Page 1

Николай Раков «Охота на охотников» Издательство «Ленинградское Издательство» Серия «Боевая фантастика» Цикл «Нетрацы» Книга в цикле 4 Тема на форуме «Создатели миров» Аннотация Война с Империей гаюнов вступает в свою завершающую фазу. Генеральное сражение флотов может начаться в ближайшие несколько дней, но не принесет победы ни одной из сторон. Коварный враг начал свою охоту. Он ждет взаимного уничтожения противоборствующих сил, чтобы, добив ослабевших противников, захватить планеты и Союза, и Империи. Тайна становится известна Шаману, пытающемуся добыть секрет нуль-пространственной транспортировки. Враг не знает, что его замысел раскрыт. Превратить охотников в дичь. Нанести ему неожиданный смертельный удар, не оставив ни одного шанса на успех, — вот задача, поставленная перед собой группой диверсантов Управления специальных операций Вооруженных сил Союза. Нетрацы начинают охоту на охотников, раскрывая секрет врага и используя его в своих целях, применяя при этом знания и методы, свойственные только им, обладающим тайнами волновой энергетики Вступление


Третий год с переменным успехом продолжается война между федерацией планет Солнечного Союза и империей гаюнов. Как и во всякой войне, стороны пользуются всеми возможными средствами, способными принести победу. Группировка космических сил Союза в одном из секторов передовой линии фронта в составе управления специальных операций имеет группу диверсантов, состоящую из трех человек. Командир группы капитан Смирнов Виктор Александрович, позывной Шаман, по гражданской профессии доктор археологии, специализирующийся на изучении теологии прошлых веков человечества и других цивилизаций. В состав группы входят: врач, психолог, специалист по связи и электронным системам программного обеспечения, капитан Борис Гошар, позывной Самум, и майор Михаил Конев, позывной Колдун, инженер, специалист по подрывному делу, оружию, системам слежения и транспорту. Шаман с Самумом обладают неординарными для обычного человека способностями в области саморегуляции организма. Применяя свои знания в области биоэнергетики, психологии, используя приемы оккультизма, практикуемые шаманами с различных планет, они выполняют сложнейшие диверсионные операции, используя нетрадиционные методы. Категорию таких, как они, людей в специальных частях называют нетрадиционщиками, а в просторечии сокращенно нетрацами. Колдун обычный человек, но, постоянно общаясь с партнерами, развил в себе часть их необычных способностей. Непосредственный, веселый пройдоха, любитель выпить и поесть, он вечно цепляется к Самуму, подшучивая над ним, выпрашивает у Шамана по окончании операции отпуск подлиннее и, жалуясь на отсутствие комфорта, угрожает уйти из группы. Для выполнения одного из заданий группа забрасывается в систему звезды Хохайя и высаживается на планете Сохара, где должна уничтожить промышленные комплексы, добывающие сырье, из которого производится топливо для космических кораблей. Шаман, предвидя использование нестандартных методов, при выполнении этого задания доукомплектовывает группу девушкой, выбранной из нескольких кандидаток, которой присваивается позывной Сирена. На планете диверсанты сталкиваются с остатками вымирающей цивилизации, узнают секрет камней силы сохарцев, хранящих память всех их технических достижений, и устанавливают факт наличия в рядах Союза очень информированного предателя. Гаюны, принимая все меры к поимке диверсантов и сохраняя тайну добычи сырья, проводят на планете политику геноцида. Уничтожая служителей культа сохарцев,


они захватывают один из камней силы, представляющий собой гигантский изумруд. Не зная истинной ценности находки, передают его своему агенту в качестве платы за предательство. Главный жрец Сохара встречается с Шаманом и в обмен на помощь просит нетраца вернуть украденный камень. Сирена, попавшая в группу Шамана, является внедренным агентом и пытается выдать группу гаюнам. Будучи посвященной в тайну камня силы, она сообщает об этом своему руководителю, и диверсантов пытаются ликвидировать. Опасность получения врагами знаний сохарцев их технологий и оружия нависает над Союзом, грозя ему возможным расколом и страшными войнами. Выполнив задание, нетрацы принимают решение найти предателя и вернуть на Сохара камень силы, но им приходится действовать на территории союзной системы Босаван, входящей в Солнечный Союз. Раскрыв всю агентурную сеть гаюнов, они передают сведения о ней непосредственно президенту системы Босаван. Руководитель разведки Союза, генерал Кузмин, которому подчинены диверсанты, понимает, что, вернувшись с Сохара, они утаили часть сведений, и приказывает арестовать их по возвращении. Начальник управления специальных операций, полковник Лузгин, берет группу под свою защиту. Шаман признается Кузмину, что по просьбе верховного жреца с Сохара группа нашла и вернула на планету информационный кристалл. Мотивом принятия такого решения послужила опасность спора между членами Союза за обладание этим артефактом. Он указывает на возможность, через выявленную на Босаване сеть агентов, сбросить гаюнам стратегическую дезинформацию. Генерал соглашается с предложением, но относит его к компетенции Генерального штаба, не определяя срок реализации. Диверсанты получают новое задание — уничтожить заводы на планете Гемма, производящие оружие и снабжающие им армию гаюнов. Цивилизация геммов фактически порабощена гаюнами, и они используют промышленность планеты и ее полезные ископаемые в своих целях. Перед заброской группа получает информацию, что на планете может находиться разведчик Союза, Каянов, с которым давно утеряна связь. Успешно высадившись, диверсанты входят в контакт с разведчиком и устраивают свою базу в подземных коммуникациях одного из городов, где на протяжении десяти лет тот скрывался. Шаман начинает искать способы выполнения задания своими нетрадиционными методами. Он уверен, что легенды и мифы любого народа, дошедшие сквозь века до современников, основываются на реальных фактах прошлого. Изучая историю


Геммы, нетрац приходит к выводу, что причины происходивших несколько сотен лет назад крупных континентальных катастроф на планете были известны местным жрецам, фокам. Скрыв от своего народа истину, фоки нашли способы их нейтрализации. Спекулируя на этих знаниях, они фактически в течение всего времени были главной политической силой на планете. Поиски фоков и попытка вступить с ними в контакт, опираясь как на союзников, не приводит к положительному результату. Жрецы самоустранились от борьбы с захватчиками, скрываясь за тайной перехода в параллельное пространство. Раскрытая двухтысячелетняя тайна острова Дракона позволяет диверсантам устроить на планете природную катастрофу. В результате мощный ураган и цунами прокатываются по одному из континентов, не оставляя на нем камня на камне. Божественное проклятие, насылаемое жрецами и принесшее гибель одному из агрессивных народов, проживавших в средние века на планете, тоже не остается без внимания Шамана. Диверсанты распечатывают подземные полости со смертельно опасными микроорганизмами, сохранившимися в веках. Зеленый Суй выбирается на поверхность, поглощая все живое и разрушая созданную инфраструктуру. Теперь группе остается только найти аномальные зоны третьего континента, активировав которые можно устроить мощное землетрясение. Жрецы наблюдают со стороны за действиями диверсантов. Понимая, что их невмешательство не остановит последних, решают сами устроить катастрофу, в результате которой гаюны потеряют интерес к планете, а они вновь придут к власти. Диверсанты вместе с одним из фоков активируют аномалии и тут же попадают в плен к гаюнам. На допросах в контрразведке выясняется, что их захват стал возможным в результате предательства. Каянов, находясь в одиночестве, без связи, на чужой планете, исчерпав все средства к созданию движения сопротивления захватчикам, не выдержал проверку временем и обстоятельствами. Добровольно явившись к врагу, он предложил ему свои услуги в качестве агента и провокатора. Успешно выполняя поручения своих хозяев, разведчик заслужил их доверие и получил офицерское звание сотрудника контрразведки империи, продолжая свою агентурную работу среди геммов. Вершиной достижений предателя явилась информация, позволившая взять в плен диверсионную группу. Как пленных, представляющих собой большую информационную ценность, а также учитывая их опыт, опасность и знания, гаюны принимают решение о переправке диверсантов на одну из планет империи. Кроме того, сотрудники контрразведки добились их согласия работать инструкторами по подготовке агентов.


В момент этапирования на космодром Каянов расстреливает в топтере конвой, освобождает диверсантов, и они осуществляют побег с планеты на небольшом скоростном космическом корабле. Здесь разведчик признается, что вся операция с «предательством» и успешным побегом задумана им самим и согласована с разведкой гаюнов, на которую он также работает. Конечной целью всех перевоплощений является его возврат на службу в разведку Союза и восстановление к нему полного доверия. Вблизи орбиты корабль беглецов встречается с эскадрой кораблей Солнечного Союза, идущей к Гемме для уничтожения орбитальных верфей по строительству кораблей для империи. В сражении, произошедшем на орбите, гаюны терпят сокрушительное поражение. Успешно выполнившую задание группу торжественно встречает на одном из кораблей эскадры полковник Лузгин. Отдых диверсантов после успешной операции на Гемме оканчивается довольно быстро. Противник, потеряв запасы высокоактивного топлива и ряд крупных промышленных зон, позволяющих восстанавливать потери в технике, собрав в единый кулак все силы своего флота, планирует одним решающим ударом закончить войну. Союз не готов к отражению мощной атаки. Его силы распылены по множеству секторов, требующих защиты. Наступление единой эскадры имперцев необходимо любой ценой отсрочить, чтобы успеть собрать воедино свои силы. Диверсионная группа Шамана получает новое задание — приостановить выступление объединенной эскадры врага. Союзная разведка разработала план, согласно которому, члены группы, попав на территорию противника, должны донести до командования имперцев, что глава их разведки Ю-Сим готовит переворот в империи. Для выполнения своих планов по его приказу похищен находящийся в плену у солнечников племянник императора Сан-Ком, законный претендент на престол. Император и командование флотом должны понимать, что глава разведки мог предоставить ложную информацию о силах противника и его дислокации. Уточнение расстановки сил затянет начало генерального наступления и поможет союзному флоту собраться. На этот раз каждый член группы забрасывается на планеты империи поодиночке, имея свое конкретное задание, объединенные одной целью. К выполнению операции подключается и Каянов, как агент, завербованный разведкой гаюнов. Именно он должен похитить и доставить в империю Сан-Кома, являющегося основной ключевой фигурой подготавливаемого переворота. Контрразведка и император должны убедиться, что претендент на престол действительно находится на территории империи, имеет своих сторонников и поддержку части населения, уставшего от войны.


Колдун забрасывается в империю для ведения психологической войны. Проводя диверсионные операции на нескольких планетах, он создает видимость противостояния подданных имперской власти и создания ими единой организации сопротивления под названием Патриотический фронт. Тайна информационного кристалла с Сохара, через агентов Ю-Сима, доводится до сведения императора. Главный разведчик обвиняется в ее сокрытии и присвоении супертехнологий для использования в личных целях, в том числе для успешного совершения переворота. Факт обладания Ю-Симом информационного кристалла подтверждает Самум, захваченный в плен гаюнами на Сохара, где он с целой командой искал спрятанный артефакт. Доставленный в империю для дачи показаний диверсант бежит из тюрьмы. Мотивом его побега является боязнь смерти. У опального главного разведчика империи длинные руки, и он способен убрать даже в тюрьме свидетеля обвинения. Успех побега обеспечивается не только способностями Самума, как диверсанта нетрадиционщика, но и наличием паразитирующей в его организме сущности, подчиняющейся своему носителю. Каянов, доставив Сан-Кома на территорию империи, связывается с сотрудниками контрразведки. Он подтверждает факт приказа Ю-Сима выкрасть из плена претендента на престол и предлагает передать его императору. В момент спуска на планету, где Сан-Кома ждет конвой, а агента заслуженная награда, разведчик имитирует нападение на него и претендента на престол группы агентов Ю-Сима. Стремясь сохранить свою жизнь и жизнь ценного для него пленника, он скрывается и ждет удобного случая для передачи, не доверяя представителям контрразведки. Поддерживая связь с одним из своих бывших коллег, он сообщает, что Ю-Сим вошел в контакт со своими сторонниками и руководит действиями Патриотического фронта. Шаман взял на себя самую сложную часть задания. Подвергнув свой организм биотрансформации, он превращается в томасола, члена закрытой касты общества гаюнов. У нетраца имеется подозрение, что именно томасолы, или изгои, как их называют в обществе, обладают широкими знаниями в области экстрасенсорики, эзотерики и могут пользоваться ими практически. Возможно, именно они решили проблему нуль-пространственной транспортировки и руководили программой добычи и передачи сырья, из которого изготовлялся тинал. Раскрыть тайну пространственного перемещения — вот та задача, которую возложил на себя диверсант. Хорошо изучив историю гаюнов, он десантируется на планету Верма, где находится комплекс нуль-перемещения, заблокированный сущностью верторога.


Это было сделано нетрацами несколько месяцев тому назад с Сохара, в момент проведения диверсионной операции на планете. На Верме Шаман убеждается, что томасолы имеют прямое отношение к способу пространственного перемещения, а также владеют эзотерическими техниками работы с сущностными образованиями. Уничтожив охрану комплекса и нейтрализовав верторога, он прибывает на одном из спасательных кораблей гаюнов в империю. Попытка проникнуть в общество томасолов, стать своим среди чужих, срывается. Расчет на возможные союзнические отношения тоже терпит провал. Томасолы — ярые сторонники императорской власти и имеют прямое отношение к эффекту пространственной транспортировки, но не являются его создателями. Тайна так и осталась тайной, но обнаружилась еще одна — не менее важная и опасная. Изгои через точку пространственной транспортировки вступили в контакт с инопланетной цивилизацией. Все действия томасолов и непрошеных гостей свидетельствуют о том, что пришельцы пока еще незримо являются союзниками императорской власти. Нетрац подозревает, что у пришельцев далеко идущие планы. Их цель — обескровив флоты противников, захватить как империю, так и планеты Союза. Операция по нейтрализации руководителя разведки гаюнов, Ю-Сима, полностью удалась. Флот врага был задержан в пределах империи. Решающая битва откладывалась. Опальный разведчик встречается с Шаманом и между ними заключается союз. Теперь нетрацы вынуждены взвалить на свои плечи новое задание. Необходимо выявить силы и цели пришельцев. Не только не допустить их экспансию в пределы Союза, но и нанести им поражение, спасая самих имперцев. Глава 1 Планы — Вот так в настоящее время обстоят наши дела, — подвел Шаман итог своего сообщения о контакте с Ю-Симом и результатах посещения лагеря томасолов, предварительно выслушав доклады членов группы. — А доверять ему можно? — с сомнением в голосе спросил Колдун, имея в виду опального руководителя разведки. — Мы тоже не вчера пришли на эту сцену. Методы игры давно знакомы. — Что скажете, ваше величество? — переадресовал вопрос Сан-Кому Шаман, и все устремили взгляды на племянника императора. — Только после того как он принесет клятву крови, — не раздумывая, произнес претендент на престол.


— Он уже приносил ее императору, и каков ее результат, мы знаем, — возразил Самум. — Клятва расторгнута императором. — И насколько я знаю, Многоликий должен был покончить жизнь самоубийством, — резюмировал Каянов. — Именно так он и поступил, подсунув своего двойника, — добавил Шаман. — Мизансцена не удалась, да и не могла удастся, — вставил Колдун. — Да. Император, естественно, не поверил в смерть Многоликого. Эксперты это подтвердили, но Ю-Сим выиграл время, чтобы скрыться, — согласился Сан-Ком. — Значит, доверять ему нельзя, — протянул инженер. — Клятва крови для ЮСима не более чем формальность. — Если это игра, то ставки в ней очень крупные, — произнес гаюн. — Чтобы выиграть эту партию, император мог дать согласие на любые жертвы. — Пока будем исходить из того, что он наш временный союзник, причем союзник сильный, с широкими возможностями, — проговорил Шаман. — Итак, на чем мы остановились? — спросил Ю-Сим, вернувшись в каюту и заняв прежнее место за столом. — Кстати, как к вам обращаться? — Зовите меня брат Тук. Имперец усмехнулся. — Не потомок ли вы знаменитого барона У-Тука, о котором сложена легенда «Белого Победоносца»? Шаман не среагировал на шутку. — Для всех ваших людей я обычный изгой, не принявший решения своего клана. В каждом стаде есть паршивый копар. Информация, что с вами сотрудничает томасол, не должна быть секретной. Желательно, чтобы произошла ее утечка. — Предвидите случай поработать живцом? — Вполне возможно, такой вариант и обозначится, но не сейчас. Знание этого факта изгоями заставит их руководителей нервничать, гадать, какой информацией я поделился с вами. — Хотите запустить процесс лавины? — Не знаю, что из этого получится, но не мне вам объяснять, что маленькая ошибка при решении задачи в ее начале приводит к неправильному результату в конце. Чем продолжительнее ряд вычислений, тем более неверный вывод в ответе. Пусть наши противники думают, что мы знаем о них больше, чем это есть в действительности. Осуществляя свои страховочные мероприятия, они тем самым раскроются, и мы быстрее выявим их слабые стороны. Они будут пытаться установить, из какой я семьи, в каком храме вырос и в какие секреты клана


посвящен. Тот, кто начнет разработку моей личности, должен обязательно попасть в ваше поле зрения. Необходимо будет пройтись по его цепочке следов в обратную сторону. — А вы опасны, брат Тук, даже очень опасны, — проговорил Ю-Сим. — Как у вас говорят — такому палец в рот не клади. — Давайте перейдем к делу, уважаемый Ю-Сим. У нас с вами слишком много вопросов, требующих быстрого решения. — Вы абсолютно правы. С чего, по вашему мнению, нам нужно начинать? — У нас несколько первоочередных проблем. Первая, как мне видится, это флот. Даже не столько он сам, сколько связь командиров эскадр со штабом. Мы должны ее нарушить. Нам нельзя допустить генерального сражения. Я не стратег, но ответ напрашивается сам собой, если в доме нет охраны, то в него, с большой долей вероятности, залезут воры. — Вы опять о той конструкции, которая торчала внутри каменной чаши. Может, это не корабль, а голограмма. — Значит, вы отрицаете, что это приемник пространственного перехода? — Каменная чаша, возможно, вообще естественного происхождения с искусственными дополнениями. Что мы знаем о томасолах? Возможно, это что-то ритуальное. — Рипак всегда останется рипаком. Это ваша поговорка. — Это вы к чему? — Разведчик всегда остается разведчиком. Я это предвидел. Давайте договоримся сейчас и не будем к этому возвращаться. Или мы доверяем друг другу, либо в этой игре каждый сам за себя и она ничем хорошим не кончится. Я был на восьмой планете, когда томасолы справились с задачей восстановления работы пространственного перехода. Знаю, что на Сохара стоят приемники тинала. У нас тоже есть ученые, которые разобрались в этом вопросе. И цель нападения вашего отряда на изгоев в пещерах для меня понятна. Вы хотели узнать тот же секрет, что и я. — Ну, хорошо, хорошо. Я знаю о нуль-пространственной транспортировке примерно столько же, сколько и вы. Но где уверенность в том, что нам угрожает экспансия. Возможно, кто-то делится с томасолами своими достижениями или это их открытие, но они не хотят раскрывать его суть. — Делится своими секретами таким образом, что вы сами, я имею в виду вашу расу, не можете самостоятельно ими пользоваться. — Возможно, желание остаться монополистами и оказывать давление на императора. Не исключен вариант, что кто-то из приближенных Единственного допущен к этой тайне.


— Зачем тогда ваша база на Сохара работала над проблемой переброски биологических объектов через пространство. — Откуда вы это знаете? Шаман не отреагировал на вопрос. — Вы сами в это не верите и наверняка знаете другую нашу поговорку: «Бесплатных пирожных не бывает». Если бы император мог использовать пространственную транспортировку, то что ему могло бы помешать забросить несколько эскадр нам в тыл и начать вторжение. — Допустим, вы правы. Что конкретно предлагаете? — Давайте вернемся к нашему первому вопросу. — Я вас слушаю. — У нас нет времени заниматься с каждым капитаном корабля и членами его экипажа отдельно. Убеждать. Вербовать. Его также нет для проведения диверсий и вывода хотя бы части кораблей из строя. — Вы предлагаете сделать это по отдельным эскадрам и группам? — Именно. Но выполнить эту работу таким образом, чтобы корабли сохранили свою боеспособность. Но в каждом конкретном случае причина должна быть вполне естественной, чтобы факты нельзя было связать в единое целое, с выдвижением версии управления из командного центра. — А почему бы и нет. Вы ведь создали Патриотический фронт. Вот и цель для контрразведки. Они и так этим занимаются. Пусть ищут. — Одно дело — локальные, разовые операции фронта. Совсем другое — единый центр, способный поставить и организовать серьезные операции в масштабе империи. Фронт становится еще более опасен, если во главе его стоит преемник императорской власти, поддерживаемый таким профессионалом, как скрывшийся руководитель разведки. — Думаете, император может поднять тревогу и вызвать на помощь своих таинственных партнеров по альянсу. — Вряд ли он. Это может сделать представитель чужаков, находящийся где-то рядом и тоже внимательно отслеживающий развивающиеся события. Нам не выгодно, чтобы именно сейчас чужаки вышли из тени. Мы не готовы дать им серьезный отпор. Необходимо просто выиграть время, пока они не знают, что их планы раскрыты. Появление их флота сейчас означает гибель и нашего Союза, и вашей империи. — Вы говорите это так убежденно, что мне хочется верить, что все так плохо и вполне реально. — Мне не надо верить. Вспомните историю. Более сильный союзник всегда старается сделать своего партнера еще более слабым. Ваш флот пошлют в первые


ряды под наши пушки, на убой. Мотивация будет вполне убедительной. Вы имеете опыт войны с нами и знакомы с нашей тактикой. Секреты своего оружия и тактики они не будут раскрывать до последнего и применят все это только тогда, когда начнут добивать и нас и вас. — С вами нельзя не согласиться. — Затяжка с наступлением в течение пары недель их не должна насторожить. За это время мы должны найти все места расположения кабин нуль-транспортировки. По возможности, вывести их из строя и выявить как можно больше сильных и слабых сторон непрошеных гостей. — Скорее всего, как и здесь, они опираются на базы томасолов. — Вполне допускаю, но не на все. — Почему? — Когда вы руководили разведкой, разве у вас не было несколько сетей, построенных на разных принципах, не связанных друг с другом? Каждая, независимо друг от друга, обеспечивала поступление информации. Если контрразведка противника выявляла одну их них, вторая продолжала работать. — Это азы нашей работы. — Почему о нашем противнике вы думаете иначе? — Скорее всего, вы правы. Планируя вторжение, такая сеть не нужна для функционирования на длительное время, можно воспользоваться уже проверенным методом. — Согласен, но здесь имеется еще одна причина. Кабина нуль-пространственной транспортировки не может быть установлена в любом месте, там, где выгодно нашим противникам. — Почему? — Такой пространственный переход можно установить только в определенного типа аномальной зоне. — И вы знаете, где такие зоны могут располагаться? — Нет. Каждую такую зону нам придется найти. — Вы понимаете, что это не реально. — Все — нет, но большинство найдем. — Придется пройтись по следам томасолов и их миграции в последнее время, — задумчиво, будто про себя проговорил Ю-Сим, планируя дальнейшие действия. — И еще… — Подозрительные поставки аппаратуры, вооружения и строительной техники. — Абсолютно верно, коллега. — Все это могло идти по нескольким направлениям.


— Исследовательские работы на вновь открытых планетах, где требовалась строительная техника. Передача вооружения частям, которые не существуют, или оружие не дошло до адресата, а командиры таких частей заявки на него не делали. Крупные концерны, выпускающие мелкие партии нестандартного электронного оборудования по спецзаказам контрразведки, армии, императорской службы безопасности. — Заказы, на которые отдельно приходила техническая документация, и производственники не представляли цели использования такой аппаратуры. — Почему вы думаете, что аппаратура для кабин пространственного перехода изготовлялась у нас. Ее мог доставить наш противник. — Во-первых, ваши предприятия изготовляли секции, установленные на Сохара для приемки тинала. Во-вторых, я был в центре управления в пещерном городе и на разбитой станции восьмой планеты, но ничего инопланетного, необычного там не заметил. Они не хотели засвечиваться раньше времени, хотят скрыть свои технологии, а следовательно, возможности и силу. — Значит, мы можем раскрыть их секрет пространственного перехода и перенести военные действия на их территорию? — загорелся Ю-Сим. — Надо попробовать, но я не уверен в положительном результате. — Вы считаете, что документация исчезла, а аппаратура имеет самоликвидаторы? — Конечно, они подстраховались, но даже если мы и раскроем секрет, то у нас не будет времени его использовать. Они рискуют очень немногим. Рабы, обладающие таким секретом, не опасны. Они не могут реализовать свои знания. У них нет сил противостоять своим хозяевам. Нет флота. Нет армии. — Кстати, мы не знаем, с какой скоростью двигаются их корабли, но можно быть уверенным, что предстоящая нам зона поиска не такая уж и большая. — Думаете, они создают их вблизи места, где собираются действовать? — Мне кажется такое решение естественным. Это подтверждается нашей находкой одной из точек пространственного перехода здесь. — Согласен, но тогда мы можем еще больше сузить круг поиска. — Каким образом? — Они должны устанавливать зоны перехода в стратегических и тактически выгодных для нанесения удара местах. — Хорошая мысль. — Но обязательно будет несколько точек, до которых сможет дотянуться только флот. — Их не должно быть очень много на выгодных им направлениях. Плюс, судя по вашим словам, аномальные зоны необходимого порядка находятся не везде. — Надеюсь, у вас есть возможность получить такую информацию?


— Да. В пределах империи и на сотню парсеков вокруг все досконально изучено и картографировано. Наверняка они пользовались нашими картами. Мои аналитики быстро вычислят наиболее опасные и удобные для концентрации их сил участки. — Вы уже активировали свою сеть внутри империи? — О какой сети вы говорите? Есть, конечно, некоторое количество надежных людей, которые мне кое-чем обязаны, но их не так уж и много. Кроме того, кто станет поддерживать такого человека, как я, на которого охотится вся контрразведка империи? — Уважаемый мазан Ю-Сим, не надо лукавить. Мне вдоль и поперек знакома эта кухня. Такие люди, как вы, всегда и везде создают параллельные структуры, подчиненные только им и не числящиеся в официальных кадровых списках. Разведка по роду своей деятельности всегда как бы обособлена от той почвы, из которой она растет, от страны, на которую работает. Ее интересы находятся за пределами границ, но это для рядовых сотрудников и внедренных агентов. Руководители спецслужб всегда и везде, мягко говоря, интересуются, а что творится рядом с ними, нет ли опасности для них самих, здесь, рядом. Вербовка сотрудников контрразведки и внедрение агентов — это обычное дело. Получение политической информации от императорского окружения для планирования своей деятельности и собственной безопасности, обязательно. Связи в армии и коррумпированной полиции, агенты в криминальных структурах. О личных контактах и знании грешков руководителей крупных концернов я уже не говорю. Последний и самый надежный оплот, старая гвардия, с почетом отправленная на пенсию. «Старики», верой и правдой по двадцать пять — тридцать лет отслужившие в рядах конторы плаща и кинжала, не представляющие другого рода деятельности. Контора их не забыла, пристроила в нужные ей места, на не обременительную, но информационно насыщенную службу. Невидимки, периодически датируемые из личного фонда начальника разведки. Не теряйте лица. Не говорите, что всего этого у вас нет. — Какую должность вы занимаете в своем ведомстве? — Значительно ниже, чем была ваша. — Вас не ценили. Когда мы решим все сегодняшние проблемы, переходите ко мне, должность шепчущего вас ждет в любое время. — Спасибо, буду иметь это в виду. В данном случае меня больше радует ваш оптимизм. — А нам с вами больше ничего и не остается. — Это звучит как гарантия, что выявленные нами точки пространственных переходов будут уничтожены на тех планетах, где есть регулярные армейские подразделения.


— Что бы сделали солдаты вашей армии, когда бы им показали, как их сестер, жен и матерей насилуют и используют в качестве яйценосных гурох. — Но здесь есть еще одна проблема. Шаман отчетливо вспомнил, как Шер-паша рвал цепи наступающих десантников на Сохара и как горела поддерживающая их наступление техника. — Слушаю внимательно. — Вы знаете значение слова «Обоган»? — Где-то я это слово уже слышал. Подождите, — Ю-Сим на несколько секунд задумался. — Это что-то из легенд и мистики. Духи предков или что-то в этом роде, причем всегда злобные и страшные. К чему это вы? Каким боком тут детские сказки? — Хочу вас огорчить. Это не сказки, а реальность и очень грозное оружие, которым владеют томасолы. — Вы это серьезно? — Иначе я не стал бы об этом говорить. — Надеюсь, вы можете привести факты? — Ваш отряд, высадившийся у пещерного города, уничтожен именно такой, как вы выразились, мистической силой. — Ерунда, мы наблюдали за боем. Правда, видеосвязь вскоре прекратилась. Похоже, томасолы включили аппаратуру подавления, и сигнал не проходил. Операция была явно плохо подготовлена. Мы не ожидали, что изгои имеют в большом количестве современное автоматическое оружие. — Вам нужно еще одно подтверждение? Вы его скоро получите. — Каким образом? — Вы ведь выходили в рубку, чтобы отдать приказ о проведении разведки в районе провалившейся акции? — Да, это так. Вы еще раз доказали мне, что являетесь не простым исполнителем чужих приказов. — Об этом не трудно было догадаться. Корабль остался на орбите после того, как наделал много шума внизу, значит, мы чего-то ждали. Вывод напрашивается сам собой. Мы беседуем достаточно долго. Проверьте. Возможно, вашей группы уже не существует. — Рубка, дайте канал с группой разведки, — тут же потребовал разведчик. — Канал открыт, — прозвучало из динамика в стене. — Я-Сан, доложи обстановку, — потребовал Ю-Сим, обращаясь к командиру высадившейся группы. — Высадились нормально. Сейчас находимся в пятидесяти метрах от входов в пещеры. Везде трупы томасолов. Судя по следам, кто-то расстреливал толпу из


автоматических пушек, которые мы засекли в начале операции. Есть несколько наших, но одна странность. У всех переломы шейных позвонков, как будто им посворачивали головы. На трупах следов рукопашной схватки нет. Биосканеры не фиксируют живые формы. Скорее всего, экранирует скала. Слышимость была отвратительной. Доклад командира группы прерывался, сопровождаясь хрипами и треском эфира. — Что у вас с аппаратурой? Слышимость дрянь и нет видео. — Наверно, работает установка помех, — едва разобрал ответ Шаман. — Если хотите, чтобы они остались живы, отзовите группу, — тихо проговорил он. — Продолжайте выполнять задачу. Я нахожусь постоянно на связи. Непрерывно передавайте все, что видите. — Вас понял. Выполняю, — донеслось из динамика. — Они погибнут. — Они профессионалы. Это разведка. Нам нужна информация и результат, — бесстрастно проговорил Ю-Сим. — Входим в пещеру. Оставляю человека для связи у входа. Биолокатор ничего не фиксирует. Движемся цепочкой на расстоянии пяти метров друг от друга. От входа прошли тридцать… — динамик донес дикий крик, автоматную очередь, а дальше звук несущей частоты и шум помех. — Что там у тебя, Я-Сан? — несколько раз повторил свой вызов Ю-Сим. — Ваших людей больше нет, я же вас предупреждал, — произнес нетрац. — Как же выжили вы? — Как только почувствовал присутствие Обогана, я сразу покинул опасную зону. — Насколько она распространяется? — Судя по трупам ваших людей, атаковавших пещеры, метров на пятьдесят от входа, но это явно не его предел. — Почему вы так думаете? — Вспомните свои легенды, сказки, мифы. Разве нечистая сила всегда действовала только в ограниченном пространстве? — Черная магия? Бред. — Обратитесь к своим специалистам по аномальным явлениям. Может быть, они убедят вас. — И что из этого следует? — задал себе вопрос Ю-Сим и тут же сам ответил на него вопросом: — Значит, применять диверсионные или пехотные подразделения против лагерей томасолов бесполезно? — при этом вопросительно посмотрев на своего гостя.


— Ракеты, дальнобойная артиллерия, точечный удар из космоса, в худшем случае самолеты, — ответил тот. — Я все это проверю. — Как вам будет угодно. Но начать операцию по уничтожению точек перехода мы должны только тогда, когда они все будут выявлены, или в том случае, если наш противник начнет переброску своих сил. — Об этом могли бы и не говорить, — раздраженно произнес разведчик, еще не отошедший от гибели разведгруппы. — Не могу понять только одного. Они что, самоубийцы? Вызвали этого Обогана, и он поубивал всех. Цель томасолов — сохранить, активировать в нужный момент и охранять зону перехода. А что сделали они? Шаман не собирался раскрывать секрет сущностей. — Возможно, спрятались глубоко в пещерах, и биосканеры не уловили их присутствие. — Возможно, но скоро я это выясню. — Послушайте, уважаемый Ю-Сим, не пора ли нам сняться с орбиты и начинать действовать. Мы можем продолжать нашу беседу и в пути, но у меня есть одна просьба. — Говорите. — Пусть ваши специалисты снимут и запишут волновой и электромагнитный спектр вокруг пещерного города. — Зачем вам это? — Если мы будем иметь параметры одной такой зоны, то проведенная орбитальная разведка быстро поможет обнаружить таковые и в других местах. Нам останется только проверить есть ли там «дверь», через которую могут проникнуть непрошеные гости, или нет. — Скажите, а на чем основана ваша уверенность? — Я же говорил, что являюсь специалистом по аномалиям. Любая планета, как шкура вашего гепона, покрыта пятнами различного вида зон. Каждая имеет свои особенности и физические характеристики. В моем мире, в древние времена, прежде чем построить храм, человек, обладающий способностями тонко чувствовать спектр излучения пространства, указывал место будущего строительства. Оно выбиралось с учетом характера излучения, которое успокаивает, придает силы, лечит. Наша церковь, как и ваша, ссылается на сверхъестественную силу Создателя. Опуская слово Бог, можно сказать, что верящие люди, собираясь вместе и веря в эту силу, программируют друг друга. Увеличивают эту природную силу, подключая свою энергетику к волновым излучениям «святого» места. — Рубка, — позвал разведчик.


— Рубка слушает. — Снимите волновые и электромагнитные характеристики интересующей нас зоны до границы их убывания. По окончании работы уходим в седьмой квадрат. — Принято. Выполняю, — отозвался динамик. — Как вы думаете, брат Тук, есть ли у этих предателей единый центр управления всеми пунктами транспортировки? — Не хотите лишней суеты? Конечно, гораздо проще выявить и проследить каналы прохождения информации от двух-трех точек к центру, но как мне кажется, его у них нет. Наш противник непрост. С какой стати он будет доверять томасолам такую стратегически важную функцию, как активация точек пространственного перехода? Чтобы можно было одним ударом по центру разрушить весь план вторжения в систему. Вы бы, например, доверили? — Нет? — Я тоже. Кроме того, на мой взгляд, томасолы, я имею в виду тех, кто проживает в храмах, так сказать, на задворках, это просто рабочая сила, вторичное звено. С их помощью противник построил приемные кабины. Они осуществляют их охрану. Скорее всего, у изгоев стоит аппаратура, работающая только в одну сторону. Они могут сообщить своим хозяевам по пространственному каналу об опасности. Что канал перехода раскрыт, что он находится под контролем и при выходе их ожидает засада. Активация работы кабин пространственного перехода осуществляется с другой стороны. — К сожалению, мой анализ полностью совпадает с вашими выводами. — Да, мы оба рассчитывали, что пространственная транспортировка — это открытие изгоев, но, как видите, ошиблись. Мне это стало понятным после того, как я увидел корабль в приемной чаше перехода. Кроме того, я сбросил всю информацию блока памяти их центра управления на свой копайзер и, пока вы отсутствовали, поверхностно просмотрел ее. На первый взгляд ничего представляющего для нас интерес там нет. — Очень жаль. — Судя по осуществленному вами нападению, вы уже активизировали вашу сеть на розыск точек перехода? — Да, такая работа ведется на всех планетах империи. — Надеюсь, Гая не исключение. Там самое надежное место для концентрации их флота. — Не сомневаюсь, что она есть и там, но конкретных сведений пока не поступало. Император наверняка с помощью союзников укрепил свою цитадель. — Будем исходить именно из этого допущения. Теперь связь штаба с флотом. Вы можете взять ее под контроль или хотя бы разрушить в нужный момент.


— Практически это нереально. Система многоуровневая. Выход из строя даже нескольких каналов только на время затормозит прохождение приказов, но эскадры останутся в подчинении штабу и императору. — А прохождение нашего приказа на одну из эскадр? — Это возможно. Вы что-то задумали? — Да есть одна мысль, но если позволите, мы обсудим ее чуть позже. Ю-Сим понимающе кивнул. — У вас еще есть корабли, экипажи которых подчиняются только вам? Заметьте, я не спрашиваю, сколько их. — Да. — Необходимо начать разведку наиболее вероятных участков, где могут располагаться точки пространственного перехода и скапливаться силы противника. — Таких мест много. Мои возможности ограничены. Мы не успеем проверить и десятой их части. — Значит, наши силы в этом направлении необходимо значительно увеличить. — За счет чего? — Флот Союза. Одному из ваших кораблей нужно выйти в нейтральную зону патрулирования с моим человеком на борту и передать нам кодовую таблицу сигналов «Свой — Чужой». — Это прямое предательство. — Предательство кого? Интересов императора, собравшегося ради власти отдать свой народ в рабство, или этого самого народа? Вам придется принять это решение сейчас. У нас нет времени на раздумья. — Я не пущу ваш флот в пространство империи. — Этого и не нужно. Несколько десятков наших кораблей, причем действующих в одиночку, не представляют для империи никакой опасности. Вы это прекрасно понимаете. — Да. Но за единицами придут эскадры. — По моим сведениям, ваш флот полностью собран и только ждет приказа к наступлению. Даже при наличии сигнала «Свой» эскадру, движущуюся из нашего пространства, ваши патрули не пропустят, а это значит — опасность вторжения и полномасштабная схватка. Мы хотим ее избежать. Надеюсь, вы искренни и хотите того же. Мы уже говорили. Как только флоты уничтожат друг друга, и вы, и мы будем иметь вторжение противника, о котором практически ничего не знаем и которому не сможем ничего противопоставить. Существует и другой вариант. В этом случае коды нам не понадобятся, но Союз все равно необходимо поставить в известность о надвигающейся опасности. Если передать ориентировочные места, где в первую очередь необходимо провести разведку, это ускорит решение задачи. В


дело вступят невидимки, но их может не хватить для масштабных поисков. Кроме того, передача кодов убедила бы мое командование, что опасность реальна и у Союза есть серьезная поддержка в империи, а это уже ваши плюсы. — Я предлагаю другой вариант. Для этого не понадобятся ни мои ни ваши корабли. — Внимательно вас слушаю. — Автоматические разведчики. Скорость выше, чем у обычных кораблей. Программу и зону поисков закладываем в память. Мои люди смогут незаметно провести эту операцию. Результаты поиска получим только мы по специальной частоте. Один мой корабль в зависимости от площади поиска сможет контролировать результаты четырех-пяти таких разведчиков. — Ваше предложение мне нравится, но, как вы заметили, у противника идеальная маскировка. А если даже нужная зона и будет обнаружена, то это совсем не означает, что там есть канал пространственного перехода. — Мы можем имитировать нападение тем же разведчиком. Если он будет сбит, то мы в любом случае успеем получить соответствующий сигнал. Наличие канала перехода будет раскрыто. — Согласен. Это в значительной степени ускорит решение задачи. В каком количестве возможен запуск таких разведчиков и под каким прикрытием вы собираетесь осуществить эту операцию? — У меня есть в генштабе свой человек. Добавит в сводках с эскадр одно-два слова. Аналитикам этого будет вполне достаточно, чтобы сделать прогноз о возможном наличии опасности. Справка пойдет в оперативный отдел. Последует официальный приказ о проведении разведки автоматами. — А как наша программа поиска попадет в память разведчиков? — Командирам кораблей положено знать только самое необходимое. Так же, как и у вас, никто их не информируют, о чем думает командование, каковы его стратегические цели. Вместе с приказом, придет зашифрованная запись задания. Программа, которую следует заложить в память разведчиков. По ее отработке, после возвращения на носитель, наша часть задания и полученная информация из нее будет автоматически стерта. — Вы опасны для империи гораздо больше, чем я, — с уважением в голосе проговорил Шаман. — Признаю, что я восхищен вами и рад иметь такого союзника. — Ладно вам. Это моя обычная работа. Тут я вот что подумал. Нам нужно оставить в близкой досягаемости одну-две эскадры. — Вы предполагаете, что император пошлет в бой всех. До последней боевой единицы?


— В обычном случае он бы этого не сделал, но в настоящее время так и поступит. Точнее, это будет не его желание, а требование гостей. Они пообещают ему от себя еще более сильную защиту и любые гарантии его безопасности. — Согласен. Зачем ему лишние глаза и пушки в пространстве, куда должны войти его союзники. — Есть еще один аспект. Первые схватки, если они произойдут здесь, раскроют нам тактические приемы действий противника во время боя и его вооруженность. — Не могу не согласиться. У вас есть конкретное предложение? — Да. Если не возражаете, я включу в ваш Патриотический фронт некоторую часть своих людей, — улыбнулся Ю-Сим. — Активизируем действия патриотов, а то они поумерили свою активность, да и мы своего носа не покажем. — Не возражаю. Что вы придумали? — Мои люди найдут на армейских складах продукты, зараженные опасным, но не смертельным вирусом. Встанет вопрос о санитарной проверке таких же продуктов на кораблях. Следы заражения найдут и там. Об этом позаботится мой человек, включенный в состав комиссии. Направлять корабли в зону боевых действий при отсутствии продуктов питания никто себе не позволит. Следовательно: полная разгрузка, доставка необходимого количества на корабли, погрузка. Мы выиграем несколько дней. Эскадры останутся на орбитах планет. — Отлично, если это нам удастся сделать. — Для подтверждения наших предположений, нам неплохо бы захватить «языка», — с настойчивой интонацией в голосе проговорил Ю-Сим. — Не думаю, что это можно сделать где-нибудь, кроме как на Гае. Туда нам все равно необходимо попасть. Нападение еще на одну точку перехода может спровоцировать преждевременное выступление противника, к которому мы не готовы. Хватать томасолов всех подряд? Не думаю, что это даст нужный нам результат. — Несанкционированное проникновение на Гаю практически исключено. — Значит, необходимо придумать план получения такого разрешения или проникнуть на корабль, которому уже разрешена посадка на планету. — Было бы неплохо добраться до императора и свернуть ему шею. — Даже если ваши люди есть в его близком окружении, они не смогут этого сделать. — Почему вы так в этом уверены? — После вашего побега контроль и охрана наверняка усилены. Установки псиподавления реагируют на малейший сигнал агрессии. Какую охрану обеспечивают со своей стороны союзники, о возможностях которых мы ничего не знаем, это большой вопрос, но не сомневаюсь, что таковая имеется. И, наверное, последнее. Вы


забыли о Обогане. Изгои наверняка обеспечили своего лидера еще и этим прикрытием. — Вы считаете, что император недоступен? — Ну почему же. Уверен, что с вашей помощью, я и мои люди можем решить этот вопрос. — На Гае построены четыре императорских дворца. Все они находятся в экваториальной зоне, на равном удалении друг от друга, почти строго симметрично, в четверти длины окружности планеты. В каком из них находится император и в какое время, знает только его личная охрана. На Гае два океана, опоясывающие планету в северном и южном полушариях. Есть десять внутренних морей. Полюса имеют материковое основание и покрыты ледяными шапками. Сейсмика практически отсутствует. Климат ровный, мягкий. Имеется специальная служба контроля погоды. Капля дождя не упадет на императорский дворец без повеления Единственного. Планета практически стерильна. Нет ни крупных опасных животных, ни опасности заражения микроорганизмами. Базы ПВО и ПКО разбросаны и хорошо замаскированы по всей планете. Есть боевые станции на орбите. На удалении в парсек установлены автоматические системы дальнего оповещения. Личная эскадра императора, по моим данным, насчитывает около сотни крейсеров, десяток авианосцев. Эскадра базируется на спутнике Гаи, там же и ремонтная база. Есть две зоны отдыха экипажей на самой планете. Одна расположена на берегу северного, другая южного океанов. О наземных частях обороны, их силе и местах базирования у меня нет сведений. Продукты производятся здесь же, на планете, но где расположены фермы, не имею представления. У меня есть частичные планы дворцов, но, естественно, только их наземной части, там, где побывал я или некоторые из тех, кто представил мне такую информацию. Но эти данные не точны. И внутренняя, и подземная часть дворцов постоянно перестраиваются. За одно только подозрение, что идет сбор такой информации или произошла ее утечка, полагается немедленная смерть. Император два-три раза в год устраивает приемы, вылетая для этого на Мию, но в его посещениях нет никакой системы. Когда он там появится, никто не знает. Все, что у меня есть, я предоставлю в ваше распоряжение. — Но такая обстановка на планете была не всегда, — убежденно проговорил Шаман. — Гая трансформировалась в имперскую цитадель на протяжении последних ста лет. Оборона укреплялась. Народ отселялся или умирал. У меня есть подозрение, что эпидемии носили, мягко говоря, неестественный характер. Территории освобождались от населения специальными методами. По моим сведениям,


существовали даже команды контрразведки, которые уничтожали старую информацию о планете, содержащуюся в древних и более поздних источниках. — Это было бы очень интересное и полезное для нашего дела чтение, — с радостью констатировал Шаман. — Кое-что у меня для вас найдется. — Буду весьма благодарен. Никогда не знаешь, что может пригодиться при разработке операции и выполнении задания. Кстати, мазан Ю-Сим, у нас с вами есть еще одна сила, хорошо подготовленная и знающая не понаслышке, что такое война. — Вы имеете в виду лагеря с вашими пленными? — Конечно. Было бы очень неплохо, в случае если наши враги высадятся на планетах и начнутся бои, подготовить склады, чтобы вооружить людей. — Обещать ничего пока не могу. Мы вообще пока не рассматривали вариант высадки противника на планеты. — Но исключать этого нельзя. — К сожалению, это так. Мои люди работали в лагерях. Сколько ваших соплеменников сейчас и где они, я сказать не могу. Но такая информация у нас есть. — Вы ознакомите меня с ней? — Зачем вам это? — Среди пленных могут быть ученые, специалисты нашего с вами профиля. Хотелось бы сохранить им жизни и использовать с наибольшей эффективностью. — Контрразведка и моя служба отфильтровали все, что было можно. Не думаю, что из этого будет толк, но посмотрите сами. — Спасибо. Будет что-то интересное, я вам скажу. Разведчик согласно кивнул головой. — Теперь мне нужно встретиться со своими людьми, — проговорил Шаман. — Я внимательно слушал и отвечал на все ваши вопросы, брат Тук. Похоже, нам придется вскоре расстаться, и мне бы хотелось получить ответы на несколько своих. — Готов удовлетворить ваше любопытство в той степени, в которой смогу. — Когда вы передадите мне Сан-Кома? Вы же понимаете, что он мне необходим для переговоров и привлечения на нашу сторону достаточно могущественных людей моего мира. Поверьте, они не менее активно, чем я, вмешаются в нашу борьбу. — Охотно верю. Его величество будет с вами через несколько часов, как только вы высадите меня на Даре. — Передайте от меня привет К-Яну, как только с ним увидитесь. Очень неплохая работа. Я благодарен ему за то, что в настоящее время нахожусь на стороне своего народа. Не сомневаюсь, что ученый, захваченный на Сохара, тоже ваш человек.


Интересно было бы узнать, каким образом он совершил побег из императорской тюрьмы. — У него столько приемов, что даже я не знаю всех его уловок. Обязательно передам ему ваше пожелание. — Кого вы хотите отправить на связь со своим командованием? — К-Ян справится с этим поручением лучше всех. — Ну что ж, так и решим. Сейчас вас проводят в каюту. Отдыхайте. Необходимую информацию вам принесут. — Теперь о наших дальнейших планах, — проговорил Шаман. — В группе остался единственный незасвеченный человек, это ты, Колдун. Для тебя у меня особое задание — будешь охранять его величество и одновременно контролировать исполнение обязательств, взятых на себя нашими союзниками. — И под каким соусом я буду этим заниматься, если должен оставаться и рядом и невидимым? — Ваше величество, не кормите его, пока из его лексикона не исчезнут кулинарные термины. Просто пообещайте после нашей победы дать ему должность главного распорядителя на вашей кухне, и надежнее человека, чем он, рядом с вами не будет. Не сомневайтесь в его компетенции, у него уже есть аналогичная должность в президентском дворце одного из членов Союза. — Весьма забавно, мазаны, — улыбнулся Сан-Ком. — Мне это подходит. Главный специалист по уничтожению космодромов и одновременно распорядитель на кухне. Жаль, что я не смогу этим ни с кем поделиться. — Это еще не все его достоинства. Если бы вы еще знали, что он глухонемой. — Командир, — умоляюще проговорил Колдун. — Поручи это задание Борьке. Обещаю, ты больше не услышишь от меня ни слова ни о кухне, ни об отпуске. — Самум будет нужен мне на Гае. Кроме того, посмотри на него. Худой, как щепка. Он не может понравиться его величеству. Или ты хочешь, чтобы в кулуарах говорили о дурном вкусе наследника престола? — Ты это о чем? — В высшем свете империи не видят разницы между девочками и мальчиками, заходя в спальню. — Ну уж нет. Можешь меня расстрелять за невыполнение приказа, но это задание я выполнять не буду. — Его величество даст слово, что не будет покушаться на твою девственность. Подземелье огласилось дружным хохотом. Не смеялся один Колдун, вскочивший на ноги, с побагровевшим лицом и сжатыми в кулаки кистями рук.


Шаман резко оборвал смех. — Сядь и успокойся, — серьезным тоном произнес он. — Ты нужен мне там, где я сказал. Колдун сник и медленно опустился на бетонный пол, опершись спиной о стену. — Я не буду говорить, как важен нам живым и невредимым наследник престола. То, что вам обоим предстоит, нельзя даже близко сравнивать ни с одной проведенной нами раньше операцией. Вокруг вас постоянно будут люди, и каждую минуту ты должен быть готов к удару в спину, в прямом и переносном смысле этого слова. Хорошо, если бы только в свою. Ты должен не только обеспечить безопасность его величества, но и выжить. От этого зависит, без преувеличения, исход войны. Тебе придется работать на пределе. Ежесекундно ждать удара. Включи все свои знания и возможности. Можно было бы поручить эту миссию Каянову. Он лучше знает порядки и психологию этого общества, но ни в какое сравнение не идет с имеющимися у тебя силовыми возможностями, я уже не говорю о специальных навыках. Не исключаю и такого, что вы можете остаться только вдвоем с СанКомом. Выживать тебе не привыкать. В ситуации ведения активного поиска противником тебе нет равных. В своем амплуа ты не опасен для окружающих и твое внедрение вполне естественно. На тебя сначала будут смотреть с подозрением, но, привыкнув, перестанут замечать. Ты ноль. Пустое место. Невидимка. Фактически ты не только телохранитель, но и человек его величества по особым поручениям. Ты будешь многолик, как Многоликий. Любое подозрение на агрессию должно быть тобой, по возможности, незаметно блокироваться. Подозреваемый изолироваться или уничтожаться. Сам действуй в самом крайнем случае. Твои подозрения пусть озвучивает Ю-Симу Сан-Ком. Вполне возможно, что ты первым выйдешь на человека, напрямую связанного с непрошеными гостями. Постарайся его не упустить. На подготовку у тебя нет времени. Каянов проведет с тобой инструктаж по линии контрразведки, работающей в толпе, а его величество по части поведения в обществе в соответствии с твоим имиджем. Выслушав поставленную перед ним задачу, Колдун значительно приободрился. Мысленно уже прокручивая в голове варианты мгновенного изменения внешности и нанесения смертельных ударов по ничего не подозревающему противнику. Глаза диверсанта начали поблескивать, а губы тронула легкая улыбка. Шаман заметил изменение настроения партнера и облегченно вздохнул. Дать разрешение Мишке на свободную охоту было равнозначно его отправке в президентские продовольственные закрома. В обоих случаях все, что привлечет его внимание, будет безоговорочно уничтожено.


— Как я уже сказал, будешь работать под мальчика. Рост и комплекция позволяет. На лице минимум голограммы. Слух выключи. Могут спровоцировать при проверке. В основном работай в волновом режиме эмоционального спектра. — Ваше величество, вам тоже надо подумать о его внедрении. Проверки ему не избежать, но она должна привести в никуда или ее выводы должны быть абсолютно достоверными. — Я не обязан никому ничего сообщать и тем более оправдываться, — высокомерно произнес гаюн. — Но вопросов Ю-Сима вам не избежать. Многоликий, не получив информации, может попытаться устроить вариант исчезновения вашего визави. — Есть одно объяснение, которое он не сможет проверить, но будет удовлетворен частичным раскрытием тайны. — Прошу вас озвучить его. — Этот мальчик, — Сан-Ком кивнул в сторону Колдуна, чем вызвал легкие улыбки на лицах диверсантов, — подарен мне императором. Он из северной провинции планеты Ломара. И, видя непонимание присутствующих, продолжил: — Там есть поселение, в котором целью жизни мужчин является подготовка к войне. Небольшое племя. Они называют себя синоками. Скажу Ю-Симу, что он мой тайный телохранитель. — Я что-то слышал о специальном подразделении охраны императора, — проговорил Каянов. — Люди, у которых отсутствует ощущение боли, страх смерти, верность которых не подлежит сомнению. — Именно так, — подтвердил Сан-Ком. — Кроме того, если Ю-Сим и заметит некоторые ошибки в поведении мальчика, то они будут выглядеть вполне естественно. Для остальных он обычный слуга и обогреватель постели, что и сообщит по моему приказу остальным Многоликий. — Хорошо. Ваша легенда принимается, — согласился Шаман. — Теперь вы, Каянов, — перевел он свой взгляд на подполковника. — Вы должны убедить командование, что выступление флота надо приостановить. Знаю, — увидев, что подполковник хочет возразить, остановил его нетрац, — достоверной информации очень мало, но это надо сделать. Пусть в первую очередь займутся планетой в системе Босавана, что захватили гаюны. Мне кажется, там вы найдете дополнительные доказательства нашей правоты. Удар флота чужаков в спину мы допустить не можем. — Мою доставку осуществляют люди Ю-Сима? — Да. Другой возможности, как вы знаете, у нас нет. — Какой-нибудь сигнал, что я успешно дошел?


— В нейтральную зону вам лететь две недели. Обратно столько же. Возможно, все начнется гораздо раньше. Принять ваш сигнал может только Сан-Ком с Колдуном. Я с Самумом будем вне досягаемости. Впрочем, пусть по возвращении его величеству передадут одно слово «Босаван». — Не расслабляйся там, подполковник, — напутствовал Колдун. — А вы, майор, берегите свою девственность. Инженер начал приподниматься со своего места. — Брек, — повысил голос Шаман. — Не команда, а детский сад. От вас, подполковник, я этого не ожидал. — Прошу простить. — Колдун, переодевайся, — из сумки Смирнов начал доставать полный комплект одежды подростка гаюна, пришедшийся в самый раз инженеру, когда тот примерил его на себя. — Боря, займись клиентом, — критически оглядев преобразившегося Колдуна, приказал он. Самум достал копайзер и бесшумно застучал по клавишам лазерного пульта. — Ваше величество, — спустя секунды позвал он, — требуется ваша помощь. Взгляните и скажите, что нужно подкорректировать в этом субъекте, чтобы он выглядел как можно более естественно для выполнения своей задачи. Голоэкран копайзера демонстрировал лицо инженера. Сан-Ком высказал свои замечания, и психолог вновь пробежался по клавишам. Оглядев высветившееся новое лицо своего сопровождающего, гаюн утвердительно кивнул. Оператор вдавил еще одну из клавиш и протянул Колдуну вынутый из кармана кулон. — Носи на здоровье и не потеряй свою новую шкуру. Кольцо отдай, тебе оно не положено по статусу. Инженер снял и передал кольцо Самуму, надев на шею цепочку со скромным кулоном, при этом активировав программу маскировки. — Я, кажется, действительно могу в него влюбиться, — критически оглядев со всех сторон своего визави, произнес Сан-Ком. — Не обижайтесь, ваше величество, если я перепутаю вас с целью, которая может угрожать вашему здоровью. После этого вам уже никто никогда не будет угрожать. В тоннеле установилась мертвая тишина, но Сан-Ком весело засмеялся. — Не обижайтесь, мазан Колдун. Это была проверка. Именно так и должен был среагировать синок, каковым вы сейчас и являетесь. Имперец явно смягчал ситуацию, если судить по его прошлому высокомерному поведению, но в данном случае повел себя как истинный дипломат.


— Вот, кажется, и все, — произнес Шаман, вынимая из-под своего одеяния красочно оформленную бутылку. — Подарок Ю-Сима, — сообщил он, сворачивая пробку с горлышка. — Секунду, Витя, — остановил его Колдун и, взяв из рук командира бутылку, провел над отверстием своими часами. — Опасных примесей ноль, — посмотрев на циферблат, выдал он свой вердикт. — А еще говорят, что спиртное — это яд, — ехидно сообщил Самум. — В анализатор внесены некоторые коррективы, — проинформировал инженер. — За капризную даму Удачу, — произнес ритуальный тост Шаман, прикладываясь к горлышку и делая добрый глоток. — За нее и за скорую встречу, — проговорил Самум, когда бутылка попала ему в руки. Колдун и Каянов выпили молча. Гаюн плеснул в разовый стакан добрую его половину. — За встречу в императорском зале, — торжественно произнес он и медленно выцедил содержимое стакана. — Через сорок минут на улице О-Сева вас будет ждать кливар стального цвета с номером восемьсот двадцать четыре. Пароль не нужен. Вам пора, — проговорил Шаман. Колдун обнялся с друзьями и первым шагнул в темноту тоннеля. Каянов попрощался более сдержанно, пожав Шаману и Самуму руки. Сан-Ком задержался, коротко кивнул головой, приложив к груди руку. — Мы еще встретимся, — произнес он и зашагал вслед за ушедшими. Глава 2 На Гаю — Ну а мы, как я понял, займемся императором, — произнес Самум, когда из тоннеля перестали доноситься шаги ушедших. — Да. Прогуляемся в гости. Прошлый раз нас активно приглашали, но так грубо и нетактично, что мы были вынуждены ответить отказом. — Сейчас приглашают вежливо? — Вообще не приглашают, и это обиднее всего. — Мы должны сделать им сюрприз. — Вот и я так думаю. — С чего начнем? — С лагеря для военнопленных. При захвате двух планет системы Босаван гаюны вывезли оттуда больше десяти миллионов человек. В основном это солдаты и офицеры нашей армии. Прихватили миллиона три гражданского населения.


Вывезли в качестве рабочей силы и сейчас используют на самых тяжелых работах в рудниках и карьерах. Эта информация предоставлена Ю-Симом. Здесь, в местности Дозан, есть лагерь, где содержится около полумиллиона наших. Нам нужно туда попасть. — Хорошую заварушку можно было бы устроить. Колдун бы порадовался. Но мне кажется, это не в нашем стиле. — Правильно. Никаких силовых акций. Я не стал спрашивать и настораживать Многоликого, но мне кажется, что периодически часть рабочей силы из лагерей попадает на Гаю. — Почему ты так решил? — Ю-Сим сказал, император постоянно ведет работы по переоборудованию и строительству своих дворцов. Не думаю, что дело ограничивается только этим. Достаточно вспомнить историю. Во все времена пленных использовали на строительстве секретных объектов. Что может быть надежнее мертвого строителя, обладающего государственной тайной. Император и его окружение ничего нового не могли придумать. История повторяется из века в век. — Да. Этот вариант Мишку бы не обрадовал. Что мы ищем? — Взлом электронной сети лагеря с целью установления возможной подготовки большого этапа. — Скорее всего, место этапирования указано не будет, тем более если этап на Гаю. — Если место переброски пленных не указано, то это будет означать, что, скорее всего, этап идет именно туда. — А если нас завезут куда-нибудь на окраину? Люди в лагерях обладают большим количеством информации. Либо узнаем о цели переброски заранее, либо убежим и повторим попытку заново. Я прикидывал все варианты. Попасть на Гаю другим путем почти невозможно. — Спецы наверняка определят, что кто-то произвел взлом блоков памяти их системы. — На здоровье, пусть покашляют. Переверни всю их базу. Запусти программу уничтожения информации. Оставь лозунг Патриотического фронта, и все сразу станет понятным. Информационная диверсия, не более. Она будет нам только на руку. Легче будет раствориться в массе пленных. Больше вероятности попасть на этап, если его контингент уже сформирован. — Можешь вздремнуть часок-другой, — предложил Самум, активируя копайзер. — Придется повозиться, пока доберусь до нужной нам информации. Сеть внутри лагеря наверняка локальна, но они получают приказы и отвечают на запросы, так что все дело во времени. Выпотрошу, никуда они не денутся. Примерно через час Самум позвал задремавшего Шамана.


— Витя, поднимайся, мне кажется, для нас есть, кое-что интересное. — Показывай, что там у них творится. Психолог развернул экран голографа к командиру. — Ага. Под грифом секретно. Это уже обнадеживает. — Подготовить к транспортировке десять тысяч единиц. Погрузка двадцатого ерня, — прочитал вслух с экрана Шаман. — Да, не густо, — он потер руками лицо. — Можем попасть пальцем в то самое интересное место. — Ну ты совсем плохой. Стал бы я тебя будить, не проверив все досконально. — Выкладывай и не тяни кота за яйца. Почему ты решил, что десять тысяч единиц — это люди? Может, это десять тысяч автоматов, которые повезут на соседний склад. — Я просмотрел несколько десятков подобных приказов и распоряжений. Все они исходят от военного коменданта местной провинции. Таких, как этот, три, но они подписаны начальником контрразведки и зашифрованы. Пришлось повозиться. Комендант выделяет конвой, и каждый раз забирает от пяти сотен до тысячи единиц. Оружие не конвоируют, его охраняют. Сомневаюсь, чтобы у главного контрика провинции были собственные поля или производство, где понадобилась бы такая уйма народа. Кроме того, эти тысячи единиц надо кормить, охранять и гдето содержать. Если ему была бы нужна рабочая сила, то сотня-другая и без приказа, без грифа. Звонок начальнику лагеря, и все дела. И заметь, о конвое ни слова. Значит, его обеспечивает не он и не начальник лагеря. — Убедил. Согласен. Какое сегодня число? — У нас еще три дня. — И маршрут наверняка уже успел проработать. — Обязательно. Все равно ведь спросишь. — Излагай. — До лагеря пара тысяч километров. Общественный транспорт нам противопоказан, угоны индивидуального тоже. Я тут вспомнил доклад Колдуна и порылся в сети крупных компаний и транспортных фирм. Сейчас день. Из города лучше и безопаснее всего выбираться коммуникациями. В нужном нам направлении сегодня уходят три большегруза. Останавливаем на дороге один из них, и первая тысяча километров, можно считать, у нас позади, — Самум продемонстрировал на голоэкране схему дорог, где красной линией был выделен предстоящий маршрут до лагеря. — От этой точки, — он ткнул пальцем в экран, — машина свернет налево. Здесь у нас пересадка. До столицы провинции Девора подходящий транспорт найдется легко. Трасса достаточно загружена. К утру будем на месте. — А как оперативная обстановка?


— Усиления контроля не зафиксировал. Служба охраны порядка работает в обычном режиме. — Принимается, — согласился Шаман. — О проникновении в лагерь будем думать на месте и в зависимости от обстановки. — Есть мысль. — Давай. — Зачем военный комендант забирает из лагеря пленных? — Рабочая сила. Наверняка их используют на каких-то местных работах. Просьбы исходят от мэра или губернатора провинции. — Вот и я о том же. Зачем нам рисковать, проникая в лагерь, когда нас туда проводят, да еще и охранять будут. — Ты считаешь, что можно просочиться через охрану в момент, когда пленные выполняют муниципальные работы? — Конечно. Проще и безопаснее. Режим охраны не такой жесткий. Во избежание возможных побегов наверняка в зоне работ они с гарантией включают свои гнусные установки в режим абсолютного повиновения или что-то типа этого. Охрана, конечно, есть, но может и поспать, поднадзорные никуда не денутся. — Мысль хорошая. Возражение только одно. Технический контроль. Уверен на все сто, что каждый пленный помечен. Носит в себе вживленный чип. Такая система контроля удобна еще и тем, что используется в качестве маяка. Беглеца найдут очень быстро без лишних временных затрат. — Полевую систему контроля, если она есть у охраны, я без проблем заблокирую, — возразил Самум. — Любая техника рано или поздно выходит из строя. Начинает косить. В лицо нас никто не узнает. При необходимости можем взять под свой контроль одного-двух охранников. — Ладно. А как со стационарной лагерной? — Нет. Там наверняка два, а то и три совмещенных уровня контроля, количество, идентификация, масс-детектор, я уже не говорю о металлоискателе и электронном контроле. Возможно, что-то еще. — Значит, основной контроль мы не пройдем? — Нет. — Значит, чтобы пройти, надо завладеть чипами, пристроив в тихом месте парочку трупов, — задумчиво проговорил Шаман. — Ради внедрения мне бы не хотелось убивать своих. Надо придумать что-то более подходящее. — Есть два варианта, — мгновенно среагировал на возражения психолог. — Первый — проникаем в зону работ, изолируем и допрашиваем под пси-контролем либо охранника, либо любого из пленников, а уже потом принимаем решение, как действовать дальше. Второй — перестраиваем волновой режим стационарной


системы внушения с абсолютного повиновения на агрессию. Бунт обеспечен. Умыкнуть парочку трупов, которые, без сомнения, появятся, пара пустяков. Пометимся их чипами, трупы прячем, и нас доставляют в лагерь, где мы легко проходим проверку. Можно еще приехать в лагерь теми самыми «трупами», но мне кажется, это будет с перебором. Когда клиент морга, поселившийся там на законном основании, вдруг исчезает, это вызывает волнение не только у охраны, но и всей администрации лагеря. Возникают вопросы о каннибализме и мистике. Нам это надо? Колдун бы гордился. Он же ведет подсчет количества своих «смертей». — За Мишку забудь. Заразил он тебя своими приколами. Но ты прав, будем работать по двум направлениям. Разведка, допрос, внедрение. Способ внедрения определится на месте. Возможен и твой вариант. Давай перекусим и будем выдвигаться. Плотно поев и убрав по привычке следы своего пребывания в тоннеле, диверсанты двинулись по подземным городским лабиринтам к магистрали, где рассчитывали сесть на попутный транспорт. В глубоких сумерках, подняв крышку канализационного люка, они выбрались на свежий воздух. Здесь город обрывался. Метрах в тридцати вырисовывались блоки домов, судя по освещенным окнам, не выше двенадцати-пятнадцати этажей. В паре сотен метров располагалась высокая насыпь трассы, невидимая в темноте. Со стороны казалось, что включенные фары машин, движущихся по ней, — это какието светящиеся шары, плывущие в воздухе. Пара теней пошла параллельно трассе, пока не наткнулась на невысокое металлическое ограждение подъездной двухрядки, ведущей к широкой континенталке. — Вышли правильно? — спросила одна из них. — Пеленг точный, — через несколько секунд ответила вторая, поведя коротким темным отростком из стороны в сторону, будто что-то вынюхивая. — Работаем здесь, — проговорила первая, исчезая в тени внешней стороны металлического барьера, огораживающего проезжую часть. — Город рядом, — донеслось оттуда. — Когда он исчезнет, водитель решит, что ему либо что-то показалось, либо он очнулся и ушел через ограждение. Вторая тень провела своим бесформенным отростком по барьеру и будто растворилась в воздухе. Изредка полотно дороги освещалось проносившимися мимо автомобилями, нарушая ночную тишину чуть слышным шумом моторов. — Идет, — коротко прозвучало в воздухе. То, что к месту засады приближается огромный континентальный тягач, мог определить и маленький ребенок, их и раньше прошло уже достаточно. Шел именно тот транспорт, которого они ждали. Сигнальная система голографа


идентифицировала цель, сняла параметр скорости, до миллиметра рассчитала место остановки и расположение объекта на дороге, учитывая даже реакцию водителя и дальность освещения пространства мощными фарами. Неожиданно гул мощного двигателя грузовоза смолк, сменившись на шипящий звук трущегося о дорожное покрытие пластика, из которого гаюны делали шины для своего транспорта. Тягач встал в нескольких сантиметрах от лежащего на дороге тела мужчины. Щелкнул замок открываемой двери, и на дорогу, по лестнице, из кабины грузовоза спустился огромный водитель, сжимающий в руке предмет, похожий на обрезок трубы. — Выкидыш мерзкой топары, — раздался в ночи его грубый рык. — Клянусь святым Ламором, дерьмо рипока, сейчас ты узнаешь, недорезанный скум, что значит валяться на дороге, когда по ней еду я, У-Кум, которого зовут «Дело в шляпе». Я тебя так отделаю, сомас поганый, что потаскуха, из чрева которой ты выскочил, тебя не узнает. Он обогнул передок своего транспортера, но перед мощным бампером на дороге никого не было. Поток его ругани неожиданно оборвался, будто ему в рот сунули кляп. Дело в шляпе мог поклясться, что несколько секунд назад видел лежащего поперек дороги человека и отчаянно тормозил своего стотонного мастодонта. Согнувшись, он заглянул под колеса машины, но и там никого не обнаружил. — Ну попадись только мне еще раз, плевок иморы, — обратив свое лицо в темноту, крикнул он, потрясая своим оружием. — Повешу тебя за твой дряблый пуш на первом столбе. Бурча себе под нос ругательства, У-Куп забрался обратно в кабину. Мощный двигатель рявкнул. Возбужденный водитель еще не отошел от своего испуга, злости и, не рассчитав движения, глубоко утопил педаль газа. Машина дернулась. Водитель сбросил обороты, и континентальщик начал плавно набирать ход. Голографическая программа маскировки, пока У-Кум обходил капот своей машины, отключилась. Нарушитель дорожного движения исчез, а две тени, бесшумно преодолев барьер, удобно устроились за водительской кабиной, в диске гигантского запасного колеса. Тысячу километров по идеальной дороге грузовик преодолел за три с половиной часа. — Нам пора сходить, — проговорил Самум, исполняющий обязанности штурмана на этом отрезке пути. — Нужная развилка будет через десять километров. Подождав немного, Шаман ударил кулаком в заднюю стенку кабины. Никакой реакции не последовало, и он нанес еще несколько ударов. Машина начала замедлять ход и плавно остановилась у обочины.


— Святой Ламор, — да что же это сегодня творится, — открывая дверь кабины, ворчал Дело в шляпе. Спустившись на землю, он заглянул в промежуток между кабиной и громадой полуприцепа. Ничего не обнаружив, поднялся по скобам торцевой стенки полуприцепа на узкую площадку тягача, которая была пуста. Попробовав на прочность крепление запасного колеса, убедившись, что оно намертво сидит на своем месте, водитель, пожав плечами, вернулся в кабину. Через несколько секунд габаритные огни континентального грузовоза скрылись в темноте. — Пошли искать следующую попутку, — голосом Шамана проговорила тень, появляясь из-за бетонного ограждения трассы. — Нет проблем, командир. Пятьсот метров по полю, и мы выйдем на трассу, идущую прямо на Девор. Немного разомнемся и к утру будем на месте. Но пройтись диверсантам вдоль трассы пришлось километра три, пока Самум не нашел подходящее место для остановки очередного грузовоза. На этот раз это был огромный экран рекламного баннера, нависающего над дорогой. Подготовка не заняла много времени. Когда вдали показались огни фар континентальщика, психолог включил программу голографа. За сто метров до приближающейся машины огромный светящийся экран стал падать на дорогу. Вновь раздался знакомый шум тормозящих колес, и две тени уже привычно запрыгнули на площадку за кабиной. Дверь кабины остановившегося трейлера распахнулась, и из нее, встав на подножку, высунулся водитель. Масса экрана баннера уже по-прежнему висела на своем обычном месте.

Николай Раков - Охота на охотников  

Николай Раков «Охота на охотников» Вступление

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you