Page 1


Литературное приложение

Рассказы читателей

2

Содержание Виктор Боресков «Цена бессмертия» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Эдуард Шауров «Бензин» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Дмитрий Хохлов «Самое грязное ругательство» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Михаил Шабловский «Показания Даниила Кардина» . . . . . . . . . . . . . . . Олег Поляков «Суд третьей категории» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Как прислать рассказ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Над выпуском работали . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

3 4 6 23 28 37 45 46

Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


3 Рассказы читателей

Предисловие Мир, который создаётся на страницах фантастических произведений, — это всегда отражение нашей привычной реальности, повёрнутое под непривычным углом. Однако иногда и этот, «вторичный» мир искажается и преподносит немало сюрпризов собственным обитателям.

www.mirf.ru


Литературное приложение

Рассказы читателей

4

Виктор Боресков dantewolwerine@mail.ru

Цена бессмертия От редакции: Бюрократия — опасная штука. Даже в родном районном паспортном столе лучше проглядеть от начала до конца

И

зящные тонкие пальцы отстучали краткую дробь по столешнице из красного дерева.

— Это — в мой кабинет, — сказала Смерть,

любой документ, прежде чем подписывать.

и четверо бесов в синих спецовках грузчи-

Что уж говорить о случаях, когда

ков принялись аккуратно поднимать мой

приходится иметь дело с чиновниками из

рабочий стол из красного дерева ручной

самой Преисподней!

работы. — Думаю, цена машины с лихвой покроет это маленькое приобретение. Она достала из сумочки пачку тонких сигарет, закурила и посмотрела на меня. На стёклах элегантных очков заиграл свет от моей хрустальной люстры, которую уже снимал принявший стопку на грудь и изрядно шатавшийся на стремянке демонмонтёр. Я же стоял посреди своей квартиры, неотрывно глядя на уже чуть потрёпанную бумагу с решением суда. «Сим документом я, Люцифер, Князь Тьмы и Верховный судья Главного Арбитражного Суда Преисподней, постановляю: закрепить за Александром Ивановичем Сырниковым право на бессмертие. Для вступления сего решения в силу гражданин

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

Сырников обязан выплатить Опустошающий Карманы и Душу налог на вечную жизнь, согласно статье номер 666 Уголовноадминистративного кодекса Преисподней. Решение моё окончательно и обжалованию не подлежит». Печать и подпись кровью. Лукаво улыбнувшись и оправив свой чёрный деловой костюм, Смерть, мерно цо-


5

тор риэлторской фирмы «Ад», занимав-

оглядывая мою квартиру. Два бодигарда-

шейся элитным жильём в центре Москвы

нефелина грозно зыркнули на меня из-под

и на первом круге Преисподней, в малино-

тёмных очков и, держа руки на рукоятках

вом пиджаке и с толстой цепью, венчавшей

висевших на поясе гигантских мечей, дви-

рога, уже показывал мою квартиру новым

нулись вслед за начальницей.

хозяевам.

В квартире царили суета и хаос. Рогатый

Наконец, демон-пристав попросил меня

краснокожий демон в мундире судебного

освободить помещение. Продолжая лю-

пристава открыл входную дверь, и бесы-

бовно поглаживать решение суда, я вышел

грузчики, успевшие заправиться стопками

вслед за ним на улицу. Там бесы уже закон-

вместе с монтёром, понесли прочь мой

чили грузить моё имущество в Огненную

плазменный телевизор. Вслед за ним после-

колесницу и, во главе с монтёром приняв

довали кожаный диван, вышеупомянутый

ещё по стопке, стали загружаться сами.

стол, хрустальная люстра, персидские ков-

Смерть, накинув на плечи соболиную шубу

ры... Демоны работали очень быстро, и вот

моей жены, в компании нефелинов про-

настала очередь жены.

следовала к ранее принадлежавшей мне

— Что происходит, Саша?! — кричала она, переброшенная через плечо грузчика. — Ты что, опять проиграл в карты?! Вслед за женой из квартиры вынес-

машине. Рыкнул мотор автомобиля, ударили копытами огненные кони, скрипнули колёса колесницы, и вот я, один, в середи-

ли сына, в ужасе прижимавшего к груди

не декабря, на минус двадцати градусах,

свою игровую приставку, и кошку, в ещё

стою во дворе элитного жилого комплекса

большем ужасе вцепившуюся в огромный

в центре Москвы в одних семейных трусах

пакет «Вискаса». В это же время Люцифер,

и понимаю: я бессмертен.

он же Князь Тьмы, он же Верховный судья, он же Иван Семёнович Чертанов, дирек-

Рассказы читателей

кая каблуками, отправилась дальше, хищно

И почему меня не отпускает ощущение, что меня накололи?

www.mirf.ru


Литературное приложение

Рассказы читателей

6

Эдуард Шауров itdtr@rambler.ru

Бензин Недолго ты удержишь её, Человек из Джунглей, или тот, кто отнимет её у тебя. Ради неё будут убивать, убивать и убивать! Редьярд Киплинг «Маугли»

От редакции: Мир уже сейчас сидит на топливной игле, а в будущем ситуация только усугубится. Тот, кто прочно уселся на бензобак, может быть спокоен за своё благосостояние, — но должен помнить: в любой момент может прогреметь взрыв.

Э

тот субботний вечер начался с того, что Семён Егорыч Атутин попал в пробку на Новобалаковской. Со-

бытие само по себе досадное, а для Семёна Егорыча досадное втройне. Дело в том, что Атутин был «штопором» самой высшей квалификации, мастером экстра-класса, «восемь глаз на затылке». Для него угодить в дорожную пробку — всё равно что для гроссмейстера получить мат в четыре хода. — Ну, и куда ты глядела, бестолочь африканская? — спросил Семён Егорыч, отщёлкивая застёжки на затылке. — Я не виновата, масса Сэм, — заныла Чунга-Чанга. — А кто виноват? — спросил Семён Егорыч. Он наконец стянул с лица массивные водительские очки Car Man Careless и огляделся вокруг. Нос его «порша» упирался в необъятную корму «фольцвагена макси», слева урчал сиреневый «крайслер», справа

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

притулилась «тойота колибри», а сзади подпирал ярко-красный «самурай». Двумя рядами левее поток машин полз вперёд со скоростью больной черепахи. По полированным бортам текли ручейки разноцветных бликов. — М-да, — задумчиво протянул Семён Егорыч, — тридцать плетей по мягкому ме-


7

бавил, подняв указательный палец:

Это тоже было частью игры. Чунга-Чанга прекрасно знала, что Атутин не любил

— На суахили.

и не смотрел порно (разве что в юности или

Чунга-Чанга забубнила нечто напевное.

за компанию). Семён Егорыч предпочитал

— Можно про себя, — разрешил Семён

раз, иногда два раза в месяц посещать клуб

Егорыч. — Готово! — почти сразу отозвалась Чунга-Чанга. — Неужели сто раз? — усомнился Семён Егорыч. — Сто раз. — На суахили? — На суахили! — Молодец, — похвалил Атутин. — Тридцать плетей отменяются. — Белый хозяин очень добрый, — тихонько вздохнула Чунга-Чанга. Это была их обычная игра. Похоже, она нравилась им обоим, по крайней мере, Семён Егорыч думал именно так. Чунга-Чангой

«Коитус». Раз в месяц — это не так уж плохо в его возрасте, причём, заметьте, без всякой химии (ну, или почти без всякой). — Можно включить «Звуки ветра», — предлагала Чунга-Чанга. — Или... — Открой-ка лучше верх да помолчи, черномазая, — оборвал её Атутин. Компьютер умолк, и крыша кабриолета начала раздвигаться. — Если «максик» двинется, ползи за ним помаленьку. Если появится просвет, разбуди меня, вдруг я вздремну, — проинструктировал Семён Егорыч и откинул спинку сиденья на «сорок пять». Небо над городом уже не было

он называл встроенный бортовой компьютер

сумеречно-фиолетовым; уже разворачи-

«Чаньчунь навигэйшен» китайского произ-

вались в его бездонной черноте, сияя дро-

водства. «Порш-кабриолет», принадлежав-

жащим светом, первые рекламные паруса.

ший Атутину, тоже был «мэйд ин Чайна». Мо-

«Чертовски обидно терять субботний вечер,

жет быть, не слишком патриотично, но зато

стоя в треклятой пробке, — думал Семён

недорого и неброско. Машина Семёна Егоры-

Егорыч, удобно устроившись в упругом

ча устраивала: манёвренная, надёжная, ком-

кресле, — тем более, когда выходной всего

пактная. Откидной верх к тому же удовлетво-

один. Полный уикэнд — это большое благо.

рял негласным корпоративным требованиям

Но пенсионеру выбирать не приходится:

работодателя. Семён Егорыч уже пятый год

или работай как скажут, или мёрзни на го-

вёл курс «Маневрирование и уклонения

способии». В башнях по обеим сторонам

от дорожных заторов» в частном автолицее

шоссе зажигались тёплые окна. Там не-

«Кабриолет». Обучал молодых идиотов, по-

знакомые Семёну Егорычу люди разогре-

жилых идиотов и идиотов в самом расцвете

вали на ультрачастотках пиццу и голубцы

лет хитрым штопорским премудростям.

в брикетах, давили педали тренажёров,

«Да, — мрачно подумал Семён Егорыч. —

смотрели новости или тянули соевое пиво,

Видели бы меня сейчас ученики. Полный

развалившись на диване. Над крышами

тупец».

высоток показался двухместный «одуван-

— Чем желаете развлечься, масса Сэм? —

чик». Он снизился, повисел над дорогой,

тарахтела между тем Чунга-Чанга. — Могу

ощупывая застывшее автомобильное стадо

поставить музыку. Есть новые калейдоско-

прожектором, затем деловито застрекотал

пы. Может быть, подключить порноканал?

вдоль шоссе к устью затора. Семён Егорыч со смесью тоски и зависти проводил верто-

куда, — скривился Семён Егорыч. — Порну-

лёт взглядом. Жизнь — поганая штука, одни

ха — развлечение для даунов.

наверху, другие внизу.

www.mirf.ru

— Порноканал засунь сама знаешь

Рассказы читателей

сту, и сто раз прочтёшь «Отче наш». — И до-


Мир фантастики • Ноябрь • 2012

Литературное приложение

Рассказы читателей

8

С двадцати двух лет от роду Атутин

обширная посадочная площадка. Если тре-

Семён Егорыч работал в органах ББДД.

бовалась опергруппа больше двух человек,

Сначала рядовым наблюдателем, дорож-

они заказывали большой «кондор», и баки

ным инспектором, потом его пригласили

его были по самое «не могу» заполнены

в Отдел выявления и нейтрализации ав-

первосортным керосином. Иногда удава-

топреступлений. Во ВНАПе Семён Егорыч

лось использовать вертолёт в личных целях.

вырос от простого полевого агента до опе-

Они с напарником (царство ему небесное)

ративного инспектора с кодом допуска 02.

здорово друг друга прикрывали. Над шоссе

Его даже рекомендовали на начальника

прошёл тяжёлый трёхмоторный мусорщик

группы. Да вот недорекомендовали. Сорок

«кашалот». Ветер от его винтов даже волосы

лет — предел для оперативника. Атутина

на голове взъерошил. «Ага, явился, голуб-

продержали на три года дольше: здоровье

чик, — подумал Семён Егорыч. — Остаётся

у него было отменное, реакция — в допусти-

только чуть-чуть подождать».

мых рамках. А потом всё. Прости-прощай.

Вслед за первым «кашалотом» пролетел

Семён Егорыч пытался зацепиться в ана-

второй, и ждать пришлось не чуть-чуть,

литической группе ВНАПа. Куда там! Гене-

а целых сорок минут. В результате Семён

ралов у него в родственниках не имелось,

Егорыч добрался до Второй Северской

а место считалось хлебным, и желающих

Башни только без четверти девять. Доса-

туда попасть было хоть отбавляй. Пришлось

дуя на злодейку судьбу, он миновал авто-

Семёну Егорычу от «безопасников» вернуть-

заправку «Ренат и сыновья», украшенную

ся к «бесперебойникам» в Отдел прогнози-

огромным светящимся предупреждением:

рования заторов. Пробивания запоров, как

«Бензин только за деньги!», проехал под

шутили остроумные коллеги. В ОПЗ Семён

знакомым парусом голорекламы и напра-

Егорыч прослужил десять лет, приобрёл

вил машину к восьмому проезду. Под вы-

неплохой опыт и в пятьдесят три был от-

соким сводом сияли фонари, помаргивали

правлен на пенсию в звании драйв-майора.

огоньки сигнализации, камеры наружного

Люди болтают, будто на отставных сотруд-

наблюдения, поворачиваясь, негромко

ников ББДД с неба шоколад льётся. Ерунда!

жужжали: «Ты ужжже дома, добро по-

Может быть, у мэтров и льётся, а на пенсию

жжжаловать». Было свежо, даже немного

майора не развернёшься. Атутин поработал

зябко. Семён Егорыч остановил «порш»

в охранном агентстве, потом в фирме по ро-

между стойками контроллера, перекрестил-

зыску краденых авто, а затем его пореко-

ся на электронный иконостас над воротами

мендовали в лицей «Кабриолет». Там Семён

и только потом заметил нищего в инва-

Егорыч и осел. Работа ему нравилась, хо-

лидной коляске. Попрошайка отделился

зяева его ценили, жалование, правда, было

от стены и ехал к машине, протягивая перед

невысоким, но зато к своему скудному

собой большую пластиковую кружку с над-

пенсионному лимиту он получал дополни-

писью «Христа ради». Это вовсе не камеры

тельные карточки, а это весомое подспорье

жужжали, это назойливо жужжал электро-

в жизни отставника.

моторчик его коляски. Лицо нищего, гряз-

Семён Егорыч ещё раз вздохнул, глядя

новатое и оплывшее, украшенное сухой

вслед удаляющемуся геликоптеру. Когда

колючкой недельной щетины, было на-

он был инспектором, его не парили до-

тужно сведено в печальную гримаску, губы

рожные пробки. Отправляясь по служеб-

беспрестанно повторяли:

ной надобности, он садился за штурвал «одуванчика». На крыше конторы имелась

— Подайте, Христа ради. Не дайте помереть инвалиду Семинедельной кампании.


9

же Тюмень продали, а я отбивай! А ты,

те, Христа ради!

говнюк, пока я ноги по мерзлоте собирал, —

Семён Егорыч прижал ладонь к пластине

он тыкал себя в грудь пальцем и тряс гача-

дактилоскопа и произнёс внятно и раздель-

ми завязанных выше колен грязных джин-

но: «Я, Атутин Семён Егорович, блок восемь,

сов, — небось, под столом прятался?!!

квартира шестьсот пятьдесят два». Попро-

В это время наконец разъехались створ-

шайка был уже рядом, а ворота, как назло,

ки ворот, «порш» взял с места в карьер, едва

всё не открывались. Семёну Егорычу каза-

не опрокинув коляску.

лось, что он уже ощущает запах нечистот,

— Сука! — крикнул вслед попрошайка.

исходивший от коляски. Атутин ещё раз

Семён Егорыч сбавил скорость до мини-

прижал руку к пластине и назвал своё имя.

мума, оглянулся на закрывающиеся ворота

Нищий уже совал кружку чуть ли не в от-

и возбуждённо засмеялся. Сердце стучало

крытое окно. На панели загорелась над-

как встарь, не от аритмии стучало, от воз-

пись: «Извините, идёт обработка данных».

буждения. Адреналин, мать твою! Уже спу-

Ворота не открывались. «Что же за день

скаясь на десятый ярус подземного гаража,

сегодня такой?! — мысленно простонал

Семён Егорыч пробормотал: «Под столом

Атутин. — Какого хрена охрана не выгонит

прятался... Мне тогда всего одиннадцать

этого мухомора из проезда?! Чёрт, наверное,

было, но под стол уже не лазил».

у хрыча лицензия. Таскается по башням,

Припарковав автомобиль на обычном

урод. И окно закрывать теперь поздно, недо-

месте и подняв стёкла салона, Семён Его-

стойно как-то».

рыч спросил у Чунга-Чанги:

— Помогите инвалиду, — продолжал ныть оборванец. Казалось, вслед за кружкой в машину вот-вот влезет его испитое рыло. — А ну назад, мухомор! — рявкнул Се-

— Слышала последний разговор? — Слышала, масса Сэм. — Сотри и забудь, — приказал Атутин. — Слушаюсь, хозяин. Семён Егорыч включил охранные кон-

мён Егорыч. — Назад на пять шагов. Сейчас

туры и направился к лифту. В пустом

вызову охрану, они тобой живо асфальт

помещении его шаги отдавались гулким

подотрут!

эхом. Впрочем, не в пустом. Семён Егорыч

— Что, мелочи пожалел, жмот? — спросил

прислушался. К лифту двигался кто-

безногий полуобиженно, полуагрессивно,

то ещё, пристукивал каблуками, напевая

но назад всё-таки отъехал. — Я кровь проли-

себе под нос, видать, от хорошего настрое-

вал, а ему, понимаешь, пары мятых жалко.

ния. «Немедленно в душ», — подумал Се-

— Да, жалко! Тебе, мухомор вонючий,

мён Егорыч, нажимая вызов. Лифта ждать

даже воды из унитаза не дам! — вконец

не пришлось, двери раскрылись почти

разозлился Атутин. — Герои! Ветераны!

сразу. Хоть в этом везёт.

Коммандос! Просрали всё на свете! Где они, скважины?! В Тюмени остались?! А тебе лучше бы башку вместо ног оторвало! Некоторое время нищий изумлённо хлопал глазами, потом лицо его налилось ненавистью, и он, выпятив грудь, двинулся — Я!!! — орал инвалид, брызгая слюной. — Я кровь!.. На китайской мине!.. Сами

— Дядя Сёма, меня подождите! — раздалось позади. Атутин придержал дверь пальцем, и в лифт ловко ввернулся его сосед по этажу Гера Самойлов. — Как дела, дядя Сёма? — жизнерадостно спросил Гера, ответив на крепкое мужское рукопожатие. — Порядок, — ответил Семён Егорыч.

www.mirf.ru

на «порш».

Рассказы читателей

Подайте ветерану нефтяной войны. Подай-


Литературное приложение

Рассказы читателей

10

— Про здоровье даже не спрашиваю, — вид у Геры был какой-то лукавый. — Что, так плохо? — поинтересовался Семён Егорыч.

думал Семён Егорыч, шагая по знакомому с детства маршруту. — Хорошо, что в кошельке оставалось всего две карточки. Будь

— Как раз наоборот, очень даже небедно!

их там штук шесть, было бы по меньшей

— Небедно — победно, — пробормотал

мере странно. В конце месяца в бумаж-

Атутин. — А у тебя как дела, Гера? — В целом упор нормальный, хотя... — Гера замялся, — мог бы быть и повертикальней.

нике отставника шесть карточек на бензин. Впрочем, Гера, даже увидев полсотни карточек, ничего не поймёт. Он глуп. Это

Бывший оперативный инспектор не-

же надо придумать, одалживаться у пенси-

плохо разбирался в движениях и интона-

онера! Или я говорил ему про дополнитель-

циях. Парень явно хотел чего-то попросить,

ный паёк из «Кабриолета»? И всё-таки Гера

но мялся.

обычный лопух. Таких девяносто девять

— Да ты не мёрзни, сосед, — сказал Семён

на сто. Занимается какими-то технология-

Егорыч. — Спрашивай. Может, я чего присо-

ми утилизации каких-то пакетов. Когда

ветую?

не утилизирует пакеты, гоняет на дискоци-

— Да так, ерунда, Семён Егорович, фуль-

кле, курит грасс, пьёт текилу в барах или

гент, — сказал Гера, улыбаясь от уха до уха. —

глотает экстази на каком-нибудь данспля-

Мы тут с амигами столковались на вояж, хо-

се, а накурившись, нагонявшись и нагло-

тим погонять ночью на дискоциклах, потом

тавшись, занимается групповой любовью.

упадём в «Лесото», подруги, ну и всё такое.

Я знаю про него почти всё. Или не всё?

А я, как назло, уже все карточки сжёг, и де-

Ведь ночные забавы на дискоцикле тянут

нег на частную заправку не хватит. У амигов

изрядный расход горючего. Значит, есть не-

одалживаться несолидно, вот увидел вас,

легальный приход этого самого горючего,

думаю, может, дядя Сёма выручит.

контрабандочка. Надо бы об этом пораз-

Покачав головой, Семён Егорыч вынул бумажник. В среднем отделении лежали

мыслить на досуге». Одна из дверей раскрылась, и в коридоре

две карточки по тридцать литров. Атутин

появился Валентин Петрович Дрозд. Семён

вынул одну и протянул спутнику по лифту.

Егорыч хотел свернуть в боковой коридор,

— О-ля-ля! — обрадовался Гера, бережно

но было поздно. Дрозд вяло помахал ему

принимая блестящий твёрдый квадратик

рукой и потопал навстречу, шаркая по гря-

с логотипом. — Вот это вертикально, дядя

зезащитному покрытию. Они встретились

Сёма, я ваш должник.

возле двери в двести пятнадцатую.

— Вернёшь когда? — строго спросил Семён

— Здорово, Семён, — пропыхтел Дрозд.

Егорыч. — Мне тоже на чём-то ездить надо.

На нём были мятая пижамная куртка,

— В среду верну, предел — в четверг! —

домашние брюки и шлёпанцы без задников.

Гера клятвенно приложил руки к груди. — Вы ж меня знаете. Мир фантастики • Ноябрь • 2012

каивался. «Что-то я совсем страх потерял, —

Лифт остановился на тридцать пятом.

— Здорово, Валя, — ответил Семён Егорыч. — Как жизнь, старпёр? — Какая там жизнь, — уныло отмахнулся

Желудок, ёкнув, подскочил к гортани. Разо-

Дрозд. — Китайцы уже за Уралом. Погоди,

шлись в стороны прозрачные створки, Гера,

ещё лет пятьдесят, они нас и отсюда попрут.

крикнув на бегу: «Пасиб!», исчез в лабирин-

— Я не могу столько ждать, помру, чего

те коридоров, Семён Егорыч отправился

доброго, — попытался шутить Семён Его-

к себе в шестьсот пятьдесят вторую. Он был

рыч. — А ты точно пятьдесят не протянешь.

ещё слегка на взводе, но постепенно успо-

Вон какие бурдюки под глазами.


11

настроение. Навстречу время от времени

ми. Он уже смирился со всем, кроме «ки-

попадались соседи по этажу. Многие с ним

таёз». Они поговорили минут пять, но все

здоровались. Вторая Северская Башня

темы упорно скатывались на «косоглазых»

была одной из самых старых в районе.

и «желтозадых». Наконец не любившему

Среди жильцов попадались правнуки

подобных разговоров Семёну Егорычу

первых новосёлов. Время от времени кто-

сделалось совсем скучно, он сказал, что

то из старых съезжал, и на их месте по-

ещё не ел, и вознамерился пройти дальше,

являлись новички вроде бойкого на язык

но Дрозд поймал его за рукав куртки.

Геры. Семён Егорыч старался быть в курсе

— Слушай, Атутин, — развязно прогово-

и знал большую часть соседей по этажу,

рил он, заглядывая в глаза. — Я тут в аптеку

даже молодёжь. Здесь вообще царила осо-

пошёл. Одолжи полтинник. Ты же знаешь,

бая аура, не то что в новостроях.

у меня астма. — Да вы что, сговорились все?! — восклик-

Маленькое путешествие наконец завершилось, Семён Егорыч открыл дверь

нул Семён Егорыч, пытаясь освободиться

своей квартиры и с наслаждением втянул

из неожиданно цепких пальцев.

носом уютные домашние запахи. В сердце

— Кто это — все? — спросил Дрозд, отпуская рукав. — Какая разница, кто! Ты мне с Нового года четыре сотни висишь. — Ну, буду четыре с халфом висеть, — угрюмо отозвался Дрозд. — У меня астма. — Знаю я твою астму, — пробормотал

вползла истома. Не позволив себе расслабиться, Семён Егорыч сразу отправился в душ. Выбрался он из-под горячих струй бодрый, посвежевший, готовый со вкусом употребить остатки субботнего вечера. Стоя босиком на тёплой керамической плитке, Семён Егорыч оглядел себя в зеркале. Сухо-

Семён Егорыч, второй раз за вечер вынимая

щав, подтянут, даже жилист, почти что без

бумажник. — Смотри, Валя, ты релаксином

расслабленной старческой рыхлости, нос

доиграешься, на него не хуже, чем на мор-

орлиный, подбородок волевой. От морщин

фий, садятся. Ты в зеркало поглядись.

на щеках никуда не деться. В сентябре поза-

Ты же меня на два года младше.

прошлого года Семён Егорыч делал неболь-

Дрозд вытянул у него из пальцев купюру

шую подтяжку, но, видно, придётся повто-

и побрёл к лифту. Конечно же, он поедет

рить. Зато никакой лысины, волосы свои,

на десятый этаж в аптеку-незакрывашку,

не пересаженные, не синтеноловые. Зубы,

возьмёт релаксин, закинется дома парой та-

увы, не свои, — а у кого они свои? Держат-

блеток и уплывёт по карамельной реке с ки-

ся крепко — и ладно. «Я ещё мужчина хоть

сельными берегами. Семён Егорыч глядел

куда, — подумал Семён Егорыч. — И почему

в удаляющуюся пижамную спину, и на душе

этот безногий хмырь решил, будто я ему

у него закипало раздражение. После смерти

ровесник? Верно, совсем спятил от водки».

жены Дрозд сильно сдал, а продав машину

Через четверть часа Семён Егорыч,

и сделавшись «лишенцем», вообще покатил-

облачённый в мягкие домашние брюки,

ся в кювет. Начал принимать «Параллакс»,

тёмную сорочку со стоячим воротничком

потом «Релаксин». «Да и хрен с тобой! —

и стёганый халат, очень похожий на на-

почти зло подумал Атутин. — Каждый сам

стоящий шёлковый, нарезал ароматными

за себя, один бог за всех».

кружками настоящий лимон. По головизору показывал новости официальный

лась довольно далеко от лифта номер пять.

госканал. Полутораметровый куб, напол-

По дороге к нему вернулось приподнятое

ненный легчайшим дымом, висел посреди

www.mirf.ru

Квартира Семёна Егорыча располага-

Рассказы читателей

Дрозд обречённо потряс вислыми щека-


Литературное приложение

Рассказы читателей

12

комнаты, источая во все стороны звук

тах средней руки. Соевая свинина, пли-

и свет. Внутри куба суетились три рафини-

и-и-з, ананасы со вкусом, идентичным

рованные личности в сетчатых пиджаках.

натуральному, сублимированное пюре

Они взахлёб читали о событиях в мире,

из модифицированной картошки и про-

перехватывая друг у друга цветные ли-

чий конденсат. Большинство из этих про-

сточки и время от времени совершая серии

дуктов исчезало в утилизаторе, потому как

нелепых телодвижений. У двоих явственно

не перевелись ещё в мире божьем магазины

посверкивали лысины. Теперь так модно.

для VIP-ов. В середине каждого месяца от-

Естественность в фаворе.

ставной майор отправлялся в одну из таких

Семён Егорыч убрал звук и пошёл к на-

точек. Нет, он не бродил между полок, выби-

стенному бару. Там из потайного отделения

рая балычок понежнее. Он вызывал кассбоя

он достал пузатую бутылку со звёздами

из обслуги, давал ему подробный список

на горлышке и стеклянный стаканчик.

и через полчаса сгружал всё искомое в ба-

Поставил бутылку на низкий столик воз-

гажник «порша». И ни одна камера внутрен-

ле разовой тарелки с лимоном. Отступив

него наблюдения ни разу не зафиксировала

на шаг, полюбовался. В холодильнике лежа-

атутинского лица в заведении, которое

ло говяжье филе, разделанное на пластики.

майору на пенсии не по карману! Кассбой

Его можно было отбить и обжарить с солью

получал хорошие чаевые, а Семён Егорыч

и перцем. Семён Егорыч взглянул на часы

получал упаковки точь-в-точь такие же, как

и отказался от этой идеи. Вместо мяса

в простом маркете, но содержащие нату-

Атутин нарезал немного пармезана, затем

ральную картошку с натуральной свининой

подвинул столик к креслу, налил полную

и, конечно же, бутылку коньяка в придачу.

стопку коньяка и уселся, блаженно вытянув

Все оставались довольны.

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

ноги. Гурманя и растягивая удовольствие,

Семён Егорыч доел сыр, допил вторую

он долго разглядывал напиток на свет, ню-

стопку, немного поколебавшись, налил

хал его, покачивал из стороны в сторону. За-

третью и включил газету. Потягивая ко-

тем отхлебнул глоток, покатал во рту, тихо

ньяк, он пробегал глазами последние со-

мыча от удовольствия, наконец проглотил

общения. Цунами в Индонезии, засуха

и откинулся на мягкую спинку. Семён

в Бразилии, новая постановка «Кошек»

Егорыч обожал коньяк. Что ни говори, а так

на Бродвее, теракт в Дели, теракт в Сид-

жить стоит! Неделя выдалась непростая,

нее, китайцы никак не могут снять своего

и масса Сэм заслужил пару рюмочек. В чет-

последнего космонавта с орбиты, их сты-

верг он продал Носорогу четыре карточки

дят ООН и Красный Крест, а они прикиды-

и взял за каждую по штуке. Сукин сын,

ваются дурачками, британская королева

конечно, был страшно недоволен, пытался

беременна, причём неизвестно от кого

торговаться и даже прозрачно угрожать,

(вот соплячка!), убит Болеслав Ижич...

но денежки таки выложил. С Носорогом

Стоп! Семён Егорыч открыл раздел и на-

иметь дело проще чем, скажем, со Стасом.

чал читать подробно: «Вчера, в четыре часа

Надо и впредь не опускать марку, но быть

утра, сотрудниками органов Безопасности

начеку: дилеры не любят расплачиваться

была обнаружена подпольная лаборато-

из собственных карманов. И Семён Егорыч

рия по изготовлению нелегальных синт-

сделал ещё глоток за здоровье Носорога. Ко-

наркотиков. В помещении лаборатории

ньяк был выше всяких похвал, и сыр неплох.

оказались: гражданин Болеслав Ижич,

Как и большинство рядовых сограждан,

спонсировавший производство, два его

Атутин отоваривался в обычных марке-

телохранителя и химик-лаборант. На пред-


13

удовольствия допил коньяк, поднялся и по-

ответили отказом и открыли по спецгруппе

шёл в ванную.

огонь из автоматического оружия. В ре-

Большой палец, потом средний, потом

зультате боевого контакта Ижич и его

указательный и мизинец разом. Панель

телохранители убиты, лаборант получил

из четырёх плиток отошла в сторону.

тяжёлое ранение в область грудной клетки

В нише стоял он — Прибор. Уже долгое

и скончался по дороге в клинику». Семён

время Семён Егорыч Атутин не мог думать

Егорыч прочитал два раза. Ничего себе

о нём иначе как с большой буквы, хотя

наворот! Ижич убит! Конечно же, нарко-

сам Прибор большим не был. Он свобод-

тики здесь не причём. Никто из-за этого

но помещался в обычном кейсе. Плоский,

стрельбы не устраивает. После национали-

продолговатый, ничем не примечательный

зации наркоторговли героиновые войны

ящик, посередине дырка в кулак величи-

практически прекратились: с государством

ной, передняя стенка из помутневшего,

не повоюешь. Но Болеслав Ижич никогда

местами исцарапанного акрилата. Три

не занимался наркотиками. Болеслав Ижич

загрузочные камеры сверху, ниже пористая

занимался делами куда более серьёзны-

масса четырёх цветов, ещё ниже путани-

ми. Больше тридцати лет назад контора,

ца из проводов и трубок, местами видна

в коей работал Атутин, заинтересовалась

не очень аккуратная спайка. В отверстии

Ижичем как самогонщиком-одиночкой.

аптечный пузырёк, зажатый в пластмассо-

Взять его тогда не удалось. Контора пусти-

вую струбцинку. В самом низу подобие ра-

ла пузыри. Парень оказался словно мылом

диатора из серебристых пластинок. Акку-

намазан. Он был изворотлив до невозмож-

муляторные батарейки примотаны прямо

ности, имел блестящее образование в об-

к корпусу прозрачным скотчем. Бережно

ласти химии и математики. Его пытались

и благоговейно Семён Егорыч проверил

взять на колбах раз десять, и каждый раз

расходные элементы в загрузочных каме-

он уходил буквально из-под носа. К тому

рах и пузырёк в струбцине, закрыл двер-

времени Болеслав, проходивший в до-

цу в стене, активировал замок и присел

кументах следствия как «Нострадамус»,

на крышку унитаза. Там, за четырьмя кера-

уже сменил весовую категорию. Он боль-

мическими плитками, вываривались в пло-

ше не был просто головастым луноходом,

ском чёрном нутре неведомые химические

самогонщиком-любителем. Теперь за ним

реакции, там стоял если не «табурет»,

кто-то стоял, и стоял крепко. Несколько раз

то пожизненный срок для господина Ату-

брали прекрасно оборудованные и хорошо

тина, одиночная камера в психушке. А ско-

законспирированные лаборатории. При-

рее всего, всё-таки «табурет». Но не было

боры и помещения стоили больших денег.

на свете силы, способной заставить Семёна

Все в конторе понимали, что дело Ижича

Егорыча отказаться от Прибора.

затрагивает интересы очень важных людей,

Рассказы читателей

ложение сдаться вышеперечисленные

Поначалу он ничего не понял, только позвоночником почувствовал, что плоский

вдруг исчез. Была информация, что Ностра-

ящик может как-то сгодиться. Атутину

дамус перебрался в Европу, ходили слухи,

тогда исполнилось тридцать пять. И не был

что его радарили на Ближнем Востоке.

он ещё ни дядей Сёмой, ни Семёном Его-

А Ижич — вот те раз — здесь всплыл, правда,

рычем, а звали его тогда просто Сёмой,

кверху брюхом всплыл, бедолага. Семён

Самуэлем или Семафором. Они с Колькой

Егорыч закрыл газету, поерзал в кресле, от-

Швейнецем по кличке Кеша вели четыре

гоняя неприятные мыслишки, без всякого

дела сразу. Одно из них было самым глу-

www.mirf.ru

но сделать ничего не могли. Потом Ижич


Литературное приложение

Рассказы читателей

14

пым и бесперспективным. И назвалось оно

шестиэтажкой. Сесть на крышу им не уда-

забавно: «Сомнамбул». Пациентом был

лось. Пришлось посадить «одуванчик»

пятидесятитрёхлетний инженер-ядерщик

в квартале от объекта и добираться пеш-

по фамилии Ташевский. Его имя и отчество

ком. Они вошли в подъезд.

Атутин-Семафор со временем выбросил из памяти за ненадобностью. Этот Ташев-

ка Швейнец, и указал на дверь. — Здесь.

ский ничего особенного собой не пред-

— Соседи? — тихо спросил Семён.

ставлял. Самый обыкновенный луноход,

Колька помотал головой:

начитанный умник-растяпа. Остаётся

— Съехали. Я так понимаю, гнездо

только удивляться, как аналитический отдел смог его зацепить. Он даже носил

он арендует на время, пока дом не снесли. — Ну, с богом, — прошептал Семён и вста-

настоящие очки из-за каких-то специфиче-

вил в замок электронную отмычку. Колька

ских особенностей зрения, а, между про-

взвёл свою пушку.

чим, про очкариков Семён слышал только

Отмычка пожужжала, приспосабли-

от родителей. Видно, имелись в жизни

ваясь, и бесшумно провернулась четыре

лунохода тёмные уголки, и вот Ташевский

раза. Семён тоже взвёл затвор пистолета

начал фигурировать в деле «Сомнамбул»

и лёгонько надавил на дверь. Ничего. Ату-

как вероятный самогонщик-одиночка.

тин нажал сильнее. Дверь не поддавалась.

Над Атутиным и Швейнецем потешалось

С минуту напарники удивлённо глядели

всё управление. Оказалось, что злостный

друг на друга.

самогонщик, луноход-недоумок не име-

— Там щеколда, — наконец догадался

ет и никогда не имел водительских прав.

Семён и даже хлопнул себя кончиками

Случай редчайший, предающий всему делу

пальцев по лбу.

оттенок комедийного фарса. Напарники попытались избавиться

— Такая? — Колька поводил рукой, показывая.

от смехотворного задания. Но начальство

Семён кивнул.

прикрикнуло, и пришлось заниматься.

— На такую есть такая, — пробормотал

Через три недели появились кое-какие

Колька, вынимая из кармана куртки тюбик

результаты. Ташевский по выходным ис-

со штурмовым пластидом.

чезал из поля зрения наблюдателей часов

Они обмазали притвор двери желтоватой

на пять-шесть. Это ещё не было престу-

массой, прикрепили взрыватели и прижа-

плением. Может быть, у мужчины роман

лись к стене по обе стороны от входа.

с чужой дамой? А ещё через неделю Колька

— Три, четыре, — сказал Семён. Глухо

заявился сияющий, словно начищенный

бумкнуло, и Колька Швейнец высадил

ботинок, и сказал, что засёк «гнёздо».

дверь плечом.

«Ташевский сейчас там, — говорил Колька,

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

— Первый этаж, — шёпотом сказал Коль-

Семён ворвался в квартиру следом. Уже

заваливаясь в казённое кресло и задирая

на бегу он понял, что они попали не в ком-

ноги на казённый стол. — Одевайся, брат

нату, а в длинную обшарпанную прихожую.

Семафор, самое время нанести пациенту

Кеше и Семафору хватило трёх секунд чтобы

визит». Атутин облачился в бронежилетку,

сориентироваться и добежать до конца кори-

накинул куртку и через полчаса вёл верто-

дора. Они ворвались в большую комнату, за-

лёт к юго-западной окраине. Колька пока-

хламлённую кусками упаковочного материа-

зывал куда лететь, успевая при этом пошло

ла. И всё же темп был уже потерян. Высокий,

шутить про половые различия луноходов

сухощавый мужчина вскочил из-за стола,

и луноходих. Дом оказался совсем старой

на котором стояла раскрытая ПК-станция.


15

нул Ташевского на бок. Тот заморгал глаза-

Но пациент и не думал сидеть. Он сде-

ми. Очки слетели с него, когда он падал.

лал быстрое движение, словно выдернул

— Что же ты наделал, сука? — спросил

из компьютера короткий шнурок, и Се-

Семён, поднимая над головой Ташевского

мёна ослепила ярчайшая вспышка. Сразу

ботинок, и сам же ответил:

за вспышкой грохнул выстрел. Ещё ничего

— Ты человека убил, лишенец.

не видя, ориентируясь на слух и на па-

— Не надо... — попросил лежащий.

мять, Атутин прыгнул через стол и дважды

Семён убрал ногу, поискал вокруг очки,

ударил, стараясь попасть в нервные цен-

положил хрупкую, похожую на велосипед

тры. Хвала господу, он попал, по крайней

оправу перед носом пациента и раздавил

мере один раз. Пациент покатился по полу

её каблуком. Потом Атутин подкатил един-

и затих. Семён поднялся с коленок. Перед

ственный в комнате стул поближе и уселся

глазами расплывались багровые пятна,

над пациентом, уперев локти в широко рас-

роговицу сильно жгло, но Семафор хорошо

ставленные колени.

знал: тереть глаза не следует. Почти всле-

— Тебе, господин луноход, теперь табу-

пую он нашёл клиента, ощупал его. Вроде

ретка будет, — как бы между прочим прого-

живой. Постепенно начали проступать

ворил Семён, разглядывая самодельный пи-

очертания предметов.

столет (Ташевский сглотнул), — но до суда

— Кеша, — позвал Атутин, — ты на ходу?

ждать долго. Я намерен внести кое-какие

Колька не отзывался. «Что за конден-

кор-рек-тивы. Вот сейчас я вставлю эту му-

сат? — подумал Семён. — Может, его конту-

хобойку тебе в ухо и нажму на спуск. В кон-

зило? Такое случается». Сегодняшний день

торе скажу, что ты убил Николая и сразу

нравился Семафору всё меньше и меньше.

застрелился. Что скажешь?

Он заторопился, перевернул слабо застонав-

— Не надо... — повторил Ташевский.

шего пациента на живот, зафиксировал его

— А почему?! Почему, мать твою,

запястья липучками и только потом подо-

не надо?! — заорал Семён, нагибаясь к само-

шёл к сидевшему возле стены напарнику.

му лицу преступника. — Что может мне

Его поза Семёну совсем не понравилась.

помешать?

Атутин всё-таки протёр глаза и присел

Ташевский вдруг заговорил сбивчиво,

на корточки. Колька Швейнец был безна-

горячо и торопливо. Из его слов получалось,

дёжно и необратимо мёртв. В самой сере-

что аналитики не ошиблись. Пациент дей-

дине высокого Колиного лба чернела не-

ствительно частным порядком занимался

большая дырочка, из неё кривым ручейком

разработкой нового энергоресурса и до-

сочилась кровь. На всякий случай Семён

бился «удивительных результатов». Атутин

приложил пальцы к Колиной голове пониже

слушал всё внимательнее.

уха и тихо выругался. Какая нелепость, че-

— ...вы не поверите, — захлёбывался

реда нелепостей. Они надели бронежилет-

словами Ташевский. — Я собрал прототип,

ки и не позаботились о защитных линзах.

и он работает, он вырабатывает мегазин...

На старый фокус с блицем они попались,

Я проводил лабораторные испытания... Там

как малые дети. Расслабились, и косорукий

в колбе есть миллиграммов пять, вы можете

везунчик с перепугу попал Кольке прямо

проверить его.

в лоб. Пациент за спиной зашевелился. маленький пистолет, явно переделанный в боевой из химического шокера, и перевер-

— Какой мне резон от этой техномудии? — спросил Семён. Ташевский заворочал худой жилистой шеей:

www.mirf.ru

Семён поднялся, обошёл стол, подобрал

Рассказы читателей

— Сидеть!!! — заорал Колька.


Литературное приложение

Рассказы читателей

16

— Резон огромный! Вы вливаете тридцать миллилитров мегазина в бензобак и на ста-

стите.

кане обычного бензина можете доехать

— Верно, нету, — согласился Семён.

до Архангельска или... ну, не знаю... до Тал-

— Да вы ничего не теряете, — заговорил Та-

лина. Ингредиенты можно купить в любой

шевский просительно. — Я вас не собираюсь

аптеке, ну, ещё бытовая химия...

обманывать. На вашей стороне власть. Вы мо-

— А тебе какой резон всё это мне рассказывать? — Я отдам вам прототип и объясню, как им пользоваться, а вы меня отпустите...

жете объявить меня в розыск, и тогда мне... — Табуретка, — подсказал Атутин. — Да, табуретка. Вы думаете, я не понимаю отчего этот сыр-бор? Не знаю, куда

Семён усмехнулся:

деваются такие, как Рейнгольд, почему

— Ну, и как он работает?

случаются несчастные случаи с такими, как

— Я не смогу вам объяснить принцип

Баскаков или Веншин? Я прекрасно пони-

действия, — снова заторопился Ташев-

маю, что такое нефтяные акции и сколько

ский. — Вы не поймёте, это ракетные техно-

они сейчас стоят. И сколько будут стоить

логии (Семён поморщился). Я могу объяс-

потом. Нас, альтернативщиков, давят, как

нить, как пользоваться.

крыс. Вашими руками душат. Законами

— И где твой прототип? — поинтересовался Семён. — Здесь, в тумбе стола, — Ташевский указал на стол подбородком. Семён вынул из тумбы плоский чёрный ящик с дырой посередине. В дыре и правда

душат. Зачем мне вас обманывать? — Обманывать незачем, — опять согласился Семён. — Хотя есть ещё один вариант. Сейчас я вкачаю в тебя кубика три «ацетона». Твой язык станет мягким-мягким. И ты всё объяснишь мне сегодня, безо всякой почты.

размещалась колба с прозрачной жидко-

Ташевский заметно побледнел.

стью на донышке. Атутин поставил ящик

— Как видишь, дружок, выхода у тебя

перед пациентом, опять сел на стул и сказал

нет, — сказал Семён и полез во внутренний

нарочито равнодушным тоном:

карман.

— Предположим, ты не метёшь. Но зачем мне тебя отпускать? Загляну в твою станцию и выясню, что надо. Ташевский засмеялся: — Вы не разберётесь, к тому же я взорвал оба винчестера. — Умник, — ласково сказал Семён. — И что же мы теперь будем делать? — Вы освободите мне руки, и я уйду, — постепенно успокаиваясь, проговорил Ташевский. — Вы заберёте прототип и тоже Мир фантастики • Ноябрь • 2012

— Тогда нет гарантии, что вы меня отпу-

уйдёте. А завтра я переправлю на вашу почту подробные инструкции. Всё будет вы-

— Не надо уколов, — севшим голосом сказал Ташевский. — Помогите мне встать. Инструктаж со связанными руками занял минут пятнадцать. — Всё тривиально, — подытожил Семён, он был слегка разочарован. Ташевский виновато и жалко улыбнулся: — Да, тривиально... Я вашего товарища... не нарочно... Вы меня простите, если можете. — Бог простит, — отрезал Атутин — А ну, повернитесь спиной. Ташевский послушно повернулся. Семён снял с него липучки.

глядеть вполне безобидно, в крайнем слу-

— А теперь отойдите на четыре шага назад!

чае как дурацкая шутка.

Ташевский так же послушно отошёл

— Я бы предпочёл получить информацию сейчас. Ташевский замотал головой:

и стал грустно наблюдать, как Атутин упаковывает прототип в чёрный пластиковый мешок. Когда Атутин шагнул к двери, он сказал:


17

чудесного препарата, как товарищи по ВНА-

— И вы прощайте, — сказал Семён и, бы-

Пу скушают бывшего сотрудника вместе

стро подняв руку, выстрелил навскидку. Ташевский упал навзничь. Семён поста-

с костями и прошлогодними заслугами. И Семён Егорыч взялся за разработку об-

вил упакованный прибор на стол и подошёл

щей концепции своего дальнейшего суще-

взглянуть на труп.

ствования. Во-первых, он заказал в четырёх

— Надо же, — пробормотал он, — точно в лобешник. Семён задержался ровно на пять минут,

разных местах детали для потайного сейфа. Собственноручно выдолбил нишу в стене ванной комнаты. Затем приступил к обду-

стирая запись с личных диктофонов — свое-

мыванию того, как регулярно пользоваться

го и колькиного. Потом он ушёл к вертолё-

Прибором, не попадая при этом в поле зре-

ту, неся под мышкой вещь, значения кото-

ния конторы и получая из плексигласового

рой ещё не оценил и даже не понял.

«клондайка» хотя бы минимальную выгоду.

В конторе поднялся жуткий шум. Опера-

Решение пришло не сразу, зато оно оказа-

тивники пили за упокой Колькиной души.

лось простым, гениальным и почти безопас-

Аналитики ходили гордые неизвестно чем.

ным. Когда его отправят на покой, заберут

Швейнеца посмертно наградили медалью.

удостоверение, когда перекроется допуск

А Атутина едва не отправили на психореа-

к служебным заправкам, он начнёт поти-

билитацию. Когда всё утряслось, Семён

хоньку производить топливо сам для себя.

перепрятал прибор из надёжного места

Только для себя! Чтоб ни одна живая душа

в место сверхнадёжное и забыл о нём

не знала! А вот карточки на бензин можно

аж на восемь лет. Переход с оперативной

продавать честным дилерам. Так и пошло,

работы в ОПЗ освежил память. Семён Его-

тьфу-тьфу, без всякого конденсата. Отстав-

рыч вдруг как-то сразу, с пугающей отчёт-

ной майор ездил на том, что вырабатывал

ливостью понял, что уже не молод, что ещё

Прибор, бензиновые же карточки сбывал

пять-шесть лет, и его спишут на обочину.

нескольким надёжным контактам. Дилеры

Он так же, как все, будет раз в месяц полу-

по его намёкам считали, что он старается

чать карточки, а потом экономить каждый

для своих приятелей, полных «лишенцев»,

грамм бензина. Сколько карточек получает

которые не отказались от карточек в счёт

пенсионер? А сколько раз может заправить-

пособия, и всё было шито-крыто. У Семёна

ся на свою пенсию за деньги? Раза два в ме-

Егорыча водились деньги, он не зарывался,

сяц, если питаться одной лапшой в пакетах.

не сибаритствовал, но имел возможность

Семён Егорыч захандрил. Семён Егорыч

удовлетворить свои маленькие слабости.

начал интересоваться ценами на обще-

Подвернулась работа в «Кабриолете», и Се-

ственный транспорт и приходить от этих

мён Егорыч подумал о небольших нако-

цен во всё большее уныние. Слово «лише-

плениях, так, на всякий случай. Он открыл

нец» снилось Атутину в кошмарных снах.

в различных банках несколько анонимных

И тогда Семён Егорыч, наконец, решился.

счётов. Чуть-чуть рискованно. Да ему ли бо-

Из сверхнадёжного места он перетащил

яться риска? Он не Ижич, он не будет го-

Прибор в свою квартиру и, следуя инструк-

няться за миллиардами и ловить пули. Ему

циям, извлечённым из старой записной

хватает того, что есть...

книжки, изготовил первый флакончик

Рассказы читателей

— Прощайте и простите.

...За стеной раздался протяжный удар гонга. «К вам пришли» — прокомментиро-

Оперативник Семафор прекрасно пони-

вал домашний компьютер. Семён Егорыч

мал: стоит только засветиться с капелькой

поднялся с унитаза, пригладил волосы и по-

www.mirf.ru

мегазина. Эффект оказался невероятным.


Литературное приложение

Рассказы читателей

18

шёл в коротенькую прихожую. Гонг прогу-

Девушка пожала плечами:

дел вторично. Что за чёрт? Семён Егорыч не-

— Можно и без отчества. У вас две ком-

сколько раз глубоко вздохнул. В последние время его настораживали неожиданные ви-

— Зал и спальня.

зиты. Нервишки сдают, что ли? Атутин ото-

— Небедно, — уважительно сказала де-

двинул стальную пластинку антикварного глазка. Он не подключался к коридорным

вушка. — У меня одна. — Марина, вы, может быть, выпить хоти-

камерам и не имел дверного монитора, по-

те? — предложил Семён Егорыч, указывая

тому что Петруша не советовал. Он сказал,

на столик с початой бутылкой и лимона-

дескать, световод в квартире снижает гаран-

ми. — У меня ещё пара яблок есть.

тию приватной защиты от прослушивания

— Да я вообще-то на минутку, — девушка

и проглядывания. Атутин доверял Петруше

опять переступила с ноги на ногу. — Хотела

и не доверял световодам. За дверью стояла

помыться, а фильтры для душа кончились.

молодая, хорошенькая, абсолютно незнако-

Фармарка на этаже закрыта. Вот я и поду-

мая девушка. Она нерешительно протянула

мала, позвоню к кому-нибудь, или фильтр

руку к звонку, потом как будто передумала

одолжу, или спрошу, на каком этаже «неза-

и собралась идти дальше по коридору.

крывашка». А то здесь нигде картинок нету.

— Вам кого? — спросил Семён Егорыч в последний момент. — Извините, ради бога, — девушка вернулась к двери. — Можно с вами погово-

— Картинок нет, — согласился Семён Егорыч. — Я дам вам фильтр, — он знал, на каком этаже открыта аптека, но ему было приятно присутствие ночной визитёрши.

рить? Я ваша новая соседка. Я из шестьсот

— Спасибо, — обрадовалась девушка.

двенадцатой.

— Вы спешите?

Семён Егорыч ещё раз взглянул в глазок, отодвинул щеколду и открыл дверь. Не ис-

— Вообще-то не очень. — Тогда давайте понемножку. За знаком-

кажённая линзой глазка девушка оказалась

ство, — Семён Егорыч поднял со стола бу-

не просто хорошенькой, а очень хорошень-

тылку. — Это коньяк. Вы пробовали коньяк?

кой. Невысокая, ладная, в простеньких светлых джинсах. И улыбка такая (Семён

— Нет, — Марина приблизила лицо к бутылке. — А это крепко?

Егорыч некоторое время не мог подобрать

— Довольно крепко.

слова)... милая.

— Я крепкого не пью, — девушка нахму-

— Я знаю, уже поздно... — девушка переступила с ноги на ногу. — Да вы проходите, — неожиданно для себя пригласил Атутин и отступил в прихожую.

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

наты?

рилась. — Господи боже мой! — воскликнул Семён Егорыч. — Да разве ж я вас пить зову? Коньяк не пьют, его смакуют. — Ну ладно, давайте немножко, если это

Девушка вошла и с интересом огляделась.

так вкусно, — наконец решилась хорошень-

— Как вас, кстати, зовут, соседка?

кая соседка.

— Марина, — сказала девушка, разгляды-

Семён Егорыч усадил Марину в кресло,

вая немой головизор со скачущими внутри

достал второй стаканчик, нарезал яблоки

яркими фигурками. — Протянутая модель.

и разлил коньяк. Девушка отпила немного

— Не жалуюсь, хороший кубик, — сказал Атутин. — Меня можете величать Семёном.

пахучего коричневого напитка, зажмурила левый глаз, следуя жесту Семёна Егоры-

— А по отчеству? — спросила девушка.

ча, подхватила дольку лимона и сказала,

— Егорович, но без отчества удобней.

прожевав:


19

думал, что не осталось. Теперь сидит в пустой

Они немного поговорили о каких-то пу-

квартире. Сам себе хозяин. Семён Егорыч

стяках. Марина допила свою рюмку, отка-

опять потянулся к бутылке и отдёрнул руку.

залась от второй, сказала, что всё было топ,

Ещё какая-то мыслишка крутилась в голове.

и собралась к себе. Семён Егорыч принёс

Что-то более важное, чем ностальгирование

ей из ванной фильтр. Девушка попроща-

по бывшей супруге. «Стоп! — Семён Егорыч

лась и ушла.

ухватил мыслишку за хвост. — Шестьсот

Атутину стало тоскливо. Он выключил

двенадцатая ближе к лифту, чем шестьсот

головизор, бесцельно побродил по пустому

пятьдесят вторая! Или она ходила не к пято-

залу, потом представил себе, как Марина

му лифту, а скажем, к третьему? Почему она

принимает душ, и плеснул себе ещё конька

выбрала именно мою квартиру? Чёрт! Чёрт!

пальца на три. «Так жизнь и напоминает

Чёрт! Уж не пахнет ли здесь дерьмом? Поче-

тебе, что ты уже старый пень, — грустно

му она так похожа на Нину? В моём личном

размышлял Семён Егорыч. — И чего я так

файле есть фото жены. А конторские любят

размяк? Пустил в дом совершенно незнако-

и умеют устраивать подобные фокусы, чтобы

мую девушку. Нарушил самолично разра-

пациент отмяк. И коньяк на столе. Старый

ботанный принцип. Уж больно мне пригля-

идиот! Если она из оперативных, то она

нулась эта пигалица. А чем, спрашивается?»

представляет, сколько стоит такая бутылка.

Семён Егорыч крепко задумался. Имелось

Где я наследил?! Петруша совсем недавно

что-то неуловимое, хмельное, как дымок

божился, что в квартире всё чисто. Петру-

сигареты с грассом, что его ум никак не мог

ша мне по гроб жизни обязан, он делает всё

ухватить. Какое-то давнее воспоминание.

на совесть. Может, Носорог? Ну, и что он зна-

И тут Семёна Егорыча как током ударило.

ет, Носорог, кроме того, что я срубил с него

Ну конечно же! Эта девушка была похожа

четыре штуки? Ничего определённого у них

на Нину. Не копия, разумеется, однако сход-

нет и быть не может. Но если меня прощупы-

ство имелось, и сходство разительное.

вают, нужно принимать контрмеры. Прибор

— Так вот чего я раздухарился, — пробормотал Семён Егорыч. Столько лет прошло, а оказывается, ничего не забыто. Атутин-Семафор познакомился с Ниной в каком-то большом клубе,

я отвезу в старый тайник. Машину отгоню на окраину и сожгу. Пусть бывшие коллеги поищут угонщиков. Поди тогда, возьми меня голыми руками. Чунга-Чангу жалко». Семён Егорыч вскочил. Действовать нуж-

как теперь говорят, дансплясе. Семафору

но было прямо сейчас. Он быстро, но без

тогда было двадцать семь, ей — двадцать

суеты подобрал нужную одежду — небро-

два. Три года они встречались, ничем друг

скую и свободную, отыскал старый кейс.

дружку не обременяя, получая от встреч

Из домашнего сейфа Семён Егорыч достал

одну сплошную радость. На четвёртый год

кредитки, три с лишним тысячи денег, ка-

решили, что это судьба, и зафиксировали

стет и маленький шокер-игломёт. Разложив

свой союз нотариально. Тут-то союз и по-

это добро по карманам, Семён Егорыч вы-

шёл наперекосяк. Ссоры, обиды, примире-

нул из тайника Прибор, упаковал его в три

ния, перемирия, опять ссоры.

слоя полицикленовой плёнки и аккуратно

Неудачная беременность положила всему конец. Они расстались вполне мирно. Не-

поместил в раскрытый кейс, немного подумав, поставил туда же недопитый коньяк. Перед дверью Атутин остановился, не-

Нина уехала по контракту в Хельсинки, и ни-

сколько раз выдохнул воздух через сложен-

чего больше не осталось. Вернее, это он так

ные трубочкой губы, перекрестился и только

www.mirf.ru

которое время «мылили» переписку. Затем

Рассказы читателей

— Вроде ничего.


Литературное приложение

Рассказы читателей

20

потом осторожно вышел в коридор. В кори-

— Покажите, — согласился амбал.

дорах было пусто. «Камеры меня зафикси-

— А вы своё удостоверение предъявить

руют, — подумал он на ходу. — Ну и ладно, по дороге придумаю, что говорить, если

— Пожалуйста, — амбал достал светя-

спросят. Семён Егорыч вошёл в лифт, нажал

щийся треугольник и показал Атутину

нужную кнопку. Кабина ухнула вниз так, что

на вытянутой руке.

перехватило дыхание. За прозрачной дверью

Это действительно было удостоверение

бежали вверх тёмные массивы перекрытий.

внутренней охраны. Семён Егорыч кивнул

Семён Егорыч следил, как меняются на таб-

и полез во внутренний карман за правами.

ло цифры. Минус восемь, минус девять,

— Уберите руку! — быстро сказал амбал,

минус десять. Всё. Лифт пружинисто оста-

берясь ладонью за кобуру. — Просто рас-

новился. Семён Егорыч вышел и огляделся.

стегните замок и раскройте куртку. Я возь-

Кажется, никого. В гараже, освещённом

му сам.

дежурными фонарями, царили полумрак

Семён Егорыч поставил кейс на бетон-

и прохлада. Семён Егорыч поёжился и бы-

ный пол и расстегнулся. Охранник стоял

стро зашагал туда, где был припаркован его

совсем близко, и у Семёна Егорыча возник

«порш». Он шёл вдоль рядов знакомых и не-

опасный соблазн. Аж кончики пальцев

знакомых авто, словно муха бежала между

зазудели. Хорошо стоит дилетант. Можно

разложенными на подносе цветными леден-

достать его и положить на пол. Амбал про-

цами. В правой руке Атутин загодя сжимал

тянул руку.

ключи от машины. Вот впереди показался

— Ты чё, охрана?! Это же дядя Сёма!

жёлтый борт приземистого «хёндая», а сле-

Семён Егорыч невольно обернулся.

дом багажник атутинского «порша». Семён

В пяти шагах позади него стоял Гера. Руки

Егорыч на ходу дезактивировал охранные

в карманах, под правым локтём дырчатый

контуры. Подошёл к машине и нагнулся,

шлем для дискороллинга. Семён Егорыч

отыскивая в полутьме отверстие для ключа.

ещё раз выматерился про себя. Не везёт

— Одну минуту подождите! — сказали позади громко и напористо. Семён Егорыч похолодел спиной, вставил

просто фатально. Видно, придётся вывозить Прибор завтра. Амбал притормозил. — Вас я знаю, а этого господина вижу

ключ в замок и обернулся. К нему прибли-

впервые, — мрачно сказал он, вынул таки

жался здоровенный широкоплечий мужчи-

из кармана Семёна Егорыча удостоверения

на в форме внутренней охраны. Наверное,

и начал их внимательно изучать.

он вышел из-за высокого вишнёво-красного

— Игорёк, ну не вытягивай ты. Это свой.

«Элефанта». Совершенно незнакомое лицо.

Он из старожилов. В шестьсот пятьдесят вто-

Новенький. Семён Егорыч произнёс про

рой живёт, а ты ему мозги морозишь, — ска-

себя несколько матерных слов и улыбнулся.

зал Гера укоризненно и подошёл поближе.

От сердца всё-таки немного отлегло. — А в чём, собственно, дело? — спросил Мир фантастики • Ноябрь • 2012

не хотите?

Семён Егорыч. — Восьмой номер межъярусной смены,

— Что вы делаете в гараже ночью? — упрямо осведомился Игорёк. — Старческий маразм одолел, — заулыбался Атутин, напуская на себя виновато-

Сергеев, — представился подошедший. —

дурашливый вид. — Лежу в койке и не пом-

Что вы делаете возле машины?

ню, включил я контуры или нет. Просто так

— Как что? Это моя машина, — натураль-

идти обидно, вот чемоданчик прихватил,

но удивился Семён Егорыч. — Я могу пока-

завтрашний багаж. — Семён Егорыч поты-

зать водительскую карту и техпаспорт.

кал ногой в кейс.


21

— Ну и Носорог тоже, — рассеянно под-

кументы и добавил снимая с пояса иденти-

твердил Гера, он вытянул из маленького кар-

фикатор. — Предъявите, пожалуйста, граж-

машка бутылочку с мегазином. — Продукт?

данский код, и будет полный порядок. Семён Егорыч со вздохом расстегнул манжет, поддёрнул рукав и протянул охран-

Семён Егорыч кивнул: — Заенитель беезина. — Заменитель... — задумчиво проговорил

нику руку, где, как у всякого, чуть выше

Гера, поглядел на жидкость и передал амба-

кисти были вживлены четыре миниатюр-

лу. — Не рванёт?

ные пластинки. Амбал крепко взялся левой

Семён Егорыч помотал головой.

рукой за тыльную сторону ладони, а правой

— Мы вспороли бортовой компьютер

прижал к запястью Семёна Егорыча иден-

на твоём «порше» и выяснили любопыт-

тификатор. Терминал аппарата замигал,

ные вещи, — продолжал Гера. — Ты каждый

и вдруг руку Атутина пронзила резкая

раз регулировал сопла форсунок до тако-

боль укола. Он рванулся, но ладонь словно

го невероятного минимума, при котором

в тиски попала. А сзади его крепко обхва-

нормальный авто ездить не будет. Нам

тил Гера. Семён Егорыч попытался ударить

оставалось только подождать, пока ты оши-

Геру затылком в лицо и понял, что не может

бёшься. Думаю, спецам будет интересно

управлять своим телом. Мышцы лица дере-

порыться в твоём бензобаке.

венели. Его волоком дотащили до красного

Семён Егорыч покорно слушал, апатич-

«элефанта». Затолкали на заднее сиденье,

ный и бессильный. Стянутые липучками

поочерёдно согнув ему ноги. Гера поместил-

руки покалывало. Семён Егорыч знал, что

ся рядом, амбал Игорёк сел за руль.

надо бороться до последнего, но не было сил.

— Атутин Семён Егорыч, Вы подвергнуты потенциально санкционированному аресту инспекторами ВНАПа, — проговорил Гера,

— Та деушка приходиа от вас? — спросил он, через силу поднимая глаза. — Девушка? — переспросил Гера. — Какая

расстёгивая замки кейса, — Можете хранить

ещё девушка?

молчание, — оба оперативника засмеялись.

— Маина.

Гера вытащил из кейса коньяк. Открыл пробку, понюхал, передал Игорьку. Тот тоже понюхал, спрятал под сиденье и сказал насмешливо:

— У нас никаких Марин не водится, — сказал Гера. — Ты старый человек, майор. Ты сам бывший безопасник. Ты профи, — сказал Игорёк

— Хорошо ты жил, майор.

с переднего сиденья. — Незаконное изго-

— О-ля-ля! — сказал Гера. Он извлёк из че-

товление заменителей бензина карается

моданчика Прибор и снимал с него плён-

смертной казнью, а ты крутишь, как люби-

ку. — Кажется, есть! Это оно?

тель. Тебе будет табуретка, майор. И ничего

Семён Егорыч слабо кивнул. — Ты дурак, дядя Сёма, — продолжал Гера, сноровисто обыскивая и ощупывая Ату-

с этим не поделать. Семён Егорыч вдруг словно проснулся. — Есть шанс, — прошептал он. — Мы мо-

тина, изымая из карманов кастет, шокер,

жем договориться, — от волнения язык

кредитки. — Ты думал, что самый умный?

Семёна Егорыча заработал вроде как лучше.

Тебя же учили: любое действие оставляет

— О чём?

след и вызывает противодействие. — Гера

— Эта кообка золотое дно! Зачем вам

— Носоог? — с трудом спросил Атутин, глотая буквы.

здаать её в контоу?! Я аскажу, как ползоваца! — Атутин с надеждой глядел то на Геру, то на амбала. — Я аскажу, а вы отпустите...

www.mirf.ru

назидательно поднял палец.

Рассказы читателей

— Понятно, — хмурый амбал вернул до-


Мир фантастики • Ноябрь • 2012

Литературное приложение

Рассказы читателей

22

— На хрена нам геморрой, который пахнет табуретом? — спросил амбал. «Их двое! Ничего не выйдет!» — с отчаяньем подумал Семён Егорыч. — Ты нам и так всё расскажешь, — Гера лениво сплюнул в открытое окно. — Знаешь,

из салона, подышим воздухом, ну и потолкуем. Поворотись. Гера снял с Атутина липучки и помог выбраться из салона. — Поаккуратней с ним, — бросил вслед Игорёк.

что такое реплитамин? Ответ на все вопро-

— Мы и так аккуратно.

сы. Даже незаданные.

Гера прислонил всё ещё негнущего-

— Не надо укоов, — прошептал Семён Егорыч и начал сбивчиво объяснять.

ся Атутина к бетонной колонне и пошёл к «элефанту».

Его слушали внимательно. Когда он за-

— Поощай, Геа, — проговорил ещё не ве-

кончил, оперативники переглянулись, ам-

рящий в свою удачу Семён Егорыч. — Спа-

бал Игорёк едва заметно покачал головой.

си тея бог.

— Нужный прибор! — проникновенно сказал Гера. — Давай-ка, дядя, вылезем

— И вы прощайте, майор, — сказал Гера и, быстро подняв руку, выстрелил навскидку.


23 Рассказы читателей

Дмитрий Хохлов writinggames@bk.ru

Самое грязное ругательство От редакции: Торговец по вызову — не такое уж простое ремесло. От заказчиков можно

–В

олокно мне за уши не вешай! — Куджо мощно двинул механическим кулаком по

ожидать разнообразных подвохов —

навлар-дисплею столешницы. Посетите-

особенно в мире, где продуктом сбыта

ли бара невольно охнули. За такой кусок

выступают магические посохи или

навлара можно купить тур по Золотому

синтетическая кровь, за товаром

кольцу галактики. Куджо, конечно, было

отправляют роботов-трансформеров,

пофигу. В баре столов пятьдесят. А баров

а самое страшное ругательство...

у него в колонии имелось не менее сотни.

впрочем, сами увидите.

Регулярный посетитель клиники «Счастливое многообразие» мог позволить колотить собственные столешницы и более интимными органами. На меня бы даже такой экспромт не подействовал. Лишь на разномастных залётных туристов. — Я тебя для чего искал по всему сектору? Потратил целое состояние на фристукеров и их шестерочных прихлебаев! Пять тысяч грёбаных систем обшарили! Чтобы ты взял и плюнул в мой интерфейс? Короче, ты, нанообезьяна, отдашь мне каждый потраченный космоюань, плюс нехилый процент. А потом я тебя... — Погоди, Куджо, дружище! Не напрягайся так. Объясни, в конце концов, что случилось? Ты же знаешь, весь мой товар проверен Гильдией Наблюдателей и имеет Сертификат соответствия... — Да засунь ты себе в выпускной кланый гражданин и глава колонии. («Ага, и главный бандюга в секторе», — усмех-

www.mirf.ru

пан этот липкий пластик! Я — почёт-


Литературное приложение

Рассказы читателей

24

нулся я про себя, глядя в вертящийся обод

ву идентифицированного на тот момент

сиреневых глаз местного олигарха.) —

владельца. В общем, здесь мне повезло.

А кто ты такой? Торгаш по вызову, сперва продавший себя самого с ног до головы?

шись от липовой ауры, оказались совсем

Да ниже тебя только шестёрки фристуке-

иными фруктами. Не успел глазом мор-

ров! Нет, их шестёрки. Какой я тебе дру-

гнуть, как шестеро благостных рясных

жище, протез тебе в жабры?

юношей с потупленными взорами слились

Терпеливо рассматривая Куджо, я поду-

в трёхметрового биоробота-трансформера

мал: «Дай этому монстру рот вместо син-

«Злопихатель», времён войны между секто-

тетического хобота — слюнями забрызгает

рами Царгус и Демокрус. Хватило лишь вре-

и расплавит все навларовые столы, вместе

мени ругнуться про себя: «Просроченный

с посетителями». Комичность его гнева ещё

нанокатализатор, куда смотрит Гильдия

и в том, что напугать кого-то, непрерывно

Наблюдателей?! Робот на фэнтези-планете!

гундося и сопя, непросто. Если только оппо-

Да такая контрабанда не снилась даже тор-

нент не знал: Куджо монстр только снару-

говым корпорациям сектора Анархис!»

жи, внутри же он -просто чудовище. Однако у меня случались клиенты и по-

Огромный толкач «Злопихателя» проломил стену над головой. Уворачивался

страшнее. Например, метаморф с Маджи-

я долго, даром что наполовину обезьяна

пурана, которому я продал бракованный

(тут Куджо не погрешил против истины).

генный стабилизатор. Решив его тут же ис-

Прыгал по стенам, потолку, пока ни того,

пытать, миловидный кактус превратился

ни другого не осталось. Здесь не помог

в огромный одноглазый летающий шар

бы даже баллон «Мозгового штурма» раз-

с зубами размером с руку. И вознамерил-

мером с топливный бак дальнего крейсера

ся немедля меня сожрать. Еле ноги унёс,

Гильдии. А больших посудин в галактике

прыснув в новоявленного бехолдера моим

ещё не выращивают. Коллективный раз-

персональным защитным изобретением —

ум у трансформера — лишь в разделённом

аэрозолем «Мозговой штурм». Представляю,

состоянии. В собранном — это чётко за-

как долго потом этот головочлен бился

программированная машина убийства

оком о стену, вычисляя кубатуру сферы.

с практически непрошибаемой навларовой

Или другой образчик — маг с Сауро-

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

А вот ученички чародеевы, освободив-

бронёй. В войну их удавалось гасить толь-

на. Припёрся в отель с толпой учеников,

ко специальным подразделениям сверхбы-

дабы те лично узрели, как силой своего

стрых андроидов — «Джидайа». Загасили,

«волшебства» он заставит меня бесплат-

да не всех. Монстр похож на шестиконеч-

но отдать заказанный на чёрном рынке

ную растопыренную головоломку. Не толь-

ментальный посох. «Очень» запрещённое

ко быстро перекатывается, но и каждой

оружие. Хорошо, догадался взять его с со-

свободной кувалдой тычет в жертву с не-

бой. Этим вот церебрально-лептонным

вероятной мощью. Значит, нужно было

парализатором марки «Приход успокое-

двигаться в пять-десять раз быстрее. Кри-

ния» я халявщику и врезал прямо в лоб.

тическая ситуация раскодировала новые

Близким контактом, так сказать. Аж кол-

кластеры моего мозга. Энергия праны

пак слетел, обнажив корявую антенну

с утроенной силой хлынула в тело. Гоня-

импланта повиновения «Подобострастный

ясь за мной по разваливающемуся отелю,

отрок». Не знал, бедняга, прозябая в своём

махина забила себя до состояния булькаю-

орочьем царстве, что посох работает ещё

щей биомассы. Процесс занял полминуты.

и как защита от любого вторжения в голо-

Мне только следовало грамотно подстав-


25

стем, симбиоз. Да они и есть корабли. Вот

ностей приходились по опорным. И быстро

ведь тоже — почти животные, а доступно

убираться в сторону.

им то, что нам, специалам, не понять ни-

Подвиг не прошёл даром. Генная структура почти расслоилась. Механические

как. Думаем, что знаем всё. Нет, и фристукеры оскорблений не заслу-

импланты закоротили. Что уж говорить

живают. И даже шестёрки их — люди, пото-

о кристаллической решётке мозга: рас-

му как ухаживают за ними, чистят, кормят.

сыпалась в порошок. Хорошо, догадался

И даже шестёрки людей — астралы — не за-

сразу после битвы память в посох скопиро-

служивают. Пусть не делают ничего, лишь

вать. Полезнейшая оказалась вещь! Потом

плетутся за людьми, как хвосты.

уже узнал, что меня Друзья Гильдии подобрали и заново смастерили.

Эх, Куджо, за что ты меня так? Ниже астралов. Сентиментальный я стал. Взять

Да, профессия у торговца по вызову

бы твой хобот да сунуть между глаз, чтоб

непростая. Но оскорблений я не заслу-

намотало десять раз на башку яйцеголо-

жил. Работаю легально и ответственно.

вую. Будешь потом не специал-управленец,

Гонялся бы за мной Куджо по всему секто-

а просто пылесос.

ру... Ведь таких ищут только тогда, ког-

Задумался я, полагаю, секунды на три.

да действительно нет выхода. Торговый

Однако Куджо хватило этой паузы, чтобы

график расписан на годы вперёд. Всё это

прийти в полное бешенство. Он резко пере-

достигнуто сотнями лет упорного труда.

гнулся через стол, схватил меня за ворот,

А ещё — одними из лучших мозгов в галак-

оторвал от пола и загундосил прямо в лицо:

тике, которые я честно заработал. Поэтому

— Ты что за дрянь нам подсунул, под-

вероятную лажу вычисляю очень быстро.

стилка гильдийная? Мы чётко и ясно,

И всё же бывают такие форс-мажорные

на договорной основе, попросили доставить

случаи. Или подрядчик, тысячу раз про-

человеческий подавитель воли «Вялый по-

веренный, обманет в погоне за наживой.

встанец». Просили?!

Может покупатель дебилом оказаться, что

Куджо тряхнул меня с такой силой, что

просчитать очень сложно. А бывает, и сам

я невольно кивнул головой. Пять раз. Посе-

клинану, не перезагрузившись вовремя.

тители повалили из бара.

Это реально, когда общий приоритет сде-

— Тогда скажи мне, миллионный пень,

лок превышает инстинкт самосохранения.

почему не вампиры наслаждаются ланчем,

Такая уж у меня программа, хоть и контро-

а все наши рабочие на фабриках Дракулии

лируется разумом. Впрочем, это у всех от-

закусали вампиров до возрождения? До сих

ветственных и занятых специалов бывает.

пор бегают по окрестностям, выискивают

Вон, упомянутые всуе фристукеры. Когда

последних и превращают в себе подобных.

их клинит, вместо того чтобы сканировать,

Да где это видано?! Люди перекусали вам-

шпионить, доносить, начинают искать

пиров! Да ты практически уничтожил весь

друг друга по всей галактике. У них это,

наш... — Куджо запнулся, как будто побоял-

кажется, «любовь» называется. Хорошо,

ся сболтнуть лишнего. — А знаешь, ничего

если находят требуемого товарища. Просто

мне от тебя не надо. Пожалуй, прямо здесь

продолжают работать вместе, пока нового

тебя и порешим.

фристукера не вырастят. Если же не нахо-

Рассказы читателей

ляться так, чтобы удары бьющих конеч-

Очень плохие слова. Для Куджо и всех его прихлебателей. Прямая угроза активирует

попавшуюся звезду. А ведь им даже из ко-

мою основную личность. Кластеры затреща-

рабля не выйти. Полная интеграция биоси-

ли от нахлынувших воспоминаний. В оче-

www.mirf.ru

дят, бросаются, рано или поздно, в первую


Литературное приложение

Рассказы читателей

26

редной раз спасибо создателю за эту техно-

металлолома и был откровенно жалок, гун-

логию. Торгаш, он и есть торгаш, пусть очень

дося последние слова:

хороший. Лишнего не сболтнёт, поскольку ничего и не знает. Но иногда приходит вре-

ми... Весь наш род познал. Человеческая

мя, когда торговля уходит на дальний план.

кровь вернула нас к жизни. Жизнь — это

В следующее мгновение мех тряс в своих

не то дерьмо, в котором мы сейчас пребыва-

лапах уже совершенно другое существо —

ем. А ты, ищейка синтетическая, так ни-

специал-агента. И меня прорвало:

когда и не узнаешь, что такое настоящая...

— А потому я тебе подсунул эту прелесть, гнида ненасытная, что ваша миссия была и остаётся — производить и поставлять галактике синтетическую кровь, а не грызть

жизнь. Ну же, добей меня! Я схватил Куджо за хобот и притянул к себе: — Расслабься. Зачем убивать? Тебя пере-

людей и выращивать их клонов на закуску.

конструируют, и отправят работать на одну

Вот скажи мне, Куджито, чего вам не хва-

из фабрик крови. Ты всё забудешь. А твоей

тало? Вас, паразитов, чуть не истребили,

жадной кодле дадут второй шанс, но теперь

но пожалели. Дали планету, работу, квоту

уже в человеческом виде. Сам понимаешь,

нехилую на суррогат — соси, пока не лоп-

специалами вы более быть не достойны.

нешь. Десерта захотелось? Чего шары

Тоскливый вой поверженного врага —

замедлил, плату закоротило? Опусти меня,

лишнее подтверждение добротно выпол-

вонючий гибрид. Медленно.

ненной задачи.

Глазной обод Куджо остановился. И это,

Я вызвал кровососам Друзей Гильдии.

конечно, был обман. Хобот метнулся к шее

Сам вышел из бара и закурил, поправляя

очень быстро, но не настолько, чтобы

хвостом разодранный ворот.

я не успел перевернуть артерии. В пару се-

Снег огромными хлопьями кружил над

кунд хозяин Дракулии втянул почти восемь

землёй. Но не мешал разглядеть вдали вы-

литров синтетической крови из резервной

сокие горы, освещённые большим красным

системы кровообращения, дублирующей

солнцем. Оно уже касалось макушек хреб-

основную по всему телу. Второе сердце плав-

та. Моё любимое время суток, на закате.

но вступило в работу. Сверхскорость я по-

Мир покрывается завесой тайны. Повидал

терял. Зато отдал кровососу вместе с кровью

я этих миров немало. Сколькие ещёпред-

чудесный замедлитель реакции «Тормоз-

стоит посетить? Разгадать их тайны, чтобы

чемпион». Факт нападения на агента был

спасти. А иначе настанет...

зафиксирован. Пора действовать. Тройное

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

— Я познал, что значит быть настоящи-

Лёгкий удар током. Сигнал кодирован-

сальто через блестящую башку, — и в сле-

ного вызова Гильдии прервал размышле-

дующий миг уже стою спиной к врагу. Эх,

ния. Я закрыл глаза и активировал контент.

хороший пиджачок порвал. Зато посох удач-

В голове развернулся экран дальней связи.

но вылетел, разложился и плавно скользнул

Секретарь-распорядитель Гильдии была,

в руку. Так что, приземлившись, я изрядно

как всегда... неотразима. Монитор вместо

саданул чудо-палочкой по полу. Трое телох-

лица изображал широкий смайлик.

ранителей Куджо только начали бластеры

— Итак, агент Зуд Манки, примите по-

вытаскивать. В следующее мгновение уже

здравления! Гильдия решила, что успеш-

корчились в психопараличе. Как и Куджо.

ная работа на Дракулии была последним

Я пригнулся к нему и чуть ослабил

заданием в форме агента. Приглашение

ментальную хватку. Повелителя кровососов

в штаб-квартиру на должность координа-

скрючило пополам. Он напоминал груду

тора операций послужит достойной оцен-


27

с председателем Гильдии. На разговор —

не близкий — сектор «Хомос» в соседней

пять стандартных минут. Помните, вся ин-

галактике. Пока единственный заселённый.

формация имеет высший код секретности.

Так что отдохните как следует. Через мест-

Удачи, координатор Смит.

ные сутки вас заберёт крейсер Гильдии. Да, отныне ваше новое имя — Джон Смит. Что-то неприятное зашевелилось в груди, когда я услышал название сектора. А вот имя очень даже понравилось, необычное.

В следующий момент сигарилла выпала из пухлых губ, и я таки произнёс его — самое грязное ругательство галактики: «Чёртов киберпанк!» В уютном кресле на прекрасной зелёной

Наверняка предполагает серьёзный апгрейд

лужайке сидел и мило улыбался мне ЧЕ-

на клеточном уровне и интеграцию ещё

ЛОВЕК!

более мощного пакета имплантов. — Но сначала, Джон, традиция — столь желаемое каждым агентом знакомство

Рассказы читателей

кой ваших заслуг перед обществом. Путь

— Приветствую вас, специал. Что ж, давайте начнём с того, как вам вернуться к настоящей, э-э... жизни.

www.mirf.ru


Литературное приложение

Рассказы читателей

28

Михаил Шабловский ilyichmic@yandex.ru

Показания Даниила Кардина От редакции: Представьте себе, что действие рассказа Лавкрафта «Показания Рэндольфа Картера» разворачивается в наши дни, в маленьком городке недалеко от Москвы...

К

огда в полицейском пресс-центре я впервые услышал о пропаже профессора Харламова, я сразу поду-

мал, что это будет очень неплохой темой для моей еженедельной колонки в «Вечернем Дмитрове». Уже два года я веду там небольшую рубрику, унаследовав её под названием «Таинственные происшествия» от предшественника, перебравшегося в Москву и получившего там штатную должность в каком-то глянцевом журнале. Уже через пару выпусков я сменил название на «Дмитровские тайны» и с тех пор добросовестно печатал заметки обо всём странном, загадочном и непонятном, происходившем в районе, получая тёплые отклики от таких же, как я, любителей непознанного и пространные письма от здравомыслящих читателей, адептов официальных наук, упрекавших меня в предвзятости и нелогичности в освещении фактов, а то и в подтасовке и подделке свидетельств невероятных событий. Профессор Харламов исчез в Яхроме

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

неделю назад. Точнее будет сказать, что его последний раз видели в Яхроме — на окраине города. Полицейские был скупы на подробности, всё, что они сочли нужным донести до сведения пишущей братии, укладывалось в несколько фраз. Преподаватель древней истории из Дубненского Международного Университета Природы,


29

к Подъёмной улице. О факте исчезновения

Владимир Фёдорович, пропал без вести

Харламова Кардин так ничего полезного

в окрестностях города Яхромы, последний

и не сообщил, однако сквозь слова стражей

раз был замечен свидетелем поздней но-

порядка просвечивало, что он наговорил

чью двадцать третьего июня на Подъёмной

много не укладывающихся в рамки поли-

улице, там, где она переходит в грунтовую

цейского дознания вещей. На этом инспек-

дорогу, ведущую к Рогачёвскому шоссе,

тора окончили свой доклад.

в обществе некоего молодого человека, поз-

Рассказы читателей

Общества и Человека, профессор Харламов

И тогда я вдруг вспомнил, что уже слышал о профессоре Харламове. Его статья

са того же самого университета Даниила

«Классические захоронения раннеугорской

Кардина. Было также известно, что в день

культуры Подмосковья», опубликованная

исчезновения Харламов покупал на же-

в областном вестнике антропологии око-

лезнодорожной станции обратный билет

ло года назад, привлекла моё внимание,

до Дубны, однако на поезд он так и не сел —

ведь древняя история нашей земли, крайне

ни в тот день, ни в какой другой. Все прочие

малоизученная, была вечным источником

сведения были взяты из показаний самого

загадок и тайн — любимой пищи моего

Кардина, допрошенного полицией два дня

ума. Но было ещё какое-то смутное вос-

назад — сразу после того, как из Универси-

поминание, которое не давало мне покоя

тета поступило заявление об исчезновении

во время доклада полицейских. Придя

одного из ведущих профессоров. Кардин

домой, я принялся рыться в подшивках

полностью подтвердил слова свидетеля,

старых газет. И я нашёл то, что искал.

заявив, что в самом деле был в ту ночь

Оказывается, фамилия Кардина мне также

с Харламовым на Подъёмной улице, и даже

была знакома. Три года назад он опубли-

рассказал, что они вдвоём направлялись

ковал в рубрике моего предшественника

на Старояхромское кладбище для прове-

маленькую статейку о странных проис-

дения антропологических исследований

шествиях в соседнем Талдомском райо-

похоронных обрядов представителей раз-

не — там якобы слышали странные голоса

личных культур, проживавших в Яхроме

с неба и из-под земли и в лесах видели

на протяжении многих веков. Однако Кар-

непонятные огни, пересекавшие глухие

дин затруднился объяснить, почему необ-

просеки и уходившие в землю на забро-

ходимо было проводить эти исследования

шенных вырубках. Однако по-видимому,

именно ночью. Да и точный характер этих

только студент-историк второго курса мог

изысканий им назван не был. Все дальней-

принять всерьёз невнятные рассказы полу-

шие показания Кардина были определены

пьяных свидетелей, так что статейка про-

полицией как «бессмыслица». Как я понял,

шла без особого внимания. Тем не менее,

они не несли никакой хотя бы более или

меня сильно взбудоражил тот факт, что

менее точной информации о моменте про-

один и тот же человек оказался замешан

пажи профессора, и, в сущности, вообще

в двух весьма странных историях. Конеч-

ни о чём — включая и то, как сам Кардин

но, это могло быть простым совпадением,

пришёл в себя на следующий день после

однако до сих пор в моей практике такого

похода на кладбище в Староградской боль-

не встречалось. В конце статьи был адрес

нице, куда его перенесли, сочтя мертвецки

Кардина. Он жил в Яхроме, и я подумал,

пьяным, рабочие нитяной фабрики. Они

что мог бы навестить его лично и из его уст

нашли студента рано утром, лежащим без

услышать всё то, что полиция назвала «бес-

чувств в овраге у тропинки от фабрики

смысленным». Ведь он же рассказал им всё,

www.mirf.ru

же опознанного как студента пятого кур-


Литературное приложение

Рассказы читателей

30

что видел и слышал тогда, на кладбище,

ция Яхрома-Савёловская. От неё к тёмной

однако разве можно представить себе, что-

полосе фабричной части протянулись

бы эти строгие офицеры, не допускающие

двойные тускло отблёскивающие нитки

даже мысли о чём-то, чего нельзя объяс-

подъездных путей.

нить формальной логикой, передали его слова скорым на домыслы журналистам?

пятый дом, вошёл в грязный, тускло осве-

Нет, мне придётся узнать всё самому. Тут

щённый подъезд, поднялся на третий этаж

есть именно то, что нужно и мне, и моей

и надавил кнопку звонка квартиры номер

рубрике, — Тайна с большой буквы. Нечто,

восемь, в которой, если адрес из статьи был

что заставит-таки моих «здравомыслящих»

правильным, проживал Кардин. Мне от-

читателей задуматься и, быть может, хоть

крыл дверь измождённого вида молодой

на секунду представить себе что-то боль-

человек в очках и на мой вопрос ответил,

шее, чем их уютный мирок общепринятых

что он и есть Кардин Даниил Романович,

воззрений на материю и пространство!

студент Дубненского Университета. Я пред-

И я направился к Кардину. Он прожи-

ставился, и он пригласил меня войти, про-

вал на Заводской, в пятом доме. Я знал эту

вёл в гостиную, обставленную тяжеловес-

улицу. Это было в кварталах довоенной

ной мебелью довоенной эпохи, предложил

постройки близ фабричной части. Яхро-

сесть, и учтиво осведомился о цели моего

ма — небольшой город, и я решил пойти

визита. Однако, стоило мне лишь заикнуть-

пешком. По узким улочкам, застроенным

ся о том, что я пришёл взять у него интер-

одинаковыми маленькими дряхлыми доми-

вью по поводу исчезновения профессора

ками, обсаженными буйно разросшимися

Харламова, как его лицо страшно искази-

без ухода кустами боярышника с кривыми

лось, и он закричал:

ветвями и поражённой болезненным белым

— Нет! Не спрашивайте меня об этом!

налётом листвой, я спустился к Фонтанной

Он упал в кресло, обхватив руками голо-

площади. Отсюда, сверху, был виден весь старый, почти древний город, копящий

ву и заговорил громким хриплым шёпотом: — О боже! Что вы наделали! Я вспомнил,

мрачные тайны в круто поднимающихся

я опять вспомнил! Я так старался забыть всё

вверх переулках за облупившимися фаса-

это, так... Говорите, что уж теперь. Всё равно

дами ветхих домов. Параллельными линия-

я опять вспомнил.

ми вдоль Подъёмного холма шли старые

Признаюсь, я был несколько ошелом-

улицы, и лишь внизу, у подножия, светлым

лён таким вступлением, однако собрался

пятном виднелась центральная площадь

с духом и попросил Кардина рассказать, что

с современными торговыми рядами, цер-

же именно произошло в ту ночь на клад-

ковью с высоким шпилем колокольни

бище и куда, по его мнению, мог исчезнуть

и большим модерновым зданием городской

профессор Харламов.

администрации. Рядом белыми прямоу-

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

Я спустился к Заводской улице, отыскал

— Но ведь я уже рассказывал всё поли-

гольниками выстроились новые кварталы

цейским... А, ну конечно же, они не ре-

панельных домов, построенные во времена

шились пересказывать мои слова журна-

расцвета города, лет двадцать назад. И ещё

листам, сочтя их бредом сумасшедшего!

ниже почти терялся в дымке канал имени

Вы знаете, они ведь были так добры ко мне

Москвы, а за ним уже угадывался Дмитров,

и направили в клинику на Тенистой, ска-

райцентр, город ещё более древний и таин-

зав, что не будут выдвигать никаких об-

ственный. Рядом с большим мостом через

винений, пока я не пройду консультации

канал видна была железнодорожная стан-

у врачей... Доктора почти сумели успокоить


31

нить, и потом уже, как бы инстинктивно,

выписали мне таблетки и велели поста-

возводили на этих местах храмы и некропо-

раться всё забыть... И я забыл, клянусь вам,

ли. Он даже брался доказать, что все более

я забыл и стал спокоен. Пока не пришли

или менее значимые города человечества

вы и не спросили меня о моём сне, и те-

построены рядом с кладбищами, а не нао-

перь уж я знаю, что то был не сон. Я многое

борот. И потому в конце концов он решился

вспомнил, и я расскажу вам. Не так важно,

обследовать Стярояхромское кладбище,

какими именно изысканиями занимались

ибо считал, что оно находилось на своём

мы с профессором. Да я и довольно смутно

месте с незапамятных времён и что там

помню самый предмет их. Скажу лишь, что

не два и не три слоя могил, а неисчислимое

они были связаны с запретными темами

их множество... Ему нужен был помощник,

похоронных и послепохоронных обрядов,

и он взял с собой меня, потому что я всегда

проводимых нашими предками, которые,

с интересом слушал его лекции, задавал

к несчастью, за долгие века не смогла

неожиданные вопросы — я сейчас не пом-

вполне выжечь ни официальная религия,

ню, какие именно, — и во всех беседах по-

ни крепкая государственная идеология. Эти

слушно следовал за его мыслью; возможно,

обряды зародились ещё в мрачные старо-

он даже несколько подавлял меня своей

давние времена, когда здесь были только

фанатичной уверенностью.

леса и болота, и древний человек боялся

Мы пошли в тёмное время суток, око-

леса и болот, боялся того, что иногда выхо-

ло полуночи, ибо этого требовали древние

дило из них, и он считал, что мёртвые могут

ритуалы. Даже самый день был выбран нами

спокойно лежать в своих могилах, только

не случайно, хотя сейчас я не могу сказать,

когда проводятся правильные ритуалы.

как именно профессор выбирал дату и время.

Наверное, только профессор знал — или

Рассказы читателей

меня, они сказали, что это всего лишь сны,

Однако это всё же было не простонародное подчинение обрядам. Это было исследо-

предков этим богомерзким ритуалам. Воз-

вание, и мы взяли с собой необходимое для

можно, знал об этом и я, но теперь — к сча-

научных изысканий оборудование. Я точно

стью — я этого не помню. Профессор часто

помню, что у нас с собой была кинокамера,

с увлечением говорил о том, что древнее

фотоаппарат, электрические фонари и две

зло не умирает, а переходит из поколения

переносных радиостанции, настроенные

в поколение, потому что простыми людьми

для связи друг с другом. Возможно, было

движет страх перед потусторонним и они

и что-то ещё, какие-то книги или карты,

боятся забыть, как их предки старались за-

но я не могу точно вспомнить, какие. Дей-

добрить тьму угодными ей обрядами и под-

ствительно, свидетель, о котором рассказа-

ношениями. По-видимому, он хотел про-

ли мне в полиции, вполне мог видеть нас не-

следить истоки подобных культов вплоть

задолго до полуночи на Подъёмной улице:

до самого их основания: он показывал мне

мы шли по ней, а затем свернули в тёмный

рукописи невероятной древности, напи-

проулок и вскоре вышли к Старояхромско-

санные задолго до появления на этой земле

му кладбищу с неизвестной мне стороны.

первых городов, и говорил, что нашёл эти

Я никогда не бывал в этой части захороне-

рукописи в земляных могилах и что чело-

ний и даже не представлял себе, что клад-

век научился хоронить прежде, чем научил-

бище простирается столь далеко по склону

ся строить. И что все кладбища на самом

Подъёмного холма. Однако профессор, судя

деле гораздо древнее, чем нам кажется, что

по всему, точно знал дорогу. Мы сделали

люди испокон веку знали места, где хоро-

всего два поворота и оказались у цели —

www.mirf.ru

догадывался, — кто или что научило наших


Литературное приложение

Рассказы читателей

32

огромного полуразрушенного склепа с об-

землю. Сперва он, видимо, держал кнопку

валившейся аркой. Здесь профессор передал

передачи нажатой, и я хорошо слышал

мне свой фонарь, раскрыл какую-то книгу

в динамике своей радиостанции его ды-

или карту — значки на ней слабо фосфо-

хание, шум шагов, шорох осыпающейся

ресцировали в лунном свете — и принялся

по ступенькам земли. Затем вдруг все звуки

негромко читать нараспев непонятные

стихли. Я до предела выкрутил громкость

слова и делать странные пассы левой рукой.

и начал вызывать профессора сам. Но отве-

Во всё, что произошло дальше, полицейские

та не было. Я трясся от ужаса, я сидел один,

поверить отказались. И направили меня

совсем один на этом старом кладбище,

на Тенистую для психиатрического обсле-

и всё, что я знал или мог знать о нём, толь-

дования. Но всё же это был не сон. Слу-

ко усиливало мой страх. И вдруг динамик

шайте! Обрушившиеся плиты склепа вдруг

радиостанции зашипел, и я услышал голос

на моих глазах сами собой зашевелились

профессора. Это был его голос — и не его.

и двинулись в стороны, открывая зловещий

Он странно изменился. Если бы я мог

чёрный провал в земле. Оттуда вырвался

представить себе профессора в ужасе, про-

чудовищный поток страшных миазмов,

фессора, не отдающего себе отчёта в том,

ядовитых испарений, такой, что я чуть

что и как он говорит, то голос его, наверно,

не потерял сознание от вони. Даже профес-

звучал бы именно так. Он говорил невоз-

сор закашлялся, но не перестал начитывать

можные вещи. «Кардин! Кардин, вы слыши-

заклинания и водить руками. Когда поток

те меня?! Уходите! Бегите! Драпайте оттуда!

несколько рассеялся и я смог продышаться,

Немедленно! Они здесь! Они могут поднять-

я увидел, что две плиты, как двери мон-

ся! Это мёртвое, мёртвое! Закройте!..»

струозного лифта, ровно лежат по бокам провала, и между ними вниз уходят мелкие

я в микрофон. — Что случилось?! Что с вами

крутые ступеньки, сплошь покрытые разво-

происходит? Что там?»

дами селитры и плесени. Профессор спря-

Но радиостанция опять замолчала.

тал в карман свою книгу, перекинул через

Я взывал к профессору, терзал радиостан-

плечо ремни кинокамеры и фотоаппарата,

цию, сидя под этой ужасной бледной лу-

взял у меня фонарь и одну из радиостанций.

ной на древнем кладбище, в пляске теней

«Я спускаюсь вниз, — сказал он. — Сидите

и в страшном шорохе ветра среди нежи-

тут и фиксируйте всё происходящее. Я буду

вых листьев и пожухлой травы. Но ответа

держать с вами связь по радио».

не было. Я не знаю, сколько времени про-

Конечно, я не хотел, не мог отпустить его

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

«Профессор, профессор! — закричал

шло. Лунные тени изменили своё положе-

одного. Я стал упрашивать его взять меня

ние, когда вдруг радиостанция опять ожила.

с собой. Но он только рассердился и сказал,

«Кардин! — послышался усталый шёпот. —

что не вправе подвергать меня воздействию

Кардин, я же...» Это был голос профессора,

того, что может лежать внизу, и что если

но тут же он прервался и раздался самый

я не перестану упираться, то весь опыт сей-

страшный звук, который я когда-либо слы-

час же закончится и мы разойдёмся по до-

шал в своей жизни, — глухой мертвенный

мам. И я отпустил его вниз одного. О, зачем

смех. Не смех профессора, нет — он во-

я это сделал! Я был словно во сне; тёмная

обще никогда не смеялся, по крайней мере,

атмосфера старого кладбища, тени склепов

я никогда не слышал и не видел этого; нет,

и памятников в лунном свете сделали это

это был не его смех, это был замогильный,

со мной! Я был как будто зачарован. Про-

страшный, холодный смех из-под земли...

фессор кивнул мне и начал спускаться под

И потом в динамике радиостанции про-


33

и что свидетельство независимого наблю-

Как вам описать, каким голосом это было

дателя будет очень нелишним. И он сдался.

сказано? Мёртвым, жутким, замогильным,

— Идите вверх по Подъёмной улице даль-

подземным?.. Слова бессильны выразить бес-

ше последних многоэтажных домов. Там

предельный ужас, овладевший мною, когда

пойдут глухие деревянные заборы, но ровно

я услышал его. Я вскочил на ноги, бросил

напротив указателя на Рогачёвское шоссе

радиостанцию и побежал куда глаза глядят...

вы увидите слева тёмный проулок. Свора-

Какие-то фантомы вставали передо мною

чивайте туда и идите прямо, пока не поймё-

в туманной мгле, я вопил от ужаса и сво-

те, что вы на кладбище. Это недалеко. Затем

рачивал в сторону, не один и не два раза...

сверните налево между могил, возле памят-

И потом я, видимо, упал... В общем, больше

ника военным морякам — там будут якоря,

я ничего не помню. Вплоть до того, как меня,

я их помню, — и потом вам останется толь-

лежащего в беспамятстве, нашли рабочие

ко один раз повернуть направо. И вы увиди-

и перенесли в Староградскую больницу...

те тот склеп. Это очень большой склеп, там

Я сидел в этой плохо освещённой комна-

он один такой. Вы не пропустите. Но умо-

те, с блокнотом на коленях, слушая неве-

ляю вас, ни в коем случае не ходите туда

роятную историю Кардина, и дикая жажда

ночью! И помните, что я предупредил вас.

тайн, жажда непознаваемого вдруг овладе-

Если вы повстречаете там то, что сгубило

ла мною. Я верил и не верил в его рассказ.

профессора — или изменило меня, — вы уже

И я осмелился попросить Кардина пойти

не будете прежним. Или вам также придёт-

со мной ещё раз на Старояхромское клад-

ся измениться, или вы рискуете жизнью.

бище, чтобы увидеть и услышать то, чего

Тогда я не понял смысла последней

не видел и не слышал ни один смертный,

фразы Кардина, да и не придал ей особого

кроме самого Кардина и пропавшего про-

значения. Но сразу я твёрдо знал, что пойду

фессора Харламова. Но Кардин отшатнулся

ночью. И сегодня же. Что толку идти днём?

в ужасе. Нет, ни за что и никогда больше

И что толку ждать? Я знал, что древнее

не приблизится он к этому проклятому

кладбище (я уже не сомневался в его древ-

месту! Теперь ему остаётся только уехать

ности) раскроет передо мной свои тайны

из города. Пока он собирается перебраться

только ночью. Я наскоро простился с Кар-

в университетское общежитие в Дубне, а за-

диным, с некоторым удивлением увидев

тем постарается получить место в Москве

на его губах слабую улыбку, и направился

или другом крупном городе, где рядом

домой. Дома я приготовил электрический

всегда будут люди и ярко освещённые ули-

фонарь, фотоаппарат и с нетерпением стал

цы с сиянием рекламы и вечным потоком

ожидать темноты.

автомобилей. Может быть, это поможет ему

Рассказы читателей

звучало: «Харламов мёртв... и я... и ты...»

Как только на вечернем небе багровый закат уступил место фиолетовой

вершил ошибку. Я попросил Кардина рас-

тьме с редкими точками звёзд, я вышел

сказать мне, как найти тот самый склеп, где

из дому и направился вверх по Подъёмно-

пропал профессор Харламов. Кардин долго

му холму. Ветер шелестел в редкой листве,

не соглашался. Он понял, зачем я спра-

и слабо мерцали фонари на окраинных

шиваю его об этом. Он взывал к моему

улицах, которыми я шёл. Потом взошла

здравому смыслу. Он заклинал меня всеми

луна, и ночь сразу приобрела мертвен-

святыми не ходить туда одному. Но я упи-

ные оттенки. Я постоянно оглядывался.

рал на то, что полиция подозревает Карди-

Мне всё время казалось, будто кто-то идёт

на в причастности к пропаже профессора

сзади, следит за мною, и я несколько раз

www.mirf.ru

забыть о пережитом ужасе. И тогда я со-


Литературное приложение

Рассказы читателей

34

сворачивал в узкие и грязные проулки,

на старом кладбище. Так что мне не остава-

словно бы стремясь отделаться от погони.

лось ничего иного, как признать, что пока-

Но никого не было. Во всяком случае, я так

зания Даниила Кардина были не более чем

никого и не увидел, даже когда вышел

бредом помрачённого сознания и что про-

на Подъёмную улицу и пошёл прямо вверх.

блема исчезновения его учителя, очевидно,

Это, наверно, был один из самых страшных

может быть поводом лишь для полицейско-

моментов (если, конечно, не считать того,

го расследования. И вряд ли тут есть хоть

что случилось потом): я брёл один по пря-

какой-то материал для моей колонки.

мой тёмной улице с глухими заборами, мимо редких тусклых фонарей, поминут-

чтобы уйти. И вот тут-то и начался ужас.

но оглядываясь, пугаясь теней от кустов

Тут-то и началось то, из-за чего я сейчас

и деревьев. И я очень обрадовался, когда

сижу с ружьём на коленях и жду неведо-

наконец увидел впереди синий указатель

мого конца... Шорох раздался неожиданно,

с надписью «Рогачёвское шоссе» и напро-

и я замер на месте, вслушиваясь в страш-

тив него — тёмный проход между заборами.

ные звуки, как будто бы камни поползли

Я свернул в проход. Сразу на меня пала

по траве, а затем я услышал скрежет камня

темень. Свет фонарей сюда не проникал,

по камню и, обернувшись, увидел — да! —

и только ущербная луна и мелкие звёзды

как медленно раздвигаются плиты склепа,

освещали мой путь.

и чёрной пропастью передо мною предстаёт

Вскоре справа и слева вместо высо-

провал в неведомые глубины, и уже видны

ких деревянных заборов слабо заблестели

эти проклятые ступеньки, и покрыты они

узоры металлических оградок, и я понял,

не только белёсыми разводами селитры

что очутился на Старояхромском кладби-

и плесени, но и какой-то поблёскивающей

ще. Я увидел чёрные корявые тени якорей

в неверном свете луны слизью... От ужаса

на могиле военных моряков, свернул влево,

я не смог удержаться на ногах. Я присел

миновал пару маленьких, поросших куста-

на траву и забормотал: «Нет, нет, нет... Что

ми холмиков и увидел справа освещённый

же это... Я же не верю на самом деле, этого

луной огромный полуразрушенный склеп,

же не бывает, не надо мне такого, я боюсь,

ещё сохранявший строгие готические чер-

не надо, этого не бывает, я не пишу про это,

ты. Я понял, что путь мой окончен и я при-

я пришельцы, тарелки, огни, не надо, не надо,

шёл туда, куда стремился.

я не хочу, чтобы было такое, нет, нет, нет...»

Склеп был как-то странно огромен,

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

Разочарованно вздохнув, я повернулся,

Видимо, я несколько обезумел в тот

не по размеру тихому кладбищу неболь-

момент, но ведь правда: я никогда не верил

шого подмосковного городка, и мне вдруг

до конца (тогда мне стало окончательно это

показалось, что нелепые теории Харламова

понятно) в то, о чём писал в своей рубрике.

не так уж и глупы, как кажется на первый

Это была для меня лишь игра ума, способ

взгляд... Но я взял себя в руки, включил фо-

вывести из себя добропорядочных пред-

нарь и принялся осматривать место пред-

ставителей официальных наук и слепо

полагаемого исчезновения профессора.

верящих им обывателей... И, столкнувшись

Плиты, конечно, лежали в полном порядке,

воочию с неведомым и непознаваемым,

не было видно никаких провалов или ям,

я словно на время лишился рассудка. Я по-

не было заметно даже никаких следов того,

вернулся и, сперва на четвереньках, а затем

что плиты недавно трогали или сдвигали:

всё же выпрямившись, побежал оттуда.

они были обомшелыми и безмолвными,

О, как я бежал! Бросив фотоаппарат — куда

как и положено камням старого склепа

там! не до фотографий! — и судорожно сжи-


35

ном кладбища и еловым перелеском, сквозь

в пятне его света найти дорогу и не спот-

который мерцали огни города. Потом я вы-

кнуться о корни деревьев или травяные

бежал к заброшенной фабрике, чьи полуоб-

кочки, я понёсся к выходу с кладбища.

рушенные стены с пустыми окнами встали

Но когда я добежал до поворота к проходу,

передо мной, как тёмные гнилые кости ги-

выводящему на Подъёмную улицу, во мне

гантского трупа. Я опять завопил от ужаса,

вдруг взыграло проклятое журналистское

свернул и побежал на ледяной отблеск луны

любопытство. Кто знает, не обернись я тог-

слева, и вдруг, запнувшись о светящуюся по-

да, может, всё и обошлось бы? Но я обернул-

лосу, провалился в какую-то пропасть...

ся. И увидел это. О Боже, как же мне теперь

Когда я пришёл в себя, было уже доволь-

это забыть?! А впрочем, что уж теперь, не-

но светло. Я лежал лицом вниз в камышах

долго осталось. Теперь уже всё равно.

у речки. С трудом повернув голову, я увидел,

Сзади бесшумно и неторопливо, непре-

что ниже меня по течению возвышаются

клонно и неостановимо, как обвал или

тёмно-кирпичные фабричные корпуса,

цунами, надвигалось страшное. Было оно

а прямо за мной громоздится невысокий

как чудовищная трапециевидная фигура

каменный железнодорожный мост завод-

с тускло светящимися огромными челове-

ских подъездных путей. Видимо, я рухнул

ческими глазами: два вверху и два, немного

с него, споткнувшись о рельс.

шире расставленных, внизу. Под глазами

Я кое-как поднялся, отряхнулся и побрёл

виднелось отверстие вроде рта, из которого

в город. В моей голове царил хаос. Было

торчали пучки длинных суставчатых щупа-

ли всё это сном? Видением? Галлюцина-

лец, белых, фосфоресцировавших в ночной

цией? Воспоминания об этой ночи бились

тьме, и ниже щупалец можно было раз-

в моём мозгу, и я не мог успокоиться. Яркое

глядеть часто шевелящуюся бахрому, при

солнце и светлое утро словно насмехались

помощи которой это чудовище, видимо,

надо мной. Я шёл по улицам города, теперь,

двигалось по земле.

при свете дня, лишённым всякой мрач-

Я дико заорал от ужаса и опять упал:

Рассказы читателей

мая в руке электрический фонарь, чтобы

ности, и не мог поверить, что буквально в двух шагах отсюда, за углом Подъёмной

в беспамятстве, как в бреду, я начал ша-

улицы, происходили такие чудовищные

рить руками вокруг себя, и вдруг мне под

и невообразимые события. Может, это всё

руку попался железный стержень или

же был лишь сон?... Единственным чело-

кусок арматуры от бетонного забора клад-

веком, с которым я мог поделиться этой

бища. Я схватил его и, не соображая, что

жуткой тайной и гложущими душу сомне-

делаю, начал наотмашь лупить им по под-

ниями, единственным, кому я вообще мог

ползавшим белым светящимся суставча-

рассказать о произошедшем, был Кардин.

тым щупальцам. Страшный вой разнёсся

И я вновь направился на Заводскую. Долж-

над древними могилами. Луна померкла,

но быть, вид мой отнюдь не вызывал до-

и тени заплясали в хаотической круговерти.

верия, ибо я поймал не один и не два не-

Я сумел подняться на ноги и вновь побе-

доумевающих взгляда от добрых горожан.

жал оттуда прочь, не разбирая уже дороги,

Но мне было не до того. Я подошёл к подъ-

спотыкаясь и падая, опять поднимаясь

езду Кардина и уже схватился было за руч-

и продолжая бег, вновь сваливаясь и вновь

ку двери, но вдруг дверь сама распахнулась

вставая... Я помню, как бежал вниз, вниз, всё

мне навстречу, и из подъезда вышел мой

время вниз по холму, сперва между мрач-

конфидент, одетый как будто для дальнего

ных могил, потом по лощине между скло-

путешествия, в дорожном кепи на голове.

www.mirf.ru

не держали ноги. А оно надвигалось... Как


Литературное приложение

Рассказы читателей

36

— Даниил! Даниил! — закричал я. — Вы не представляете, что со мною произо-

находится в самом центре промзоны

шло! Я был там!.. Всё, что вы говорили, —

и полностью закрыто. Или вы работаете

правда! Вы не сумасшедший!

в промзоне, и посреди ночного дежурства

— Боже мой, товарищ! Кто вы? — невоз-

вам что-то почудилось? Однако почему

мутимо ответствовал Кардин. — Я надеюсь,

же вы выбрали именно меня для своих от-

конечно, что вы правы, думаю, я имею

кровений? — и Кардин деланно рассмеялся.

некоторые основания предполагать, что

И с этим показным весельем он переу-

я в своём уме, — тут он чуть ухмыльнулся,

сердствовал. От чересчур натуралистично

и его лицо приобрело странное выраже-

изображаемого смеха его дорожная каскет-

ние. — Но, боюсь, ваше поведение не пред-

ка сползла со лба назад, и я оцепенел... Ибо

полагает соответствующего умозаключе-

на лбу его, под тонкой кожей, явственно

ния о вас самих, если вы позволите. Откуда

виднелись ещё два глаза... Все четыре со-

вы знаете моё имя?

ставляли неправильную трапецию, точно

Я смотрел ему в лицо и не верил своим

так же, как у чудовища на кладбище. Вот

глазам. Снисходительная улыбка, покро-

почему вчера Кардин говорил об измене-

вительственный взгляд серых глаз будто

нии! Я не смог совладать с собой. Я повер-

говорили без слов: «Да вы пьяны, дорогой

нулся и с воплями ужаса побежал прочь,

мой, кто бы вы ни были».

и вслед мне нёсся хохот... замогильный...

— Даниил... Да что с вами, — пролепетал я. — Это же я, Александр Васинин, корре-

страшный... холодный... Теперь уже вечер. Я знал, что днём они,

спондент «Вечернего Дмитрова», мы только

скорее всего, не придут. Я сижу за столом

вчера разговаривали с вами о пропаже про-

в своём домике, не решаясь включить свет,

фессора Харламова... Я был ночью на Старо-

и записываю всё это — мне как раз хватит

яхромском кладбище... Я видел там такое...

времени до темноты. Я приготовил ру-

Я хотел вам рассказать...

жьё: не для защиты — тут оно бессильно,

— Расскажете потом, потом. Вам необ-

Мир фантастики • Ноябрь • 2012

напомнить, что всё, что от него осталось,

но как последнее средство уйти в небытие

ходимо выспаться, товарищ, мне кажется,

от непознаваемого. Вот уже и темнеет.

вы просто переоценили свои возможности

И я слышу, как мягкие невидимые руки —

в плане потребления спиртного, вот и всё.

или щупальца, белые, светящиеся — уже

Идите домой, поспите, и, вполне возможно,

толкаются в окна домика. Вот они уже под

мы встретимся с вами снова, чтобы обсу-

дверью... Какие сильные удары! И почти

дить ваши невероятные находки на Старо-

бесшумные... Дверь упала! О Боже! Это

яхромском кладбище, — кстати, хочу вам

они! Ружьё! Ружьё!!!...


37 Рассказы читателей

Олег Поляков poljakov@list.ru

Суд третьей категории От редакции: Людям нужны фольклорные персонажи, чтобы было откуда черпать вдохновение

С

тарый лесник Маркелыч не любил ходить в Медвежью Падь. Не то чтобы он боялся. Маркелыч,

и создавать сказки и легенды, писать

несмотря на свои шестьдесят, был старик

картины, сочинять музыку... А зачем

бравый, огромного роста, отменного здоро-

фольклорным персонажам могут

вья, широкой бородой. Но, видит бог, с этим

пригодиться люди? Оказывается, не

местом было что-то нечисто. Каждый месяц

только затем, чтобы было кого пугать.

лесник, согласно графику, должен был посещать этот чёртов участок. И каждый раз Маркелыч с замиранием сердца уходил в эту экспедицию. Обычно старик обходил свои владения неторопливо, с остановками. Но Медвежью Падь он пролетал быстрым походным шагом часа за два — три. Вот и сейчас, прислушиваясь к стонам и уханьям, доносящимся из ущелья, Маркелыч грустно вздохнул и сел у высокой сосны. Он, не торопясь, достал из рюкзака чекушку, постелил чистую тряпицу и положил на неё кусок чёрного хлеба с салом. Маркелыч с тоской посмотрел в сторону чащи, перекрестился и, крутанув бутылку против часовой стрелки, в одно мгновение опрокинул содержимое внутрь. Закусив, он неспешно поднялся, глубоко вздохнул, поправил на плече ружьё и отправился по маршруту.

*** В старой избушке стены имели чисто формог пролезть кулак взрослого мужика. Длинный стол и лавки были настолько

www.mirf.ru

мальный характер. В щели между досками


Литературное приложение

Рассказы читателей

38

колченогими и ветхими, что казалось, будто

— А кто письмо в Москву написал, в «Кос-

они в любое мгновение могут рассыпать-

мопоиск»? — спросил он, оглядывая присут-

ся. Русская печь, занимавшая треть дома,

ствующих.

была черна от копоти. Древняя, морщинистая старушка с большим горбом вы-

— Это Чернобровцеву, что ли? — прошамкал замшелый старичок.

тащила из печи с помощью ухвата чугунок

— Ему, ему, касатику.

и с грохотом опустила его на стол. Брызги

— Ну, я, — смущённо признался старичок.

из чугунка полетели на колени замшелому

— Вот вечно ты торопишься, лешак ста-

старичку. Он недовольно буркнул: — Ты бы поаккуратней, старая. Новые порты запачкала. — А ты, пенёк трухлявый, лучше бы женщине помог, а не гундел, — огрызнулась старушка. Сидящие за столом засмеялись. Помимо старика и бабушки, к трапезе приступили ещё трое: молодой курчавый здоровяк,

рый, — буркнула старуха. — А если мы суд проиграем? — Если проиграем, то уже будет всё равно. — Это точно, — вздохнула девица. — И куда тогда нам деваться? Дед хлопнул мокрой рукой по столу. — А ты не помирай раньше времени... Ещё поглядим...

одетый в греческий хитон, худая девица с лисьей мордочкой и статный, весь седой дед с длинными мокрыми волосами. — Ну, что ж. Всем приятного аппетита,

проявился на работе в плохом настроении.

но не будем терять время, — прохрипел ста-

Из- за технических неполадок он едва не за-

ричок, потянувшись за ложкой.

стрял в служебном портале. Перспектива

— Не будем, — хмыкнул полным ртом курчавый здоровяк. — Мы на суд не опоздаем? — пискнула девица. Старушка сердито оглядела присутствующих. — Да ешьте вы нормально, оглашённые! Не торопитесь. Без нас не начнут. Несколько минут все ели молча. Предста-

торчать там полдня, ожидая ремонтников, была не слишком желанной. Он плыл по воздуху к залу судебных заседаний, размышляя о несправедливом распределении благ в мире: «Конечно, себе начальство отгрохало дворец правосудия по последнему слову науки и техники. А мы здесь как на планете отбросов». Мечтой судьи Абкота был переход

вительный дед, с головы которого всё время

на следующую ступень карьерной лестни-

стекала вода, отложил ложку в сторону.

цы. Стать судьёй Межгалактического Суда.

— Спасибо, бабка. Давно такого не ел.

Но об этом без нужных знакомств можно

— На здоровье, родимый, — довольно

было только грезить.

сморщилась старушка. — А что, — дед мотнул головой, — сегодня Мир фантастики • Ноябрь • 2012

*** Судья третьей категории Броксент Абкот

кто-нибудь Маркелыча пужал?.. Вроде пора.

«Вот там дела так дела, — продолжал размышлять судья. — Масштаб... А у нас... Мелкие склоки да войны на бытовой почве.

Молодой здоровяк хохотнул.

То соседи спутник друг от друга прячут,

— Да брось ты его. Пусть старик сегодня

то родственники из-за какой-нибудь зачу-

хоть спокойно прогуляется... Да и не до него

ханной планетки наследство не поделят».

сейчас. Дед неторопливо разгладил мокрую бороду.

Наконец, добравшись до зала заседаний, судья пристроился на своё место и посмотрел перед собой. Места для публики были


39

планеты «Земля». Согласно пятой статье

начнут рассматривать его дело, кто-то про-

уложения законов, предлагаю присутству-

сто пришёл поглазеть на правосудие в дей-

ющим в зале подключиться к информаци-

ствии. Судья Абкот посмотрел на пустую-

онному порталу и выбрать себе внешность

щие места истцов и ответчиков.

разумных обитателей данной планеты. Те,

— А где... Эти? Сидящий на месте секретаря разноцвет-

кто этого не сделает, будут удалены из зала. Среди публики произошло оживление.

ный квадрат с щупальцами быстро преоб-

С кем-то метаморфозы происходили мгно-

разовался в рупор и громко скомандовал:

венно, а кто-то растерялся и никак не мог

— Истцы и ответчики по делу планеты,

остановиться на чём-то одном. Зал тоже

именуемой в материалах как «Земля», про-

преобразился. Появились ряды кресел, сто-

шу проявиться в зале!

лы, барьеры. На высокой трибуне восседал

Судья Абкот с интересом посмотрел

судья Абкот. Сухопарый старик в чёрной

на участников предстоящего дела. И хотя

мантии и белом барашковом парике повер-

все восемнадцать глаз статуи местного сим-

тел в руке деревянный молоток и с удоволь-

вола правосудия были закрыты повязками,

ствием шмякнул им о подставку.

судья, несмотря на инструкции, всегда об-

— Попрошу тишины в зале суда! — гроз-

ращал внимание на внешний вид участни-

но крикнул он в публику и покосился

ков разбирательства.

на секретаршу.

Истцами выступали три головоногих

Сидящая за компьютером Мэрилин

моллюска с выпученными глазами. У них

Монро преданно смотрела на своего на-

было что-то общее с праздной публикой,

чальника. Судья Абкот перевёл взгляд в зал.

сидящей в зале. Зато ответчики выглядели

Публика пестрела нарядами всех времён

необычно. Судья вспомнил: нечто подобное

и народов планеты Земля. Генеральские

он уже когда-то видел. Два старика со ста-

мундиры с ослепляющими орденами,

рухой представляли старшее поколение.

шитые золотом восточные наряды, брил-

А нахального вида здоровяк и худая, как

лиантовые короны... На фоне этой мишуры

крысиный хвост (вселенский огонь забери

выделялись три Элвиса и четыре Сталина.

этих бессмертных животных), девица, судя

Но если Элвисы выглядели как близнецы,

по всему, были ещё недотёпами.

то Сталины были разными. Один был об-

Перед судьёй проявились голубоватые полупрозрачные листы, и он стал изучать дело. В это время в зале появились ещё трое. Судья Абкот одним маленьким запасным глазком успел заметить, что отряд ответчи-

лачён в зелёный френч, второй — в шинель, а двое красовались в маршальских мундирах. Все четверо дымили трубками. Судья Абкот с сомнением в голосе поинтересовался:

ков пополнился. На скамью рядом с худой

— Может, вы смените вид?

девицей сел молодой человек, какой-то крас-

Элвисы и Сталины переглянулись. Че-

номордый фрукт с рогами, вокруг которых

рез несколько мгновений в зале остался

роились чёрные гудящие точки, и нечто

один Элвис, зато появились Пол Маккар-

змеевидное с хитрыми узкими глазками.

тни и Джон Леннон. Сталиных же осталось

Судья Абкот отодвинул взглядом в сторону листы дела и, негромко присвистнув, — Внимание! Суд третьей категории рассматривает дело о незаконном присвоении

по-прежнему четверо. Судья Абкот махнул рукой, но тут же взорвался: — А ну, прекратить курить в зале! Сталины с ненавистью и обидой зыркнули на судью, но трубки погасили. Судья

www.mirf.ru

объявил:

Рассказы читателей

почти все заняты. Кто-то ожидал, когда


Литературное приложение

Рассказы читателей

40

бросил взгляд на скамью, занятую ответ-

Из-за стола поднялся моллюск с бронзо-

чиками, и, указав пальцем на змеевидное

вым поясом и несколько смущаясь, произнёс:

существо, строго спросил: — А вы почему в таком виде? Я ведь сказал принять вид разумных существ... Змеевидный ответчик блеснул хитрыми узкими глазками и возмутился: — Что за дискриминация? Я Тугарин. Полное имя — Тугарин-змей. — Он, батюшка, всегда в таком виде обретается, — подала голос старушка-ответчица. — Помолчи, Яга. Я сам за себя постою. Судья Абкот замахал руками. — Ну ладно. Чёрт с вами... Продолжаем заседание суда... Кто будет выступать со стороны истца? Из-за стола поднялся моллюск с серебряным поясом. — Досточтимый судья третьей категории... — Стоп! Стоп! — грохнул молотком по деревянной наковальне судья Абкот. — В таком виде вы должны обращаться ко мне «Ваша честь». Он с типично английской брезгливостью,

го не сделали. Думали, что успеем. А потом навалились другие дела, мы и забыли. А когда пришли оформлять, нам заявили, что на нашей планете зародилась местная жизнь и по старым законам мы оформить уже ничего не сможем. — А что, заселиться не пробовали? — поинтересовался судья Абкот. — Пробовали, конечно. Мы были там около ста миллионов лет назад. — И что? — Да там такие гигантские рептилии ходили... А в океане? Мы таких кровожадных монстров и не видели никогда. Жуть! Судья перевёл взгляд на скамью ответчиков. — А вы когда заселились? И документы какие-нибудь есть? Встал молодой кудрявый здоровяк в коротком хитоне. — Документов у нас никаких нет, и вселились мы незаконно. Признаём. Но куда

так идущей к его нынешнему виду, посмо-

нам было деваться? Жить-то где-то надо!..

трел на истцов, которые невыгодно отли-

Кстати, у нас встречный иск. Мы хотим, что-

чались от остальных участников процесса.

бы планету узаконили за нами.

Но закон есть закон. Истцы имели право выступать в любом виде. Моллюск поправил пояс и продолжил: — Ваша честь, дело состоит в следующем. Около миллиарда лет назад по земному

— Протестуем! — раздалось со скамьи истцов. Судья Абкот с удовольствием хряпнул молотком по наковальне. — Отклоняется! По закону ответчики

исчислению нашему народу по ордеру дали

имеют на это право. Тем более что у вас нет

во владение планету. Но так как мы суще-

надлежащих документов... Между прочим,

ства влаголюбивые, а жить там оказалось

ответчики, а когда вселились вы?

невозможно, мы решили какое-то время

Горбатая старушка чуть приподнялась.

подождать, пока планета дозреет. А недавно

— Дык, когда они были, тогда и мы засе-

мы вдруг узнаём, что произошёл самозаМир фантастики • Ноябрь • 2012

— Видите ли, Ваша честь, вовремя мы это-

хват и на нашей планете обретаются эти... ответчики. Мы просим выселить их и предоставить планету в наше распоряжение. Судья Абкот просмотрел предоставленные истцами бумаги. — Я что-то не вижу. Вы оформили документы на планету или нет?

лились, батюшка. — Я не священник, — грозно пророкотал судья. — Обращаться ко мне — «Ваша честь». — Дык, я и говорю, батюшка-Ваша честь, — стушевалась старушка. — Сто лимионов лет тому назад. Судья Абкот удивлённо поднял брови. — А почему вас эти рептилии не сожрали?


41

В зале проявился разноцветный ось-

старичка. Тот бодро вскочил, расправил

миног. Половина щупальцев была занята

косматую бороду и затараторил:

инструментами. Он быстро починил стол,

— Так с умом ведь надо. Ну и что, что ящер. А всё равно животная. Ты к ней по-доброму, и она к тебе ластится. Что ж мы, не понимаем? Из-за стола истцов вскочил моллюск с серебряным поясом. — Да в ту эпоху там жить было невозможно! Камни да болота. Старичок развёл руками. — Ну так что ж. Действительно, мох да папоротники. Ну так возьми да посади лес-то. — Я не понял, — насторожился судья. — Так это вы леса посадили?.. А вы кто? — Я Леший. Специалист по лесам, значит.

время от времени бросая косые взгляды на необычную публику. Судья движением руки отпустил столяра, и тот поплыл к выходу. Мэрилин Монро кокетливо помахала ему ручкой и послала воздушный поцелуй. Осьминог весь зарделся, помахал ей в ответ и удалился из зала суда. — Продолжаем заседание, — объявил судья Абкот. В зале перестали шушукаться. Истцы и ответчики впились глазами в судью. — У меня вопрос к истцам. На спорной

— И вы в одиночку...

планете существует автономная жизнь.

— Зачем? Нас много таких-то. В каждой гу-

Цивилизации рождаются и погибают, но,

бернии, в районе то есть. Как же в одиночку?

судя по докладам наших учёных, развитие

Попробуй-ка я один тайгу засадить. Смешно.

идёт в перспективном направлении... Как

Из-за стола поднялся кряжистый дед

вы планируете совместное проживание?

и, тряхнув мокрыми волосами, забасил: — И насчёт того, что жить там нельзя было тогда, они всё врут. Я вот тоже влагу люблю... Да, поначалу трудно было, но постепенно мы всё водное хозяйство наладили... — Мы бы и сами наладили! — закричали все истцы разом. — Но, Ваша честь, они нас не пустили на планету.

Не пострадают ли аборигены? Из-за стола торжественно поднялся моллюск с золотым поясом. — Ваша честь, согласно законам галактики, мы имеем право требовать выселения аборигенов, если посчитаем совместное проживание невозможным. — Во даёт, гад! — воскликнул ответчик с ро-

— Когда такое было? — возмутился Леший.

гами и мотнул головой так, что мухи разлете-

— А когда ваш трёхголовый летающий

лись по залу. — Он ещё похлеще меня будет.

ящер наш корабль огнём пожёг! — Поклёп! — крикнула старушка. — Змей Горыныч не пришелец. Он представитель местной фауны! В зале начался шум. Судья Абкот начал изо всей силы стучать молотком. — Тишина в зале! А не то попрошу очистить помещение! Он стучал до тех пор, пока всё не успоко-

— А ну, молчать, а то оштрафую! — резко одёрнул нарушителя судья. Из-за стола ответчиков поднялся молодой парень. — Разрешите, Ваша честь. — Слушаю вас. — Видите ли, перед судебным заседанием я изучал законы. Неожиданно молодой человек преобразился в четвероногое лохматое животное.

попадал по деревянной наковаленке и в ре-

Он приветливо помахал хвостом и вновь

зультате расколотил стол.

приобрёл свой первоначальный вид.

кретарше и погрузился в бумаги.

— Что это за фокусы? — возмутился судья Абкот. — Немедленно прекратить!

www.mirf.ru

илось. Тут он заметил, что в пылу не всегда

— Пригласите столяра, — приказал он се-

Рассказы читателей

Здоровяк толкнул локтем задремавшего


Литературное приложение

Рассказы читателей

42

— Это он волнуется, батюшка-Ваша честь, — вступилась за выступающего старушка. — Из оборотней он у нас... — Да? — с интересом взглянул на оратора судья. — Успокойся, Вервольфушко, — ласково прошамкала старушка.

моллюск в золотом поясе. — Что вы хотите этим сказать? — спросил судья. — Нужны свидетельские показания. Судья, задумавшись, покачал головой. — Это справедливо, — он взглянул на от-

— Хорошо, продолжайте.

ветчиков. — Вы можете предоставить хотя

— Я изучил законы и должен заметить,

бы одного свидетеля?

что действительно, согласно галактическому закону, истец прав. Но, — сделал паузу Вервольф, — согласно межгалактическим законам, кои имеют верховенство, уничто-

Ответчики собрались в кучку и зашушукались. — Кого мы сейчас найдём? — тоскливо спросил старичок.

жать, а равно и изгонять аборигенов, если

— А Маркелыч? — пискнула бабушка.

они разумны, никто не имеет права.

— А что. Подойдёт, — кивнул дед.

Судья Абкот не помнил такого закона,

— Тугарушко, золотой ты наш, — засуе-

но на всякий случай важно, в знак согла-

тилась старушка. — Ты самый молоденький

сия, склонил голову. Истцы заметно завол-

из нас. Сгоняй за Маркелычем.

новались. Резко вскочил моллюск с сере-

— Да где я его сейчас найду?

бряным поясом.

— Он окрест где-то около моей избушки

— А может, мы с ними подружимся? — А нам и дружиться с ними не надо, — резко выкрикнул молодой кудрявый здоровяк. — Это как понимать? — удивлённо спросил судья Абкот. С места поднялся мокроволосый дед. — Дело в том, Ваша честь, что мы образуем гармоничный симбиоз с аборигенами. Мы являемся частью их культуры. Мы элементы фольклорного искусства. Из-за стола приподнялась горбатая старушка. — Про нас книжки пишут и в киманитографе снимают. — Если нас убрать, — продолжал дед, — искусство Земли понесёт большую утрату. — А вы не преувеличиваете? — недоверМир фантастики • Ноябрь • 2012

— Это всё слова! — выкрикнул с места

чиво спросил судья Абкот.

нынче бродит. — Ну, хорошо, — кивнул змеиной головой Тугарин и растворился в воздухе. — Придётся подождать немного, Ваша честь. Судья Абкот важно кивнул в знак согласия. — Зря вы Маркелыча задействовали, — шепнул кудрявый здоровяк. — Он тут со страху такого нагородит... — Другого у нас нет, — развёл руками старичок. В этот момент в зале проявился Тугарин с двумя спутниками. Слева от него стоял ошалевший Маркелыч. Он испуганно водил из стороны в сторону ружьём и икал. По правую длань от Тугарина стоял высокий представительный мужчина в потёртой ветровке. Лицо мужчины обрамляла аккуратно постриженная чёрная шкиперская

Резво вскочил медноголовый рогоносец.

бородка. Он посмотрел на судью, оглянулся

— Если бы вы знали, Ваша честь, сколько

назад и замер под пристальными взглядами

картин написали великие мастера на ми-

четырёх Сталиных. Услышав громкий голос,

фологические темы, сколько музыкальных

он вздрогнул и повернулся к трибуне.

произведений сочинили классики! А книги?.. Одна Библия чего стоит!

— Итак, вы приглашены в качестве свидетелей... Назовите себя.


43

— Я говорю, назовите себя. — Чернобровцев, Владимир, — чернобо-

— Это Леший... Я его несколько раз на своём участке видел. — Верно, Степанушка, — подскочил

родый посмотрел на впавшего в ступор лес-

старичок. — Узнал, родимый... Ты уж изви-

ника и продолжил. — А это Степан Марке-

ни за прошлое, Степан Маркелыч, больше

лыч. Мы с ним только что познакомились.

пужать не буду.

— Хорошо, — удовлетворённо кивнул судья Абкот. — Простите, а где это мы? — Позже вам всё объяснят ответчики, а пока отвечайте на мои вопросы... И не бойтесь ничего. Вы — свидетель.

— А- а... В этом аспекте, — протянул Чернобровцев. — Сейчас подумаю. Он ещё раз оглядел живописную группу ответчиков, с надеждой смотревших на него. — А вы случайно не Баба Яга? — спросил он старушку.

— Понятно, — кивнул чернобородый.

Та радостно захихикала.

— Чем вы занимаетесь?

— Узнал, батюшка! Узнал!

— Я исследую различные аномальные

— Вы, скорее всего, Водяной.

явления. Я учёный. — Отлично, — судья повёл рукой в сторону стола ответчиков. — Вы знаете кого-либо из присутствующих? Чернобровцев повернулся лицом к залу и показал рукой на ближайшего Иосифа Виссарионовича. — Нет, нет! Свидетель, я имею в виду — кого-либо из ответчиков. Чернобровцев повернулся к столу и нерешительно пожал плечами. — Мне эти люди незнакомы. Из-за стола резко поднялся мокроволосый дед. — Ваша честь, мы ведь с ним тоже незна-

Дед от радости так тряхнул головой, что забрызгал сидящую сзади публику аж до третьего ряда. — А вы — чёрт, — сказал Чернобровцев, отгоняя назойливых мух. — Правильней сказать — Вельзевул, — рогоносец по-гусарски склонил голову — так резко, что исследователю аномальных явлений пришлось отпрянуть, чтобы не попасть под рога. — А вот вас... — стоя перед парнем, Чернобровцев нахмурил брови. Парнишка через мгновение превратился в серого волка, приветливо махнул хвостом и радостно заскулил. — А, я понял. Вы оборотень, — улыбнулся

комы. Вы уж как-нибудь по-другому по-

исследователь и перешёл к худющей, постоян-

ставьте вопрос.

но шмыгающей простуженным носом девице.

— Хорошо... Свидетель, ответчики утверждают, что являются частью вашей

— Вы, наверное, кикимора. Девица взвизгнула от восторга и высмор-

культуры. Представителями фольклор-

калась. Свидетель оглядел обряженную

ного искусства вашей планеты... Теперь

в хитон, мускулистую фигуру кудрявого

узнаёте?

здоровяка и неуверенно произнёс:

Чернобровцев в недоумении смотрел на представителей. С места поднялась старушка. — Тебе что, милок, в детстве сказок не читали? Или ты в киманитограф не ходил? Неожиданно Маркелыч медленно указал пальцем на старичка и хрипло произнёс:

— Простите, а вы, судя по всему, из Греции... Вы не Аполлон? — Нет. Я Аластор. Демон мести и гнева. Но географически вы не ошиблись. Демон повернулся к судье. — То, что он меня не знает, — простительно. Мы из разных регионов. Судья Абкот согласно кивнул.

www.mirf.ru

Чернобровцев пожал плечами.

Рассказы читателей

— Что? — растерялся чернобородый.


Литературное приложение

Рассказы читателей

44

— Свидетель, вы подтверждаете, что ответ-

не предоставили. Ответчики же заселились

чики являются составляющей вашей культу-

на данную планету незаконно. Но ответчики

ры и одушевлёнными предметами искусства?

своими действиями способствовали интел-

— Ну, в общем и целом, да... Вообще-то,

лектуальному развитию коренного населения

на Земле у каждой народности таких...

и стали неотъемлемой частью культуры и ис-

м-м-м... предметов искусства — завались.

кусства вышеупомянутой планеты. Суд по-

Всех и не упомнишь.

становляет: в иске отказать, планету оставить

Судья Абкот строго посмотрел на свидетеля и, сосредоточившись, нахмурил брови. — Суду всё ясно, — он передвинул на столе бумаги и стал отмечать в них что-то карандашом. В это время Чернобровцев потихоньку

за ответчиками, но при условии оформления соответствующих документов на право собственности в течение трёх земных месяцев! — Ур-р-ра-а-а-а!!! — заголосил Леший и стиснул в объятиях Чернобровцева. Размазывая сопли подолом, взвизгнула

вытащил из кармана фотоаппарат и навёл

и бросилась плясать Кикимора. Дородный

объектив на стол, за которым сидели при-

Водяной бестолково размахивал руками

горюнившиеся истцы.

и встряхивал головой так, что над ним поя-

— Протестуем! — закричал моллюск в се-

вилась небольшая радуга. Вельзевул в экста-

ребряном поясе. — Мы не давали согласия

зе стал плеваться огнём. В заключение Мар-

на съёмку!

келыч саданул из двух стволов в потолок...

Судья Абкот посмотрел на истца, затем

На том заседание суда и закончилось.

перевёл взгляд на свидетеля и, поправив съехавший на лоб каракулевый парик, строгим голосом произнёс:

В Медвежьей пади царило веселье. Победу

— Протест принимается.

отмечали в бабкиной избушке. На столе

— Но, Ваша честь, — умоляюще посмо-

блестели маслом рыжики, в деревянных

трел на трибуну Чернобровцев. — Ведь

плошках гостей ждали мочёная брусника,

такой случай. Мне же никто не поверит!

квашеная капуста, черемша. Бабка орудо-

— Вот и хорошо, — буркнул судья Аб-

вала у закопчённой печи, время от времени

кот. — А то начнётся потом. Сначала «давай-

выбрасывая на стол очередную порцию

те дружить», а потом будете просить: «По-

горячих пирогов. Леший сидел в обнимку

могите с высокими технологиями». И ладно

с четвертью самогона. Кикимора, время

бы для развития, а то вы ведь начнёте мир

от времени шмыгая носом, кокетливо погля-

делить. Знаем мы это. Проходили уже... Так

дывала на кудрявого Аластора. Она учила

что спрячьте свою технику.

его лепить пельмени. После каждого тоста

Чернобровцев, насупившись, сел.

на крыльцо выходил Маркелыч и устраивал

Судья Абкот принял горделивую позу,

праздничный салют из своей двустволки.

трахнул молотком по наковальне и, откашлявшись, начал торжественно вещать: Мир фантастики • Ноябрь • 2012

***

— Внимание! Суд третьей категории тща-

Упёршись локтями в стол и обхватив голову руками, сидел, раскачиваясь из стороны в сторону, исследователь Чернобровцев.

тельно изучил материалы данного дела

Он смотрел на лежащий перед ним фотоап-

и выносит следующее решение: истцы дей-

парат и тихонько причитал:

ствительно получили планету Земля в пользо-

— Но ведь не поверят же... Не поверят!

вание, но документов на право собственности

Из-за сопок медленно поднималось солнце.


45 Рассказы читателей

Как прислать рассказ Для ваших рассказов существует специальный почтовый адрес story@mirf.ru. Присылайте свои произведения в формате .DOC или .RTF приложением к письму. Не забудьте указать в письме имя автора, контактные данные (как минимум — адрес электронной почты) и пометку «можно публиковать на диске». Каждый месяц лучшие рассказы публикуются в «Литературном приложении МФ».

www.mirf.ru


Мир фантастики • Ноябрь • 2012

Литературное приложение

Рассказы читателей

46

Над выпуском работали Екатерина Пташкина составитель, литературный редактор и корректор Сергей Серебрянский технический редактор Денис Недыпич дизайн и вёрстка

story111  

story111_MF

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you