Page 1

журнал культурной урбанистики

исторический редевелопмент ПРОШЛОЕ

НАСТОЯЩЕЕ

10 Б городская среда КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДСТВО САМОДУРОВ

24 Б экспозиция НЕРЕАЛЬНО КРАСИВО

32 Б домашняя обстановка СЦЕНА ИЗ «ВОЙНЫ И МИРА»

ХОРОМЫ ДЛЯ ЖЕНИТЬБЫ 56 Б ДЕТАЛЬ

42 Б общественное пространство ПЕРЕВОРОТ НА ОКТЯБРЬСКОЙ

21 Б НОВОСТИ

34 Б маршрут с историей БУДУЩЕЕ В ОБМЕН НА ЖИЛПЛОЩАДЬ

ГОРОД

36 Б реставраторы, достойные награды

46 Б пустое место ШОКОЛАДНЫЕ РУИНЫ Иван Ерофеев

УЛИЦА

21 1

август 2012

ДОМ

Департамент культурного наследия города Москвы

распространяется бесплатно

16 Б городская среда ОТДАЕТСЯ ВНАЁМ ДОМ ОТДЕЛЕНИЯМИ И С ПРИНАДЛЕЖНОСТЯМИ

48 Б вид на жительство БЫВШИЙ ЦЕНТР ГОРОДА

50 Б крути педали ВНИЗ ПО РЕКЕ НА ВЕЛОСИПЕДЕ

БУДУЩЕЕ

52 Б жизнь в памятнике ДОХОДНЫЙ ДОМ В УСАДЕБНОМ СТИЛЕ 57 А официальный взгляд КТО ЗАПЛАТИТ ЗА КАПИТАЛЬНУЮ РЕСТАВРАЦИЮ

22 Б опрос ЧТО БЫ ВЫ РЕКОМЕНДОВАЛИ В ПАМЯТНИКИ XX ВЕКА

2 А дискуссия ДРУГОЙ КРЕМЛЬ

44 Б минувшее СНОСНЫЙ ДОХОД

МИР

6 А мнение эксперта ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ЗАДАЧА

18 Б ткань города БЕРЛИН — МОСКВА — БЕРЛИН

40 Б приспособление НАУКА, ПОСЕЛИВШАЯСЯ НА ВОКЗАЛЕ

39 Б Доходный дом, 1912 год, архитектор И. С. Кузнецов, бизнес-настроение Трубниковский переулок, дом 26 ДЕВЕЛОПЕРАМ НРАВЯТСЯ ХРАМЫ — ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ

август 2012

dkn.mos.ru


2

дискуссия

A

другой Кремль текст Анны Березиной, графика Екатерины Даугель-Дауге

360 м (планируемая высота башни «Восток» после окончания строительства)

156 м

Дом на Кудринской площади (Восстания)

71 м 206 м

ММДЦ «МоскваСити»

Спасская башня Московского Кремля

5 км

Гостиница «Украина»

172 м

7, 7

км

Здание Министерства иностранных дел

240 м

Главное здание МГУ

московское наследие 21

Московский Кремль — древнейшая часть Москвы, в плане Кремль — неправильный треугольник площадью 27,5 га. Первые поселения относятся к II тысячелетию до н. э., с 1264 года — резиденция князей Москвы. Древнейшие сооружения снесены большевиками: храм Спаса на Бору 1330 года постройки и Чудов монастырь, основанный в 1365 году.


журнал культурной урбанистики

распространяется бесплатно

дискуссия

136 м

Гостиница «Ленинградская»

138 м Административножилое здание возле «Красных ворот» м

176 м

Иван Ерофеев

2 ,8 к

Жилой дом на Котельнической набережной

август 2012

Департамент культурного наследия города Москвы

3

Средневековые представления о стольном городе как оплоте власти поддерживались в XIV – XVII веках, когда «великокняжеский замок Кремль, имеющий окружность в целый город, стройные каменные стены, окруженными глубоким рвом и снабженные великолепными орудиями и солдатами», был прекрасно защищенным политическим и духовным оплотом Великого княжества Московского. Петр I построил новую столицу — СанктПетербург, но Кремль продолжал считаться духовным центром Российской Империи. Развитие Московского Кремля вплоть до начала XX века было включено в общий контекст истории Старого Света. Крепостные стены стали невостребованными из-за технического прогресса и изменения политического устройства Европы. Власть стала пытаться демонстрировать открытость народу, крепости превращались в представительские резиденции, общественные здания и городские пространства. Попытку кардинального преображения Кремля из средневековой крепости в огромный общественный комплекс, тесно связанный с городом, предпринял молодой тогда еще архитектор Василий Баженов: «Не крепостью неприступною мыслю я себе Кремль, в коем от врагов когда-то было удобно скрываться, а местом добродетели, просвещения и славы народной». По заказу Екатерины II он разрабатывает проект Большого Кремлевского дворца (1767–1773), который должен был огибать кремлевский холм со стороны Москвы-реки. Предполагалось частично разобрать южные стены, снести обветшавшие сооружения, а оставшиеся древние памятники окружить новым грандиозным классицистическим зданием. По замыслу Баженова, ансамбль включал также коллегии, арсенал, театр и площадь для народных собраний. Но проекту не было суждено стать символом эпохи Просвещения в России, он оказался слишком новаторским и смелым для патриархальной Москвы. Выгодное центральное расположение и значительные размеры Московского Кремля постепенно превращали его в место городской активности. Территория была открыта для свободного посещения горожан, входить было принято через Спасские ворота, перед которыми по древнему обычаю снимали шапки. Император с семьей нечасто бывал в своей московской резиденции (новый императорский дворец был построен в 1838 – 1850 годах по инициативе Николая I), посетитель брал бесплатный билет в дворцовой конторе и получал право пройтись по всем кремлевским дворцам. В 1844 –1851 годах по проекту архитектора Константина Тона была построена Оружейная палата для хранения и экспонирования сокровищ царской казны — это одно из первых в России зданий специального музейного назначения. Российская Империя продолжала демонстрировать широту взглядов и после успешного проведения выставок и торжеств по случаю 300-летия дома Романовых возникла идея перепрофилирования Кремля в музей. В 1916 году идея выросла до масштаба «Акрополя искусств и старины», но — вмешалась революция. XX век прошелся по архитектурному облику Кремля сильнее, чем пожар 1812 года. Столица вернулась в Москву, безбожное правительство Ленина въехало в Кремль, и он снова стал политическим центром, недоступным для обычных москвичей. Призыв к правительству Петроградской коллегии по охране памятников старины и сокровищ искусства — выехать из Кремля — остался не услышанным, чудовищная угроза целостности величайших по своему мировому и исключительному значению памятников воплотилась в жизнь. В конце 1920-х начинается снос древних сооружений Кремля, уничтожаются Чудов и Вознесенский монастыри, Малый Николаевский дворец, часовни надвратных башен, памятники князьям и императорам, у Грановитой палаты ломают Красное крыльцо, двуглавые орлы заменяются звездами. На месте снесенных памятников появляются советские постройки — военная школа им. ВЦИК (1932) и Дворец Съездов (1959–1961). Внутренние изменения Кремля сопровождались и изменениями в силуэте города. Ландшафтно-высотная доминанта Кремля и ориентация на главные храмы города была нарушена новой фоновой застройкой и планировочными акцентами вроде Нового Арбата и сталинских высоток. Исторически Доходный дом, 1912 год, архитектор И. С. Кузнецов, сложившаяся система визуальных связей восстановлению не подлежит: Трубниковскийвысотных переулок, дом 26 контрастная застройка и постоянное умножение аналогий с кульминационной точкой в «Москве-Сити» утопили Кремль, сделали его изолированным, обращенным на себя фрагментом в центре города.

dkn.mos.ru


дискуссия

4

Владимир Юдинцев, архитектор, руководитель архитект у рной мастерской «АРТЭ+», профессор МАРХИ В Москве радикально изменились смысловые значения фоновой застройки и любых архитектурно-планировочных акцентов. Все. Теперь о любой целостной ландшафно-силуэтной системе можно забыть. Выросшая фоновая застройка поделила город на отдельные, фрагментарно воспринимаемые силуэтные общности. Москва воспринимается только фрагментарно, и Кремль стал одним из ее фрагментов. Раньше Кремль был реальной доминантой в окружении фоновой двух-трехэтажной застройки и церквей, передававших кремлевские ориентиры. Традиционное соотношение высот и образов нарушилось еще до большевиков, когда появились первые крупные доходные комплексы. Скандалы начала XX века были не слабее нынешних. Потом стране стало не до силуэтов. Почти неуправляемый бум 1990-х сделал, во-первых, фоновую (в прошлом) застройку слишком крупной и очень контрастной по составу, а во-вторых, повсеместно стали возникать объекты, претендующие на акценты, но вне какихлибо ландшафтно-планировочных предпосылок. С огромным трудом угадывается местоположение отовсюду видимых башен на Зоологической улице или в Октябрьском переулке. С чего это они так торчат в никому не известных точках? И «Сити» стоит как склад готовой продукции, бери и ставь в нужных местах... Денис Ромодин, краевед, к у ратор проекта «СовАрх» Высотная доминанта Кремля, как мне кажется, была потеряна после строительства храма Христа Спасителя в XIX веке. А в 1960-х годах — домов-книжек на Калининском проспекте, а не семи сталинских высоток. Высотные дома на Калининском создали массивную стену-фон слева от Кремля, которая оптически подавила его. Свою ложку дегтя добавил панельный дом, построенный в 1967 году в нынешнем Большом Афанасьевском переулке. Правда, сейчас скайлайн на северозападе изменился в связи с появлением высотных зданий «Москвы-сити». Усилить визуально-образную связь Кремля с городом, я думаю, можно чисто морально и идеологически, открыв Кремль полностью для горожан. Сейчас он почти закрытый объект, почти не участвует в общественной и культурной жизни города. Можно пересмотреть функциональное назначение зданий, разместив в Кремле часть фондов Государственного исторического музея. Могли бы мы решить и проблему нехватки помещений других крупных музеев. Сергей Ситар, архитектор, преподаватель архитект у рной школы МАРШ, организатор воркшопа «Судьба Кремля» в инстит у те медиа, архитект у ры и дизайна «Стрелка» (2010 г.) Судьбу Кремля мы рассматривали в сопоставлении с судьбами исторических центров крупнейших городов мира — Лондона, Парижа, Берлина, Праги, Пекина. В странах с более давними демократическими традициями к XVIII и началу XIX веков укрепленные цитадели растворились в городской среде, они были преобразованы либо в открытые общественные институции, либо, наоборот, в небольшие, полностью законсервированные музейно-туристические объекты. Территория Кремля огромна и потенциально очень важна для города, здесь собраны уникальные пространственно-средовые ресурсы, однако из-за пребывания здесь правительства режим доступа на эту территорию с годами становился все более ограниченным. Получилось, что власть отгорожена от людей крепостной стеной — сильный символический образ! Участники воркшопа выявили и представили в формате блицпроектов четыре перспективных направления: «власть культуры», «отрытость/ праздник», «культура власти», «гетеротопия». Первое направление — просто информационное продвижение Кремля через организацию плотной программы инновационных по характеру общественных мероприятий, публикаций и т. п., практически без вмешательства в физическую ткань. Второе, наиболее архитектурное, предполагало интеграцию Кремля в город и превращение его в мощный рекреационно-культурный центр,– со своей станцией метро и подземными археологическими залами вокруг нее. Все сооружения (кроме соборов) преобразовывались в музейные и сервисно-рекреационные площадки, возникало множество кафе и ресторанов, на крыше Дворца Съездов — бассейн, организовывались экскурсии по засекреченному правительственному метро-2. Третье направление — новый интерфейс между государством и обществом: на мониторах на Ивановской площади посетители в онлайн-режиме видят, что происходит в правительственных кабинетах Сената и 14-го корпуса, Тайницкий сад превращается в Гайд-парк. Четвертое направление — Кремль московское наследие 21


журнал культурной урбанистики

распространяется бесплатно

Иван Ерофеев

дискуссия

Департамент культурного наследия города Москвы

5

как сакральный центр, точка духовной инициации: все примет современности удаляются, территория становится густым лесом, в глубине которого спрятана Соборная площадь, а рядом — огромный холм для совершения паломнических восхождений. Любой проект должен иметь в виду сохранение уникальных памятников и развитие сформировавшейся вокруг них блестящей школы научной реставрации. Ната лья Самовер, историк, координатор общественного движения «Архнадзор» Казалось бы, статус объекта всемирного наследия ЮНЕСКО — высшая степень охраны: международные обязательства России выше даже национального законодательства. Но работоспособные механизмы защиты объектов Всемирного наследия, даже таких как Московский Кремль, отсутствуют. 21 ноября 2011 года правительство России приняло постановление №953 — об очень серьезных строительных работах на территории объекта всемирного наследия «Кремль и Красная площадь». Так называемый 14-й корпус Кремля — советское здание, построенное на месте древних монастырей, реконструируется с существенным увеличением площади, а на территории Тайницкого сада планируется совершенно новое здание. Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО об этих планах не извещен, хотя пункт 172 Оперативного руководства об исполнении Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия указывает на необходимость согласовывать такие проекты. Необходим баланс между безопасностью Кремля как резиденции президента и соблюдением законодательства об охране памятников — российского и международного. Значительная часть Кремля, включая такие выдающиеся памятники, как Теремной дворец, недоступна для посетителей, туристам нельзя фотографировать. Это значит, плохо работает самый действенный механизм защиты — общественный контроль: Кремль защищен хуже, чем памятники, находящиеся на обычных территориях. Увеличение доступности Московского Кремля назрело. Это будет отвечать не только интересам москвичей и туристов, но и интересам самих кремлевских памятников. Андрей Бата лов, историк архитект у ры, доктор иск усствоведения, заместитель генера льного директора Музеев Московского Кремля Главная проблема Кремля в том, что он по-прежнему остается «живым» памятником, центром управления государством. В конце 1920-х — начале 1930х это привело к чудовищной санации его территории и значительному сокращению зоны исторической застройки. Большевики понимали, что не могут утвердиться в стране вне Кремля, в метафизическом смысле они должны были примерить на себя одеяния великих русских князей и царей. Уничтожены два древнейших кремлевских монастыря, церкви на Подоле, погиб Малый Николаевский дворец. Исторический ансамбль был ограничен комплексом Большого Кремлевского дворца с Оружейной палатой, Соборной площадью с ее храмами, Сенатом и Арсеналом. Санация продлилась в 1960-е годы, когда Кремль устойчиво рассматривался как центр политической власти. Хрущев наносит очередной удар — строит огромный объем Дворца Съездов. В этом была историческая преемственность идеологии большевиков, которые сначала уничтожили Андреевский и Александровский залы для создания Свердловского зала, где проходили сталинские съезды ВКП (б), а затем, уже во время хрущевской «оттепели» — старую Оружейную палату, Кавалерские корпуса, части палат московских митрополитов XV века для Дворца Съездов. Возникла традиция отношения власти к Кремлю, историческое наполнение которого можно сокращать, не связывая себя рассуждениями о целостности ансамбля, о неприкосновенности памятников. Сейчас подобное невозможно, политика изменилась, Кремль включен в список памятников ЮНЕСКО. Жалобы на закрытость Кремля не учитывают суровой реальности. Конечно, хотелось бы видеть Кремль открытой частью города, свободно гулять по территории, посещать дворцы и соборы, но у памятников есть предел прочности. Это хрупкие сооружения — камерные царские палаты, домовые церкви — драгоценности, которые не были рассчитаны на толпы людей. Напольные покрытия зимой разрушаются от соли или битого щебня. Тонкие каблучки посетительниц выбивают вкрапления в яшмовом полу Благовещенского собора, образуются каверны, дом, 1912 год, архитектор И. С. Кузнецов, из-за чего проводится дорогостоящаяДоходный реставрация. Поток посетителей — страшное переулок, дом 26 задача — соиспытание для температурно-влажностногоТрубниковский режима. Наша главная хранить святыни Кремля, и самый щадящий выход — ограничить доступ. Кремль сейчас такой, каким может быть.

август 2012

dkn.mos.ru


6

мнение эксперта

A

цивилизационная задача Екатерина Шорбан, кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник Государственного института искусствознания

С конца ХХ века архитектура во всем мире переживает кризис. Может быть, еще сильней ощутим этот кризис в России — на фоне низкой культуры проектировщиков и заказчиков и игнорирования ими существующего историко-архитектурного наследия всех эпох. Если обратиться к развитию европейской архитектуры примерно двух последних тысячелетий, то мы увидим циклический процесс: процесс постоянного обращения к архитектурному языку прошлого. На этом пути доминировали по популярности зодчество Древней Греции и Древнего Рима, хотя и другие великие архитектурные цивилизации периодически делались источниками художественных образов: например, архитектура Древнего Египта стала одной из главных тем в стилистике ампира в первой трети XIX века или ар-деко во второй четверти ХХ века; мотивы романики и готики (впрочем, отчасти сами уже вторичные по отношению к предыдущим периодам) стали востребованы в конце XVIII и XIX веках. Для поисков нового полноценного и достойного архитектурного языка ХХI века необходимо обращение к архитектурному наследию прошлых эпох и, прежде всего, к наследию ХХ столетия, наиболее близкого нам по масштабам и социальным задачам. ХХ век дал мировой культуре два основных художественных направления: авангард (шире — интернациональный стиль) и неоклассицизм, который, к слову сказать, существовал далеко не только в СССР — вспомним хотя бы «федеральный» стиль официальных государственных зданий в США 1930-х годов. «Аккорды громовой симфонии» Архитектура советского авангарда 1920-х — начала 1930-х годов — уникальное художественное явление в истории развития искусства не только нашей страны, но и всего мира. Именно в этот короткий период стал разрабатываться невиданный ранее новый архитектурный язык. Уроки советского авангарда не поняты и не продолжены до сих пор. Правда, едва ли это вообще возможно, поскольку практически каждый пример этого направления, кроме экспериментальной геометризированной композиции, обладает и совершенно особой романтической энергетикой («аккордов громовой симфонии», по словам Константина Мельникова), присущей только тому времени. Каждое произведение архитектуры авангарда уникально и должно быть сохранено. Во второй половине ХХ века, да и сейчас, среди художественной критики авангард привлекал большое внимание своей яркостью, динамизмом, новаторством формотворчества. Меньше известны градостроительные эксперименты 1920-х годов по созданию поселков малоэтажного жилища, «городов-садов». Это направление было уже к концу 1920-х годов свернуто сверху, поскольку не соответствовало установке на отказ от частной собственности: какой может быть коллективизм, если люди живут в отдельных удобных домиках, да еще с садиками? Один из лучших примеров этого явления — Первый рабочий поселок в Иваново-Вознесенске — успешно уничтожается последние 40 лет. Другое направление градостроительства так называемой современной архитектуры середины — второй половины ХХ века, основанное на возведении многоэтажного жилья и «свободной планировке», потерпело очевидный провал: безликая архитектура одинаковых «домов-машин» и гигантские уходящие за горизонт проспекты негуманистичны по своей природе, московское наследие 21

«Прошлое — это ступени в будущее» Китайская пословица


журнал культурной урбанистики

распространяется бесплатно

мнение эксперта

Департамент культурного наследия города Москвы

7

Екатерина Шорбан

в такой архитектурной среде замедляется интеллектуальное развитие, развиваются нервные заболевания. Архитектура советского неоклассицизма в наше время воспринимается серьезным художественным явлением на фоне «картонной» и «консервной» архитектуры последних лет и ее разрушительного действия на историческую городскую среду. Особую роль играет сталинская архитектура в центре Москвы. Москве повезло: к моменту кардинальной градостроительной перестройки основных магистралей — улицы Горького (сегодняшней Тверской), Садового кольца и др. — на смену авангарду пришли ар-деко и неоклассицизм 1930–1950-х годов. Монументальная ансамблевая застройка этого времени по существу продолжила градостроительные и стилевые архитектурные традиции дореволюционной эпохи и придала центру города композиционную цельность и законченность. Итак, сегодня задача сохранения памятников зодчества, в том числе авангарда и неоклассицизма ХХ века — это задача не просто вкусовая, а цивилизационная и даже медицинская.

Екатерина Шорбан

Иван Ерофеев

Сельский клуб послевоенных лет в деревне Игнатьевское Малоярославецкого района Калужской области

Поколение новостроек Сегодня доказано медиками, что дети из периферийных новых районов городов развиваются хуже и медленнее, чем их сверстники, растущие в ифсторических центрах городов или в сельской местности (или приближенной к ней по структуре), где само богатое историко-архитектурное и природное окружение является питательной средой для развития фантазии, способностей к творчеству.

август 2012

Нет док умента — нет памятника В области охраны памятников архитектуры, в том числе и построек ХХ века — полнейший провал. Я и мои коллеги, сотрудники отдела «Свода памятников архитектуры России» Государственного института искусствознания, можем говорить об этом ответственно, поскольку постоянно ездим по стране, выявляем и изучаем в ходе полевых работ сотни неизвестных потрясающих произведений архитектуры всех периодов, в том числе ХХ века. Затем в томах «Свода» публикуются материалы по всем (а не только по стоящим на госохране) сохранившимся сооружениям, возведенным до 1917 года, а также по большинству примеров авангарда 1920-х годов и неоклассицизма 1930-х — 1950-х. Так, в первом томе по Тверской области в раздел, посвященный городу Тверь, включены материалы о целых районах жилой застройки 1940-х — 1950-х годов. В работе «Свода» из-за объективных причин (малочисленности отдела) — только несколько областей европейской России: Брянская, Смоленская, Ивановская области (по ним тома «Свода памятников» уже опубликованы), Тверская и Владимирская (по первой выпущено два тома из десяти, по второй — два из пяти; готовятся следующие тома), Рязанская (подготовлен к печати первый том), Костромская (с помощью области выпущено 14 книг каталогов), Калужская (закончено полевое обследование сельских территорий, готовится первый том), Ярославская (закончено обследование сельских территорий). Но по перечисленным областям собрана полная информация (фотографии, обмеры, архивные материалы) обо всем уцелевшем к настоящему времени архитектурном наследии, и она хотя бы останется в архиве и в сокращенном виде — на страницах томов «Свода». Физически же большинство еще существующих сегодня в провинции памятников — храмов, усадеб, промышленных и жилых зданий (как правило, в руинированном состоянии) — исчезнут в ближайшие 10-15 лет. То же самое, чуть медленнее, происходит и с постройками советского времени: они катастрофически деградируют без надлежащего надзора и превращаются, по любимому выражению нынешних проектировщиков, в «рухлядь». Учетная документация — «паспорта», составлявшиеся на произведения архитектуры всех эпох с 1968-го по 2009 год (примерно 100 тысяч единиц хранения), была из Министерства культуры вывезена за ненадобностью. Кстати, на только что уничтоженный памятник советского авангарда в Москве — стадион «Динамо» — паспорта, как на памятник архитектуры, обнаружено не было. Это и неудивительно: в России многие памятники архитектуры даже федерального значения никогда не имели первичной учетной документации — не говоря уже об объектах местного значения. Да и не нужна она, по мнению чиновников — ломать легче! Нет документа — нет памятника. Док умента льные пу тешествия Сегодня мы, без преувеличения, у последней черты — еще что-то можно сделать, что-то можно спасти; завтра — нечего будет спасать, Доходный дом, 1912 год, архитектор И. С. Кузнецов, так как полностью исчезнут или будут окончательно варварски искажены переулок, дом 26 сами объекты историко-культурногоТрубниковский наследия. С чего же начать сегодня? Ждать больших капиталовложений в реставрацию или консервацию (которая у нас, к слову сказать, практически не существует) в ближайшее время

dkn.mos.ru


мнение эксперта

8

не приходится. В этой ситуации необходимо собрать информацию обо всех уцелевших памятниках. В Москве и других городах многое может сегодня сделать сообщество неравнодушных граждан, волонтеры, которые заинтересованы в спасении отечественного архитектурного наследия. Первая задача: собрать эту самую первичную информацию по каждому сооружению — в том числе по каждому примеру архитектуры советского авангарда и неоклассицизма, по каждому его подлинному элементу. Необходима полная фотофиксация каждого объекта и всех его сохранившихся подлинных частей — от общих видов каждого фасада до деталей — цоколя, карниза, капителей, столярки, дверей, дверных ручек, деталей балконов и т. д. Для градостроительных комплексов, естественно, необходимо составление генпланов. Далее, нужны точные архитектурные обмеры планов зданий (а лучше и фасадов, или измерение вертикальных модулей) — здесь уже придется привлекать архитекторов или инженеров, но думается, что это не проблема, можно найти много заинтересованных задачами спасения исторического наследия студентов. Параллельно можно осуществлять архивные работы, изучать литературу, для выявления истории создания постройки. Обобщая вышесказанное: необходимо создать полную базу данных архитектурного наследия ХХ века, а для мониторинга его состояния она должна быть размещена в интернете. Безусловно, на стадии окончательной обработки материалов для их грамотной редактуры, использования профессиональной терминологии, необходимо привлечение историков архитектуры, искусствоведов, художников. Создание базы данных по произведениям зодчества — дело увлекательное: полевое обследование каждого памятника сродни интересному путешествию; да и архивная работа только на первый взгляд скучна — а когда вы находите долгожданный документ, долгожданные, а иногда и совершенно неожиданные, факты, то работа наполняется глубоким смыслом (тем более что, как правило, реальная история оказывается гораздо сложней и интересней ожидаемой). Закономерен вопрос, для чего эта база данных? Для накопления информации о подлинных элементах каждого произведения архитектуры для его последующей реставрации. Это окажется возможным в ближайшие годы, если страна пойдет по правильному цивилизованному пути развития по отношению к отечественному историко-культурному наследию. Ну а если затянется существующая сегодня достаточно дикая ситуация, то эти материалы станут ценнейшими документами о некогда существовавшей на территории нашей страны великой архитектуре.

Ситуация с охраной памятников архитектуры ХХ века за рубежом В преобладающем числе стран мира существуют мощные службы, занимающиеся изучением и сохранением историко-архитектурного наследия. Нет нужды говорить о том, что по большинству сооружений, построенных до середины ХХ века включительно, а также по значительному массиву построек середины — третьей четверти ХХ века (сейчас по 1970-е годы включительно), собрана детальная информация. Все здания разбиты на группы, соответствующие статусу охраны. В Италии здание, достигшее возраста 50 лет, автоматически получает начальный охранный статус (это означает, что любые строительные работы в нем должны контролироваться службой охраны наследия). В столице Австралии Канберре, созданной в начале ХХ века по единому проекту на основе идей городов-садов, охраняют не только отдельные здания, но части городского пейзажа (“townscape”) — панорамы, видовые перспективы улиц, высотные доминанты. В странах, где т. н. современная архитектура традиционно пользовалась большой популярностью, таких как Великобритания, Бельгия, Германия, Нидерланды, существуют специальные организации, и государственные и любительские, занимающиеся охраной и популяризацией этого наследия. Безусловно, немалую роль играет и просвещенность самого населения этих стран: недавно в Роттердаме я была свидетельницей трепетного отношения жителей построек ХХ века к тому наследию, которым они обладают: в малоэтажном жилом районе, построенном в 1930-е годы в стиле ар-деко, владелец одного из домов с увлечением демонстрировал находящиеся в хорошем состоянии подлинные элементы интерьера: встроенные шкафчики цвета слоновой кости, с закругленными углами, очень напоминали кухонную мебель, распространенную в СССР в 1960-е годы. В Бельгии на одной из конференций, организованных DOCOMOMO, после доклада представителя России я услышала сзади восхищенный шепот: «А все-таки главные памятники — у них!»

московское наследие 21

A

Без ансамбля Осуществляемая сегодня точечная встройка новых амбициозных зданий в центре Москвы должна бы ориентироваться на принципы ансамблевости и учета характеристик уже сложившейся городской ткани. В противном случае появляются совершенно неприемлемые для историкоархитектурного центра города постройки«динозавры» — вроде тех, которые только что выросли на Трубной площади или на Садовой рядом с павильоном метро «Парк культуры». Не совсем понятно, какой профессиональный градостроительный совет мог пропустить такие «архитектурные решения».


распространяется бесплатно

Департамент культурного наследия города Москвы

Иван Ерофеев

журнал культурной урбанистики

Доходный дом, 1912 год, архитектор И. С. Кузнецов, Трубниковский переулок, дом 26

dkn.mos.ru


культурное наследство самодуров 18

городская среда

Б

текст Михаила Коробко, историка, лау реата Макарьевской премии

Москва со Средних веков была окружена системой загородных дворов. Это были небольшие владельческие усадьбы без крестьян, усадьбы в чистом виде, можно даже сказать, дачи, где сельхозпроизводство играло скорее декоративную роль: для нужд отдыхающих и поддержания ее внешнего вида. Но существовали и загородные усадьбы в имениях, откуда в город доставляли сельскохозяйственную продукцию. Они занимали большую площадь, чем загородные дворы, что позволяло сооружать масштабные архитектурные ансамбли, разбивать парки, порой огромные, и вести обширную хозяйственную деятельность. Усадьбы, находившиеся близко от Москвы, со временем оказались в городской черте: Алтуфьево, Братцево, Виноградово, Воронцово, Знаменское-Садки, Измайлово, Коломенское, Кузьминки, Кунцево, Кусково, Люблино, Михалково, Нескучное, Покровское-Стрешнево, Свиблово, Студенец, Узкое, Черемушки-Знаменское, Шаболово, Ясенево и др. Эти интереснейшие усадебные комплексы сохранили основы планировки и в определенной степени набор основных построек, ставших объектами наследия: они дают представление об архитектуре, быте, культурной и хозяйственной жизни середины XVIII — начала ХХ века. Усадьба как мир искусства Всего только в 1890–1910-х годах изучение русской усадьбы стало одной из главных тем отечественной художественной культуры. Время расцвета усадебной культуры — эпоха Пушкина — впервые заняло в национальной культурной иерархии высшую ступеньку. Ведущая роль в этом процессе принадлежала художественному объединению и журналу «Мир искусства». Художественное изучение усадеб началось с подмосковного Архангельского (Звенигородский уезд), всегда считавшегося лучшей подмосковной усадьбой. Удачный опыт рассказа об Архангельском, опубликованный Александром Николаевичем Бенуа в «Мире искусств», позволял интерпретировать в том же ключе все прочее усадебное наследие. Традицию «Мира искусства» продолжила художественная интеллигенция, собравшаяся вокруг Общества защиты и сохранения памятников искусства и старины, журналов «Старые годы», «Столица и усадьба» и «Баян». Особенно выделяются трое исследователей: барон Николай Николаевич Врангель, Юрий Иванович Шамурин и Георгий Крескентьевич Лукомский. Самодурство — питательная среда Николай Николаевич Врангель вместе с членом объединения «Мир искусства» Сергеем Павловичем Дягилевым и другими в 1905 году стал организатором знаменитой петербургской «Историко-художественной выставки портретов» (Таврической выставки), которая впервые явила зрителю русскую усадебную культуру как эстетическую целостность. В 1910 году Врангель, уже известный искусствовед, стал первым усадебным теоретиком: опубликовал фундаментальную работу «Помещичья Россия», и ее положениями пользовались почти до настоящего времени. московское наследие 21

Для Николая Николаевича Врангеля усадьба — отрасль искусства, у истоков которой стояло русское самодурство. Принципиальна его оценка «усадебного массива» как своего рода фона, на котором выделяется узкий круг шедевров: Архангельское, Кусково, Останкино и др. Такой подход резко ограничивал количество заслуживающих внимания усадеб и в целом приводил к выводам не в пользу отечественного искусства — при сравнении его с европейским. Полная летопись не нужна Первая попытка регионального обобщения «усадебного» материала — на примере Московской губернии — принадлежит Юрию Ивановичу Шамурину. Он подвел итоги предыдущей работы исследователей: «В результате изучения усадеб мы стали богаче: открылась новая полоса русской культуры, интересная и важная не только совершенством своих материальных созданий, но и своими мыслями, своей поэзией и философией, своими верованиями и вкусами». Его работа «Подмосковные», изданная товариществом «Образование» в двух книгах в серии «Культурные сокровища России», немало способствовала популяризации русской усадьбы. Юрий Шамурин, однако, полагал, что полная летопись описываемых усадеб не нужна, не нужна также и систематическая регистрация их: «Того, что подскажет нам красота и судьба Кусково, Останкино, Марфино, не дополнят фолианты протокольных описаний усадеб, в которых интересна или деталь, или случайная бытовая страница…» Поэтому в «Подмосковных» Ю. И. Шамурина мало оригинальной фактологии — это эссеистика, подходящая к описанию усадеб исключительно с эстетской точки зрения. Полная летопись нужна Для постоянного автора журнала «Столица и усадьба», архитекторахудожника Георгия Крескентьевича Лукомского усадьба, в первую очередь, — образец для современных архитекторов. Он отдавал предпочтение работам архитекторов, использовавших классицистические и барочные аналоги, т.е. ввел усадьбу как явление в круг архитектурной критики.

Усадьба «Кузьминки». Господский дом и флигели (не сохранились) со стороны Влахернского проспекта. Литография по рис. Ж. Н. Рауха. 1841 г.


городская среда

19

Усадьба Царицыно. Вид с западной стороны. Акварель О.И.Бове. 1-я треть XIX в. >

Георгий Лукомский первый решил расширить круг исследуемых объектов. По его мнению, предмет изучения требовал планомерной координированной работы специалистов и обильного сбора информации, он ратовал за фиксацию как можно большего числа усадеб в каждом регионе и за расположение материала в соответствии с административно-территориальным делением, т.е. фактически — за создание национального свода памятников усадебной культуры. До Первой мировой войны шаги в этом направлении были сделаны в Вологодской, Московской, Тульской и Харьковской губерниях. Георгий Лукомский предлагал экстренно объехать все губернии путем 10–20 экспедиций в течение двух лет и получить весь материал «хотя бы в папках ученых или в ящиках фотографа». Власти не откликнулись на этот призыв. Георгий Лукомский застал и варварское отношение самих владельцев к доставшемуся им богатству, и массовое уничтожение усадеб в волнениях, и крушение в 1917 году усадебного уклада жизни. Только там, по выражению Лукомского, где были люди добрые, умелые, художественно грамотные, где пущена была струя света, искусства, которые своевременно описаны, а сведения о них опубликованы в книгах или журналах, — там и уцелело многое. После крушения Доступность подавляющего большинства усадеб после Октябрьского переворота стала стимулом для их изучения усадеб. В 1920-е годы в Москве было организовано Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ), которое продолжило линию Шамурина и Лукомского на систематическое изучение усадеб — страна была разбита на усадебные регионы. Издания ОИРУ до сих пор сохранили научную ценность. Их подавляющее большинство посвящено именно подмосковным и вошедшим в черту Москвы усадьбам. С начала 1930-х годов целостное изучение усадеб прервалось. Ситуация изменилась только в 1940–1950-х годах. После войны произошла переоценка архитектурного наследия, и началась публикация сведений о погибших памятниках, исторических справок, подготовленных для реставрационных работ, отдельных монографий, краеведческих статей и пр. Новым этапом в систематическом изучении усадеб стало составление Свода памятников истории и культуры, начавшееся в 1970-е годы. Обобщающий материал об усадьбах, вошедших в черту Москвы, был опубликован в продолжающемся издании «Памятники архитектуры Москвы». В 1990-е годы исследователи изучали усадьбы как многосоставное явление. С воссозданием ОИРУ в 1992 году усадьбой стали заниматься более широко и глубоко; сложилось ее понимание как фундамента русской культуры. Приобрела необходимый масштаб проблема изучения европейских связей и влияний в усадебной архитектуре. В поле зрения исследователей оказались социальная сторона усадебной жизни, хозяйственные комплексы, принципы хозяйствования, благотворительность и т. п. Усадьбу стали чаще рассматривать как мир, микрокосм, часть культурного ландшафта России. Спящие памятики Сегодня усадьбы используются по-разному. В некоторых, как и должно бы, музеи: Коломенское, Кузьминки, Кусково, Люблино, Останкино, Царицыно. А вот в спальных районах, где усадьбы могли бы стать главными достопримечательностями, рекреационными зонами и культурно-музейными центрами, они часто закрыты для публики. Например, в Юго-Западном округе Москвы из шести усадеб, сохранившихся как ансамбли: Васильевское август 2012

На территории «Новой Москвы» насчитывается более 30 усадеб, что сопоставимо с количеством усадеб на территории Москвы сейчас. После расширения Москвы в 1960-е годы были утрачены подмосковные усадьбы, которые оказались вне интереса московских историков и краеведов, так как они по традиции продолжали заниматься городом в его исторических границах. А исследователи памятников Подмосковья занимались только тем, что расположено за пределами столицы. Неизученными погибли Богородское-Воронино (Богородицкое), Бирюлево, Большое и Малое Голубино, Красное, Троекурово, Шаболово и другие.

(Мамонова дача), Воронцово, Знаменское-Садки, Черемушки (ЧеремушкиЗнаменское), Узкое и Ясенево, — жителям в полной мере доступно только Воронцово. Остальные заняты научно-исследовательскими институтами, в силу чего доступ на их территорию закрыт. Некоторые усадьбы, например, Кузьминки и Люблино, поделены между различными арендаторами (пользователями), что делает невозможным приведение в порядок их в комплексе, затрудняет организацию культурной деятельности и др. Часть усадеб вполне может быть превращена в музеи. Существующий Музей русской усадебной культуры — филиал Музея Москвы, находящийся в усадьбе «Кузьминки», посвящен только Кузьминкам, хотя там, в связи с отсутствием господского дома-дворца, сгоревшего в 1916 году, невозможно показывать парадную сторону жизни владельцев. Есть усадьбы, в которых господские дома в определенной степени сохранили отделку интерьеров: например, Братцево, Знаменское-Садки и Черемушки либо Узкое. В Узком, где сейчас санаторий Академии наук, находится картинная галерея c работами XVII — начала XX века: старые голландские мастера, Боровиковский, Кустодиев, Альберт Бенуа, Остроумова-Лебедева, Бакст и другие. В доме сохранилась старинная мебель, бытовые предметы. Узкое — уже музей усадебного быта, его легко сделать общедоступным.

Усадьба «Коломенское». Панорама XVIII в. Акварель Д.Сухова 1930 г. по рисунку Д.Кваренги


городская среда

Виноградово В этой усадьбе не один, а сразу два господских дома, причем очень больших, сооруженных вместо старого здания, сгоревшего в 1905 году. Один из них — дом владелицы Э. М. Банзы, другой — ее сына Р. В. Германа. Оба здания дома сооружены по проекту архитектора И. В. Рыльского его помощником А. Я. Карстом в начале 1910-х годов. Ровно через 100 лет, в 2010 году, дом Р. В. Германа — один из самых больших дореволюционных особняков в стране — попал в списки журнала Forbes. Статья под заголовком «Шесть достопримечательностей России, которые скоро исчезнут» рекомендовала как можно скорее посетить гибнущий памятник, архитектура которого представляет московское наследие 21

щими к ним одноэтажными кордегардиями — караульными помещениями — символическое напоминание о западноевропейских феодальных замках, кажущееся совершенно неуместным здесь, на обычной городской окраине, застроенной безликими производственными зданиями (от станции метро «Калужская» до усадьбы). Официально ансамбль считается возникшим примерно в 1780-х годах, но нужно иметь в виду, что датировка памятника весьма приблизительная, так как никаких документов о его создании обнаружить не удалось. Удивительно пластичные «красиво нарисованные» башни имеют стилистическое сходство с башнями Большого моста в Царицыно, сооруженного по проекту В. И. Баженова, возможно, первоначально они имели не дошедшие до нас декоративные завершения: зубцы или пинакли. Воронцово связано с именем княгини Зинаиды Александровны Волконской, урожденной княжны Белосельской-Белозерской — популярной в литературных кругах писательницы, в московском салоне которой бывали все тогдашние знаменитости. Она провела в усадьбе у своих родственников Волконских лето 1825 года. Знаменское-Садки Огромная усадьба князей Трубецких «Знаменское-Садки» раньше славилась большим господским домом, выполненным в формах зрелого классицизма примерно в 1780-х годах. В значительной степени в доме сохранилась старая планировка и первоначальная декоративная отделка некоторых помещений, в частности дву­ светный, хороших пропорций зал с хорами для музыкантов (розовый зал). В центральном овальном медальоне плафона изображена колесница бога войны Марса. В его стенах Д. Ю. Трубецкой принимал 23 июня

Усадьба «ЗнаменскоеСадки». Марсовый (Розовый) зал господского дома. Фото 1980-х гг.

Воронцово Усадьбу «Воронцово» мы знаем еще по школьным урокам литературы. Один из главных героев романа-эпопеи Л. Н. Толстого «Война и мир», Пьер Безухов, незадолго до Бородинского сражения «для того, чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра…» Шар не полетел, а занявшие Москву французы сожгли усадьбу, от которой тем не менее осталось несколько любопытных сооружений. Жемчужина Воронцово — псевдоготический ансамбль парадного въезда, получивший свое оформление еще при знаменитом екатерининском фельдмаршале князе Николае Васильевиче Репнине и ныне являющийся самой эффектной частью усадьбы и одним из ярких произведений псевдоготики. Это две симметрично поставленные круглые в плане двухъярусные башни с примыкаю-

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Усадьба «Алтуфьево». Господский дом (фрагмент). Фото 1930-х гг.

Усадьба «ЗнаменскоеСадки». Господский дом. Фото 1980-х гг.

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Архитектура дома отражает художественные вкусы его владельца, славянофила Николая Арсеньевича Жеребцова, профессора института инженеров путей сообщения, который, по свидетельствам современников, был скульптором-любителем. Один из залов дома первоначально был декорирован лепным плафоном и барельефами на тему отечественной истории, возможно, выполненными при его участии (не сохранились). Косвенным свидетельством в пользу того, что дом в своей основе сооружен при Н. А. Жеребцове, является герб, украшающий его южный фасад и придающий постройке антураж настоящего дворянского гнезда. Усадебная церковь Воздвижения Креста Господня — памятник зрелого барокко середины XVIII века. Реконструирована в 1991–1995 годах по проекту архитектора Н. В. Надеждина.

собой довольно неожиданное для неоклассицизма сочетание ампирных форм и петербургского барокко, что является редкостью для средней полосы России. К сожалению, в настоящее время дом находится в аварийном состоянии и поражает не только красотой прошлого, но и бездарностью своего настоящего. Уже к середине 1980-х годов он сильно обветшал, а после того как в 1991 году в центральном зале, расположенном на первом этаже и выходящем на южную сторону, обвалился потолок, руководство детского областного кардиологического санатория, находящегося в усадьбе с 1960 года, перестало тратить средства на поддержание здания, поэтому оно на грани гибели, сруб перекошен, окна заколочены, в кровле многочисленные протечки, отключены отопление и электричество. Романтический образ гибнущего роскошного поместья привлекает лишь кинематографистов, использующих здания как декорации (в советское время здесь снимались эпизоды для фильма «Мой ласковый и нежный зверь» и исторического сериала «Демидовы»). В 2009 году дом Р. В. Германа превратился в основное место действия фильма о поэтах Серебряного века (рабочее название «Заклинание»), снятого режиссером А. А. Эшпаем.

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Господский дом усадьбы «Виноградово» (сгорел в 1905 г.). Фото  кон. XIX — нач. XX в.

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Алтуфьево Самым интересным и ярким памятником усадьбы «Алтуфьево» является расположенный северо-западнее церкви деревянный господский дом — достаточно оригинальное произведение, отражающее архитектурные искания середины XIX века, еще не так давно полностью игнорируемые специалистами. Дом в Алтуфьево является едва ли не самым ранним примером применения русского стиля в усадебной архитектуре и в этом плане может рассматриваться как редкий и интересный памятник, причем ключевой для исследователей гражданской архитектуры данного периода. Его асимметричная объемно-пространственная композиция, в значительной степени обусловленная усложненной конфигурацией плана, придает дому живописность, все фасады индивидуальны, в их наружной обработке использованы приемы как каменной древнерусской архитектуры (кувшинообразные столбы галереи и др.), так и деревянной (кокошник с подзорами, большой наличник в центре южного паркового фасада и др.). Утраченная в советское время высокая башня-бельведер придавала законченность зданию и перекликалась с церковью.

Б

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

20

Усадьба «Воронцово». Ансамбль парадного въезда. Фото 1930-х гг.

<

1787 года императрицу Екатерину II, которая возвращалась из поездки на юг страны, и встречавших ее внуков — великих князей Александра (будущего Александра I) и Константина Павловичей. К сожалению, в настоящее время дом находится в аварийном состоянии и гибнет. Жизнь в Знаменском в 1820-х годах оказала существенное влияние на форми-


городская среда рование взглядов и становление личности историка М. П. Погодина, родовая усадьба Трубецких стала для него, разночинца по происхождению, родным домом. В июне 1825 года в Знаменском-Садках побывал поэт Ф. И. Тютчев, который ненадолго вернулся в Москву в отпуск (после окончания Московского университета он был прикомандирован к российской миссии в Мюнхене). С 1865 году владельцем усадьбы был бывший московский вице-губернатор И. П. Шаблыкин. В 1876 году Шаблыкины продали Знаменское за 30 тысяч рублей виднейшему публицисту консервативного толка Михаилу Никифоровичу Каткову. Есть основания предположить, что при М. Н. Каткове Знаменское-Садки оказалось связано с именем философа В. С. Соловьева. Среди других друзей и знакомых М. Н. Каткова, в разное время посещавших Знаменское, значатся профессор физики Московского университета Н. А. Любимов, попечитель Московского учебного округа князь Н. П. Мещерский, личный секретарь С. И. Соколов и др. От хозяйственных построек в запрудной части Знаменского-Садков сохранились основные: небольшое одноэтажное каменное здание прачечной, выстроенное на рубеже ХIХ–ХХ веков (согласно описи 1908 года, тогда за нею находился не дошедший до нас деревянный птичник), и огромные каре скотного и конного дворов, сооруженные между 1839 и 1842 годами.

публичной демонстрации ее внимания к М. И. Воронцову — пока единственное известное событие в истории Коньково, заслуживающее мемориализации владельцами усадьбы. Вполне объяснимо и место установки обелиска не в усадебном парке, а у Калужской дороги у поворота в усадьбу: скорее всего, именно там, на границе своих владений М. И. Воронцов встретил императрицу, кроме того, установкой обелиска тщеславные Воронцовы выставляли напоказ это событие для всех проезжающих по Калужской дороге. Возможно, со временем, после ухода Коньково из рода Воронцовых значение обелиска забылось и его подлинную историю заменили легенды и гипотезы. Кузьминки Самая большая по количеству объектов подмосковная усадьба «Кузьминки» расположена по обоим берегам реки Чурилихи (Пономарки), на которой устроена система Кузьминских прудов (в настоящее время она включает Верхний и Нижний Кузьминские, Шибаевский и соединенный с Чурилихой каналом Щучий или Карасёвый пруды). По сути, Кузьминки, основанные Строгановыми и обустроенные Голицыными, это огромный парк, в котором попадаются остатки былой усадебной инфраструктуры. На долю Д. И. Жилярди выпали основные работы по восстановлению имения, пострадавшего во время Отечественной войны. Согласно местному преданию, тогдашний владелец имения князь Сергей Михайлович Голицын перед отъездом за границу сказал архитектору: «Даю вам полтора миллиона, сделайте из Кузьминок сказку». Хотя эта цифра, безусловно, фантастическая, она ясно показывает масштаб совершавшихся тогда в имении преобразований. Недаром при С. М. Голицыне за Кузьминками закрепились неофициальные названия «русский Версаль князей Голицыных» и «московский Павловск». Безусловно, эти выражения не более чем метафоры, хотя ансамбль Павловска действительно оказал влияние на ряд усадебных сооружений. Самое известное сооружение Кузьминок — конный двор, по оригинальности композиции, чистоте форм и благородству деталей являющийся одним из лучших произведений русского ампира. Он выстроен

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Коньково-Троицкое В этой усадьбе находился большой дворцовый комплекс, сооружавшийся одновременно с комплексом в усадьбе Царицыно по проекту М. Ф. Казакова. Так же как и в Царицыно, строительство не было доведено до конца из-за смерти Екатерины II. На основании доклада архитектора И. В. Еготова, обследовавшего усадебные постройки

в Коньково, в 1803 году Экспедиция Кремлевского строения продала на снос царский дворец, конный двор с сараем и деревянной избою, а также «остаток погреба». Единственной памятью о коньковской усадьбе является обелиск, в 1971 году перевезенный на территорию Донского монастыря. Считается, что обелиск был поставлен местными крестьянами в честь приезда Екатерины II. Это достаточно популярная версия неоднократно встречается в краеведческой литературе, хотя краеведов не смущает, что установка обелиска крестьянами XVIII века не имеет прецедентов. Кроме того, ярко выраженная барочная стилистика кажется архаичной для 1780-х годов. Поэтому логичнее увидеть в памятнике не руку М. Ф. Казакова, а отнести его совсем к другому историческому периоду, более раннему. Более детальное изучение истории Коньково показало, что эта местность связана не только с Екатериной II, но и с императрицей Елизаветой Петровной, приезжавшей в усадьбу 21 сентября 1753 года к графу М. И. Воронцову. Приезд императрицы Елизаветы Петровны — факт август 2012

21

Усадьба «КоньковоТроицкое». Обелиск. Фото 1930-х гг.

Усадьба «Кузьминки». Господский дом (не сохранился) со стороны пруда (восточный фасад). Фото нач. XX в. Усадьба «Кузьминки». Панорама парадного двора. Господский дом и западный флигель не сохранились. Фото нач. XX в.

в 1819–1823 годах по проекту Д. И. Жилярди в виде замкнутого каре, состоящего из двухсветного здания конюшни (в литературе ее зачастую ошибочно называют манежем) и примыкающих к нему фуражных и каретных сараев, и флигелей, в которых жили конюхи и кучеры. Они расположены П-образно вокруг объединенного с ними оградой Музыкального павильона  — сценической площадки домашнего крепостного оркестра князя С. М. Голицына, в праздничные дни увеселявшего хозяина и его гостей роговой музыкой. К портику павильона ведет широкая лестница, по сторонам которой в 1846 году установлены чугунные скульптурные группы «Укротители коней», отлитые по моделям скульптора барона П. К. Клодта фон Юргенсбурга на Пашийских заводах С. М. Голицына. Аналогичные установлены на Аничковом мосту в Петербурге. При С. М. Голицыне в Кузьминках неоднократно бывали представители царствовавшей династии. Вдова Павла I императрица Мария Федоровна прожила в Кузьминках с 26 июня по 16 июля 1826 года вместе со своим небольшим двором. Впоследствии С. М. Голицына в Кузьминках навещали сыновья Марии Федоровны: великий князь Михаил Павлович 27 июля 1830 года и император Николай I в 1835 году. 29 июля 1837 году в Кузьминки вместе со своей свитой, среди которой был поэт В. А. Жуковский, приехал наследник престола цесаревич Александр Николаевич (впоследствии император Александр II). 29 августа 1858 года он снова побывал в Кузьминках, уже вместе со своею женой императрицей Марией Александровной. Люблино Ныне существующий в Люблино господский дом — памятник архитектуры, обладающий выдающимися художественными достоинствами, был сооружен при самом известном владельце Люблино, отставном бригадире Николае Алексеевиче Дурасове, между 1801 и 1806 годами, к его созданию были причастны архитекторы Р. Р. Казаков и И. В. Еготов. Последний, видимо, выстроил многие усадебные постройки. Дом имеет план в форме равноконечного креста с кругом посредине. Крестообразно расположенные объемы соединяются межу собой дугами красивой ионической двухрядной колоннады, которая придает постройке круглую форму. Прямоугольным парадным залам первого этажа, объединенным круглым центральным залом, вторят меньшие по размерам жилые помещения второго этажа, сгруппированные вокруг верхнего купольного зала. Фасады украшены гипсовыми барельефами на темы античной мифологии, помещенными над окнами. Формы дома в Люблино, так же как и некоторых других подобных построек, восходят к вилле «Ротонда» в поместье «Меледо», постройке гениального итальянца Андреа Палладио, прекрасно известной как иностранным архитекторам, работавшим в России, так и отечественным зодчим. Но это замечание общего характера, более реальный прототип Люблино можно увидеть в центрических храмах-особняках на проектах «Храма Знаний, или Монпарнаса», созданного для Версальского парка придворным архитектором французского короля Людовика XIV Никодемом Тессином между 1687 и 1712 годами и изображенного на одном из проектов теоретика французского классицизма Жана-Франсуа Неффоржа. Это так называемый Проект центрического сооружения, датированный 1757–1778 годами. В качестве прототипа Люблино он представляется самым реальным, особенно с учетом времени его создания.


городская среда

Михалково Основой планировочной композиции усадьбы екатерининского генерал-аншефа графа Петра Ивановича Панина, сложившейся в 1780-е годы, является полуциркульный парадный двор, обнесенный каменной оградой с двумя включенными в неё служебными корпусами и тремя парами псевдоготических въездных башен, отличающихся выразительными силуэтами. Такая планировка сама по себе является знаковым элементом огромных парадных резиденций, но её использование здесь, в небольшом камерном Михалково, больше является напоминанием о репрезентативности необмосковское наследие 21

Усадьба «Люблино». Господский дом. Фото нач. XX в.

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Дом уникален сохранностью своих интерьеров, пусть неоднократно реставрированных, но все же дающих представление об их первоначальном облике. Изумляющие красотой и спокойным величием, небольшие, но великолепные, его уютные парадные залы созданы на основе синтеза архитектуры, живописи и скульптурно-пластического декора. Парадные интерьеры первого этажа декорированы гризайлью и живописными панно на темы из древнегреческой мифологии. Основную их часть, видимо, выполнил известный декоратор Джеромо (Ермолай Петрович) Скотти, приехавший в Россию из Италии (его фамилия упоминается в литературе о Люблино). Некоторым росписям в 1930-х было придано соответствующее идеологическое содержание, античных персонажей, чтобы не шлялись абы где и вели себя прилично, приспособили к делу, одели и раздали орудия труда... Очень смешно получилось! Поздняя местная легенда объясняет необычную форму дома тем, что он якобы в плане построен в виде ордена Святой Анны, которым якобы очень гордился его первый владелец. Она интересна сама по себе, как пример народного объяснения того, как могла появиться постройка, принципиально отличавшаяся от других загородных помещичьих домов. Зримое подтверждение легенда про «Святую Анну» обрела в начале ХХ века. 16 июня 1904 года увенчивавшая дом статуя Аполлона была сорвана ураганом с кровли господского дома. Восстанавливая Люблино, его тогдашний владелец Н. К. Голофтеев заказал в Гамбурге для своей усадьбы новую скульптуру. Это была копия с одного из экспонатов Дрезденского музея, так называемая Большая Геркуланянка, в свою очередь, являющаяся римской копией I века до н. э. С греческого оригинала круга Праксителя (IV век до н. э.). Знаменательно, что заменившую Аполлона Геркуланянку многие воспринимали как Святую Анну, видя в ней одно из доказательств легенды про «доморден». Геркуланянка завершала купол люблинского господского дома до 1941 года, когда была снята и уничтожена, из-за чего здание на долгое время утратило былую живописность силуэта. В 2001 году выполненная заново уже в Москве скульптура Геркуланянки снова заняла прежнее место на куполе господского дома.

ходимой увеселительному загородному ансамблю. С легкой руки знаменитого издателя журнала «Русский архив» П. И. Бартенева считается, что михалковская усадьба стилизует крепость Бендеры, покоренную П. И. Паниным во время русско-турецкой войны (большие потери, понесенные войсками при этом штурме, оказались причиной, вызвавшей немилость к нему Екатерины II). Однако сходство Михалково и Бендер не более чем миф, который опровергается элементарным сравнением их видов и планов. Ансамбль «Михалково» является прямым отражением архитектуры построек, сооруженных по проекту архитектора В. И. Баженова на Ходынском поле для праздника в честь победы над Турцией. Они как раз имитировали различные турецкие крепости, покоренные в ту войну, но Бендерам среди них не нашлось места, что больно задело П. И. Панина. Но по своей сути Михалково — имитация средневекового родового замка Паниных, своего рода вольная фантазия на модную тогда «мемориально-триумфальную» тему средневекового европейского рыцарства. Таким путем, по словам А. Н. Греча, «точно проникнувший в дворянство купец, покупающий загородный замок и портреты «предков», старались случайные вельможи и временщики, а за ними и представители боярства, утратившего свои деревянные хоромы, укрепить, лишь наружно, символически, корни своего воображаемого генеалогического древа».

Усадьба «Михалково». Беседка. Фото 1940-х гг.

Высокое качество построек способствовало бытованию гипотезы о причастности к их созданию В. И. Баженова, одного из близких знакомых П. И. Панина и, как и он, масона. Её поддерживали такие авторитетные ученые, как В. В. Згура, которому, как несколько выспренно выразился искусствовед А. Н. Греч, «…в Михалкове явился… один из творческих ликов столь близкого ему славного русского зодчего Баженова», М. А. Ильин, А. И. Михаилов и Н. Я. Тихомиров. Однако документов, подтверждающих авторство В. И. Баженова, до сих пор обнаружить не удалось. Можно говорить лишь о михалковском «баженовском мифе», в плену которого до сих пор находятся многие исследователи. Кроме того, нужно учитывать, что В. И. Баженов был «бумажным архитектором» и за небольшим исключением ничего лично не строил, ограничиваясь присылкой собственных проектов. Конкретно в Михалково, вероятнее всего, воплотил в жизнь проект усадьбы, чей бы он ни был, П. Я. Плюсков, бывший как бы семейным зодчим Паниных (в архиве искусствоведа Г. И. Гунькина сохранились сведения о том, что строительство в Михалково продолжалось с первой половины 1770-х годов по 1779-й).

Б

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

22

Усадьба «Свиблово». Господский дом (до реставрации). Фото 1930-х гг.

Свиблово Усадьба «Свиблово» создана Нарышкиными в начале XVIII века руками пленных шведов (ныне по недоразумению она называется Старое Свиблово). Они были поселены в этой усадьбе, куда, кстати, были свезены и многочисленные военные трофеи. Шведами выстроен свибловский господский дом усадьбы — самый старый усадебный господский дом в Подмосковье. Дом сооружен одновременно с усадебной церковью около 1708 года. Этим периодом датируется его первый этаж. Церковь внутри очень маленькая, с подпружными арками, есть придел, несколько неожиданно открывающийся и выходящий за главную апсиду. Любопытны наличники, мотивом которых мог послужить конек обычной деревенской избы. Так не мог бы сделать русский мастер, а шведы, строившие церковь, ориентировались на те архитектурные образцы, которые были под рукой. При реставрации церковь обрела огромный луковичный купол вместо прежней маленькой главки, то есть образ памятника вопреки утверждениям реставраторов, что все сделано как надо, оказался искажен. Большая глава появилась и над приделом... Усадебные флигеля в своем современном виде не заслуживают внимания, они выстроены в 1990-х вместо прежних деревянных времен Кожевниковых (нач. 1810–1820-х годов), то есть это новоделы. Служебный корпус, видимо, относится еще к XVIII веку… Еще одно ноу-хау Свиблово — роль в развитии дачной жизни. С XVIII века дачами стали называть места летнего отдыха и небольшие наемные помещения, сдаваемые на лето, как правило, в подмосковных усадьбах. Первой дачей в этом понимании стало Свиблово, тогда принадлежавшее Плещеевым. Эту усадьбу нанял голштинский герцог Карл-Фридрих в 1722 году, которого можно считать первым подмосковным дачником. Таким образом, с того времени дача стала одной из функций усадьбы. Ныне в Свиблово находится патриаршье подворье. Узкое Узкое, владельцами которого являлись представители самых знаменитых дворянских родов России: Стрешневы (в 1629–1726 годах), князья Голицыны (по 1811 год), графы Толстые (по 1883-й) и князья Трубецкие (по 1917 год), — одна из интереснейших усадеб, находящихся в черте Москвы. Здесь почти целиком сохранился усадебный комплекс: господский дом с флигелями (ныне главный корпус санатория Академии наук), службы, служительский флигель, ледник, Большие оранжереи, конный двор и кузница, Казанская церковь, парк с системой террасных прудов, трое ворот. Именно по Узкому можно составить себе представление не только о парадной, но и хозяйственной жизни большого помещичьего имения.


городская среда

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Черемушки Черемушки... Этот знакомый каждому москвичу топоним уже давно стал нарицательным. Массивы стандартных бетонных пятиэтажек-«хрущеб», расползшихся из столицы по всей необъятной стране,– вот что такое Черемушки. Теперь они есть почти во всех областных центрах. Если быть более точным, «хрущебы» — символ именно Новых Черемушек, квартала с первым пятиэтажным экспериментальным жилым массивом, на-

август 2012

Усадьба «Узкое». Господский дом. Фото 1890 г.

Усадьба «Черемушки». Господский дом. Фото 1910-х гг.

Ясенево Ясенево — один из самых древних населенных пунктов Подмосковья, известный с 1339 года. Это была великокняжеская, а впоследствии — царская вотчина. В 16901790-х годах Ясенево принадлежало Лопухиным, из рода которых происходила Евдокия Федоровна, первая жена Петра. После Лопухиных усадьбой владели князья Белосельские-Белозерские, с 1800 года князья Гагарины, а затем Бутурлины (по 1917 год). Ориентиром усадьбы от самого выхода из метро является церковь Петра и Павла — любопытный образец храмовой архитектуры барокко середины XVIII века, отличающийся монументальностью форм. В ней 9 июля 1822 года венчались родители писателя Льва Толстого: граф Николай Ильич Толстой и княжна Мария Николаевна Волконская. Колокольня и трапезная пристроены к церкви в начале 1860-х годов. За церковью находятся основные постройки усадьбы, замыкающие перспективу подъезда: барочный господский дом и соединенные оградой перпендикулярно по-

ставленные флигели, составляющие единый ансамбль с домом, но оформленные более сдержано. С определенной долей уверенности они атрибутируются нами как произведение архитектора И. Ф. Мичурина 1730-х годов. Искусствовед А. Н. Греч, в 1920-х годах восхищавшийся регулярным липовым ясеневским парком, окружающим с запада, юга и востока основные постройки усадьбы, писал: «Быть может, каждая русская усадьба связывается в памяти с теми или иными цветами. В Ершове это незабудки, в Остафьеве и Белкине — водосборы, в Ясеневе — сирень. Здесь заросли сирени непроходимой чащей окружают пруды, спадающие террасами, пруды, несущие на зеркальной поверхности своей благоухающие лепестки обсыпающихся цветов. Верно, бесконечное количество лет вырастали побег от побега эти сиреневые заросли, быть может, в основе своей современные древним липам парка. Старые, дуплистые деревья, точно готовые распасться на части под тяжестью своих ветвей и крон, образуют правильные, расходящиеся геометрическим узором аллеи типично французского в своей планировке парка. Но именно в вольном росте этих регулярных насаждений заключается своеобразная прелесть старинных русских парков, тот непредвиденный их украшателями вид, который столь пленяет по миновании более чем вековой их жизни».  

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Огромный кирпичный белый пятиглавый храм конца XVII века, купола которого видны от находящихся в полутора километрах от него Небесных ворот, расположен в центре усадьбы и торжественно парит над ней, подчиняя себе все усадебные постройки. Декоративные приемы нарышкинского стиля, сочетающиеся в архитектуре церкви с необычной для Москвы и Подмосковья композицией, отразившей украинское влияние, сделали памятник уникальным, имеющим свое особое место в истории русской архитектуры. Все остальные сооружения более интересны в бытовом плане как пример богатой, хорошо спланированной барской усадьбы с удобным господским домом и практичными надворными постройками. Тем не менее мало что сравнится с Узким по значению. Оно было последним приютом великого русского философа Владимира Соловьева, что выводит его историю за рамки чисто усадебной проблематики. Он скончался в Узком у своего друга и ученика профессора Сергея Николаевича Трубецкого 112 лет назад — 31 июля 1900 года. В советское время в устроенном в Узком санатории отдыхали практически все выдающиеся отечественные ученые. Уникально художественное собрание Узкого, в состав которого входят и вещи, сохранившееся от последних владельцев Узкого князей Трубецких. Нобелевский лауреат поэт Борис Пастернак воспел Узкое в знаменитом стихотворении «Липовая аллея»: Ворота с полукруглой аркой, Холмы, луга, леса, овсы... В ограде мрак и холод парка И дом невиданной красы.

ходящимся на юго-западе Москвы. Однако уцелели и те Черемушки, которые по аналогии можно назвать «старыми». Это грандиозный архитектурный комплекс второй половины XVIII — первой половины XIX века, поражающий своим размахом и в отличие от большинства усадеб сохранившийся достаточно хорошо. Здесь почти полностью уцелели основные постройки и прилегающая к ним территория с парком, и есть основания полагать, что так будет и впредь. Кроме того, Черемушки выделяются именно своей типичностью, отмеченной многими исследователями. В глубине парадного двора усадьбы расположен двухэтажный классицистический господский дом с четырехколонным портиком, над фронтоном которого возвышается небольшой бельведер. Автор проекта, созданного в 1786–1787 годах, выпускник Петербургской академии художеств Ф.-К.-Х. Вильстер, привлеченный к строительству владельцем усадьбы генералом Сергеем Александровичем Меншиковым. В начале 1910-х годов господский дом был капитально перестроен И. В. Жолтовским для тогдашнего владельца камер-юнкера Н. В. Якунчикова и в общих чертах приобрел современный вид. Сохранилась и усадебная оранжерея, однако она официально не имеет статуса объекта наследия. Объясняется это тем, что оранжерея находится на территории реактора Института теоретической и экспериментальной физики, занимающего эту часть усадьбы. Огромный хозяйственный комплекс имения, ныне занятый Институтом гельминтологии, в документах фигурирует как «Экономия», но более известен по литературе как Конный двор, несмотря на то что объединяет самые разные хозяйственные и служебные сооружения: каретный сарай, коровник, скотный двор, манеж, конюшню, людскую и т. п. Весь комплекс зданий «Экономии» сооружен в последней четверти XVIII — начале XIX века при С. А. Меншикове и выдержан в классицистических формах. Вогнутые шатровые кровли башен отразили увлечение «китайщиной», характерное для той эпохи. Черемушки связаны с именем Марии Владимировны Якунчиковой, по мужу Вебер, которая была талантливой художницей, самобытным мастером, близким к «мирискусникам». В Государственной Третьяковской галерее находится картина «Церковь старой усадьбы Черемушки близ Москвы» (1897) и гуашь «Парк в Черемушках. Пруд» (1899).

23

Усадьба «Ясенево». Восточный флигель (до реставрации). Фото 1930-х гг.


городская среда

отдаётся внаём дом отделениями и с принадлежностями 24

Б

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

текст Евгении К ириченко, доктора искусствоведения, члена-корреспондента Российской Академии архитектуры и строительных наук записала София А лексеева

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

На Ильинке архитектор Матвей Казаков построил дом Калинина и Павлова, большой купеческий дом, в первом этаже были магазины и лавки, а наверху — жилье >

Что такое доходный дом? Считайте, что вот этот дом, где моя квартира, — мой. И тут не двух- или трехкомнатные квартиры, а пяти- и семикомнатные. И я хочу отдать их внаем, чтобы получать доход. Вот это и есть доходный дом. И это очень широкое понятие. Представление, будто доходные дома — это перелом XIX и XX веков, начало XX века, что это квартирные дома, что модерн и доходный дом — почти рифма, такое представление совершенно, категорически неправильное. Правда, я именно так думала, когда вовсе не собиралась доходными домами заниматься. Как тип городской застройки они начали складываться в первую эру урбанизации, то есть на рубеже середины — второй половины XVIII века в Москве и Петербурге. Это прослеживается на материалах объявлений московских и петербургских газет, «Ведомостей», где в каждом номере в конце был отдел или целая страница, набранная мелким шрифтом, о том, что что-то отдается внаем. Наверняка такое бывало и раньше, но не было такого количества предложений, чтобы в газетах печатать.

Подполковникъ въ отставкѣ, опытный по управленiю домами и хорошо знающiй строительное дѣло, желатъ получить мѣсто управляющаго домами. Адресъ: Троицкая ул., близъ 4-й Мѣщанской, д. Потѣхиной, кв. 9  московское наследие 21

Наследство московского особняка И доходный дом сначала — это вовсе не квартиры. Тогда в основном сдавали доходные дома для каких-то деловых начинаний, типографий или магазинов. На Ильинке архитектор Матвей Казаков построил дом Хрящеву и дом Калинину и Павлову, два больших купеческих дома, и у них в первом этаже были магазины, лавки, а наверху жилье отдавалось внаем. По нашим представлениям квартир и не было — не было заданных границ. В Москве был такой термин, в объявлениях писали: «Отдается внаем отделение» или «Отдается

внаем дом — отделениями, с принадлежностями». Принадлежности — это был, например, дровяной сарай, топили же тогда дровами. Вот, я помню, прочла объявление 1836 года: за выездом продается дом, построенный два-три года назад по проекту архитектора Григорьева, который способно разделить на две и даже на четыре квартиры. Такой дом можно было купить и сдавать. Для старой и старинной Москвы были характерны особняки, и доходные дома унаследовали структуру особняка: коридор и параллельно ему два ряда комнат, на улицу, как правило, более парадные, а во двор — жилые; в боковых и задних корпусах — коридор и один ряд комнат. Коридор был совершенно необходим, потому что из него топились печки. И другой вариант доходных домов: большой участок, тоже унаследованный от усадьбы, на нем строились небольшие здания и сдавались внаем. Как пишет Белинский, в Москве каждый стремится иметь свой собственный дом. Первая урбанизация повлекла за собой регулярное градостроительство, и в 1775 году был принят генеральный план Москвы, им регулировалась высота застройки и ее материал. В центре должны были стоять в основном каменные здания. Обычными тогда были двухэтажные дома, на первом этаже были магазины, и еще что-то отдавалось внаем для мастерских или другого дела, а наверху были, не знаю как назвать, вроде бы квартиры. Клали просто стенку, чтобы разграничить жилье — не совсем где хотели, но почти где хотели: надо было только соблюсти инженерные требования и нормы дворянского быта. Чтобы была хотя бы парочка комнат, маленькая анфилада, где можно было бы достойно принять гостей. И чтобы было удобно.


городская среда

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Магазины и лавки были устроены и в доме купца Хрящева, также работы Матвея Казакова >

25

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Доходный дом М. М. Левина в Мясницком проезде, фрагмент фасада, архитектор М. М. Готман, 1909–1910 гг. <

Новинки технической мысли Большие здания, те, что теперь у нас обычно ассоциируется с понятием доходного дома, — это результат уже урбанизации пореформенной, после отмены крепостного права в 1861 году. Тогда появились первые доходные дома в пять этажей — для Москвы это было необычно. На Биржевой площади — бывшее подворье Троице-Сергиевой лавры, один из первых пятиэтажных домов в Москве и в то же время самый типичный доходный: с магазинами в первом этаже, с квартирой, отданной под типографию, под редакцию, под контору. Ближе к концу XIX века начали строить большие дома с фиксированными наконец квартирами, и тогда поНедоходные дома внаем При большевиках почти все городские жители были наниматели жилья. Но в государстве рабочих и крестьян все было абсолютно сословным, еще сословнее, чем до революции. В Запорожье, где я выросла, самым элитным был четвертый поселок на правом берегу Днепра: весь из коттеджей, с приусадебными участками, настоящий городсад. Следующая градация — шестой поселок, где жила наша семья. Его бригада архитекторов Весниных строила: трехи четырехэтажные дома, конструктивизм, все заселенные по квартирам, со всеми удобствами, и не было коммуналок. Печь я в первый раз увидела в музее Севастополя. А впервые попала в баню, когда мы ездили с мамой в Крым. И что люди живут при свечах и лучинах, я узнала во время войны — и не из литературы, к сожалению, а из практики. Был в Запорожье и поселок из бараков — четырнадцатый. До революции своим работникам хозяева тоже строили жилье. Фабриканты, такие, например, как Прохоровы, владельцы Трехгорной мануфактуры, для рабочих, особенно для квалифицированных, строили либо дома с хорошими квартирами, либо индивидуальные дома. Конечно, с малым количеством комнат, но со всеми тогдашними удобствами. А уж для инженеров или даже для техников строили квартиры другого типа, социально другого. Или вот в Раменском, прямо перед станцией, максимально близко к фабричным корпусам знаменитой Малютинской мануфактуры, попечением Семена Павловича Малютина был построен деревянный поселок для рабочих в стиле модерн — из особняков. И когда в 1872 году была Всемирная выставка в Вене, на ней этот поселок в Раменском получил золотую медаль — по линии санитарной: за то, что учитывались все мировые санитарные нормы того времени, за удобство, за хорошую освещенность, за то, что у рабочих были больницы, школы и детские сады. август 2012

явился современный, наиболее массовый тип доходного дома — квартирный. Но если квартирный доходный дом стоял на большой улице, торговой особенно, то у него непременно в первом этаже были магазины. Пройдите по любым улицам, особенно тем, которые связаны с вокзалами, по Мясницкой, по Тверской, — везде в первых этажах магазины. Технологии строительства домов менялись непрерывно, количество строек быстро росло. Когда в 1867 году создали Московское архитектурное общество, то главные проблемы, которые этим обществом изучались, были не творческие, а проблемы отопления, строительных материалов, кирпича, цемента, железных конструкций, железобетона. Техническое и конструктивное оснащение доходных домов шло в ногу с развитием технической мысли. Владельцы были заинтересованы в том, чтобы их владения сдавались, поэтому все новинки технической мысли в доходных домах, особенно в богатых, были налицо. Электричество в Москве появилось как новинка при коронации Александра Третьего, то есть в 1881 году. Не прошло еще и десяти лет, и уже в квартирах даже не барских, а людей интеллигентных профессий, врачей и учителей, не говоря уже о профессорах университета или коммерческого училища, были и водопровод, и канализация, с конца XIX века — и лифты, почти сразу после того, как появилось электричество. А водопровод в Москве был с XVIII века, ростокинский или мытищинский. И издавна, задолго до городской канализации, в московских домах были отдельные отхожие места — в отличие от Европы. Вокруг Версаля, например, дышать было нечем: пахли испражнения. А если вы увидите в старом московском доме XVIII века круглую пристройку — это нужник. Отходы жизнедеятельности человека спускались вниз, а там уже ими занимались золотари. Этажность повышалась следом за техническим прогрессом. Начали, например, железобетон развивать — и в магазинах тут же все своды стали железобетонные в первых этажах домов. А знаете, где была первая электрическая станция в Москве? — на углу Большой Дмитровки и Георгиевского переулка, рядом с домом Дворянского собрания, который Колонный зал Дома союзов. Такое двухэтажное здание в русском стиле. А другая электростанция — за нынешним Домом на набережной, где сейчас «Красный Октябрь». И по всей Москве было полно подстанций, потому что тогда главный скоростной городской транспорт был уже трамвай — городские электрические железные дороги, так он тогда назывался. Россия перед Первой мировой войной была самая динамичная страна мира. В квартирных домах все было передовое — владельцы же были заинтересованы получить от сдачи жилья максимальную прибыль. Россия совершенно не была отсталой — такое понимание дореволюционного прошлого навязывали большевики, чтобы оправдать свою деятельность.  

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Колоссальные анфилады, которые мы видим в дворянских богатых домах, — они для своего времени были очень рациональны. Они же предназначались не для ежедневной жизни, а для приемов, балов, а вся остальная, нормальная жизнь протекала в других комнатах, которые даже не были непосредственно связаны с парадными помещениями.

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Садовая-Спасская улица, доходный дом Ф. И. Афремова, архитектор О. О. Шишковский, 1904–1905 гг. >

Дом бесплатных квартир для вдов с детьми и учащихся девиц имени Бахрушиных, 1900–1903 гг., архитекторы К. К. Гиппиус и Ф. О. Богданович, Софийская набережная, дом 26

Доходный дом И. Е. Кузнецова, 1908–1910 гг., архитекторы А. Н. Милюков, Б. М. Великовский при участии В. А. и А. А. Весниных, Мясницкая улица, дом 15

Солидному жильцу сдаются двѣ хорошо меблированныя комнаты со столомъ. Козицкiй пер., дом Бахрушина, кв. 209, от 10 до 1 ч. И отъ 5 до 7 ч. веч.


ткань города

Берлин–Москва– Берлин 26

Б

Wolfsraum/flickr.com

текст Игоря Груберта

Универмаг «Москва» на Ленинском проспекте Дом сталинского времени на Сталин-аллее в Восточном Берлине

<

>

Что может быть дальше от Москвы по духу, чем Берлин? Про связь Москвы и Берлина, связь архитектурную, написать очень трудно. Трудно прежде всего потому, что связь эта в какой-то момент была очень сильной, а мы этого не замечали, потому что жили внутри огромной системы, называвшейся Варшавским блоком, социалистическим лагерем и еще как-то. Жили и связи не видели. До этого странного социалистического времени с Берлином у Москвы пересечений не было. Пока Москва была столицей (до начала XVIII века), с Берлином ее общение было очень редким: ведь Бранденбург, столицей которого был Берлин, был все же второстепенным курфюршеством. Потом он стал столицей королевства, которое, как и Россия, в XVIII веке усиливалось от года к году. Но Москва к тому времени стала нестоличным островком вельможной роскоши, а потому — с Берлином не пересеклась. И только когда В. И. Ленин поехал сначала в пломбированном вагоне через Германию, затем сделал переворот, а потом перебрался в Москву из Петрограда, устроив столицу на старом месте и посреди страны, заключившей с Германией Брестский мир, только с этого времени две столицы «увидели» друг друга. Москва, с ходу начавшая строить социализм, на окраинах возводила большие конструктивистские поселки: Усачевку, Дангауэровку, Дубровку и многие другие. Берлин, столица Веймарской республики, тоже возводил похожие поселки: в Целендорфе, Панкове, Шарлоттенбурге, Трептове, Пренцлауэрберге. Взаимоотношение этих поселков двух столиц до сих пор не исследовано, как не выяснено и первенство Баухауса или ВХУТЕМАСа в формировании новой архитектуры. Можно сказать точно, что немецкие поселки появились немного раньше, что они были меньше московских, и по количеству домов, и по размеру отдельных зданий. Но отделка берлинских домов была более долговечной, скорость постройки не снижала качества, а потому в берлинских домах и домиках эпохи функционализма до сих пор живут с комфортом, тогда как конструктивистские дома Москвы часто вызывают нарекания как непрочные (что для конца 1920-х годов было уже неправдой, качества все же добились, перекрытия стали делать бетонными) или плохо отделанные (тут тоже есть вопросы: может быть, надо чаще или лучше делать ремонты на фасадах?). В любом случае, московские и берлинские поселки 1920-х — начала 30-х годов — свидетельство пересечения двух обиженных или отодвинутых после Версальского мира держав, которые быстро пересеклись и которые активно развивались, хотя и по-разному: московское наследие 21

Москва как столица тоталитарного государства с социалистическим экспериментом, а Берлин — как столица демократического государства с социалистическими «загибами». Тридцатые годы принесли новости: и в Германии и в России установились режимы страшные, основанные на полном подавлении. И здесь, казалось бы, можно было бы увидеть пересечения, как на выставке 1937 года в Париже, где павильоны СССР и Германии, соответственно, Иофана и Шпейера, стояли один напротив другого и поражали сходством архитектурной подачи. Но пути архитектуры двух столиц разошлись, прежде всего в силу того, что в Москве победили архитекторы-неоклассики, нашедшие путь к сердцу Сталина; эти архитекторы Фомин, Щусев, Жолтовский, Щуко и Гельфрейх, все были воспитаны еще в рамках гуманистической культуры начала XX века, а потому, хотя и служили гигантизму архитектуры вождя народов, считали (не расходясь в этом с марксистской идеологией), что на службе социализма должна быть вся культура прошлого. И Москва покрылась зданиями в духе итальянских палаццо и, немного позднее, русских усадеб, зданиями, за исключением построек Иофана и Лангмана, далекими от абстрактной и холодной эстетики архитектуры немецкого фашизма. В Берлине еще довольно много зданий нацистского времени, их теперь уже тщательно охраняют, они интересны как свидетельства прошлого и как образцы архитектурной мысли, но они же свидетельствуют о том, насколько далеки были нацизм и социализм, а также о том, почему Сталину все же удалось выступить во Второй мировой войне на стороне сил добра: в московской довоенной архитектуре сталинизма больше отсылок к культуре, к гуманитарному освоению былой традиции, тогда как в Берлине в постройках эпохи нацизма есть только холодность, рационализм и строгость. Эта разница может кого-то из москвичей успокоить, но поводов для успокоения все же немного: чуждое человеку величие присутствует и тут и там. Но у нас оно немного «добрее». Ненамного. После войны Берлин представлял собой жалостное зрелище. Даже если вам не жалко эту «столицу зла» (поделом!), все равно дворцы, церкви, дома предшествующих нацизму веков — жалко. В центре города были ужасающие дыры, пустоты, которые не заросли до сих пор. Те пустоты, которые были созданы сносами в сталинское время в Москве, с берлинскими послевоенными сравниться не могут. Берлин решили восстанавливать, но теперь он был разделен надвое: в западной части, где были зоны оккупации американцев, англичан и фран-


ткань города

27

ian.pletcher/flickr.com

dalbera/flickr.com

Телевизионная башня Восточного Берлина < Останкинская телебашня в Москве

Здание гитлеровского времени в Берлине

Лейпцигерштрассе в Восточном Берлине

Дворец Съездов в Московском Кремле

SebastianBerlin/flickr.com

marineenfinlande/flickr.com

Калининский проспект (Новый Арбат) в Москве

цузов, очень скоро стали строить островок преуспеяния на границе со столицей социалистической Германии, разместившейся в обширной зоне советской оккупации, на востоке. Здесь, в Восточном Берлине, в который вошел и бывший центр, разрушения были особенно сильными, а потому новую парадную зону отодвинули к юго-востоку, где прошла Сталин-аллее, дорога на Варшаву и Москву, обставленная вполне себе сталинистскими зданиями, иногда группирующимися в площади. Это похоже на площадь Гагарина в Москве, но только построже, посуше, что ли. Подобной гэдээровской неоклассике в Западном Берлине противостоял модернизм, пока еще довольно скромный, но все же уверенный, без расшаркивания перед традицией. Библиотеки, жилые дома, кафе, отели — всё в западной части строилось как витрина технического прогресса, как знаки успеха свободного, демократического мира, противостоящего сталинской неоклассике. Впрочем, не до конца выяснено и то, кто кому противостоял: сталинизм ли строился «против» параллелепипедов Запада или это Запад ставил свои пеналы «против» башен и дворцов тоталитаристской классики. До хрущевской оттепели Москва не замечала Берлина: Восточный был слишком провинциальным, а Западный слишком нагло противостоял своими картонными коробочками высокодуховным башням и пилястрам Сталин-аллее. А вот во время рывка в космос и коммунизм, на рубеже 1950–60-х годов, сложилась система взаимного подглядывания трех столиц: двух Берлинов и Москвы. В этой системе не было ведущего, но был отстающий: Восточный Берлин. Он отставал только потому, что он слишком оглядывался на Москву, хотя поначалу это было не очень заметно: в ГДР явно был запал для серьезных преобразований в коммунистическом духе, здесь думали сами, хотели создать образ города сами. Но оглядка на Москву приходила как-то сама собой, через реальное политическое положение социалистической части Германии, на которой стояли советские войска, власти которой ездили советоваться в Москву. Как же все это работало? У братьев Стругацких в повести «Понедельник начинается в субботу» есть такой образ: герой идет вдоль стены, за которой все взрывается, трещат выстрелы, кто-то кричит. А на этой стороне возвышенные люди говорят возвышенные слова у звездолетов. Этот образ едва ли не списан с Берлина. Итак, в самом Берлине, если смотреть со стороны ГДР, это так и было: редкие старые здания, тщательно отреставрированные, стоят на широких проспектах, по сторонам которых стоят светлые стеклянные кафе (с названием «Москва»), большие красивые коробки в духе сдеравгуст 2012

жанного футуризма, тут же отели, детские сады. Газоны, светофоры, людей мало, порядок. Есть метро (доходящее до границы — и только), трамваи. Есть еще гэдээровский дизайн, в котором приветствуются смелые эксперименты (его образцы модно сейчас собирать). Это город победившего социализма, строгий, но справедливый. А за стеной, которую построили в 1961 году вокруг всего Западного Берлина… За стеной музыка не кончается, сияют вывески баров и ресторанов, на улицах кокотки. Правда, обо всем этом можно догадаться, только заглянув за стену, а это не очень поощрялось. Но западные диверсанты ставили поближе к стене высокие коробочки «стоймя»: на них хорошо смотрится реклама, горящая в ночи как призыв для честных граждан социалистической Германии. Ставили поближе к стене и Филармонию, и Новую Национальную галерею, и Городскую библиотеку — только не жилые дома. Жить у стены западноберлинцы не хотели, боялись получить случайную пулю в окно. С западной стороны это выглядело так: за стеной суровые и скучные люди с холодными глазами, а у нас здесь, внутри построенной ими стены, островок настоящей жизни: улица Курфюрстендамм светится и блещет витринами и рекламами, библиотеки содержат тысячи томов свободной, неподцензурной литературы, спецслужбы работают круглосуточно, пытаясь узнать про планы суровых людей, издательства печатают книги по искусству, интеллигенция сидит над философскими проблемами в литературных кафе на Фазаненштрассе. Рай, да и только! Только бизнесмены не очень любили этот город, только был в нем оттенок пира во время чумы. И были еще здания, построенные лучшими архитекторами того времени: Ле Корбюзье, Гропиусом, Нимейером, Мисом ван дер Роэ, Аалто, Шаруном. Эти здания Западного Берлина изучали и в Восточном Берлине, но там все же больше хотели создать свое, изучали это в Москве, посылали архитекторов в составе делегаций, смотрели журналы, альбомы. И вот оказывается, что пятиэтажки во многом заимствованы из домов 50-х годов в Кройцберге, что кинотеатры Москвы подозрительно похожи на Штадт-оперу в Западном Берлине, что универмаг «Москва» или кинотеатр «Прогресс» похожи на другие заметные здания Западного Берлина. Москва, оказывается, во многом заимствовала конкретные образы своего модернизма, и не в последней степени заимствовала в Западном Берлине. И вот что в результате выходило. Западный Берлин был витриной Запада. Он влиял на Восточный Берлин как враг, то есть вызывал отторжение. В Восточном Берлине все делали наперекор, еще более социалистическим,


ткань города

Б

Фридрихштадтпаласт в Восточном Берлине

Wolfsraum/flickr.com

Rudi Daugsch/flickr.com

28

Здание на Сталин-аллее

>

A.Savin/flickr.com

Площадь Гагарина (Калужской Заставы) в Москве

Mages_Queen/flickr.com

Здание КГБ (ФСБ) на Лубянской площади в Москве

чем оно могло бы быть, не будь Берлина Западного. Но делали, посматривая на Москву. Из Москвы взяли образ широченных и относительно регулярных проспектов (то есть Лейпцигерштрассе произошла от Калининского проспекта), площадей (тут Александерплатц оказалась даже более продвинутой, в Москве такого простора не было), зала заседаний (недавно снесенный дворец был во многом заимствован из Дворца Съездов). Про берлинскую телебашню сразу ясно: она «снята» с Останкинской. Но и различия большие: Останкинская башня — космическая по образу, но она поставлена на окраине, подальше от Кремля и старого города, тогда как немецкие социалистические архитекторы водрузили свою башню в самом центре, даже больше того: сделали свою телебашню центром нового Берлина. Это смелый, даже безоглядный шаг, абсолютно модернистское решение, в результате которого Западу была противопоставлена огромная игла с наколотым на нее шаром ресторана и обзорной площадки. Восточный Берлин может по праву гордиться этой башней, она видна из любой точки ныне объединенного города, она связана образно с Останкинской телебашней, но не уступает ей в выразительности. Переплетение трех столиц (напомним, что формально Западный Берлин не был столицей, это был прифронтовой город, но одновременно о нем думали и как о столице бывшей, и как о столице, возможно, будущей, и как о форпосте напротив столицы ГДР) было удивительным. Одни издалека подсматривали и делали свой мир с равнением на некие западноберлинские образцы; другие, зная, что их видят, старались делать все серьезнее и значительнее. Третьи показывали вторым, что они не хуже, но все время смотрели на первых, которые были для них ориентиром. Это продолжалось долго, более четверти века. Но потом в социалистическом лагере что-то начало похрустывать. Если в архитектуре стран Варшавского договора что-то и отражало этот хруст, то это был постмодернизм. Он не удался ни Москве, ни советским архитекторам вообще. У нас это вылилось в странный ансамбль Тулинской улицы (ныне улица Сергия Радонежского), где с одной стороны остались подреставрированные двухэтажные дома XIX века, а с другой, где подобные домики были снесены для ширины магистрали, возвышаются странноватые высокие дома с некими псевдоисторическими деталями. В Берлине постмодернизм в его гэдээровском прочтении можно найти в жутковатом по безвкусию здании Фридрихштадт-паласта, а также в домах партийной номенклатуры с псевдочерепичными крышами, поставленными вдоль стены для украшения «застенного» фасада Восточного Берлина. Западноберлинские же власти «перехитрили» это несчастное время, 80-е годы. московское наследие 21

В Западном Берлине в это время своих архитектурных талантов явно поубавилось (да и раньше было немного, приглашали из зарубежья), а проблема украшения «витрины» на границе с соцблоком оставалась, а потому еще раз применили испытанную тактику: пригласили звезд со всего мира. Тут были и Альдо Росси, и Ханс Холляйн, и Витторио Греготти, и Марио Ботта, и Альваро Сиза, и Заха Хадид. И все ставили свои дома, в основном жилые, многоквартирные, в непосредственной близости от Стены, становившейся все менее опасной, но все еще разграничивавшей Берлин. Если вы хотите посмотреть 80-е — езжайте в Берлин. От того, что мастера были вызваны первоклассные, получилось, что плохого постмодернизма в Берлине было построено немного, а построен был — хороший, в основном даже — очень хороший. А рядом с ним можно было увидеть и неомодернизм с легкой гуманитарной грустинкой (от постмодерна пришедшей): и Сизу, и Хадид с ее замечательным ранним домом, в котором живут, как и в 80-е, турки и который своим корабельным металлическим носом обращен в сторону близкой стены и гэдээровских красот, теперь уже исчезнувших или поблекших. В общем — обошел Западный Берлин соревновавшихся с ним Берлин Восточный и Москву. Дальше — все покатилось. Стена пала. Ветер перемен смел и социалистическую Москву, и социалистический Берлин. ГДР и СССР пропали. Помню, что диссертацию аспирантки Института истории архитектуры, специализировавшейся на архитектуре ГДР, в 1991 году сняли с защиты с формулировкой «в связи с исчезновением предмета диссертации». Предмет, как сейчас видно, не исчез, здания и даже среда — остались. И теперь уже можно придумывать пешие маршруты по Берлину и Москве, в которых будут отражены эти противостояния и слияния. Особенно это интересно в Берлине, где линия стены где-то отмечена камнями на асфальте, а где-то уже пропала, но на каждом шагу еще видно, что два города не могут срастись. Где из-за угла вдруг выглянет домина концерна «Аксель Шпрингер» — и подумаешь, что пропаганда этого буржуазного издательского дома ведется не только через журналы с полуголыми красотками, но и через их нагловатую модернистскую архитектуру. Потом оглянешься и поймешь, что стены нет, что полуголые красотки есть по обе стороны этой несуществующей стены, а нагловатый неомодернизм встает на место пустырей, оставшихся от войны и социалистической модернизации.  


новости город Москва

29 улица Рогожский Посёлок, дом 29, строение 2

город отреставрирует 89 объектов культурного наследия

реставрация старообрядческих храмов завершена

Эксперты департамента градостроительной политики города Москвы и департамента культурного наследия подготовили перечень объектов культурного наследия на  территории ЦАО Москвы, для сохранения которых в  надлежащем состоянии нужно провести ремонтно-реставрационные работы. Это старинные усадьбы, церкви, корпуса лечебных учреждений и жилые дома — всего 89 объектов. Определены сроки работ и  источник финансирования — городской бюджет. Прежде всего займутся фасадами: до конца 2012 года — у 23 строений, в 2013 году — еще у 24. Работы полного цикла будут проведены на 42 объектах: в 2014 году — на 11, в 2015-м — на 7 и в 2016 году — на 24 зданиях.

Покровский собор и церковь Рождества на  Рогожском кладбище Рогожской старообрядческой общины уже отреставрированы, а  полный комплекс реставрационных работ на историко-архитектурном ансамбле «Рогожская слобода» завершится в 2013 году. В Покровском соборе проведена реставрация фасадов, интерьеров и  полов на  хорах, а  также монументальной живописи храма. Руководитель работ, художник-реставратор Лариса Яснова, разработала методику реставрации настенной масляной живописи, которую согласовал департамент культурного наследия Москвы. Завершен и  комплекс ремонтнореставрационных работ по церкви Рождества, главным образом решались технические задачи: дренаж, отопление, вентиляция.

Пушкинская набережная

«Что? Где? Когда?» проиграли Мосгорнаследию Девятый арбитражный апелляционный суд подтвердил, что Международная ассоциация клубов (МАК) «Что? Где? Когда?» нарушает законодательство об объектах культурного наследия. МАК арендует у  Москвы часть Нескучного сада и  Охотничий домик XVIII века — под съемки телепередачи, и в 2011 году Мосгорнаследие направило МАК предписание о предоставлении обязательства по охране памятника. Но МАК необходимых документов в Мосгорнаследие не представила и оспорила предписание в арбитраже — безуспешно. Тем не менее МАК предписания не исполнила, и в июле 2011 года было выпущено постановление о  привлечении ассоциации к  административной ответственности, его-то МАК безуспешно и  оспаривала в  Девятом арбитражном суде.

Новинский бульвар, дом 25–27, строение 12

дом Наркомфина станет бутик-отелем Как сообщил «Коммерсантъ», Внешэкономбанк хотел бы купить у Альфабанка дом Наркомфина, чтобы устроить в нем бутик-отель. Архитектор Алексей Гинзбург — внук автора дома, Моисея Гинзбурга, уже давно разработал проект реставрации дома Наркомфина и  переоборудования его в бутик-отель в стиле советского авангарда. Но спасательные и реставрационные работы в доме Наркомфина долгое время не велись — он был вовлечен в судебные тяжбы. Но Москва заинтересована, чтобы реставрация погибающего памятника началась как можно быстрее. Руководитель департамента культурного наследия, министр правительства Москвы Александр Кибовский заявил, что власти готовы рассмотреть ту концепцию, которая позволит сохранить дом Наркомфина как объект культурного наследия. По мнению экспертов, на проект понадобится не менее 40 млн долларов.

1-й Самотечный переулок, дом 17

типография Эль Лисицкого будет сохранена

Рабочая группа Комиссии при правительстве Москвы по градостроительной деятельности в  границах достопримечательных мест и  зон охраны объектов культурного наследия рекомендовала поставить на  государственную охрану здание типографии «Огонька» (1930–1931 годы, архитектор Эль Лисицкий) — как объект культурного наследия регионального значения. Теперь уникальное здание будет полностью сохранено. В 2006 году комиссия по вопросам сохранения зданий в исторически сложившихся районах города Москвы (ныне упраздненная) признала возможным частичный снос объекта, но по счастливой случайности этого не произошло. В 2008 году историко-культурный экспертный совет Мосгорнаследия наделил все здание охранным статусом. А правообладатель объекта, ФГУК войсковая часть №55002, в мае 2012 года прислал в Мосгорнаследие документы на реставрацию типографии.

Девичье поле

«Архнадзор» просит заменить церковь памятным знаком 8 июня 2012 года на совещании с  участием представителей Московской епархии Русской православной церкви и городских властей было принято решение воссоздать вблизи объекта Всемирного наследия «Ансамбль Новодевичьего монастыря» храм Усекновения главы Иоанна Предтечи на Девичьем поле. Этот шатровый храм второй половины XVI века с колокольней был выше крепостных стен монастыря, его взорвали французские оккупанты 11 октября 1812 года. Общественное движение «Архнадзор» выступает против строительства храма: его появление существенно изменит визуальное восприятие монастыря. Территория, на которой располагался храм, попадает в границы буферной зоны объекта всемирного наследия. Серьезным аргументом против воссоздания храма служит и отсутствие чертежей и обмеров здания — единственное изображение на  рисунке XVIII века лишь приблизительно передает его облик. По мнению «Архнадзора», нужно установить памятный знак на месте, где располагался храм Усекновения главы Иоанна Предтечи.

август 2012


опрос

что бы вы рекомендовали в памятники XX века? 30

Б

подготовил А лексей К ириллов, иллюстрация Анны Журко

Григорий Ивлиев, статс-секретарь — заместитель министра культуры Здание Российской государственной библиотеки братьев Весниных, здание Совета народных комиссаров и правительства на Охотном Ряду. Эти постройки максимально полно отражают советский стиль в его лучших проявлениях. А самые оптимистичные сооружения советской архитектуры — это, конечно, павильоны ВДНХ, которые я обожаю. Сохранить эти объекты — наш долг. В Федеральном научно-методическом совете по культурному наследию при Минкульте мы создали специальную секцию архитектуры советского периода. Как раз она и будет определять, какие именно памятники могут быть отнесены к объектам всемирного архитектурного наследия.   Михаил Хазанов, архитектор Перечислять можно бесконечно. Здание СЭВ и Дворец пионеров — вещи, без которых невозможно представить Москву. Главное — чтобы архитектурные памятники каждой эпохи были сохранены. Я, к примеру, ненавижу Белый дом: все, что я не люблю в архитектуре, в нем — в концентрированном виде. Тем не менее это символ брежневского застоя, и его, безусловно, необходимо сохранить именно как памятник эпохи, пусть и не выдающийся. А вот ДК имени Русакова или ДК имени Зуева нужно сохранить, потому что это шедевры авангарда. Благодаря этим объектам мировая архитектура получила мощнейший импульс для дальнейшего развития и стала такой, какой мы ее знаем сейчас. Но сегодня под ударом находятся скорее современные постройки. Почему-то к позапрошлому поколению архитекторов у нас относятся с большим почтением, а к прошлому и своему — крайне пренебрежительно. Под ударом сейчас находятся здания, которые построены относительно недавно и не поставлены на охрану, потому что им менее 40 лет (а государство охраняет только здания старше 40 лет). Если не сохраним значимых объектов последних поколений, потеряем целый пласт современной архитектуры.   Элла Памфилова, председатель движения «Гражданское достоинство», в 2004–2010 годах председатель Совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека Сталинские высотки: для меня в них сконцентрирован весь дух того времени. «Дом на набережной», пригвожденный знаком Mercedes, — это вообще мистическое место, в котором визуально сталинский дух соединялся с девяностыми. Просто добротные, строгие сталинские дома, в которых до сих пор живут люди. Архитектура XX века в России в основном связана с тем временем, она точно доживет до наших пра-праправнуков.   Наталья Касперская, гендиректор InfoWatch В первую очередь, снесенная гостиница «Москва». Она была в самом сердце Москвы, рядом с Кремлем и Красной площадью. Конечно, Москву ХХ века не представить без Останкинской башни, она и памятник, и знак прошлого века. Не узнаю Москву без сталинских высоток, и особенно без МГУ.   Владимир Хотиненко, режиссер Для меня главный памятник XX века — это Пушкинский музей изобразительных искусств. Там прошла вся моя молодость, студентами мы ходили туда чуть ли не каждый день, знали буквально каждый экспонат, где он лежит или стоит. Здание музея памятник сам по себе, и снаружи, и внутри. Вторым знаковым «памятником» XX века для меня был Дом актера, который, к сожалению, сгорел. Ну и без дома Пашкова, в котором теперь располагается Российская государственная библиотека, Москву XX века мне представить сложно.

московское наследие 21

Валерий Рязанский, председатель комитета Совета федерации по труду и социальной политике В основном архитектура 50-х годов, в частности, здания МГУ, МИДа, гостиница «Украина». А портили все здания Госплана (в Георгиевском переулке) и архитектура, имеющая отношение к советскому постмодернизму. Например, Дворец съездов, хрущевские пятиэтажки. Последние, конечно, в свое время решали очень важную задачу и обеспечивали многих людей жильем. Сейчас же этот тип зданий должен уйти с архитектурной арены, и постепенно инженеры на их месте спроектируют новые, красивые здания, но уже XXI века. Михаил Турецкий, руководитель «Хора Турецкого», народный артист России Сталинская архитектура, которая наиболее выражена на Котельнической набережной, здания на Красной Пресне и т. д. За это Москве не будет стыдно и в XXII веке. А то, что построили на Новом Арбате,– апофеоз безвкусия. Но массовые застройки можно понять, когда людей выводили из бараков. Я помню своих родственников, которые жили в коммуналке на Тверском бульваре, а потом оказались на бульваре Карбышева в пятиэтажке. Они были в восторге от того, что теперь у них своя квартира.   Игорь Вдовин, председатель правления Национального агентства прямых инвестиций Мне очень нравится Замоскворечье, где каждый дом — памятник архитектуры. В отличие от Чертаново и всех безликих строек второй половины XX века, только этот район сохранил свою уникальность, где действительно можно стоять и любоваться зданиями. Я с грустью думаю о тех архитекторах, которые пошли на такое преступление, решая сиюминутные задачи. Анна Щетинина, руководитель мастерской «Терра», член Союза архитекторов РФ и Союза художников РФ Мне нравится архитектура 60-х годов: микрорайон Чертаново, кинотеатр «Ханой», здание МГИМО. 60–70-е годы — это расцвет современной архитектуры. Из архитекторов начала XX века мне больше всего нравятся архитекторы Шехтель и Кекушев и их постройки в стиле модерн. Особенно мне нравятся особняки, построенные по проекту Шехтеля, например, особняк Саввы Морозова с красивейшим интерьером. Кроме того, очень интересна архитектура конструктивизма, к примеру, «Дом-коммуна». А постройки конца XX века мне не нравятся. Думаю, что лужковский стиль будет худшим в истории архитектуры. Да и современные постройки мне не нравятся. Гарри Бардин, мультипликатор Прежде всего конструктивистские здания — от Моссельпрома до Домов культуры Зуева и Русакова. Они могли бы быть главным предметом интереса туристов со всего мира. У нас не так много своего, исконного, а конструктивизм — это абсолютно наше культурное явление, благодаря которому советская архитектура стала знаменита во всем мире. Еще люблю московские высотки, сталинский ампир, без которых невозможно представить себе Москву. Но с ними точно ничего не случится, они признанные памятники архитектуры, а вот конструктивистские дома требуют очень бережного отношения и защиты со стороны государства. Мария Арбатова, писательница Мост через реку на Воробьевых горах. Я считаю, что это одно из самых красивых мест в Москве. Здания МГУ, и высотка, и «стекляшка». Дома ХХ века в переулках Арбата, там прошло мое детство, там строители пока не победили архитекторов, там настоящая Москва. Гостиница «Россия», которой уже нет, но которая тоже была одним из самых знаковых зданий XX века.  


опрос

август 2012

31


нереально красиво экспозиция

32

Б

фотографии Ивана Васина и Ренаты Серебряковой

03

Instagram — приложение для iPhone с возможностью создать снимок, применить к нему фильтр и опубликвать его — за короткий срок собрало аудиторию в 30 млн пользователей. Все эти люди получили возможность превратить каждый свой снимок в Произведение и быть оцененными современниками.

Мобилография — это фотографии, снятые на мобильный телефон. Этот феномен стал важным элементом социальной коммуникации. Post, share, like. Поколение «визуалов» выбирает эти новые инструменты диалога и выражения собственных эмоций. Картинки вытесняют слова. Кто-то считает, что это деградация художественного вкуса, кто-то — что это очередной виток развития фотоискусства…

04

Сфотографированы московские доходные дома.

07

11 московское наследие 21

12

13


экспозиция

33

1–2 Доходный дом Строгановского учи-

лища, 1904 год, архитектор Ф. О. Шехтель, Мясницкая улица, дом 24/7 строение 1 3–4 Дом С. Перлова или «Чайный дом», 1891–1893 годы, архитектор Р. И. Клейн, художник К. К. Гиппиус, Мясницкая улица, дом 19 5–6 Доходное владение купцов Сытовых, 1890-е годы, архитекторы А. Н. Кнабе и Д. Н. Чичагов, Мясницкая улица, дом 22/5/2 7–10 Доходный дом, 1901 год, архитекторы П. К. Микини, В. А. Властов, Армянский переулок, дом 1/8, строение 1 11–13 Доходный дом инженера П. Н. Перцова, 1906–1910 годы, архитектор Н. К. Жуков, художник С. В. Малютин. В доме находились мастерские А. В. Куприна, Р. Р. Фалька и др. 14–15 Доходный дом Е. А. Скальского, 1912–1913 годы, архитектор. И. Г. Кондратенко. В 1920-е годы здесь находилась редакция журнала «Красная новь», в которой работал Максим Горький. Здесь бывали А. А. Ахматова, В. В. Маяковский. Кривоколенный переулок, дом 14, строение 1

08

август 2012

01

02

05

06

09

10

14

15


экспозиция

34

Б

16

17

21

22

23

26

27

28

30

31

московское наследие 21


экспозиция

18

16–17 Дом с рыцарем, 1912 год, архитектор В. Е. Дубовский, Гусятников переулок, дом 11 18–20 Доходный дом разбогатевшего крестьянина П. В. Лоськова, 1906 год, архитектор А. У. Зеленко, Мансуровский переулок, дом 4, строение 1 21–23 Доходный дом, 1910 год, архитектор А. Д. Чичагов, Гусятников переулок, дом 3 24–25 Доходный дом купцов Козновых, конец XVIII века — начало XIX века, в 1875 году был перестроен архитектором Г. П. Пономаревым, 1899–1900 годы был перестроен архитектором О. Г. Пиотровичем, Новая площадь, дом 14/13 (Большой Черкасский переулок, дом 13), строения 3–4 26–28 Доходный дом церкви Троицы на Грязех, 1908 год, архитекторы Л. В. Кравецкий, П. К. Микини, Б. Л. Топазов, художник С. И. Вашков, Чистопрудный бульвар, дом 14, строение 3 29 Доходное владение церкви Рождества Богородицы на Кулишки, середина XIX века — начало XX века, Подкопаевский переулок, дом 9, строение 1 30–31 Доходный дом М. Л. Лунца, 1910 год, архитектор Б.М. Великовский, Кривоколенный переулок, дом 9, строение 1 32 Доходное владение известного производителя кирпича Д. О. Милованова, 1865 год, архитектор А. Д. Никольский, Архангельский переулок, дом 8/2

35

19

20

24

25

29

32 август 2012


экспозиция

36

Б

33

34

38

39

40

33–34 Городская усадьба А.Я. Колли, до-

42

43

47

48

московское наследие 21

ходное владение Абрикосовых, 1845 год, архитектор Червнов, Сверчков переулок, дом 8, строение 1 35–37 Владение церкви архидиакона Евпла, начало XIX века, Милютинский переулок, дом 4 38–41 Доходное владение И. И. Воронцовой — И. Г. Евдокимова — З. И. Шориной, с гостиницей и магазинами (в основе городская усадьба, постройки конца XVIII в.), архитекторы А. Е. Вебер, М. В. Геппенер, И. А. ИвановШиц, улица Кузнецкий Мост, дом 7 42–43 Доходный дом, 1915–1916 годы, архитектор В. Е. Дубовской. В этом доме в 1934–1946 годах жил и работал художник Е. Е. Лансере, Милютинский переулок, дом 20/2 44–46 Доходный дом купца Я. М. Филатова, 1904 год архитекторы Э. К. Нирнзее, В. Е. Дубовский, улица Остоженка, дом 3/14 47–48 Доходный дом с чайным магазином торгового дома «Д. и А. Расторгуевы», 1882 год, архитектор В. Н. Карнеев, улица Солянка, дом 7, строение 1 49–51 Доходный дом М. В. Сокол, 1902–1903 годы, архитектор И. П. Машков, художник Н. Н. Сапунов, улица Кузнецкий Мост, дом 3, строение 2


экспозиция

35

37

36

37

44

45

46

49

50

51

41

август 2012


экспозиция

38

52

Б

53

54

57

58

52–54 Доходный дом Орловых, 1873 год,

62

63

66 московское наследие 21

архитектор И. Т. Владимиров, улица Арбат, дом 12 55–56 Доходный дом, 1899 год, архитектор Мелиндегляр. В доме жил и работал композитор Р. М. Глиэр. Петровский бульвар, дом 5, строение 1 57–58 Доходный дом О. С. Петровской, 1911–1913 годы, архитектор Д. М. Челищев, надстроен в 1940-е годы. В 1920-е годы в доме бывал С. А. Есенин. Переулок Сивцев Вражек, дом 44/28 59–61 Доходный дом купца В. Е. Быкова, 1909 год, архитектор Л. Н. Кекушев, 2-я Брестская улица, дом 19/18, строение 1  62–63 Доходный дом церкви Ивана Предтечи под Бором, 1880 год, архитектор Н. Н. Степанов, улица Пятницкая, дом 4/2, строение 1 (Черниговский переулок, дом 2) 64–65 Доходный дом Смирновских, 1874 год, улица Малая Бронная, дом 19 66–68 Доходный дом К. М. Полторацкого с торговыми лавками, дом построен в 1821 году и перестроен в 1889 году архитектором А. С. Каминским. Театральная площадь, дом 2


экспозиция

59

67 август 2012

39

55

56

60

61

64

65

68


домашняя обстановка

сцена из «Войны и мира» 40

Б

подготовили Владимир Седов, Ирина Мак, Яна Миронцева, проектирование Оксаны Веселковой, графика Родиона К итаева

До этого мы представляли дома, исключительные по богатству. Теперь показываем дом средней руки. Это жилище аристократа, жилище роскошное, но в нем уже нет стольких комнат, сколько было во дворце вельможи Екатерининского времени. Это послепожарное жилище дворянина, выполненное в стиле ампир, красивое и уютное одновременно. Это декорация для сцен из пушкинских писем, для сцен из «Горя от ума» и поздних, послевоенных отрывков из «Войны и мира». Золотой век дворянства еще не кончался, наоборот, он достиг пика, а потому комнаты парадного этажа выполнены с богатой отделкой, высоки и даже величественны, размеры их отнюдь не камерные. Но уже вход с уютной прихожей и зал с выходами на антресоли, позволяющими устро-

Лестница

В августе 1991 году над парадной лестницей обвалился потолок. Дубовая лестница, на которую в непогоду сыпался снег и лил дождь, оказалась уничтожена. Пришлось делать новую, по образу и подобию оригинальной, — тоже из дуба. Такие лестницы были в то время во всех московских домах.

московское наследие 21

ить там музыкантов в день бала, сделаны как уютные «серые пространства», полудомашние-полупарадные. А на верхнем этаже, куда можно попасть как по «задней» лестнице, так и по лестнице у зала, расположены жилые комнаты на антресолях: маленькие, изолированные, хорошо прогретые и с небольшими окошками. Жизнь, как и прежде, делится на парадную и частную, но частное начинает занимать все больше места, еще не сокращая парадный ряд залов, анфиладу, предназначенную как для приемов, так и дневного, «чинного» пребывания владельцев и их гостей. Накануне войны 1812 года здесь поселился опальный Иван Матвеевич Муравьев — литератор, сенатор и дипломат. Выйдя в отставку, он сменил столичное жилище

на московский дом, доставшийся ему во втором браке. В 1825‑м трое сыновей (от первой жены) вышли на Сенатскую площадь. Судьба их ужасна: Сергея повесили, Ипполит застрелился, Матвей отправлен на каторгу — и выжил. В проданном доме со временем открыли приют для девочек. После 1917‑го здесь были конторы и галерея, в доме проводились реставрации, не всегда адекватные. Особняк ждала страшная участь, если бы не Кристофер Муравьев-Апостол, гражданин Бразилии и Швейцарии, посчитавший своим долгом восстановить дом предков. И если бы не Татьяна Макеева, которая возглавила будущий музей и взяла на себя миссию по проведению реставрации, а фактически восстановлению усадьбы.


домашняя обстановка Обои

Отделка

Особняк украшает искусственный мрамор, по моде, введенной еще Жозефиной. В России, подражая французским дворцовым спальням, в этой технике оформляли парадные залы и музыкальные салоны: искусственный мрамор, пусть и очень дорогой, позволял получить любой цвет. В доме Муравьева-Апостола большой зал невелик, однако тут и колонны, отделанные зеленым искусственным мрамором, и пилястры, и лепные карнизы, причем все сохранилось. Недостающие фрагменты лепнины и искусственного мрамора были идеально воссозданы мраморщиками и лепщиками компании «Ресремстрой».

Обои, сохранившиеся в маленькой комнате на парадном этаже, относятся, по‑видимому, к тому периоду (с 1844 года), когда в особняке размещался приют. Обои наклеены на «бумажки», как тогда говорили — на листки, вырванные — в данном конкретном случае — из какой‑то медицинской книжки. А на антресолях — на третьем этаже — сохранились самые старые обои — XVIII века, ручной работы, наклеенные, согласно практике той эпохи, прямо на тесаные бревна. Несколько реставрационных «окон», в которых видны бревна, первая штукатурка, местами старая краска — художественные артефакты, по которым можно судить об аутентичности реставрации. Посмотрев в такое окошко, расположенное напротив одной из гостиных, можно сосчитать все слои, из которых состоит стена, включая бревенчатую кладку «в обло», когда в бревне вырезается топором выемка и в этот паз вкладывается другое бревно.

41 Краска

Внутренние стены особняка покрашены английской краской, сделанной, по традиционной технологии, из растертых минералов и напоминающей по составу старинные краски. Это краску используют сегодня в Европе исключительно в реставрационных целях и далеко не повсеместно.

Полы

К началу 1990‑х полы сгнили и местами были вскрыты. Поэтому, ориентируясь на усадьбы того времени и имея в виду статус особняка — все‑таки это не дворец, а пусть великолепный, но жилой дом, при реставрации в качестве аналога взяли паркеты в столовой усадьбы «Кусково», которая немного старше. По их образцу заказали для парадных помещений новый паркет из лиственницы и муарового дуба и состарили его методом браширования. А в коридорах, внизу и наверху, положили лиственничную доску, как это и было когда‑то.

Брусчатка

В процессе реставрации во дворе был снят внушительный слой земли — и тем самым были восстановлены первоначальные размеры дворового фасада и исключен подсос воды, которая разрушает стены. Из-за разницы высот во дворе образовалась горка, которую покрыли колотой брусчаткой — так же, как было два века назад. Брусчатка положена на песок, чтобы вода просачивалась в щели и уходила бесследно. август 2012


будущее в обмен на жилплощадь маршрут с историей

Александра Голикова

текст Михаила Пророкова

Вслед за московскими Черемушками кварталы пятиэтажек стали расти и в других городах. Там их тоже нередко называли Черемушками <

В конце 1954 года товарищ Н. С. Хрущев выступил на совещании строителей с осуждением излишеств и украшательств, призвал экономить и думать о массовом индустриальном домостроении, а не о всяких там «стилях» и «архитектурных ансамблях». Архитекторы и инженерыконструкторы с привычным для того времени энтузиазмом признали свои ошибки и принялись ускорять, развивать, перековываться и выпрастываться из-под тяжкого гнета прошлого. Жесткие нормативы мешают индустриализации строительства? Поменять нормативы! Кто сказал, например, что высота потолков должна быть не менее 3,2 м? Ле Корбюзье точно такого не говорил — в его «модулере» (франц. modulor — система пропорций, основанная на измерениях человеческого тела) зазора 25 см между ростом человека с поднятой вверх рукой и потолком должно хватать за глаза. Кто сказал, что жилая площадь двухкомнатной квартиры должна составлять 35, а то и 40 кв. м? Немецкие гигиенисты еще в 70-е годы XIX века установили, что 9 кв. м на человека более чем достаточно; поскольку в двухкомнатной квартире будут жить нередко по трое, а не по двое, то ладно уж, будет вам 40 кв. м — но не жилой, а общей, жилой достаточно 26–30 (по нормативам сперва вообще 22 хотели сделать). А хозяйке на кухне вообще для комфортного манипулирования утварью нужно 110 см в окружности — ученые доказали. Поэтому вот вам кухни в 4–5–6 метров и радуйтесь, что не больше, — а то набегались бы, готовя. И радовались. И ликовали. И слово «Черемушки» — именно «Новыми Черемушками», по имени бывшей деревни, назвали первый квартал хрущевок у будущего метро «Академическая» — произносили с нежностью и гордостью, и иностранцев еще возили показывать. И Дмитрий Шостакович в том же 1958-м (в 1957-м закончили строительство первого дома, в 1958-м были готовы уже все четырнадцать) написал оперетту, а Герберт Раппапорт через четыре года снял по ней фильм. Оперетту, кстати, еще до премьеры в Москве затребовали в Вену — тамошняя «Фольксопер» захотела тоже ее поставить. Прогуливаясь сейчас по кварталу, раскинувшемуся вокруг кинотеатра «Улан-Батор» на тихой улице Гримау (кинотеатр, кстати, едва ли не единственный в Москве не обзавелся «долби-стерео», отдал фойе в аренду мелким

Герои оперетты «Москва, Черемушки» мечтали о своем отдельном жилье — пусть оно будет размером со скворечник (на фото — кадр из поставленного по мотивам оперетты к/ф «Черемушки», 1962 год)

московское наследие 21

Б

Идеи Ле Корбюзье основывались на модулере — разработанной французским архитектором системе пропорций (исходные величины условный рост человека, его высота до солнечного сплетения и с поднятой рукой, принятые равными соответственно 183, 113 и 226 см) >

торговцам и много лет крутит фильмы для двух-трех зрителей; доведется проходить мимо, загляните внутрь — коктейль эпох получился не слабый), трудно поверить во всю эту Вену, экскурсии архитекторов, восторги жителей («Глаза жильцов светились счастьем. Они взахлеб объясняли нам, какая это колоссальная разница — комната в коммуналке и отдельная квартира (пусть крохотная)»,— вспоминает академик Селим Хан-Магомедов) и прочие радости раннекосмической эры. Сама мысль о том, что первая хрущевка и первый спутник появились в одном и том же 1957-м, кажется чем-то из области парадоксов. Но парадокс ли это? Не то ли это будущее, которое предрекали футуристы, кубисты и прочие конструктивисты в литературе, поэзии, живописи, в той же архитектуре? Не к тому ли, чтобы форма подчинялась функции, призывали Салливан и «Баухаус», Мис ван дер Роэ и тот же Ле Корбюзье? Вместо пышных дворцов с колоннами — простые, предельно функциональные жилища, из которых трудящиеся при первой возможности выбираются и отправляются есть в столовых, гулять в парках и танцевать на танцевальных площадках. Тем, кому кажется, будто в хрущевках тесно, стоило бы побывать в общежитии МИСиСа (арх. Иван Николаев, минут двадцать пешком от улицы Гримау) — там, в полутораметровых комнатах, рядом со столом, койкой и книжной полкой нет даже места, чтобы поставить стул — зачем? Заниматься можно и лежа, так и для спины полезнее. А в первой «жилой единице» Ле Корбюзье в Марселе высота потолков была всего 226 см, а ширина комнат — 366 см. А ведь Ле Корбюзье — признанный гений. Как и Мис ван дер Роэ, как и наши Гинзбург с Мельниковым; да и Николаев — гений, чего уж там. В чем же дело? Почему отец и теоретик 2,5-метровых потолков — гений, а авторы «Новых Черемушек» остались для широкой публики безымянными? Отчасти ответ на это приходит с первого взгляда. Достаточно сравнить хрущевки, скажем, серии К-7, разработанной дедушкой лидера «Мумий Тролля» Виталием Лагутенко, и дом-коммуну Ле Корбюзье в Марселе (1947–1952) или его же дом в Нанте — ровесник первых хрущевок, как многое становится понятно без объяснений. Желающим защищать творцов хрущевских пятиэтажек придется это делать по принципу «а зато…» — да, французы могли позволить себе

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

42


маршрут с историей

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

43

В Новых Черемушках с домов были беспощадно удалены все декоративные элементы, зато места на двор не пожалели

Владимир Ресин, главный строитель города, о хрущевках «Я хотел бы, чтобы будущим поколениям никогда не пришлось бы жить в этих домах, в которых прожили мы, наши родители и деды. Перед ними можно только извиниться»

Успехи массового строительства шли рука об руку с успехами в освоении космоса (на фото — демонстрация в Хабаровске в ноябре 1963 года) <

тратить больше на квадратный метр и прибегать к типовому строительству в весьма умеренных масштабах… зато мы первые были в космосе. И построили, кстати, с 1959 по 1985 год 5,8 млн квартир (более 10% нынешнего жилого фонда). И расселили людей из коммуналок, и дали жилье получившим паспорта и ринувшимся в город колхозникам, и… Но архитектурный облик здания — тот самый «архитектурный художественный образ», против которого с подачи Хрущева так воевали теоретики 1950-х — не создается только затратами и качеством материалов. Да, хрущевки строились из чего подешевле, железобетону на них и то жалели — но конструктивистские шедевры 1920-х возводились вообще из камышита и саманного кирпича. Дело тут, думается, в другом. Ушел порыв. Воодушевление, которое окрашивает собой и корявоватую подчас поэзию, и распадающуюся на отдельные точки и линии живопись, и довольно вроде бы скучную прямоугольную архитектуру. Что такого уж романтичного было в заводском труде 1920–1930-х, что дома культуры, построенные конструктивистами, выглядят вдохновенно и дерзко — в то время как дома культуры 1960-х навевают мысль только о лекциях о международном положении и индийских мелодрамах? Вряд ли труд был особенно романтичным — скорее в представлении о его цели было заложено что-то, в 60-е начавшее уходить. Преобразование жизни сменилось ее запоздалым и чуточку стыдливым приятием. Хозяйке нужно было 110 см не чтобы питать силы строителей коммунизма — а просто чтобы готовить пищу. Дома должны были быть окружены зелеными посадками, лавочками и фонтанчиками не для того, чтобы легче и веселее было жить в отрыве от докучливого, тянущего в прошлое быта (вспомните воспетых Маяковским канареек); лавочки и фонтанчики сами стали частью быта, вынесенными наружу дополнениями к шестиметровой кухне и совмещенному санузлу. Обещая советским людям, что через 20–25 лет они будут жить при коммунизме, в светлых его дворцах — их загоняли в коробки. Временно; потом мы все это разберем и замостим обломками дороги в светлую даль. Но благодаря стараниям честных инженеров коробки эти могли стоять лет по сто. Будущее обменивалось на жилплощадь. Вместо тесных гнезд, годных лишь для того, чтобы оттуда выпархиавгуст 2012

Ввод в строй домостроительных комбинатов и заводов ЖБИ позволил поставить строительство хрущевок на поток. Одна пятиэтажка серии К-7 монтировалась за 12 рабочих дней >

За полетом первых спутников счастливые владельцы квартир в первых хрущевках могли наблюдать, сидя на лавочках у своих подъездов >

вать и летать (в этом плане сталинская комнатка в коммуналке мало чем отличалась от каморки в марсельской «жилой единице»), им давали клетушки, где можно было уже сидеть. Глаза обращены в будущее, но руки уже по локоть в быту: «Вся квартира наша, наша! Кухня тоже наша, наша! И удобства наши тоже! Но зачем стоять в прихожей?» — как пели молодые герои «Москвы, Черемушек» Шостаковича. Но все это и впрямь было временной остановкой — на пути совсем не к коммунизму, а наоборот. Люди останавливались, переводили дыхание, осматривались вокруг, вставали в очередь за «стенками» (кто-нибудь помнит еще такую мебель? очень эргономичная, как раз для восьми-десятиметровых комнаток) — а кто уже и за садовым участком, и за «Москвичом», и в гаражный кооператив. Люди рассаживались по лавочкам. Многие до сих пор сидят. Им невдомек, что будущее уже наступило. В последней московской пятиэтажке — когда наконец она уже останется впрямь последней — нужно будет сделать музей остановившегося времени. Разложить все отпавшие за ненадобностью, тупиковые, не нашедшие во что развиться предметы, — чугунные утюги, сервизы на 24 персоны, чернильницы-непроливашки, трехпрограммные радиоприемники, трельяжи, кухонные столы. И поставить много-много стульев и лавочек — чтобы на все это можно было смотреть с толком, с чувством и в безопасном удалении от 2,5-метрового потолка. Сидя и никуда не спеша.   СССР щедро делился опытом строительства дешевых пятиэтажек с братскими странами (на фото — квартал хрущевок на Кубе) < «Жилая единица» (Unité d'Habitation) Ле Корбюзье в Марселе

>

Хрущевские квартиры были красны не метражом, а тем, что каждый клочок пространства был личным и мог использоваться по усмотрению хозяев 


хоромы для женитьбы реставраторы, достойные награды

44

Б

текст Маши Седовой

Самый старый объект палат, именно в нем в начале XIX века снимал квартиру отец А. С. Пушкина с семьей < Поздняя пристройка, в ней находится парадная лестница >

Ажурная арка, не самый качественный новодел, за ней парадный зал палат >

В Большом Харитоньевском переулке, неподалеку от Садового кольца, стоят палаты. Это — дворец князей Юсуповых. Их еще называют палаты Волковых–Юсуповых. Это одно из старейших гражданских сооружений Москвы. Чуть в глубине двора вот уже более трех столетий возвышается ансамбль из красно-белых зданий с наличниками, колонками, островерхими крышами. Облик дворца формировался на протяжении нескольких веков: каждый его владелец вносил что-то свое. Палаты по традиции XVII века возведены по «хоромному принципу» и состоят из отдельных объемов разной высоты, каждый из которых крыт порознь кровлями, отличающимися формой и высотой. Объемы группируются вокруг «красного» крыльца, ведущего к сеням второго этажа с большой Крестовой палатой, перекрытой коробовым сводом без опор. По другую сторону крыльца над аркой находились жилые помещения. Над крыльцом возвышается терем, использовавшийся как домовая церковь. Самая старая часть палат — нижний этаж крайней правой палаты. Он может датироваться концом XVI или началом XVII века. По одной из московских легенд, тут был охотничий дворец царя Ивана Грозного с обязательным подземным ходом из Кремля. В конце XVII века сформировался весь существующий комплекс двухэтажных построек (возможно, был и третий деревянный жилой этаж) с характерным для того времени декором в стиле московского барокко. Палатами владел сподвижник Петра I, дипломат, вице-канцлер П. П. Шафиров. Дипломат был обвинен в казнокрадстве, и конфискованный у него дом в 1723 году отдали графу Петру Толстому, управляющему Тайной канцелярией, главе следственной комиссии по делу царевича Алексея. В результате борьбы за власть каменные палаты в 1727 году пожалованы за верную службу секретарю Александра Меншикова, Алексею Волкову. московское наследие 21

В палатах много печей с изразцами — их можно было было рассматривать как мультфильмы. Сохранились изразцы плохо, но реставраторы их восстановили >>

Живопись в палатах была воссоздана по кусочкам и прорисям <>

Владельцем палат Волков был совсем недолго, меньше полугода — в том же 1727 году Меншиков терпит поражение в борьбе за власть и едет в ссылку, а у его подопечного палаты и прочее имущество отбирают. Следующий владелец палат, этого своеобразного символа борьбы у трона, — князь Григорий Дмитриевич Юсупов, получивший их в ноябре 1727 года. С тех пор почти 200 лет они находились в юсуповском роду. В интерьерах палат сохранились прекрасные изразцовые печи XVIII века, богатая декоративная отделка: роспись, резные порталы, бронзовые решетки, подсвечники и фонари по рисункам художника Ф. Г. Солнцева; в «портретной» находятся изображения нескольких представителей династии Юсуповых, начиная с владетельного князя Ногайской орды Юсуф-Мурзы. Один из Юсуповых, князь Николай Борисович, жил в основном в Петербурге или за границей и дома сдавал. Тогда в усадьбе параллельно переулку стояли три каменных здания, и средний дом в 1801–1803 годах снял С. Л. Пушкин, отец поэта. Харитоньевский переулок упоминается у А. С. Пушкина, например, именно сюда приезжает Татьяна «к старой тетке, четвертый год больной в чахотке...» Дом сохранился, но в 1891 году надстроен третьим этажом и тогда же соединен со старыми палатами. Это крайняя левая часть современного здания. В таком виде здания простояли до осени 1812 года, когда при вступлении в Москву армии Наполеона в городе начались массовые пожары. Постройки Юсупова и Вяземского значительно обгорели. Обгоревшие строения вскоре отремонтировали, по возможности сохранив прежнее декоративное убранство. В конце XIX века архитектором Н. В. Султановым палаты были вновь отремонтированы. Следует отметить, что ремонтные работы того времени осуществляли как по представлениям о древнерусском зодчестве, так и на


реставраторы, достойные награды основе сохранившихся артефактов в Московском Кремле, других старых постройках, дошедших до конца ХIХ века. Проведённые Султановым работы носили реставрационный характер и включали в себя элементы регенерации и реновации. Со стороны двора к дому пристроен объем с прихожей и парадной лестницей, сооружена каменная ограда с воротами, где помещен герб Юсуповых, а со стороны переулка поставлена металлическая ажурная ограда, выполненная по образцу решётки середины ХVII века церкви Николая Мокрого в Ярославле. Султанов создал дом, отражающий представление о палатах XVII столетия в конце века XIX. Несмотря на столь вольную реконструкцию Султанов сумел сохранить дворец и придать ему стилизованно-эклектичный характер. После 1917 года палаты, отобранные у владельцев, были заняты Военноисторическим музеем (с 1922 года), потом тут короткое время находился

45

Чеховский музей, а с 1928 года — различные сельскохозяйственные учреждения, такие как Совхозный институт, Институт планирования и экономики, в последнее время — президиум Сельскохозяйственной академии. Россельхозакадемию обязали провести ремонтно-реставрационные работы в середине 90-х годов XX столетия. С 1999 года по 2010 год шли реставрационные работы. Менялись арендаторы и владельцы здания, менялось его предназначение, из здания академии палаты стали музеем, сейчас они превращаются в офис и сдаются нынешними арендаторами под свадьбы, корпоративы, банкеты, презентации. Мы поговорили с реставратором, который руководил работами по сохранению палат с 1999 года, Валерием Дмитриевичем Шмыковым. Он рассказал, что может случиться с палатами, если не продолжать комплексные ремонтно-реставрационные работы, так как он считает, что работы по сохранению ещё не закончены.

Парадный зал. Роспись на потолке в кабинете <

Валерий Дмитриевич Шмыков, руководитель архитектурной проектной мастерской института «Спецпроектреставрация», главный архитектор проекта реставрации, академик Академии архитектурного наследия К середине 90-х прошлого века памятник архитектуры пришел в довольно ветхое состояние. Требовалось проведение серьёзных ремонтно-реставрационных работ. К юбилею Пушкина в 1999 году из бюджета города Москвы были выделены небольшие средства, но их на масштабную реставрацию август 2012

не хватило, был проведён лишь косметический ремонт главного фасада. Фасады и интерьеры здания с уникальными росписями, изразцовыми печами продолжали разрушаться. В советское время палаты были недоступны не то что для обычных посетителей — даже многие исследователи архитектуры с трудом могли туда попасть. Здание занимал президиум ВАСХНИЛ (ныне — Россельхозакадемия). В 1960 году дворец Юсуповых был поставлен на государственную охрану как объект культурного наследия федерального значения. С 1992 года на основании указа президента Российской Федерации и по-

становления правительства памятник находится в собственности Российской академии сельскохозяйственных наук. Средств у академии было недостаточно для проведении комплексной реставрации, целевого финансирования из федерального бюджета также не было, использовали палаты на протяжении XX века кто как мог, так что, конечно, состояние памятника было удручающим, росписи стен и сводов были частично сбиты или скрыты под множественными слоями краски, паркетные полы уже не подлежали реставрации, многие элементы убранства были утрачены, инженерные коммуникации требовали замены.


46

реставраторы, достойные награды На потолке кабинета изображены все 12 знаков зодиака Изразец на одной из печей

Потолок прихожей

>

<

>

Изображение слона с копытами на лестнице

Реставраторам удалось под слоями краски открыть фрагменты старой живописи и воссоздать первоначальную цветовую гамму >>

Б

>

Роспись нижних залов. Потолок зала, оформленного в китайском стиле >

С 1992 года на основании указа президента Российской Федерации Бориса Ельцина и постановления правительства федеральный памятник был передан в собственность Российской академии сельскохозяйственных наук. В 2004 году Россельхозакадемия смогла сдать эти палаты в аренду на целых 25 лет, а то и на 49. Функции генерального проектировщика вновь были поручены федеральному институту по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация», который смог приступить к следующей фазе научно-проектных работ, а именно к составлению проекта и рабочей документации на реставрацию и приспособление под современное использование древних палат. Началась реставрация. Нам удавалось под слоями краски открывать фрагменты старой живописи, первоначальную цветовую гамму интерьеров и восстанавливать целые залы по фрагментам. Иногда мы смотрели на черно-белую фотографию первой половины ХХ века, на ней фрагмент одного из залов, а перед нами только «прорись» сюжета (только силуэт) — и кое-где остатки цвета. Конечно, кое-что нам, совместно с художниками-реставраторами и органом охраны памятников, пришлось домысливать, чтобы восстановить целостный, завершённый облик помещения. В одном из залов на своде в медальоне — сюжет «Сокол бьет утку», а второй медальон пустой, ни фотографий, ни остатков живописи в нем. Посовещавшись, мы приняли коллегиальное решение и по аналогии поместили там ястреба и гуся. За прошедший период был выполнен комплекс работ по выведению здания из предаварийного состояния, воссозданию московское наследие 21

внешнего облика палат на конец ХIХ века, проведены большие реставрационно-восстановительные работы в интерьерах, с воссозданием утраченных росписей, реставрацией элементов и деталей убранства, паркетных и каменных полов, лестниц, дверей, наружных металлических ажурных оконных витражей и многого другого. Была отремонтирована система водоотвода от здания, полностью заменены внутренние инженерные системы отопления, водоснабжения и канализации, электроснабжения, связи, устранена опасность аварийной ситуации и обрушения дворовой двухэтажной пристройки ХIХ века и пр. Были отремонтированы конструкции крыш, заменены кровли с новым покрытием «в шашку», в два цвета, с долговечным полимерным покрытием, восстановлены дымники конца ХIХ века на печных трубах, проведён ремонт южного открытого крыльца с вычинкой кирпичной кладки стены, заменой гидроизоляции и разрушенных белокаменных ступеней. Нынешние арендаторы, вложив значительные средства в приведение здания в нормальное состояние, конечно, не хотели так долго вести реставрацию: им нужен был быстрый результат, ведь сейчас здание интенсивно используется как офис, как площадка для презентаций. В День наследия туда пускают небольшие организованные группы экскурсантов, и сами они экскурсии водят, но памятник-то ждёт реставрации, она до конца не закончена, фасады только покрашены, никакой реставрации фасадов не было, полностью не решена проблема с отсечной гидроизоляцией, за два года после окончания работ в некоторых местах живопись в залах начинает вздуваться, шелушиться и отпадать. Это очень печально.

Да и интерьеры ждут продолжения работ. Требуется реставрация в помещении портретной комнаты (лепнина, живопись, воссоздание ткани для обивки стен и пр.). Не закончено восстановление металлических ажурных деталей дверей и окон, оконных витражей в трапезной и в теремке. В помещениях висят пошлые турецкие и итальянские люстры и бра, а сохранившиеся образцы некоторых люстр и бра конца ХIХ века валяются в кладовках. Требует реставрации внутридворовая каменная ограда с металлическими ажурными воротами. Не начато благоустройство территории. Конечно, нам удалось выполнить поставленную перед нами на тот период задачу и хотя бы частично восстановить уголок старой Москвы для нынешних москвичей и наших потомков. Но многое ещё предстоит сделать, чтобы уникальное здание могло предстать перед нами в том виде, каким видели его последние представители богатейшего и известнейшего в России и за рубежом рода Юсуповых. Дворец жив и ждёт продолжения ремонтно-реставрационных работ, без их проведения здание вновь придет в упадок.  


девелоперам нравятся храмы — памятники архитектуры

47

Myrabella/flickr.com

бизнес-настроение

подготовила Оксана Самборская

Большинство сохранившихся в России исторических каменных зданий — храмовые, выстроены они в самых разнообразных архитектурных стилях. Тем интересней, что московские девелоперы выбирают в качестве эстетических образцов западную храмовую архитектуру.

Ирина Кирсанова, заместитель генерального директора по маркетингу и продажам ЗАО «Пересвет-Инвест» Мой любимый район в Москве — Краснопресненский, место, где я родилась и провела свое детство. На Красной Пресне много интересных и красивых зданий. Самое величественное из них — готический собор Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, воплощение лучших идей неоготической архитектуры Англии и Италии. Несмотря на то что готическая архитектура практически не представлена в России, католический храм на Красной Пресне не кажется нам чуждым, ведь он построен из теплого красного кирпича, такого близкого нашей столице. Собор не кажется темным и неприступным, но в то же время в нем сохранены главные особенности данного архитектурного направления: стремление ввысь, строгие остроконечные формы, тонкое кружево башенок и шпилей. История готического собора на Красной Пресне во многом отражает все невзгоды Москвы. Новое величественное здание, которое строилось больше десяти лет, было полностью готово к 1917 году, а в 1938-м из него сделали общежитие. Детьми мы гуляли по заброшенному саду и кладбищу собора, который постепенно разрушался. Часть территории занимала школа, за кладбищем никто не ухаживал, собор лишился многочисленных башенок, окна были побиты, а красный кирпич покрылся зеленым мхом. Но мы с большим удовольствием играли в его дворе, и нас завораживал загадочный и тем самым прекрасный замок, непонятные надписи на гранитных плитах, заброшенный и заросший сад. В 90-е годы собор Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии стали восстанавливать, и в наше время он полностью отреставрирован. август 2012

Собор Святого Петра в Риме

Восстановленный на католические деньги храм Непорочного Зачатия Девы Марии стал архитектурной доминантой Пресни

Владимир Киреенко, генеральный директор девелоперской компании «Сити-XXI век» Известно утверждение Фридриха Шеллинга, который сказал, что архитектура — это застывшая музыка. С этим трудно не согласиться, когда видишь творения талантливых зодчих. Не менее сильные эмоции, чем сочинения великих композиторов, вызывают архитектурные произведения, которые наполняют любой город полнокровной исторической жизнью. Среди них я бы выделил собор Святого Петра в Риме. Это и действующий храм, и памятник зодчества, и одновременно центр мировой христианской культуры. В нем органично сочетаются духовность и искусство градостроения. Поэтому как девелопер могу сказать, что это сооружение вызывает у меня не только чувство восхищения, но и профессиональный интерес. Например, собор неотделим от площади, которая также признана шедевром мирового градостроения. Основную, центральную, площадь как бы обнимают и с левой, и с правой стороны две колоннады по четыре ряда в каждой. Купол храма, спроектированный великим Микеланджело, имеет высоту 119 м и диаметр 42 м. На внутренней поверхности купола изображены евангелисты: Матфей — с ангелом, Марк — со львом, Лука — с волом, Иоанн — с орлом. В пространстве под куполом над главным алтарем на четырех витых колоннах (на них стоят еще статуи ангелов) взмывает вверх великолепный балдахин. Прочитал потом, что он имеет высоту 29 м. В соборе очень много статуй: знаменитая «Пьета» (момент оплакивания Богородицей смерти Сына), созданная тем же Микеланджело. Мадонна изображена на ней как юная девушка, скорбящая по любимому человеку. На эту особенность обращают внимание многие, в том числе и среди моих знакомых и друзей. Внутри собора прекрасно все: купол, статуи, алтари, надгробия, игра света и тени. Уже после своей первой поездки в Рим узнал, что собор перестал быть крупнейшим христианским храмом в мире. В 1990 году его превзошла масштабами католическая церковь в Кот-д’Ивуаре, но она опять же была возведена по образу собора Святого Петра. Но дело, конечно, не в размерах того или иного сооружения, а в том, что в этих размерах присутствует глубочайшая мысль и органика с окружающим миром. Над проектом собора работал не только Микеланджело, но и другие итальянские архитекторы XVI века: Браманте, Рафаэль, Перуцци, Антонио да Сангалло. Собор был освящен в 1626 году, через 120 лет после начала строительства. Но работы в храмовом комплексе продолжались и в дальнейшем. Упомянутая площадь перед ним появилась в нынешнем виде в 1667 году. Заключить свой рассказ хотелось бы другими словами Шеллинга: «Блажен, кто выбрал цель и путь и видит в этом жизни суть». Они полностью применимы к великим зодчим прошлого, создавшим собор Святого Петра в Риме.  


наука, поселившаяся на вокзале приспособление

текст Ренаты Серебряковой

Б

Стеклянный вход должен тут же создавать ощущение вовлеченности в атмосферу музея <

>

Phil Parker/flickr.com

Выставка паровых двигателей

Все извлеченные во время ремонта в Great Western Warehouse материалы были переработаны и вторично использованы — 35 тонн стекла, более 1130 погонных метров снесенных внутренних стен, 120 тонн строительного мусора.

Манчестерский музей науки и промышленности (Museum of Science and Industry, MOSI) входит в число десяти наиболее посещаемых музеев Великобритании. А расположен он в зданиях и на территории самого старого из сохранившихся в мире железнодорожных вокзалов — манчестерском Ливерпульском вокзале (Liverpool Road Railway Station) Вокзал — конечная станция 56-километровой железной дороги Манчестер–Ливерпуль, построенной в 1830 году и очень передовой для своего времени: она была двухпутная, полностью на паровой тяге, с виадуками, мостами и двухкилометровым тоннелем. Это первая в мире регулярная междугородная железная дорога, то есть по ней поезда ходили по четкому расписанию, а с пассажиров брали фиксированную плату. В первые же три месяца работы дорога перевезла огромное для начала XIX века количество пассажиров — почти 72 тысячи, а также тысячи тонн угля и других грузов. На той самой станции в Манчестере, где сейчас музей, сразу были построены кассы и залы ожидания отдельно для первого и второго классов. Постепенно при станции появились еще и склады. Через 15 лет дорога Манчестер–Ливерпуль присоединилась к железнодорожной компании Grand Junction Railway, и пассажирские поезда до Ливерпуля стали отправляться из Манчестера не с Ливерпульского вокзала, а с вокзала Виктория. А Ливерпульский вокзал стал огромным складом с железнодорожными путями. Во второй половине XX века железнодорожный грузопоток стал стремительно снижаться, и в 1975 году склад закрыли. Здания — вокзал и склады — к тому моменту уже

московское наследие 21

пришли в упадок. Совет графства Большой Манчестер решил переместить туда существовавший с 1969 года СевероЗападный музей науки и в 1978 году приобрел у компании British Rail манчестерский Ливерпульский вокзал (участок 3 га с пятью зданиями) за символическую плату в 1 фунт. British Rail выделила также около 100 тыс. фунтов, чтобы покрыть часть расходов на реставрацию и ремонт. Здание станции и склад, построенные в 1830 году, внесены в список памятников национального значения, а остальные охраняются как памятники архитектуры. Музей открылся в 1983 году, в 153-й день рождения дороги Ливерпуль–Манчестер. К моменту открытия отреставрированы были еще не все постройки, но при поддержке британского благотворительного фонда Heritage Lottery Fund и European Regional Development Fund постепенно дореставрировали остальное. Сегодня MOSI рассказывает историю электричества, текстильной промышленности, водопровода, транспорта, в нем также есть планетарий и четырехмерный театр. В январе 2011 году для посетителей открыли главное здание музея — 130-летний Большой западный склад (Great Western Warehouse). Проект обновления в течение четырех лет разрабатывало известное английское архитектурное бюро Buttress Fuller Alsop Williams, имеющее большой опыт работы с архитектурными памятниками. На работы ушло 14 месяцев и 9,5 млн фунтов. Устаревший, тесный музей превратился в современный музейно-культурный центр. Архитекторы сделали акцент на сводчатом потолке и клепаных железных конструкциях здания, стараясь сохранить инду-

Elly Reynolds/flickr.com

48


приспособление

49 Внешние застекленные лестницы и лифты позволили освободить внутреннее пространство <

Elly Reynolds/flickr.com

Air and space hall рассказывает историю воздухоплавания >

Вдоль первого склада 1830 года постройки тянутся пути >

<

mancun_ian/flickr.com

© Mosi

Оригинальные клепаные конструкции зданий были сохранены

стриальный дух. Были достроены внешние застекленные лестницы и лифты, таким образом удалось сильно освободить внутреннее пространство. Стеклянный вход, по задумке проектировщиков, должен тут же создавать ощущение вовлеченности в особую атмосферу музея. Здание Great Western Warehouse поделено на тематические галереи, между собой логично перекликающиеся. В музее теперь есть кафе, сувенирная лавка, книжный магазин, конференц-залы, на втором этаже есть помещения для лекций и мастер-классов, а также зал, где демонстрируют эксперименты. Некоторые помещения между делом сдаются для проведения ненаучных мероприятий, лидируют, как обычно, свадьбы. На входе в музей выдают карточку со штрих-кодом, после ее активации фотографии посетителей появляются на дисплеях спиралевидной цифровой скульптуры вместе с лицами известных ученых. С помощью карточки запускаются также некоторые экспонаты и игры. Все в этом музее интерактивно — галереи, указатели и экспонаты. МOSI входит в группу английских музеев Science Museum Group, в которой также состоит лондонский Музей науки, у них общая управляющая компания. За последние десять лет число посетителей музейного комплекса выросло более чем в два раза — с 288 тыс. до 640 тыс. Директор музея Тони Хилл надеется, что потомки, поразившись прогрессивностью нынешнего подхода к развитию музея, вдохновятся на что-нибудь столь же передовое и для своего времени. август 2012

Депутат английского парламента Уильям Хаскиссон на торжественном открытии дороги Ливерпуль–Манчестер решил перейти пути и не заметил приближавшегося состава. Скончавшись от ранения, он остался в истории как первый человек, погибший под колесами поезда.

Выставка паровозов системы Гарратт

Интерес к сохранению индустриального наследия первым формализован в Англии — еще в 1940-е годы. А в 2008 году на деньги Европейского союза была создана международная ассоциация «Европейский маршрут промышленного наследия» (ERIH, The European Route of Industrial Heritage). Организация занимается популяризацией промышленной истории, объединяя исторические промышленные объекты по всей Европе в сеть. Сегодня в нее входит 850 объектов в 32 странах, которые с образовательной целью может посетить каждый. На сайте можно составить себе маршрут — тематический или просто географически удобный.


общественное пространство

переворот на Октябрьской 50

Б Автор статьи «Страстная Пушкинская», опубликованной в №19 журнала «Московское наследие» на стр. 50–51, — Роман Цеханский. Редакция приносит извинения ему и Александру Фролову, ошибочно указанному в качестве автора.

текст А лександра Фролова

Калужская площадь находится в Замоскворечье, на Садовом кольце, между Большой Якиманкой, Ленинским проспектом (до 1957 года это была Большая Калужская улица), Крымским и Коровьим Валами, Житной и Мытной улицами. С 1918 по 1994 годы площадь называлась Октябрьской, в память октябрьского переворота 1917 года, начавшегося в Петербурге, но имевшего печальные последствия по всей России. Две станции метро под площадью так и называются «Октябрьскими», что заставляет многих москвичей думать, будто и площадь продолжает носить советское имя. Название станции метро теперь — более важный топонимический ориентир для горожан, чем названия улиц и площадей. Через нынешнюю Калужскую площадь с древности проходила дорога на Калугу. В XVII веке начальный участок калужской дороги выделился в улицу, которая получила имя Якиманка (позже — Большая Якиманка) по стоявшей на ней церкви свв. Иоакима и Анны, родителей Богородицы. Калужские ворота Можно, не слишком отклоняясь от истины, сказать, что до конца XVII века Калужской площади не существовало. Возникновение Калужской площади еще не как площади, а как отдельного места в городе связано со строительством московского Земляного города: в начале 1590-х годов появились крепостная стена и деревянные Калужские ворота, а с 1640 года — каменная проездная башня. Разделение прежде единой калужской дороги на две самостоятельные части — до фортификационных сооружений и после них — было закономерным и произошло естественным путём. К башне подходили с двух сторон рвы и вал, по верху которого стояла деревянная стена. Стена горела, восстанавливалась и снова исчезала. Перед воротами в XVII веке был насыпан земляной бастион со своими рвами. (Подобные земляные укрепления сегодня можно увидеть в городе Ростове Великом.) К перегородившим дорогу воротам со стороны въезда в город протянулись улицы, и перед воротами, на оживлённом месте, возникла торговля. Позднее торговле дополнительно способствовало то, что в 1683–1742 годах по линии городских укреплений проходила таможенная граница Москвы. Именно от этого места начала расти площадь. Торговали сеном, дровами, а у следующих Серпуховских ворот действовал рынок (с 1714 до 1783 года) крупного рогатого скота — он дал название улице Коровий Вал. Калужская площадь оставалась торговой, со множеством магазинов, более двухсот лет, до реконструкции во второй половине ХХ века. Память о ханстве С запада к площади подходит Крымский Вал, улица, в имени которой сохранилась память о Москве XVI–XVII веков. На северной стороне улицы, в районе современного Крымского тупика, около 200 лет стоял Крымский двор — подворье крымского хана, в нынешних терминах — представительство ханства в Москве. Деревянные постройки Крымского двора окружал высокий тын, охрану несли стрельцы московских стрелецких полков. Фактически Крымский двор был маленькой крепостью, задачей которой была не столько защита от нападения извне, сколько изоляция находившихся во дворе послов. Крымский двор к началу XVIII века прекратил своё существование, его территорию разобрали различные владельцы; часть земли отошла приходу храма Иоанна Воина (Большая Якиманка, 46).

Алкоголь для иностранцев К северу от площади, по обеим сторонам Большой Якиманки, соседствуя с Крымским двором, располагалась Стрелецкая слобода, а ещё севернее — слобода «Наливки». Там в XVI веке жили иностранцы, служившие в царском войске. Одно из объяснений этого названия, ничем не подтвержденное, состоит в том, что в слободе работал кабак для иностранцев, в котором — единственном в Москве — наливали спиртное без ограничений. Стрелецкая слобода у Калужских ворот известна с 1628 года, когда командовал стрельцами голова Данила Юрьевич Пузиков (скончался в 1636 году). В 1613 году, вскоре после освобождения Москвы от интервентов, в его полку насчитывалось пять сотен стрельцов. Стрелецкая церковь В середине слободы, у ворот, стояла деревянная церковь Николая Чудотворца. В 1618 году замоскворецкие укрепления ремонтировали, работами в районе Калужских ворот командовал Данила Пузиков. Именно его стрельцы должны были в случае нападения защищать ворота. Полк принимал участие в столкновениях с поляками в середине XVII века, в 1670 году находился в Нижнем Новгороде, ожидая прихода Степана Разина. Но стрельцам не довелось с ним сразиться, Разина победили раньше, чем он дошёл до Нижнего. Под командованием Ильи Ивановича Дурова то же стрелецкое соединение участвовало во втором Крымском походе князя В. В. Голицына и получили награды и благодарность от правительницы Софьи. В 1694 году стрельцы построили себе новую каменную церковь на месте старой деревянной. Она по-прежнему называлась Никольской, с приделом Введения во храм Пресвятой Богородицы. Однако в народе церковь была известна как Казанская, по хранившейся в ней почитаемой иконе Казанской Божьей Матери. Храм отличался высокой и стройной шатровой колокольней. Недолго молились в своём храме стрельцы: в 1698 году они были отправлены служить в Белгород, а в 1700 году полк был расформирован. Часть стрельцов была приписана к ремесленным слободам Белгорода, из другой части сформировали два новых полка. Оба полка участвовали в неудачной осаде Нарвы, и после поражения вошли в состав Каргопольского солдатского полка. Стрелецкая Казанская церковь простояла в изначальном виде до 1876 года, когда была заменена новой, построенной по проекту архитектора Николая Васильевича Никитина. Новую Казанскую церковь освятили в 1886 году, считалось, что она построена в память освобождения Болгарии от турок. От старого храма 1694 года оставалась только шатровая колокольня, её снесли в 1933 году. Многие москвичи хорошо помнят массивное здание церкви без куполов. В нём сначала был Горный музей, а затем долго работал кинотеатр «Авангард». Снесли Казанскую церковь в 1972 году, при подготовке к визиту президента США Никсона в СССР. Церковь для преемников стрельцов В 2000 году на месте снесённой Никольской церкви построили новую, небольшую, во имя Казанской иконы Божьей Матери, в память погибших защитников правопорядка. Она стоит вплотную к зданию Министерства внутренних дел. Авторы церкви поставили в интерьере мраморный иконостас, использовав образ старого иконостаса, стоявшего в старой церкви.

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

1930-е годы. Калужская площадь еще круглая, Казанская церковь уже давно без колокольни. И почти нет транспорта. К концу ХХ века площадь станет неузнаваемой <

московское наследие 21


общественное пространство

51

Церковь Казанской Божией матери. Её колокольня помнила стрельцов XVII века, сам храм был построен в воспоминание об освобождении Болгарии от власти турецких султанов

Крымский двор был здесь, за обрезом карты Место Стрелецкой слободы близ Калужских ворот

За обрезом карты осталось здание МВД архитектора Бурдина

План начала ХХ века. Такой площадь оставалась около 150 лет >

Примерное место каменной башни Калужских ворот. Даже фундаменты их не сохранились из-за строительных работ на площади

Памятник В. И. Ленину поставлен по оси Крымского Вала, чтобы проезжающие по Крымскому мосту видели монумент в наиболее выгодном ракурсе

Конечно, это не копия, размеры новой церкви значительно меньше старой. Но попытка сохранения памяти налицо. В 1780-е годы с площади исчез Калужский острог — тюрьма. Ей на смену на севере Москвы построили Бутырский тюремный замок, ныне Бутырскую тюрьму.

ственного транспорта переместились на прилегающие улицы. Калужская площадь из оживлённой стала почти пустой, холодной и официальной. Во время этого строительства исчезли последние следы круглой уютной дореволюционной площади, торговля стала неуместной — но места для нее и не было предусмотрено.

Первое кольцо К концу XVIII века городские власти пришли к выводу, что с крепостью Земляного города надо что-то делать. Москва расширилась далеко за пределы старых валов. Сами валы осыпались и оплыли. Во рвах скапливался мусор, горожане пасли на валах свой скот, ставили хозяйственные постройки. Решено было устроить на месте крепостных сооружений круговую магистраль. Москва получила своё первое кольцо, которое позволило уже в ХХ веке назвать планировку города радиально-кольцевой. Проект первой реконструкции Калужской площади появился в 1790-х годах, площадь предполагали сделать круглой, с лавками и магазинами. В 1806 году на ней прошли первые работы, но окончательно валы срыли и оформили Садовое кольцо только в 1830-х годах. Круглая Калужская площадь была обстроена двухэтажными домами, в 1914 году на ней появился фонтан.

Социалистическая пустота 1970-е годы полностью изменили Калужскую (Октябрьскую) площадь. По её северной стороне встали три здания, два из них построены для Министерства внутренних дел и Государственного банка. Здания проектировал авторский коллектив под руководством Дмитрия Ивановича Бурдина. Советские архитекторы 1970-х годов, создавая свои циклопические проекты, почти никогда не обращали внимания на старые здания. Небольшие старые дома не вписывались в концепцию образцового социалистического города и должны были исчезнуть. Так произошло и вокруг Октябрьской площади. А окончательно завершил бесчеловечный облик площади установленный в 1985 году в ее центре огромный памятник В. И. Ленину работы скульптора Л. Е. Кербеля и архитектора Г. В. Макаревича. Бронзовая фигура вождя поддержана стоящими ниже, на пьедестале, представителями рабочих, крестьян, солдат, женщин и нескольких народов России. На такую площадь не за чем было идти, её проезжали мимо или поверху, или в тоннеле. Предполагалось, что советские люди будут заполнять это гигантское пространство только по праздникам, строясь в колонны демонстраций или выходя на праздничный митинг в поддержку КПСС и советского правительства. Такое случалось два-три раза в год при советской власти, в новые времена традицию унаследовали коммунисты, а в самые последние месяцы от Калужской площади дважды отправлялись московские протестующие.  

Подземелье В 1950 году на Калужскую площадь пришло метро — станция «Калужская» Кольцевой линии. В 1957 году, к 40-летию советской власти, обе части старой Калужской дороги переименовали, создав вокруг площади идеологически-топонимический ансамбль. Теперь в Октябрьскую площадь из центра (если по-старому — до Калужских ворот) входила улица имени болгарского коммуниста, пострадавшего от нацистов, Георгия Димитрова, а выходил — Ленинский (в честь одного из организаторов Октябрьского переворота Владимира Ульянова-Ленина) проспект. В 1961 году сменила имя и станция метро — стала «Октябрьской», под площадью был построен тоннель для Садового кольца. Остановки общеавгуст 2012


сносный доход минувшее

52

текст Элиши Зинде

Беспринципный девелопер уничтожает памятник истории и культуры и возводит на его месте строение, обладающее единственным достоинством — способностью приносить прибыль. Звучит современно, но на рубеже XIX–XX столетий, в период «бума доходных домов», подобное случалось не реже, чем в наши дни. На Полянке Типична судьба дома 7/10 по Большой Полянке. Построенный на рубеже XVIII–XIX столетий двухэтажный каменный дом с мезонином в 1873 году был куплен купцом 2-й гильдии Фалеевым, в 1901 году он переходит по завещанию к сыну купца Михаилу. Сын в 1908 году продает родовое гнездо паркетному фабриканту Панюшеву. Тот отдает

На Пречистенке По адресу Пречистенка, 13 в настоящее время располагается дом клубного типа, который принято называть «реконструкцией» доходного дома Я. А. Рекка, построенного в 1913 году архитектором Г. А. Гельрихом. Самая бросающаяся в глаза разница с оригиналом — увеличенная этажность, самая заметная сходная деталь — угловая башенка. Не вдаваясь в споры по поводу терминологии (реконструкция или новодел), заметим лишь, что автор знаменитого путеводителя «Старая Москва» В. А. Никольский был невысокого мнения об оригинале — «скучнейший доходный дом стиля модерн». А до того, как директор Московского торгово-строительного общества Яков АнГенерал-майор Позняков и не подозревал, что его дом когданибудь подрастет на три этажа

дреевич Рекк обзавелся очередным доходным домом, на его месте находилась усадьба Шаховских (потом Новосильцевых). Так, в 1818 году хозяйкой значилась княгиня Елисавета Сергеевна Шаховская, теща декабриста А. Н. Муравьева. 26 августа 1856 года, в день коронации Александра II, в усадьбе, снятой австрийским послом Палом Анталом Эстерхази (тем самым, в честь которого назван миндальношоколадный торт), был дан праздничный бал. Поскольку главный дом усадьбы оказался слишком тесен, был вырублен сад при доме и на его месте поставлен громадный шатер — в котором и прошло празднество.

На Большой Никитской Признанный аварийным дом 26/2 по Большой Никитской можно назвать в некотором смысле реконструкцией старинной усадьбы, пережившей даже московский пожар 1812 года. Сохранились отдельные детали интерьеров, прослеживается первоначальная планировка. Хотя типичный пятиэтажный доходный дом все же заметно отличается от двухэтажного ампирного особнячка, построенного в XVIII веке и многократно перестраивавшегося. Первым хозяином дома был обер-гофмаршал Г. Н. Орлов, скончавшийся в 1803 году. Наследники продали городскую усадьбу генерал-майору Петру Адриановичу Познякову, увековеченному в «Горе от ума» Грибоедова 1 . Режиссером театра был прославленный московское наследие 21

распоряжение очистить участок от старья и возвести на нем три шестиэтажных доходных дома. Аналогично выглядит история дома №42. Двухэтажный дом с мезонином, принадлежавший в 1834 году купцу Зевакину, несколько раз поменял хозяев, пока очередной владелец — потомственный почетный гражданин М. И. Алексеев не повелел возвести на его месте шестиэтажный доходный дом. Построенный в 1914 году по проекту Г. А. Гельриха неоклассический доходный дом (№44/2, угол Большой Полянки и 2-го Спасоналивковского переулка) располагается на месте, где ранее стояли два дома. Один принадлежал потомкам упомянутого выше купца Зевакина. В другом, окруженном

На месте этого дома была усадьба тещи декабриста Муравьева

Б

Когда-то доходные дома были не жертвами, а виновниками уничтожения исторического облика города

фруктовым садом небольшом деревянном домике, прошли два последних года жизни Василия Андреевича Тропинина. Сюда художник переехал с Ленивки ( дом 3, сохранился) после смерти жены. После смерти живописца домом долгое время владел его сын, потом продал дом фабриканту Битриху. Расположенный неподалеку дом-музей Тропинина с биографией художника никак не связан. Что касается дома №54 (доходный дом Якова Маркусовича Демента, с приметным рыцарем над входом), то ради его постройки были снесены одноэтажный дом с мезонином и сарай, принадлежавшие мещанке Алевтине Бровкиной и, вероятно, не имевшие ни архитектурной, ни исторической ценности.

>

Сила Сандунов, его супруга преподавала крепостным актрисам Позднякова актерское искусство. В 1812 году на сцене театра дала 11 представлений французская театральная труппа, один из спектаклей посетил Наполеон. Может, потому и не сгорел дом в великом пожаре? Представления в театре продолжались до смерти хозяина в 1814 году. В книге «Замечательные чудаки и оригиналы» Пыляева сообщается анекдот о том, как приглашенному в гости турецкому (или персидскому) послу передали извинения по поводу отмены праздника — от лица скончавшегося хозяина дома. В 1822 году новым владельцем особняка стал князь Николай Борисович Юсупов (по приказу которого дом перестроили).

В январе 1831-го А. С. Пушкин писал П. А. Вяземскому: «Вчера я видел кн. Юсупова и исполнил твое препоручение: допросил его о Фонвизине». В том же году Юсупов скончался, не успев побывать у Пушкиных с ответным визитом. Дом несколько раз поменял хозяев до революции, перестраивался и достраивался при Александре II и при Сталине. Судя по существующим планам реконструкции, сохранит свой «сталинский» вид.


минувшее Близ Курского вокзала Заметная часть Лялина переулка, перпендикулярного Покровке, в первые годы XX столетия была застроена доходными домами. Практически у каждого из этих домов есть своя предыстория. Так, громадный дом №20 располагается на месте дома, в котором в 70-е годы XIX века жил начальник службы телеграфа Московско-Курской железной дороги Павел Николаевич Яблочков, изобретатель дуговой лампы, «свечи Яблочкова». Дом №7 (с огромными женскими масками) располагается на участке, принадлежавшем в начале XIX века П. М. Погодину, управляющему имениями графа Салтыкова, отцу знаменитого историка. Соседний №9 находится на месте, где

была скромная городская усадьба полковника артиллерии Николая Львовича Пушкина, дяди поэта. Дома №19 и №21 также занимают участок, на котором некогда располагалась усадьба не самого известного представителя прославленной фамилии — майора Б. П. Шереметева.

Облик Лялина переулка на рубеже XIX–XX столетий изменился почти целиком <

На Тверской

Дома №10 и №15 по Дегтярному переулку, выстроенные в конце XIX века архи-

Из-за доходных домов в Дегтярном переулке стало намного меньше памятников истории российской культуры <

На Мясницкой Знаменитый «чайный дом» на Мясницкой и примыкающий к нему слева доходный дом, построенный в 1876 году (и выросший на один этаж в 1947 году), занимают территорию бывшей усадьбы Измайловых. Энциклопедические словари называют Александра Ефимовича Измайлова баснописцем и романистом, вице-губернатором Твери и Архангельска. А еще его имя можно увидеть в списке масонской ложи «Избранного Михаила», опубликованном в 1819 году. В том же списке — Н. И. Греч, А. А. Дельвиг, Ф. Н. Глинка, Н. А. Бестужев, В. К. Кюхельбекер, А. И. Данилевский. Купившие у наследников дом купцы Кусовниковы были смертельно перепуга-

На Спиридоновке

Дом №21 по Спиридоновке, постро-

енный на рубеже XIX–XX веков (данные о точном годе постройки противоречивы) по проекту Адольфа Эрнестовича Эрихсона и дважды сильно перестроенный в советскую эпоху, занимает участок, на котором когда-то стоял дом, в котором жила Анна Михайловна Раевская, урожденная Бороздина. Дочь генерал-лейтенанта, в 1839 году она вышла замуж за генерал-лейтенанта Николая Николаевича Раевского-младшего, а четыре года спустя овдовела. Раевскому посвящен «Кавказский пленник» Пушкина. А в «Анне Карениной» Льва Толстого под именем графа Вронского выведен один из сыновей Анны Михайловны — Ниавгуст 2012

53

тектором М. Г. Пиотровичем, располагаются на территории бывшей усадьбы Д. С. Аничкова. Один из первых студентов Московского университета, а впоследствии — профессор философии в нем, Аничков шумно прославился диссертацией о происхождении религии, в которой усмотрели атеистическое начало. Согласно популярной легенде, диссертацию сожгли по требованию Синода. Легенда ошибочна, хотя многие сочинения Аничкова действительно погибли в огне — во время пожара в усадьбе. После Аничкова, но до доходных домов на участке стоял дом романистки Е. И. БларамбергАпрелевой (творившей под псевдонимом

ны, когда обнаружили в нем обитую черным бархатом комнату, в углу которой стоял скелет. Слугам было приказано заколотить дверь в «черную комнату». Стоящий на углу Большого Харитоньевского и Гусятникова переулков доходный дом 1910 года постройки (архитектор О. Г. Пиотрович) и часть соседствующего с ним строения в стиле «брежневский элитный» (сменившего два снесенных доходных дома) занимают территорию, на которой в 20-е годы XIX века стоял дом коллежского советника Мясоедова. В доме том проживал отставной прапорщик Евгений Абрамович Баратынский — вначале один, а после 6 июня 1826 года — с супругой Настасьей Львовной, урожденной Энгельгардт.

колай Николаевич, погибший в 1876 году в Сербии, в звании полковника сербской кавалерии. После смерти мужа Анна Михайловна с двумя сыновьями прожила пять лет в Италии, где занималась археологией и нумизматикой (ее коллекция римских монет насчитывала 25 тысяч экземпляров). Вернувшись на родину, эта необычная женщина продолжила занятия археологией, заинтересовалась этнографией. Ее коллекция по этнографии народа ижора хранится в Российском этнографическом музее. В 1856–1857 годах в доме жил декабрист С. Г. Волконский (его жена была сестрой покойного генерала). В гостях у него бывали друзья-декабристы М. И. Муравьев-Апостол

Е. Ардов). В гостях у нее бывали многие представители московской художественной интеллигенции, И. Е. Репину Апрелева позировала для картины «Царевна Софья». В соседнем Настасьинском переулке дом №4 (доходный дом Салова, здание газеты «Труд») занимает участок, на котором находилась усадьба еще одного университетского профессора — Антона Алексеевича Барсова. А в основе дома №8 (доходный дом Тюляевой) — главный дом усадьбы майора Новосильцева, на территории которой находился пансион Ф. Лехнера, где в 1825– 1826 годах жил высланный из Царства Польского поэт Адам Мицкевич.

Поклонникам творчества Баратынского не удастся найти на Мясницкой бывший дом поэта >

и С. П. Трубецкой, артист М. С. Щепкин, поэтесса Е. П. Ростопчина, Аксаковы. После смерти Анны Михайловны в 1883 году имение пришло в запустение — и было продано под снос. 1

«Дорожные жалобы», А.С.Пушкин

А наше солнышко, наш клад? На лбу написано — театр и маскерад, Дом в зелени расписан в виде рощи... Сам толст, его артисты — тощи. На бале, помните? Открыли мы вдвоем За ширмами в одной Из комнат посекретней... Сидел там человек и щелкал соловьем Певец зимой погоды летней...


пустое место

шоколадные руины 54

Б

подготовила Яна Миронцева

Это уже вторая редакция постановления, но сути она не меняет: все снести <

ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ ПРЕМЬЕР РАСПОРЯЖЕНИЕ

Заказчик предложил провести комиссию и признать аварийное состояние здания — и управление охраны памятников согласилось >

от 28 июня 2001 г. N 579-РП О внесении изменений в распоряжение премьера Правительства Москвы от 8 ноября 2000 г. N 1104-РП В соответствии с обращением Главного управления охраны памятников г. Москвы от 7 декабря 2000 г. N 16-03/1714 об уточнении нумерации сохраняемых вновь выявленных памятников и сносимых ветхих строений домов 6, 8 по Софийской наб.: 1. Внести следующие изменения в распоряжение Премьера Правительства Москвы от 8 ноября 2000 г. N 1104-РП "О сносе строений N 1 дома 4; N 1 дома 6; N 1 дома 8; N 5, 6 дома 10 по Софийской наб. и строений N 2, 3, 4, 5б, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 13а, 15, 19 дома 14 по Болотной площади": 1.1. Изложить название распоряжения в новой редакции: "О сносе строения 1 дома 4, части строения 1 дома 6 (Г, Д, Е, Ж, И, К, Л, М, С), дворовой пристройки к строению 1 дома 8 (Б, В, Г), строений 5, 6 дома 10 по Софийской наб. и строений 2, 3, 4, части строения 5, строений 6, 7, 8, 9-12, 10, 11, 13, 15, 19 дома 14 по Болотной площади". 1.2. Изложить пункт 1 в новой редакции: "1. ОАО "Каменный мост" и ОАО "Кремлин Сайт" осуществить снос ветхих строений: строения 1 дома 4; части строения 1 дома 6 (учитываемой БТИ под литерами Г, Д, Е, Ж, И, К, Л, М, С, именуемой в протоколе от 6 сентября 1994 г. N 11 строениями 4-11), дворовой пристройки к строению 1 дома 8 (учитываемой БТИ под литерами Б, В, Г), строения 5, 6 дома 10 по Софийской наб. и строений 2, 3, 4, части строения 5 (именуемой 5б в протоколе от 7 декабря 1999 г. N 34), строений 6, 7, 8, 9-12, 10, 11, 13, 15, 19 дома 14 по Болотной площади". 2. Контроль за выполнением настоящего распоряжения возложить на префекта Центрального административного округа Москвы Дегтева Г.В.

И.о. Премьера Правительства Москвы В.П. Шанцев

с распоряжением Мэра Москвы от 10.06.2003 N 235-РМ

1 ДКН

На этом снимке из журнала Life видна и контора Суконных бань (одноэтажное здание на углу Софийской набережной), и застройка Товарищества Эйнем >

ДКН

Та же застройка — с противоположного берега Москвы-реки >

московское наследие 21

2б Разве может что-нибудь угрожать выявленному памятникам архитектуры, если они расположены в охранной зоне ансамбля Московского Кремля? Оказывается, может, и вот что: снос и руинирование. Один участок (не существующий ныне дом №4) в середине XVIII века был занят двором Большой суконной фабрики, одной из крупнейших московских мануфактур; спустя 100 лет фабрика уже ликвидирована, ее территория продана в частные руки и начинает хаотически застраиваться доходными домами. В начале XX века здесь в одноэтажном строении постройки 1860–1870 гг. располагается контора Суконных бань. До сноса это был ценный элемент, формировавший городскую застройку, с ценным фасадом. Другой участок, в начале Софийской набережной, на котором пока еще стоят руины дома №6, в неизменном виде тоже существует не менее 250 лет: тогда на московском плане здесь виден длинный, скорее всего деревянный дом. Спустя 15 лет на чертеже видна уже типичная городская усадьба: п-образный дом с множеством вспомогательных строений; известен и ее владелец — поручик Наволинского пехотного полка Гавриил Дивов. В страшном московском пожаре 1812 года главный дом усадьбы не горел, но на послепожарных планах он уже не п-образный, а прямоугольный: застроено пространство между крыльями.

К 1866 году участок перешел во владение прусской подданной Каролины Карловны Эйнем, кем она приходилась владельцу «Товарищества паровой фабрики шоколада, конфект и чайных печений» Федору Карловичу Эйнему — неизвестно; скорее всего, сестрой. Через десять лет товарищество Эйнема переходит в мажоритарную собственность Юлия Федоровича Гейса, он же становится владельцем участка; еще через десять лет Гейс покупает соседний участок. Все это время происходит строительство новых производственных корпусов и переделка существовавших. Композиция застройки вытянутого в длину участка в конце концов сложилась из трех дворов на одной оси, разделенных поперечными объемами. Нынешняя руина – главный дом северного двора: бывшая городская усадьба была надстроена примерно в 1880 году третьим этажом и получила в центре фасада балкон. В 2000 году практически всю застройку этих трех «шоколадных» дворов снесли, из-за чего рухнула и та самая городская усадьба. С тех пор даже идеи, как быть с этой территорией — напротив Кремля! — в московское правительство не подавалось.


пустое место Застройка была, действительно, очень строго отрегулирована: почти ничего от нее не осталось <>

3

4

Памятник архитектуры был выявлен — и через три года приговорен к уничтожению < Потом, конечно, оказалось, что уничтожение было недопустимым >

5 август 2012

6

55


бывший центр города вид на жительство

56

Б

текст Владимира Седова, круговая панорама Москвы сделана фотографической фирмой «Шерер и Набгольц» с храма Христа Спасителя в 1867 году; современная панорама с той же точки — в 2009 году. Все материалы предоставлены фондом «Московское время»

В старой Москве был центр. Он перед вами. Это район от Тверской площади до Кремля, где Университет и Большой театр играют далеко не последнюю роль. Церквей и монастырей здесь не так уж много, но они больше и значительнее, чем на Арбате. Видно, что этот район был отмечен стремлением к регулярности, серьезности, монументальности. На периферии видны все те же особнячки и церквушки, но в самом центре стояли дворцы и большие общественные здания. Кремль занимал лидирующее положение, его островная локализация еще боль-

ше подчеркивала и его особенность, и его обособленность, и его древность, и величие. На панораме видно, что многие здания ориентируются на Кремль, буквально глядят на него: и Пашков дом, и Университет, и Большой театр. Несмотря на много раз заявлявшееся внимание к градостроительной роли Кремля, его главенствующая роль сейчас уже поставлена под сомнение. Еще в сталинское время слишком близко возникли массивы Госплана (сейчас это Дума) и гостиницы «Москва». Потом они сами стали задавать

крупный масштаб, и в результате на Кремль много чего «наезжает». Старые вертикали в большинстве своем пропали, за исключением «везунчиков» – Пашкова дома и церкви Знамения, которая как будто тянется своей маковицей вверх: чтобы не закрыли. Градостроителям нужно быть предельно внимательными и осторожными, чтобы не разрушить окончательно хрупкую красоту центра. Многое уже сделано.

утраченные «вертикальные акценты» (памятники сохранились)

4 ВысокоПетровский монастырь

5 Университет

6 Большой театр

Собор Воздвиженского (Крестовоздвиженского) монастыря

Церковь Николая Чудотворца на Знаменке

<

утраченные памятники

7 Крестовоздвиженский монастырь

8 Страстной монастырь

12 13 Сухарева башня Варсонофьевский монастырь московское наследие 21

9 Церковь Николы Чудотворца на Знаменке

10 Церковь Георгиевская

11 Церковь Параскевы Пятницы в Охотном Ряду

<


вид на жительство

57

3 1

2

сохранившиеся «вертикальные акценты»

1 Церковь Знамения на Шереметьевом дворе

2 Пашков дом

3 Кремль

Большой театр и Сухарева башня

3 7

8

1

4 2

5

10 9

август 2012

11

6

12

13

<


вниз по реке на велосипеде крути педали

58

Б

Маршрут №4

20 км

текст, фотографии, графика А лександра Васина

Шлюзовая наб. — Дербеневская наб. — Павелецкая наб. — Новоданиловская наб. — Нагатинская наб. —Коломенская наб. 4,5 км Кататься по московским набережным Маршрут №4

Водоотводный канал

го

р бе

гр

а

не я

на

б.

ве ле

тр

ц

автозаводская

кая на

б.

5

и

й

п

авто

заво

ро

с

п

ек

е

е ть

тр

ан

сп

тн

ое

т

ко

ль

цо

кожуховская

М

М

Парк Нагатинская пойма

дская

Кожуховский мост

ор

Нагатинский затон

Старое русло

Нагатинский мост

д

ро

ит

е

ул

.

ул

су

т ос

ая

а

нагатинская

н ль

б.

б. ая на

н

инск

ик

н а гат

чн

москва

М

ов

8

. р е

7

варш

авское

шоссе

6

к

М

тул ь ская

ул.

с

дубровка

4

М

д

вска

Автозаводский мост

па

московское наследие 21

л

е павелецкая / павелецки й вокзал 3

ло ко 9

м

ен

10

нс

к

оп

ме

ов

а

11

др

ло

ан

ко

п р. ий

12

про с п е

кт

7Между кмАвтозаводским мостом и парад-

ным Мострансскладом зажат серый домик, обтянутый пыльной сеткой 6 (Варшавское ш., д. 1, стр. 5). Это памятник архитектуры XIX века — особняк купца И. Н. Рыбникова, сильно пострадавший и лишенный своего восточного крыла. Центр города остается позади. Справа мелькают старые фабричные здания и сделанные на их основе бизнес-центры. На ле-

во

пролетарская

д

М

М

2

1

я ова ул. ва л

аб. новоданиловская н

одно удовольствие. Ни светофоров, ни переходов, да и пешеходы встречаются крайне редко. Длина Москвы-реки в пределах города 80 км и практически все ее берега облицованы гранитом. В XIX веке сильно обмелевшая Москварека была подперта несколькими плотинами, которые в 1930-х годах были существенно перестроены, и теперь река, по сути, является каскадом водохранилищ, способным пропускать большие речные суда. Также на Москве было сделано три спрямления: Хорошевское, Карамышевское и Нагатинское, в сторону которого мы сегодня отправимся. Путь начинается на Шлюзовой набережной  1 , куда легко добраться от Павелецкого вокзала. Когда-то тут была плотина и шлюз, перекрывающие Водоотводный канал (прорыт в 1783–1786 годах). На левом (противоположном) берегу Москвы-реки виден Новоспасский монастырь  2 (Крестьянская пл., д. 10). Первоначально монастырь располагался в Кремле (тогда он был Спасским), но в XV веке его перевели на новое место. За Новоспасским мостом находится пестрый дом 1941 года постройки 3 (Дербеневская наб., д. 1/2). Кажущиеся объемными декоративные плитки при ближайшем рассмотрении оказываются раскрашенными. На левом берегу можно увидеть шестнадцатигранную башню «Дуло» 4 (Восточная ул., д. 4/6) Симонова монастыря, заброшенные здания завода «Динамо», клуб Zona 5 (ул. Ленинская Слобода, д. 19, к. 2), расположенный в бывшей заводской столовой.

Новоспасский мост

М

13

Сабуровский мост

каширская

к

а

ш

и

р

с

к

о

е

ш

о

с

с

е

ск

а

я

Башня «Дуло», осталась от укреплений XVII века

Стена дома лишь кажется фактурной, на самом деле все плитки плоские


крути педали Дворец Алексея Михайловича (деталь) << Колокол застрял. Храм-звонница Георгия Победоносца <

59

вом берегу — промзона ЗиЛа (завод имени Лихачева, а не Ленина, как многие думают). В щели между домом (Варшавское ш., д. 25а, стр. 6) и забором на территории бывшей прядильной фабрики им. М. И. Калинина можно увидеть мраморного всесоюзного старосту с пальто и палочкой 7 . Вскоре после Кожуховского (Даниловского) моста (до 1999 года на его опорах стоял красивый трехпролетный мост инженеров Н. А. Белелюбского и Н. А. Богуславского) начинается облагороженная Нагатинская набережная со скамейками и бесплатными красно-желтыми тренажерами. Можно слезть с велосипеда и поразмяться.

15 км На нашей карте у Москвы-реки два

Особняк купца И. Н. Рыбникова < Дворец Алексея Михайловича

Это не дот времен Великой Отчественной, это ящик для гидранта, сделанный из мусорного контейнера (ул. Речников)

Похожий на представителя темных сил Воин-освободитель с забора на Судостроительной улице

странных отростка. Один — это старое русло, по которому река текла еще в 1979 году, второй — Нагатинский затон, здесь расположился Московский судостроительный и судоремонтный завод. Пространство в районе Судостроительной улицы занимала деревня Нагатино, вошедшая в состав Москвы в 1960 году. На левом берегу расположены Южный речной вокзал 8 (открыт в 1985 году) и парк «Нагатинская пойма». Вокруг Нагатинского затона кроме завода расположилось множество гаражей и автосервисов, поэтому, чтобы добраться до Коломенской набережной, мы делаем крюк по улицам Судостроительной, Речников, Коломенской. По дороге нам встретится множество речных атрибутов: буи, якоря, клумбы в виде корабликов с парусами из сетки-рабицы.

Логотип московского судостроительного и судоремонтного завода

20 км Вновь оказавшись на набережной,

По южной грани шатра тянется цепная лестница, ведущая в маленькую дверцу наверху

август 2012

мы вскоре проезжаем шлюз №10 9 (одно из сооружений Перервинского гидроузла) и, рядом с устьем речки Жужи 10 , через приоткрытую калитку заезжаем в музей-заповедник «Коломенское». Село Коломенское, вотчина московских князей, а потом и царей (по преданию, основанное жителями Коломны), упоминается в исторических документах с XIV века. С этими местами связано много исторических событий: восстание И. Болотникова, Медный бунт, потешные бои юного Петра I. Коломенский парк поднимается вверх от набережной и здесь, конечно же, стоит погулять. Обязательно обойдите знаменитый шатровый храм Вознесения 11 , возведенный в 1532 году при Василии III (имя архитектора, к сожалению, не сохранилось). Есть версия, что в неспокойные годы в главке под крестом хранился сторожевой огонь, зажигаемый в случае опасности и видимый с колокольни Ивана Великого в Кремле. Во второй половине XVII века в Коломенском строится многосоставный дворец Алексея Михайловича, который множество раз разбирался и перестраивался. Современная модель дворца 13 (железобетонная, обшитая деревом) стоит на новом месте (2-я ул. Дьяково Городище, д. 27), за Голосовым оврагом 12 . Отдохнуть и перекусить можно на смотровой площадке (оттуда прекрасный вид), в Голосовом овраге (с ним связано множество мистических историй в стиле «необъяснимо, но факт») или на набережной (только не вздумайте купаться). Если ехать вдоль Москвы-реки до Сабуровских мостов, то, перебравшись через железную дорогу, можно попасть в Царицыно. А можно воспользоваться станцией метро «Каширская» (не забудьте, что для входа в метро нужен велочехол). По пути в центр поезд проедет по Нагатинскому мосту, под которым мы сегодня уже побывали.

В государственном художественном историкоархитектурном и природноландшафтном музее-заповеднике «Коломенское» много родников

Львица у павильона 1825 года — единственной сохранившейся постройки императорского Александровского дворца (архитектор Е. Д. Тюрин)

М. И. Калинин на территории бывшей Прядильной фабрики имени М. И. Калинина (скульптор Н. Е. Саркисов)


доходный дом в усадебном стиле жизнь в памятнике

60

Б

текст Марии Трошиной

«Хочется мысленно восстановить это видение, его величественную громаду; не давящую благодаря удачным пропорциям, а стройную; с ее оранжевого цвета стенами (абрикосового тона столь любимого мною Петергофского дворца); белыми колоннадами, замыкающими двор, с зеленым газоном, итальянского типа лоджиями (с их нишами и плафонами, тончайшей архитектурной и скульптурной разработкой) и скульптурными барельефами на фасаде последнего этажа (моего ”особняка”), статуями и огромными каменными львами у входа, стражами дома» — так писал в своей книге «Художник в ушедшей России» князь Сергей Александрович Щербатов о своем некогда прекрасном доме на Новинском бульваре. Нет больше каменных львов, статуи из ниш давно покинули свои места. Блистательные интерьеры утратили былую роскошь, и только фасады, заметно облупившиеся и серые от гари Садового кольца, по-прежнему являются украшением Москвы. Дом по адресу Новинский бульвар, 11 был выстроен в 1911–1913 годах в стиле неоклассицизма по проекту архитектора А. И. Таманова (Таманяна) на средства от продажи 20 тысяч гектаров чернозема одного из южных имений князей Щербатовых. Лучшие скульпторы и художники этого времени были привлечены к отделке дома. По окончании строительства в 1913 году здание стало участником первого городского конкурса «На красоту фасада дома». Члены жюри рассматривали 18 оригинальных проектов, московское наследие 21

Этот подъезд отдан координационному центру Межправительственной комиссии по сотрудничеству в области вычислительной техники

но главную премию и золотую медаль почти единогласно получил доходный дом на Новинском бульваре, 11. Это здание стало первым в своем роде: большой доходный дом в традициях московской усадебной архитектуры. Здесь есть все то, что знакомо нам по лучшим классицистическим усадьбам Москвы: здание с парадным двором, в глубине которого располагается главный корпус, флигели, выходящие на линию улицы, пилястры, колоннады, портики, но все взято крупнее, сочнее, масштабней. Центральную часть венчает особняк самого владельца, Сергея Щербатова — художника и мецената, сына выборного московского головы. Особняк отличает изящная наружная декоративная отделка с богатой пластикой; колоннада коринфского ордера, выступающие по ее сторонам портики и скругленные углы подчеркивают особое назначение этой части — быть вместилищем искусства, сокровищницей и вместе с тем — уютным обиталищем с потрясающим видом на Москву. Доходные квартиры, давшие название дому, располагались в нижних этажах центрального корпуса и в боковых строениях — крыльях. Службы занимали одноэтажный полуциркульный корпус с задней части дома. Квартиры сдавались внаем по баснословной в то время цене — 1000 рублей в месяц (это были самые дорогие апартаменты в Москве). Известно, что здесь проживал в восьми комнатах писатель граф Алексей Николаевич Толстой. Дом задумывался Щербатовым как музей. В его собственном особняке располагались экспонаты устроенной им же в 1903 году в Санкт-Петербурге выставки «Современное искусство», в которой участвовали «мирискусники» Лансере, Бенуа, Бакст и другие художники. Мебель, картины, люстры, бережно сохраненные Сергеем Александровичем, стали частью интерьера особняка. Но коллекция князя была гораздо шире: в нее входили и семейные реликвии, например такие, как портрет его бабушки, который теперь можно увидеть в Третьяковке, и мебель, и канделябры из особняка, пережившего московский пожар 1812 года, принадлежавшего тогдашнему губернатору Ростопчину, и гравюры екатерининской эпохи, и полотна известных современников Щербатова — Врубеля, Малявина, — и многое другое. Каждая из комнат был спроектиро-

Скромный задний фасад

Фасадам крыльев требуется срочная реставрация

вана с учетом пожеланий заказчика. Подробнейшее описание убранства каждой из комнат можно найти в воспоминаниях князя. Но и доходные квартиры со временем должны были стать частью большого музея — известно, что князь мечтал завещать свой дом вместе с накопленными в нем ценностями Городскому музею частных коллекций Москвы. После революции судьба дома была печальна. «По полученным сведениям, мой дом, получивший после Революции целый ряд назначений, был обращен в казарму рабочих. О разгроме моего особняка я прочел подробную статью в газетах. Все было попорчено, выломано и расхищено, и даже не использовано. В первую голову пострадали все статуи в нишах на фасаде и большие львы при въезде, с неким садизмом изломанные на куски в первые же дни Революции», — с такой болью говорит Щербатов об утрате особняка. Новыми жильцами дома стали рабочие Трехгорной мануфактуры. Автору проекта, Александру Таманову, в отличие от особняка и его хозяина предстояла счастливая жизнь при новой власти — он стал великим Таманяном, главным архитектором Еревана, но это совсем другая история. Сейчас в правом флигеле и в центральной части здания располагаются офисы, а левый флигель по-прежнему жилой. Нынешние обитатели дома рассказали нам о том, как им здесь живется и работается.


жизнь в памятнике Теперь здесь никто не живет < Центральный фасад блистает как прежде. Только скульптур в нишах так и нет >

Барельеф, которому повезло: его очистили от копоти

61

>

Никита, жилец дома

Валерия, начальник службы размещения хостела People У нас бурно развивающаяся гостиница. Начинали мы с девяти номеров, а сейчас уже занимаем три корпуса, общий номерной фонд теперь 33 номера и планируем расширяться дальше. У нас есть на примете здание на Арбате, и мы там надеемся открыть еще одну гостиницу. Три корпуса — это условное название, все они находятся в этом доходном доме, просто в трех разных частях. Что здесь раньше находилось? Я знаю, что дому больше ста лет, что построен по заказу князя Щербатова и находится в культурном фонде города Москвы. Когда-то в этом доме была картинная галерея, а в принципе это доходный дом. Во внутреннем дворе были конюшни — это как раз там, где у нас рецепция, а там, где номерной фонд, там, скорее всего, были служебные помещения или что-то в этом роде. Когда вы арендовали помещение, история дома играла для вас какую-то роль в выборе? Местоположение этого здания играло ключевую роль, здесь близко метро «Смоленская», 15 минут до Кремля. Если бы это здание не было таким известным и таким красивым, мы бы все равно здесь обосновались. А какие работы проводились вами в ходе ремонта? Были ли проблемы со старыми стенами? По поводу работ не могу сказать что-то конкретное. До нас здесь было много арендаторов, и мы уже имели дело с переделанными интерьерами. Здесь было много новодела, явно новые перегородки. Я с инженерным обеспечением не очень знакома, есть здесь и наши коммуникации, и используем те, которые были. Гости интересуются, что это за дом, что здесь раньше было, потому что, конечно, нельзя пройти мимо такого красивого дома. август 2012

Моя семья живет здесь уже 15 лет. Здесь в плане инфраструктуры очень хорошо, но Садовое кольцо под боком, поэтому очень шумно и пыльно. Барельефы на стенах во дворе почти не видно из-за копоти. Жилой подъезд здесь теперь один — это бывший доходный дом. В подъезде два крыла по шесть квартир, черная лестница, все как обычно для домов такого типа. Кроме того, что в остальном здании офисы. Вы сами можете увидеть, что происходит с домом: он находится в печальном состоянии. Внутри подъезда мы делаем ремонт сами. Договариваемся между собой и своими силами как-то стараемся поддерживать красоту. Городские власти как-то участвуют в судьбе дома? Приходили люди, говорили, что они очень хотят сделать освещение. Центральная часть дома сейчас подсвечивается, а боковые нет. Мы сказали, что прежде чем свет устанавливать, неплохо было бы карниз восстановить, помыть фасады, а они нам в ответ: «Наша компания выиграла тендер на свет, а карниз и фасады — не наша проблема. Мы только за свет отвечаем. Если хотите что-то сделать, обращайтесь куда-то там...» Но ведь это бессмысленная трата денег — ставить свет на такой фасад, потому что если все-таки будут делать ремонт, то свет снимут, все конструкции придется демонтировать. То есть получается, что правая рука не знает, что делает левая. Посмотрите на карниз — в прошлом году здесь была наледь, и все свалилось. В принципе кто-то приезжает раз в несколько лет чистить фасады, но это происходит крайне редко — раз в несколько лет! Есть ли бытовые проблемы, связанные с возрастом дома? В квартире самой стеклопакеты — там совсем не шумно. Хотя здесь деревянные перекрытия, никаких проблем не было. Проводка была старая, но все при ремонте меняли на более современную. Судя по планировке, здесь в советское время были коммунальные квартиры. В квартирах все сохранилось — и потолки, и паркет кое-где, решетки вентиляционные. Были ли попытки выселения? Были какие-то письма, что, мол, ваш дом подлежит чему-то там, но в последнее время нас не трогают. А что сейчас наверху находится, вы не знаете? Особняк, по всей вероятности, находится в частной собственности. Как был первый пентхаус в Европе, так, видимо, и остается... Вы сами по дому гуляли? На крышу забирались? Выход на крышу теперь принадлежит жильцам чердачной квартиры — наследию советского периода. Поэтому у нас проблемы с нормальным интернетом и другими высокотехнологичными коммуникациями. Выкручиваемся как-то. Для вас имеет значение, что это памятник архитектуры? Очень большое. Нечасто можно увидеть дом этого периода в такой сохранности. Я люблю Москву дореволюционную, родился в районе Остоженки, и это моя стихия. К сожалению, от самой Остоженки мало что осталось.


жизнь в памятнике

62 Жильцы сами покрасили перила

<

Люстры и карниз — остатки интерьеров подпольного казино Лестница жилого подъезда

Б

<

>

Михаил Галичников, заместитель генерального директора группы компаний «Терцум» Наше юридическое бюро существует очень давно. Здесь мы с ноября прошлого года, а раньше сидели на Волхонке, 6, прямо напротив Боровицких ворот Кремля, тоже в историческом здании, ему больше 100 лет. Потом в «Пекине» (гостиница «Пекин».  — прим. ред). И вот переехали сюда около года назад. Здесь неплохое место, уютное, дом красивый, очень удобно добираться — пересечение Садового кольца с Арбатом. Вы интересовались историей дома? Да, построено оно было по инициативе внука тогдашнего московского градоначальника, и сам он со своим семейством обитал наверху. Что сейчас находится над вами, в верхней части дома? Тоже, вероятно, люди живут, а прямо над нами офисы — это точно. Как выглядел дом, когда вы сюда въезжали? Когда мы сюда въехали, нам поведали всякое — чего тут только не было! По рассказам, даже казино подпольное было — покерный клуб. И все тут рушили омоновцы, чтобы их выкурить отсюда. Под покерный клуб был сделан шикарный ремонт, ковры, мрамор. Остатки прежней роскоши как воспоминания от казино остались кое-где на этаже: плитка «богатая», светильники. Но мы в наших комнатах сделали ремонт под офис, чтобы рабочая атмосфера была. После полицейской операции здесь и кондиционеры были поломаны, какие-то провода из вредности, может быть, перерезаны, Даже стены на стены похожи не были. Есть ощущение, что здесь был жилой дом? В принципе, о том, что здесь когда-то был жилой дом, сейчас ничего не напоминает. Ночевать здесь оставаться не хочется, хотя, бывает, приходится. Есть ощущение удобства, комфорта, может и оттого, что здесь люди жили. В «Пекине», если сравнивать, было неприятно работать, какая-то давящая атмосфера там была, причем даже непонятно отчего, но это не связано с советским прошлым. Просто какое-то чувство дискомфорта. Что для вас это место? Для меня это место работы, место, куда приятно привести клиентов, удобно. Арбат под боком — в обеденный перерыв прогуляться. Во время прогулок обращали внимание на убранство дома? Тут много красивых домов, а у нас во в дворе барельефы занятные: сцены мифические и из жизни древних греков, более конкретно сказать не могу. —–

московское наследие 21

Вера Ольшванг, модельер Я работаю модельером. В этом здании находится наш шоурум российских дизайнеров Backstage. Мы занимаем одну комнату, нам бы хотелось расшириться здесь. К нашему помещению примыкает пустующее пространство. Хотелось бы сделать здесь художественный кластер для российских дизайнеров, чтобы были мастерские, что-то интересное. Можно было бы сделать бренд российских дизайнеров с лабораториями, образовательными программами, создать большое сообщество единомышленников с творческими идеями. У нас проходят съемки для телевидения, для передач, связанных с дизайнерской одеждой и модой. Проходят фотосъемки различных журналов, приходят стилисты, которые проводят отбор одежды для публикаций на тему фэшн. Происходят всякие тематические мероприятия, презентации, открытие сезона. Что вам известно про историю дома? Это особняк с очень интересной историей, построенный в начале ХХ века архитектором Таманяном, академиком архитектуры. Мы интересовались историей дома, когда сюда въехали. Сам господин Щербатов жил в верхней квартире, а дом он заказал необычный, чтобы его арендовали ценители прекрасного, и нижняя часть как раз предназначалась для выдающихся людей. Я не знаю, кто здесь жил из известных, но знаю,что здесь жили известные художники. Нам очень нравится, что этот дом с историей. Сам дом найти легко, а вот нас в нем не очень: сложно объяснить, так как арендаторов очень много. Что-то сохранилось в вашем помещении от прежней роскоши? Люстры в нашей комнате, скорее всего, не аутентичные, мы их реставрировали — они, скорее всего, советского периода, а вот лестница подлинная.


жизнь в памятнике Работающая техника советских времен в ресторане

В интерьерах сохранились скульптуры работы А. А. Кудинова и В. В. Кузнецова < Можно совершить экскурсию в дом за одеждой российских дизайнеров

63

Пища бывает не только вкусной, но и духовной

<

>

>

Виктор Клименко, генеральный директор агентства Travel4business До нас было здесь нелегальное казино, милиция выносила его пять раз: стены были топорами разбиты, ногами выломанные двери. Мы старались максимально использовать то, что осталось целым: карнизы под светильники, сами светильники, цвет тоже приближен к тому, что было. В казино был такой классический стиль, видимо, соответствовавший стилю дома. Вы знаете про историю дома? Мы здесь с октября 2011-го, когда мы переезжали, нам было интересно, куда мы переезжаем, поэтому навели справки. У нас не было цели арендовать помещение в здании с какой-либо историей, мы искали подходящее нам по площади, нам предложили это помещение. Мы посмотрели. Был чисто коммерческий интерес. Клиентам важно, чтобы это было в центре, поскольку мы занимаемся не обычным туристическим отдыхом, а деловыми поездками, поэтому имеем дело с корпоративными клиентами. Плюс момент статусности — приличное место, это тоже может сыграть роль в принятии решения, работать с нами или нет. Мы не знаем, как бы обстояло дело, если бы мы занимали какое-то другое здание, но надо заметить, что уезжать отсюда совсем не хочется. Нас все устраивает. Здесь комфортно, уютно и хорошо. И ничего менять не хочется. А вы знаете, что в этом бывшем доходном доме до сих пор есть квартиры? Когда мы сюда въехали, то были очень удивлены, что здесь живут люди, хотя и знали, что когда-то это был жилой дом. Как-то это странно. Но мы никак не пересекались с жильцами. Дом участвует как-то в жизни вашей компании? Может, как-то помогает? Все клиенты знают американское посольство и этот дом, поэтому нас очень найти легко. Дом очень красивый и заметный. Проблем никаких бытовых изза того, что дому уже почти 100 лет, нет — зимой здесь даже жарко. Но есть большое «но». Это его вид. Если вы  стоите во  дворе и  смотрите на  фасады, то  сразу бросается в  глаза, что часть фасада отмыта и  блистает красотой, а другая очень грязная. Хотели тут со своими соседями как-то поговорить — может быть, денег собрать, чтобы что-то с этим сделать. Мы пытались начать разговор, но здесь арендаторы все очень мелкие, арендуют по одной комнате семиметровой. В нашем крыле только два-три арендатора, которые больше 50 метров занимают, поэтому с кооперацией сложно. Но в принципе с соседями по этажу мы общаемся. август 2012

Римма, менеджер ресторана News&More Мне здесь очень нравится. У нас есть человек, который знает все об  этом доме, я же не очень много. Мне нравится его архитектура, но надо сказать, что дом очень старый, а за ним нет надлежащего ухода. Особенно жалко фасады, которые страдают от Садового. По указанию властей мы сделали отдельный вход, облицевали часть фасада плиткой. Дом как-то помогает в работе? Атмосфера здесь очень благоприятная. Про привидения мы  здесь не  слышали, хотя находимся в подвале. В жизни нашего заведения дом участвует, когда мы объясняем, как нас найти. Говорим: такой красивый старинный дом розового цвета с колоннами, а мы в нем живем. То есть вы считаете его вторым домом? Мы ориентированы на домашнюю кухню и в принципе на домашнюю обстановку, куда можно придти, расслабиться, газету почитать, кино посмотреть или телевизор. Проходят концерты джазовые. Кстати, из-за того что мы находимся в жилом доме, есть свои ограничения — мы работаем только до 23 часов. Были и проблемы с жильцами — нас заливали сверху. А так стены толстые — в принципе, ничего не слышно. Особенности есть какие-то, связанные с тем, что дом старый? Да особых нет. Уверена, что когда ремонт делали, то были какие-нибудь проблемы. А из планировочных особенностей — узкие коридоры, пожалуй. Кто ваши клиенты? Приходят к  нам и  местные жители, и  жильцы дома заходят кофе попить. Джемал, который играет в  «Светофоре» на  СТС: он  часто заходит, видать, ему здесь приглянулось.


деталь

Б

Иван Ерофеев

64

журнал «Московское наследие» №21

Перед художником Малютиным, придумавшим этот дом для инженера Перцова, стояла труднейшая задача: избежать «петушиного» стиля теремков конца XIX века, но отчетливо показать русскую тему. В Скандинавии такую задачу решили: смесь местной фольклорной архитектуры и средневековых построек дала Северный модерн; в Германии получилось похожее, но очень свое. Малютин, вслед за Васнецовым и Поленовым, сделал то же на русском материале: фольклорные мотивы, ломаные линии, загадочные цвета — ожившие сказки и былины плюс мистика декаданса. В представленной детали все это есть, но есть и высочайший уровень керамического ремесла: работа выпускников Строгановского училища. Удивительное сплетение идей и техник!

учредитель 

Владимир Седов, доктор искусствоведения главный редактор

адрес редакции

115035, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 19 +7 (495) 637 40 43, +7 (495) 637 42 17 m.nasledie@gmail.com mosnasledie.tumblr.com

Департамент культурного наследия города Москвы

Яна Миронцева

руководитель проекта

Рената Серебрякова

Николай Черепанов, ООО «Юник Медиа Ателье»

дизайнеры

печать

Александр Кибовский консультант проекта

Николай Ефимов

координатор проекта

Николай Переслегин благодарность

Юлия Хасия Елена Кашина Лариса Герасимова

выпускающий редактор

Наталья Жукова Екатерина Даугель-Дауге Иван Величко Иван Васин фоторедактор

Иван Ерофеев

цветокорректор

Максим Гудков корректор

Наталья Дзергач

издатель

ОАО «Можайский полиграфический комбинат» тираж

10 000 экз. Свидетельство о регистрации средства массовой информации выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) ПИ No. ФС7750269 от 14 июня 2012 г. © Департамент культурного наследия города Москвы, 2012 Перепечатка материалов журнала невозможна без письменного разрешения редакции

адреса распространения журнала

книжные магазины: Республика ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 10; ул. Мясницкая, д. 24/7, стр. 1 кафе, рестораны, клубы: Жан-Жак Цветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, д. 18 Б; ул. Верхняя Радищевская, д. 15, стр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, стр.1 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; Большой Гнездниковский пер., д. 10; * Correas ул. Садовническая, д. 82, стр. 2; ул. Большая Ордынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11 * Маяк ул. Большая Никитская, д. 19 * Бискотти ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, д. 6/1 *

московское наследие 21

научный консультант

Мастерская Театральный пр-д, д. 3, к. 3 * ДеФакТо ул. Большая Лубянка, д. 30/2 * Рагу ул. Большая Грузинская, д. 69 * Сквот-кафе ул. Рождественка, д. 12/1 арт-площадки: Винзавод 4-й Сыромят­ нический пер., д. 1, стр. 6 * Стрелка Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А * Art Play (Британская школа дизайна) ул. Нижняя Сыромятническая, д. 10 * Московский архитектурный институт ул. Рождественка, д. 11 * Фабрика Переведеновский пер., д. 18 * Ого-город Большой Афанасьевский пер, д. 36

музеи: Центральный дом художника ул. Крымский Вал, д. 10/14 * Государственный исторический музей Красная пл., д. 1 * Московский планетарий ул. СадоваяКудринская, д. 5, стр. 1 органы государственной власти: Правительство Москвы ул. Тверская, д. 13, под. 5 * Департамент культурного наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; ул. Пречистенка, д. 3/1


официальный взгляд

кто заплатит за капитальную реставрацию

57

О новом порядке финансирования рассказывает советник администрации Департамента к ульт урного наследия города Москвы А лександра Казакова. Записала Ирина Мак

О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Москвы от 6 декабря 2011 г. № 575-ПП На основании Федерального закона от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» Правительство Москвы постановляет: 1. Внести изменения в постановление Правительства Москвы от 6 декабря 2011 г. № 575-ПП «Об утверждении Порядка предоставления в 2012 - 2016 годах из бюджета города Москвы субсидий на капитальный ремонт общего имущества собственников помещений в многоквартирных домах»: 1.1. Пункт 1.2. приложения к постановлению дополнить абзацем в следующей редакции: «В случае если многоквартирный дом является объектом культурного наследия или выявленным объектом культурного наследия для целей настоящего Порядка под капитальным ремонтом понимаются проводимые в целях поддержания в эксплуатационном состоянии объекта культурного наследия ремонтные работы, не оказывающие негативного влияния на особенности объекта культурного наследия, послужившие основанием для включения его в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации и подлежащие обязательному сохранению»

август 2012

— Не так давно получили первые субсидии на реставрацию зданий религиозные учреждения. Хотелось бы понять, порядок предоставления этих средств жилым домам-памятникам будет таким же? Не совсем: субсидии на восстановление объектов культурного наследия религиозного значения предоставляет непосредственно департамент культурного наследия города Москвы, как распорядитель этих средств. Субсидии на реставрацию жилых зданий, находящихся под охраной государства в качестве объектов культурного наследия, будет предоставлять департамент капитального ремонта города Москвы. По аналогии с тем, как они выделяют средства на ремонт обычных жилых зданий. — То есть какая-то часть фонда, рассчитанного на капремонт жилья, гарантированно и целенаправленно будет израсходована на памятники? Именно. Предоставление субсидий на ремонт жилых домов регламентируется принятым в декабре 2011 года постановлением правительства Москвы №575-ПП «Об утверждении Порядка предоставления в 20122016 годах из бюджета города Москвы субсидий на капитальный ремонт общего имущества собственников помещений в многоквартирных домах». В июне текущего года по инициативе Мосгорнаследия в данный нормативный правовой акт были внесены дополнения, регламентирующие порядок выделения средств непосредственно на реставрацию тех жилых домов, которые являются памятниками архитектуры. В частности, внесенные дополнения касаются документов, которые необходимо подготовить для подачи заявки на получение субсидии и требований к компаниям, которые будут осуществлять ремонтные и реставрационные работы. В случае с ценными историческими зданиями это, безусловно, должны быть только лицензированные фирмы, имеющие полномочия осуществлять данный вид деятельности. Надо понимать, что по объектам культурного наследия, в том числе по многоквартирным домам, возможно проведение только качественных и согласованных с Мосгорнаследием реставрационных работ. В связи с этим в независимости от того, каким органом предоставляются субсидии,– департаментом культурного наследия города Москвы или департаментом капитального ремонта города Москвы, как в случае с жилыми домами, проведение всех работ по объектам культурного наследия столицы производится под жестким контролем нашего департамента. Приемка


деталь

Перед художником Малютиным, придумавшим этот дом для инженера Перцова, стояла труднейшая задача: избежать «петушиного» стиля теремков конца XIX века, но отчетливо показать русскую тему. В Скандинавии такую задачу решили: смесь местной фольклорной архитектуры и средневековых построек дала Северный модерн; в Германии получилось похожее, но очень свое. Малютин, вслед за Васнецовым и Поленовым, сделал то же на русском материале: фольклорные мотивы, ломаные линии, загадочные цвета — ожившие сказки и былины плюс мистика декаданса. В представленной детали все это есть, но есть и высочайший уровень керамического ремесла: работа выпускников Строгановского училища. Удивительное сплетение идей и техник!

официальный взгляд

A

проведенных работ в департаменте капитального ремонта будет проводиться только на основании акта Мосгорнаследия, подтверждающего, что на объекте была проведена правильная научная реставрация. — В этом состоит явное неудобство для владельцев квартир в таких домах, с ним сталкиваются люди по всему миру. По крайней мере, в Европе, где государство, насколько я знаю, часто софинансирует реставрацию, но при этом нельзя заменить старый шпингалет современным — надо заказывать точную копию, и стоить она может состояние. Безусловно, это дополнительное обременение, которое необходимо, потому что мы обязаны сохранить эти уникальные здания в соответствии с их исто1.5. Пункт 3.15 приложения к порическим обликом. Именно европейский опыт высокой социальной становлению дополнить абзацем ответственности жителей уникальных зданий подразумевает, что, явв следующей редакции: ляясь собственником площади в таком объекте, вы несете полную от«В случае если многокварветственность за его надлежащее состояние. Если вы к этому не готовы, тирный дом является объектом вам необходимо сменить место проживания на другое здание, на житекультурного наследия или вылей которого таких обременений не накладывается. явленным объектом культурного наследия, вместе с Актом при— Каков порядок обращения за получением субсидии? На что надо обраемки Департамент капитального тить внимание? Порядок обращения за получением субсидии подробремонта города Москвы принино изложен в уже упомянутом постановлении правительства Москвы мает от получателей субсидий акт Департамента культурного №575-ПП. Кроме того, вся информация, вплоть до конкретного перечня наследия города Москвы о приемдокументов с соответствующими бланками и шаблонами находится ке выполненных работ, оформляв открытом доступе в специальном разделе на сайте департамента каемый в установленном порядке» питального ремонта города Москвы. Каждый гражданин может зайти на официальный сайт www.moskr.ru и посмотреть, что делать, какие документы и где оформлять, как их согласовывать, у кого заверять и так далее. Необходимо понимать, что субсидии предоставляются только научный консультант адрес редакции Научный консультант Адрес редакции журнал собственников жилья (ТСЖ), потребительским Владимир Седов, 115035, г. Москва, ул. Пятницкая,коод. 19 «Московское наследие»товариществам доктор искусствоведения +7 (495) 637 40 и 43,управляющим +7 (495) 637 42 17 №21 перативам либо иным объединениям собственников №20 m.nasledie@gmail.com организациям. Что также очень важно — средства предоставляются главный редактор mosnasledie.tumblr.com учредитель  Главный редактор Учредитель  Блог не только на реставрационные работы, но и на разработку проектной Яна Миронцева Департамент культурного mosnasledie.tumblr.com документации, проведение экспертизы, технический и авторский надиздатель наследия города Москвы зор. Кроме того, в документе подчеркивается, что субсидии не являются выпускающий редактор Николай Черепанов, Выпускающий редактор Издатель Рената Серебрякова ООО «Юник Медиа руководитель проекта подарком — таким образом государство софинансирует реставрацию Руководитель проекта Николай Черепанов,Ателье» Александр Кибовский многоквартирного дома. Это означает, чтоООО «Юник Медиапринимают Ателье» собственники дизайнеры печать Дизайнеры решение о необходимости проведения работ и оплачивают не менее Наталья Жукова ОАО «Можайский консультант проекта Консультант проекта Печать пяти процентов от общей стоимости ремонта из собственных средств. Екатерина Даугель-Дауге полиграфический Николай Ефимов ОАО «Можайскийкомбинат» За остальноеИван платит государство. Допустим, собрание ТСЖ принимает Величко полиграфический комбинат» Иван Васин тираж кровли, систем водокоординатор проекта решение о предстоящем ремонте фасадов, замене Координатор проекта 10 000 экз. Николай Переслегин снабжения, перекрытий и т. д. Все это относится Тираж к общему имуществу фоторедактор Фоторедактор 10 000 экз. собственников. Они принимают решение, определяются с видами и исИван Ерофеев Свидетельство о регистрации благодарность Благодарность полнителями работ, утверждают их стоимость. Затем им необходимо средства массовой информации Юлия Хасия Свидетельство о регистрации собрать соответствующий пакет документов. Мосгорнаследие, в свою цветокорректор выдано Федеральной службой Елена Кашина Цветокорректор средства массовой информации Максим Гудков задание на проведение по надзору в сфере связи, очередь, выдает плановое реставрационных Лариса Герасимова выдано Федеральной службой раинформационных технологий по надзору за соблюдением бот, согласовывает их виды, чтобы они не противоречили охранному корректор и массовых коммуникаций Корректор законодательства в сфере обязательству. Только после этого будет выдано разрешение на провеНаталья Дзергач (Роскомнадзор) ПИ No. ФС77массовых коммуникаций дение самих работ. 50269 от 14 июня 2012 г.наследия и охране культурного — Но разве раньше было так, чтобы не меньше процентов от стоиПИпяти № ФС77-26667 © Департамент культурного мости ремонта оплачивали собственники квартир? Мне казалось, что от 18 декабря 2006 г. города Москвы, 2012фигосударство оплачивало все. Раньше былонаследия плановое бюджетное © Департамент культурного нансирование, проведение капремонтов планировалось и, соответПерепечатка материалов наследия города Москвы,журнала 2012 ственно, на них заранее выделялись средства. В апреле 2011 года было невозможна без письменного принято постановление №126-ПП «О порядке предоставления субразрешения редакции Перепечатка материалов журнала сидий на капитальный ремонт общего имущества собственников невозможна без письменного поредакции документ мещений в многоквартирных домах в 2011 разрешения году» — пробный о выделении субсидий на капремонт. За год накопился определенный опыт его применения, были проанализированы его достоинства и неадреса книжные магазины: Республика Мастерская Театральный пр-д, д. 3, к. 3 * музеи: Центральный дом художника распространения ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 10; ул.достатки, Мясницкая, ДеФакТо ул. Большаяместа, Лубянка, д. 30/2 ул. Крымский Вал, д. 10/14 учтены узкие и теперь выпущен новый документ, ко* Рагу * Государственный журнала д. 24/7, стр. 1 ул. Большая Грузинская, д. 69 * Сквот-кафе исторический музей Красная пл., д. 1 * торый мы и обсуждаем. Он уже рассчитан на долгосрочную ул. Рождественка, д. 12/1 Московский планетарий ул.перспектиСадоваякафе, рестораны, клубы: Жан-Жак Кудринская, д. 5, стр. 1 ву — с 2012 поарт-площадки: 2016 год. Винзавод 4-й Сыромят­ Цветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, д. 18 Б; ул. Верхняя Радищевская, нический пер., д. 1, стр. 6 *идет Стрелкаречь? Очевидно, органы государственной власти:памят— Од. 15, каких примерно суммах что капремонт стр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А * Art Play Правительство Москвы ул. Тверская, ника обходится в разы дороже капремонта д. 13, обычного дома.культурного Да, это так. стр.1 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; (Британская школа дизайна) ул. Нижняя под. 5 * Департамент Большой Гнездниковский пер., д. 10; * Correas Сыромятническая, д. 10 * Московский наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; Для того чтобы не менять порядок предоставления субсидий и помимо ул. Садовническая, д. 82, стр. 2; ул. Большая архитектурный институт ул. Рождественка, ул. Пречистенка, д. 3/1 Ордынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11 * д. 11 пер., д. 18 * * Фабрика Переведеновский документов, связанных с государственной охраной исторических здаМаяк ул. Большая Никитская, д. 19 * Бискотти Ого-город Большой Афанасьевский пер, д. 36 ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, ний,д. 6/1  учесть нормативную базу, касающуюся жильцов, мы взяли за точку * московское наследие 21

Иван Иван Ерофеев Ерофеев

58


официальный взгляд

1.6. Пункт 7 приложения 1 к Порядку (приложение к постановлению) дополнить предложением вторым в следующей редакции: «В случае если многоквартирный дом является объектом культурного наследия или выявленным объектом культурного наследия, стоимость капитального ремонта общего имущества определяется с учетом корректирующего коэффициента, учитывающего градостроительное значение объекта»

1.13. Приложение 5 к Порядку (приложение к постановлению) дополнить таблицей «Значения корректирующего коэффициента, учитывающего градостроительное значение объекта» в редакции согласно приложению к настоящему постановлению.

август 2012

59

отсчета стоимость ремонта квадратного метра жилья. Не только памятника — любого жилья. Памятники невозможно сравнивать не только с типовыми домами, но и друг с другом, поэтому даже в качестве аналога расчета стоимости ремонта использовать какой-то среднестатистический памятник невозможно — его нет. — Представляю себе, что в первые же несколько дней подачи документов на субсидии владельцы 300 жилых домов-памятников из 519, существующих в Москве, побегут подавать заявки,– что будет тогда? Отбор кандидатов на субсидии осуществляется ранжированием. Преимущество имеет тот, кто подал заявку раньше, он имеет больше баллов и, соответственно, шансов на успех. — Когда будут принимать эти заявки? С 1 января по 15 марта 2013 года. Но постановление приняли сейчас, чтобы горожане успели собрать документы. Если заявки соответствуют установленным требованиям, к ним приложен полный пакет запрашиваемой документации, они поступают на рассмотрение специальной комиссии при департаменте капитального ремонта города Москвы. Постановление №575-ПП включает два приложения: в первом речь идет о методике расчета и размере субсидий, а также расчета участия финансирования жильцов, во втором — о критериях отбора претендентов, каждый из которых оценивается по так называемому коэффициенту весомости. Чем он выше, тем больше шансов получить деньги. Скажем, если в заявке содержится вся проектная документация, то такому заявителю присваивается 10 баллов. Если положительное решение принято 90% собственников жилья, присваивается тоже 10 баллов, а если решение утвердили 70% собственников, то баллов всего семь. Кроме того, есть таблица нормативов предельных затрат на капремонт, куда мы внесли корректирующие коэффициенты для жилых домов-памятников. Причем коэффициенты применяются к оценке и проектных, и реставрационных работ. Чтобы не получилось, что одинаковые субсидии выделяют памятнику и типовому дому. Очевидно, что реставрация стоит дороже ремонта. — То есть, сумма, выделяемая на ремонт пятиэтажки, в случае если речь идет о сложной реставрации, может быть существенно увеличена? Конечно. Максимальный коэффициент — 2,9. Если речь идет, например, о ремонте старинного фасада с восстановлением декоративных элементов, то это 2,9. Если ремонт скатной кровли, то коэффициент 1,5. — Может ли так случиться, что одномоментно подавать заявки побегут 300 ТСЖ, и реставрация памятников «съест» весь бюджет департамента капремонта? Нет, потому что выделять или не выделять субсидию, решается в зависимости от числа набранных баллов, а не от того, является ли здание памятником или нет. — Какую комплексную проблему позволит решить программа по выделению субсидий жильцам домов-памятников? Ранее в программе капитального ремонта участвовали только здания, не являющиеся объектами культурного наследия. Это объяснялось тем, что стоимость работ в исторически ценных зданиях превышает стандартные расценки по ремонту типовой застройки. В результате жильцы уникальных домов, в основном коренные москвичи, не могли принять участие в государственной программе. Теперь эта проблема решена. Кроме того, данная инициатива нацелена на оптимизацию процесса проведения реставрационных работ. В данном случае жильцы принимают непосредственное участие в судьбе собственного дома, что, с одной стороны, облегчает организационные процессы, связанные с необходимостью принимать комплексные решения, поддержанные большинством собственников многоквартирного дома, а с другой — повышает уровень социальной ответственности горожан за сохранение уникальных зданий, в которых они проживают.


деталь

архитектура и традиции

A

движение от красоты к уместности текст А лександра Раппапорта

Перед художником Малютиным, придумавшим этот дом для инженера Перцова, стояла труднейшая задача: избежать «петушиного» стиля теремков конца XIX века, но отчетливо показать русскую тему. В Скандинавии такую задачу решили: смесь местной фольклорной архитектуры и средневековых построек дала Северный модерн; в Германии получилось похожее, но очень свое. Малютин, вслед за Васнецовым и Поленовым, сделал то же на русском материале: фольклорные мотивы, ломаные линии, загадочные цвета — ожившие сказки и былины плюс мистика декаданса. В представленной детали все это есть, но есть и высочайший уровень керамического ремесла: работа выпускников Строгановского училища. Удивительное сплетение идей и техник!

Вопрос о природе архитектуры обычно появляется тогда, когда творческая инициатива теряет почву под ногами и начинает противоречить самой себе. Такое в последние 100–200 лет встречалось уже неоднократно и вызывало к жизни особую интенсивность мысли и чувства. Время от времени казалось, что решение найдено, и жизнь входила в русло «нормальной» парадигмы, но потом в ней что-то ломалось, и начинался новый заход к постижению тайн. Архитектура была и остается полна тайн. Мы с трудом представляем себе причины возникновения великих архитектурных стилей прошлого — Древнего Египта, средиземноморской классической античности, средневековой готики и даже модернизма XX века, хотя последний еще живет в повседневной памяти. научный консультант журнал В поисках ответа на вопрос о природе архитектуры рациональная мысль Владимир Седов, «Московское наследие» доктор искусствоведения №21 постоянно обращается к философии и науке. Полезный эффект этих попыток невелик и сводится, как ранее говорилось, к истории, которая «ничему главный редактор учредитель  не учит». Точнее, учит, но так, что уроки эти быстро сдаются в архив. Яна Миронцева Департамент культурного Среди последних уроков формула «архитектура есть искусство орнаследия города— Москвы ганизации пространства». Временами в этой выпускающий формуле ставилось под соредактор Рената руководитель проекта мнение само «искусство» — его хотели заменить тоСеребрякова техникой, то наукой. Кибовский Ничего из этогоАлександр не получилось. За «организацию» не брались, уж больно авдизайнеры торитетен этот термин в эпоху тотальной бюрократизации. Тогда взялись Наталья Жукова консультант проекта за пространство. Постмодернизм преуспел в этом и провозгласил Екатерина Даугель-Дауге возвраНиколай Ефимов щение от пространства к архитектурным формам, или к языковым играм Иван Величко Иван Васини от пространства, координатор проекта с архитектурными формами, впрочем, не отказываясь Николай Переслегин которое остается весьма почитаемой категорией профессионального мышфоторедактор ления. В ней находят язык, опосредующий все способы мышления: сугубо Иван Ерофеев благодарность технический, математический и геометрический, композиционно-образЮлия Хасия ный, перцептивно-психологический, символический, мифологический цветокорректор Елена Кашина Максим Гудковослабления этой Лариса Герасимова и наконец — магический. Спрашивается, в чем же причина категории? корректор Скорее всего, то, что оно стало столь же формальной категорией, как проНаталья Дзергач порции, техника и пр., и не порождает уже ничего нового. И хотя чуть ли не каждое новое здание не похоже на другие, это не делает их чем-то принципиально иным, нежели повторения и имитации, и они вызывают не меньшую скуку, чем типовые проекты. Отсюда и появились на свет мистическая тяга к истории и предпочтение, отдаваемое любой исторической постройке перед новой. Вкус к истории как вкус к времени и судьбе оказался сильнее пристрастия к новизне и игре ума. Приходится вновь пытаться понять историю принципов, определявших архитектурное мышление. * До XIX века архитектурное мышление в основном покоилось на прототиадреса книжные магазины: Республика Мастерская Театральный пр-д, д. 3, к. 3 * распространения ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 10; Мясницкая, ДеФакТо ул. Большая Лубянка, приемов. д. 30/2 * Рагу пах — как планировочных, так и ул. формально-композиционных журнала д. 24/7, стр. 1 ул. Большая Грузинская, д. 69 * Сквот-кафе Обучение профессиональному мастерству состояло в основном в изучении ул. Рождественка, д. 12/1 кафе, рестораны, клубы: Жан-Жак этих исторических типов и приспособлении их к новым условиям. В ходе Цветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, арт-площадки: Винзавод 4-й Сыромят­ д. 18 Б; ул. Верхняя Радищевская, д. 15,постепенно нический пер., д. 1, стр. 6 * Стрелка таких приспособлений архитектура расслоилась на совокупстр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А * Art Play ность своих генетических принципов, чего требовало мышстр.1 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; (Британскаярациональное школа дизайна) ул. Нижняя Большой Гнездниковский пер., д. 10; * Correas Сыромятническая, д. 10 * Московский ление после Декарта, и прикладных форм. Принципы ложились в основу ул. Садовническая, д. 82, стр. 2; ул. Большая архитектурный институт ул. Рождественка, Ордынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11 * д. 11 * Фабрика пер., д. 18 * модификации планировочных и конструктивных схем,Переведеновский прикладные форМаяк ул. Большая Никитская, д. 19 * Бискотти Ого-город Большой Афанасьевский пер, д. 36 ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, д. 6/1 * мы прикладывались к фасадам как костюмы. московское наследие 21

адрес редакции

115035, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 19 +7 (495) 637 40 43, +7 (495) 637 42 17 m.nasledie@gmail.com mosnasledie.tumblr.com издатель

Николай Черепанов, ООО «Юник Медиа Ателье» печать

ОАО «Можайский полиграфический комбинат» тираж

10 000 экз. Свидетельство о регистрации средства массовой информации выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) ПИ No. ФС7750269 от 14 июня 2012 г. © Департамент культурного наследия города Москвы, 2012 Перепечатка материалов журнала невозможна без письменного разрешения редакции

музеи: Центральный дом художника ул. Крымский Вал, д. 10/14 * Государственный исторический музей Красная пл., д. 1 * Московский планетарий ул. СадоваяКудринская, д. 5, стр. 1 органы государственной власти: Правительство Москвы ул. Тверская, д. 13, под. 5 * Департамент культурного наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; ул. Пречистенка, д. 3/1

Иван Иван Ерофеев Ерофеев

60


архитектура и традиции

Микеланджело Буонаротти 1475 — 1564 Если в плане имеются различные части, то все одинаковые по качеству и количеству должны быть одинаково украшены и орнаментированы. Если же меняется одна часть, то не только позволено, но необходимо изменить ее орнаментику, а также и соответствующих частей. Основная часть всегда свободна, как нос, находящийся посредине лица, не связан ни с одним глазом, ни с другим; рука же должна быть одна как другая, и один глаз должен быть как другой. Поэтому очевидно, что части архитектурного целого находятся в таком же соотношении, как части человеческого тела, и тот, кто не знал и не знает строения человеческого тела в анатомическом смысле, не может этого понять.

см. А. Раппапорт, Г. Сомов. Форма в архитектуре. М. 1990

1

август 2012

61

Перелом произошел вместе с появлением металлических и железобетонных конструкций в конце XIX века и попытками найти новый тип «ордера», не маскируя новые конструкции старыми формами. Эти поиски и обнаружили пространство, которое стало материей новой архитектурной организации. Оно стало большим в интерьерах и совершенно иным в условиях новой городской застройки с ее широкими транспортными магистралями. Параллельно в истории архитектуры на свет явились откровения Генриха Вёльфлина, увидевшего в архитектуре ренессанса нечто, не сводящееся к ордеру,– интерпретацию пространственных ситуаций и образов. В качестве рациональной основы таких интерпретаций Вёльфлин предложил модную в то время психологию, точнее — психологию народов, Voelkerpsychologie. Но поскольку формировавшаяся в начале XX века архитектура провозгласила себя международным стилем, психология народов была вытеснена влиянием научно-технического прогресса, и архитектурное пространство начало выражать уже не душу разных народов, но дух эпохи — Zeitgeist . К такой трактовке шли с разных сторон и сами архитекторы — Ф.-Л. Райт, Ле Корбюзье, Б. Таут, В. Гропиус, Мис ван дер Роэ, Н. Ладовский и К. Малевич, но вскоре к ним присоединились и искусствоведы и критики, взявшие за основу теоретический постулат А. Шмарзова: «Архитектура есть искусство организации пространства». Среди самых знаменитых авторов и Бруно Дзеви, который издал в 1956 году книгу «Архитектура как пространство», а в 1965-м поместил в Энциклопедии мирового искусства знаменитую статью об архитектуре, где дал развернутую апологию пространства и критику иных концепций. Новый универсальный смысл пространства стал обнаруживаться во всех областях культуры — не только в изобразительных искусствах и технике, но и в философии, науке, мифологии, рациональном мышлении и феноменах подсознания. Универсализация концепции пространства стала основой резкого повышения роли индивидуального творческого воображения. Дзеви, продолжая и развивая идеологию футуризма и авангарда, противопоставил имитации от исторических стилей и выдвинул идею индивидуального творчества и его методов как главный творческий принцип архитектуры. * Основанием такого инновационного подхода должна была стать история архитектуры как история смены стилей, скорее, чем история самих стилей. То есть в основу творчества были положены категории прогресса и эволюции. И эта идея сохраняет свою силу и до сего дня, хотя пафос ее сильно ослабел. Причиной такого ослабления стала новая парадигма, проникшая в архитектуру из семиотики. Семиотика показала, что провозглашенные пространственным подходом творческие принципы подчиняются знаковым схемам и формальным паттернам, так что к числу фундаментальных оснований архитектуры следует отнести не индивидуальную пространственную фантазию и воображение, а принятые в том или ином социальнокультурном контексте формальные языки пространства. Архитектор оказался не столь мощным источником инноваций, его работа вновь оказалась ограниченной нормативным набором образцов и их модификаций, которые оставались столь же стереотипными, как и былой ордер. Судьба архитектора как индивидуального пророка подверглась скептической переоценке. Пространственная интерпретация несколько видоизменяла, но не преодолевала вопроса о нормативности архитектурной формы. * Попытки разобраться в новой ситуации привели меня к различению трех категориальных слоев архитектурной формы, в том числе и пространственной — морфологии, символики и феноменологии.1 К морфологии я отнес все, что можно было бы однозначно описать средствами геометрии и технической терминологии, к символике — совокупность условных или нормативных форм, воспроизводившихся традицией (в том числе и новейшей), а к феноменологии — интенции понимания форм и пространств, не имеющие адекватных нау чно-технических и ли символических описаний.


деталь

Перед художником Малютиным, придумавшим этот дом для инженера Перцова, стояла труднейшая задача: избежать «петушиного» стиля теремков конца XIX века, но отчетливо показать русскую тему. В Скандинавии такую задачу решили: смесь местной фольклорной архитектуры и средневековых построек дала Северный модерн; в Германии получилось похожее, но очень свое. Малютин, вслед за Васнецовым и Поленовым, сделал то же на русском материале: фольклорные мотивы, ломаные линии, загадочные цвета — ожившие сказки и былины плюс мистика декаданса. В представленной детали все это есть, но есть и высочайший уровень керамического ремесла: работа выпускников Строгановского училища. Удивительное сплетение идей и техник!

архитектура и традиции

В результате «психологический» метод несколько тускнел, так как в нем оказались не различенными нормативные символические и феноменологические основания, а роль рационального мышления была либо преувеличена, либо игнорировалась Тем не менее исчезновение психологии лишало мою концепцию того, чему она, как выяснилось, и служила долгое время, а именно — обеспечения синтеза всех трех способов понимания пространства. Но в синтез входит не только самое единство этих сторон, но и феномен инновационного изобретения формы. И традиционная тема творчества вновь сделалась центральной. Эпистемология позволяла провести анализ форм описания и понимания форм, но никак не определяла способ их синтеза. Единственное, что стало понятным в этом синтезе, это то, что у гениев он осуществлялся на уровне индивидуального мышления и творческого озарения, а у обычных архитекторов воспроизводился как культурно-историческая норма. Но и идея гениальности тоже стала сильно тускнеть, после того как было обнаружено, что среда исторических городов во многом содержательнее и человечнее новостроек. Стало ясно, что дело вовсе не в том, что в истории сплошь действовали гении, а в том, что и стереотипная архитектура прошлого, в силу какой-то магии исторической патины, придавала архитектурным произведениям смысл, недостижимый методами нового пространственного мышления и интуиции. Магия эта видна и в тех случаях, когда архитекторы прибегали к стилизации и имитации прошлых форм. Их усилия не способны были скрыть ущербность «новоделов». Искусственность и стерильность оставались родимыми пятнами и готического возрождения, и попыток вернуться к классицизму. Но даже имитации стилей, которые уже вросли в историю, научный консультант журнал неожиданно обретали поначалу в них смысл подлинноВладимир Седов, «Московское наследие»отсутствующий доктор искусствоведения №21 сти — такова была судьба и сталинского ампира, и пионерских зданий начала XX века, например, конструктивистских построек в Москве. главный редактор учредитель  История оказалась таинственным источником смыслов, невоспроизвоЯна Миронцева Департамент культурного димых рациональными методами. наследия города Москвы Это свойство истории указывало на категорию, остававшуюся выпускающий редактор вне вниРената Серебрякова руководитель проекта на судьбу как мания архитектурного авангарда, на генетическую память, Кибовский и не укладывающуюся в дух прогрессивпринципиальноАлександр непредсказуемую дизайнеры ного инициативного творчества. Сама идея прогресса как мифологическая Наталья Жукова консультант проекта основа рационального кажется сегодня новой редакцией мифа Екатерина Даугель-Дауге Николай мышления Ефимов о рае, который, казалось бы, навсегда был оставлен Иванпросвещением. Величко Иван свидетелем Васин Архитектурекоординатор выпало напроекта долю стать очевидным ограниченНиколайи Переслегин ности рационализма адвокатом генезиса и судьбы. Хотя этот генезис фоторедактор и судьба сделались принадлежностью уже не отдельного человека и даже Иван Ерофеев благодарность не отдельных народов и рас, а всего человечества, и этот феномен становитЮлия Хасия ся с каждым годом все очевиднее по мере перерастания земной цивилизацветокорректор Елена Кашина Максим Гудков Лариса Герасимова ции в новую планетарную цивилизацию. * корректор Оглядываясь теперь на историю трансформации архитектурных концепНаталья Дзергач ций в свете пространственной интерпретации, мы видим, что последняя частично отвергала, а частично впитывала в себя множество смыслов и интуитивных представлений, уходящих из ясного осознания. Представление о пространстве в архитектуре впитывало в себя все итоги живописного представления пространства как освещенной атмосферы с ее тенями и туманностями, контрастами и видами перспективы. Отказ от простой орнаментации фасадов трансформировался в ритмическую орнаментику геометрических фигур и тел, эстетика фактур и традиционных строительных материалов вытеснялась эстетикой стекла, железа и бетона. Но все эти сдвиги и замены не уничтожали фундаментальной субстанциальности архитектуры как таковой, которая, усиливая своюМастерская сиюминутную символику, адреса книжные магазины: Республика Театральный пр-д, д. 3, к. 3 * распространения ул. 1-я на Тверская-Ямская, ул. Мясницкая, теряла ДеФакТо ул. Большая Лубянка, д. 30/2 ориентированную техникуд. 10; и машину, массу символов человеч* Рагу журнала д. 24/7, стр. 1 ул. Большая Грузинская, д. 69 * Сквот-кафе ности и генетической памяти. Возрождающийся интересд. 12/1 к естественным ул. Рождественка, кафе, рестораны, клубы: Жан-Жак материалам, дереву и камню, однако, открывает только одну сторону субЦветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, арт-площадки: Винзавод 4-й Сыромят­ Б; ул. Верхняя Радищевская, д. 15, нический пер., д. 1, стр. 6 * Стрелка станциальностид. 18 архитектуры, дополняющей атмосферическую и световую стр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А * Art Play субстанциальность пространства. Наряду со строительными и отделочстр.1 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; (Британская школа дизайна) ул. Нижняя Большой Гнездниковский пер., д. 10; * Correas Сыромятническая, д. 10 * Московский ными материалами в субстанциальность архитектуры благодаря опыту ул. Садовническая, д. 82, стр. 2; ул. Большая архитектурный институт ул. Рождественка, Ордынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11  д. 11 пер.,и д. 18 * * Фабрика Переведеновский * ее пространственного понимания вошел и язык символических форм, миМаяк ул. Большая Никитская, д. 19 * Бискотти Ого-город Большой Афанасьевский пер, д. 36 ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, д. 6/1 * фология символов и архетипов. Радикальное противопоставление сущмосковское наследие 21

A Иван Иван Ерофеев Ерофеев

62

адрес редакции

115035, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 19 +7 (495) 637 40 43, +7 (495) 637 42 17 m.nasledie@gmail.com mosnasledie.tumblr.com издатель

Николай Черепанов, ООО «Юник Медиа Ателье» печать

ОАО «Можайский полиграфический комбинат» тираж

10 000 экз. Свидетельство о регистрации средства массовой информации выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) ПИ No. ФС7750269 от 14 июня 2012 г. © Департамент культурного наследия города Москвы, 2012 Перепечатка материалов журнала невозможна без письменного разрешения редакции

музеи: Центральный дом художника ул. Крымский Вал, д. 10/14 * Государственный исторический музей Красная пл., д. 1 * Московский планетарий ул. СадоваяКудринская, д. 5, стр. 1 органы государственной власти: Правительство Москвы ул. Тверская, д. 13, под. 5 * Департамент культурного наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; ул. Пречистенка, д. 3/1


архитектура и традиции

О. Павел Флоренский 1882 — 1937 Древний дом с его двором, наружною частью и внутреннею рассматривается как отображение всего человеческого существа. В особенности это толкование относится к храму с его двором, святилищем и святейшим, одинаковому по составу как у язычников, так и у иудеев. Нередко говорилось, что храм, как дом Божий, строится именно как дом, по образцу дома. Но это с точки зрения новейшей сакральной теории культуры ложное обращение, воистину поставление быка после плуга. Храм есть тип дома, а не дом — храма, и самый дом есть дом постольку, поскольку и он все же есть род храма. Ту же трехчастность видим, далее, и в христианстве — притвор, храм, алтарь, и в ламаизме и т. д. Короче, эта трехчастность есть норма храма. И теперь, обращаясь к толкователям храмовой символики, как древним, так и новым, мы видим, что в этой трехчастности усматривается ими изображение трех моментов человеческого существа — тела, души и духа, или, если угодно, тела физического, тела астрального и тела духовного.

август 2012

63

ности архитектуры как пространства всем ее субстанциальным свойствам в ходе исторического обогащения самого архитектурного мышления подготовило почву для возвращения к идее субстанциальности, но уже на новом синтетическом уровне. Сейчас мы готовы видеть в субстанциальности архитектуры генезис архитектурной чувствительности и многообразие слоев судьбы, откладывающейся в архитектуре. Мы видим, что смена парадигм в понимании архитектуры выявляла и ранее заложенные в ней свойства через отказ от их синтетического многообразия и совместного действия. А прогресс архитектуры в таком случае оказывается своего рода развертыванием этого многообразия в последовательности категориальных доминант, в которых пространство — только одна из многих. Утраты и приобретения на этом пути исторического самопознания архитектуры связаны и с техническим, и с научным прогрессом и развитием философской самокритики сознания, но, пожалуй, главный смысл этого исторического генезиса начинает открываться нам только сейчас в процессе перехода к планетарной цивилизации. Только в свете ее тенденций становится понятной и пространственная фаза эволюции архитектурного мышления. А именно, принадлежность архитектуры к интуиции социальной телесности, созревающая в сознании параллельно с интуицией планетарной мысли. Эта новая планетарная телесность, как переживание совокупного тела социума, некогда предчувствовавшаяся П. Флоренским в его идее органопроекции, превосходит и чувства индивидуальной телесности, и многообразные концепции индивидуальной психологической адаптации человека к среде. Преодолевается эта индивидуация не социальностью, в ее позитивистской трактовке XIX-XX веков, но, скорее, в ее мифологической интерпретации, как причастности к общечеловеческой телесности, то есть синтетической экзистенциальной природе человечного, открывающей новый смысл понимания архитектуры как сферы гуманизма, отличного от ренессансного индивидуального гуманизма. В самой категории архитектурной среды, возникшей во второй половине XX века как антитеза и как продолжение идеи пространства, это чувство планетарной телесности было еще заслонено рационализмом экологической опасности, равно как способами локальной и индивидуальной адаптации. Символический смысл архитектуры оказался заслонен символическими вариациями культурных значений, распространявшими на архитектуру символику власти, религиозной и просветительской идеологии, в том числе научными и философскими картинами мира или образами рекламы и потребительской эйфории. Начиная новый виток развертывания исторического понимания архитектуры и ее фундаментальных оснований в сторону планетарного сознания, мы должны учитывать как достижения, так и утраты пространственной онтологии архитектуры и понимания смысла архитектурности. Пространственный подход сделал решительный шаг в сторону расширения эстетики архитектуры от категорий «красоты», которая, возможно, и не спасет мир, к более широкой категории уместности и самой категории места, вытесненной в прошлом столетии категорией пространства с ее равнодушной геометрической бесконечностью. Теперь в это пространство возвращается категория места и в своем ландшафтно-экологическом, и в своем историческом, космическом, планетарном смысле. Однако другим уроком пройденного сейчас становится сознание сверхрациональной интуиции, которая могла бы открыть человеку смысл и характер этой планетарной телесности в ясных и очевидных формах стиля.


деталь

Перед художником Малютиным, придумавшим этот дом для инженера Перцова, стояла труднейшая задача: избежать «петушиного» стиля теремков конца XIX века, но отчетливо показать русскую тему. В Скандинавии такую задачу решили: смесь местной фольклорной архитектуры и средневековых построек дала Северный модерн; в Германии получилось похожее, но очень свое. Малютин, вслед за Васнецовым и Поленовым, сделал то же на русском материале: фольклорные мотивы, ломаные линии, загадочные цвета — ожившие сказки и былины плюс мистика декаданса. В представленной детали все это есть, но есть и высочайший уровень керамического ремесла: работа выпускников Строгановского училища. Удивительное сплетение идей и техник!

журнал «Московское наследие» №21

A

научный консультант

Владимир Седов, доктор искусствоведения главный редактор

учредитель 

* горячая линия Мос-

горнаследия открыта для сбора информации о случаях, угрожающих историческому облику Москвы. Это позволяет неравнодушным к судьбе города людям принимать участие в борьбе с нарушениями в области сохранения культурного наследия столицы. Информация, получаемая по каналу горячей линии, используется в целях незамедлительной проверки объекта недвижимости по указанному в обращении адресу

адрес редакции

115035, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 19 +7 (495) 637 40 43, +7 (495) 637 42 17 m.nasledie@gmail.com mosnasledie.tumblr.com

Департамент культурного наследия города Москвы

Яна Миронцева

руководитель проекта

Рената Серебрякова

Николай Черепанов, ООО «Юник Медиа Ателье»

дизайнеры

печать

Александр Кибовский консультант проекта

Николай Ефимов

координатор проекта

Николай Переслегин

выпускающий редактор

Наталья Жукова Екатерина Даугель-Дауге Иван Величко Иван Васин фоторедактор

Иван Ерофеев

благодарность

Юлия Хасия Елена Кашина Лариса Герасимова

издатель

ОАО «Можайский полиграфический комбинат» тираж

10 000 экз.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) ПИ No. ФС7750269 от 14 июня 2012 г.

цветокорректор

Максим Гудков корректор

Наталья Дзергач

© Департамент культурного наследия города Москвы, 2012

1

2

3

Перепечатка материалов журнала невозможна без письменного разрешения редакции

По результатам обращения В случае если есть подозреЕсли по вашему сигналу инспекция Мосгорнасление, что работы на объекте действительно было устадия в рабочем порядке устакультурного наследия проновлено правонарушение, навливает информацию водятся незаконно, сотрудинформация о действиях адреса Книжные магазины: Республика ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, д. 6/1 Музеи: Центральный дом художника распространения ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 10; ул. Мясницкая, пр-д, д. 3, к. 3 * ул. Крымский Вал, д. 10/14 * Государственный по указанному объекту: ники инспекции опера-Театральныйдепартамента культурного * Мастерская журнала д. 24/7, стр. 1 ДеФакТо ул. Большая Лубянка, д. 30/2 * Рагу исторический музей Красная пл., д. 1 * статус памятника (являеттивно выезжают на место наследия города Москвы ул. Большая Грузинская, д. 69 * Сквот-кафе Московский планетарий ул. СадоваяКафе, рестораны, клубы: Жан-Жак ул. Рождественка, д. 12/1 Кудринская, д. 5, стр. 1 ся ли он памятником или для проведения осмотра, появится в новостном разЦветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, д. 18 Б; ул. Верхняя Радищевская, д. 15, Арт-площадки: Винзавод 4-й Сыромят­ Органысайта государственной власти: ценным градоформируюустановления факта проведеле официального стр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, стр.1 нический пер., д. 1, стр. 6 * Стрелка Правительство Москвы ул. Тверская, щим объектом),*насколько дения работ и последующедепартамента — dkn.mos.ru, Проект ОГИ Потаповский пер., д. 8/12, Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А Art Play д. 13, под. 5 * * Департамент культурного стр. 2 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; (Британская школа дизайна) ул. Нижняя наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; санкционировано проведего пресечения нарушения. а также в новостях ведуБольшой Гнездниковский пер., д. 10; * Correas Сыромятническая, д. 10 * Московский ул. Пречистенка, д. 3/1 ул. Садовническая, д. 82, стр. 2; ул. Большая архитектурный институт ул. Рождественка, ние работ. щих столичных средств Ордынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11 * д. 11 * Фабрика Переведеновский пер., д. 18 * Маяк ул. Большая Никитская, д. 19 * Бискотти Ого-город Большой Афанасьевский пер, д. 36 массовой информации. московское наследие 21

Иван Иван Ерофеев Ерофеев

что делать человеку, если он заметил незаконные, с его точки зрения, работы на памятнике архитектуры или в ином историческом здании? сообщить о своих подозрениях по телефону горячей линии*: + ()   2 ???

64

Журнал "Московское наследие" № 21  

Современное издание об актуальных вопросах сохранения культурного наследия Москвы

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you