Issuu on Google+


Создатели миров

2

Содержание Предисловие………………………………………………………………….….4 Отзывы на книги…………………………………………………………..…5 Новинки…………………………………………………………………………………...…6

 Александр Золотько «Игры над бездной» ……………………………………………………..…………6  Владимир Воронов «Клан Красной Звезды. Героями не рождаются» ……………………………….7  Леонид Кондратьев, Владимир Мясоедов «Леди с клыками» ………………………………………...8

Имею мнение……….….….….…………………….….….….….….…..………………....10      

Михаил Ланцов «Десантник на престоле. Из будущего — в бой!» ……………………………..…10 Павел Миротворцев цикл «Искусник Искусств» ………………………………………….……….…11 Наталья Мелиоранская «Академия измерений» …………………………………………………..…13 Туллио Аволедо «Метро 2033: Корни небес» ………………………………………………………..…14 Эльхан Аскеров «Тёмная канцелярия» ………………………………………………………….………16 Дэн Симмонс «Флэшбэк» ………………………………………………………………………….………17

Кино – файлы……………………………………………….……………..….19 Премьеры………………………………………………………………………..….……….19

 Мрачные тени………………………………………………………………………………….……………19  Люди в черном 3……………………………………………………………………………………..………20

Ретро……………………………………………………………………………………….22  Провал во времени………………………………………………………………………………….…….…22  В бой идут одни «старики» ………………………………………………………….………….……..…23  Аты-баты, шли солдаты… ……………………………………………………………………...………24

Статьи………………………………………………………………………..26  О правильных врагах……………………………………………………………………………….………26

Интервью…………………………………………………………………...…28  Интерпресскон 2012. Показания очевидцев……………………………………………………………28  «Книги не пирожки - качество требует времени» Интервью с Артемом Каменистым……..35

В помощь читателю…………………………………………………..…...41  Альфа-книга………………..………………..………………..………………..…………………...………..41


Создатели миров

3

 ЭКСМО………………..………………..………………..………………..………………..…………..…….47

Произведения……………………………………………………………….....53 Произведения………………………………………………………………………..….…53

 Александр Кулькин «Ночь красной луны (той, что сразу за зеленой)» …………………..….……53  Алина Илларионова «Хуторок с привидениями» …………………………………………………..…59

О войне…………………………………………………………………………………..…90  Ирина Зауэр «Осколки» ……………………………………………………………………………………90  Наталья Болдырева «Игра» ………………………………………………………………………………91  Андрей Звонков «Один взгляд назад» …………………………………………………………..………104

Все мы учились понемногу………………………………………………………...…125  Василий Зинченко «Сон химика» …………………………………………………………………….…125  Ирина Зауэр «Экзамен для гения» ………………………………………………………………...……131

Послесловие………………………………………………………………..…138 Над журналом работали…………………………………………..…….139


Создатели миров

4

Предисловие Сегодня мы находимся На Рубеже войны – Великой Отечественной, где воевали и проливали кровь наши предки, наши соотечественники. Совсем скоро мы отдадим им Дань Памяти, как делаем каждый год 22-го июня… Никто не забыт! Ничто не забыто! Но не только о грустном хочется думать в эти по-летнему жаркие майские дни. Многие выпускники средних и высших учебных заведений тоже находятся На Рубеже – взрослой жизни. Так хочется им пожелать легкого пути и трудных, но побед в будущем. И, конечно же, хотелось бы поговорить о настоящих Мужчинах, которые каждый день и каждый час стойко находятся На Рубеже – фантастических и обыденных открытий, великих и обыкновенных свершений, всеобщих и частных признаний… Именно Мужчинам хотелось бы посвятить наш номер. Но думается, что не только они найдут что-то интересное и познавательное на майских страницах – приятного чтения всем нашим читателям!


Создатели миров

5

Что для нас в дате… Что для нас в дате - 22 июня 1941 года? Не буду говорить за всех, но для меня этот день остается самым ужасным днём двадцатого века. Мне страшно думать о тех людях, которые погибали в первые минуты начавшейся войны, не в силах представить, что наступил тот день, когда выражение «до войны» становится явью. В моей семье, среди моих предков, нет никого, кто встретил этот день в военной форме. Все прадеды, и даже один из дедов, были призваны позже. И ничем особенным они в той войне не отметились. Обычные рабочие воины, пехотинцы, обозники, все они имели высшее военное звание нашей страны – Солдат России, которые и вынесли всю войну на своих плечах. А потом прадед лёг отдохнуть и не проснулся. В 1948-м году. И мрачнел дед, отмалчиваясь на мои детские вопросы. И рыдал дядька Петя, по пьянке рассказав о том, как бессильно скрежетали гусеницы танка по каменистой дороге, не в силах противостоять сползанию в пропасть. Как в тумане дождя или облака на одном из перевалов Большого Хингана упал в пропасть танк Т-34-85, из которого так и не успел выбраться механик-водитель, его друг. Они, наши предки, прошли через ЭТО. Они победили, а мы… Мне больно смотреть на свастику, которую гордо тягают новые нацисты, какой бы стороной они её не переворачивали. Мне страшно читать название книг, о Гитлере на Красной площади или о «доблестном» рейхе. Мне просто жутко, когда целенаправленно принижают подвиг советского, да – Советского, народа. Никто в окопах не делил людей на национальности, это уже мода проклятого времени разбрасывания камней. В середине июня мы скорбим, вспоминая. Пусть «историки» копаются в грязном белье и выдумывают «жуткие» подробности того дня. Имя им – легион, и будущая судьба их описана более двух тысяч лет назад. Война закончилась, оставив шрамы на земле и памятники, как малую часть того, что должны мы испытывать по отношению к людям, отстоявшим наш мир. Их осталось очень мало, но они еще есть, и мы должны о них помнить. Не власть, а мы. Особенно молодежь. А вот за молодых война не закончена и никогда не будет окончена. Именно для них и пишут писатели книги, и пусть герои попадают в прошлое с одной целью - изменить историю в нашу пользу. Пусть. Настоящие читатели сами прочтут и другие книги, исторические, чтобы узнать, как оно было. И я очень надеюсь, что они прочтут нужные книги. О нашей войне, нашей Победе, и том страшном дне двадцатого века. Пусть никогда не будет войны, это слишком страшно - знать, что от тебя зависит судьба твоей Родины. Они осознали это - в развалинах Брестской крепости, на погранзаставах и в окопах. Они смогли, и значит, сможем и мы, если судьба поставит нас перед этим. Но пусть не будет этого никогда. Александр Кулькин (Ментор)


Создатели миров

6

Отзывы на книги Новинки Как не потеряться в море новых книг и авторов? Как найти себе литературу по вкусу и не прогадать при покупке новой книги? Как не ошибиться в выборе и сориентироваться в книжной массе? Наши отзывы на новинки издательств помогут вам. А, возможно, и подтолкнут в нужном направлении. Перед вами раздел – Новинки. И наши отзывы…

Александр Золотько «Игры над бездной» (Эксмо, май 2012) Межавторский цикл «Анклавы Вадима Панова» Аннотация Возможно, Харьков после Катастрофы, безжалостно встряхнувшей планету, стал единственным городом, целиком и полностью отрезанным от остального мира. Да и уцелел ли этот остальной мир? Полное отсутствие информации о судьбах человечества обрекло обитателей города на странную, лишенную малейшей надежды жизнь. Но именно эта ситуация привела к кровавой борьбе здешних боссов за власть. Единственный представитель Российской Федерации Станислав Колос вскоре убеждается, что кто-то заранее знал о грядущей Катастрофе. Загадочный и многоликий Леший, превративший хозяев города в безвольных марионеток, видит в Станиславе достойного союзника и заверяет его, что Катастрофа — это только начало. Тот, кто все это затеял — не человек. И необходимо по мере сил подготовиться к его приходу… Наш отзыв «Анклавы» расширяются за счет новых авторов. Харьковский писатель Александр Золотько решил написать о своем родном городе после Катастрофы. Благодаря некоторому стечению обстоятельств, Харьков практически не пострадал. В городе остались сотни тысяч людей, которым необходимо есть и пить, но таким количеством народа еще необходимо и руководить, именно вокруг власти в городе и развернется основная борьба. Автор делает ставку на своих героев, как это ни странно, но в книге Золотько нет ни одного «хорошего» персонажа, даже второстепенные участники событий - люди, делающие все возможное для налаживания своего личного пространства, и кто при этом пострадает - никого не волнует. Вообще к книге «Игры над бездной» тяжело придраться и найти слабые моменты. Сюжет постоянно держит в напряжении, постепенное нагнетание атмосферы придает повествованию


Создатели миров

7

особую притягательность. С первых страниц автор знакомит читателя с происходящим в городе. Несколько крупных криминальных группировок, подобранные по этническому принципу китайцы, вудуисты, исламисты и другие. Вражды между ними давно нет, территории и рынки сбыта наркотиков поделены, существующий порядок устраивает всех, но тут появляется новый игрок, которому под силу уничтожить любого - теперь все вынуждены играть по его правилам. Загадочная личность, которой удалось запугать всю верхушку Харькова, что это за сущность? Многие сомневаются, что он человек, и их сомнения совсем не напрасны. «Игры над бездной» - жесткий, мрачный, очень интересный, отвечающий всем критериям серии боевик. Созданная автором атмосфера и отлично подобранные персонажи позволяют легко погрузиться в мир Харькова после Катастрофы, а мастерство писателя не дает отвлечься от происходящего ни на секунду. Эта история требует продолжения, так как не все тайны автор раскрыл в конце книги, надеюсь, Александр Золотько напишет еще не один роман по этому миру. С нетерпением буду ждать продолжение этой истории. Автор: Дмитрий Пащенко (dimon1979)

Владимир Воронов «Клан Красной Звезды. Героями не рождаются» (Эксмо, июнь 2012) Фантастический боевик, «попаданец» Аннотация Цивилизация, в которой очутился автослесарь Максим Громов, по уровню технологий далеко обогнала земную, а местные власти быстро доказали невольному попаданцу, что его место в… самом низу социальной лестницы. Максим вынужден был стать рабом. И лишь случай помог ему проявить себя… Наш отзыв Читал я эту книгу. Наш современник… таки да, попадает в рабство на чужой планете в далекой, далекой Галактике. Максим Громов не падает под поезд метро, не кидается под машину – его банально крадут с Земли корыстные инопланетяне. Там тоже живут люди, свои звездные империи и союзы, но насладиться далеким будущим герою не суждено – рабы предназначены для работы «отсюда и до заката». Нет, внешне все вполне прилично – новых поселенцев на заштатную планетку не заковывают в кандалы и не хлещут плеткой – положение людей намного печальнее. Работяг ставят «на счетчик» абсолютно за все – за воду, воздух, нары в бараке, лечение, обучение простейшим специальностям и даже «спасение» от их отсталой прошлой жизни. Выкупиться и отработать такие долги совершенно не реально, а за неуплату герою грозит тяжелое ментальное вмешательство и пожизненный статус бессловесной рабочей скотины. Такие вот дела… Это хорошая новость.


Создатели миров

8

А плохая заключается в том, что на планету, где вынужден жить Максим Громов, высадился отряд наемников, и началась война – хозяева делят между собой сферы влияния и ресурсы. Естественно, что рабов никто защищать, кормить и поить не собирается – на этой планете существует практика лишних рабов выгонять в пустыню, где они скоро погибают от жары и песчаных бурь. А ведь у рабочих семьи – женщины, старики, дети… Вот в такой ситуации оказывается главный герой. Для того чтобы выжить, люди берут в руки оружие, обучаются владеть чужой техникой и осваивают тактику партизанской борьбы. В книге много боев, описания вооружений, интриг и приключений. Роман Владимира Воронова «Клан Красной Звезды. Героями не рождаются» рекомендую читать мужчинам, юношам и мальчикам – много железа и «хомячества», боевых действий и оружия. Автор: Тимофей Григорьев (lorri)

Леонид Кондратьев, Владимир Мясоедов «Леди с клыками» (Альфа-книга, май 2012) Фантастический боевик Аннотация Позвольте представиться - леди Клер Шатраэн Отхильда Дербас Туиллойска, любимая дочурка своего папочкиполугнома, широко известного золотопромышленника и изобретателя, у которой есть все, что требуется девушке из высшего общества, достигшей совершеннолетия. И это, прежде всего, состояние, которое она унаследует от отца, а также умение метко стрелять из револьвера, подобающее воспитание, способности к темной магии, очень быстро вырастающие при душевных расстройствах клыки, толика гномьей крови плюс враги, доставшиеся по наследству от исчезнувшей в неизвестном направлении мамы… Перелистывая страницы романов и древних хроник, никогда не знаешь и даже не догадываешься, что и тебя однажды может подхватить мутная волна приключений. И неизвестно еще, какие страшные тайны приоткроются твоему взору. Начать хотя бы с происхождения… Наш отзыв На этот раз никаких попаданцев – вполне приличный паропанк, то есть в романе мирно уживаются гномы и паровозы, эльфы и огнестрельное оружие. Меня сначала удивило то, что повествование идет от первого лица, и то, что главный герой – молодая девушка. Согласитесь, для мужского авторского дуэта такой подход нетривиален, но спешу успокоить читателей – роман далек от жанра женского юмористического фэнтези. Юная студентка престижной академии волшебных искусств, дочь весьма состоятельного гнома должна, казалось бы, наслаждаться своей принадлежностью к «золотой молодежи» и не иметь никаких проблем, но эти предположения далеки от реальной ситуации. В жизни леди Клер Дербас множество сложностей и беспокойств. Отец гном и мать вампир дали своей дочери очень нестандартную внешность, смесь физических и магических способностей – из-


Создатели миров

9

за этого у героини проблемы с родственниками, завистниками, старыми фамильными врагами, конкурентами и государством. Для леди Клер нет ни минуты покоя – покушения, попытки похищения, подставы, погони, стрельба и море крови. От текста невозможно оторваться, пока не дочитаешь до последней страницы – так хочется узнать, чем же закончится весь этот клубок сложных положений, приключений и проблем. Соавторство Леонида Кондратьева и Владимира Мясоедова оказалось удачным – книга получилась интересной и захватывающей. Хорошо прописанный мир, сложные взаимоотношения рас и государств, чиновников и промышленников, кланов и наций. Книгу «Леди с клыками» стоит прочитать всем – каждый найдет для себя в ней что-то новое и интересное. Автор: Тимофей Григорьев (lorri)


Создатели миров

10

Имею мнение Человек – существо общественное. Так созданы люди, что им хочется чем-то делиться. Может, не всегда и не всем, но уж мнениями – это точно! Кто-то прочитал хорошую книгу давно, кто-то – совсем недавно. Но, как с хорошими друзьями, мы поделимся с вами своими предпочтениями и книгами, которые считаем достойными массового читателя. Именно этим и будет заниматься данный раздел – наши рекомендации для вашей пользы…

Михаил Ланцов «Десантник на престоле. Из будущего — в бой!» (Эксмо, Яуза, 2012) Альтернативная история, «попаданец» Аннотация: «У Великой России только два друга — армия и флот!» А еще — «попаданец» из будущего, завладевший сознанием великого князя Александра Александровича задолго до того, как, став императором Александром III, тот изречет свой знаменитый афоризм. Каково 35-летнему десантнику, ветерану Чеченской войны, в теле августейшего подростка? Как уберечь будущего ЦаряМиротворца от англо-французских шпионов и преуспеть в «игре на мировой шахматной доске», проведя его в ферзи? Как заслужить любовь дочери Пушкина и право провозгласить: «Пока Русский Царь ловит рыбу, Европа может подождать!»? Да очень просто — рыбу будем не удить, а глушить, и не в гатчинских прудах, а на Миссисипи. Заодно поучаствуем во главе бригады «Русские Медведи» в американской Гражданской войне — разумеется, на стороне южан, — опробуем на деле новейшие винтовки и митральезы, накостыляем чертовым янки и не допустим объединения Штатов, удавив американский Рейх в зародыше. Русский Медведь ощиплет Белоголового Орлана! Русский солдат омоет сапоги в Гудзоне. Десантник из XXI века сменит голубой берет на Корону Российской Империи. Из будущего — в бой! Никто, кроме нас! Наш отзыв Итак, судя по аннотации и названию, книга Михаила Ланцова должна относиться к категории «Ураальтернативок». Но вот судить по ним произведение – себя не уважать. Так что переходим к сути. Герой у нас действительно десантник, хорошо подкованный в истории. Уже собрались захлопнуть книгу? Не торопитесь! Александру Иванову в этой жизни нечего особо терять: та, которую он любил, убита и уже отомщена. А жить для себя герой не привык. Так что неудивительно, что он согласился на предложение странного человека(?) попытаться изменить историю…


Создатели миров

11

Оказавшись в теле малолетнего Александра III, начинает постепенно менять ситуацию под себя. Но в то же время он делает это настолько аккуратно и естественно, что читать действительно приятно. Он начинает с малого – с мальчишек придворных, сверстников Александра. Его предложение об организации офицерского училища нового образца и православного рыцарского ордена вызвали одобрение Императора, не от любви к сыну, а от политической целесообразности… Прогрессорствует ли наш ГГ? Конечно! Куда ж без этого! =) Но это прогресс исключительно на основе того, что итак имеется в мире того времени и готово к внедрению либо тех вещей, что вотвот откроют. Так что танковых дивизий и космических кораблей, бороздящих просторы нановселенной, тут и близко не ожидается. Та лёгкость, с которой действует русский корпус в помощь Конфедерации, вполне объяснима реальными воинскими традициями, которых ни у Севера, ни у Юга на период на��ала Гражданской Войны не наблюдалось. Вывод: В общем и целом удачная, лёгкая и логичная альтернативка с хорошим мягким стилем. Мне кажется, что личность героя - даже проявление некоторой насмешки над собратьями по жанру: «Мол как бы ни был подготовлен ГГ, безмерной крутости это ему не даёт». За это автору и спасибо! Да и не факт, что тут герою заветный престол и достанется, ведь смерть старшего сына Александра II - цесаревича Николая отнюдь не предрешена. Единственный недостаток, на мой взгляд, – это отсутствие сильных эмоций. Про Александра интересно читать, такому герою веришь, но вот переживать за него не тянет. Моя оценка произведению 8,9 баллов из 10,0. Автор: Сергей Васин (dcf)

Павел Миротворцев цикл «Искусник Искусств» (Альфа-книга, 2009-2011) Фантастический боевик Аннотация Мир Эрсиана ждут перемены, большие перемены... и как бы они не стали фатальными. Что делать, если еще вчера ты был учеником Гильдии видящих, а сегодня уже солдат? Что делать заклейменному человеку, обреченному служить в Мертвом Легионе? Выжить на протяжении пяти лет там, где не живут больше года в мирное время. Фигуры занимают свои места, а вот Игроки пока не спешат. Плыть по течению не значит бездействовать. Вчерашний испуганный Искусник-недоучка - сегодняшний солдат Мертвого Легиона, Источник Демонической Силы и завтрашний Создатель... Или нет? Ведь в жизни редко получается так, как ты того хочешь. И вот уже вместо тихих вечеров над любимыми книгами ты оказываешься затянут в водоворот событий, следующих одно за другим. Игроки, известные и неизвестные, занимают свои места и делают первые ходы.


Создатели миров

12

Содержание цикла 1. Мертвый легион (2009) 2. Искусство мертвых (2011) Наш отзыв Довольно качественный цикл про необычного и любознательного мага-недоучку, в недавнем прошлом - одного из лучших воров империи, весьма ловкого и предприимчивого. На данный момент написано и издано две книги, и хотелось бы надеяться, что продолжение не заставит себя долго ждать. Цикл затянул меня с первых же страниц, на которых живо описано, как молодой ученик Гильдии Искусств сумел избежать полной блокировки своих магических способностей за серьезную, на взгляд большинства, провинность. Дело в том, что в мире, созданном автором, существует обычная магия, творимая с помощью Источника, и запрещенная магия, истончающая душу. Вторая, как можно догадаться, считается опасной, ее применение карается законом. Однако молодой человек, получив доступ к новым знаниям, не находит причин отвергать дополнительные возможности, и он оказывается… прав. Истина как всегда проста: не магия творит зло, а человек с прогнившей душой, не умеющий вовремя остановиться. Черпая силу души, маг не становится злей и опасней, лишь на время лишается возможности во всех красках чувствовать мир и наслаждаться жизнью. «Искусство мертвых» - всего лишь мощный инструмент, с помощью которого можно творить и добро, и зло. Первая книга цикла («Мертвый легион») повествует о том, как герой попался на «горячем», немного сглупил и в итоге в беспамятстве угодил в ряды самого ужасного, по мнению большинства, легион Империи. В нем никто не выживает до конца положенного пятилетнего срока службы, эти войска отправляют в самые опасные точки. Легион формируется из преступников и отбросов общества. Никто из простых жителей Империи не догадывается, что под его видом… Ну да ладно, не буду раскрывать интригу для решившихся прочесть данное произведение. В легионе герой-одиночка обретает друзей и смысл жизни, поиск которого все время толкал его на безрассудства. И конечно же приключения не оставляют себя долго ждать… Вторая книга цикла («Искусство мертвых») еще больше погружает читателей в оригинальный мир автора с продуманной системой магии, вскрывает более глубокий слой интриги. Оказывается, героя всю жизнь кто-то подталкивал к самосовершенствованию, подстраивал ему знакомства с нужными людьми. Крис постепенно начинает распутывать клубок тайн. Но… в то же время автор подкидывает все новые и новые загадки, требующие от героя полного напряжения сил и способностей. При весьма широких возможностях парень отнюдь не производит впечатления супергероя, жизнь, раз за разом, отвешивает ему плюхи. Одна из них - потеря контроля над всеми Источниками силы, которые автор наделил собственными характерами и очеловечил. Внутренние разборки Источников стали для меня очередной изюминкой данного цикла. Плюсы: непредсказуемость сюжета, оригинальный мир и система магии, своеобразные характеры героев.


Создатели миров

13

Минусы: возможно, любителям легкой литературы покажется нудноватым очень подробное описание магических плетений. К отрицательным факторам для читателей отношу также отсутствие продолжения и концовки цикла. Но автор скорее должен радоваться выдвинутому мною обвинению... Вывод: цикл рекомендуется к прочтению всем, даже самым придирчивым любителям фэнтези. Возраст и пол читателей не имеют особого значения, книги подойдут для широкой аудитории. Автор: Ольга (Olya83)

Наталья Мелиоранская «Академия измерений» (Альфа-книга, 2011) Юмористическое фэнтези Аннотация Итак, с чего бы начать? Наверное, стоит представиться. Меня зовут Ольга, я студентка Академии Измерений — самого престижного учебного заведения во всей империи Вечности. Не красавица, не особенно умная, зато делящая собственную душу с демонической сущностью анкаррой. В друзьях у меня два принца правящего дома империи (на зависть одногруппницам!), глава Гильдии убийц (только никому не рассказывайте!), пара эльфов, теоретически неприручаемая нирис. Ах да, забыла еще упомянуть учителя-демона и малолетнего Хранителя! Ну как вам такой список? А еще я, как оказалось, являюсь давно пропавшей. Но об этом вы узнаете сами! Наш отзыв «Академия измерений» - одна из моих любимых книг. Познакомилась я с ней еще на СИ, когда она называлась загадочно и интригующе – «Многоликая». При издании книгу переименовали, справедливо сочтя название не слишком отвечающим внутреннему содержанию, но совершенно несправедливо лишив индивидуальности. Дело в том, что Многоликая - это скорее общее название серии, первой в которой стала Академия. Ее героиня - Ольга Ярославич - студентка магической Академии измерений, где измерения множество миров, входящих в Империю Вечности. Ольга - девушка странная, проявляющая себя то взбалмошной особой, то верным другом, а то вообще взяла и подалась в ученицы к демону. Одним словом - Многоликая, о которой мы ровным счетом ничего не знаем и не узнаем до тех пор, пока автору не будет угодно нас просветить. Ну, кто же может связать поступки первокурсницы Ярославич с древними легендами? А, тем не менее, связь эта есть. Эхх, тем жальче принца Дариэля - Дракона Вечности, безнадежно влюбленного в Ольгу, но признавшегося в этом лишь однажды по большой пьянке (и то не ей). К слову сказать, и пьянка та случилась по вине легкомысленной девицы, - а вы представляете себе пьяного в стельку Дракона в истинном обличье? Но не мог же он допустить ее провала на экзамене. Правда сам же чуть и не убил, но это уж издержки драконьей сущности.


Создатели миров

14

К плюсам книги могу добавить прекрасный легкий слог, меткие описания, парой фраз рисующие в воображении полную картину окружающего пространства, и, конечно, юмор. Одно Ведьмино радио с его бессменным ведущим Семеном Балаболкиным чего стоит! Окончание книги оказалось весьма неожиданным, что заставило меня срочно искать продолжение. Нашла - и ничуть не пожалела. Теперь жду, когда смогу поставить вторую книгу рядом с первой, и завидую тем, кто еще не читал ни одной. Автор: Ксения Никонова (Норка)

Туллио Аволедо «Метро 2033: Корни небес» (Астрель, март 2012) Межавторский цикл «Вселенная Метро 2033» Аннотация Такого еще не было! Роман Туллио Аволедо ломает все рамки и стереотипы, заставляя по-новому взглянуть не только на Вселенную Метро 2033, но и вообще на жанр постапокалиптики. Эта книга жесткая и даже жестокая до брутальности, шокирующе честная и оттого - жуткая. Это путь через покрытую снегом и льдом Италию вместе с католическим священником и, возможно, последним членом Святой Инквизиции на планете Джоном Дэниэлсом. Путь сквозь кровь, боль и безумие. Путь в поисках себя, предназначения и бога... Наш отзыв «Однажды, когда я ещё учился в семинарии, один священник сказал, что дети - это лилии на полях Господних. Я рад, что он сейчас не здесь и не видит собранный на этом поле ужасный букет…» (См. Мтф. 6:28) Скажите, что бы вы сделали, если бы знали, что скоро наступит конец света? Сейчас, когда на севере Италии один за другим ощущаются подземные толчки, как никогда актуальна книга об апокалипсисе. Местный писатель Туллио Аволедо несколько месяцев назад написал книгу о постапокалипсисе в своей стране – «Корни небес». Герои его книги пройдут по территории Эмилии-Романьи, принявшей на себя основной удар из-под земли. Разве что разрушения в книге будут гораздо серьёзнее. К моменту событий книги, жители ещё спокойно ведут календарь и могут утверждать: башни-близнецы в США упали тридцать два года назад. И всё же: что бы вы сделали, если бы знали, что скоро конец света? Некото��ые жители Рима, Римини, Венеции так и остались навечно в тех позах, в которых и настал апокалипсис. Кто-то встречал его сидя в кресле, кто-то решил получить последнее в жизни удовлетворение, а кто-то даже не знал, что жить ему осталось всего несколько минут. Всё это и многое другое увидит своими глазами священник Джон Дэниэлс из Конгрегации Доктрины Веры. «Джон Дэниэлс, а не Джек. Не как Виски». Ему не раз придётся повторять эту фразу. Святой отец в экспедиции на четыре недели может стать лишним грузом для более опытных ходоков. В мире, где деньгами стали сигареты и виски, где слово «должен» вызывает злость и явное желание применить силу, где


Создатели миров

15

фраза «человек человеку волк» характеризует отношения между людьми лучше всего, от такого святого человека обычно избавляются. Или как минимум устраивают суровые проверки. Выжил идёшь дальше, умер - ну и ладно. Третьего не дано. «Она наклоняется к одному из этих созданий. Оно чрезвычайно худое, истощённое. У него четыре руки. И глаза, голубые, как васильки. Это мальчик. Она объяснила мне, что процент рождения уродов на станции был равен ста. Со временем, заметив, что у них больше не рождаются нормальные дети, жители Аврелии убедили себя в том, что их постигло проклятие... Естественно, разбрасываться ценными белками был бы неразумно. Поэтому все, кроме отца и матери ребенка, принимали участие в том, что они называли причастием плотью... У некоторых детей увечья явно не от рождения. Ампутированная рука или нога... Боже всемогущий... Крошечная рука тянется к моим штанам и хватается за ткань. На этой руке семь пальцев». Основная сюжетная линия книги - далёкий путь в Венецию. Но квестом книгу назвать можно с очень большой натяжкой. В разной степени здесь представлены большие и интересные описания городов, многочисленные жители. По «Корням небес» можно составить небольшую энциклопедию постапокалиптической Италии: где можно пройти; чем можно питаться; какой ареал обитания определенного монстра; какие различия в пейзажах разных городов; для чего используется концентрат гноя разлагающегося трупа и многое-многое другое. Такая история располагает не только к ознакомлению с путешествием, но и к получению ответов на интересные вопросы. Зачем в Риме в далеком прошлом делали фонтаны? Что означает слово «католическая» с греческого? Что означают некоторые выражения на латыни? «Корни небес» - очень серьёзная книга. Она одновременно и жёсткая, и жестокая. Жизнь этого мира гораздо более близка к суровой реальности после конца света, чем многие другие. Если вы хотите что-то позитивное и развлекательное - идите дальше. Здесь нет лишних шуток. Джон Дэниэлс, через которого вы будете узнавать мир, тоже не ко всему психологически готов. Он, как и любой читатель, в первую очередь человек. И он не готов узнавать, что мясом, которое он вчера ел, был сын известного ему человека. Джон услышит и рассказы других. Мир глазами второстепенных персонажей ничем не будет отличаться от увиденного им. Например, вход на мост могут украшать две головы, мужская и женская, подвешенные на шеи двух ангелов... Такая история очень хорошо погружает в себя читателя. Её хочется читать. Втянувшийся читатель запомнит многое и может пропустить некоторые мелочи несоответствия с остальными книгами серии. Да, это книга из серии «Вселенная метро 2033», о чём я сожалею. Я понимаю, что умолчать об этом было бы неправильно. Да, это проектная книга, что ставит на неё большое клеймо. Что же плохого в принадлежности к серии, ведь мне нужно радоваться, что благодаря ей я узнал эту книгу? Мне очень жаль, что «Корни небес» станет в глазах целого ряда читателей ещёодной-про-метро. Такую оценку она получит даже от тех, кто её просто увидит, а не прочитает. Второй минус - аннотация. Взявший её в руки увидит стандартные слова в духе «это самая лучшая книга». Вам ведь не нужно говорить - как часто эти слова пишут? А вот оформление внутри я отмечу как очень хорошее. Иллюстрации вполне в тему.


Создатели миров

16

И главный минус - читатель. Я ни в коем случае не хочу как-либо оскорблять или унижать читателей этой серии. Среди них, как и среди всех, есть самые разные люди. Но будет ли оценка книги в рамках серии справедливой, если все очень молодые читатели (а их не мало) не смогут понять все религиозные моменты и психологические подтексты? Не говоря уже о том, что самым молодым эту книгу вообще продавать не стоит. Другая же часть 100% скажет, что здесь нет метро и чего-то знакомого, а для них это будет означать, что книга плохая. И всё тут. Всем остальным я советую попробовать почитать книгу. У неё не самое лучшее начало и явный философскорелигиозный подтекст, но если человек захочет понять этот мир и персонажей, то он получит удовольствие. Автор: Дмитрий Рогачев (Sk0rp)

Эльхан Аскеров «Тёмная канцелярия» (Ленинградское издательство, 2010) Боевое фэнтези Аннотация Состоять на службе у дьявола, «работая» при этом на силы добра. Таких заданий не получал еще ни один разведчик. Но Марти пришлось заключить договор одновременно с дьяволом и ангелом. Служба оказалась нелегкой: необходимость лавировать между двумя господами, искушение красавицами, знакомство с законами дьявольского мира не на шутку запутали героя. Но настоящая проблема возникает, когда Марти понимает: каждый из его хозяев ведет свою хитрую игру. И вопрос, чью сторону принять в этой игре, решить удается не сразу – границы между добром и злом в потустороннем мире размыты так же, как и в нашем. Наш отзыв Начинается книга со старой доброй истории. Вернее не совсем доброй, а точнее - очень доброй. Но уж точно старой. По некоторым представлениям - старее не бывает. А началось всё с искушения, дьявольского естественно. И сделка-то какая предложена - новая жизнь в обмен на высшую должность в новой религии. И даже душу не просят. И не откажешься, ибо противоположная сторона (ангелы, ага) назначила тебя добровольным Штирлицом с задачей выяснить все планы дьявольской ставки. Вот и вертись, как хочешь, а повертеться придётся. Роман весьма занимателен. Повествование представляет собой практически один затянувшийся во времени теологический и философский спор. Интересно наблюдать за расширением кругозора среднего человека средневекового мира. Оригинальный демон, стремящийся не искусить, а доказать. А доказывать он умеет, не без подстав, конечно, ну демон, что с него возьмёшь. Любопытно наблюдать за неожиданными проявлениями человечности с его стороны. Хотя он это и скрывает, но иногда прорывается. И хотя герой этого не замечает, то искушённый (не в библейском смысле :) ) читатель это видит.


Создатели миров

17

О чём эта история? А о вечном, о добре и зле, и о том, что зло очень часто прикидывается добром, а добру иногда проще носить маску зла. Достаточно редкая в наше время, да и в фэнтези в целом, книга-размышление, повествование без действия. Театр для одного зрителя. P.S. Обложка совершенно, абсолютно к книге не подходит. Там не только нет похожего героя, но и хоть сколько-нибудь боевых действий не свершается. Автор: Андрей Иванов (Курок)

Дэн Симмонс «Флэшбэк» (Эксмо, 2012) Постапокалипсис Аннотация Впервые на русском - новейший роман знаменитого автора «Террора» и «Друда», «Гипериона» и «Эндимиона», «Илиона» и «Олимпа», «Песни Кали» и «Темной игры смерти». На этот раз прославленный хамелеон современной литературы, давно и убедительно доказавший, что ему под силу любые жанры и стили, обращается к близкому будущему - пугающе близкому. В этом будущем США утратили статус мировой державы, раздавленные неподъемным национальным долгом, причем несколько штатов после успешной реконкисты отошли к Мексике, Россия, где правит бессменный «царь Владимир», продолжает сырьевой шантаж соседей, Япония соперничает за мировое владычество с новым Всемирным Халифатом, подмявшим под себя Европу и даже Канаду, а большинство американцев находятся во власти наркотика под названием флэшбэк, позволяющего ярко, как наяву, снова пережить любые события собственного прошлого. И вот к денверскому детективу Нику Боттому, флэшбэкеру со стажем, обращается Хироси Накамура один из девяти японских федеральных советников, самых могущественных людей в США. Шесть лет назад Кэйго Накамура, сын советника, снимавший документальный фильм об американской эпидемии флэшбэка, был убит, и преступление осталось не раскрыто. Вел следствие Ник Боттом, но карьеры ему стоила не эта неудача, а флэшбэк, злоупотреблять которым он стал после смерти жены. Теперь же он является единственным, кто может под флэшбэком восстановить все материалы дела и, наконец, докопаться до истины. Истины, которая - если не случится чуда будет стоить ему жизни. Наш отзыв Дэн Симмонс - один из самых издаваемых авторов на нашем книжном рынке. Практически все произведения автора изданы на русском языке, причем и Эксмо, и АСТ с удовольствием переиздают и прошлые книги Симмонса, что не очень характерно для сегодняшней ситуации в книгоиздании. Эксмо порадовало поклонников Симмонса новым романом «Флэшбек», написанным в 2011 году. Сразу и не припомню такой оперативности, быстро купили права, срочно перевели и не


Создатели миров

18

стали задерживать выпуск готовой книги. Издано в серии «Бестселлер», которая отличается высоким качеством издания. На удивление этот роман вызвал много негативных отзывов - почему так получилось? «Флэшбек» написан на очень актуальную сегодня тему - представленная автором картина мироустройства планеты в ближайшем будущем (речь идет о середине 30-х годов нашего века), не могла не вызвать множества недоверчивых протестов от искушенного читателя, как подобное могло произойти за какие-то 20-ть лет? Конечно, представить Америку слабой и беспомощной тяжело (особенно жителям Америки), полное уничтожение Израиля исламскими фанатиками с применением ядерного оружия - тоже из области научной фантастики, а уж представить отсутствие «ударов возмездия» со стороны израильтян и вовсе не получается. Флэшбек - новый наркотик, который позволяет погрузиться в воспоминания о любом событии в прошлой жизни. На территории США он получает широкое распространение, практически каждый американец хотя бы раз пробовал эту отраву, а многие полностью погрузились в наркоманский транс и не собираются из него выходить. Благодаря дешевизне, флэшбек доступен любому, даже бомжи могут его себе позволить. Толерантность, либерализм, различные свободы (слова, вероисповедания, сексуальной ориентации) - автор показывает - к чему приведет подобная политика ведущих государств мира. Происходящее в современном мире не может не вызывать недоумения у обычного человека, Симмонс отрицательно относится к чрезмерному поклонению перед «черными» американцами, осуждает расшаркивания европейцев перед представителями исламского мира. В итоге и США, и Европейский Союз оказываются оккупированными представителями Ближнего Востока, а их родные страны превращены в анклавы Исламского Союза. Сюжет книги построен в виде детектива. Шесть лет назад совершено убийство сына высокопоставленного чиновника из Японии, тогда оно осталось нераскрытым, и теперь отец убитого инициирует новое расследование. Конечно, сама детективная линия получилась довольно слабенькой, и читатель со стажем сможет разобраться в происходящем задолго до конца книги. Так как заказчик - японец, то и информации о новой Японии будет предостаточно. Не случайно автор выбрал в качестве одного из основных мировых лидеров нового мира Японию. Именно японцы - единственная нация, которая пережила ядерные бомбардировки своих городов. В начале двадцатого века армия Японии была одной из самых сильных в мире. Японцы отличаются невероятной стойкостью, сплоченностью, силой воли, смелостью и самопожертвованием (все помнят японских камикадзе и кодекс чести японского самурая). Все эти факторы и будут определять главенство японцев во всем мире, о чем автор и сообщает своим читателям. У этого романа есть один серьезный недостаток. На мой взгляд, автор слишком сильно преувеличил возможности некоторых стран и преуменьшил истинный потенциал других, в итоге вместо исследования возможного сценария близкого будущего и некого прогноза на ближайшие двадцать лет, получился интересный детектив-триллер с элементами фантастики. Еще одни минусом можно назвать некую схожесть с книгами Дэна Брауна (по крайней мере, мне так показалось), все-таки японское супероружие и японские ниндзя - перебор. Автор: Дмитрий Пащенко (dimon1979)


Создатели миров

19

Кино-файлы Премьеры

Каждый год, каждый месяц и каждый день приносят нам что-то новое. Кто-то нашел новую картину, кого-то привлекла новая книга, кем-то услышана и запала в душу новая песня. И многие из нас привыкли делиться своими эмоциями и впечатлениями от прочитанного, услышанного или увиденного с близкими, родственниками и друзьями. В этом разделе мы решили дать слово тем, кому есть, что сказать о новых фильмах. Возможно, это не всегда будут восторженные отклики и хвалебные рецензии. Возможно, они вызовут у вас совсем не такие эмоции, как у тех, кто решил ими поделиться, но мы обещаем, что они будут честными, открытыми и откровенными.

Мрачные тени (США, май 2012) Фэнтези, мелодрама, комедия Сюжет Владелец поместья Коллинвуд, Барнабас Коллинз, богат, властен и слывет неисправимым Казановой, пока не совершает роковую ошибку, разбив сердце Анжелики Бошар. Будучи ведьмой в буквальном смысле этого слова, она обрекает его на судьбу, худшую, чем сама смерть — обращает его в вампира и хоронит заживо. Два века спустя Барнабаса случайно освобождают из склепа, и тот оказывается в очень изменившемся мире 1972 года. Он возвращается в Коллинвуд и находит в руинах это некогда величественное здание. Жалкие потомки его семьи сохранились лишь немногим лучше родового гнезда, и у каждого из них есть свои «скелеты в шкафу». Режиссер: Тим Бёртон В ролях: Джонни Депп, Мишель Пфайффер, Хелена Бонем Картер, Ева Грин, Джеки Эрл Хейли, Джонни Ли Миллер, Белла Хиткот, Хлоя Грейс, Морец Гулливер, МакГрат, Рэй Ширли Наш отзыв В семье не без вампира Свершилось! Культовый сериал начала 60-х, продолжавший будоражить умы американских жителей 5 лет, получил первую полную экранизацию. Джонни Депп своего добился таки – его любимые герои путешествуют теперь не только по экранам телевизоров как развлечение во время ужина, но и по кинотеатрам нашей необъятной… ммм… необъятного материка. Ну а что? «Сексу в большом», значит, можно, а шикарному вампирятине прозябать на сериальных задворках? «Ни за что!» - хором сказали самый высокооплачиваемый актер (между прочим, в Книге Рекордов –


Создатели миров

20

это вам не плюшки тырить) и «его личный» режиссер (ага, 8 совместных кассовых проектов – это вам… про плюшки уже, кажись, писала ). Что на выходе? Я получила колоссальное удовольствие от просмотра – шикарный комедидраматик в обстановке 70-х, много знакомых лиц (учитывая, что про самый раскрученный мыльник прошлого века, ну, почти самый, я ни одну серию не видела – шла исключительно на гениальность Бёртона и Деппа), сдобрено уместной фоновой музыкой и тонким, ненавязчивым порой, но неизменно вызывающим улыбку и приподнятое настроение, юмором. Да, это и есть фильм, не так – Фильм! У него наличиствует душа. Такой картине не нужны кассовый сборы, вряд ли она станет «визитной карточкой» для режиссера или ГГ, но забывать ее не хочется совсем. Мое мнение – нужно смотреть и получать удовольствие не только от современных спецэффектов и крутояйцевых экшенов, но и от порой покрытого пылью прошлого, но неизменно развлекающего «режиссерского хулиганства»  Посмотрите фильм, найдите у себя в душе для него местечко – ведь не зря же, в конце концов, самый богатый актер морил себя голодом (между прочим, 63 кг для мужчины – это вам не оёёёй), самая желанная актриса буквально напросилась на съемки, а самый талантливый режиссер решился на заведомо мало одобряемое критиками кино? Автор: Наталья (Случайная)

Люди в черном 3 (США, май 2012) Фантастика, боевик, комедия, приключения Сюжет Агент Джей узнает, что никакого защитного галактического щита, способного отразить иноземный удар, не существует. Агент Кей не построил его, потому что был убит в 1969 году. Агент Джей должен совершить путешествие во времени, чтобы спасти Землю и жизнь напарника. Режиссер: Барри Зонненфельд В ролях: Уилл Смит, Джош Бролин, Томми Ли Джонс, Джемейн Клемент, Эмма Томпсон, Майкл Стулбарг, Майк Колтер, Николь Шерзингер, Майкл Чернус, Элис Ив


Создатели миров

21

Наш отзыв Сразу пишу – фильмом довольны все: и мои домашние, давние поклонники Джея и Кея, и даже я, смотревшая первые две части «спустя рукава». Мне лично триквел напомнил «Назад в будущее» (Вперед в прошлое же ) - очень дежавюшная историйка получилась. В этом я вижу большой плюс – сюжет проверен на зрителях, дуэт «старых» актеров беспроигрышный, качественных спецэффектов не так чтобы много – в меру – что еще нужно для приятного времяпрепровождения? Что понравилось: нет лишних слов и разговоров – пришли за действием, получите экшн в чистом виде. Юмор на высоте – есть шутки и для поклонников франшизы, и общедоступные – зал пару раз «лежал», чем не показатель? Фильм хочется пересмотреть – наверняка в пылу премьерного ажиотажа что-то упустилось из вида. Триквел однозначно лучше сиквела, хотя, видят фантастичнокиношные боги, многих поклонников второй фильм отвадил – некоторые даже в фойе кинотеатра сомневались. В минус: что-то многовато несуразиц и недоработок было, что в сюжете – к середине фильм стал заметно «провисать», шутки циклично повторялись актерами друг за другом, накал страстей заметно спал, что в антураже - почему, к примеру, для стирания памяти в 60-ых используют огромный нейтролизатор, если на поясе висит маленький? Еще несколько моментов зацепили, но за отлично-позитивное настроение можно простить многое.

В итоге: всем поклонникам J и K в целом смотреть обязательно, подросткам – непременно, разочаровавшимся в прошлой части – просто советую, гарантированно передумаете обижаться на такого классного режиссера – ведь он нам еще покажет  Автор: Наталья (Случайная)


Создатели миров

22

Ретро Каждый вкладывает в смысл «ретро» что-то свое. Отголоски этого стиля можно найти практически во всех направлениях искусства, в моде, литературе, фотографии. Но сегодня мы предлагаем вам вернуться к ретро в кино. Если порыться в своей памяти, то с легкостью можно найти какой-то фильм, который отвечает всем его требованиям. Для кого-то это фильм, который смотрел в детстве, для других – лента, которую смотрели родители. И каждый свяжет ее с какимито своими воспоминаниями, впечатлениями, ассоциациями. Ретро-фильмы… Порой наивные, часто - добрые и теплые. Всегда запоминающиеся. Антиквариат, который оставляет свой отпечаток; классика, которая учит правильному; старина, с которой не хочется прощаться.

Провал во времени (Япония, 1979) Военная фантастика Сюжет Действие фильма начинается в конце 70-х годов ХХ века в Японии. Во время учений японской армии, группа военных, ночью, во-время передислокации попадает в аномальную зону, после чего попадает во времена самураев, когда япония была в состоянии междуусобных войн, шел передел территорий. Командир одного из подразделений японской армии, подружившись с одним из правителей, решили с помощью современного оружия, которое естественно тоже попало в те времена, завоевать всю Японию. Режиссер: Мицумаса Саито (Mitsumasa Saito) В ролях: Сонни Чиба (Sonny Chiba), Джун Ето (Jun Eto), Тошитака Ито (Toshitaka Ito), Харуки Кадокава (Haruki Kadokawa), Хироси Камаяцу (Hiroshi Kamayatsu), Кензо Каваразаки (Kenzo Kawarazaki), Асао Коике (Asao Koike), Кентаро Кудо (Kentaro Kudo), Ко Кураиси (Ko Kuraishi), Масао Кусакари (Masao Kusakari), Акира Нишикино (Akira Nishikino), Нана Окада (Nana Okada), Цунехико Ватасе (Tsunehiko Watase) Наш отзыв Действие фильма начинается в конце 70-х годов ХХ века в Японии. На учениях японской армии группа военных ночью, во время передислокации, попадает в аномальную зону, после чего попадает во времена самураев, когда Япония была в состоянии междоусобных войн, шел передел территорий. Командир одного из подразделений японской армии, подружившись с одним из правителей, решил с помощью современного оружия, которое естественно тоже попало в те времена, завоевать всю Японию.


Создатели миров

23

Большой плюс этого фильма - в общем-то, нешаблонное обыгрывание тематики попадацев в прошлое. Обычно ведь как происходит. Попадает в прошлое группа наших современников и айда изменять исторический ход событий на свое усмотрение. Тем более что им помогает багаж современных знаний и умений в различных областях науки и техники, плюс непременное наличие каких-нибудь высокотехнологических устройств, которые аборигенов будут вгонять в состояние кататонического ступора. А в фильме попадет в прошлое неплохо оснащенный армейский отряд. Танк, бронетранспортер, вертолёт и боевой катер. Согласно стереотипам, этого вполне было бы достаточно, чтобы завоевать полмира и основать какую-нибудь новую мегаимперию. Но вот тут-то как раз и начинается иное видение развития подобных сюжетов у японских киноделов. Редко какой поворот сюжета удается предугадать. Кино масштабное. Особенно финальная битва. Тысячные орды пытаются побороть атакующий их танк. Кровавое зрелище. За время просмотра можно увидеть многое: и японский юмор, не всем, однако, понятный, и любовь, и ярость с гневом, и обман с предательством, и прочее-прочее, включая шикарные костюмы средневековых японских самураев и великолепную батальную сцену почти полчаса продолжительностью. Однако все не намешано в кучу, как часто бывает, а расставлено по сюжету равномерно, отчего не перегружает эмоциями, более того, практически все смысловые эпизоды разделены отличными музыкальными вставками (отчасти напоминает баллады от Rainbow & Uriah Heep). Рекомендую всем любителям стрельбы, драк на мечах/копьях и сражений огромной массовкой. Автор: Игорь Марченко (Green)

В бой идут одни «старики» (СССР, 1973) Военная комедия, драма Сюжет Эта эскадрилья стала «поющей» - так капитан Титаренко подбирал себе новичков. Его «старикам» было не больше двадцати, но «желторотиков», пополнение из летных училищ ускоренного выпуска, в бой все равно, по возможности, не пускали. Им еще многое предстояло испытать - и жар боев, и радость первой победы над врагом, и величие братства, скрепленного кровью, и первую любовь, и горечь утраты… И настанет день, когда по команде «в бой идут одни старики» бывшие желторотики бросятся к своим самолетам… Режиссер: Леонид Быков В ролях: Леонид Быков, Сергей Подгорный, Сергей Иванов, Рустам Сагдуллаев, Евгения Симонова, Ольга Матешко, Владимир Талашко, Алексей Смирнов, Виктор Мирошниченко, Григорий Гладий


Создатели миров

24

Наш отзыв Эпиграфом к сему отзыву может стать несколько фраз из самого фильма. Каждая из них повторяется не один раз, да и саму ленту растащили на цитаты. Я не знаю, кто еще не видел этот фильм, но рассказывать много о сюжете не буду, да и не нужно. Достаточно сказать, что таймлайн – Великая Отечественная. Герои - вторая эскадрилья во главе с Маэстро, которого играет Леонид Быков. Стоит сказать, что мой земляк играет себя. В фильме он выступил и сценаристом, и режиссером-постановщиком. И Маэстро свое прозвище заслужил – мало того, что играет, поет, дирижирует, так еще только ему удалось махнуть мессер на лошадь! Хохлы порой хуже евреев… Вторая поющая. И немного времени. Время, на протяжении которого нам показывают военные будни летчиков. Вместе в одной эскадрилье и узбеки, и русские, и украинцы, и грузины, все как один встали против общего врага. Но нет в фильме ни пропаганды, ни криков «За Сталина! За Советский Союз!» А есть всего лишь работа, тяжелая, но необходимая - «Это не подвиг, а наша обязанность». И даже на войне жизнь не прекращается. «Кто сказал, что нужно бросить песни на войне?» Вторая тема – музыка. «Пилотом можешь ты не быть, летать научим все равно, но музыкантом быть обязан». А молодежь, которая и жизни-то не видела – со школы, сразу на войну – ничего кроме как петь и не умеет. « - Оренбургское училище. Ускоренный выпуск. - Взлет-посадка, ясно». И сколько такой молодежи погибло? Желторотики… В этих буднях не обходится без шуток и казусов. « - Как у тебя там, Маэстро? - Все нормально, падаю». Фильм посвящен всем не вернувшимся из боевых вылетов. И до сих пор словно слышны отзвуки громовых выстрелов, до сих пор находят оружие, как память грядущим поколениям. И до сих пор пересматриваются старые военные фильмы, в которых нет героев, нет великих, есть всего лишь люди, со своими недостатками, проблемами, страхами. И с этими страхами приходится бороться, и порой это тяжелее, чем валить бубновых асов Геринга. И нельзя проиграть. Ни бубновым, ни страхам, потому что нельзя подвести тех, кто верит. Автор: Евгения Медведева (Katrena)

Аты-баты, шли солдаты… (СССР, 1976) Военная драма Сюжет Они погибли в 1944 году, их было всего восемнадцать человек - комсомольский взвод, остановивший колонну немецких танков. Трагическое и комедийное, героическое и лирическое сплелись на экране в необычную ткань повествования об отцах, навсегда оставшихся молодыми, и о детях, пришедших туда, где ровно тридцать лет назад приняли свой последний смертный бой самые родные для них люди… Режиссер: Леонид Быков


Создатели миров

25

В ролях: Леонид Быков, Николай Гринько, Владимир Конкин, Елена Шанина, Евгения Уралова, Иван Гаврилюк, Николай Сектименко, Отабек Ганиев, Наталья Наум, Борис Химичев Наш отзыв Мы все войны шальные дети, И генерал, и рядовой. Опять весна на белом свете… Бери шинель, пошли домой. Булат Окуджава Они уже никогда не вернутся домой… Не посмотрят в глаза любимой девушке, не прижмут к груди сына, не обнимут постаревшую мать… Восемнадцать солдат, всего лишь рота, оставшиеся там, на поле. Не на поле боя. На поле нашей памяти. Леонид Быков… Режиссер, актер, человечище, гордость и совесть моей страны. Для меня – великий человек, не идущий ни в какое сравнение с современными политиками, героями Украины, магнатами и прочими мелкими личностями, бьющими себя правой пяткой в левую грудь и кричащими на весь мир о своей любви к стране и о своем уважении к ветеранам. Истинным уважением являются фильмы великого Мастера. Сюжет фильма прост и незамысловат. В небольшой деревеньке перед наступлением размещен взвод солдат. Восемнадцать парней… Каждый со своей судьбой, своим характером, своим отношением к окружающему… Каждый со своей последней минутой, своим подвигом… В фильме присутствует две сюжетные линии – военная и современная. Солдаты и их потомки: дети, сестры. Они часто переплетаются, дают возможность лучше понять характер каждого. Это не просто солдаты – скорее братья по оружию, отлично знающие друг друга, называющие себя чаще не по имени, а по кличкам, что возможно только в дружеском кругу. Почему же, глядя на них, так болит душа? Может потому, что их души раскрыты перед нами? Молоденький лейтенант, случайно встретивший одноклассницу, ставшую его первой и последней любовью, и никогда не узнающий, что после него живет его дочь… Святкин, празднующий на войне день рождение сына, которого больше не увидит. Крынкин, укравший мыло, чтобы отправить его своей семье и тем самым спасти ее от голодной смерти. Балтика, Хабанера, Вано… Слова памяти кружатся белым снегом, на который падают красные гвоздики, превращающиеся в капли крови. «Отец, я шел к тебе тридцать лет…», «Мужчины не плачут, мужчи��ы огорчаются», «Ты только выживи, слышишь?!..» Маленький обелиск в заснеженном поле. Подвиг, свершенный во имя жизни… Иногда приходится остаться, чтобы умереть… Иногда нужно умереть, чтобы остаться… В нашей истории… В нашей жизни…. В нашей памяти… Автор: Татьяна Медведева (tanyaversal)


Создатели миров

26

Статьи У многих пользователей нашего сайта есть материалы, с которыми они хотели бы познакомить окружающих. У кого-то это впечатления о прочитанной когда-то книге и ассоциации, которые она вызвала. У некоторых – новый, придуманный на досуге, мир. Яркий и сказочный или мрачный и жестокий. Кто-то из нас хочет поделиться информацией о мифах, легендах, героях. У кого-то залежалась в загашнике тщательно оберегаемая папочка с данными о летающих тарелках, инопланетянах, секретах Вселенной. Именно такой информацией мы и будем обмениваться в разделе «Статьи». А ключом, открывающим его, будет ваша неуемная любознательность.

О правильных врагах1 Писатели, как правило, вынуждены мотивировать более активные действия своих главных героев. Конечно, герой может сидеть на одном месте и просто спокойно жить в свое удовольствие, но кому было бы интересно об этом читать? Наиболее популярными способами решения задачи мотивирования героев являются: 1. Поставить перед героем сверхзадачу; 2. Обеспечить героя врагом (врагами); 3. Заставить героя постоянно бороться за собственную жизнь и/или жизни окружающих. Перечисленные методы могут комбинироваться самыми разными способами. Как следует из названия, эта статья посвящена методу обеспечения героя врагом. Слово «обеспечение» здесь используется не случайно, потому что правильно подобранный враг это не только ценный мех вполне может считаться ценным ресурсом, позволяющим герою развиваться и приобретать разные полезности. Статья касается, прежде всего, жанра фантастики (и особенно фэнтези). Ведь, например, в качественной альтернативной истории враги, вопервых, чаще всего не личные, а коллективные, а во-вторых, большинство из них взяты из истории реальной, то есть, при разработке врагов у автора нет такого простора для творчества. Также мы не будем рассматривать юмористическую фантастику в плохом смысле этого слова (когда юмор полностью заменяет логику и все остальное). Не так уж редко реализация врага оказывается не слишком удачной. Достаточно часто встречаются типичные варианты: 1. Враг по факту выглядит слабым и беспомощным (хотя на словах может заявляться и другое), победа героя над ним кажется слишком легкой и не воспринимается как какое-то особое

1

В оформлении статьи использована работа Лео Хао


Создатели миров

27

достижение, таким образом, враг просто-напросто не справляется со своей работой. Так что наличие подобного врага иногда даже хуже, чем отсутствие какого-либо вообще. Иногда в фантастике попадаются ну очень крутые герои, такие, что их преимущество над врагами абсолютно очевидно, и они справляются со всеми, даже особо не напрягаясь. Конечно, в крутизне главного героя нет (точнее, может не быть) ничего плохого, в конце концов, есть немало читателей, которым нравятся книги именно с подобными героями. Но в таком случае лучше, чтобы и враг был вполне адекватным по сравнению с героем, то есть из той же «весовой» категории. 2. Автор на словах декларирует могущество врага (иногда даже супермогущество), но из текста книги это не очень видно. Чтобы читатели не забыли, что враг очень крут, автору приходится им об этом время от времени напоминать. Как крайний случай, такой враг может вообще не предпринимать каких-либо действий, а просто служить пугалом. Почему он не пользуется нормально своим могуществом - часто мотивировано слабо или не мотивировано вообще. Конечно, есть отмазка, что если этот враг не человек, то и его логика нам не понятна. Но тут работает доказательство от противного – если он живет уже долго и жив до сих пор, то, по всей видимости, снабжен хоть каким-то инстинктом самосохранения, присущим практически всем живым (а в литературе иногда и не живым) существам. Понятно, что враг обычно не обладает всей полнотой информации, но это не должно ему мешать предпринимать возможные меры по обеспечению собственной безопасности. Так что данная «отмазка» очень слабая. По всей вероятности, такой подход происходит из сказок, где зачастую враг является просто частью декораций и никому даже в голову не приходит искать в его действиях какую-либо логику (хотя ради справедливости нужно отметить, что это относится не ко всем сказкам). Например, не очень многие читатели задаются вопросом, почему, собственно, Кощей Бессмертный не принял элементарных мер для сохранения своей жизни (ну или не-жизни). Почему его смерть связана с иглой, почему спрятана именно в этом месте, а не где-нибудь не очень далеко от самого Кощея, где он смог бы вмешаться в случае необходимости, почему там не было каких-либо активных (то есть атакующих) систем защиты… Таких вопросов очень много, а вот ответов на них нет совсем. Но фэнтези тем и отличается от сказки, что в фэнтези подобное отсутствие объяснений уже не «прокатывает». Кто-то, возможно, скажет, что таков сам персонаж, и он не может быть описан нормально (мотивированно). Но практика показывает, что вполне может, было бы желание у автора. Например, в книге А. Рудазова «Преданья Старины Глубокой» фигурируют и Кощей, и еще целый ряд сказочных персонажей, причем их обоснования (откуда они взялись, почему именно такие и т.д. и т.п.) вполне соответствуют тому уровню строгости, который принят в качественном фэнтези. Кстати, насколько я слышал, сам автор считает данную книгу одним из главных своих достижений, и его вполне можно понять. Поэтому если в фантастическом/фэнтезийном произведении враг выглядит картонным/не мотивированным, то это не особенности или требования жанра, просто таким его описал автор. Так что тем авторам, которые еще не успели обеспечить своих героев качественными врагами, возможно, имеет смысл об этом задуматься, а тем, кто это уже сделал – большой респект. P.S. Данный текст рассчитан исключительно на применение при написании художественных произведений, ни в коем случае не пытайтесь реализовать это в реальной жизни  Автор: Михаил Федотов (mif)


Создатели миров

28

Интервью Читателям всегда интересно, чем живут их кумиры – авторы, книги которых они так любят. В этом разделе мы постараемся хоть немного приоткрыть завесу, которая прикрывает маленькие секреты и большие тайны наших Создателей. Мы попробуем вызвать их на откровенный разговор. Узнать, чем они интересуются, что они любят, что их волнует. Мы расскажем, как они начинали свою литературную дорогу, какие камни и преграды им приходилось обходить, какие герои им ближе всего. Только в этом разделе мы постараемся максимально сблизить авторов и их читателей. Заходите в раздел «Интервью», и вы узнаете много интересного о наших Создателях.

Интерпресскон 2012. Показания очевидцев Очередной, уже XXIII «Интерпресскон» прошел с 6 по 9 мая в пансионате «Морской прибой». К сожалению, никто из представителей нашего сайта не смог посетить это мероприятие, поэтому нам опять пришлось мучить вопросами участников конвернта. 1. Что лично вам дает посещение фантастических конвентов? Чем отличается ИПК от других подобных мероприятий? Если вы не бывали на других, то назовите, пожалуйста, главные «изюминки» Интерпресскона  Владислав Жеребьев (Stax) «Что дает конвент? Ну, в первую голову меняет картинку перед глазами. Полезные знакомства там вряд ли заведешь, а вот приятных сколько угодно. На других мероприятиях подобного толка не был. Что можно сказать об этом ИПК. Отличная организация, куча вечеринок, свежий воздух и залив позволили отдохнуть от рутины и серых городских стен» Александр Тестов (Lenizdat) «Лично мне это дает, прежде всего, общение... ну и конечно развлечение. Всегда приятно видеть друзей, да и новые знакомства бывают весьма полезны. Например, со своим соавтором Дмитрием Самохиным мы познакомились именно на ИПК. На других конвентах я не бывал и сравнивать не могу. На ИПК прекрасная атмосфера и много интересных мероприятий» Анатолий Нейтак (Technomage) «Назвать меня частым гостем конвентов нельзя. Собственно, я и присутствовал-то на «Фэндоме» в Перми больше 10 лет назад да ещё на ИПК в прошлом и в этом году. Поэтому от сравнений толку мало. «Что мне даёт посещение фантастических конвентов»? Я не буду оригинальным, но прежде всего - общение. Других случаев послушать, как поёт Лукин, рассуждает Логинов и разбирает тексты на своём семинаре Кубатиев, у меня IRL нет. Ну, про разговор с Сидоровичем персонально уж молчу... В целом же ИПК - масштабное, авторитетное, профессиональное, насыщенное событиями мероприятие, на котором побывать более чем приятно»


Создатели миров

29

Дмитрий Светлов (Димитрис) «Для меня ИПК важен общением с авторами, обменом мнений и мастер классами специалистов» Юлия Андреева «Общение, возможность познакомиться с писателями и издателями. Прорекламировать серию «Петраэдр», в которой я работаю. Пригласить людей в свой мемуарный проект «От вчера до завтра», в котором вышли уже две книги «Многоточие сборки» и «Ближне�� море». Взять интервью для этих проектов. Обычно я приезжала на ИПК на один день, так что мне сложно говорить об ИПК в общем. В этом году мне понравилось, что организаторы устроили массу подвижных мероприятий. С нашей сидячей работой это то, что нужно. Опять же погода не подвела» Андрей Земляной (ground) «Я бывал только на ИПК. в 9, 10 и 12 году и на Зилантконе. О плюсах Интерпресскона 1 - Несомненным плюсом ИПК является место проведения. Пансионат на берегу Финского залива – красивейшее место.

2 - Кроме того, каждый раз организаторы готовят какой-нибудь особенный сюрприз, вроде поездки на “Линию Маннергейма” или экскурсии по ночному Санкт-Петербургу.


Создатели миров

30

3 - Большое количество мероприятий для самих писателей. Семинары, встречи и прочее. Кулуарный обмен между писателями тоже присутствует, но в чуть меньшем размере. 4 - Книжная ярмарка Ленизата, где по очень низким ценам можно купить книги издательства. 5 – Довольно насыщенная музыкально-развлекательная программа. 6 – Очень высокий уровень организации мероприятия. 7 – Приезжает много хороших людей, которых я очень рад видеть вновь» Мария Гинзбург «а) Это хороший способ отдохнуть и потом с новыми силами взяться за творчество; б) Уютной атмосферой; в) Бывала на других « Андрей Шевченко «Лично мне - общение с интересными людьми. Всегда любопытно узнать, каков человек, которого ты знаешь по виртуальному общению или по книгам. Всё-таки общение вживую разительно отличается от сухого виртуала. На других конвентах не бывал, а ИПК посещаю во второй раз. Могу со всей ответственностью сказать - там весьма душевно» Тим Скоренко «На конвентах я в первую очередь общаюсь с людьми: это полезно и интересно. ИПК - один из добротных конвентов, я не вижу серьёзных отличий от других. Разве что, на ИПК есть море» 2. Помогают ли вам в творческом плане мероприятия подобные ИПК (ну и, естественно, он сам )? Возможно, вы выносите из них какие-то личные творческие идеи? Владислав Жеребьев (Stax) «Все творческие идеи я беру у себя из головы. ИПК помог отдохнуть и набраться новых сил для работы и творчества» Александр Тестов (Lenizdat) «Общение-обсуждение-споры - да тут много чего рождается: сюжеты, ходы, идеи... В любом случае общение полезная штука» Дмитрий Светлов (Димитрис) «Идеи возникают во время общения, ИПК в этом смысле можно назвать генератором идей, ибо авторы обсуждают различные сюжеты и возможные варианты их развития» Анатолий Нейтак (Technomage) «По итогам нынешнего ИПК будут написаны отчёт (ну, это в процессе, так что больше подойдёт глагол «дописан») и две статьи. Могу даже рабочие названия анонсировать: «Сетевые обучающие технологии: pro et contra», «Место утопии в системе мира и виртуальная реальность». Так что идеи - да, идей там витает изрядно, только успевай сачком работать» Юлия Андреева «Есть некоторые договоренности, в этом году удалось представить серебряный значок серии «Петраэдр», биться за который в следующем году решились сразу же три мэтра! Благодаря презентации, которую удалось провести на конвенте, в новый сборник, который я сейчас собираю, пришло много рассказов. Новые люди - всегда приятно»


Создатели миров

31

Мария Гинзбург «а) см. 1а, б) идеи - если в плане, «убить Семецкого», отразить в своем произведении своих друзей\врагов, то я подобным не занимаюсь, а чтобы мысль какого-то рассказа на коне возникла - такое бывало « Андрей Шевченко «Разумеется, помогает. Во всяком случае, бывает полезно скоординироваться с главным редактором  Но и не только с главредом. Там много знающих людей, готовых помочь. К примеру, на прошлом ИПК я после разговора с Глебом Гусаковым немного переосмыслил концепцию нового романа. За что ему, Глебу, искренняя моя благодарность» Андрей Земляной (ground) «В творческом плане? Нет, наверное. Для меня это скорее повод и место обсудить с издателем политику издательства в целом, планы на книги и прочие “служебные” вопросы, которые лучше обсуждать при личной встрече. Хотя я знаю нескольких авторов, для которых именно встреча на ИПК была началом плодотворного творческого союза или новой книги. Лично я на Интерпрессконе стараюсь просто отдохнуть» Тим Скоренко «Нет. Творчество не имеет к конвентам отношения. На конвентах я решаю какие-то деловые вопросы и отдыхаю. Идеи рождаются в других местах» 3. Последнее время все чаще слышатся мнения, что всевозможные фестивали превращаются в узконаправленные междусобойчики. Хотелось бы узнать ваше мнение по этому поводу. Владислав Жеребьев (Stax) «Ну, тусовка есть тусовка. Это нормально. Никто и не говорил, что по приезду на ИПК тебе будут вручать «Беляевскую» премию или посвящать в мертвяки. Предвзятости не заметил, скорее уж наоборот. Обстановка на конвенте была вполне дружественная. Обращались друг к другу без официоза, делились планами» Александр Тестов (Lenizdat) «Да хоть бы и так. Мы не так часто встречаемся, чтобы пренебрегать одним разом в году. Да и потом двери ведь ни для кого не закрыты. Захотел - приехал, нет - так нет» Дмитрий Светлов (Димитрис) «Междусобойчики имеют место быть. Важно другое, каждый ищет своё, одним нравится общение в узком кругу старых знакомых, другим популизм и так далее»


Создатели миров

32

Анатолий Нейтак (Technomage) «Не вижу ничего плохого в том, чтобы фестиваль фантастов был междусобойчиком. В конце концов, у металлургов свои междусобойчики есть, у журналистов есть, у физиков плазмы есть, почему фантастам не иметь собственного? А насчёт «узконаправленности»... Как-то с трудом влезает в меня сознание, что почтеннейшее собрание разумных, стремящихся за пределы своего воображения и даже порой дерзающих ТВОРИТЬ МИРЫ, можно ассоциировать с узконаправленностью» Юлия Андреева «Так они и должны быть такими. Я приезжаю на «Басткон» с единственной целью - послушать писателей-историков и научных историков. Если завтра этот конвент расширит свою направленность, ему придется сократить свою уникальную специфику, будет обидно» Мария Гинзбург «Они всегда такими были, не обманывайте себя и невинных посетителей сайта» Андрей Шевченко «Смотря что понимают под «узконаправленными междусобойчиками». Если имеется в виду, что кучка авторов и издателей общаются в тесном кругу, не допуская никого к своим драгоценным персонам, то это не так. Я, например, в прошлом году приезжал в роли гипотетического автора Ленинградского издательства. Те, кому интересно, просто регистрируются и приезжают. А вообще, любой конвент - это междусобойчик. Потому что на нём присутствуют люди, которым интересен предмет, будь то литература, кино, музыка или живопись» Андрей Земляной (ground) «Лично придерживаюсь мнения, что врагов не нужно искать, и стараюсь со всеми авторами, которые мне нравятся, поддерживать дружеские отношения. Но определенная групповщина все же присутствует. И это естественно, как в любом большом сообществе. Награды, присуждаемые на конвентах, уже давно стали фактором именно этой «групповщины» или рекламной политики или политики вообще. Когда премии получают книги, которые вообще не значатся в топ-листах издательств или откровенное барахло, это отражает некую тенденцию. Например, великолепный роман Вадима Панова “Последний адмирал Заграты” получил пару мелких премий, а “Ностальгия” Игоря Поля вообще не получила никаких премий. Таким образом «вес» наград неуклонно снижается, что конечно плохо» Тим Скоренко «Совершенно правильное мнение. Ещё в 2007 году на «Росконе» было человек 50 «молодых и талантливых авторов», на последнем - едва ли пять-шесть. Ввиду того, что печатают сейчас и жука, и жабу, молодые авторы не считают нужным ездить на конвенты - «мой шедевр опубликовали, что мне ещё решать, чему ещё учиться». Это очень неприятно. Конвенты не пополняются новой кровью. Нужна более активная реклама конвентов, больше мероприятий, направленных на молодых авторов. А то за один только 2011 год вышло сто с лишним дебютных романов - кто из их авторов соизволил посетить хоть один конвент? Для начинающих на конвентах есть чему поучиться» 4. Как вы думаете, награды, присуждаемые на фантастических фестивалях, имеют существенный вес для репутации авторов их получивших? Владислав Жеребьев (Stax) «В первую очередь награда позволяет автору поверить в собственные силы. Одно дело, что ты написал роман, второе, что его принял издатель, третье выпустили в свет, и уж совсем другое, когда тебя признают коллеги, считая как минимум равным. Повышает самооценку и воодушевляет, вот что делает любая награда или диплом, и это хорошо»


Создатели миров

33

Александр Тестов (Lenizdat) «Честно: для меня имеет вес только то, что я прочитал, и то, что породило во мне интерес. Если автору вручают награду, значит он достоин ее по мнению жюри. Но я сужу не по наградам... я доверяю своим глазам» Дмитрий Светлов (Димитрис) «Награда в любом случае влияет на репутацию автора, а дальнейшее зависит от самого лауреата» Анатолий Нейтак (Technomage) «На минувшем ИПК моя знакомая, Юлия Зонис, отхватила аж две «Бронзовых улитки». Кем присуждается сия награда и за что, рассказывать излишне. Знали бы вы, как хочется самому... *мечтательно умолкает*» Юлия Андреева «Награды хороши только в день вручения, ��у, может быть еще несколько дней, пока родители/семьи весело пляшут вокруг тортиков. Издателям на наши железяки глубоко плевать. Им нужны хорошие тексты, а не звания» Мария Гинзбург «Не особо» Андрей Шевченко «Имеют. Для автора: это мощная подпитка. Для общественного мнения: если автор получил какую-либо премию, значит, он что-то собой представляет. Для издателей: если автора оценили другие профессионалы, значит, имеет смысл присмотреться к нему. Но! Само собой всё вышеперечисленное зависит от самой премии» Тим Скоренко «Репутации «в тусовке, среди ценителей» - да. Для издателя (к сожалению!) и массового читателя большинство наград - пустой звук» 5. Если бы вы могли влиять на программу проведение Интерпресскона, то что бы вы ней изменили? Владислав Жеребьев (Stax) «Пожалуй, оставил бы все на своих местах. Все и так было неплохо. И главное, захотелось посетить это мероприятие еще раз, уже в следующем, 2013 году» Александр Тестов (Lenizdat) «Каждый год организаторы привносят что-то новое, интересное. Даже не знаю, чтобы я придумал... Ну, может быть показ моды! Конечно в фантастическом направлении» Дмитрий Светлов (Димитрис) «Ничего менять не надо, ИПК уже сформировался. Расширение программы и увеличение числа участников возможно только при спонсорской поддержке, что маловероятно» Анатолий Нейтак (Technomage) «Я бы его удлинил - при сохранении количества мероприятий. Реально нереально, простите за тавтологию, посетить все интересные мероприятия конвента! В этом году скооперировался с Ольгой Митюгиной и ещё одним парнем, её знакомым - и то мы не смогли успеть на ВСЁ. Эх! ...ну а более подробно о конвенте будет в обещанном выше обзоре. Если кому интересно» Юлия Андреева «Договорилась бы с Господом Богом, чтобы всегда была хорошая погода во время проведения ИПК»


Создатели миров

34

Андрей Шевченко «Да я бы ничего и не стал в ней менять. Я побывал на двух ИПК, и на каждом мне всё понравилось. От лит студий до фуршетов. И от экскурсионных мероприятий до вечерних посиделок. Всё было здорово! Поэтому имею нахальство пригласить всех заинтересованных и сочувствующих на ИПК 2013. Думаю, оргкомитет на меня за это не обидится» Мария Гинзбург «Ну вот в этот раз не было банкета, а жаль! Погодка еще холодновата для танцев под открытым небом, да и тем более они были два дня подряд - сначала «полевая кухня», а потом корюшка. Это не самая удачная идея...»

Андрей Земляной (ground) «Если бы я мог влиять на программу ИПК, я бы сделал “отраслевые” круглые столы. Для альтернативщиков, космофантастов, фэнтезийщиков и проч. с приглашением специалистов. Например, для космофантастов было бы неплохо послушать специалиста по вооружениям и физика, который рассказал бы о том, какое оружие в космосе возможно и как оно будет работать. А фэнтезятникам я бы порекомендовал специалиста по средневековому быту и нравам. Кроме того, каждый конвент регионален. Это означает, что большинство присутствующих там из региона проведения. А мне бы хотелось видеть смешанные мероприятия, где присутствуют авторы и читатели со всех регионов страны. Как это сделать я, к сожалению, не знаю, но если бы знал, сделал бы непременно. Ну, например, подписать в качестве спонсора РЖД или Аэрофлот, с тем, чтобы человек с приглашением на конвент покупал билеты со значительной скидкой» Тим Скоренко «Всё бы переправил. Провалов и накладок было многовато» Большое спасибо участникам конвента за интересные ответы! В оформлении статьи использованы фотографии Владислава Жеребьёва (Stax) Авторы: Дмитрий Аникин (Забатар) Татьяна Медведева(tanyaversal)


Создатели миров

35

«Книги не пирожки - качество требует времени » Интервью с Артемом Каменистым Артур, о вас очень мало информации, расскажите о городе, в котором вы родились и где проживаете в данный момент? На моей странице написано, что проживаю в украинском Донецке - это правда. Родился там же, в «некоренной» семье на восстановление Донбасса много россиян нагнали в послевоенные годы. В детстве все мечтают о том, кем станут, когда вырастут. Кем вы хотели стать в детстве (кроме космонавта и милиционера)? Лесником-охотником  Ваше настоящее имя – Артур, что в переводе с кельтского означает «медведь». И, если верить всемирной паутине, то люди, носящие его, выбирают следующие профессии: торговые работники, стоматологи, хирурги, юристы, художники, портные, сапожники. Какая из этих профессий вам ближе всего? Ничего близкого в данном списке не вижу. И в дополнение к предыдущему вопросу. Какая ваша основная специальность, на кого вы учились? В/о - геолог. Профессиональная деятельность прямо или косвенно связана с этой специальностью. На сегодняшний день вы входите в десятку лучших авторов Армады, тиражи начинаются от 20000 и выше, сейчас вы занимаетесь только писательским делом и этим зарабатываете себе на жизнь, или у вас есть основная работа? Ваша литературная деятельность – самоцель или приятный досуг? Несмотря на финансовую выгоду - все же досуг. Изначально вообще об издании не задумывался, и первые книги опубликованы благодаря давлению брата - очень настаивал. А дальше втянулся. Вы уверенный в себе человек? Можете ли вы сказать, что вы удовлетворенны своей жизнью? Есть цели, которые вы ставите перед собой, и задачи, которые пытаетесь решать в первую очередь? А есть такие, которые признаются в своей неуверенности?  Не удовлетворен, как и большинство. О глобальных целях не задумываюсь, а незначительные и краткосрочные, конечно, есть.


Создатели миров

36

Можете рассказать об истории возникновения вашего псевдонима? Почему взяли именно такой? Жизненный путь был каменистым и решили таким образом сделать себе напоминание, чтобы не забывать, как пробиваются в люди? Если не считать технических текстов, то первые мои опыты графомании были связаны с газетными и журнальными публикациями. И случилось так, что мне настоятельно рекомендовали подобрать псевдоним для одной из статей, причем такой, чтобы никто не усомнился, что это именно псевдоним. В те времена, да и сейчас, как я понимаю, это было своеобразным пиар-ходом, недорого намекавшим на экзотичность автора, или подчеркивающим, что он, опасаясь за свою жизнь, вынужден скрываться за маской, подписываясь под таким острым материалом. Как правило, в таких случаях использовались иностранные имена, фамилии или просто слова, звучащие «не по-нашему». Но это заезжено до брезгливости, потому и задумался о самобытном. Благо и думать особо не пришлось - в тот период работал в старательской артели, отмывавшей россыпь ручья Каменистый. А когда дело дошло до издания книг, вспомнил о старой истории и вернулся к псевдониму. Смирновых в литературе пруд пруди - наверное, боялся потеряться среди них.  Насколько вы популярны и известны на своей малой родине? Узнают ли вас на улицах? Просят автографы и т.д.? Окололитературной деятельностью не занимаюсь. От встреч с широкой публикой отказываюсь. Отсюда известен лишь в узких кругах, так что от изобилия автографов рука не устает  На одном из сайтов мелькала информация о том, что вы пропали без вести в заграничной поездке, это просто шутка или что-то подобное действительно имело место? Бывало, но вряд ли без вести - просто отсутствие связи. На сайтах врут много. Вы любите путешествовать? Если да, то где побывали за свою жизнь, и где бы хотелось побывать? Да - люблю. Не был только в Австралии и Антарктиде. В Антарктиде хотелось бы побывать, но не на полюсе, а в некоторых прибрежных районах. Судя по фильмам и фотографиям это то, на что хотелось бы посмотреть. Каковы ваши увлечения, помимо литературного творчества? Охота, рыбалка, туризм, чтение. В тур поездки ездите сами или компанией? Есть ли в вашем окружении люди, которые поддерживают это ваше увлечение? Главный «единомышленник» брат. Постоянной компании нет - даже трех человек трудно собрать в одно время в одном месте. У всех дела, работа и у каждого свой график - проблема пересечься. Какие домашние животные у вас живут, и если никого нет, то почему? Кошка.


Создатели миров

37

Смотрите ли вы современное кино? И если смотрите, что запомнилось за последнее время или наоборот, что вызвало негативную реакцию? Из последнего с удовольствием посмотрел «Голодные игры». Пусть это и очередная копия «Королевской битвы» Киндзи Фукасаку, но в отличие от других «копий» - эта красивая, да и мало качественных фильмов снятых столь просто. В кино легче создать очередную халтуру за 100 млн. о новых похождениях Персея, чем такую вот «простоту». С чем связан большой перерыв в написании новых книг, целых три года от вас не было никаких известий? Жизненные обстоятельства. К тому же я непрофессиональный автор со всеми вытекающими последствиями. Вы по сравнению с некоторыми другими авторами не очень-то быстры с новыми книжками. Не собираетесь ли как-то ускорить процесс? В среднем у меня выходит 2-4 книги в год. Разве мало? Я считаю, что наоборот - очень много. Книги не пирожки качество требует времени. Читатели сами возмущаются засилью халтуры, но халтура одно из последствий спешки. С кем из писателей вы дружите или поддерживаете приятельские отношения? С кем из современных авторов вы бы хотели написать к��игу в соавторстве? Пожалуй, к приятелям могу отнести лишь Анатолия Спесивцева, да и то условно - не встречались. Общался со многими авторами, так же не в «реале». Про соавторство до недавних пор не задумывался. Недавно девочка, не имеющая литературного опыта, прислала мне текст книги (без концовки) на интересных условиях: «Завершите и опубликуйте, а то у меня не получается, и я бросила, но чувствую - у вас получится». Естественно, принять такой «подарок» я не могу и в настоящее время пытаюсь давить на нее, чтобы довела свой труд до финала - текст, безусловно, талантлив, а незавершенность его от неуверенности в своих силах. Не исключен вариант, что придется делать это самому на условиях соавторства, но это крайний вариант тематика для меня сложна. Какие чувства вызвал у вас этот случай? Неужели не почувствовали некоторого удовлетворения из-за того, что именно к вам обратились с такой просьбой? Подобные случаи удивляют. Я не считаю себя каким-то «гуру от литературы», и даже писателем себя называть не люблю - у меня, видимо, сохранились детские представления о писателях, как о существах живущих если не на Олимпе, то где-то неподалеку. Странно, что кто-то не разделяет мои взгляды настолько, что вполне серьезно просит дать мудрый совет, дарит идеи и тексты. Вот что можно посоветовать в ответ на вопрос: «Как сделать мою книгу интереснее?». В лучшем случае общие слова - лишь бы не навредить. Возможно «гуру» смог бы кратко и ясно дать практичный совет - я не могу. Что до идей и текстов - тут бы со своими как-нибудь разобраться. Удивление - только удивление.


Создатели миров

38

Книги каких писателей вы читаете, и есть ли у вас любимые авторы? Я читаю, что под руку попадется. Из современных в узкий список любимых фантастов попали Джордж Мартин, Дэн Симмонс и Саймон Кларк. Вы могли бы написать книгу по определенному миру или игре? И были ли у вас подобные предложения? Мог бы, только смысла не вижу. Предложения были. Вы говорите, что в ваших книгах не следует искать эльфов, крутых героев, сложных технологий и философских рассуждений. Решили пойти по сложному пути – предпочитаете дать своим героям шанс выкарабкаться из сложных ситуаций путем проб и ошибок, без помощи со стороны? Нет - просто всего этого и без меня достаточно, а хочется чего-то другого. Жанр НФ, по крайней мере, той, что была в моем детстве, нес не только развлекательную, но и поучительную, даже учебную нагрузку, если можно так сказать. Как вы считаете, доносит ли что-либо до читателя современная фантастика? Или она существует только как развлекательный жанр? Доносит, но в редких случаях у отдельных авторов. Все остальное это «чистая развлекательность», причем обычно однообразно-монотонная, что с поучительностью не сочетаемо. Как, по-вашему, оправдано ли деление фантастики на жанры? И каким из них вы сами отдаете предпочтение? Читаете ли вы, так называемую, «женскую» фантастику? Оправдано. Предпочитаю научную фантастику или фантастику с приключенческим уклоном. Что такое «женская фантастика»? Если вы подразумеваете «женскую юмористическую фантастику», где на первой странице кто-то рыжий и язвительный или что-то подобное - не читаю. Если просто книги, на обложках которых женские фамилии и псевдонимы - такие читаю. По моим впечатлениям, в последнее время читатели больше интересуются отрицательными героями. Ну, нельзя же назвать положительным героя, который направо и налево убивает, соблазняет и бросает женщин и переворачивает историю страны. Неужели у наших современников поменялись приоритеты? «Мери Сью и Марти Сью»? Такие герои были всегда - их читали и читают. Даже у заслуженных классиков можно найти у героев такие черты. Другое дело, что у классиков «мерисьюшность» подается гомеопатическими дозами, а не из ведра. Но на то они и классики - их помнят и будут помнить, а сегодняшний вал завтра забудут и будут сетовать на новый вал того же самого.


Создатели миров

39

Всякая литература - это произведение о людях, их поведении и поступках. Так ли уж важно, написано это произведение в жанре фантастики или это может быть любой другой жанр? Ведь читателей, в первую очередь, интересует личность, о которой написана книга. Важно или неважно, но что-то в этом есть. Я встречал фантастические тексты, в которых есть гайки, танки, броненосцы, государственные поступки, но нет людей - это тоже литература. А вы можете представить себе подобную драму или, допустим, женский роман? Как вы сами оцениваете свои книги? Считаете ли вы, что ваши книги написаны на том уровне, который вас устраивает? Бывают ли моменты, когда вы начинаете сомневаться: правильно ли я описал героя, заинтересует ли моя книга читателей, все ли сюжетные линии прописаны правильно и четко? По шкале своих предпочтений оцениваю высоко, но все равно недоволен уровнем. Оглядываясь назад, некоторые книги предпочел бы вообще не начинать, хотя не могу сказать, что жалею - это тоже опыт. Из-за сомнений и новых решений большую часть времени трачу на переделки текста. Что больше всего вызывает сомнения и желание исправить: сюжет, язык, характер героя? Сюжет в первую очередь - иной раз до «генеральной линии», но обычно хочется что-нибудь добавить или масштабнее описать отдельные эпизоды. Отсюда многословность - малая форма не для меня. Язык? Не верю, что его можно исправить. Сгладить шероховатости - это да. С опытом особо и сглаживать ничего не приходится - потихоньку учишься их избегать. Иногда под «языком» понимают лишь грамотность. Безусловно, безграмотная книга удручает. Раньше я трясся за каждую опечатку, но со временем понял, что книг без ошибок не бывает. Текст, пройдя авторскую правку, редактуру и корректуру издателя все равно грешен (случается даже, что издатель, убирая одни ошибки, добавляет другие - на днях человек, работающий с послесловием к «Практикантке», в очередной раз указал на такой забавный факт). Более того: в одной из стран провели интересный опыт - пытались создать книгу вообще без ошибок. Над текстом работали десятки профессионалов, в итоге книга вышла с ошибкой на титульном листе. Так что, безграмотность зло, но и фанатизм в этой битве бесполезен если на несколько сотен тысяч знаков в книге десятьпятнадцать лишние или не на месте, не надо посыпать голову пеплом. Характер? Он или есть, или нет - не поправишь. И сильно зависит от личного восприятия. Иной раз писатели тщательно


Создатели миров

40

прописывают второстепенных героев, но на фоне главных они выглядят убогим «картоном»; в другой раз герои третьего плана, упомянутые в паре эпизодов, затмевают всех остальных, надолго запоминаясь. В то же время, когда общаешься с читателем, который тоже прочитал эту книгу, странно слышать, что ему запомнились совсем другие герои, которые для тебя «картонные». Ваши книги вызывают полярные отзывы от полного неприятия до восторженности. Что вы думаете о столь различающейся реакции читателей? Это нормально - все читатели люди с разными вкусами. Хочешь сплошной восторг - пиши однообразно. Те, у кого неприятие - быстро отсеются, и образуется свой круг читателей, которые каждую новинку будут принимать благосклонно, при условии, что они ничем не отличается от предшествующих. При любых «метаниях» писателя от «генеральной линии» устойчивый круг не сформируется. У вас на данный момент пять циклов, если считать таковым и «Сердце мира», какие из циклов не будут больше продолжены никогда, а какие вы планируете продолжить в будущем? Шесть. «Сердце мира» («Запретный мир») - завершен; «Пограничная река» - завершен; «Практикантка» - под вопросом (но без продолжения цикл ничего не потеряет); «Безымянная империя» - осталось завершить последнюю книгу. Остается «Девятый», над которым, возможно, буду работать долго, и «Рай беспощадный», в котором планирую три книги. Чем вы порадуете своих поклонников в ближайшее время, и какие у вас планы в написании книг в 2012 году? Летом выйдет третья книга «Девятого». До зимы, надеюсь, вторая «Рая беспощадного» и финальная «Безымянной империи». Но не уверен, что все получится, или получится именно так - если текст идет плохо, я его откладываю на «дозревание» и занимаюсь другим. Авторы: Дмитрий Пащенко (dimon1979), Александр Грубин (Alex), Татьяна Медведева (tanyaversal), Дмитрий Аникин (Забатар)


Создатели миров

41

В помощь читателю Мы решили немного изменить ставший уже привычным раздел «Новинки издательств». Изменилось его название и, соответственно, содержание. Теперь здесь мы будем размещать информацию о книгах-новинках следующего месяца, которые прокомментировали их авторы. Ведь каждый автор видит и книгу, и ее героев по-своему. Надеемся, что эта информация поможет вам по-новому подойти к выбору книг, и даст возможность иначе оценить их, опираясь на слова авторов этих произведений. Информацию о других новых книгах вы по-прежнему можете найти на форуме в разделе «Книжные новинки».

Альфа-книга Эдуард Катлас «Точка Заката» Серия «Фантастический боевик» Цикл «Экзо» Книга в цикле 3 Страниц 345 Тираж 13000 экз. Аннотация Мир обрушился не потому, что на Землю упал метеорит. Его погубила не глобальная эпидемия. Цивилизацию сгубили мелочи, сущие пустяки. Шквал ��устяков вроде гриппа и тактических ядерных зарядов. Вроде ошибок ученых и медлительности властей. Вроде нежелания поверить в происходящее. Человек не верит в собственную смерть, хотя и знает о ней. Человечество не может осознать свою гибель, даже когда она прямо на экранах. В мире, который гибнет, тоже приходится жить. Переставая замечать все то, что творится вокруг, свыкаясь с мыслью, что все происходящее и есть норма. Молодым выжить проще. Они и не видели другого мира и другой жизни. Именно им придется построить все заново. Из того, что осталось. Комментарий автора «Точка заката» - третья книга мира «Экзо». Но на этот раз - на несколько поколений раньше и с другим главным героем. Как понятно из названия (для тех, конечно, кто читал предыдущие), события сюжета развиваются не в мире «пост» апокалипсиса, а прямо что ни на есть «во время». Книга, можно сказать, освещает события, предшествующие и влияющие на создание того мира, который существует в первых двух книгах. Ах да, герой на этот раз другой - чистый нано.


Создатели миров

42

События начинаются в условно «наши дни», чуть позднее того момента, когда «что-то пошло не так», но раньше, чем все это поняли окончательно. Отсюда и название - термин взят из предыдущих книг. Название книги - время событий. Даже не знаю, что еще и добавить. Читайте. Да, вот еще. К книге долго не могли подобрать аннотацию. Многие помогали, давали разные варианты. Пока что эксклюзивно для сайта создателей выпишу здесь все варианты. Понятно, что некоторые из них частично идут внахлест, но общее понимание, вы, надеюсь, получили. С Уважением, Автор Николай Степанов «Из чужого мира» Серия «Фантастический боевик» Цикл «Опасная приманка» Книга в цикле 2 Страниц 375 Тираж 11000 экз. Аннотация Разведчика ларгонской армии Костанга отправляют на Землю из чужого мира. Причем чужого и для него самого. Цель - обнаружить и в сжатые сроки уничтожить некое устройство, заброшенное на территорию России противником. Срыв операции грозит крахом не только Ларгонии. Но, как назло, возникают непредвиденные обстоятельства. Единственная явка провалена, на пятки наступают кровожадные преследователи, да еще в нагрузку приходится присматривать за взбалмошной девицей, на которую местным криминалитетом объявлена охота. Как справиться с заданием, если просто выжить и то большая проблема? Даже с природной удачливостью Константина… Комментарий автора Роман «Из чужого мира» является продолжением книги «Опасная приманка». Правда, большинство основных персонажей в нем новые, но события, разворачивающиеся во втором произведении, происходят сразу по окончании приключений Семена Зайцева, который вместе с друзьями тоже появляется на страницах книги. Главный герой – рядовой разведчик Костанг, он же - Константин Бугров, получает необычное задание. Цель: проникнуть в другой мир, как можно скорее найти там вражеское оборудование и уничтожить его. И только перед самой отправкой парень узнает, что место, где ему предстоит работать, является родиной его предков. Не успев до конца осознать ошеломившую его новость, агент попадает на Землю, где с места в карьер начинаются многочисленные неприятности. Не ставший своим в Ларгонии, парень и среди землян чувствует себя чужаком. Для него ничего не изменилось: снова на каждом шагу поджидает смертельная опасность, но здесь все непривычно и незнакомо, а потому непредсказуемо. Нужно


Создатели миров

43

успеть разобраться в окружающем мире, понять и принять людей, его населяющих, научиться отличать врагов от друзей, чтобы суметь выжить и выполнить задание. Как Константин выкрутится из непростых ситуаций, кого найдет и кого потеряет, можно узнать, прочитав книгу «Из чужого мира». В ней же прояснятся некоторые вопросы, оставшиеся нераскрытыми в романе «Опасная приманка». Приятного чтения. Татьяна Устименко, Ольга Вольска «Чужое проклятие» Серия «Юмористическая серия» Страниц 344 Тираж 7000 экз. Аннотация Что может быть общего у двух магов, архонта, священника, профессора теологии и байкера? Ну, допустим, работа? Ну уж нет, скажет кто-то. Вот-вот, они тоже так думали. Но только до тех пор, пока не взялись за расследование одного крайне запутанного дела. У каждого из них за плечами недюжинный жизненный опыт, дивное чувство юмора, куча вредных привычек и приобретенное проклятие. Они не боятся ни бога, ни черта, ни самого Великого инквизитора. Ведь в порученном им деле замешано все: колдовство, кража, отравление и даже… Да, даже любовь! А когда искусство дипломатии не срабатывает, эта команда идет ва-банк. Здраво рассуждая, что добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом. Только, увы, на сей раз игра оказалась слишком опасной, а ставки непомерно высокими. Выбирать из двух зол невозможно. Особенно когда на кон поставлена жизнь, дружба, честь… Комментарий автора (Татьяна Устименко) Этот роман - моя первая попытка написать фэнтези-детектив. Вторая цель создания «Чужого проклятия» - привести в изд-во моего соавтора, молодую талантливую писательницу из Харькова - Ольгу Вольска. Надеюсь, после нашего совместного проекта, у нее хорошо пойдет собственное творчество  Этот роман станет первым в запланированном цикле «На страже двух миров». Действие цикла разворачивается на земле, в далеком будущем, когда выясняется - легенды и мифы имеют под собой прочную реальную основу, а люди лицом к лицу сталкиваются с представителями тех рас, которые они всегда считали сказочными персонажами. Трудно ужиться с представителями другого мира. Но возможно. Конечно, в такой ситуации не обойдется без тайн, интриг, приключений и проклятий. А во что все это выльется - читатели узнают из романа. Лично мне очень понравилось работать над этим соавторским проектом - он получился динамичным, ироничным, загадочным. Спасибо за работу моей начинающей коллеге - Ольге Вольска. Желаю ей долгого и успешного творческого пути.


Создатели миров

44

Максим Паршиков «Против всех! Смерти вопреки» Серия «Магия фэнтези» Страниц 378 Тираж 8000 экз. Аннотация Он не попал ни в Ад, ни в Рай, он оказался на поле Вечной Битвы, где идет нескончаемая война всех против всех. Ему будет нелегко, ведь здесь каждый норовит ударить в спину, забрать единственное, что осталось, - Искру, душу данную Творцом. Но выход есть всегда, нужно только найти его. Комментарий автора Эта книга о многом и одновременно ни о чем. Написана просто для развлечения читателей, но вместе с этим в нее заложен некоторый смысл, признаться честно, слабо уловимый смысл. Многие сравнивают ее с игрушкой, зарисовкой к ней. В чем-то оно может и правда, но не совсем. Все же, в первую очередь, книга создана для того, чтобы отключить мозг и просто расслабится, а потом уже думать обо всем остальном, смысле, который вкладывает в нее автор. Во-первых, мир, описываемый в этой истории - это мир, к которому стремится наша цивилизация, возведенная в абсолют, если можно так выразиться. Все меньше людей помогает друг другу - там никто не помогает, разве что за что-то, и то не всегда, все меньше позитива, добрых чувств и эмоций - там их вообще не найти, ну и другие аналогии, которые можно будет найти или не найти... Конечно, это далеко не все. Книга имеет достоинства и недостатки, хотя для кого-то недостатки являются достоинством и, наоборот, в зависимости от точки зрения. Просто о большем не хочу рассказывать. Читайте, и быть может, книга вам понравится! Ксения Никонова «Я и мой король» Серия «Романтическая фантастика» Страниц 510 Тираж 5000 экз. Аннотация Еще вчера он был королем. В его власти было казнить и миловать, благословлять или разлучать. Еще вчера магия была привычным орудием в собственных руках. Еще вчера королевские бумаги были украшены рисунками августейшего художника. Сегодня все изменилось. Вместо дворца - скромная комната на двоих. Вместо магии - мир техники и удел черного мага. Вместо свиты и подданных - чужой народ. Лишь один подарок Судьба сделала ему в новом мире - счастье любить и быть любимым. Зов сердца и долг - извечное противостояние. Осталось сделать выбор. Вернуться на престол… и отказаться от любви. Или остаться, позабыв о прошлой жизни. Настоящий король сделает лучше: он совместит несовместимое!


Создатели миров

45

Комментарий автора Не люблю я рекламу и не умею пиариться. Но попробую. Вот как-то так: Не верьте, люди, названию этой книги! Все не так плохо! Это не тот пошлый бульварный роман, который немедленно приходит в голову после прочтения названия. Хоть и есть в нем «Я» студентка Маша, от лица которой ведется рассказ, и есть «мой король» - Даанэль, Дэн. И он действительно король, во всяком случае, был им до недавнего времени. Был, потому что теперь он далеко от своего королевства и вынужден приспосабливаться к новой неприглядной действительности – нашему «гостеприимному» миру. Да-да, в этой книге нет мира магии, зато есть маг в нашем мире. Вот пусть и попробует выжить при отсутствии магии, свиты и денег. А читатель сможет взглянуть на некоторые стороны нашей жизни его глазами. Не скрою, любовная линия – основная в романе, и основная головная (и сердечная) боль короля, у которого темные эльфы страшной угрозой нависли над королевством. С одной стороны – он рвется на родину, и все усилия прикладывает к тому, чтобы любой ценой вернуться поскорее, а с другой… с другой она – Машенька, которая своей отзывчивостью и добротой греет сердце потерянного короля. Пусть она не похожа на его современниц, пусть носит «неприличную» одежду и прическу. Любится не за что-то, а вопреки… А может, и в полном соответствии с полученным много лет назад пророчеством о выборе пути и спутницы жизни. Не буду раскрывать все сюжетные тонкости, хочу лишь добавить: история Маши и Короля продолжится во второй книге, которая пишется в настоящий момент. И да – мне категорически не нравится название, выбранное издательством. Для меня роман навсегда останется «Сказкой о потерянном короле». Лана Ежова «Лилии на ветру» Серия «Романтическая фантастика» Страниц 472 Тираж 6000 экз. Аннотация Будучи внучкой могущественной ведьмы, Лиля Макарова прослыла неудачницей, ведь в юности при загадочных обстоятельствах она потеряла свой дар. Вот и шесть лет спустя невезение снова преследует начинающую журналистку. Пообещав подруге выяснить, кто похищает бойцовых собак, девушка оказывается втянута в расследование убийств молодых ведьм и новообращенных оборотней. И все бы ничего: есть верные друзья, харизматичный оборотень окружил ее своим вниманием, а прорицательница вампиров предлагает ей свою поддержку, но, кажется, Лилю избрали следующей жертвой… Комментарий автора «Лилии на ветру» – это городское фэнтези, приключения, немного детектива, юмора и, признаюсь сразу, love story. Чтение о таинственных красавцах-вампирах лично у меня давно набило оскомину. И когда решила развлечь фэнтези-историей читательниц одного форума, то кровососов ждала участь


Создатели миров

46

статистов, а кастинг на роли главных героев уверенно прошли маги и оборотни. Нет, не благообразные старички с посохами, закадычные друзья тысячелетних эльфов, и не рыжеволосые ехидны на черных зубастых конях. Маги на первый взгляд не отличаются от обычных людей: они работают, развлекаются, любят, ненавидят и сомневаются в себе. Магия для них – способ защитить себя и окружающих от злобных порождений мрака. Оборотни в «Лилиях на ветру» не зависят от фаз Луны, не подвержены кровавому безумию и не теряют шерсть в сезонной линьке, хотя и недолюбливают серебро. Дописывая книгу, вдруг с ужасом осознала: а вампиры-то на ее страницах все-таки нашли себе теплое местечко! В «Лилиях…» прочно обосновались вампирша-предсказательница, навсегда юный вампир-программист и такие же гемоглобинозависимые алхимик и экзорцист… Когда мне предложили издать книгу, я не думала, что столкнусь с тремя неприятными моментами. Во-первых, огромным сюрпризом стали краткие сроки редактирования. Низкий поклон редактору, работавшему по ночам! Во-вторых, издательство почему-то выбрало самую слабую, на мой взгляд, аннотацию. И, в-третьих, из романа пришлось убрать стихи молодого барда, написанные специально для вампирской рок-группы. Как говорится, первый блин комом, но, надеюсь, он вышел все же вкусным.


Создатели миров

47

ЭКСМО Владимир Воронов «Клан Красной Звезды. Книга первая. Героями не рождаются» Серия «Новые герои» Страниц 512 Тираж 6000 экз. Аннотация Цивилизация, в которой очутился автослесарь Максим Громов, по уровню технологий далеко обогнала земную, а местные власти быстро доказали невольному попаданцу, что его место в… самом низу социальной лестницы. Максим вынужден был стать рабом. И лишь случай помог ему проявить себя… Ответы на вопросы Почему Вы решили стать писателем? Как известно, молодость, это единственный недостаток, для устранения которого не нужно никаких усилий. Необходимо только время. Другое дело, что у каждого из нас существуют определенные планы на жизнь. И это не только пресловутые «квартира, машина, дача». Человек всегда к чему-то стремится. Пусть даже и неосознанно. И рано или поздно (особенно если его мечты так и не реализовались), находит себе какое-то увлечение. Чтобы вырваться из замкнутого круга «дом-работа». Парашютный спорт, экстремальный туризм, коллекционирование марок, бесконечный ремонт квартиры или тюнинг машины… Я, вот, начал книги писать. О чем Вы хотели сказать в своей книге? Это, прежде всего, зависит от самого читателя. Один найдет для себя захватывающие приключения «в очень далекой галактике». Другой – роман о Чести и Долге. О том, что Власть – это, прежде всего, Ответственность перед своим народом. Кто-то воспримет главного героя истинным рыцарем без страха и упрека. Другие – циничным прагматиком, во имя сохранения своей жизни в новом статусе, играючи нарушающего все законы, обычаи и традиции, а также ни во что не ставящего чужую жизнь. А может быть, эта книга – о судьбе человека, который попытался изменить общество к лучшему. В меру своих скромных сил. Вот только в конце истории обнаружилось, что вышло совсем наоборот. И сам герой изменился под давлением окружающих. Но я не исключаю, что критики найдут и другие варианты идей, «которыми руководствовался автор в процессе написания». Но, прежде всего, эта книга о возможном развитии существующего сегодня «общества потребления». И это самое «возможное будущее», если честно, мне очень не нравится… Почему Вы решили написать именно такую книгу? История была, скажу честно, анекдотичная. Однажды во время просмотра издательских новинок был случайно открыт сайт, на котором красовались небезызвестные требования к приключенческому роману от издательства «Крылов». Ну, вы помните: динамичный сюжет с резкими поворотами через 1.5-2 авторских листа, неумирающий главный герой, отрицание откровенной чернухи с порнухой и так далее. И кто-то из моих товарищей, филолог по


Создатели миров

48

образованию, сказал: написать хорошую книгу в подобных рамках – невозможно. Самое большее – получится одноразовое «чтиво». Я усомнился, приведя в качестве примера «Сказ про Федота-стрельца…» Филатова. Слово за слово… И обсуждение кончилось тем, что я пообещал менее чем за год написать произведение, отвечающие вышеуказанным условиям. И имеющее определенный эмоциональный посыл к читателю. Вскоре меня захватил сам процесс творчества. В результате, уже через шесть месяцев появились «Героями не рождаются». Андрей Петракеев «Позывной «Омега»« Серия «Приключенческая фантастика» Страниц 448 Тираж 3000 экз. Авторская аннотация Молчун давно уже отслужил своё в разведке армии Федерации и теперь собирает информацию о некой организации в частном порядке. Он работает простым механиком на окраине города. В один из дней ему подбрасывают сломанного андроида, которого он из простого любопытства восстанавливает, с этого момента начинаются приключения. Сведения, что он собирал несколько лет оказываются крупинкой того массива информации, что ему преподносит андроид. В этот момент на механика открывает охоту таинственная организация, следы которой он так упорно искал, и в итоге заполучил секретную информацию. В критический момент на помощь Молчуну приходят его старые друзья по армии. Враг повержен в бою, но война ещё не окончена. Комментарий автора Здравствуйте, Читатели! Почему с большой буквы? Потому, что я вас всех уважаю. Это просто. Естественно не всем нравится то, что я пишу, многие и не читали вовсе, но тем не менее. Расскажу вам немного о моей готовящейся к выходу книге, надеюсь, что не последней . «Позывной «Омега», таково было оригинальное название, которое к счастью (моему) издательство сочло вполне приемлемым, вначале задумывался не как роман, а как три рассказа, связанные между собой, о похождениях детектива, не боящегося браться за самые безнадёжные дела, как то наказание людей, избежавших правосудия. Когда я написал два из трёх, то понял, что этого мало, и решил, что будет всё-таки книга. Молчун, главный герой книги, вначале задумывался как ветеран-военный, работающий частным детективом. Но после того как я решился на крупную форму, профессия героя поменялась. Все мои книги, изданные и те, которые ещё только дожидаются своего часа, написаны в одной вселенной. Действия происходят на планетах обжитого и исследованного человеком космического пространства галактики. Героями используются схожее оружие, техника, предметы быта.


Создатели миров

49

В «Позывной «Омега» действия происходят на одной из планет обжитого сектора. Главный герой, Молчун, живёт далеко за городом, на окраине грандиозной свалки, в посёлке, где кроме него живут люди выкинутые системой за борт городской жизни. Да и жизни вообще. В один из дней Молчун находит разобранного андроида, пытается восстановить его. Вместе с этим начинаются необъяснимые сначала происшествия, в которые волей случая оказывается втянут и наш герой. Не буду раскрывать всего сюжета, не буду даже вкратце пересказывать всего, что есть в книге, читайте! Книга уже на подходе. Скажу лишь, что задумка, как мне кажется, удалась. Книжка получилась злая, по крайней мере, я старался. Здесь есть и светлые чувства, которые главный герой душит в себе, и жестокость к другим людям с его стороны, которая порой кажется неоправданной. На саму идею, ��оторую я вложил в текст, меня натолкнула банальная фраза – преступление и наказание. Именно так. Имеется преступление, за которое всегда в этой жизни последует наказание. И если высшие силы не торопятся с этим, то всегда найдётся человек, который станет последним словом в жизни преступника. Омегой. Читателям, конечно же, посоветую прочитать эту книгу, а что мне как автору остаётся сделать? Ведь я писал не только для себя, выкладывая свои соображения и мысли на данную тему на бумагу, я старался для вас, дорогие мои Читатели. Константин Мзареулов «Галактический блиц» Серия «Неукротимые планеты. Военно-космическая фантастика» Страниц 320 Тираж 3500 экз. Аннотация XXV век. Две страшные войны, Галактическая и Гражданская, разорвали человечество на десятки враждующих деспотий. Солнечная Федерация не пережила межзвездной мясорубки, повсюду вспыхивают мятежи сепаратистов, земные колонии одна за другой провозглашают суверенитет, а тем временем враждебная раса Чужих вновь собирается с силами, чтобы взять реванш за поражение в минувшей войне. Удастся ли остановить распад цивилизации и спасти человечество? Смогут ли адмиралы Космофлота договориться с генералами спецслужб о совместных действиях против инопланетных захватчиков? Успеют ли одолеть предателей и возродить Сверхдержаву, пока еще не слишком поздно?.. Комментарий автора Давным-давно, не помню в каком порядке, появились у меня замыслы двух сюжетов: про космического пирата по кличке Адмирал Фальконет и про поиски старого имперского линкора, который спрятан в недрах звезды и ждет хозяев. Оба файла постепенно росли в размерах, но полноценные книги не получались. Потом вдруг пришла идея объединить оба сюжета, сделав их частями романа о возрождении человеческой державы после галактической и гражданской войн. Все детали сразу стали по местам


Создатели миров

50

и появилась третья часть, в которой все получат по делам своим. Тогда же, на этапе черновика, были написаны предельно мрачные пролог и эпилог. Черновик был готов, и вдруг мне попадается хохма Лукьяненко «Аргентумный ключ», пародирующая сюжетную линию с потерянным звездолетом. Я подумал и решил: ну и хрен с ним! Тем более, что спрятанный линкор был у меня и в старом романе «Звездные корсары» (перспектив публикации которого я не видел) и кочевал по новым сюжетам :'( Писать начал в первые недели эмиграции, отчего текст стал совсем мрачным. Издатели приняли рукопись без энтузиазма, только через 5-6 лет добрые люди из «Яузы» решили печатать, но сказали, что книга слишком большая, надо разделить на две. Резать текст поперек второй части не имело смысла, и тогда я предложил написать еще одну часть - приквел про разрушение Солнечной Федерации гнусными сепаратистами. Примерно через месяц читатели смогут оценить, что из этого получилось. Роман Глушков «Каратель богов» Серия «Абсолютное оружие» Цикл «Алмазный Мангуст» Книга в цикле 5 Страниц 352 Тираж 4000 экз. Аннотация Это было пострашнее Чернобыльской катастрофы. На этот раз грохнуло сразу в пяти местах. От Соснового бора под Питером до института Курчатова в Москве, от Новосибирского Академгородка до Казантипа. Одновременные взрывы чудовищной мощности положили начало кошмарному Пятизонью… «В шпионской войне нет запрещенных приемов!» - таков девиз военно-разведывательного Ведомства, втайне следящего за нелегальным научным проектом «Исгор», который окопался в Пятизонье. Одна проблема: его создателей финансирует и охраняет ЦРУ, которое близко не подпускает к «Исгору» конкурентов. Командир Ведомственной опергруппы, под псевдонимом Трюфель, проявляет незаурядное мастерство, чтобы вывести из игры могучего врага и отобрать у него уникальные, имеющие громадное стратегическое значение технологии. Ситуацию осложняет то, что ЦРУ знает о присутствии в Зоне оперативников Ведомства. Но это не останавливает Трюфеля, и он вступает с американской разведкой в жестокую тактическую игру, где победить сумеет лишь тот, кто быстро стреляет и еще быстрее думает… Комментарий автора «Каратель богов» - последняя, пятая, написанная мной книга для серии «Зона смерти», ставящая финальную точку в истории, рассказанной в первых четырех книгах цикла об Алмазном Мангусте (Стальная петля/ Дрожь земли/ Лёд и алмаз/ Последний барьер). Поскольку серия была закрыта раньше, чем в ней успели выйти все заявленные книги, «КБ» выходит в «Абсолютном оружии». На самом деле «Карателя богов» можно рассматривать и как самостоятельное произведение, поскольку «итоговая» история цикла рассказана другим персонажем - Трюфелем, командиром


Создатели миров

51

опергруппы военно-разведывательного Ведомства. Он ведет в этом мире свою, гораздо более масштабную игру, так что, если предыдущие книги можно считать историей похождений одного солдата, то «Каратель богов» - уже масштабная история целой войны (точнее, кульминационной ее стадии), в которую этот солдат оказался втянут. Вообще, «Каратель богов» изначально задумывался как нетипичное, отчасти экспериментальное произведение для «сталкероподобной» вселенной. Совершенно точно, что такие сюжеты в рамках сталкерских серий еще никто не использовал. Здесь нет никаких скитаний по унылым руинам, поиска артефактов, отстрела мутантов и прочей, набившей оскомину, романтической галиматьи. В «КБ» реализован сценарий войны разведок так, как это происходит в реальном мире реактивно и предельно цинично. Этакий сериал «24 часа» в сталкерских декорациях. Конечно, боевых сцен здесь тоже достаточно, но на первом месте в «Карателе» стоит поединок интеллектуалов, а не метких стрелков. Причем «наши парни» - Трюфель и его команда изначально поставлены в проигрышные условия, так что блефовать им придется по-крупному: очень виртуозно и напористо. И безо всякого дутого благородства. Поэтому, если вы убеждены, что настоящий разведчик - это такой благородный воин, который не может убивать противника из-за угла, использовать умирающих товарищей в качестве приманки и устранять нежелательных свидетелей, то вам лучше обходить «Карателя богов» стороной. Прочие - все те, кто смотрит на мир реалистично, а не через романтические розовые очки, - могут на досуге ознакомиться. Скучно не будет, обещаю  Антон Орлов «Убийца наваждений» Серия «Русский фантастический боевик» Страниц 448 Тираж 4100 экз. Аннотация Неспокойно в Иллихейской Империи… Из запредельных областей мира в нее все чаще проникают наваждения, или мороки, как их называют коренные жители столичного города Лонвар. Мороки – это порождения человеческого страха перед потусторонними силами. Чем сильнее страх, тем реальнее мороки. Одни из них питаются людскими эмоциями, а другие не брезгуют и человеческой плотью. И только боевые маги способны противостоять нашествию воплощенных наваждений. Молодому боевому магу Темре поначалу сопутствовала удача. Он уничтожал морока, прежде чем тот успевал высосать людскую душу, а то и полакомиться человечиной. Но даже самому удачливому магу рано или поздно приходится столкнуться с еще более удачливым врагом… Комментарий автора Это что-то вроде продолжения «Пожирателя душ»: события происходят в том же мире, но в другой стране, куда сбежал аферист, выдававший себя в «Пожирателе» за министерского чиновника. Там многое иначе, и остальные персонажи другие, поэтому книга скорее внецикловая, чем настоящее продолжение.


Создатели миров

52

Роман получился сразу и экшеновый, и «настроенческий» - осенне-дождливо-кофейное настроение. Хотя, может, он только для меня такой, а кому-нибудь со стороны так не покажется. Не настаиваю. Уточнение для читавших «Пожирателя душ»: в издательскую аннотацию вкралась небольшая ошибка, действие «Убийцы наваждений» разворачивается не в Иллихейской Империи, где наваждений такого рода нет и проблемы совсем не те, а в другом государстве, которое на другом материке. Зато присутствует иллихейский мошенник и имперские агенты, которые его ловят. Сергей Калашников «Аборигены Прерии» Серия «Приключенческая фантастика» Страниц 704 Тираж 3000 экз. Авторская аннотация Прерия - планета русского сектора колонизации, освоение которой началось около полувека тому назад. Главная героиня воспитывалась у дедушки - аборигена этой планеты. А потом отправилась на каникулы. В иллюстрациях выложены карты материка Прерии и города НовоПлесецк. Комментарий автора «Аборигенов Прерии» я начал сочинять, увлёкшись совместным проектом, который затеял на сайте «Дружина» Антон Перунов. Очень «вкусный» мир с агрессивной мегафауной, и судьба брошенной, а потом «подобранной» колонии. Причём ни метрополия, ни колонисты еще не вполне осознали, что эта колония уже способна обойтись без поддержки из центра, потому что в дебрях Прерии начал формироваться жизнеспособный социум. Жёсткий, требовательный, активный. Кроме того, на планете оказалась своя разумная жизнь, пожелавшая «приручить» людей. А ещё нашлись минеральные ресурсы, заинтересовавшие Земные корпорации. Главные герои, - а это парочка малолеток, - ни на что не повлияли. Они просто оказывались в гуще событий и хорошо себя вели. Обманывали родителей, узурпировали верховную власть, налаживали производство оружия. И ничего не поломали. Так уж получилось, что в пределах проекта активными остались авторы «Теней Прерии» и «Спецкора». Но, несмотря на большие объёмы написанного, оба они пока не подошли к черте, разрезавшей мир захолустной планеты на «до» и «после». Потому что по условиям мира волею сильных мира сего был начат Армагеддец - вот его-то и поломали... не главные герои моего повествования, а ребята из «Теней». В «Аборигенах» они на втором плане... и не все - нашего биологического вида.


Создатели миров

53

Произведения и отрывки Произведения Принято считать, что авторы, пишущие повести и романы, не размениваются на мелочи и не обращают внимания на малые формы. Но это не совсем верно. Многие авторы время от времени пишут рассказы, эссе, зарисовки и даже стихи. Именно в этом разделе мы будем публиковать милые «мелочи», предоставленные авторами нашего сайта. Возможно, этот раздел поможет вам узнать наших авторов с другой стороны и раскроет их таланты и возможности более полно. Надеемся, раздел «Произведения» не останется без вашего внимания.

Александр Кулькин «Ночь красной луны (той, что сразу за зеленой)» Гиперпространственная яхта высшего класса «Империум» стремительно неслась сквозь ледяную пустыню космоса, набирая третью сверхсветовую скорость. Недрогнувшей рукой я открыл четвертого туза и ледяным тоном сказал: - Удваиваю. - Принято, - лязгнул металлический голос, и с обманчивой неуклюжестью стальная рука подвинула фишки к центру стола, - и сто сверху. Задумчиво посмотрев на ехидно улыбающиеся звёзды в обрамлении роскошной рамы иллюминатора, я положил карты рубашкой вверх и подошёл к пульту управления. Взвизгнул привод видеокамеры, и линза проводила меня внимательным взглядом. Пульт управления сиял золотом и драгоценными камнями, но, как и всё остальное, толком не работал. Постучав по сапфирному стеклу спидометра, я грустным взглядом проводил стрелку, смело отправившуюся к правой стороне шкалы, вздохнул, и вернулся за стол: - Принял. Вскрываемся? Дверь, покрытая орнаментом из платины, со скрипом открылась, и в ходовую рубку ввалился грустный Чи-Хай, таща за собой совковую лопату: - Хозяина, я этот гиперуран в одном неназываемом месте видел! Я слуга, а не кочегар! - Чи, - фыркнул я, следя за движениями металлической лапы, - ты же сам знаешь, что на космояхте «Котофея» экипаж состоит только из двух людей. Я – капитан, нажимаю кнопку…


Создатели миров

54

- А у меня спина мокрая! - И вообще радуйся, что у нас топливо - гиперуран, а не супераммоний. Каре тузов! - А что, тот тяжелее? - Не знаю, но пахнет намного хуже! Компьютер недрогнувшей рукой открыл свои карты и подозрительно жизнерадостно воскликнул: - Свара! Ой, это не из этой игры, но у меня тоже каре тузов! Чи подошёл к столу, подозрительно осмотрел карты и спросил: - Сэр, давай по лампочкам ему лопатой врежу? - Нельзя! - взвизгнул компьютер. - Это неприлично, лопатой!! Полагается канделябрами. - А канделябров у нас нет, - грустно согласился Чи-Хай и стал поднимать лопату. - Придётся попростому, подручными, так сказать, средствами… На панели вычислителя замигали все лампочки, за прозрачными стеклами бешено закружились катушки с ферромагнитной ультралентой, в динамиках завизжал эфир, взбаламученный гиперштормом: - Грхм-м-м-м, уююююай, на помощь, на помощь! Ви-и-и-и-и…. - Принят сигнал бедствия, веду расшифровку и отсев помех. Закончил, передаю запись: «Помогите, планету Эльдорадо-дубль атакуют ужасные монстры! Все, кто меня слышит, на помощь!!» Чи грустно вздохнул и, волоча за собой лопату, потащился в реакторный отсек. По пути он негромко, но убедительно ворчал: - Это жу-жу неспроста… В систему Эльдорадо мы ворвались как индейцы в городок на Диком Западе. Стрельбы не было, но визга хватило. Визжали мы с Чи-Хаем, потому что яхту сильно трясло на гравитационных ухабах, а скорость компьютер не снижал. - Тормоза придумали трусы! - радостно орал он в ответ на наши высказывания, но потом грустно добавил: - Впрочем, мы их всё равно потеряли. - Где? - возмущенно спросил я, пытаясь удержаться в кресле. Чи было легче, он вцепился всеми конечностями в спинку моего кресла, и сейчас молча болтался сзади, иногда ударяясь о стенки и пол каюты. - А сразу как взлетели. Я там от кометы уворачивался, ну и влетел в яму. Слышь, кэп, лэндится сам будешь? А то у меня что-то в левом тиристоре колет. Генератор тоже, кажется, сбоит, герцы так и пляшут. - Я тебе дам, тиристор!! - зарычал я. - Немедленно сажай на планету! Посмотри сам, какое на орбите чудо околачивается!! - Вай, - икнул вычислительный центр, и ферромагнитные катушки завертелись с ужасающей быстротой. Чи сдавленно хрюкнул, потом отпустил спинку и с облегчением потерял сознание. Вид действительно был впечатляющий. На орбите беззащитной планеты, робко прикрывающейся облаками, растопырился пушками, ракетами, лидарами, радарами и прочими смертоубийственными штуковинами, огромный линкор, или ещё какая-то военная байда. - Имперский линкор класса «Захватчик», воинственной расы инсекторептилоидов, - любезно проинформировал компьютер и заорал страшным голосом: - Всем пристегнуться, идём на снижение! Кто не спрятался, я не виноват!


Создатели миров

55

Атмосфера планеты вздрогнула, в неё ворвался, тут же спрятавшийся в плазменный кокон, какой-то шальной кораблик. «Котофея» пищала, отбрасывала выступающие детали, мстительно катала по стенкам и потолку свою, пока ещё, живую начинку, но упорно продиралась сквозь, кажущиеся воздушными, облака. О поверхность обугленный кораблик ударился крепко, комп вообще давно уже орал что-то про «Пятнадцать человек на сундук мертвеца…», но рома ему не досталось. Мы всё выпили сами, дожидаясь, когда корпус хоть немного остынет. Наконец-то люк удалось открыть, и, выглянувший первым, Чи-Хай радостно воскликнул: - Ох, мать моя раскрасавица! Болото… - Где? - искренне удивился я, держа в руке справочник туриста. - Тут же написано: «Планета Эльдорадо-дубль славится своим мягким климатом, один океан, одиннадцать морей, всегда тёплая погода…» Из рубки донеслись напутственные слова: - Традиция, сэр! На новой планете обязательно нужно лэндиться в болото, иначе не поймут-с. - Кто не поймёт? Монстры? Не дождавшись ответа, я стал вытаскивать из шкафа бластеры, шмайсеры, мечи, алебарды и прочий режущий и колющий инструмент. - В общем, так, я иду спасать блондинку, а ты вместе с этим шулером займись ремонтом. - Как-к-кую блондинку? - съежился Чи-Хай. - Хозяина, давай не надо. Я грустно вздохнул: - Так кто же нас спрашивает? Традиция, сэр… Осторожно пробираясь по вязкому, мокрому, липкому и т.д. и т.п. болоту, я внимательно приглядывался и прислушивался. Пока всё было удивительно спокойно, только вся болотная инопланетная живность, оставшаяся в живых после посадки, упорно демонстрировала мне щупальца, клешни, хвосты и глазища! Глазища были вытаращены, но не убедительны. Особого впечатления эта выставка достижений инопланетной эволюции на меня не произвела, но скафандр всё-таки затянул потуже. Раздался лязг, я обернулся, на прокопченном боку яхты открылся люк, и оттуда выскочила печная труба. Помощники занялись ремонтом - догадался я, наблюдая как из трубы вслед за дымом полетели мюоны, бозоны и прочие кварки. Из входного люка стремглав выскочил Чи-Хай, пнул излишне любопытное щупальце и нырнул в болото с головой. Поежившись в скафандре, я продолжил свой путь, и вскоре был «вознаграждён». Дикий визг пригнул древовидную растительность и сшиб на лету несколько саблезубых стрекоз. Перещелкнув затвор бластера, я раздвинул несколько щупалец, неубедительно прикидывавшихся лианами, показал кулак любопытному глазу и наконец-то увидел распространенный штамп развлекательной литературы. Роскошная платиновая блондинка, одетая в лоскутики, оставшиеся от скафандра высшей защиты, отчаянно отмахивалась кинжалом от обалдевшего плотоядного растения. Впрочем, удивлялось данное растение, явно не знающее о ядовитости инопланетных белков, недолго. Атомная пуля, попавшая в верхушку, навсегда избавила его от последствий незнания. Вместо благодарности и приглашения на рюмку кофе, я был жестоко отруган за столь долгое отсутствие. Обидевшись и сухо представившись, я крайне вежливо поинтересовался, с кем имею честь встретиться? И кто, спрашивается, верещал на всю вселенную? В ответ блондинка попыталась вспомнить - как надо смущаться, потом махнула рукой и сделала книксен. От такого вида у меня упала челюсть, а у трёх жутко плотоядных пиявок, спешивших поживиться, случился разрыв всех сердец.


Создатели миров

56

- Меня зовут Линда оф зэ Дюкс. Я профессор, - она запнулась, но после некоторого колебания, продолжила: - Я профессор ксенобуридановских наук, что в Оксфорд-Нью-Сити, и здесь изучаю микроботанические организмы. - Упс-с-с, - только и смог ответить я, пытаясь представить себе всё вышеизложенное. Ничего, кроме микробаобаба, замершего перед двумя ведрами с коньяком, почему-то в голову не приходило. - А почему вы здесь, мисси? - прозвучал чей-то недовольный голос из зарослей. - Через половину единицы времени начнется ультракварковая бомбардировка базы землян, а вы – наследница состояний хозяев Оксфорд-Нью-Сити - околачиваетесь в единственном на планете болоте! Непорядок, зря мы что ли линкор на край вселенной гоняли? Стараясь, чтобы движение не выглядело стремительным, я повернулся и остолбенел. Нет, о боевом скафандре ничего плохого не скажу, нормальный такой скафандр. Но то, что было в нём… А разгневанный инсекторептилоид продолжал отсчитывать раздетого профессора: - Стыдно, мисси, стыдно! Незамужняя девушка наедине с мужчиной своего вида в каком-то болоте! Что подумает о вас мисс Де Компф? И что прикажите мне докладывать блиц-адмиралу Жгррчу? Что, истратив пятьсот мильёнов супердорогих бомб, мы не попали в того, за кого нам заплатили? Так, что ли? Нет, такого быть не может! И сердито ворча, жуткий монстр полез в карман за ручной гаубицей. Блондинка только хлопала глазками, и мне пришлось говорить вместо неё: - О, нет!!! Неужели Де Компфы смогли из-за мелкой зависти предать Человечество?!! Кстати, уважаемый захватчик, вы торопитесь! Где, спрашивается, монолог злодея? - А вы не лезьте не в свой сюжет, - огрызнулся монстр. - Вас здесь не стояло! Наконец-то он вытащил дезинтегратор армейского образца, огляделся по сторонам и, прицелившись, разразился спичем почти главного злодея. Зевнув, я тоже огляделся и, потыкав для проверки ножом, присел на бревно. Профессор осталась в болоте, старательно заламывая руки и время от времени пуская слезу. Хотя на её месте я бы так не старался, всё равно монстр заливался глухарём, ни на что и ни на кого не обращая внимания. Несколько минут я прислушивался, но потом перестал. Остальным повезло меньше. Вынужденные слушать перечисление явок, паролей, номеров счетов и дальнейших планов очередных повелителей вселенной, заснули все. Даже бомбы, падающие с небес, попали в зону воздействия голоса и, полностью завалив земную базу, продолжали мирно похрапывать. Почти главный злодей замолчал и обиженно воскликнул: - И для кого я тут распинался? - Для меня, - вежливо ответил я, открывая огонь из насквозь убойного бластера. Пули свистели над мирно спящей красавицей, монстр корчился, но издевательски хохотал: - Я жуткий плотоядный герой, я самый радиоактивный из всех монстров вселенной! Я - лучшая выдумка всех авторов боевиков! Меня нельзя убить атомной пулей! Ха-ха-ха!!! Чёрная дыра дезинтегратора мрачно посмотрела мне в глаза, миссис проснулась и сердито спросила: - Долго мне ещё здесь торчать? Холодно и вообще, мокро… - Аха-ха-ха!!! - залился жутким ультрасмехом инсекторептилоид. - Меня никто не убьёт атомной пулей, а я убью и съем всех землян!!! - А лопатой можно? - из кустов выглянул Чи-Хай, держа в руках излюбленный инструмент. Не дожидаясь ответа от растерянного жуткого чудовища, Чи взмахнул блеснувшим на солнце


Создатели миров

57

оружием справедливости и блямс… Покосившись на мокрое пятно, верный слуга поинтересовался: - А что с дамой делать будем? - Вытащи её, потом разверни в сторону вон той кучи, - я махнул рукой, показывая на бомбы, - и придай ускорение! - Да как вы смеете?! - Оф зэ Дюкс вылетела из болота, как стратегическая ракета из шахты. - В то время как всё прогрессивное человечество должно сплотиться в борьбе за священные демократические ценности, вы смеете… А-а-а-а!!! Стреляйте, скорее стреляйте!!! Встревожившись, я стал поворачиваться, с раздражением думая, что такого быть не может! Злодеи стадами не ходят, они же не селедки! Но увиденное заставило меня только ласково улыбнуться. Совсем ещё маленький, не больше трёх метров в холке, динозаврик удивленно смотрел на нашу компанию ещё голубыми глазками. - Малыш, а где твоя мама? За моей спиной продолжались дикие вопли про «Чудо-о-овище!!!» и «Убейте его, убейте!!!». Поморщившись, я негромко кинул: - Чи! Объясни гражданке… Со смачным звуком рабочая поверхность чудо-инструмента соприкоснулась с выпуклой частью спины, и воинственные крики сменились быстро удаляющимся визгом. - Вот видишь, маленькая, свет быстрее, чем звук. Чудовища уже не видно, а звук ещё доносится… Чи? - Здесь я. - Вернись к яхте, пожалуйста, и поторопись с ремонтом. Я лапочку отведу к маме, боюсь, что здесь друзей у нас уже не осталось. - Думаешь, что бомбы взорвутся? - Бомбы? Вряд ли, а вот блондинка взорвётся точно, как только добежит до своих. Выйдя из болота, я перешёл на древний язык, и хоть тяжело было выговаривать звуки неприспособленной для этого гортанью, смог объяснить удивленной крохе, что нужно спешить. Отойдя пару километров, я оставил скафандр и прочие мелочи под приметным деревом и принял истинный свой вид. Нежно приподняв пораженную лапочку, шлепнувшуюся на хвостик, я повторил просьбу, осторожно лизнув её в носик. Ободрённая таким обращением, малявка стала носиться с радостным визгом между моих ног, заставляя меня осторожничать. Ругаться не хотелось, блаженство опустилось на мою грешную душу, вспомнилась молодость, уют и улыбки старших. Мне было хорошо. Даже то, что местные динозавры были мелковаты - их старейшина с трудом доставал мне до подбородка - и, честное слово, глуповаты, не испортило мне настроения. Объяснив местным, что надо уносить ноги, и подальше, пообещав заглядывать почаще, я вновь вылизал маленькую зазнайку, увлеченно хвастающуюся перед подружками своей победой, и пошёл обратно. Отдых закончился, пора наступила работы. Мир должен принадлежать его владельцам! К «Котофее» я успел вовремя. Уже исчезла вспомогательная труба, и в люке торчала только встревоженная физиономия Чи-Хая. От сравнительно недалекой базы «несчастных» защитников истинных ценностей доносились бодрые крики в нецензурном исполнении. По всей видимости, готовилась карательная экспедиция. На орбите тоже было всё спокойно, и нас там ждали. Это мне сообщил компьютер в насквозь прокуренной рубке. Плюхнувшись в капитанское кресло, я несколько секунд спокойно взирал на сияющую лампочками панель с торчащей из неё моей


Создатели миров

58

сигарой, потом стал говорить. Мой монолог, неоднократно прерывался возгласами типа: «Не части пожалуйста, я записываю!» и «Ух, ты! Я такого ещё не слышал!». Выговорившись, отобрал сигару у компьютера и спросил: - И какие наши планы? Сидеть в болоте и ждать, когда нас расстреляют, или взлететь и быть уничтоженными на орбите? - Ха. Ха. Ха, - явно скопировав какого-то злодея из боевика третьей категории, ответил вычислитель. - Взлетаем, я этому жабокряку сделал предложение, от которого он не может отказаться! Стартовал наш кораблик, ехидно использовав дю-мезонную плазму. Так что, всё болото в виде отдельных, но больших комьев переместилось на головы подоспевших мстителей. - Экологию нарушаем? - ласково поинтересовался я, пристегиваясь к креслу дважды штопаными ремнями. - Последнее болото ликвидировал, злодей. - Ерунда, - отмахнулся «кошмар Гринписа», уворачиваясь от светящейся очереди из чего-то смертоубийственного. - Эти «орлы» себе всегда болото найдут, планида у них такая. Сквозь обзорный иллюминатор линкор выглядел величественно и грозно. Тройные силовые экраны пульсировали жемчужным цветом, стволы агромадных нейтронных атомных орудий лениво отслеживали наши маневры, ракеты со зловеще красными оконечностями чутко шевелились вместе с направляющими. Спасения не было, но наш компьютер только хихикал в ответ на возмущенные вопросы и подводил «Котофею» всё ближе и ближе. Но когда я позвал Чи с лопатой, вычислительный центр снизошёл до объяснений. Впрочем, и так было всё ясно, потому что между кораблями возникла голограмма зеленого стола, и крапом сверху легли по пять карт. Азарт, вот что объединяет все разумные, полуразумные и таксеберазумные расы вселенной. Именно на азарте и поймал наш картежник центральный компьютер линкора. А ставкой были корабли, причем вместе с экипажем. Оставив нас размышлять над тем, как сделать лоботомию свихнувшемуся компьютеру с помощью «биг рашен кувалды» и совковой лопаты, наш шулер принялся азартно обманывать доверчивого жабокряка. На дополнительный экран он выводил свои комментарии, и мы, забыв обо всём, не отрывали глаз от синего экрана: «Ставлю реакторный отсек! Отлично! Моя двойка против его стрита. Мы проиграли, замечательно!» «Ставлю всё!! Ух ты, как он увлекся!! Первый «троян» пошёл!! Пока жабокряк объясняется со своим адмиралом, мы ему оперативку крякнем! Ах, ты, какой бойкий, три девятки увидел, и всего две карты меняет. Молодец, не будем пугать, поменяем три. А вот теперь начинаем развлекаться!! Повышаю, перебиваю, повышаю, ещё раз повышаю. Всё? Вскрываемся! А не катит твоё каре девяток супротив червого флэш-рояля! Второй «троян» пошёл!!! Вот и всё, смертоубийство заблокировано!» - И что нам теперь с этими каркодилами делать? - уже вслух поинтересовался удачливый мошенник. - Отправить их прямиком в местное светило, пускай погреются? - Им можно верить? - поинтересовался я, раскуривая сигару. Потом подумал и воткнул вторую в щель компьютера. - Нет, конечно. - Панель затянуло голубоватым дымом. - Если бы я второго трояна не запустил в систему, то летели бы сейчас в виде разреженного газа с остаточной радиоактивностью… - Всё равно, - я встал с кресла, забыв отстегнуть ремень безопасности. Штопка была далеко не идеальной, так что поднялся я свободно. - Не хочется мне геноцид устраивать.


Создатели миров

59

- Тогда придётся немного времени потерять, - не стал спорить вычислитель. - В соседней системе есть планетка, вполне подходящая для их расы. Сплошное болото для рептилоидов и сухое высокогорье. Как раз инсектам подойдёт. Оставить их там без корабля и передатчика, пусть строят светлое будущее. - А с человекообразными что делать будем? - встрял в разговор Чи-Хай. - На Эльдорадо-дубль оставлять их нельзя. Здесь дети маленькие живут. - Потом отдадим им линкор, - принял я решение. - Пусть валят на свой Оксфорд-Нью-Сити разбираться, кто из них самый демократичный. Только одно, компьютер! - Слушаю. - Сотри координаты этой планеты из всех хранилищ, детям ещё слишком рано смотреть на разумные расы Вселенной, - и, подумав, добавил: - Пока сами стрелять не научатся. Автор: Александр Кулькин (Ментор)

Алина Илларионова «Хуторок с привидениями» Цикл «Чем бы дитя ни тешилось, или ёперный театр военных действий» Произведение в цикле 3 - А давайте пойдём клад искать! - ни с того ни с сего заявил вдруг Сенька. - В Ветшаную (1) усадьбу? - сразу догадался Вилль. - Там, почитай, почти все наши искали, да только никто ничего не нашёл. - Вот именно, почти все. Кроме нас! Значит, нам уж точно бог Удачи «чёт» выкинет! Сегодня в «домике-на-ножках» было особенно людно (и нелюдно). Кроме братьев Лесовят и Эртана, к караульному стражнику заглянули мельниковы дочки, даже Майя, поначалу державшаяся с деревенскими отчуждённо, к концу лета совсем вжилась в компанию и уже не считала зазорным гулять от заката до рассвета и обниматься со своим парнем на людях. Девочки подошли к делу ответственней ребят, захвативших только табак да бутылку дрянного винца, на поверку оказавшегося забродившим сливовым компотом, и теперь на столе стоял жбан слабенькой цветочной медовухи, а в покорёженном щите, за неимением иной годящей посуды, лежали пирожки с рыбой-луком. Словом, вечер задался, и настроение у всех было преотличным. - Давеча сон был мне в руку. Вещий, - загадочно прищурившись, Сенька неглубоко затянулся, но самокрутку по кругу не передал: так уж заведено, что баюну и трубку в руки, и чарку в обход остальных поднесут, лишь бы сказывал складно. Курили ребята не потому что хотелось, а для фасона, позёрствуя перед девочками, только Вилль хранил верность яблокам. Впрочем, Майю это очень даже устраивало. - И что прриснилось? - поторопил приятеля Эртан.


Создатели миров

60

Сеньян глубокомысленно набрал полный рот дыма и, не спеша, с чувством и достоинством, выпустил в затерявшийся за сизыми облачками потолок. - Ну?! - Лушка с Ташей с двух сторон ткнули его локтями под рёбра. - Кхе-кхе-э! - не ожидавший подвоха рассказчик перегнулся напополам, и Веньян, пользуясь оказией, выхватил самокрутку. Откашляв остатки дыма, Сеньян возмущённо и обижено уставился на брата глазами, полными горьких слёз. - А я позавчерра видел, как водяной с бобррами из-за плотины брранится, - сказал Эртан, к которому перекочевала самокрутка. - Так вот, сон, говорю, был мне вещий! - спохватился Лесовёнок, сообразив, что затянул с почином и рискует потерять право лидерства на сегодняшний вечер. - Иду я, значит, по тракту нашему на юг, а кругом - луга серебрятся. Луна-то полная, высоко стоит, всё далеко окрест видать. И тишина... - А-ву-у-у! - закрыв рот ладонью, тихонько провыл Вилль. Под сердитыми взглядами остальных, Майя щёлкнула его по носу. - Вот если я сейчас с дивана встану и пасть тебе кулаком запечатаю, как думаешь, хорошо ли будет? - вкрадчиво поинтересовалась Лукьяна. - И - тишина!!! - рявкнул Сенька, перебивая открывшего было рот аватара. - И вдруг чудится мне, будто филин в дальней чаще гукает: раз, другой, третий. А, как смолк он, услышал я за спиной шаги, да такие чёткие, ровно кто на каблучках вышагивает. Али на копытах... - Ой! - Ташка уткнулась лицом в плечо жениха. - Цок-цок, цок-цок... И сопит тяжело так, недобро... - Сеньян покровительственно похлопал девушку по голове, смакуя и сам процесс, и возвращение самокрутки. - Замер я, точно в землю вмазанный, и обернуться не могу. И обгоняет меня козёл. Огромный, лохматый, чёрный, а рога-а... сам олений царь дорогу уступил бы, да ещё в ножки поклонился. Идёт, камни подбирает, а из... чрева его самоцветы сыплются! Тут отмер я и... - Какаш... тьфу, камушки давай собирать, - подсказал Вилль. - Что я, дурак... - ...Добро на дороге бросать... Лесовёнок решил оставить последнее слово за настоящим дураком и продолжил: - Решил я его окликнуть. «Эй, рогатый, - зову, - постой! Скажи-ка мне, ты чистый дух, аль не чистый?» Остановился козёл, поворотился ко мне, а глаза так угольями и полыхают... - И что говорит?!! - Козлы не говорят, они блеют, - назидательно ответствовал Сенька. - И что дальше? - даже скептик Вилль начал проникаться. - И - всё! - гордо объявил рассказчик и растёр по стенке остатки самокрутки. - Я проснулся. Какое-то время слушатели мрачно созерцали образовавшуюся на стене крокозяблу, потом Эртан плюнул. - Тьфу ты, бгыррых ан»гыррыз... - встал со своего ведра и пошёл разливать медовуху, дабы утопить в хмельном зелье обманутые надежды. - Со-о-он! Ве-е-ещий! - сердито проблеял Веньян. - Так ведь камушки, козёл! - горячо возразил его брат. - Сам козёл! - оскорбился Венька. - Безрогий! - подтвердила Лушка. - Да не ты козёл, тот козёл! - Сенька наугад ткнул пальцем и попал в Эртана.


Создатели миров

61

- Я тя щас... забодаю... - орк набычился. - Тише, тише, стадо моё! - попытался усмирить всех аватар. Но вышло с точностью до наоборот. Майя вдруг беспричинно возмутилась и опрокинула парня на тюфяк. - Девчонки, он нас козами обозвал! Айда всыплем ему! Лушка с гоготом ринулась в атаку булыжником, пущенным из пращи, за ней отколотой щебёнкой поскакала краснеющая Таша. Вилль не особо и сопротивлялся, когда на него навалались три разнопропорциональные дамы. Остальные парни снисходительно фыркали: каждому не хотелось и одновременно хотелось оказаться на его месте. - Бесполезно! - стражник расслабленно заложил руки за голову. - Я не ревнивы-ы-ихи-хи-хи-хи! - Аха-ха-ха-ха! - возрадовались девочки. Вилль опомнился и начал отбиваться, но хулиганки напару хватали его за руки, в то время как третья душевно шуровала по рёбрам. Когда куча мала, наконец, распалась, все отдышались, отсмеялись, стражник раздумчиво сказал: - А ведь сон и впрямь мог быть вещим. О том хуторе чего только не говорят, но все сходятся в одном - там спрятан клад. Над входной дверью особняка вырезана козлиная голова с огромными витыми рогами, да и балясины на веранде ими заканчиваются. И идти туда как раз по тракту на юг. - Во-от! - воспрял духом Сенька. - А я про что?! - А что о том хуторе рассказывают? - спросила Майя: от любопытства и медовухи глаза у неё разгорелись. - Привижения шам вожащщя, - ответила Лушка, разгрызая кедровый орешек. - Не привидения, а вурдалаки, - возразил Венька. - Корроче, упырри! - подытожил Эртан. - Лет восемьдесят назад, а то и раньше, хутора не было, а была избушка в одну комнатку, - начал Вилль. - Стояла она на старице Клин, которую иначе называют Бесовы рога, и как раз на смык рогов выходила покосившаяся дверь избушки. Жил там молодой отшельник. То ли изгнанником он был, то ли бирюком по натуре - никто не знает, но только семьи он не заводил и гостей не звал. А потом как-то внезапно разбогател и стал купцом, да таким хватким, будто деньги сами шли к нему в руки. Его так и прозвали - Золотая Лапа... - На красном сукне он разбогател, - подсказал Сенька. - Краску изобрёл особо стойкую и яркую. - Не на сукне, а на овечьей шерсти, - авторитетно поправил Венька. - Говорят, будто он скупал простую шерсть в окрестных деревнях и вымачивал в растворе, от которого она становилась необычайно мягкой, прочной и золотом на солнце отливала. - Уж вам ли, пасечникам, не знать! Пчёлы у него несли мёд такой целебный, какого во всём мире не сыскать! - поддела братьев Лушка. - А иные говоррят, будто он с бесями из одной чаррки пил. Детей по окррестным дерревням ворровал, а беси ему за них золото по весу отсыпали, - тихо, но проникновенно сказал Эртан. - Как бы то ни было, дела он вёл в Стрелецке... - Но я там живу, и никогда о том хуторянине не слышала, - перебила стражника Майя. - Откуда ж тебе слышать, ты же в гимназии учишься, - противненько съязвил Венька, дескать, куда вам, вшивой интеллигенции, до нас, неграмотных, да сведущих. - Лушка, как думаешь, если я ему сейчас пасть кулаком запечатаю, хорошо ли будет? - глядя в потолок, спросил Вилль. Ему не ответили, и аватар спокойно продолжил: - Другие купцы да


Создатели миров

62

торговцы спрашивали совета, и никогда Лапа не ошибался. Естественно, и с этого он имел выручку. Бывало, сядет в карты играть и из-за стола не встанет, пока остальных игроков до порток не разденет. Решит куда пешим прогуляться - так непременно хоть сколку на дороге, да найдёт. Отстроил себе хоромы, батраков нанял, прислугу... Да вдруг перестал в Стрелецке появляться. Уж и летние ярмарки прошли, и зерно он должен был по осени подвезти - а нету, пропал человек. Решили стрелецкие проверить, не случилась ли с ним беда какая. Собрались, а самим боязно: уже тогда недобрые о Лапе слухи ходили. Но всё-таки набрались храбрости, запрягли возок и поехали... Рассказчик выразительно кашлянул, и опустевшая кружка мигом наполнилась золотистым нектаром, а в подставленную ладонь опустилось наливное яблочко. - Едут и издали чувствуют - неладно что-то, а как подъехали - ахнули. Вымерла усадьба, будто и не жил там никто. Распахнутой створкой ветер играет, гоняет по пустому двору травяные колтуны. И - ни человека, ни зверя. Только козлиные головы со всех сторон скалятся. Опустел хутор. Самое странное, что никто не решился обжить его заново, хотя и дом крепкий, и место хорошее... Упыри, вурдалаки, призраки... Не знаю, но место это нечистое, а клад, что покойник спрятал, проклятый. Свечка, надсадно трещавшая последние пару минут, погасла как от порыва ветра. Завизжали девушки. Сенька дёрнул ногой и сшиб Эртана с ведра, и грохот спровоцировал новую волну воплей. Нервно посмеиваясь (самого пробрало, что сказать), стражник выдрал из «Отчётника» испорченную сослуживцами страничку, высек на неё искру и заново зажёг свечу. - Эх, хоррошо-о! - Венька довольно потянулся. - Жуть! - Ага. Тьфу! - подтвердила Лушка, сплёвывая на пол кожуру. Майя дождалась, когда Вилль вернётся к ней на тюфяк, и мечтательно вздохнула: - Вот бы сходить туда! Кроме Симки и ваших русалок, я никогда нечисти не видела, а ваши все добренькие. Хотелось бы хоть одним глазком на настоящую нечисть посмотреть. - Русалки добренькие? - усмехнулся аватар. - Мириада сказала, что если ты одна на реку придёшь, она тебя за косу под воду утянет. - За что?! - изумилась Майя. - А догадайся. - Из-за тебя, да? Ревнует, что ли? Но она же - нечисть с рыбьим хвостом, а ты... - девушка неопределённо покрутила рукой. - Ррусалки вообще обычных девушек не жалуют, - пояснил Эртан. - Но Лушка и Таша - местные, и обижать их чрревато, моя Ксанка им сестрра названная, а ты - чужачка, посягнувшая на их добрро. - Вот жадюги сопливые! - похоже, Майя всерьёз обиделась и расстроилась. Обычно не склонный к нежностям Вилль прижал её к себе: - Они вовсе не скользкие. Понимаешь, когда я был маленький, то едва не утонул в омуте... из-за одного зеленорожего засранца, кстати! Мириада меня спасла, а теперь считает кем-то вроде... даже не знаю, кем именно, но уверен, что не утону в Истринке, даже если вдруг захочу утопиться, не вернусь с рыбалки без улова, и что она рада, когда я прихожу к её омуту. - Кстати, дедко Леший тебя давно заприметил и просил передать, чтоб ты не боялась в лес ходить. Приходи одна, он тебе поляну с лисичками откроет, а ещё Царь-боровик для тебя от червей и гнили приберёг, - подала голос обычно молчаливая Таша. - Правда? - с недоверчивой надеждой спросила Майя.


Создатели миров

63

- Ага, - подтвердила Лушка. - Только ты с ним ухо востро держи, а то любит он перед нами, девками, молодцем оборачиваться, да таким добрым... - Так мы идём клад искать или нет? - нетерпеливо вмешался Сеньян. - А давайте, - неожиданно для самого себя кивнул Вилль. - Через три дня я выходной, и ещё на денёк с Акимом очередью обменяюсь. - Давайте! - обрадовались девочки. - А вы-то куда собрались? - спросил Веньян. - С вами!!! - Не, вы ещё маленькие, - снисходительно отмахнулся Лесовёнок. - Как губищи распускать - так не маленькие, а как за золотом идти - не доросли ещё?! Лушка размахнулась, чтоб погорячей приласкать жениха, и попала кулаком в нос сестре. Таша возмущённо дёрнула её за косу, и девочки с визгом повалились Сеньке на колени, а тот, не будь дураком, сразу сгрёб в охапку обеих, за что получил от брата леща. На диване поднялась кутерьма с писком, хохотом и незлой руганью. - Так и живём, - пояснил аватар Майе, норовящей дёрнуть за острое ухо. Чувствуя себя не при делах, Эртан подошёл к Виллю и молча нахлобучил своё ведро ему на голову. *** - Думаете, мы правильно сделали, что девчонок не взяли? - обеспокоенно обернувшись, посоветовался Вилль, когда три дня спустя кладоискатели вышли за ворота. Петухи ещё спали, вокруг стояла фиолетовая темень, и над молчаливой округой сияла полная луна, заливая серебром бескрайнее поле, - совсем как в Сенькином сне. - Лушка начнёт ныть, что у неё ножки устали, у Таши они и впрямь устанут, а Майя - городская, к долгим походам непривычная. К тому же, пришлось бы и белку эту брать, а с ним и твой Симеон навязался бы в няньки. Сам знаешь, сколько они на пару жрут: мы б тащить умаялись, - фыркнул Венька. На этот раз Лесовята проснулись первыми и сами разбудили остальных. - Тоже верно, - согласился аватар. За месяц с небольшим сумеречный бельчонок Козьма здорово вырос и перепробовал на зуб всё в доме Игната, включая и самого горшечника. Единственный плюс - хищник ловил крыс, но и это не убедило мужчину провести пару дней наедине с зубастым Козенькой. Зато к белке здорово привязался Симеон, такой же чёрный, пушистый и прожорливый. Приключение в Сумеречном лесу научило Лесовят не спорить с «бригадиром», и к полудню компания вышла к столбу. Давным-давно на нём была шильда, а теперь осталась только гнилая, изъеденная насекомыми палка. - Привал? - Вилль повернулся к остальным. - Не, до озера рукой подать, - отмахнулся Сенька. - Там отдохнём и перекусим. Давай лопату понесу. Рощу, загородившую собой усадьбу, было видно с дороги, но идти туда пришлось около полутора часов. Лесовята уверяли, что на берегу должен быть плот, связанный предыдущим поколением кладоискателей, но, сколько ребята ни шарили по кустам, ничего не нашли. - Сюда Зосий последним ходил, - многозначительно подытожил Венька. Пришлось браться за топор, хорошо хоть верёвку прихватили. На дом старались не смотреть успеют ещё, но Виллю почудилось, будто в окошке что-то мелькнуло. Не то, чтобы он боялся


Создатели миров

64

призраков, тем более, в россказни про нечистую усадьбу не верил, но по спине вдруг прошелестел неприятный холодок. Дно на этом берегу было опасным, заваленным корягами, поэтому смыть дорожную пыль решили на противоположном - там, где манил песочный пляж, окружённый раскидистыми кустиками. На них развесили одежду, под них положили самую ценную поклажу - две лопаты. - Вам не кажется, будто за нами наблюдают? - настороженно спросил Вилль, медля с тесёмками на штанах. - Кажется, - подтвердил Эртан. - Знаете, что бесов не хуже образов и кукиша отпугивает? Голая задница! - Венька первым скинул порты и с разбега сиганул в воду. - И правда - жуть, - посмотрев ему вслед, согласился Вилль. Вдоволь наплававшись, нанырявшись и, естественно, нахлебавшись воды, ребята вылезли на берег, к вещам. И тут их ждал сокрушительный сюрприз. Нет, всё было на месте, но... - Вся одежда вывернута наизнанку... - Сенька содрогнулся. - Свят-свят-свят! - его брат истово кропил кусты святым знамением. - Кажется, не спасла нас твоя задница, - заметил аватар, поспешно выворачивая порты: даже перед призраком было немного неловко. На мгновение он опустил взгляд, а когда поднял обомлел. За окном стояло привидение. Белолицее, глубоко запавшие глаза обведены синяками, чёрные губы беззвучно шепчут то ли мольбу, то ли проклятия. Сивые космы ниспадают по плечам, отчасти скрывая кровавое пятно на саване, скрюченные пальцы царапают по откосу. - Ребята... - А-а-а! - сцепившись в обнимку, заголосили Лесовята. - Хоррошо, что мы девчонок не взяли, - пятясь, пробормотал Эртан. Входная дверь гостеприимно распахнулась настежь. Вытянув руки, призрак отступил во мрак проклятого дома. - Ну что, будем клад искать или обратно вернёмся? - деревянным голосом спросил Вилль. - Д-да ну его, к-клад этот, - содрогнулся Венька, лязгая зубами. - Видал, как оно нас обматюгало? Нипочём копать не даст, только в душу нагадит! - Вроде, это была она. - Точно, девка, - подтвердил Эртан. - И, по-моему, это не прривидение, а умерртвие. Зубы Лесовят зачастили с удвоенным энтузиазмом. Шелохнулись ставни, тяжело заскрипела дверь: на кладокопателей пахнуло гнилью и старостью давно нежилого, обветшалого дома. Впрочем, волчий нюх учуял ещё кое-что, заставившее Вилля мгновенно запрыгнуть в порты, в коих он тут же почувствовал себя гораздо уверенней. - Ну, вы как хотите, а я пожалуй пойду - покопаю... - стражник потянулся, зевнул, картинно размял мышцы, зная, что за ним наверняка наблюдают. - Сдурел?! - ребята вытаращились на бригадира, как на идиота, сообщившего, что он идёт сунуть голову в пчелиное дупло, дабы откушать медку «с пылу, с жару». - Это точно было не привидение. А умертвие или упыря можно убить усекновением башки мерзопакостной! - во всеуслышание рявкнул Вилль. - Чем?! Аватар воинственно потряс лопатой. Приосанился и Эртан, воздев лопату совком вверх: то ли боевой степной дух в нём взыграл, то ли тоже кое о чём догадался.


Создатели миров

65

- Я с тобой, дрружище! А вы с нами? - эльф и орк выжидающе уставились на Лесовят. Судя по их глазам, идиот уже сунул голову в дупло и радушно приглашал остальных последовать его отважному примеру. - Вилль, ты, часом, на завтрак мухоморы не ел? К тому же, лопат у нас только две, чем мы-то с Сенькой башку усекать будем? - с неожиданным спокойствием поинтересовался вдруг Венька, спровоцировав у брата тот же ошалелый взгляд, каким только что сам потчевал нелюдей. Бригадир зловеще усмехнулся. *** Снаружи усадьба столетней давности ничем, кроме козлиных голов, примечательным не выделялась: дом и дом с подклетом и теремом, двор и двор. Отдельно от хозяйского особняка барак для батраков с провалившейся крышей, какие-то сараи, по прошествии почти сотни лет утратившие изначальный вид и функциональность. В запущенном саду за домом вволю разрослись яблони и груши, малина переплелась с терновником, точно страстные любовники, образовав неодолимый колючий забор для охотничков не только за златом-серебром. Словом, ничего особенного. А вот козлиные головы - да, впечатляли, особенно те, которые раньше подпирали козырёк крыльца, сейчас обвалившийся. Два почерневших столба торчали как идольники, только вместо голов божеств их венчали пакостные хари: лупоглазые, с оскаленными зубами. Если задачей краснодеревщика, их вырезавшего, было отвадить народ от усадьбы, то постарался он на славу: при виде глумливых рож, свысока пялящихся на тебя буркалами навыкате, хотелось плюнуть через левое плечо (за которым, как известно, бес стоит), осенить себя треуглом и дать стрекача куда подальше. На правом столбе один рог обломился, зато на втором висела полуистлевшая воробьиная тушка, будто кем-то принесённая в жертву. - Ну что, други, готовы свершить вы дело благое по упокоению погани богопротивной? переступив порог, зычно вопросил бригадир кладокопателей, а по совместительству, охотников за привидениями. - Во славу Триединого! - с готовностью подтвердил Сенька. - Банзай! - Эртан отсалютовал лопатой. Умертвие попалось с чувством юмора: захихикало в кулачок из кладовки под лестницей. Наверху хлопнула дверь, обрушив дождь трухи из зазоров между потолочными досками. - Жаль только, лопаты у нас тупые: с одного удара не перерубить шею упыриную! - громко посетовал Венька. Юморное умертвие в кладовке поперхнулось. Каждый из ребят отправился к своему упырю, только Эртан, за неимением оного, остался с Сенькой, передав лопату Веньяну, который пошёл на второй этаж, проникновенно скрипя лестницей. Вилль крался бесшумно, опираясь на нюх, а тот вывел его из гридницы и повлёк сенями вдоль веранды. Идти приходилось осторожно, чтобы не спугнуть умертвие и не провалиться в подклет: предыдущие кладоискатели перевернули все до единой половицы, а назад уложили как попало. Чутьё привело оборотня на кухню, а оттуда в кладовку, где и обнаружился люк. Вилль постучал в крышку черенком лопаты: - Есть там кто живой? Умертвие промолчало, как и подобает благовоспитанной нежити. - А неживой? - Убирайся или умри, несча-а-астный! - обрадовано завыли внизу. - Не то как выскочу, как выпрыгну, как пойду вонзать зубы острые в зад... в шею белую!


Создатели миров

66

Вилль хихикнул. Видимо, Венькин способ борьбы с упокойными произвёл на упырей неизгладимое впечатление. - Ах, вот ты как?! Ну, ничего, знаю я способ верный, как тебя навек упокоить! Отсеку тебе голову хладную лопатой острою, а, чтоб ты зубы не распускало, зажгу сейчас лапник и вниз к тебе сброшу: сразу смирненьким станешь! Как раз целую охапку надрал! - Аха-ха-ха-ха! Меня лопатой не убьёшь! - заявило умертвие, впрочем, без особой уверенности. - Вот мы и проверим. Над головой бухнуло-ахнуло: видимо, Венька упокаивал своего упыря. Дверь кладовой надсадно скрипела: туда-сюда, туда-сюда. Скрр-виии... скрр-виии... скрр-беее... Оборотень защёлкал когтями, будто кремнем о кресало. - Ты что там делаешь? - настороженно спросило «умертвие» тонким девичьим голоском. - Что и обещал: лапник поджигаю, чтоб тебя потравить как следует. Крышку попытались приподнять снизу, но на ней стоял аватар. - Вилль, это я, Майя! - Так ты меня заморочить хочешь? Майя у меня красавица писаная, а ты пугало поганое. - Сам ты погань! Выпусти меня, здесь холодно! - Вот-вот. Маюшка мне в жизни слова худого не сказала, а ты вон как обзываешься. - Ты же дом спалишь, придурок! - Ничего, зато ты согреешься, - хмыкнул Вилль. Он понимал, что перегибает палку, что шутка может обернуться ссорой, но какой-то гаденький голосок внутри продолжал нашёптывать: «Помучай её, помучай, пусть девка знает своё место». - Открывай сейчас же... нелюдь паршивый! - испуганно и злобно крикнула Майя. Аватар сжал губы и кулаки: ах, вот как?! Воспитанная гимназистка немного раскрепостилась в Северинге, но никогда не позволяла себе оскорбить кого-то или унизить. Тем более, своего парня. Тем более, расой попрекнуть. Вилль дёрнул крышку на себя, а, поскольку Майя напирала снизу, то вывалилась она прямо к ногам парня. Отступив, он подал ей руку - чисто машинально. Девушка ударила по ней, наотмашь, что было сил, и встала сама. А затем - ещё хлеще. Пихнула Вилля в грудь, выталкивая из кладовой на кухню. Аватар скрипнул клыками. Если бы девушка его племени посмела... Да нет, что за ерунда! Женщины-аватары даже представить себе такое неуважение к мужчине не смогли бы. Какое-то время стояли молча, сверля друг друга одинаково ненавидящими взглядами. С потёкшим «упыриным» гримом Майя выглядела настоящим пугалом. Вилля корёжило от одной мысли о том, как ещё вчера он целовал эти чёрные губы, серую, в разводах, кожу. Мерзость какая... Наверху, в тереме, стояла ругань, бранились и в гриднице, но эти звуки казались дальним эхом по сравнению с душераздирающим блеяньем проклятой двери. Захлопнуть её, что ль, чтоб ругаться не мешала?! Майя отмерла первой. - Ах ты, мерзавец... - О, да. Я же нелюдь, верно? - холодно усмехнулся аватар. - Ты первый начал. - Неужели? Это я сюда прокрался, чтобы выставить свою девушку идиоткой, а потом над ней похохотать с друзьями. - Мы просто хотели пошутить! - И мы тоже.


Создатели миров

67

- Ничего себе у вас шуточки! Ты меня до смерти напугал! - Майя сжала кулачки. - Ведь и вы того же хотели. Просто мы оказались умнее. - Умнее?! Дураки! Деревенщина! - взвизгнула девушка. - Я-то думала, что ты другой, а ты такой же, как все! На людях паиньку корчишь, а сам только и думаешь, как бы меня на сеновал затащить, чтоб потом перед дружками подвигом хвастать! Вам ведь, остроухим, только девиц подавай, на баб вы не согласны! Думал, под конец лета я сама тебя позову, а я и правда... А ты меня даже не любишь! - Ты права, человечка. Не люблю. Майя открыла рот, Вилль, напротив, закрыл. Молчали оба. Жутко бухало в груди, в ушах. Что он такое сказал, это понятно. Но зачем? За что? Непонятно, о чём думала Майя, а вот Вилль действительно чувствовал себя распоследним мерзавцем. «Скрр-беее... беее... беее», - дверь в кладовую и без ветра ходила сама собою. «Цок-цок-цок!» стучало в голове. Наверху что-то грохнуло, кто-то заорал; захохотал Эртан в гриднице... Вилль будто в прорубь нырнул: помутневшее сознание обрело кристальную ясность. Усадьба... Проклятье... Сгинувший хуторянин... Привидения... Привидения, которых здесь нет, и никогда не было! - Майя, пойдём отсюда! - Вилль попытался взять подружку за руку, но Майя снова его оттолкнула. - Никуда я с тобой не пойду, нелюдь! Тогда аватар повёл себя чисто по-мужски: перекинул девушку через плечо и понёс, только не в избу, а вон из неё, не обращая внимания на брань и сыплющие на спину удары. Даже верную лопату впопыхах едва не забыл. В гриднице бушевали Сенька и Таша, причём, застенчивая девушка поливала парня такими матюгами, какими Вилль только магов, начавших Алую Волну, удостаивал, и то шёпотом, дабы не огорчать сквернословием Пресветлую. Орк, вместо того, чтобы их разнять и успокоить, гоготал, держась за живот. - Эртан! - Вилль вцепился в рукав приятеля. - Хватай людей и вон отсюда, пока мы друг друга не поубивали! Степняк нахмурился и хотел что-то возразить, но потом тряхнул головой, точно отгоняя наваждение. Схватил подмышки обоих бунтовщиков и припустил к выходу вслед за Виллем. Веньку звать не пришлось: парень сам чуть ли не кубарем скатился с лестницы, подгоняемый Лушкой с лопатой наперевес. Как девчонка умудрилась отобрать противоупыриное орудие, Вилль решил не заморачиваться. В дверях орк и аватар столкнулись, сзади поднажал Венька, торжествующе завопила Лукьяна... за порог вывалились кучей малой. *** - Вот тебе и хуторок с привидениями, - сплюнул Венька, когда компания разобралась в руках, ногах и лопатах, подсчитала синяки и помятые рёбра, а заодно остыла. - Нет здесь ни призраков, ни упырей, - мрачно отозвался Вилль, помогая Майе выпутаться из простыни, послужившей погребальным саваном для «нежити». - У самого дома аура дурная. Видимо, человек, который здесь жил, был настолько чёрным, что особняк насквозь злом пропитался. Даже не представляю, что такого нужно было сделать, если и за сотню лет оно не выветрилось.


Создатели миров

68

Девушки смыли в озере привиденческий раскрас, стоя по очереди на стрёме с прутом в руках, дабы парни в отместку не удумали подглядывать, а потом поведали о своём грандиозном замысле. Сговорились они в тот же вечер, как мальчишки решили пойти клад копать. Во-первых, им самим было интересно, что из затеи выйдет, во-вторых, мельниковы дочки хотели проучить женихов, а Майя жаждала романтики и увидеть настоящее привидение, чтоб было о чём рассказать городским подругам. Естественно, родным соврали, дескать, идут с парнями. Вышли на рассвете, угнали плот, на месте нарядились-накрасились и приготовились ждать. Причём, девушки уверяли, что пока они были одни, никому не хотелось придушить подружек. Как будто дом подслушивал разговоры и нарочно выжидал. - А как это вы нас опередили, если мы раньше вышли! - возмутился Сенька. - Нас дедко Леший тайными тропами провёл, когда мы ему всё рассказали, - натянуто хихикнула Таша. Сидели на берегу озера, плотным кружком, однако, не касаясь соседей плечами. Из всей компании только Эртан и неунывающая Лушка сохраняли прежний оптимизм, а остальные худобедно изображали веселье. Вилль не знал, что успели наговорить друг другу Лесовята и мельниковы дочки, но у них впереди полно времени, чтобы объясниться и помириться, а Майя через полторы недели уедет в Стрелецк и, возможно, уже не вернётся следующим летом. Уедет с тяжёлым осадком на сердце благодаря Виллю, которого ни разу ни в чём не упрекнула и ни о чём не просила. На самом деле парень хотел устроить на прощание романтический вечер с конфетамибукетами и обещанием никогда не забывать это прекрасное лето... а вышла вот такая пакость. И ничем её уже не загладишь. - Н-да, а мне, сколько я ни просил хоть одну тропу показать, он только кукиш под нос совал, Вилль озадаченно почесал макушку. - Тю-у-у! И не надейся! Мы-то, девочки, с ним давно на короткой ноге, а уж перед новенькой он разве что тропку не подметал: ни одна гадина не проползла, ни один пискун, ни один зудень (2) не потревожил! - Лушка звонко рассмеялась, Майя улыбнулась краем губ. Парни удручённо переглянулись: похоже, всё комарьё увязалось за ними. - А Козьму ты с кем оставила? - поинтересовался аватар. - С Симкой у вас дома. Не волнуйся! - пожала плечами Майя. - И, правда, о чём волноваться?.. - Вилль мысленно подсчитал убытки в кладовой. - А всё-таки мы вас напугали! - победно заявила Лушка. - Ещё чего! - задрал нос Сенька. - Вы бы свои рожи видели! - И не только рожи, - поддакнула Таша. - Так и пррыгали бы к нам, чего издали-то глазеть? - подмигнул Эртан, и смутились уже девочки. - Ладно, так что теперь делать будем? - поставил бригадир вопрос дня. - Если домой идти, то сейчас: как раз к сумеркам вернёмся. - Домой. Здесь мы не клад выкопаем, а друг дружку зароем, - вздохнул Сеньян, горько прощаясь с мечтой разбогатеть, а пуще того - прославиться на весь Северинг. - Врроде, снарружи безопасно, - оглядевшись и к чему-то прислушавшись, заметил Эртан. - Безопасно, - подтвердил Вилль. - Опасен только сам дом, но и там можно какое-то время пробыть, если держать себя в руках. - И то верно! - Сенька мигом воспрял духом. - Другие тоже группами ходили и даже ночевать здесь оставались, но с ними ничего плохого не случилось!


Создатели миров

69

- Ходили только мужчины. Наших девочек дом тоже не тронул. Может, он злобствует, только когда парень с девушкой приходят вместе? - предположил Веньян. - Может быть. А ты что скажешь? - аватар обернулся к Майе. Девушка сидела спиной к нему, лицом к озеру, опустив ноги в воду. Расслабленно-отрешённая поза, голова чуть склонена набок, русые волосы перебирает шаловливый ветер, пальцы рисуют на песке неведомые символы - путник мог бы принять её за печальную водяную деву, одинокую или на кого-то обиженную. - Мне здесь нравится. Озеро как будто из сказки, пейзаж красивый, а ночью, когда разведём костёр и поднимется луна, будет просто волшебно... Будет, о чём осенью вспомнить. А здесь русалки не водятся? - Да не! - отмахнулся Сенька. - Если б водились, они б наш плот перевернули: это у русалок так с парнями знакомиться принято. - Тогда остаёмся на романтический ужин с проклятой усадьбой, прекрасными «умертвиями» и волшебной луной. И будем надеяться, что папоротник спутает эту ночь со Свитличной и укажет нам, где собака... тьфу, клад укопан! - объявил Вилль, радуясь, что хоть чем-то поднимет девушке настроение. Разговора по душам хотелось бы избежать, но, увы, не получится. Оставалось надеяться, что к вечеру Майя немного остынет... а там и луна дорожку на озере высеребрит, и сверчки запоют, и подружка на ветру продрогнет - согреть надо будет... - Как будем искать? - глаза у Лушки прямо-таки светились азартом: дай лопату, и не только двор, а поле под пшеничку вскопает. - Искать мы будем, а вы лучше покушать приготовьте... - Чаво?! - Если найдём что-нибудь, поровну поделимся, а если голодными упашемся, сами к утру умертвиями станем. Разобъёмся на пары и будем по очереди обыскивать особняк и двор. Как только тем, кто в доме, станет невмоготу - меняемся. Хитро прищурившись, Веньян колупнул кончик носа. - Если б ты был купцом, где бы схрон сделал? В доме или во дворе? - Во дворе его могли батраки найти, так что, скорей всего, в доме, - озабоченный собственными проблемами Вилль не заметил подвоха. - Тогда мы - в дом! - обрадовались Лесовята. *** Деревянный козлиный рог был слишком велик для крохотного тельца, и со стороны могло показаться, что кто-то злой шутки ради насадил на него воробья вместо украшения. - Зосий сюда последним ходил, - пробормотал Венька. - Ага, - рассеянно кивнул Сеньян. Лесовята стояли на крыльце, задрав головы вверх, смотрели на трупик и почему-то не могли просто войти. - Давай его снимем? - Что, птичку жалко? Похоронить решил? - неуклюже съязвил Венька, тоже чувствуя какую-то нелепую обязанность перед мёртвой птахой. Ну, висит, и пусть висит себе дальше... - Да не, вдруг кому на голову свалится? - нашёлся Сенька. - Особенно, если Таше: от её визга дом сам подклет подымет и на столбах уковыляет, - хмыкнул его брат, ища в траве палку, чтобы стряхнуть трупик. Лопаты забрали те, кому предстояло начать раскоп двора. Сеньяну повезло раньше. Палка нашлась хорошая, прочная, но, увы, коротковатая и до цели доставала самым кончиком.


Создатели миров

70

- Он там застрял. Подсади-ка, - попросил Сенька. Брат подставил сцепленные в замок руки, и младший Лесовёнок упёрся ногой. Парни весили одинаково, и Венька сквозь зубы ругался, из последних сил пытаясь не разжать пальцы, а живая конструкция угрожающе раскачивалась; измазанный в глине Сенькин лапоть скользил; палка никак не попадала по воробью. - Ты скоро там? - прошипел Веньян. - Сейчас... А-а, твою мать!!! Сбитый упокойник наконец-то упокоился, но не в земле, как положено, а у Веньки за пазухой, предварительно тюкнув Сеньяна по макушке. Естественно, «башня» рухнула. Младший Лесовёнок растянулся плашмя, а старший заскакал вокруг, почти в суеверном ужасе выдёргивая рубашку из штанов. Орать не орал, но бранился от души. - Ну что, в крапиву его откатим? - неуверенно предложил Сенька, когда птичка вытряхнулась и печально распростёрла в траве крылышки. - Девчонки точно туда не сунутся. - Да нет, лучше похороним, - ответил Венька и, оправдываясь, добавил: - А то вдруг они крапивные щи варить удумают? *** - Давай отсюда начнём! - решил Вилль, вонзая лопату у корневища векового раскидистого дуба. - Думаешь, тут оно заррыто? - Не-а, просто здесь тенёк, да и земля рыхлая. Видимо, кто-то до нас уже копал, и не раз. Аватары по природе своей существа, до богатства не охочие, Эртану с лихвой хватало дохода от «Оркан-бара», оба приятеля не верили в мифический клад, так что копали развлечения ради и чтобы не обидеть остальных. Вилль украдкой наблюдал за Майей, щебечущей с сёстрами над кипящим котелком: девочки варили щи из крапивы, а на второе решили просто запечь картошку в золе, что вприкуску с салом да огурчиками всегда идёт на ура. Вилль боялся связываться с ровесницами из своего города, зная: рано или поздно всё закончится либо жрецом Теофаном и ленточкой на запястьях, либо позорным изгнанием за ворота. Подколки насчёт того, что семнадцатилетний парень до сих пор ни с кем не встречается, уже не просто надоели, а раздражали, и приезд Майи он воспринял как подарок Пресветлой. Девушка ни на что не намекала, просто отдыхала в своё удовольствие. Стражник - тоже. Болтуны наконец-то отстали. Всё шло просто отлично до сего дня. А сегодня Вилль понял, насколько сам изменился за это лето, насколько Майя изменила его. Свидания при луне, робкие поцелуи за углом (ай-ай, а вдруг взрослые застукают, жуть же как интересно!), игры в бутылочку - это всё было до своей девушки, но понарошку, по-детски. Аватар и не думал, что постоянные отношения не только обяжут его, но и привяжут, заставят ждать её стука в дверь, прикосновения её рук, звука её голоса. Нет, Арвиэль не любил Майю. Но теперь понял, как плохо будет без неё, одному, увязшему в городе, как шельма Наринэ в своём болоте. С одним лишь призраком надежды, что когда-нибудь в гости заглянет родственная сущность. А по всему выходило, что одиночество - единственный выход. По крайней мере, здесь, в Северинге. За час парни украсили ямами полдвора, второй час их зарывали, дабы не лишать кладовых угодий последующих охотников за мечтой. Тем временем, обед поспел и остыл, и девочки позвали к столу. - Пойду ополоснусь, - аватар вытер лоб рукой. Рубашку он сразу снял, работали в теньке, но с северянина всё равно лило в три ручья. - Ты пойдёшь?


Создатели миров

71

- А на хррен? Всё рравно ещё копать и копать, - Эртан сплюнул изжёванный мятлик, сорвал свеженький. Привычный к жаре степняк почти не вспотел и поросёнком на вертеле себя не чувствовал в отличие от несчастного приятеля. - Ну-ну, - Вилль принюхался, - будем надеяться, что твой степной дух напугает дом больше Венькиной задницы. Парень спустился с пригорка к воде и ушёл за кустики. Не стеснялся, просто не хотел, чтобы Майя просверлила ему спину обиженным взглядом. Разговаривать с ней пока рано, будут одни слёзы да упрёки. До сумерек было ещё далеко, но солнышко у��е зацепилось краем за конёк особняка. Вилль представил, как оно съезжает вниз по скату, точно на салазках, чтобы уснуть там, в заброшенном саду, и усмехнулся. Когда-то Дариэль Винтерфелл удивлялся, откуда у сына берутся такие странные, несвойственные аватарам фантазии. Например, с уверенностью заявить, будто у луны есть лицо - то грустное, то улыбающееся. Или придумать, что небесные гончары лепят из облаков фигурки зверей, горы и корабли, а снег из них высекают кузнецы метелей. Это всё осталось в голопузом детстве, но сейчас Вилль был полностью согласен с Майей: это место действительно казалось волшебным. По сути, небо оставалось небом, трава травой, вода водой, песок песком, ольшаник на противоположном берегу - обычным кустарником, но всё вместе складывалось в чудесную купель покоя и света, в которой язвой чернел проклятый дом. В шёпот веток вливался едва уловимый плеск воды, птицы пели слаженно, будто заранее сговорились, насекомые их не перебивали, вступали, только когда более опытные певцы замолкали, и все эти звуки вместе растекались над озером мотивом песни, которой Вилль никогда раньше не слышал и слов не знал. По лазоревой росе, По лазоревой росе Ходит девица босая С алой лентою в косе... *** Похоже, Венька оказался прав, и особняк сводил с ума только парочки, связанные определённой разновидностью любви, к коей братская не относилась. Наполовину обследовав гридницу, ребята решили, что вряд ли скрытный мужик будет прятать клад в большой столовой. Сени, подклет и переходы, куда был доступ слугам и батракам, тоже оставили на потом и занялись комнатами. В первой же их ждало открытие. Не клад, правда, но всё равно потрясающее. - Фью-у-у! - присвистнул Венька, благоговейно лаская трухлявый седой лоскут, отороченный выпирающим из брёвен мхом как мехом. - Да у него стены были полотном обиты, и не простым, а шёлковым, с рисунками! - Ну и чё? - Сеньку куда больше занимал пустой сундук, в котором он с методичностью дятла выстукивал двойное дно. - У господина Грайта, вон, тоже обиты, и у Лушки с Ташей, и у Демьяна... - Так это сейчас! А сто лет назад такое только в столице купить можно было, да и то на заказ! Представляешь, сколько оно стоило? Шёлковое, с рисуночками?! - Нет! - Сеньян переключился с сундука на лавку. - Но я его уже хочу! - Ты ищи-ищи, глядишь, и нароешь себе и на полотно, и на избу, чтоб было куда прибивать! Венька тоже без дела не сидел, поддевал долотом половицы. - Вилль хорошо решил, чтоб мы поровну делились, - хмыкнул Сенька. - Коли деда с Мироном не передумают, будет у нас с тобой по двойной доле.


Создатели миров

72

- Это если мы не передумаем! - назидательно поправил старший брат. - Или Лушка с Ташей. - А девкам вообще думать не о чем и нечем. Пасечник Лесович и мельник Мирон были закадычными приятелями. У одного подрастали внуки, у другого - дочери, так что сам Триединый велел семьями породниться, да и молодёжь, вроде, была не против. А, как известно, девке нельзя деньги в руки давать - всё на ленты да орехи изведёт, вот Лесовята и прикарманили будущие невестины доли на резонных основаниях. По крайней мере, Сенька в Таше ничуть не сомневался. А вот в Лушке очень даже. Таким образом братья тщательно обследовали две комнаты и перешли к потенциальному тайнику - хозяйской опочивальне. Обоих такой азарт захватил, что заныло под рёбрами, а по спине побежали мурашки. Венька церемонно распахнул дверь... - Н-да, - Сенька уныло прицокнул языком. Из убранства в опочивальне осталась только картина с малоразличимым сюжетом на тёмном фоне, а всё остальное уже кто-то вынес. - Ну, давай хоть с веничком пройдёмся, - Венька постучал долотом по косяку. Старший Лесовёнок занялся полом, младший ощупывал и оглаживал стены, но не везло обоим. Когда дошло до картины, Сенька схватился за тяжёлую бронзовую раму, да вдруг отдёрнул руки. - Шушеля мать! Она будто иглами утыкана! - Чего? - Картина, говорю, колется! Скептически хмыкнув, Венька подошёл, коснулся рамы, холста... - Да не, не колется. Почудилось! - Ну да, точно, - Сеньян ткнул в раму сначала пальцем, потом взялся рукой. - А что здесь намалёвано? Скотный двор? - Ну да, вроде... Вон свиньи, козы... бе-е-е, вон баба... девка, то есть, зерно птице сыплет, а это... медведь?!! - Ага, медведь, - ошалело согласился Сенька. - А ещё - две лисы, и соболь на чурке сидит. Занятная у хозяина скотинка была... - Интересно, почему её вместе с остальным не утащили? - Венька, пыхтя, снял картину - тяжёлая. - Да разве ж такое продашь? Хотя, раму можно... Одна догадка посетила братьев одномоментно: - Она из золота!!! Увы, после упорного расковыривания трещины выяснилось, что рама не то, что не золотая, даже не бронзовая, а деревянная, покрытая творёной бронзой. Стена за ней тоже сюрприза не преподнесла. Никчёмную картину так и бросили валяться в уголке. Былой запал угас, и братья просто выполняли свою нудную работу: один поддевал и переворачивал, второй стучал и ковырял. Но порядком громче и нуднее этой какофонии урчало в пустых желудках... - Да я смотрю, у вас тут сокровищ горы - дракон лапы сломит! - румяную щёку в окне подпирала столь же аппетитная пухлая ручка. - Пойдёмте-ка обедать, пока ножки во злате не протянули. - Не суйся в дом, дура! - хором заорали Лесовята. Лушка ахнула, потом сердито плюнула, правда, в жениха не попала.


Создатели миров

73

- Больно надо! - и непечатно добавила, в каком конкретно месте братья могут сами себе нарыть пропитание, и чем. Девушка развернулась, стегнув тяжёлой золотистой косой, как кнутом, и исчезла восвояси с гордо поднятой головой. Сенька почесал свою, лохматую, припорошенную трухой с лоскутьями паутины. - Эх, и крепка ж она на язык! Тьфу! - А ты зачем мою Лукьяну дурой обозвал? - набычился Венька. - Ты же сам её обозвал! - Так она моя Лукьяна, а не твоя! Иди свою Ташку обзывай, как хочешь, а мою Лушку не смей! - Ташу обзывать не за что, она тихая да покладистая! - гордо парировал Сеньян. - Ага, а кто тебя сегодня по матушке крыл так, что стены дрожали?! - Так ведь не она виновата, а... - Сенька осекся и приложил палец к губам. - Да, пойдём-ка отсюда! - подхватил Веньян, воровато стреляя глазами туда-сюда. - Ты - лучший на свете брат! - Ты тоже, брат! - Сенька растроганно распахнул объятья. - Давай я быстренько этот угол закончу и пойдём. Лады? - Лады, брат, я помогу! Полюбовно намяв друг другу рёбра, парни принялись за работу, а в четыре руки дело шло ладно да гладко. Всё бы ничего, но одна мысль вцепилась в Сеньку клещом и отлипать не желала. Чтобы не рассориться, Лесовёнок начал издалека: - Лушка у тебя - девка фактуристая, что ни говори. - А то! Есть за что подержаться... может, и Ташка через пару лет мясцом обрастёт? Младшая сестра была такой же золотокосой и миловидной, как старшенькая, но почти вдвое худее её и на полголовы ниже. Зато девушка брала хозяйственностью и кротким нравом. Сенька за невесту, конечно, обиделся, но сдержался. - Так вот, фактуристая она, но вздорная. - Не вздорная, а с характером! - По правде говоря, за глаза Венька Лушку и не так величал, но чтобы кто-либо другой - да никогда! - Нехорошо это, - гнул своё Сеньян. - Сегодня тебя лопатой гоняла, как пса шелудивого, а завтра вовсе каблук тебе на шею поставит! - Она-то не поставит, а вот ты в Ташкин хомут сам лезешь, - подозрительно тихо возразил Веньян. - Поставит-поставит, а потом и рогов понаставит не хуже, чем у тех козлов. Старший Лесовёнок встал с колен, младший не замедлился. Глаза у обоих стали тёмные, нехорошие. - Лушка всегда прямо говорит, что думает и чего хочет, а Таша тихоня тихоней, глазки в дол, а сама ими так и стреляет, пока ты не видишь. Будет тебе на радость каждый год детишек носить то остроухого, то зелёненького, то бородатенького. Сенька немного помолчал, а потом взял, да и выпалил то, что накопилось за день: - Знаешь, Веньян, хоть и без рогов ты пока, а козёл козлом! *** - Аррвилль...


Создатели миров

74

Неправду люди говорят, будто роса хрустальная, они просто не смотрят под ноги. Но если прилечь на бережке ухом к шепчущей волне, глаза в глаза с лугом, то видишь, что роса - лазоревая, дрожит на зелёных ресницах, словно прощальные слёзы тающей утренней луны... - Аррвилль! Дрружище! - голос орка грубо оборвал озёрную песню, песню луны и росы. - А? - Вилль обернулся. - Дрружище, ты уснул, что ли?! - запыхавшийся Эртан схватил приятеля за плечо. На скуле орка расцветал здоровенный синяк. - Идём! - Что случилось? - на ходу, точнее, на бегу спросил Вилль. - Лесовята насмеррть рразодррались! Я к ним сунулся, так думал, живьём загррызут! Это менято! Насилу ноги унёс! - Ну а я что сделаю? - Дык... Ты ж у нас мирротворрец! Девочки стояли у окна, выходящего в сад. Таша взахлёб рыдала на плече мрачной Лушки, бледная Майя судорожно комкала юбку. Увидев Вилля, она бросилась к нему на шею, будто и не было размолвки, коснулась губами уха: - Не ходи туда... Аватар молча её отстранил и заглянул в окно. Братья катались по полу пустой комнаты, намертво сцепившись в клубок. Они не бранились, не кричали - бились молча, и от этого было особенно страшно. Мелькающие лица не выражали вообще ничего - ни ненависти, ни ярости, ни жажды победы. Лесовята просто делали важную работу, которую им поручили. Убить друг друга. Скрипнув зубами, аватар прыгнул в дом. По привычке попытался с налёта раск��лоть этот клубок и растащить драчунов, но получил такой пинок в живот, что отлетел к стенке. Когда звёздочки перед глазами померкли, а слух резанул жалобный писк Майи, оказалось, что братья уже выкатились в сени, оставив на гвозде в косяке клочок окровавленной рубашки. Под тяжестью тел одна половица задрала ветхий край, вторая... И обе встали на дыбы. Лесовята с грохотом рухнули в подклет. Вот теперь они заорали. Не теряя времени, аватар нырнул за ними. Рухнувшие половицы подняли земляную пыль, густым слоем устилавшую пол, так что казалось, будто здесь трусили мешок с серой мукой. Аватар раскашлялся, и это отдалось спазмом в пострадавшем животе. Справа кто-то застонал: за оседающей пылью Вилль разглядел Сеньку. Веньян, глухо, жутко рыча, уже вставал на ноги слева. - Ребят, хорош! Давайте пойдём хоть к шушеля матери, только подальше отсюда! - едва сохраняя остатки хладнокровия, стражник попытался воззвать к затуманенному разуму Лесовят. Напрасный труд! Два брата ринулись друг на друга, чтобы завершить начатое. Покончить с работой. Ну, хватит!!! Злой аки упырь в разгар солнцестояния, Вилль перехватил обоих за грудки, треснул друг об друга лбами - аж гул поплыл - и развёл руки в стороны, чтоб балбесы снова не сцепились. А чтобы не пререкались с бригадиром - рявкнул: - Хватит! Надоело! Грызётесь, как два безмозглых щенка, у которых вечно под хвостом свербит! Проку от такой грызни никакого, только тявканье на всю округу!


Создатели миров

75

Тут парень заметил, что братья как-то странно смотрят на него, потом - вниз. Тоже глянул. Ясненько. Лапти Лесовят едва касались пола. Вилль разжал пальцы, и два безвольных кулька свалились в пыль. - Ты как это сделал? - держась за лоб, простонал Венька. Глаза у него косили как у пресловутого козла, бригадир даже занервничал, не перестарался ли с воспитанием. Но, по крайней мере, Лесовёнок стал самим собой. - Физиология такая, - буркнул аватар. - Вон, баба телегу подымет, если под неё ребёнок угодил... А у меня два придурка с мозгами, как у телеги! - Ты чего рычишь, как пёс цепной? - испугался Сеньян. Ох, лучше бы он молчал. Назвать волка собакой рискнёт только самоубийца или распоследний идиот. Глубоко внутри взбешённый аватар ещё помнил, что Лесовята принадлежат когорте последних, и не свернул Сеньке шею, а всего лишь заломил руку и ткнул носом в пол. На жалобный крик брата Венька бросился, не раздумывая, но только ради того, чтобы оказаться в таком же положении. - Я вам не пёс! Ясно?! Пошли вон отсюда, пока я обоих вместо клада не зарыл! - оборотень толкнул парней в шеи, не заботясь, разобьёт ли кто нос. Братья медленно поднялись на ноги, поддерживая и подбадривая друг друга. Похвально! И, надо отдать им должное, на Вилля не огрызались, даже не смотрели. Вот и молодцы. Знают, что сильный всегда прав. С одной стороны аватар понимал, что этой злобой его питает дом. Но с другой - разве настоящий волк не должен быть таким? Сильным. Злым. Свободным. А ведь мог стать таким. Нет, должен был стать таким. Эртан помог выбраться охающим Лесовятам, затем протянул руку приятелю, но оборотень легко выбрался сам. Орк привычно хлопнул его по плечу: - Ну, ты даёшь, дружище! - Чего даю? - подозрительно сощурился Вилль. - Настоящий дикий оррк! - А-а... Ну да, дикий. Вот только живёт за частоколом городской стены, охраняет тех и служит тем, кого, по сути, не должен охранять и кому не должен служить, да и вожак его «стаи» - человек. Господин Берен Грайт, и ему волк обязан жизнью до смерти. Наружу выбирались так же, через окно, не желая задерживаться в бесовском особняке. Спалить его, что ли, на хрен? Аватар скользнул безразличным взглядом по нелепой картине, висящей на правой стене. Она была тёмной и мрачной под стать дому, с единственным светлым пятном посередине. *** На улице Вилль остыл, а за обедом окончательно утвердился в мысли, что он хоть волк сильный, но отнюдь не злой и дикий, а добродушный и цивилизованный. Сестрёнки увивались вокруг него как пчёлы у туеса с мёдом, наперебой подсовывая то яйцо с оранжевым желтком, то присоленный огурчик, то самый аппетитный кусочек сала на хрустящей горбушке. Под конец это стало утомлять, и аватар жалобно поглядывал на Майю, но та вдруг вспомнила, что ещё дуется, и на помощь не спешила. Лесовята сидели пришибленные, не понимая, как с ними такое могло произойти. Двойняшки дрались с пелёнок, но чтобы пожелать смерти брату?!


Создатели миров

76

- Как будто это были мы и не мы одновременно. В памяти осталось только плохое, а язык сам собой молол одни гадости, - с содроганием вспоминал Венька. - И, главное, поссорились-то из-за такой ерунды, что сказать тошно! - Из-за какой? - заинтересовалась любопытная Лукьяна, но парень только поморщился, дескать, отстать, противная, и без тебя муторно. - Ну его к лешему, золото это! Нехай другие дураки ищут! - махнул рукой Сенька. Хвала Пресветлой, хоть парни и здорово помяли друг друга, но обошлось без серьёзных травм, отделались ушибами и ссадинами, да ещё Сенька подвернул ногу, когда упал в подклет, а Венька оцарапал плечо об гвоздь. О возвращении в таком состоянии домой - ночью, по плохой дороге речи не было, решили переплыть озеро и заночевать в поле, но тут вдруг заартачился Вилль, дескать, делайте, что хотите, а я останусь здесь. Само собой, одного в проклятом хуторе его не бросили. Солнце уже скрылось. Вилль представил, как оно, сладко зевнув, падает в заботливо переплетённые ветви яблонь и груш, точно в гамак, а те передают его спрятавшим колючки ароматным малине да терновнику, и, наконец, оно укладывается в мягкой, им же самим согретой траве. И заброшенный сад до утра хранит его покой. Кладоискатели стали готовиться к посиделкам у ночного костра. Эртан пошёл за дровами, Лесовята мужественно вызвались собрать хоть какой-нибудь урожай по кромке сада (только и слышалось «Брат, давай подсажу!», «Брат, осторожно, там змеюка!»), а девочки соображали романтический ужин. Медовухи было мало, но много и не требовалось. Вилль снова спустился к озеру. Он не был уверен, что днём действительно слышал здесь песню. Быть может, сам придумал мотив и слова сочинил, но аватару отчаянно хотелось узнать продолжение. Почему-то ему казалось, что это очень важно. Эльфы воспринимают мир не органами чувств, как люди, а словно пропускают его через себя вплоть до крохотной былинки. Крылатых оборотней же Пресветлая одарила ещё и звериной способностью различать и выбирать одно-единственное - искомое - из сотен и тысяч похожих оттенков цвета, запахов, звуков. Родители Арвиэля слишком рано ушли в Хрустальные Чертоги, и за десять лет жизни в родной семье мальчик мало чему успел научиться, но сейчас он попытался вспомнить мелодию той песни как можно чётче и возродить её в своём сердце. Кого же он слышал? Ветер и лёгкую зыбь на воде. Шёпот плакучих ив и ольхи. Синиц, дроздов, соловья. А вот запела и зарянка. Кузнечиков и стрекоз. Пчёл, но это не всё.... Ах, конечно! Роса... Он слышал росу... Увидал ту деву князь, Увидал ту деву князь, Осадил коня гнедого, И подходит, не таясь... Она подошла со спины, обняла его и положила голову на плечо. - Да, Майя?


Создатели миров

77

- Ты сказал, что не любишь меня. Это правда? - Ты мне очень нравишься. Это - правда. Майя усмехнулась. - Ты же мастер говорить загадками и увиливать от прямого ответа. Так мог и сейчас обмануть. Вилль развернулся лицом к девушке: - И ты бы мне поверила? - Кто знает... - она отвела взгляд. - Когда родители отправили меня к дяде на каникулы, я думала, что зачахну в этой глуши. Я взяла книги, шитьё... И первым, кто мне встретился, был ты. Помнишь, у ворот? - Ещё бы! - рассмеялся Вилль. - Ты стала третьей за последние пару лет, кто поставил на проходном листе подпись, а не закорючку. - А я помню, как ты мне улыбнулся и сказал: «Добро пожаловать в Северинг, сударыня Майя!» И мне вдруг стало хорошо-хорошо... Вилль! - голос Майи окреп и зазвенел. - Я не хочу спрашивать, будешь ли ты меня ждать, потому что сама не знаю, вернусь ли на следующий год. Просто вспоминай меня хотя бы изредка. - Можно и не изредка... Быть тебе моей женой, Быть тебе моей женой, Станешь в тереме княгиней, Поезжай сейчас со мной... - Шушеля ма-ать... - простонал парень, нехотя отстраняясь от Майи. Ну что за безобразие?! То девушка не даёт песню дослушать, то песня девушку не даёт доцеловать. - Ты чего? - Майя ещё не решила, обидеться, рассердиться или посочувствовать больному на голову Виллюшке, поэтому вопрос звучал спокойно. - Не слышала ничего... ммм... необычного? - То ли ты меня снова обозвал, то ли я плохо целуюсь, - фыркнула девушка. - Нет, ты просто чудо! - искренне сказал аватар. - Но мне нужно срочно кое-что проверить... уже на бегу Вилль обернулся: - Продолжим вечером, лады? Майя развела руками. - Ну, лады... (Парень уже не видел, как подружка с задумчивым выражением лица возвращается к костру, дабы околотками выспросить у девочек, не случалось ли Виллюшке беседовать с поленницей о вечном или гонять метлой со стен крапчатых бесиков.) Эртан увязался с приятелем, дескать, нечего в одиночку по бесовской хате блуждать. Вилль был уверен как раз в обратном, однако, спорить не стал. Друзья добрались до середины ветхой опасной лестницы, когда тяжёлое сопение за спиной аватара стало зловещим. Пришлось остановиться. - Ты чего на меня так сердито молчишь? Орк колупнул когтем стену, цыкнул клыками: - Да вот думаю, чего это ты днём на мой дух намекал, дрружище? Ксанку вполне устраивает, а тебя от меня ворротит, что ль? «Да-да-да! Ты - вонючий, грубый, неотёсанный орчина! Сдохни же, сдохни!» - злорадно подсказывал дом, но Виллю удалось сдержать не только язык и кулаки, но даже интонацию, и парень миролюбиво предложил:


Создатели миров

78

- Эртан, иди лучше за огнём пригляди, а то у Лесовят он опять на хворост перекинется, и получится у нас два костра, а ночью - шиш. Я тут не заплутаю и сам себя тоже не убью, даже если дом будет очень настаивать. А представляешь, что будет, если мы с тобой тут подерёмся? - Что будет - не знаю, а вот хуторра точно не будет, - подумав, хмыкнул орк. Дальше оборотень поднимался в одиночку. В одиночку - да. Но не один. Воздух, казалось, загустел мучным киселём, стены жалили точно утыканные иглами, скрип каждой ступеньки почти невыносимо резал слух - дом буквально сочился злобой, но ничего не мог поделать с непрошеным наглым гостем. Волки сильные. И очень, о-о-очень выносливые. После коронного побега Веньки от Лушки с лопатой дверь так и осталась распахнутой настежь. Бегло осмотрев терем с порога и придя к выводу, что для красной девицы он точно не годится, аватар зашёл внутрь. Терем оказался не совсем теремом. Кроме красного окна на «лице», обращённом к озеру, вообще никаких окон не было, а единственная дверь выходила на крохотную площадку, огороженную обвалившейся балюстрадой со стороны лестницы и глухими стенами - с двух других. Выяснилось, что остроконечные башенки-смотрильни снаружи терема чисто декоративные, и изнутри проходов в них изначально не прорубали, а дыры в стенах появились уже во времена кладоискателей. При строительстве комнату зачем-то скруглили по периметру, забив углы досками. Сейчас же эти доски валялись на полу, а брёвна, к которым их некогда прилаживали, щетинились гвоздями и занозами. В общем, помещение выглядело на редкость неуютным, да, видимо, в нём и не жили: если на первом этаже ещё сохранились хоть какие-то следы отделки и убранства, то здесь - ничего. Пустая пыльная комната, где даже в солнечный день будет править полумрак. - Будь я колдуном, мне бы здесь понравилось, - вслух пробормотал Вилль. «Кхе-хе-хе-хе-хе...» - проскрипело в дырявой кровле. - Да не нужно мне твоё золото! Отвянь! Парень уже начал спускаться, когда педантичность, прививаемая отцом маленькому Арвиэлю, одержала верх над стражницким раздолбайством. Скрипнув зубами, аватар вернулся и громко закрыл дверь. Вот так! Так-то так, да не там... Вилль тихонько присвистнул. Со стороны площадки на двери пузатилась толстенная петля из отличной гномьей стали. На одном с ней уровне кусок косяка оказался выломан. Вилль знавал людей, которые запирают на ключ даже внутренние двери дома. Например, ростовщик Демьян таким образом уединялся с бутылочкой в кладовой, спасаясь от стервы жены. Но вешать амбарный замок снаружи?! Кого прятал в тереме Лапа? Или что? *** В середине скошеня ночи уже по-осеннему зябкие, и оттого у костра особенно уютно. Обнять того, кто рядом, прижать к себе покрепче и вдвоём глядеть на рыжий беспокойный цветок; горящая пыльца срывается с лепестков и в хороводе летит ввысь, а там - своя свистопляска. Небесный полог кружится, прощаясь с летом, и звёзды сыплют как бусины с пояса ярмарочной танцовщицы - только успевай ладошку подставить да желание загадать. Желаний у смертных много, но звёзд ещё больше, на всех хватит. И неважно, кто ты - человек, орк или последний из


Создатели миров

79

рода аватар, для неба все равны, небо всех любит поровну. И всё оно видит и слышит. Скользит по озеру туман, обнимая стволы прибрежных ив, растекаясь по низине сонным облаком. Дышит на ветру старый сад, и его изломанная луною тень поглаживает обветшалую стену дома, точно успокаивая. Далеко-далеко, за озером, за рощей, за полем, за трактом запели волки. - Жуть-то какая! - обрадовалась Лукьяна, выразительно глядя на полную луну. - Ай! Ты чего щипаешься?! - Это не я! - Венька засвистел на сторону. - Скажи ещё, оборротни по кустам бегают да примерряются, с какого бочка нашу Лушку кусать, хмыкнул Эртан. - Да нехай бегают! У нас - вон! - Сенька ткнул в костёр суковатой палкой. - На всю стаю жару хватит. Майя поворошила прутком угли. - Учительница в гимназии нам историю рассказывала про оборотня. Хотите послушать? - Валяй! - разрешил Венька, от души хлебнув медовухи и передавая бурдюк дальше по кругу. - Жила одна женщина в пригороде Стрелецка. Была она не то чтоб в возрасте, но уже и не девицей на выданье, и никто её в храм звать не спешил. По хозяйству хлопотала сама, и, вроде, всё у неё спорилось, да только мужской руки в доме не хватало. Как-то на исходе осени в её дверь постучался незнакомец. Дождь лил страшно, пополам со снегом, и женщина пожалела путника, пустила ночевать. Зашёл он в дом, да так и остался. Надёжным ей мужчина показался, ласковым, сметливым, любая работа у него спорилась, к тому же, в коже да мехах он разбирался, вот и пошёл к старому скорняку в помощники. Одна только беда - в истинного Бога он не верил. Ну да ничего, думала женщина, авось удастся на верный путь склонить. Больше полугода селянка с тем путником прожила, не тужила и не нуждалась, о свадьбе разговоры пошли. Но как-то в полнолуние случилось ей задержаться у соседки, и домой она вернулась поздней ночью. В избу заходит, смотрит - и глазам не верит: волчара здоровенный, лохматый валяется у печи и прямо из кринки щи уписывает! Аватар невольно хихикнул: нечто подобное и с ним было, правда, под лапой оказались не щи, а перловая каша. Убегался с волчьей стаей до рассвета, сил перекидываться не было, проголодался, вот и завтракал буквально с порога. Симка потом хозяина поросёй Зорькой обозвал. - Увидел волк женщину и говорит елейным таким голоском, мол, не пугайся, родная, я это, муж твой благоверный. Извини уж, что так вышло, утром за собой приберу. - Ну и как поговорили? - всерьёз заинтересовался Вилль. Майя посмотрела на него как на полоумного. - О чём с оборотнем разговаривать?! Хвала Триединому, арбалет под рукой оказался, а та женщина то ли от природы меткой была, то ли сам Иллиатар подсобил. Пристрелила в лоб, и знамением осенилась. А оборотень, как издох, снова в человека превратился. Смотрит женщина лицо родное, любимое. Да только нутро-то звериное, волчье. Одной тварью меньше стало, и то в мире чище! - Ясно... - Жуть какая! - восхитилась Лушка. - А, по-моему, грустно, - помолчав, сказала Таша. - Ну, оборотень и оборотень, так ведь любил же её, наверное. - Люби-ил! - передразнил Сенька. - Сожрать он её хотел, вот что! Вприкуску к щецам! - Жениться-то зачем тогда собирался?


Создатели миров

80

- Чтобы среди людей затеряться. Жить как все, свой дом иметь, детей завести, - пожал плечами Вилль. - Вот-вот! - подхватил Венька. - А потом парой гадин больше стало бы! Вот так живёшь рядом с человеком, живёшь и не знаешь, что он - тварь двуличная! - А чего ты на меня так смотришь? - возмутилась Таша. - А чего ты вурдалаков защищаешь? - Истинные оборротни - это метаморрфы, а не вуррдалаки, - поправил Эртан. - Да какая разница! Ну?! - напирали на девушку Лесовята. - Больно мне надо гадин богопротивных защищать! - сдавленно пискнула Таша. - Сдох, туда ему и дорога. Мне... ту женщину жалко, снова ведь одна осталась. - Зато живая! - Сенька обнял подружку, довольный, что она в любом вопросе жениху не перечит. Вскоре девочки заклевали носами, и друзья стали укладываться на боковую. Выходить решили на заре, путь предстоял неблизкий, так что следовало если и не выспаться, то хотя бы отдохнуть. Дождавшись, когда дыхание Майи выровняется, Вилль подоткнул ей одеяло и поднялся. - Ты чего? - встрепенулся Сенька. - Не твоя ж очередь дежурить. - Пойду прогуляюсь. - Ла-адно, - зевнул дежурный, - только от дома держись подальше. - Угу. Как раз туда-то Вилль и собирался. Сделав небольшой крюк, парень бросил взгляд на полускрытое туманом озеро и уверенно зашагал к дому. Странное дело, но история о человеческом перевёртыше зацепила аватара. Может быть, потому что мужик тот тоже перекидывался в волка. Прятался среди чужих, ловко притворяясь своим, как и сам Вилль поступает... Вот так, живёшь рядом с человеком, живёшь и не думаешь, что однажды этот человек тебя прикончит и плакать не станет. Только Иллиатара восхвалит, дескать, вовремя глазоньки раскрыл на гадину богопротивную. На крыльце, перед чёрным провалом, Вилль немного замешкался. В ночной свежести затхлая вонь изнутри ощущалась отчётливей. Козлиные головы ехидно скалились в лунном свете. Машинально аватар отметил, что мёртвая птица исчезла. «Не ходи... иди по росе... по росе... по росе...» - трещали сверчки. Вилль шагнул за порог. Почему-то ему казалось, что ночью дом сам откроет секреты, но юноша ничего не увидел и не почувствовал. Похоже, особняк решил больше не тратить свою драгоценную злобу на невнушаемого аватара. Волк поднялся в терем, скорее, смахивающий на темницу, и встал у окна напротив одинокой серебряной луны. Нет, нельзя искать себе пару среди людей. Не поймёт, испугается, убежит и другим со страху расскажет, что дражайший супруг частенько «забывает» поджарить вырезку и точит зубы об табуретку. Ах, да, у него же ещё клыки, когти и хвост отрастают, и не только в полнолуние. Человечьим оборотням одна дорога - на костёр, а эльфийским - в лабораторию к магам, где вывернут наизнанку и выпотрошат, как рыбу. Или, наоборот, девушка храброй окажется, как та. Щёлк! - в лоб из арбалета, и не смутится, что в довесок к лапам и хвосту прилагаются крылья. Оборотень и есть оборотень, тварь двуличная.


Создатели миров

81

Но всё-таки для многих людей эльфы-оборотни - северная легенда. Поневоле аватар задумался, а каково живётся оборотням человеческим, всеми гонимым, всеми люто ненавидимым, клыками и когтями вырывающим каждый день жизни у богобоязненного общества? Одна, вон, на защиту перевёртыша встала, так и её сразу осадили. Думай, как все, будь частью своей стаи, иначе анафема. На костёр! На кол! ...Вот если выпрыгнуть из этого окна, на козлиных рогах и повиснешь, как на кольях... Эта идея Виллю решительно не понравилась, и он спустился на первый этаж. В недрах дома тяжко застонало-заскрежетало, как будто сами брёвна ворочались. Аватар пошёл на звук. В сенях окон не было, и волчье зрение цеплялось только за полоску лунного света впереди. Кажется, там находилась спальня Лапы. Скрежет половиц в такт шагам оборачивался козлиным блеяньем. Решив проверить догадку, Вилль поднял ногу, но не опустил, а замер. Скрипнуло ещё дважды, прежде чем то, что обитало в доме, сообразило, что прокололось. «Кхе-хе-хе-хе-хе...» - закряхтело над головой. - Да оставь ты себе своё золото! Я пришёл помочь! Ты где? «Скрр-беее...» - пошатнулась услужливо открытая дверь. В спальне покойника купца оказалось светло. Лунные лучи не дотягивались лишь до углов, а остальное пространство серебрилось мерцающей пылью. Вилль с удивлением отметил, что на картине гораздо больше зверей, чем ему показалось днём. Домашние, лесные, полевые - все собрались вокруг светлоликой девушки с золотыми как рожь волосами и глазами цвета неба. А она смотрела на Вилля. Красивая. Не просто по человеческим меркам, а вообще красивая. Тёплая такая, солнечная. Видно, что она любит животных, может, и оборотней почитает за зверушек, изредка превращающихся в людей. Жалко, что нарисованная... Вилль коснулся тёплого полотна. Ни к кому нельзя привязываться. Никогда. Вон, привык к одной, а она оборотней тварями называет, да и обычных волков боится. А если бы узнала, что тот, от кого хочет любви - волкоборотень? Пристрелила бы или мужиков с дрекольем позвала? Хотя, нет, Майя практичная. Она бы магу стрелецкому сказала, что в Северинге живёт ценный для науки экземпляр. Аватар сел в тёмный уголок, подтянув колени к подбородку. Он представил себя щенком, которого привозят с охоты в качестве трофея, приручают-ласкают, миску дают, на половичок у печки указывают... а потом вдруг замечают, что у волчонка какое-то врождённое уродство. Прибьют, конечно. А кому уроды нужны? Стало тоскливо, обидно, больно, и парень с удивлением понял, что точно разревелся бы, если б умел. - У-у-у... - тихонечко заскулил волк от невыносимой жалости к самому себе. «Цыц-цыц-цыц-цыц!» - осадили его цикады. Сколько можно прятаться под чужой личиной? Десять лет? Двадцать? Пятьдесят? Волка на привязи не удержишь. Рано или поздно жизнь закончится либо на столе в лаборатории магов, либо на костре, либо с серебром в сердце, что одинаково неприятно. ...Лучше самому выбрать смерть, пока есть возможность - лёгкую, быструю, безболезненную... Не будет страха. Сомнений. Тоски. Не будет одиночества. Потому что мёртвый не чувствует ниче-го. Ни шёпота ветра в ветвях ольшаника и ив, ни птиц, ни стрекоз, ни цикад. В последний раз луна заплачет по мёртвому, уходя на заре, и роса для него испарится навсегда...


Создатели миров

82

«По росе... по росе... по росе...» - Виллю показалось, что сверчки уже не за окном поют, а у него в ногах, и поднял голову. Кроме него и картины, никого в комнате не было, сверчки стрекотали в саду. Парень недоумённо огляделся, соображая, чего это он делает на полу в компании пыли и дохлых пауков. Стоп-ка. Да что за ерунда такая? Когда это раньше аватар сравнивал Избранных Саттарой с извращением природы человечьими перевёртышами? Более того - о, ужас! придумывал, как бы от жизни отделаться! Даже мысли о самоубийстве для аватар уже грех страшный! Какого шушеля вообще пришёл в особняк, когда за ответами вовсе не сюда было нужно... - Да засунь ты себе это золото в заднюю дверь! - и с тем пожеланием парень выпрыгнул в окно. Аватар бежал к озеру по колено в ночной росе... Девица горда была, Девица горда была, Отвечает князю в очи, Не склонившись до дола... ...бежал и с каждым шагом всё отчётливей понимал, что не он придумал эту песню. Её сложили люди, давно, лет двести назад, а, может, и больше. Именно тогда последние из удельных князей некогда раздробленной Неверры признали единовластие рода Нэвемар и подчинились Империи. В те времена любили грустные песни-притчи, напевы, похожие на голос самой природы-матушки. Теперь поют совсем иначе и о другом, а прежнее забылось. Аватар остановился у самой кромки озера, тяжело переводя дыхание. Певунья шла по воде как по траве. Туман перед ней расступался, образуя дрожащий коридор изменчивых узоров, шевеля подол белоснежного сарафана. Не зови меня с собой, Мне не любый ты, не мой, Воля мне хором дороже, Отпусти меня домой... - Ну, здравствуй, добрый молодец, - голос певуньи казался одновременно звонким и тихим, как говорок ручья. - Здравствуйте, - у Вилля почему-то язык не повернулся «тыкнуть» незнакомке, хотя внешне она выглядела младше его самого - лет на пятнадцать. Тем более, не смог даже в шутку назвать «красной девицей» нечисть с мраморной кожей и жемчужного цвета волосами. Вообще она походила на луну: такая же молочно-белая, нежная и мудрая. Только глаза чернели холодными колодцами без дна и света. - Не ходи больше в дом, не испытывай себя. Ночью, при полной луне он становится ещё злее и коварнее обычного... Но и моя сила крепнет. - Это вы меня оттуда позвали? - Да, - кивнула нечисть. - Дом будит страхи и сомнения, даже если они глубоко в сердце запрятаны. Другие-то сразу от борьбы отказывались, а ты упрямый. Так золота хочешь?


Создатели миров

83

- Мне не нужно золото, я жалованье получаю. На жизнь вполне хватает. - Зачем тогда пришёл? - водяная подошла почти вплотную, парень невольно отступил. После встречи с Наринэ он решил держать ухо востро с незнакомой нечистью. Впрочем, на шельму эта девушка не походила, равно как и на русалку. - За компанию с друзьями пришёл, - ответил Вилль. - А теперь хочу разобраться, что же случилось с купцом Лапой. - А зачем тебе? - Просто интересно. - Мириада говорила, что ты любопытный, - усмехнулась нечисть. - Так вы Мириаду знаете?! - Вилль обрадовался и сразу успокоился, зная, что друзьям знакомой водяницы можно доверять. - В половодье моё озеро с Истринкой протокой сливается, вот я с вашими и общаюсь. Русалки мне многое про тебя нажурчали, Арвиэль. - А-а! - спохватившись, парень подал руку девушке, и та, по-прежнему загадочно усмехаясь, вышла к нему на бережок. - Простите, но вы не похожи на русалку. - Я - омутница. Вон там живу, - нечисть показала на затон под шатром плакучих ив. - Только имени не спрашивай. - Я любопытный, но в меру, - разулыбался Вилль, спровоцировав уже настоящий смех. - А вы знаете, что здесь произошло? - Конечно. Я в этом озере давно живу и про всё ведаю, - придерживаясь за руку аватара, омутница степенно опустилась в траву, оправила подол сарафана. Отчего-то забавным не казалось, что эта «девочка» ведёт себя и говорит как зрелая мудрая женщина, а на Вилля смотрит как на любопытного ребёнка, хотя ростиком ему едва ли по плечо: - И тебе скажу, ложись-ка рядышком... Да что ж ты падаешь ровно дубок подрубленный - аж волна от берега пошла да кротовины осыпались. Сказки ведь тоже любят, когда их сказывают правильно и слушают умеючи. Ложись, чтобы мягко было, голову мне на колени клади... вот так. А теперь слушай... Волчонок зажмурился под нежной прохладной рукой и навострил ушки. Князь на деву осерчал, Князь на деву осерчал, Замахнулся волчьей плёткой, (3) Да ударил от плеча... *** Более века тому назад жил на озере Клин молодой парень. Откуда пришёл, почему один остался - никому не ведомо, а кто ведал, те давно в земле спят. Осел он здесь, избу позёмную поставил, стал по дереву работать, чашки, плошки, кринки вырезать. Сперва окрестные поселяне охотно брали товар, да потом перестали: вся утварь была точно словом недобрым заговорена. Возьмётся кто щи хлебать - непременно губу или язык занозит, да так, что без знахаря и не вытащить; понесут пиалу ко рту - она возьмёт да треснет, едока кипятком обварит; нальют в кринку молока, а оно уже скисло, лучина догореть не успела. Стали парня гнать отовсюду как бесноватого. Может, и впрямь рука у него была дурная, может, тогда уже бес его к себе заприметил и нарочно посуду портил - никому не ведомо, а кто ведал, те давно в земле спят. Совсем обнищал парень, запечалился. Перебивался с рыбы на воду, единственную рубаху чинил-перелатывал, и в один день так ему белый свет опротивел, что поклялся он бесям душу продать, лишь бы богатеем стать да в уважаемые люди выбиться. А как клятва отзвучала - грянул гром, зарни��ею откликнулся.


Создатели миров

84

И вот, в ночь на Свитлицу слышит парень, будто в дверь стучит кто-то. Удивился он, гостей-то давненько не было. Однако ж, дверь отпер. Отпер и дар слова потерял: стоит перед ним человекне человек, зверь-не зверь. Росту человеческого и платье на нём барское, а вместо лица - морда козлиная, рогатая да бородатая, а из-под полы копыта выглядывают. - Ты, что ль, - блеет, - меня вызывал, на нищету-лихо жалился? Осмелел парень, всё равно терять нечего, коли бес уже на пороге стоит. - Я, - отвечает, - проходи, гость жданый, избу мне не студи. Попотчевал бы тебя как положено, да, звиняй, нечем. Последнюю корку крыса давеча утащила, а той я сам нынче отобедал. Смеётся бес, в избу проходя да к столу пустому присаживаясь: - Ладно говоришь, ладно и дела твои пойдут! Хлопнул в ладоши, и появился на столе свиток из кожи человеческой с письменами алыми. - Вот, - говорит, - наш с тобой уговор. Богатство само к твоим рукам липнуть будет. За что ни возьмёшься, всё твоим станет, только уж не упусти, коль поймал. И пробудет с тобою удача золотая ровно тридцать лет от сего дня. Но не обессудь: задаром я ничего никому не даю. По истечении срока придут к тебе все, чьи жизни ты забрал, и, в свою очередь, ту же расплату с тебя возьмут. Согласен ли на такое условие?» - Согласен! - обрадовался парень такой удаче. Отродясь никому он горя не причинял, и душегубство ему претило. «И через тридцать лет некому за мной прийти будет», - подумал парень и кровью своё имя на бесовском пергаменте написал. В тот же миг вспыхнул договор точно маслом облитый. Испугался парень, заслонил лицо, а когда отнял руки - нечистого уж и след простыл. А поутру, едва рассвело, постучались к нему трое незнакомцев в собольих купеческих шапках. - Мы, - говорят, - мимо в Стрелецк на ярмарку ехали, да услыхали, будто живёт на озере Клин мастер по дереву, посуду знатную режет, узорчатую, хитрую, но с червоточинкой. Ну, да мы в дурной глаз не верим, а для острастки попросим жреца её водицей святой окропить. Покажи-ка товар! Показал парень свои чашки-плошки, да и продал всё разом. Месяца не прошло, возвращаются купцы, на сей раз с заказом: - Брехали селяне, - говорят, - нету никакого сглаза на посуде твоей. Горожане хвалят не нахвалятся, то-то и то-то привезти просят. Сможешь? Парень всё мог, как нечистый и предсказывал. Со временем перестал он по дереву резать, ученикам науку передал, а сам торговым делом занялся, да так лихо! Дивились люди: за что ни возьмётся купец, всё у него спорится, и монеты рекой золотою будто сами в руки плывут. Прозвали его за глаза Золотая Лапа. Появились дружки у него, стали по кабакам да игорным избам звать, да только помнил Лапа наставления нечистого, не стал нажитое на сторону спускать. Отстроил себе избу знатную, батраков нанял, слуг, уважаемым господином прослыл. Не жалел он людишек денежкой, однако ж бесовское условие хорошо помнил: даже батраков у себя на хуторе за провинности не порол, а монеткой наказывал. - Две трети срока вышло, и никто по вине моей не умер, - думал Лапа, на сундук с золотом глядя, - ещё треть как-нибудь продержусь, а там и без бесовской удачи с голоду не помру. Возвращался он однажды из дальних краёв, куда мёд на продажу возил, а в обратный путь ткани шёлковые закупил. Остановился у реки коней напоить и вдруг чудится, будто поёт кто-то. Заслушался Лапа, кнут уронил.


Создатели миров

85

Выходит из рощи берёзовой девица босоногая, лукошко с грибами несёт, а сама песни распевает. Увидела мужчину незнакомого, замерла. А Лапа и сам шевельнуться не может - любуется. Хороша девица! Статная да гордая, хоть росточком и не вышла. Волос золотой, коса толстая, кручёная - в одной руке не уместится. Глаза синие ровно небушко летнее. Заговорил с девицей Лапа, заикается, а её смех разбирает - не из пугливых, видать, была. Наперво купец всё меда лил, дескать, отродясь такой певуньи-раскрасавицы не видал, а затем давай уговаривать с ним уехать да замуж за него выйти. Девице пуще прежнего весело, однако, пепел в волосах купцовых уважая, не смеётся она, серьёзно отвечает: - Прости, добрый человек, но уж не молодец ты давно, а я ещё не на выданье. Да и есть у меня суженый, с которым мы до поры-времени ждём. - И что, суженый твой в такие платья одевать тебя будет? - горячится Лапа, на шелка указывая. Терем тебе светлый выстроит? - Нет, - отвечает девица, - на ткань для платья свадебного я сама сызмальства по сколке коплю, сама и сошью. А жить мы будем у его матушки, стара она да слаба. И так, и эдак Лапа упрашивал-уговаривал, да только упёрлась девица: не поеду, и всё тут! Тогда вспомнил купец слова нечистого, дескать, всё его будет, только б не упустить, коль уж поймал; схватил он девицу, шелками обмотал, в возок бросил и коней подхлестнул... Долго ли, коротко, приехали они в хутор на озере. Видит девица - козлиные морды отовсюду пялятся, ахнула. А Лапа хохочет: - Это, - говорит, - в честь моего благодетеля. Поняла девица, к кому попала, пригорюнилась. Ну да ничего, думает, авось-либо перехитрю его да сбегу. Стал Лапа терем строить, как обещано, а девица и говорит: - Нечем любоваться мне из терема высокого. Всё мне в твоей усадьбе постыло, окромя неба синего да глади озёрной. Расхохотался Лапа и велел окон в тереме не рубить, окромя единственного, на озёрные воды глядящего. Сделали-сладили, усмехается купец, а девица вдругорядь недовольна: - Нет мне места в твоём тереме, окромя угла тёмного. Будет он мне постелью и одром смертным станет. Скрипнул хуторянин зубами, нахмурился. И велел заколотить все углы в тереме. Убрали терем, нарядили тканями да цветами, перину постелили, зеркальце в ободке узорчатом повесили. А девица - руки в боки: - Я, что, - говорит, - барыня - в перинах тонуть? Сызмальства привыкла спать на лавке незастеленной, поутру над кринкою прихорашивалась, а гардероба мне вовсе не нужна? Нету платьев у меня, окромя того, в чём ты меня силою уволок! Осерчал Лапа и велел всё убрать. Запер девицу одну в пустом тереме и замок надёжный повесил, амбарный. «Ничего, - думает, - скоро сама запросится в постель тёплую под бочок мужнин». Седмица проходит, месяц ли - не горюет девица, думу думает, как бы сбежать. Решилась батрака одного задобрить, пригожего да кудрявого, что давно на неё заглядывался... только испугался парень гнева хозяйского, всё ему рассказал. Разозлился Лапа, в терем ворвался да кричит с порога как дурной: - Всё, девка глупая, нагулялась! Сей же час к жрецу стрелецкому едем! Будешь теперь моей женою!


Создатели миров

86

- Не буду! - девица отвечает. - Хошь, режь меня, хошь, голодом мори, да только я до смерти суженому верна буду! Призадумался Лапа, да вдруг посмехнулся недобро: - Не хошь, - говорит, - не выходи, а только всё равно моей сей же ночью станешь... Седмица проходит, месяц ли - затосковала девица о чести своей поруганной, об отце да матери, о свободе потерянной. Исхудала вся, лицом почернела, в волосах седые нитки засеребрились, а вскоре не стало её и тех, о ком ещё не ведал никто. Испугался купец, завернул тело в простыню, к камню привязал да в омут бросил, а батракам сказал, будто сбежала она. Не поверили батраки, но побоялись перечить хозяину, что с нечистым знается. А Лапа и сам боится. Вроде, сама виновата дура-девка, что упрямством сгубила себя, но и свою вину он видит. И срок расплаты, промеж тем, приближается. Решил хуторянин дом освятить, да не хотят жрецы идти к нему, грех несмываемый чувствуют. Наконец, согласился один быстроглазый да вороватый, окропил дом водицей какой-то, наскоро что-то проговорил, и за то денежку немалую взял. Успокоился Лапа, живёт себе припеваючи. И вот наступил день урочный. Сидит Лапа в своей опочивальне, золото в сундуке пересчитывает, да вдруг слышит - петух закукарекал. Подивился купец на дурную птицу, что в полночь петь удумала, отворил окошко, смотрит: скачет по двору петух колченогий, рябой, а на шее - проплешина приметная. Ахнул купец, ставни закрыл да крючок набросил. Это был петух, которого он мальчонкой ещё по отцовскому веленью зарезал. Сидит Лапа, дрожит аки лист осиновый. Чу! - собака завыла. Приоткрыл купец ставенку, глянул в щёлку малую: ходит по двору кобель остроухий, серый, а холка - чёрная. Ни дать, ни взять - волк волком. Волчка того из-за старости да слабости утопить пришлось, когда Лапа отроком был. Открылись ворота нараспашку, и повалили во двор козы да олени, куры да перепёлки, свиньи да кабаны, кошки да лисы, косули, волки; с ними медведь, чья голова в гриднице висела, меткого охотника славила. Тогда понял Лапа, что бес говорил не о людях загубленных. Да только поздно было. Замкнулся он в опочивальне на все засовы да запоры, стал углы водицей святою кропить - шипит вода, знамения принялся творить - рука тяжёлая плетью падает, схватил «Слово Божие» - вспыхнула книга святая, опалила нечистого. Задрожала дверь от силы великой, и разломился засов хворостинкою. И набросилось на проклятого зверьё дворовое да лесное, домашнее да полевое; а уж сколько крыс да мышей он в своей жизни потравил-задавил - не счесть. Когда от хуторянина ничего осталось, кроме последнего вздоха, пришла она - девица, им загубленная. А с нею - ещё двое, кого он никогда не видел, но с первого взгляда узнал. И сказала ему: «Говорил ты, что дом - твоя крепость, и себя в ней ключником называл. Так оставь же свою крепость - мне без надобности, а ключи я с собой заберу...» Слышали батраки рёв да вой во дворе - друг за дружкой хоронились; слышали слуги крики в опочивальне хозяйской - в подклете дрожали. Никто Лапе на помощь не пришёл, все забоялись. Наутро решились люди в хозяйскую клеть заглянуть, но не нашли господина. И сундук со златом пропал, как в омут канул. Что на хуторе приключилось, куда купец с золотом своим сгинул - никому не ведомо, а кто ведал, те давно в земле спят... Бушует Лапа, навеки в своей крепости замкнутый. Да только все ключи его ключница забрала. ***


Создатели миров

87

По лазоревой росе, По лазоревой росе Ходит девица босая С чёрной лентою в косе... - Ну, как тебе моя сказка? - Это очень грустная сказка... - тонкие пальцы прядь за прядью перебирали волосы аватара, тихий голос рассказчицы журчал прямо в мыслях, и совсем не хотелось возвращаться в реальность. - Грустная? - задумчиво переспросила омутница. - Как посмотреть. - Значит, эта песня про вас? - Её сложили задолго до меня. Нас много таких. - Выходит, Лапа стал самим домом? - Да. И, как прежде, блеск золота манит охотников до поживы, да только сам знаешь, где дармовое сало бывает. Вместо клада те, кто приходит, раскапывают в собственном сердце потаённые страхи, сомнения, неприязни, а Лапа делает всё, чтобы они разрослись и задушили того, кто их посеял. Большинство сразу уходит, очень немногие борются, как ты, но когда и их дом одолевает, я на помощь прихожу. При жизни Лапа был сильнее, а сейчас я. Теперь он - мой пленник, и дом - его крепость, ключа от которой я не отдам. И все, кто пришёл в ту ночь, будут приглядывать за ним и следить, чтобы он зла не натворил. - Картина в спальне! На ней те самые звери и птицы, и вы вместе с ними... Простите, я не узнал вас сразу. Омутница вздохнула, но отнюдь не печально: - Когда-то моя коса была золотою точно ржаное поле, а глаза ровно небо над ним. Теперь я другая. Иллиатар не услышал моей мольбы, но Альтея подарила мне новую жизнь и новое имя. Когда-то давно меня Иржицей(5) звали... а теперь Росою. - Вам, наверное, грустно здесь одной. Хотите, мы между вашим озером и Истринкой канал выроем? - предложил Вилль. - Русалки к вам будут почаще наведываться, да и вы к нам заплывайте. Рука омутницы замерла, потом задрожала, и аватар, которому по-прежнему лениво было открывать глаза, понял, в чём дело, только когда Роса захохотала на всё озеро, вспугнув лягушек. - Не волнуйся, твои крепко спят и нас не слышат, - отсмеявшись, сказала омутница. - А ведь Мириада говорила, что ты забавный! Но за меня не переживай, я не одна. Такие, как вы, часто приходят, меня потешают, да и... сам посмотри. Вилль посмотрел и сразу сел. Похоже, они с Росой давно уже были не одни. На границе воды и берега сидели на корточках двое беловолосых черноглазых мальчиков лет шести, похожих, точно капли воды, и разглядывали аватара как расписную игрушку на ярмарке, разве что уши на прочность пришива не проверяли. Обрадовавшись, что «дядя» проснулся, один любознательно спросил, ткнув пальчиком: - Дяденька, а зачем вам такие большие зубы? Вы тот волчок, который за бочок кусает? - Вообще-то, иногда кусаю, - признался оборотень. - Ух, ты! - восхитился другой мальчик. - А мы кусаться не умеем... только топить, да и то мамка не велит. - Если маму слушать не будете, приду к вам домой и покусаю, - пригрозил немного осовевший аватар.


Создатели миров

88

- Вот здорово! Тогда мы вас утопим! - просияли милые дети. Вилль запоздало сообразил, что иным способом в жилище омутников не попадёшь. Взглянув на посветлевший излом неба над рощей, Роса заторопила детей в дом: - Пора нам, рассвет уже скоро. Да и вам возвращаться пора. - Значит, здесь нет клада? - Вилль тоже поднялся, отряхнулся, сиречь, ещё больше развёз глину по мокрым насквозь штанам. - Есть. Вон там, - русалка показала на затон. - Но мои сыновья никого к нему не пустят. Это золото проклято. - Да уж. Детки с восторженным визгом утопили друг друга, только волны кругами пошли в доказательство того, что в старице Клин живёт кто-то крупнее налимов. Зайдя в воду по пояс, омутница вдруг развернулась: - Ты сказал, что моя сказка грустная. Но это не так. У меня есть дом и дети - о чём ещё женщине мечтать? А вот ты, живой, грустишь от одиночества. - Наверное, в день, когда я родился, звёзды как-то неудачно сошлись, - развёл руками парень. - Не вини звёзды. Мы не рождаемся, чтобы жить одинокими, но порой сами себя обрекаем на одиночество. - Но если одиночество - это единственный выход? - Это неверный выход, - покачала головой Роса. - Другой ищи. И не грусти... Вилль задумчиво потёр бурые штаны такими же ладонями и решительно полез в озеро. Когда вернулся к костру, ребята уже проснулись и стучали ложками по пустому котлу, расшевеливая зевающих девочек. - Ты что, в одежде купался? - изумилась Майя, пощупав рубашку Вилля. - Ага! Заодно и постирался. Пугать симпатичную нечисть голой задницей было совсем не по-мужски... *** Дома выяснилось, что Симка с Козьмой ничего не натворили. Ну, почти. Разве что отгрызли ножку дивана, выпотрошили подушки, ощипали веник, опустошили кладовую, развезли уголь по полу и едва не спалили избу, когда пытались согреть молочка на ужин. Кто за что конкретно отвечал - хозяин не интересовался, только рукой махнул, и домовой, успокоившись, доверительно поведал, как славно они с Козенькой играли в салочки на чердаке. Вилль представил масштаб бедлама (на чердаке висели сушёные травы, низки лука с чесноком и лежал старый «ненужный нужный» хлам) и решил отложить визит до грядущей осенней уборки. Неделю спустя выходной стражник постучался в библиотеку. Несколько лет назад выяснилось, что книги есть не только у него, и горожане решили сложить рукописное и печатное добро в одном месте, потом Берен на собственные деньги закупил несколько книг, а затем всем городом решили часть общака выделить на строительство дома знаний и его пополнение. - Здравствуйте, господин Арсений. - А-а, это ты, пылкий разум, до знаний охочий? - заулыбался подслеповатый книгочей, по голосу узнав постоянного гостя. - Ну, проходи. Чем на сей раз «отобедаешь»? - У нас есть что-нибудь... о метаморфах? ***


Создатели миров

89

С отъездом Майя тянула до последнего. Когда стало очевидно, что первую неделю она уже прогуливает, дядя Игнат решительно заложил повозку, хоть и сам не больно-то горел прощаться с племянницей, сумевшей найти подход к его вздорной жене. Вилль помог загрузить вещи. За воротами Игнат пустил лошадь медленным шагом, чтобы племянница смогла попрощаться, как подобает. Какое-то время просто молча держались за руки и смотрели друг на друга. Точнее, Майя держалась, а аватар был не против. Наконец, девушка пришла к каким-то выводам и медленно покачала головой. Вздохнув, отпустила Вилля и достала из сумки нечто вроде плоской коробки, обёрнутое красной бумагой. - Это на память. Не без любопытства парень развернул подарок. - «Бестиарий: твари сухопутные, водные и вымышленные», - прочитал название Вилль. - Ух ты, даже с гравюрами! Спасибо тебе огромное! - Пожалуйста. Читай на здоровье. - Следующим летом к нам приедешь? - Не знаю... - Майя опустила глаза. - А... если приеду, ты здесь будешь? - Куда же я отсюда денусь, - криво усмехнулся стражник-волк. Не на цепи, но не свободный. Не один, но одинокий. *** 1 Ветшаный, ветчаный (устар.) - ветхий, старый. 2. Пискун - комар; зудень - клещ. 3. Волчья плётка, волчатка - длинная тяжёлая плеть, ударом которой можно проломить волчий череп. 4. Иржица - ржица, рожь. 5. К слову, это была пятница, 13:) Автор: Алина Илларионова (Альтея)


Создатели миров

90

О войне Война… Это страшное и всепожирающее слово… Но даже в пожаре разрушений можно найти созидание. Кто-то видит его необузданную красоту и слагает поэмы, кто-то ненавидит так яростно, что не может удержать в себе это чувство, выливая его на бумагу в виде романов, эссе, рукописей, а кто-то с неожиданной печалью проникается моментом, рождая в творческий свет щемяще-искренние строки для нас – читателей… Наши авторы предлагают вам свой взгляд на тему войны.

Ирина Зауэр «Осколки» Жара дневная, пекло утром ранним, Почти как пять десятков лет назад. И снова у окошек ветераны В очередях за пенсией стоят. От горя поседевшие старушки, Забытые родными старики… Цветастые платочки на макушках, Дрожанье слабой старческой руки И голос слабый: «Помнишь ли, родная?..» Но вздох ответный как надежда тих. «Ведь мы за них сражались, умирая, За них мы отдавали жизнь, за них!» А мимо с выраженьем безразличья Во всем своем прекрасном существе Шли молодые, с дерзостью обычной Окурки оставляя на траве. На той траве, где кровь лилась рекою, На той траве, где начинался бой, На той траве, где ради их покоя Не знавший их пожертвовал собой. Воспоминанья в сердце как иголки У ветеранов страшной той войны. Где вы сейчас, последние осколки, Потерянные жены и сыны? Кто вы сейчас в жестком мире этом, Наполненном холодной пустотой?

За это ли сражались вы, за это ль? Своею это ль делали мечтой? Не гаснет свет былых воспоминаний, Опять даря немыслимую боль. Уходят в мир забвенья ветераны, Так многое навек забрав с собой. И как из полусна из полуяви, Стирая слезы скомканным платком, Гроши из касс уносят ветераны, Дрожа над старым тощим кошельком. И, как и раньше, вновь проходит мимо В душе о милосердье позабыв Под маской равнодушия и грима Шальное поколенье молодых… …Что с нами будет, что же будет с нами, Когда свое отжив и отстрадав, Уйдете вы, седые ветераны, Как те, кто лег среди высоких трав? Ужели память навсегда сотрется О том, что было много лет назад? Ужель однажды вновь под этим солнцем Сойдутся в битве армии солдат? Вы ордена носили как святыню, Вы верили зовущему вперед. Что делать вам сейчас, когда отныне Никто не знает, что нас завтра ждет?


Создатели миров

91

Что ждет нас всех? Забвенье, слава, толки? Боль прошлых лет как талая вода.

Печальные, забытые осколки Иных времен, ушедших навсегда.

23 июня Автор: Ирина Зауэр (Lita)

Наталья Болдырева «Игра» - Где твой танк, танкист? Где твой танк? Мать, улыбаясь, гладит его по растрепавшимся вихрам, а он, задыхающийся, распаленный от быстрого бега, беспомощно оглядывается вокруг. Он забыл, где он оставил свой танк. Артиллерийский танк модели БТ-7А, с большой башней, семидесяти шести миллиметровой пушкой и тремя пулеметами подарок на день рождения. Память о погибшем в Испании отце. - Где твой танк, танкист? Где твой танк? повторяет мать. Огрубевший от дешевого спиртного и плохого табака голос царапает, словно нож по стеклу. Сильный немецкий акцент бьет по ушам. - Где твой танк, танкист? Где твой танк? *** - Да отцепитесь вы, ироды! - вдруг надрывно крикнули в ответ, и Шурка понял, что это всего лишь сон. Он лежал головой на чьих-то коленях, чьи-то руки придерживали его, потому что машину, в которой они ехали, нещадно трясло и подбрасывало на колдобинах. Громыхала, ударяясь о борт, пустая канистра, а немецкий конвой ржал во весь голос. - Русиш зольдатен потерять свой танк! С трудом разлепив тяжелые веки, он увидел над собой их мерзкие рожи. Рывком сел, и едва не застонал от накатившей внезапно дурноты. Закрыл глаза, дыша глубоко и ровно. С тех пор, как подбили его танк, и осколки взорванной башни раскроили его череп, Шурку постоянно тошнило. А иногда он, как сегодня, терял сознание. Впервые это произошло на допросе. Шурка прекрасно помнил, как, посмотрев в перископ, склонился к прицелу. Именно в этот момент прямо у него над головой взрывом снаряда на куски разворотило башню. Вспоротые, словно консервным ножом, толстые листы брони сворачивались жестью. Один такой лист прошил его шлем насквозь. Оглушенный взрывом, Шурка не почувствовал этого. И лишь когда хлынувшая сплошным потоком кровь начала заливать глаза, он поднял руку, прикоснувшись к открытой ране. Дикая боль перехлестнула грудь, не давая глотнуть воздуха. В глазах потемнело. Он отключился бы еще тогда, если бы механик-водитель не заглянул в его залитое кровью лицо и не ударил наотмашь, приводя в чувство. Рядовой Пелипенко, бывший колхозный тракторист. Именно он вытянул Шурку из горящего танка раньше, чем рванул боекомплект, и продолжал присматривать за ним с тех пор. Вот и сейчас его грубая, широкая ладонь по-отечески отерла Шуркин вспотевший лоб.


Создатели миров

92

- Очнулись, товарищ командир? Вот и добре. Нате-ка, попейте-ка водички. Придерживая затылок, Пелипенко поднес к его губам кружку, и Шурка глотнул послушно. Пить хотелось. Ему теперь постоянно хотелось пить. *** Это и подвело его на допросе. Допрашивавший его недобитый белогвардеец, представившийся подполковником Александром Карловичем Германом, заметил, как Шурка невольно обводит сухим языком запекшиеся губы всякий раз, как взгляд его падает на полупустой графин, прикрытый перевернутым стаканом. А заметив это, налил себе воды и принялся пить: без особого наслаждения, но с явной издевкой. - Вы можете не отвечать на мой вопрос. Это все равно. Я вижу все здесь. - Ровно остриженный ноготь постучал по разложенным на столе документам. Шурка перевел взгляд. Его собственные, стянутые его собственным ремнем, руки были до волдырей обожжены о раскаленную броню танка. - Комсомол. Танковое училище. Младший лейтенант. Командир самоходной батареи СУ100. Ранение. Госпиталь. Командир танка Т-34. Подполковник перекладывал бумажки одною рукой. Вторая была занята стаканом. Солнечный свет преломлялся в его граненых боках, падая на стол яркими бликами. Шурка сухо сглатывал, глядя, как плещется о стенки чистая, голубоватая вода. - Как долго учились водить танк? - подполковник вернулся к первому документу. - Там все написано, - Шурка пожал плечами. От этого движения закружилась вдруг голова. Девять месяцев. - Почему так мало? - подполковник внимательно изучал свидетельство и не заметил, как покачнулся на стуле пленный. - Появилась возможность уйти на фронт. - Прикрыв веки, Шурка тщетно пытался преодолеть головокружение. - Я пошел. - Любишь танки? - спросили вдруг прямо над ним. - Да, - Шурка поднял взгляд и увидел, что подполковник стоит уже рядом, все так же держа в одной руке стакан с водою. - Хорошо, - с видимым удовлетворением проговорил тот, и, придерживая затылок, принялся вдруг поить пленного. Шурка кашлял, давился, вода стекала по подбородку, забегая за воротник. Мы вернем тебе твой танк. - Спасибо, - прохрипел Шурка, когда подполковник отнял опустевший стакан от его губ. - Твоя примерная служба великой Германии будет достаточной благодарностью, - произнес тот, опрокидывая стакан на горлышко графина. Шурка уставился в плотно обтянутую кителем жирную спину, только теперь осознав, что именно сказал ему этот надутый индюк. Всё поплыло перед глазами, и Шурка медленно опрокинулся на пол. *** - Вот и добре, - повторил Пелипенко, когда кружка опустела. Шурка понял, что рядовой вез ее всю дорогу, держа в руках, чтобы не расплескать припасенную для него, для Шурки, воду. Наверное, их поили при пересадке, но Шурка не помнил этого, потому что лежал без сознания. Их теперь постоянно везли куда-то. Весь экипаж его тридцатьчетверки. Сначала в душном вагоне, набитом пленными так, что спать приходилось стоя. Шурка помнил этот отрезок пути смутно, обрывочно: их почти не кормили, от голода Шурке стало хуже. Пелипенко рассказывал,


Создатели миров

93

что ехали они с месяц, все больше простаивая на каких-то глухих станциях. По слухам партизаны не раз успешно отбивали эшелоны с пленными и угнанными людьми, что заставляло немецкое командование проявлять предельную осторожность. Потом был большой концентрационный лагерь на острове Раб, в Югославии. Перевалочный пункт на пути куда-то еще. Там их помыли, побрили, выдали арестантскую робу взамен комбинезонов, но при первой же возможности отправили дальше морским судном. Тёплое Адриатическое море встретило их приветливо и спокойно. Но на постоянно раскачивающейся палубе корабля Шурке стало совсем плохо. Он не помнил ни прибытия в порт назначения, ни пересадки на этот крытый брезентом грузовик. Зато он сразу понял, что они, очевидно, добрались до места: никогда еще их конвой не говорил по-русски и не проявлял такой осведомленности о том, кто они такие. - Где твой танк, танкист? Где твой танк? - снова принялся за свое один из них. Шурка посмотрел на него внимательней. Совсем еще молодой, не старше его самого, белобрысый парень щурился от яркого солнечного света и скалил крупные белые зубы. Автомат на его колене смотрел дулом в пол. Второй конвоир, отвернувшись, разглядывал мелькающее меж деревьями море. Маленький, крытый брезентом грузовичок по типу полуторки, половину которого занимала стальная клетка, резво бежал по горному серпантину. Было видно, что машину переоборудовали для перевозки пленных сравнительно недавно. Прутья решетки, приваренные к дугам, державшим тент, окислились и почернели в месте сварки - варили наспех и кое-как. - Куда нас везут? - спросил Шурка хрипло. Кружка воды едва смочила иссушенное горло. - Да кто ж его знает, - ответил заряжающий. Рядовой Кислица сидел на лавке напротив, рядом со стрелком-радистом, Женечкой Стукалиным. Все звали его “Женечка” потому что был он едва не младше Шурки, а выглядел и вовсе подростком. - Пристали под утро. Причал крошечный, пустой, но не скажешь, что заброшенный. Видно, часто суда пристают. - Ты-то почем знаешь? - не выдержал Женечка. - А ты канаты, которыми нашу посудину принайтовили, видел? - ответил вопросом на вопрос Кислица. - А еще, командир, у них там лебедки для погрузки тяжелой техники стоят. Так что, думаю, прибыли мы на место. Что бы это за место ни было... - Остров, - ответил Женечка, бросив украдкой взгляд на конвой. - Я ночью видел, как мы его огибали. По типу горы. И что-то вроде крепости на вершине. Или монастыря. Как в КиевоПечерской Лавре. - На мысочке маяк, - добавил Пелипенко, и все замолчали, потому что нечего было больше обсуждать. Было ясно, что будущее их определится уже в ближайшие часы, и все, что им остается - ждать. Машину подбрасывало на ухабах, гремела канистра, уставший конвой не пытался уже больше шутить, разочарованный упорным молчанием пленных. Неслась мимо сплошная череда деревьев, мелькало в редких просветах море. Шурка приснул было, упав головой на плечо механикаводителя, когда, дернувшись вдруг, машина остановилась. Снаружи послышалась немецкая речь. Открылась и закрылась дверца кабины, а в кузов под навес загляну�� часовой с перекинутым через плечо автоматом. Обменявшись парой слов с конвойными, он крикнул что-то, и машина вновь тронулась, миновав широкие двустворчатые ворота. Они медленно въезжали в огромный пустой двор окруженного крепостной стеной древнего фортификационного сооружения.


Создатели миров

94

Когда машина стала, окончательно заглушив мотор, один из конвоиров спрыгнул, наведя автомат на пленных, второй - открыл запертую дверцу клетки. Шурка первым шагнул наружу. Прямо в глаза било садящееся за крепостную стену солнце, и потому он не сразу рассмотрел сложенные из темного камня приземистые здания, возвышающиеся по углам просторного шестиугольного двора башенки и ряд ангаров, возведенных, очевидно, сравнительно недавно. Шурку сразу отделили от экипажа. Его людей погнали в сторону ангаров, когда Шурка дернулся было следом, часовой преградил ему путь стволом автомата. Солнце садилось. Шурка стоял посреди просторного двора, беспомощно глядя, как остальных уводят прочь. За ним пришли лишь через несколько минут. Офицер, в форме штурмбаннфюрера СС, передвигавшийся по двору прогулочным шагом, вдруг остановился рядом, глядя в упор. Длинный стек для верховой езды постукивал по голенищу высоких хромированных сапог. Шурка подобрался, невольно сощурившись. Фриц ухмыльнулся и указал стеком направление. Часовой подтолкнул прикладом в спину, поощряя идти. По сложившейся за месяцы плена привычке Шурка сцепил руки за спиной. Так, эссесовец, указывая путь, впереди, конвоир - замыкающим, они прошли в одну из башен крепости. Внутри сооружение не выглядело таким древним, как снаружи. Выбеленные стены с непременными указателями, караулом у каждой двери и нацистскими стягами, понатыканными у каждого поворота. По над низким, сводчатым потолком были протянуты электрические кабели. Шурка в который раз с начала войны пожалел, что учил в школе французский - язык Андрея Болконского, язык декабристов. Надписи на табличках не говорили ему ровным счетом ничего. И даже военный разговорник, который он штудировал время от времени, бессилен был помочь здесь. Наконец, миновав целый ряд длинных коридоров, фриц остановился перед одной из дверей. Стукнул раз, и, не дождавшись ответа, вошел. Шурка шагнул следом и увидел просторную комнату, в центре которой над искусной моделью острова сгрудилась группа военных в форме немецких танкистов. Шурка сразу же узнал эти малиновые погоны. Впрочем, некоторые щеголяли имперским орлом над правым нагрудным карманом. Эта форма также была знакома Шурке не понаслышке. Не раз он видел ее на расчетах уничтоженных его, Шуркиным, танком артиллерийских установок. Все обернулись, когда они вошли, и как по команде отдали честь, вскинув руки в нацистском приветствии. Сопровождавший Шурку эссесовец ответил небрежным взмахом ладони. Прошел прямо к макету и сделал приглашающий жест. Шурка шагнул вперед. Фрицы расступались, оглядывая его с любопытством и перебрасываясь короткими фразами. Подойдя к макету, Шурка разглядел его внимательней. Выполненный скорее с художественным, чем с топографическим искусством, макет, тем не менее, давал общее представление об острове. Крепость возвышалось на обширном плато в самом его сердце. Круто обрываясь с одной стороны в море, с другой оно плавно переходило в равнину, прихотливо изрезанную речушкой, впадавшей в небольшой залив. На мысу, чуть огибавшем эту естественную гавань, возвышался маяк. Неподалеку довольно схематично, всего парой-тройкой аккуратненьких домиков, была обозначена какая-то деревушка. По всему пространству макета были расставлены танки. Вскинув на миг взгляд, Шурка увидел, с каким интересом смотрит на него фриц, и, осмелев, взял в руки одну модель. Созданная явно на основе “Тигра”, она больше напоминала самоходную артиллерийскую установку, нежели танк. Шурка никогда не видел таких раньше. Ни в жизни, ни в учебниках.


Создатели миров

95

Он поставил модель на место, новым взглядом окинув макет острова. Он не знал большинства представленных на макете машин. Нет, он, конечно же, сразу увидел модель “Тридцатьчетверки”, американские “эмчи”, или как их окрестили британцы “Шерманы”, и другой средний американский танк - “Ли”. Из тяжей узнал немецкие “Тигры”. Но все остальное лишь отдаленно напоминало известные Шурке танки. Что-то похожее на “Пантеру”, что-то напоминающее “КВ”, что-то не похожее ни на что вообще... Он снова поднял взгляд, посмотрев прямо в глаза внимательно наблюдавшему за ним немцу. И тот вдруг заговорил по-русски, очень чисто, с едва заметным акцентом: - Вы, наверное, задаетесь вопросом, зачем вы прибыли сюда? Для чего вам показывают все это? Шурка промолчал, ожидая продолжения. Немец не заставил долго себя ждать. - Вы перспективный молодой командир, который еще может реабилитировать себя перед лицом великой Германии. Эссесовец замолчал выжидающе. Шурка сдержано кивнул, понимая, что тот ждет его реакции. - Здесь, на этом острове, будут проходить учения, цель и задачу которых вам знать не обязательно. Каждый раз вам будут выдаваться предельно четкие инструкции, которым вы обязаны будете следовать. Неподчинение инструкциям или неполное их соблюдение повлечет за собой расстрел... - немец вновь замолчал, выжидающе, и Шурка снова кивнул, прекрасно понимая, что после всего увиденного никто и никогда не выпустит его с этого острова живым, а значит угроза эта - пустая формальность, - ...вашего экипажа, - заключил фриц с улыбкой. Шурка снова кивнул, принимая и это. Хотя смириться с собственной смертью казалось было бы легче. - Впрочем, сценарий игры всегда неизменен, - продолжил офицер. - Ваша цель довести танк до базы, обозначенной штандартом, по пути выполняя поставленные перед вами задачи. Вам дадут достаточно топлива для маневра. Естественно, ни о каком вооружении не может быть и речи. За состоянием вашего танка вы также будете следить сами. Машина всегда должна быть на ходу. Вам все понятно? - Да, - ответил Шурка сквозь сцепленные зубы. - В таком случае вы можете идти, - и он кивнул конвоиру. Шурка шагнул за дверь, обдумывая новую информацию. Ему совсем не хотелось служить фрицам, и он готов был умереть, отстаивая свое право на сопротивление, но распоряжаться жизнью экипажа он не смел. Он расскажет им все, и тогда они вместе решат, что делать. К тому же надежда, это глупое чувство, теплилось где-то в самых потаенных уголках его души. Когда тебе всего семнадцать, хочется верить в свою звезду. Что ты, именно ты, сумеешь, переломишь, победишь. Он думал об этом, пока конвоир вел его куда-то в дальний конец двора. Оказалось, солнце уже опустилось за гребень крепостных стен. Огромные, пушистые облака освещали двор красноватыми отсветами. На вышке у входа ярким желтым пятном светился прожектор. Свет его перебегал от ворот одного ангара к воротам другого. Где-то заходились лаем рвущиеся с поводков псы. Они подошли к ряду полуподвальных помещений. Часовые на входе затолкнули его внутрь и задвинули засов за спиной. Он едва не упал. Запнулся, споткнувшись о ступени, и быстро сбежал по короткой лесенке вниз. Это действительно был подвал, очевидно использовавшийся когда-то как склад. Тусклая лампочка едва освещала небольшое, сухое, но довольно прохладное


Создатели миров

96

помещение. В маленькое окошко, расположенное на уровне земли, под самым потолком, было видно, как ходит туда-сюда часовой. - Товарищ командир? - спросили его, когда он шагнул внутрь, и с ближайшей полки, ставшей по необходимости нарами, приподнялся, смаргивая со сна, рядовой Пелипенко. - Пришли? Ну, слава богу. - И он, зевая, перекрестил рот. - А мы вам тут поисть оставили трохи. Завозившись, он вынул откуда-то тряпичный сверток. Там, тщательно укутанная, пряталась теплая еще миска баланды, накрытая сверху другою миской. - И хлебушка, - сняв с верхней полки и обтрусив от пыли, Пелипенко протянул ему горбушку. Ложки не было, и Шурка принялся хлебать баланду через край. Это была лучшая еда за все месяцы плена. В жидкой юшке попадались комочки слипшейся кукурузной крупы, куски кормовой репы, а по поверхности плавали редкие пятнышки желтого жира. Шурка выхлебал все, а оставшееся на стенках миски - собрал хлебным мякишем. Прежде чем лечь растолкал вновь задремавшего Пелипенко и, зная, что тот по старой деревенской привычке встает, что называется “с петухами” вне зависимости от обстоятельств, приказал разбудить пораньше утром всех. *** Экипаж выслушал его рассказ молча. Кислица смотрел исподлобья, ходили желваки под скулами. Пелипенко, тяжело вздыхая, бросал украдкою взгляды на Женечку Стукалина, а тот сидел бледный как полотно с распахнувшимися от ужаса глазами. Он знал, как обязан поступать советский человек в подобных обстоятельствах, и это знание пугало его. И потому Шурка поспешил скорее продолжить: - Считаю, прежде всего, мы должны выяснить, что за “учения” проходят на этом полигоне, какие задачи решает тут фашистское командование и, по возможности, воспрепятствовать решению этих задач. Однако, главное в нашем положении, не заниматься самообманом. - Он набрал воздуха в грудь, будто решался занырнуть в глубокий омут. - Если выполне��ие поставленных фрицами задач означает измену родине... - он все-таки запнулся. Выговорить те самые слова, ради которых и затевался весь этот разговор, оказалось не так-то просто. - Мы понимаем, командир, - опередил его Пелипенко. - Чай, не маленькие. - Покурить бы, - сказал Кислица, поднимаясь. - Хоть разок бы еще, а там гори все огнем, - и он вдруг улыбнулся весело, открыто, подмигнув Женечке. - Да, Жека? - Я не курю, - робко улыбнулся в ответ Женечка, и атмосфера в полутемном подвале сразу же разрядилась. За ними пришли, когда снаружи занялся серый, холодный рассвет. Выпустили из подземелья наружу, под конвоем проводили к ангару. Распахнутые ворота явили взору ожидающий их танк. При взгляде на машину у Шурки невольно сжалось сердце. На темно-зеленой броне красовалось бесформенное пятно - номер машины, красная звезда на борту, все было замазано грязно-серой краской. Он оглянулся на конвой. Фрицы стояли у ворот, безразлично наблюдая за ними. Пелипенко обходил машину, прикасаясь к ней то тут, то там, словно знакомясь, позволяя привыкнуть к себе. Кислица сразу запрыгнул на броню, распахнув люк заряжающего, скрылся внутри. Шурка повнимательнее оглядел ангар. Просторное, полупустое помещение. По над стенами ангара, прикрытые брезентом, располагались части механизмов, опорные катки, траки, листы брони, стальные болванки, сварочный агрегат, зарядная станция с генератором для зарядки аккумуляторов... Все это позволяло выполнять текущий ремонт танка и, может быть, справиться с некоторыми небольшими повреждениями.


Создатели миров

97

- Командир! - Голова Кислицы показалась из откинутого командирского люка. - Лезьте сюда, чё покажу. - И он снова скрылся внутри танка. Шурка скорее последовал за ним. Внутри, лишенный боекомплекта, танк казался непривычно просторным. “Ну, хотя бы детонация нам не грозит”, - подумал Шурка невесело. - Гляньте-ка, - Кислица указывал на боковую броню у командирского места. Шурка дождался, пока Кислица пропустит его, нырнул на свое сидение. Там, рядом с маленькой пятиконечной звездой было выцарапано: “Товарищи, вы не одни”. Тут же в столбик были перечислены четыре фамилии: Анпилогов К., Завадский Ф., Карачаев М., Брунько С. Дальше, во втором столбике шли еще четыре имени - Не мы первые, - прошептал Кислица и протянул ему четыре шлема, которые, вероятно, нашел где-то здесь же. Шурка кивнул. Было видно, этот танк ни разу не горел и не получал серьезных повреждений. А значит, смерть всех этих людей объяснялась очень просто и страшно. В том, что все, перечисленные здесь танкисты мертвы, Шурка не усомнился и на миг. Как-то безысходно, тоскливо подумалось, что им тоже надо будет вот так, выцарапать свои имена в еще один, третий, столбик. Вздохнув, Шурка принялся осматривать танк изнутри. На месте механика-водителя уже расположился Пелипенко. Место стрелка-радиста было частично демонтировано - отсутствовал курсовой пулемет. Женечка проверял работу рации. Хотя затвор пушки не был снят, без боеприпасов особого значения это не имело. К концу дня они выяснили, что ходовая в порядке, башня крутится, оптика не разбита, все люки открываются свободно, но аккумуляторы требуют подзарядки, а топливные баки полны лишь на половину, а рация работает в одном, очень узком диапазоне. Двор крепости был полон ревом моторов, многократно усиленным эхом. В соседних ангарах также шла работа. Шурка поглядывал на ворота: часовые курсировали туда-сюда, проявляя вялый интерес к тому, что творится внутри, - но попробовать выйти, посмотреть на другие ангары, так и не решился. Лишь под вечер к ним заглянул вдруг маленький чернявый крепыш в такой же арестантской робе, и, спокойно пройдя мимо автоматчиков внутрь, прокричал, обращаясь ко всему экипажу сразу: - Комараде! Помошь. Нужна помошь! - Француз? - спросил Шурка, вытирая руки о промасленную ветошь. Мягкий выговор внезапного гостя не обманул его. Тот улыбнулся, радостно закивав. Схватил Шурку за рукав, и, не обращая ровно никакого внимания на автоматчиков, потянул за собой, приговаривая: - Français! Tricolore! Шурка шел за ним, вертя головою по сторонам. Они миновали три ангара. В двух из них стояли немецкие тяжи, и немецкие танкисты в форме, с закатанными по локоть рукавами, сгрудились над двигателем одного и загружали снаряды в открытый люк второго. В третьем ангаре двое в арестантских робах зачищали сварные швы на самоходной артиллерийской установке. Шурка впервые видел подобную модель. Четвертый ангар занимала “эмча”. Экипаж менял траки. Обычно, чтобы сделать это требовалась пара крепких мужиков. Но экипаж американского “Шермана” был слишком изможден, чтобы справиться с этим самостоятельно. Один, стоя на крутой, покатой броне, надсадно кашлял, опершись о непривычно длинное дуло танка. Кашель был нехороший, чахоточный. Двое других стояли, понурившись, над гусеницей.


Создатели миров

98

Чернявый коротышка, очевидно командир “эмчи”, закричал им что-то. Шурка с ужасом понял, что не понимает ни слова из сказанного. Этот французский разительно отличался от того, который он учил в школе. Прокашлявшийся механик-водитель полез внутрь, а двое внизу приготовились натягивать гусеницу. - Как долго вы здесь? - спросил Шурка, становясь рядом, готовый помогать. К его счастью годы, проведенные на школьной скамье, не прошли даром. Француз понял его и ответил предельно четко, явно со скидкой на его, Шуркино, неуверенное владение языком. - Скоро три месяца. В плену почти год. Они замолчали надолго, потому что работа требовала напряжения всех сил, но когда закончили, француз продолжил, отводя его к выходу из ангара и похлопывая по спине: - Завтра игра. Выполняйте приказы. Не пытайтесь обмануть. Тогда есть шанс выжить. Тех, что были до вас, расстреляли всех. Его широкая улыбка и радостный голос противоречили всему сказанному. Прощаясь, Шурка машинально вскинул руку в интернациональном приветствии “Рот Фронт”, за что немедленно получил удар в спину прикладом. От неожиданности он упал, а озверевший часовой принялся бить его ногами. Шурка катался по земле, закрывая голову руками и не пытаясь встать. Француз стоял рядом, беспомощно лопоча что-то по-немецки. Все прекратилось с окриком офицера. Лежа в пыли, Шурка сплевывал окрасившуюся красным слюну. Голова кружилась, накатывала ушедшая было дурнота. - Встать, - произнесли прямо над ним. Шурка с трудом поднялся на ноги. - Что ты здесь делал? - это был тот самый эссесовец, что встретил его вчера. - Пришел помочь заменить трак, - ответил Шурка. Эссесовец обменялся несколькими словами с караульным, а после снова обратился к Шурке. - О чем вы говорили? Шурка ответил правду, понимая, что если француз - провокатор, то ему, Шурке, не стоит врать. - Товарищ предупредил меня, что все предыдущие экипажи моего танка были расстреляны за несоблюдение правил игры и посоветовал выполнять все приказы. - Заключенный, - поправил фриц. - Правильно говорить “заключенный”, - и, развернувшись, зашагал прочь. Шурка поглядел ему вслед и заковылял к собственному ангару, где в тревоге его ожидал экипаж. Увидев его прокушенную губу, Пелипенко всплеснул руками. Отмахиваясь от вопросов, Шурка не без труда вскарабкался на башню и, дав знак остальным, нырнул в танк. Выбрав одну из стенок боевоего отделения, принялся по памяти воссоздавать виденную вчера мельком модель острова. Схема процарапывалась не слишком хорошо, иногда отлетали целые куски краски, и работа требовала определенной аккуратности. Но Шурка сосредоточенно трудился, стараясь вызвать в памяти мельчайшие детали увиденного. Ему удалось набросать примерную схему до того, как их вывели из ангара и, накормив все той же жидкой баландой, заперли на ночь в подвале. Первой задачей экипажа Шурка поставил выяснение характера местности, на которой им придется взаимодействовать с противником. ***


Создатели миров

99

Утром, еще до рассвета, их разбудил рев моторов и лязг гусениц по выложенному каменными плитами двору. Фашистские танки, преимущественно огромные тяжи, покидали крепость через широко распахнутые ворота. - Выдвигаются на позиции, - сказал Пелипенко, глядя, как мимо маленького полуподвального окошка один за другим идут причудливые, украшенные крестами машины. Их было много: не меньше десяти танков и порядка пяти самоходных артиллерийских установок самых разных моделей прошли мимо. За ними явились лишь через несколько часов, уже после восхода солнца. Накормили чуть получше, чем обычно, прибавив лишний кусок хлеба и кружку сладкого чая, и лишь потом повели к ангарам. Шурку сразу отделили от экипажа. Один из конвоиров подтолкнул его дулом автомата туда, куда сгоняли уже командиров прочих трофейных машин. Шурка увидел вчерашнего француза. Их, судя по количеству собравшихся, было тоже пятнадцать. Пятнадцать единиц боевой техники. Да и то - какой “боевой” без боекомплекта? Эссесовец молча и деловито раздавал длинные запечатанные пакеты. Получив задание, командиры машин, очевидно уже хорошо знакомые с процедурой, сразу расходились к ангарам. Вручая пакет Шурке, фриц положил сверху наручные часы. - Десять минут на ознакомление с задачей. Выходите на позиции по очереди, с интервалом в пять минут. Ваш номер обозначен на конверте, - Шурка перевернул пакет и увидел цифру семь. Кивнул коротко. - Двигаетесь четко по обозначенному маршруту, появляясь на контрольных точках строго в указанные временные интервалы. Любая... - он запнулся на секунду, очевидно вспоминая нужное слово. Произнес чуть менее уверенно, - само-деятельность будет сурово наказана. Взаимодействовать с другими машинами строго запрещено. Все поле контролируется нашей артиллерией. - Шурка снова кивнул. - Ваш радист знает немецкий. - Немного, - ответил Шурка, слишком поздно сообразив, что это был не вопрос, а утверждение. Эссесовец скорчил недовольную мину. - Его задача принимать команды штаба. Сценарий может измениться в ходе игры. Вы обязаны четко следовать всем полученным инструкциям. Все ясно? - Да, - Шурка снова кивнул, и, видя, что фриц уже обернулся к следующему в цепочке ожидающих, скорым шагом поспешил к своему ангару, на ходу разрывая запечатанный пакет. В пакете была карта. Предполагаемый маршрут синими стрелками бежал от одной контрольной точки к другой. Всего их было три. Рядом был обозначен временной интервал, в который они должны были появиться на месте. Временной люфт составлял не более получаса. Шурка собирался использовать его полностью. Карту он сразу отдал Кислице, направив того дорисовывать начатую вчера схему. Он допускал, что карта могла быть не полной и даже не точной, но ничего другого у них пока не было. Тем временем, взрыкнув мотором, мимо пошла первая из трофейных машин. “Стюарт”, занкомый Шурке по танковому училищу, один из самых массовых американских танков, поставлявшихся Союзу наряду с “Шерманами”. Коротко обрисовав ситуацию, Шурка приказал экипажу занимать места, и сам, напялив шлем, полез в командирский люк. Оставил его открытым. Пелипенко точно так же приоткрыл люк механика-водителя - рассмотреть что-либо в триплекс, через зеленоватое стекло, не представлялось возможным. Мимо один за другим проходили танки. Шурка знал часть, часть была ему незнакома. Когда распахнутые ворота ангара миновал танк, отдаленно напоминающий “КВ”, Шурка в который уже раз спросил себя, что за экипаж управляет им? Если на американских машинах воевала вся


Создатели миров

100

Европа, и за рычагами “Шермана” мог с равным успехом оказаться и британец, и француз, то на советских танках должны были быть “свои”. Когда мимо прошел шестой танк, Шурка отметил время на выданных ему часах и ровно через пять минут чуть ткнул Пелипенко ногою в спину, приказывая трогаться. ТПУ в тридцатьчетверке никогда не было особенно хорошим, и их экипаж уже давно привык воевать вот так, “ногами”. Машина сдвинулась с места со страшным ревом и скрежетом. Пелипенко вывел танк из ангара и прошел дальше, за распахнутые настежь ворота крепости. Высунувшись из командирского люка почти по пояс, Шурка оглядывался. Ни один фашист не околачивался поблизости. За их отбытием наблюдали лишь часовые, укрывшиеся в каменных башенках над воротами. Пройдя километра три по обозначенному на карте маршруту, они сбавили ход. Поначалу Шурка намеревался и вовсе остановиться, но, услышав об артиллерии, простреливающей якобы весь полигон, предпочел не рисковать лишний раз. Осматривая окрестности, пытаясь прикинуть характер местности, спрогнозировать сценарий, разыгрываемый противником, Шурка где-то задним умом понимал, что, возможно, они совершают ошибку, что может быть разумнее было бы пройти весь маршрут на максимальной скорости, что контрольные точки вовсе не обозначают место вероятного столкновения с противником, что в любой момент откуда-нибудь начнут стрелять эти, ушедшие еще до рассвета, танки, и вот тогда им настанет полная крышка, потому что средств сопротивляться, кроме скорости и маневренности, у них нет. Но он надеялся, что здесь, на этой единственной, спускающейся с плато дороге, у них еще будет шанс встретить кого-то из своих. Он не сомневался, что в долине заданные фрицами маршруты и временные интервалы разведут танки, сведя к минимуму возможность взаимодействия. О чем действительно жалел Шурка – что аналог «КВ», едва не единственный тяжелый танк с их стороны, ушел намного раньше. Как и рассчитывал Шурка, уже через несколько минут их машину нагнала британская «Матильда». Шурка вновь ткнул Пелипенко сапогом в спину, приказывая остановиться. Два танка не могли разминуться на узкой горной дороге, и следовавшая за ними машина вынужденно сбавила ход. Открылся люк на башне. - What? – крикнул едва высунувшийся из люка танкист. - Français? Deutsch? – спросил Шурка без особой надежды, но британец ответил «deutsch». – Минуту! – крикнул Шурка радостно, и стукнул по люку рядом. Женечка не заставил долго себя ждать. – Переводи, - приказал Шурка. Обе стороны знали язык плохо, но и этого им хватило, чтобы договориться. Шурка все еще не доверял французу, подозревая в нем провокатора, но понимал необходимость установить связь и договориться о совместных действиях с другими экипажами. В одиночку они не смогут ничего изменить. За считанные минуты переговоров Шурка окончательно уяснил для себя еще одну вещь: этот участок дороги не просматривался и не простреливался откуда бы то ни было. Артиллерия не вела огонь по остановившемуся вопреки приказу танку, по рации не поступало никаких распоряжений о возобновлении движения. И потому, когда их тридцатьчетверка, выбив траками грунт, рванула дальше, «Матильда» осталась стоять, поджидая тех, кто шел следом. *** Немногие километры, оставшиеся до первой контрольной точки, Шурка провел над картой. Он понимал, единственной задачей на данный момент было выжить. Если немцы собрали на этом полигоне всю свою лучшую технику, то практически любая из тех пушек, что он видел утром, сможет пробить его лобовую броню с расстояния от километра, а может быть и выше. Будь у него


Создатели миров

101

снаряды, он рвался бы в ближний бой, тогда у его машины, более быстрой и маневренной, нежели немецкие тяжи, появился бы шанс. Но снарядов у него не было, и потому Шурка видел всего два возможных решения: медленно миновать контрольные точки, переползая от укрытия к укрытию, что с тридцатьчетверкой представлялось абсолютно нереальной задачей: шум, производимый его танком, позволял обнаружить машину даже раньше, чем та появлялась в поле зрения противника. А значит, предстояло попытаться максимально быстро миновать опасный участок. С другой стороны, отсутствие стрельбы в этой ситуации давало свои преимущества: им не надо было останавливаться. Сбрасывать, а потом снова набирать скорость. В нормальном бою одной из составляющих успеха является способность заметить противника первым. Здесь они услышали разрывы бронебойных снарядов еще на подходе к первой контрольной точке. Шурка покрепче уперся ногами в плечи Пелипенко, понимая, что совсем скоро все и начнется. Они миновали небольшой лесок, выйдя на относительно открытое пространство, где немецкий тяж гонял туда-сюда между крутым пригорком и морем, не позволяя пробиться к дороге, ту самую «эмчу», катки которой обошлись Шурке ударом приклада в спину. Сам тяж спокойно, не таясь, стоял на выходе из долины, перегораживая его всею своею тушей. Все это Шурка успел увидеть и осознать, когда их тридцатьчетверка на полном ходу влетела в самую гущу событий. «Шерман», метавшийся как загнанный заяц, получил небольшую передышку, когда на поле вдруг появилась вторая мишень для стрельбы. Понимая, что им не вырваться из-под обстрела, а возвращение назад не предусмотрено сценарием, Шурка делал единственно возможное – пытался уйти из-под огня противника. Стоя на плечах механика-водителя, он бросал танк из стороны в сторону. Нет, он не пытался идти зигзагом, он ни разу не видел, чтобы это давало хоть какое-то преимущество атакуемой машине. Он просто прислушивался к себе, действуя, зачастую, по наитию. Не всегда способный предсказать свое следующее движение, он оставался так же непредсказуем для противника. Определенно, его тридцатьчетверка стала вдруг гораздо более интересной мишенью для немецкого танка, чем выдыхающийся бедолага «Шерман». Чересчур увлеченный новою целью, в какой-то момент фриц слишком близко подпустил к себе этот сплюснутый с боков танк. В другой обстановке это дало бы «Шерману» серьезный шанс пробить броню противника, или хотя бы приковать его к месту, повредив гусеницы. Сейчас «эмча» просто вошла в мертвую зону немецкого тяжа и стала там, пользуясь краткой передышкой. У Шурки аж дух захватило от смеси восхищения и досады. Француз поступил умно. Одновременно это значило, что противник теперь полностью сосредоточен на их тридцатьчетверке. А они тоже начинали выдыхаться. Шурка чувствовал, что Пелипенко уже не так быстро дергает рычаги управления. Разрывы начали ложиться все ближе и ближе. Они кружили, как могли, то бросая машину вбок, то сдавая назад, пока Шурку не дернуло вдруг вперед и вниз, сперва ударив лбом об откинутую крышку люка, а после приложив затылком о его обод. *** Он очнулся от яркого солнечного света. Поднявшись в зенит, солнце жарило прямо сквозь сомкнутые веки. До боли в глазах. Прикрыв их ладонью, Шурка застонал. Ему стало так плохо, как еще не было со дня его второго ранения. Он с трудом сдерживал рвотные позывы. - Лягайте, лягайте, лягайте, - приговаривал над ним Пелипенко, мягко давя на плечи, не позволяя встать, и Шурка понял, что экипаж должно быть в порядке.


Создатели миров

102

Когда Пелипенко приподнял его голову, подложив под нее собственную, скатанную в комок рубаху, Шурка увидел, что немецкий тяж вытаскивает его, Шуркину, опрокинувшуюся в глубокий овраг тридцатьчетверку. Густо заросший молодыми деревцами, со стороны овраг был совершенно незаметен, и походил на густые заросли терна. Рядом стояла вторая немецкая машина, ее экипаж, вольно расположившись на травке, негромко переговаривался и смеялся чему-то, бросая то и дело взгляды в их сторону. Пелипенко еще подтянул Шурку вверх, положив его голову к себе на колени. - Эк вас долбануло-то, товарищ командир. Весь затылок разбитый, - в голосе механика-водителя Шурке послышался упрек. Это заставило Шурку улыбнуться. Осознание того, что для них игра на сегодня, похоже закончена, принесло невероятное облегчение, и он позволил себе вновь потерять сознание. *** Два дня их не выпускали из подвала. За это время Шурка успел отлежаться. В окошко было видно, как ходят от ангара к ангару, осматривая полученные танками повреждения, высокие армейские чины. Кислица, почувствовавший себя во время игры пятым колесом в телеге, сходил с ума от ярости. - Это бой? - шипел он сквозь стиснутые зубы. - Это учения? Посмотрел бы я, как он побегал бы, будь у меня хоть один ящик бронебойных. Шурка не стал указывать, что никакие, конечно, это не учения, а испытания: испытания новой немецкой техники и артиллерии на потенциальных машинах противника - позволив заряжающему спускать пар. На третьи сутки их, наконец, пустили к ангарам. На ремонт машин им дали пять суток. Далеко не всем повезло так же, как Шуркиной тридцатьчетверке, и потерявшему последнюю совесть «Шерману». Один танк навсегда выбыл из игры вместе со всем своим экипажем. После произошедшего на поле Шурка окончательно решил не доверять командиру «эмчи». С остальными им довольно быстро удалось установить связь. Как оказалось, эта идея пришла в голову не ему первому. Экипажи трофейных машин наладили систему передачи сообщений едва не с самого начала игры, пользуясь возможностью более-менее свободно позвать себе помощника из соседнего ангара. Так Пелипенко, не боявшийся срывать заводские пломбы с любых агрегатов британского, канадского и американского производства, и перебиравший их так же свободно, как какие-нибудь тракторные движки, стал неожиданно главным связным их маленького антифашистского альянса. Неожиданной удачей стал перевод Кислицы на другую машину. Взамен сгоревшего “Валентайна” в его ангар пригнали слегка потрепанный, но вполне живой танк. Кислицу назначили командиром этой новой машины. Водителем ему дали русского парня из экипажа “КВ”, который вроде бы ездил на “Валентайнах” в училище. Водитель из него был не важный, но неожиданно наладилась постоянная, прочная связь с “КВ”, которой так не хватало Шурке для реализации его плана. Работая теперь в разных ангарах, спали танкисты, как и раньше, со старыми своими товарищами. Оказалось, что не только Шурка проникся внезапным необъяснимым недоверием к хитрому французу. Общения с ним по каким-то причинам старательно избегали все. Даже члены собственного его экипажа. Когда набирали команду “Валентайна”, наводчик “эмчи” вдруг


Создатели миров

103

попросился в него третьим номером. Ставший крайне подозрительным Шурка забеспокоился было, но Кислица заверил, что держит все под контролем, и Шурка не стал спорить. Он чувствовал, что обстоятельства складываются в их пользу. Точно так, как на поле боя чувствовал, в какой момент нужно рвануть вперед, а когда лучше выждать время. Его просьба, переданная «Матильдой» по цепочке, была выполнена. Теперь на одной из стенок боевого отделения тридцатьчетверки красовалась не только карта местности, но и схема всех позиций немецких танков едва не с самого начала игры. Фрицы не отличались особой фантазией. Выбрав раз несколько самых удобных точек, они, как правило, занимали их, и били по своим живым мишеням оттуда. Самоходные артиллерийские установки всегда располагались в конце заданного маршрута, у стяга. Их прикрывала пара средних танков. Тяжи, наигравшись с жертвами, отстреляв по ним определенное количество снарядов, пропускали их дальше - к новому участку полигона, новым условиям, новым машинам. Последняя игра обошлась без особых потерь. Обычно в финальном бою безвозвратно гибло до четырех танков. Отсутствие боекомплекта играло здесь на руку нашим танкистам, зачастую сохраняя жизнь экипажу, зато бензин уничтожал американские машины не хуже сдетонировавшего боекомплекта. Шурка спрашивал себя, знают ли командиры немецких танков, какие именно машины выйдут к ним на позиции в очередную игру? Он очень надеялся, что нет. Все дни до начала новой игры Шурка только и делал, что собирал сведения обо всех предыдущих играх. Он понимал, что на этот раз играть они будут ва-банк, и другого шанса качнуть весы в свою сторону им попросту не представится. Наконец через неделю все повторилось с точностью раз заведенного механизма. Утром мимо прогрохотали немецкие машины, после их накормили лучше обычного, вывели во двор, отправив экипаж к ангарам, а командиров танков - на получение задания. Шурка забрал свое молча. На этот раз он покидал крепость едва не последним. Они наблюдали, как один за другим проходят мимо все их товарищи. Шурка смотрел, как потемнела арестантская роба меж лопаток Пелипенко, как Женечка Стукалин грызет от напряжения ногти. Наконец стрелка на его часах подползла к нужной цифре. Шурка чуть подтолкнул Пелипенко в спину. Взревев, танк покинул ангар, вышел за пределы крепости. Через три с половиной километра Пелипенко заглушил мотор. Их ждали уже. Кислица, успевший изучить все выданные задания, вскарабкался к люку тридцатьчетверки, нырнул внутрь. На его карте были отмечены все маршруты и все контрольные точки. Но Шурке уже не нужна была схема, процарапанная в боевом отделении. Он изучил ее так досконально, что сразу понял, какой именно сценарий будет разыгран сегодня. Им снова везло. Выбравшись наружу, они прошли к ожидающим их командирам танков. *** Несколько раньше запланированного сценарием времени к одной из контрольных точек один за другим подошли два легких танка. Шурке не пришлось выбирать, кто послужит мишенью. Командир “Матильды” вызвался сам. О том, что вторым номером станет “Шерман”, экипажи договорились без его участия, и Шурка не стал спорить, помня подлый поступок командира “эмчи”. Немецкий тяж стоял так, чтобы проскочить мимо него по заданному маршруту не представлялось возможным, и размеренно отстреливал боекомплект по мишеням. Это была не такая ровная и открытая площадка, как та, на которой пришлось вальсировать Шуркиной


Создатели миров

104

тридцатьчетверке. Где-то здесь же, маскируясь до поры, скрывался второй немецкий тяж. А по низким, плотным зарослям кустарника подбирался к ведущей огонь машине маленький, незаметный “Валентайн”. Увлеченный игрой, фриц клал снаряд за снарядом, и не предполагая, что фактически безоружный легкий танк вдруг надумает подкрадываться к нему. Кислице удалось сократить расстояние до трехсот метров, прежде чем “Валентайн” пошел на таран. Лобовая часть корпуса ударила по ведущему колесу. Башня тяжа замедленно, как во сне, начала разворачиваться в сторону маленького танка, но тот, сдав назад, ударил еще раз, сумев разорвать гусеницу. Тяж встал. Из лесочка, ровно оттуда, откуда и должен был по предположениям Шурки, на полном ходу выскочил второй танк, не рискнувший стрелять в машину, наполовину заслонившую собой первый танк. Пелипенко рванул с места, едва увидел немца. Все оставшиеся машины устремились к противнику, охватывая его полукольцом. Запаниковав, фриц начал разворот, подставляя бок под удар зашедшего с другого края “КВ”. Тяжелый советский танк потащил немецкий тяж, закрываясь им как щитом, пока не впечатал его во вторую, прикованную к месту машину, намертво зафиксировав его начавшую разворачиваться обратно башню в одном положении. Шурка перестал дышать, не веря, что у них получилось. Ожидая, что вот сейчас кто-нибудь из фрицев откроет огонь.... Первым опомнился экипаж “Валентайна”. Покинувший танк сразу после тарана, он вернулся к нему, и, распахнув люки, принялся выбрасывать из машины наружу ошметки резины с опорных катков. В ангарах их собралось достаточно, чтобы выкурить немцев из вставших танков. *** На закате танковая группа привычным порядком возвращалась на базу. В настежь распахнутые ворота один за другим входили немецкие тяжи. Всего через несколько минут крепость была взята без единого выстрела. Игра окончилась. Автор: Наталья Болдырева (NotaBene)

Андрей Звонков «Один взгляд назад» 2 Часть 1. «Может быть один взгляд назад Мне откроет в будущее глаза…» К. Никольский Доктор сцепил руки в замок и, положив их на стол, покрутил большими пальцами. Лет ему около сорока, высокий лоб, наступающий на остатки некогда темной, а теперь серебристой шевелюры, густые черные, почти «брежневские» брови, узкие прямоугольные очки в оправе под золото а ля пенсне Берии, крупный с легкой горбинкой нос и пухлые «вкусные» губы в обрамлении аккуратных черных усов и демонической бородки. Типичный психиатр. За отливающими синими бликами стеклами очков я не мог видеть его глаз. 2

Автор рассказа принимал участие в конкурсе проектного типа «Письма» на сайте «Журнал Создатели миров», и это произведение получило почетное 2-е место.


Создатели миров

105

- Ну, что я могу сказать вам, любезнейший. – Он еще покрутил большими пальцами. – Сны ваши яркие, граничащие с галюцинозом, но ведь, как вы говорите, не отрываетесь от реальности? Я кивнул. - Нет, не отрываюсь, я все отлично понимаю, ничего подобного со мной никогда не происходило. Сны как воспоминания. Есть ощущение дежавю, будто что-то было, а я не помню - когда и где. И очень уж реально - вещи, прикосновение… но, особенно, запахи… Первый раз я проснулся от сильнейшего запаха нестираных портянок, меня чуть не вырвало. Вы знаете, что такое – портянки? – Доктор чуть кивнул, очки блеснули. - А вчера запах перестоявшей дрожжевой закваски. Это не так мерзостно, как портянки, но удовольствия мало. - А что еще вы помните, кроме портянок? Я прикрыл глаза: - Вагон, теплушка, в углу печка – буржуйка, на полу вагона гниющая трава. - Прелое сено? - Да, верно, сено. Я почему-то знаю, что мы его сами наносили. - Вы один в вагоне? Кто это – мы? - Кажется, нет, не один. Я чувствую других людей, храп, кашель, кто-то ругался хрипло. Но лиц не видел и не знаю, кто они, эти люди. - Что еще помните? - Очень сильно хочется есть. До спазмов и тошноты. – Я вспомнил это ощущение. – Да, голод и запах кислого. - Что вы сделали? – доктор спрашивал спокойно, не форсируя интерес, но и не безразлично. Все интонации отработаны профессионализмом. - Проснулся и пошел к холодильнику. - Покушали? - Нет, пока шел, голод исчез, какое-то время сохранялся запах прелого хлеба и соломы, но потом и они исчезли, а я никак не мог понять, где я нахожусь. Что реально, а что – сон? - Это все? - Да. - Ну, я не думаю, что вам стоит так волноваться. Вы, наверное, сильно устали за прошедший день? - Можно сказать и так. Я действительно ударно работал всю неделю. Спал по четыре часа. Первый сон накатил на меня, когда я в рабочем кабинете присел на диван и на минуточку прикрыл глаза. «Минуточка» вышла в четыре часа и невероятной силы ощущения, что я сплю в грязном вагоне, в куче сопящих мужиков, и все пространство наполнил сокрушительный аромат сохнущих портянок. – Может быть, рекомендуете что-нибудь попить? Психиатр покачал головой. Очки блеснули. - Давайте пока не будем. Если сон повторится, вы опять проснетесь в тревоге, приходите. Будем принимать меры. А пока будем считать все происшедшее результатом переутомления.


Создатели миров

106

Я поднялся: - Сколько должен? - По тарифу, прошу в кассу. Медсестра вам выпишет чек на оплату. Первичный осмотр и вводная беседа – со скидкой, если понадобится курс лечения, уплаченная сумма войдет в стоимость курса. Я расплатился и ушел. Не могу сказать, что консультация успокоила меня. Док предложил отдохнуть. Это не то. Меня утомляет не работа, а то, что отвлекает от нее. Безумные сны, ощущение раздвоенности – реально отвлекает. Я не могу не думать обо всем этом, поэтому решил «лечиться» проверенным способом – работой. Мне предстояла поездка в Великий Новгород. Немедленно, сегодня, сейчас. Время еще есть. Можно взять билет на поезд, но я – автомобилист. Что такое 4-5 часов за рулем? Для меня – возможность отдохнуть и подумать о делах насущных. *** Такой плотный туман, что не видно зданий. Под ногами снежно-глиняная каша. Из молочной взвеси выступает раскрошенный кирпичный остов церкви. Мимо меня движется густая черная масса, тяжелое дыхание сотен ртов, чавканье грязи, негромкое лязганье металла о металл. Я застегнул ширинку и побежал, торопясь занять свое место в строю... - Жека!!! Я наподдал. Взвода уже не видно. - Где мы? - Станция Черный Дыр...- прошамкал кто-то рядом. - Чутка до Осташкина не докатили. - Дярёвня! Осташкова! А там была Черный Дор! - молодой голос доносился из тумана, а я узнал Саша Левков... мы с ним скорешились уже. И спали рядом, когда объявляли привал и пайком делились. Подумал о еде, и сразу засосало под ложечкой. В сидоре мамины баранки оставались. - Куда мы? - спросил я, догнав Левкова, сунул ему в руку баранку. - Лейтеха сказал - на Марево. Полста верст с гаком. И все пехом! - Сашка умолк, занявшись окаменевшей сушкой. И вдруг изрек: - Шел Шаша по шоше и шашал шушку... - А велик ли гак? - спросил кто-то из тумана. - А еще полста! - хохотнул Сашка. - Отставить разговорчики! - донесся грозный голос. И тут кто-то сильно ударил меня в лицо. *** Я очнулся от того, что лбом шмякнулся об руль. Машина правыми колесами соскочила в кювет, меня спас небольшой сугроб и то, что ехал не быстро. Видно, нога соскользнула с педали газа, а коробка-автомат, поняв, что газ не нужен, постепенно замедляла ход. Я никогда не засыпал за рулем. Да я и не спал. Сон – не сон? Господи, да что ж это? Перед капотом крузера стоял белый знак «Яжелбицы». Что это было? В ушах стоял незнакомый и при этом знакомый молодой голос: «Дяревня!» Рядом тормознул камаз-самосвал, водитель высунулся по пояс: - Помочь, командир? - Помоги, - я полез в багажник. - Уснул? – водитель грузовика спрашивал без упрека. - Вроде того, моргнул. – Я извлек трос.


Создатели миров

107

Водитель хохотнул: - Бывает! Адерналинчику хлебни или красного бычка! - Химия… - Химия, - согласился водила, - но помогает. Главное, больше банки не пей. - А то что? – спросил я, прицепляя трос к задней скобе. - Не знаю, невестка – врачиха, говорит, больше нельзя. Вредно. Совет самосвальщика оказался дельным. Правда, сработало зелье только часа через два, когда я уже почти добрался до нужной конторы. Мне не повезло, что приехал я аккурат к обеденному перерыву, и решил, не пропадать же часу, нашел вполне приличную харчевню «Ильмень» с традиционной русской кухней и чистенькими скатерками на деревянных массивных столах. После обеда я ощутил характерную релаксацию. В организме боролись истома, послеобеденный кайф и химические возбудители из черной банки. Возбудители держались насмерть. Я сидел, закрыв глаза. До встречи с респондентом оставалось полчаса, и я решил накидать черновичок договора, точнее - основных положений, которые, согласовав, вставим в типовой проект. Я достал из папки чистый лист и принялся делать записи. *** На двери кабинета психиатра висела та же табличка: А. Г. Забатар. Он не удивился моему второму визиту. - Присаживайтесь, рассказывайте. Что-то новое или опять сны? Вместо ответа я положил перед ним лист. Психиатр взял его в руки и, сняв очки, чуть наклонив голову, принялся читать. Глаза у доктора Забатара оказались не черные, а светлые, что-то среднее между серыми и голубыми. 19.Х-41г. Добрый день дорогие родные! Шлю вам пламенный армейский привет и желаю хорошей жизни. Мама я нахожусь в неизвестной мне местности. Попали мы сюда после 25-келометрового похода и поселились в иститути адрес которого я еще не узнал, т-к отправили нас ночью в снег так что многие не дошли. Деньги с производства я получил мне причиталось еще 53 рубля, а компенсацию должен получить папа, т-к я может быть больше не попаду. Нам в взводе давали продовольствие, мясо, колбасу, хлеб, силетку, сыр так-что голодным не остаюсь. Деньги которые я получил, что их могу передать вам мне с ними делать нечего. Мама мне дали обмундирование, шинель, шапку, ватник, а брюки ватные я брать не стал, потому-что дают рваные. Хорошо, что папа дал мне носки, кружка твоя мне пригодилась и сахар. Мама передай папе что-бы он получил компенсацию, а то депо эвакуируется и не получить. Адреса я не посылаю, потому что неизвестно где буду. - Что это? – психиатр прочитал письмо вслух. - Этот текст написан мною, - сказал я, - в кафе Ильмень в Новгороде, пока я ждал окончания обеденного перерыва в нужной мне организации. - Зачем? Я пожал плечами. - Писал тезисы к договору. Я так думал. Если вы думаете, что морочу вам голову, и действительно не знаю, как писать слово «селедка» и «институте», что нужно ставить запятые


Создатели миров

108

после обращения и перед «где, который, как». А еще вот это… - я на обороте листа написал: «Добрый день, дорогие родные». Моим обычным почерком с правым наклоном и немного острыми буквами. От круглого, какого-то бабского почерка мои «бегущие» строчки сильно отличались. – Я не могу воспроизвести этот почерк. Никогда так не писал. Доктор Забатар занервничал. Его выдали руки. Он еще раз взял листок с письмом: - Девятнадцатое октября сорок первого. Что для вас значит эта дата? - Ровным счетом ничего. Я о войне знаю не больше вас. - Это все? - Значимое – да. Впрочем, есть еще неприятный эпизод. Я отключился за рулем и чуть не свалился в кювет. - Тоже был сон? - Что-то вроде. - И что на этот раз? - Да ерунда какая-то… остановился оправиться, снег, грязь на дороге, руины какие-то, солдаты. - А может быть, запомнили имена? Знакомая местность? – психиатр встал и принялся ходить из угла в угол. - Да, меня позвали – Жека. - Жека? Это – Женя? Но вас ведь зовут, - психиатр под��ял карточку, - Андрей? - Да… на Жеку это не похоже. У меня что – шизофрения? Раздвоение личности? - Ну что вы… пока ничего такого утверждать не могу. А вам знакомо это имя? Кто этот – Женя? - Ума не приложу. Среди моих знакомых мужчин Жень нет. Послушайте, это же бред какой-то, октябрь сорок первого, а то, что я видел – точно не октябрь, точно… - я вдруг ясно увидел голые красные ветки с пушистыми шариками. - Почему? - Верба зацвела! Я ясно видел и помню вербу… это март как минимум! Психиатр сел за стол. Он взял себя в руки. - У меня нет оснований для утверждения, что ваш случай – шизофрения. Да, что-то наведенное в вашем сознании присутствует, я склонен предположить, что это результат переутомления, может быть, наложения забытого вами рассказа кого-то из родственников о войне. Например, в детстве? - Я ничего такого не помню и вряд ли смогу помочь. Психиатр Забатар покрутил большими пальцами: - Если хотите, можно попробовать гипноз и вытащить из вас эту загадочную личность – солдата Женю. Хотите? - А это не опасно? - Не опаснее, чем сейчас, когда он прорывается спонтанно. *** 26/Х-41 Добрый день или вечер родные. Шлю вам красноармейский привет и желаю всего хорошего. Спешу сообщить что нахожусь в 40 км от Москвы в деревне Юрьево, что пока жив и здоров. Папа если можешь то приезжай ко мне я нахожусь по октябрьской дороге станция «Сходня» 6 километров от станции. Папа захвати с собой хлеба так-что здесь хлеба очень мало и вообще из питания очень плохо, после того как приехали сюда стало очень плохо на счет питания, хлеба здесь в деревне нет а надо ехать в


Создатели миров

109

Москву, а увольнения не дают та что сидим в крестьянских избах выходим на улицу только за продовольствием. Пошли мы сюда 24/Х-41 и 24/Х-41 были на месте. Когда пришли целый день ничего не давали у кого что было то тем и питался, но у меня было питания на 1 день, что все вышло. Приходится ходить в колхоз и просить в жжжж картофеля так что можно было сварить себе похлепку, там-же в колхозе продают кроликов которых тоже приходится варить и ими питаться. Но что даю здесь питания командование то через 2 или 3 дня и ноги носить не будешь. Папа прошу приехать ко мне если будешь свободен. Если не можешь то пришли письмо как семья как Люся, Шура, Игорь и Юленька живы вы или нет. Мой адрес: Октябрьская ж.д. ст Сходня деревня Юрьево, 8 рота 3й взвод 1е отделение Ефимов Е.И. Можно ехать по Волоколамскому шоссе на деревню Митино а там тебе скажут, куда идти. Пока досвидания остаюсь ваш сын Женя. Я перечитал письмо. Передо мной лежал еще один листок. Добрый день. Добрый день Мама, Папа, Люся, Шура, Игорь и Юля а дедушки длинный длинный, длинный привет. Мама посылку я получил. Мама прошу тебя приехать ко мне пока я стою здесь 15й дней. Если не можешь то пришли с этой женщиной письмо. Мама если не можешь то может быть папа может приехать эта женщина покажет дорогу. Мама я слыхал, что ты приежала в «Чайку» но я был в наряде и ты не могла меня увидать теперь надеюсь встретимся с тобой и с папой. Мама если можешь то захвати с собой белого хлеба так как здесь нам его не дают. Мама наверное ты сидишь без папирос и спичек приезжай я все достану. Пока до скорого свидания Женя. - Я ничего не понимаю. Это я написал? Забатар закурил. Руки его дрожали, когда поднес зажигалку. - Это он написал. Это его почерк. Не ваш. - Кого? Кто этот человек? Мое второе я? - Я не думаю. Это мальчик, думаю - подросток, ему лет восемнадцать, может быть двадцать, и все время хочет есть. Для растущего организма это нормально. – Забатар раздавил окурок и потащил было новую сигарету из пачки, но остановился. – Вам точно ничего не говорят эти имена? Может быть, Митино, Юрьево? Что за «Чайка»? Я в который раз пожал плечами. Митино – метро, район Москвы за кольцевой. Юрьево, наверное, где-то там же недалеко от Сходни. И тут я разозлился: - Вся эта бредятина с голодным солдатом в сорок первом году под Москвой меня уже достала! Чего вы добиваетесь? Я не знаю никого, только одно имя мне знакомо – Юля, мою мать зовут Юлия. И что из этого следует? - Пока – ничего.


Создатели миров

110

- Вы можете избавить меня от этого Жени? - Я постараюсь. - Не надо! Пускай Мухтар старается, вы – профессионал? Дайте таблетку, чтоб он сдох, наконец! Я хочу спокойной жизни. Не просыпаться от вони портянок, от голода и не бояться, что однажды врежусь в дерево, из-за того, что этому Жене приспичило постучаться через мою голову в наше время. Я не могу его накормить… черт! Я чувствую себя каким-то… - никак не мог подобрать нужного слова, - задолжавшим. А я терпеть не могу быть должником. Особенно, если некому и нечем отдать долг. - Успокойтесь! – Забатар уперся руками в столешницу и смотрел в упор. - Хотите избавиться, дайте ему выговориться, он ведь не просто так пишет эти письма. Мы что-то уже знаем. Нет таблетки от чужих воспоминаний. - Если это повториться, дорогой доктор, - меня затрясло от бешенства, - я приду к вам еще раз, но этот раз будет последним, потому что я набью вам морду. Как профессионалу. Или вы реально мне поможете, или ваши линзы в очках станут контактными. Меня изрядно колотило. Нервишки. - Ладно, - Забатар быстро начеркал рецепт, - в регистратуре поставьте печати, пейте одну таблетку на ночь. Гарантий дать не могу, но хотя бы выспитесь без сновидений – отдохнете. А на будущее, хотите еще гипноз? Чем больше вы узнаете об этом Жене, тем вероятнее, что он скоро покинет вас. *** Я поехал к маме. Ей уже за восемьдесят, перенесла инсульт, говорит, но плохо. Ехать расспрашивать, знает ли она Женю? Тяжко мне на сердце. Пока вел машину по московским пробкам, вдруг остро ощутил боль за этого паренька, который в каждом письме пишет: привезите еды! Что я знаю о войне. Началась в сорок первом, кончилась в сорок пятом. Наши победили. Подпустили немцев к Москве и поморозили тут. Потом гнали до Берлина, неплохо им надрали жопу под Сталинградом и Курском… Ну, еще ветераны выходят с орденами на улицы 9-го мая. Я их уважаю. Иногда. А иногда ненавижу, когда трясут медальками и корочками и прутся везде без очереди. Вообще-то больше уважаю. Даже наклейку на заднее стекло прилепил: «Спасибо деду за победу!», а Георгиевская ленточка на антенне уже истрепалась. Боль перешла в глухое раздражение, как всякий раз, когда я бессилен что-либо изменить. Кто мне этот Женя? Видал бы я его… хочу спокойно спать. У меня бизнес. Я оптовый поставщик продуктов в большую сеть магазинов. Не бедствую, кручусь как белка, а тут этот Женя… И я, не отрывая руки от руля, правой достал первое письмо, написанное мной сегодня под гипнозом. Тот же круглый почерк. Сидят по избам, вояки, и выходят только за продовольствием! Нормально? Немцы в двух шагах от Москвы, а они еду ищут. Штаны ему рваные дали. Обиделся! И вдруг меня будто окунули мордой в перец. Горло перехватил раскаленный обруч. Зажгло все лицо, я вдавил педаль тормоза, потому что глаза заволокла пелена. Слезы сами собой потекли. А я как малое дитя сидел и вытирал их кулаками. Что со мной?! Сзади гудели, я сквозь вату слышал матюки. Да что со мной? Я с детства, с пятнадцати лет не плакал. Сижу как дурак и истекаю слезами. Не могу вести машину. Надавил кнопку аварийки. Хорошо, хоть стекла закрыты, и никто не слышал моего воя. Через пять минут отпустило. Я прижался к тротуару. Почему поехал к маме? Я вдруг вспомнил, что у нее были брат и сестры: Игорь, Люся, Шура – мои тетки и дядька, они уже умерли все. Мама с ними не особенно дружила. Точнее они с ней. Всякий раз, когда в моем детстве они встречались,


Создатели миров

111

расставались в дикой ссоре, припоминая друг другу все обиды. Так что у меня от этих родственников никаких позитивных воспоминаний не осталось. *** Мама живет в своей двушке в Кунцево. За ней ухаживает сиделка, тут я не жалею средств, мама – святое. И помыта, и накормлена, и два раза в месяц мы приезжаем всей семьей, детки мои морщатся, но бабушку целуют. Ритуал. Мама улыбается левой стороной. Сиделка – Нина, я ее выписал из небольшого городка Архангельской области – Вельска. Старательная и честная тетка. Она все деньги, что я выплачиваю два раза в месяц, отправляет родным в деревню. Сейчас в Москве учится ее старший внук. Иногда навещает бабушку, я не возражаю. С него уже слетел налет провинциальной «чешуи». Говорит по-московски, а вот поведение сохранил тамошнее. Я улыбнулся. Смешной парень. «А от чегой-то вы от все запираете? Кто возьмет?» - «А у вас, что, не запирают? А как воры?» - «Да на кой? Чего брать? Да и куда деть? Нет, у нас не запирают. Вона палка у двери стоит – хозяина дома нет. Никто и не входит». Я к ним приехал, ходил, открыв рот: страна непуганых идиотов. Да прут-то не от того, что нужно, а от того, что можно спереть, и ничего не будет за это. Он пожал плечами: «Если взяли, то значит нужно… пущай...» Как лишился двух мобильников и куртки, сразу стал смотреть за вещами и комнату в общаге запирать. Дураков нужно учить. Если можно научить. Дверь открыла Нина. Мама сидит в гостиной и смотрит телевизор. - Привет, мамуль! - Здрвуй… - она кивнула, качнула левой рукой. – Все вряке? - Все в порядке, мам. Нина, сделайте, пожалуйста, чаю… Нина удалилась на кухню. - Мама, скажи, ты знаешь кто такой Женя Ефимов? Глаза от телевизора перешли на меня: - Брт. - Твой брат? Я о нем ничего не слышал. Ее глаза увлажнились: - Умр. - Умер? Давно? Кивнула. - Пгип. Навне. - Погиб на войне? Кивнула. Не могу видеть, когда мама плачет. - Он мня бил. - Бил?! Она покачала головой. - Любил, - вдруг произнесла очень ясно. – Тока он. Юнька… Юнечка. А птом ушел навну и не пшол. - А почему я о нем ничего не знал? Пожала левым плечом. Смотрит куда-то в себя. - Яго поню… искали. - Почему искали? - Прпал. Бзвести.


Создатели миров

112

Я сел напротив мамы. Она больше не плачет. А я у меня ком в горле. Дядька, которого я не знал, рвется через меня к нам, живым. - А что о нем известно? Она левой рукой показала на комод: - Орой! Я выдвинул ящик. - Бри абом. Я взял альбом с фотографиями. - Пакет. Нашел большой пакет, из него высыпались на стол пожелтевшие прямоугольнички на школьной разлинованной бумаге, я узнал круглый знакомый почерк. Дядя Женя. - Сколько ему было? - Девнацать. – Я понял, девятнадцать. – Он за папу шол. Бронь бла. У парня была бронь, отца призвали воевать, и он снял бронь и пошел на войну. На смерть. И сгинул. У меня вдруг заболела голова. До сих пор война меня не касалась, никаким боком. Разве что, одноклассник в восемьдесят четвертом погиб в Афганистане… оплакали, простились, забыли. А тут война, которая ничем… оказалась вот она. Мой дядя погиб. Пропал без вести. И что ему теперь нужно? Почему я не могу спать? Я нашел те письма, что сам же написал вчера и сегодня. А потом нашел письмо от 11/ХI-41 и меня уже не раздражал красноармейский привет. Я улыбнулся. Женя из ночного бреда обрел реальность, память. Почему я? Может быть, док Забатар ответит? *** Увидев меня, психиатр отступил: - Бить не будете? - Не буду, - я улыбнулся и положил пакет с письмами на стол. – Это мой дядя. - Женя Ефимов? - Да, Евгений Иванович Ефимов двадцать второго года рождения, токарь депо Савеловское. В сентябре 1941-го призвали на военную службу его отца – машиниста Ивана Алексеевича, так парень снял с себя бронь и ушел вместо него. В семье оставалось еще четыре младших сестры и брат. Самая младшая – моя мать. - Что вам удалось узнать о нем еще? Сны продолжаются? Я покачал головой: - Нет, сегодня спал спокойно. Ничего не снилось. Забатар принялся читать письма от Жени. Я их уже все перечитал. До полуночи сидел в интернете, изучая, что происходило в дни, когда Женя писал и отправлял свои письма. А для меня оживал девятнадцатилетний мальчик, которому пришлось уйти на фронт, чтоб в семье остался реальный кормилец – отец. До февраля сорок второго года он был в Павшино и Тушино на тактической подготовке. Я понял, что парень попал в резерв ВГК, потому что с шестнадцатого октября (дня призыва) он до середины февраля в боях не участвовал. Выходит и ополчение, и подвиг Панфиловцев, и контрнаступление пятого декабря - все это прошло без его участия. *** 12/II-42 г.


Создатели миров

113

Добрый день или вечер Мама, Папа, Люся, Шура, Игорь, Юленька и дедушка. Шлю я вам свой сердечный привет и желаю наилучшей жизни, сообщаю что недавно проехал ст Савелово и прибыли на ст Кашино с которой я вам шлю письма. Мама пройдиной путь ехали благополучно. Мама отправились из Москвы 4-II-42г. В 14 30. стоянок не было ни где до самого Димитрова, проехал я Лианозово посмотрел на родную станцию на родные лиса где провел свое детство. Теперь остановить ясно что ездил на город Л. Мама меня папа проводил до последних часов моей отправки передай ему большое спасибо что он до последней минуты заботился обо мне. Мама проехал Лианозово глядя в окно товарного эшелона хотя в последний раз увидать свою родную станцию. Мама ты прости меня за все мои проказы совершенные в моей жизни. Мам я осознал все сколько нерв и здоровья потратила ты воспитывая нас в трудные минуты жизни. Мама но я иду на битву за тебя, за отца который меня воспитывал и дал мне руки ноги и голову я иду за младших братьев и сестер которых воспитывает отец. Я осознал все только тогда когда попал в армию. Но это все я прожил во сне. Теперь все близится час расплаты с фашистами я буду биться до последнего дыхания. Пока досвидания остаюсь ваш сын разведчик Женя. Жду ответа ППС 261 528 СП взвод пешей разведки. Напишите Наде письмо и предайте ей привет. Пятнадцатого февраля он уже пишет из Бологого. Шлет всем привет, все еще не в бою. Говорит, что кормят два раза в сутки, и ему этого мало. Он извиняется, и говорит, что когда приедут на фронт начнут кормить лучше. Двадцать четвертого февраля он уже в Новой Руссе. Начались бои. … Мама пока я жив и здоров. Отдыхали в деревне после 2-х суточного боя… немцы крепко держались в деревне, которую мы занимаем. Мама это второе крещение, которое после войны если останусь жив будет памятью. Мама, Саша, ты его знаешь, был ранен и остался на поле боя и больше я его не видел. Мама, что пришлось мне пережить в эти дни я этого не представлял себе. Когда мы только приехали на ст Черный Дор то шли пешком 100 км которые шли 3-е суток. И ни чем не были обеспечены. То что было у меня баранок хлеба в течение суток я съел а потом был нисчем. Мама напиши как живете вы как Надя пишет ли она письма или нет? Пока досвидания остаюсь Женя. Следом пишет письмо сестре Надежде, которая уехала со своим КБ в эвакуацию в Свердловск. Он описывает тот же двух суточный бой, но добавляет: …мы заняли населенный пункт ХХХХХ в Ленинградской области (?) … фашисты оступая сжигают деревни уводя весь скот так что разоряю наших мирных жителей (этой фразы я не понял, может быть, разоряют?) … И последнее письмо. 4/III-42г. Добрый день Мамочка, Папочка, Люся, Шура, Игорь, Юленька и дедушка. Шлю я вам свой сердечный привет и желаю наилучшей жизни Сообщаю что пока еще жив и здоров, прошел еще несколько боев через которые пришлось многим моим друзьям лечь в землю. Мама живу я пока в лесу, делаем шалаши из елок и разводим костер. Сейчас пишу из шалаша, в котором живу уже 3-е суток. Фронт находится в 1.5 километрах так что мины разрываются рядом свистят пули так


Создатели миров

114

что смерть получить очень просто. Мама я не знаю останусь ли я жив после последнего боя который будет в ближайшее время. Мама если меня не будет то тебе напишет письмо Саша Левков я ему оставил адрес а он лежит в госпитале он знает обо всем что творится на фронте. Мама я получил от Нади 8 писем в один раз так был рад что сестра еще помнит своего брата. Пока досвидания остаюсь ваш сын, Л. (этого я не понял). Забатар положил последнее письмо. - Вы знаете, я ведь тоже не сидел, сложа руки. Вы понимаете, что хочет ваш дядя? - Что может хотеть мертвый? Чтоб помнили? - Ну и этого тоже, но мне кажется, чего-то еще. Я не вижу похоронки. - Ее нет, - сказал я. – Он без вести пропал. - А вот это серьезно. Вы видите – он разведчик. Я так думаю, его послали в тыл к немцам или через линию фронта, и он не вернулся. - Значит погиб. - Вот и не так, – психиатр достал сигарету: - Вы не против? Я махнул рукой: - Курите. - Так вот, пропасть без вести не лучше, чем попасть в плен. В общем, это одно и то же. Даже если он потом погиб, на нем остается пятно предателя. Нужно доказательство его честной смерти. А что означает честь, честное имя для мальчика в сорок втором году? Тогда все было не так как сейчас. Вы представляете, его совесть все эти годы не успокоится. Вы верите в жизнь после смерти? Жизнь разума, если хотите – души? - Уже не знаю, что и думать. Во что верить? Я действительно пребывал в смятении. Для меня дядя Женя стал тем недостающим звеном, что прорастило в сердце осознание прошедшей шестьдесят лет назад войны. – Что я могу сделать для него? Найти могилу? Нанять экстрасенсов? Следопытов? Перекопать все леса в Ленинградской и Новгородской областях? Как мне вернуть долг? Забатар положил передо мной бумажку. - Вам не нужны экстрасенсы, вы сами имеете контакт с вашим дядей. Это, - палец уперся в бумажку, - институт мозга в Пущино, позвоните этому человеку, он как раз занимается подобными случаями. - И что? - Мне кажется, у вас может быть шанс самому выяснить все. Ведь одно дело тревожить дух усопших, совсем другое отозваться на зов с той стороны. Вы ничем не рискуете. Поезжайте. - Это дорого? - Не надо говорить о деньгах. Если спросят – заплатите, а пока не сказали – помалкивайте. *** На голове массивный шлем как корона с проводами. На ушах наушники, перед губами древняя как телефон Белла – гарнитура. Лаборант щелкает переключателями, что-то гудит, шипит, трещит. Рядом неуловимо схожий с Забатаром спец по мозгу. - Вы знаете что-нибудь о сомнологии? - Впервые слышу это слово.


Создатели миров

115

- Это наука о сне. Академик Вейн создал большую лабораторию, а мы тут тоже немножко занимались сном. И вот, когда коллега Забатар сообщил мне о ваших ярких сновидениях, я предложил попытаться вам помочь. Вы определились, что вы хотите? - Я хочу знать, что именно он хочет? - Кто? – мозгоправ удивился. - Женя, мой дядя. Погибший на войне. – Я ведь вижу во сне все его глазами. - А что может хотеть умерший? – повторил ученый мой же вопрос. – Я - материалист. Все, что вы видите, порождено вашим мозгом, и я могу лишь сделать так, чтоб вы пообщались со своим же отражением – Женей. Поймите, это не ваш дядя. Это вы, воплощенные в его памяти. Или он в вашей. А вот как она к вам попала – я попробую объяснить. Хотя это уже удел трансцендентности. Вот, мы попробуем зацепить этот элемент вашей психики. - То есть, я увижу его? Но как? - Вы нам расскажете, что и как увидите. Я не могу описать, как это будет. У каждого участника эксперимента это проходит по-своему. Знаю одно, мы раскрываем дверь в общее сознание, можно назвать его сознанием мира, где-то в нем хранится и память вашего дяди Жени. Сейчас я вам сделаю укол, вы будете часто и глубоко дышать, закружится голова, но вы не перестанете дышать, а потом… потом вы уже будете там. Скажите, когда будете готовы. - Я готов. Я готов. Не знаю, что меня ждет, не знаю, вернусь ли я, но знаю, что не будет мне покоя, пока не найду ответы на все вопросы, пока не отдам долг, который иначе и не отдать. *** Часть 2. Работа над ошибками - Андрюш, проснись! Отец потряс меня за плечо. Я - сова. До трех ночи писал диплом. Это, конечно, громко сказано писал. Пока сочинял ядро - главную тему. Рука у отца жесткая, будто пассатижами защемил плечо. Я попытался выдернуться. Пустое дело. - Проснись, тебе письмо! Приоткрыл глаза. Подмышкой у отца зажаты Красная звезда, Правда, Известия, а в руке обычный конвертик. Он у меня бывший военный летчик, афганец. С утра пробежка, зарядка, холодный душ и утренняя почта из ящика. Это ежедневный ритуал. - Что за письмо? - я тупил. - От Анны Савельевой из деревни Мамоновщина. Кстати, кто это? Я затупил еще сильнее. А кто это? Что за деревня такая? - Па, а кто это? – я сел и протер глаза кулаками. Отец пожал плечами: - Я думал - ты знаешь. Письмо - тебе. Видишь, написано: «Александрову Андрею Викторовичу». И адрес наш. Я окончательно проснулся. Это еще что за незнакомые селяне? - Хочешь, я прочту? - Нет уж! - не хватало еще, чтоб там было что-то вроде: « помнишь стройотряд?» Сколько их тогда было Ань, Люб, Кать... на первом курсе. Отцу не обязательно знать о моих приключениях. Я выдернул письмо и вскрыл. Отец продолжал стоять рядом. - Па, спасибо, я прочитаю. - Ну, мне же интересно! Я аж поперхнулся от такого нахальства:


Создатели миров

116

- Что тебе интересно? Письмо - мне! Отец кивнул, сделал понимающие глаза, но с места не сдвинулся. - Читай свои газеты! - я нарочно не разворачивал тетрадный листик. - Не груби отцу! - сказала мама из кухни. - Завтракать иди, все остыло! Я ждал, зажав листок в руке. Отец сел в кресло в моей комнате и демонстративно зашуршал «Правдой». Я развернул лист и уставился в несколько строчек: «Здравствуйте, Андрей Викторович. Пишет вам ветеран войны Савельева Анна Николаевна. Сообщаю Вам, что ваш родственник Ефимов Евгений погиб в марте 1942-го года и похоронен не в братской могиле у д. Мамоновщина, как значится в архиве военкомата г. Демянска. Я покажу вам могилу, когда вы приедете. Приглашаю в любые выходные. 12-го марта будет пятьдесят лет со дня его казни. Проезд поездом до г. Осташков оттуда междугородним автобусом на Демянск, сойдете у поворота на д. Мамоновщина, а там 2 км пешком. Савельева А.Н. 1/III-91 г.» Я перечитал десять строчек. Первый вопрос: кто это - Женя Ефимов? Вопрос второй: при чем тут я? «ДОБАВЬ ПОПЕРЕЧНУЮ ИМПУЛЬСАЦИЮ НА ТАЛАМИЧЕСКУЮ ЗОНУ!» Ощущение, будто я не проснулся. Все видится как через стекло. Потряс головой, и ощущение прошло. - Мать! - отец всегда так обращается к моей маме. - Какая-то женщина написала, что знает, где могила Жени! Мама появилась в дверях. - А мне сказали, - она вытирала руки передником, - письмо из Демянского военкомата, что он захоронен в деревне Мамонтовка или как-то. - Мамоновщина, - прочитал я адрес с конверта. - Так вот, некто Анна Савельева пишет почемуто мне, что знает, где похоронен Евгений Ефимов, но это не могила в Мамоновщине. - А почему - тебе? - мама взяла конверт и письмо. Я пожал плчами, а отец смотрел на нас поверх газеты «Правда». Мама прочитала письмо и поглядела на папу. - Отец, надо ехать. - Может, подождем, пока подсохнет? Все-таки март на дворе. Там наверняка такая каша под колесами будет. Уверен, что за полвека дороги лучше не стали. Я оживился. Про брата мамы Женю, который погиб, а точнее - пропал на войне, я ничего не знал. И вот определилось, что он казнен, погиб в сорок втором году где-то в новгородских лесах в краю Селигерских озер. - Па, на Ниве пройдем. Давайте в эту субботу махнем? Отец поглядел на маму, та пожала плечами: - Езжайте, ты ж знаешь, у меня черная суббота. И поменяться не с кем. - Не хочешь навестить могилу брата? - отец не упускал возможности подцепить мамулю. - Хочу! Но не могу вот так... - мама всплеснула руками. - Очень хочу, но вот вы съездите, все разузнаете, а я с вами уже на 9 мая и съезжу, поклонюсь Женечке, цветочков отвезу. Я молчал. Не выспался, письмо черт знает откуда, сижу в трусах и разговор какой-то непонятный. Будто сон не кончился, а перешел в какую-то полуреальность. Вот сейчас я рванусь, открою глаза и окажется, что спал. А мне все это приснилось. «ОСЛАБЬ ОТРИЦАТЕЛЬНУЮ ОБРАТНУЮ СВЯЗЬ, ПУСКАЙ РАСТОРМОЗИТСЯ, НО СМОТРИ, ЧТОБ НЕ СОРВАЛСЯ!»


Создатели миров

117

Наша Нива катится на север по заснеженной дороге в объезд Осташкова. Я за рулем, отец рядом, прикрыл глаза и только, когда на слишком уж жестких ухабах стукается головой о стойку, приоткрывает левый глаз. - Не устал? - я покачал головой.- Может, поведу? Давай я на грунтовке возьмусь? - Ладно, за Селищем поменяемся. Опять ощущение, что все происходит во сне, ирреальность, будто я сразу в двух местах. Только никак не пойму - где еще. Дежавю, я тут был? Нет, точно не бывал. Но что-то меня тут томит. Какое-то неясное томление. Боже мой... Дрын-дрын-дрын... стиральная доска. Рвеницы! Гнутище! Я откуда-то знаю эти места. Жестяная табличка с указателем - стрелкой: Мамоновщина 2 км. Вон она! Надо быть полным кретином, чтобы поехать сюда в марте. Полный привод, пониженная передача и отключенный дифференциал. Нива прорвется. Уже полдень. После полудня. Дети в школу? Нет, уроки закончились. Мы с ревом и хряпом, плюясь глиной из-под колес, вползаем в деревню. Краем колеи идут школьницы. Я подбираюсь к ним. Девчонки посторонились, чтоб глинистая вода со снегом не захлестнула резиновые сапоги. Одна поворачивается ко мне. - Аня! - Это она! Глаза, губы... нет, та была бледная и слезы, а тут румянец во всю щеку, кровь с молоком. «ДЕРЖИ ЧАСТОТУ! ОН СРЫВАЕТСЯ! НЕ ДАВАЙ ЕМУ УЙТИ ЗА ГРАНЬ!» - Вы меня знаете? Девчонки замерли. Одна удивлено приоткрыла ротик. Я опустил стекло, хотел открыть дверь, но понял, что вылезать придется в гигантскую лужу. - Ты похожа... - я запнулся. - Говорят, я похожа на бабушку. Девушка Аня говорила без смущения, кокетства. Но девчонки-подружки хихикнули. Я вспомнил, что мне двадцать один, и могу быть вполне в их вкусе. - Да, именно, я ищу твою бабушку. Она мне письмо прислала. - Вы - Александров? Андрей? Осведомленность девушки удивила. Отец помалкивал, улыбаясь, предоставил мне отдуваться. А девушка почему-то покраснела и закрыла рот рукой. - Да. А что удивительного? Она нервно хихикнула. Подружки зашипели чего-то. - Мы думали - вы старый. Бабушка говорила... - она поправилась, - говорит. То есть, когда рассказывала про солдата Женю. Мне стало неудобно разговаривать через окошко. - Может быть, поговорим в доме? Пригласишь? Девчонки подхватились. «Ой! Конечно! Пойдемте, мы покажем!». Они поскакали через лужи, а мы на малой передаче, рыча и кидаясь грязью из-под зимней резины, поползли следом. Большая изба - пятистенок. Двор, забор, сарай, кобелек хриплым лаем встретил нас. Аня погладила его. Заскулил, хвост как пропеллер. Косится на нас. Буркнул что-то. - Да вы проходите в дом, - сказала Аня, прицепляя песика. - Он добрый, лает для виду. Бабушка скоро придет. Она утром поехала в Печище к тете. Аня проворно накрывала на стол. А мы с отцом осматривали комнату. Скромное жилище. Если в сенях попахивало мышами, то здесь скорее травами и немножко пылью. Неуловимый запах пожилого человека. На стенах пожелтевшие фотографии, лампочка на витом шнуре под


Создатели миров

118

оранжевым абажуром с бахромой, белые х/б занавески с красными петухами - ручная вышивка. Все просто, не богато. Но от этой простоты защемило в сердце. - Тетя Маруся старая, так бабушка к ней ездит - прибраться помочь, приготовить, да и просто поговорить. Зовет к себе, а баба Маруся не хочет, говорит, там родилась, войну пережила и помру там. Аня отошла от стола и как-то странно сделала руками, вроде как пригласила к столу и поклонилась. Любопытный жест. Я его понял, как «милости просим!». - А что она про солдата Женю рассказывала? - спросил отец, присев к столу. Аня наливала ему чай в фарфоровую чашку. - Вам покрепче? - отец кивнул. - Да не много, она как начинает рассказывать - всегда плачет. Жалко ее. - Аня вдруг оживилась, побежала куда-то за занавеску и вернулась с красной коробочкой. - Вот! Это ее. В коробочке лежал орден боевого красного знамени. - Она воевала? - Партизанила. Тут было много партизан. А этот орден ей дали в пятнадцать лет, она целую армию наших солдат через болота провела, и они немцам прямо в тыл ударили! А потом еще она тоже водила, из окружения, но уже поменьше. Ей этот орден после войны дали. - Под орденом оказалась желтая вырезка из газеты: «Награда юной партизанке». Аня возбужденно рассказывала: - А про бабушку хотели рассказ писать - из серии «Пионеры-герои», даже писатель приезжал, расспрашивал. Баба Аня ему много рассказывала. И про вашего Женю. - Аня пожала плеч��ками. Может быть, вам молока налить? Парное! У моей мамы корова, так молоко утрешнее, хотите? - А дедушка где же? - перевел тему отец. - Ой! - Аня по-бабьи махнула рукой. - Сбег он. На целину. Я его и не помню. Только фотокарточки видела. Баба Аня говорила, что поехал лучшей жизни искать и пропал. - В пятьдесят седьмом, - негромко сказал отец. - Немудрено, что ты его не помнишь. Я произвел в голове несложные расчеты. В сорок втором-сорок третьем бабе Ане - пятнадцать лет, в пятьдесят седьмом уже двадцать девять, взрослая женщина, и сейчас ей не так уж много, около семидесяти. Ездит тетке помогать. - Да вы ешьте - пейте. - Я взял краюху, зачерпнул из масленки янтарного масла. - Это наше масло, не магазинное. - А ты в каком классе? - спросил я. - В девятом! У нас - десятилетка. Большая деревня. - Аня вдруг покраснела. Чего-то застыдилась. - Я в техникум буду поступать, - сказала вдруг, - в Твери. Я невольно улыбнулся. Тщательно скрываемый комплекс все-таки прорвался. Отец опять решил сменить тему. - Так что же бабушка про Женю рассказывала? Аня отнесла орден и присела к столу. - Я без подробностей расскажу, ладно? А то... - она как-то нервно сглотнула. - Расскажи, как можешь. - Я жевал бутерброд с маслом и запивал крепким чаем из большой кружки с отбитой ручкой. На дне никак не мог раствориться кусок рафинада. - Бабушке было тогда как мне - пятнадцать. Это весной сорок второго, она тоже была в Печище у тети Маруси. Немцы их сгоняли на работу. Укрепления строили, землянки. Солдат наших много там погибло. Немцы были злые очень. Если раненого находили или разведчика - сразу стреляли. А


Создатели миров

119

один раненый во двор заполз, так всех повесили, кто в доме жил и взрослых, и детей. Я представить себе такого не могу. - Аня рассказывала как-то спокойно. - И не надо представлять, - хрипло сказал отец. У меня тоже горло перехватило. - Фашисты - они и есть - фашисты. Звери. Ты - про Женю... - Ну вот. Женя ваш, он разведчик, их там схватили троих, а одного отпустили. Женя говорил он выдал их. Привел прямо в засаду. Так предателя того расстрелял командир. Бабушка точно знает. Я улыбнулся. Снова накатило ощущение раздвоения, да, этот солдатик мне не нравился. Все время шептал нервно... «ДИСПЕРСИЯ! СТАБИЛИЗИРУЙ КАНАЛ! СРЫВАЕТСЯ ПО СРЕДНИМ ЧАСТОТАМ!» - Значит, их предали? - Да. Бабушка говорит, что их пытали, а потом Женю вывели и кинули у сарая. Пока немцы с другим занимались, она хотела ему помочь, руки развязать. А там проволокой было так скручено. Женя ей говорил. Бабушка, говорит - бредил. Так все несвязно. Шептал. - Она запомнила? - Ну да. Вот адрес ваш шептал. Бабушка наизусть запомнила: «Москва, улица Кунцевская дом 1, квартира 23. Александрову Андрею Викторовичу». Только он почему-то сказал ей написать письмо в девяносто первом году. Наверное, умом тронулся. - Как видишь - нет. В своем уме был, - сказал отец хмуро. - Откуда он только узнал? Мы эту квартиру в восемьдесят шестом получили. Ты что-нибудь понимаешь? Я пожал плечами и покачал головой: - Мистика! - Вот и бабушка не верила. Она три раза посылала письма, и три раза они возвращались - адресат не значится. А вот сейчас вы приехали. Значит, все правильно? - А что он еще шептал? Что бабушка рассказывала? - Ой! Что шептал - не знаю, бабушка больше ничего не говорила. А вот потом их повесили. Бабушка поглядела, куда их немцы закопали, и они с теткой ночью перенесли к ней в огород и там захоронили. Вот. - Значит, его могила в Печище? - Ну да. Только она не оформлена как могила. Бабушка сказала, если не найдет вас, перезахоронит уж. А вы вот - нашлись! Во дворе загромыхало, ухнуло. Истошно-радостно залаял пес. Застонал в рыданиях, торопясь рассказать все новости на собачьем языке. - А вот и бабушка! - Аня сорвалась и выскочила в сени. - А у нас гости! - весело объявила она. Из Москвы! «ДЕРЖИ КАНАЛ! СРЫВАЕТСЯ!» Еще совсем не старая женщина вошла в комнату, всунула ноги в обрезанные валенки с подшитыми кожей задниками. Присела на лавку у самой двери и устало поглядела на нас. - Все значит - правильно? Ну - здравствуйте, гости дорогие. И кто из вас Александров Андрей? она поглядела на отца. - Вы? Больно молоды. Он говорил - товарищ его. - Александровы мы оба, - сказал отец. - Я - Виктор, а он мой сын - Андрей. Женщина дернула рукой, словно сомневаясь, но довела крестное знамение. - Вот как, стало быть? Чудны дела Твои, Господи! Я уж не знаю, что и подумать, - она вдруг вспомнила про жадно глядящую на нее внучку: - Чего уставилась, егоза! Уроки марш делать!


Создатели миров

120

Накормила гостей? - Аня истово кивнула. - Молодец! Вот что, вот тебе пятерик - сбегай-ка в сельмаг, возьми бутылочку. Девочка схватила деньги и пулей вылетела за дверь. - А ей дадут? - Расскажет, что у меня за гости - дадут, да вы располагайтесь. Разговор долгий. - Мы за рулем, - сказал я. - Нам еще ехать домой. - Завтра поедете, - сказала женщина так, что спорить с ней, мы поняли, бессмысленно. - Вот что, дорогие мои. Не знаю уж чему верить, но коль вы - тут, значит, он не бредил. Много чего говорил. Но главное - вот что: «Надежде - сестре отправил последнее письмо. Скажи Андрею, чтобы забрал. Там про него. Восьмого марта отправил. Выходной». Я тогда не поняла его. Выходным то восьмое марта стало уж после войны. А это он, значит, чтоб вы поверили, что правду говорит. Откровение ему было перед смертью. Я так понимаю теперь. А тогда что ж? Вот вы понимаете: «Трехпалый Борис развалит союз»? Что это значит? Я пожал плечами. Отец помрачнел: - Так и сказал? - Да. Трехпалый Борис. Это кто? Вы понимаете? Какой союз? Отец промолчал. Но с тех пор был мрачен и задумчив. А я вдруг почувствовал какую-то глухую боль за него. Как я хочу, чтоб ты подольше жил… Прилетела Анюта, за пазухой поллитровочка бескозырка - белая головка. - Валька не хотела давать, говорит соплями не вышла. А я ей рассказала, что люди у нас из Москвы... так дала. Сказала, что придет. - Ну вот, гости дорогие, кто ж вас теперь отпустит? - женщина улыбнулась. - Вся деревня придет. - Зачем? - не понял я. - Все правильно, - сказал отец. - Мы остаемся. На могилу завтра поедем. Кажется, они с Анной отлично поняли друг друга. «РЕЗОНАНС НА АЛКОГОЛЬ! НИВЕЛИРУЙТЕ, ЕЩЕ! РЕЗОНАНСА НАМ НЕ ХВАТАЛО!» Анна Савельева правду сказала. Народу набилось - человек двадцать или тридцать. Кто не мог сидеть - стоял. Рассказывали о войне, плакали, пили не чокаясь, принесли еще... я отключился после третьего стакана фронтовых 100 граммов. Запомнил только две граненых стопочки накрытых черными горбушками и две свечечки желтеньких, вставленных в плошку с перловой кашей. Свечки, треща, горели, воск стекал в кашу. Потом пели, протяжно, грустно... *** Давно я не был у тети Нади. Сестра моей мамы, сестра дяди Жени. Ей он написал последнее письмо. Только я был уверен, что последнее письмо он писал четвертого марта, а не восьмого. Разговор с теткой Надей получился сложный. Упреки, что все племянники ее забыли. Что родная сестра знать не хочет. Под такой соус говорить, что приехал за письмом, значит нарваться на фигулю. Я выбрал тактику примирения и рассказал, что нашли могилу дяди Жени. Эта новость тетю Надю пробудила от обид, отвлекла. Она заинтересовалась. Потом ударилась в воспоминания. С ее слов выходило, что Женя пошел добровольцем вместо отца - деда моего Ивана Алексеевича. Где-то я это слышал уже. Тетя Надя сказала: - Папа был коммунист. Объявили ополчение, и он не мог отказаться, сослаться на большую семью. Немцы были уже у Москвы. Тогда Женя пошел в партком и сказал: «Я пойду вместо отца». Мама ревела, и папа тоже. А я в эти дни уезжала в Свердловск. Все бегали. Страшно было. Целями


Создатели миров

121

днями и ночами упаковывали оборудование, столы, стенды, документы. Я толком и не простилась… Осторожно подвел тетку к последнему письму: - Тетя Надя, вот какая ерунда выходит, у мамы хранятся его письма, так последнее от четвертого марта сорок второго, а Анна Савельева говорит, будто Женя ей сказал, что последнее отправил вам восьмого. Вы его получили? Наступила долгая пауза. Тетка вышла на кухню, вернулась с беломором и пепельницей. Курила молча, потом сказала. - Глупость какая-то. Я тогда подумала, что он заболел. Умом повредился. Как это цензура пропустила? - А что там такого? Она пожала плечами. На мундштуке беломорины отпечаталась вишневая помада. Тетка двумя пальцами правой руки держала папиросу. Едучий дым щипал глаза. - Я не знаю. Вообще думаю, что писал не он и не мне. Но сохранила этот бред. - Могу взглянуть? - я внутренне напрягся. - Анна Савельева уверена, что перед казнью на дядю Женю сошло Откровение, и он много чего непонятного наговорил. Она замяла беломор в пепельнице, поднялась и вышла в спальню. Вернулась, держа в руке желтый листок. И снова у меня пошло двоение в глазах, будто через стекла смотрю. «ДИСПЕРСИЯ! СВЕДИТЕ КАНАЛЫ! УБИРАЙТЕ ВТОРУЮ ВОЛНУ» Пламенный красноармейский привет! Здравствуй, дорогая моя сестра Наденька! Не удивляйся, что рука не моя. Я чистил тут оружие и немного порезался. А завтра, наверное, пойдем в бой. Так что письмо пишет мой боевой товарищ Александров Андрей. Ты не волнуйся, воевать эта пустяшная рана мне не помешает. Ель тут надо мной огромная, знаешь Цинандали вспомнил, как пили, а ты помнишь? серега Предатель, напился и Развалился под ногами учителя, да как захрапит на Всю страну! Когда вернешься в Москву, тебя найдет Андрей Александров, расскажет, где я, да как... Передавай привет Боре Березовскому, Чубику - зазнайке, как вспомню его огненную шевелюру смех разбирает. Все, тут не айс, но мы держимся, немцев бьем, их обязательно нужно всех убить, но если этого не сделать, расстреляют из танков. В октябре у тебя день рождения? Могу не успеть. Да, чуть не забыл, они осенью собираются у Толика в доме на Пятницкой, там их всех можно найти. Андрюху Козырева и Гусь будет, и Лис. Обнимаю, тетка(зачеркнуто), прости, сестренка! Надеюсь свидемся, если вернусь - забиру. Наденька, сбереги это письмо, если я не вернусь. Наследникам отдашь. Твой верный брат Женя-туннельный диод. 8/III-42г. Меня прошиб холодный пот, когда дочитал до конца. Тоннельный диод - это мое студенческое прозвище, за худобу и тему курсовых. Почерк - мой. Это я писал. Я... с ума сойти! «РЕЗОНАНС! ДАВАЙТЕ ВЫВОДИТЬ! НА СЧЕТ ТРИ...» *** Я открыл глаза. Теплый ветерок из кондиционера ласкал волосы и взмокшее лицо. Кто-то осторожно снял с головы шлем. Увесистая штука, похожие на дреды антенны СВЧ. Полумрак.


Создатели миров

122

- Андрей Викторович! Вы в порядке? - ассистент Юра по прозвищу Юро Кей - в своем репертуаре. Заразная это штука - американские боевики. Я никак не отойду от ощущения, что нахожусь в другом месте. Должен находиться. И оборудование кругом слишком современное. Ощущение, что садился в более старое кресло, и шлем был с толстым шлейфом проводов. Впрочем, ощущение похожее на дежавю. Будто после очень яркого сна. Вместо покрытых желтой масляной краской стен – пластиковые серые матовые панели, нет треска самописцев, лишь шорох кулеров из компьютерных блоков. - Юр, а чего-то я периодически слышал какие-то команды - фразы? - Какие фразы, Андрей Викторович? - Дисперсия! Резонанс! Сдвиньте частоту! Ты с кем тут? Голос чужой. Юра вытаращился на меня. - Андрей Викторович! Я тут был один и молчал. Да и чего говорить, вы ж сами настраивали блок ФАПЧ, чего мне вмешиваться? Вот, все записано, протокол в отдельном файле. Время эксперимента - час двадцать три минуты. Все параметры в норме, давление, пульс, КГР, дыхание. Было пару раз отклонение - то сердечко зачастит, то дыхание. А в целом все о,кей. Так вы в порядке? - Абсолютно. Видно, крепко я поспал. Значит, мне приснилось. - А что снилось? - Да так, сумбур всякий. То война, то мирное время. Отца видел во сне, маму. Дядьку, на войне погибшего. - На какой войне? Афганской? - На Великой Отечественной. - Ого!!! - Юра болтал, но дела делал. Сложил распечатку протокола, прошил степлером. - Ну и как там? - Страшно. И жестоко, - я открыл холодильник и достал бутылочку газировки. - Юр, ты иди, я еще посижу. Нужно подумать, обмозговать все. Отчет опять же написать. Вот что, Юр, пока не ушел, поройся-ка в сети, найди мне там двух человек, любые сведения. - Юра сделал стойку. Путин Владимир Владимирович и Медведев Дмитрий Анатольевич. - А кто это? - Если б я знал, наверное, не просил бы поискать материалы. Все, что в открытом доступе. - Хорошо, Андрей Викторович. Это срочно? - Ну, вот сделаешь и дуй домой. Юра ушел к себе. Сон, вызванный экспериментом - необычайно яркий, сочный, смесь реальных воспоминаний и ощущения ирреальности - сна во сне. Чья-то чужая и в тоже время моя биография. Я - не я. И рубеж - осень девяносто третьего. Да, это год, когда я остался без отца. Год трагический, тяжелый, но там - в той жизни из моего сна, это год фатального перелома в жизни, когда я не мог найти работу, когда мы остались без денег, и пришлось бросить аспирантуру, а начались шоп-туры, челночество, рынки и контейнеры, крыши и откаты. Бог меня спас от тесного общения с бандитами. Деньги, деньги, я ни о чем не мог думать кроме денег. Я просыпался с мыслями о деньгах, что заработаю за день и засыпал с мыслями, что чего-то кому-то должен. Это страшно. Ни на мгновение не расслабиться. Не отвлечься. Да, я неплохо раскрутился. Но я жил без друзей, потому что бизнес не терпит доверия, а дружить и не доверять нельзя. Знакомые, приятели,


Создатели миров

123

собутыльники, дистанция и мера доверия. Выплыла из памяти сценка из комедии Гайдая Деловые люди: Акула Додсон, - и фраза «Боливар не выдержит двоих!». Да. Бизнес, настоящий бизнес - это всегда удел одиночек, умеющих сколотить под собой команду, систему... Я открыл глаза и выдохнул. Ощущение будто я вывалялся в помойной яме. Господи, неужели, действительно есть реальность, где люди ни о чем не могут больше думать? Где все на свете решают только деньги? Где одна мечта владеет всеми – стать богатым и знаменитым?! Да, в марте мы с отцом ездили в деревню, и нашли могилу дяди Жени. Да, тетка отдала мне странное последнее письмо, и я ломал над ним голову, а потом отец забрал листочек, и оно забылось, как забываются странные события, ответа на которые найти не можешь. А дел накапливается столько, что думать о всякой несущественной информации уже некогда. Был только один разговор с отцом: «Почему письмо подписано тобой?» - спросил он. Мне нечего было сказать. Да и что можно было объяснить? Совпадение? Я пошутил: «Послание из будущего? Почему так сложно?». Отец задумался. Он что-то делал с тем письмом. Изучал. Бывший военный летчик, штурмовик, полковник авиации, после ранения в восемьдесят восьмом ушедший в отставку. Во время ГКЧП в августе девяносто первого он был в Белом доме, а у меня начиналась дипломная практика в Зеленограде, и когда я рванулся на площадь Восстания с ним, он жестко сказал: «Хватит меня одного в этой мышеловке, занимайся дипломом!» С того времени он все время был рядом с Руцким. До самой смерти. Состояние двойного сознания сохранялось. Танки в ряд на мосту перед белым домом. Этого не было! Не было! Верховный совет принял решение об отставке президента Ельцина и передаче власти на остаток срока вице-президенту. Александр Владимирович доработал срок, потом еще четыре года, и передал правление новому президенту Глазьеву, а я в то время уже получил лабораторию в НИИ микроэлектронники. Сказывалось знакомство и покровительство Руцкого. Он нас не забывал. Я, кстати, так и не узнал, как погиб отец. Александр Владимирович пригласил меня через месяц после похорон и вручил орден, которым наградили посмертно «За заслуги перед отечеством 1 степени». А когда я спросил, за какие, он грустно улыбнулся в усы и сказал: «Это секрет». Все... все. Не хочу я знать чужих воспоминаний. Не реальность, а какой-то апокалипсис. Словно последний укол - черный вторник августа девяносто восьмого! «Больше трех машин в одни руки не отпускаем!». Смешно. Мама парализована! Я потряс головой. Нет... я только утром с ней говорил. Старенькая она, конечно, но сохранная. Жена и дочки за ней присматривают. Приходилось сделать огромное усилие, чтобы придавить ощущение двойственности. Путин - премьер, Медведев - президент России. Кто эти люди? Откуда они вдруг взялись? Стойкая цепочка альтернативой истории, которую я вынес из погружения в собственное сознание. Моя лаборатория занимается созданием систем связи, и новейшие разработки - это трансцендентное поле. Мы взяли термин психологов, хотя ничего такого запредельного делать не планировали. Всего-то и нужно - мысли оформить в символы и образы - обработать и передать по мобильной сети в аналогичный прибор, который выведет все на обычный дисплей. Сегодняшний эксперимент должен был показать образы моего сознания. А самые яркие образы получаются во сне. В качестве инициации сна взяли стандартную аппаратуру для наркоза - электросон, а потом просто стабилизировали порядок образов с помощью блока фазовой автоподстройки частоты. Я вспомнил письмо из моего сна, последнее письмо Жени Ефимова - там упоминались Березовский, Чубайс, Козырев, Гусинский, Лисовский, я понял эти намеки, но все знают, что они


Создатели миров

124

погибли в результате страшной катастрофы в октябре 1993-го, когда в дом, где они проводили ночное заседание, врезался бензовоз. Двадцать тон бензина. Сгорели даже кирпичи. Опознать не удалось никого. Официальная версия - пьяный водитель заснул за рулем. Несчастный случай. Я пожал плечами. Вот уж точно бред из моего сна, будто они подтолкнули первого президента пойти на преступление против своей страны. Одно он совершил - подписал беловежское соглашение, когда распался СССР, народ этого ему не простил. Всей власти хватило на три года. Что-то было об этом во сне... что? Забыл. Вошел Юра. - Андрей Викторович. По Путину - тухляк, ничего. Будто и нет человека. А Медведев - декан экономического факультета СПГУ, пишут, что станет ректором. Активный блоггер в твиттере. Пишет обо всем как из пулемета, от сколько раз в день ест, до случки его кота Дорофея с какой-то Муськой Кастанеда из Испании. Редкая порода. Я еще нужен? Я покачал головой. - Иди. Рабочий день окончен... я смотрел на экран монитора, там мельтешит график частотных зависимостей. Сдвинь я диапазон, и, может быть, не было б этого сна... глупость какая-то снится. Завтра нужно поработать на других частотах. Погружение в трансцендентность – это интересно, только нервно очень. *** Боец РРКА Ефимов Евгений Иванович погиб 12 марта 1942 года в деревне Печище Маревского района Новгородской области. Был захвачен во время разведки и казнен фашистами через повешенье. Местными жителями захоронен близ д. Печище как неизвестный солдат вместе с другим разведчиком. В 60-х годах все могилы погибших в боях в этом районе были перезахоронены в братскую могилу близ деревни Мамоновщина. P.S. В рассказе использованы реальные письма. Изменены некоторые имена. Автор: Андрей Звонков(LSvetin)


Создатели миров

125

Все мы учились понемногу… Уважаемые читатели, не только о делах прошлых хотелось бы побеседовать – война прошла, память осталась в наших умах и сердцах, но всегда хочется смотреть вперед – в будущее… А кто как не наше подрастающее поколение будет его творить – это будущее. Второй бонусный блок нашего раздела «Произведения» посвящен студентам, ученикам и просто всем людям, которые с надеждой смотрят вперед, не унывают и верят.

Василий Зинченко «Сон химика» Небольшая комната, освещенная настольной лампой и монитором компьютера. За столом сидит невысокий и неширокий парень, что-то увлеченно пишущий. Вокруг разложены методички, на мониторе горит схема мудреного прибора, подкрепленная несколькими строчками реакционного механизма. - Ночь. Уже 3 часа ночи, - глаза сделали попытку закрыться при взгляде на часы. - Зато я сделал это! Последовал жест, напоминавший пресловутый “fuck yea”. С любовью посмотрев на исписанный лабник, потянулся куда-то в недра шкафа, выудил конфетку и начал сосредоточенно её поглощать. - Я опять говорю сам с собой, - недовольно прочавкал парень и вынул из-под стола банку сока. Богатырский глоток отправил поздний ужин по назначению. - Теперь можно и поспать. Завтра надо встать пораньше, а то опять не найду свободную плитку, - руки уже собирали методички в кучку, сортируя по размерам, пока на компьютере прогружалась страничка с музыкой на ночь. Мельком глянув на экран, парень, почти спавший, встрепенулся: - А почему бы и не поискать что-нибудь новенькое? - Потому что надо спать! - Не, я быстро… И действительно быстро щелкнул по «рекомендации». Внутренний голос тут же возразил, что если будет что-то нехорошее, придется тянуться к клаве и переключать, но внешний голос понадеялся на удачу и бухнулся в кровать. Заиграла музыка, красивая, тело приподнялось и бросило мутнеющий взгляд в монитор. - О, зов драконов, надо запомнить и поискать, но эт все завтра. Слушая музыку, он постепенно погружался в сон, и, когда в песне прозвучал призыв уйти отсюда, улететь с драконами… Не задумываясь, он пробурчал: - Да, слинять было бы отлично… Тут сон окончательно срубил сего героя студенческого фронта. Через несколько минут, тихо прошуршав, выключился и компьютер. Утра началось непривычно. Проснулся от того, что выспался. Лень было открывать глаза, поэтому стал вспоминать, что было вчера.


Создатели миров

126

- Мать! - я подорвался с кровати как ошпаренный. - Органика же, йодбензол, двойная перегонка, опоздаю! Дернувшись за штанами, обнаружил, что нахожусь неизвестно где. Небольшая комната, скорее даже пещера, поправился я, заметив каменные стены, пара картин на стенах, на всех драконы. Ну, драконы это ладно, сам на рабочем столе вечно держу обоину с ними, но откуда пещера-то? Не нашарив взглядом ничего, напоминающего штаны, я вышел через проход в стене. - Ох, ты ж, мама миа… Моему взгляду предстал РАЙ. Большая комната, опять же пещерного типа. Комната представляла собой алхимическую лабораторию. Куча шкафов с различными колбочками, баночками, бутылями, заполненными неизвестными мне веществами. Стоял каменный стол, с креплениями под лапки, немного похожий на стандартное рабочее место лаборатории. Слив, трубки, которые не могли быть чем-либо иным, кроме как горелками, несколько металлических штырей, соединенных между собой, прямой и обратный холодильники, парочка непонятных устройств, уже собранных, и, как апофеоз, толстый лабораторный журнал. Буквально прыгнув к столу, я пораженно отметил, что несколько метров расстояния до него я преодолел одним рывком, и что-то дернуло меня за плечи. В первый раз после пробуждения я посмотрел на себя. Чешуя. Вздрогнув всем телом, ощутил, что зацепил шкаф чем-то. Точно не рукой. С опаской повернув голову налево, увидел развернутое крыло, трясущееся мелкой дрожью. Оно опять зацепило шкаф, и, на этот раз, ему хватило. Жалобно звякнув, пара круглодонных колб выпала из заглубленных в полку гнезд и они ме-е-едленно покатились к краю. Весь мир замер, я буквально упал под шкаф, ловя на вытянутые руки колбы, мерцающие одна зеленоватым, а другая розовым содержимым. Поймал. Время наверстало свой ход, и я впечатался мордой в пол. Поднявшись и вернув колбы на место, ощупал лицо. Ну, точнее уже точно морду. Чешуя меня не удивила. Осталось найти зеркало. После счастливого спасения колб я как-то вдруг помирился с телом и перестал ощущать неудобство. Вернувшись в спальню, увидел, что одна из картин на самом деле зеркало. А дракон, отражавшийся там, - я. Красновато-коричневая чешуя. Цвета обожженной глины. Две ноги. Ну, или нижние лапы. Но я мыслю, значит, будут ноги. И плевать, что в чешуе. Тело наклонено вперед, общие габариты около двух метров, без учета крыльев. Крылья тонкие, но, похоже, увесистые, раз компенсируют наклон тела. Растут где-то из спины, точнее не видно. Покрутившись перед зеркалом и вывернув голову, обнаружил, что растут они из-под лопаток. Попробовав взмахнуть, я приподнялся на полметра над полом. Какое странное ощущение. Привычное и непривычное одновременно. «Интересно, это я такой легкий, или крылья такие сильные?» - внезапно задался вопросом. Почесав затылок, на этот вопрос попросту забил, потому что никогда не интересовался биологией и сказать все равно ничего не мог. Внезапно раздался стук. Я почему-то только сейчас подумал, что у всего этого великолепия должен быть хозяин, и это не я. Метнувшись в алхимическую комнату, я увидел морду дракона, выглядывающего в один из проемов. Я застыл, глядя на него. Он же, посмотрев на меня, гулко хохотнул и спросил: - Ну что, освоился? Такого я не мог ожидать. - А-э-ы… - С телом освоился, спрашиваю? - Вроде да… - промычал я, шокированный такой встречей. - Не тушуйся, парень, все так приходили в этот мир. Ты ведь хотел уйти, уйти к драконам? И вот ты здесь. Когда кто-то хочет уйти, его душа покидает старое тело и вселяется в тело дракона. Мы не знаем, как это действует, но за некоторое время до перехода к нам приходит предупреждение о


Создатели миров

127

появлении новенького. Для него создается жилье, идеально подходящее. У нас давно не было алхимиков, так что готовься к наплыву работы. Дракон неожиданно ухмыльнулся. Я ошеломленно молчал. - Старое тело умерло? - Да, без души оно умерло. Значит дороги назад нет. Отлично. - Значит, все это мое? - Да, можешь считать это стартовым капиталом. - Здесь в ходу деньги? - И еще как в ходу, но не беспокойся. Твой промысел весьма доходен, а если сможешь изобрести что-то новое, то и почетен. - Расскажите мне про драконов? - Мы умеем летать, грузоподъемность примерно равно собственному весу, средний вес 40-60, он на секунду замялся, - ты ведь с планеты Земля? - Ага. - Значит точно, 40-60 килограммов. У нас живут драконы из самых разных миров, поэтому пришлось выбрать универсальную систему. А так как наша планета по многим параметрам совпадает с твоей Землей, то и систему мы выбрали вашу. Мер и весов физических тел, если быть точным. Магические явления измеряются по другой системе, твои способности минимальны, так что если будешь интересоваться, сам прочтешь. Библиотеку тебе каждый укажет. - Спасибо, но что мне теперь делать то? - Жить, - он пожал плечами. - Можешь учиться, можешь работать, у тебя есть шестьдесят оборотов для решения. Если решишь раньше, сообщишь в комиссию, она в третьем подкаменном. Меня зовут Натаниил, я твой куратор на первое время. Сейчас обучу тебя основам телепатического общения, оно заменяет у нас привычную для тебя телефонную связь. Интернет, в общем, тоже. Я почувствовал рывок, но не внешний, а внутренний, и меня выдернуло из тела. На лесной поляне меня ожидал Натаниил: - Вот так примерно и выглядит наше общение. Он поднял руку, в которой засветился зеленый огонь, и кинул в меня этим огнем. Я попытался увернуться, напрасно, сгусток огня попал точно в лоб. Пришла мешанина образов. Холод, отстраненность и тут же дружелюбие, тепло, радость. Похоже, это была его подпись. Я понял, что по этому образу смогу его найти. Тут он дернулся и пропал с полянки. Я в недоумении осмотрелся. Нипанятна. Попинал неподатливую землю. Она не хотела меня выпускать. Попробовал вызвать куратора с помощью полученной подписи. Фиг. Подумал, что это все нереально, а значит неизвестно. Плюнул и улегся на траву. Спать. Закрыв глаза, я начал обдумывать, что же я буду делать в первую очередь. Наверно, учиться алхимии. Основные-то у меня навыки на химию заточены. Представляя красочно алхимию, я незаметно уснул. И тут же проснулся, но уже в реальном мире. - Однако… - пробурчал я, потирая залежавшийся бок и расправляя крылья. Куратора нигде не было видно. Решив, что для начала мне данных хватит, я, наконец-то, взял в руки лабораторный журнал. Он был чист. Я огорчился, но потом сообразил, что он приготовлен для меня, а книги по алхимии должны быть либо в библиотеке, либо где-то в шкафах. Пройдясь по комнате, я нашел скромную книжную полку, вытащил «Основы» и принялся за изучение.


Создатели миров

128

Позже куратор вернулся, объяснил, куда он пропал. Произошел несчастный случай с его женой, и её сообщение оторвало его от меня. Увидев меня за книгой, он посоветовал идти к Захару, учиться. Захар - один из алхимиков, тоже с Земли. Куратор передал мне его подпись и попрощался. Я посидел, успокоился и послал вызов предполагаемому учителю. Тот сразу же ответил, правда, безо всякой полянки. Исключительно голос в голове. Несмотря на то, что он успел повидать жизнь, мы как-то быстро нашли общий язык: ему нравилось учить, а меня увлекла это наука. Я ходил к нему каждый день, видимо, в теле дракона обучаемость заметно повысилась, и начальный курс я осилил за те самые шестьдесят оборотов. Напоследок, Захар посоветовал мне список литературы, для продолжения обучения, пообещав консультировать по нужде. Так как алхимику магия практически не нужна, меня ей не обучали, несмотря на мое желание. Захар обучил основам концентрации энергии, что помогало в зельеварении, а я сам научился зажигать небольшой огонек. Сегодня был первый день, когда я вывесил на доску объявлений заметку об открытии моей лаборатории и лавки одновременно. Основные рецепты я уже умел готовить, ну а что-нибудь редкое надеялся запилить уже самостоятельно. Первым клиентом стал мой же куратор, запросив чистящее зелье. Сварив требуемое, я отправил ему сразу же, едва приемник остыл. Скорее всего, это был своеобразный экзамен. Судя по тому, что деньги от него пришли практически одновременно со вторым клиентом, экзамен я прошел. Моя жизнь вошла в устойчивое русло. До обеда заказы, после обеда выполнение, в середине дня самообразование. Этот мир многое знал о химии - и об органической, и о неорганической. На полках шкафов соседствовали ароматические соединения и первородные элементы, было крайне интересно изучать механизмы их взаимодействия. Правда эта тема было слабо изучена, волшебные элементы практически не подчинялись обычным законам, они жили и взаимодействовали по своим правилам. И я загорелся идеей создать мощное взрывчатое вещество. С детства мечтал об этом, и моя мечта обрела шанс на воплощение. С того момента работа буквально закипела. Так как просто взрывчатку делать было неинтересно, я смотрел сразу на практическое исполнение. Предполагалось, что это будет граната. Мощный заряд химической бризантной взрывчатки, инициируемой алхимическим зарядом. Все это будет окружать двойная емкость с жидким, высоколетучим веществом. Или сжиженным газом. При взрыве произойдет первичное поражение и распыление смесей - либо при алхимическом превращении, либо при смешивании они дополнительно образуют облако, которое создаст объемный взрыв. Отличное средство против тех, кто сможет защититься от первого взрыва. План был хорош, но вот исполнение предстояло найти. Хорошо, что с инициатором проблем не возникло. В алхимии многие смеси взрывались либо горели с большой температурой. В качестве первичного заряда я решил выбрать какое-то из нитросоединений. Получить проще, азотной кислоты я нашел значительно количество в запаснике. Соблюдая технику безопасности, я аккуратно проводил реакции, выдерживая нужную температуру, некоторые вещи пришлось очень долго вспоминать, но я справился. Почти полкило мощного взрывчатого вещества лежало на столе. На это ушло больше недели, или 10 оборотов, по-здешнему. Сферы для оболочки пришлось заказывать у кузнеца. Тот очень интересовался, для чего мне такое нужно, и я пообещал его позвать на демонстрацию. Следующие десяток оборотов я выделял и сжижал газы, смесь которых нужна была для объемного взрыва. Перепробовав несколько вариантов, я остановился на наиболее неустойчивой смеси, оставив идею об алхимической трансформации. Больно уж мудрено. Предназначенные для войны вещи должны быть простыми как полено. После очередной серии


Создатели миров

129

подрывов газовых смесей я отдыхал, записывая результаты опытов. Внезапно дверь распахнулась, и ко мне в комнату буквально ввалился куратор. Мы немного обалдело посмотрели друг на друга. - Здравствуй, Натаниил. - Здравствуй. Соседи очень взволнованы грохотом из твоего жилища. У тебя все в порядке? - А, просто готовлю свое изобретение… - я хотел сделать сюрприз, потому решил не открывать карты. - Я тоже готовлю новшество в артефакторике, - куратор чрезвычайно оживился, - причем наиболее применимо оно будет именно на алхимическом поприще. - Какое же? - заинтересованно спросил я. - Это будет сюрприз, - улыбнулся он довольно. - Разрешишь протестировать на своей лаборатории? Не хочу тревожить стариков. - Конечно, - я улыбнулся. - Мой дом всегда открыт. Он поблагодарил и удалился. Я же с новыми силами взялся за работу. Прошел месяц, моя бомба наконец-то была готова. Активировалась она как вручную, с задержкой запала в 10 и 5 секунд, так и на манер мины, только реагировала на колебания магического поля, неизбежно возникавшие во время сотворения заклинаний. Я никого не ждал в гости, только этим и можно оправдать мою ошибку. Ручной запал был вынут, но алхимический реагент, отвечавший за магическое взаимодействие, был неотъемлемой частью бомбы. Я поторопился её собрать, не продумав блокировки. На испытание собирался нести её в изолирующей ткани, зачарованной для того, чтобы не пропускать магические колебания. Внезапно дверь распахнулась, внутрь влетел мой куратор. Он был в радостном возбуждении, видимо, закончил свою работу. В руках он нес завернутый в тряпицу камень, наверно, артефакт. Забыв поздороваться, он метнулся к атанору, где шел рутинный процесс преобразования, для одного из заказов. - У меня наконец-то получилось, - он вытащил артефакт и потряс им. - Он будет ускорять алхимические преобразования в несколько раз. Я наблюдал за тем, как Натаниил настраивает свой артефакт, но меня грызло нехорошее предчувствие. Я решил уточнить: - А за счет чего происходит ускорение? - За счет сильного увеличения магического поля! - воскликнул он с довольным выражением морды. Я вздрогнул. Бомба лежала не так далеко от атанора, чтобы гарантированно быть вне зоны воздействия… - Стой! - я метнулся к столу, сбивая дракона с ног и откатываясь в сторону. Было поздно. Артефакт чуть заметно засветился, атанор забурлил. Задержка перед взрывом была минимальна. 2-3 секунды. Я отсчитывал эти секунды, зная, что бежать бессмысленно. Время опять замедлилось. Куратор ворочался подо мной, но это не имело значения. Все-таки задумка была для поражения помещений. А в замкнутом пространстве… В голове крутился порядок: «Накопление заряда. Разряд. Воспламенение инициатора. Взрыв...» *** Спасатели из числа как магов, так и простых драконов разбирали завалы на месте Первого Подземного проезда. Погибло множество драконов, подземные пещеры обрушились на несколько километров вокруг эпицентра, которым стала лаборатория новенького алхимика. Никто не понимал, что там могло произойти. После разбора завалов и спасение выживших, начался подсчет жертв и определение причин катастрофы. Маги только разводили руками, было зафиксировано


Создатели миров

130

лишь небольшое увеличение магического поля, но это не могло вызвать такие разрушения. В самой лаборатории уцелели только стены. Оплавленные. Несколько раздробленных колб из жаропрочного стекла, части проплавленного и покореженного оборудования. И кости. Два комплекта обугленных, почти прогоревших костей. Воцарилось молчание. - Натаниил хотел зайти к нему, проверить свое изобретение, не хотел тревожить старичков… кто-то из магов, работавший вместе с куратором, прояснил появление второго костяного комплекта. - Вот и проверил, - грустно закончил глава гильдии магов. - Не могло его изобретение произвести такие разрушения, это был небольшой артефакт, откуда столько энергии?! - вступился за честь мага первый говоривший. - А ведь алхимик тоже что-то изобретал, постоянно что-то грохотало в его лаборатории, стены тряслись, - вспомнил один из выживших соседей, по счастливому совпадению бывший в банке в момент катастрофы. - Видимо, их изобретения не пережили встречи… Все замолчали, глядя на кости, лежащие друг на друге… Я видел это будто бы со стороны. Наверно, моя душа не хотела идти дальше, не увидев, чем же закончился этот эксперимент. Ну, что ж, само изобретение выше всяких похвал. Если бы я только не забыл поставить экранирование, или хотя бы не произвел окончательную сборку… Но было уже поздно жалеть. Меня потянуло куда-то. Сознание выключилось мгновенно, как будто рубильник повернули. *** Очнулся я в больнице, в своем родном теле. Наверно, куратор не знал о возможностях нашей медицины, а мое тело, находящееся в коме, лежало на аппарате жизнеобеспечения. Открыв глаза, услышал тонкий сигнал одного из приборов. Через несколько минут прибежала медсестра. Я попытался повернуться и что-то промычал. Тело меня не слушалось. - Он очнулся, - крикнула она кому-то, спешащему по коридору. Подошедший врач посветил в зрачки фонариком, я недовольно дернулся и замычал. - Звони родственникам, - врач повернулся к м��дсестре. - Сейчас мы тебя воскресим, - доктор вколол какое-то средство прямо в вену. Тело стало оживать. Я попробовал подняться, но он остановил меня, сказав, что еще рано. Я прекратил дергаться и уснул. На следующий день меня перевели в другую палату и допустили родителей. Охи, ахи, я тихо говорил, что все хорошо, но из головы у меня не выходило зрелище разрушений, причиненных мной бед. Врач, заметив мое апатичное состояние, всех выгнал. Я опять уснул. Спал без снов. Через некоторое время, я уже начинал ходить, прошел реабилитацию, и вернулся домой. Таскаясь на лечебную физкультуру и в универ, я почти поверил, что все это был бредом. Пока ночью, в полусне, не зажег привычный огонек, который часто служил мне и фонарем, и ночником. Вспомнился кусок лекции куратора, про возможности тела. Что магия зависит от возможностей души, поэтому переход в драконье тело не изменил ничего. - Значит, это было, - пробормотал я. Батя ругнулся на вспыхнувший свет, и я погасил заклинание. Жизнь в теле дракона забывалась, я втянулся в учебу, читал научную фантастику, и лишь изредка светил себе магическим огоньком. Только он напоминал, что я был в другом мире, и не давал забыть, что там натворил… Автор: Василий Зинченко (Ведун)


Создатели миров

131

Ирина Зауэр «Экзамен для гения» Вдохновителям - Алене и Дмитрию-Мунену - Стулолайка! В воздухе материализовалась вещь, не похожая ни на стул, ни на собаку. Но лаять она умела - от оглушительного «ррррхав!» у Элиры заложило уши. - Сгинь! - приказал Дём, и оно сгинуло. Элира тряхнула головой - в ушах все еще звенело и в сто пятнадцатый раз спросила: - Когда-нибудь ты научишься записывать свои пароли? - Я записал, - возразил Дём. - А записать, где именно записал? - вкрадчиво поинтересовалась Элира и перекинула на другое плечо толстенную каштановую косу. - Забыл, - он зачем-то приподнимал сейф, в котором было подозрительно тихо. Кажется, хотел проверить, нет ли пароля на его днище. - Ты прямо как Хриза - болтовня вместо помощи… - Вот за что ты посадил ее в сейф, - ухмыльнулась девушка. Ну, нравилось ей дразнить Дёма, нравилось! Обиженный, он писал такие стихи, что закачаешься. - Сколько раз тебе объяснять, что амброзия... - ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА! - тоненьким голосом завопил сейф. Дём от неожиданности выпустил его, и шедевр кузнечного ремесла - стенки из синей стали толщиной в два пальца, дверца без замочной скважины и гордый вензель «Р. и П.» на крышке - гулко брякнул о дубовую столешницу. Хорошо, что дубовую. Хрупкий столик с точеными ножками, как у Элиры, рассыпался бы от такой «нежности». Правда, его тоже делал Гений; быть может, он заложил в красоту еще и прочность. Из сейфа послышались высоколитературные выражения как минимум на пяти языках. Дём покраснел: - Хриза, стыдись! - Мне нечего стыдиться, я пока еще ничего плохого не сказала! - мелодраматично изрекла запертая в железном ящике муза. Элира не выдержала и засмеялась. - Однажды я ее у тебя украду! – призналась она, когда приступ веселья немного поутих. - А что скажет Сильвер? - попытался поддеть Дём. - Ничего не скажет по причине вечного отсутствия, - Элира на всякий случай посмотрела за спину. Точно, нет. - Вернемся к нашим... Мелким. Ты записал пароль, чтобы не забыть, но забыл, где записал. Ладно. Но зачем надо было придумывать для пароля новое слово? Тебе старых мало? - Мало, - Дём отодвинул сейф от края столешницы, на которой осталась вмятина. Все-таки дуб правильное дерево, как раз для поэтов, ухитрившихся запереть в сейфе собственную Мелкую. Хорошо, что Дём сроду не заботился об обстановке и все у него было такое же основательное, как этот стол - чтоб не повредить чего случайным Словом. - Может, пароль - суполёт? Треснуло так, словно в комнате шарахнуло молнией. Под потолком образовалась гудящая и вращающаяся великанская суповая тарелка, которая то и дело угрожающе наклонялась, точно под тяжестью налитого в нее варева.


Создатели миров

132

- Сгинь! - синхронно рявкнули оба Гения. Суполёт рассыпался синими искрами. Элира взволнованно дернула себя за косу: - Дём, блин... Ты поосторожней можешь? - А может, это свинотёска или сухобобр... - Дём!!! ...Ближайшие полчаса свинотёска, не найдя свиньи, носилась по комнате за сухобобром, и ни один из них и не подумал открыть глухо молчавший сейф. «Сгинуть» новые творения Дёма удалось не сразу. За окном прозвучал сигнал - четыре звонкие ноты, эхом раскатившиеся по всем улицам. - Ну что еще там? - возмутилась Элира, пробираясь к окну через хаотично загроможденное в ходе охоты за словозверьем пространство. - Граждане Аверны! - проговорил стоявший на площадном возвышении глашатай, явный Гений, чьи слова были не только слышны, но и видны на большой панораме над его головой. Правда, буквы почему-то оказались желтые на сиреневом и вели себя, как перепившие амброзии Мелкие. По решению Величайших Магистров годовой экзамен переносится на завтрашний день! Элира выразилась на трех языках, чувствуя, что выражений отчаянно не хватает. Что там о себе думают эти маги-с-горы, давно уже всех доставшие своими Правилами? Зачем вообще нужны ежегодные экзамены для подтверждения Квалификации??? Но сдавать их было ПОЛОЖЕНО. Из соображений безопасности и контроля за потенциально опасным контингентом - Гениями. - Я влип, - с мрачноватой бодростью заявил Дём. - Нет, это я влипла, если за сегодня не найду Сильвер. Ну, где она опять бродит?! - В Театре поищи, - от всей души посоветовал Дём, не моргнув глазом. Тридцать лет, а как ребенок, честное гениальное… - Ага. В городе двадцать шесть театров. Это известных. А сколько неизвестных?.. Тишина!!! рявкнула она в сторону окна и, наконец, перестала слышать голос глашатая, объявлявшего условия экзамена. Надо же, получилось! В отсутствие Сильвер слова редко слушались ее до такой степени. - Ну, я не знаю, монетку брось... Элира зарычала. Ее Мелкая где-то гуляла и стулолаять... - ведь привяжется теперь! - гавкать хотела на то, что госпожа провалит свой экзамен и вылетит из Гениев, как... стрижеёжик от цирюльника. Глашатай закончил, и над Горой загорелись алые буквы Счетчика. До Экзаменов оставалось семнадцать часов и шесть минут. - Если не выпустишь меня, я умру прямо здесь, - раздался голос из сейфа, - и ты будешь оплакивать меня всю свою жизнь! - Ему не трудно, он у нас Поэт Печали, - мрачно пошутила Элира, кусая губу. Надо было лететь искать Мелкую. - Он МОЙ поэт, - бесцеремонно сказали из сейфа, - а если изменяет мне с какой-то Печалью, то после встречи со мной у нее не останется ни прически, ни имени. Элира не выдержала и снова расхохоталась до слез: - Нет, я с вами рехнууусь... Одна на амброзию подсела и в итоге оказалась в сейфе... Второй пароль придумал и забыл. Вы друг друга стоите! - Первую букву я помню! - возмущенно заметил Дём. - Ага, поняла уже. «С». Кстати, почему именно «С»?


Создатели миров

133

- Потому что сентябрь... Хм... А может, оно неприличное? Элира... Заткни уши, ага? Девушка честно закрыла уши ладонями, хотя ей было дико интересно, что там мог придумать этот тридцатилетний мальчик. Но, подслушав, она оказалась разочарована: - И все? Почему не … или не … ? - Потому что, - буркнул Дём и без предупреждения выдал два новых слова. …Ловить сивомерника в скользкоходах оказалось весело. Шустрая скотина ничего не разрушила и не сбила, а что охотники набили шишки, столкнувшись у дубового стола, - а Элира еще об него коленкой треснулась, - не страшно. Потирая колено, девушка ткнула кулаком в столешницу и вынесла приговор: - Синякодуб! Из середины стола вылезла дубовая, судя по листикам в интересных местах, фигура кулачного бойца, который принял стойку и изобразил «верхний в челюсть». Сейф не пострадал, Дём увернулся. Веселье продолжилось. *** Вечность знает, чем бы занимались Гении, если бы не было этих Экзаменов. В каждом городе и стране все они - люди искусства и ремесленники, ученые и солдаты - обязаны были его сдать. Иначе оставались без Вдохновения, то есть без Мелких, а каково человеку, привыкшему летать, снова ходить пешком? Или не иметь возможности выразить себя в каком-нибудь творении? Не творить - значило, по сути, не жить, а просто быть. А это - после полноценной жизни Гения очень мало. Гора была в каждом городе - причем одна и та же. Ходили слухи, что она просто находится в центре мира, и до нее отовсюду одинаковое расстояние. А на Горе обитали те, кто Гениями не был, - зато Магистры создавали Правила. И, поистине, они Правили. Без Экзаменов Гении могли бы просто жить, заниматься своими делами и находить себе приключения, не напрягаясь. Или ходить друг к другу в гости, как, например, Крит. *** Первой появилась его Мелкая. Вот кому такое определение не подходило, так это Розе! ...У дверей зашуршало, и в комнату вплыл запах цветов. Он ненамного опередил владелицу объемистую музу, которая двигалась легко и невесомо, как и все Мелкие. Оделась она сегодня в ярко-алое и с такой боевой раскраской на лице, что «страшная красота» было лишь намеком на истинное положение вещей. Но под всем этим, как под ярким костюмом из шуршащей бумаги, таилась нежная и прекрасная суть той, что приносит Вдохновение. Роза переместилась в комнату, чудесным образом миновав тесный для нее дверной проем. За ней вошел тощий вихрастый подросток в идеально отутюженном костюме. - Что за сборище? - спросил он. - И кого тут не хватает? - Тебя, - мрачно буркнула Элира. - Про Экзамены слышал? - Ну, слышал. Старики вообще взбесились там у себя от безделья. - Пойди и скажи им. А лучше помоги вытащить Хризу из сейфа. - Из риповского? - удивился паренек. – Ну, ребята, вы даете... Дёму пришлось объяснять, что и как случилось с Хризой. Мелкая Крита красноречиво смотрела на кувшинчик с амброзией, но вела себя культурно и в разговоры не встревала. Гений, хозяин дома, оказался между двумя огнями – своей, но запертой в сейфе музой, для которой купил амброзию, и чужой, жаждущей угощения. При своем громадном размере Роза была дамой очень деликатной и ничего не просила.


Создатели миров

134

- Угощайтесь, - сказал Дём, налив в стакан «напитка богов» и протянув его музе. - Благодарю, - в ее руке маленький стакан выглядел совсем мелким. - А что, если поменять пароль? - Да пробовал я, но это же риповский сейф, а они надежны, как сама смерть... - И зачем только ты чудище это приобрел! - проворчала Элира. - Уж точно не для того, чтобы прятать там музу от амброзии, вместо того, чтобы спрятать амброзию от музы… Так, народ! Все помнят о том, что Экзамен завтра, а на него без Мелких вообще не пускают? Дём, ты с собой этот шкаф потащишь? - А что? Нормальная идея! - хохотнул Крит, колупнув пальцем табличку «Р. и П.» - На дуэль вызову, - пригрозил Дём, но уже вяло. - Новый закон, если он сильнее, всегда отменяет старый, - скромно заметила Роза, - так и с паролями. - Ээээ... Объясни кудрявому, - Крит дернул себя за вихры. - Нужно более сильное слово, чем то, которое стало паролем. Простой пример... Слово «просьба» сильно, но слово «приказ» сильнее. Или: слово «дождь» и слово «ливень». - О… кажется, понял. Но я сделал паролем совершенно новое слово и понятия не имею, какое сильнее него, - пояснил себе и другим Дём. - Нужно пробовать, - потупилась Роза. Трое переглянулись. И стали пробовать. *** - Сероперепонка! - Сардинкодушечка! - Сыросиска! - Сыноборка! Хриза, попробуй! Что-то звучно тюкнулось в сейф изнутри - даже стол слегка вздрогнул. - Заперто! - пискнула Мелкая и всхлипнула. - Без паники! Пробуем снова! Сямсямка! - Крит, а это что? - Понятия не имею! Сербибобль! Суходрёх! Сырохавчик! У Крита, Гения бытовой квалификации, получалось лучше всех, потому что его муза была рядом и обеспечивала ему Вдохновение по полной. С другой стороны, именно из-за его слов к ним четыре раза стучали соседи по дому. И один раз кто-то вызвал Гениев из Стражи Порядка. По счастью, до их прихода удалось «исчезнуть» существо, чье имя состояло из частиц слова, обозначающего «очень далекое путешествие». Всех развлекла игрушка в виде ярких надоедливых шариков, что материализовались на площади за окном; они увязывались следом за каждым, кто проходил по улице, и пищали «пливет, плохожий!» Но не Криту, а Дёму пришло в голову слово «слизнешершень». После отлова гудящей и пачкающей все каким-то сиропом твари, Элира сказала, что еще минута в этом серпенозаврятнике, и она сама себя во что-нибудь превратит, чтоб не мучиться. После этого Гении стали осторожнее. Хриза то молча дулась, то пафосно выговаривала всем троим. Элира ухитрилась запустить уже внутрь сейфа свекложелудь, и муза аппетитно захрустела совершенно материальным и, видимо, вкусным фруктоовощем.


Создатели миров

135

- Ауф! Все! - Вихрастый Крит, ухитрившийся ни костюма не помять, ни собственной прически не взлохматить, шлепнулся в кресло. Взъерошенные Элира и Дём смотрели на него почти с завистью. Вот что значит муза на подхвате и подходящая Квалификация! - Передохнем! Роза - чтобы не мешать, она уменьшилась до размера кошки и устроилась на подоконнике, - с благодарностью посмотрела на него - она тоже уставала от своей работы. - Но недолго, - Элира устроилась на кушетке, а Дём - на коврике для сидения. - Помним об экзаменах. А если нет, то хоть о троллях. Тролли были одним из экзаменационных испытаний. Они нормальных слов не понимали, но сами выражались так, что вяли уши. А худшая их порода так и без единого скверного слова могла морально уничтожить «жертву». Ответа троллям никто до сих пор не придумал, и надо было просто выслушать всю их «критику» и не ответить тем же. У каждого был свой способ противостояния. Дём мысленно или вслух читал абсурдные стихи, Элира записывала все, что говорил тролль, сосредотачиваясь на словах и звуках до такой степени, что смысл ускользал, Крит рассказывал ему очередную серию из жизни выдуманной на этот случай семьи из восьми человек. Троллям почему-то это очень не нравилось. - Пойдем другим путем. В чем наша проблема? – спросил Крит. - Экзамен завтра! - в один голос ответили Дём, Элира и, кажется, даже Хриза из сейфа. - Отлично, - похвалил Крит, потирая руки. – Но я бы сказал, что Экзамен ВСЕГДА. Раз за разом, из года в год, как мой «сериал для троллей». Итак... Моделируем ситуацию. Завтра Экзамена не будет… - Это так же вероятно, как если бы ты сказал, что их не будет никогда! - возразила Элира. Крит подумал и кивком принял поправку: - Экзамен придумали магистры. А зачем? - По-моему, у них просто паранойя, - меланхолично заметил Дём. – Гении всегда оставались Гениями, а век назад никаких Экзаменов не было, и что - мир рухнул? - Вот-вот… теперь эти... Бдят, словно без них и без Правил Конец Всего настанет, - Элира скорчила рожицу. - Ну, было, не спорю. Одно море стало глубиной по колено, и город закинули на вершину горы... - Они взяли на себя ношу ответственности за мир, - тихо и скромно, как всегда, сказала Роза. - А кто их просил? - вспылила Элира. - Со стороны это выглядит так… глупо! Они даже не Гении! - Но мы-то да, - заметил Крит. Повисшее молчание было абсолютным, даже несмотря на шум с улицы. Экипажи носились как угорелые - те, кто не мог летать, пользовались ими, а те, кто мог, просто спешили и не очень-то заботились, чтобы на что-то не натолкнуться. Гении, в конце концов… - Ребята, Правила, конечно, по барабану, кроме одного. Вредить нельзя, - заметил Дём тихо. - И если сделать что-то такое… - Да еще и не подумав, – сказала, появляясь в комнате, как раз между кушеткой и окном, сереброволосая Мелкая, - то результат будет - ни вашим, ни нашим. - Сильвер! – воскликнула Элира, вскакивая на ноги. - Не гоношись. На час тебя оставить нельзя, - без упрека заметила Сильвер. На ней была какаято пестрая хламида с блестками и бусами, пришитыми тут и там безо всякого порядка, в волосах плетеная кожаная лента, бисерные браслеты на руках, а за спиной мандолина. Муза часто


Создатели миров

136

пробовала что-то новое, но в таком виде хозяйка ее еще не видела. – Вы чего тут ерундой занимаетесь? - Ищем выход, - мрачно сказал Крит. Он вечно препирался с Сильвер и никогда не мог оставить за собой последнее слово. - Даа? А постучать не пробовали, вдруг откроют? - она стукнула пальцем по голове. - Ой, не надо на меня так смотреть, вдруг я хорошо подумаю, а это плохо! Эль! У тебя Квалификация какая? Элира пожала плечами: - Не «медвежатник» я, чтобы сейфы вскрывать, и не политик, чтоб менять законы… - И тебе не жалко ни Хризу, ни старикашек-с-Горы? - Жалко… А их почему? Сильвер хитровато прищурилась: - Ну, представь… вы все Гении, а они кто? Сидят там безвылазно… придумывают Правила, чтоб вы мир не грохнули, с вашими-то талантами… Изредка выпадает развлечение в виде Экзаменов, да и то сомнительное. А все остальное время – надзор, контроль и никакого расслабления! Ни праздников, ни подарков. И вообще – ничего для себя! Они создают Правила, и Правила становятся Законами. Но им от этого ни пользы, ни удовольствия… НИКАКОГО удовольствия! Крит зарычал, Дём возвел очи горе. - И в таком положении - тяжелейшем, уж поверьте! – развивается крайне мерзкий характер. Но они в этом не виноваты. И, по-моему, надо им помочь, - мятежная муза достала из-за спины мандолину и тренькнула струнами. - Чего??? – возмутилась Элира. - Одновременно помогая себе. Я всегда тебя учила: если тебе плохо - сделай кому-нибудь что-то хорошее. Плохое всегда успеешь, - Сильвер проиграла веселый мотивчик, а потом что-то похоронное. - Одним выстрелом двух сурдохряков? Блин! Дём, я тебя за твои прилипчивые словечки!.. - Еще немного - и мне самому себя станет жалко, - мрачно заметил Гений Слова. - Я умираю, - совершенно без эмоций сказали в сейфе. Крит подумал и внес в происходящее свою лепту, заметив: - Не Гении мы, а свистомели… - ХВАТИТ! – взорвалась Элира. Кажется, на мгновение замер даже отсчет времени над Горой. – Пусть придет ХАЛЯВА! Всем! Замок сейфа щелкнул, и дверца со скрипом отворилась. Из железной коробки вылетела крошечная, похожая на куклу женщина с золотыми, в цвет имени, крыльями. Она поднялась почти под самый потолок и замерла там - наверное, Хризе нравилось смотреть на них сверху. - Давно бы так! – заметила Сильвер и проиграла игривую мелодийку. - Но почему именно «халява»? – поинтересовался Дём осторожно - по лицу Элиры было видно, что она не простит неосторожности. - Потому что это главное слово для любого Гения. - Хорошо, что халява, а не хана… - сыронизировал Крит. - Закажешь - получишь, - усмехнулась Сильвер. – Эль у нас Гений Желаний. Дом слегка закачался. Небо за окном на миг потемнело, алые буквы Счетчика вспыхнули особенно ярко и взорвались цветным фейерверком. Когда снова стало можно видеть хоть что-то, Гора висела в воздухе над городом и гудела, как недавний суполёт.


Создатели миров

137

- Это тоже халява? - спросил Крит без особого удивления. - Похоже на то, - отозвалась Элира. – Только не наша. Голос, нет, ГОЛОС зазвучал над городом как набат. Он вещал о том, что смертные Гении должны трепетать перед Богами, что с этого дня все изменится, что каждый обязан приносить Дары Горе и смиренно ждать воли Богов, что, как только они выберут Главного, то займутся погрязшим в Беззаконии миром. - Не тушуйтесь, - сказала Сильвер, когда речь отгремела, а Гора поднялась еще выше. – Теперь им не до нас. - Ты уверена? – спросил Крит. - Нет. Но почитай любые мифы. Там черным по белому написано, что Всемогущим до смертных нет дела. - Но итог всему подводят мифы о Конце или о Суде! - Зато Экзаменов теперь точно не будет, - усмехнулась сереброволосая муза. Гора поднималась в небо на крыльях подаренной ее обитателям халявы. И когда она окончательно скрылась в облаках, три Гения, и, наверное, не только они, вздохнули с облегчением. Мелкая Дёма спустилась, наконец, пониже и вернула себе нормальный человеческий рост: - Если ты не обратишь на меня внимания, я обижусь навсегда! Дём вздохнул: - Ну, чего тебе? - Амброзии. И стихов! Стихи - тебе, амброзия – мне! - Вот-вот. Пьеса должна продолжаться! – кивнула Сильвер. – Эль, может и правда всем по кружечке чего-нибудь?.. - Я никогда не разозлюсь настолько, чтобы таскать пиво из ближайшей лавочки, - проворчала Элира. Крит довольно усмехнулся и засучил рукава – для эффекта и так, на всякий случай. Через несколько минут они и правда угощались почти халявными - ведь потом платить все-таки придется - напитками, кому что нравилось. - Интересно, боги пьют амброзию? Высказанная Хризой неожиданная мысль поразила всех до такой степени, что они перестали прихлебывать из кружек. И посмотрели на Элиру. - И не просите! – отрезала она. – Вы себе хоть представляете пьяных богов? - Вполне. И такая перспектива открывается… - Лучше подумайте, что будет, если они все-таки вернутся! – проворчала опять чем-то недовольная Хриза – кажется, тем, что в ее стакане кончилась амброзия, а Роза свою едва пригубила. - Ну, боги же попадают под определение Гениев? – Сильвер потягивала свое молоко и закусывала его соленым печеньицем, - значит, они тоже должны будут сдать Экзамен. Таков Закон, который придумали они сами. А кто будет экзаменаторами… да хоть мы. Сегодня мы свой экзамен сдали, – она кивнула в сторону окна и высокого неба, без следа поглотившего Гору с новоиспеченными богами, - а как экзаменовать… подумаем. У нас есть время. И она была права. Время у них действительно было. Автор: Ирина Зауэр (Lita)


Создатели миров

138

Послесловие Вот, дорогие наши друзья, перед вами закрылась последняя страничка нового выпуска нашего электронного журнала. Мы хотели, чтоб вам было интересно, приятно и чтобы у вас осталось ощущение тепла и удовольствия. И если нам это удалось, то, значит, мы не зря работали. Для участия в проекте были привлечены пользователи нашего сайта. За что мы выражаем им огромную благодарность. Нам интересны ваши пожелания и замечания. Мы открыты для ваших отзывов. Если у кого-то возникнет желание поработать над следующим номером нашего журнала, мы будем этому только рады. Надеемся, что наше сотрудничество поможет в осуществлении наших с вами планов. Спасибо вам всем за уделенное внимание.


Создатели миров

139

Над

журналом

работали

Автор идеи и руководитель: Дмитрий Аникин (Забатар) Автор сопроводительных статей: Татьяна Медведева (tanyaversal) Редакторы разделов: Отзывы - Наталья (Случайная) Кино-файлы - Наталья (Случайная), Светлана Соколова (Кира) Статьи - Наталья (Случайная), Татьяна Медведева (tanyaversal) Интервью - Татьяна Медведева (tanyaversal), Дмитрий Аникин (Забатар) Личное дело - Татьяна Медведева (tanyaversal) В помощь читателю - Дмитрий Аникин (Забатар) Произведения и отрывки - Наталья (Случайная) Верстка: Дмитрий Аникин (Забатар) Вычитка: Наталья (Случайная) Обложка: Екатерина (Kaverella_De_Vine) Авторы статей и материалов: Наталья (Случайная), Михаил Федотов (mif), Александр Кулькин (Ментор), Дмитрий Пащенко (dimon1979), Тимофей Григорьев (lorri), Сергей Васин (dcf), Ольга (Olya83), Ксения Никонова (Норка), Дмитрий Рогачев (Sk0rp), Андрей Иванов (Курок), Игорь Марченко (Green), Евгения Медведева (Katrena), Татьяна Медведева (tanyaversal), Дмитрий Аникин (Забатар), Александр Грубин (Alex), Алина Илларионова (Альтея), Ирина Зауэр (Lita), Наталья Болдырева (NotaBene), Андрей Звонков(LSvetin), Василий Зинченко (Ведун) Большое спасибо тем, кто нам помог: Эдуард Катлас (Катлас), Николай Степанов (StepN), Татьяна Устименко (Рыжая), Максим Паршиков, Ксения Никонова (Норка), Лана Ежова, Владимир Воронов, Андрей Петракеев (Петракеев_Андрей), Константин Мзареулов (Stegocefal), Роман Глушков, Антон Орлов (irranta), Сергей Калашников


Создатели миров №17