Page 1


Литературное приложение

Рассказы читателей

2

Содержание 3 4 6 11 32 34 36 37

Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Артём Курамшин «Мгновение» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Валерия Гуляева «Мало». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Геннадий Ядрихинский «Звёзды ждут героев» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Дарья Гапоненко «Хранитель для лейтенанта» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Константин Титаренко «Не беспокоить». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Как прислать рассказ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Мир фантастики • Март 2014

Над выпуском работали . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


3 Рассказы читателей

Предисловие Рассказы, вошедшие в это Литературное приложение, посвящены столкновению с чужим и неизведанным. Встрече с загадочным существом, с представителем иной расы – и просто с непохожим на тебя человеком… И последствия у такого контакта могут быть самые разные.

www.mirf.ru


Литературное приложение

Рассказы читателей

4

Артём Курамшин artem-sailer@yandex.ru

От редакции:

Мгновение

Каким предстанет человек в глазах бесконечно далёкого от него существа?

на родилась, когда во внешнем

О

мире было светло. Едва ли это имело какое-то значе-

Тем более если у этого существа

ние — ведь она сама была источником света.

собственное ощущение времени,

Свет и тьма... Сложные циклические

кардинально отличающееся от нашего?

колебания двух состояний образовывали разные по продолжительности периоды, каждый из которых длился так долго, что за это время менялось много тысяч, а может быть, даже миллионов поколений подобных ей существ Она ощущала чьё-то присутствие. Это было странное застывшее образование. Она попыталась внимательнее его изучить и поняла, что перед ней человек. Знание о людях было заложено в ней ещё до рождения. Считалось, что они живые творения, что они могут мыслить и перемещаться в пространстве, несмотря на то, что с виду кажутся каменными истуканами, подобными скалам. А ещё ей говорили, что скалы — тоже живые существа, даже более долговечные, чем люди. Людям трудно представить себе, что скалы могут изменяться, — ей было так же нелегко поверить, что люди тоже меняются.

Мир фантастики • Март 2014

Но она ощущала, что человек не статичен. По мере того, как она старела, человек изменял своё положение в пространстве. Ей показалось, что люди и в самом деле разумные и живые. Ей даже захотелось прикоснуться к человеку, чтобы проверить это. Но она не стала приближаться к нему, ибо


5

неудачей — оба существа погибали. Она прожила долгую жизнь, и её спутник всё время был рядом. Но в конце концов силы покинули её. Через мгновение шаровая молния погасла.

Рассказы читателей

знала, что этого делать нельзя. Любые попытки вступить с ними в контакт заканчивались

www.mirf.ru


Литературное приложение

Рассказы читателей

6

Валерия Гуляева a.v.matvienko@mail.ru

От редакции:

Мало

Всплеск интереса к искусственным органам некогда довёл человечество до катастрофы. В стремлении

И

ван Степанович вышел на балкон своего двухэтажного бокса и закурил. Сбоку что-то заискрило,

но он не придал этому значения — искрило

поизобретательнее изуродовать своё тело

в последнее время везде. Небо, затянутое

люди зашли слишком далеко. И теперь

пеленой смога, больше не пропускало

в искажённом и полуразрушенном мире

солнечного света. Солнечные батареи пере-

надо как-то выживать.

стали работать ещё около полугода назад, исчерпав последние запасы энергии в аккумуляторах. Подземные электростанции едва справлялись с перегрузками. Скажи людям лет пятьсот назад, что из окна они будут видеть только нагромождение боксов, перевитых трубками и искрящих, — вряд ли бы в это они поверили со своей тогдашней политикой озеленения и водоочистки... Откуда-то сверху послышался пронзительный вой, а следом за ним и лай, вовсе не собачий — собак истребили около полувека назад, во времена голода. Сожрали, попросту говоря... Но тех, кто сейчас завывал где-то наверху, прозвали псами. Они носились, как безумные, по всему городу, перепрыгивая с башни на башню, цепляясь за тонкие металлопластиковые магистрали,

Мир фантастики • Март 2014

иногда и обрывая их, лишая целые комплексы башен воды, пара, протосмесей... — Чёртовы ублюдки... — мимо Ивана Степановича, визжа и трепыхая ногами-руками в воздухе, пронёсся один из Псов. Внизу, метрах в пятидесяти от балкона бокса, на котором стоял Иван Степанович, пса ждала


7

стойников стало не хватать... Власть иму-

ры, обрезками труб и прочим мусором. Если

щие стали строить новые — более удобные

бы не падальщики, живущие на земле, вонь

и компактные, более соответствующие

в городе стояла бы жутчайшая. Хотя в не-

тогдашнему «новому» обществу жилища-

которых районах, говорили, разило так, что

боксы, сдвигая линии городов, выселяя

без слёз вдохнуть было невозможно этажа

людей в новые дома, в эти убогие многоэ-

до двадцатого...

тажные коробки... Старые города забрасы-

— На вид лет семнадцать, — произнёс вслух Иван Степанович. Снимать пса с импровизированного

вались, зарастали зеленью, а потом превращались в котлованы для биомассы. Люди стали гнить. Правительство саботировало

шампура никто не торопился. Вой уносился

производство качественных конечностей

всё дальше. Казалось, что стая и не замети-

и органов в погоне за наживой. Части тела

ла потери одного из своих.

производились из второсортного или не-

Парнишка умер мгновенно. Ему же лучше.

качественного материала, но человечество

— Нужно собираться...- мужчина помор-

уже не могло остановиться — оно привыкло

щился и осторожно повёл плечом. Локтевой сустав со скрипом провернулся, давая

к уродству. Вот тогда-то на смену биохирургам

разогнуться руке. Нужно было смазать,

пришли техники, заманивая людей ме-

но всё масло ушло на неё...

таллическим блеском новых конечно-

Иван Степанович поспешно оделся,

стей. Металл имел массу преимуществ:

принёс из комнаты плетёную из тонких

человек мог стать во сколько угодно раз

цепей лестницу, закрепил её на одном

сильнее, новые органы не нужно было бе-

из прутьев балкона и медленно стал спу-

речь — всего лишь смазывать раз в месяц

скаться вниз. Сустав в левой руке нестер-

для блеска и исправной работы. Людям,

пимо тянул сухожилия, из-за этого её не-

живущим в металлических коробах, по-

возможно было полностью разогнуть,

нравилось становиться металлическими.

да и правая ступня в последнее время

И они стали менять наскучившие ново-

то и дело норовила отвалиться.

приращенные конечности на металличе-

Примерно три сотни лет назад челове-

Рассказы читателей

земля, ощетинившаяся обломками армату-

ские суставы, хвастаясь модными шестерёнками с завитушками в виде сердечек

нано- и биотехнологий. Начался бум на ис-

или веточек... Рылись новые котлованы,

кусственные органы, замену конечностей,

старые засыпались строительным мусо-

а то и искусственное наращивание лиш-

ром и прочей дрянью, и на них тут же воз-

них... Врачи могли смоделировать и вы-

водились новые боксы. Народ озверел,

растить в своих лаборатор пяти. Девушки

истощая естественные ресурсы планеты.

добавляли себе третью, а то и четвёртую

Если можно было поставить поршень

грудь, превращаясь в подобие «недосви-

вместо сердца, значит, можно было со-

ней» с человеческими лицами, как называл

творить и установку для генерации до-

их Иван Степанович... Живой биоматериал,

ждя, растопить льды, выровнять климат...

состоящий из отрезанных конечностей,

но человечество не думало о последстви-

удалённых органов, нежелательных по-

ях. Оно доедало то, что ещё могло бегать,

следствий незащищённого секса, частично

истребляло то, что могло летать, и уни-

перерабатывался, но в большинстве своём

чтожало то, что ещё умудрялось расти

тоннами сваливался в огромные отстойни-

на пропитанной ядами разлагающейся

ки недалеко от городов... Потом этих от-

плоти почве. И вдруг всё кончилось.

www.mirf.ru

чество достигло пика прогресса в области


Литературное приложение

Рассказы читателей

8

Человечество осознало, что натворило, и тут же начало новую борьбу — борьбу

па — чтобы их было легче найти. Боксы

за выживание. Начался массовый гено-

соединяли километровые тросы канатных

цид уродов, появились ярые блюстители

дорог, причём многие люльки давно были

чистоты расы. Митинги, пикеты, мятежи.

неисправны. Но люди как-то выживали.

Случайно выпавший из окна бокса не счи-

И Иван Степанович тоже выживал...

тался убитым, убить недочеловека или

Пошёл уже пятый год, как

меха не считалось преступлением, сожрать

он перестал работать. Это было вполне

того, что было и тем и другим, не считалось

осознанное решение. Он просто больше

чем-то ужасным...

не в состоянии был преодолевать

Каннибализм, истребление, тотальная

несколько десятков километров

деградация, голод — вот к чему привели

пути до своего рабочего места. Или

алчность и погоня за наживой...

не хотел... Канатные дороги над мутно-

Это было страшное столетие.

зелёным океаном, местами с серыми

С тех пор прошло более пятидесяти лет.

и тёмно-бурыми пятнами, то и дело

Люди выжили. Однако дорогой ценой.

ремонтировались, но много ли толку

Единственным достойным занятием

от полусгнивших тросов и давно

стала работа на планктонных плантациях

проржавевших листов металла? Люди

в океанах. Дети росли практически

десятками тонули в желеобразной

без присмотра, превращались либо

жиже. Иногда по несколько раз в день.

в Псов, либо в Падальщиков. Мало кто

Их никто не бросался спасать — они

доживал до совершеннолетия, а те, кто

тонули, всплывали, обглоданные

доживал, получали свою собственную

и полуразложившиеся, шли в переработку

металлическую коробку где-нибудь

по трубам-фильтрам, измельчались,

на триста пятом этаже и либо шёл

перетирались в кашицу, высушивались,

работать на плантации, либо чинил

чтобы в конце концов стать частью

оборванные магистрали, по которым

какого-нибудь питательного брикета...

в боксы поступали питание и вода.

Но Иван Степанович не жаловался. Ему

Техники следили — или пытались

не на что было жаловаться — питатель-

следить — за электростанциями, которые

ная смесь поставлялась во все кварталы.

ещё были исправны и обеспечивали хоть

Не было возможности отделить работаю-

какое-то освещение. Некоторые шли

щих от неработающих, богатых от бедных,

в мусорщики. Последнее было делом

ме`хов от людей... Магистрали просто тя-

добровольным и неоплачиваемым —

нулись по чьей-то указке. Кто руководил

эти люди пытались расчищать

этим обществом, никто не знал.

и восстанавливать то, что погибло ещё двести лет назад. Что же касается конечностей, то люди Мир фантастики • Март 2014

таких людей всегда горела красная лам-

Спускаюсь по лестнице, Иван Степанович заметил невдалеке кучку людей, висящих на тросах вокруг всклокоченных

не перестали получать травмы, терять

фанатичных проповедников. Те обещали

части тела на производстве или в стыч-

людям светлое небо, здоровых детей, чи-

ках на стенах и так далее. На этот случай

стоту расы, новые сильные тела — то, чего

имелись свои эскулапы. Большую часть

они никогда не видели...

жизни они рылись в мусоре на земле,

Можно ли было назвать их лидерами?

выискивая исправные запчасти, просро-

А чьими лидерами? Десятка отчаявшихся

ченные лекарства, инструменты. В боксах

полулюдей-полумехов? Да. Можно...


9

летела вниз. — Да чтоб тебя... — заметил Иван Сте-

двадцать ростом, с милым, по-детски наивным личиком. Точнее, оно было бы таким, если

панович и продолжил спуск, привычно

бы не механический зрачок на тонком под-

перескакивая на одной ноге со ступеньки

вижном тросике, крепящемся где-то в глу-

на ступеньку. Наконец он добрался до зем-

бине пустой глазницы. Полусогнутые ноги

ли и подошёл к псу.

коленками назад и растопыренные пальцы

— Ух! Какой ты тяжёленький! Милая будет довольна! — с нескрываемым востор-

рук производили жутковатое впечатление. С последней их встречи прошло чуть

гом заметил мужчина. Кряхтя, он стащил

больше двухсот сорока часов, но под гряз-

труп с арматурных обрезков. Пару раз даже

ным платьицем на груди уже явно проступа-

пришлось перерезать плоть ножом, и Иван

ли заметно округлившиеся четыре бугорка...

Степанович изрядно измазался в крови.

Заметили бы такого уродца шатающимся

Идти было недалеко, но мешала плохо поставленная ступня. Да и найти её в этот

по башням боксов — забили бы до смерти. — Господи, кто же это так с тобой... —

раз удалось лишь спустя полчаса — Иван

Иван Степанович выдохнул и протянул

Степанович изрядно подустал, прыгая

Милой руку. — Иди сюда, папочка тебя

на одной ноге по усыпанной мусором

не обидит. Папочка тебя любит, он тебе

улице. Его башня находилась практиче-

принёс вкусненького.

ски на окраине квартала. Дышать внизу

Девочка двинулась к Ивану Степанови-

с каждой вылазкой становилось всё труд-

чу — бочком, чуть подпрыгивая. Казалось,

нее — гниющий подземный отстойник

будто это странная кукла на ниточках,

превращал почву в зловонную жижу, топь,

которой кто-то управляет... В её горле что-

извергающую пузыри зеленоватого газа.

то заскрежетало, она дёрнула головой, и по-

Возможно, через какие-нибудь пяток лет

лумеханический голос произнёс:

их башни начнут медленно погружать-

— Паааа..па... вкуууу..с..но! Ла-ла-ла!

ся в это болото, но сейчас они стояли.

Милая посмотрела на мужчину меха-

И именно здесь он её нашёл. Во время

ническим глазом и, резко присев, впилась

вылазки на отстойник... когда хотел по-

в мёртвую, всё ещё истекающую кровью

кончить с жизнью. Она спасла его, если

плоть Пса.

это можно было так назвать. Возможно,

— Паааа..па! — улыбка Милой ощети-

гуманнее было утопиться вместе с ней всё

нилась четырьмя рядами острых мелких

в той же гнили из человеческих останков...

зубчиков, и она произнесла слово, которого

— Милая! Милая! Ты где? Солнышко моё! Папочка принёс кое-что вкусненькое! Сбоку послышался шорох, Иван Степа-

Рассказы читателей

Ступня предательски заскрежетала и по-

Иван ещё ни разу от неё не слышал. Обычно он наблюдал, как она рвёт на куски принесённые тела, со странным наслаждением выпускает им внутрен-

гаженный лист металла с запёкшейся

ности, а после играет либо глазами, либо

на нём кровью — импровизированный

сердцем... Уходила Милая всегда одина-

стол для нечастых трапез его любими-

ково — произносила пару слов и одним

цы, — и упёрся руками в колени, чтобы

прыжком скрывалась за нагромождения-

отдышаться. В следующую секунду ему

ми мусора, которого тут хватало. Но сей-

пришлось отскочить в сторону: из-за кучи

час в её по-птичьи резких движениях

мусора выпрыгнула фигурка в белом пла-

было что-то непривычное. Она медленно

тьице. Она была невысокой — всего метр

ступала в его сторону на полусогнутых

www.mirf.ru

нович развернулся, свалил труп на за-


Мир фантастики • Март 2014

Литературное приложение

Рассказы читателей

10

ногах, мелко перебирая тонкими пальчи-

перед самым носом и странный шорох где-

ками в воздухе:

то справа. И прежде чем кровь залила ему

— Пааа..паа.. Пааа..па... Ма-ло!

глаза, из-за соседней кучи мусора выступи-

Последнее, что отметило угасающее со-

ла ещё одна Милая на полусогнутых ногах

знание Степаныча, — сотня мелких зубов

коленками назад...


11 Рассказы читателей

Геннадий Ядрихинский prohojy@mail.ru

От редакции:

Корабли Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого? Эрих Мария Ремарк

Что может объединять смертельно больную девочку из бункера и мальчикапарапсиха, живущего в полном опасности городе? В первую очередь – дружба. И любовь к звёздам.

И

з щели между балками и криво расставленными листами фибергласса показалась лысая

голова. Тысячи листов сверхпрочного стекла отразили грязное лицо подростка, который бегло оглядел строительную площадку небоскрёба. Вслед за первой из укрытия высунулась вторая голова. Мальчишка быстро поднёс палец к губам и тихо шикнул на появившийся алый бант. Бант ответил коротким кивком. Парень ловко вынырнул из-за железобетонных конструкций. Его гибкое худощавое тело в дешёвой синтетической одежде скользнуло в тень нависавшего здания. Глаза привычно смерили мрак. Никого. Подросток подал знак рукой той, что осталась за нагромождением стекла и камня. Стелясь вдоль стройматериала, в направлении юноши двинулась тонкая фигура в лёгком платье из термошёлка. Когда она достигла стен здания, сработали первые фотореле, строительную площадку залил светло-зелёный свет прожекторов. На стене здания нарисовался чёрный прямоугольник входного проёма. Оставив позади блики беси глупую охранную автоматику, подростки шагнули в разинутую пасть небоскрёба.

www.mirf.ru

конечно отражённого искусственного света


Литературное приложение

Рассказы читателей

12

В отзвуке неровного шага девочки услышать мягкую кошачью поступь

алым, чтобы после раствориться в неоне

мальчишки было почти невозможно.

ночного города.

И парня пугало, что мягкий шелест

— Женя, это... это прекрасно...

гусениц охранного кибера услышать

Парень промолчал. Он поглядел на дев-

будет так же сложно. Не слишком

чонку и немного ей позавидовал. Сам

хотелось бы напороться сейчас на кибера

он уже давно перестал замечать эти закаты

с высокозарядным шокером. Нет, если

и восходы.

не бежать, бить он, конечно, не станет —

— Дорога в небо! — воскликнула девочка.

шокер в основном на случай нападения

— Так и есть, Алиса. Там за горизонтом

дроида, но кто-то говорил, что им на руку

космодром.

вместе с роботом дожидаться, пока

— Красиво...

явится патруль, которого уже давно

— Всего-то светоотражающая способ-

не существует. Машине не объяснишь, что её программа давно бесполезна. Однако они благополучно пересекли холл и достигли стальной вертикальной лестницы у дальней стены. Далее путь

ность поверхности стекла. Девочка несколько обиженно отвела глаза от «дороги». Как можно было назвать это «светоотражающей способностью»? Жека продолжал смотреть в сторону

простирался вверх. Парень смело начал

заходящего солнца. Его новой подруге

подъём. Девочка почти так же смело по-

было непонятно, думает он сейчас

следовала за ним. Если бы не было так

о космодроме, любуется игрой света

темно, пожалуй, она бы не согласилась.

или размышляет о том, где сегодня

Лезть пришлось долго, а защищали от па-

переночевать. Он щурился и что-то искал

дения лишь тонкие стальные обода во-

взглядом у черты недоступно далёкого

круг лестницы, но мрак помещения

горизонта. Он повернулся, и Алиса

скрывал расстояния.

прочитала в его глазах разочарование.

Наверху мрак сменился полумраком. Из-за покатого угла напротив лился слабый поток уходящего дневного света. Парень решительно двинулся туда, девочка за ним.

Краски уходящего дня чем-то огорчило её нового знакомого. — Запустили зонд. Сегодня стартуют корабли, — пояснил он.

Через полсотни шагов они вышли к конеч-

— Здорово! Мы их увидим?

ной точке своего маршрута.

— Да, конечно, но я рассчитывал на зав-

Сквозь огромные, от пола до потолка,

тра. Я бы отвёл тебя в место получше.

неостеклённые проёмы окон на них

— А отсюда плохо?

смотрело вечернее розовеющее небо.

— Хорошо, но не так.

Вернее, его кусочек, волшебным образом

Он сел на краю бездны горящих огней

выхваченный из частокола высотных зданий. Узкая дорога чистого света. Здания, стоявшие на обочине этой дороги, Мир фантастики • Март 2014

звезды. Мир стремительно окрашивался

и свесил ноги. — Ты не боишься упасть? — спросила девочка, с опаской заглядывая вниз.

светились металлическим блеском

— Я боюсь упасть, но не сидеть на краю.

миллионов искажённых отражений.

— Нет, я, пожалуй, сяду подальше, — про-

Солнце садилось туда, где яркая полоса

изнесла Алиса и уселась на строительный

света проводила черту между землёй

блок в нескольких метрах от края.

и небом, и бесконечные поля солнечных батарей поглощали энергию убегающей

— Ты часто здесь бываешь? — спросила она через некоторое время.


13

— Ты уже работаешь? — с неподдельным удивлением поинтересовалась девочка. — А ты что, думаешь, я из приюта?

— Тебе сорок процентов показались достаточным риском, чтобы посмотреть на закат? — Плата за чудеса всегда велика. Алиса неотрывно смотрела на небо.

— А разве нет?

Восторг первых мгновений утих, но чудеса

— Странная ты. Ты вообще не боишься,

не приедаются.

что я сделаю с тобой что-нибудь?

— Ты веришь в чудеса? — спросил парень.

— Что?

— Бывает. Работа такая.

— Ну, чёрт возьми, то, что делают пло-

— И много платят? — не преминул

хие парни в тёмных местах с молодыми девушками. — Что-то плохое? — Да. Подумай, что могло бы с тобой

он съязвить. — Да. Небо озарили сиреневые всполохи. Горизонт залило зарево ослепительной

произойти, если бы на моём месте оказался

яркости. От края до края небосклона про-

какой-нибудь из уличных отморозков.

бегали радужные кольца. И внезапно небо

— Меня могли убить?

прорезала чёрная дуга.

— Ой ли?

— Межзвёздный, — прошептал Жека.

— Нет?

Угольно-чёрная дуга разошлась едва за-

— Ты что, телик никогда не смотришь?

метным серым туманом, а небо всё взрыва-

— У меня специальная выделенная линия,

лось и взрывалось огненно-яркими красками.

ограничивающая жестокость. — Всё ясно...

— Обновляется взлётный туннель, — пояснил Женя.

— Что?

— Я знаю.

Женя безнадёжно вздохнул. И откуда она

На лице мальчишки не промелькнуло

только взялась?

ни тени удивления. Он лишь произнёс:

— Забудь.

— Сейчас будут стартовать меж-

Девочка лишь пожала плечами. — Ладно. А где ты работаешь?

планетники... В тот же миг небо прошили тонкие

— Здесь.

бледно-голубые иглы стартующих кора-

— А что...

блей. Среди них иногда появлялись более

Жека повернулся и в упор посмотрел

грубые бордовые полосы, оставляющие

на Алису, отчего та передумала задавать

после себя мерцающие огни.

вопросы. Она опустила глаза и увидела ис-

— Рейсовики. Всегда красиво уходят.

пачканный подол своего любимого платья.

— У старых грузовых кораблей часто рас-

Если отец, заметит... — Мне попадёт, если узнают, где я была, — произнесла она. — Есть доля вероятности, что случится именно так. — Около сорока процентов... — Откуда такая точность? — Это вероятность умереть ночью — Ага, значит, всё-таки смотришь новости? — Мне нужно было знать, на что я иду.

шатана система связи с туннелем. — А я думал, в топливо добавляют нитроглицерин. — Конечно, нет, — возмущённо произнесла Алиса. — Это была шутка, — вздохнул Женя. — В бункере уже не шутят? — Шутят. Но не так. Небо продолжало рябить от стартующих кораблей. — Спасибо, — произнесла Алиса.

www.mirf.ru

на улицах в этом районе города.

Рассказы читателей

— Бывает. Работа такая.


Литературное приложение

Рассказы читателей

14

Женя плюнул вниз и проследил, как белая точка уходит в бездну. — Всё, что я делаю, имеет смысл и цену. Благодарности излишни. Алиса промолчала. Откуда-то издали до-

— Ты что, парапсих? — Нас и так называют. — И то, что ты говоришь, правда? — Я не ошибаюсь. В голове у Алисы проносился рой каких-

нёсся глухой хлопок и чей-то возмущённый

то бессвязных мыслей. Вспомнился вчераш-

окрик. После — затихающий звук тяжёлых

ний разговор с доктором, и дорогая клиника

шагов и грубая ругань.

на прошлой неделе, и глаза отца... Мозаика

— Кибер, — снова пояснил Женя.

наконец собралась. Алиса бросила пустой

Алиса прислушалась. В сумраке внешнего

взгляд на тёмный силуэт на фоне потухаю-

города шла своя жизнь, игра, правила которой были ей не знакомы. Контраст взлетающих кораблей и грубых звуков смущал. Не было слышно воя стартовых дюз. Защитный экран вокруг космодрома не пропускал звуки. Но слышались другие, более близкие и неприятные. Между тем неторопливо небо стало успо-

щего неба и пошла прочь. — Не уходи! Сейчас будут ещё запуски... — окликнул её Женя. Небо и в самом деле озарили новые вспышки. — Какая разница... Она повернулась и заспешила туда, где

каиваться и приобретать жёлтый оттенок,

всполохи взлетающих кораблей тонули

обычный для ночного времени.

во мраке железобетонных стен.

— Женя?

КИБЕРЫ

— А? — Ты никогда не хотел стать пилотом?

Некоторое время они молча стояли друг на-

— Не знаю. Наверное, хотел... когда-

против друга. Потом Алиса произнесла:

то в детстве. — А сейчас?

— Того неба уже нет. Будет другое.

— Чтобы стать пилотом, надо учиться.

Она опустила взгляд. Почему-то ей было

А у меня денег на это нет. — А я, когда вырасту, обязательно стану пилотом.

неловко глядеть ему в глаза. Прошла неделя. Раньше ей понадобилось бы больше времени, чтобы снова решиться

— Тебе не разрешат.

на это. Однако то, что теперь стало ей из-

— Почему же?

вестно, всё меняло. Но сегодня у неё было

— По состоянию здоровья.

не самое плохое настроение, и она решила

— Но я здорова!

не вспоминать о своём недуге.

— Нет, у тебя редкая болезнь крови. Ты скоро умрёшь. — Что ты говоришь?! — Я читаю болезни. У меня редкая мутация. — Это неправда! Они сказали, просто нехватка витаминов! Мир фантастики • Март 2014

— Покажешь мне ещё раз то небо?

— А ты что, поверила? — Но... — Доктора всегда врут. Алиса встала, открыла рот, но не нашла, что сказать. Жека обернулся. Наконец она спросила:

— Ты долго меня ждал? — спросила она. — Да нет, я же парапсих. — А, ну да... — её романтический настрой несколько поубавился. — Пошли? Не дожидаясь согласия, он повернулся к ней спиной и мерно зашагал. — Почему ты раньше не сказал, что ты... такой? — спросила она, глядя ему в спину. — В этом была необходимость? — Я могу попросить, чтобы тебя перевели во внутренний город.


15

ности и для тебя, и для меня.

Замороженная стройка. В принципе, ничто не выдавало того, что это мёртвая

— Такие, как вы, всегда нужны.

стройка. Здесь нечему было ветшать, нече-

— Да, я знаю. Это вы нам совсем

му крошиться и приходить в негодность —

ни к чему, а вы в нас всегда нуждались.

технологии позволяли недостроенному

Дождь лил несколько дней подряд,

каркасу простоять не один век. Роботы-

и на улицах не просыхали лужи. Впрочем,

уборщики усердно вытирали пыль со сверх-

Женя обещал чистое небо. Если он тот,

прочных перекрытий исполина.

за кого себя выдаёт, можно не сомневаться, что так оно и будет. Через четверть часа они вышли к дви-

Но запустение ощущалось. Охранных киберов ещё не отключили, но, кажется, про них забыли. Или у хозяев не осталось денег

жущемуся тротуару, одному из послед-

на их обслуживание. Впрочем, что более

них во внешнем городе. Бегущая дорожка

вероятно, не осталось и самих хозяев.

пробегала через центр города, и тут было

Роботы. Осевшие грудой металла, в ко-

опаснее всего. В центре располагались

ридорах стояли их некогда грозные силуэ-

в основном недостроенные или просто за-

ты. Впрочем, Алисе даже мёртвые киберы

брошенные небоскрёбы, куда после чумной

не казались безопасными. Она поделилась

эпохи уже было некому возвращаться. Здесь

своими опасениями с Женей.

жили изгои — скорее бандиты, чем больные. Но здесь были самые высокие здания. То ли Жека очень хорошо знал город, то ли просто чувствовал опасность, но по пути им удалось ни с кем не столкнуться. В конце концов они остановились у одно-

— А они и не мёртвые. Погляди, — произнёс он, останавливаясь возле одного. — Видишь его глаза? Женя отвёл луч фонаря в сторону от металлического корпуса сторожа. — Глаза? — Алиса заглянула в фотоэле-

го из недостроенных небоскрёбов. Их здесь

менты машины. В их глубине едва заметно

было много: когда-то правительство собира-

мерцали алые всполохи.

лось перестроить весь центр города. Охраны не было, и они вошли. Внутрен-

— Осторожно! — Женя отдёрнул Алису от кибера. — Он в режиме энергосбереже-

няя отделка здания была вполне недур-

ния. На этом месте его батареи сели, но,

на. Если бы не осознание того, что они

даю гарантию, он сохранил немного для

во внешнем городе, Алиса подумала бы,

последнего разряда. Оперативная память

что это холл одного из супермаркетов. Под

питается от отдельного аккумулятора. Его

высоким куполом приглушённо свети-

хватит на годы. Он ещё наблюдает и, скорее

ли лампы — слабым светом, запасённым

всего, передаёт информацию. Сейчас сюда

за дождливый день.

сбегутся те, что не потеряли способность

— Что здесь должно было быть? — спросила Алиса. — Какое это теперь имеет значение... Внезапно пол под их ногами замерцал ровным зелёным светом. — Светоидный пол! — изумлённо воскликнула Алиса. Бежим! И они побежали.

двигаться. Пойдём отсюда. — Они передадут властям! — Каким? Всем плевать, что мы здесь. Мало ли бродяг во внешнем городе? Коридор уткнулся в пустую шахту лифта. Сам лифт установить так и не успели. Пришлось лезть по небольшим металлическим скобам, вмонтированным в стену шахты. Взбираться, правда, пришлось лишь на один пролёт: Жека посчитал это

www.mirf.ru

— Вот невидаль! Сейчас прикатит кибер.

Рассказы читателей

— В бункер? Зачем? Это лишние неприят-


Литературное приложение

Рассказы читателей

16

слишком опасным. После недолгих поисков они нашли нормальную лестницу, по которой поднялись на самую крышу. Здание было не самым многоэтажным, но Алиса на такой высоте была впервые.

Ей хотелось ему поверить, но они оба знали, что это неправда. — Ты лишь изгой, который решил заработать на больной девчонке. — Пусть так. Но я знаю, что тебе со мной

Сильный ветер пробирал до костей. Одетая

лучше, чем в бункере. Парапсихи чувствуют

для стандартной температуры внутреннего

чужие страхи...

города, Алиса поёжилась от холода и присела

— Чего боюсь я? — вдруг спросила она.

на кирпичную кладку вдали от края крыши.

— Того, что когда-нибудь изменишься.

Женя подал ей свою куртку.

— Правда.

— Простудишься.

В глубине пустого здания гулял ветер

— Ха, смешно. Женя мысленно к ней прикоснулся. Его обжог удар непереносимо чуждого льда. — Это вирус? — спросил он.

и пел что-то невесёлое. — Отвратная погода, — произнесла Алиса. — Осень, однако. Мимо прополз робот-уборщик.

— Нет. Редкая форма рака.

На мгновение он остановился возле них,

— Но рак же лечат.

повращал своими датчиками и отправил-

— Наш, не их.

ся дальше. Алиса пожалела машину. Она

— Но...

готова годами бесшумно перемещаться

— Зачем ты меня спрашиваешь?

по коридорам никому не нужного здания,

Ты же сам всё прекрасно знаешь. Он промолчал. — Они меня убьют. — Не обязательно. Алиса закрыла лицо ладонями и уткнулась головой в колени. Она плакала. — Извини, я не это хотел сказать. Я имею в виду, что ещё не конец. Я парапсих, я вижу. Он неловко положил ей руку на плечо. Она подняла голову.

выполняя уже бесполезную запрограммированную задачу. Ветер дул всё жёстче. Небо оставалось свинцово-серым. — Закат когда-нибудь будет? — Будет. — А корабли? — И корабли. — И звёзды на небе зажгут? — Нет, не зажгут.

— Ты всегда говоришь правду?

— Почему?

— Нет.

— Я сегодня занят.

— Ты говорил, что доктора врут. Чем

Алиса натянуто улыбнулась.

же ты лучше их? — Я могу дать надежду. — Какую? — Я могу убивать болезни. — Ерунда. Некоторые из вас могут лишь

— Я тебя обманываю. Мне с тобой и в самом деле лучше. — Тогда приходи ещё. Я зажгу для тебя пару звёзд. — Кому они теперь нужны?

Мир фантастики • Март 2014

притуплять боль.

ГОРОД

— Я могу больше. Вчера я оживил дохлого таракана.

В третий раз убегать из бункера было

— Я что, похожа на таракана?

уже не страшно. Всё, о чём говорили,

— Ну, однажды я оживил ещё и бабоч-

на поверку оказалось не таким ужасным.

ку. И, в конце концов, может, они оши-

Алису сильнее пугало то, что её переводят

блись с диагнозом?

вглубь города.


17

— Провалилась крыша старой оранже-

лучшего. Он скрыл от комиссии настоящий

реи, — произнёс появившийся из ниоткуда

её эпикриз и перевёл в другой сектор. Иначе

Женя.

Алису поместили бы под усиленный карантин, а возможно, и разделали бы на запчасти для дроида, предназначенного для отправки

— Привет, — она спрятала листик в карман. — Пойдём сегодня туда? — Ты хочешь? Деревья — переносчики

на какую-нибудь опасную сверхпороговую

многих болезней.

планету. Но для Алисы это ничего не меня-

— Ты боишься?

ло — лишь отсрочивало конец игры.

— Конечно, нет, — фыркнул Женя.

Был тёплый субботний вечер, возмож-

Они двинулись в путь, прошли район

но, последний тёплый вечер в этом году.

приютов и вышли на главную улицу города.

Из всей её группы только Алиса могла

Здесь ещё было немало людей. Это, само со-

прочувствовать всю его прелесть, всю пре-

бой, вовсе не означало, что тут была жизнь.

лесть свободы. И пусть её обнаружат, когда

Скорее сюда приходили умирать. И то, что

она, возвращаясь назад, будет пробираться

они шли по центральной улице, гарантиро-

старыми заброшенными шахтами, минуя

вало им относительную безопасность. Ред-

карантинный контроль. Алисе было всё

кий дурак рискнул бы нарваться на двоих,

равно. У неё был целый осенний вечер. Она

идущих в самом заразном месте города. Кто

наслаждалась этой властью.

знал, набор каких болезней они несут?

Город, казалось, был мёртв. По пустым

Жека полагался на свои ощущения.

улицам некогда могучего мегаполиса

По слухам, воздушно-капельные болезни

ветер гонял обрывки бумаг. Но город жил

уже уничтожили, но он старался избегать

своей полужизнью. В нём не оставалось

тех, кто ещё двигался на своих двоих. Луч-

ни силы, ни гордости — только надежда

ше уж идти вдоль шевелящихся зелёных

на скорую гибель. И эта надежда жила

масс — ни то ещё людей, ни то уже ино-

в каждом его обитателе.

планетных грибов-паразитов. Каждый день

Существовал и другой город, тот, который желал выжить, тот, что смеялся

прилетают «Шмели», которые чистят район, но от этого ничего не меняется.

в лицо всем болезням. Когда возникла

Женя посмотрел на Алису. Ей станови-

опасность, он ушёл под землю. Тыся-

лось плохо от вида полуразложившихся лю-

чи людей сейчас там работают, учатся,

дей. Он ещё не понимал, зачем он возится

любят, живут и умирают. Они уже давно

с этой наивной девчонкой, но, как парапсих,

привыкли к мёртвому отфильтрованно-

не мог ей не помочь. Почти механически

му воздуху, но мерно тянут свою лямку

он мысленно дотронулся до неё. Если выра-

в надежде на перемены. Межзвёздные

зить словами то, что он сделал, то он просто

крейсеры постоянно прошивают космос,

пожелал ей здоровья. Хотя чего ещё мог по-

связывая планеты паутиной межзвёздных

желать парапсих? Разве что смерти.

трасс, но ничего не меняется. Внезапный порыв ветра заставил втянуть голову в воротник. Сухая дорожная пыль взметнулась в воздух и вихрем пронеслась мимо. К лицу

Рассказы читателей

Конечно же, отец желал для неё только

— Им нельзя помочь, — произнёс он, почувствовав мысль Алисы. Своей рукой он взял её руку и не отпускал, пока они не вышли в другой квартал. Спустя четверть часа они добрались до широкого приземистого здания, в кото-

в руку. Это был берёзовый лист,

ром располагался бывший музей естествоз-

маленький жёлтый странник.

нания. На верхнем этаже располагалась

www.mirf.ru

приклеился листик. Алиса взяла его


Литературное приложение

Рассказы читателей

18

оранжерея, где когда-то до чумы были высажены растения со всех уголков иссле-

Гуляющий по крыше ветер стих. Изредка

дованной вселенной.

он оживал и, поднимая в воздух разноц-

Через разбитые стеклянные двери они

ветные хлопья опавших листьев, осыпал

вошли в холл здания. Наверное, ещё с тех

землю пёстрым дождём. Везде в этом лесу

пор, как объявили эвакуацию, здесь морга-

ощущалось какое-то неуловимое движение.

ла красная лампа, предупреждая об опас-

Стволы могучих древ уходили ввысь и там

ности, которая, в общем-то, сохранялась

обеспокоено качали своими полуобнажён-

и по настоящее время.

ными кронами, о чём-то своём шептались

Здесь ещё работали лифты — на резервном питании от солнечных батарей, но Жека предпочёл им обычную лестницу.

листья, устилавшие ковром землю. Чувствовался запах подгнившей сырости. Во внутреннем городе такого не допу-

Неизвестно, сколько ещё протянут батареи.

скают. Листья убирают, ветер заменяют

Если Женя с Алисой застрянут в лифте, ни-

вентиляцией. Полужизнь. Альтернатива

кто не будет их доставать, и город улыбнёт-

полусмерти.

ся усталой улыбкой, записав на свой счёт ещё двоих покойников. Перила лестницы, по которой они под-

— Осторожно, — предостерёг Жека, — не поскользнись. Под листьями неприятно скрежетали

нимались, были покрыты сантиметровым

осколки стёкол упавшей кровли. Алиса по-

слоем пыли. Киберов не было. Видимо,

дошла к наклонённому стволу мутирован-

на службе в музее раньше состояли настоя-

ной ивы и села на гладкий бледно-голубой

щие люди. Здесь всё было настоящим. И всё

ствол. Дерево оказалось, вопреки ожида-

потому казалось старым, забытым, ненуж-

ниям, тёплым и немного шершавым. Оно

ным. Печать смерти лежала даже на пред-

не умирало — оно приспосабливалось к но-

метах — они уже не почувствуют тепла

вым условиям. Алиса слегка улыбнулась.

человеческих рук.

Если бы люди могли приспосабливаться так

Путь на верхний этаж был закрыт: не-

же, как растения...

сколько лестничных пролётов обрушилось.

Жека скептически покачал головой, гля-

Пришлось идти другой дорогой. Они прош-

дя на то, как Алиса беззаботно гладит ствол

ли мимо экспозиции птиц. Те мёртво засты-

инфицированного дерева голой ладонью.

ли за стеклом, повисшие на перекосивших-

В его памяти ещё жили картинки недавнего

ся нитях, как марионетки.

прошлого. Но он не чувствовал явной опас-

Чтобы подняться к оранжерее, пришлось воспользоваться пожарной лестницей. Металлические ступени вывели на крышу. В её центре зияла дыра, открывая глазу маленький осенний лес. Верхушки некоторых

Мир фантастики • Март 2014

Алиса огляделась. Тут всё было иначе.

ности со стороны этих растений и мысленно махнул рукой. Вслух он произнёс: — Возможно, через несколько лет они выйдут на улицы. — Возможно, через несколько лет

деревьев уже поднимались выше уровня

не останется улиц, — произнесла в ответ

крыши. Женя с Алисой подошли ближе.

Алиса.

Осыпавшееся стекло, которое раньше за-

Жека пожал плечами.

крывало оранжерею, скрыла листва; над

Алиса развила мысль:

ней огромным пауком нависала несущая

— Учитывая нынешнее положение дел,

конструкция из тонких перекладин. По вскрытым венам водопроводной системы они спустились вниз.

пожалуй, скоро введут полный карантин. Город зарастёт травой и деревьями. В нерушимых небоскрёбах будут жить инопла-


19

— Да ну? Неужто лечить решили?

сумевшие приспособиться, — такие, как ты.

— Отец решил меня спрятать.

А город утонет среди оранжевых тополей

— Ну что ж, твой отец не дурак, хотя,

и фиолетовых берёзок. — Она выдержала

скорее всего, и медик. Зачем он это делает?

паузу. — Ты бывал когда-нибудь в лесу?

Надо полагать, потому что он тебя любит.

— Да. — Вне города? — Само собой. — А я никогда не видела настоящего леса. И вне города не была. Как там? — Маленькие дома, везде растут деревья.

Я рад за тебя. Алиса молча выслушала ироничную тираду Жеки. — Что у тебя за обида на них? — спросила она, когда он умолк. — Они забрали у меня маму.

Небо у них красивое. Днём лазурное, а но-

— Извини...

чью звёздное. Воздух чистый, и на языке

— Это было давно.

не остаётся привкус.

Алиса смущённо опустила взгляд. Женя

— А животных ты видел? — Животные просто так у дороги не сидят. Они прячутся.

продолжал: — Она заболела, когда мне было четыре. Тогда ещё лечили инопланетные вирусы.

— Ты думаешь, они ещё остались?

Ту заразу, что прицепилась к маме, на-

— Думаю, да. Они гораздо гибче нас.

зывали изумрудной чумой. Оттого, что

Жека плюнул на осторожность и растя-

больные принимали после смерти зелё-

нулся на листве. Он заложил руки за голову

ный оттенок. Её можно было вылечить,

и устремил взгляд в бледно-голубое небо.

но это стоило таких денег... Её использова-

Позади остался спокойный тон засыпаю-

ли на строймат для дроидов или на какие-

щих деревьев, тихое дыхание умирающего

то исследования... А все доктора при этом

города, две лёгкие незначительные фигу-

говорили, что она поправляется...

ры — его и её. Сознание Жеки уходило всё

Женя умолк. Он поднялся и сложил руки

выше в небо, и с каждым новым метром его

на коленях. Алиса подумала, что сейчас, на-

самоконтроль терял силу. В поле зрения

верное, нужно что-то сказать. Что-то доброе,

оставалось всё меньше фигурок, за кото-

утешающее. Но на ум ничего не приходило,

рые можно было уцепиться, а когда остал-

и она решила, что лучше всего промолчать.

ся лишь слабый фон всего города, серые

— Знаешь, врачи раньше давали специ-

облака полностью рассеяли выпущенный

альную клятву, — серьёзным голосом продол-

им щуп и отбросили обратно на сырую

жил Женя. — Они клялись, что ни при каких

листву.

обстоятельствах не повредят больному. Это

Ему ещё не разу не удавалось дотянуться

уже потом они перерешили, что гуманно,

до звёзд. Жека знал, что без специального

а что нет. А тогда врачи лечили, а не заседали

оборудования этого нельзя сделать даже

в правительстве. Это было ещё в дозвёздную

теоретически. Лишь мощные передатчики

эру. Говорят, тогда умирали от гриппа, но вра-

могли протыкать пространство в опреде-

чи не решали, кому жить, а кому умереть.

лённых точках так, чтобы мыслеволны до-

Некоторые люди ещё умели думать.

стигали точно настроенных приёмников. — Знаешь, наверное, я больше не приду, —

— Тебя за это исключили из программы? За то, что думал? — не удержалась Алиса. — Исключили? Это так называется? Нет,

— Почему?

меня не исключали, из бункера я ушёл сам.

— Меня переводят в другой сектор.

Не хочу, чтобы меня учили палачи.

www.mirf.ru

произнесла Алиса.

Рассказы читателей

нетные паразиты и мутированные люди,


Литературное приложение

Рассказы читателей

20

— Зря ты так. Мы обязаны им своим существованием. — А те, кого с нами нет?

ся. Жека мысленно пожелал ей на дорогу удачи и здоровья. Он нырнул сознанием в листву, про-

— И они...

скользнул сквозь тонкий слой земли, про-

— Ты ведь сама всё понимаешь. И пони-

тиснулся через металл. Здание шептало

маешь, что если болезнь усилится, тебя...

и плакало. Бесконечный, полный боли и му-

исключат. Почему ты их защищаешь?

чений, стон. Печаль здесь въелась в стены,

— Когда никто не мог нам помочь, пришли на помощь они. — Это их работа! — А работа технарей была в том, что-

а время застыло, как насекомые в древесной смоле. Жека поспешил оставить стены музея позади. Убегая, он неожиданно для себя

бы каждый межзвёздный корабль про-

вынырнул где-то высоко над городом.

шёл дезинфекцию! Не в этом дело. Просто

Над умирающим гигантом, жалким и бес-

опасность давно миновала, а мы живём

помощным. Женя попробовал найти сердце

по каким-то диким законам военного време-

этого поверженного титана. Его не было —

ни. Это в чумную эпоху можно было без раз-

ни во внешнем, ни во внутреннем городе.

бора ссылать людей на карантинную плане-

И больше всего напоминал он одного из тех

ту, где они гнили заживо. Хотя можно ли?..

старых киберов, что по заданной программе

— Не было такой планеты. Это сказка, которую рассказывают непослушным детям. — Сказка то, что все считают это сказкой. Эта планета и поныне где-то существует, только там не осталось людей, теперь это

выполняют приказ, неспособные ни принять смерть, ни выполнить исходную задачу. Этот город не был жив. Этот город не был мёртв. Этот город... Жека решил, что город тут вовсе не причём.

лишь заповедник всех возможных болезней вселенной. Ну ладно, тогда это было необходимо. Но сейчас же всё иначе. Так почему

Они встречались почти каждый день

при намёке на чуждую инфекцию — смерть,

уже в течение месяца. Дни становились

ненормальная болезнь — тело на детали?

короче, а вечера длиннее. И каждый вечер

Они скоро разучатся лечить!

был праздником. После перевода в другой

— Они это делают во благо живых, а не таких, как мы...

сектор уходить из внутреннего города стало, конечно, немного сложнее, но это

— А мы, что, полуживые? Или полумёртвые?

того стоило. В мёртвом городе оказалось

— Не люди.

куда больше жизни, чем в живом. Теперь

— Мы люди! Больные, покалеченные,

уже новый день никогда не казался

но люди. — Тебе так кажется. Там никто так не рассуждает — как ты, как я.

Мир фантастики • Март 2014

КАМНИ

продолжением прошедшего. Каждый день Алиса отодвигала в сторону дверь с покосившейся табличкой «Ка-

— Где там?

рантин. Смертельно опасно». И чем опаснее,

— Там, — Алиса неопределённо махнула

тем интереснее были их прогулки. Каждый

рукой, — в бункере. — Ну и иди в свой бункер, скрывай свою болезнь, делай вид, что ты такая, как все. Она повернулась и пошла. Он не стал

раз происходило что-то новое, что никогда бы не вписалось в порядок жизни бункера. В их встречах прослеживалась лишь одна закономерность. К концу дня они обяза-

с ней прощаться. Во внешнем городе

тельно смотрели, как в лучах заката уходят

не прощаются. Он знал, что она ещё вернёт-

в космос звёздные крейсера.


21

каждый из них? — спросил Жека. — Около сотни. — Почему же они не эвакуируют нас?

— Я хочу стать пилотом, а контакт привязывает меня к людям. Без них моей силы нет. Жека вспомнил, как сам иногда пытался оторваться от города.

— Что, всех?

— Ты мне нравишься, — произнёс он.

— Ну, не всех. Тех, кому противно.

— Что?

— Всем противно. И все терпят.

— Все в бункере хотят быть либо медика-

— Они не терпят, они привыкают. Человек быстро ко всему привыкает. Алиса подумала, что, возможно, он и прав. Это ей совсем не понравилась. — Когда-нибудь мы улетим, — произнесла она.

ми, либо спецами-парпсихами. А ты мечтаешь стать пилотом. Ты — другая. — А о чём мечтаешь ты? — Я хочу стать человеком. Она подняла глаза. — Такие парапсихи как я, уже не люди, —

— На других звёздах свои проблемы.

пояснил Женя. — Мы ощущаем чужие

— Там лучше. Я это чувствую.

эмоции, переживания, боль, все чувства на-

— А я не чувствую. Я вообще не слышу

ходящихся рядом. С этим невозможно жить.

звёзд! Иногда мне кажется, что их вообще нет. Есть только этот город, эта планета — и всё. Всё остальное нам только кажется. — Разве ты не слышишь, как дышат звёзды? Как они шепчутся? Они зовут нас. — Глупая романтика. — Ты... Ты мёртвый! — А ты живая? Ты когда-нибудь слышала, как поёт весенний ручей на камнях?

Особенно здесь. — Я тоже всё это ощущаю. Наверное, не так сильно... — Ты не можешь им помочь, и потому на тебе нет ответственности. А я могу. — Когда мы вырастем, мы что-нибудь придумаем. Всё изменится. — Невозможно ничего изменить. Мы хотим что-то менять, пока ещё дети.

Она опустила глаза. Он тоже.

— Так считают взрослые.

— Ты строишь слишком большой ко-

Жека пожал плечами.

рабль. Ему никогда не уйти в небо, — тихо произнёс он. — Пусть. Нет другой надежды, кроме мечты.

— Тогда считай меня взрослым, — произнёс он. — Быстрота, с которой мы забываем, удивительна. Вспомнишь ли ты свои слова через год?

Жека молчал. У него тоже была мечта.

— Да.

Алиса почти беззвучно перебирала губами:

— Хм, а вспомнит ли кто-нибудь тебя

— Я почти вижу их. Чувствую, когда им радостно и когда больно. Каждая звез-

через год? Никто. Умри сейчас, и завтра тебя забудут.

да здоровается со мной по-своему. Тебе

— Неправда.

кажется, что я дура?

— Правда. Просто я не заглядываю в такое

— Нет. Мне кажется, что ты — парапсих, — ответил Жека. — И даже сильнее, чем я. Специфика у тебя иная. Не для города. — И какая? — Правильно. — Почему тебя не отобрали в спецгруппу?

далёкое будущее, как завтра. Жить и мечтать в этом мире по меньшей мере глупо. — Ну что ж, существование — тоже форма жизни... Женя немного удивился. Он никогда не ставил разницы между этими понятиями. Солнце в этот день упало за горизонт под прикрытием тёмно-серых осенних об-

www.mirf.ru

— Дальний контакт.

Рассказы читателей

— Сколько человек может перенести


Литературное приложение

Рассказы читателей

22

лаков. Защитный экран космодрома пару

нец. Слякоть и противная холодная мо-

раз сверкнул ракетоносителями мелких

рось вызывают хандру и насморк. В такую

спутников. Ночь мягко распылила по горо-

погоду даже бродячие псы не высовывают

ду полумрак и прохладу.

носа наружу и прячутся в серых промоз-

— Алиса, что-то произошло? — вдруг спросил Женя.

Женя сидел на краю полукилометровой

— Нет, — вздрогнула она.

пропасти, свесив ноги за парапет, качал

— Не обманывай меня.

ими, как в прошлый раз качала она, и ду-

Она опустила голову.

мал, что Алиса не придёт.

— В нашей новой группе есть мальчик...

В лицо снегом и холодом бил ветер. Каж-

У него такая же болезнь, как у меня. Его

дый день эти двое поднимались всё выше,

положили в стационар. Сегодня я слы-

будто это могло приблизить их к звёздам.

шала, как доктор говорил с моим отцом

Это было по-детски глупо. Глупо и опасно.

и сказал, что если терапия не поможет,

А погода с каждым днём всё портилась

то он будет вынужден отослать в центр

и портилась.

соответствующую директиву. — Мёртвых лечить проще, — криво усмехнулся Женя.

Ну какие, к чёрту, сегодня запуски, не говоря уже о том, что заката не видно уже две недели и только далёкий март, судя

— Я обещала ему помочь.

по всему, сможет разорвать тяжёлую завесу

— Как?

грязно-серых облаков?

— Ещё не знаю.

Её приближение он ощутил издалека,

— Забудь, он уже мёртв.

как бездомный голодный пёс издалека чует

К горлу Алисы подкатил тяжёлый ком.

запах пищи. Сквозь бетон и железо он по-

Она резко встала, в глазах замельтешили

тянулся к ней. Для Жени её силуэт светился

серые точки.

голубыми и серебряными льдинками инея.

— Мне пора, — сказала она, уходя в темноту.

Почти любую болезнь он воспринимал как

— Поверь, это того не стоит, — кинул

жар, и потому холод его привлекал, притя-

он ей вслед.

гивал, как бабочку огонь.

Она обернулась:

Женя знал, что этот холод однажды его со-

— Ты — камень!

жжёт. Он поспешил растопить лёд. Впервые

— Постоянно ощущая чужую боль, прихо-

он боялся забрать чужую болезнь. И от своей

дится быть камнем.

трусости ему становилось стыдно.

Она помолчала. Ей совсем не хотелось его обидеть.

Он не стал её ждать и спустился вниз. Сегодня наверху делать нечего, а ей и без

— Даже камни бывают тёплыми, — произнесла Алиса.

того холодно. Жека всматривался в снежный туман,

— Когда вокруг тепло, отчего ж им такими не быть? А когда холодно, они не таят в себе чужое тепло. Мир фантастики • Март 2014

глых небоскрёбах.

и наконец на мёртвой улице расцвела яркая курточка. Алиса подошла и сняла с рук мягкие пуховые варежки.

ЗВЕРЬ В тот день выпал первый снег. Мокрый и липкий. Середина ноября — самое отвратительное время. Зимы ещё нет, но и осени уже ко-

— Ты опять знал, что я приду? — щурясь от сыплющей мороси, спросила она. — Ожидать можно чего угодно, знать наперёд — ничего. — Ха! Философ...


23

взглядом. Она улыбнулась. Снег становился колючим, сыпал мельче

архитектуры потерялась в нелепых надстройках времени и обветшалости. Мусорные баки, несколько автомобилей,

и мельче, пока окончательно не превратил-

превратившихся в нелепый хлам, стены

ся в дождь. Мир Жени и Алисы стал похож

и асфальт, покрытые коростой.

на рисунок акварелью, на который неча-

Жека прошёл вперёд. Пробежался обыч-

янно разлили стакан воды. Только красок

ным и внутренним зрением вдоль улочки.

было две: серая и цвета асфальта.

В углу возле мусорного бака сжимался кто-

— Даже не знаю, зачем ты пришла.

то маленький, пушистый, серо-голубой.

— Неужели всему, что мы делаем, всегда

Вокруг него важно разгуливала огромная

надо искать объяснение? Женька, мне так

ворона. Женя махнул рукой Алисе и напра-

страшно. Владу становится всё хуже. Мне

вился к бакам.

кажется, он... Она не смогла договорить и уткнулась лицом в его плечо.

Увидев приближающегося подростка, ворона недовольно прокричала, но не улетела, а лишь отошла в сторону.

— Но лекарства...

Вслед за Женей подошла и Алиса — и уви-

— Лекарства?! Ты знаешь, что это за ле-

дела то, на что смотрел Жека. Котёнок.

карства? Это не совсем лекарства. То есть

Она взяла на руки беззащитное создание,

это совсем не лекарства! Они просто маски-

отливающее синевой. Ворона снова про-

руют болезнь под обычную простуду.

кричала, понимая, что её лишают добычи.

Женя не нашёлся, что ответить.

Парень запустил в неё камнем, и птица,

— И если ты убиваешь мою боль,

вспорхнув, поднялась в воздух, отлетела

то у него лишь есть надежда подвергнуться

на безопасное расстояние и села

безболезненной эвтаназии.

на пожарной лестнице.

Он продолжал её слушать, и его наполняла неприятная едкая злость. Ему захотелось прекратить этот разговор. — Пойдём. Здесь холодно. Алиса отстранилась, и они пошли. На асфальте хрустящим стеклом лежал лёд. Серый проспект спал. Из тела города угрюмо торчали кирпичи домов. Ветер тянул бесконечный блюзовый мотив. И внезапно этот же ветер принёс совершенно неуместный тонкий звук.

— Нужно отнести его кошке, — сказал Женя. — А если птица снова их найдёт? — В городе каждый день может чтото случиться. Лаская котёнка, Алиса кинула на Жеку укоризненный взгляд. — Не думаю, что взрослая городская кошка — самый беззащитный зверь, — добавил он. — Надеюсь, ты прав.

Они остановились. В то же мгновение

Они отправились вглубь переулка.

город будто устыдился, что кто-то нарушил

Где-то недалеко остервенело орали во-

его мрачную осеннюю симфонию, рождён-

роны. Через пару минут они наткнулись

ную низким гулом ветра и дребезжанием

на их подвижную серую массу, галдящую

витражей. Но звук повторился.

на тысячу голосов. На этот раз Женя не стал

Есть вещи, которые не нужно объяснять.

швыряться. — Вон! — произнёс он пугающе тихо.

давался жалобный крик.

Волной разошёлся импульс страха.

зданий. Здесь строгая графика городской

Серый клубок замер на месте и разлетелся в стороны от парапсиха. А на асфальте

www.mirf.ru

Женя с Алисой побежали туда, откуда разОни оказались в узком проулке меж

Рассказы читателей

Он смерил её насмешливо-серьёзным


Литературное приложение

Рассказы читателей

24

осталось выпотрошенное тело небольшого животного. Девочка вскрикнула и закрыла лицо ладонями. — Ты можешь её оживить? — прошептала она. — Нет. Жизнь соткана из весьма непрочного полотна. И его не заштопаешь. — А тараканы? — То — тараканы. Пойдём. Незачем на это смотреть. — Может, стоит её похоронить...

констатировал, чем спросил Жека. — Половину... Я же говорила, это совсем не лекарства. — Возможно некоторые из них — это действительно масксети, но не все. — Чего ты хочешь? Я не могу делать так, как ты. Я не умею по-другому! — Ладно, делай как знаешь. Только приходи тогда чаще. — Как получится. По периметру города усилили контроль.

— Город сам уберёт за собой.

Они посмотрели друг другу в глаза.

Темнело. Они медленно побрели назад,

— До встречи.

к полоске света между зданий.

— До встречи.

— Кое-что уже нельзя вернуть.

Она ушла. Снова пошёл снег.

— Я понимаю.

Впереди была зима и сто дней льда и

Но Жене отчего-то хотелось оправдаться. — Я не волшебник. Я лишь редуцирую болезнь, потом забираю её. А себя лечить легче, чем кого бы то ни было. — Ты не боишься, что однажды не сможешь себя вылечить? — Чаще я боюсь, что не смогу вылечить других. Они снова вышли на проспект. Совсем

снега. Впервые он ненавидел зиму. Её болезнь не даст ей прожить так долго. А был ещё карантинный контроль, где её могли остановить всякий раз, когда она идёт в город. Ещё был Влад. Женя понимал, что она отдаёт ему не половину и даже не три четверти. И не мог ей ничего сказать. Потому что сам поступил бы точно также. Ветер всё усиливался. Это город пел свою

стемнело, ветер дул все сильнее. Алиса за-

бесконечную печальную песню. Он был

ботливо укрывала котёнка. Женя указал

болен, и песня ему давалась с трудом.

на него взглядом. Только теперь Алиса по-

Где-то справа слабо билось судорогами

няла, что проблема никак не разрешилась.

сполохов небо. Женя заставил своего при-

— Я могу за ним присмотреть, — неуверенно произнёс парень. Девочка молча смотрела на живой комок шерсти у себя в руках.

зрака нестись туда с удвоенной скоростью. Кирпичики домов слились в нечёткие размытые полосы. Огни, уходящие в синеву космоса, были уже совсем близко, когда

— Только не говори...- начал Жека.

Жеку вдруг ударила непроницаемая стена

— А почему нет? Скажу отцу, что мне

силового щита. Он снова бросился на пре-

подарила его Маришка. Степень доступа наших отцов предполагает работу с животными. Мир фантастики • Март 2014

— Ты отдаёшь лекарства Владу? — скорее

— Иногда я тебя не понимаю.

граду. Опять и опять он бился о бесплотный барьер, а где-то в вышине, за свинцовым покрывалом облаков, презрительно смеялись звёзды.

— Я тебя тоже. Но котёнка я заберу. Наступила пора расставаться. Женя решил напоследок пожелать Алисе здоровья.

НОВЫЙ ГОД Новый год. Это праздник, это время для

По его сознанию вновь полоснул мёртвен-

чуда. Это когда ты уже весь промок, за-

ный холод чуждой болезни.

мёрз, но идёшь на штурм вражеской снеж-


25

Он рассеянно повертел шар в руках.

и ты идёшь домой, потому что дома можно

— По правде говоря, я уже давно отвык

наряжать ёлку. Ёлкой пахнет в прихожей, за ёлкой ты ходил с отцом, и ёлка, конечно, лучше, чем у соседского Вовки. А ещё пах-

получать подарки. — Привыкай. И, кроме того, это совсем не безделушка, а джонт-генератор.

нет мандаринами, пахнет выпечкой. Мама

— Круто. А мне даже нечего тебе подарить.

готовит что-то вкусное, и ты украдкой что-

— Достаточно того, что ты даришь мне

то стягиваешь со стола. Ну и что, что ты умираешь от голо-

возможность жить. Женя промолчал.

да, и что у тебя давно нет чистой одеж-

— Сыграем в снежки? — спросила девочка.

ды, и что душа по ночам рвётся в полёт,

— Это слишком по-детски. Да и снег

а ты мёрзнешь в железобетонном гробу

не лепится.

и считаешь, что тебе ещё повезло? Это

— Ну тогда просто пройдёмся.

Новый год, и ты по старой привычке зага-

— Можно.

дываешь желание. Ведь это праздник, это

Они побрели по заснеженному про-

время для чуда. Но чудес не бывает, и Жека это знал. Плохие времена прошли, хорошие не настали. Он не умирал от голода и холода, как пару

спекту. Все мысли Жени крутились вокруг весны. Ведь весна когда-нибудь наступит, и она улетит. — Тебя беспокоит, что я улечу? — поин-

лет назад, но и жизнью это назвать было

тересовалась Алиса. Жеке совсем не нрави-

нельзя.

лась её парамутация, он с трудом скрывал

И лишь иногда, разбавляя яркими красками бесцветное существование, на его улице появлялась наивная девчонка из бункера.

от неё свои страхи. — Есть такая тема, — сдался он. — Но это не из-за того, что я завидую. Просто...

Сегодня впервые он увидел её смеющейся.

Какое-то дурное предчувствие, а я привык

— Ты не представляешь, какие у меня

верить чувствам. Это всё...

новости!

Женя вдруг остановился и умолк.

— Не представляю.

— Подожди! Кому-то плохо.

— Я улетаю! — Алиса светилась от радости.

— Этот город... Здесь всем плохо.

— Куда? — задал совсем бесполезный во-

Сознание Жеки втянулось в энергополе

прос Женя. — Куда? А куда же можно улететь отсю-

города. Дребезжащие волны эфира привычно опалили его чужим страданием.

да? Только к звёздам.

Тысячи невидимых нитей хлестали разум

— Вот как. И когда?

чужой болью. Но каждая нить несла свою

— Весной.

маркировку. И одна из них звучала очень

— Я рад за тебя, — произнёс он вполне

знакомым зовом, словно тонкий голос обо-

искренне, но что-то неприятное царапнуло его в глубине.

рвавшейся струны. Не ощущая ног, Женя двинулся

— А я тебе подарок приготовила.

в нужную сторону. Всё быстрее и быстрее,

Подарок. Она достала из кармана ма-

пока не перешёл на бег. Жека бежал

ленький хрустальный шар. Внутри него над

и плакал. Он ещё не видел его, но уже знал,

миниатюрным космодромом кружились

что это он. Артур лежал посреди улицы, раскидав

— Держи. С Новым годом.

руки в стороны, как брошенная марионет-

— Симпатичная безделушка. Спасибо.

ка. Женя опустился возле него на колени.

www.mirf.ru

золотые и серебряные кусочки серпантина.

Рассказы читателей

ной крепости. А мама зовёт тебя домой,


Литературное приложение

Рассказы читателей

26

— А, это ты? Ты как всегда вовремя, — Артур улыбнулся. Сложно, наверное, улыбать-

ные на вечность огни бесполезной рекламы.

ся, когда изнутри тебя точит почти непере-

И всё вокруг было красиво. Наступал Новый

носимая боль.

год. Мимо всё так же неслась неспокойная

— Что случилось?

песня мёртвых городских дорог, пробиваясь

Но он и так видел, что произошло. Артур

сквозь шорох полуживых киберов и стоны

умирал. Он был изрезан лучевиком. — Это всё новые «Шмели». Уходи, брат, они и вас выследят. А девочка-то у тебя ничего. Женя почти не слушал, питая его своей

полумёртвых людей. Наконец Алиса решилась. Она остановила Женю и посмотрела в его пустые глаза. Он ответил на её немую просьбу: — Никогда.

энергией.

ДРОИД

— Кончай это. Твоей батарейки здесь не хватит, мне нужен новый корпус и хоро-

На тротуары с шумом падали огромные

ший адаптер. Так что зови уже её.

сосульки. Многим из них помогал это сде-

— Кого?

лать Женя. Была весна, и любое ребячество

— Эту старуху с косой. Она же всегда где-

не казалось глупым.

то поблизости. Женя что-то забормотал, глотая слё-

Зима поспешно пятилась, петляя по тёмным проулкам, забывая там грязный снег

зы. Он лучше остальных знал, что смерть

и лёд. Она бежала за город, пряталась в ло-

всегда приходит неожиданно. Даже если

щинах, стекала холодными ручьями в реки

ты ждёшь её с минуты на минуту.

и озёра. Над головой чистое голубое небо

— Давай, Жека. Ты же умеешь.

царапали белоснежные клочья избитых ве-

И он пожелал ему скорой смерти. Хотя

тром облаков. Ветер был тёплым и приятно

чего ещё мог пожелать парапсих? Потом он медленно встал. С размаху за-

ласкал тело. Жека доверился планете, позволил

пустил бластер Артура в ближайшую витрину,

ей править своими чувствами. Он парил над

но оружие отскочило. По стеклу продолжала

городом, и под его крылья ложился не воз-

бежать уже давно никому не нужная реклама.

дух, а радость городских жителей. Уже

Играть во взрослую жизнь не так и легко.

давно он не чувствовал в себе такой лёгко-

И он всегда знал, чем всё это кончается.

сти. Сила, питающая его, витала в воздухе,

Жека не стал прощаться с Артуром и пошёл

разливаясь пьяным ароматом. Жизнь. Женя

прочь. Город примет его тело.

растворился в её сиянии.

Алиса молча шла рядом с ним.

Это была настоящая весна.

— Это и есть твоя робота? — спросила она

Зима, лето, осень, весна. Только внутрен-

наконец.

Мир фантастики • Март 2014

На уличных витринах плясали обречён-

ний город не знал этих понятий. Потому что

— Да.

он не доверял переменам, потому что не ра-

— И ты не лечишь, а убиваешь?

довался жизни, потому что хранил и обе-

— Да.

регал её. Алиса не могла его за это осудить,

— Мне жаль тебя.

но весеннее солнце звало её к себе.

Они прошли ещё несколько кварталов молча. — Всё будет хорошо, — прошептал Жека. Алиса улыбнулась. Улыбка получилась неуверенной.

Иногда Женя называл девочку Алькой, хотя это и было сокращением от другого имени. Но она его не поправляла. — Алька, ты стала совсем слабенькая. — Всё нормально. Это видимость.


27

Внезапно Женя вскочил на ноги. Застыл,

— Ах да. Забыла...- усмехнулась Алиса.

прислушиваясь к чему-то. Алиса тоже под-

— Как Влад? — спросил Женя.

нялась, и он рванул её за руку.

Алиса отвела глаза.

— Бежим!

— Его перевели.

Девочка не стала ничего спрашивать. Они

— Куда?

помчались вниз по лестницам, окутывавшим

— Наверное, в другую клинику... Видимо,

монорельсовый вокзал. Над головой разда-

пошёл на поправку. — Видимо.

лось зловещее жужжание «Шмеля». Сбежав вниз, они помчались вдоль не-

Они помолчали.

сущих конструкций вокзала и через пару

— Ты знаешь, мой кот — парапсих. Он ме-

минут выбежали к ближайшей станции

няет цвет, — сменила тему Алька.

метро. Лестница уводила в глубокий мрак,

— Хамелеон?

туда, куда никто не спускался уже годы.

— Ну да. Когда мне хорошо, он становит-

Они побежали по ступеням.

ся ярко-голубым, когда кажется, что весь мир против меня, — серым.

Позади неясной тенью вырос роботчистильщик. Цвет его обшивки сливал-

— Обычное дело для котов.

ся с цветом, окружавшего его металла.

Они лежали рядом и смотрели в небо.

Со звуком резко сдувшегося шарика стволы

Глубина и бесконечное спокойствие напол-

пневматических орудий робота выпустили

няли его.

в пространство две тонкие иглы.

— Ты побываешь в космосе...- произнёс Жека.

Возможно, Алису спасло то, что поисковый контур робота выгорел, возможно, то,

— В качестве груза? Я буду в анабиозе.

что ствол одного ружья был повреждён. Так

— Вам будут сниться красивые сны о звёздах.

или иначе, обе иглы впаялись в тело Жеки.

— Сны о звёздах мне снятся всю жизнь.

Тот на ходу выдернул их из тела. Приятных

Звёзды — это только сгустки высокотемпе-

ощущений мышечный релаксант не доба-

ратурной плазмы.

вил, но и повлиять на такого парапсиха, как

— Странно от тебя такое слышать. Бездонность неба рвала сознание на части. — До сих пор космос больше забирал, чем давал, — сказала она.

Жека, не смог. Через мгновение подростки уже скрылись во мраке метрополитена. Их шаги гулким эхом разлетались по пустым ко-

— Это не космос, это люди.

ридорам. Женя внутренним зрением

— Знаешь, теперь я намного лучше

прокладывал себе дорогу. Впервые ему

слышу звёзды. Я пытаюсь с ними говорить,

приходилось смотреть за двоих. Как это

но они меня не понимают. Мне кажется, что

у него получается, он не понимал, но в тот

нас для них не существует. Что-то не так.

момент Жеку это не волновало. Жужжание

— Когда ты улетаешь?

за спиной, вопреки ожиданию, не утихло

— Недели через две. Как только прибудет

-«Шмель» двигался следом.

судно. Невысоко над улицей пролетел военный вертолёт. — Что-то меняется в городе, — произнёс

— Хочет, наверное, живыми взять, — бросил на ходу Жека. Ещё какое-то время они петляли коридорами, спускались давно застывшими эскалаторами, пока не выбежали к путям.

— К лучшему?

Состава на этой станции не оказалось,

— Здесь все перемены к худшему.

и они помчались по рельсам, обросшим не-

www.mirf.ru

Жека.

Рассказы читателей

Жека укоряющее на неё посмотрел.


Литературное приложение

Рассказы читателей

28

приятно вязким мхом. «Шмель» не заставил

— Придурок, ты что, издеваешься?

себя долго ждать.

— Издеваешься...

— Дверь! — крикнул Женя. В стене туннеля обнаружился вход в слу-

что-то спросить, но передумал. А дроид

жебное помещение. Нырнув в проём, они

с обычной бессмысленной улыбкой

захлопнули дверь и налегли на неё спинами.

подошёл к подросткам. Остановившись

— Биться в дверь он, конечно, не ста-

в шаге от них, он протянул руку —

нет, — улыбнулся Жека и мрачно добавил, —

очень странный жест для города. Алиса

но какое-то подобие импульсного оружия

машинально отстранилась. Жека

у него имеется.

бравурно пожал его бледную ладонь без

— Он не пролетит сквозь проём. Давай туда, за угол. Они одновременно сорвались с места. Спустя миг темноту разорвала вспышка. Там, где были двери, осталась лишь дыра с оплавленными краями. Но подростки уже затаились за углом. — И это импульсник?! Да это же бластер! — Ну да, похоже, их перепаяли. — И что нам делать? Сам он не уйдёт? Шмель ожидал их на путях. Проскользнуть в двери он не мог, пропалить стену — тоже. — Нет. Слишком умён. Это не автомат. — Автомат, — раздался глухой голос из глубины помещения. Мальчик с девочкой одновременно

двух пальцев и поморщился: — Приятель, от тебя несёт за версту. Из чего тебя сделали? Хотя лучше не отвечай. — Здороваться за руку — не самая умная идея, — произнесла Алиса. — Не обращай внимания. Она из бункера, — пояснил Женя. — Да? И я оттуда, — снова заговорил дроид — скрипучим, неживым голосом. — Да откуда ж тебе ещё быть, тупая ты башка? — Я не тупая башка. — О, разговорился. И как тебя зовут? Идиот? — Нет. Иван. — Меня — Алиса, — произнесла девочка.

обернулись. Алиса вскрикнула. У противо-

— Что ж, Ванька, спасибо. Только что

положной стены, покачиваясь, стояла чья-

ты тут забыл? — Женьку этот чурбан из че-

то тень.

ловеческого мяса чем-то настораживал.

— Не бойся. Это дроид, — шепнул Жека Алисе.

— Пройти мимо открытых дверей, не заглянув в них, — значит не быть человеком.

— Дроид?

И хотя дверь была не очень-то и открыта,

— Угу, кусок человечины.

а я не очень-то и человек, любопытство за-

— А он нас не...

ставило меня зайти.

— Не думаю. Это просто рабочий. Они все без мозгов, но довольно добрые. Дроид странной качающейся походкой пошёл к ним навстречу. — Стой! — крикнул Жека. — Приятель, Мир фантастики • Март 2014

Жека безнадёжно вздохнул, хотел было

ты кто? — Ты кто, — без выражения повторил новый приятель Жени, остановившись в нерешительности. — Тебя как звать, я спрашиваю? — Я спрашиваю...

Жека приоткрыл рот. — Ни хрена себе! Любопытный дроид? Да ещё такой болтливый. Что-то новенькое. Подо что тебя прошили, дружище? — Прошивки у меня нет, но мозг есть. Чей-то. Хочешь узнать, из кого меня сшили? Это уже не лезло ни в какие ворота. Дроид изволил шутить. — Смешно, — криво улыбнулся парень. — Лучше выведи нас отсюда. — Идём. Здесь есть другой выход.


29

Алиса почувствовала, как Женя легко

чами и пошёл следом. Алиса последовала

прикоснулся к её руке. В её тело влилось

его примеру.

приятное дурманящее тепло — а может,

Короткий коридор вывел троицу к новым путям, ещё более запущенным и мрачным. — Я знаю, ты из новой волны, — обратилась Алиса к дроиду. — Да, нас и так называют. — Что за волна? — поинтересовался Женя.

просто исчез холод, живущий вместе с ней последние несколько лет. — Что ты делаешь?

Рассказы читателей

Дроид нырнул во мрак. Жека пожал пле-

— Забираю твою болезнь. — Не смей! — она вяло дёрнулась в попытке отстраниться, но силы куда-то пропали.

— Новая программа. Универсалы для города.

— Всё нормально, Алька. Я уже так делал. Мне ничего не будет.

— А «хомо» теперь не в счёт? — Нас давно списали.

— Будет. Я знаю. Я читала про такое. Тебе будет плохо. — Не так, как тебе.

БОЛЬ Её не было ровно месяц.

— Такие болезни, как у меня, парапсихически не лечатся. Ты должен беречь свою

Она пришла на закате.

мутацию, ты сможешь помочь многим...

— Завтра я улетаю. Насовсем.

другим...

Он не обернулся. Стоя одной ногой на лесах, держась рукой за прут из сверхпрочного пластика, он свесился над километровой бездной. — А ведь здесь тоже никогда не было людей, — произнёс он. Так высоко они были впервые. Здесь было холодно, ветрено и опасно. Он спрыгнул к ней на бетон, глянул в гла-

— Я не хочу помогать другим. Я хочу помочь тебе. Он выпил её болезнь до дна. Пошатываясь, встал. Чужой холод разъедал его изнутри, покалывал тонкими ледяными иглами, пробуя на вкус нового хозяина. — Ты дурак, дурак... Женька, зачем...сквозь слёзы шептала Алиса. — Всё хорошо, — Женя обнял её.

за, хотел что-то сказать, но промолчал. Сел

Они долго стояли обнявшись.

на камень у её ног.

— Жека, мы станем пилотами?

— Хочешь помолчать со мной? — спросил он.

— Да, возможно. Атмосферными.

— Хочу, — ответила она и опустилась возле

— Ну почему ты всегда такой?! — она хму-

него. Они сидели и просто молчали. Сначала

ро свела брови и легко ударила его в грудь

ни о чём, а потом о закате, о кораблях, о вся-

кулаками.

ких жизненных мелочах, обо всём на свете. Через минуту или через несколько часов ночь тихо объяла их тела. — Пора, — произнёс Женя. — Тебе ещё надо отдохнуть. — Я всё равно скоро умру. Но, знаешь, я никогда не хотела стать старой. — Нет, ты умрёшь старой и некрасивой.

— Звёзды ждут героев, Алька. Какие из нас герои? Женя последний раз вымученно улыбнулся и отстранил девочку от себя. — Уходи. — Я не хочу уходить! Женя... Она опять почти расплакалась, но не могла дать волю обиде. Иначе запомнятся лишь слёзы. Женя стоял и держал в себе её боль,

чем постарею.

улыбаясь и нежно гладя Алису по волосам.

— Жека, ты меня пугаешь.

— Уходи.

www.mirf.ru

А я сохраню твою мечту, я умру раньше,


Литературное приложение

Рассказы читателей

30

— Я обязательно вернусь.

Чем теперь он мог ему помочь? Он боль-

— Я знаю.

ше не парапсих, не волшебник. Лишь

Их руки разомкнулись. Не отрывая

по старой привычке он взял больного

от Жени взгляда, Алиса сделала два шага

за руку — и почувствовал только пульсацию

назад. Потом она повернулась и изо всех

вен умирающего.

сил побежала прочь.

Человека, которого лечил доктор, могло

Жека упал на грязный бетон, там, где

спасти его только чудо. Но врачи не верят

ещё мгновение назад стояла она. Казалось,

в чудеса. Спустя несколько минут он умер.

что в венах пульсировала стылая вода

— А ты не из робких, — заметил врач.

с кусочками льда. Боль становилась всё

— Много ли нужно мужества, что-

сильнее. За этой болью он не сразу понял,

бы просто подойти и узнать, не нужна

что что-то изменилось. Наступила тиши-

ли твоя помощь?

на. Непривычная, пугающая. Женя подумал, что оглох, но шум города был ещё

— Не многие рискуют идти на тактильный контакт с больным.

с ним. Не было постоянного фона чужих

— А, это... Ерунда.

страданий, быстрых вспышек радости

Доктор накрыл тело простынёй. Теперь

и долгого эха разочарования. Мир без об-

с койки свисала лишь старая сморщенная

рывков чужих чувств.

рука с потемневшей кожей и выпирающи-

Где-то внизу раздался простой челове-

ми венами. А ведь, скорее всего, этой руке

ческий крик. Сорок процентов оборвали

было не больше двадцати лет. Новое время

чью-то жизнь.

учило жить быстро.

Он прикрыл глаза. Пустота. Не слиш-

— И часто у вас так? — спросил врач.

ком ли большая плата за чудеса? Ничего

— Это всё «Шмели». Их хорошо перепаяли.

не осталось. Ничего, кроме боли.

— «Шмели»?.. Ну да, верное название...

Лёжа на спине, Жека впервые почувствовал холодное дыхание звёзд.

Но они только защищаются. Изучают и защищаются. Все дело не в них, а в людях. Человек по своей натуре — жестокое создание.

ЭПИЛОГ Человек в белом халате махал рукой. Он звал Женю.

вздохнул. Выглядел он неважно. — Вам не мешало бы отдохнуть, док.

Петляя между беспорядочно расстав-

— Отдых для меня — недопустимая ро-

ленных коек, Жека направился на зов. Се-

скошь, сынок. Но вот друга пора проведать.

годня в «санатории» было много народу.

Они направились к выходу. По пути

Большинство с лучевыми и огнестрель-

врач останавливался возле самых безна-

ными ранениями — новые мусорщики

дёжных пациентов.

основательно подчищали город. Насколь-

— Зачем вы этим занимаетесь?

ко это могло помочь, Жека не знал. Время

— Профессия — всё, что у меня осталось.

от времени бункер проводил подобные эксперименты. Мир фантастики • Март 2014

Доктор вытер руки полотенцем и устало

Человек, который звал Женю, был на-

Она придаёт моей жизни подобие смысла. Жека молча следовал за доктором. Через полчаса они всё-таки вышли из здания.

стоящим человеком, не бродячим дрои-

— Ты считаешь, всё это зря?

дом новой волны. А ещё он был доктором,

— Теперь — да.

самым что ни есть настоящим доктором.

На город наползала ночь. Жека запрокинул

Женя не стал спрашивать, что он тут забыл. — Помоги мне, — произнёс врач.

голову. Полотно небосвода дырявили звёзды. Они не несли ни тепла, ни холода. Да и света


31

— Открой двери, и за ними ты обнару-

треть под ноги. Чтобы не споткнуться. Доктор

жишь новые, — сокрушённо качал головой

вёл его куда-то к периметру.

доктор. -Лучше ничего не трогать. Но рань-

В конце концов они вышли к городской

ше я этого не понимал.

стене. На три четверти она была разрушена.

— Нет. Всегда надо что-то менять.

Перебравшись через каменные навалы, они

Сзади, от стены, донеслось мяуканье.

ступили на травяной ковёр. По траве рассы-

Жека оглянулся и понял, почему доктор

пались огоньки летних цветов, светящихся

привёл его сюда. Кот.

в вечернем полумраке. Эта планета создава-

— Вот, обещал присматривать за ним.

ла не только уродцев.

Огромный пушистый котяра вальяжно

Женя стряхнул пыль с осыпавшейся кладки стены, обнажив сиреневый мох. Красота живёт и под слоем грязи. О том, что тот же мох подточил периметр, думать не нужно. Доктор уселся на траву. Жека последовал его примеру. — Самая смертельная болезнь — это жизнь, — через некоторое время произ-

подошёл к Женьке. Потёрся о колено. — Странно. Обычно он чужих терпеть не может. Взгляд доктора снова пересёкся с Жекиным, но в этот момент небо взорвалось красками. Ну конечно. Корабли. Женя и забыл, когда в последний раз их видел. Корабли, звёзды и она. Другого ассо-

нёс врач. — Что есть жизнь? Билет в одну

циативного ряда не существовало. Она,

сторону, листок с твоим именем, гонимый

корабли, звёзды.

к костру, бессмысленная игра с надуманными правилами... — Нет, док, всё проще. Жизнь — это то, ради чего стоит жить. Женя встретился взглядом с доктором. В его глазах смешались растерянность, печаль и звёздная глубина. — Порой наша жизнь напоминает скучную книгу, которую нет сил дочитать

В конце концов, они помогли друг другу. Они оба дотронулись до мечты. Пусть мечта перестала существовать, но ведь короткий миг они были на вершине, и это оправдывало всё. Лишь несбывшаяся мечта выпаливает душу до самого дна. — Ты что-нибудь слышал про Заповедник? — нарушил тишину врач.

до конца, и мы оставляем её открытой

Жека пожал плечами:

на самой неинтересной странице.

— Гнойный нарыв на теле галактики.

Доктор запрокинул голову и упёрся взглядом в небо. Продолжил мысль: — Мир лучше не становится. Иногда нам кажется, что мы в состоянии что-то изме-

Полный карантин. Корабли, которые там садятся, больше никогда не взлетают. И космодром их — совсем не космодром, а крематорий. Эту чёрную сказку знают все.

нить, сделать что-то хорошее для человече-

— Это просто сказка.

ства, ну или, на крайний случай, для своих

Жека в ответ промолчал.

близких. Но это ощущение силы длится

Они молча смотрели на переливающееся

очень недолго. Мы сердимся на свою наи-

красками небо, и Жека изо всех сил желал

вность и стараемся забыть то мгновение,

Алисе счастья. Хотя чего ещё мог пожелать

когда могли всё.

человек?

— Кончайте, док. Уже ничего не вернуть,

А по стене периметра важно гулял огромный кот ярко-синего цвета.

www.mirf.ru

и, право, не наша в том вина.

Рассказы читателей

от них было мало. И потому он чаще стал смо-


Литературное приложение

Рассказы читателей

32

Дарья Гапоненко daria.gaponenko@yandex.ru

Хранитель для лейтенанта

От редакции:

Постоянно находиться под чьей-то опекой – сомнительная перспектива. Да к тому же она часто оборачивается

—Н

е реви! Не реви, кому сказала! Слушай, ну ты же мне сейчас всю

тем, что сам защитник нуждается

квартиру слезами зальёшь! А у меня рука,

в утешении…

между прочим, болит. Ну не умею я утешать плачущих. Не умею. Вот и сейчас слёзы хлынули с новой силой. — Ну чего ты плачешь? — сделала я еще одну попытку. — Все же обошлось. — Я так за тебя испугался! — всхлипнуло это чудо в перьях. — Да не переживай ты так, — я все еще не оставляла попыток его успокоить. — Это всего лишь царапина. — Царапина?! — он от возмущения даже про слёзы забыл. — Тебе руку прострелили! Ничего себе царапина! — Ну вот и прекрати капать на мою рану слезами. — Извини, — он быстро отодвинулся от меня. — Не нужно мне было уходить! — И что бы ты сделал, если бы был там? — спрашиваю. — Я бы тебя собой закрыл! — Чтобы я потом опять твою футболку

Мир фантастики • Март 2014

зашивала? Нет уж, увольте! Ты же знаешь, как я ненавижу штопать. Он сник. А потом сердито буркнул: — Ты же обещала, что никуда без меня не пойдёшь! — Алекс, — говорю мягко, — ну сам подумай, что бы я начальству сказала? Мол,


33

— Я все равно ничего не понял, — при-

держание, потому что Алекс на свидании?

знался он. — Ну ладно, а потом она сказала,

— А что, я разве уже и на свидание сходить не могу? Все только о свиданиях и говорят, а мне нельзя?! Так, похоже, сейчас опять начнутся слёзы. Быстро перевожу тему: — Как хоть у вас с Лидкой все прошло?

что я забавный. — Что да, то да, — усмехнулась я. — И что дальше? — Дальше мне позвонили из больницы, и я перенёсся к тебе. — Стоп, стоп, стоп. Ты ведь не хочешь

Он задумался:

сказать, что разделся до пояса, расправил

— Даже не знаю...

крылья и растворился в воздухе? — спраши-

— Давай ты мне все расскажешь, и я ска-

ваю с опаской.

жу, удалось твое свидание или нет. — Ну, сначала она спросила меня, кем я работаю...

— Ну да, — шмыгнул носом парень. — Так, — говорю строго, — больше ты в том районе не появляешься. И, Алекс,

— И что ты ей ответил?

ну мы же уже неоднократно обсуждали, что

— Как ты и велела, сказал, что работаю

нельзя так исчезать в людных местах.

телохранителем. Тогда она спросила, много ли я получаю. Ты ведь меня часто ругаешь, поэтому я ответил, что много. — Глупенький, она имела в виду, сколько тебе платят. — Но мне ведь не платят, — удивился Алекс. — Вот поэтому ты и живёшь у меня, а не в собственной квартире. И футболки новые тебе тоже я покупаю. Но Лиде этого знать и не нужно. Ты правильно ей ответил.

Рассказы читателей

извините, Пётр Семёнович, не могу я на за-

— Я за тебя волновался, — тихо прошептал он. — Тань... — Что еще? — А вы тех грабителей поймали? Притягиваю его к себе, обнимаю одной рукой. — Конечно, поймали, как же иначе. — Это хорошо, — шепчет он и прижимается ко мне. Вот послал же Бог... ангела!

www.mirf.ru


Литературное приложение

Рассказы читателей

34

Константин Титаренко kon-titarenko@yandex.ru

От редакции:

Не беспокоить

Думаете, легко быть драконом? Как бы не так! Вокруг постоянно шастают рыцари, никак не оставят

Д

ракон поправил очки, умело сработанные из бочковых обручей, и продолжил грызть слегка

в покое почтенного ящера! Тут поневоле

обугленное молодое деревце, с успехом

заделаешься знатоком человеческой

заменявшее ему карандаш. Мысль не шла.

природы…

Стопка огромных листов бумаги (правда, сообразно размерам дракона они едва тянули на блокнотные), на которых он писал, осталась почти нетронутой. Перестав грызть «карандаш», дракон неловко снял очки когтистой лапой и косолапо проковылял в другую половину пещеры. Здесь он тяжело плюхнулся на груду травы, служившую ему постелью. «Уж если ничего не пишется, хоть вздремну», — рассудил он и смежил кожистые веки. Но, видно, не судьба. Буквально через секунду снаружи пещеры раздался стук копыт, а за ним — тихое позвякивание. Дракон открыл один глаз и прислушался. Может, показалось, понадеялся он. Но нет. Звук копыт стал громче, а потом умолк. — Выходи, исчадие ада! Выходи на честный бой! Дракон страдальчески поморщился.

Мир фантастики • Март 2014

Неужели снова? Как надоели эти напыщенные идиоты! Для кого, спрашивается, он развесил целую кипу табличек при входе? «Частные владения», «Do not disturb», «Осторожно! Злой дракон!», « С животными не входить», «Сокровищ и принцесс в наличии НЕТ! И не будет!». Для особо тупых


35

ствующая картинка. И всё без толку. Пока старый ящер сокрушался, неведо-

...А ужин ничего так вышел. Паладин, тушёный в панцире, и конина в кляре уда-

мый рыцарь въехал в пещеру, проигнори-

лись на славу. Дракон задумчиво ковырял

ровав предупредительные знаки. «И даже

в зубах копьём. Между прочим, в качестве

не спешился, козёл. А я потом за ними

зубочистки оно оказалось гораздо эффек-

лепёшки убирай. Ох, какая нынче моло-

тивнее, нежели в качестве оружия.

дёжь невоспитанная пошла...» — грустно

—Ходят тут всякие, отвлекают, понимаете

подумал дракон. Подслеповато прищу-

ли... — проворчал хвостатый мизантроп, вы-

рившись, он присмотрелся к непрошено-

плюнув изжёванное копьё. — Пойду-ка я по-

му гостю. Тяжёлый доспех отблескивал

работаю. — Он снова нацепил очки, отыскал

серебром. Глухой шлем не открывал лица.

брошенный в углу «карандаш», послюнил

Складывалось впечатление, что молодец

его и начал писать:

напялил на себя содержимое целой кузни.

«...Одной из основополагающих особен-

Да и на лошади железа было не меньше.

ностей человеческой психологии являет-

Рыцарь помахал громадным турнирным

ся неприятие всех и всяческих запретов.

копьём и возвестил:

Человек сможет сделать намного больше

— Готовься к смерти, чудище! — Я прям очешуел... — саркастично

Рассказы читателей

***

каждую надпись сопровождала соответ-

не ради чего-либо, а именно вопреки...» На титуле рукописи значилось: «Челове-

буркнул дракон и небрежно плюнул

ческая психология с нечеловеческой точки

струёй пламени.

зрения».

www.mirf.ru


Литературное приложение

Рассказы читателей

36

Как прислать рассказ Для ваших рассказов существует специальный почтовый адрес story@mirf.ru. Присылайте свои произведения в формате .DOC или .RTF приложением к письму. Не забудьте указать в письме имя автора, контактные данные (как минимум — адрес электронной почты) и пометку «можно публиковать на сайте». Если редакцию заинтересует письмо, с вами свяжутся. Каждый месяц лучшие рассказы публикуются в «Литера-

Мир фантастики • Март 2014

турном приложении МФ».


37 Рассказы читателей

Над выпуском работали Екатерина Пташкина составитель, литературный редактор и корректор Сергей Серебрянский технический редактор Юра Ионкин дизайн и вёрстка

www.mirf.ru

Литературное приложение №36 март 2014  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you