Page 57

М-ПУТЕШЕСТВИЕ Кампанила и толстяки

За всё умеют взять деньги в Италии. Любая мало-мальски достопримечательная штука становится поводом для того, что потребовать с туриста деньги за её осмотр. Бывает так, что один памятник, одно какое-нибудь место делят на несколько частей и за каждую надо отдельно заплатить. Разумеется, раз туристу предлагают за что-то заплатить, он сразу полагает, что это нужно сделать – если платишь, думает он, значит, есть достопримечательность. Если бы, скажем, подъём на кампанилу Джотто был бесплатный, туда бы не стояла длинная очередь из желающих залезть. На эту самую кампанилу, как и многие другие, я тоже решил подняться. Наверх ведёт узкая каменная лесенка, на которой двое человек с трудом могут разминуться – приходится вжиматься в стенки, чтобы не затоптать друг друга. При этом в обе стороны постоянно движется сплошной

поток людей. Хотя я достаточно худой, мне и то было тяжело протискиваться наверх, а что говорить о жирных людях? Бедные толстяки, мокрые, красные, ползли наверх, свистя бронхами и размазывая жирами других туристов по стенам. Естественно они возмущались: – Что за фигня, – ругались они, – за что я заплатил деньги? За то, чтобы сдохнуть на этой лестнице? А худые тоже были недовольны: – Что за хрень, – думали они, – за что я заплатил деньги? За то, чтобы меня задушили здесь своими животами разные жирдяи?

Anna mori

Как-то в Болонье, почти в сорокоградусную жару, мы брели еле живые от духоты и солнца в поисках духовной пищи. И хотя портики на улицах скрывали нас от прямых лучей, легче от этого не становилось, всё равно раскаленные камни домов и мостовых жгли со всех сторон. В

Нищие и цыганки

Где бы я ни был, везде замечал нищих и бродяг, валяющихся на улицах, ползающих по мостовым и просящих деньги у прохожих. Но больше всего обращают на себя внимание цыганки - тем, как назойливо они пристают к людям. Особенно много их там, где много туристов. Они изображают из себя больных, сирот, инвалидов, показывают помятые фотокарточки с фотографиями якобы погибшей семьи и кривляются, имитируя страдание. Причем рожи у этих цыганок такие здоровые, наглые и хитрые, что поверить им может только совсем наивный турист, живущий где-нибудь вдалеке от больших городов и выбравшийся на выходные с семьей посмотреть достопримечательности. У такого туриста вид доверчиво дурацкий, и сандалии с носками, и рубашка, заправленная в шорты, в общем, он резко выделяется.

Непристойный вид

Во многих соборах Италии я не раз замечал табличку на дверях, предупреждающую о том, что в священном месте нужно находиться в подобающем виде. Я, конечно, и так это знал, и не помню случая, чтобы зашел у себя на родине в православную церковь в плавках или даже без майки. Или, скажем, пьяный. Но в Италии, видимо, со мной случился синдром туриста - это когда воспринимаешь всё старинное, исключительно как достопримечательность. И именно так я воспринимал соборы, немного забывая о том, что это действующие церкви. Както в Вероне я забрёл в один огромный старинный собор. Стояла ужасная жара, и я был рад, что смогу спрятаться от солнца, и заодно побродить по тёмным прохладным капеллам, поразглядывать

58

М-КЛУБ осень 2012

фрески, статуи, гробницы и картины. На входе я заметил табличку, а на ней изображение двоих девушек, удивительно похожих на протитуток и мужчины-гопника в майке без рукавов и в очках, подозрительно напоминающего вашего покорного слугу. Табличка предупреждала, что в таком виде вход строго воспрещен. Мне стало обидно и стыдно, что я до такой степени похож на этого парня с картинки, как будто специально готовился для похода в этот собор. Но я все-таки зашёл, потому что возвращаться в отель и переодеваться не хотелось. Внутри мне выдали синий воздушный платочек, чтобы я обернул им плечи и никого не смущал. Но, думаю, получилось наоборот, все смотрели теперь не на фрески и изваяния, а на меня в платочке, потому что вид у меня был очень дурацкий.

городе никого, ни туристов, ни итальянцев, только русская речь доносилась иногда от редких прохожих. И вот в такую погоду, в такой зной, когда все разумные люди прячутся по домам и отелям, мы упорно ползли смотреть на достопримечательности. Стоило выйти из-под укрытия портика, как сразу обжигало солнце, и время как будто остановилось и до вечера ещё далеко - до того времени, когда можно будет наконец с чистой совестью укрыться в отеле под кондиционером. На одной из пустынных дорог, ведущих к проклятым достопримечательностям, мне повстречалась странная несчастная старушка. Маленькая и иссохшая, с мокрыми глазами, она подошла ко мне, посмотрела растерянно и сообщила, что Анна умерла. Я пожал плечами, развел руками, в общем, дал понять, что не могу ничего с этим поделать. И она уковыляла, унося дальше свое горе. И таких наивных очень много, они легко дают цыганкам деньги, а если отказывают (робко и неуверенно), потому что пять минут назад уже давали точно такой же, то те нападают на них с гневом и руганью, обвиняя то ли в жадности, то ли ещё в чем. Любопытно, что у нас цыганки не просят деньги просто так, а предлагают погадать. Как-то, стоя балконе в отеле, я фотографировал мост над каналом. На этом мосту лежала нищенка. Заметив, что я фотографирую, откуда-то появилась вторая и стала кричать мне, что я должен им за это деньги. Не сходя с места, я в раздражении стал орать ей в ответ нечто такое, что все русские покраснели. В другой раз, когда ко мне обратилась за подаянием цыганка с театрально перекошенным от мучений лицом, я прямо послал её, предложив пойти работать. Тут-то она сразу поняла, что я русский.

Profile for Елена Митрохина

М-клуб # 29  

Мужской журнал с сердцем, рассказы, статьи, тесты, юмор

М-клуб # 29  

Мужской журнал с сердцем, рассказы, статьи, тесты, юмор

Advertisement