Issuu on Google+

Владимир Снежкин Князь Палаэль. Испытания для мага Что не убивает меня, то делает меня сильнее. Ф. Ницше. Из военной школы жизни

Глава 1 Командир десятой боевой группы магов дома Изумрудного Клинка, магесса пятой ступени развития эртсин Виоэль Что это за голоса, общающиеся между собой на повышенных тонах прямо перед моей палаткой? Ругаются. Первый голос узнаю — принадлежит моему помощнику Ратилю, второй же явно незнакомый. К сожалению, материал палатки глушит голоса настолько, что невозможно расслышать слов. Выйти и посмотреть, в чем, собственно, дело? Тяжко вздохнув, поднимаюсь со спального мешка. Определенно, отдохнуть не получится. Единственный выходной день, предоставленный моей группе за все время учений… Собиралась сегодня полежать подольше, не поднимаясь задолго до рассвета, как приходилось делать последние полторы декады, пока идут учения, проводимые силами боевых групп дома Изумрудного Клинка. Видно, не судьба. Откинув полог палатки, выхожу наружу. Так и есть — до рассвета приблизительно кварт. Воздух свежий, хотя вокруг и безветренно. Едва вышла, голоса тут же стихли. Сквозь густой туман, поднявшийся над землей, разглядела все же две фигуры, застывшие неподалеку от меня. — Ратиль, — окликнула помощника. Одна из фигур направилась в мою сторону, вторая последовала за ней. По мере их приближения узнаю первую. Я была права — Ратиль. А вот вторая фигура принадлежала незнакомому эльфу, облаченному в походную одежду, на которой не было никаких опознавательных знаков принадлежности к какому-то дому. — Магесса Виоэль, — легким поклоном поприветствовал меня Ратиль, — приношу извинения за столь… — Довольно, — прервав Ратиля, покосилась не незнакомца. — Лучше поясни мне, кто это и в чем предмет вашего громкого спора, разбудившего всю группу. — Это… — начал было объяснять Ратиль, но его прервал уже незнакомец:


— Магесса Виоэль, — заговорил он, почтительно поклонившись, — позвольте представиться. Я — Игриэль из дома Светлого Тюльпана. Прибыл к вам в качестве посланника от главы дома Изумрудного Клинка герцога Изгиэля. Именно он попросил главу моего дома отправить к вам посланника, поскольку именно наши земли были расположены ближе всего к этим местам. Все виды магической связи над Лесом блокированы, но благодаря специальным амулетам связи, секретом изготовления которых обладает мой дом… В общем, вам срочно надлежит прибыть в Иль-Эроа, предварительно связавшись с другими подобными группами и передав им данное поручение. Там назревает что-то серьезное. Лагерь десятой боевой группы магов дома Изумрудного Клинка Виоэль переглянулась с Ратилем. Пропажу связи они заметили еще вчера, когда пытались выйти с очередным докладом о текущем положении на учениях. Только не подумали о внешней блокировке связи, все списав на неисправность переговорного амулета у принимающей стороны. Магов же, владеющих астральным направлением магии, в составе ни одной из пятнадцати боевых групп дома, принимавших участие в проводимых учениях, не было. Такие маги могли бы связаться с домом без наличия амулетов связи. — Говорите, серьезное назревает? А что именно? — после некоторой паузы, оторвавшись от своих мыслей, решила уточнить у посланника Виоэль. Тот лишь покачал головой: — Не знаю. Никто из нашего дома не знает. Скажу лишь одно — нами замечена повышенная концентрация воинских подразделений ведущих домов около столицы. Но никто пока точно не скажет, в чем дело, хотя предположений много. Одни говорят о смертельной болезни великого князя и назревающих в Совете распрях по поводу возможного будущего наследника, другие намекают о совместном боевом походе, третьи — о предательстве кого-то из окружения великого... Но это все предположения, истина покрыта завесой тайны. Может, ваш глава дома и знает что-то, только делиться информацией не восхотел. Виоэль вновь задумалась. Раз герцог Изгиэль собирает всех своих боевых магов, а их количество в пятнадцати группах составляет сто пятьдесят, причина сама по себе не может быть пустяковой. Действительно назревает нечто серьезное. Неужели с великим князем что-то случилось? Болезнь? Тогда зачем боевые группы, стягиваемые к Иль-Эроа? Ведь наследник известен — князь Палаэль. Или кто-то хочет видеть великим князем его младшего брата, князя Ириэля, умудрившись довести дебаты до возможности применения силы? Но великий князь еще жив! Предательство? В общем, ничего не понятно. 2


— Как мы проверим, что переданное тобой указание главы дома является правдой? — Виоэли неожиданно пришла в голову мысль: а подлинно ли распоряжение, передаваемое через этого посланника? Тот согласно кивнул: — Герцог, видимо, подозревал, что у вас возникнут подобные сомнения. Поэтому вам велели передать следующее: «За тебя просил Истамирэль». Не очень понимаю значение этого выражения, но, думаю, вам оно о чем-то скажет. — Да, — согласилась с ним Виоэль. У нее рассеялись все сомнения по поводу распоряжения главы дома. Оно действительно от него, поскольку поставили ее командиром боевой группы магов по просьбе конта Истамирэля — наследника герцога. С ним и с контом Тилиэлем из дома Зеленого Папоротника она дружила, пока училась в Академии. Да и сейчас нередко с ними общалась. Невольно улыбнулась, вспомнив, что Тилиэль никак не оставлял попыток перетащить ее в свой дом. Ей это, откровенно говоря, льстило. — И? Ваше решение? — Я приняла распоряжение главы Изгиэля. В кратчайшие сроки мы выдвинемся к столице. — Но, Виоэль! — воскликнул Ратиль. — Необходимо еще раз проверить достоверность… — Хватит! Ратиль, я верю посланнику. Этого достаточно? — Но… — вновь попробовал возразить Ратиль, однако замолчал, натолкнувшись на мой взгляд. И, обернувшись к посланнику, спросила: — У вас имеется связь с герцогом Изгиэлем? — Да, — кивнул Игриэль, — из резиденции дома. Доберусь туда к вечеру. — Хорошо. Передайте герцогу, что все боевые группы, находящиеся здесь на учениях, выдвинулись. Прибудут в столицу через три дня. Посланник, поклонившись, развернулся и исчез в утреннем тумане. — Ратиль! — Да, командир. — Поднимай группу. Собираемся. Отправь двух гонцов в расположения других групп… Князь Палаэль До Леса осталось два дня пути. Уже вечер, скоро можно будет присматривать место для ночлега, если, конечно, деревенька какая на пути не попадется или городок. С отцом после нашего последнего разговора, закончившегося его просьбой прибыть мне в Лес, больше не разговаривал, поэтому решил сейчас с ним связаться — узнать, как обстановка. Попытка успехом не увенчалась 3


— амулет связи не работал. Вернее, мой-то работал, а вот принимающий… Неужели... — Расмус! Привал! — Свернув с дороги, направился к центру поляны, мимо которой как раз проезжали. Добравшись до намеченного места, спрыгнул с коня, приобретенного недавно в одном из городов взамен той крестьянской клячи, на которой пришлось ехать от самого Хребта, после чего достал из седельной сумы один из маленьких серебряных дисков, приобретенных все в том же городе в ювелирной лавке. Из них очень удобно изготавливать простейшие артефакты. Не спеша, тщательно накладываю на диск сигнальное заклинание, связав его узловые точки с одним из своих энергетических каналов. — Расмус! Подойди, — окликнул зазомбираванного мною наемника, застывшего верхом на коне неподалеку от меня. Дождался, когда он спешится и подойдет, затем продолжил: — Вот диск. Возьми его. В случае возникновения опасности крепко сожмешь в кулаке. Попробуй. Наемник механически взял диск и сжал его. Тотчас же у меня в голове взвыла сирена. — Молодец, — похвалил я его, — сейчас можешь разжать кулак. — Вой сирены в моей голове прекратился. Все, амулет работает. — Расмус, я сейчас посижу вот здесь. Меня не беспокоить. В случае опасности, повторяю, сожмешь диск в кулаке. Пока же можешь разбить палатки, ужин приготовить… Закончив инструктаж с наемником, после чего, усевшись прямо на траву, накрыл себя защитным коконом. В свете последних событий подобная предосторожность не помешает. Дополнительно решаю к узловым точкам кокона привязать сигналку. Теперь в случае неожиданной атаки на меня, если Расмус будет убит прежде, чем успеет нажать на амулет, сработает тот же сигнал, что и от амулета. После всех мероприятий, призванных сохранить мое физическое тело и оповестить о нападении, пока буду отсутствовать, погружаюсь в верхний слой астрала. Попутешествую пока там, заодно посмотрю, что и кто может встретиться мне по пути в реальном слое. Обозревать реальный слой из астрала можно было с помощью специального плетения, названного Учителем «око». Оно транслировало в мозг картинку из окружающего реального мира. Конечно, можно было обойтись и без этого, но оценивать все, что происходит вокруг меня в реале, таким образом было гораздо легче. Приняв ставшую уже привычной сферическую форму, с максимальной скоростью ринулся по направлению к Лесу. По дороге встретил множество крестьянских повозок, снующих от деревень к городам и обратно, парочку купеческих караванов. Пролетел мимо шести-семи небольших городов, деревень даже не считал. Успел заметить группу людей, укрывавшихся в лесу около дороги. Как есть разбойнички, дожидающиеся своей жертвы. С учетом того, что ближайший торговый караван, встреченный мною, как раз 4


направлялся в эту сторону… Что ж, у разбойничков скоро будет праздник, если охрану, естественно, осилят. Больше ничего подозрительного мне не встретилось вплоть до самого Леса. Зато, когда подлетел к его границе, обнаружил сверкающий в астрале купол, накрывший Лес. Весь! Остановившись перед стеной купола, задумываюсь — как же мне незаметно проскочить через него? Громоздкая система заклинаний, обеспечивающая работу данной защиты, была когда-то давно разработана архимагами Леса с целью предотвратить разведывательные операции вражеских магов из астрала. Также купол не пропускал ментальных ударов и глушил амулетную связь. Подпитывалась система заклинаний от Хранилищ Силы — специальных камней, аккумулировавших магическую энергию, — спрятанных по периметру вдоль границы. На сердце немного отлегло. С отцом связаться не удается из-за активированного купола, а не потому что с ним что-то случилось. Хотя последнее не исключается. Что там за бунт случился? По всей видимости, дело приняло серьезный оборот. Об этом говорил сам факт наличия передо мной купола, активизировавшегося прежде только во время войн. Как же все-таки его проскочить-то? Приблизившись к стене вплотную, ткнул в нее аурным щупом. Прогибается. Просто проломить это препятствие? Нет, так не пойдет — все заинтересованные тут же заметят перебои в работе купола. А перебои будут… Лучше проникнуть тайно. — Через средние слои попробуй, — раздается в голове совет Учителя. Точно! Ведь маги, занимавшиеся разработкой купола, если и путешествовали по средним слоям и имели кое-какие знания касательно работы там, уверен, не настолько хороши, чтобы выставить сплошную стену и в средних слоях. Рывком погружаюсь в средние слои. Так и есть — купол отсутствует. Пролетев немного вперед, выхожу в верхний слой астрала и обнаруживаю стенку купола за своей спиной — препятствие благополучно преодолено. Теперь в столицу! Расстояние до Иль-Эроа было пройдено мною быстро — не прошло и пары терций, как я уже влетел в город. Издали заприметив Великокняжеский Меллорн, сразу направляюсь к нему, по пути то и дело натыкаясь на вышедших в астрал магов, мечущихся в разные стороны. Меня сразу не заметили, а потом я накинул на себя маскировку — «полог невидимости». Так и летел по городу к своей цели, невидимый для глаз присутствовавших в Астрале магов, изредка притормаживая либо ускоряясь, таким образом избегая столкновения с кем-нибудь. Приблизившись к Меллорну, с удивлением обнаружил, что в структуру дерева вплетены заклинания, подобные тем, которые формируют купол. Менее громоздкие и более совершенные, они в результате своей активации образовали полупрозрачную в астрале пленку. Приглядевшись повнимательнее, обнаружил тонкие, почти незаметные сигнальные нити, присутствовавшие на поверхности пленки. 5


Значит, как только кто-нибудь натыкается на данную преграду, это тут же становится известно эльфам, контролирующим эти заклинания. На короткий миг задумываюсь — не миновать ли мне эту пленку точно так же, как купол на границе Леса? Нет, не стоит. Представляю, какой поднимется переполох, когда обнаружат, что кто-то проник внутрь резиденции через астрал. Наверняка там внутри астральщики имеются, которые тут же обнаружат меня, как только скину «полог» для связи с отцом. Незамедлительно атакуют. Мне очень повезло еще, что владею ментальной магией на должном уровне, позволяющей выходить на связь из астрала. Смогу с отцом общаться напрямую. В конце концов, решаю не наводить в резиденции дома излишней паники. Просто «постучусь в парадную дверь». Слегка ткнул в пленку астральным щупом, про себя отметив, что она довольно прочная — не прогнулась, в отличие от того купола на границе. Лес. Княжеский дворец. Апартаменты великого князя Исиля Присутствовавший на внеочередном Совете архимаг астрального направления магии Алинур вдруг вскинул голову, обведя всех собравшихся каким-то отсутствующим взглядом. — Что-то случилось, Алинур? — пристально посмотрев на архимага, задал вопрос Исиль. — Да. Кто-то потревожил контур внешней защиты, — слегка нахмурившись, ответил тот. — Бунтовщики? — удивился герцог Изгиэль, он же глава дома Изумрудного Клинка. — Неужели они настолько уверовали в свои силы, что… — Не надо гадать, — грубейшим образом нарушив этикет, прервал герцога архимаг, хотя в сложившейся ситуации это было простительно. — Сейчас я посмотрю, кто там у нас. С этими словами Алинур отрешился от действительности, впав в состояние транса, говорившее окружающим о том, что архимаг уже в Астрале. — Наказать их всех… — проворчал герцог Адриаль, глава дома Зеленого Папоротника. — Жаль, что бунтовщики умудрились блокировать столицу до того, как мы успели призвать войска. В первый раз такое вижу, чтобы дома оперировали только силами, собранными на какой-то момент в городе… Великий князь на это заявление только поморщился, вспомнив, как неожиданно все произошло. Он вместе с герцогом Рамуэлом чересчур увлекся выявлением предателей среди своего окружения, пропустив при этом начало мятежа, организованного силами нескольких домов. Не говоря уж о том, что прошляпили подготовку к данному мятежу, а ведь она была 6


длительной. Подобного мятежа не поднять без глобальной предварительной организационной работы. Если бы не герцог Адриаль, успевший предупредить Исиля… Размышления прервал очнувшийся архимаг, который открыл глаза и чтото беззвучно, одними губами прошептал. Великому князю очень не понравился вид Адриаля — бледный, с вытаращенными глазами. И не только он обратил внимание на вид архимага — все собравшиеся заинтересованно, с легкой тревогой смотрели на него, ожидая пояснений. — Ну что? — не выдержал наконец великий князь. — Там… Там…. — заикаясь, пробормотал Адриаль. Потом схватил стоящий перед ним стакан с водой и разом осушил его. Только после этого продолжил чрезмерно взволнованным голосом: — Там — астральный демон!!! Торчит прямо перед нашей защитой!!! Князь Палаэль Они что, издеваются надо мной? Сколько ждать-то можно, пока ктонибудь выйти поговорить не соизволит? То, что меня заметили, сомнений не вызывает, — около терции назад в астрале появился маг, посмотрел на меня из-за защиты, а потом слинял. Может, не признал? Точно!!! Я же здесь принял несколько иной вид, потому и не удивительно, что никто не выходит. Мало ли кто «стучится». Не выходить же ко всем! Это утрирую, конечно, но ход мыслей обитателей дома, по всей видимости, был таков. Надо еще раз «постучаться», предварительно приняв свой изначальный образ. Только собирался это сделать, как за защитой в Астрале вновь кто-то появился. Приглядевшись повнимательнее, признаю того самого мага, что возникал и в первый раз, только сейчас он держит в руках какой-то предмет неопределенного цвета, имеющий цилиндрическую форму. Да снимай же защиту поскорее! Ах, да! Надо принять свой облик, что моментально и сделал. Маг застыл, словно изваяние. И в этот момент случилось непредвиденное — в «спину» моей астральной проекции что-то впилось, доставляя не столько боль, сколько неприятные ощущения. Кто-то пытается разорвать мои энергоканалы! Правда, безуспешно, только лишь корежа их, на большее силенок не хватает. Ба-а-а! Да это же астральная гончая повисла на мне, словно охранная овчарка на преступнике! Даже не задумываясь, нанизываю наглую «собачонку» на шип, выпущенный из ауры, буквально разорвавший ее на две половины, которые также, на автомате, втягиваю в себя. А где хозяин зверюшки? Да вот же он! Стоит на земле прямо подо мной, не собираясь никуда бежать, видимо ошарашенный потерей любимого питомца. Больше никаких подобных зверюшек у него уже не будет, поскольку точно такой же астральный шип, как и тот, что разорвал его «собачку», преодолев за сотые доли секунды разделяющее нас расстояние, пронзает мага насквозь, круша и ломая его 7


энергетику. Такие повреждения фатальны…. Маг умер сразу, не успев даже осознать угрозы. На его «усвоение» ушло чуть больше секунды. Вот теперь, когда все мелкие препятствия устранены, можно и пообщаться с моим магом. Смотрю на то место, где он был, но там уже никого… Твою… От злости подлетел и пнул защитную пленку, отчего она вся сотряслась, а затем просто дрожала, постепенно успокаиваясь. Жду дальше… Лес. Княжеский дворец. Апартаменты великого князя Исиля — Нет, это не подойдет! — едва выйдя из транса, заявил Алинур, с тоской посмотрев на кольцо, надетое на его указательный палец. — В данном случае артефакт будет бессилен. Вокруг архимага собралась достаточно большая компания, представленная великим князем, несколькими главами домов, четырьмя архимагами, десятком магов первой ступени развития и парочкой высокопоставленных представителей силовых служб Леса. Все с нескрываемой тревогой смотрели на Алинура. — Почему? — решилась на вопрос архимагесса Синтиль, прибывшая из Академии в столицу накануне мятежа и принявшая сторону великого князя, в отличие от трех других архимагов, приехавших ��месте с ней. Те были родом из мятежных домов, потому и приняли соответствующую сторону…. — Слаб… — пояснил Алинур. — В этом кольце заключен один из великих духов, которого пленил когда-то давно верховный шаман орков Рург. — Так почему артефакт-то слаб? — Этот демон и в верхнем слое астрала может потреблять души. Только что я в этом убедился, когда один недоумок из числа мятежников, понадеявшись на имевшуюся у него астральную гончую, вздумал атаковать одиночную цель. То есть демона… — Астральную гончую?! — выдохнули все присутствующие маги, наслышанные про возможности этих самых гончих. — И как их схватка? Потрепали друг друга? — Кто? — кислым взглядом обвел их архимаг. — Как кто? Демон и гончая! — М-да-а-а… Не видел никто из вас демонов, ошивающихся в средних слоях… один из которых соизволил непостижимым образом прорваться в верхний слой астрала… — покачал головой архимаг. — Среди вас вижу только парочку магов астрального направления. Посмотрите на них, — все глянули на двух магов, стоящих чуть в стороне от остальных, на которых указал Алинур. — Вот они не задают несуразных вопросов, более или менее представляя, что такое астральный демон. Поясню: не было схватки. 8


Вообще! Демон разорвал гончую на куски за сотые доли тим, затем сожрал того недоумка, спустившего эту гончую. Архимаг прервался, застыв и словно к чему-то прислушиваясь. — Что теперь? — прошептала Синтиль. — Ломится! Сюда ломится!!! Боюсь, защита не выдержит! — наконец выдохнул архимаг. — Алинур! — окликнул его стоящий рядом великий князь. — Ты можешь пояснить нам, чем вызван интерес какого-то демона к нашему дому? Чего он хочет? Не просто же так именно здесь находится! Может, враги его каким-то образом призвали? — И что нам грозит, если он прорвется сюда? — добавил кто-то из глав домов. — По идее, ничем нам это не грозит, только нельзя выходить в астрал, иначе сожрет. Хотя не знаю, так как это необычный демон. Единственный, кому удалось пройти в верхние слои. Так что не исключено, что он еще чтото может, — вздохнул Алинур. — Кстати, я самое главное не упомянул! Он принял облик Палаэля! — Что??? — воскликнули все присутствующие. — Так, может, это и был Палаэль? — оправившись от удивления, спросил великий князь. Архимаг посмотрел на него как на маленького ребенка, отчего Исиль поморщился. В другое время Алинур за такой взгляд был бы наказан, попав как минимум в опалу, но сейчас не до того. — Сильно сомневаюсь, — выразил свое мнение архимаг. — То существо, что я увидел, не может быть эльфом. Да и вообще смертным из нашего мира. Думаю, все прекрасно знают, что разумные, принадлежащие нашему миру, не могут поглощать энергетику других существ. Это аксиома. Насчет образа Палаэля, который принял демон... Не знаю, сам теряюсь в догадках. — Палаэль... Палаэль... — задумчиво протянул Исиль, вспомнив, сколь много странностей было замечено за сыном после того падения со скалы. Увеличившиеся способности в магии, изменившаяся линия поведения, стремление к учебе... Словно подменили. Хотя это нереально — так подделать основные показатели ауры, чтобы обмануть целителей. Аура! — Алинур! А ты присмотрелся к основным показателям ауры демона? Вернее, ее проекции? Припоминаю, что основные показатели ауры вроде как проецируются и в астрал. Так нам говорили в Академии. — Да, — согласился архимаг, — можно, конечно, посмотреть, но... — Что «но»? — Защита. Ее пленка полупрозрачная, так что многого рассмотреть мне элементарно не удастся. Хотя... — архимаг вдруг резко вскинулся. — Поздно, — прошептал он, затравленным взглядом озираясь по сторонам. — Что??? — хором вскричали почти все присутствующие. — Что случилось??? 9


— Он здесь, — также шепотом сказал Алинур, — как-то миновал защиту, не повредив ее. — Откуда тогда уверенность, что демон здесь? — почему-то тоже перейдя на шепот, спросила Синтиль. — Чувствую... Князь Палаэль Все! Хватит! Больше не имеет смысла ждать — все равно по-хорошему не пустят. Видимо, с отцом действительно что-то случилось, раз меня, его сына, в родной дом не пропускают. В том, что меня узнали, я не сомневался, поскольку основные показатели внутренней энергетики, несмотря на поглощенных духов и демонов, остались прежними. Только энергоканалы увеличились значительно, стали более разветвленными, да общий объем аккумулируемой энергии изменился в большую сторону. Или, может, всетаки не узнали? Хотя что гадать! Сейчас надо выяснить, что произошло с отцом! Собственно, для этого сюда и прибыл. Миновав защиту дома уже проверенным способом — через средние слои астрала, — оказался внутри. Разглядев в одном из помещений множество собравшихся эльфов, лечу туда. Да вот же он, отец! Жив-здоров. С помощью «ока» прекрасно вижу, как все озираются по сторонам, как будто что-то выискивая. На всякий случай осмотревшись и не обнаружив никого, по крайней мере в астрале, протягиваю к отцу ментальный канал. — Здравствуй, отец. — Палаэль? — вижу, как отец весь напрягся и посмотрел куда-то наверх, в сторону от меня. — Это ты? — Да, отец, это я. А кого вы рассчитывали увидеть? Тот маг, что выходил в астрал внутри защиты дома, видел меня. — Архимаг Алинур принял тебя за астрального демона. — В голосе отца чувствую сильную настороженность. — Он утверждает, что представшая перед ним астральная проекция не может принадлежать существу нашего мира. Хотя сейчас я ментально чувствую, что это ты. При такой связи выдать себя за кого-то другого невозможно, — это он сказал скорее для себя. Я почувствовал, как великий князь постепенно успокаивается, отступает настороженность и чувство опаски. — Палаэль, позволь на пару тим прервать наш разговор. Необходимо успокоить окружающих. — Не вопрос, — согласился я. — Дамы и господа, — обратился отец ко всем присутствующим в зале, — можете не волноваться. Данный демон, как его назвал уважаемый архимаг Алинур, оказался на самом деле моим сыном Палаэлем. В данный момент мы 10


с ним ментально общаемся. Надеюсь, все помнят, что при ментальном общении невозможно выдать себя за кого-то другого, если с ним таким образом уже общались. Все изумленно вздохнули. — Но как же так?! — пробубнил Алинур. — Как такое вообще возможно? Он же съел того мага! Я сам это видел… — Палаэль, ты действительно того мага?.. — Да, — не стал я отпираться. — Потом тебе все расскажу. Сейчас прилетел сюда убедиться, что с тобой все в порядке, а то, знаешь ли, начал волноваться, когда не смог выйти на тебя по амулетной связи. Как обстоят дела? — Верится с трудом, что это может быть Палаэль, — продолжал ворчать Алинур. Надоел!!! Протянув к нему канал ментальной связи, подключаю его к своему диалогу с отцом. Пусть тоже слышит. — Господин Алинур, — обращаюсь к архимагу. — Если вас терзают смутные сомнения, то предлагаю их оставить при себе, не пугая всех остальных. Алинур встрепенулся, непроизвольно оглянувшись по сторонам, потом успокоился: — Ваше высочество, — начал он, — мне с трудом верится… — Да ты надоел! — не выдержал я. — Выйди в астрал и убедись своими глазами! — Палаэль, не нервничай! — вмешался отец. — Спокойнее. — Отец, пойми меня правильно — я летел сюда, предполагая самое худшее, а здесь, во-первых, пускать не хотели, что подтверждало мои худшие предположения. Во-вторых, когда… — Палаэль! Ты как себя ведешь! — Хорошо, хорошо. Понял. — Тут замечаю, как в Астрале появилась проекция Алинура. Все-таки рискнул. Разглядев меня самым пристальным образом и убедившись, что перед ним действительно сын великого князя, проворчал: — С самого начала, принять свой облик нельзя было? И хотелось бы знать, ваше высочество, каким образом вы можете съедать магов в Астрале? Это до сих пор считалось невозможным! — А демоны? — скептически заметил я. — Вот только демоны и могут, — согласился он, — и некоторые другие сущности, не принадлежащие нашему миру. — Алинур, потом спрашивать будешь. Палаэль, когда прибудешь в Лес? Физически? — задал мне вопрос отец. — Постараюсь через пару дней выехать к границе. Потом до столицы еще несколько дней ехать. — Отлично, — заметно обрадовался отец, — тогда задам последний вопрос. Ты в течение ближайших дней сможешь посещать Лес в астрале? — Конечно, — подтвердил я, — только к чему такой вопрос? 11


— Понимаешь, — начал тот объяснения, — нам досаждают маги противника, которые могут выходить в астрал. В этом плане мы, к сожалению, уступаем мятежникам. В количественном плане. В итоге они беспрепятственно проводят разведку, срывая некоторые наши планы еще на стадии подготовки. — То есть ты хочешь… — удивился я. — Да, — прервал меня отец, — именно этого я и хочу. Сможешь? — Думаю, да. Смогу. Только необходимо дружественных магов предупредить, чтобы они не выходили в астрал в течение нескольких дней, а то разбирать, свой или не свой, как ты понимаешь, не получится, так как все являются эльфами, вдобавок наверняка могут ходить в одних и тех же территориальных районах… — Соглашусь. Тогда поступим так. В течение всего времени, вплоть до твоего прибытия, наши маги не будут посещать астрал. С остальными же… — отец многозначительно замолчал. — Хорошо, так и поступим. Теперь мне пора возвращаться. Завтра прибуду в то же время, так что вам надо успеть предупредить всех своих. Попрощавшись с отцом и Алинуром, я направился к своему физическому телу. Лес. Княжеский дворец. Апартаменты великого князя Исиля Все с интересом и настороженностью смотрели на великого князя и архимага Алинура, застывших в неподвижности с отсутствующими взглядами. Присутствующие понимали, что оба ведут ментальную беседу с сыном великого князя — князем Палаэлем. И в момент, когда у обоих взгляды стали осмысленными, что говорило о завершении ментального общения, все непроизвольно подались вперед в ожидании рассказа кого-то из них о теме проведенных переговоров. — Ваше величество! — воскликнул Алинур, только-только придя в себя. — Неужели вы планируете всех магов-астральщиков, принявших сторону врагов, уничтожить столь жестоким образом? — Хочу!!! — сквозь зубы прошипел Исиль. — Они прекрасно понимали, на что идут, выступая против Великокняжеского дома! Или вы, господин архимаг, считаете, что они заслуживают пощады? — Нет, нет, — всплеснул руками архимаг, — бунтовщики заслуживают примерного наказания! Просто поступать с ними вот так… Вы же понимаете, что такое наказание не в пример страшнее, чем просто смерть! Они потеряют свои души, которые сожрет… извините… будет подъедать Палаэль!.. Уничтожение души — слишком страшное наказание! Великий князь задумался. Остальные смотрели то на одного, то на другого с непониманием. Алинур же молчал, больше не раскрывая никаких подробностей. 12


— Ваше величество, уважаемый Алинур, — не выдержал затянувшейся паузы герцог Адриаль. — Вы не могли бы разъяснить всем, о чем идет разговор? И о чем говорили с князем Палаэлем? Алинур вопросительно глянул на великого князя, тот коротко кивнул, давая свое разрешение на пересказ, и архимаг вкратце поведал о сути ментальной беседы, особо акцентировав внимание на том моменте, что у князя Палаэля обнаружились способности к потреблению душ. — То есть это точно был Палаэль, а не демон? — уточнила архимагесса Синтиль, на что Алинур согласно кивнул. — И вы предложили ему подъедать вражеских магов? — решил переспросить один из глав домов. — Не я предложил, — сверкнул на него глазами архимаг, — повторяю, с моей точки зрения это слишком страшное наказание! Гуманнее будет просто сварить бунтовщиков в кипящем масле, нежели убивать их души! Причем гораздо гуманнее. — Да и потеря стольких магов-астральщиков скажется на нашей армии, — заметил представитель силового ведомства, — она ослабнет… — Может, пока просто пригрозить бунтующим возможностью потери души? Есть вероятность, что они одумаются. Пусть не все, но некоторые точно, — предложил герцог Адриаль. — Пообещав наказать за бунт ссылкой в дальние гарнизоны, участием в различных рискованных операциях, — согласился с Адриалем архимаг, — смертной казнью для зачинщиков. Обычной казнью! Великий князь все тем же задумчивым взглядом обвел окружающих. — Возможно, вы и правы, — признал он, — скорее всего, так и поступим. Но! После того, как сын припугнет их, убив души нескольких магов, принадлежащих мятежным домам! В зале повисло молчание. Все непроизвольно поежились, невольно представив себе, как именно ЕГО/ЕЕ душу, разорвав на куски, медленно поглощают… — Пожиратель душ! — прошептала Синтиль. — Это же пожиратель душ! — до нее только дошло, КОГО именно она когда-то учила основам магии огненной стихии. Точнее, в КОГО превратился ее бывший студиоз... — Ваше величество, — к Исилю обратился глава дома Изумрудного Клинка, — как считаете, стоит ли сохранить в тайне новость о новой способности Палаэля? — В смысле? — уточнил великий князь. — И каким образом, если мы собрались пригрозить бунтующим как раз этой способностью? — Поясню, — Изгиэль на доли тим прервался, обдумывая фразу. — В будущем Палаэлю будет трудно общаться с окружающими, так как все его станут элементарно бояться. Согласен, что правителю, а он в будущем станет правителем Леса, необходимо, чтобы окружающие его побаивались. Именно побаивались, а не боялись до ужаса! Поэтому предлагаю всем сказать о 13


якобы призванном архимагом Алинуром астральном демоне, не выдавая Палаэля. — Это имело бы смысл, — покачал головой великий князь, — пожелай Палаэль править Лесом. Открою всем наш семейный секрет — все равно в будущем все узнают, так что не имеет особого значения, раньше или позже это произойдет. Палаэль отказывается от правления Лесом в пользу своего младшего брата. Вновь в зале воцарилась тишина. Все были, мягко говоря, удивлены новостью, прозвучавшей из уст великого князя. — Все, на этом закончим! — предложил Исиль. — Главам домов и присутствующим магам провести оповещение всех наших маговастральщиков, предостерегая их от посещения астрала в течение ближайших трех дней. Думаю, этого времени хватит мятежникам для принятия правильного решения. Надеюсь, многие из них одумаются и придут с повинной. С остальными будем разбираться. Ниберийский отряд По петляющей среди деревьев дороге мчался немногочисленный отряд всадников. Их запылившаяся одежда и усталый вид однозначно говорили о том, что люди явно находятся в пути уже не первый день. И не второй. Возглавляли отряд два человека, один из которых, судя по одеянию, был магом. Второй, также судя по одежде, — воином. Когда светило достигло зенита, маг взмахнул рукой, и всадники практически одновременно начали притормаживать коней. Маг и воин, возглавляющие отряд, свернули с дороги на прилегающую поляну, после чего спешились. Все члены отряда повторили их маневр. Привал на обед... — Седрик, — обратился к магу воин, пока все остальные занимались приготовлением обеда, — кони на зельях долго не продержатся. Благо архимаг движется довольно медленно по сравнению с нами, иначе, боюсь, мы бы его не догнали. — Мы бы его и не догнали, Норус, направься он в Гарен. Мне интересно знать причины, заставившие его изменить маршрут и поехать в сторону Леса, — задумчиво сказал Седрик. Его собеседник только пожал плечами. — Следопыты утверждают, что нас разделяет полдня пути. По идее, если будем ехать до глубокого вечера, к завтрашнему обеду мы настигнем архимага. Только, Седрик, неспокойно у меня на душе как-то. Ощущение такое, словно мы суем голову в петлю, сами того не подозревая. У тебя нет такого? Седрик немного помялся, перед тем как ответить. — Тоже есть ощущение, — признался он, — только непонятно с чем связано. По архимагу-то все вроде ясно. Как только он появляется в пределах 14


видимости, мы сразу активируем артефакт Харона, нейтрализующий магию на какое-то время. Этого времени нам с лихвой хватит на обработку нашего архимага. Если артефакт при нем, мы забираем его и порталом уходим, если же артефакт где-то спрятан, в чем сильно сомневаюсь, то придется повозиться с допросом. Затем через портал уходим. — Что с ним делать будем, получив артефакт? Убьем? — Да, — кивнул Седрик, — здесь выбора особого нет. Тело сожжем. — Чтобы эльфы не нашли следов и не начали мстить? — Да, — Седрик оглянулся и увидел, что обед уже разложили на тряпках, расстеленных на траве. — Пойдем, Норус, поедим — и снова в погоню. Князь Палаэль Переночевав на постоялом дворе, расположенном в маленьком городке, попавшемся по дороге, я с утра продолжил свой путь. Дорога была однообразной — все время петляла по лесному массиву. Радовало то, что она была довольно хорошей — широкой и относительно ровной. Хотя тут нечему удивляться, так как она была основной аортой, связывающей Лес и империю. Именно по ней ходили торговые караваны. Кстати, что удивительно, ни одного каравана в пути не встретил. Может, не сезон? Одиночных путников тоже не встречал. Один раз мимо проехало по своим делам небольшое воинское подразделение, насчитывающее около сорока всадников. Магов среди них мною замечено не было. Пару раз попались разбойничьи шайки, быстро убиравшиеся с пути после небольшой ментальной обработки. Так что в целом путешествие проходило спокойно. Ближе к обеду решил сделать привал, заодно Лес навестить в астрале, как и обещал отцу. Отдав Расмусу все необходимые указания и выставив индивидуальную защиту, не забыв при этом поставить сигнальную сеть на максимально возможный для меня диаметр срабатывания, настроенную на появление лиц, способных к магическому оперированию, ушел в средние слои астрала, справедливо рассудив, что таким образом доберусь до Леса быстрее. Конечно, работу «ока» из средних слоев очень тяжко поддерживать, но ничего. Потренируюсь. К сожалению, тот тип сигнальной сети, который способен оповещать мага, находящегося в астрале, не относился к числу «дальних». Предупредит, но когда противник будет уже недалеко. Тем не менее, это лучше, чем вообще ничего. В будущем надо будет продумать этот вопрос. Вчера вечером с Учителем плотно занимались на тему работы с энергиями в астрале, в обоих доступных мне слоях — верхнем и среднем. К сожалению, я еще не до конца отошел после той битвы с духами, что заметно ограничивало мои возможности, так как Учитель настоятельно 15


порекомендовал не нагружать себя, а дать своей энергетике полностью восстановиться. Все значительные повреждения уже были мною устранены при чутком руководстве Учителя. Это он потребовал латать их чуть ли не «вручную», не полагаясь на природную регенерацию, пояснив, что в противном случае возможно неправильное сращивание энергетических каналов. Пришлось, впав в состояние транса, состыковывать разорванные каналы, разбираясь в их хитросплетениях, что-то изменять. С учетом «съеденных» изначальных энергетических составляющих духов, которые тоже пришлось «пристраивать» в свою энергетику, дело оказалось чрезвычайно сложным. Без помощи со стороны Учителя ни за что бы не справился. И самое важное: Учитель мне объяснил, как объединять ключи, через которые велось накопление магической энергии. Их было достаточно много, и распределялись они по всей моей изначальной энергетической составляющей. Неудобства у меня это никакого не вызывало, но тут опять же высказал свое веское мнение Учитель, заметив, что это нерационально. Дескать, через объем одного ключа будет поступать энергии несколько больше, чем через точно такой же объем, но распределенный по множеству более мелких ключей. За счет чего — я так и не понял, пришлось принять как данность. На вопрос: на сколько же увеличится количество поступаемой энергии, если объединю ключи, получил ответ — на целых три процента! А работы по объединению ключей была просто масса... Хотел плюнуть на это дело и оставить все как есть, но, немного подумав, решил все-таки этим заняться. Все равно в пути особо делать было нечго, а покидать свое тело в астрале на длительное время и большие расстояния пока не рисковал. Мало ли кто мог встретиться в пути. После полутора дней интенсивной и напряженной работы с ключами я стал обладателем одного просто гигантского, по местным меркам, ключа. — Вот это да!!! — воскликнул я мысленно, любуясь на результаты своей работы. — Теперь кого угодно порву! Надо будет на астральных демонов еще поохотиться. Сейчас не страшно! — Ничего так, — похвалил меня Учитель, — сейчас по объему усваиваемой энергии ты сравнился со средним по размерам астральным демоном. — Как? Со средним? Да я в астрале в несколько раз больше любого из виденных мною там демонов!!! — Вот именно. Из виденных! Тебе же только чрезвычайно мелкие попадались. Честно скажу, что о существовании астральных демонов подобных размеров я даже не подозревал. Умеет же он расстроить. — Необходимо начать занятия и по другим направлениям магии, а то у тебя уровень, как говорили на Земле, первоклассника, — добил меня Учитель. — М-дя, — только крякнул я на это заявление. 16


— Не расстраивайся, по магии огненной стихии и ментальной магии у тебя уровень пятиклассника, — попытался «успокоить» он. Лучше бы этого не делал, поскольку настроение у меня упало ниже плинтуса... — Спасибо на добром слове, — пробормотал я тогда. Мелких повреждений Учитель посоветовал не трогать, позволив работать регенерации. А вчера он удосужился оценить мою энергетику в комплексе. — Тебе повезло с этими духами! — заявил он. — Да-а-а?! Это почему же? Они меня чуть не похоронили там, а ты говоришь, что повезло! — Конечно повезло! Тебе не пришлось бегать по астралу и вылавливать отдельные души и единичных астральных демонов. Потребив духов, ты увеличил свою энергетическую емкость почти в три раза, изначальная энергетическая составляющая увеличилась и того больше — более чем в четыре раза! Возможность собирать магическую энергию в единицу времени возросла в семь раз! Это я имею в виду получение дополнительных ключей. И сейчас, когда ты их объединил в один, объем прокачиваемой энергии возрос еще. — Да, ты говорил. На три процента, — покивал я. — И это еще не все! Все ключи были разноплановыми. — И что? — не понял я. — Как что? Часть ключей была с направленностью к стихии земли, часть — к стихии воды и так далее. Были представлены все стихии и направления. Ну, практически все. Я проверял. И объединив их в один ключ, ты получил возможность работы по всем представленным стихиям и направлениям, не изгаляясь с трансформацией энергии «под себя»! Вот так. — Ничего себе! Круто! Постой, ты сделал оговорку, что были практически все. Какой стихии не было? — Целителей среди духов не было. Ни одного. — Плохо, но переживем. В какой-то момент пришлось оторваться от воспоминаний, поскольку уже пересек границу Леса. На короткое мгновение «нырнув» в верхний слой, увидел, что купол на месте. Значит, в Лесу со вчерашнего дня особых изменений не произошло. Тогда действуем по плану. Только у отца надо поинтересоваться, всех ли предупредили. Достигнув Иль-Эроа, вынырнул в верхний слой и, накинув на себя «полог невидимости», направился к своему дому. По пути замечаю снующих то тут, то там магов. Около дома обнаруживаю, что на сей раз за ним приглядывают целых три магаастральщика. Видимо, так и не поняли, куда подевался тот, первый, который имел неосторожность напасть на меня, спустив гончую, поэтому решили усилить наблюдение. Так, защита дома на месте. Опять придется погружаться в средние слои. Мог бы оттуда и не выходить, пока не попаду в дом… 17


Хотя нет. Правильно сделал, что по верхним слоям прогулялся, так как про себя отметил основные места концентрации астральщиков. Остается выяснить у отца, были ли то лишь враги или же еще и союзники, которых не успели предупредить. Миновав защиту в среднем слое астрала, попал в дом. Выскочив в верхний слой, оглядываюсь. Где все? Вот они, заседают в том же самом помещении, что и вчера, только народу поменьше. Причем значительно. Насчитал всего лишь пятерых эльфов, из которых один, при детальном рассмотрении с помощью «ока», оказался эльфийкой. Если точнее, это была моя мать — королева Леса Бииниэль. Также присутствовал отец и тот маг-астральщик, которого вчера одолевали сомнения по поводу моей личности. Если память не изменяет, архимаг Алинур. Он, кстати, почувствовал мое присутствие, так как заметно напрягся и выключился из общего разговора, который на данный момент между этой пятеркой состоялся. Протянув ко всем троим мною опознанным эльфам ментальные каналы, которые затем объединил, чтобы была возможность общаться всем вместе, поприветствовал их: — Всех приветствую. Мам, очень рад тебя видеть. — Приветствую, Палаэль, — отозвалась мать. — Ты как? — ментально чувствую радость и… Гордость? За меня? — Привет, Палаэль, — это отец. — Приветствую вас, ваше высочество, — отозвался Алинур. — Нормально, — ответил я на вопрос матери, — сейчас физически нахожусь уже недалеко от границы Леса. Через несколько дней прибуду. Сама-то как? И братик как поживает? — С нами все в порядке, Палаэль. Подробности расскажу, когда приедешь. Данный момент не самый подходящий для долгих разговоров. Да и тебе многое нам надо рассказать. Ведь так? — Да, — согласился я, — многое… Действительно, давайте сейчас о делах, оставив остальные темы до моего приезда. Отец, вы предупредили дружественных магов о нежелательности посещения астрала в ближайшие дни? — Предупредили, — отозвался тот, — оповещение провели еще вчера, так что на этот момент в астрале присутствуют только маги противника. Вот только есть один момент… — Какой? — Ты, возможно, будешь удивлен, но мы тут подумали и пришли к выводу, что истребление всех астральщиков противника нецелесообразно. Поэтому считаю достаточным ограничиться одним днем твоей охоты на них. — Это почему же? — действительно удивился я. — Они бунтуют, угрожают Великокняжескому дому, и это сойдет им с рук??? Или, может быть, чего-то не понимаю? 18


— Ну… — отец запнулся, подбирая слова, — ничто им с рук не сойдет. Они будут наказаны. Но наказание будет несколько иным. Естественно, это не касается зачинщиков беспорядков. Они будут казнены, и это не обсуждается. Остальных же можно так или иначе задействовать во благо Леса. — Тогда поясни мне, почему нужно ограничиться одним днем, как ты выразился, «охоты»? — Это будет акт устрашения. После твоей охоты мы объявим о том, что души всех поддерживающих бунт и сочувствующих мятежникам, будут отданы тебе на съедение. С большой долей вероятности могу сказать, что после этого многие эльфы прибегут ко мне с повинной, притащив отрубленные головы зачинщиков, дабы хоть как-то смягчить свою вину. — Да, — встрял в разговор Алинур, — одно дело, когда тебя казнят… В смысле твое тело в этом мире, и совершенно другое, когда казни подвергают твою душу! По крайней мере, маги точно испугаются! — Совершенно верно, — подержал его отец, — конечно, будут из бунтующих и такие, что пойдут до конца даже под угрозой потерять душу, но таковых окажется немного. Во всяком случае, мы рассчитываем на такой сценарий развития. — Все это прекрасно, — воскликнул я, — только есть еще другой момент, которого вы, как подозреваю, не учитываете. Абсолютно! — Что за момент? — одновременно спросили отец и Алинур. — Вы же из меня делаете чудовище в глазах всего эльфийского сообщества! С кем я буду общаться? Все же будут шарахаться от меня! — Хм… — хмыкнул отец, — думаю, ты несколько заблуждаешься. Поверь, все те, с кем ты общался раньше, будут общаться с тобой и потом. Например, с уверенностью могу сказать, что тому же Истамирэлю не так важны все твои вновь приобретенные способности. Тилиэль, с которым ты подружился в Академии, наоборот, заявил своему отцу, который здесь присутствует, что только горд тем, с каким выдающимся эльфом он дружит. Думаю, что и все другие твои друзья и знакомые отреагируют так же. А что до остальных… Пусть боятся. Когда придет время и на трон воссядет твой брат, ему очень поможет тот факт, что за его спиной будет маячить твоя тень… С такой логикой тяжело было поспорить. — Возможно, ты и прав, — вздохнул я, — что ж, поиграем в чудовищ… Говорите, там, за бортом, только маги противника? — Где? — не понял отец. — При чем здесь борт? — Иносказательно, — пояснил я. — Имею в виду, за пределами нашего дома, в астрале. — Да. — Хорошо… Тогда я пошел. Завтра навещу вас, поинтересуюсь достигнутыми результатами… 19


— До свидания, Палаэль. Покинув пределы дома, предварительно возведя «полог невидимости», я повел взглядом по сторонам. Троица, обитавшая около дома, на месте. Вдали вижу еще нескольких астральщиков, целеустремленно шагающих по своим делам. Обед подан! Ну-с, господа, приступим? Астрал. Около резиденции одного из мятежных домов Встреча между архимагом астральной магии Раксэлем и магом первой ступени развития Таилем, принадлежащих разным мятежным домам, имела под собой цель выработать общую стратегию действий, которой будут следовать маги данных домов. Естественно, окончательное решение за главами домов, но маги сами предлагали им те варианты, как и где они могут принести дому большую пользу. Тем более в данный момент, когда сложилась патовая ситуация. Сумей великий князь собрать хотя бы восьмую часть сил, преданных ему, — с мятежниками было бы давно покончено. Но и мятежные дома не успели призвать в Иль-Эроа все имеющиеся в наличии вооруженные формирования, которые ждали сигнала неподалеку от столицы. А сейчас обе стороны располагали примерно равными силами как по магам, так и по простым воинам. И призвать подмогу не имели никакой возможности, поскольку обе стороны активно «глушили» все виды связи — как магическую, так и через гонцов. Мятежные дома боялись вмешательства сторонников великого князя, которые до сих пор оставались в неведении относительно создавшегося положения, а Исиль опасался подхода резервных сил бунтующих, находящихся неподалеку от Иль-Эроа… Все гонцы и торговые караваны, прибывающие в столицу, задерживались противоборствующими сторонами. — Ничего хорошего из этого не получится! — Всегда спокойный, Таиль сейчас явно волновался. — Я неоднократно подчеркивал это на всех советах дома, которые проходят у нас каждый день с момента восстания! До сих пор не понимаю, как глава дома решился идти против самого великого князя! — Наши главы домов посчитали, что Исиль сдал и не способен управлять Лесом, — вздохнул Раксэль. — Хотят поставить Палаэля, свергнув его отца. Только они одного понять не могут. — Чего именно? — Он же будет мстить! — Ну… Здесь не все так однозначно. Во-первых, рассчитывают поставить не Палаэля, а его младшего брата, слишком юного для того, чтобы управлять Лесом. А во-вторых, главы домов хотят создать регентский совет при новом великом князе, а тот в будущем, даже при достижении совершеннолетия, фактически не будет управлять Лесом, поэтому и вреда причинить не сможет. 20


— Бред, — продолжал горячиться Таиль, — не легче ли в этом случае поставить великим князем представителя одного из наших домов? — И получить междоусобную войну? Другие-то дома не поддержат такого варианта, справедливо считая такого великого князя узурпатором. Да и между нашими домами возникнет такая грызня… Ничем хорошим это не кончится, поверь. В этот момент оба мага почувствовали, как по астралу прошла какая-то волна, словно легкое дуновение ветра. Заозирались по сторонам, но ничего примечательного в окружающем их мире энергетических проекций мира реального не увидели. Все те же деревья, приглядевшись можно было рассмотреть проекции и обычных эльфов, настороженно передвигающихся по улицам Иль-Эроа. И больше ничего… — Что же это было? — удивленно задал вопрос скорее самому себе, нежели собеседнику, архимаг Раксэль. — Внезапное появление мощного источника энергии, — прокомментировал Таиль, — только каким образом этот источник появился внезапно? Я понял направление! Это где-то там! — с этими словами он указал на возвышающееся древо Великокняжеского дома. — Я тоже почувствовал направление, — рассеянно заметил архимаг, — необходимо подойти поближе, посмотреть. После чего оба мага быстро направились к Великокняжескому дому. Не прошли и четверти пути, как Таиль выдохнул: — Стой!!! Посмотри туда! — он показал рукой куда-то вверх, в сторону кроны древа, к которому они шли. — БОГИ!!! ЧТО ЭТО??? — изумленно воскликнул Раксэль, наблюдая в вершине огромную сверкающую сферу. Неожиданно от поверхности сферы отделились три отростка, с немыслимой скоростью устремившихся вниз, в разные стороны. — Какой-то артефакт? — неуверенно предположил Таиль. — Вряд ли, — отрицательно покачал головой архимаг, — мне это что-то напоминает… до боли знакомое… Дальше маги увидели, как отростки, извиваясь подобно щупальцам неведомого морского чудища, начали втягиваться внутрь сферы. Ничего страшного в этом не было, если бы не одна деталь, заставившая обоих вздрогнуть: на концах щупальцев корчились в немыслимых муках фигурки эльфов. Их было три, по числу отростков, на которые они были насажены… — ДЕМОН!!! — взревел Раксэль, озаренный внезапным воспоминанием. — АСТРАЛЬНЫЙ ДЕМОН!!! — Да откуда же ему взяться в верхних слоях? — вопросительно прошептал Таиль. — Не знаю! Возможно, кто-то из верных великому князю архимагов смог призвать его! — в возбуждении предположил Раксэль. — Я-то голову ломал, почему никто из сторонников Великокняжеского дома сегодня в Астрале не 21


был встречен! Ни одного поединка между сторонами за сегодняшний день, хотя в другие дни их были десятки! — Но вызов астрального демона невозможен! Они не идут на вызовы! Это известно всем! Тем более получается, что вызов был осуществлен из верхних слоев! НЕВОЗМОЖНО!!! Может, демон сам прорвался? — Сомневаюсь! — резко заметил архимаг. — Необходимо предупредить всех наших, чтобы не совались в астрал! Срочно! Пойдем… Сказав это, Раксэль уже было собирался выйти в реальный слой, но остановился, заметив, как лицо Таиля в ужасе исказилось. — Что случилось? — Я… Я… Я НЕ МОГУ ВЫЙТИ!!! — завопил он. — Меня словно кто-то держит, заблокировав здесь, в астрале!!! Доли тим ушли у архимага на осознание услышанного, после чего он попытался покинуть астрал. Почувствовав сопротивление, словно уперся в какую-то мягкую стенку, он непроизвольно увеличил прилагаемые усилия до максимума, на который только был способен. И стенка начала поддаваться… Вывалившись из астрала, Раксэль диким взглядом посмотрел на сидящих рядом эльфов — главу дома и парочку его помощников, терпеливо дожидающихся, пока он не завершит переговоры в астрале с представителем союзного дома. — Ну как? — сразу же накинулся на архимага Пирицэль, глава дома Танцующих Роз, входящего в первую десятку Леса по численности и влиятельности. К этому дому принадлежал и Раксэль. Архимаг сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь успокоиться и унять бешено стучащее в груди сердце. — Астральный демон! — прошипел Раксэль. — Там, в астрале, появился астральный демон!!! — Какой демон? — удивился Пирицэль. — При чем здесь какой-то демон?! Ты лучше расскажи, как прошли переговоры. Ты все им передал, что… — Помо-олчи!!! — буквально зарычал на него архимаг, сверкнув глазами, в которых плескались бешенство и злость. Глава дома отшатнулся, шокированным взглядом смотря на Раксэля. Он очень давно не слышал подобного тона при обращении к нему. — Что… — зашипел было он, опасно сузив глаза, но архимаг оборвал его: — Пирицэль! Ты потом мне все выскажешь! Сейчас надо как-то спасти Таиля. Это маг, которого прислал на переговоры союзный дом! — Да что… — Демон! — предугадав вопрос главы, ответил архимаг. — Я же сказал! Он сейчас лютует в астрале, съедая всех магов, имевших несчастье там в этот момент оказаться! — Так пусть выйдет! — раздраженно взмахнул руками Пирицэль. — Как ты! 22


— Демон каким-то образом блокировал выход из астрала. У Таиля не хватает сил выбраться! — Раксэль, вскочив с кушетки, на которой располагалось его тело, пока душа была в астрале, заметался по комнате, пытаясь сообразить, как помочь Таилю. — Сердца Гор! Большие Хранилища Силы! Срочно несите их сюда из сокровищницы дома! — крикнул он помощникам главы дома и, не вытерпев, побежал следом за ними. Пирицэль, задержавшись на мгновение, сорвался следом. Миновав несколько коридоров, они выбежали в большой зал, в дальнем конце которого имелась маленькая дверь. Около двери стояла охрана, состоящая из пары гвардейцев и одного мага дома. Они было дернулись, но потом, опознав вбежавших эльфов, слегка расслабились. — Пирицэль! Ключ с собой? — замерев около двери, спросил архимаг. — Да, с собой! — Глава дома уже плюнул на все нарушения этикета, допускаемые Раксэлем при посторонних, так как понял, что дело действительно приняло очень серьезный оборот. Настолько серьезный, что Пирицэль имел в��зможность в первый раз в жизни лицезреть прелюбопытнейшую картину — быстро бегущего архимага. Открыв замки, глава дома распахнул дверь в сокровищницу дома, пропуская вперед Раксэля. Тот, ворвавшись в небольшое помещение, снизу доверху уставленное сундуками, быстро осмотрелся и, заприметив в дальнем конце комнаты стеллаж, направился к нему. Там лежали три поистине огромных камня, прозванные Сердцами Гор, являвшиеся хранилищами магической энергии. — Выходить в Астрал буду отсюда! — заявил архимаг. Он снял со стеллажа два камня, положил их на пол и уселся рядом, положив ладони сверху на Хранилища Силы. После чего впал в транс. Все собравшиеся замерли в ожидании. Раксэль все так же, с заметным усилием, преодолел барьер, выставленный демоном, благо сейчас было много энергии от Хранилищ Силы, и оказался в астрале в той самой точке, откуда покинул его в последний раз. Увидев трясущегося Таиля, замершего на месте, архимаг окликнул его: — Таиль! Таиль не откликнулся, уставившись куда-то вверх. Архимаг поднял голову, посмотрев туда же, куда безотрывно смотрел Таиль. — Боги!!! — невольно вырвалось у Раксэля. Астральный демон плавно опускался прямо на них!!! Архимаг вздернул руки в сторону демона, и из его ладоней сорвались молнии, энергию для создания которых он щедро подчерпнул из Хранилищ. Они полетели к телу астрального демона, но, к ужасу Раксэля, прямо перед этим телом, представлявшим собой сферу, возникла темная стена, поглотившая молнии. Архимаг даже не представлял, что это за заклинание такое, с помощью которого демон столь успешно остановил удар Силой. До этого считалось, что от подобного удара защиты нет! Можно уклониться, сбежать, если 23


наносивший удар находится на значительном расстоянии, но никак не защититься!!! Из тела демона отросло несколько щупалец, одно из которых неожиданно удлинилось, практически мгновенно преодолев расстояние до Таиля, и пронзило последнего. Таиль заверещал, руками схватившись за щупальце, тащившее его в сторону демона, и попытавшись выдернуть его из себя. Затем он закричал еще громче и начал исчезать, как будто всасываясь в ужасный отросток, на который был насажен. Через пару тим Таиля не стало… Архимаг не мог пошевелиться, перепуганный насмерть только что увиденным. Никогда раньше он не наблюдал, как погибает душа, съедаемая заживо каким-то чудовищем… Раксэль даже не предпринял попытки выйти из астрала… Но еще больший шок он испытал, когда сфера вдруг начала сжиматься, приобретать очертания фигуры… эльфа!!! И этот эльф, опустившись на землю, подошел к архимагу вплотную. Что-то было очень знакомое в его чертах лица… Словно видел его когда-то… — ПАЛАЭЛЬ!!! — вскричал архимаг. Он неожиданно вспомнил, где и когда видел этого эльфа. В Академии, где Раксэль возглавлял факультет магии астрального направления! Он был в составе той группы магов, что тестировала наследника великого князя. — Да, — прошептал ему Палаэль. И шепот невообразимым образом разнесся далеко по астралу, словно шептали одновременно многие тысячи эльфов. — Это я. Архимаг Раксэль? — Да, — беззвучно прошептал архимаг. — Бунтуем потихоньку? Тогда знайте, — глаза Палаэля запылали демоническим красным огнем, и он, заглянув дрожащему Раксэлю прямо в глаза, по раздельности произнес: — Я… ИДУ… В ЛЕС… После чего неведомая сила вышвырнула архимага из астрала. Князь Палаэль Выбросив архимага в реальный слой, я остановился и занялся подсчетами. Восстановив в памяти всю цепочку своих действий с того момента, как покинул дом, насчитал тридцать семь эльфов, которых удалось «поглотить». Больше в астрале над Иль-Эроа никого не было. После возвращения в тело займусь присоединением полученных от душ ключей к своему. Неожиданно пришла мысль о том, что наверняка среди поглощенных душ была хоть одна со способностями к целительству. — Была, — раздался голос Учителя. — Отлично! Теперь смогу исцелять, — порадовался я. — Рано радуешься. Исцелять на приемлемом уровне ты будешь, но не скоро. — Что такое? 24


— Я тебе разве не говорил? Это направление магии плохо сочетается с темной стихией. Без проблем исцелять сейчас ты сможешь только существ с преобладающей демонической составляющей. — Демонов? — Не только. Скажем так, обитателей инферно и всех существ, предрасположенных к магии темной стихии. — Но почему? Почему так получилось? — Ты себе не отдавал отчета — а что же такое исцеление? Если не рассматривать только как оперирование отдельным видом энергии, способным взаимодействовать со всеми другими разновидностями энергий, будь то энергия стихии земли или стихии огня… В общем, не суть. — Ну… — замешкался я, — тяжело ответить, поскольку сам не изучал, а истинный Палаэль занятия по целительству внаглую прогуливал. — Хорошо, поясню тебе. Дар целительства предполагает под собой не только работу с отдельной разновидностью энергии, возможность которой ты получил через соответствующий ключ, но прежде всего твое умение видеть энергетические потоки существа, которые были до повреждения или болезни. — Но я же вижу энергетику живых существ! И не только в реальном слое, но и в астрале! — возразил я. — Вот именно! Ты видишь текущее состояние энергетики организма! Ты не можешь подсоединиться к каналам и считать с изначальной составляющей, как все было до того, как данный организм получил повреждение. Даже простейшей болезни не сможешь вылечить, поскольку не поймешь, как шли энергетические токи в организме до нее. Таким образом, не поймешь причины болезни. Понял? — Общий принцип понял, — расстроенно вздохнул я, — и что теперь? Никогда не смогу освоить это направление магии? — Почему же! Сможешь, но только путем длительных тренировок и самосовершенствования. Когда научишься считывать информацию с изначальной энергетической составляющей живого организма, тогда можно будет считать, что освоил целительство. — Но как же местные целители управляются? Они же пользуются плетениями, особо не вникая ни в какие энергоканалы! — Смотря кто. Местные архимаги-целители плетениями не пользуются. Как раз они «видят» структуру энергоканалов организма. Для остальных же плетения подобны костылям. Они… Его слова заглушил сигнал тревоги, раздавшийся в голове и означавший следующее: мою сигнальную сеть пересек маг. И судя по силе сигнала, не один. Необходимо срочно возвращаться. — Потом договорим! — бросил я Учителю и, переместившись в средние слои, рванул со всей доступной скоростью в сторону своего тела. 25


Когда был уже недалеко от тела, что произошло через пару терций после сработки сигналки, неожиданно почувствовал неладное. Как будто связь с телом начала ослабевать, сначала медленно, потом все быстрее. — Что это? — удивленно спросил у Учителя. — Советую поторопиться! Кто-то активировал артефакт Харона рядом с твоим физическим телом! Точно такой же использовался во время нападения на таверну… Рискуешь потерять связь с телом. А в астрале ты погибнешь, поскольку пока не способен существовать исключительно в нем. — Млять!!! — непроизвольно вырвалось у меня. Я помчался к телу, выжимая из себя скорость, которой раньше, как мне казалось, был не в состоянии развить, одновременно бросая всю доступную энергию на поддержание той незримой нити, что нас связывала, и чувствуя, что счет пошел на секунды… Ниберийский отряд Переехав маленькую речушку по деревянному мостику, порядком подгнившему и разрушенному, Седрик взмахнул рукой, призывая отряд остановиться. После чего сосредоточился, словно прислушиваясь к своим внутренним ощущениям. — Что-то случилось? — спросил его Норус, но Седрик только отмахнулся. Тогда воин осмотрелся по сторонам. В окружающей местности ничего примечательного не было — все та же петляющая дорога, теряющаяся в густой растительности лесного массива, речка, которую они уже преодолели. Заметив неподалеку маленький ручеек, впадающий в эту речку, Норус приказал воинам и магам отряда пополнить фляги, если кому это требовалось. Хотя можно было этого и не делать — ведь мага они вот-вот нагонят, если верить Седрику, а в победе над ним Норус не сомневался, так как был наслышан о действии артефакта Харона, который имелся у отряда. Назад же, в Ниберию, он рассчитывал попасть с помощью переносного портала, что тоже у отряда имелся. Вдруг со стороны речки раздался всплеск, заставивший воина насторожиться. Присмотревшись, он увидел гигантского сома, охотившегося за маленькой рыбешкой на мелководье, рядом с берегом. — Вот это рыбина!!! — воскликнул один из воинов, тоже заприметивший сома. — Поймаем? В нем мяса столько, что всему отряду на пару дней хватит! — Савуд, успокойся, — улыбнулся Норус, — вначале нам мага поймать надо. Да и зачем нам сом? Обратный путь у нас много времени не займет. Так что пусть живет. — Эх, — вздохнул тот, — жалко… Ладно, живи, рыбина. 26


Воины и маги негромко переговаривались между собой, кое-где даже слышались смешки. Посмотри кто в этот момент на отряд со стороны — подумал бы, что все эти люди выехали на прогулку, но никак не на опасное мероприятие, заключавшееся в поимке неизвестного архимага. Норус же не обманывался, прекрасно чувствуя н��рвозность, охватившую всех членов отряда. Сам сейчас испытывал то же самое. Вдобавок примешивались неприятные предчувствия. — Долго ты еще? — не выдержав ожидания, спросил он Седрика. — Все. Трогаемся, — наконец отозвался тот. — Двигаемся с небольшой скоростью. Это важно! — Чего останавливались-то? — Норус кинул на мага заинтересованный взгляд. Седрик неопределенно пожал плечами. — Сигнальную линию пересекли. К сожалению, поздно ее заметил. Уже после того как мы в нее вляпались… — Прервавшись на тим и немного подумав, добавил: — Хотя надо признать, даже если бы и заметил заранее, ничего бы это не дало. Скрыться от сторожевого заклинания, сделанного архимагом, мне не под силу. Не говоря уж о том, чтобы скрыть весь отряд… — Ты хочешь сказать, что маг теперь знает о нас? — невесело спросил Норус. — Да, — вздохнул Седрик, — знает. И скорее всего, ждет, когда мы подъедем. — Так надо бы использовать этот артефакт… Как его… Харона! — в возбуждении воскликнул воин. — Рано, — нахмурился маг, — чем дальше от архимага мы проведем его активацию, тем слабее будет воздействие на него. Подъедем поближе — тогда и приведем в действие. Тем более что преследуемый маг не знает наших истинных целей. Для него мы всего лишь очередной проезжающий мимо отряд. Поэтому я сказал о необходимости передвижения с небольшой скоростью. Чтобы не насторожить архимага. — Но мы же движемся! И артефакт движется вместе с нами! Почему его действие будет ослабевать? — Хм… Артефакт, приведенный в действие, ограничивает магию на определенной площади. Сразу. Дальше — он не более чем обычный кусок камня, по крайней мере до того момента, пока вновь не зарядится. Понял? — Более или менее, — скривился Норус, ничего не понявший из пояснений мага. — Ладно, не мое это дело. Тебе виднее, когда применять… Далеко он? — Нет, если имеешь в виду архимага. Он сейчас стоит на месте. — Это я и так понял: по наличию сторожевого заклинания. — Его наличие ни о чем не говорит, — покачал головой Седрик, — архимаг мог сделать его подвижным. О том, что он стоит на месте, говорит то, что заклинание не перемещается. 27


Проехав некоторое время в молчании, Седрик поднял руку со сжатым кулаком. Данный жест означал «приготовиться». Все члены отряда напряглись, прекратив разговоры между собой. — Скоро, — одними губами прошептал Седрик. Впереди, между деревьями, показался просвет, и через несколько тим отряд выехал на небольшую поляну… — Вон он! — негромко воскликнул Норус, увидев на поляне две фигуры, одна из которых принадлежала человеку, копошившемуся в одной из седельных сум, другая — эльфу, неподвижно сидевшему на земле. — ВСЕ!!! — выдохнул Седрик. — Я активировал артефакт!!! — и отряд, съехав с дороги, направился к этой парочке. Когда расстояние между отрядом и этой парой сократилось до десяти эрдов, всадники разъехались, беря эльфа и человека в клещи. Несмотря на активированный артефакт Харона, все были настороже, предчувствуя нечто недоброе. Поэтому приближались медленно, заранее достав клинки. Естественно, кроме магов, коих в отряде насчитывалось пять человек, включая Седрика. Они могли лишь констатировать отсутствие магии. — Человек зомбирован! — вдруг выдал Седрик. — Это видно по всем внешним признакам! Скорее всего, ему приказано до последнего защищать хозяина в случае возникновения опасности, так что соблюдайте осторожность! Тем более что сил у него больше, чем у обычного человека. — Ты, ты и ты, разберитесь с ним! — Норус поочередно ткнул пальцем в трех воинов. Те, не спешиваясь, приблизились к зомбированному, который, подняв замутненные глаза, вытащил два клинка. — Двурукий! — с досадой крякнул один из воинов и спрыгнул с коня, опасаясь, что противник может того покалечить. Оба товарища последовали его примеру. Окружив противника, они одновременно бросились в атаку, но тот, крутанувшись вокруг своей оси, умудрился отбить все три удара, нанесенных с разных сторон. Но чудес не бывает, трое против одного… Спустя всего три тима с зомбированным человеком было покончено. — А что с магом? — ткнул мечом в сторону архимага Норус. Тот как сидел с закрытыми глазами, так и продолжал сидеть. — Не знаю, — покачал головой Седрик, — посмотреть магическим зрением не могу. Магии-то нет! А так… Напоминает состояние транса при выходе в астрал. — Так что же, он в астрале? — недоуменно спросил кто-то из магов. — Его же должно было привязкой выдернуть в физическое тело! — Если она была! — возразил другой. — Скорее всего, была, — пробормотал Седрик, — недоумки архимагами не становятся. Другой вопрос, если он далеко забрел по астралу…. Могла и не вытащить. Все обсуждение проходило на расстоянии в пять эрдов от объекта. Никто не рисковал приблизиться. Подобного не случилось бы, будь архимаг в нормальном состоянии. Налетели бы, скрутили, а так…. Необычно все было, 28


неправильно. Что настораживало. И вкупе с нехорошими предчувствиями, мучившими большинство членов отряда… — Подробнее объяснить можете? Что с ним могло произойти, если он застрял в астрале? — не вынес неизвестности Норус. — Тогда он умер, — пояснил ему Седрик, — тело пока живо, а сознание отсутствует. Остается надеяться, что искомая вещь находится при нем. — Так что же мы ждем? Даже если он жив, то магией-то пользоваться не может!!! — Норус спешился и решительным шагом подошел к архимагу. — Сейчас все и проверим! — при этих словах еще два человека из числа воинов спрыгнули с коней и подошли к своему командиру с целью помочь, при этом не убрав из рук клинков. На всякий случай. Норус потянулся к архимагу…. И яркая вспышка ослепила всех собравшихся… Князь Палаэль — Поторопись! — набатом прозвучал в голове голос Учителя. — Они уже разобрались с Расмусом! Решают, что делать с тобой! Я про себя выругался. Тело уже недалеко… Быстрее… Быстрее… Еще быстрее… Нить, связывавшая меня с телом, практически перестала существовать, истончившись до предела — вот-вот исчезнет окончательно, и я останусь медленно умирать в астрале. Быстрее… И вот бешеная гонка по астральному слою подходит к концу, я уже чувствую свое тело. Оно рядом. Преодолевая последний участок пути, успеваю через «око» заметить собравшихся вокруг меня вооруженных людей, один из которых протянул руки к моему телу, лежащего в луже крови Расмуса. Последний рывок… Все!!! Успел!!! Не открывая глаз, с усилием заставил резко вспыхнуть ярким светом все энергоканалы, проходящие по моей ауре, надеясь таким образом сбить напавших на меня неизвестных людей с толку. Это вполне мне удалось, поскольку, открыв глаза в следующее мгновение, увидел, как все непроизвольно зажмурились, а кое-кто и вообще прикрыл глаза руками. В число последних вошел и тот боец, что протягивал ко мне руки. Рядом с ним стояли еще два воина, каждый из которых в одной руке держал меч, а второй яростно протирал глаза. — Управляй малыми энергиями в пределах своей ауры! — крикнул Учитель, — На это ты уже способен, поскольку мощности артефакта Харона не хватает, чтобы нейтрализовать магическое воздействие внутри ауры подобной силы! За доли секунды оценив текущий размер своей ауры, а она в радиусе составляла уже около двадцати метров, и запасы энергии — ведь львиную долю потратил на поддержание той нити, связывающей мое физическое и 29


астральное тело, — понял, что практически весь отряд напавших на меня личностей находится в пределах моей ауры. Отлично! На интуитивном уровне я совершил то же самое, что и во время той драки, в Университете, когда развел силовые линии стихии воздуха в стороны от противника, вслед за которыми, как кусочки металла за магнитом, устремились молекулы воздуха, тем самым лишив его возможности нормально дышать. Воздуха-то практически нет! Здесь было сложнее совершить подобное, поскольку врагов было много и располагались они вокруг меня, поэтому «развел» силовые линии по всему объему доступного пространства, просто-напросто «выпихнув» их на границы своей ауры, чудом не забыв оставить воздух вокруг себя. — Он может магичить!!! — издал дикий крик один из людей, облаченный в одежду мага. Этим криком он лишил себя последнего воздуха, еще остававшегося в легких. После чего схватился за горло, открывая и закрывая рот в попытке сделать хоть глоток той живительной смеси, без которой жизнь невозможна. Воины, находившиеся рядом со мной, не издав ни звука, устремились ко мне. Но мелькнувшие клинки были отброшены воздушной стеной, которую я создал путем чрезмерного уплотнения воздушной массы вокруг себя. Так уплотнил, что эта стена стала полупрозрачной. В меня полетели стрелы, которые тоже оказались не в состоянии преодолеть выставленную защиту, бессильно упав вдоль ее внешней границы. — Осторожно! У одного из них артефактный меч!!! Он способен пробить защиту, выставленную путем применения воздействия на малые энергии! Человек, обладающий им, сзади! — своевременно подсказал Учитель, поскольку, резко обернувшись, я увидел того, о ком он говорил, уже рядом с моей защитой. Звериный оскал на перекореженном лице, которое вследствие нехватки кислорода приобрело красный цвет… Поднятый над головой клинок уже начал опускаться. С учетом присутствия рядом со мной еще нескольких воинов, пока твердо стоявших на ногах, взлом защиты мог закончиться для меня фатально. Даже не вспомнив о своих мечах, я вскочил на ноги и шарахнулся в сторону, уводя свою защиту из-под удара артефактного меча, но попытка успехом не увенчалась — боец прыгнул за мной, и опустившийся меч разрубил мою воздушную стену. Как я и ожидал, защита лопнула, словно мыльный пузырь, оставив меня наедине с разъяренными бойцами. — Огонь!!! — раздалась подсказка Учителя. Какой огонь??? Без воздуха же горение невозможно! Решение пришло в голову неожиданно, когда уворачивался от меча ближайшего воина. Ведь они же все в пределах моей ауры, черт меня подери!!! В моей полной власти!!! Почему я туплю, в конце концов, зациклившись только на отводе силовых линий, да и то — исключительно воздушной стихии??? Вот что значит отсутствие соответствующего мышления, свойственного каждому разумному существу, рожденному в магическом мире. 30


Коротко свистнула стрела, от которой не успевал увернуться, и впилась в мое предплечье. Я зашипел от боли, и мгновением позже линии Силы обвились вокруг каждого из напавших, лишив возможности двигаться. Три человека, изначально оказавшихся вне пределов моей досягаемости, пришпорив коней, улепетывали по дороге. — Пусть бегут, — прокомментировал Учитель. — Пусть, — согласился я, — все равно ничего сделать им не смогу. Проводив их взглядом, я наконец обратил внимание на стрелу, торчащую из моего предплечья. Попробовал было сразу выдернуть, но тут же отказался от этой затеи, поскольку боль, отдавшаяся во всем правом боку, была нестерпимо сильной. Но вытащить стрелу было необходимо. Вдруг еще отравленная. — Без яда, — ответил на мои опасения Учитель. — Используй свою внутреннюю энергию, чтобы избавиться от нее. Так я и поступил — сосредоточившись, заблокировал нервные окончания вокруг наконечника стрелы, развел в стороны мышечные ткани, прихватив их энергоканалами, и потянул стрелу аурным жгутом. Она вышла безо всяких проблем, после чего я свел воедино мышцы и связал их края мельчайшими энергоканалами. — По первости сойдет, — раздался в голове недовольный голос, — свою-то энергетику надо бы уже давно изучить и помнить… — Что опять не так? — Ты что, забыл? Используя нейтральную энергию, доступ к которой ты получил, можно было сделать это гораздо проще, наложив готовую матрицу энергоканалов поврежденного участка, изготовленную по воспоминаниям! Ты же теперь обладаешь способностями целителя! — Ты же сказал, что… — Можешь лечить только существ из слоя инферно и магов, имеющих способности к темной стихии. — Забыл… Да и получил я эту возможность всего несколько терций назад!!! Я еще толком не понимаю, как ее использовать. — Ладно, отмазался. Потом потренируемся. — Хм.… Опять из моих воспоминаний жаргонные словечки используешь? — Конечно! Не все, к сожалению, можно интерпретировать под местный язык, но кое-что использовать возможно. Кстати, в будущем предложу тебе общаться на твоем родном языке! — Зачем? — удивился я. — Больше возможностей выразить ту или иную эмоциональную окраску, — пояснил он, — вот, например… — и выдал фразу, которую я однажды услышал от одного сварщика, произнесенную им, когда уронил себе на ногу металлическую болванку.

31


— Не-э-э... — не согласился я, — получится, что я с тобой буду общаться на русском — и параллельно с кем-нибудь еще, используя уже местный язык. Неудобно. Я почувствовал, как при этом непринужденном диалоге с Учителем меня понемногу отпускает нервное напряжение, на место которого пришло чувство легкой расслабленности. Наверное, это нормальная реакция, последовавшая после сильной стрессовой ситуации. Тут мое внимание привлек едва слышимый хруст, сопровождавшийся сдавленным хрипом. Соизволив наконец обратить внимание на лежащих супостатов, я вдруг понял, что не установил ограничителей по степени сжатия на силовые линии, их обездвиживших. Да и воздуха у них нет… Ладно, в конце концов, сами напали, я их к этому не принуждал. Двумя короткими действиями с окружающей энергетикой убрал эти факторы, правда, оставив силовые линии, удерживающие противников, только сделав приемлемым оказываемое ими давление. Сразу же послышались стоны, кое-кто даже зашевелился, но большинство лежавших людей не подавало признаков жизни. Перейдя на магическое зрение, увидел лишь пять жизнеспособных аур, остальные уже рассеивались… — Господин!!! — крикнул кто-то издалека. Повернувшись на этот крик, увидел тех самых наемников, назовем их так, что удирали. Только вот не до конца удрали-то... Вернулись! Остановились на довольно значительном расстоянии от меня, так что не дотянуться. — Господин архимаг!!! Нам бы поговорить с вами! — вновь крикнул один из наемников. — Мы осознаем всю свою вину… Позвольте просто поговорить? Не убивайте сразу, выслушайте! Та-а-ак… Получается, они знали, кто я такой? По крайней мере, то, что я являюсь архимагом. И все-таки напали! И эта троица, вместо того чтобы в ужасе удирать, возвращается и пытается поговорить, рискуя при этом своей жизнью! Видать, припекло настолько сильно, что идут даже на такой шаг… Становится любопытно. Я медленно кивнул, выражая согласие на переговоры, и наемник, вздохнув, поехал ко мне. Оба его товарища, чуть помешкав, последовали за ним. На всякий случай закрываюсь той же самой защитой, что уже недавно использовал. Лучшего пока не придумать, оперируя лишь малыми энергиями при составлении конфигураций силовых линий. Присмотревшись к ним магическим зрением, не заметил никаких серьезных артефактных вещей. Защитные амулеты, висевшие у них на шеях, навряд ли смогут причинить хоть какой-то вред. Да и не сработают они, ведь действие артефакта Харона еще не прошло. Даже я ограничен пределами своей ауры, несмотря на всю развитую энергетику. Когда наемники подъехали, отметил про себя их бледность и сжатые до предела губы. Как на казнь идут. Собственную… Но на лицах застыла решительность. Спешившись, они подошли и встали напротив меня. 32


— Господин архимаг, — начал тот самый наемник, что кричал до этого, — понимаете... — и прервался, явно не зная, что сказать дальше. Оглянулся на своих товарищей, но те стояли с каменными лицами, я тоже молчал в ожидании объяснений, почему же сей отряд изволил меня преследовать. В том, что они преследовали, и преследовали именно меня, я уже почему-то не сомневался. Хотел было ментально залезть им в мозги, но, к сожалению, не получилось. Могу только чувствовать эмоции стоящих напротив меня людей. — Почему ментальное воздействие совершить не получается? — быстро спросил у Учителя. — Такое вмешательство тебе пока недоступно из-за воздействия артефакта Харона. В пределах своей ауры ты можешь пользоваться магическим воздействием, применяя малые энергии, а то, что ты хочешь совершить, к таковым не относится — требует больших энергозатрат, чем пропускает артефакт, — сразу же ответил тот. Жалко. Тем временем наемник, немного помявшись, все-таки продолжил: — Господин архимаг, даже не знаю как сказать… — Говори как есть! — не выдержав столь долгой вступительной части, решил поторопить его. — Дык, — икнул наемник, и затем выпалил на одном дыхании: — Нам нужна Слеза Растений!!! Вот! И если бы Лес продал этот артефакт, то мы бы не преследовали вас! Краем глаза замечаю какое-то движение слева от меня. Скашиваю в ту сторону взгляд, стараясь не выпускать наемников из поля зрения, и вижу картину: около десятка лошадей начинают подниматься, слегка покачиваясь и всхрапывая. Вслед за ними пробуют шевелиться те пятеро выживших… На автомате отмечаю про себя, что парочка из них является магами. Пытаются встать, но это им не удается, поскольку на них все еще мои силовые путы. — Слеза Растений? — решил переспросить у наемника, оторвавшись от извивавшихся подобно гигантским червякам людей. — А при чем тут я? И что это за артефакт? Наемник впал в ступор, уставившись на меня непонимающим взором. — Ну… как же… — проблеял он, а потом, видно, решил, что я что-то утаиваю. — Вы прекрасно знаете, о чем я говорю! А что это за артефакт такой, я знаю только в общих чертах. Вон, господин Седрик, — с этими словами наемник ткнул пальцем в одного из «червяков», — может рассказать подробнее. По-моему, он излишне горячится, голос повышает. Нахмурившись, резко сказал ему: — Ты что, еще права здесь качать будешь??? Да мне плевать на вашу Слезу Растений! Как и на то, зачем она вам могла понадобиться! Меня не устраивает тот факт, что вы НАПАЛИ на меня! Как я сейчас должен с вами поступить? По идее, прибить! Не слушая ваших россказней о каких-то артефактах… 33


Наемники отступили, вжав головы в плечи. Надо отдать должное, никто из них не потянулся к оружию. — Господин архимаг! — с мольбой в голосе обратился ко мне другой наемник. — Пожалуйста, поговорите с Седриком! Слеза Растений нам очень нужна! — И к чему-то добавил враз помертвевшим голосом: — Пока я был в походе, у меня племянник с голоду помер… Едва сестру с ее мужем спасти успел… Что-то в его голосе было такое… Не знаю, как выразить словами. Я четко уловил в эмоциональном плане отчаяние, охватившее наемника, его ��оре, которое он испытал, узнав о смерти племянника… Такими вещами не шутят, подобные эмоции подделать невозможно… — Сколько лет было ребенку? — не знаю почему спросил я. — Три года, — буркнул тот. — Хорошо, — кивнув наемнику, освободил человека, на которого указали, обозвав Седриком, — поговорю. Освобожденный, кряхтя и стеная, с трудом встал на четвереньки. К нему бросились все три наемника, подбежав, помогли подняться и подвели ко мне. — Ну? — сказал я, пристально рассматривая мага, которого придерживали за руки наемники. — Рассказывай. Что за артефакт такой — Слеза Растений? Почему вы решили, что он у меня? И самое, пожалуй, главное: кто вы такие? Седрик поднял на меня свой слегка замутненный взгляд и поморщился от боли. Видимо, воздействие моих пут не прошло для него бесследно — наверняка пара переломов у него была, как и у других людей, испытавших их действие на своей шкуре. Его лицо было мне смутно знакомо. — Мы… — начал он, — я… — он попытался махнуть рукой, но только резко побледнел от болевых ощущений, и если бы его не придерживали, точно упал бы. — Ясно, — резюмировал я, — чего-то внятного мы сейчас от него не добьемся. Ты обладаешь способностями к целительству? Седрик утвердительно кивнул, вновь скривив лицо от боли. — Нужно покинуть зону действия артефакта Харона, — обратился я к наемникам, — сейчас отберете коней, которые не имеют повреждений, а то вон некоторые заметно прихрамывают. Погрузите на них уцелевших товарищей, и проедем по дороге дальше до тех пор, пока магия не станет доступна. Там Седрик приведет себя и остальных в относительный порядок. Но прежде ответьте на вопрос, коли ваш Седрик пока не в состоянии: кто вы такие? Наемники переглянулись. Потом один из них, тот самый, у которого с голоду помер племянник, вздохнул и все-таки ответил: — Не вижу смысла скрывать, раз уж дошло до того что мы просим вас отдать артефакт по доброй воле, надеясь на сострадание, хотя оно вам, эльфам, и не свойственно… Мы представляем здесь интересы Ниберии. Все члены отряда — ниберийцы. 34


— Ниберия? — переспросил я. Наемник кивнул. Так это же, получается, и не наемники вовсе, а специальный ниберийский отряд, отправленный на выполнение рискованной миссии — найти некоего архимага и отнять у него артефакт. В том, что он сказал правду, я был уверен, так как почувствовал это на уровне эмоций. Он явно не хотел говорить, откуда они, но, похоже, просто не видел другого выхода из сложившегося положения. — Я прекрасно понимаю, — продолжил он, — что Лес может напасть на нас, чтобы наказать за это нападение на своего архимага. Но я не вижу никакой разницы между тем, что многие жители Ниберии погибнут от голодной смерти или от клинков ваших воинов… Тут мне вспомнилось, что отец когда-то говорил о возможном нападении со стороны ниберийских агентов… И кусочки мозаики, которых я по какимто причинам не пытался сложить в голове раньше, встали сейчас на свои места. — Так это ваши люди напали на меня в таверне? Рику-то похитили орденцы, но первые два отряда приходили за мной! И это из-за вашего артефакта, именуемого артефактом Харона, я оказался тогда беззащитен и не смог спасти ее?! — зашипел, не сдерживая захлестнувших меня эмоций. Воин отступил на шаг, побледнел и пожал плечами. Страха я не уловил. Казалось, он смирился с неизбежностью смерти… — Не знаю, господин архимаг. Думаю, что в нашем отряде никто не обладает такой информацией. Я постарался успокоиться. Данные конкретные люди в смерти Рики не виноваты. А с Орденом разберусь позже, хотя и со стороны Ниберии кто-то должен понести наказание. Например, организатор нападения! — Если это так, то вам нужно опасаться империи, а не Леса. Те два отряда перебили многих отпрысков знатнейших имперских родов! Ладно, давайте отбирайте коней, да поехали, — немного успокоившись, заметил я. Спустя меньше чем через одну терцию мы выдвинулись по дороге. Логично, что я повел образовавшийся отряд в сторону Леса. — Учитель, на какое расстояние распространяется действие артефакта Харона? — Окружность диаметром около одного эхана. То есть чуть больше трех километров. И еще, чтобы ты знал, у человека, которого все называют Седриком, имеется переносной портал. — Переносной портал? Я думал, что здесь не умеют их делать! — Ты правильно думал. В этом мире недостаточно знаний для изготовления подобной вещицы. Он был сотворен в другом мире. Не знаю, как портал попал сюда, могу только предположить, что его принес один из демонов взамен за что-то для себя важное. Ну, или кто-то из давно ушедших богов наградил им одного из своих верных адептов. Не суть. — Портал мне явно не помешает, — обрадовался я. — Как он выглядит? Сейчас проведем небольшую прихватизацию. 35


— Не торопись. Здесь есть некоторые нюансы. Этот портал можно получить только в случае добровольной передачи одним магом другому. Насильно его не забрать. Даже ментальное принуждение к передаче приведет к нежелательным последствиям. — Почему? Защита стоит? И каким это последствиям? — Можно сказать, что и защита. А насчет последствий… Если мага, обладающего порталом, убивают, то этот артефакт автоматически переносит себя в любую произвольную точку на поверхности планеты. Видимо, маги, сделавшие портал, специально внесли в его конструкцию эту особенность. — А я не буду его убивать! По крайней мере до тех пор, пока не заберу портал. — Это одно и то же. Дело в том, что этот артефакт подобен мне. То есть крепится к обладателю в виде дополнительных энергетических линий. Изымая его, ты разорвешь энергетику мага в клочки, тем самым убив его. Кстати, маг умрет в любом случае. — Даже при добровольной передаче? — Да. Вместе с порталом он буквально вырывает часть своей изначальной составляющей. Никакой целитель из смертных не спасет. Только если кто-то из богов или высших демонов… — М-да-а… — протянул я, — ситуация… А портал иметь хочется… Надо этого Седрика обработать. Еще какие-то недостатки у портала есть? — Да. В отличие от стационарного, который настраивается на определенные расстояния, этот имеет чуть-чуть другой принцип действия. Он может переносить обладателя и лиц, его сопровождающих, только в те места, в которых этот обладатель уже бывал. Причем вместе с артефактом, который на пути следования оставляет точки привязки. Информация от предыдущих обладателей не сохраняется. — Плохо! — Еще бы! Хочешь еще один интересный вывод? — Какой? — У Ниберии два портала, как минимум. Там, в таверне, я засек еще один подобный артефакт. У них несколько разнятся фоновые показатели, потому их и различил. Отсюда следует, что порталы скорее всего демоны доставили, поскольку боги дали бы только один. За долгую и верную службу… Я про себя отметил, что через полтора километра можно будет сделать привал и поговорить с Седриком. Люди, с которых снял силовые путы, иначе их передвижение верхом на конях становилось проблематичным, при езде громко стонали, не в силах бороться с приступами боли. Двое вообще потеряли сознание. Их поддерживали те бойцы, которые не испытали на себе воздействия моих плетений. С горем пополам мы наконец выехали за границу воздействия артефакта Харона и сразу же сделали привал. 36


Еще некоторое время ушло у Седрика на то, чтобы хоть как-то подлатать повреждения, полученные им и его людьми. Оказывается, он был одним из главарей отряда, преследовавшего меня через всю империю. Второй главарь не пережил действия моих пут. Это я узнал от Лагрина — того самого бойца, который и начал со мной переговоры. Когда Седрик закончил дела и уселся на землю напротив меня, я наконец вспомнил, где его видел. — Лихо ты от меня тогда удрал, — уголками губ улыбнулся я, — тебе повезло, что я отвлекся на вспышку. Так нет же, снова полез на рожон. Видно, опыт ничему не учит. — Да уж… — протянул тот. — Честно говоря, я рассчитывал на артефакт Харона… Для меня стало полнейшей неожиданностью, что кто-то может оперировать магической энергией чуть ли не в эпицентре его действия… А насчет опыта… У нас не было иного выбора. Как я понимаю, ты уже в курсе того, какое королевство мы представляем. Так что для тебя не будет особой сложностью выяснить текущее положение дел в Ниберии. — И вас спасет только Слеза Растений? — Да, — кивнул он. — И? — Что «и»? — не понял Седрик. — Что это за артефакт такой? Никогда о нем не слышал. — Хочешь сказать, что при тебе его нет, и даже никогда в руках не держал? — скривился он. — Нет, — я усмехнулся, — никогда не видел, никогда не слышал, никогда не держал в руках… У вас откуда вообще такая информация? — Ну да, ну да… — Седрик скептически на меня посмотрел. — Данная информация из надежных источников. Я не знаю, откуда конкретно, но точно знаю об ее надежности. — Можешь мне не верить. Совершенно все равно. Только расскажи — как действует Слеза Растений? Я ведь данного раздела магии не изучал. Имею в виду растительство, к которому, судя по названию, этот артефакт и относится. — Что ж, — вздохнул он, — этот артефакт при активации способен увеличить скорость роста растений на определенной территории. Весьма обширной. Также значительно повышает урожайность. Раза в два-три… На этом все. — По каким ��ричинам власти Леса отказались его продавать? — Не знаю, — горестно бросил Седрик, — ведь ничего же не стоит продать этот артефакт! У вас, в Лесу, есть возможность такие хоть каждый день изготавливать! Для эльфов он не является чем-то важным, а для нас… Он мог бы спасти не одну тысячу жизней! — Назад как добираться собирались? Портал? Седрик замялся, потом все-таки ответил: — Да. 37


— Отлично! Отсюда, как я понимаю, ты не сможешь найти точку привязки к границе Леса? — Почему ты думаешь, что она у нас вообще есть? Я улыбнулся. — Есть, — утвердительно сказал я, — наверняка есть! С этим тайным источником ваши представители наверняка встречались. И сомневаюсь, что они перемещались до границы Леса на своих двоих. Седрик занервничал, заерзал. — Так ведь необходимо сначала в Ниберию… Только оттуда возможно… к Лесу… Привязка сработает только оттуда… — Сними ментальный блок, — попросил я. — Я должен убедиться, что ты не лжешь. Если выясню, что действительно ничто, кроме этой Слезы, вас не спасет, то помогу ее достать. Потом. Сначала вы меня перебросите к границе Леса. Ты пойдешь в Лес вместе со мной. — Зачем? — еще больше побледнел Седрик. — Я не понял! Вам же нужен артефакт? — Да, но… — заметался он. Я же в этот момент протянул к нему тончайшие ментальные щупы и, миновав несильный ментальный блок, подсоединился к участку мозга, в котором осуществлялась текущая мыслительная деятельность. Оказывается, Седрик боялся притаскивать меня в Ниберию, поскольку по ауре уже оценил мою мощь. Зная, что я владею ментальной магией, боялся за себя… И всех, кто попадется у меня на пути в Ниберии. Дескать, могу превратить в марионетку… Лерон… Ага!!! Советник короля, организовавший эту экспедицию по мою шкуру! Он знает предателя! И он же организовывал нападение на таверну! А положение в королевстве действительно хреновое — голод, вызванный несколькими неурожайными годами. Добавляются налоги, введенные королем ради проведения военной кампании по завоеванию новых земель… Все никак гоблинов выселить не могут! Кстати, Седрик не заметил моего подглядывания. Тихонько убираю щупы. Теперь на снятии ментальных блоков настаивать смысла нет. — Седрик, — успокаивающим тоном обратился я к нему, — клянусь, если увижу, что у вас положение настолько плачевное, как вы все мне описываете, я помогу вам с артефактом! Также клянусь, что не причиню вреда твоим согражданам. Поступим так. Сейчас мы все вместе перемещаемся в Ниберию, там кто-нибудь проводит мне короткую экскурсию длительностью в пару квартов по окрестностям вашей столицы, дабы я на месте убедился в вашем непростом положении, а затем мы с тобой отправимся к границе Леса. Идет? И еще… Клянусь, что артефакта при мне нет! Я даже не знал о его существовании! В этом вас дезинформировали, не знаю уж с какой целью… — Ну… — продолжал мяться Седрик. — Пойми, иного выхода у вас нет! Либо поверишь мне, либо попрощаетесь с возможностью обретения артефакта! Или ты боишься? Не 38


бойся. Я же не настаиваю на встрече с королем! Пусть со мной общается Лерон. Вроде он советником у короля работает? — Да, он, — кивнул Седрик. — И пока Лерон рассказывает мне о делах ваших трудных да показывает доказательства, ты постоянно будешь рядом. Со своими магами. Сразу заметишь, если я решу на советника каким-то образом воздействовать. «Если сумеете это сделать», — с улыбкой подумал я про себя. — Что-то ты чересчур щедр, архимаг! Ты готов отдать нам Слезу Растений просто так? — Седрик настороженно на меня смотрел, не моргая, в ожидании какого-то подвоха. Но одновременно в нем зародилась надежда! Вот на этом и сыграем. Интересно, патриот ли он? Если да, то согласится. — Нет, — развел я руками, — вы отдадите мне пару безделушек. — Каких? — Артефакт Харона — нечего им баловаться где попало — и портал. Ничего особенного. Все это у вас есть! — Но… — Седрик поник. — Учти, я же могу все сделать вопреки твоей воле. Не опускаясь до банальных уговоров с теми людьми, которые на меня напали. И ничего не обещая, попросту наплевав на все ваши беды. Не находишь? И еще замечу, что некоторые эльфы все же могут испытывать чувство сострадания. Мне действительно жаль ваших людей. Хотелось бы помочь. И я им помогу, но и вы должны заплатить за вероломное нападение на меня. Или я не прав? — Я умру, если соглашусь, — пробормотал он. — Выбирай: спасти сограждан, согласившись передать портал, или умереть просто так, поскольку я все равно попытаюсь его из тебя вытащить... В Лес, в случае твоего согласия, отправимся втроем. Ты отдашь мне портал… А второй маг доставит Слезу в Ниберию. Дальше я замер в ожидании, которое тянулось около терции… И Седрик сдался. Глава 2 Чертоги храма Ллос (Подземное королевство дроу). Обряд воззвания Двенадцать верховных жриц сидели на коленях по периметру священного зала, имеющего форму круга. По центру располагался алтарь, представлявший собой серую каменную глыбу, в выемке которой горели ровным сине-черным огнем драгоценные масла. Высшая жрица, на которой был лишь плащ черного цвета, обходила восемь жаровен, чадящих вокруг алтаря, добавляя дополнительную порцию масел. По завершении обхода она остановилась около алтаря и, воздев руки к верху, запела. 39


Спустя мгновение к ее голосу присоединились голоса остальных присутствующих верховных жриц. Они призывали свою богиню. Она должна дать понять своим жрицам, всем ли она довольна. Если нет, то пусть укажет на того, кто посмел вызвать ее недовольство. Еще жрицы собирались просить благословения богини на совершение большого похода на Рубиновое королевство — королевство подземных коротышек, коих дроу ненавидели. Ведь гномы были той единственной силой, что ограничивала распространение дроу по всем подземельям Каменного Хребта. Возведя непреодолимые редуты на границе между королевствами, они уже много веков благополучно отражали все атаки. Но иногда большим отрядам темных эльфов все же удавалось прорваться через оборонительные заграждения, и тогда гномы щедро расплачивались кровью за многовековое нежелание умирать, освободив дроу жизненное пространство… — ЛЛОС!!! — неожиданно воскликнула высшая жрица, прервав пение. — ИДЕТ! Я чувствую ее приближение. Все жрицы вскинули головы и застыли, уставившись в дым, который клубами витал над алтарем, при этом не распространяясь на все помещение. Костер на алтаре затрещал, полыхнув языками черного пламени, и сквозь дым проступил лик богини. Высшая жрица рухнула на колени, ладошками и лбом прижавшись к каменному полу. Верховные жрицы в точности повторили ее позу. — О ВЕЛИКАЯ!!! Твои слуги приветствуют тебя! Между тем из клубов дыма проступила вся точеная фигура богини, которая решила явиться полностью в образе темной эльфийки. — Приветствую вас, слуги мои, — казалось бы, тихий голос сотряс стены священного зала, и рот богини скривился в подобии улыбки. — Великая, всем ли ты довольна? По правильному ли пути следует наш народ? Есть ли среди нас вызвавшие твое недовольство? — Пока я всем довольна, — прошептала Ллос, — надеюсь, и в будущем буду тоже вами довольна. — Великая! Мы все готовы для этого сделать!!! — Высшая жрица наконец осмелилась приподнять голову, чтобы иметь счастье лицезреть свою богиню, являвшуюся лично весьма редко: раз в несколько сот лет, когда в жизни народа дроу были важные поворотные моменты. Неужели планируемый поход на гномов привлек столь пристальное внимание богини? — Нет, — громко расхохоталась Ллос, словно прочтя мысли своей высшей жрицы, — не мелкий поход меня интересует. Скажу даже больше — К ДЕМОНАМ ВАШ ПОХОД!!! — последние слова богиня буквально проревела, заставив своих жриц в страхе сжаться. — Мы его отменим, — помертвевшими губами прошептала жрица. — Великая, мы не ожидали, что этот поход может вызвать ваше недовольство. — Недовольство? — недоуменно вскинула брови Ллос, — Почему? Подобные вещи всегда приносили мне радость! 40


— Тогда почему? — еще тише прошептала высшая. — Всему свое время! Сейчас есть гораздо более важные задачи, чем какие-то подгорные коротышки! Асутиролса, ты знаешь, кто такой Палаэль из дома Алмазной Короны? — Да, Великая. Это наследник великого князя Леса. Что от нас требуется? — Этот Палаэль является чрезвычайно сильным магом. И с каждым годом будет все сильнее и сильнее. За ним стоит сам… Впрочем, для вас это не столь важно. Мое желание таково: твоя средняя дочь Сиралоса должна выйти замуж за Палаэля и родить дочь. По возможности, не одну. Его дети тоже будут чрезвычайно сильны в плане магии. ОЧЕНЬ СИЛЬНЫ!!! И по возможности надо настоять, чтобы Палаэль жил в Подземном королевстве. — Как? Он же наследник! — Уже нет. Отказался от трона в пользу младшего брата. — Но… Если он не захочет? — А вы сделайте так, чтобы захотел!!! Поняла? — Да, Великая, мы займемся этим сразу же… — Вот и занимайтесь, — кивнула богиня и исчезла. Убедившись в отсутствии Ллос, Асутиролса, она же высшая жрица дроу и мать Черного дома, вскочила на ноги и, обведя взглядом прищуренных глаз поднимающихся жриц, сказала: — Все слышали волю Великой? Собираем посольство к Исилю! Империя. Императорский дворец Начальник имперской Канцелярии сыска граф Илор старательно изучал мраморный пол у себя под ногами, не рискуя поднять взгляд на взбешенного императора, рвавшего в этот момент какие-то бумаги, лежащие на его столе. Совершенно не разбирая при этом, нужные это документы или же чьи-то письма. Рядом стоял глава внешнеполитического ведомства герцог Санчийский, с весьма довольным видом взиравший на происходящее. Помимо них в рабочем зале императора присутствовали глава Совета представителей стихий и направлений архимаг Роллдудон и ректор Университета магии Аральта Исил. — Каким образом это могло произойти? — мрачно спросил Киркул, отбросив в сторону очередной порванный пополам лист. — Все случилось на перевалах, — с трудом сглотнув вставший в горле ком, попытался оправдаться граф, — мы отслеживали их перемещение вплоть до Лардина, потом это стало невозможным в связи с риском обнаружения. Тем более что Палаэль остался жив! — А если бы нет??? — рявкнул император. — Что тогда??? — Позвольте выразить свое мнение по этому поводу, ваше величество? — осторожно спросил герцог и, увидев вопросительный взгляд Киркула, продолжил: — Мы тогда поступили несколько опрометчиво, порекомендовав 41


вам выйти на великого князя и выразить свое недоумение по поводу тайного пребывания его сына на территории империи… — Это ты прав! — перебил его император. — Если бы не этот факт, то сейчас я сделал бы вид, что ни о чем не знаю! А так… Признав свою осведомленность, взял негласные обязательства по охране его сына! Так ведь и сделал все для этого необходимое, несмотря на первоначальное решение не помогать! Поисковый отряд подобрали такой, что… Из магов все магистры, причем каждый был универсалом! Так? — Киркул обернулся к магам, стоявшим в сторонке от герцога и графа. — Так, ваше величество! — дружно закивали Роллдудон и Аральта. — Наемники! Самый лучший отряд выбрали. Лучше которого только моя гвардия, судя по отзывам о нем, которые мне собрали. Канцелярию сыска обязал отслеживать все перемещения отряда и по возможности помогать. И сегодня узнаю об их гибели! И от кого? От герцога Санчийского! Не от вас, граф! Не от вас!!! Чем? Чем ты это можешь объяснить? — Э-э-э… — проблеял Илор, — у нас не было возможности действовать на перевалах, ваше величество. Да и не стану скрывать, был абсолютно уверен, что с отрядом ничего не случится. Противостояли-то им… Небольшая группа из ордена Идущих! Не имеющая при себе артефакта Харона. — Орден Идущих? — переспросил Киркул. — Уверен? — Орден??? — дружно воскликнули присутствующие маги. — Мои специалисты в один голос утверждают, что с большой долей вероятности данное дело провернули адепты Ордена. — Илор сознательно подчеркнул, что такие выводы сделали специалисты сыска, осознавая возможность ошибки. Ошибутся — уйдет в тень, напомнив, что выводы сделали специалисты. Конечно, вина его будет, так как он руководитель сыска, но все же… Зато, если выводы окажутся правильными, можно будет ненавязчиво переключить внимание на себя. — И стремились они в Плиних, — пробормотал герцог Санчийский. — Зачем? — Как зачем! — не сдержавшись, воскликнул архимаг. — Они девушку везли на жертвоприношение!!! Нужно собрать Совет… — Потом обсуждать будете, как и что с Орденом делать, — поморщился Император, — это у вас, магов, с ним явные проблемы. Сразу предупреждаю, что о конфликте с официальными властями Плиниха не может быть и речи! У империи! Так что разбирайтесь сами, по крайней мере пока… Герцог, если уж получилось, что ты лучше владеешь текущей обстановкой касательно поискового отряда, можешь сказать, где сейчас находится Палаэль? — К сожалению, нет, — отрицательно покачал головой тот. — Но мои люди это выяснят! — Я подключу своих… — вмешался Илор, но, поймав тяжелый взгляд Киркула, умолк. 42


— Эта задача уже перед тобой стояла. И ты со своим сыском с ней не справился, так что займись лучше поиском заказчиков того массового убийства в таверне. Если и это провалишь… У Канцелярии сыска появится новый начальник. Понял? Кстати, как в этом вопросе обстоят дела? Есть подвижки? Граф вновь принялся изучать мраморную плитку пола, своим молчанием давая понять всем присутствующим об отсутствии каких-либо результатов. — Ясно, — констатировал Киркул, — ничего… Идите, граф, занимайтесь. — И, дождавшись, пока граф покинет зал, продолжил: — Значит, И’Рук погиб? — Да, ваше величество, — подтвердил герцог, — он и один из его учеников. Причем умер весьма непонятным образом. Мои маги так и не смогли назвать причину смерти. — Даже так? Хм… Только из твоего доклада, — император взял с края стола пару уцелевших листков бумаги и покачал ими, — мне неясно, зачем Палаэлю понадобилось уничтожать орденцев заклинанием, прикончившим еще и его девушку? Причем заклинание относится к стихии огня, которой Палаэль не владеет, если верить нашему ректору Университета. Аральта поежилась, почувствовав на себе изучающие взгляды трех пар глаз. — Ваше величество, выяснилось, что мы имеем неполную информацию по наследнику великого князя, — призналась она. — Мне совершенно случайно удалось увидеть некоторые остаточные действия его заклинаний в направлении ментальной магии… Причем по силе они соответствовали уровню архимага… — Взгляды из изучающих превратились в удивленные. — В итоге связалась с ректором Академии, который вынужден был приоткрыть мне еще кое-какую информацию по Палаэлю. Не знаю, насколько полную… — Что он сказал? Аральта, не тяни! — поторопил ее Роллдудон. — В общем, Палаэль является архимагом-универсалом. — Устремленные на нее взгляды сделались изумленными. — Он — архимаг стихии огня и направления ментальной магии. Также, уже по нашим оценкам, потенциальный архимаг темной стихии и стихии воздуха. В зале повисло молчание… — Получается, Палаэль мог убить орденцев, не пожалев похищенной девушки? — наконец спросил Киркул. — Получается, что да, — ответил за Аральту Роллдудон. — Сил вполне могло хватить. Сопровождавшие его маги поискового отряда и шаманы перебили друг друга, а Палаэль, сохранив силы, добрался до адептов... И уничтожил их. Следовательно, первоначальной целью было не спасение девушки… Думаю, что он преследовал какие-то другие цели! Император переглянулся с герцогом, а архимаг с Аральтой, и неожиданно друг для друга, в четыре голоса был задан один и тот же вопрос: — Какие цели? 43


Империя. Тайная резиденция ордена Идущих Сидящий в одиночестве за небольшим столом человек смотрел в нерешительности на керамическую фигурку ситаха, стоящую по центру стола. Потерев пальцами виски, он потянулся к фигурке, но в самый последний момент, уже чуть было ее не коснувшись, отдернул свою руку. И вновь замер, гипнотизируя ее взглядом, в котором угадывалось явное нежелание совершать то, что собирался. А собирался он связаться с великим магистром Ордена, и эта статуэтка представляла собой разговорный амулет. Не такой, какие обычно сейчас делали маги, — он работал по совершенно другим принципам. Разговор по нему невозможно было подслушать магическими способами. Понятно, что данный амулет был изготовлен когдато давно, в древние времена. Знания, позволявшие создавать подобные амулеты, были утеряны. Наконец человек решился и быстрым движением коснулся определенной точки на поверхности фигурки. И замер в ожидании. Вначале ничего не происходило, и только спустя пару терций с поверхности статуэтки начал сочиться дымок, скапливаясь над столом. Причем собирался он в одном месте, образовывая небольшую сферу, постепенно приобретающую все более четкие очертания, по мере того как в ней концентрировался этот серый дым. Через терцию дым перестал сочиться из статуэтки, и сфера начала несильно светиться, излучая из своих недр ровный желтоватый свет. Неожиданно она приняла форму человеческой головы. — Чего ты хотел, Расул? — Раздавшийся голос, казалось, исходил отовсюду. От стен, от скудной мебели… Но не от зависшей в воздухе головы! — Приветствую, великий магистр, — Расул, а это был именно он, склонил голову. — До меня дошли дурные известия. И я сразу, не медля, решил связаться с вами. — Ты хотел рассказать мне по поводу гибели каравана? — в голосе проскользнула нескрываемая усмешка. — Вы уже знаете? — изумился Расул. — Но ведь связь с караваном была только у меня! — У тебя какие-то претензии? — Голос стал ледяным, буквально заморозив следующий вопрос Расула, который так и застрял в его горле. — Нет-нет, — мгновенно пошел он на попятный, — вы меня не поняли! Просто я выразил свое удивление! Вот и все. — У меня свои способы сбора информации, — голос чуть потеплел, — хорошо, что ты связался со мной. Из-за гибели каравана мы лишились одаренных, предназначенных для жертвоприношения. У тебя есть какиенибудь предложения по этому поводу? 44


— Сейчас крайне нецелесообразно проводить какие-либо операции, так как Канцелярия сыска буквально рвет и мечет в поисках тех, кто заказал покушение на таверну. По моим данным, они подозревают наше участие в похищении девушки, но никаких серьезных доказательств у них нет. И не будет. — Хм-м… Плохо, что таковые подозрения вообще имеются. Кстати, двум членам поискового отряда удалось выжить. Эльф и человек. Первый, по свидетельству оставшихся в живых учеников погибшего И’Рука, является очень сильным архимагом. — Эльф? Архимагом? — искренне удивился Расул. — Но там же никого из них, кроме студиоза Университета и его охраны, не было! — Я знаю, — утвердительно пробормотал голос, — ты докладывал. Архимагом оказался как раз студиоз. Значит, он никакой не наследник великого князя, как ты утверждал раньше. Среди наших адептов есть и эльфы. Они меня уверили, что истинный Палаэль не обладает выдающимися способностями в магии. — Эльфы-адепты? — в очередной раз изумился Расул. — Да. Изгнанные. Но парочка из них видела Палаэля лично, хотя и давно, так что имела возможность оценить его магический уровень. — Может, он скрывал свои возможности? Как и в поисковом отряде! — Сомневаюсь. Они его видели давно. Ну, не сразу же он архимагом родился! Отсюда следует вывод: тот, которого все приняли за наследника великого князя, на самом деле таковым не является. Скорее всего, это какаято тайная операция, проводимая Лесом. И мне очень не нравится, что этот архимаг увязался с поисковым отрядом, поскольку эта операция может касаться Ордена. — Почему вы так думаете? — Ты всерьез веришь в любовь между эльфийским архимагом и какой-то безродной девкой человечьей расы? — Ну… Я склонялся к версии, что Палаэль начал преследование из чувства собственного достоинства, которое он посчитал оскорбленным похищением сопровождавшей его девицы. — Хорошо, — кивнула голова. — А теперь представь, что это был не Палаэль, вернее, не истинный Палаэль, а архимаг, посланный на выполнение вполне определенной задачи. — Тогда его участие в поисках выглядят несколько… бредово! — Вот именно! И еще! Почему он дружил именно с той одаренной, которую вы выбрали для похищения? Совпадение? — Вот… — Расул выругался. — Подставил! — Угу. Вас банально подставили под удар. Я склоняюсь к мнению, что архимаг имеет задачу, связанную с Орденом. Либо Лес хочет заполучить чтото, что имеем только мы, либо… мы им где-то перешли дорогу и они решили разобраться с нами. 45


— Отсюда следует, что необходимо уничтожить всех, кто владеет хоть какой-то правдивой информацией о нас, — заключил Расул. — Я прав? — Да. И еще нужно уничтожить архимага, поскольку неизвестно, какую информацию он сумел собрать! Я уже распорядился об отправке группы магов Ордена в империю. У них будет свой руководитель, но направлять их действия будешь ты. — Мы и сами можем справиться, собрав… — попытался возразить Расул, но был грубо перебит: — Не можете! Этот архимаг является универсалом. По тем же свидетельствам учеников И’Рука, владеет ментальной и астральной магией, а также стихией огня. Так что… готовься принять группу. И поторопись с поисками Кольца Духа… На этом разговор и закончился. Голова потеряла свою форму, превратившись в дымок, поднявшийся бесформенной тучкой к потолку. — Эх… — вздохнул Расул, поднимаясь. Город Нибус. Столица Ниберии. Князь Палаэль Перенос через портал прошел без всяких неожиданностей, хотя я и нервничал, заходя в «воронку» портала, поскольку в первый раз за все время нахождения в этом новом мире пользовался таким способом передвижения. Каких-либо болезненных ощущений не было. Все произошло как-то обыденно: там зашел, здесь вышел — и обнаружил себя стоящим на вершине большого холма, в подножии которого раскинулся небольшой город, разделенный надвое протекающей через него речкой. Как понимаю, это и была столица Ниберии — город Нибус. В нескольких метрах от меня стоял боец, прошедший через портал первым. Передо мной. Сразу сделал несколько шагов в сторону, как инструктировал меня Седрик, чтобы уступить место следующему человеку, который должен был войти в портал следом за мной. Покрутив головой по сторонам, обнаружил замок, расположившийся точно по центру вершины холма. Я его изначально не заметил, так как он оказался за моей спиной. — Это дворец нашего короля Сигурда Первого, — гордо продекламировал боец, — а это, — он повел рукой в сторону города, — Нибус. — Я догадался, что это Нибус, — буркнул ему, рассматривая дворец. Хм… Дворец ли?! Хорошо укрепленная крепость, обнесенная пятиметровой стеной! Над этой стеной возвышалось несколько зданий-башен, имевших одинаковую высоту. Исключение составляла одна башня, своим шпилем возносящаяся надо всеми остальными. Донжон. 46


Все здания и стена, окружающая замок, были сделаны из серого камня. И этот серый цвет придавал замку ореол мрачности, нелюдимости. На стенах виднелись прохаживающиеся часовые с алебардами в руках. Неподалеку от нас имелся центральный вход. Чего-то не хватает. — А ров где? — решил уточнить у бойца. — Ров? — удивился тот, посмотрев на меня, как на деревенского дурачка. — Так… Какой ров на холме-то? Ежели дворец был бы где в низине, то тогда — да, ров. А здеся… Как его водой наполнить? Даже наши маги сказали, что поднять сюда воду затруднительно. Ну, чтобы она постоянно была. Почувствуй себя идиотом! Мог бы сам догадаться. Между тем в портал прошли уже пять человек, не считая меня и бойца, прошедшего первым. Остались двое, включая Седрика, который войдет в портал последним. Как понял из его объяснений, как только он пройдет, портал автоматически закроется. Вот появляется еще один боец, делает несколько шагов в сторону — и спустя несколько тим появляется Седрик. Он оглядывается по сторонам, находит взглядом меня и направляется в мою сторону. — Мы на месте, — подойдя ко мне, сказал он, тяжко вздохнув при этом. — Сейчас отправлю людей за Лероном. Он сейчас, скорее всего, во дворце. Предлагаю пока пройтись до города, Лерон нагонит. Моя компания устроит? — Почему бы и нет, — согласился я. — Пойдем. Седрик подозвал к себе одного из бойцов. — Ты, — устало обратился он к нему, — сейчас бегом во дворец, поймаешь там любого слугу. Представишься, скажешь, что прибыл по моему поручению к советнику Лерону, тебя пропустят и сопроводят до него. Передашь советнику, что остатки группы прибыли… Вместе с архимагом. Пусть догоняет. Мы пойдем по дороге в город. Еще скажи, чтобы поторопился. Понял? Боец кивнул и быстрым шагом направился к центральным воротам замка. — Ну что, прогуляемся? — обратился Седрик ко мне. Я согласно кивнул, и он, развернувшись, направился напрямую в сторону дороги, виднеющейся метрах в ста от нас. Она петляла по склону и в самом низу плавно переходила в городскую улицу, ведущую к мосту через речку. Отсюда, с вершины холма, было прекрасно видно, что все улицы Нибуса не петляли, как в большинстве городов империи, а были прямыми. Оставив за спиной остальных членов отряда, вернее, тех, кому посчастливилось выжить после бесславного окончания погони за мной, мы вышли на дорогу и начали спуск. Я «приглушил» показатели своей ауры до ставшей уже привычной шестой ступени. Седрик это краем глаза заметил и уголками губ улыбнулся. Мимо нас то и дело сновал по своим делам разночинный люд, начиная от дворян, кидающих на нас чуть нагловатые, заинтересованные взгляды, и слуг, выполняющих поручения своих хозяев, до простых крестьян, везущих что-то на своих повозках в сторону замка. Самое 47


интересное, что крестьянских повозок, следующих в обратном направлении, мною замечено не было. Грунтовая дорога была сухой и пыльной. Каждый раз, когда по ней ктонибудь проезжал, поднимались клубы пыли, оседающие медленно-медленно. Если бы не воздушные фильтры, активированные нами практически одновременно, когда только первый всадник промчался мимо, подняв пыльное облако, прогулка доставила бы еще то удовольствие. Трава по всему склону была какой-то пожухлой и пожелтевшей. Засуха? — У вас дождь давно был? — спросил я у бредущего с понурым видом чуть впереди Седрика. — Да, природные давно, — безжизненным голосом отозвался он. — Мы периодически искусственно насылаем дожди, чтобы растительность не вымерла окончательно, но, к сожалению, у Ниберии не столь много сильных магов, чтобы полностью покрыть площадь королевства. Те маги, что есть, обеспечивают наличие осадков только над основными сельскохозяйственными районами. Да и то слишком редкие, чтобы обеспечивать хорошую урожайность. — Нет урожаев — нет и еды. М-да-а-а... И давно? — Что именно? — Засуха. — Вот уже три года. Запасы, сделанные в урожайные годы, истощились еще в прошлом сезоне. Король, чтобы избежать массовой гибели населения от голода, совершенно бесплатно раздавал продовольствие населению. К этому же обязал и дворян, среди которых сразу же возникло множество недовольных, рассчитывающих разжиться на торговле продовольствием по завышенным ценам. — Бунты последовали? — А как же! Почти сразу. Но после показательной казни нескольких представителей дворянского сословия остальные недовольные угомонились. К счастью, многие из дворян поддержали решение короля. А то неизвестно, чем бы все это закончилось, — поведал мне Седрик. — С прошлого сезона, когда резко сократились объемы выдачи продуктов вследствие истощения запасов, о чем я уже говорил, начались выступления крестьян. Король против применения самых жестких мер, при которых казнят не только самих бунтующих, но и целиком их родные деревни. — Милосердие? — Нет, — фыркнул Седрик, — милосердных королей не бывает. Бывают умные и не очень. Наш король относится к категории первых, поэтому рассудил, что если казнить всех без разбора, то скоро ему править будет просто некем. Вот и казнят только зачинщиков восстаний, остальным, принимавшим в них участие, назначается наказание. Как правило, отправляют на каменоломни. Так мы не спеша шли и вели беседу, в ходе которой я узнал много чего о Ниберии. Как и предполагал, Седрик оказался рьяным патриотом, который 48


на многое был готов ради своей Ниберии. Хотя это стало ясно гораздо раньше, когда он согласился передать мне портал в обмен на Слезу Растений, зная при этом о своей судьбе. Населения в Ниберии оказалось не так много, как я думал прежде, — всего около двух миллионов человек. Помимо Нибуса, была еще парочка достаточно крупных городов, один из которых, самый северный, располагался на побережье. То есть выход к морю был, но прибрежная полоса, контролируемая Ниберией, была достаточно небольшой, протяженностью немногим более десятка эханов. Около сорока километров, если перевести в более привычную для меня меру длины. Западная граница Ниберии упиралась в земли, принадлежащие племенам гоблинов. В данный момент король Сигурд пытался эти земли у гоблинов отвоевать, но пока безуспешно. Восточная же граница представляла собой обширные болота, отделяющие королевство от территории Леса. С южной стороны начинался Каменный Хребет, правда, между его предгорьями и Ниберией была узкая полоса степи, через которую и проходили караваны из империи и Леса на противоположную сторону материка, разделенного почти надвое Каменным Хребтом. Почему-то купцы не стремились пользоваться горными перевалами. Селиться на этой полосе желающих не находилось по вполне объяснимой причине — северное окончание Хребта принадлежало дроу. Те же набегами никогда не брезговали, ставя в качестве испытания задачу своей молодежи на истребление соседей. Да и не только молодежь в набеги ходила — иногда для этих же целей формировались воинские отряды домов, стремившихся добиться расположения Ллос. — Может, я чего-то не понимаю? — задумчиво спросил я у Седрика. — Какая засуха может быть в королевстве, с одной стороны имеющего выход к океану, а с другой граничащего с огромными болотами? — Направление ветра, — пояснил мне маг, — раз в сто лет ветер начинает дуть со стороны степи, на северо-восток, принося к нам сухой воздух. Обычно такие периоды продолжались не больше двух сезонов, и короли, зная такую климатическую особенность, заранее готовили запасы продовольствия, но сейчас что-то пошло не так. Уже четвертый сезон направление ветра не меняется в обратную сторону! — А-а-а… — протянул я, — ясно… Сзади послышался шум, издаваемый несколькими всадниками, явно гнавшими коней галопом. Мы с Седриком обернулись одновременно и действительно увидели около десятка верховых, стремительно к нам приближавшихся. Среди них я насчитал шестерых магов. — Вот и советник Лерон пожаловал, — рукой указал Седрик на всадника, возглавлявшего настигающую нас группу людей. Данная группа между тем уже вплотную приблизилась к нам и притормозила. Один из магов, скользнув по мне взглядом, подъехал к Лерону и что-то прошептал ему на ухо. 49


— Где он? — задыхаясь, словно сам бежал, а не преодолел путь от замка до нас верхом, крикнул советник. — Кто? — не понял его Седрик, смерив Лерона несколько озадаченным взглядом. — Архимаг вражеский! — Вот он, — Седрик головой указал на меня. — Можно было и догадаться, — проворчал он уже тише, но все присутствующие его прекрасно расслышали. Я же стоял молча, со скромной улыбкой изучая прибывших, прекрасно ощущая эмоции, испытываемые ими, видя заготовки магических конструкций, хранящиеся в аурах магов. Настороженность, враждебность, готовность к немедленным действиям, опасения — все смешалось в одном диком флаконе человеческих чувств. — Седрик! Ты нас за кого держишь? — начал один из магов, пристально посмотрев на меня, — Он по уровню… — Ментал! — коротко бросил ему Седрик. Эмоции, излучаемые магами, как отрезало. От остальных они шли все тем же потоком. По-моему, они даже не осознали сказанного Седриком. Что интересно, советник нисколько не насторожился! Наоборот, от него шла уверенность в себе. — Седрик, — обратился я к своему спутнику спокойным голосом, с улыбкой разглядывая магов напротив, застывших в ожидании чего-то, — скажи своим, чтобы не дергались. Я же их быстро перебью. Тот лишь поморщился, кинув на них скептичный взгляд из-под нахмуренных бровей. — Лерон, — обратился он к советнику, — прикажи своим сопровождающим успокоиться. И не рыпаться. Палаэль говорит чистую правду. Он способен быстро перебить всех здесь присутствующих. И я дал слово, что он здесь не будет испытывать проблем с местными властями. — Думаешь, сможет? — Лерон посмотрел на меня с нескрываемым интересом. Я уловил сильное любопытство, излучаемое им во все стороны. — Уверен, — подтвердил Седрик, — даже артефакт Харона не смог ограничить его в использовании магии. Мне доставило истинное наслаждение наблюдать вытянувшиеся от изумления физиономии магов и Лерона. Из аур первых начали исчезать заготовки плетений. — Поясни мне — что все это значит? — спросил советник у Седрика, не спуская с меня внимательного взгляда. — Знакомитесь, это архимаг-универсал Палаэль, это советник короля Лерон, — официальным тоном представил нас друг другу Седрик. Мы с Лероном слегка поклонились, выражая уважение противоположной стороне. — Архимаг Палаэль, — продолжил Седрик, — сделал нам предложение, от которого было трудно отказаться. Он предложил нам Слезу Растений! — Условия? — уточнил Лерон. 50


— Провести его по городу, чтобы он имел возможность убедиться в нашем затруднительном положении. А также требует передать ему артефакт Харона, что уже выполнено, и портал… Портал он получит, когда наш маг, который проследует вместе с нами в Лес, уйдет через портал со Слезой Растений сюда, в Ниберию. — А ты? — При передаче портала маги не выживают, — пояснил советнику Седрик. Все уставились на него — и маги, и Лерон с остальными бойцами, входящими в группу. У всех, кто не имел возможности скрыться за ментальным щитом, в эмоциях сквозило уважение. Хотя и у магов в глазах я прочел то же самое уважение, только смешанное с толикой жалости. — Слеза при вас, господин архимаг? — Взгляд Лерона, обращенный на меня, сделался пытливым. — Нет. Мне вот интересно: откуда у вас такая информация? Он, — я указал на Седрика, — тоже заявлял о наличии у меня этого артефакта, о котором, если честно, впервые слышу! Один из вас, как вижу, владеет ментальной магией. Причем на уровне немногим выше стандартного магистра. Маг, стоявший справа от советника, утвердительно кивнул. — Следовательно, можешь чувствовать ложь? — Вашу — нет, — маг посмотрел на Лерона. — Если уважаемый архимаг захочет что-то скрыть от меня или сказать неправду, я буду бессилен. Уровень у нас слишком разный. — Но, тем не менее, буду с вами открыт, — улыбнулся я и убрал ограничители со своей ауры. Советник Лерон Заявление архимага несколько выбило меня из колеи. Впервые слышит о Слезе Растений?! Не верю. Чтобы эльф даже не слышал о таком артефакте! Но, с другой стороны, какой смысл ему врать — ведь отнять Слезу силой мы не сможем. С трудом могу представить силу мага, которую не смог блокировать артефакт Харона, который до этого, по заверениям всех магов, делал беспомощными самых сильных архимагов. И он уверен в своих силах, причем настолько, что не испугался явиться в Ниберию, где на него могли навалиться всей кучей, кинув в бой всех доступных нам магов. Не испугался, значит, ему действительно нечего боятся. Мысль о том, что архимаг мог просто не подумать о возможном нападении с нашей стороны, была сразу же мною отброшена — до архимагов глупые не доживают. Ни у нас, ни у эльфов. Глянув на Палаэля, еще раз поразился цвету его глаз — глубокого синего цвета. И что любопытно, без зрачков! У всех эльфов, встреченных мною на 51


жизненном пути, глаза были зеленые и имели зрачки, как и у людей, черные. А здесь… Вкупе с абсолютно белыми волосами, убранными в хвост, и точеными чертами лица эльф создавал ощущение, что передо мной существо, не принадлежащее к нашему миру. Относящееся скорее к миру высших сущностей, но не смертных, куда можно смело записать и долгоживущих эльфов. — Но, тем не менее, буду с вами открыт, — с улыбкой сказал архимаг, после чего показалось, что вдруг труднее стало дышать. Воздух как будто потяжелел. Метнув быстрый взгляд на сопровождающих меня дворцовых магов, я непроизвольно поежился, почувствовав, как легкий холодок прошел у меня по спине. Маги боялись!!! Причем сильно!!! Это было заметно по резко побледневшим лицам, плотно сжатым губам. У нашего менталиста так вообще глаз задергался. — Что случилось? — решил я уточнить у ближайшего из них. Того самого, который при подъезде сюда сказал мне, что вместе с Седриком какой-то студиоз. И уж точно не архимаг! — Эгх… э-э-э… — проблеял он, оставив меня в недоумении относительно столь видимого испуга магов. — Может, все-таки прогуляемся? — предложил Палаэль и, никого не дожидаясь, пошел по дороге в сторону города, увлекая за собой Седрика. Чуть пришпорив коня, я поравнялся с бодро шагавшим архимагом. Сопровождавшая меня свита последовала за нами, стараясь держаться на некотором отдалении, что тоже было мною отмечено. Чего они испугались? Ведь до какого-то момента никакого страха не было! Спешившись, чтобы было удобно общаться, спросил у архимага: — Позвольте, а где гарантия того, что вы отдадите нам Слезу? — Мое честное слово, — пожал тот плечами. — Честное слово? — поразился я. Чтобы я поверил какому-то «честному слову»?! Он издевается! — Что-то не устраивает? — вежливым тоном поинтересовался Палаэль. Конечно, не устраивает! Мне нужны гарантии! Вещь, оставленная им, без которой архимаг обойтись не сможет, меня вполне бы устроила. Или хотя бы клятва, в конце концов! А так… Меня никто не поймет! — Понимаете ли, господин архимаг, — заговорил я, по ходу пытаясь сообразить, как истребовать с него эти самые гарантии, — я сталкивался со столь многими несдержанными обещаниями, о которых люди, их давшие, по каким-то причинам забывают, что хотелось бы несколько иного, чем простое «честное слово». Только не обижайтесь! Я вам верю! Но поймите меня правильно, как я скажу королю, что отпустил вас… — Отпустили меня? — усмехнулся он. — У вас, оказывается, есть способ задержать меня? — Ну… — растерялся я, но быстро сориентировался, — портал же у нас! 52


— И что? — пожал архимаг плечами. — Как «что»? — не понял его, — вы же не уйдете с территории Ниберии. — Вы думаете? — Палаэль заинтересованно посмотрел на меня. Попутно замечаю осуждающий взгляд Седрика. — И кто меня остановит? Оборачиваюсь к своим магам в поисках поддержки, но… Трусы!!! Все разом отвели взгляды: кто землю, словно впервые ее увидел, разглядывает, кто в небо уставился! — Я могу сделать гораздо проще, — продолжил архимаг, — зазомбировать Седрика и с его помощью вернуться назад. Делов-то. Только вы навсегда попрощаетесь с возможностью приобретения Слезы Растений. Оно вам надо? Зазомбировать Седрика? Он и это может? Судя по убийственному взгляду, которым Седрик меня вознаградил, делаю вывод, что да, может. Но мне нужны гарантии! — Хорошо, — согласился я, — тогда… — Хватит! — оборвал меня Палаэль. — У вас нет выбора. Вы это понимаете? Добавлю только — я всегда исполняю свои обещания, советник! Даже данные самому себе. Вам ясно? Мне не оставалось ничего другого, кроме как согласиться. Дальше некоторое время мы ехали в молчании. Я и мои спутники просто не решались заговорить, а архимаг размышлял о чем-то своем. Неожиданно мне вспомнилась ситуация, когда я нанимал Сикта для нападения на архимага. Причем вспомнилось во всех деталях, хотя казалось, некоторые из них уже забыл. Потом на ум пришел момент моего знакомства с эльфом Зиосилем и наше с ним дальнейшее сотрудничество. И тоже все промелькнуло со всеми подробностями… В этот момент меня посетила мысль о том, что Палаэль — архимаг ментального направления магии, и не стоит вспоминать при нем лишнее. Может почувствовать и проявить интерес. Конечно, я защищен мощным амулетом от ментального воздействия, да и маг из моей свиты, который владеет менталом, зорко следит, чтобы Палаэль не оказывал на окружающих никакого воздействия. Теперь понятно, что он ничего толком противопоставить архимагу не сможет и в случае стычки… Но наверняка заметит, вздумай тот что-либо предпринять, и успеет подать знак остальным. Украдкой посмотрев на ментальный артефакт, висящий у меня на шее, который в случае попытки вторжения в мое сознание начнет светиться, я увидел прежний цвет. Не светится. Вот только ненужные воспоминания, как назло, так и лезли в голову, несмотря на все мои усилия думать о чем-то другом. Еще раз убедившись с помощью артефакта в том, что никто на меня не воздействует, я списал все на собственное нервное перенапряжение, заработанное в течение последнего сезона, выдавшегося богатым на события.

53


К моему величайшему облегчению, все посторонние мысли удалось отбросить, как только мы въехали в город. Седрик сразу направился в сторону тех кварталов, где проживала основная масса жителей столицы. Деревянные двухэтажные дома, построенные еще во времена правления деда Сигурда, представляли собой жалкое зрелище. Обветшалые, некоторые перекосившиеся, вот-вот развалятся. Такие дома составляли добрую половину всех застроек Нибуса, в которых проживали отнюдь не те люди, которые чураются любого труда. Такие жители селились в хижинах, на окраине столицы, только с другой стороны. Здесь же проживали горожане, по местным меркам относящиеся к среднему классу. — Вы меня преднамеренно привели в самые бедные кварталы, где основное население составляют воры, бездельники и им подобные? — с легкой усмешкой спросил Палаэль. И спросил-то как! Утверждающе. — Нет, здесь вы ошибаетесь, — парировал я, — вы же владеете менталом. Сможете влезть в память любого из местных жителей, при этом не нанеся человеку ущерба? — Конечно, — подтвердил архимаг, — наверное, я так и сделаю. С первым попавшимся нам на пути. Ждать первого встречного пришлось недолго — у людей как раз закончился обеденный перерыв, и они покидали свои дома, спеша на рабочие места. Не прошло и терции, как прямо перед нами открылась дверь и из нее вышла молодая женщина, изможденная и исхудавшая настолько, что создавалось стойкое ощущение — тронь ее, и она упадет, а встать у нее сил не хватит. Архимаг подошел к ней, женщина его заметила и посмотрела с нескрываемым любопытством. Видно, не часто ей приходилось видеть эльфов. Спустя мгновение она застыла, и ее взгляд остекленел — Палаэль изучал ее память. Мы молча ждали, пока он закончит, посматривая то на него, то на женщину, то по сторонам. Я нисколько не сомневался, что он увидит именно то, что мне и надо, — ведь страшный голод коснулся почти всего населения Ниберии, обойдя стороной только наших богачей, коих было немного. Наше королевство никогда не славилось богатством. Зато все население было всегда гордым, независимым и сильным духом, что когда-то позволило нам избежать завоевания со стороны империи во времена ее интенсивного расширения, когда одно за другим теряли свою независимость сильные королевства, названия которых сейчас сохранились лишь в исторических фолиантах. В Ниберию тогда тоже вторглась армия империи, но наши предки сражались до последнего, скрываясь в лесах и нанося неожиданные удары там, где только это представлялось возможным. В конце концов император, не увидев никакой экономической целесообразности в этом завоевании — месторождений природных ископаемых у нас практически не было, а сельскохозяйственных земель у Империи и так хватало — и посовещавшись с советниками, пришел к выводу, что будут постоянные пограничные стычки 54


с гоблинами на границе, решил вернуть армию домой. Империя занялась освоением уже захваченных земель. Вот и сейчас, глядя на эту женщину, я прекрасно видел, что она держалась на ногах из последних сил, и упасть ей не давала лишь сила воли. Наверное, у нее есть дети, ответственности за которых она не хочет ни на кого перекладывать. Наконец Палаэль закончил, и взгляд женщины приобрел осмысленное выражение. — Твою мать! — что-то прошептал он на незнакомом языке, даже отдаленно не напоминающем эльфийский, — Они же здесь как в осажденном Ленинграде! Она в страхе отшатнулась от архимага, но он удержал ее за руку. — Стой! — он полез к себе за пазуху и вытащил кошелек. Вытряхнул из него несколько золотых, все, что имелось в кошельке, и вложил их женщине в руку. — Теперь ступай. Поесть сыну купи… Она стояла и смотрела на неожиданно свалившееся ей богатство, затем подняла взгляд на Палаэля. — Спасибо, милорд, — пролепетала она. Архимаг ничего не сказал. Он повернулся и побрел по дороге в обратную сторону. Лицо у него было… Ошарашенным? Да, скорее так. — Ну, что? Вы все увидели? — догнав Палаэля, спросил я. — Да. Мне хватило, — коротко кивнул тот, — эта женщина… У нее ведь никого нет. Родители умерли, муж погиб в результате несчастного случая. Зато было трое детей, двое из которых умерли от голода. Старший сынишка остался, десяти лет от роду, который уже ослаб настолько, что с кроватки со вчерашнего дня не встает… Она держится. Даже не понял, за счет чего! Она ничего не ела со вчерашнего утра! И ведь еще работает… У нее сестра была. Умерла сезон назад, вместе с двухгодовалой дочкой на руках, которая к тому моменту уже была мертва. Легла спать и не проснулась. Голод… И так везде. По всему городу. И не только городу. Некоторые деревни вымерли, включая ту, где проживали родители этой девушки… — Архимаг поднял на меня недоуменный взгляд: — На какие причины сослался Лес, когда отказался дать Слезу? — Причины? — я усмехнулся. — Они ничего не ответили. Просто выгнали наших посланцев взашей, и все. — Гхе… гхе… — прокашлялся Седрик, привлекая наше внимание. — Господин архимаг, господин советник, позвольте мне домой заехать, хотелось бы попрощаться… Мы с Палаэлем переглянулись, после чего, немного подумав, он все же дал свое согласие: — Хорошо, Седрик, если недолго. Мне в Лес попасть нужно как можно скорей. — Не волнуйтесь, это не займет много времени. Предлагаю подождать меня на вершине холма, около дворца. 55


— Портал можно использовать только из одной точки в Нибусе? — заинтересовался архимаг. — Нет. Я могу отправить из любой точки Нибуса. — Тогда зачем нам идти на холм? Я же говорю, — в голосе Палаэля проскочило раздражение, — мне надо попасть в Лес как можно скорее! Мое решение посетить Нибус в первую очередь связано с тем, что ты только отсюда можешь отправить нас к Лесу! Иначе мы бы отправились туда сразу же. Так что поступим следующим образом: сейчас идем к твоему дому, ты прощаешься с женой, или кто там у тебя имеется, и сразу же уходим через портал. Возражения есть? Седрик замялся, но выбора у него не было. Палаэль не вносил предложение — он твердо сказал, как поступит, и не ожидал услышать каких-то возражений. — Пойдем, — Седрик развернулся и побрел по улице в сторону речки, на берегу которой находился его дом. Все последовали за ним. Похоже, и у меня нет выбора. Гарантий никаких я не получу, придется довериться слову этого архимага. Интересно, а почему он так торопится попасть в Лес? Надо будет связаться с Зиосилем и предупредить его о скором визите Палаэля. Насчет Зиосиля тоже были вопросы, на которые я не получу ответа. И первый из них — почему он хотел смерти Палаэля, пообещав нам золотые горы, если нашему отряду удастся его убить? Видно, в Лесу полным ходом идут какие-то игры, и уж не связано ли с ними желание архимага попасть туда как можно скорее? Чувствую, что я недалек от истины. Дорога до дома Седрика не заняла у нас много времени. Все люди, встреченные нами по пути, выглядели ничуть не лучше, чем та женщина, память которой изучил архимаг: исхудавшие до крайности, по их глазам было видно, что они уже потеряли надежду на что-то лучшее, и лишь упорство заставляло держаться… Одежда у всех была старенькой, со множеством заплат, аккуратно наложенных на протертые и порванные места. — Папа! Папочка вернулся!!! — вернул меня в действительность детский крик. Я увидел двух детей, близняшек, мальчика и девочку, во всю прыть бегущих к нам с другого конца улицы, где они играли в составе целой ватаги детишек. Остальные дети замерли, бросая на нас любопытствующие, чуть настороженные взгляды. Седрик с улыбкой пошел своим детям навстречу. Когда они подбежали, он подхватил их на руки. — Привет! — он закружил их, отчего они радостно запищали. — Как я по вас соскучился! Лана, Кир, вы хорошо себя вели? — Седрик опустил их на землю, сам встал на колени перед ними и ласково погладил их по головам. — Тетя Зита на вас не жаловалась? — Нет, — дети насупились, — это она себя плохо ведет! — Да? — удивился Седрик. — Как? — Она нас спать отправляет рано, — дружно пожаловались они отцу. 56


— Ну-у-у, — протянул тот, — вы же еще маленькие, а потому надо спать много, чтобы вырасти большими, здоровыми и красивыми! — Ой! — девочка в этот момент заметила архимага. — Эльф!!! Кир, смотри! Папа привел настоящего эльфа! — и, вырвавшись из рук отца, подбежала к Палаэлю. — Дядя эльф, а вы принц? Архимаг, имевший почему-то несколько потерянный вид, вздрогнул. — Да, принц, — с улыбкой сказал он, наклонившись к ней, — только это тайна. Никому не говори. Хорошо? — Договорились! — важно ответила Лана, — я умею хранить тайны! Никому из наших не скажу, что вы принц. Когда я вырасту, у меня мужем будет тоже принц! Мне папа так говорит. Если, конечно, буду вести себя хорошо. — Да? Так и говорит? — поднял бровь Палаэль. — Да. Честно! — девчушка украдкой бросила взгляд на отца, в этот момент обнимавшего сына и старательно делавшего вид, что не вслушивается в диалог дочки и архимага. — А еще он обещал, что когда я вырасту, он поведет меня во дворец и познакомит с принцами. Нашими. Их двое. — Твой папа молодец, — улыбка исчезла с лица Палаэля, — а мама ваша где? Вы одни гуляете? — Да все одни гуляют, — не поняла его девчушка, — а мама… — Ее взгляд сделался печальным. — Маму я не помню. Папа говорит, что она уехала и когда-нибудь вернется. Но я знаю, что она умерла, когда нас с братом рожала. И целители не помогли. — Лана! — воскликнул, резко поднявшись с колен, Седрик. — Кто вам это сказал? Девчушка ничего не ответила, лишь испуганно захлопала глазами. — Я… мы… — залепетала она. — Седрик, не ругайся, — тихо сказал Палаэль, — рано или поздно они бы все узнали. — Да, наверное, вы правы, — плечи Седрика опустились. Он грустным взглядом смотрел на детей. — Папа! — Кир подергал отца за руку. — А почему вы в дом не заходите? Пойдемте! — он потянул отца в сторону небольшого одноэтажного дома, видневшегося из-за невысокого забора. — Постой, сынок, — лицо Седрика превратилось в каменную маску. — В дом мы не пойдем. Очень спешим… Нам надо ехать. — Снова? — воскликнули дети одновременно и заметно расстроились. — Папа! Ты в последнее время так редко бываешь дома! — Лана, оставив архимага, подошла к отцу и обняла его. — Не хочу, чтобы ты уезжал!!! Останься! Пусть король пошлет другого мага. Почему всегда тебя отправляют? — Доченька, — голос Седрика стал хриплым, — я не могу отказаться. Это задание смогу выполнить только я. Судьба всего королевства… 57


— Да что нам судьба королевства! — крикнула Лана, и в глазах у нее проступили слезы. — Ты так редко бываешь с нами, — она всхлипнула. — Лана! Кир! — окликнул детей архимаг. — У вас на шеях охранные амулеты? — Да, — прошептала девчушка, не выпуская из рук отца, — нам папа их сделал. Палаэль подошел к детям. — Ну, зачем? Зачем я сюда пошел? — произнес он на неизвестном языке, и потом, перейдя на общий язык, добавил: — Седрик, ты позволишь посмотреть амулеты? — и вопросительно посмотрел на него. Седрик пристально взглянул на Палаэля и, поколебавшись, кивнул, еще крепче обняв детей. — Кир, Лана, дайте дяде эльфу амулеты, — прошептал он им. Получив от детишек амулеты, кои представляли собой камешки на цепочках, архимаг крепко зажал их в кулаках и закрыл глаза. Все с интересом смотрели на него, гадая, что же он хочет сделать? Прошло немногим более двух терций, как вдруг воздух вокруг архимага… Исказился? Наверное, да. Я видел в этот момент Палаэля словно сквозь толщу воды. Спустя тим все стало как прежде. — Что это было? — шепотом спросил я одного из магов. — Не знаю, — пожал тот плечами в недоумении, — я ничего не понял… Эх… Жалко, что я не маг! Архимаг протянул амулеты детям, но они были уже не прежними камешками на цепочках. Сейчас оба амулета как будто светились изнутри мягким, неярким светом. — Вот, — сказал Палаэль детишкам, когда они с опаской взяли из его рук светящиеся камешки, которые он, по всей видимости, видоизменил, — наденьте. Сейчас эти амулеты гораздо мощней, чем были прежде. Защитный кокон, формируемый ими, способен выдержать пару ударов, нанесенных архимагом. Плюс ментально определяет, грозит ли опасность обладателю амулета от разумных или неразумных существ, оказавшихся в пределах десяти эрдов. Если опасность есть, то амулеты приобретают алый оттенок и выставляют кокон. «Закрыться» от ментального сканирования под силу только магу, обладающему как минимум силами магистра в направлении ментальной магии. Что важно, амулеты самозаряжающиеся, то есть их не обязательно носить магу на подзарядку. Они сами собирают энергию из окружающего мира для своего функционирования. Отобрать их невозможно, поскольку я привязал их к ауре детей. В чужих руках они бесполезны. Стоящие около меня маги изумленно выдохнули и зашептались: — Самозаряжающиеся… — Столь короткий срок изготовления… — Ментальное сканирование… Седрик осторожно взял амулет из рук Ланы и поднес его к глазам. После непродолжительного изучения он вернул его ей и поднял взгляд на архимага. 58


— Благодарю вас, — обратился он к Палаэлю, — это поистине королевский подарок. Никогда не думал, что амулеты, имеющие перечисленные вами характеристики, могут быть такими миниатюрными. Да и подзарядка… Такая способность есть только у некоторых древних артефактов! Как? Вам удалось восстановить знания? — Удалось, — слегка кивнул Палаэль, — пойдем, уже пора… Седрик опустился на колени перед детьми, сгреб их в охапку, крепко прижав к себе, и зашептал упавшим голосом: — Прощайте, Лана, Кир, я очень люблю вас… люблю… — Пап, а ты скоро вернешься? Мы такую игру узнали! Тебе будет интересно с нами поиграть в нее! И дядю эльфа приводи! — с детской непосредственностью предложила Лана. Дядя эльф отвернулся и отошел в сторону. Седрик, вытерев рукавом выступившую слезу, грустно улыбнулся: — Конечно, поиграем! Прощайте. — С этими словами он встал, отпустил детей, вздохнул. — Прощайте… — и, развернувшись, пошел за Палаэлем. Мы остались стоять на месте. Отойдя от нас на десяток эрдов, Седрик активировал портал. В нем, не медля ни секунды, исчез архимаг, даже не обернувшись. Седрик помахал нам рукой и ступил в воронку портала, в которой исчез. — А когда папа вернется? Он же ничего не сказал, — спохватилась Лана, — вы не знаете? — обратилась она ко мне. — Нет, — ответил я, — не знаю. Лана, беги домой. Няня уже, наверное, потеряла. Через кварт, уже подъезжая к дворцу, я обернулся и посмотрел с холма на город. — Вот и вс��, — вздохнул я, — прощай Седрик. Надеюсь, он выполнит свое обещание… И словно молния вспыхнула у меня в мозгу! — Вдвоем! — заорал я. — Они ушли вдвоем!!! — Моя свита, сопровождавшая меня на встрече с архимагом, непонимающе уставилась на меня. — КАК ОН СЛЕЗУ ПЕРЕДАСТ??? В этот момент я почувствовал, что по руке кто-то ползает. Посмотрев на нее, обнаружил мерзкого жука, бодро бегущего по тыльной стороне ладони. — Это еще откуда? — попытался скинуть его, сильно тряхнув рукой, но жук удержался! Он остановился и укусил меня! — А-а-а… — вскрикнул я, — больно! Зараза! — мой взгляд упал на землю, после чего волосы на голове начали подниматься дыбом. Целая орда таких же жуков ползла ко мне, огибая всех остальных! И отступать некуда — жуки приближались со всех сторон! — Вы чего? — спросил один из магов, проследив за моим взглядом. — Ничего же нет! — Жуки!!! Вы их что, не видите??? — Нет, — все на меня смотрели, точно на умалишенного. 59


— А-а-а!!! — взревел я, почувствовав, как меня начинают кусать мерзкие насекомые, уже ползущие по мне. Упав на землю, попытался их давить, но все тщетно. Боль от укусов стала невыносимой, причем настолько, что я, пытаясь стащить их с себя, вырывал куски кожи со своего тела. — А-А-А!!! — не прекращая вопить от неимоверной боли, я отталкивал людей, отчего-то пытающихся удержать меня, вместо того чтобы сбить… Лес. Резиденция одного из мятежных домов — …И после объявления о помиловании всех, кто явится с повинной, маги-астральщики покинули расположения нашего и союзных нам домов в полном составе. К ним присоединились несколько магов других стихий и направлений. К счастью, последних оказалось достаточно мало. В противном случае, дом Алмазной Короны покончил бы с нами достаточно быстро. На этом все. — Глава дома Танцующих Роз Виироэль окинул взглядом всех присутствующих, после чего сел на свое место. Присутствующие, а здесь собрались главы всех шести мятежных домов, компанию которых разбавили пять архимагов, молчали, осмысливая сказанное Виироэлем. — Значит, говорите, за всем стоит Палаэль? — архимаг Норий Д’Тиль откинулся на кресле. — Я разговаривал с Раксэлем… — на этом он умолк. — И? — подавшись вперед, проявил интерес к словам Нория Д’Тиля глава дома Фиалок Улиат, к коему и принадлежал архимаг. Все остальные тоже заинтересовались, внимательно глядя на Нория. — Раксэль, как я понимаю, ушел вместе с остальными астральщиками? — вместо ответа задал вопрос Норий Виироэлю. Тот, поморщившись, утвердительно качнул головой. Архимаг, уставившись в одну точку перед собой, продолжил: — Его сложно осуждать. Любой из нас, оказавшись в такой ситуации, трижды подумал бы над своими действиями. — Он предатель!!! — зашипел Виироэль. — Да, — согласился Норий, — с вашей точки зрения все выглядит именно так. Но подумайте сами: в той области магии, на которой вы специализируетесь, объявляется маг, настолько сильный, что вы ему ничего противопоставить не можете. И поначалу принимаете его даже не за мага, а за демона. Я подразумеваю направление астральной магии. При этом данный маг обладает способностью поглощать души! Причем не дожидаясь, когда душа попадет в средние слои астрала, а вырывая ее из тела в верхних слоях. Есть от чего испугаться. — Соглашусь с вами, что потерять свою душу — это страшно, — сверкнул глазами Виироэль, — но так покидать свой дом! Словно термит, бегущий от охваченного огнем дерева. Можно было переждать, пока мы не 60


решим образовавшуюся проблему, возникшую в лице спешащего в Лес Палаэля! — Это вы так говорите, поскольку не являетесь магом, — подал голос архимаг Диритиэль, — и вам не понять, каково это — выходить в астрал и гадать: съедят твою душу или нет! Насколько всем собравшимся известно, я владею направлением астральной магии. Оно у меня, к счастью, не основное. Так вот, я не рискну сейчас выходить в астрал! И хорошо понимаю тех магов, у которых данное направление единственное. Угроза, исходящая от Палаэля, сродни угрозе лишить таких магов магии вообще! Даже если мы победим и великий князь отречется от власти в пользу младшего брата Палаэля, это ровным счетом ничего не даст. Палаэль-то останется и будет мстить! Или вы надеетесь и его убить, свалив все на Зиосиля? Так вот учтите, что архимагауниверсала убить обычными методами крайне тяжело. По крайней мере, обладая возможностями представленных здесь домов. И уж тем более если этот архимаг обладает силами, о которых поведал нам Раксэль. И нам, магам, пусть и не астральщикам, грозит большая опасность, чем обычным эльфам, не обладающим никакими способностями, поскольку если мы сейчас не сдадимся и проиграем, нас казнят. Так же как, впрочем, и вас. Но! Палаэль точно не пропустит наши души в средних слоях, в отличие от ваших. — Почему? — спросил его Виироэль. — Все дело в энергетике. У обычных эльфов она слабая, хотя и посильнее, чем у рядовых представителей других рас. Маги имеют более развитую энергетику, и, как вы понимаете, чем сильнее маг, тем больше она у него развита. В итоге души магов в средних слоях очень заметны. — Такого варианта мы не просчитывали, — отозвался впечатленный услышанной речью Улиат. — Предложения какие есть? — У меня нет, — вздохнул Диритиэль. Повисло молчание, никем не прерываемое по разным причинам: главы домов ждали предложений от архимагов, понимая, что только те смогут предложить что-то, способное спасти положение, а архимаги, в свою очередь, напряженно думали, тоже прекрасно осознавая, что сейчас все зависит только от них… — Остается единственный вариант, — спустя некоторое время прервал молчание Норий Д’Тиль, обратив на себя внимание присутствующих. — Общий вызов демона. Как можно скорее, пока Палаэль не дошел до ИльЭроа… Дроу. Крепость Черного дома Мать Черного дома Асутиролса, она же высшая жрица Ллос, опершись плечом на колонну, с улыбкой наблюдала за тренировкой своих дочерей — Сиралосы и Таилосы. Те оттачивали свои навыки фехтования на мечах, выбрав в качестве спарринг-партнеров гвардейцев дома. 61


Танец мечей, происходящий с обеих сторон тренировочного зала, имевшего овальную форму и окруженного каменными колоннами, становился все стремительней, по мере того как участники входили в раж. Сполохи искр, высекаемые мечами при столкновениях, давали понять любому стороннему наблюдателю, окажись таковой сейчас в зале, что в руках бойцов отнюдь не тренировочные мечи, имевшие затупленные лезвия, а самое настоящее боевое оружие, применяемое в смертельных схватках. Впрочем, мастерства противоборствующих сторон вполне хватало на то, чтобы избежать нанесения друг другу смертельных ранений, но если гвардейцы и следили за этим, то Сиралоса и Таилоса дрались сейчас всерьез, нисколько не сдерживая своих ударов. Асутиролса поощряла такие занятия своих дочерей, справедливо полагая, что в некоторых жизненных ситуациях не стоит полагаться исключительно на магию, коей обе владели уже на высоком уровне, окончив Школу магии, в которой были одними из лучших. Иногда не лишним будет умение владеть мечом. А если брать в расчет повседневную жизнь дроу, где поединки на мечах, практикуемые даже среди жриц Ллос, в которых был запрет на использование магии, были не редкостью, то такое умение становилось жизненно необходимым. Между тем темп поединка возрос настолько, что сражающиеся превратились в размытые тени, мечущиеся по залу. Уследить за отдельными движениями этих теней порой не успевали глаза, но только не глаза Асутиролсы. Она с удовольствием отмечала каждое удачное движение своих дочерей, каждый парированный удар, каждую рану, нанесенную ими гвардейцам. Противник Сиралосы упал, получив проникающий удар мечом в область сердца. Вытерев клинок от крови об его одежду, Сиралоса наконец заметила мать и с кроткой улыбкой направилась к ней. — Хватит! — резкий окрик Асутиролсы остановил оставшуюся пару сражающихся. Гвардеец, едва услышав голос матери дома, сразу опустился на колени, а Таилоса замерла, с недоумением поглядывая то на него, то на свою мать. В конце концов сделав обиженное выражение лица, словно у ребенка, которого лишили любимого лакомства, она остановила вопросительный взгляд на Асутиролсе. — Мне нужно с вами поговорить, — нейтральным тоном произнесла мать дома и, развернувшись, вышла из зала, направившись в сторону своей части дома. Обе дочки, с удивлением посмотрев друг на друга, поспешили за ней. Пройдя за матерью по мрачным, слабо освещенным коридорам и лестницам, они попали в просторное помещение, расположенное на верхнем этаже крепости, предназначенное для приема делегаций на высшем уровне. Он так и назывался — Зал приемов. У входа их встретил слуга, низко склонившийся при появлении матери дома.

62


— Госпожа, — высоким тоном, говорившим о том, что слуга не является полноценным мужчиной, — как вы и приказали, я сопроводил прибывших гостей. Они все здесь. — Все приехали? — приостановившись, спросила Асутиролса, даже не глянув на него. — Матери всех двенадцати домов, входящих в Верхний Круг помимо нашего дома, госпожа. — Значит, все, — удовлетворенно отметила Асутиролса и зашла в зал, предварительно удостоверившись, что дочери следуют за ней. Сидящие за большим круглым столом матери, в ожидании Асутиролсы и ее дочерей тихо переговаривающиеся между собой, замолчали, все внимание сосредоточив на Сиралосе, следовавшей за своей матерью. Та почувствовала взгляды, скрестившиеся на ней, и несколько смутилась. Занимая одно из свободных мест, она гадала о причинах такого внимания к своей персоне, но ничего толкового на ум не приходило. Почему все смотрят на нее? Сестра такого интереса у окружающих явно не вызвала. — Итак, — начала Асутиролса, едва успев расположиться в своем кресле, — пожалуй, начну. Поскольку всем присутствующим матерям известна причина, по которой мы сегодня вынуждены собраться, доведу ее до Сиралосы и Таилосы. Дочери мои, в ближайшие дни, в какие именно, мы определим, вы проследуете с нашим посольством в Лес. Возглавит делегацию мать Серого дома Шилол. — Задачи? И… — непроизвольно вырвалось у Сиралосы, но, поймав недовольный взгляд матери, она умолкла и виновато склонила голову, вспомнив, что нельзя перебивать речь старших по статусу. Иногда это бывает вредно для здоровья. — Дочь, не перебивай! Сейчас все узнаешь. Как я уже сказала, вы обе проследуете с нашим посольством в Лес, к великому князю Исилю. Там, Сиралоса, ты должна будешь наладить контакт с наследником. Будет очень хорошо, если между вами возникнут отношения большие, нежели просто дружеские. Ты поняла, куда я клоню? Сиралоса подняла изумленный взгляд на свою мать, открыла рот, намереваясь что-то сказать, потом закрыла, передумав. — Поняла, — довольно кивнула Асутиролса, — очень хорошо. Таилоса удивленно посмотрела на мать, затем перевела взгляд на сестру. Из удивленного он постепенно превратился в злорадный и насмешливый. — Мама! — все-таки не выдержав, воскликнула Сиралоса. — Значит, вы определили мне в мужья этого слабака? Да он сразу к отцу побежал жаловаться, стоило мне его прижать после неудавшейся попытки подшутить надо мною! — Ты его видела всего один раз в жизни, — резко ответила та, — быть может, он изменился с тех пор. — Изменился??? — взвилась со своего места Сиралоса. — С тех пор прошло пятнадцать лет! Тогда ему было восемьдесят девять. То есть на тот 63


момент он был уже сформировавшейся личностью! Почему он, мама? Неужели нет более достойных кандидатов? — Нет! — отрезала Асутиролса. — Во всяком случае, для тебя. Хватит спорить! — Ясно, — Сиралоса обвела сверкающим от ярости взглядом собравшихся матерей. — Решили, значит. Смотрите, как бы это не вылилось в неприятности с Лесом… — Ты смеешь угрожать? — зашипела Асутиролса, зло уставившись на дочь. — Асутиролса! — раздался спокойный голос, принадлежавший Шилол, матери Серого дома, обладавшей наиболее уравновешенным характером из всех собравшихся. Серый дом, возглавляемый ею, был вторым по значимости в Подземном королевстве, по численности и территориальным владениям лишь незначительно уступающим Черному дому. Шилол, славившаяся вдумчивым подходом ко всем делам и отсутствием чрезмерных эмоциональных вспышек, которым были подвержены матери других домов, всегда выступала в роли судьи во всех конфликтах, периодически возникающих между домами. Ее изощренный ум позволял вести интриги таким образом, что в случае чего виноватыми оказывались кто угодно, но только не она и ее дом. Однажды произошла показательная для всех остальных ситуация, когда враждовавший с нею дом Пещер, ныне преданный забвению, в результате хитрой интриги, проведенной Шилол, был вынужден выступить против сразу трех других домов. Чистое безумие, но другого выхода у матери дома Пещер в сложившихся на тот момент обстоятельствах просто не было. Все вокруг понимали, чьих это рук дело, но на уровне догадок и предположений — никаких доказательств ни у кого не было, поэтому обвинить Серый дом было не в чем. В результате непродолжительных боев, прокатившихся по улицам и окрестностям города, дом Пещер прекратил свое существование. Выжившие жрицы и воины этого дома по воле Ллос, оставшейся довольной действиями Шилол, присоединились к Серому дому. Сейчас никто не рискнул бы вступить в конфликт с матерью Серого дома. Даже Асутиролса, несмотря на то что ее дом был крупнее, а сама она являлась высшей жрицей Ллос. — Позволь я поговорю с Сиралосой, — обратилась Шилол к Асутиролсе. Та молча кивнула, не спуская с дочери глаз, в которых плескалось раздражение. Сиралоса превратилась в изваяние, приготовившись слушать мать Серого дома. Она прекрасно понимала, что если вынуждена вмешаться Шилол, то дело действительно серьезное и не относится к пустой блажи, проявленной ее матерью. — Сиралоса, — начала Шилол,— я понимаю, что у тебя в уме сейчас крутится много вопросов, на которые ты не можешь найти ответов. Тебя 64


интересует, почему именно тебе навязывают мужа, в то время как остальные имеют право выбора? Сиралоса кивнула, внимательно глядя ей в глаза. — Поясню. Мужа тебе выбрали не мы, а Ллос! Лично. Сиралоса и Таилоса не смогли сдержать изумленного вздоха. — Да. Именно Ллос, — продолжила Шилол. — Тебе, наверное, известно о походе на коротышек, ранее нами планируемом? — Сиралоса вновь кивнула. — Так вот, согласно традициям мы провели обряд воззвания, рассчитывая получить одобрение нашей богини. И она явилась нам, не послав, как в большинстве таких случаев, своих прислужников. Мы получили указание… выдать тебя замуж за сына великого князя Леса Палаэля. Ллос поведала нам, что он больше не является наследником великого князя, уступив право на трон своему младшему брату, о чем не упомянула твоя мать. Зато является могущественным магом, дети от которого также будут сильны в магии. Причем настолько, что Ллос повелела выдать тебя за него замуж, акцентировав внимание на том, что ваши дети должны воспитываться у нас, а не в Лесу. Также она повелела склонить Палаэля к переезду в Подземное королевство. Это решение должно быть принято им добровольно. Как я поняла Ллос, ни в коем случае нельзя принуждать его насильно. И не потому что он сам сильный маг, а скорее потому, что за ним стоит некто, с кем наша богиня не хотела бы вступать в конфликт. С трудом могу представить себе такую сущность, но подозреваю, что таковые сущности есть. Сиралоса молча сидела, осмысливая услышанное. — Богиня так и сказала, что Палаэль могущественный маг? Когда я его видела… — после некоторой паузы произнесла она. — Да, — подтвердила Шилол, — так и сказала. И знаешь, это первый маг, если верить нашим Хроникам, о котором Ллос отозвалась подобным образом. Хотя, по моей информации, способности Палаэля в магии действительно оставляли желать лучшего. Видимо, что-то изменилось в нем с тех пор, когда мы видели его в последний раз. — Хорошо, — взгляд Сиралосы стал задумчивым, — может, и характер у него поменялся? — Тут она вскинулась: — Постойте! А как я его буду убеждать в целесообразности переезда к нам? И согласится ли на такой брак великий князь? — Согласится, — уверенно ответила Шилол, — подобная ситуация не первая. В прошлый раз с инициативой выступил Лес — теперь Подземное королевство. Это по второму вопросу. А по первому… Мы решили пойти на маленькую хитрость. — Какую? — Мы не будем сразу настаивать на заключении брака. И вообще о будущем браке будет знать только Исиль. Твоей задачей будет поначалу установить с Палаэлем дружеские отношения — и затем, постепенно, переводить их в нечто большее, параллельно убеждая его в необходимости 65


переезда. Желательно, чтобы идея о вашей свадьбе была предложена им самим. — Замужество! — поморщилась Сиралоса, потом ее лицо разгладилось. — Я исполню волю богини! Только учтите, уважаемые матери, у меня нет опыта общения с мужчинами… Никакого… Я больше мечами и магией увлекалась. Матери переглянулись, стараясь спрятать улыбки. — Мы знаем об этом, — в конце концов не сдержавшись, улыбнулась Шилол. — Конечно, опыт обольщения не помешал бы, но что есть. Постараемся помочь подсказками. Князь Палаэль Выйдя из портала, я попал на обочину широкой грунтовой дороги, ведущей через гигантский луг по прямой линии к кромке леса, виднеющегося вдали. Сделав несколько шагов в сторону, чтобы уступить место Седрику, идущему следом за мной, я огляделся по сторонам. И мой взгляд приковал к себе открывшийся вид на город, строения которого начинались приблизительно километрах в полутора от меня. Что примечательно, он не имел крепостных стен, которые по своему обыкновению имели практически все имперские города. Краем глаза замечаю Седрика, вышедшего в буквальном смысле из воздуха. Он тоже огляделся по сторонам, заметил меня и подошел. Встал рядом и молчит, не решаясь заговорить. В принципе, и правильно делает — настроение у меня отвратительное. Мне стало не по себе, когда наблюдал картину прощания Седрика с детьми. Ведь получается, что, убив его, лишу детей единственного оставшегося родителя, которого они с нетерпением ждут с очередного задания. Поиграть, почувствовать наконец отцовскую заботу… Ждут его и сейчас, попутно пригласив меня, доброго дядю эльфа, в гости!!! Млять… Настроение упало еще больше, хотя, казалось бы, дальше некуда ему падать. Еще эти чертовы бунтовщики, которым вечно неймется! Все��да и везде! Почувствовав нарастающую злость, попытался успокоиться, но тщетно. — Это что за город? — глазами указав в сторону города, спросил я. — Альбион, — Седрик несколько удивленно посмотрел на меня, — вы разве не узнаете? А там, — он махнул рукой в сторону кромки леса, — начинается Лес. Ближе попасть почему-то не получилось, хотя я оставлял метку на самой границе. Интересно, почему? — озадаченно спросил он самого себя. — Учитель, есть какие догадки по этому поводу? — Защитный купол, — коротко ответил тот. — Точно! — я хлопнул себя по лбу. — Мог бы и сам догадаться! — Вы это к чему? — не понял меня Седрик. — Или это мысли вслух? 66


— Можно сказать и так, — кивнул я. — Я знаю причину, по которой нас выбросило здесь. Это сработала специальная защита, препятствующая попаданию в Лес через астрал. Видно, когда ты оставляешь метки, они имеют связь с порталом через астральный слой. Эта же защита глушит и амулетную связь. — Да? В первый раз слышу о такой защите. Разве такое возможно — перекрывать астрал? — изумился Седрик, внимательно вглядываясь в сторону Леса, будто стараясь увидеть эту защиту отсюда, прямо с этого места, из реального слоя. — Есть, только ты ее не увидишь, — насмешливо прокомментировал я, проследив за его взглядом. — Да-да, конечно, — почему-то вздрогнул он,— я понимаю. Отсюда до границы примерно эхан. Мы как? Пешком? Или до Альбиона прогуляемся, а там найдем коней? Я задумался. Пока дойдем до города, пока найдем коней — за это время мы покроем большую часть пути до Леса, если пойдем пешком. — Палаэль! — раздался в голове голос Учителя. — Вот смотрю на тебя и поражаюсь. Ты же находишься в мире, где присутствует магия! Включи голову. Заставь ее думать! — Что не так? — заинтересовался я. — Ты хочешь сказать, что можно преодолеть это расстояние с помощью магии? — Да. Молодец, ты уловил мой тонкий намек! Теперь подумай, как именно это можно сделать. Так, начинаем рассуждать. Магия огня отпадает, магией земли не владею… — ПАЛАЭЛЬ!!! Насчет магии стихии земли. Ты ею не владеешь??? — Ох… Забыл! Учитель абсолютно прав. У меня совершенно вылетел из головы тот факт, что среди потребленных мною душ имелись и маги земли. При объединении ключей я получил возможность напрямую работать с этим видом энергии. Но все равно стихия земли в моем вопросе бесполезна. Идем дальше… Воздух!!! Стихия воздуха — вот что мне сейчас необходимо. — Правильно, — похвалил Учитель. — Вспомни то занятие по магии стихии воздуха, когда тебе предложили с помощью применения малых энергий удерживать в воздухе прядь волос. Это, конечно, не одно и то же, но принцип используется тот же самый. Перейдя на магическое зрение, я попытался сосредоточиться на силовых линиях стихии воздуха, проходящих вокруг меня. Уменьшив свою ауру, тем самым увеличив плотность энергии и энергетических каналов на единицу объема, — Ну, так как? — весьма некстати подал голос Седрик, — Пойдем в город или… И оборвал, натолкнувшись на мой раздраженный взгляд, красноречиво говоривший, что лучше помолчать. 67


Захватив силовые линии воздуха и притянув их к себе, я закольцевал их, расположив получившиеся кольца перпендикулярно земле таким образом, что, смотря на каждое конкретное кольцо, видел всю ту же линию… Теперь слегка ускорим ток энергии по кольцам, причем в таком направлении, чтобы в ближайших ко мне участках колец энергия направлялась вверх, а в удаленных участках — вниз. Этакий круговорот энергии, которая увлекала за собой частички воздуха. Еще ускоряем… Сила воздуха все увеличивается, и в какой-то момент чувствую, как мои ноги отрываются от земли. Получилось!!! Единственное, что смущало, — это вой ветра. — Палаэль! — сквозь этот вой едва удалось расслышать крик Седрика. Обратив на него внимание, вижу, как он размахивает внизу руками. Ничего себе! За каких-то несколько секунд я успел подняться над землей метров на восемь. Интересно, а он владеет магией воздуха, или его тащить придется? Не желая спускаться, протягиваю к нему ментальный щуп, который, достигнув Седрика, уперся в щит. Боится, что я ему в мозги влезу? Может, замыслил что? Аккуратно вскрыв этот простенький ментальный щит, ощущаю его эмоции — волнение, решимость, доля страха. Пролистнув воспоминания, понял, что Седрик действительно хочет получить Слезу, принеся себя в жертву. Испытывает вполне естественный страх перед неизбежной гибелью, но иного выхода не видит. Кстати, воздухом он не владеет. Придется тащить… — Седрик! — Тот заметно дернулся, явно не ожидая услышать мой голос у себя в голове. Наивный! — Приготовься. Сейчас я тебя подниму. Сотворив вокруг него такие же кольца и ускорив ток энергии по ним, я наблюдал, как Седрик, дико озираясь по сторонам, начал подниматься в воздух, но никаких возгласов, пусть даже мысленных, я от него не услышал. Дождавшись, пока он не окажется рядом, я сформировал плетение, направляющее окружающий воздух в определенном радиусе от меня в заданном направлении. Уточнив задаваемый вектор направленности, я активировал его, проследив за тем, чтобы влитой в активацию энергии не оказалось слишком много. Иначе нас понесет с бешеной скоростью. — Занятно, — «услышал» я мысль Седрика, явно предназначенную мне. — В смысле? — Сколькими стихиями и направлениями магии вы владеете? — Это не так важно, — не знаю почему, но я решил не отвечать на этот вопрос. — Палаэль, — Седрик понял это и сменил тему, — а ведь мы же вдвоем прошли через портал. Кто Слезу в Ниберию доставит? Думаю, вы понимаете, пока этот артефакт не окажется в моем королевстве, портала вы не получите? — Понимаю. Придумаем что-нибудь, — ответил я, наблюдая, как кромка леса стремительно приближается. Вот я практически и в Лесу! Еще ближе…

68


«Рано радовался!» — подумал я, глядя, как со стороны леса в мою сторону устремилось несколько атакующих заклинаний. Как посмели?! Злость, успевшая было успокоиться, навалилась на меня с новой силой. «Кажется, я знаю, на ком можно сорваться!» — было следующей моей мыслью, после которой развеял летящие заклинания и приготовил свое. От гигантского огненного шара, появившегося справа от меня, несло нестерпимым жаром. — И вам здрасьте!!! Принимайте подачу!!! — злорадно заорал я, магически усилив голос, чтобы услышали, и метнул шар… Пограничная служба Леса Два эльфа, сидящие друг напротив друга за небольшим столом, вели неспешную беседу, обсуждая создавшееся положение, возникшее в связи с отсутствием магической связи не только с другими участками пограничной службы, но и с руководством, находящимся в Ит-Кариле — одном из крупнейших городов неподалеку от границы. До него был один день пути верхом. Единственное, что радовало, — это то, что хотя бы в пределах участка разговорные амулеты кое-как, но работали. Один из эльфов — эртлан Сириэль — являлся начальником участка пограничной службы, второй, маг первой ступени Тинул, возглавлял службу магической поддержки того же участка. Формально Тинул подчинялся Сириэлю, но фактически у него было свое начальство в Ит-Кариле. Неожиданно их разговор был прерван звуком распахнувшейся без какоголибо предварительного стука, как было принято, входной двери. Появившийся в дверном проеме рейнджер на долю тим замер, увидев, что начальник не один, но потом решительно подошел к столу, сопровождаемый удивленными взглядами обоих эльфов. — Эртлан Сириэль! У нас внештатная ситуация! Маги засекли работу портала неподалеку от границы. Сканирующие заклинания определили, что из выходной воронки портала вышли два мага, причем уровень силы одного из них определить не удалось. — Сказав это, рейнджер замолчал. Сириэль и Тинул переглянулись, после чего первый заметил: — Так и знал, что что-нибудь произойдет именно сейчас, когда мы фактически отрезаны от других подразделений! — Сканирующее заклинание применялось стандартное? — обратился к рейнджеру Тинул, только пожав плечами на реплику Сириэля, с которой был абсолютно согласен. — Не могу знать, лэр Тинул, поскольку не являюсь магом и не могу оценить, какое именно заклинание применялось для сканирования прибывших неизвестных личностей. Тинул задумчиво хмыкнул и встал. — К чему был твой вопрос? — нахмурившись, спросил его Сириэль. 69


Направившийся к выходу Тинул остановился и, обернувшись, пояснил: — От нашего «стандартного» сканирующего заклинания, на самом деле таковым не являющегося, может закрыться только архимаг, да и то далеко не любой. Сириэль, ты так и останешься сидеть здесь или все-таки составишь мне компанию? — Хочешь сам посмотреть, кого к нам занесло? — Естественно. Конечно, сомневаюсь, что эта парочка появилась с целью посетить Лес, — один из них является человеком, и думаю, все люди в курсе принятых у нас правил, регламентирующих порядок въезда в Лес. Просто любопытно глянуть на того, кто смог закрыться от нашего заклинания. — Ладно, — со вздохом ответил Сириэль, поднимаясь из-за стола, — пойдем глянем, кого там принесло. Дойдя до смотрового пункта, спрятанного среди деревьев внешней границы, они обнаружили собравшихся в нем трех магов и пару рейнджеров, напряженно всматривающихся в сторону Альбиона. Проследив за их взглядами, Сириэль и Тинул увидели две фигуры, летящие в их сторону! Они были уже недалеко, но, тем не менее, лиц пока рассмотреть не удалось. — Не понял! — воскликнул Тинул, — почему до сих пор не действуют стационарные сторожевые заклинания? — А вы посмотрите внимательно вон на того, — отозвался один из магов, указав на фигуру, находящуюся правее, — вокруг него сформировано силовое поле, внешне напоминающее ауру, с которого все наши плетения соскальзывают. Наиболее сильные из них, рассчитанные на физическую нейтрализацию нарушителей, просто развеиваются, едва с ним соприкоснувшись. Судя по управляющим линиям, неизвестный сформировал точно такое же поле и вокруг человека, которого удалось идентифицировать с помощью сканирующего заклинания. Что будем делать? Тинул поколебался, пытаясь рассмотреть магическим зрением фигуру неизвестного, но, к сожалению, плотное силовое поле вокруг нее не позволяло даже установить расовую принадлежность. Между тем они были уже близко, преодолев все три внешних защитных контура. — Необходимо их остановить, — выразил свое мнение Сириэль, — уточнить, кто такие и с какой целью прибыли к границе Леса. Сможете? — Попытаемся, — согласился с ним Тинул и, сосредоточившись, сформировал заклинание за внешним контуром границы, расположив его прямо на пути этой странной парочки. Дождавшись, когда они будут пролетать над ним, Тинул активировал свое плетение, но… Ничего не произошло! Плетение развеялось, едва успев активироваться! — Ну, что? — с нетерпением спросил Сириэль. — Ничего! Мое заклинание, соприкоснувшись с силовым полем, развеялось! Они даже не заметили моей попытки их остановить! — Не останавливаются, значит, — задумался Сириэль. — Продолжают идти на сближение… Ничего не остается, кроме как ударить всерьез. 70


— Я тоже не вижу другого выхода, — пробормотал Тинул, не отрывая глаз от приближающихся фигур. — Что же, придется уничтожить… Сами виноваты. Привести защитный контур в боевое состояние! Один из магов протянул руку к неприметной ветке на окраине смотровой площадки, схватил ее и застыл. Вокруг зашелестела листва, ветви деревьев вздрогнули, точно невидимый великан дернул их корни под землей, и в тот же момент навстречу двум приближающимся фигурам полетели «стрелы воды» — атакующие заклинания средней силы, от которых практически невозможно было уклониться. Все замерли в ожидании результата… которого не было! Неизвестный маг умудрился развеять «стрелы»!!! — Как же так? — успел удивиться Тинул, прежде чем увидел огромный файербол, появившийся около фигур. — Он атакует нас? — с еще большим удивлением в голосе спросил один из магов. — Он сошел с ума? Мы же его сотрем в древесную пыль! — И вам здрасьте!!! Принимайте подачу!!! — донесся громогласный крик, и в тот же миг файербол устремился прямо на них. В доли тим преодолев расстояние до магической защиты границы Леса, огненный шар врезался в нее. Щит, приняв удар на себя, стал видимым, на короткое мгновение полыхнув ярким светом. Свою задачу он выполнил — атака была отражена. Во вражеского мага тотчас полетели атакующие плетения, встроенные в защиту границы и дожидавшиеся именно такого момента — нападения извне. Таковых заклинаний было вплетено в структуру защиты множество, так как маги, ее конструировавшие, рассчитывали на атаку со стороны армейских подразделений противника. А здесь всего-то одна цель! — Ему конец! — с некоторым удовлетворением в голосе заметил Тинул, краем глаза посматривая на Сириэля. Тот глядел на разворачивающееся действо с нескрываемым интересом, в первый раз видя на практике работу защиты границы. — Хороша защита! — воскликнул он, наблюдая, как фигуры сумасшедших магов, посмевших вдвоем проверить на прочность границу Леса, скрылись из виду из-за огненных сполохов. Не успели еще эти сполохи потухнуть, как в ту же точку устремились во множестве «водяные плети», выросшие прямо из земли. Дополнительно Сириэль успел заметить странные росчерки в воздухе, которые, едва успев появиться, сразу же исчезли. — «Воздушные лезвия», — пояснил Тинул. — Стоп! Хватит! — крикнул он магу, все еще держащему ту ветвь, на самом деле являвшуюся магическим приводным механизмом защиты. В принципе она могла работать в автономном режиме, но в данный момент маги, не сговариваясь, перешли на ручной режим управления, желая эффектно показать действие магической защиты. Да и самим было интересно. — Вот и все, — подвел итог Тинул, — можно… 71


— А по-моему, еще не все! — Сириэль, не спускавший глаз с того места, где раньше находились противники, рукой указал на темный шар, появившийся на месте магов и ставший видимым, когда пропал огонь и исчезла большая часть «водяных плетей», прежде плотно окутывавших то место, — или это тоже ваше заклинание? — он вопросительно глянул на Тинула. — Не-э-э… — протянул тот, с некоторым удивлением рассматривая темную сферу, соприкасаясь с которой развеивались все плетения, выброшенные защитой. — Это еще что за… — Это все??? — раздался спокойный голос с некоторой ленцой, явно наигранной. — Он выжил!!! — одновременно произнесли Тинул и Сириэль, переглянувшись и вновь обратив взгляды на темную сферу. Ответ не заставил себя ждать — ярко вспыхнувший в одном месте щит заметно прогнулся. Тинул так и не понял, чем таким ударил противник. Нет, конечно, он прекрасно видел промелькнувшее в воздухе плетение, но вот только… По всем признакам там было задействовано как минимум три стихии, что считалось невозможным! Он был осведомлен об открытиях, сделанных в Академии каким-то гением от науки, но вроде там говорилось о совмещении двух стихий, да и то на практике пока это не применялось — маги Академии только-только разрабатывали приемлемые для всеобщего применения заклинания. — ЛЭР ТИНУЛ!!! — дико взревел маг, осуществляющий управление защитой, — энергия Хранилищ Силы на участке упала вдвое!!! Усвоить энергию атакующего заклинания защите не удалось по неясным пока причинам. Часть заклинаний, встроенных в структуру защиты, повреждена, и дальше они не сработают! Ввожу резервные Хранилища!!! — Хоргу под хвост!!! — выругался тот. — Объявляйте всеобщую тревогу!!! — И, схватившись за специальный амулет, позволяющий ему одновременно доводить приказы до всех подчиненных магов, коих насчитывалось около тридцати: — ВНИМАНИЕ!!! На границу совершено нападение со стороны неизвестных лиц, одно из которых обладает чрезвычайной силой или, что вероятнее, имеет магический артефакт!!! Всем занять свои места по штатному расписанию! После подключения к Хранилищам Силы атаковать неизвестных максимально сильными доступными плетениями!!! Тонкий свист, раздавшийся над заставой и означавший боевую тревогу, заставил всех свободных пограничников со всех ног бежать на свои места, отведенные им при нападении. Сигнал тревоги должен был прозвучать и в Центральном Древе Пограничной Службы в Ит-Кариле, но связь отсутствовала... Тинул, быстро сообразивший, что маги столкнулись с противником, который им не по зубам, тоже схватился за переговорный амулет, 72


связывающий его с командирами трех отрядов рейнджеров, находящихся в его подчинении. Один отряд постоянно контролировал границу, два других привлекались только при попытке ее нарушений, и сейчас рейнджеры этих двух отрядов, едва заслышав сигнал тревоги, спешили на свои позиции. После нескольких коротких указаний по амулету Сириэль осмотрелся вокруг, отметив про себя, что все подразделения сработали очень оперативно, — с начала тревоги прошли буквально несколько тим, а дежурные отряды как магов, так и рейнджеров были на своих боевых позициях. И начали прибывать бойцы, свободные на данный момент от службы, на ходу доставая имеющееся оружие. — Он силы копит! — крикнул ему Тинул. — Попробуем максимально нагрузить его защиту, не давая применять атакующих заклинаний, а то еще три-четыре удара, подобных этому, — и с защитой будет покончено! — А затем и с нами, — кивнул Сириэль, не отрывая напряженного взгляда от черного шара, в котором укрылся противник. По направлению к этому шару полетели разнообразнейшие заклинания, видимые Сириэлем с его немагическим зрением, — вырывающиеся из земли «водяные плети», гигантские «земляные шипы», внезапно пробившиеся из земли, «огненный смерч», закрутившийся вокруг него. Ко всему этому добавлялись пламенеющие в воздухе росчерки замагиченных стрел, применяемых рейнджерами в боях, где со стороны врага присутствовали маги, которых необходимо было уничтожить. Но все это не достигало цели, разрушаясь и растворяясь, едва соприкоснувшись с границей сферы. Сириэль отметил про себя, что наверняка были еще и заклинания, невидимые его взору. Защита противника невольно вызывала уважение! — Готовим «ветер смерти» и «водное инферно». Центром силы первого буду я, второго — Гирнэл!!! — краем уха услышал он распоряжения, отдаваемые Тинулом своим магам. Внезапно все магические атаки прекратились, продолжался лишь обстрел противника замагиченными стрелами, ровным счетом не приносящий никаких результатов. Причем плотность стрельбы была такова, что со стороны создавалось впечатление об идущем к сфере сплошном огненном потоке, исчезающем где-то в ее недрах. Внимание Сириэля привлекла одна деталь — от шара вниз летела какая-то пыль. Он хотел было уточнить у главы магической поддержки, что это такое, но, увидев перед собой сосредоточенное лицо, решил пока воздержаться от вопросов — маги явно готовили что-то сложное. — Почему противник не отвечает? — пробормотал Сириэль себе под нос. — Неужели действительно силы копит? ПРЕКРАТИТЬ ОБСТРЕЛ! — отдал он распоряжение через амулет связи, и добавил: — Все равно толку никакого. Только стрелы впустую расходуем. Спустя тим огненный поток иссяк.

73


— Все! — привлек его внимание возглас Тинула. — Если и это не поможет… — Сириэль вновь перевел взгляд на сферу в ожидании начала действия плетений, над которыми трудились Тинул со своими магами. Поначалу не происходило ничего, но потом… Резко поднявшийся ветер, направляющийся вдоль границы и которого здесь, под защитой границы, не было, но там, в поле, с земли начала подниматься в воздух вырванная с корнем трава. Потом полетели пыль, комья и мелкие камешки. Спустя всего тим видимость резко упала, и рассмотреть сферу уже не представлялось возможным. — «Водное инферно» тоже в действии, — тихо заметил подошедший ближе Тинул. Сириэль скосил на него взгляд. — Я ничего не вижу, — сказал он, — что там хоть происходит? Ты видишь? — Да, — кивнул Тинул, прищурив глаза и всматриваясь в эту стену, состоящую из травы, земли и камней самой разной величины, — пока без изменений. Удивительно, но «сфера праха», так я пока назвал эту защиту, держится, хотя ее и отнесло немного в сторону. Под воздействием двух разноплановых заклинаний, относящихся к высшим!!! — Тинул, ты же знаешь, что я в этом не разбираюсь! — В общем, посмотрим на него, когда закончится действие заклинания. Сколько у него в Хранилищах Силы останется энергии и что там у него еще припасено. Я ничего не берусь предсказывать, но вполне может статься, что он сможет взломать нашу защиту. Тогда придется… Сам понимаешь. Хотя такой вариант маловероятен. Энергии на противодействие у него уйдет много. Сириэль нахмурился и, обернувшись к Тинулу, резко спросил: — Ты хочешь сказать, есть вариант, что противник попадет в Лес, изломав к хоргу всю вашу хваленую защиту??? Ты же меня лично убеждал вместе с представителями Академии, что данный экспериментальный вариант намного надежнее прежнего и сможет удержать чуть ли не всю имперскую армию!!! Вы что, надо мной издеваетесь??? Один-единственный противник ОДНИМ ударом практически вывел ее из строя!!! Глаза Сириэля пылали, обещая Тинулу, когда-то убедившему его написать письмо в Иль-Эроа с просьбой заменить защиту на последнюю разработку Академии, страшные кары. Под этим яростным взглядом Тинул отступил, несколько смешавшись. — Сириэль! Пойми — прежняя защита вообще не выдержала бы этого удара! Мне очень любопытно посмотреть на артефакт, содержащий эту атаку. Наверняка он может нанести лишь единичный удар, затем его надо заряжать! — То есть ты хочешь сказать, что этот хургов маг не сам сотворил заклинание? — Конечно нет! Ты хоть представляешь, СКОЛЬКО энергии ушло на эту атаку? Наши Хранилища Силы сразу были израсходованы наполовину, 74


пришлось подключать резервные! Ни одному магу такое не под силу, я тебя уверяю! — А его защита? — Тоже артефактная! Я недаром упомянул про Хранилища, которые у него наверняка есть! Он из них берет энергию на поддержание защиты. Просто я боюсь за то, как бы у него не оказалась еще парочка таких же мощных атакующих артефактов, заряженных и готовых к использованию. — Что ж, будем надеяться, что таких артефактов у него нет. — Важно, сколько у него останется сил после нашей атаки. Если очень мало, то немедленно атакуем. В идеале нужно бы захватить артефакты… — Смотри, ветер спадает! — прошипел Сириэль. — Да, — подтвердил его догадку Тинул, — действие заклинания заканчивается. Хотя, по моим расчетам, слишком рано. Но ладно, сейчас посмотрим, что у нас получилось. Спустя терцию глазам эльфов открылась перепаханное поле без какихлибо признаков растительности, над которым висела все та же черная сфера, даже не изменившая своего положения на местности относительно застывших Тинула и Сириэля. — Зелов выкидыш… — прошептал Тинул, видевший, как в магическом зрении сфера светилась от переполнявшей ее энергии, — сил у него очень много… Он каким-то образом выкачал энергию из наших заклинаний! Это конец. Кто-то удивленно присвистнул. — А дальше что? — решился на вопрос Сириэль, — Дальше-то что??? Помощи нам ждать неоткуда! Хургова связь! — ругнулся он, наблюдая, как от сферы отделились три отростка, пылающие синим огнем, и устремились к внешнему контуру защиты, — это еще что такое? — Напоминает каналы для трансляции энергии, — предположил кто-то. — Но зачем? Манипуляции с защитой в ее активном состоянии, тем более извне, невозможны! В этот момент на пути отростков появился щит. И отростки прилипли к нему! — Наблюдаю утечку энергии из наших Хранилищ Силы, — доложил маг, державший в руках ветвь, управляющую защитой границы. — Отток увеличивается с каждым мгновением! Лэр Тинул, каковы будут наши действия? — Отключай контур! — распорядился тот, — готовь Хранилища к спонтанному выбросу всей запасенной силы. — Лэр, — обратился к нему кто-то из магов, — при таком выбросе не выживет никто в радиусе десяти эвелей. Но, к сожалению, такой ход не гарантирует уничтожения такого сильного противника. — У нас нет иного выбора, — возразил Тинул. — Взрыв? — уточнил у него Сириэль. — Да. 75


— Хорошо. Ты прав, — вынужден был огласиться глава участка. — Только прошу дать немного времени — мне необходимо отправить гонца. — Хорошо, — кивнул Тинул, — у тебя есть три терции, после чего… — Я понял. — Сириэль чуть не бегом бросился со смотровой площадки. Но отправить гонца ему было не суждено, поскольку, едва успел сделать несколько шагов, его настиг ментальный посыл, каленым железом запечатлевший в мозгу картинку: эльф с необычными синими глазами, на груди которого висит медальон Великокняжеского дома! Губы картинки вдруг зашевелились, и в мозгу Сириэля прозвучал голос, который он уже слышал ранее — от противника: — Я — Палаэль из дома Алмазной Короны, сын великого князя Исиля. Старшим на данном участке границы прибыть ко мне. Глава 3 Князь Палаэль Стоящая передо мной парочка эльфов, представившаяся местным руководством пограничной службы Леса, убедилась в подлинности имеющегося у меня медальона дома, после чего, резко побледнев, попыталась объяснить происшедшее несовершенством имеющихся у них в наличии сканирующих заклинаний, оказавшихся не в состоянии распознать не только мою личность, но и вообще расовую принадлежность. Оказывается, в «память» этих заклинаний были внесены аурные слепки всех высших аристократов Леса! Без каких-либо исключений. Так что пограничники всегда знали, кто именно из аристократов приближается к границе, заранее определяя порядок действий, которому стоило следовать при встрече того или иного представителя высшего света, в зависимости от положения, занимаемого этим представителем в обществе. Попытались донести до меня, что в моем случае произошла чудовищная ошибка якобы из-за того, что сканирующие заклинания не смогли пробиться через мой щит. Но все равно данные эльфы готовы понести наказание, ведь приказ о начале атаки отдали именно они. — Щит? — раздраженно бросил я. — Какой щит? Не было ничего! Оба промолчали, хотя ментально прекрасно чувствую несогласие с моими словами. Кстати, оба уже приготовились к самому худшему для себя сценарию развития событий, который должен последовать после нападения на представителя королевского рода. — Что конкретно вы разглядели? — в конце концов смягчился я и решил выяснить, какой такой щит они умудрились рассмотреть. Ведь «облако праха» я поставил после прямого нападения, а сканирующие заклинания были должны действовать, по логике, до нападения. 76


— Но как же? — не поднимая головы, озадачился эльф-маг, представившийся Тинулом. — Простите меня, ваше высочество, я не имею права настаивать на своем, но позвольте хотя бы пояснить. Я своими глазами видел щит. Более того, столкнувшись с ним, развеялось мое заклинание, которым пытался вас остановить. Ага! Теперь все ясно. Они за силовой щит приняли мою уплотненную ауру! Получается, столкнувшись с ней, развеялись все заклинания! Любопытный эффект, о котором был не в курсе. И сейчас они убеждены в своей правоте, поскольку не видят моей истинной ауры — после ментального послания, направленного мною всем замеченным эльфам, я уменьшил ее показатели до уровня, соответствующего шестому. Даже не знаю, зачем так поступил. Наверное, по привычке, приобретенной в Университете. Смысла в этом никакого не вижу, так что скину ограничители. Дернувшийся от неожиданности Тинул посмотрел на меня расширившимися глазами, затем заозирался по сторонам, видимо пытаясь определить границу моей ауры, внутри которой оказался. Я невольно улыбнулся, наблюдая за его мечущимся взглядом, прекрасно понимая бесполезность его усилий: найти эту границу изнутри невозможно! Для стороннего лица, разумеется. Показать им то, что они приняли за щит? Так и сделаю. Сжимаю ауру, элементарно уплотнив ее, как это сделал до того, как направился в сторону границы. Только плотность ауры сейчас будет гораздо выше, поскольку и объем меньше, нежели тот, что был, да и энергии стало больше — много снял с Хранилищ Силы защиты границы. Заполыхавшая вокруг меня энергия стала видна не только магическим зрением, но и обычным, очерчивая четкую границу вокруг меня радиусом около полутора метров. Сириэль и Тинул, оказавшись вплотную к появившейся стене энергии, которая разделила нас, непроизвольно отступили на пару шагов. — Вероятно, мою уплотненную ауру вы и приняли за силовой щит, — озвучил я свою догадку. — Тогда получается, что тот ваш удар, почти погасивший наши Хранилища, и необычная защита, за которой вы укрылись, не являются артефактными заклинаниями? — пораженно спросил Тинул, совершенно дикими глазами разглядывая мою ауру. — Артефактными? — переспросил я. — Конечно нет. Ладно, с вашим проступком разберемся позже, а теперь ответьте на такой вопрос: новостей из Иль-Эроа не поступало? — Нет, ваше высочество, — покачал головой Сириэль, с опаской посматривая на светящееся облако вокруг меня, до сих пор не поняв, в отличие от Тинула, что же это такое, — у нас связь пропала несколько дней назад. Мы отправляли гонца в Ит-Карил, который вернулся вчера. Он доложил, что там такая же проблема. Власти Ит-Карила, в свою очередь, 77


тоже отправляли гонцов, только в столицу, но те не вернулись. По крайней мере, на тот момент, пока там был наш рейнджер. — Ясно. — Я призадумался, стоит ли вообще говорить о восстании. Лучше промолчу. Пусть отец разбирается, каким образом преподносить происшедшее массам. Подозреваю, что он это сделает только тогда, когда с мятежниками будет покончено. — Сейчас мне необходимо проследовать дальше, — продолжил я. — Данный человек со мной, — указываю на Седрика, все это время стоявшего чуть поодаль, за моей спиной, — а вы… Занимайтесь тем, чем занимались раньше. То есть границу охраняйте. Оба эльфа низко склонились, даже не посмотрев на Седрика! Как будто его и не было. Для них оказалось достаточно моих слов, что человек со мной. Хорошо. — Ваше высочество! — пробормотал Сириэль. — Позвольте принести вам наши самые искреннее извинения в связи… — Потом, — отмахнулся я, — все потом. Сейчас спешу! — и, повторив свои действия с силовыми линиями воздуха, поднялся в воздух, на сей раз не забыв про Седрика. Он, как выяснилось, не только ничего не понял из нашего диалога, но и в эльфийских знаках различия ничего не понимал, — на продемонстрированный мною медальон никак не отреагировал. Или просто не рассмотрел? — В столицу спешите? — это мысль Седрика, обращенная ко мне, которую «услышал» благодаря неразорванному ментальному каналу, соединяющему нас. — Да. Сейчас полетим еще быстрее. — Зачем такая спешка, если не секрет? — Хм... На важные переговоры опаздываю, — нашелся я. — Переговоры? Видимо, действительно, важные. А вы всегда так «стучитесь», посещая Лес? — Конечно! Это такая традиция, дабы поддерживать пограничников в тонусе. — Мудро, ничего не скажешь… Только они же убить могли! Я прекрасно видел, какие заклинания они применяли. Далеко не те, которые предполагаются к применению на тренировках. — Ты чего ко мне пристал! — возмутился я, — Я же не лезу к вам со своими предложениями по организации работы различных служб Ниберии! — Нет, но… Хотя вы правы. Извините. — Проехали. — Проехали? Что проехали? — не понял Седрик. — М-м-м… Слушай, Седрик, отвали. Не до тебя. Замолчал. Чувствую идущую от него обиду. Странно. Я убить его собираюсь, о чем он прекрасно осведомлен, а тут обида. Ладно, его эмоции — его проблема. У меня своих хватает, чтобы еще в чужих разбираться. 78


Поднимаю нас над верхушками деревьев, добавляю энергии в заклинание ветра, попутно откорректировав его направление. Понеслись! Зал магии в столичной резиденции дома Танцующих Роз Идеально ровные линии нарисованной на полу пентаграммы светились от переполнявшей их энергии. В каждой вершине рисунка было установлено по большому ограненному камню — Хранилищу Силы, энергетически связанному с линией пентаграммы. Мерцающий свет свечей, поставленных через короткие промежутки прямо на полу, вдоль стен зала, не имеющего естественного освещения, а также отсвет от линий магического рисунка позволяли увидеть пятерых эльфов, стоявших около Хранилищ Силы, вздевших руки вверх. Все пятеро были облачены в мантии архимагов, отличимых друг от друга только по цветам — в зависимости от стихии или направления, которое представлял данный конкретный архимаг. Эльфы, не сговариваясь друг с другом, начали нараспев произносить слова заклинания. Сначала шепотом, потом их голоса становились все громче и громче. Вылетевшие из их уст слова словно обретали свою жизнь, начиная метаться по залу, отражаясь от его стен и многократно повторяясь. К уже произнесенным добавлялись все новые и новые, создавая сплошную какофонию звуков, среди которых все труднее становилось разобрать отдельные слова. — …Nino movetus demius! — На этом маги разом умолкли, и каждый добавил чуть собственной энергии в активацию заклинания-зова, отправившегося в путешествие по слоям инферно, в поисках соответствующей силе зова кандидатуры. В зале резко воцарилась тишина. Архимаги замерли в ожидании того, кто явится на их зов. Прошел тим, другой — и вот наконец в центре пентаграммы появилась точка, которая зависла в воздухе на несколько мгновений, а затем полыхнула сплошной тьмой. На несколько тим в зале ничего не было видно, за исключением сиротливо горевших свечей, казалось, не освещавших ничего… Потом тьма отступила, и робкий свет свечей выхватил фигуры архимагов, а также нечто, стоящее в центре магического рисунка. Странно, но его линии не засветились! И этот факт заставил судорожно сглотнуть каждого из архимагов — ведь он означал одно: энергии на удержание призванного в пентаграмме не осталось. В Хранилищах Силы тоже. Вся ушла на вызов этого нечто! — Что… нужно… ничтожным? — гулкий, глубокий бас разнесся по помещению, заставив мелко дрожать огоньки. Стоявшие по вершинам пентаграммы архимаги одновременно попытались наполнить рисунок своей энергией, и это им удалось, но лишь отчасти — большая часть влитых в пентаграмму сил как будто исчезла. Малой же части энергии хватило на то, чтобы линии рисунка слабо засияли во тьме. Архимаги, с тоской глядя на 79


мерцающие тусклым светом линии, прекрасно понимали, что сейчас пентаграмма смогла бы сдержать некрупного демона, но никак не ту сущность, которая явилась на их призыв. — Вы всерьез полагаете, что ваши каракули смогли бы меня сдержать, если даже они были бы наполнены силой по максимуму? — В голосе сущности архимаги уловили нотки удивления, смешанного с легкой насмешкой. — Мы призывали одного из обитателей местного инферно, — нейтральным голосом отозвался архимаг Норий Д’Тиль, — каковым вы, как я догадываюсь, не являетесь. Я прав? — Да, ты прав, эльф, — подтвердила догадку Нория Д’Тиля сущность, — не являюсь. Я из других слоев, вам неведомых. — Как же так получилось, что именно ты отозвался на наш призыв, который направлялся нами в инферно? — Временами истончается грань между местом моего обитания и вашей Вселенной. И сейчас она истончилась как раз в местном слое инферно, — мгновение подумав, снизошла-таки до пояснения сущность. — Так что ваш призыв пробил истончившуюся грань, и я получил возможность проникнуть в эту Вселенную. Пусть на короткое время, но мне достаточно для совершения некоторых дел, не завершенных мною в предыдущий раз. — А самому пробить грань? — вмешался в разговор архимаг Диритиэль. — Или из мест вашего обитания это невозможно? — Очередность… — тихо пошелестело в ответ. — В предыдущий раз грань возможно было взломать с нашей стороны. Сейчас — только с этой. Вы, эльфы, отправляя призыв, чего-то хотели от демонов? — Да, — раздались сразу несколько голосов и умолкли. Продолжил Норий Д’Тиль, который, по общему решению, должен был разговаривать с призванным демоном: — Да, хотели попросить демона об одной услуге, не являющейся для него затруднительной, но так как явились вы… Мы не знаем условий, по которым вы согласитесь сделать это дело. — А что вы можете предложить? — Только то, что рассчитывали предложить демону. Сущность молчала, явно дожидаясь продолжения. Норий Д’Тиль, тим помолчав, продолжил: — Мы готовы предложить душу одаренной эльфийки, готовой пожертвовать собой добровольно! Раздавшийся в ответ негромкий шелест заставил архимагов переглянуться в недоумении. Смех? — Что-то не так? — озвучил общий немой вопрос Норий. — Вы считаете, что этого слишком мало? — Мало? Не совсем так. Душа… Мне уже давно неинтересны души.

80


— Как? Вас не заинтересовала душа перворожденной? Ведь это прямое усиление могущества для всех существ, способных перестраивать чужую энергетическую основу под свою! — Так и есть, эльф. Так и есть… Но это не касается некоторых Высших, к коим отношу и себя. В вашей Вселенной к таковым можно причислить девять высших архидемонов и восе��ь богов, именуемых Великими. Мы обретаем свое могущество совершенно иначе. — Просите, но раз вы такой… Великий, то тогда я не очень понимаю, зачем вы вообще с нами общаетесь? — не сдержавшись, спросил Диритиэль. — Вы же только время теряете! — Совсем нет, — в голосе сущности вновь послышалась усмешка, — сейчас я одновременно присутствую в десятке мест. Так что общение с вами нисколько не отвлекает меня от дел. По своему вопросу касаемо того, зачем же вы обращались к демонам, так ответа и не получил. — Мы хотели попросить избавить нас от одного мага, ставшего чрезвычайно опасным и угрожающего некоторым нашим планам. Только зачем вам это? — Хоть это и не в моих правилах, но вы заслужили некой благодарности. Дело в том, что этот мир находится на задворках местной Вселенной, поэтому времени, которое потребовалось местным фигурам для нахождения точки, где грань истончилась, было бы значительно больше. Соответственно сократился бы временной интервал, в течение которого я могу находиться в этой Вселенной. — А плата за вашу благодарность? — на всякий случай решил уточнить Норий, уже предчувствуя, что их проблема будет решена этой неведомой сущностью. — Мне с вас взять нечего, так что благодарность будет бесплатной. — Тьма в пентаграмме, как показалось архимагам, колыхнулась. — У вас есть аурный слепок того, от кого хотите избавиться? — Да, конечно! — один из архимагов сформировал информационный ментальный шар, в который заключил слепок ауры Палаэля, сделанный когда-то давно для Службы охраны, и отправил его по воздуху к сущности, не рискнув передать его «из рук в руки» с помощью ментальных жгутов. О том, что этот шар не пройдет через защитный рисунок, тускло сиявший во мраке, он не подумал. Тем не менее, ментальный шар, достигнув тонкой защитной стенки, пролетел сквозь нее, словно ничего в том месте и не было! Наконец, долетев до сущности, он исчез в ее недрах. Прошло около терции, прежде чем сущность спросила: — Вы уверены, что ваш слепок правильный? — В смысле? — Я нашел только одно существо, имеющие схожие характеристики. Это эльф. По основным показателям совпадение практически полное, но вот по косвенным наблюдаю существенные различия. Он более развит в магическом плане, нежели тот, слепок которого вы представили. Замечу, что данный 81


эльф сейчас находится неподалеку — буквально в сорока эханах от этого места, если перевести на местное исчисление длины. — Уже?! — разом воскликнули три архимага из пяти присутствующих. — Быстро же он! — продолжил кто-то из них. — Да, это тот самый, от которого необходимо избавиться, — подвел итог Норий, напряженно всматриваясь во тьму, словно ожидал разглядеть там лицо явившейся на их призыв сущности. — Что ж, тогда вынужден вас огорчить. Я не буду уничтожать этого эльфа. — Но почему? — удивились архимаги. — Не буду объяснять причины, примите как данность. Единственное, что могу предложить, — это перенести данного эльфа в местный слой инферно. Думаю, оттуда он не сможет вас сильно побеспокоить. Маги дружно закивали, быстро сообразив, что после переноса в инферно с Палаэлем тотчас разберутся местные обитатели этого слоя. — Мы согласны! — Хорошо. — Сущность на несколько мгновений замолчала, после чего продолжила: — Эльф в ннферно. На этом прощайте, — и тьма в пентаграмме за пару тим развеялась. Давящий на сознание каждого присутствующего мрак исчез. В зале как будто стало светлее, и окружающая атмосфера перестала быть гнетущей. — Вот и все! — с удовлетворением произнес Норий. — Теперь можно не волноваться насчет неожиданно открывшихся способностей сынка Исиля. Необходимо попытаться вернуть наших магов-астральщиков…. Инферно. Средоточие — Господин! Кто-то прямо над нами открыл портал из среднего слоя и выбросил к нам объект, за которым повелел присматривать Высший. Что будем делать? Оставим его здесь? — Я уже все вижу сам. В инферно этого эльфенка не нужно оставлять. У него свое предназначение. Так что буду открывать портал в обратную сторону. — Но, господин! Энергии на это уйдет недопустимо много! — Я знаю. Ее нам компенсирует Высший. Он обещал возмещать ущерб, нанесенный его подопытным. Лучше приготовься помочь. Будешь передавать мне энергию от Средоточия. — Слушаюсь, господин. — Все, начали! Князь Палаэль 82


В экстренном порядке опустившись на землю, я попытался унять бешено стучащее в груди сердце. — Что это было? — за неимением своих соображений, решил поинтересоваться у Учителя. Может, он что толковое подскажет? — Ты на короткое время попал в местное инферно, — выдал тот, введя меня в ступор. — Инферно??? Как? Каким образом? — Ну-у-у… За неимением разумных объяснений, предположу, что в результате неких атмосферных явлений открылся портал в тот слой. Там, в свою очередь, тоже произошли какие-то явления в атмосфере, образовавшие портал в обратную сторону. — Бред!!! — Согласен. Такое невозможно. Но как тогда объяснить случившееся? Сомневаюсь, что кто-то забавы ради открыл портал в инферно у тебя на пути, а затем создал точно такой же, но в обратную сторону. Причем последний был не совсем обычным! Он же буквально «всосал» тебя подобно пылесосу, то есть рассчитан был на захват ближайшего живого объекта с последующим переносом. После чего захлопнулся. — Почему ты думаешь, что никто специально не мог сотворить портал на моем пути? Местные маги, например. Которые принадлежат к мятежным домам. Они явно не хотят моего возвращения! — Допустим. Но тогда кто открыл портал в обратную сторону? Демоны? Очень сомневаюсь в такой любезности с их стороны. И еще один аргумент против твоей версии — местные маги не обладают необходимыми знаниями для создания порталов, позволяющих проходить между слоями. Да и энергии на такое требуется очень много. — Сколько? — скорее на автомате, нежели из любопытства, спросил я. — Пять-шесть энергетических объемов твоей ауры. Это на каждый портал! Я присвистнул. — М-да. Солидно. — Радуйся, что обратно попал. Оставшись в инферно, ты прожил бы недолго. Демоны сожрали бы тебя очень быстро. — Думаешь?— нахмурился я. — Подавились бы! — Ошибаешься, Палаэль. Ты еще способен хоть как-то противостоять одному демону средней силы, но их там много. Я уже не говорю про властителей местного инферно. Они тебя способны разделать молниеносно — сомневаюсь, что тебе удалось бы продержаться дольше секунды! Это время, требующееся на создание комплексного заклинания, или правильнее будет сказать, каскадного. На текущем этапе защититься против такого ты не сумеешь. Так что радуйся! — Да уж… — я с содроганием вспомнил происшедшее. Лечу, никого не трогаю, предвкушая разбирательства в столице, и раз… Я даже ничего толком заметить не успел, как оказался в каменной пустыне. Везде скалы и 83


камни красного цвета, как на Марсе. А подо мной нечто вроде замка, только вот его архитектура! Неправильная какая-то. Ни одной прямой линии, везде острые выступы. Не успел удивиться смене обстановки, как чувствую, что словно что-то тянет вправо. Без каких-либо захватов! Точно гравитационное поле тянет. Взглянув в этом направлении, заметил незнакомую магическую конструкцию, даже отдаленно портал не напоминавшую. Попытался рвануть в сторону, но куда там! За секунду втянуло в эту гадость, оказавшуюся все же как раз порталом… Неужели природные явления? Будь это чьи-нибудь действия — смысла в них никакого не вижу. Абсолютно! Вначале выкинули в инферно, а потом пинком назад… Опять же уровень знаний должен быть на несколько порядков выше, чем у местных. Эх-х, матушка-природа… Любишь шутить? Что ж, думаю, пора прогуляться пешком! В воздух мне подниматься сейчас было стремно. Оглядевшись по сторонам, обнаруживаю стоящего рядом Седрика, который смотрит на меня с некоторым недоумением. Как есть, озадачен нашей быстрой посадкой. Теперь по местности. Я приземлился аккурат перед развилкой дороги. Обе отходящие от нее ветви одинаковы по ширине. И в какую нам сторону, дабы попасть в Иль-Эроа? Врожденное эльфийское чутье подсказывало мне, что стоит держаться ведущей вправо. — Гхм… гхм… — прокашлялся Седрик, пытаясь привлечь мое внимание. — Что? — Позвольте вопрос? — Задавай, — разрешил я, в это время прикидывая в уме, как лучше добираться до Иль-Эроа. Не пешком же! — Перед тем как мы опустились на землю, я заметил, что мы попали в… В общем, это был не Лес. К сожалению, почувствовать всплесков магических сил не мог, так как находился внутри вашей уплотненной ауры, но подозреваю, что они были. Ведь мы прошли через порталы? Так? Какой догадливый! Объяснить? Пожалуй, да, но в выгодном для себя ракурсе — не признаваться же, что сам толком не понял, что произошло. Стыдно. — Ты прав. Мы пересекли два портала. Первый вел в инферно и являлся результатом примененных мною плетений, с помощью которых мы путешествовали по воздуху. Просто силы немного не рассчитал. — А второй? — Хм… Если скажу ему, что открыл осознанно, возникнет вполне естественный вопрос — зачем мне понадобился его портал, коли сам все умею? — Портал из инферно для меня открыли, — ляпнул я невпопад. 84


— Кто? — Седрик! Тебе не кажется, что слишком много вопросов задаешь? Седрик замолчал, изуча�� меня внимательным взглядом, потом, вздохнув, спросил: — Извините. Сейчас полетим дальше? — Нет. Мы пойдем пешком. По земле. — Зачем? Или вы боитесь вновь в инферно попасть? Но там же, по вашим словам, есть кому открыть портал обратно! — А здоровье? Вот ты думаешь, почему я до этого передвигался по земле? Мог же везде по воздуху путешествовать! Для поддержания своего здоровья нужно двигаться. — Какое здоровье? — Седрик смотрел на меня ошарашенно. — Привлечь целителей, и все! Не будет никаких проблем. Млять! Постоянно забываю, что нахожусь в мире, где главенствует магия. Пора бы уж и привыкнуть — ведь четвертый год пошел, как я здесь очутился. — Я сказал пешком — значит, пешком!!! — рявкнул я, грозно воззрившись на Седрика. — Или еще вопросы будут??? — Нет, не будут, — пожал плечами тот, нисколько не испугавшись, по крайней мере испуга я не почувствовал, в отличие от легкой усталости, отнюдь не физической, и отрешенности. — Вы умеете убедительно говорить. Я просто думал, что вы спешите, вот и… — Спешу! — буркнул я. Седрик тяжко вздохнул. — Хорошо, раз по воздуху не хотите, переживая за свое здоровье, и одновременно спешите, предлагаю воспользоваться лошадьми. — Где мы их возьмем? — Обернитесь. Последовав его совету и обернувшись, я вдалеке разглядел приближающуюся по основной дороге группу всадников, насчитывающую пятерых эльфов. Присмотревшись внимательнее, констатировал: — Все маги! — Угу, — кивнул Седрик, — пять эльфов-магов. Архимагов среди них нет. Справитесь? — Справлюсь, — подтвердил я, изучая подъезжавших. Никаких опознавательных знаков ни один из магов не имел. Вроде тоже заметили нас. Когда между нами оставалось метров пятьдесят, маги остановили коней и с хмурыми лицами принялись меня разглядывать, не обращая на Седрика ровным счетом никакого внимания. Наверняка заинтересовала моя аура, ограничивать которую я на этот раз не стал. В свою очередь, попытался «прослушать» их эмоции, но ничего не получилось. Видимо, попрятались за ментальными щитами. Так, на всякий случай. Они же не знают, какими направлениями и стихиями я владею. 85


Прикинув развитие событий в случае возникновения конфликтной ситуации, на всякий случай подготовил несколько атакующих заклинаний, подвесив эти заготовки в ауре, и укрылся своим модифицированным защитным коконом. Маги не могли разглядеть подготовленных к использованию атакующих заклинаний, надежно скрытых от чужих взглядов в энергетике моей ауры, но защитный кокон видели прекрасно. Его появление заставило их еще более насторожиться, хотя и до этого они не выглядели расслабленными. Очень жаль, что они остановились за пределами моей ауры. Хотя, надо полагать, не идиоты, чтобы в нее лезть. — Вам чего-то от нас нужно? — крикнул мне эльф, находившийся в авангарде отряда. По всей видимости, старший. — Да! Отдайте мне двух коней и можете следовать дальше, своей дорогой, — ответил я, не напрягая голосовых связок, а элементарно усилив голос магически. Эльф что-то негромко сказал своему товарищу, находившемуся рядом, тот ответил, после чего оба нахмурились. Вновь украдкой посмотрели в мою сторону, и тот, что говорил со мной, рукой постучал себе по груди. Второй кивнул и подал какой-то знак остальным. Что-то затягивают они с ответом… Не знаю почему, но в этот момент я глянул себе на грудь, в то место, куда указывал эльф, только на себе. Медальон принадлежности к правящему дому! Они поняли, кто я такой, и почему-то медлят с решением! Подняв глаза, отчетливо вижу в аурах стоящих напротив магов формируемые заклинания, большая часть которых, по всей видимости, была предназначена мне. Остальные имели ярко выраженный защитный характер. Пытаются их скрыть, спрятать в энергетике аур, но я их ясно вижу. Мятежники! А что мы имеем по текущей диспозиции? Два мага первой ступени, один имеет вторую, парочка оставшихся стоит еще ниже в магической табели о рангах. — Если мы не согласимся, предположу, что вы их попытаетесь забрать силой? — заорал эльф-переговорщик, стремясь потянуть время, чтобы товарищи имели возможность как можно лучше подготовиться и неожиданно нанести удар… Что ж… — Вы необыкновенно догадливы, — похвалил я его, и моя неожиданная ментальная атака, в которую не пожалел энергии, смяла трех из пяти эльфов, буквально швырнув их наземь, с хлещущей из носов, ушей и пустых глазниц кровью… Парочка оставшихся в живых магов, среди которых оказался и переговорщик, спрыгнули с коней и бросились по сторонам, прочь с дороги, на ходу осыпав меня самыми разнообразными атакующими плетениями, впрочем, не причинившими мне никакого вреда. Моя попытка прибить ближайшего врага очередным ментальным ударом успехом не увенчалась. 86


Он невероятным образом сумел уйти с линии атаки, каким-то звериным чутьем определив приближающуюся опасность! Один из противников оказался магом стихии земли, второй владел стихией огня. Шквал огня, бушевавший вокруг моей защиты и создавший видимость ада, правда, локального масштаба, я быстро успокоил, развеяв парочку заклинаний. А вот разошедшаяся под ногами земля стала для меня неприятным сюрпризом. Проворонил образовавшуюся магическую конструкцию у себя под ногами! Земля вновь сомкнулась, едва я с головой опустился в распахнутый зев, и если бы не защита, энергии на которую не пожалел, заранее связав с одним из своих энергоканалов, то раздавило бы меня, как букашку! Меня! Архимага всех стихий и направлений! Услышав над собой звуки продолжающегося боя, понял, что в дело вступил Седрик, весьма своевременно атаковавший врагов. — Выбирайся из ямы!!! — как сквозь вату доносится до меня его голос. — Долго не продержусь!!! — Да чтоб тебя! — зашипел я, раздосадованный постигшей неудачей, пытаясь сообразить, каким образом покинуть ловушку, не зная ни одного заклинания стихии земли. Даже не работав до этого с нею ни разу! ДА Я ВАС РАЗОРВУ!!! Выбросив над собой жгуты чистой силы и схватившись ими за поверхность земли, вырвал себя из ловушки, да так, что над землей взлетел метра на четыре. Катапульта, блин! — ГДЕ ВЫ??? — взревел, еще находясь в воздухе, одновременно пытаясь углядеть этих двух гадюк. Ага! Оттеснили Седрика, с трудом удерживающего свою защиту, и подобрались к коням, явно намереваясь удрать!!! Заметили меня и как-то затравленно смотрят, даже не пытаясь атаковать. «Вздох тьмы» — высшее заклинание темной стихии, способное превращать в пыль скалы, применяемое для уничтожения городов, только сейчас ограниченное в малой площади, составляющей всего несколько десятков квадратных метров, в один миг положило конец их стараниям. Передо мной остался большой пятак зыбкого пепла, раньше бывшего землей. — Вот вам!!! — для острастки рявкнул я, потрясая кулаком в сторону уже не существующих врагов. — А лошади? — донеслось до меня из-за спины. Седрик. — Какие лошади? — не понял поначалу я, все еще пребывая в горячке боя. — На которых ехать собирались, — пояснил тот, — ради чего этих магов и останавливали… — Млять!!! — это все, что у меня нашлось сказать на замечание Седрика. — Палаэль, а вам часто приходилось участвовать в магических поединках? — через пару терций, как бы между прочим, спросил Седрик, когда мы с ним дружно шагали по дороге, выбрав на развилке правое ответвление. 87


Я тоскливо вздохнул, задумавшись над этим вопросом. Ведь если принимать в расчет бои в астрале, то да, часто. Но поединок в том слое разительно отличается от боя в реале, так как там оперируешь, по сути, чистой энергией, напрямую видоизменяя ее по своему усмотрению. Здесь же при работе за пределами своей ауры воздействие осуществляется с помощью магических конструкций, влияющих на энергетику окружающего мира, таким образом предоставляя нужный тебе результат. — Нет, не часто, — в конце концов решил учитывать только поединки в реальном слое, — всего несколько раз. — Я так и думал, — кивнул тот, — вы берете свое грубой силой, абсолютно не полагаясь ни на тактику, ни на стратегию боя. Можно сказать свое мнение по этому поводу? Только без обид. — Да говори уж, — махнул я, в уме пытаясь прикинуть расстояние до Иль-Эроа, которое нам еще предстоит преодолеть. Пешком благодаря комуто... — У меня сложилось впечатление, что вы таких слов, как тактика и стратегия ведения боя, просто не знаете! Неужели в Академии магии Леса таких дисциплин не преподают? Хотя в этом очень сомневаюсь, посмотрев на действия последней парочки магов. Ничего не понимаю. Заклинания вы применяли, абсолютно не соответствующие логике разворачивающихся событий. И замолчал, ожидая моей реакции. — Чего ты от меня хочешь услышать? — поинтересовался я. В этот момент, запнувшись о незамеченный камень, чуть было не упал, с трудом устояв на ногах. Заскрипев зубами от пульсирующей боли в ушибленных пальцах, поднял этот камень с дороги и швырнул его в ближайшую рощу. — Вот! — воскликнул Седрик. — Видите? Вы чуть не упали! Любой другой достаточно сильный маг, не говоря уж про ваш уровень, рефлекторно подстраховал бы себя аурными щупами, опершись ими на землю! Или на тех же рефлексах создал простейшую силовую сеть, на которую и упал бы, но без ущерба для себя! Или вы не знаете, как она создается? — Знаю-знаю, — проворчал я, — на первом курсе в Академии проходили. Седрик, я не хочу сейчас обсуждать эту тему. Да, признаю, прокололся, когда кинул «вздох тьмы» в тех двоих, тем самым уничтожив и коней. На этом хватит. Не надо больше обсуждать мою смекалку и сообразительность. Резко закруглив разговор, я между тем раздумывал: почему мне не удается мыслить точно так же, как уроженцы этого мира? Способностями в магии я обладаю, да еще какими! Только одно дело этими способностями обладать, чтобы получать знания, и совершенно другое — эти полученные знания применять на практике. На занятиях все складывалось прекрасно, но там было время подумать, рассудить, как лучше сделать, и чего вообще делать не стоит. И едва у меня возникали моменты, где необходимо было срочно принимать какое-либо решение, я начинал пускать пенки, подобно великовозрастному девственнику на первом свидании с особо 88


понравившейся девушкой, которая наконец заметила и приняла его ухаживания. Только стоит ли себя осуждать за это? Фактически на адаптацию в местном обществе у меня было очень мало времени — три года жил затворником в Академии, а в Университете и трех месяцев не прошло, как пришлось срываться и догонять похитителей Рики. Особо отметил про себя, что ни в первом учебном заведении, ни во втором практических занятий по боевой магии я не посещал. В Академии сделал упор на изучении теории, на практике оттачивая лишь создание изученных плетений, особо не вникая, что и как лучше применять в поединках. А в Университете эти занятия еще не начались — по расписанию они значились во второй половине учебного сезона. Эх... Придется, чувствую, этот опыт приобретать отнюдь не в тренировочных поединках. И по бытовым заклинаниям надо себя погонять, а то вон чуть не упал, тем самым вызвав искреннее недоумение у Седрика, не понимающего, как такое может быть: архимаг, не использующий магии в простейших ситуациях, где ее применение снимет целый ряд вопросов. К примеру, проблему разбитого носа, вошедшего в плотный контакт с каменистой дорогой, если бы я всетаки не удержался на ногах... Дальше шли в молчании, которого никто из нас не стремился прервать. Никаких селений, где можно было позаимствовать коней, нам, к сожалению, пока по дороге не попадалось, хотя Лес в этих местах, насколько я припоминаю, был достаточно густонаселен. Придется поработать своими ногами, пока не дойдем до ближайшего эльфийского поселения. С одной стороны, появлялась лишняя возможность полюбоваться на красоты местного леса, чем Седрик в открытую и занимался, восторженными глазами оглядывая все вокруг, а с другой — мне надо спешить, так как мятежники, встреченные нами на таком удалении от Иль-Эроа, невольно вызывали у меня чувство тревоги. Возникал вопрос: а не охватил ли мятеж всю территорию Леса? И если это так… В общем, не стану пока думать о самом грустном. Лучше будем надеяться, что к бунту присоединились всего несколько домов, с которыми удастся разобраться быстро, не вовлекая в гражданскую войну весь Лес. С моей помощью, разумеется. Прошло около кварта, по истечении которого Седрик, предварительно обернувшись, заметил: — Палаэль! На опушку леса, с той стороны, откуда мы пришли, выехал какой-то отряд. Подождем? Мы как раз пересекли большой луг и приближались к роще, за которой исчезала дорога. — Разумная мысль, — согласился я, — посмотрим, удастся ли с этими господами договориться насчет коней. Главное, чтобы они… — Фу ты! Чуть 89


не проговорился насчет мятежников. Ведь Седрик пока не знает всех местных реалий. — Чтобы они не поступили точно так же, как и первые, нами встреченные? — продолжил за меня тот. — Я ведь так и не понял причины их агрессии! Они что, принадлежали к другой группировке, противоположной той, что поддерживаете вы? — Можно сказать и так, — вынужден был подтвердить я. — К другой. Не чурающейся силовых методов устранения противников. — И как к этому относится великий князь? — заинтересованно поднял бровь Седрик. — Скажем так — отрицательно. Резко отрицательно. Поверь, ту группировку ждет суровое наказание. — А как докажете? Неужели позволите менталистам копаться у себя в голове? — Конечно, нет. У нас есть другие способы проверки тех или иных данных, о которых тебе неизвестно. — Хорошо, это ваши внутренние дела, — покивал он, — только сейчас рекомендую вам спрятать медальон и не показывать до тех пор, пока не станет ясно, кто перед нами — враги, друзья или нейтральная сторона. Предыдущие маги атаковали нас как раз тогда, когда им удалось разглядеть ваш медальон. Насколько понимаю, на нем изображен символ вашего дома? — Да… — Подтвердив догадку Седрика, я спрятал означенный предмет под одежду, тем самым согласившись с его доводами: пока не стоит неизвестным знать, к какому из домов принадлежу. Сначала выясним, к какой из сторон принадлежат они сами. И ауру сверну до соответствия шестой ступени развития. — Если уж решили маскироваться, — покосившись на меня, сказал Седрик, — то и меня неплохо было бы выдать за эльфа. А то, возможно, будет много ненужных вопросов. — Ты владеешь техникой построения иллюзий? — удивился я. — Я — нет. Но вот вы владеете ею наверняка, поскольку маг воздуха, да еще такой силы. — Хм… Верно. Но ведь маги воды тоже могут маскироваться, накладывая тонкие водные слои и придавая им нужный цвет! — Вы совершенно правы. Но такой уровень мастерства подвластен разве что лишь архимагам стихии воды, к коим я не отношусь. Палаэль, если вы все-таки решите накинуть на меня иллюзию, то рекомендую поторопиться! Еще чуть-чуть — и маги приближающегося отряда заметят все ваши действия с привлечением магической энергии. Бросив взгляд в сторону замеченного нами отряда всадников, который уже полностью показался из-за деревьев, выехав на открытый участок луга, я с помощью простейших действий с силовыми линиями воздуха видоизменил внешность Седрика, и сейчас передо мной стоял самый настоящий эльф. Длинноухий, светловолосый. Я когда-то с этим эльфом, не знаю его имени, 90


учился в стенах Академии, правда, на разных курсах. Он обычно сидел в обеденном зале Академии неподалеку от нашей компании. Все? Нет, еще скорректируем показатели ауры, сделав их по своему подобию, так как ауры людей и эльфов имеют отличия, причем довольно значительные. — Готово, — оповестил я Седрика, — сейчас никто в тебе не признает человека. — Эх… — деланно расстроился он, — зеркала мне не хватает! Может, пока те едут, сделать его из воды успею? — Потом на себя полюбуешься, — отрезал я, — нечего преждевременно настораживать потенциального противника! — Их достаточно много, — глазами Седрик указал на приближающуюся группу, — и большинство из них, насколько могу разобрать с этого расстояния, маги! Уверены, что справитесь? — Тут он спохватился, видимо вспомнив наш проход через границу. — Хотя о чем это я. Конечно, вы справитесь! Только на меня, если что, заранее накиньте ту защиту… Которая на основе темной стихии. Я ведь могу и не пережить, в отличие от вас, вздумай они атаковать. — Много? Всего пятьдесят эльфов. А вот насчет магов… здесь, пожалуй, можно расстроиться. Магами являются все члены отряда! — констатировал я, внимательно оглядывая приближающихся эльфов, — По поводу защиты не волнуйся. Не в моих интересах твоя преждевременная смерть. — Спасибо, — слабо улыбнулся Седрик, — Можно последний вопрос? — Задавай, — разрешил я. — Что ты сделал перед тем, как свернуть ауру? — А-а-а… это… Ментальный посыл родным, в котором сообщил о своем скором прибытии. Благо расстояние позволяет, хотя из-за наличия блокировки могу это сделать только в отношении кровных родственников. — Какой блокировки? — сразу заинтересовался он. Командир десятой боевой группы магов дома Изумрудного Клинка магесса пятой ступени развития Виоэль Раздавшийся тихий свист заставил всех насторожиться. Он означал, что представители идущей впереди группы заметили что-то необычное, но пока не отнесли к разряду потенциально опасного. В последнем случае свист был бы несколько другим. Колонна заметно замедлила свой ход, пока не останавливаясь. Авангард явно более детально изучал возникшее препятствие на предмет угрозы. К сожалению, мне не видно было, что же заставило их насторожиться. — Интересно, что это? — заинтересовался Ратиль, поглядывая то на меня, то на спины эльфов из едущего впереди отряда.

91


— Мне тоже. Ратиль, ты за старшего, а я поеду вперед, посмотрю, в чем там дело. — После чего, пришпорив коня и выехав на обочину дороги, поскакала к головной группе. Шестой в иерархии боевых групп дома. По пути ко мне присоединились командиры восьмой и девятой групп. Командир седьмой решил не ехать, горделиво промолчав на мой вопросительный взгляд. Ну и хорг с ним! Все никак не может принять того факта, что командиром десятой группы назначили меня — недавнюю выпускницу Академии, в то время как он шел до своей должности лет двести. Хотя в открытую высказываться по этому поводу опасается, прекрасно понимая, что в данном назначении без вмешательства высших руководителей дома дело не обошлось. А это, в свою очередь, означает, что я с кем-то из них контактирую. Тем н�� менее, он не смог опустить этого момента и решил объявить мне молчаливый бойкот. Поравнявшись наконец с командиром шестой группы эртсином Габриэлем, я не заметила впереди ничего такого, ради чего стоило подавать сигнал повышенной готовности. — Их всего двое! — раздался возглас справа от меня, принадлежащий командиру восьмой группы. — Оба приблизительно шестой ступени развития. Что ты узрел необычного, Габриэль? Если вздумают противиться вопросам, уничтожим как потенциальных мятежников! Я вновь принялась всматриваться вперед, так как, к своему стыду, вообще никого не заметила. Скользнув более внимательным взглядом вдоль дороги и упершись в зеленеющие рощи на противоположном конце большого луга, по которому мы сейчас ехали, вновь ничего не усмотрела! И лишь когда перешла на магическое зрение, разглядела вдалеке, приблизительно в полутора эханах от нас, у самой обочины дороги, две тусклые ауры. Соразмерив расстояние до них и их величину, тоже пришла к выводу, что обладатели аур имеют где-то пятую-седьмую ступень развития. — Тут такое дело, — задумчиво процедил Габриэль, пристально вглядываясь в сторону той парочки, почему-то показавшейся ему подозрительной, — когда только выехал на открытое пространство, я четко увидел гигантскую энергетическую сферу, внешне весьма напоминавшую ауру. И не успел толком к ней присмотреться, как она пропала, а на ее месте оказались двое магов, которых вы сейчас и видите! Вот я сейчас и размышляю, что бы это могло быть и какую угрозу это явление может в себе таить. — Артефакт? — предположила я, переведя взгляд с далекой парочки неизвестных магов на Габриэля. — Тоже пока так думаю, — согласился он со мной, — на какой-то магический ритуал не похоже, поскольку в этом случае на непродолжительное время должны были остаться эманации Силы. А их нет.

92


— А почему вы не думаете, что один из них просто свернул свою ауру? — задал всем вопрос командир девятой группы, эртсин Зилиоль. — Маги ментала играючи это делают! Габриэль на него посмотрел несколько снисходительно, отрицательно покачав головой. — Очень сомневаюсь, что любое существо может иметь ауру, даже по объему подобную той энергосфере, что я успел заметить, прежде чем они ее убрали. На этом предлагаю пока прекратить обсуждение — все равно ничего толком ясно не будет, пока не подъедем поближе. Не доезжая этой парочки, я подам сигнал для построения в боевой порядок на открытом пространстве. Для действий против одиночных целей. — Приближаться к ним в боевом порядке? — удивилась я, поскольку это означало одно: Габриэль все-таки решил воспринимать их как угрозу пяти группам! Такого мы не делали ни разу, пока следовали от полигона дома! Вплоть до этого самого места. Хотя на пути нам попались три группы мятежников, численностью от десяти до двадцати бойцов, из которых, как правило, треть была магами. И ничего, разобрались с ними быстро, без потерь с нашей стороны. А здесь… — Да! — командир шестой группы скосил на меня взгляд, резко ставший пронзительным. — Эртсин Виоэль, вы хотите оспорить мой приказ? — Нет. Я просто выразила свое удивление! — Виоэль! Я давно руковожу своей группой. Очень давно. С тех пор, когда ты еще не видела крон родного древа у себя над головой. И за это время у меня была возможность выработать свое чутье на опасность. И если до этого оно молчало, даже когда мы сталкивались с теми отрядами мятежников, то сейчас оно буквально кричит мне, чтобы я убирался отсюда, объехав ту парочку дальней дорогой! Поэтому повторяю свой приказ: по моей команде построение в боевой порядок! Дальше, думаю, подсказывать ничего никому не надо. — Мы услышали тебя, Габриэль, — сказав это, эртсин Зилиоль направился к своей группе. Я последовала за ним. — И что там? — обратился ко мне Ратиль, когда я присоединилась к нему, поехав во главе группы. — Заметили неизвестных магов, в количестве двух штук. Габриэля они насторожили. — Штук? — улыбнулся Ратиль. — Теперь возможных противников измеряешь исключительно штуками? И что, эти маги настолько сильны, что заставили испугаться Габриэля? — Я бы сказала — насторожиться. Так будет правильнее. Кстати, это еще не все! По его сигналу мы должны будем перестроиться в боевой порядок, в котором и подъедем к неизвестным. Ратиль изумленно присвистнул. — Не испугался, говоришь? Там архимаги? 93


— Да какое там… — я раздраженно махнула рукой, — оба пятой-седьмой ступени! Просто нашему Габриэлю показалось, что он увидел какую-то энергетическую сферу. Вот и страхуется, предполагая, что у магов есть мощный артефакт пока неизвестной направленности. — Хм… — поджал губы и слегка нахмурился Ратиль. — Если это так, то он, безусловно, прав. Лучше подстраховаться заранее. Через несколько терций раздался свист, обозначавший команду к перестроению из походного порядка в боевой для действий против одиночного противника, после чего шестая группа замедлила свое продвижение по дороге. Седьмая и восьмая съехали с дороги по левую сторону, слегка при этом ускорив коней, девятая и десятая группы — по правую. Этот тип построения предполагал охват цели полукругом. Полностью окружать строго воспрещалось, так как в этом случае возникала опасность поражения выпущенными заклинаниями своих же соратников. Только сейчас мне удалось рассмотреть возможных противников. Их, как мы изначально и предполагали, было двое. И если лицо первого мне ни о чем не говорило, то второе было очень даже знакомым! Да это же князь Палаэль! Уже было хотела податься вперед, но брошенный им взгляд, прошедшийся вскользь по моей группе, буквально приморозил к тому месту, где успела остановить коня. Глаза!!! У того Палаэля, которого я знала, глаза были зеленые, а у этого — глубокого синего цвета, как у того озера, спрятавшегося в предгорьях хребта, на берегу которого мне пару раз доводилось стоять. Без белков! Да к тому же создавалось невероятное ощущение, что эти глаза словно подсвечивались изнутри каким-то холодным светом того же оттенка. И кожа! Она тоже как будто слегка светилась, создавая ощущение нереальности происходящего. Эльф ли это вообще? Или какая другая сущность приняла обличие перворожденного для своего посещения Эриона? Не может быть это существо князем Палаэлем! Или же это он и есть? Может, цвет глаз и оттенок кожи изменились в результате какого-то магического эксперимента, коих много проводил в стенах Академии? Как бы то ни было, я вынуждена была признать правоту Габриэля, приказавшего приближаться к этим магам в боевом порядке. — Вы кто такие? — крикнул Габриэль, когда все пять групп остановились, заняв установленные порядком позиции. Краем глаза замечаю, что все маги уже сделали заготовки заклинаний, в отличие от меня, подвесив их в своих аурах. — Нам нужны два коня, — спокойно ответил эльф с синими глазами, смерив Габриэля холодным взглядом. И уже тише добавил: — И вы их нам дадите. — От его шепота, усиленного с помощью магии, у меня по спине побежали мурашки. И скорее всего, не у меня одной. Конь Габриэля, который подъехал к неизвестным поближе, чем все остальные, попятился назад, не принуждаемый к этому своим хозяином! Габриэль остановил его, натянув узду, одновременно пристально вглядываясь в спокойно стоящего 94


эльфа. Неожиданно мой взгляд зацепился за напарника этого синеглазого. С удивлением про себя отметила, что он нервничает не меньше нашего, поглядывая то на нас, то на своего спутника. В этот момент я случайно излишне сильно натянула повод, и конь недовольно заржал, самым наглым образом нарушив относительную тишину, наступившую после слов синеглазого мага, тем самым привлекая внимание окружающих к себе и к своей хозяйке. То есть ко мне! Я застыла под скрестившимися на мне взглядами, стараясь напустить на себя вид грозной воительницы и заставив себя посмотреть прямо в эти пугающие синие глаза. — Виоэль??? — раздавшийся в голове возглас заставил меня вздрогнуть и захлопать глазами. У меня же был ментальный щит, выставленный заранее! — Да-а-а… это я… — проблеяла в ответ, одновременно наблюдая, как синеглазый, не спуская с меня глаз, вдруг улыбнулся и подмигнул! — Стало быть, передо мной боевые группы дома Изумрудного Клинка? — Да, — это все, что у меня нашлось сказать. Окружающие заметили и улыбку мага, и его подмигивание. И все сослуживцы, включая Габриэля, вопросительно уставились на меня, при этом стараясь держать незнакомцев в поле своего зрения. — Палаэль? — не знаю почему, решила уточнить у… незнакомца? — Ты издеваешься? Три года общались! Не прошло и четверти учебного сезона с тех пор, как я уехал, а меня не узнают собственные друзья! Как это называется? — Э-э-э… У тебя глаза… не такие… — В смысле? — Палаэль, а это был именно он, в чем после нашего ментального диалога была абсолютно уверена, с недоумением посмотрел на меня. — Они синие!!! А когда в последний раз тебя видела, были зеленые! И кожа светится! Брови Палаэля изогнулись, выразив крайнюю степень удивления. — Э-э-э… — заблеял уже он, — не знал! — Палаэль закрыл глаза на пару тим, а когда их открыл, глаза были уже прежнего зеленого цвета. И кожа светиться перестала. — Так лучше? — Не-э-э! Так привычнее. А лучше было, когда глаза синие и кожа светилась. Красивее! — Тебя не поймешь! — возмутился Палаэль. — То не так, и этак тоже не так! — Гхе, гхе! — нарочито сильно прокашлялся Габриэль, хмуро посматривая то на меня, то на Палаэля. — Эртсин Виоэль! Вижу, вы ментально общаетесь со своим старым знакомым? Не хотите ли вы нас представить друг другу? Я встрепенулась, вспомнив о том, что не одна с Палаэлем здесь нахожусь, и, мотнув головой по сторонам, обнаружила недовольные взгляды магов 95


боевых групп, обращенные на меня. Уже открыла было рот, чтобы объяснить окружающим, кто же это встретился нам на пути, но меня перебил Палаэль: — Виоэль, позволь я сам представлюсь. — С этими словами он полез к себе за пазуху и вытащил на всеобщее обозрение медальон, при виде которого все присутствующие дружно попрыгали с коней и преклонились перед представителем правящего дома. — Я князь Палаэль из Великокняжеского дома Алмазной Короны, — официальным тоном представился Палаэль. — Приветствуем вас, ваше высочество, — выпрямившись, поприветствовал его Габриэль. — Я — эртсин Габриэль, командир сводного отряда из пяти боевых групп магов дома Изумрудного Клинка. Можете располагать вверенными мне силами. — Благодарю вас, эртсин Габриэль, — кивнул князь, — за ваше предложение, но вынужден отказаться. Я спешу в Иль-Эроа, и все, о чем попрошу, — это выделить мне двух коней. Смотрю, у вас имеются в наличии свободные кони, используемые в качестве перекладных. — Это самое малое, что мы можем для вас сделать, ваше высочество! Позвольте мне предложить вам нас в качестве сопровождающего отряда? — А как же интересы дома? — участливо спросил Палаэль. — Они при этом никак не пострадают, ваше высочество, так как мы тоже пробиваемся к столице. Хотя даже если бы и пострадали… Дом бы не осудил. Думаю, вы знаете про мятеж. И при этих обстоятельствах обеспечение безопасности представителей семьи великого князя является обязанностью любого подданного Леса, если, конечно, данный подданный не относится к мятежникам. — Что ж, — краешками губ улыбнулся князь, — в таком случае не откажусь от вашего предложения. Кто-то из магов подвел коня, взяв которого за узду, Палаэль вскочил в седло. Его спутнику тоже выделили одного из свободных коней. — Виоэль, составишь компанию? — это уже вопрос ко мне. — Конечно, Палаэль! Я так рада тебя видеть! И… — и осеклась, глядя на вылезающие из орбит глаза окружающих, находящихся в шоке от моего столь свободного обращения к сыну великого князя. Палаэль тоже заметил реакцию окружающих, ехидно улыбнулся и, перевесившись со своего коня, взял меня за руку (!). После чего пришпорил своего коня, таким образом увлекая за собой. — Ну, что ты как не родная! Смущаешься, будто не с тобой три года за одним столом сидели! — громогласно продолжил он. — Лучше расскажи мне, как там конт Истамирэль и конт Тилиэль, наследник дома Зеленого Папоротника? — последнее добавил явно для окружающих. — Эх… — вырвалось у меня, глядя на открытые рты и круглые глаза всех присутствующих, кто расслышал слова Палаэля. А расслышали все… За время учебы в Академии я привыкла к столь фривольному общению со стороны высших аристократов, но вот все остальные не ожидали услышать 96


таких фраз от сына великого князя. Кстати, одно время я сильно подозревала, что такое общение является неуважением ко мне, проявляемым с их стороны. Пока в Академию не приехала родная сестра Истамирэля с целью навестить своего брата. Вот тогда поняла, что общение со мной было как с равной. Только еще вежливым! Как она орала на бедного брата! Со мной разговаривала, как с ближайшей подругой. Но вот со всеми остальными, стоящими ниже по статусу, общение было подчеркнуто вежливым и чрезвычайно холодным. Если вообще было это общение. — Надеюсь, вы не обижаете леди Виоэль? — вопрос Палаэля адресовался Габриэлю. — Леди? — пробормотал тот. — Нет, что вы… А теперь-то уж и подавно никто… — Прекрасно! — кивнул Палаэль. — Ну, рассказывай, как вы тут без меня? — это опять ко мне. Зачем??? Зачем он так? Теперь меня, вместе с моей группой, при любой малейшей опасности отсылать будут от нее подальше!!! Просила же Истамирэля ничего никому не говорить — так нет же! Палаэль вылез!!! Иль-Эроа. Древо СБ Леса — Как это произошло? — Побледневший от ярости глава СБ Леса эртдан Зиосиль, в попытке хоть как-то успокоиться сжимая и разжимая кулаки, сузившимися глазами смотрел на своего помощника, принесшего дурную весть, выбившую эртдана из равновесия. — Нападение на подвальные помещения Древа Страданий со стороны группы неизвестных, предположительно из числа мятежников. Охрана не смогла оказать достойного сопротивления из-за наличия у нападавших архимага-ментала, который, обойдя защитные амулеты, смог нейтрализовать почти всех охранников. Такое развитие событий стало возможным после снятия почти всех магов поддержки охраны Древа Страданий. — Этих магов снял я, — постепенно успокаиваясь, признал Зиосиль. — После физического устранения мятежниками нескольких представителей нашего дома, занимающих на тот момент руководящие должности в СБ и армии, мне ничего другого не оставалось, кроме как задействовать для охраны наших эльфов на таких постах всех доступных бойцов и магов. Или я был не прав, Вилриал? — Ты был совершенно прав, Зиосиль, — помощник перешел на неофициальный тон. Он наедине мог себе это позволить, являясь родичем Зиосиля, да к тому же они с ним были примерно одного возраста. — Если бы ты не пошел на такой шаг, то половину нашего дома к этому моменту уже наверняка вырезали бы. Из тех эльфов, что сейчас в Иль-Эроа. 97


Зиосиль прошел из одной стороны кабинета в другую, потом обратно, размышляя над последними событиями, пока складывающимися не в его пользу. Вилриал, постояв немного и не дождавшись приглашения присесть, прошел к столу самостоятельно и уселся на один из гостевых стульев, стоящих напротив стола хозяина кабинета. — Надо было уничтожить его сразу, как только появилась такая возможность, — озвучил свои мысли Зиосиль. — Промедлили, решая, где и как можно его еще использовать, — и вот! Дождались! Его освободили. — Зиосиль, меня заботит мысль — зачем герцог Рамуэл мог понадобиться мятежникам? Мы, конечно, нашли на месте схватки знак одного из восставших домов, но сейчас я раздумываю — а не вмешалась ли тут иная сила? — Например? — Ну… Великий князь и его окружение. Им могли поступить сведения, доказывающие невиновность герцога. Если это так… — Исключено. Историю, доказывающую вину Рамуэла, мы подвели грамотно. Сейчас, когда мы устранили всех лишних эльфов, способных пролить свет на некоторые несоответствия, вскрыть истину невозможно. И к тому же, узнай Исиль правду, мы бы сейчас с тобой здесь не сидели, а были бы на месте недавнего обиталища герцога. Сам понимаешь, при противостоянии на два фронта мы долго не продержимся. — Долго не продержимся? — скептически поднял бровь Вилриал. — Нас и преданных нам эльфов уничтожат в течение кварта! Зиосиль, а с другой стороны, чем нам, собственно, может угрожать освобождение Рамуэла, если, как ты говоришь, все улики уничтожены? Наоборот! Получается, один предатель был освобожден другими предателями, и доказать свою невиновность после этого герцогу не удастся! Пусть даже он сдастся великому князю — это ровным счетом не будет ничего значить, поскольку архимаги ментального направления, кои присутствуют среди мятежников, могли подчистить ему память, удалив все ненужные воспоминания. Это я так, гипотетически. Сейчас, если даже Рамуэл попадет к Палаэлю, обретшему невероятное могущество, мы будем ссылаться на этот факт — дескать, подчистили ему мозги, вот вы ничего, князь, и не видите. — Твои слова разумны, — задумался Зиосиль, потом, вздохнув, добавил: — Тем более что сделать что-то мы сейчас не в состоянии. К слову, о неожиданном могуществе Палаэля. Знай я о нем раньше — игра была бы построена совершенно иначе, теперь придется серьезно корректировать дальнейшие планы, выстраивать новые цепочки вероятных событий… Я предусмотрел возможность мятежа, вызванного моими действиями, во время которого хотел избавиться от Исиля и вину возложить на бунтующие дома, но никак не брал в расчет Палаэля, надеясь устранить его еще в империи. Сейчас вижу, насколько ошибался. Хотя была у меня надежда, что Палаэль сюда не доберется. 98


— Ты насчет призыва, совершенного мятежными магами, который мы засекли? — Да, о нем самом. Только, к сожалению, чутье мне подсказывает, что это был бесполезный шаг с их стороны. Не спрашивай, я не знаю почему. Просто чутье. — М-да, — взгляд Вилриала, устремленный на Зиосиля, стал колючим. — Еще хочу кое-что добавить. Маги нашего дома в один голос говорят, что, обладая такой силой, которую им удалось рассмотреть в астрале, Палаэль может взломать любой ментальный блок. Ты понимаешь, к чему я клоню? Мы втянули дом в те интриги, которые способны привести к его уничтожению. — Понимаю, — кивнул Зиосиль. — На случай появления подозрений относительно меня со стороны Исиля я принял необходимые меры, чтобы наш дом остался ни при чем. Пострадаем только я и те представители дома, которых я уже втянул в игру. И то насчет последних сомневаюсь, потому что подоплеку всех назначений знаем только мы с тобой. Так что уходить, в случае чего, будем вместе. Конечно, все равно дом попадет в немилость на довольно длительный срок, но это лучше, чем он канет в небытие. Передай главе, чтобы не переживал, — Зиосиль выразительно посмотрел на собеседника, дав таким образом понять, что разговор завершен. Вилриал встал со стула и направился к выходу. Перед дверью остановился и, обернувшись, добавил: — Нелегко менять цели, когда маховик событий уже раскручен. Будем надеяться на лучшее… Лес. Княжеский дворец Группа эльфов, стремительно идущая по коридорам дворца, по большей части представленная рейнджерами, которые все, как один, имели ранг мастера меча, и в меньшей своей части — магами, сопровождала высокого эльфа, одежда которого была вся изорванной, а кое-где на ней даже виднелись следы запекшейся крови. Все обитатели дворца, попадающиеся по пути этой группе, сразу прижимались к стенам, освобождая дорогу. Миновав ряд коридоров и несколько залов, группа приблизилась к апартаментам великого князя. Здесь им путь преградили три гвардейца, за спиной которых стояли два мага. Группа остановилась, и вперед выступил эльф, облаченный в стандартный походный балахон мага. — Архимаг Ситиль, — коротко представился он, хотя стоящие напротив гвардейцы с магами и так признали его, — мы идем к великому князю. Он ждет нас.

99


— Господин архимаг, — отозвался старший из гвардейцев, даже не подумав освободить дорогу, — вы же знаете установленный порядок аудиенций великого князя в период военного времени. Ситиль, поморщившись, оглянулся и жестом попросил подойти того самого эльфа, которого сопровождал отряд. Тот растолкал рейнджеров, не успевших освободить ему дорогу, и встал перед гвардейцами, рядом с архимагом. — Установленный порядок, — под нос проворчал Ситиль, и, повысив голос, добавил: — доложите великому князю, что мы выполнили поставленную задачу и освободили герцога Рамуэла. — Сейчас доложу о вашем прибытии, — старший из гвардейцев охраны внимательно посмотрел на герцога, после чего развернулся и исчез за дверью, ведущей в апартаменты Исиля. Ситиль с Рамуэлом замерли в ожидании, затянувшемся на пару терций, по истечении которых гвардеец вышел и знаком пригласил их пройти внутрь. Дальше архимаг с герцогом пошли вдвоем, оставив остальных эльфов группы дожидаться их на посту охраны. Миновав еще один зал, они зашли в рабочий кабинет великого князя и застали его в компании нескольких глав домов и тройки архимагов. — Проходите, — приказал Исиль остановившимся в дверях Рамуэлу и Ситилю, не отрывая глаз от Наблюдательного Шара, стоящего по центру стола, — занимайте свободные места. Те переглянулись и прошли внутрь помещения, к столу, за которым свободных мест не нашлось. Оба нахмурились и остались стоять, на что никто из присутствующих не обратил никакого внимания — оно было целиком сосредоточено на Шаре, показывающем одну картинку за другой, собираемых им с остальных Шаров, спрятанных в различных точках ИльЭроа. — Все! Начинается! — выдохнул глава дома Изумрудного Клинка. — У меня уже в этом никаких сомнений нет. Мятежные дома пошли ва-банк! — Им ничего другого делать не остается, — вглядываясь в мелькающие картинки, чередующиеся с большой скоростью и выхватывающие скопления вооруженных эльфов в разных районах столицы. — После того как мы опровергли их информацию о гибели Палаэля, они не рискнут дожидаться его прибытия. Тем более что в последнем сообщении, полученном от него по каналу ментальной связи, он оповестил меня, что приближается с большим отрядом магов. — Ваше величество, позвольте поприветствовать вас! И простите, что вмешиваюсь в разговор, но вы не могли бы пояснить суть происходящих событий? — Рамуэл перевел взгляд с Шара на Исиля, в надежде услышать наконец, что же изменилось за то время, которое он провел в заточении. — Хм… Приветствую, Рамуэл, — великий князь словно только что заметил присутствие герцога. — Как ты? Все нормально? 100


— Более чем, — наклонил голову тот, — благодарю, что не забыли обо мне в свете происходящих событий, которые, как вижу, понеслись точно ураган по водной глади, не встречающий препятствий. — Верно подметил, — согласился Исиль, — события действительно развиваются стремительно! — К счастью, мы предвидели такой вариант и поэтому заранее к нему подготовились, — не удержался от комментария глава дома Зеленого Папоротника герцог Адриаль, — собрав большую часть сил к центру столицы. Так же поступили и бунтующие, оголив окраины Иль-Эроа, благодаря чему стала возможной отправка гонцов за подкреплениями. — Но они тоже получили возможность поступить точно таким же образом! — воскликнул Рамуэл, поочередно смерив изумленным взглядом Адриаля и Исиля. — Вы не забыли случаем, что основные силы мятежных домов находятся неподалеку от столицы, только и дожидаясь сигнала к действию? Они придут им на помощь гораздо раньше, чем подкрепления из наших домов и других, лояльных великому князю, доберутся до Иль-Эроа. — На сей раз иного выбора у нас не было, — вступил в разговор архимаг Алинур, начав отвечать на вопрос бывшего главы СБ Леса. — Не пойдя на такой шаг, мы не продержимся долго против консолидированных ударов со стороны мятежников, наносимых с разных направлений. А сейчас, уйдя в глухую оборону, имеем неплохие шансы выстоять даже в случае подхода основных сил взбунтовавшихся домов. — Есть карта расположения наших боевых групп? — спросил герцог у собравшихся. — Да, конечно. — Присутствующий здесь же архимаг Достамионииль провел рукой над столом, после чего стол засветился и над ним появилась уменьшенная проекция столицы, аккурат вписывающаяся в габариты поверхности столешницы. — Вот, — начал он пояснять, — красные фигурки означают бойцов противника, бордовые — его магов. Наши силы обозначены зеленым и синим цветами. Бойцы и маги соответственно. Внимательно приглядевшись к карте, по которой передвигались, точно живые, фигурки эльфов различных цветов, Рамуэл ткнул пальцем в одно из Древ, расположенное неподалеку от центра столицы. — Дом Светящихся Мотыльков оставили без прикрытия? И что это за черные да серые эльфы, собравшиеся вокруг этого Древа? — Да, оставили без прикрытия, — очень нехорошо улыбнулся великий князь, и от этой улыбки все собравшиеся невольно поежились, прекрасно зная, что ничего хорошего она не сулит. — Эртдан Зиосиль собрал вокруг своего дома все силы, до которых только смог дотянуться, не вызывая моих подозрений. Количество собравшихся туда бойцов и магов ты можешь наглядно оценить. Они обозначены как раз теми цветами, насчет которых ты спросил. Не сделай он этого — твоего освобождения из заточения, скорее всего, не удалось бы осуществить. 101


Герцог Рамуэл обвел задумчивым взглядом всех собравшихся и вновь обратился к Исилю: — Они в курсе? — Да. Еще позавчера рассказал доверенному кругу эльфов о выявлении факта предательства со стороны Зиосиля. — Что мешало нам сразу покончить с предателем? — негромко спросил Адриаль, всегда отличавшийся излишней прямолинейностью, порой мешавшей ему в делах. Но именно за эту черту его ценили друзья, поскольку он всегда предпочитал сказать правду, какой бы она ни была, не разводя хитрых интриг. Этот же факт немало способствовал появлению у дома новых недругов, молча дожидающихся ослабления дома Зеленого Папоротника. — За свою измену он должен ответить! Зачем с ним надо было разыгрывать партию? — Я же объяснял! Иначе у нас не было возможности выявить всех эльфов, сотрудничающих с ним, — поморщился великий князь. — Сеть оказалась на удивление обширной и затронула некоторые другие дома. — Дали ему возможность усилиться, — ответил на это Адриаль. — Он же поставил на ключевые руководящие места своих доверенных! — И что? Поставил, — скривился Рамуэл, недовольный недогадливостью герцога. — Только половину этих ставленников благополучно устранили мятежники, тоже недовольные его усилением. И поверь, штурмуя дворец, они попытаются одновременно покончить и с Зиосилем, в надежде раскоординировать, как они полагают, действия армии и СБ, спешащих в Иль-Эроа. А затем рассчитывают спихнуть на него всю вину за гибель великого князя, если это им удастся совершить. — Началось!!! Они пошли на приступ!!! — воскликнул Достамионииль, все это время следящий за картинками в Наблюдательном Шаре. С небольшим запозданием смена обстановки отражалась и на карте столицы, раскинувшейся над столом. Все внимание собравшихся переключилось на карту и Шар. Великий князь и главы домов взялись за разговорные амулеты, изготовленные магами дома Светлого Тюльпана и способные действовать в условиях блокировки эфира, старательно поддерживаемой конфликтующими сторонами. Сборный отряд мятежных Домов Норий Д’Тиль еще раз посмотрел в вечереющее небо, опустил глаза и огляделся по сторонам. Его взгляд выхватил приближающуюся фигуру Лапиила, мастера меча, командовавшего данным отрядом. Маги, естественно, подчинялись Норию. — Мы готовы выступить, — доложил Лапиил, остановив��ись в нескольких шагах от архимага, — ждем сигнала от вас. 102


Норий Д’Тиль несколько раз глубоко вздохнул, таким образом настраивая себя на предстоящий бой, затем еще раз посмотрел на многочисленную группу магов, в молчании дожидавшихся от него все того же сигнала, и громко скомандовал: — Вперед!!! В большой вооруженный отряд, ставший главной ударной силой Несогласных Домов, как они сами себя называли, вошли лучшие бойцы и маги, какие имелись у представленных здесь домов. Сбор такого отряда стал возможен благодаря привычке всех глав домов держать лучших представителей неподалеку от себя, а поскольку сами предпочитали жить в своих столичных резиденциях… К величайшему сожалению Несогласных, противоположная сторона имела точно такие же привычки, и потому где-то там, на подходах к княжескому дворцу, их поджидало подобное подразделение, выставленное другой стороной. Авангард состоял из мечников, коих насчитывалось несколько тысяч, большая часть которых была мастерами меча. За ними шли лучники, держа на изготовку луки и готовые в любой момент послать смертоносную стрелу в сторону врага. На все стрелы были наложены специальные заклинания, позволяющие пробивать магическую защиту противника и сеять смерть не только среди обычных бойцов, защищенных амулетами, но и выбивать вражеских магов. Не самых сильных, конечно — те были способны удержать защиту под сплошным потоком подобных стрел, — но для магов, стоящих до третьей ступени развития, плотный обстрел таил в себе большую опасность. Последними шли маги, заранее подготовившиеся к тяжелому бою, в котором предстояло не только вести противоборство с магами противника, но и постараться максимально защитить от их воздействия своих бойцов, сочетая это с попытками нанести наибольший урон мечникам и лучникам противоположной стороны. По мере приближения к центру столицы к отряду присоединялись все новые группы вооруженных эльфов, раньше осуществлявшие в этих местах патрулирование. — Господин архимаг! — рядом с Норием как будто из воздуха материализовался Лапиил, славящийся своим умением незаметно подкрадываться, которое с годами вошло у него в повседневную привычку. — Вновь прибывшие докладывают о большом скоплении вооруженных эльфов противника, среди которых имеется множество магов. Последние, пользуясь близостью защиты дворца, под прикрытием которой они наверняка расположились, способны остановить наше продвижение. Не стоило ли нам подождать, пока не прибудут подкрепления? — Защита дворца не создавалась для ведения боя, — отстраненно пояснил ему Норий, — она пассивная и охватывает участок земли вокруг себя всего на несколько эрдов. Сам понимаешь, что большое количество эльфов не в состоянии уместиться на нем. Спрятаться внутрь они не могут, прекрасно понимая, что в таком случае мы наделаем в этой защите множество дыр, 103


залатать которые они не смогут, так как это не предусмотрено самой структурой защиты, когда она находится в активном состоянии. Наша задача — до прихода подкреплений уничтожить как можно большее число противников. Здесь у нас есть преимущество в количественном соотношении, если брать в расчет только магов. Как только подойдут подкрепления, так мы сразу начнем активный взлом защиты дворца. Между тем отряд прошел значительную часть пути, и дорога, совершив очередной поворот, огибающий Древо — резиденцию какого-то из Домов, — вывела их на длинный прямой участок, по бокам которого возвышались точно такие же Древа, как и то, которое они только что обогнули. Своим противоположным концом участок прямой дороги упирался в площадь, располагающуюся перед громадой Великокняжеского Меллорна. Обычно пустая, украшенная диковинными растениями и несколькими фонтанами, эта площадь являлась гордостью всего Иль-Эроа, справедливо занимая одно из главных мест среди достопримечательностей столицы. Однако сейчас не было видно ни растений на ней, ни фонтанов из-за огромного количества собравшихся здесь эльфов. — Много их, — пробурчал Лапиил, вглядываясь в застывших бойцов врага, — нужно было дождаться подкреплений, и тогда ударили бы сразу с нескольких направлений. — У нас нет времени на ожидание, — все так же отстраненно пробормотал Норий, в ауре которого поплыли заготовки различных плетений, — он уже на подходе. — Кто он? — не понял Лапиил, с вопросом в глазах уставившись на мага. — Лапиил, хватит вопросов, — поморщился Норий, — лучше сосредоточь свои мысли на предстоящем сражении! Это единственное, что тебя должно сейчас заботить. Тот кивнул и так же незаметно, как и появился, исчез из поля зрения архимага. Когда расстояние между противниками осталось примерно в два эвана, Норий взмахнул рукой, и тотчас, повинуясь его жесту, над основной частью отряда, идущей по дороге и ее обочине, появился защитный купол. Остальные бойцы, что шли немного в стороне от дороги параллельным курсом, между Древ, активизировали индивидуальные защитные амулеты, заранее всем выданные магами. Точно такой же купол появился и над рядами противника. Расстояние сократилось до полутора эванов… чуть более эвана… две трети эвана… Лучники остановились и выпустили в сторону противника тучу стрел, в магическом зрении горящих ярким огнем от заложенных в них заклинаний. У всех магов разом создалось ощущение, что это огненная река устремила свои воды к рядам сторонников великого князя. И навстречу еще не опустившемуся потоку устремился другой, пылающий в магическом зрении, подобно первому, нестерпимым огнем. 104


— Пора! — вскрикнул Норий и первым из магов нанес удар, активировав одно из заготовленных плетений, стремясь прорвать защиту противника и освободить дорогу смертоносным стрелам. Заклинание «смерть воздуха», пожалуй, одно из самых сильных высших заклинаний стихии воздуха, обрушившись на защитный купол противника, не рассыпалось, как всегда бывало, когда силы атакующего плетения не доставало для разрушения защиты, вставшей на его пути, а начало продавливать его по обширной площади. Этого архимагу удалось достичь благодаря постоянной подпитке заклинания через управляющие каналы. Остальные маги последовали примеру Нория, и на врагов осыпался целый шквал самых разнообразных заклинаний. Их купол прогнулся, но, тем не менее, им удавалось удерживать его. — Защита!!! Усилить!!! — взревел кто-то из магов, когда, в свою очередь, на защитный купол Несогласных обрушилась туча стрел и ураган плетений, заставив его прогнуться. Норий с удовольствием про себя отметил, что ответный удар был гораздо менее сильным, чем нанесенный с их стороны. Мечники, не дожидаясь, пока магам и лучникам удастся совладать с защитными плетениями противника, бегом преодолели половину расстояния до вражеских построений и остановились, напряженно вглядываясь, как на границе защитных куполов вспыхивают и угасают атакующие плетения и стрелы, щедро посылаемые лучниками с обеих сторон. Напротив, совсем рядом, отделенные от них преградой из двух куполов, застыли мечники противоположной стороны. Из-за непрекращающихся всполохов самых разных цветов и оттенков им не удавалось рассмотреть друг друга — различимы были только замершие фигуры. — Активировать Хранилища Силы, — бросил Норий через плечо своему помощнику, наблюдая, как его маги посылают одно за другим заклинания, не жалея вливаемых в них сил. Менее чем через терцию Норий почувствовал прилив сил, которые ему передавал через соприкасающиеся участки аур магпомощник. Тому, в свою очередь, энергию передавал маг, подпитывавшийся от одного из девяти Хранилищ Силы, имеющихся в распоряжении Несогласных. Так, по цепочке, маги делились энергией друг с другом, в первую очередь передавая ее наиболее сильным и подготовленным. Больше сторонники великого князя не помышляли об атаках, целиком и полностью сосредоточившись на защите. Их отдельные маги умудрялись перехватывать наиболее сильные заклинания Несогласных, разрушая их еще на подлете к защитному куполу. Долетали только те плетения, из категории высших, что управлялись и подпитывались их создателями через управляющие каналы. В этих случаях маги-создатели таких плетений успевали заменить или восстановить их отдельные узлы, уничтоженные или поврежденные противником. — Что бы мы сейчас делали без разговорных амулетов, — пробормотал Норий Д’Тиль, взяв в руки амулет, проданный мятежникам домом Светлого 105


Тюльпана. Неофициально, конечно, по очень запутанной схеме. Так что, в случае чего, что-либо предъявить по этому поводу главе дома Светлого Тюльпана ничего не удастся. Никому. — Сконцентрированный удар по центру заклинаниями воздушной и водной стихий, — отдал распоряжение архимаг. — Маги стихии земли работают по одной точке, находящейся в земле, прямо под центром внешней границы защиты противника. Готовность к атаке в течение полутерции. Начинаем по моей команде. Маги других направлений нагружают сейчас защиту противника по возможному для каждого индивидуально максимуму. Скомандовав, Норий выпустил амулет из рук и сосредоточился, готовя плетение собственной разработки, основанное на взаимодействии двух стихий — водной и воздушной. Концепцию построения таких плетений изобрел тот самый эльф, прихода которого сейчас все откровенно боялись. Норий усмехнулся про себя — он сам долго занимался самовнушением, пытаясь побороть в себе ужас, охвативший его, как только представил себе, что душу кто-то способен поглотить... Нет, он знал о такой возможности, попадись изначальная энергетическая составляющая астральному демону, но вероятность этого была чрезвычайно мала — демоны находили и ловили души практически «вручную», чуя их только тогда, когда те случайно попадали в их щупальца. Природой была предусмотрена возможность для маскировки душ, и те ею пользовались, тщательно избегая встреч с демонами астрала. К огорчению некоторых особо сильных магов-астральщиков, обладающие возможностью путешествовать по средним слоям такой маскировкой души живых магов не обладали. Их неведомо как демоны чуяли издалека. И сейчас, когда возникла возможность столкновения с этим существом, а иначе назвать Палаэля ни у кого уже не поворачивался язык, всех охватила паника. Хотя поначалу те маги, что не обладали даром работы с астралом, не восприняли его как угрозу, пока астральщики всем популярно не разъяснили своей уверенности в том, что это существо прекрасно чувствует себя и в средних слоях, а следовательно, может «вкушать» ВСЕ души, попадающие туда. И есть большая вероятность того, что никакая врожденная маскировка не спасет! После таких «душевных» откровений со стороны магов астрала прониклись все, осознав всю степень опасности: погибнуть, потеряв физическое тело, — это одно, и совершенно другое — когда гибнет твоя бессмертная душа! Первым порывом у всех было пойти по пути астральщиков и сдаться на милость великого князя, но, хорошенько подумав и все взвесив, отказались от такого шага, рассудив, что не имеет права свободно жить среди эльфов сущность, обладающая способностью демонов и богов. Лучше от нее избавиться, пока она не набрала слишком много сил, когда справиться с ней станет гораздо труднее, а то и вообще невозможно. 106


«Водяное веретено», так Норий Д’Тиль назвал это плетение, было приведено в состояние готовности весьма скоро и пульсировало в ауре мага от переполнявшей его энергии синим пламенем. Оставалось добавить чутьчуть силы для его активации. — Внимание! — отчетливо сказал архимаг, вновь активировав разговорник на передачу. — Всем приготовиться! Обратный отсчет — десять, девять... два, один, НАЧАЛИ!!! И тотчас в сторону противника устремились сотни плетений, наполненные силой по максимуму, на который только были рассчитаны. Некоторые даже сверх того, в результате чего заклинания едва-едва не разрушались. Но в том и состоит мастерство мага — создать плетение и наполнить его силой, в случае надобности, настолько, насколько это возможно, не циклясь на принятых канонах наполняемости энергией тех или иных заклинаний, в зависимости от их классификации по энергонаполняемости. Такие маги тонко чувствовали ту тончайшую грань, преступив которую и добавив еще хоть каплю силы, плетение взорвется, выплеснув всю скопленную энергию в окружающее пространство, таким образом неся гибель всем, имевшим несчастье оказаться поблизости. Все плетения, за короткие мгновения преодолев небольшое расстояние, разделявшее стороны, ударили в один небольшой участок защиты противника, отчего та весьма значительно прогнулась. — ЭНЕРГИЮ В ЦЕНТР!!! — усиленный крик кого-то из вражеских магов заставил губы Нория разойтись в хищной полуулыбке. — Энергию, говоришь? А если так! — «Водяное веретено» вырвалось из его ауры и через сотые доли тим обрушилось на купол противника. Раздался характерный хлопок, и защита противника, ярко вспыхнув напоследок, канула в небытие, оставив того беззащитным перед атакующими заклинаниями Несогласных. Их плетения, стоило только исчезнуть защитному куполу, устремились к вражеским бойцам и магам, достигнув которых, начали рвать тех на куски. Все было бы просто отлично, если бы эти фигурки падали, истекая кровью от полученных повреждений, но они просто исчезали, едва плетения настигали их. Это касалось как мечников, так и большей части магов противника. А вот над лучниками и несколькими десятками магов появился новый купол! И заклинания мятежников, достигнув его границ, попросту рассыпались... — Иллюзии!!! — взревел Норий в переговорный амулет. — Враг подставил под наш удар иллюзии! Укрепить защитный купол и активировать индивидуальную защиту! Это касается всех! Его указание последовало как нельзя вовремя, поскольку с флангов к рядам мятежников уже устремилась волна плетений, тем самым обнаружив вражеских магов, до этого выжидавших в засаде, укрывшись маскирующими заклинаниями. Бойцов, находившихся далеко от дороги и таким образом оказавшихся за пределами основной защиты, поставленной магами 107


Несогласных, попросту смяло, раздавило, несмотря на довольно сильные индивидуальные защиты, которые они успели-таки активировать... Норий, доверив поддержку купола другим, развернул сканирующее заклинание, с помощью которого быстро установил численность двух вражеских групп, оказавшихся по флангам, — по сотне эльфов в каждой, и все, как один, оказались магами. Плетения, в этот момент обрушившиеся на мятежников, прорвать защиту не смогли. — Уничтожено порядка трехсот мечников! — доложил появившийся рядом Лапиил. — Разделять группы? — Нет! — почти выкрикнул Норий, пребывающий в горячке развернувшегося магического сражения. — Пусть твои эльфы будут впереди. С флангами мы разберемся сами! — И пояснил: — Сторонники князя допустили ошибку, разделившись на три группы. Надеялись серьезно проредить наши ряды этой неожиданной атакой, но не учли количества имеющихся у нас Хранилищ Силы. Они видели только пятнадцать, в то время как у нас имеется порядка сорока. — Спрятали? — деловито уточнил Лапиил. — Разумеется! Мы их скрытно доставили в столицу перед самым выступлением. Лапиил еще что-то сказал, перед тем как убежать, но Норий уже его не слышал — он был занят тем, что разрушал всякие попытки двух группировок магов поставить коллективную защиту, в разы повышавшую их шансы выжить под ударами мятежных магов. В этом Норию помогало еще около десятка архимагов — одному с такой задачей не под силу было справиться никому. Радостный крик одного из магов возвестил о том, что ему удалось уничтожить кого-то. Сканирующее заклинание Нория показало, как одна за другой начинают гаснуть ауры противника. И даже сильный скоординированный удар от магов, стоящих около Великокняжеского Древа, которых отряд Нория атаковал первоначально, ничего не решил, так как часть Несогласных зорко следила за состоянием общей защиты, не подключаясь к уничтожению фланговых группировок. — Та-а-ак, — довольно протянул Норий, наблюдая за избиением остатков этих групп, — их оказалось даже меньше, чем я ожидал. Хотя... Надо признать, если бы не дополнительные Хранилища, то на их месте сейчас оказались бы мы... — От такой мысли Норий поежился: ведь дополнительные двадцать пять Хранилищ удалось доставить буквально чудом, в самый последний момент. Глава 4 Князь Палаэль 108


Вот он, мой новый дом, ставший для меня родным несколько лет назад, после того как я очнулся в этом мире. Исполин Великокняжеского Меллорна, где провел свое детство и юность настоящий Палаэль, тело которого я занял, далеко возвышался над всеми остальными деревьями и был виден издали, хотя мы еще не въехали в Иль-Эроа. При приближении к окраинам столицы стали заметны следы боев, проходивших здесь совсем недавно, — последние прошли всего пару дней назад. Хотя полноценными боями это назвать было сложно. Так, небольшие стычки между некрупными отрядами противоборствующих сторон. Но и этого хватило, чтобы сильно изменить окружающую местность: многие деревья были сломаны, земля вокруг них взрыта, появились небольшие овраги. Как понимаю, конкретно здесь схлестнулись в яростной схватке несколько магов стихии земли. — Как они могли?! — справа от меня послышался пораженный шепот Виоэли. Она круглыми от ужаса глазами рассматривала развернувшуюся перед ней картину, явно не в силах поверить, что ее сородичи могли дойти до того, что начнут уничтожать не только друг друга, но и деревья, взращиваемые и лелеемые многими поколениями эльфов. Обернувшись, увидел, что и все остальные эльфы отряда обмерли, подобно Виоэли, в изумлении оглядывая окружающую местность. — Бунт. Он всегда такой, — заметил я, — безжалостный и беспощадный. Он одинаков в своей жестокости везде, среди всех рас. — Мятежники! — прорычал Габриэль, глаза которого наливались злостью. — Они должны понести соответствующее наказание! Они попрали тысячелетние устои Леса! — А это что такое? — я ткнул пальцем в белый порошок, щедро рассыпанный на дне одного из оврагов. Сам определить не смог. Вроде никакой магии не ощущаю, но одновременно чувствую опасность, которую этот порошок в себе таит. — Измененные споры, — коротко ответил Габриэль, — очень ядовиты. Противоядие существует, но оно чрезвычайно сложно по составу, и его приготовление занимает много вре��ени. — Подожди! — Неожиданная догадка, пришедшая мне в голову, заставила меня в удивлении покачать головой. — В боях участвуют магирастильщики??? Это же исключительно мирное направление магии! — Как видите, ваше высочество, участвуют. А насчет мирного направления... Ответ лежит прямо перед вами. — М-да-а-а. Раздавшийся вдали грохот привлек наше внимание, заставив отвлечься от созерцания разрушений, представших перед нами на въезде в город. — Мне толком не удается развернуть сканирующее заклинание, — поморщился Габриэль, — кто-то его разрушает, едва оно преодолевает определенный рубеж, находящийся ближе к центру столицы. Могу сказать 109


только, что там идет нешуточное сражение. Плотность энергии зашкаливает за все мыслимые и немыслимые пределы! — Мое тоже разрушают, — раздосадованно заметила Виоэль. — Давайте-ка я попытаюсь, — кивнул я и быстро создал сканирующее плетение, влив в него максимальное количество силы и укрепив его структуру, чтобы быстро разрушить не удалось. Плюс создал дублирующие узлы, на случай если кому-то все-таки удастся развалить основные действующие блоки. После активации передо мной начала вырисовываться картинка происходящих событий. Вокруг нас ничего интересного не происходило, а вот вокруг Великокняжеского Меллорна действительно развернулось грандиозное сражение, в котором принимала участие не одна сотня магов! Кто-то попытался разрушить мое заклинание, но не смог нейтрализовать основных узлов — не хватило силенок. Так, нужно как можно быстрее собрать информацию, пока в дело не вмешался кто-нибудь посильнее. Что у нас здесь имеется? Вот стоит огромный отряд мятежников — такой вывод можно сделать, так как они атакуют группу магов, активно защищающих Меллорн. И еще две группы расположились по краям от бунтовщиков, которые их непрерывно атакуют. Дела у этих групп идут, откровенно говоря, хреново... Почему они не выставят коллективную защиту??? Они что? Самоубийцы??? Если не вмешаюсь прямо сейчас, то им конец! Хм... Расстояние до места далековато. — Отвлеки мятежников на себя, — раздалась подсказка Учителя, — этого будет достаточно, чтобы дать своим возможность спастись. — Ну, что там? — нетерпеливо спросила Виоэль, тут же в который раз поймав недовольный взгляд Габриэля. Тот все не может привыкнуть, что Виоэль так запросто ко мне обращается. Она бы и сама рада при посторонних соблюдать этикетное общение, но это бесит уже меня. От других официоз воспринимаю нормально, но с ее стороны такое обращение откровенно раздражает. О чем ей прямо и высказал, едва она попробовала перейти на официальные каноны. — Позже расскажу. Пока меня не отвлекайте, — попросил я и в быстром темпе приступил к созданию «шепота звезд», одного из высших заклинаний, которому меня успел обучить Учитель, замешанному на стихиях огня, воздуха и ментальном направлении. Сейчас вы у меня отвлечетесь! Так отвлечетесь!!! Я создавал плетение словно на зачете в Академии, максимально разогнав сознание, благодаря чему удалось уложиться в рекордно короткое время — с момента начала создания до момента активации прошло немногим больше терции! Перед тем как активировать плетение, я решил еще раз посмотреть на результаты работы сканирующего заклинания. Да чтоб тебя!!! Нашлись-таки умельцы, сумевшие сломать несколько узлов, причем вместе с дублирующими блоками. Отправлять «шепот звезд» наугад было нелепо — мятежники могли сместиться с той точки, в которой я 110


их зафиксировал в последний раз. К сожалению, «шепот» не предусматривал возможности создания управляющих нитей. Каким-то образом контроль можно было осуществлять из астрала, но, по заверениям Учителя, мне было еще далеко до этого уровня. Хорошо еще, что управляющих нитей сканирующего плетения повредить не смогли, и я не потерял контроля над ним, без которого оно сразу же развалилось бы. На восстановление поврежденных узлов пришлось потратить около тим времени, после чего я смог оценить текущую диспозицию сил. Она кардинальным образом не изменилась — мятежники на месте и продолжают бить по магам, обосновавшимся около Великокняжеского Древа. Из двух других групп магов, располагавшихся до этого по флангам отряда бунтовщиков, один прекратил свое существование, в другом осталось порядка тридцати эльфов. Все, пора начинать. Активировав «шепот звезд» и придав ему нужное направление полета, я решил проследить за результатами его действия через свой сканер, лелея надежду, что он не развалится, когда атакующее плетение достигнет защиты мятежных магов и произойдет мощнейший выплеск энергии. Прошел тим, другой... — Черт!!! — в сердцах бросил я, потеряв-таки свой сканер, едва «шепот звезд» достиг своей цели. — Что-то случилось? — проявил интерес Габриэль. — Сейчас почувствуешь! — со злостью ответил я, отчего тот смутился, приняв эту злость на свой счет. — Извините, ваше высочество. И только тут до нас дошел выплеск энергии от действия моего плетения, заставив всех магов встревоженно вскинуть головы и устремить свои взгляды в сторону центра Иль-Эроа. — Это, как понимаю, действие того заклинания, которое ты только что кинул в ту сторону? — спросила Виоэль, переведя взгляд на меня. — Угу, — подтвердил я, при этом разворачивая сеть нового сканирующего плетения, делая его еще более устойчивым к воздействию сторонних токов сил. Правда, оно становилось при этом на порядок менее чувствительным, ну да ладно. Переживем, в конце-то концов. Сейчас мне важно хотя бы примерно узнать, к каким последствиям привело действие «шепота». Последовавший за выплеском энергии раскат грома и порыв ветра, принесшего сильный жар, наглядно подтвердил, что это самое действие было весьма мощным — расстояние до эпицентра значительное, со множеством препятствий в виде деревьев, и тем не менее отзвуки долетели до нас. — Впечатляет, — покачал головой Габриэль, — представляю, что творится там, — он махнул рукой в сторону Великокняжеского Древа. — Поехали, — я направил коня вперед по дороге, — по пути выясню, что именно там происходит. — Палаэль! — окликнула меня Виоэль, устремившись следом за мной. — Что? 111


— Зачем ты так?! — В смысле? — откровенно не понял я и смерил ее удивленным взглядом. — Ты же уподобился тем... тем... — она запнулась, стараясь подобрать слова. — Кому? — Тем эльфам, убившим эти деревья! — она указала в сторону от дороги, где то тут, тот там виднелись поваленные и искореженные лесные гиганты, прожившие до момента своей недавней гибели не одну тысячу лет. — Ты же наверняка порушил все, что там осталось! Млять!!! Отвлекает меня... Развернуть сканер не получается из-за продолжающегося буйства энергии — то один узел вылетает, то другой, а тут еще с нравоучениями пристают! — Виоэль, — вкрадчивым голосом обратился я к ней, — а ты что предлагаешь делать? Сдаться на милость мятежных домов, дабы только окружающую среду не разрушать? Или попросить их — мол, давайте вынесем ваш мятеж за пределы Леса? Если ты имеешь в виду последнее, то готов послать тебя к ним в качестве переговорщика! — Нет, что ты, — смутилась она, — я не имела в виду сдачу... Но поговорить-то с ними можно было. Вразумить как-то. — Виоэль, ты сегодня наивна, как никогда раньше. Потом сама подумай над своими словами. Я их даже комментировать сейчас не стану. Есть!!! Удалось развернуть сканирующее плетение! Что там у нас? От полученных данных у меня даже челюсть отвисла, настолько они были неожиданными. — Учитель! И как это называется??? — Ничего удивительного в этом не вижу. — Не видишь??? Да «шепот» должен был в клочья разорвать имеющуюся у них коллективную защиту и отправить в путешествие по средним слоям добрую половину собравшихся там магов! А что я вижу? Уцелевший купол защиты и никаких потерь в рядах бунтовщиков! Ты сам мне говорил, что против этого заклинания нужны совершенно иные типы защиты, неизвестные местным магам. В этот момент на пути отряда, во главе которого находился я, появилось поваленное поперек дороги Древо, когда-то служившее столичной резиденцией одному из домов. Его полуобгоревший остов напрочь перегородил дорогу, заставив нас сделать значительный крюк, съехав с прямого пути далеко в сторону. С помощью магии его убрать было затруднительно из-за внедренных прямо в кору сложных плетений, мигом разрушивших мои силовые жгуты, с помощью которых я намеревался отбросить Древо в сторону. По обеим сторонам от дороги земля напоминала только что перепаханное поле, так что разницы в выборе — с какой же стороны объехать препятствие — не было. Я повел отряд вправо, и едва конь ступил на эту землю, его ноги весьма значительно в нее погрузились, словно в болото, но, тем не менее, он 112


продолжил пробиваться вперед. Позади меня раздалось дикое ржание коня, принадлежавшего кому-то из магов, повредившего ногу. — Долиэль, укрепи почву! — Команда Габриэля, обращенная к магу земли, присутствовавшему в отряде, притормозила дальнейшее продвижение. Земля тут же пошла волнами, бугры и рытвины исчезали, выстраиваясь в ровную площадку, простершуюся по периметру упавшего Древа. Дождавшись, пока почва впереди окончательно примет нормальное состояние, отряд продолжил движение, оставив мага, у которого конь повредил ногу. Заниматься лечением времени не было, хотя в отряде и имелась парочка целителей. — Создай нормальное сканирующее плетение, — обратился ко мне Учитель, — постараюсь наглядно тебе объяснить, каким образом мятежники смогли выстоять. Его просьбу я выполнил быстро, просто преобразовав уже имеющееся плетение, развернутое в нужной точке. — Смотри, — продолжил он, — видишь красные точки, прикрытые желтой пеленой? — Естественно! Это маги противника, прикрытые защитой. — Присмотрись внимательнее. Среди красных точек присутствуют слабо мерцающие светлые точки и такие же, но практически бесцветные. Разглядел? — Да, сейчас вижу. И что это такое? — Хранилища Силы. Светлые точки — заряженные энергией, бесцветные — без нее. До твоей атаки первых было двадцать четыре. — А сейчас их всего шесть! — мысленно воскликнул я. — Они на поддержание купола угрохали просто гигантское количество Силы! Восемнадцать Хранилищ истратили! И сейчас остановились, прекратив всякие атаки. Видно, в себя приходят. Может, они дождутся моего приезда? Накаркал... Я еще пришпорил коня, несмотря на то что он и так несся во весь опор. Сборный отряд мятежных домов — ЭТО ЧТО??? — скорее заорал, чем просто обратился, к Норию Д’Тилю архимаг Расимус, отвечающий за защиту Несогласных, едва буйство энергии, разверзнувшееся вокруг них, утихло. — Дождались!!! — зло прошипел тот, бросив на Расимуса раздраженный взгляд. — Говорил же, что надо было вчера начинать! Так нет! «Подготовимся получше, чтобы наверняка», — передразнил он главу своего дома. — Тот самый Палаэль? — спросил Расимус, пытливо глянув на Нория. 113


— Он самый, — подтвердил тот. — Оценил? Уверен, что это была пробная попытка с его стороны. Так скажем, предварительная проверка наших сил. Расимус присвистнул, изумленно покачав головой. — Я даже не понял, чем он нас приложил. Энергии на отражение атаки ушла просто прорва, и знаешь... — Расимус прервался, о чем-то задумавшись и оглядывая спекшуюся до камня и местами потрескавшуюся землю за пределами купола. Над полем боя стояла тишина. Все постепенно приходили в себя — это касалось как Несогласных, так и сторонников великого князя. — Что? Договаривай, — поторопил его Норий. — Подавляющее количество силы на поддержание защиты ушло не по основным структурам коллективного плетения, а по второстепенным, блокирующим астральную разведку в пределах купола и все виды ментальных атак. — Разведка ему ни к чему... Получается, что он совместил огонь, воздух и ментал? — Получается, что так, — ответил Расимус. — Невероятно! Хотя чему тут удивляться. Это ведь Палаэль разработал концепцию совмещения разных стихий в рамках одного заклинания. Теперь до ментала добрался, — Норий вздохнул. — С одной стороны, я рад, что в Лесу появился маг такой силы, с другой — очень жаль, что он еще приобрел способности пожирателя душ. Последнее обстоятельство лично меня заставляет идти до конца в попытке его уничтожить. К сожалению, в успехе этого очень сомневаюсь — слишком большую он силу набрал, сожрав стольких наших астральщиков. — Дальше действуем по плану? — Уже нет. Мы не успели покончить с великим князем и Зиосилем до прибытия Палаэля. Сейчас уже стоит подготовиться к его встрече. Для этого сейчас проведем имитацию атаки малыми силами, что заставит Палаэля торопиться, и, возможно, он допустит какую-либо ошибку, которой нам удастся воспользоваться. — Так и поступим, — согласился Расимус. Лес. Княжеский дворец — Объявляю отбой резервному отряду, — коротко сказал Исиль в переговорный амулет, задумчиво рассматривая группу эльфов, появившуюся на самом краю проекции карты Иль-Эроа и помеченную белым цветом, обозначавшим нейтральную сторону. — Ваше величество, вы думаете, что это прибыл ваш сын? — спросил его Ситиль, с такой же задумчивостью изучая новые фигурки на карте. 114


— Уверен. Это он, больше некому, — подтвердил Исиль. — Или ты знаешь еще одного мага, способного оперировать таким количеством Силы? К тому же разноплановой. — Нет, не знаю, — отрицательно покачал головой Ситиль. — Тогда, должен заметить, нам повезло. Не пришлось вводить в бой резервный отряд и терять еще какое-то количество магов в бою, в дополнение к уже имеющимся потерям. — Соглашусь с тобой. Только, боюсь, речь шла не о дополнительных потерях. У мятежников оказалось значительно больше Хранилищ Силы, нежели мы предполагали прежде, перед началом боя. Все присутствующие обменялись многозначительными взглядами, в которых легко читалось торжество. Уже приготовиться к последнему бою и к неминуемой гибели — и получить известие о появившихся шансах на победу. Да еще каких! Ведь многие из них сомневались, что Палаэль столь же силен в других стихиях магии, как в астральном направлении, и сможет реально чем-то помочь по прибытии. Теперь же, увидев последствия одногоединственного удара с его стороны, при котором разом потухли на проекции восемнадцать Хранилищ, выбросив всю накопленную энергию на удержание купола защиты, сомнения ушли. — Смотрите! — вдруг воскликнул Достамионииль, привлекая всеобщее внимание к проекции карты. — Мятежники готовятся к атаке! — Не иначе как разум покинул их, — изумленно заметил Адриаль. — Им бы думать сейчас, как сбежать побыстрее, а они… Князь Палаэль Плюнув на маскировку и скинув все ограничители со своей ауры, только уплотнив ее до предела, я несся к центру столицы. Данный эффект при уплотнении ауры весьма радовал — не приходилось отвлекаться на поддержание защиты. Жалко, что поздно его обнаружил. Только когда преодолевал границу Леса. — Ты не больно радуйся, — раздалось ворчание Учителя, — уплотненная аура не способна разрушить заклинания, относящиеся местными магами к высшим. Лучше создай защиту. Я автоматически оглянулся, ища взглядом остальных, хотя мог этого и не делать — показания с моего сканирующего плетения показывали, что все отстали от меня и расстояние между нами постоянно увеличивалось. Только после этого я выставил «облако праха», хорошо показавшее себя при преодолении границы. — Молодец, — спустя терцию прокомментировал Учитель, — еще никто не догадывался использовать данное плетение в качестве защиты. — И что? Я первый догадавшийся. — Ты бы лучше спросил меня, почему… 115


— Хорошо. И почему? — Глянь на дорогу позади тебя. Обернувшись назад, я про себя выругался. — Нравится? — ехидно спросил Учитель. — Потом все восстановим! Сейчас главное — до мятежников добраться. — А как же остальные эльфы, следующие сейчас за тобой? — Они будут лишними в предстоящем разговоре. Буду только отвлекаться, чтобы ничего к ним не прилетело. Ты же сам видишь, сколько там архимагов кучкуется! — В этом ты, пожалуй, прав, — согласился тот. Уже близко. Вот наконец впереди показался поворот, который выведет меня на прямую дорогу, идущую на площадь. Близко, еще ближе. Не замедляя скорости, огибаю Древо, и… Земля передо мною разошлась, образуя глубокий овраг, на дне которого показались острые шипы, сверкая энергией от наложенных на них заклинаний. А сверху и боков летят сотни плетений, разворачиваясь вокруг меня в молнии, копья, смерчи. Перед тем как «схлопнуть» овраг, параллельно ломая и разрушая вложенные в него заклятия противника, успеваю разглядеть высшие плетения, начавшие свою работу, — «ветер смерти», «туманную завесу» и с десяток других, причем имеется парочка составных, воздействующих через две стихии! Сволочи!!! Моими же разработками по мне и бьют! Убедившись, что «облако праха» справляется, одинаково перемалывая как обычные заклинания, так и относящиеся к высшим, я начал готовить ответ — не мудрствуя и пойдя по проверенному пути: конструкция «шепота звезд» начала выстраиваться в моей ауре. Я прекрасно помнил, энергия скольких Хранилищ ушла на отражение предыдущей атаки, и видел, сколько их осталось у мятежников в наличии. Сборный отряд мятежных домов — Бесполезно, — прошептал Норий Д’Тиль, глядя на клубящуюся серую сферу, в которой без труда опознал «облако праха», однако несколько модифицированное. Тот вариант плетения, который знал он, не смог бы остановить столько высших заклинаний, причем различных стихий и направлений. — Все выдержал, — донесся бесстрастный голос помощника, архимага Дециуса, стоявшего позади, — создается такое впечатление, словно все наши плетения относятся к разряду простейших, использующихся против защиты, предназначенной для отражения высших. Я даже не заметил, что его защита испытывает перегрузки. Атакуем его дальше? 116


— Не имеет смысла, — ни на миг не задумавшись, ответил ему Норий, — мы только свои силы расходуем. Уверен, что он преобразовывает энергию наших плетений в свою, увеличивая и без того немалый запас. Сейчас он начнет готовить ответ, которого мы не переживем, пусть он будет даже вполовину менее сильным, чем та, первая атака, которую мы на себе испытали. — Будем пытаться пробиться в резиденцию великого князя? — поднял бровь Расимус, находившийся неподалеку и слышавший диалог Нория с помощником. — Хм… Ты думаешь, что Палаэль будет стоять и ждать, пока мы не покончим с его отцом? — мра��но улыбнулся Дециус. — Уверен, что мы толком не успеем ударить по резиденции, как получим со спины такую подачу, что вобьет нас в землю по самую шею. Предлагаю покончить хотя бы с Зиосилем, коли первых двух целей достичь явно не удастся. — Палаэль нас не выпустит отсюда, если попробуем пробиться все вместе, — выразил свое мнение Расимус. — Нам придется кем-то пожертвовать и оставить здесь для отвлечения внимания. Причем оставшаяся здесь часть отряда должна численно превосходить ту, которая будет отступать, и реально представлять угрозу резиденции. — Мне против этого нечего возразить, — поколебавшись, согласился Норий Д’Тиль, — отходить будут все девятнадцать архимагов, остальные останутся здесь, чтобы до конца исполнить свой долг. С собой забираем четыре Хранилища. Два оставим. Надеюсь, их энергии хватит, чтобы оставшиеся маги продержались достаточно времени, а мы успели уйти. И еще, — Норий повернулся к помощнику, — пусть наши маги рассредоточатся по максимально возможной площади и атакуют дворец. Палаэль не станет сильно растягивать свои плетения, поскольку таким образом будет рисковать задеть своих. Я займусь организацией нашего отхода. Князь Палаэль Да чтоб тебя!!! Пока готовил «шепот», отряд противника вдруг рассыпался в разные стороны, и моя атака зацепила лишь единицы магов мятежников. Зато на некоторое время я ослеп и оглох из-за ярости разноплановой энергии, выпущенной при активации моего плетения. Заморачиваться со сканером даже не стал — в такой близости от действующего атакующего плетения, относящегося к разряду высших, его разорвет, едва оно выйдет за пределы моей защиты. Дождавшись, пока все хоть немного поутихнет и появится возможность развернуть сканер, в его «усиленном» варианте, рассчитанном для работы в неблагоприятных условиях, я за кратчайшее время активировал сканирующее плетение. 117


Увидев на появившейся картинке множество точек, разбросанных по всей площади, окружавшей Великокняжеский Меллорн, и сконцентрированную группу, находившуюся на одной из прилегающих дорог и явно отступающую, я призадумался. Отходившие маги были самыми сильными из входивших в отряд мятежников, и их уничтожение сразу сняло бы множество вопросов, поскольку все они наверняка были руководителями восстания и приближенными к главам бунтующих домов. С другой стороны, сил оставшихся было вполне достаточно, чтобы пробить защиту дворца. Если бы я знал, хватит ли возможностей собравшихся там сторонников отца отразить нападение, то занялся бы убегающими. Покончить с архимагами одним ударом тоже не получится — они постараются уклониться от моего удара. Все вопросы исчезли, когда оставшиеся во множестве маги начали атаку на Меллорн. Поставив метку на группу архимагов в сканирующем плетении, чтобы не потерять их из виду, я занялся остальными. — Вот структура заклинания стихии земли, — передо мной появилось проекция плетения, инициированная Учителем, — называется «шипы». По силе и возможностям очень отличается от местного варианта. Оно более точечное, нежели те, которые ты знаешь. — Да не надо мне! Здесь ведь одни мятежники собрались! Потом какнибудь разучу, — ответил я, одновременно готовя сразу несколько заклинаний. Первым из них, до предела накачав силой, я ударил прямо перед собой, решив подчистить пространство около входа во дворец. — АГА!!! — радостно взревел я, увидев, как на воздушных плетях, в большом количестве пересекших площадь, повисло около двадцати эльфов. Никакая защита их не спасла! Но радость была преждевременной — спустя мгновение я разглядел, что несколько из поверженных магов были облачены в цвета моего собственного дома! — Это ты поразил тех магов, которые были в составе фланговых отрядов и в данный момент пробивались к своим, — безразличным тоном сказал Учитель, — поэтому и показал тебе плетение «шипов». Работы с ним будет дольше, но зато своих не перебьешь. Но тут решать тебе, насколько важна твоему дому потеря нескольких десятков магов, прорывающихся сейчас к Меллорну. — Еще раз покажи, — несколько растерянно попросил я, выбитый из равновесия фактом гибели магов моего дома от моих же рук. Посмотрев на появившуюся проекцию плетения и тщательно запомнив каждый элемент, попробовал воссоздать его на практике, выбрав мишенью нескольких противников, находящихся неподалеку от меня. Попытка была неудачной — энергетический каркас я воссоздал, но едва начал накачивать его силой, как он поплыл и, несмотря на все мои попытки удержать его, распался. — Где я ошибся? — Наполнил плетение стихии земли смесью энергии, большая часть которой принадлежит стихии воды. Ты подчерпнул очень много силы из 118


атакующих заклинаний противников, направленных на тебя в начале боя, и твоя аура не успела трансформировать ее «под себя». Используй энергию каналов, выходящих из ключа. Последовав данному совету, я в конечном итоге получил тускло мерцающее плетение, совершенно невидимое посторонним взглядом, поскольку его затмевал отсвет от энергоканалов ауры. Направив заклинание в нужную точку, находившуюся под выбранными целями, я выждал пару секунд, пока оно не доберется до места, после чего активировал. Результат порадовал — несколько тел взмыло над землей, будучи насаженными на торчащие из земли каменные шипы. Сделав заготовки сразу пары десятков «шипов» и наполнив их энергией, я пошел по площади, точечными ударами расправляясь с мятежниками, среди которых оказалось множество обычных бойцов — мечников и лучников. Причем последние не стояли без дела, а щедро осыпали группу эльфов перед Великокняжеским Меллорном замагиченными стрелами, таким образом помогая своим магам. Что удивительно, на меня мятежники не обращали абсолютно никакого внимания, целиком сосредоточившись на защитниках Меллорна и магах, стоящих перед ним! А те даже не атаковали, поглощенные удержанием коллективной защиты, оставив уничтожение бунтующих на меня. Лес. Княжеский дворец — Судя по всему, отколовшаяся группа спешит покончить с Зиосилем, — констатировал великий князь очевидный факт, наблюдая, как означенная группа находится уже на подступах к резиденции дома Светящихся Мотыльков, — надеются завершить хоть одно из начатых дел. — Могут не справиться, — заметил Ситиль. — Может, пойти по их следу? Если они и не преодолеют сопротивления эльфов Зиосиля, то потреплют их наверняка изрядно, тем самым облегчив нам задачу уничтожения предателя. А если им удастся убить его, мы разберемся с выжившими. — Нельзя его убивать, — резко ответил Исиль, — он заслуживает куда более суровой кары, нежели быстрая смерть! Но ты дал дельный совет. Пока Палаэль добивает мятежников на площади, мы либо добьем их остатки, либо возьмем предателя. Готовьте резервный отряд. — Остатки? — воскликнул Адриаль. — Надо учитывать, что еще остались главы мятежных домов, имеющие личную охрану! С ними еще повозиться придется, так как драться они будут до последнего. Терять-то им уже нечего! — Лишившись гвардейских подразделений и лучших магов, главы домов с личной охраной не представляют особой опасности, — выразил свое мнение Ситиль, с которым согласились почти все собравшиеся. — Давайте все-таки сейчас перенесем внимание на архимагов мятежников, уже вступивших в схватку с магами Зиосиля. Это сейчас все видят по проекции 119


карты. Ваше величество, предлагаю назначить командиром резервного отряда герцога Рамуэла, кровно заинтересованного в поимке предателя. — Я готов! — герцог сделал шаг вперед. — Ваше величество, приложу все усилия, чтобы Зиосиль был схвачен и понес справедливое наказание! — Если с ним не покончат мятежники, — пробормотал великий князь, задумчиво переводя взгляд с Ситиля на Рамуэла и обратно. — Герцог, а ты уверен, что сейчас в состоянии перенести бой? После стольких дней заточения силы могут оставить тебя в самый ответственный момент, а маговцелителей, способных быстро привести тебя в норму, в резервном отряде нет. Если только сейчас тебя посмотрят… — Исиль перевел взгляд на архимага Достамионииля, основным направлением магии которого было именно целительство. — Успеешь за пару терций, пока идет сбор резерва? — Успею, ваше величество, — кивнул тот и, поднявшись со своего места, подошел вплотную к Рамуэлу. — Герцог, вам придется перетерпеть несколько неприятных мгновений, пока будет работать обследующее плетение, которое я активирую по ускоренной матрице. — Я готов! — повторил герцог уже ранее сказанную, только великому князю, фразу. — Хорошо. — Достамионииль провел рукой над головой Рамуэла, в результате чего над головой герцога появился светящийся шар, от которого устремилось множество отростков, словно плотоядные лианы оплетших тело обследуемого. — Ваше величество, — обратился к Исилю появившийся на пороге гвардеец охраны, — отряд готов к выступлению. — Пусть ждут, — ответил тот, и гвардеец скрылся за дверью. Прошло чуть больше двух терций, прежде чем Достамионииль дал ответ: — Имеются незначительные повреждения внутренних органов. Внешние я даже не беру в расчет — они не опасны. — Исцелить можешь? — Да, ваше величество. Здесь хватило б�� общего восстанавливающего плетения второго круга, но для ускорения процесса применю аналогичное, относящееся к первому кругу. Герцог, вам лучше присесть. Рамуэл выполнил просьбу архимага, усевшись на ближайший стул. — Расслабьтесь, — потребовал Достамионииль, одновременно разворачивая в ауре герцога сложное заклинание, которое тут же начало воздействие на его энергетику, исправляя перекореженные энергоканалы, восстанавливая обнаруженные повреждения. — Все, — подвел итог архимаг по истечении еще пары терций. — Повреждения я устранил, но с собой рекомендую взять вот это зелье. Оно называется «дополнительная сила», — с этими словами в его руках появился маленький пузырек, который он протянул Рамуэлу. — В стрессовой ситуации еще возможно появление легкого недомогания. В этом случае незамедлительно выпей.

120


— Спасибо, — принимая пузырек, поблагодарил архимага герцог и, повернувшись к великому князю, продолжил: — Ваше величество, разрешите возглавить отряд? — Да будет так, — ответил Исиль, — отряд в твоем распоряжении. Князь Палаэль Занятый истреблением мятежников, еще остававшихся на площади, я чуть было не пропустил большую группу эльфов, вышедших из главного входа Великокняжеского Меллорна и быстро направившуюся по уже расчищенному мной участку. Маскирующее заклинание, за которым они укрылись, было достаточно сильным, чтобы обмануть стандартный сканер, но только не мой. В мое сканирующее плетение была заложена дополнительная функция, позволяющая также оценивать окружающую обстановку на основе теплового излучения от живых существ, оказавшихся в определенном радиусе. Эта группа эльфов, судя по всему являющаяся воинским подразделением, направилась по той же дороге, по которой ушли архимаги мятежников. Они что, надеются с ними справиться? К сожалению, из-за действия маскировки я не смог оценить реальной силы отряда. Глянув на площадь, прикинул примерное количество оставшихся на ней мятежников, всеми доступными средствами продолжающих атаковать пару второстепенных входов в Великокняжеский Меллорн. Их перегородили небольшие подразделения магов, облаченных в одежды союзных дому Алмазной Короны домов. Так-с… Я выбил около половины врагов, из которых большую часть составили маги и лучники, доставляющие гораздо больше неприятностей магической защите дворца, нежели обычные мечники. По идее, без меня здесь должны справиться, стоит только магам отца перейти в атаку, а мне лучше подстраховать уходящий отряд. Еще раз посмотрев на поступившие данные со сканирующего плетения, я с удивлением обнаружил, что архимаги мятежников отнюдь не бежали с поля боя, рассчитывая затем каким-то образом покинуть Лес, а ввязались в бой, атаковав Древо, принадлежащее дому Светящихся Мотыльков. Да это же родной дом эртдана Зиосиля! Стало быть, мятежники рассчитывают убить предателя, а отряд, направленный моим отцом, должен добить уцелевших в этой схватке. В таком случае моя помощь может и не понадобиться, но, тем не менее, чуть поколебавшись, я решил последовать за своими. Вдруг случится непредвиденное. Например, архимаги решат атаковать появившийся с тыла вооруженный отряд, толком не успев разобраться с основными силами Зиосиля. Придя к такому выводу, я пришпорил коня, направившись по кратчайшему пути к резиденции дома Зиосиля. Недобитые мною остатки мятежников, большинство из которых были мечниками, завидев мой отъезд, 121


было обрадовались. Но радость тут же кончилась, так как маги моего отца решили перейти в наступление, обрушив на них настоящий шквал заклинаний, заставив магов бунтовщиков перейти в глухую оборону, в тщетной попытке не допустить потерь среди мечников и лучников. Бессмысленное решение, но другого, в связи с отсутствием командования, в головах мятежников созреть и не могло. Путь до цели у меня занял немногим более десяти терций, в течение которых мне неоднократно пришлось расчищать себе дорогу от поваленных деревьев, лежащих строго поперек нее, закрывать искусственно созданные овраги, создавать ветер, чтобы его порывы отнесли в сторону витавшие в воздухе ядовитые споры. Оказавшись около нужного Древа, я обнаружил у его входа множество безжизненных тел, лежавших сломанными куклами в самых разнообразных позах. Ни одного мертвого архимага из числа мятежников среди этих тел я не заметил. Сканирующее плетение, к показаниям которого я вновь обратился, показало, что все девятнадцать архимагов живы-здоровы и находятся внутри Древа. Как и отряд, направленный моим отцом. Судя по волнам магической энергии, долетающим до меня, внутри шел нешуточный бой с использованием магии. Высших заклинаний никто не применял, что и понятно: внутри закрытого помещения это самоубийственно, — но в использовании плетений второго и даже первого круга никто себя не ограничивал. А потому многие помещения Древа уже составляли одно целое. Как только внешние перегородки не пробили? Стоило мне задаться этим вопросом, как огромный кусок внешней стены Древа на высоте примерно пятнадцати метров вылетел наружу, словно пробка из бутылки шампанского. Последовавший из образовавшегося отверстия всполох огня выбросил также, чуть ли не мне на голову, обугленное тело. Поморщившись от смрада подгоревшей плоти, я быстро создал воздушный фильтр, после чего спрыгнул с коня и побежал внутрь Древа. Едва сделал несколько шагов по центральному коридору, как на моем пути появилась парочка эльфов — мечник и маг, оба укрытые защитным плетением первого круга. Защита амулетная, отметил я про себя, так как маг был третьей ступени развития и кастовать подобных заклинаний, относящихся к первому кругу, не мог. Не дорос еще. Оба в одеждах моего дома. — Стоять!!! — крикнул мне маг, но через секунду, видимо, рассмотрев мое лицо, заметно расслабился. — Простите, ваше высочество. Не признал сразу. Я думал, вы на площади с мятежниками разбираетесь. — Как видишь, нет, — ответил я, — что у вас здесь? — Прибыли, чтобы арестовать предателя, коим оказался эртдан Зиосиль! — Маг выжидательно посмотрел на меня, намереваясь увидеть удивление на моем лице. Не увидел и продолжил: — Если, конечно, он жив останется. Архимаги мятежников за его жизнью явились. 122


— И вы решили ввязаться в бой между силами эртдана и архимагами? — я заинтересованно посмотрел на него. — Это великий князь принял такое решение? Или сами догадались? — Мы не ввязываемся в бой. Наши заняли позицию парой этажей ниже, дожидаясь, пока наверху не выявят победителя. — Что ж, — кивнул я, — мудро. Ладно, вы стойте здесь дальше, а я поднимусь. Посмотрю, что там, — и пошел мимо расступившихся эльфов по коридору дальше. — Ваше высочество! — в спину окликнул меня маг. — Великий князь приказал взять Зиосиля живым. По возможности, разумеется. Если вам удастся его отбить у архимагов… Я ничего не ответил. Даже не обернулся. Только кивнул и пошел быстрым шагом в сторону показавшейся в конце коридора витой лестницы. Звуки сражения приближались. На лестничном пролете между вторым этажом и третьим встретил еще нескольких магов в одеждах моего дома, внимательно прислушивающихся к звукам, доносящимся сверху. На мое появление отреагировали безо всякого удивления, что говорило о наличии связи с той парочкой у входа. — Приветствуем вас, ваше высочество, — поздоровался со мной ближайший из них. — Где остальные? — поинтересовался я. — Здесь, — он кивнул в сторону арки, ведущей в помещения второго этажа. — Наверх пока не суемся. Ждем. — Правильно, — одобрил я, — не стоит вам встревать. Кстати, хотел спросить, а насколько сильный у вас отряд? — Семь архимагов, — начал перечислять тот, — шестнадцать магов первой ступени, три десятка мастеров меча. — И вас отправили следом за девятнадцатью архимагами? — поразился я. — У нас имеются в наличии древние комплексные артефакты защиты и нападения, с которыми, как вы, наверное, знаете, в таком составе можно выступить и против большего количества противника. — Маскировку сами ставили? Или тоже артефактная? — спросил я. — Артефактная, — коротко ответил маг. В этот момент наше внимание привлек пронзительный свист, донесшийся откуда-то сверху. На меня он никакого впечатления не произвел, но стоящие маги все дружно поморщились. — У кого-то есть маг-менталист, — отозвался эльф, стоящий выше всех по лестнице, — использует не совсем обычное плетение. Вон отголоски даже через нашу защиту пробились! Представляю, каково сейчас тем, кто оказался под ударом. — Я наверх, — и побежал по ступенькам дальше. Маги дернулись было за мной, но остановились, поймав мой взгляд: — Вы куда собрались? С предками побыстрее свидеться хотите? — Но… Ваше высочество! Вы же… 123


— Стойте здесь! Мне ничего там сделать не смогут. В отличие от вас. Убедившись, что до магов дошел мой приказ и они не ринутся следом, я побежал дальше, перепрыгивая сразу через три ступеньки. Третий этаж — чисто. Четвертый — тоже никого. Сканирующее плетение, к данным которого догадался обратиться, показало, что основные силы обеих противоборствующих сторон находятся на восьмом этаже. Ниже — живых нет. Ворвавшись в арку восьмого этажа, я непроизвольно остановился, обозревая единый гигантский зал, в который превратили противники все помещения этого этажа, а также парочки этажей выше. Множество обломков по всему полу, оставшихся от перегородок… То тут, то там виднелись лежащие тела. Из архимагов осталось лишь одиннадцать эльфов! Ого! А бойцы Зиосиля оказались не столь просты! Я-то думал, что архимаги, имея подавляющее превосходство в магической силе, сотрут сторонников эртдана в порошок. Ответ оказался прост — артефактная защита, которая неведомым образом оказалась у магов Зиосиля, тускло мерцала синеватыми оттенками, принимая на себя все плетения, выпущенные мятежниками. Видимо, эртдан воспользовался хранилищами СБ. Полетевшая в сторону архимагов черная лента, в которой я признал «веревку черной вдовы», относящуюся к высшим заклинаниям темной стихии, пробила защитный кокон одного из них и за несколько мгновений оплела архимага, скрыв его из виду. Через короткий миг «веревка» рассеялась, оставив высушенное тело, которое, чуть помедлив, осыпалось на пол серым прахом. Пущенная архимагами в ответ «цепная молния» — высшее плетение воздуха — отскочила от защиты противоположной стороны и впилась во внешнюю стену Древа. — Сейчас разнесут его на куски, — пробормотал я. Ошибся! «Молния» сгинула в стене, просто в нее впитавшись! — Ого! Внешняя стена Древа соединена с поглотителем Силы. Артефакт, не принадлежащий этому миру, — восклицание Учителя все расставило по своим местам. Архимаги не смогли уничтожить Древо Зиосиля, находясь снаружи, поэтому им пришлось лезть за эртданом внутрь. И в самом Древе никто не стеснялся применять высшие заклинания! Просто все отзвуки глушились этим самым поглотителем, заставляя меня ошибочно понизить уровень применяемых здесь заклинаний. Следующее плетение, активированное архимагами, относилось к высшим из стихии воды. Воронка, составленная из частиц воды, закрутилась вокруг защиты магов эртдана, но пробить ее не смогла. — Стой!!! Пока не лезь!!! — Крик Учителя прозвучал слишком поздно. Мой ментальный удар сокрушил коллективную защиту группы архимагов, в один миг вскипятив им мозги. 124


— Молодец!!! Ты остался один на один с группой магов, обладающих большим количеством сильных артефактов, изготовленных не в этом мире, которые я даже не успел толком идентифицировать, чтобы посоветовать тебе меры противодействия! Чего стоишь??? Защиту ставь!!! Чего ты к «облаку праха» прицепился? Оно тебе в данном случае не поможет. Комплексную ставь! И ауру еще уплотни! — Да я хотел… — попытался я оправдаться. — Идиот ты! Подождать не мог? Теперь игры кончились. Вон, лови первую подачу! В мою сторону устремилась полупрозрачная капля, вокруг которой само пространство шло мелкой рябью. Конструкция плетения оказалась мне незнакомой, но могу сказать точно — в нем намешано как минимум три стихии. — «Тенета забытья»! Воздействует на пространственную метрику, искажая ее, тем самым разрушая любой материальный объект! Добавь энергии на внешний контур защиты. Поступив так, как подсказал Учитель, я увидел, что, столкнувшись с моим коконом, капля и не думает разрушаться. Единственное — она практически полностью остановилась, удерживаемая защитой, энергопотребление которой при этом возросло на порядок. — Оно не разрушается! Что дальше? — с легкой паникой обратился я к Учителю. — Смотри, — передо мной появилось чрезвычайно сложное плетение, состоящее из множества колец, переплетенных между собой, — у тебя не больше терции времени, чтобы выставить это заклинание, прежде чем «тенета» продавят твой кокон. Попытавшись в бешеном темпе воспроизвести плетение, допустил-таки несколько мелких ошибок, на которые своевременно указал Учитель. Исправив все неточности, активировал плетение, влив при этом значительно больше силы, чем требовалось. Плетение поплыло, но все же запас прочности, приданный конструкции ее разработчиками, не дал ему развалиться окончательно. — Разворачивай его над собой! НАД СОБОЙ!!! — Понял я, понял! — огрызнулся я, изменяя вектор активации и параллельно выравнивая конструкцию плетения. А капля между тем начала понемногу продавливать кокон. Все! Успел! Над моей головой словно полыхнуло маленькое солнце, озарив все вокруг красным светом, и тончайшие красные нити густой сеткой оплели внешнюю границу моего кокона. При соприкосновении с этими нитями капля задрожала и взорвалась, отчего по всему объему помещения прошла волна, искривлявшая пространство. — Опасность! — предупредил Учитель. — Бросай навстречу «шепот звезд»! И усиль «броню дракона»! Это последнее плетение. 125


Ни на секунду не задумываясь, я за доли мгновенья накачал энергией заготовку «шепота», сделанную заранее, и активировал, придав ему движение в сторону противника. Не забыл и про усиление плетения, результатом работы которого были те самые красные нити. Только после этого я разглядел летящий в меня шарик, внешне очень напоминающий шаровую молнию. Сильно смущали темные пятна на его поверхности. — Прикрой глаза, — раздалась в голове подсказка. — Спасибо, — поблагодарил я Учителя, после того как мощнейшая вспышка ослепила меня даже через закрытые глаза. Раздавшийся следом взрыв заставил меня руками прикрыть уши. К сожалению, слишком поздно — слуха, похоже, я лишился надолго. Пол под ногами задрожал, закачался, и в конце концов межэтажная перегородка обвалилась, перенеся меня и моих противников на этаж ниже. Следующая тоже не выдержала нагрузки, и мы провалились еще ниже. — Внимание!!! — голос Учителя вывел меня из прострации, — Воспроизводи это плетение. ЖИВО!!! — у меня в мозгу появилась проекция следующего плетения, не менее сложное, чем первое. — Это атакующее? — Нет. Защита. — Не видно же ничего! — В обычном зрении вокруг плавали клубы пыли, образовавшейся из древесины в результате воздействия мощнейших плетений, в магозрении же стояла сплошная стена бушующей вокруг энергии, даже не думающей успокаиваться. — ТЫ ЖИТЬ ХОЧЕШЬ??? — Да. — ВЫПОЛНЯЙ!!! Быстрее! Едва я успел активировать вновь созданное заклинание, покрывшее мою защиту спиралевидными канатами черного цвета, как из океана энергии вынырнула серая змейка и впиталась в один из канатов. — Метни в них «шепот» и следом «облако праха». Создал, кинул… — Обнови «броню дракона». Выполнил… тут же в нее прилетело какое-то мерзопакостное заклинание… — Атакуй «дыханием вечности». Выполнил… Мне показалось, что прошла целая вечность, хотя умом я понимал — все сражение заняло не больше десяти терций, в течение которых Учитель показал еще несколько новых плетений. Одно могу сказать точно — если бы не он, то этот первый же серьезный бой стал бы для меня последним. — Быстрее!!! — бушевал он. — Ты не успеваешь!!! Активация! Поздно…

126


Серая клякса прошла сквозь мою защиту, словно ее и не было. Образовавшаяся зеленая пленка, должная задержать эту кляксу, была за пределами кокона и помешать ей проникнуть в мою ауру не могла. — Атакуй! — А как же это плетение??? — чуть не в голос крикнул я, в панике рассматривая, как клякса растворяется в моей ауре, — в том месте аура тут же начала темнеть и образовалось пятно, которое стало постепенно расти. — Потом подскажу, что делать. Сейчас надо добить противников, так как у них еще осталась парочка артефактов, способных причинить тебе неприятности. «Длительная смерть», действие которой ты сейчас на себе наблюдаешь, применяется при казнях, когда осужденный маг ничего сделать не может: его способности заранее блокируют. Видимо, враги об этом не знали, испытывая на тебе действие различных артефактов, сами не подозревая об их особенностях. К сожалению, артефакты от этого менее опасными не становятся. Имею в виду, для тех, против кого они применены. — Понял. — Немного успокоившись, я подготовил «шквал тьмы» — комплексное заклинание, подсказанное Учителем уже в этом бою, и, рывком переместив его в ту часть помещения, где должен был находиться Зиосиль со своими магами, активировал. — Еще раз! Тем же самым. Последовав указанию, я на короткое время застыл, оценивая состояние своей ауры — поражено было уже около пяти процентов от всего ее объема. — Прорвал!!! Ты прорвал их артефактную защиту!!! Теперь нанеси ментальный удар средней силы. Этого хватит — личная защита у них слабая. Неожиданно накатившая боль, рождавшаяся в глубинах пораженного участка ауры, на несколько мгновений лишила меня способности соображать. — …МЕНТАЛЬНЫЙ УДАР!!! — как сквозь вату донесся до меня голос Учителя. Ничего толком не соображая, я атаковал, влив в удар значительно больше силы, чем требовал от меня разумный артефакт. — Все. Хватит! Ты половину убил, остальные без сознания. Теперь выкачивай энергию из окружающего пространства и концентрируй ее вокруг пораженного участка, уплотнив по максимуму. Таким образом мы купируем на время полученную рану, пока ты разбираешься с предателем. Лечением будем заниматься позже. — Это так и должно быть? — спросил я, наблюдая, как в темный участок со всей ауры начала стягиваться энергия, пропадая в ней, как в черной дыре. При этом сам участок понемногу разрастался, захватывая все новые части ауры. — КУПИРУЙ ПОВРЕЖДЕННЫЙ УЧАСТОК!!! — корабельной сиреной взвыл Учитель. — Или ты помереть собрался? 127


Непроизвольно дернувшись от этого крика, я выбросил энергоканалы за пределы своей защиты и собрал из окружающего пространства всю энергию, до которой только мог дотянуться. Еще не успокоившаяся буря энергии, разразившаяся из-за действия столь многих высших заклинаний, активированных здесь за короткое время, разом пошла на убыль, впитываясь в мои сборники энергии, выставленные наружу. Даже к линиям силы не пришлось цепляться! Заблокировав поврежденный участок, я еще постоял немного, намереваясь дождаться, пока не осядет пыль. — Фильтр! — про себя воскликнул я, озаренный неожиданной догадкой. — Хм… Молодец. Я уж думал, не догадаешься, — одобрил голос в голове. Развернув несколько заклинаний воздушного фильтра, насколько возможно увеличив их размеры, я за пару терций избавил помещение от древесной взвеси, и моему взору открылась неприглядная картина — всюду валялись обломки, оставшиеся от перекрытий, перегородок и мебели. То тут, то там из-под этих обломков виднелись различные части тел. Пол в центре получившегося огромного зала, потолок которого был где-то далеко вверху, в одном месте был проломлен, а в стене Древа зияла гигантская трещина, через которую открывался вид на район Иль-Эроа. На противоположной стороне зала я разглядел лежащих эльфов, числом чуть более десятка, вокруг которых валялось много самых разнообразных предметов, явно относящихся к магическим артефактам. Слегка прихрамывая, на что совершенно не обратил внимания, я побрел в их сторону, по дуге огибая дыру в центре зала. Местами приходилось перепрыгивать через препятствия в виде крупных обломков, возникающих на пути, местами — обходить их, если обломки были слишком большими. Доковыляв до лежащих, я пригляделся — из двенадцати эльфов в живых осталось лишь четверо. Неужели и Зиосиля убил? Фух-х… Нет! Вот он, лежит, с закрытыми глазами, запрокинув голову. Выжил благодаря амулету, лежащему сейчас на его груди: часть энергии ментальной атаки амулет принял на себя. Не знаю почему и что меня дернуло, но я полез в сознание эртдана. Преодолев довольно-таки сложный блок, выставленный несколькими мастерами ментала, и вычленив все, что касалось заговора, я наспех начал просматривать эти данные. Вот Лерон, вот поездка на границу, вот общение по амулетной связи. Хм… У меня возникло чувство неправильности. Что-то меня насторожило. Что-то тут не так. Но что именно? Еще раз просматриваю, пытаясь понять, что же именно меня насторожило. Возвращаюсь к этапу знакомства Зиосиля с Лероном. Та-а-ак… Да эти воспоминания похожи на искусственные!!! Проверим. Так и есть! Хоть и выполнены мастером своего дела, но по некоторым признакам, с первого взгляда не бросающимся в глаза, я выявил несоответствия. А где настоящие воспоминания? Логично, что их, скорее всего, стерли, но наглухо 128


стереть воспоминания чрезвычайно сложно. Более сильный маг их может восстановить, пусть и частично. Попытаюсь это сделать. Углубившись в сознание Зиосиля до самых глубоких его слоев, начинаю там рыскать, соблюдая крайнюю осторожность, дабы не сделать из него круглого идиота. Стертые воспоминания, как нам говорили на занятиях — сам никогда с подобным не сталкивался, — представляют собой затемненную область, располагающуюся где-то в самых глубинных слоях сознания. Тщательный поиск, в котором я не раз натыкался даже на такие вещи, как давно забытые сны эртдана, видимые им еще в раннем детстве, в конце концов дал положительный результат. На самых задворках его сознания, где хранились обрывки различных мыслей, тщательно гонимых Зиосилем от себя, где хранились страхи и фобии, воплощения которых он боялся до ужаса, я нашел маленький темный участок, весьма похожий на чей-то блок, выставленный на мизерный участок памяти. — Вот оно! — прошептал я и приступил к восстановлению, окончательно отрешившись от действительности, просто поручив приглядывать за ней Учителю и сигнализировать, если что будет не так. Когда практически все было готово и уже можно было просмотреть часть воспоминаний, Учитель меня окликнул: — Палаэль. Сюда идут. — Кто? — Эльфы, встреченные тобою на нижних этажах. — Это свои. — Я знаю, но все равно считаю, что лучше будет, если станешь сам контролировать окружающую обстановку. — Хорошо. Понял тебя, — я вынырнул из глубин сознания эртдана, попутно вытащив на поверхность почти вскрытый клубок воспоминаний. Работа значительно замедлилась, но зато я теперь имел возможность воочию видеть происходящее вокруг меня. В наполовину заваленной арке пока никого не было, но прислушавшись в тишине, я услышал осторожные, почти бесшумные шаги поднимающихся по ступенькам лестницы эльфов. И в этот момент мне удалось окончательно восстановить стертый участок памяти Зиосиля. Не отрывая глаз от арки, я начал просматривать информацию, которую кто-то пытался так тщательно скрыть даже от самого эртдана, подсунув ему ложные воспоминания. Первое, что я увидел в них, было очень знакомое лицо склонившегося над Зиосилем мага. М-да… Один из немногих эльфов, считающихся представителем ближайшего окружения отца. Зиосиль, между тем, был связан. « — Вы уверены, господин архимаг? — донесся невидимый голос невидимого пока эльфа.

129


— Это лучший вариант, — ответил другой голос, также принадлежащий эльфу, находящемуся вне досягаемости взгляда Зиосиля. — Или ты уже сомневаешься? — Нет. Я не испытываю сомнений, — с этими словами обладатель первого голоса появился в поле зрения эртдана.» Да это же… !!! Быстро просмотрев воспоминания дальше, я аккуратно положил голову Зиосиля, до того удерживаемую в руках, на один из обломков и принялся ждать, пока поднимется отряд эльфов — сторонников отца, в чем, собственно, уже не был так уверен. Первым в проходе показался герцог Рамуэл, сжимавший в руках клинок, который в магическом зрении светился мягким зеленоватым цветом. Он остановился и начал озираться по сторонам — меня, сидящего с другой стороны зала на каком-то обломке, пока не заметил. Не выявив никакой видимой опасности, Рамуэл осторожно пошел дальше. За ним в зал вступили другие члены отряда. — Все кончено! — громко сказал я, поднимаясь со своего места. — В живых осталось только четверо, во главе с эртданом Зиосилем. Лежат здесь, — и указал рукой в сторону лежащих тел. Герцог замер и внимательнейшим образом посмотрел на меня. В его глазах явственно читалось подозрение. Потом, опомнившись, он натянул на лицо улыбку и поспешил ко мне. — Ваше высочество! — вскричал он, — Я так рад, что вам удалось пленить этого гнусного предателя! Он ведь не погиб? — Увидев с моей стороны отрицательный кивок, не удержался и поморщился, едва заметно, но это не укрылось от моего внимательного взгляда. — Замечательно! — жизнерадостным тоном продолжил герцог. — Теперь предатель понесет справедливое наказание! Подойдя, Рамуэл встал напротив и чуть кивнул. — Благодарю вас за помощь, ваше высочество. Без вашего вмешательства мы бы не справились, — он вопросительно посмотрел на магов, сопровождавших его и теперь занявших места по бокам от него. — Это так, — подтвердил один из них, — Зиосилю удалось вскрыть хранилище артефактов СБ, хотя великий князь не давал ему ключей и вскрывающих заклинаний от магических замков. Лично я не понимаю, как ему это удалось. — Зато я понимаю, — с легкой усмешкой ответил я, глядя прямо в глаза герцогу, — и, думаю, герцог Рамуэл тоже понимает, КАК Зиосилю удалось достать все необходимые ключи и заклинания. Правда, герцог? — и выставил вокруг себя универсальный кокон, предназначенный как от физического поражения, так и магического. Маги удивленно на нас посматривали, не понимая, о чем идет речь. — Я не понял, к чему вы клоните, ваше высочество? — Лицо герцога окаменело, а взгляд сделался жестким и пронзительным. 130


— Я прочел память эртдана, — смерив его презрительным взглядом, ответил я, — включая стертые воспоминания, кои некоторые личности постарались удалить. И герцог попятился от меня, схватившись за свой меч точно так же, как утопающий хватается за соломинку. Лицо его перекосилось, и на меня уже смотрели глаза, полные ярости, в которых не осталось и следа от того уважения, которое он разыгрывал, когда подходил. — Все, — устало сказал я. — Как говориться, Game over1, — и вскинул вверх руки, запустив в действие заранее подготовленное заклинание. Тотчас из пола вырвались темные ленты, опутавшие Рамуэла и всех пришедших с ним эльфов, несмотря на то что они были одеты в одежды цветов моего же дома. Больше я рисковать не собирался, поэтому решил обезвредить всех, а затем разбираться, кто прав, кто виноват. Послышались вскрики падающих, никак не ожидавших от меня ничего подобного. Лишь герцог не произвел ни звука — он, извиваясь подобно червю, пытался дотянуться кончиками пальцев до своего сапога. Повинуясь моей воле, нити распрямили его, вообще лишив возможности двигаться. # # 1 Игра окончена (англ.). — Вот теперь можно и поговорить в спокойной обстановке, — я подошел ближе к лежащему Рамуэлу, отчего тот забился в путах, точно надеялся от меня уползти. — Ну, что же вы, герцог, так занервничали? Будете говорить? — Ничего я не скажу, выродок! — зашипел он, смерив меня полубезумным взглядом. — Это был риторический вопрос, — заметил я. — Разговаривать с тобой я не собираюсь. Ментальное прочтение воспоминаний расскажет мне гораздо больше, нежели ты сможешь мне рассказать, ведь при прочтении я смогу почувствовать эмоции, испытываемые тобой при каждом факте предательства. К тому же ты мог забыть некоторые вещи, являющиеся для меня немаловажными… В этот момент на меня вновь накатила волна боли, на сей раз гораздо более сильная, чем предыдущая. С некоторым трудом подавив эту боль, я вторгся в сознание Рамуэла, нисколько не заботясь об его ощущениях при этом, а они были. И судя по скорчившемуся лицу герцога, ощущения он испытывал весьма сильные и неприятные. Так и должно было быть при грубом взломе всех блоков, стоящих на его памяти, которых оказалось на удивление много. Ментальный просмотр занял у меня около десяти терций, в течении которых меня еще пару раз скрутила боль, и с каждым разом подавлять ее становилось все труднее. — Все? — спросил Учитель. 131


— Да, — подтвердил я, — теперь мне все ясно. Теперь надо спешить в Великокняжеское Древо, чтобы обезвредить главного негодяя, подвигнувшего Рамуэла на предательство, сделавшего из Зиосиля марионетку и подкинувшего идею о мятеже Виироэлю, являющемуся главой дома Танцующих Роз. — Тебе следует поторопиться. Блокада аурной раны скоро развалится. — Сколько у меня еще есть времени? — Не больше пары кварт. Дальше тебе будет нужно погружаться в состояние транса и заниматься лечением. — Понял тебя, — я вздохнул, представив, сколько еще нужно успеть, — постараюсь уложиться в озвученный срок. С этими словами я направился к выходу, оставив лежать связанными герцога и эльфов моего Дома, в невиновности коих пока не был уверен. Не забыл наложить точно такие же путы и на Зиосиля и его магов, еще не пришедших в себя. Лес. Княжеский дворец — Все! — опустив разговорный амулет, бесстрастно произнес великий князь, — командиры сводных отрядов доложили о полном уничтожении противника в пределах столицы! Главы мятежных домов арестованы и скоро под стражей прибудут сюда. — Тут Исиль нахмурился, словно только что до конца осознал информацию, полученную от командиров, и сделал паузу, после которой продолжил: — К сожалению, не всех удалось пленить. Основные зачинщики мятежа обнаружены убитыми в своих резиденциях, причем вместе с охраной. — Убитыми? — удивленно переспросил герцог Изгиэль, на что Исиль кивнул с задумчивым видом. — Весьма странно. Не находите, лэры? — обратился он ко всем присутствующим. — Находим, — за всех ответил герцог Адриаль, — становится все интереснее. Кто мог это совершить, кроме нас? — У кого есть какие-нибудь предположения? — Великий князь пристально посмотрел на сидящих за столом глав домов, архимагов и двух своих советников, недавно прибывших в резиденцию после выполнения некоторых его особо важных поручений. — Нет, — констатировал он, не дождавшись ответа, — здесь бессмысленно гадать, лэры. Советник Типил, необходимо отправить нескольких магов для выяснения всех обстоятельств смерти глав домов Танцующих Роз, Фиалок и Весенних Гроз. — Виироэль, Улиат и Аруилин соответственно, — ответил тот, поднимаясь со своего места. — Позвольте мне заняться этим вопросом? — и, получив утвердительный ответ, покинул кабинет. — Ваше величество! Мы совершенно забыли про Зиосиля, — подал голос второй советник, оставшийся в кабинете. 132


— Там наш резервный отряд, имеющий с нами амулетную связь, — ответил Исиль. — И там же находится Палаэль. Только вот что-то их долго не слышно. Все обратили свое внимание на трехмерную проекцию карты, зависшую над столом, сосредоточив взгляды на Древе дома Светящегося Мотылька. — Достамионииль, настрой Шар на это Древо, — приказал Исиль архимагу, ответственному за работу карты и Шара. Спустя несколько тим изображение указанного Древа появилось в Шаре, и на карту уже никто не смотрел. Вокруг резиденции дома Светящегося Мотылька не происходило ровным счетом ничего, если не считать изредка пробегающих по дороге одиночных эльфов, среди которых наблюдатели не увидели ни одного принадлежащего к мятежным домам. — Там нет боя, — заметил архимаг Ситиль, — создается впечатление, словно все вымерли. Может, поубивали друг друга? — Убили Палаэля? Маловероятно, — ответил Исиль. — Необходимо отправить кого-то на разведку. Кто там из командиров ближе всего находится к этой точке? — Эртлан Де… — договорить Достамионииль не успел. — Вот он! Палаэль!!! — вскрикнул Изгиэль, указывая на появившуюся во входной арке Древа фигуру. — Он жив!!! — раздался от двери радостный крик, обернувшись на который все увидели Бииниэль — королеву Леса и супругу великого князя. — Конечно, жив, — тепло улыбнулся ей Исиль. — Палаэль, с тех пор как покинул наше Древо и отправился на учебу, стал настолько сильным, что я уже не представляю себе, сколь силен должен быть противник, чтобы у Палаэля возникли проблемы. Очень сомневаюсь, что такие маги вообще существуют. По крайней мере, в нашем мире. — Все равно я волновалась, — прошептала королева и, пройдя к столу, села на один из стульев, который ей кто-то уступил. Шар в это время показывал, как Палаэль вскочил на коня, дожидавшегося его около Древа, и во весь опор помчался в сторону Меллорна. Среди всех глаз, устремленных на него через Шар, была парочка, в которых явственно читалось недовольство и даже ненависть. Но великий князь, как и королева Леса, не смотрели на окружающих их эльфов, поэтому заметить этих взглядов не могли. Они со все нарастающей тревогой следили за тем, как их сын, не жалея коня, походя снося все препятствия, возникающие у него на пути, мчится в сторону родного Древа. — Что-то случилось, — выразил свое мнение Исиль. — У меня тоже такое ощущение, ваше величество, — поддержал его герцог Изгиэль. — Я пойду его встречать! — не выдержала Бииниэль и, резко вскочив, выбежала из кабинета. Останавливать ее никто не стал, все лишь пожали 133


плечами и вновь переключили свое внимание на Шар. К сожалению, никто не заметил, как из кабинета выскользнули еще две фигуры… Лес. Княжеский дворец. Вне кабинета Два эльфа, быстро бегущих по хитросплетениям коридоров Древа, стремительно настигали эльфийку, идущую быстрым шагом к выходу. Бииниэль, а это была именно она, хотела встретить сына первой, обнять его и как можно дольше не отпускать от себя. Вся ее интуиция буквально кричала о приближении каких-то ужасных событий, которые затронут их всех. И Палаэля, и Исиля, и ее… Подумав об этом, она ускорила свой шаг, уже больше походящий на бег трусцой, чем на ту скорую поступь, которую при посторонних может себе позволить венценосная особа, очень спешащая по каким-то срочным делам. — Ваше величество! — окликнули ее сзади. — Ваше величество! Подождите! Бииниэль остановилась и повернулась в сторону окликнувшего ее эльфа. — А-а-а. Это вы, — она узнала приближающихся к ней эльфов. — Чего-то хотели, лэры? — Да, ваше величество, — кивнул ближайший из них, — у нас есть срочные новости для вас. — Говорите. — Вам необходимо посмотреть на кое-какую вещь. Не могли бы вы пройти с нами? — Нет. Я очень спешу. Давайте позже, — она повернулась, собираясь продолжить путь, но ее остановили: — Постойте, ваше величество! Прошу извинить за излишнюю настойчивость, но это весьма срочно и не терпит отлагательств. Касается вашего сына, Палаэля. — Что-то случилось? — вскинулась Бииниэль, — Говори же! — Пока не случилось. Но вам стоит на это посмотреть. — Вы можете сказать, на что именно мне необходимо посмотреть? — Увы… Ваше величество, вы меня хорошо знаете. Сколь часто я вас беспокоил по пустякам? Ее величество призадумалась. Действительно, конкретно этот эльф никогда не позволял себе дергать ее по мелочам, не стоящим внимания. — Далеко идти? — решила она уточнить. — Нет. Здесь рядом. Королева поколебалась, не в силах принять решение — то ли спешить к Палаэлю, то ли стоит пойти и посмотреть на некую вещь, по словам стоящего напротив эльфа, весьма важную и касающуюся того же Палаэля. 134


— Пойдем! — в конце концов приняла она решение и свернула вслед за двумя эльфами в один из боковых проходов. Князь Палаэль Преодолев последние метры пути, я перед самым входом резко осадил коня, спрыгнул и ворвался в Древо, едва не сбив стоящих на страже нескольких гвардейцев и магов. — Ваше высочество, вас ждут в… — крикнул мне вслед кто-то из них, но я не расслышал окончания фразы, поскольку был уже около лестницы, ведущей наверх. Защиту дворца пока не дезактивировали, поэтому сканирующее плетение я развернул только сейчас, по памяти введя в него параметры ауры истинного предателя, кои прекрасно помнил — видел-то я его в свое время очень часто! Считай, каждый день сталкивались с ним в коридорах моего родного Древа. Ну, пусть не я, а настоящий Палаэль, но тем не менее. Я сам, лично, видел его только один раз, когда только попал в этот мир. Вот он! Причем не один — рядом с ним я разглядел ауры еще одного мага, имеющего примерно третью ступень, и одного обычного эльфа, без каких-либо признаков магического дара. Больше в помещении, где они находились, никого не было. Аура мага мне показалась знакомой, и я постарался вспомнить, кому она может принадлежать. Мама! Это ее аура! А она ведь не догадывается, с кем сейчас находится в одной комнате, ведь второй эльф — который без магических способностей — тоже предатель, находящийся в одной команде с главным негодяем. Я даже толком не помню, как оказался на пятом этаже, на площадке которого столкнулся с отцом, вместе со своей свитой шедшим мне навстречу. — Приветствую тебя, Палаэль, — начал он и распростер объятия, собираясь меня в них заключить, — я так рад… — Мама в опасности! — крикнул я, уворачиваясь от его рук. — Она вместе с предателями в одной комнате на двенадцатом этаже! — и помчался по лестнице дальше, через несколько мгновений услышав топот ног множества эльфов, во главе с отцом бросившихся за мной. — С какими предателями? — донесся до меня голос отца. — Ты же разобрался с Зиосилем! Или нет? — Отец, Зиосиль был лишь пешкой в чужой игре! Его превратили в марионетку еще полтора сезона тому назад, вживив ложные воспоминания о предательстве, якобы им допущенном, — заорал я в ответ, отметив про себя, что миновал уже десятый этаж. Осталось еще два. — А кто предатель??? — донесся еще один вопрос, когда оставался один этаж. Я не стал даже тратить времени на ответ, в несколько прыжков преодолев последние ступени, и ворвался на этаж, в одной из комнат которого сейчас находилась моя мать в окружении пары предателей. 135


Приметив свое местоположение и соотнеся его с данными, поступающими со сканера, я побежал по запутанным коридорам, стараясь выбирать кратчайший путь. Топот ног и сиплые дыхания позади не отставали, держась все время примерно на одном и том же от меня расстоянии — не настигая, но и не отставая. Вот она, нужная мне комната, в которой находилась Бииниэь. Дверь была немного приоткрыта, и сканер указывал, что предатели вместе с моей матерью находятся от нее на противоположном конце комнаты. На секунду замерев около входа — это время мне понадобилось, чтобы обновить комплексную защиту, — я решительно толкнул дверь и вошел в помещение. — Стой на месте! — Негромкий голос заставил меня замереть, ибо, посмотрев на его источник, я увидел, что негодяй держит мою мать, прикрывшись ею, как щитом, и прислонив к ее тонкой шее лезвие стилета, аж светящегося в магическом зрении от вложенных в него смертоносных заклятий. — Чего тебе нужно? — спросил я, мрачно его разглядывая. За спиной послышались приближающиеся шаги, и в комнату ворвались еще несколько эльфов, тут же застывших на месте. — Мне? Мне нужна была месть, которая, к сожалению, не удалась в той мере, в которой я рассчитывал, — ответил архимаг Ситиль, а это был именно он, удерживающий мою мать. — Отпусти мою жену!!! — раздался сбоку голос отца, звеневший от гнева, вызванного осознанием предательства лиц, всецело пользовавшихся его доверием, и волнения за свою любимую женщину. — А-а-а, — усмехнулся архимаг, — вот и ты, Исиль! Пожаловал. — Почему? — спросил Ситиля отец. — За что? О какой мести ты говоришь? — За что, спрашиваешь? — не спуская с меня глаз, переспросил архимаг. — А ты лучше бы у нее спросил! — с этими словами он дернул Бииниэль за волосы, отчего она коротко вскрикнула, и я непроизвольно дернулся вперед. — СТОЯТЬ!!! — побледнев, зарычал Ситиль. — Или я ее прирежу! Обратите внимание, у меня в руках клинок Ардиза! Насколько всем присутствующим известно, раны от него не может залечить ни один целитель! — Он ее убьет в любом случае, — хмыкнули у меня в голове. — УЧИТЕЛЬ!!! У тебя есть мысли, как выйти из данного положения? — Есть. — Рассказывай!!! — Чего ты хочешь? — между тем повторил мой вопрос великий князь. — Я? Я уже ничего не хочу! — зло оскалясь, сообщил архимаг. — Мне даже наплевать на свою бессмертную душу — ее наверняка сожрет этот демон, которого ты называешь своим сынком! — После этой фразы вокруг изумленно выдохнули, пораженные таким признанием. Потеря бессмертной души считалось самым страшным, что может случиться с эльфом. — Хотел 136


твоей смерти, — продолжал Ситиль, — хотел смерти твоего выродка, но… Что ж. Не получилось. И все из-за него, — он кивнул в мою сторону, — я не ожидал, что в наш мир придет демон! Причем рожденный от тебя и Бииниэль! — Ситиль неожиданно расхохотался совершенно безумным смехом. — Разум оставил его, — прошептал кто-то сзади, — он может убить королеву… — …Откачав абсолютно всю энергию с данного кольца, — у меня в голове проносились схемы, комментируемые Учителем, — ты введешь тело в состояние заморозки, в котором оно может находиться неограниченно долгое время. Только не стоит забывать, что… Нужно потянуть время, пока Учитель мне все подробно не объяснит. — …Этот демон, — тыча пальцем в мою сторону, вещал Ситиль, — сейчас увидит, что не все в его власти! — В голос архимага начали примешиваться истерические нотки, ясно показывающие, что с его разумом далеко не все в порядке. Не знаю почему, но такое уже бывало, и не раз, когда архимаги ментального направления сходили с ума. Только это, как правило, случалось при проведении сложных экспериментов, в которых архимагам приходилось сильно разгонять быстродействие сознания. Так, по крайней мере, нам говорили на занятиях. И сходили они с ума несколько иначе, нежели Ситиль, долго планировавший проведение очень сложной интриги, — они становились буйными, никого не узнавали и атаковали все, что казалось им обладающим хоть долей разума. — Постой! — воскликнул я. — Насчет меня я все понял. Только не могу взять в толк одного! Откуда такая ненависть к великому князю и к королеве Леса? — Она была моей невестой! — словно выплюнул архимаг. — А твой папаша у меня ее увел, пока я учился в Академии! И она… предпочла мне власть, которую получила, выйдя за него замуж! НЕНАВИЖУ!!! — А чего он хочет? — я глазами указал на второго предателя, до сих пор являвшегося советником моего отца. — Советник Лакил, действительно поведай нам, чего ты хотел достичь, предав своего сюзерена? — судя по голосу, это озадачился герцог Изгиэль, глава дома Изумрудного Клинка. Но советник ничего не ответил, лишь молча, остекленевшими глазами поглядывая как будто сквозь нас. — Понятно, — протянул я, — этого ты тоже зомбировал, как и несчастного Зиосиля. Ведь так? — Так, — довольным тоном ответствовал нам Ситиль, — правильно догадываешься, выходец из инферно. — Но как? — пораженно спросил кто-то из свиты отца. — Как такое могло получиться? Ведь у всех высших сановников стоят блоки, препятствующие ментальному вмешательству в их разум! 137


— Тут нечему удивляться, — мрачно заметил Исиль, — он последние сто лет возглавлял группу магов, проводящих обновление ментальных блоков. В группу входят обычно три эльфа, но в случае с Лакилом двое других менталистов неожиданно заболели, а больше никого подходящего уровня в тот момент поблизости не оказалось. Поэтому я разрешил провести обновление блока ему одному. Надо еще разобраться по поводу болезни тех двоих… — И, повысив голос, спросил: — Тогда как ты обошел клятву крови на верность, которую приносил мне? — Клятву пришлось обходить долго, но я справился, пусть и потратил на это около ста лет, — самодовольно ответил Ситиль. — Множество магических экспериментов по изменению характеристик крови, проводимых мною совершенно официально, замечу, при вашей же помощи, с последующими изменениями в структуре головного мозга, несколько видоизменившими его, позволили обмануть наложенные на меня оковы в виде клятвы. Должен признать, что здесь мне повезло! Ведь стоило вам потребовать принести клятву еще раз, в целях обновления магических оков, накладываемых ею, — и все мои труды пошли бы насмарку! — Теперь понятно, почему у тебя с головой не все в порядке, — прошептал я. — Скажи, Ситиль, а каким образом тебе удалось подговорить герцога Рамуэла? Он-то, в отличие от этих двух, не был зомбирован! — За спиной вновь удивленно зашептались. — Рамуэл тоже? — больше всех был поражен отец. — Но… Ведь он тоже принес клятву! Или здесь также изменен состав крови и структура мозга? — …После завершения работы заклинания нужно поместить тело в пространственный додекаэдр, сплетенный из силовых линий стихии воздуха, настроенных на поддержку трансцендентного плетения откачки внешней энергии. Вот вид получившейся конструкции. Как ты наверняка заметил… — продолжал инструктаж Учитель. — Он принес клятву верности, в которой четко указано о недопущении действий, направленных во вред великому князю. Вот он таких действий и не допускал! — пояснил архимаг. — Мы с ним уговорились, что он помогает мне, выполняя все мои просьбы и при этом намеренно не вникая в детали разработанного мною плана. То есть он не знал, направлено ли данное конкретное действие во вред короне или же нет, что позволило ему избежать возмездия клятвы. Гениально! Не правда ли? — И чего же хотел Рамуэл? — уточнил великий князь. — Власти! — буркнул я, избавив Ситиля от необходимости отвечать. — Он хотел править Лесом, с помощью мятежников избавившись от всех неугодных. — Править Лесом? — в очередной раз пришлось удивиться отцу. — Как это он себе видел? Да его бы смяли Великие дома, имеющие родственные связи с моим Домом. — Рамуэл после реализации плана Ситиля по твоему устранению хотел развязать полноценную гражданскую войну, — решил объяснить я, после 138


того как архимаг молча пожал плечами. — И у него бы получилось, так как мятежные дома, среди которых было три Великих, хотели создать регентский совет при моем младшем брате, в состав которого, по их плану, должны были войти только поддержавшие их в мятеже. Те есть их схватка с Великими домами, связанными с нами родственными узами, была гарантирована. А Рамуэл стоял бы в сторонке, чтобы затем добить обескровленного победителя. Единственное, в чем они изначально просчитались, — это в недооценке моих способностей. Из-за меня мятежники не смогли покончить с тобой и бросились разбираться с Зиосилем, которого Рамуэл рассчитывал натравить на победителя в будущей гражданской войне. Для этого он даже вскрыл секретные запасники СБ и выдал из них Зиосилю наиболее сильные артефакты. — Я, затягивая время, старался говорить как можно дольше. И мне это удалось, поскольку Ситиль с интересом слушал мою речь! Видимо, он не был в курсе всех действий Рамуэла, а может, просто не вдавался в такие, по его мнению, мелочи, целиком сосредоточившись на своей мести. Герцог же умело использовал наработки архимага, готовя свой план захвата власти в Лесу. — М-да-а-а… — отец заметно нахмурился. — Там были артефакты, имея которые можно было смело выходить на поединок с сильным демоном. Рад, что маги Зиосиля не успели их использовать, не то вряд ли тебе удалось бы выжить, Палаэль. Даже с учетом твоих способностей. — Все, — коротко бросил я. — Что «все»? — не понял Исиль. — Они использовали все артефакты. Все, до единого, — пояснил я ему. Отец повернул голову ко мне и как-то странно посмотрел, словно перед ним стоит не его сын, а привидение, явившееся прямиком из загробного мира. — Все? Наговорились? — подал голос Ситиль. — Приступим к основному действу? — Не причиняй ей вред! Давай договоримся! — Отец вновь переключился на архимага, всем своим видом излучая миролюбие и готовность к переговорам. — Исиль! Палаэль! — вдруг прервала свое молчание Бииниэль, до этого довольно спокойно, без всякой паники, наблюдавшая за происходящим. — Не унижайтесь перед этим мерзавцем. Единственное, о чем попрошу, позаботьтесь, чтобы он подыхал долго и мучительно! — Она чуть-чуть повернула голову, чтобы архимаг оказался в поле ее видимости, и ее губы скривились в столь жесткой и презрительной усмешке, которой я никогда у нее не видел, да и сейчас не ожидал. — Ситиль! Послушай, что я тебе скажу. Я рада, что тогда выбрала достойного мужчину, с которым прожила счастливую жизнь, родив в браке двух сыновей. А ты… Ты мягкая веточка, не способная стать опорой ни для одной из эльфиек, ты… — Договорить она не успела. Ситиль, утробно зарычав, полоснул стилетом по ее горлу и сразу же, не мешкая ни секунды, вонзил его себе в грудь. 139


— НЕ-Э-ЭТ!!! — заорал отец, бросился к падающей Бииниэль и подхватил ее на руки до того, как она осела на пол. — ЦЕЛИТЕЛЯ СЮДА!!! — Ваше величество, — вперед выступил Достамионииль, архимагцелитель. — Он использовал клинок Ардиза. Думаю, что-либо дополнительно пояснять не имеет смысла. — Нет! Я не верю в то, что она умрет, — причитал Исиль, пальцами зажимающий рану на шее любимой женщины, в попытках остановить поток бьющей из нее крови. — Не верю… — Он невероятным образом за эти мгновения осунулся и, казалось, заметно состарился. — Отец! — окликнул я его, закончив подготовку всех плетений, продемонстрированных Учителем. — Никто пока здесь не умер, за исключением этого мстителя-неудачника. И не умрет! Меня буквально прожег взгляд отца, излучавший такую надежду, что мне стало не по себе. — Ты можешь ее вылечить? — Пока нет, — покачал я головой, — на этом этапе заморожу тело, привязав к нему душу, и остановлю действие магического яда от этого кинжала, нейтрализовав уже попавший через рану. Сам смогу вылечить ее еще не скоро, но подскажу нашим архимагам-целителям, как это можно будет сделать. — Ты нейтрализуй яд, а дальше мы сами справимся! — воскликнул Достамионииль, отбросив этикетное обращение в сторону. — Не сможете, — прошептал я, разворачивая сеть заклинаний вокруг матери, предварительно заставив отца опустить ее на пол. — Здесь есть некоторые нюансы, о которых я вам чуть позже расскажу. Аккуратно создал плетения и, еще раз все перепроверив, напитал их энергией, четко, как на весах, отмерив необходимое ее количество. Теперь активация. Добавляем каплю силы и… Конструкции плетений потемнели, потом постепенно начали светлеть, по мере того как впитывали энергию из пространства, внутри которого находилась Бииниэль. Через терцию стал виден невооруженному глазу мерцающий додекаэдр, представлявший внешнюю границу объема, с которого осуществлялся отбор энергии. По мере того как его мерцание усиливалось, он понемногу стал подниматься, пока не завис на высоте полутора метров над полом. Тело Бииниэль внутри додекаэдра приняло абсолютно белый цвет, и, как мне показалось, начало светиться в полумраке помещения, а на коже выкристаллизовались сверкающие льдинки, отражающие голубоватый цвет силовых линий конструкции. — Снежная королева, — прошептал я, непроизвольно залюбовавшись открывшейся картиной. — Она прекрасна! — потрясенно сказал великий князь, неподвижно застыв, подобно всем присутствующим в зале. БОЛЬ!!! Приступ накатил неожиданно, заставив зашипеть и напомнив о том, что мне тоже срочно необходимо лечение. Справившись с приступом, 140


замечаю, что все смотрят на меня — кто-то пристально и изучающе, кто-то с удивлением. — С вами все в порядке, ваше высочество? — спросил Достамионииль, внезапно оказавшийся рядом. — Я вижу непонятные затемнения в вашей ауре. — Блокаду невозможно дальше поддерживать, так что срочно нужно начинать лечение! — Это уже Учитель, следивший за моим состоянием, пока я разбирался с насущными делами. — Потерплю, пока до комнаты не доберусь, — попробовал возразить я, — или не успею? — Давай не будем рисковать. И так оттягивал, пока это было возможным, всеми способами выигрывая для тебя время. Ложись. — Хм… — усмехнулся я. — Веселая картина получается! Мать и сын, при смерти лежащие в одной комнате. — Ложись уже, юморист. И ауру сверни, надев ограничители. Так легче лечить будет. — Ваше высочество! — вновь окликнул меня Достамионииль, внимательнейшим образом вглядываясь в мою ауру. — Вы ответите мне? — Ты ничем помочь мне не сможешь, — наконец ответил я. — Я здесь прилягу ненадолго. Нужно полежать… — с этими словами уселся на пол, потом лег, закрыл глаза, отрешился от всего происходящего и погрузился в транс. Лес. Княжеский дворец — То есть ты даже приблизительно не можешь сказать, что с ним произошло? — уже в третий раз задал Достамиониилю один и тот же вопрос великий князь, в очередной раз пройдя вокруг жены, зависшей в воздухе в объятиях плетения непонятного назначения, и сына, лежащего рядом с этим своим творением. — Нет, ваше величество, — вновь терпеливо ответил архимаг. — Одно могу сказать точно — его аура была поражена то ли непонятной болезнью, то ли атакующим плетением, воздействие чего и вызвало появление тех странных пятен, которые я сумел рассмотреть. — Он спит? — последовал следующий вопрос. — Сомневаюсь, — покачал головой Достамионииль. — Скорее похоже на состояние транса, и судя по некоторым изменениям, происшедшим с аурой после погружения Палаэля в текущее состояние, предположу, что он занимается самолечением. — Он не целитель! — не удержался от восклицания Великий князь. — Как он может исцелить самого себя? Скажи! Ты же архимаг-целитель! — Не знаю, ваше величество. Не знаю, — вздохнул Достамионииль. — Слишком много странностей замечено мною в Палаэле после его падения со 141


скалы. В теории самолечением аурных повреждений может заниматься целитель, имеющий третью ступень развития. Не меньше. Палаэль же вообще не целитель, но, судя по всему, сам себя сейчас лечит. Значит, всетаки целитель. С другой стороны, он сам сказал, что не может исцелить королеву. Но весь комплекс подготовительных мероприятий провел сам… Причем на высочайшем уровне! Многого из того, что он наложил на Бииниэль, я никогда раньше не видел! Возникает вопрос: откуда он все это знает? Разве что в империи обучили, но там же уровень знаний по данному направлению значительно уступает нашему. В общем, я ничего не понимаю, ваше величество. И повреждения ауры, подобные этому, вижу впервые, поэтому пока не знаю, как их лечить. Я мог бы предположить, что может помочь высшее заклинание исцеления, способное залечивать не только плоть, но и даже почти разорванную ауру, только, подозреваю, не в этом случае. Тут нужно проводить исследования. — Стоп! — Исиль остановил поток сознания, последовавший от архимага. — Ты можешь ответить на вопрос? — Какой, ваше величество? — Моей жене и сыну сейчас что-либо угрожает? — Скорее нет, чем да, — уклончиво ответил Достамионииль. — Ее величеству точно ничто не угрожает. Тольк�� вот вывести ее из этого состояния может лишь Палаэль. Вернее, подсказать нам, как это осуществить. Ему же самому… Думаю, он вылечится. — Срок сказать не можешь? Достамионииль лишь пожал плечами на последний вопрос. — Ладно, — подвел итог Исиль, — нам остается только ждать. Нужно выставить караул перед… — Ваше величество!!! — в комнату вбежал молодой эльф из дворцовой прислуги. — Ваше величество!!! — Завидев великого князя, он ринулся к нему, по пути расталкивая стоявших глав домов, архимагов, чуть не сбил с ног единственного оставшегося советника Исиля. Никто ничего не сказал на это, все только насторожились, ожидая чего-то нехорошего. — Что случилось? — обуреваемый точно такими же предчувствиями, спросил великий князь. — Дроу просят активизировать центральный портал Дворца! От них к нам направляется делегация! Исиль в сердцах выругался, что было ему совершенно не свойственно. — Их только сейчас тут не хватало. Чего хотят? — Не знаю, ваше величество. — А предупреждать заранее посчитали ненужным? — скорее прокомментировал, нежели задал вопрос герцог Адриаль, глава дома Зеленого Папоротника. — Запрос сделан еще позавчера, — отчеканил слуга, — но всем было не до информационного камня, по которому происходит общение с дроу. Маги только сейчас до него добрались. 142


— Казнить их! Этих бездельников-магов! — эмоционально предложил Адриаль, не в силах понять, каким образом можно было оставить без внимания портал и данный камень. — Потом разберемся, кто виноват, — поморщился Исиль, вспомнив, что это архимаг Ситиль заикался о снятии данного поста и назначении освободившихся магов в резервный отряд. Дескать, сейчас схватить предателя важнее, нежели держать без дела трех довольно сильных одаренных. Теперь все ясно… — Передай магам, чтобы помедлили немного с ответом, пока мы приготовимся. — Эльф развернулся и с той же скоростью, с которой бежал сюда, помчался в обратную сторону. — Ну, что? Парадные одежды у всех с собой? — с иронией спросил Исиль у окружающих. — Великий князь! — окликнул всех герцог Изгиэль, подошедший к мертвому Ситилю. — Посмотрите! — с этими словами он наклонился и снял с груди архимага медальон, до этого спрятанный у того на шее, после чего выставил его на всеобщее обозрение. — Что это? — спросил Достамионииль. — Это медальон Братства, — мрачно пояснил Исиль, — или, как его еще называют, орден Идущих. — Орден? В Лесу? — Как видите. Ладно, с этим потом разберемся, а сейчас пойдем встречать делегацию дроу. Портал под Хребтом. Делегация дроу В большом каменном гроте напротив арки портала неподвижно стояли тринадцать жриц дроу — по одной от каждого Великого дома, — терпеливо дожидаясь, пока их сестры его не активируют. Плащи, изготовленные из шерсти пещерного варака, в которые они поначалу кутались, сейчас были откинуты за плечи, открыв взгляду одинокой ящерицы, сидевшей на камне неподалеку, остальное одеяние жриц. Оно, это одеяние, было у всех одинаковым — короткая юбка, широкий ремень, за который была заткнута черная плетка Ллос, сапожки с высоким голенищем, доходящим до колен, панцирь-нагрудник, оставлявший открытым живот, и, собственно, пресловутый плащ. Из оружия, если не принимать во внимание плети Ллос, являющейся для жриц подобием жезла, использующегося остальными магами этого мира, у каждой был меч, крепившийся с помощью перевязи за спиной. — Да в чем у вас проблемы? — не выдержав ожидания, крикнула жрицам, копошившимся около доски портала, Шилол, мать Серого дома, возглавляющая сию делегацию, которая направлялась по заданию самой Ллос в Лес. 143


— Обратный сигнал отсутствует, мать Шилол, — ответила ей одна из жриц около портала. — Создается такое впечатление, что там никого нет! Хотя запрос с информационного камня они сегодня сняли, значит, знают о намеченном нами визите. — Не похоже на великого князя, — заговорила Шилол, потом до нее вдруг дошло: — Когда сняли? — Сегодня. — А когда мы отправили этот запрос? — Позавчера, — ответила жрица, — мне тоже это показалось странным. Хотя, может, у них правила приема изменились и сейчас так принято? Порталом-то мы пользовались последний раз сезонов тридцать назад. — Сомневаюсь, — не согласилась с ней Шилол, — они бы тогда нас предупредили. Тут раздался короткий треск, и арка портала начала приобретать синеватый оттенок. — Есть прием! — воскликнула другая жрица, из числа пытающихся настроить портал. — Они открыли свой на прием! Мать Шилол, прошу приготовиться. — Мы уже давно готовы, — проворчала та, вновь укутываясь в свой плащ и надевая на лицо маску грозной воительницы. Остальные жрицы — участницы делегации — последовали ее примеру. — Можете идти, — просигнализировали ей спустя несколько тим, и делегация вошла в арку портала. С другой стороны их встречала группа эльфов, возглавляемая самим великим князем, что заставило мать Шилол несколько насторожиться: ведь по обычаю делегацию встречало доверенное лицо великого князя, чтобы затем проводить к нему самому. Обычай действовал и в обратную сторону — делегацию эльфов провожали к высшей жрице доверенные лица. — Приветствую вас, жрицы Великой Ллос, — сделав несколько шагов навстречу, поздоровался великий князь, — да пусть ее величие растет, питаясь вашим ревностным служением ей. — Приветствуем тебя, великий князь, — слегка склонилась в ответном приветствии мать Шилол, — да пусть дни твоей жизни будут бесконечными, и Лес продолжит процветать под сенью твоей власти, и… — она запнулась, неожиданно заметив, что у одного из эльфов, присутствующих во встречающей группе, на рукаве темнеет несколько пятен. Кровь! Правда, пятна не бросались в глаза, скорее даже были трудноразличимы, но от взгляда матери Серого дома подобная деталь не могла укрыться. — Простите, ваше величество, — извинилась Шилол, — я с трудом переношу переходы через портал, — мгновенно нашла она объяснение своей запинке и украдкой более внимательно попыталась рассмотреть стоящих напротив, сразу же отметив про себя их несколько потрепанный вид. При этом лица у всех были бесстрастными, очень напоминающими таковые у 144


каменных статуй, стоящих во множестве по всей столице королевства дроу — подземному городу Марзенулосу. — И с каких это пор вы страдаете этой непереносимостью, мать Шилол? — с улыбкой спросил великий князь, заметивший ее взгляд, пробежавшийся по его эльфам. — Недавно, — вернула улыбку Шилол, осознавшая, что Исиль все разглядел и все понял, — только сейчас и почувствовала эту самую непереносимость. — Ясно, — кивнул тот, — заметила. Хотя… Все равно скрыть не удастся, как бы мы того ни желали, поскольку слишком уж велики последствия происшедших событий. И многие из них видны невооруженным взглядом. — У вас что-то произошло? — поинтересовалась мать Серого Дома. — Мятеж, предательство, вернее, в обратном порядке, затем небольшая война, происшедшая в пределах Иль-Эроа. В нескольких словах и не рассказать. Пройдемте со мной, — Исиль сделал приглашающий жест и, развернувшись, пошел к выходу. Делегация дроу последовала за ним. Центральная площадь Иль-Эроа. Эртсин Виоэль На площади собралась огромная толпа, преимущественно состоящая из бойцов и магов различных домов, принимавших участие в подавлении бунта. Все выжидали неизвестно чего, бестолково топчась на месте. Отряд эльфов, в котором находилась Виоэль, принимавший участие в зачистке столицы от остатков мятежников, прибыл на площадь позже всех остальных и лишь добавил численности общей массовке. — Чего мы сюда приехали? — обратилась Виоэль к Габриэлю, эртсину шестой боевой группы магов, на данный момент командовавшему всем отрядом, состоящим из пяти таких групп. — Все главы домов собрались во дворце, — не оглядываясь, ответил ей Габриэль, сосредоточенно высматривающий в толпе представителей дома Изумрудного Клинка. — Сама же знаешь, что по окончании вооруженных столкновений боевым отрядам предписано явиться к главе дома или лицу, его замещающему. Замещающее лицо в столице назначается лишь в случаях отсутствия в ней главы. Так как сейчас герцог Изгиэль, — продолжал он объяснять ей, словно маленькой и несмышленой девочке, прописные истины, — находится в Иль-Эроа… — Поняла я уже!!! — вскипела Виоэль, ненавидевшая, когда с нею начинали обращаться подобным образом. — Хорошо, — кивнул Габриэль, который резко изменил отношение к Виоэли, как только выяснились некоторые ее знакомства. Ведь до того момента, когда речь об ее неких высокопоставленных знакомых шла на уровне слухов, он вполне мог и прикрикнуть на нее, если она допускала 145


ошибки, или прочитать нравоучительную лекцию на тему «как же теперь учат в Академии!», но после… После прояснения некоторых обстоятельств, увиденных им собственными глазами, он себе этого позволить уже не мог, прекрасно понимая, что стоит только Виоэли пожаловаться, как тут же с ее обидчиком будут разбираться очень серьезно и очень конкретно. Сын великого князя так напрямую и сказал! А еще Истамирэль и Тилиэль — наследники могущественных великих домов, — как выяснилось, тоже являются ее близкими друзьями. В итоге при проведении зачистки в ИльЭроа Габриэль выделил два десятка магов для ее охраны, не считая того, которым руководила сама Виоэль. Естественно, втайне от нее. Несложно подсчитать, что зачисткой занимались всего двадцать магов из сводного отряда, остальные, заинструктированные Габриэлем до потери пульса, зорко охраняли эту подружку высокопоставленных эльфов. На данный момент Габриэль мечтал лишь об одном — передать сей ценный груз эртлану Домисалю, руководившему всей сотней магов, распределенных по десяти боевым группам. — Поехали ко дворцу! — предложила Виоэль. — Спросим у охраны, когда можно ждать выхода глав домов, — и начала пробиваться через толпу к Меллорну. — Никакой субординации, — тихо заметил командир седьмой группы эртсин Дарэл, предварительно подождав, пока она отъедет подальше, чтобы не расслышала его слов. — Ты ей об этом скажи! — не выдержав, несколько повысил голос Габриэль. — Я, по-твоему, на дурака похож? — покачал головой Дарэл. — Тогда молчи. Поехали за ней! Габриэль устремился вслед за девушкой, за ним последовал весь остальной отряд, не без труда продираясь сквозь массу эльфов. Нагнали они ее уже около Великокняжеского Меллорна, где она разговаривала с представителем охраны, заблокировавшей центральный вход. — …И до вас не доводили никаких распоряжений касаемо собравшихся на площади вооруженных групп? — пыталась разговорить гвардейца Виоэль. И это ей удалось, поскольку гвардеец, до этого не обращавший на нее никакого внимания и смотревший как будто сквозь нее, наконец не выдержал: — Эртсин… — Виоэль, — подсказала она. — Эртсин Виоэль! Никаких сведений и распоряжений до меня не доводили, иначе я бы их уже передал тому, кому они адресованы! По первому вопросу, заданному вами, отвечу, что с князем Палаэлем все в порядке — он менее кварта назад въехал во дворец и больше его не покидал. — Ясно, — девушка отвернулась от гвардейца и увидела перед собой улыбающегося Габриэля. — Что? — усмехнулся он. — Результаты есть? 146


— Нет, — пожала она плечами, — охрана ничего не знает. Ну, за исключением того, что князь Палаэль сейчас во дворце. — Ага! — В этот момент Габриэль вспомнил об эльфе, который был вместе с сыном великого князя в момент их встречи. — А где тот эльф? — Который? — уточнил эртсин Дарэл, которому удалось не отстать от Габриэля, пока они пробирались через толпу к Виоэли. — Тот, что был с князем Палаэлем в момент нашей встречи, — пояснил Габриэль. — Эльф? Весьма интересный эльф, ничего не понимающий по-эльфийски, скромно отмалчивающийся на любой вопрос, адресованный ему, и укрытый иллюзией, — усмехнулся Дарэл и впервые за все время, прошедшее с момента назначения Виоэли эртсином десятой боевой группы, подчеркнуто вежливо обратился к ней: — Леди Виоэль, а не подскажете нам, кто же скрывается под иллюзией эльфа? — Издеваешься? — поморщилась она на это обращение, — В момент службы я эртсин Виоэль! — Не обижайтесь! — деланно вскинул руки Дарэл, честными глазами глядя на девушку. — Я ни в коей мере не хотел вас задеть! Так… Оговорился. Ну, так что по сути вопроса? — Князь ничего не говорил мне по этому поводу, — удостоила она его ответом, — за исключением того что его зовут Седрик, если память мне не изменяет. Дарэл с Габриэлем переглянулись. — Исконно эльфийское имя — Седрик! — с сарказмом воскликнул Дарэл. — Что же ты раньше молчала об его имени? — Никто не спрашивал! — огрызнулась Виоэль. — Подозреваю, что под иллюзией скрывается человек, — предположил Габриэль, — это имя наиболее часто встречается у людей, хотя иногда его используют и гномы, но гораздо реже. — Попробуем заглянуть за иллюзию? — подняла бровь девушка. — Попытайся! — дружно предложили ей эртсины. — Я не могу, — расстроенно призналась Виоэль, — заклятие, наложенное на Седрика, слишком мощное. У меня элементарно не хватит ни сил, ни мастерства. Может, кто-то из вас попытается? Или можно попробовать объединить усилия. — Не-э-э! — столь же дружно отрицательно ответили Габриэль с Дарэлом. — Разрушать маленькую тайну сына великого князя… — продолжил Габриэль. — Увольте! — Вы чего! — захлопала ресницами Виоэль. — Боитесь? — Боимся? — переспросил Дарэл. — Конечно, нет! Как ты только могла такое подумать? Мы абсолютно ничего не боимся! Ни богов, ни демонов, ни великого князя, ни его сына. Просто несколько опасаемся неприятных последствий. 147


— Здесь нечего опасаться, — уверенно заявила Виоэль. — Князь Палаэль очень добрый! — Да-да, мы знаем, — закивали ее собеседники, — нисколько не сомневаемся в его доброте. Особенно по-доброму он разобрался с мятежниками на площади, насадив большую их часть на каменные колы, сидя на которых они долго кривлялись, изображая смертные муки. — Да ну вас! — махнула рукой Виоэль. — Скажите лучше, что с Седриком делать предлагаете? — Сдать его охране, — сказал Габриэль, — пусть они его к князю Палаэлю проводят. Сказано — сделано. Вытащив бессловесного «эльфа» из толпы и поставив его пред ясные очи охраны дворца, Габриэль объяснил сложившуюся ситуацию старшему из присутствовавших королевских гвардейцев. Тот долго отнекивался, но в конце концов уступил, согласившись оповестить о спутнике князя Палаэля свое начальство. Через несколько терций ожидания ко входу спустился эльф, с надменным лицом взиравший на открывшуюся его взгляду толпу. Увидев его, Виоэль радостно вскрикнула и замахала руками. — Тилиэль!!! Эльф повернул голову в ее сторону, и в глазах промелькнуло узнавание. Он вскинул руку и приветственно помахал ею, после чего направился в сторону Виоэли, растеряв весь свой высокомерный вид. — Это конт Тилиэль из дома Зеленого Папоротника? — спросил у девушки Габриэль. — Он самый, — подтвердила она, — сейчас его попросим разобраться с Седриком. Может, он его с собой заберет и проводит к Палаэлю. — Было бы неплохо, — согласился Габриэль. Между тем, миновав почтительно расступившуюся перед ним охрану, Тилиэль подошел и поцеловал девушку в щечку, отчего она смутилась и зарделась, несмотря на то что понимала — такова традиция, принятая в высшем свете между близкими друзьями противоположных полов. И этим жестом конт Тилиэль показал всем окружающим, что воспринимает ее как равную. — Привет, Виоэль! — по-свойски обратился он к ней, не обращая никакого внимания на ее спутников, словно их и не было. — Какие тропы судьбы тебя привели сюда в такое смутное время? — Привет, Тилиэль, — поздоровалась она с наследником дома Зеленого Папоротника, на данный момент четвертого по могуществу из всех существующих домов Леса, — моя группа участвовала в зачистках столицы от мятежников. Сейчас с ними покончено, и мы прибыли сюда, ожидая дальнейших распоряжений от герцога Изгиэля. — Он здесь, во дворце, — кивнул Тилиэль. — Я знаю. Но помимо этого, у меня есть дело к Палаэлю. — Какое? — насторожился Тилиэль, подавшись немного вперед. 148


— У нас находится его спутник, с которым он прибыл в Лес, — начала объяснять Виоэль, — зовут Седриком. — Где он? — Вот, — она указала в сторону Седрика, переминающегося с ноги на ногу немного в сторонке и с живым интересом рассматривающего все окружающее. — Эльф? — не стал скрывать своего удивления конт. — С таким именем? — Нет! Это не эльф. На него накинул иллюзию Палаэль, видимо, чтобы вопросов меньше вызывать, пока добирается с ним до Иль-Эроа. Поэльфийски Седрик не понимает либо прикидывается, что не понимает. — Тогда кто это? Имею в виду расовую принадлежность. На этот вопрос Виоэль лишь неопределенно пожала плечами — мол, сама не знаю. — Понятно, — сказал Тилиэль, над чем-то задумавшись. — Сейчас должен спуститься представитель Великокняжеского Дома и, как понимаю, сопроводить Седрика к Палаэлю, — нашла нужным пояснить эльфийка, на что конт усмехнулся: — Все сейчас заняты, поэтому отец отправил меня. Разумеется, с разрешения великого князя, которому и доложили о неизвестном эльфе, якобы сопровождавшем Палаэля до Леса. — Так веди его! — Так и поступим, — согласился Тилиэль, — только сперва покажу его архимагам, прежде чем вести к великому князю. Пусть иллюзию снимают. Посмотрим, кого наш друг в Лес притащил. — А почему к великому князю? — изумилась Виоэль. — Почему не к Палаэлю? — Но Тилиэль уже отошел, жестом пригласив Седрика идти за ним. Тот, посмотрев на эльфийку и не получив никакого сигнала, запрещающего ему следовать за неизвестным эльфом, грустно вздохнул и двинулся вслед за контом. Вдруг Тилиэль обернулся и нахмурился. — Ты чего стоишь? — окликнул он девушку. — Думаешь, я сам буду объяснять великому князю, кого это я привел? — А что, я? — ужаснулась Виоэль. Рядом послышались изумленные вздохи эртсинов, а также других членов отряда, находящихся рядом и прекрасно все слышавших. — Ты! — подтвердил конт и зашел за кольцо охраны. Проходя мимо охраны, Виоэль расслышала легкое покашливание, которым явно пытались привлечь ее внимание. Повернув голову, она увидела того самого охранника, с которым разговаривала первоначально. — Прошу меня простить за неподобающее обращение, леди Виоэль, — счел он необходимым извиниться перед ней. — Ничего страшного, — ответила она, находясь в сильном волнении от предстоящего разговора с самим великим ��нязем Исилем.

149


Глава 5 Лес. Княжеский дворец. Спустя кварт Четыре жрицы дроу в компании двух эльфов — великого князя и его советника — молча созерцали зависшую в воздухе королеву Леса, оплетенную несколькими заклинаниями неизвестного назначения, и лежащего тут же, прямо на полу, князя Палаэля. — Что говорят ваши маги, ваше величество? — прервала молчание мать Шилол. — В отношении моей супруги говорят, что ее состояние напоминает глубокую заморозку, из которой они выведут позже, когда нейтрализуется воздействие магического яда. Палаэль, по словам тех же магов, введен в состояние глубокого транса с помощью редкого лечебного артефакта. Кстати, Бииниэль тоже заморожена с помощью того же артефакта. Как видите, его пришлось применять прямо здесь, где предатель и нанес раны жене и сыну, иначе бы было слишком поздно. А теперь переносить уже нельзя. — М-да-а-а… — протянула Шилол, — не вовремя мы. Ваше величество, а что вам мешало обратиться к нам за помощью? — Всеобщая блокировка внешних границ Леса на астральном уровне, — кратко ответил ей Исиль. — Понятно, — кивнула жрица. — Ваше величество, у меня к вам есть маленькая просьба. Раз уж теперь вы в курсе целей нашего визита, предлагаю оставить Сиралосу наедине с Палаэлем. Пусть посмотрит, как изменился ее будущий муж с момента их последней встречи. А вы пока мне поподробнее расскажите о мятеже, об усилиях, которые вам пришлось приложить на его подавление. Я уверена, вы можете много чего рассказать интересного о героизме своих подданных. И вашем, конечно, тоже! — Мать Шилол грустно вздохнула, закатив к потолку красивые глаза и положив изящную ручку на плечо великого князя. — Жизнь у нас в Подземном королевстве довольно однообразная, небогатая на новости. — Хорошо, — с улыбкой согласился Исиль, — тогда пройдемте в мой кабинет. Прогуляться по Иль-Эроа предлагать не буду ввиду объективных причин. — Великий князь! — обратилась к Исилю Сиралоса. — Вы позволите остаться здесь, вместе со мной, моей подруге, Раксалоне? — она указала в сторону одной из жриц. Чуть поколебавшись, Исиль согласился и покинул помещение, сопровождаемый матерью Шилол и оставшейся жрицей. — Ну? — спросила Раксалона, стоило только закрыться двери. — Изменился твой будущий муженек? 150


— Вроде нет, — ответила ей Сиралоса, подойдя поближе к лежащему Палаэлю. — Разве что чуть посильнее стал в магическом плане. Судя по ауре, он на шестой ступени развития. — А по-нашему? — Маг шестой ступени по силе эквивалентен жрице четвертой ступени. — Слабенький, — скривила губки Раксалона. — Как с таким жить-то? И почему Ллос сказала, что он очень сильный маг? Может, она не его имела в виду? — Его, — не согласилась с ней Сиралоса, — больше Палаэлей, являющихся сыновьями великих князей, нет. Мне другое интересно! Он остался таким же ябедой, чуть что несущимся к отцу с жалобой, или стал мужественнее? — Не бойся, — рассмеялась подруга, — не побежит он жаловаться после твоих побоев! Я его остановлю. Еще попинаю, если ты будешь не против. — Не против, — тоже рассмеялась Сиралоса, представившая себе, как Палаэль, убегая от нее, попадает под плеть Раксалоны. Она присела перед ним и, посмотрев в закрытые глаза, спросила: — Ты ведь ябеда, Палаэль. Только смеяться над другими любишь, а когда тебе достается, так в страхе забиваешься в дальний угол. Наверное, весь мятеж здесь просидел, боясь высунуться, пока отец со всем разбирался. Или ты изменился? Хотя это не столь важно. Ллос не может ошибаться, и ты станешь могущественным магом! — На мгновение прервалась, а затем добавила: — Только у меня на поводке! И отпрыгнула назад от неожиданности, прямо из сидячего положения, так как глаза Палаэля в этот момент открылись, и он прошептал на неизвестном языке: — Сучка крашеная, — после чего его глаза вновь закрылись, и он погрузился в прежнее состояние. Сиралоса несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, пытаясь унять бешено забившееся сердце. — Ты поняла, что он сказал? — спросила она Раксалону, каменным изваянием застывшую посреди комнаты. — Что-то на непонятном языке, — отмерев, ответила та, — похож на один древний язык, основы которого мне преподали в моем доме. — Расшифровать фразу можешь? — Не целиком. Не знаю значения слова «сучка», но второе слово похоже на «crashe», означающее «прекрасная». Предположу, что он сказал «прекрасная леди», только на древнем языке. — То есть он сделал мне комплимент? В таком состоянии? — изумилась Сиралоса. — Похоже на то, — подтвердила подруга. — Сучка крашеная, сучка крашеная, сучка крашеная, — несколько раз повторила Сиралоса это выражение, стараясь запомнить. — Знаешь, Раксалона, а ведь никто никогда мне не делал комплиментов! 151


— И как ощущения теперь? — Приятно. Получается, он не столь безнадежен, как я думала. По крайней мере, умеет говорить приятные слова. — Научился, — поддержала ее подружка. — В прошлый раз ничего, кроме глупых шуток, в голову ему не приходило. Пойдем отсюда? — Пойдем. Раксалона! — Что? — С этого момента, обращаясь ко мне, говори этот комплимент, который сделал мне Палаэль. — «Сучка крашеная»? Зачем? — Приятные слова поднимают мне настроение… — Сиралоса задумалась. — Знаешь, я буду реже его бить, если он будет осыпать меня комплиментами! — Чего только не сделаешь для мужа, — вздохнула Раксалона, и обе жрицы покинули комнату. Одну декаду спустя. Князь Палаэль Выйдя из транса, я в комнате не обнаружил никого, кроме себя самого и Бииниэли, застывшей неподвижно в воздухе. Большая часть помещения была погружена во тьму — мягкого света, исходящего от силовых линий додекаэдра, в который была заключена моя мать, не хватало для нормального освещения. Светильники же почему-то были погашены. Коротко глянув на свою ауру и не найдя в ней никаких изъянов и пятен, я занялся своим физическим телом, затекшим от долгой неподвижности. Приведя его в относительный порядок, не спеша встал, как мне показалось, не издав ни звука, но, тем не менее, дверь приоткрылась, и на пороге показался эльф, одетый в форму гвардейца моего дома. — Ваше высочество, вы очнулись? — А ты сам-то как думаешь? — отозвался я, при этом потягиваясь. Хорошо-то как! Самочувствие было просто замечательным. — Сейчас позову дежурного мага. — И, прежде чем я успел его остановить, скрылся за дверью, зачем-то ее прикрыв. Послышались торопливые удаляющиеся шаги. Я развернулся и подошел к Бииниэли. — Все будет в порядке, — пообещал я ей после детального изучения работы моих плетений. Никаких отклонений выявлено не было. К сожалению, я мог лишь вывести ее из состояния заморозки, а вот залечить ужасную рану на шее был не в состоянии. Пока. По словам Учителя, в будущем я смогу лечить не только жителей инферно и магов, владеющих темной стихией, но и всех остальных. Пусть это будет не скоро и целиком зависит от моего усердия в учебе, прежде всего связанной с приобретением 152


умения преобразования энергии в нужный вид и затем обращения с нею, но целителем я буду! За дверью вновь послышались шаги, и в комнату ворвался великий князь в сопровождении парочки архимагов, в одном из которых я признал Достамионииля — архимага-целителя. — Палаэль! — с порога воскликнул отец. — Наконец-то ты пришел в себя! Я так рад! — Подбежав ко мне, он сгреб меня в охапку и так сжал, что я буквально расслышал треск моих костей. Ну и силища! — Я тоже рад тебя видеть, отец! — улыбнулся я и вырвался из его объятий. — У вас все нормально? С мятежом покончено? — Да, покончено, — ответил он, но я заметил, как по его лицу пробежало облачко мрака. — Что случилось? — нахмурился я. — Говори, не скрывай! — Палаэль, давай позже тебе все расскажу. Сейчас меня заботит один вопрос. — Хочешь спросить, когда я смогу поработать с целителями и вылечить маму? — догадался я. — Да, — подтвердил он мою догадку. — Я понимаю, что ты сейчас находишься не в форме… — Со мной все в порядке, отец, — перебил я его. — Могу хоть сейчас показать архимагу Достамиониилю заклинание, способствующее восстановлению тканей, пораженных магическим ядом, которым был пропитан кинжал. Сам яд уже нейтрализован, поскольку нестабилен при крайне низких температурах. При них он тут же разрушается на безвредные составные части. — А рану мы и сами закроем, — закивал головой Достамионииль. — Я так понимаю, что вы пока не планируете выводить ее величество из текущего состояния? — Из заморозки? Пока нет, так как восстановление тканей лучше проводить в нынешнем состоянии. И их сращивание, кстати, тоже. Весь процесс, по моим прикидкам, займет примерно около трех дней. — Так долго? — удивился Достамионииль. — Долго? — возмутился я. — Да вы вообще не умеете лечить после поражения данным ядом! — Я не то хотел сказать… — несколько смутился архимаг. — Да ладно, — успокоил я его, — смотрите и запоминайте. А еще лучше — запишите конструктив плетения. Нужны пишущие принадлежности и бумага. Оба архимага, не сговариваясь, полезли под мантии и вытащили маленькие записные книжки, к которым в специальных футлярчиках были прикреплены чернильные ручки. Закончили мы с ними только через пару кварт, потребовавшихся архимагам на конспектирование небольшой лекции, которую я им прочел, сопровождая наглядной демонстрацией плетений, только составленных из 153


другой энергии. Исиль все это время стоял рядом, терпеливо ожидая, пока мы закончим. — На этом все, — подвел я итог. — Вопросы, жалобы, предложения будут? — Нет, — улыбнулись оба архимага, поняв, что я шучу, — ни того, ни другого, ни третьего не будет. — Вот и хорошо, можете приступать, — кивнул я. — Если что, обращайтесь ко мне. — И обратился к отцу: — Мы закончили. Пойдем? — Пойдем. Есть хочешь? Я согласился, только в этот момент почувствовав, как желудок начинает стучаться о позвоночник. — Отец, ты мне обещал рассказать новости с момента моего ухода в транс, — напомнил я ему по дороге в обеденный зал. Великий князь тяжко вздохнул, отчего у меня на сердце екнуло. — Новости, говоришь? Да какие новости могут быть… Так! Ясно. Новости есть, только отец не знает, как мне лучше их довести. — Кто-то из близких нам умер? — спросил я, предположив самое худшее. — Нет. — Совершено вероломное нападение, в результате которого половина Леса перестала существовать? — Нет. — Вскрылись некоторые детали, касаемые мятежа, о которых мы раньше не знали? — Отчасти. У Ситиля нашли медальон ордена Идущих, — совершенно ровным тоном сказал Исиль. — Орден Идущих?! — чуть не взревел я, вспомнив, что именно адепты этого ордена похитили Рику. — И здесь он!!! Все! Настало время разобраться с ним… — И на этом прервался, поскольку до меня дошло, что это отнюдь не самая важная новость, припасенная отцом. Об этом можно было смело судить по его тону, с которым он до меня довел информацию причастности архимага Ситиля к Ордену. — Отец! Что еще? Тот вздохнул так тяжко, что меня охватила мелкая дрожь. Что произошло? — Тут такое дело, — издалека начал отец, — м-м-м… Даже не знаю как сказать… — Говори как есть! — Ну, в общем, мы подумали и решили, что тебе не помешало бы обзавестись женой. — Всего-то? — С меня словно скала упала, настолько сильное я испытал облегчение. — Ты не мог сразу сказать об этом? Я уж подумал! А тут всегото и делов! Подумаешь, обзавестись женой, — я с облегчением провел ладонью по лбу, вытирая воображаемую испарину. — Просто не знал, как ты отнесешься к такому предложению. У нас в семье никогда не было принято навязывать подобного решения, но каждый 154


член правящей семьи должен сам осознавать уровень ответственности при выборе второй половины, а также времени, когда стоит идти на такой шаг. Поэтому… — Постой-постой! — только тут до меня дошло, о ЧЕМ идет речь. — Ты хочешь выдать меня заму… Тьфу! Женить меня восхотел??? — Да! — твердо заявил отец. — Пришло время, когда тебе стоит задуматься о свадьбе на достойной девушке. — Хорошо, я подумаю — и через пару десятков сезонов дам ответ. Отец, я еще не нагулялся! На текущий момент я не готов к свадьбе! — Готов, — убежденно заявил великий князь, — биологически ты давно готов. Вспомни, ты князь! И несешь ответственность за судьбу Леса, несмотря на то что отказался от власти в пользу брата. Подумай. — Ты так говоришь, словно и невесту уже подобрал, — буркнул я, насупившись. — Разумеется, — не «разочаровал» он меня, — есть у меня на примете очень достойная девушка, которая тебе наверняка понравится. Красавица, активна по жизни, имеет живой ум, обладает природной хитростью, уже жрица первой ступени… — тут отец замолк, осознав, что сболтнул лишнего. — Так она ДРОУ??? — буквально взвыл я. — Женить меня на одной из этих ненормальных, помешанных на своей Ллос?! Отец прищурился, взгляд его, которым он меня смерил, сделался жестким, а губы сжались настолько, что превратились в тонкую линию — эти факты говорили об охватившей его злости. Все разумные эльфы, включая даже мать, в такие моменты стремились уйти от него подальше и не попадаться на глаза. К счастью, такое с ним бывало крайне редко. — Палаэль, ты забываешься! — повысил он голос. — В твоей крови течет толика крови дроу! Или ты забыл об этом? Решил взять меня на испуг? Меня??? По всей видимости, он еще не привык к новым реалиям, по привычке принимая меня за молодого и несмышленого юнца, на которого стоило лишь прикрикнуть, и он начинал следовать «политике партии». Со мной этот номер не пройдет! — Прекрасно помню об этом факте, — не обращая на грозный вид отца, продолжил я. — Ладно, пусть ты предлагаешь одну из дроу, и я еще посмотрю на нее. Но дело не в этом! Отец, почему именно сейчас зашел об этом разговор? Почему не через пять или пятьдесят сезонов? Многие эльфы создают семью по достижении двухсот-трехсот лет, некоторые еще позже, а мне только недавно исполнилось сто три года! К чему такая спешка? У меня есть еще незавершенные дела, оттягивать которые я не планировал. Я в данный момент говорю даже не про учебу в Университете. — Орден? — спросил Исиль. — Ты хочешь поквитаться за мать и за ту девушку, похищенную и убитую его адептами? — Да. — Как планируешь выходить на орден Идущих? Они же не кричат на каждом углу «мы здесь». 155


— В Университете есть маг, поставивший на поток продажу студиозов Ордену. Он наверняка подскажет мне, каким образом можно выйти на адептов, — раскрыл я часть информации, которой владел сам. — Палаэль. Скажи мне, ты любил ту девушку? — К чему такой вопрос? — Просто любопытно. Дело в том, что эльфы крайне редко испытывают чувства к короткоживущим. Такие случаи единичны. Раньше никогда бы не подумал, что такое может случиться с тобой, но после того случая с твоим падением со скалы ты так изменился, что я уже ни в чем не уверен. Любил ли я Рику? Неоднократно сам себе задавал этот вопрос. — Я уже думал над этим, — признался я. — Было чувство привязанности. Мне с ней было комфортно и хорошо, было интересно проводить время вместе. Можно ли это назвать любовью? Сомневаюсь. Рика была мне подругой, взаимоотношения с которой зашли немного дальше, нежели просто общение. Не исключаю, что, возможно, в будущем такие отношения переросли бы в любовь. — Ты бы мстил Ордену, даже если бы не произошло покушения на Бииниэль, — сделал вывод Исиль. — Да, — подтвердил я. Он некоторое время шел молча, что-то обдумывая, и наконец решился: — Прибыла делегация из Подземного королевства. Они просят выдать за тебя замуж вторую дочь высшей жрицы Ллос, матери Черного дома. Отказать им, сам понимаешь, мы не можем из-за существующего прецедента. — Они когда-то выдали замуж за великого князя дочь высшей жрицы по нашей просьбе, — припомнил я курс истории. — Еще и военную помощь в войне против империи оказали. — Представляешь, в каком положении я оказался — с одной стороны, им отказать не могу, с другой — тебя к этому шагу принуждать не хочу. Да и вряд ли получится. — Почему они решили выдать замуж свою представительницу именно сейчас и конкретно за меня? Или у них что-то произошло и они хотят получить от нас военную помощь? — Сомневаюсь, — не поддержал моей мысли Исиль. — Есть у меня на этот счет кое-какие соображения. Попробую найти им подтверждение, пообщавшись один на один с матерью Шилол. Хотел это сделать раньше, пока ты занимался самолечением, но времени решительно не находилось, поскольку пришлось координировать действия по выявлению сочувствующих мятежникам. Судить опять же во многих случаях пришлось лично мне, так как было арестовано много представителей высшей знати. И в те редкие моменты, когда удавалось ее увидеть, она всегда была в сопровождении своих жриц. — Отозвал бы ее в сторону и переговорил! — не понял я его проблемы. — Можно было поступить и так, — согласился он, — последую твоему совету, пока ты отвлекаешь внимание остальных жриц на себя. И еще… Они 156


планировали не вводить тебя в курс дела, упирая на то, что весь процесс должен пойти естественным путем, сопровождаемый моими намеками об актуальности данного союза. Но, как видишь, я решил рассказать тебе обо всем, ничего не утаивая. — Естественным путем? Это как? — Сиралоса должна была тебе понравиться настолько, что ты, как они предполагали, должен был потерять от нее голову. Соответственно сделать предложение. — И почему ты не согласился с их планом и все рассказал? — Не верю я, что у Сиралосы что-нибудь получится. Скорее у нее получится взбесить тебя настолько, что ты готов будешь ее прибить. Она абсолютно не знакома с искусством обольщения. — Прекрасная невеста! — с сарказмом заметил я. — Какая есть, — поддел отец. — А вот и они! «На ловца и зверь бежит», — первое, что пришло мне в голову, когда я увидел трех представительниц дроу, шедших нам навстречу. — Ваше величество! — еще издалека воскликнула одна из них. — Можно с вами переговорить? — Конечно, мать Шилол, — расплылся в приветственной улыбке великий князь. — Я тоже очень хотел с вами поговорить. Лицо жрицы, шедшей справа от той, которую отец назвал Шилол, показалось мне знакомым. Точно! Это та самая девица, которая обвинила меня в трусости! Якобы я весь мятеж просидел во дворце, боясь показать нос на улицу! А я-то думал, что это мое подсознание подбрасывает столь неприятные видения!!! Сразу вспомнилась фраза, произнесенная этой девицей и случайно услышанная мною, — я в тот момент сразу по нескольким причинам на короткое время вышел из транса: «Ты ведь ябеда, Палаэль. Только смеяться над другими люб��шь, а когда тебе достается, так в страхе забиваешься в дальний угол. Наверное, весь мятеж здесь просидел, боясь высунуться, пока отец со всем разбирался. Или ты изменился? Хотя, это не столь важно. Ллос не может ошибаться, и ты станешь могущественным магом! Только у меня на поводке!» Потом я вновь погрузился в транс и не слышал продолжения. Равно как и начала. Явно ведь, не первая ее фраза была! Послушать бы… УЧИТЕЛЬ!!! — Учитель, ты следил за происходящим вокруг меня, пока я был в отключке? — Следил. Но сейчас не смогу воспроизвести того разговора, который Сиралоса вела со своей подругой. Ты как раз перестраивал участки ауры, опираясь на которые происходит моя работа. Могу сказать только, что ничего особо важного для тебя в нем не было. Так, пустой женский треп… — Мне показалось, или Учитель не хочет распространяться на эту тему? Скрывает от меня тот диалог? — Палаэль, все разумные болтают порой 157


всякое разное, не имеющее ничего общего с действительностью. Не стоит заострять внимания на столь мелочных деталях. — Я так понимаю, ты не хочешь доводить до меня суть их разговора? Почему? — Мал ты и пока не столь дальновиден, как хотелось бы. Подвержен эмоциональным поступкам, — усмехнулся он, — и она тоже. В общем, общайся с нею, делай выводы, не оглядываясь на брошенные не от большого ума слова. — Ума? У них менталитет такой! Всех мужчин ни во что не ставят! — Ты — не все. — …Сиралоса и Палаэль, пока мы разговариваем, поболтают между собой. Они давно не виделись, и им есть что рассказать друг другу, — закончила свою фразу, начала которой я не слышал, мать Шилол. — Согласен! — И, взяв ее за локоток, Исиль пошел с ней дальше по коридору, оставив меня с двумя жрицами. Обе девушки взирали на меня насмешливо и начинать разговора не спешили. Я, в свою очередь, не стесняясь рассматривал Сиралосу — в открытую изучил ее ноги, затем перевел взгляд на талию, грудь и остановился на красивом личике. Той явно не понравилось, когда ее оценивают как вещь на базаре, размышляя — купить или пройти мимо. Нахмурившись и переглянувшись со второй жрицей, она с угрозой потянулась к плетке, притороченной специальным креплением к поясу. Но одумалась и отдернула руку. — Неприлично так смотреть на девушку, — мягко произнесла она, через силу улыбнувшись, хотя глаза продолжали излучать скрытую угрозу. — Как? — сделал я вид, что не понял. — Так, как посмотрел до этого. — А-а-а… просто я давно тебя не видел, вот и решил посмотреть, насколько ты изменилась с момента нашей последней встречи. — И? — С тех пор ты повзрослела и, не стану скрывать, выглядишь потрясающе, — сделал я ей комплимент, не особо при этом покривив душой и решив попозже обсудить с нею ее слова по поводу поводка и всего остального, что она говорила, пока я лежал в трансе, восстанавливая свою ауру. Она действительно была очень красива — волосы идеально черного цвета, большие глаза миндалевидной формы на красивом личике, фигурка стройная, ножки точеные. Если сказать, что Сиралоса впала в ступор после моей фразы, — это ничего не сказать! Она в удивлении даже приоткрыла рот, глаза же из миндалевидных превратились в круглые. Вторая жрица от нее не отставала в проявлении своего изумления. — Сиралоса, что-то не так? — М-м-м… Спасибо. Не ожидала от тебя услышать такое! — А чего ожидала? — поинтересовался я. 158


— В прошлый раз ты меня обзывал, подшучивал всячески. Вместе со своим дружком контом Истамирэлем. — Ты в долгу не оставалась, — возразил я ей, припомнив, как она гонялась за настоящим Палаэлем. — Угу, — согласилась она, — ты тогда постоянно жаловаться на меня бегал. А вот это Палаэль делал зря! Дроу презрительно относятся к тем, кто не может за себя постоять. — Не переживай. Сейчас я не буду жаловаться. — Да? Прятаться будешь? — Зачем? Это ведь ты от меня убегать будешь. — Неужели? — обе жрицы переглянулись и звонко рассмеялись. — Не веришь? — Нет, не верю. Ты, конечно, тоже изменился с момента нашей предыдущей встречи, но не настолько. В магии со своей шестой ступенью ты мне проигрываешь, в воинских искусствах наверняка тоже. Проучить ее? Если магией, то дворец может и не пережить. Остается одно. Ускорив метаболизм до предела, я в несколько шагов оказался за спиной Сиралосы, не ожидавшей от меня ничего подобного. Она даже не пошевельнулась! После чего я несильно хлопнул ее по пятой точке, едва прикрытой короткой юбкой, и свернул в коридор, в котором скрылись отец и мать Шилол. За спиной послышалось шипение, от которого могло сложиться впечатление, что я потревожил змеиное гнездо, и по моей ауре ударила плеть, оказавшаяся не в состоянии пробить ее и дотянуться до моей спины, невзирая на полное отсутствие защиты. Молниеносно сформировав аурный жгут, я захватил им плеть, не успевшую слишком удалиться, и рванул резко на себя, вырвав ее из рук Сиралосы. — Не нервничай! — бросил я ей и, послав воздушный поцелуй, перехватил плеть за рукоятку, после чего отправился догонять отца. За спиной воцарилось молчание. Посмотрим, кто у кого на поводке будет! Если, конечно, свадьба состоится. Пока я не поддерживаю этой идеи. Ну, может, лет через сто или двести. И вообще стоит подумать над тем, как бы избежать женитьбы. Неожиданно меня осенила мысль! Будет лучше, если дроу сами откажутся от этой затеи! Для этого буду их всячески выводить из себя, прессовать, и начну, пожалуй, с Сиралосы. Хотя жалко ее. Ну, а то делать? Это не я такой — жизнь такая! Надо признать, что в другое время и при других обстоятельствах я бы с удовольствием познакомился с ней поближе. Красивая все-таки девушка. Стоп! А где Седрик? Где мой портал??? Лес. Княжеский дворец. 159


Великий князь и мать Шилол Отойдя на приличное расстояние, Исиль начал разговор, сразу перейдя к интересующей его теме: — Почему? — Почему именно сейчас и именно Палаэль? — догадалась Шилол. — Да. — Так сложились обстоятельства, что мы решили укрепить наш союз путем заключения брака. Поэтому… — Шилол! — мягко перебил ее великий князь. — Не надо мне пытаться выдать версию, заготовленную вами для народа. Говори правду. Мать Шилол широко распахнула глаза, не забыв придать лицу возмущенное выражение, — мол, как Исиль мог вообще подумать о таком? — Хорошо, Шилол. Давай поиграем в следующую игру. Я буду делать предположения, на которые ты, если я буду прав, станешь молчать. Если я буду неправ, то ты станешь говорить «нет». Идет? Рекомендую не лгать. Шилол почувствовала, что у нее просто нет другого варианта, кроме как согласиться на предложение великого князя. Пусть угадывает, рассудила она. — Идея свадьбы принадлежит не дроу. Шилол молча шла дальше — Исиль прав. Инициатором является богиня Ллос. — Сию идею предложила Ллос, каким-то образом узнавшая о способностях Палаэля. Она приказала выдать Сиралосу замуж за Палаэля, — продолжал Исиль, краем глаза наблюдая за жрицей, лицо которой превратилось в каменную маску. — Причем ее целью является не сам Палаэль, так как служить ей могут только представительницы женского пола. С уверенностью могу сказать, что ее целью могут быть только дети от него — дочки, которые, с большой долей вероятности, унаследуют его способности. Думаю, Ллос не составит никакого труда при зачатии нужным образом изменить пол детей. Да какая Ллос! Это могут сделать архимагицелители путем предварительного наложения на девушку некоторых заклинаний. Разумеется, вы будете настаивать на воспитании детей в Подземном королевстве. Где я ошибся? — Нигде, — вынуждена была признать Шилол. — Я рассказал Палаэлю всю правду о вашем визите, — после короткого молчания выдал великий князь, краем глаза наблюдая за реакцией Шилол. — Зачем? — спросила та, не выразив по этому поводу никакого удивления или возмущения. — Шилол, ты действительно считаешь, что Сиралоса способна до такой степени охмурить моего сына, что он, не оглядываясь, бросится за ней в Подземное королевство? — С чего ты решил, что мы хотим его переезда к нам? Исиль с интересом посмотрел на нее. 160


— Интересно, а как вы в ином случае сможете оставить ребенка у себя? Или вы думаете, что Сиралоса и Палаэль будут жить раздельно, изредка встречаясь для… Думаю, ты поняла, о чем я говорю. Даже при этом варианте возникнет множество споров о том, где будет воспитываться их ребенок. Остается одно — переезд Палаэля. — Ты прав, — призналась собеседница, — мы хотели реализовать именно такой сценарий развития событий. Но есть ряд нюансов, на первом месте из которых стоит твое легко прогнозируемое нежелание отпускать сына к нам. — Я не против! — пожал плечами Исиль. — Пусть едет, если сумеете убедить его в этом. Сами. Я в этом вам помогать не стану. — Так ты не намерен возражать, если мы его заберем с собой? — изумленно-обрадованно воскликнула Шилол. — Я думала, что основной проблемой станет убедить тебя и Бииниэль! — Не забрать, а убедить переехать. Это разные вещи. Насчет Бииниэли — она тоже возражать не будет. Я с ней поговорю по этому поводу. — Но почему? — Знаешь, Шилол, раньше я побоялся бы его к вам отпустить из-за ярого матриархата, установленного в вашем королевстве Ллос. А сейчас не боюсь. Скорее, наоборот, стоит бояться за вас! Уверен, что вы надолго его у себя ��е оставите. — Он стал настолько могуч? — коротко глянула на него Шилол. — Сами увидите. И поговори с Сиралосой, пусть не особо его достает. — Исиль усмехнулся. — Если Палаэль взбесится, то можно смело говорить, что ее жизни грозит серьезная опасность. Сколько бы жриц ни встало на ее защиту. — Ты так проникновенно говоришь, что я сама уже начала его побаиваться, — улыбнулась в ответ Шилол. — Если он такой могучий маг, то почему ты так свободно отпускаешь его из Леса к нам? — В этом нет ничего удивительного. Палаэль скоро станет обладателем индивидуального портала, так что, в случае чего, всегда сможет прийти на помощь, где бы он ни находился. Жрица замолкла, и великий князь тоже решил помолчать. Так они миновали еще одну залу, когда сзади послышалось: — Отец! Подожди! Они с Шилол синхронно обернулись и увидели нагоняющего их Палаэля, небрежно покручивающего в руках плеть, хлыст которой цеплялся то за пол, то за стены, оставляя при этом в них глубокие борозды. Исиль едва не расхохотался в голос, увидев отвисшую челюсть у Шилол, взгляд которой был прикован к этой плети. — Вы уже поговорили, сынок? — Да, пообщались чуть-чуть. Совершенно не представляю, как с ней жить! Я ее по попе погладил, а она сразу за плетку схватилась! Как так? — Эх… Воспитывать ее надо! — деланно вздохнул Исиль. — Ремешком по ней надо было пройтись. По попке, которую погладить успел. А то 161


действительно — как ТАК? — продолжил он с сарказмом. — Уже в своем дворце не погладить девушку, которую видишь пятый раз в жизни! Мать Шилол отошла от первого шока и, указав на плеть, спросила: — Как… Как… — Как я ее отобрал? — спросил Палаэль. — О-о-о!!! Это было легче, чем у ребенка конфету отнять! — Нет! — почти выкрикнула жрица. — Как ты ее удерживаешь в руках? — Как-то удерживаю, — пожал плечами тот. — Кстати, а почему я должен ее таскать? Нате! — с этими словами он протянул рукоятку Шилол, но та мгновенно отскочила в сторону. — В чем дело? — нахмурился Палаэль. — Ее нельзя брать в руки постороннему!!! На нее наложены заклинания, способные испепелить даже архимага! — То-то я покалывание в руках чувствую, — Палаэль озадаченно уставился на плеть. — И что теперь делать? Возвращать ее Сиралосе? Так она вновь ею размахивать будет по поводу и без оного… — Он чуть постоял, а потом воскликнул, точно на него снизошло озарение свыше: — Придумал! Палаэль сосредоточился и дунул на свою ладонь, в которой покоилась рукоять плети. Ни Шилол, ни великий князь не увидели никакого заклинания, но от этого дуновения плеть начала осыпаться прахом. Сначала рукоять, а затем и сам хлыст. На Шилол было больно смотреть — вытаращенные глаза, открывающийся и закрывающийся рот, не издающий ни звука, бледный вид. — С вами все в порядке? — невинно спросил ее Палаэль. — Все с ней нормально, сынок, — ответил за Шилол великий князь, с некоторой ленцой взиравший на все представление. — Ты чего-то хотел? — Да! Дело в том, что я путешествовал с одним эльфом, который… — Которого ты оставил с Виоэлью? — Точно! Где они? — Виоэль где-то ходит с сестрой Истамирэля, а человек, которого ты с помощью иллюзии выдал за эльфа, находится в гостевых апартаментах. — Я пошел к нему, — явно обрадовался Палаэль. — Отец, мне еще понадобится от тебя одна услуга. Сейчас говорить не буду, лучше потом, за ужином расскажу. — Хорошо. Когда Палаэль скрылся из виду, Исиль обратил внимание на Шилол, до сих пор не сумевшую прийти в себя от увиденного. — Будут еще вопросы касательно того, почему я безбоязненно отпускаю Палаэля? — Не-э-э… Ллос, — зашептала она. — Кого же ты нам навязала? Бедная Сиралоса… Она с ним не справится. Будет первой жрицей, у которой муж станет принимать все решения… Бедная девочка… — И еще тише добавила: — Надо будет ей помочь. Нам. Всем. 162


Чуть позже. Гостевые апартаменты. Дроу — Чего ты хотела этим добиться? — негодовала мать Шилол, непрестанно расхаживая по большой богато убранной комнате, изредка бросая красноречивые взгляды на Сиралосу, понуро сидевшую на широком диване. — Отвечай! Сиралоса от окрика вздрогнула и с мольбой посмотрела на свою подругу Раксалону, также присутствовавшую при данном разборе. — Она не виновата! — пришла та ей на помощь. — Палаэль допустил действие, за которое у нас, в Подземном королевстве, любому мужчине отрубили бы руку! Совершенно понятно, почему Сиралоса не смогла сдержаться. Шилол остановилась и устремила свой гневный взгляд на Раксалону, но та достойно выдержала его, гордо подняв голову и вызывающе выпятив подбородок. — По попе ее погладили... — усмехнулась Шилол, — недотрога ты наша. Конечно, воспитать бы его не помешало, но несколько позже. А если он сейчас упрется и не захочет на тебе жениться? Мы же тебе говорили, причем неоднократно, о разности в поведенческой модели у мужчин-дроу и мужчинэльфов, закладываемой с самого раннего детства! — Что-то я не видела, что он позволял себе такое по отношению к эльфийкам, — попробовала защититься Сиралоса. — А ты откуда знаешь? Ты же толком и не видела его! — Раньше... — Что раньше? Ну, что раньше??? — вновь встала на дыбы казалось бы уже успокоившаяся мать Шилол. — Ты хоть заметила, НАСКОЛЬКО он изменился? — В магии посильнее стал, — выдала Сиралоса, — и физически тоже. — А насколько сильнее? — вкрадчиво поинтересовалась Шилол. — Оценить можешь? Личико Сиралосы помрачнело еще более. — Он отобрал у тебя плеть, — тем же тоном продолжила старшая жрица. — Заметь, маг шестой ступени развития отобрал плеть Ллос у жрицы первой ступени! Много он труда приложил? — Позор мне... он обрек меня на смерть... — зашептала Сиралоса, перед глазами которой уже стояла картина Большого Суда, где в качестве подсудимой выступала она, как жрица, допустившая утерю плети. Наказание за это было только одно — мучительная смерть. Таких случаев за всю историю дроу было лишь два, и в обоих на казнь являлась сама Ллос. В ее голове родилась шальная мысль — не свести ли счеты с жизнью, чтобы не смотреть в глаза своим близким, на которых она также навлекла гнев богини. 163


Мать Шилол, заметившая ее состояние, подошла, села рядом и обняла ее за плечи. — Ну... Ты что? Все будет хорошо! — Утеряв плеть, я опозорила свой дом… — Невидящим взглядом Сиралоса уставилась прямо перед собой. — Я бы очень удивилась, если бы ты смогла противостоять Палаэлю, — хмыкнула Шилол. — Но КАК? — вскрикнула молодая жрица. — Как маг шестой ступени смог вырвать у меня плеть??? А я ведь успела его ею ударить! — чуть не плача, призналась она. — И что? — И ничего! Он словно не заметил! — проблеяла Сиралоса, с трудом сдерживая слезы от чувства собственного бессилия, которое она впервые испытала, наблюдая, как Палаэль не спеша уходит, даже не оборачиваясь в ее сторону, поигрывая ЕЕ плетью! — И почему не сработали защитные заклинания, встроенные в МОЮ плеть? — Он их подавил, — пояснила Шилол, поглаживая Сиралосу по голове. — Это невозможно! — сухо отозвалась Раксалона. — Как видите. Все, хватит реветь! — Я не реву! — Вот и не реви! Лучше обе подумайте, какой силой должен обладать маг, чтобы провернуть все те трюки, которые вы на себе испытали? — Даже архимагам такое не под силу, — вновь подала голос Раксалона. — Я думаю, что-то произошло с плетью Сиралосы. Может, задействована какая-то особая магия Леса, негативным образом повлиявшая на встроенные плетения? — С жезлом было все в порядке, — утверждающе произнесла Шилол, — я сама это видела перед тем, как Палаэль непонятным способом разрушил его. — Но тогда... — у Раксалоны расширились глаза. — Поняла? — О, Ллос! — Получается, что он УЖЕ обладает тем могуществом, о котором говорила вам Ллос? — спросила Сиралоса. — Правильно! Какие вы догадливые! С десятой подсказки... Я поговорила с Исилем, и он рассказал мне о некоторых нюансах подавления мятежа. Про Палаэля ничего конкретно не говорил, но по некоторым моментам я смогла сделать вывод, что он уже на данный момент является чрезвычайно сильным архимагом-универсалом. Поэтому он и смог подделать свою ауру под шестую ступень, тем самым введя нас в заблуждение. — Ого! — уважительно отозвалась Раксалона. — Все равно это ничего не меняет, — упрямо произнесла дочка Асутиролсы. — Суд надо мной состоится, и я понесу заслуженное наказание. — Ллос! За что мне это? — подняв глаза к потолку, горестно спросила Шилол. — Она же ничего понять не может! 164


— Что я должна понять? — Не будет никакого наказания! Но оно обязательно последует, если ты по каким-то причинам не выйдешь за Палаэля замуж. Ллос очень нужны дети от него. И ты на данный момент делаешь все от тебя зависящее, чтобы свадьба не состоялась! Скажи мне, как ты собиралась обольщать сына великого князя? — Ну, вы же сами мне говорили про выставленную вперед ножку… грудь… говорить с ним мягко и томно… — А ты? — Но он отреагировал как-то неправильно! — Сиралоса запнулась. — Лапать полез! — Он что-нибудь перед этим тебе говорил? — Да, — подтвердила Сиралоса, припоминая тот разговор, — сказал, что я выгляжу потрясающе. — Вот видишь! Ты ему понравилась. Согласна с тем, что он немного рановато распустил руки, но главное, что ты ему нравишься! Может, он элементарно не удержался перед твоей красотой? Те��е надо было обернуть все в шутку. — Он меня будет всю щупать, а я должна переводить все в шутку? — проворчала Сиралоса. — Такими темпами он меня скоро не только лапать начнет… Но и дальше зайдет! Тоже предлагаешь шутить, пока он будет меня… будет меня… — она покраснела, представив в уме такую картину. Раксалона не удержалась и прыснула, стараясь при этом зажать рот рукой. Сиралоса гневно на нее посмотрела, не понимая, чего подруга находит в этом смешного. — Ты с этой целью замуж за него выходишь, — тоже не удержалась от улыбки Шилол. — Так Суда не будет? — спросила ее Сиралоса. — А как же плеть? Где мне ее взять? — По возвращении в Подземное королевство матери домов совершат обряд воззвания, на котором я буду докладывать Ллос о достигнутых результатах. На этом обряде будешь присутствовать и ты. Я думаю, Ллос не откажет в благословении жрице, которая станет матерью так нужных ей детей. А матери вручат тебе новую плеть. — Подожди… — В глазах молодой жрицы одновременно с великим облегчением от известия о новой плети и отсутствии наказания за утерю предыдущей мелькнуло непонимание. — Ты говоришь так, как будто это уже решенный вопрос. Я говорю про нас с Палаэлем! — Почти. Великий князь все напрямую рассказал Палаэлю, и тот вроде не против видеть тебя своей женой. В принципе, деваться им некуда — в прошлый раз мы выдали дочь высшей жрицы замуж за великого князя по просьбе Леса. С их стороны это лишь ответный шаг. Помимо этого, Исиль не против переезда Палаэля в Подземное королевство! — Даже так? А что говорит сам Палаэль? 165


— Он пока об этом не знает. Нам еще предстоит с ним разговор на эту тему. Но основное дело сделано. Так что можешь радоваться. — Ага! — весело оскалясь, вставила Раксалона. — Радуйся! Скоро тебя муж будет по всему дому гонять! — Это с чего бы… — начала было Сиралоса и осеклась. Личико ее вновь стало мрачным. — Вот-вот, — продолжила подкалывать подругу Раксалона. — Вспомнила? Справишься с архимагом-универсалом? Э-эх-х-х, подруга. Чувствую, наступают у тебя тяжелые времена. Палаэль-то воспитан поиному и не станет перед тобой тушеваться, пусть даже для виду. Возьмет плеть — и будет гонять тебя... Хи-хи... — Ничего, — подбодрила Сиралосу мать Шилол, взглядом велев Раксалоне помолчать, — мы ей поможем справиться с ним. Может, даже Ллос помощь окажет. «Вряд ли, — в тот же момент подумала она про себя. — Ллос почти сболтнула нам о некой сущности, стоящей за сыном великого князя. И сущность, по всей видимости, могущественная, раз сама Ллос не хочет с нею ссориться, приказав обращаться с Палаэлем поделикатнее». — Поможете? — с надеждой переспросила Сиралоса. — Конечно, моя дорогая, — подтвердила мать Шилол. — Ой! Чуть не забыла. Исиль пообещал, что переговорит с сыном по поводу гостевой поездки к нам в самое ближайшее время. Необходимо будет показать ему все самое лучшее, что есть в нашем королевстве. Где-то в слое инферно — Господин! — расслышал Непот через Зеркало далекий голос, принадлежавший демону-властителю того мелкого мирка, где сейчас находился его человечек. — Чего ты хотел? — отозвался он на призыв, решив отвлечься от текущих дел, поскольку судьба человечка его волновала достаточно сильно. Случится с ним что-нибудь — и все. Он не выполнил условия игры. — Господин, я засек повышенное внимание к вашему эльфу... человеку... — Не суть! Продолжай, — рыкнул Непот. Демоненок, как прозвал его про себя архидемон, с другой стороны Зеркала испуганно задрожал и замешкался с ответом, чем вызвал недовольство Непота. — Ну? Я жду. — Я засек к нему повышенное внимание со стороны местных богов! — выпалил демоненок на одном дыхании. — Ллос собирается использовать его в своих планах. — Чего??? — злобно зарычал Непот. — В каких таких «своих планах»? И кто такая Ллос? 166


— Богиня-паучиха, чрезвычайно хитрая и злобная. Около сорока тысячелетий тому назад, по летоисчислению моего мира, вышла на уровень межмировых богов. На данный момент ей преклоняются в одиннадцати мирах. Она хочет свести вашего человечка со своей адепткой, с целью получения от них детей, обладающих сильными магическими способностями. С учетом того, что эти способности дали ему вы, мой господин, со стопроцентной вероятностью они наследуются детьми из первого поколения. Таким образом, Ллос получит в свое подчинение... — Это все? — оборвал его Непот. — Да, господин. — Жизни человечка что-нибудь угрожает? — Пока нет, но вероятность такая есть, так как в Ллос есть частичка Хаоса, и она обладает взрывным характером. Иногда она сначала делает, а только затем думает. Поэтому в припадке неконтролируемой ярости может причинить вред человечку, несмотря на то что наверняка прекрасно разглядела вашу метку. — А потом побежит к Великим богам просить защиту от меня, — задумался Непот. — У тебя хватит сил на открытое противостояние с ней? — Да, мой господин. Ненадолго. — Надолго и не надо. Сейчас я открою канал экстренной связи, по которому в любой момент из произвольной точки пространственновременного континуума сможешь связаться со мной. И если эта Ллос решится на необдуманные поступки... Что ж. Появится вакантное место в сонме богов твоего мирка. — Великие не будут возмущаться? — Нет. Она влезла в мои дела. — А с детьми что? — Мне они неинтересны. Главное — жизненный путь человечка. — Господин, Ллос получит слишком большое могущество в нашем мире, если дети от вашего человечка попадут под ее влияние. Светлых же богов, способных нейтрализовать ее действие, нет. Равновесие сильно нарушится. В итоге даже местный слой инферно будет в сильной опасности. — Могущество? — расхохотался Непот. — Она рвется к единоличной власти над миром, нейтрализовав зарождающихся богов? Ха! Ее ждет сюрприз. За этим интересно будет наблюдать! Будет славная возня в твоем мирке! — Я не понял вас, господин. — Тебе не надо ничего понимать. Насчет же детей ты прав. Они могут сместить расстановку сил на доске. Поступим так… Князь Палаэль

167


Прежде чем идти искать Седрика, я зашел в комнату, где архимагицелители занимались лечением Бииниэли. — Как дела? — поинтересовался я у Достамионииля, старательно выводившего специальным мелком линии прямо на полу. — Нормально, — ответил он, не отвлекаясь от своего занятия. Его товарищ был занят тем же, только с другой стороны помещения. — Что вы делаете? — проявил я любопытство, разглядывая эти линии и стараясь понять, что бы это могло быть. Что-то эти хитросплетения линий мне напоминали, но так как чертеж — а это был именно он — еще не был закончен, мне никак не удавалось идентифицировать его. — Мы не стали рисковать, воспроизводя с листа в своих аурах сложнейшие конструктивы, показанные тобой, и решили активировать их иным способом. — Вы что, переложили плетения на рунную основу? — Ага, — подтвердил он. — Кропотливая работенка, нудная и трудоемкая, но это лучше, чем допустить ошибку при построении неизвестного высшего заклинания с помощью одной только ауры. — Наверное, вы правы, — признал я. — Ваше высочество, можно задать нескромный вопрос? — Задавай. — Где вы узнали про эти плетения? Самому их изобрести невозможно, не имея дара к целительству. А его-то у вас как раз и нет, иначе бы вы управились сами. — Будем считать это моим маленьким секретом, — уклонился я от ответа. — Достамионииль, знаком ли тебе такой артефакт, как Слеза Растений? — Конечно, знаком. — Трудно его достать? Или изготовить? — Понимаю, куда ты клонишь. Я присутствовал при разговоре с этим Седриком. В наличии Слезы нет, но изготовить ее довольно легко. По времени займет около декады. — Она мне нужна, — заявил я. — Твой отец в курсе обещания, данного тобой, и уже отдал необходимые распоряжения. Кстати, выяснилось, что это по команде герцога Рамуэла делегация Ниберии, прибывшая тогда просить артефакт, была отправлена восвояси. — Я уже знаю. Рамуэл «рассказал», если можно так выразиться. Мы еще пообщались, обсудив мятеж, мятежников и многое другое, касающееся уже области магии, после чего я, спохватившись и осознав, что времени прошло уже достаточно много — несколько квартов, — отправился искать комнату, в которой поселили Седрика. Пройдя в ту часть дворца, где располагались гостевые апартаменты, развернул сканер, предварительно введя в него параметры ауры искомого человека. Седрик оказался недалеко — прямо по коридору, четвертая комната справа. Но не успел сделать и пары шагов в нужном направлении, как меня окликнули: 168


— Палаэль! — Да, отец? — отозвался я, разворачиваясь. Исиль подошел и остановился рядом. — Нам надо поговорить. — Еще раз? — для виду ужаснулся я. — С меня на сегодня хватит «хороших» новостей, доводимых во время каждого такого разговора. — Ничего, потерпишь, — отшутился Исиль, правильно расценив мою шутку, — тем более что разговор был всего один. — Зато какой! Я не каждый день узнаю о своей свадьбе на чокнутой жрице-дроу! — Начинается, — проворчал великий князь, всплеснув при этом руками. — Как попалась девушка с характером, так сразу чокнутая! А ты заставь ее уважать себя! Не как могучего мага, а как эльфа! Или слабо? — Ты на «слабо» меня брать будешь? — ощетинился я. — Буду! Ты горазд применять силу, но бывают такие случаи, когда она не поможет и требуются хитрость, смекалка, сообразительность. Только не обижайся! Я очень ценю помощь, оказанную тобой при мятеже, когда ты силовым методом заставил всех капитулировать. Но хочу сказать, что тебе пора приобретать навыки дипломата. — Иными словами, ничего из вышеперечисленного у меня нет? — Его слова несколько задели меня, а тут еще и Учитель добил окончательно: — Исиль дело говорит. Все перечисленные качества отсутствуют у тебя напрочь! — А вот это мы и посмотрим — Ты предлагаешь воспитать Сиралосу? — Воспитать? Боюсь, этого не сможет сделать никто, не ломая ее воли, — покачал он головой. — Но заставить изменить некоторые взгляды на жизнь вполне тебе по силам. Конечно, это мое личное мнение. — Они уважают только силу! — с убеждением сказал я. — Ничего другого не признают. — Одному великому князю удалось изменить мировоззрение своей женыдроу, — напомнил Исиль. — Она начала оценивать личные качества эльфов и дроу, ну а потом только смотреть на силу, физическую и магическую. Хватит! С меня хватит! Свадьбу навязали, так еще и хотят, чтобы я перевоспитывал Сиралосу. И как подводит-то! Отказаться — значит признать свою несостоятельность в умении разрешать вопросы, не применяя грубой силы. Нужно срочно предпринимать действия, которые приведут к отказу дроу от мысли о свадьбе. Глаза отца хитро блеснули. — Палаэль, я обещал тебе выяснить, кто является инициатором свадьбы. И причины. — Кто? — заинтересовался я. — Это Асутиролса, мать Сиралосы, по наущению Ллос. 169


— Богини Ллос? — переспросил я. — Да. Так я и поверил! Целая богиня будет спускаться на землю обетованную и раздавать рекомендации — кому и на ком жениться! За дурака меня держит? Тем не менее, ответ мне ясен: нужно воздействовать прежде всего на Асутиролсу. Если она откажется от этой затеи… — Мать Сиралосы к нам не приедет? — как бы невзначай поинтересовался я. — Она не может, — с расстроенным видом произнес он. — Должность высшей жрицы накладывает дополнительную ответственность. А мне бы хотелось, чтобы ты с ней познакомился. — Так в чем проблемы, отец!!! — с воодушевлением воскликнул я, увидев свой шанс. — Давай съезжу в Подземное королевство. Познакомлюсь с будущей тещей, заодно и на само королевство посмотрю! — Ну, не знаю, — засомневался Исиль, — не рановато ли тебе с ней знакомиться? Да и чего в Подземном королевстве ты можешь увидеть интересного для себя? — Я поеду! — твердо заявил я ему. — Это мое конечное решение! — Хорошо, — вздохнул он. — Езжай. Жрицы собираются домой через два дня. Вот с ними и пройдешь через портал. — Отлично, — я мысленно потер руки, довольный своей маленькой победой, — как следует подготовлюсь ради такого случая. Отец, мне бы надо идти. Кстати, спасибо, что отдал команду на изготовление Слезы. — Не за что. Ладно, иди уже, — махнул он рукой. Гостевые апартаменты После того как сын скрылся в одной из гостевых комнат, Исиль не смог сдержать улыбки, заменившей на лице расстроенное выражение, с которым он встретил известие о решении Палаэля поехать в Подземное королевство. — Эх-х-х… Молодежь, — пробормотал он себе под нос. — Учиться еще тебе и учиться. В этот момент он вспомнил призыв демона, состоявшийся, пока Палаэль занимался самолечением, но уже после приезда делегации дроу. Исиль тогда сразу догадался, что отнюдь не жриц заинтересовала личность Палаэля — они, скорее всего, даже не подозревали о его чрезвычайно возросших силах. Узнать о Палаэле и проявить к нему интерес через дроу могла только одна личность, а вернее будет сказать — сущность. Злобная богиня Ллос! И сразу появился вопрос: как избежать интереса к его сыну с ее стороны? И чем этот интерес может грозить? Знать, хотя бы приблизительно, ответы на эти вопросы могли только демоны. Ну, естественно, и сама Ллос, вместе со своими подручными полубогами. Да только обращаться к последним с подобными вопросами явно не стоило. 170


Призывал демона архимаг Алинур. — Мне разрешили довести до тебя, как до отца Палаэля, кое-какие сведения. Можешь не волноваться. Ллос не рискнет причинять вред Палаэлю, — сказал им тот демон. — Это может плохо для нее закончиться. — Есть кто-то весьма могущественный, заинтересованный в добром здравии моего сына? — спросил тогда Исиль. — Да. И его тень видна за спиной Палаэля. Ллос не могла ее не увидеть. И еще. Богиня заинтересована не столько в Палаэле, сколько в детях, рожденных от него. Необходимо будет провести магический ритуал с Сиралосой, дабы она могла зачать двойню. Одного ребенка отдадите в Подземное королевство — другого оставите в Лесу. — Зачем вам это надо? — На то есть свои причины. Это пока все, что мы можем сказать. В ближайшем будущем можете к нам не обращаться — все равно никакой дополнительной информации не раскроем. Маг, отправляй меня обратно. — Можно последний вопрос? — Задавай, — разрешил демон. — Я предвижу, что Палаэль будет стремиться избежать свадьбы. Как вы смотрите на такой сценарий? — Это было бы идеальным вариантом, но, боюсь, ему это не удастся. И в первую очередь из-за политической обстановки. Ты же сам, скорее всего, будешь подвигать сына к свадьбе. И Ллос не отступится. Все могло бы изменить решение Н… того, кто стоит за Палаэлем, но ему, к нашему сожалению, все равно — женится твой сын или нет, будут дети от этого брака или ничего не получится… — Что же я стою? — спросил сам себя великий князь. — Надо обрадовать жриц, что Палаэль решил наведаться в гости в их королевство. Пусть готовятся. Уверен, что сынок устроит им веселые деньки… — Здравствуй, — войдя в комнату, поприветствовал Седрика Палаэль. С того была снята иллюзия, накинутая Палаэлем, и перед сыном великого князя предстал осунувшийся, бледный человек. Седрик, сидевший за столом и перелистывающий какой-то фолиант, при виде Палаэля встал и сделал несколько шагов навстречу. — Здравствуйте, ваше высочество, — ответствовал он. — Рад видеть вас в добром здравии. — Спасибо. Зато вижу, что ты в не столь добром здравии, — заметил Палаэль и, пройдя к кровати, уселся на нее. — Тебя плохо кормят? Или работать заставляют, не покладая рук, на благо Леса? Седрик вымученно улыбнулся. — Ни то, ни другое, ваше высочество. Просто… Устал. — От чего? — в глазах Палаэля появилось удивление. — Ждать, — пояснил Седрик. — Вы, наверное, не поймете меня. И я бы сам раньше не понял, каково это — каждый день ожидать исполнения 171


смертного приговора, зная о его неизбежности. Ладно, ваше высочество, — спохватился он, видя потемневшее лицо Палаэля, — не обращайте внимания на такие мелочи. Лучше расскажите мне о Слезе Растений. Когда ее можно будет получить? — Через декаду она будет готова, — нейтральным тоном ответил Палаэль. — Но получить на руки ты ее сможешь лишь приблизительно через полторы декады. — Можно поинтересоваться, с чем связана задержка? — Через три дня я отправляюсь в Подземное королевство. Назад планирую возвращаться через декаду. Вот и получается — тринадцать дней. Седрик опустил голову, а когда вновь поднял, в его глазах Палаэль увидел интерес. — Можно мне с вами? Чересчур тяжело сидеть на месте и ожидать… Тем более что в Подземном королевстве никто из ныне живущих людей не был. Буду первым. — Со мной? — Палаэль на доли тим задумался. — А почему бы и нет! Поедешь со мной. — Благодарю, ваше высочество. Дверь приоткрылась, и в нее заглянула Виоэль. — Палаэль, вот ты где! — И тебе не хворать, — улыбнулся ей Палаэль. — Ты что в дверях стоишь? Очаровалась видом моим? — Да ну тебя! — Виоэль вздернула носик, коротко глянула на Седрика и жестом позвала Палаэля к себе. — Пойдем выйдем. Поговорить надо. — Поговорить? — Палаэль поднялся с кровати, кряхтя при этом, как древний старец. — В последнее время все только и делают, что вызывают меня на разговор. И ничего хорошего из этих разговоров не выходит. Ты хотя бы поинтересовалась моим здоровьем! Спросила бы, как я себя чувствую! — Ой! — девушка смутилась и прошла внутрь комнаты. — Извини. Как ты себя чувствуешь? — Хорошо, — с обиженной интонацией ответил Палаэль. — Я, понимаешь, между жизнью и смертью находился, вытаскивал самого себя с того света, а ты всего-то и выдаешь: «Как ты себя чувствуешь», — передразнил он Виоэль. — Между жизнью и смертью? Ты? — девушка сделала круглые глаза и даже лицом чуть побледнела. — Э-э-э, — растерялся Палаэль. — Скажи-ка, что всем рассказали про меня? Как обосновали мое долгое отсутствие? — То, что у тебя и королевы Бииниэли сильное недомогание и что целители занимаются вами. Еще упомянули о необходимости полного покоя, поэтому к вам никто не заходил. Да и гвардейцы с магами, охранявшие входную дверь той комнаты, не пропустили бы, вздумай кто зайти. Но ничего не сказали о том, что вашим жизням угрожает опасность! Что случилось, Палаэль? — Виоэль пытливо посмотрела на него. 172


— Ничего. Я пошутил, — растерявшись, промямлил Палаэль. — Так о чем ты хотела поговорить? — Пошутил? — возмутилась Виоэль. — Ты считаешь, что такими вещами можно шутить? — Так получилось. Случайно, — невпопад ответил вконец растерявшийся Палаэль и вновь попытался перевести тему: — Что ты мне хотела рассказатьто? — Не шути так больше! — Виоэль направилась к двери. — Пойдем, прогуляемся и поговорим. Палаэль последовал за девушкой. — Говори, — обратился он к ней, когда они вышли в коридор. — Палаэль, это правда? — Что именно? — Ты женишься? — взволнованным голосом выпалила Виоэль. — Может быть, — уклончиво ответил Палаэль. — Откуда у тебя информация? Ведь ее никому не разглашали, за исключением нескольких лиц, являющихся приближенными к моему отцу. — Ко мне подошли две жрицы, прибывшие с делегацией дроу, — почемуто смущаясь, созналась эльфийка, — расспрашивали меня о тебе, о твоих друзьях. Потом обо мне и моем отношении к тебе. — Что ты им рассказала? — несколько напрягся Палаэль. — Толком ничего. Постаралась уйти от прямых ответов, но это им не очень понравилось. Особенно когда я заявила, что мое отношение к тебе касается только меня. И тебя. Вторая жрица, не принимавшая участия в разговоре, в тот момент даже попыталась схватиться за плеть, которой при ней не оказалось! Хорошо, что ее удержала мать Шилол — это жрица, общавшаяся со мной, — иначе конфликта было не миновать. Сестра Истамирэля Рокуэл, присутствовавшая при разговоре, уже начала создавать какие-то плетения, но вовремя остановилась. Кстати, факт отсутствия плети у той жрицы меня очень удивил. Они же с ней никогда не расстаются! — Эту жрицу, попытавшуюся схватиться за плеть, случайно не Сиралосой звали? — полуутвердительно спросил собеседник. — Да, — подтвердила Виоэль. — Откуда ты знаешь? Кто-то уже рассказал? — Догадался! — со скрытой угрозой в голосе пояснил Палаэль. — Она уже смеет моим друзьям угрожать! — Ты ее знаешь? — Вынужден знать. Это она метит на почетное звание моей жены! — Сиралоса — твоя будущая жена??? — глаза Виоэли широко распахнулись, и она прикрыла ладошкой рот. — Что же я наделала! Она же теперь ревновать будет! — Не будет! — со злостью заявил Палаэль, направляясь к гостевым апартаментам жриц, расположенным неподалеку. 173


Виоэль, быстро сообразившая, куда и, главное, зачем он пошел, попыталась его удержать, бесцеремонно схватив за руку. Но попытка успехом не увенчалась — он потащил ее за собой, словно и не замечая помехи. — Стой! — заверещала Виоэль. — Постой же! Прошу тебя!!! — Я ее сейчас… Я ее сейчас в порошок сотру! — зашипел Палаэль, одним движением сбрасывая с себя девушку. — Не надо! — жалобно простонала та, глядя, как Палаэль, ногой открыв дверь, скрылся в комнатах, где проживали жрицы-дроу. Апартаменты жриц-дроу — Знаешь, как бы я поступила на его месте? — Мать Шилол с интересом разглядывала мрачную Сиралосу, лежащую на диване. — Как? — решила уточнить вместо подруги Раксалона, так как та и не думала открывать рот, полностью погруженная в свои обиды. — Пришла бы сюда и устроила разборку, не стесняясь применять силу, — с готовностью сообщила Шилол. — Эльфы ценят дружеские отношения, зародившееся еще в юном возрасте. Думаю, Палаэль не является исключением. Они же с этой Виоэлью подружились еще в Академии. — Подружились? — взвилась со своего места Сиралоса, привстав на коленках. — Здесь самому тупому троллю совершенно ясно, куда эта девка метит! Хочет выскочить замуж за моего жениха! МОЕГО! Она же из второстепенного дома, не играющего никакой значимой роли в Лесу. И свадьба с Палаэлем вознесет ее на вершину! Я ее убью! Мать Шилол только недовольно поморщилась на эту тираду, в которой косвенно оскорбили и ее, назвав тем самым тупым троллем. Шилол ни на йоту не верила в подобные планы со стороны Виоэли. Тем более уже пообщавшись с ней и составив свое мнение. — Сходили на разведку, — проворчала она. — Хотела как лучше, а получилось как всегда. Благодаря кому-то. — Я еще и виновата?! — в порыве ярости прорычала Сиралоса. — Успокойся, — Шилол встала, подошла к столу и взяла с него бутылку эльфийского вина, которую с задумчивым видом покрутила в руках. Остальные жрицы, собравшиеся в той же комнате, с искрой смеха в глазах взирали на происходящее. Им было весело и одновременно интересно, чем же закончится дело: удастся ли Шилол вразумить юную дроу или та упорно будет стоять на своем? Мать Шилол поставила бутылку на место и вновь обратилась к Сиралосе: — Она ему не более чем подруга, с которой тебе стоит завязать дружеские отношения. Этим ты добьешься гораздо большего, нежели вступая с ней в открытую конфронтацию. Между прочим, у Палаэля еще есть друзья, с которыми тебе следовало познакомиться, но теперь уже и не знаю, стоит ли. 174


— С остальными можно! — бросила Сиралоса. — Они мужского пола. — И ты не заподозришь их в неких связях между собой? — с усмешкой спросила ее Шилол. Со стороны остальных жриц послышались смешки. — Не заподозрю! — Сиралоса смерила всех улыбающихся воинственным взглядом. — А по поводу этой Виоэли — откуда у тебя уверенность, что она не заинтересована в Палаэле? — Есть у меня такая уверенность. Лучше подумай, как с ней помириться. Чувствую, без этого теперь все твои попытки найти общий язык с остальными близкими друзьями Палаэля обречены на провал. — Почему? — Потому что Виоэль является и их близкой подругой! — не выдержав, повысила голос Шилол. — И еще добавлю. Та эльфийка, что была с ней рядом, когда мы подошли. Помнишь? — Рокуэл, — кивнула Сиралоса, — сестра Истамирэля. — Ты скорее всего не заметила, но она готовилась напасть на тебя, пока ты нащупывала плеть. Это о чем-нибудь тебе говорит? — Она подружка Виоэли? — Да. Таким образом, настроив против себя эту, как ты выражаешься, девку из второстепенного рода, ты получаешь негативное отношение от доброй трети высшего света Леса. Это по моим самым скромным подсчетам. Здесь же все взаимосвязано! — У Рокуэл есть свои подружки, — подала голос Раксалона, — у тех — свои. И так далее. Сиралоса! Действительно, тебе лучше найти с ней взаимопонимание. И к Палаэлю подход искать станет легче, опираясь на ее советы, которые она тебе обязательно даст, если сочтет тебя своей подружкой. — Вот! — Шилол подняла указательный палец правой руки вверх. — Послушай Раксалону! Дело говорит. Со стороны входной двери послышался шум, заставивший всех прислушаться. — Ругается кто-то? — предположила одна из жриц. — Угу, — согласилась с ней другая. Прошло еще чуть-чуть времени, и разговор за стеной, в коридоре, прекратился. — Интересно, кто это был? — озадачилась Раксалона. — Знают же, что здесь остановились… Договорить она не успела: входная дверь широко распахнулась от могучего пинка, и на пороге показался Палаэль, всем своим видом излучавший ярость. Все, за исключением Шилол, вскочили и схватились за плети. — Что-то ты долго шел! Я уж думала, что совсем не придешь! — неожиданно для всех расхохоталась мать Шилол, заставив всех, в том числе и Палаэля, в недоумении уставиться на нее. 175


— НЕ ПРИДУ??? — взревел он мгновением спустя, опомнившись от столь необычного приема. — ДА Я ВАС ВСЕХ!.. И его аура раскрылась, обнажая свою настоящую суть, которую князь тщательно скрывал за магическими ограничителями. Все присутствующие оказались внутри этой ауры и явственно могли видеть всполохи энергии, проскакивающие по энергоканалам то тут, то там. Яркость и насыщенность ауры зашкаливала за все мыслимые и немыслимые рамки, заставив всех попятиться к стенкам, подальше от эпицентра, коим был Палаэль. Дышать жрицам вдруг стало в разы труднее, точно кто-то придавил их каменной плитой, и лишь одна мать Шилол выглядела совершенно невозмутимой — она с интересом разглядывала открывшуюся ее взору картину. Между тем пал еще один слой маскировки, и все увидели пылающие синим огнем глаза Палаэля, мерцающий свет, испускаемый его кожей. — Вот это да! — зашептала Шилол. — Вот это СИЛА! Какой экземпляр подобрала нам Великая Ллос! Какой красавец!!! — Я за угрозы моим друзьям знаете что с вами сделаю??? — выкрикнул князь, обводя всех яростным синим огнем своих глаз, что не имели даже признаков белков. Аура между тем уменьшилась в размерах, став диаметром в половину эрда, но при этом гораздо насыщенней. В магическом зрении Палаэль теперь напоминал небесное светило, которое своей яркостью заставило всех перейти на обычное зрение. — Палаэль! — мягким голосом обратилась к нему мать Шилол. — Ты совершенно прав, что не даешь в обиду своих друзей и близких. Это очень ценное качество! Только позволь поинтересоваться — при чем здесь мы? — Ты насмехаешься надо мной? Ты и Сиралоса угрожали Виоэли! — Раздавшееся шипение, очень напоминавшее шипение великого множества огромных змей, заставило сердца жриц биться еще чаще. Некоторые начали готовить атакующие заклинания, при этом понимая всю бесперспективность этой затеи — слишком мощным оказался маг, стоящий напротив. — Ничего не предпринимать! — прикрикнула на своих жриц Шилол, и заготовки плетений рассеялись в их аурах. — Она, — продолжила старшая жрица, ткнув пальцем в сторону Сиралосы. — Она повздорила с Виоэлью. Если тебе все рассказала именно Виоэль, а не кто-либо другой, то ты должен знать, что именно я затушила назревавший конфликт! — Да, именно так мне все и рассказали, — согласно кивнул Палаэль. — Только навряд ли это что изменит, ведь вы встанете на моем пути в попытке защитить Сиралосу. Придется разбираться со в��еми. — С чего это ты решил, что мы будем вмешиваться в ваши отношения? — выказала свое удивление Шилол. — На данном этапе смело можно считать вас женихом и невестой. Или ты отказываешься от брака? Только помни, что когда-то Лес просил о подобном браке, когда ему срочно нужна была помощь. И Подземное королевство пошло навстречу, выдав свою дочь замуж за великого князя и оказав военную поддержку. 176


— Я помню об этом. — Гнев Палаэля стремительно таял, так как тот спокойный тон, которым с ним разговаривала Шилол, и доводы, приводимые ею, заставили его задуматься над своими дальнейшими ответами. — И не отказываюсь от заключения брака. Но только не сейчас. — А когда? — Шилол с великим трудом смогла скрыть свое ликование. Основная цель достигнута! Все дали свое принципиальное согласие на заключение брака. Осталось только убедить Палаэля к переезду. — Не буду загонять себя в рамки, называя конкретный срок. Может, через десять сезонов, может через сто. — Так не пойдет. — Ликование Шилол моментально сошло на нет. — А если ты решишь жениться через пару тысячелетий? Мне нужен хотя бы предварительный срок. — Не менее пятидесяти сезонов, — быстро сориентировался князь. — И не более ста! — молниеносно предложила Шилол. — За этот срок ты успеешь нагуляться? — Хорошо, — через длительную паузу согласился Палаэль. — Отлично! — настроение Шилол вновь скакнуло вверх. Дроу умели ждать, тем более что оговоренные сроки не были большими. — Ты, кажется, что-то хотел сказать Сиралосе? — продолжила Шилол. — Моей будущей невесте? — глаза Палаэля опасно сузились. — Конечно, хотел! И по той ситуации с Виоэлью, и еще парочка моментов вспомнилась, не разобранных с предыдущих ее визитов в Лес! — с этими словами он сделал пару шагов вперед. — Палаэль! — окликнула его Шилол, заставив чуть притормозить на пути к дивану, на котором стояла Сиралоса, затравленным зверьком смотрящая то на надвигающегося Палаэля, то на старшую жрицу. — Напомню, что в твоем праве попытаться договориться со своей будущей женой, даже попытаться заставить ее изменить некоторые взгляды на жизнь. Но! — Что «но»?! — нахмурился князь, не отрывая глаз от сжавшейся Сиралосы. — Крайние меры вроде убийства — неприемлемы, — вкрадчиво проворковала Шилол. — О-о-о, не волнуйся! Я не собираюсь никого убивать! Просто пообщаться хочу, — Палаэль мрачно пробежал глазами по Сиралосе, отчего та задрожала. — Отшлепать бы ее как следует!!! Чтобы знала… — Так что тебе мешает? — воскликнула Шилол. — Ты же ее будущий муж! — Как назло, ремня под рукой нет! — расстроенным голосом ответил Палаэль. — Нашел проблему! — фыркнула она. — У нее и возьми! Ремень, на котором крепилась плеть. Помнится мне, что на данный момент плети у лошадки и нет, так что ремень теперь можно использовать в иных целях. Пока ей новой не дадут. 177


— Замечательно! — аж хлопнул в ладоши князь, уже ласково смотря в глаза Сиралосе. Та напряглась, приготовившись защищаться до последнего, но тут ее взгляд опять упал на мать Шилол, знаками что-то показывающую ей за спиной подступающего Палаэля. Таким языком жестов жрицы иногда пользовались у себя под землей, когда в абсолютной тишине пещер нельзя было говорить, чтобы не привлекать внимание дичи, если это была охота, или врага, если это был военный поход, совершавшийся в подземельях против гномов. «Не вздумай сильно и долго сопротивляться. Мужчинам всегда нравится власть над женщиной. Сдайся. Плачь побольше. Это заставляет их испытывать жалость. Помни приказ Ллос». Из Сиралосы как-будто выпустили воздух. — Пока вы находите взаимопонимание, мы с остальными жрицами пойдем прогуляемся по дворцу, — Шилол пошла в сторону двери. Остальные потянулись за ней, по широкой дуге огибая князя. — ВЫ КУДА-А-А??? Не оставляйте меня!!! — буквально взвыла Сиралоса и попыталась проскочить мимо Палаэля, но была отброшена назад несколькими аурными жгутами. — Ты куда собралась? — поинтересовался он. — Я сейчас тебя воспитывать буду, раз мама в детстве пренебрегала ремнем. Сама пятую точку подставишь? — НЕ-Э-ЭТ!!! — Мать Шилол, — обратилась к старшей жрице Раксалона, оглядываясь назад, в сторону комнаты, из которой стали доноситься визги Сиралосы. — А с ней все в порядке будет? Мы же оставили одну из нас… — Все будет нормально, — с мечтательной улыбкой сказала Шилол. — Нет, ну вы видели его? Си-и-ила! Дети от него нужны нам! — Как вы ее назвали, мать Шилол? Лошадкой? — рассмеялась жрица Таншалона, идущая рядом со старшей жрицей, припомнив ее слова. — Надо полагать, вы надеетесь, что сынок Исиля не станет откладывать дело в долгий ящик и начнет объезжать эту лошадку уже сейчас? А там, глядишь, и дети появятся… — После этих слов рассмеялись все. — Есть такая надежда. Я даже просигналила лошадке жестами, чтобы она не больно сильно брыкалась, пока ее... Ремнем шлепают! — Всех разобрал новый приступ смеха. — И если в этот момент она догадается встать правильно, — продолжала Шилол, — то ремнем дело не ограничится, и он ее «объездит» более основательно! Фигурка, с мужской точки зрения, у Сиралосы замечательная. — А как же ее самолюбие? Он ведь растопчет его! — Самолюбие не пострадает. Надо ведь учитывать, что Палаэль сильнее, и справиться с ним у нее шансов просто нет. Вот если бы пришлось подчиниться тому, кто слабее... Тогда да. А так — пусть учится 178


договариваться. Небось, хотела его на поводке держать? Изредка поколачивая? — Ага! — Раксалона захихикала. — Хотела! А вы видели, как он преобразился, когда снял с себя маскировку? Внешне красивый! — она томно вздохнула. — Не то что мой муж, вечно трясущийся от страха при виде меня. А этот гордый, сильный, красивый... Эх... Эльфийки, наверное, локти себе кусают, что упустили такого жениха! — Мать Шилол!!! — из-за поворота выскочила Виоэль, за которой скорым шагом шел сам великий князь. — Мать Шилол!!! Где Палаэль? — она остановилась около жриц. — У нас, — спокойно ответила та. — Что случилось? — Как что? Ведь Палаэль пошел к вам! — Виоэль сделала попытку обежать жриц, но те встали стеной на ее пути, не пропустив к своим комнатам. — Виоэль чуть не с боем прорвалась в мои апартаменты и рассказала о том, что Палаэль пошел к вам с твердым намерением подраться, — пояснил Шилол подошедший Исиль. — Правда, я так и не понял, по какому поводу. Может, ты пояснишь мне, что происходит? — Ничего не происходит, — пожала плечами мать Шилол. Великий князь с недоумением повернулся к Виоэли. — Но... как же... — замялась та в полной растерянности. И тут же, словно в опровержение слов матери Шилол, со стороны гостевых комнат жриц раздался отчаянный визг, приглушенный стенами дворца. — А это что? — насторожился великий князь, требовательно посмотрев на Шилол. — Да ничего особенного! — убежденно заявила она. — Просто твой сын общается со своей будущей женой. Волноваться не о чем. Визг повторился с утроенной силой. — Что вы стоите? Он же ее убьет! — сказав это, Исиль с решительным видом сделал несколько шагов по коридору в сторону апартаментов жриц, но остановился, уткнувшись во вставшую перед ним Шилол, и не подумавшую отойти в сторону. — Не надо. Не мешай им. — Шилол, дай пройти. — Нет. Я попросила тебя не вмешиваться. — Ты хоть понимаешь, что может натворить разозленный Палаэль? — УЖЕ понимаю. Но, поверь, ничего страшного не произойдет. Громкий хлопок двери заставил всех отвлечься и обратить внимание в ту сторону. — Вот видишь, — несколько разочарованно констатировала старшая из жриц, — ничего не произошло. Ты напрасно переживал. — Думаешь? — Исиль с любопытством взирал на сына, с угрюмым видом шествующего в их сторону. Постепенно взгляд его менялся с 179


любопытствующего на удивленный, а затем вообще выразил крайнюю степень потрясения. С одной стороны, он видел, что к ним идет Палаэль, но с другой — глаза излучали синий огонь, открытые участки тела мерцали мягким светом, изменяя внешний вид сына до неузнаваемости. Тот Палаэль, которого он знал, имел другой облик. «Что ж, — в конце концов рассудил Исиль, — этого стоило ожидать. Приобретенное могущество не могло не изменить внешности. Пора бы уже перестать мне удивляться всем странностям, замеченным за сыном». — Палаэль! — бросилась к нему Виоэль. — Все нормально? — Да, — коротко ответил он ей, — за исключением того, что твоя обидчица избежала заслуженного наказания. — Ты собирался наказать Сиралосу? За ее вполне естественную ревность ко мне? — пришла в ужас Виоэль. — Палаэль, тут ты не прав! — Почему же ты не сделал того, что собирался? — вмешалась Шилол. — Ведь настроен был решительно! — заметила она уже гораздо тише. — Э-э-эх... — махнул рукой Палаэль и, ничего больше не говоря, быстро прошел мимо расступившихся жриц, отца и своей подруги. Никто его не стал останавливать. — Хм... Он собирался наказать Сиралосу? Почему? — выразил Исиль свое недоумение. — Она попыталась напасть на Виоэль, — ответила ему мать Шилол, после чего развернулась и быстро пошла в сторону своих апартаментов, имея твердое намерение выяснить, почему же Палаэль отказался от своей затеи. «Что она опять сделала не так?» — таким вопросом задавалась Шилол по пути. Достигнув апартаментов, она открыла дверь и зам��рла на пороге. — Вот это да! — раздался за ее спиной голос Исиля, через плечо Шилол заглянувшего внутрь комнаты. — Я бы тоже не решился ее наказывать! — Ваше величество! Вам не стыдно? — укорила его Шилол, при этом не в силах сдержаться от улыбки. — Девушку в таком положении из всех мужчин может видеть только ее муж. Или, как в данном случае, будущий муж. — Меня кто-нибудь освободит от пут? — раздался с дивана возмущенный голос Сиралосы. — Или мне на четвереньках до самого нашего отъезда стоять? И нечего на меня пялиться! Мать Шилол! — Ее голос стал еще более возмущенным, поскольку Сиралоса заметила великого князя за спиной старшей жрицы. — Опустите мне юбку на место!!! Князь Палаэль — Как ты мог упустить такую возможность? — сокрушался Истамирэль, сидевший вместе со мной за круглым столиком на открытой террасе, представлявшей собой мощную ветвь на вершине Великокняжеского Меллорна. Терраса эта была оборудована эльфами под ресторан, в котором 180


можно было заказать самые редкие блюда, причем не только из набора продуктов, выращиваемых в Лесу. Здесь можно было заказать даже блюдо, приготовленное из редчайшего вида ириловой рыбки, встречавшейся только в одном месте на планете — где-то на побережье, с противоположной стороны континента. — Как? — продолжал допрос Истамирэль. — Палаэль, ты меня слышишь? — Да, конечно, — кивнул я, не спеша потягивая из бокала вино, — просто не знаю, что тебе ответить. Слушай, Истамирэль, а кто тебе вообще все это рассказал? Виоэль? — Ну почему сразу Виоэль? — попытался выгородить он нашу общую подругу, не умеющую держать язык за зубами. — Там было много лиц, видевших эту картину. — Сомневаюсь, что жрицы побежали тебе докладывать о происшедшем, — хмыкнул я. — Насчет отца тоже. Остается Виоэль. — Ладно, пусть будет Виоэль, но дело-то не в этом. Я бы ее на твоем месте — по полной, ремнем-то... Был бы первым эльфом, оттянувшим жрицу дроу. И, заметь, без всяких последствий для себя! — Понял я уже, понял! Считай, что осознал свою вину! В следующий раз обязательно доведу дело до конца, чтобы только не выслушивать от тебя нотаций! Сам к тебе с докладом приду о проделанной работе! — Следующий раз может не представиться, — пробурчал Истамирэль. — По крайней мере, до момента вашей официальной свадьбы. А сейчас надо было пользоваться моментом, пока жрицы бросили ее. — Ну, не поднялась у меня рука! — начал я закипать. — У меня даже колени задрожали от открывшегося зрелища! Еще чуть-чуть — и пришлось бы мне жениться на ней уже сейчас! Какой там ремень... Я про него забыл в тот момент! Тут Истамирэль замолчал, с недовольством глядя куда-то мне за спину. Обернувшись, я увидел его сестру, царственно вышагивающую к нам в сопровождении двух эльфиек, которых я до этого видел всего несколько раз. Да и то не я, а настоящий Палаэль. — Привет, несостоявшийся герой-любовник! — с придыханием поприветствовала она меня, когда подошла, при этом не удостоив братца даже мимолетным взглядом. Опять, наверное, поссорились. — Что же... — на этом она закончила свою фразу, вместе с подружками уставившись на меня, точно увидели перед собой нечто диковинное, шокирующие их своей необычностью. Вон даже рты открыли. — Привет, Рокуэл, — вежливо улыбнулся я ей, — рот закрой, иначе муха залетит. Подруг твоих это тоже касается. Они никак не отреагировали на мои слова и продолжали на меня зачарованно смотреть. — Истамирэль, с твоей сестрой все в порядке? — Ага, — кивнул он, — с утра поссорились. Значит, в мире все стабильно. 181


— Вот это да! — с восторгом сказала Рокуэл, обходя вокруг нашего столика и разглядывая меня со всех сторон. — Как ты изменился! — Сильнее стал в магическом плане, — не мог не согласиться я: ведь ограничителей на ауру после посещения жриц так и не установил. Так и ходил с уплотненной до предела, пугая огнем ауры всех встречных магов. — Жаль, что тебе уже подобрали невесту, — вздохнула Рокуэл и уселась на соседний стул. Ее подруги заняли оставшиеся свободные стулья, при этом не сводя с меня глаз. Открывшись ментально, я сразу же ощутил идущие от девушек волны интереса, восхищения, восторга и... сожаления. Мне стало не по себе. В эмоциях Истамирэля преобладало расстройство, четко связанное с Рокуэл. И никто даже не пытался прикрыть своих эмоций! — Да вы мне поясните, в чем дело? — не выдержав, зарычал я. — Да, конечно, — все еще находясь в некой прострации, ответила Рокуэл, но пояснять не спешила, в открытую меня разглядывая. — Ну! Девушки дружно тряхнули головами, словно пытаясь избавиться от наваждения, и Рокуэл наконец снизошла до объяснений: — Палаэль, а почему у тебя поменялся цвет глаз? И сам весь светишься? Это результат воздействия обретенной силы? Только тут я понял, что, выйдя из комнаты жриц, не наложил на себя иллюзии. Сейчас заморачиваться по этому поводу было уже поздно — все видели мой облик. Только виду никто не подавал, да и я не особо обращал внимание на окружающих, целиком и полностью погрузившись в свои мысли. — Да, ты права, — подтвердил я ее догадку. — Советуешь прикрыться иллюзией? — Нет! Тебе так идет! Не меняй своей внешности. — Подруги Рокуэл закивали, подтверждая ее слова. — Так что ты там говорила про героя-любовника? — Нам стало известно о пикантной позе, в которой ты оставил Сиралосу, когда сбежал от нее, — Рокуэл игриво стрельнула глазками. — Шел чуть ли не бой жрицам устраивать, а в итоге... Один на один с Сиралосой, которую поставил... Да так и бросил, ничего не предприняв. — Я собирался ее наказать, — заявил я. — Это мы уже знаем. И что? Наверняка оправдываешься, что, дескать, рука не поднялась? Надо полагать, попка у Сиралосы красивая, раз у тебя отключился верхний мозг, который, собственно, и принял решение о необходимости проведения экзекуции, и включился другой, что пониже, отменивший решение верхнего, — Рокуэл расплылась в улыбке, с видимым удовольствием наблюдая за тем, как я начинаю подбешиваться. — Виоэль!!! — подняв к небу глаза, я твердо решил высказать ей все по поводу ее длинного языка. Девушки рассмеялись заливистым смехом, но по эмоциям я уловил толику зависти, исходящую от каждой из них. Они что, завидуют Сиралосе? 182


— Не обижайся на нее, — отсмеявшись, сказала Рокуэл. — Виоэль очень переживает по этому поводу — ведь из-за нее ты пошел к жрицам. Она думает, что вы поссорились с Сиралосой и намеченный брак под угрозой срыва. Дроу никогда не прощают такого отношения к себе. — Ага, под угрозой. Как же... — постепенно успокаиваясь, заметил я. — Они ни за что не отступятся от своей идеи! — Соглашусь с тобой, — кивнула Рокуэл, — хотя до этого думала, что действительно брак может быть расстроен из-за твоего поступка. Жрицы очень щепетильны в таких вопросах. — Думаешь? И почему? — Ты сам еще не догадался? — Рокуэл с интересом посмотрела на меня, как будто я уже давно знал об этих причинах, но не раскрывал их окружающим. — Нет, не догадался! — с вызовом ответил я. — Значит, ты еще кое-чего не знаешь, иначе тебе давно все стало бы ясно. Я смогла подслушать разговор отца с великим князем, в ходе которого обсуждался вопрос твоего переезда в Подземное королевство. Таково требование жриц. Совершенно ясно, что с этой свадьбой они получат в свое распоряжение чрезвычайно сильного мага, способного решить многие их вопросы насчет спорных территорий с гномами. Сиралосу жрицы принесли в жертву — ведь она будет вынуждена смириться с твоим главенством в семье, что в их обществе в принципе неприемлемо. Там жесткий матриархат. Но ты вряд ли станешь терпеть над собой те помыкания, которые все жрицы позволяют себе по отношению к своим мужчинам. — Вот это да! — выдохнул я. — Мне еще и переезжать к ним! Что ж, они пожалеют о своем решении. — Что ты намерен сделать? — спросил Истамирэль, за что был награжден недовольным взглядом сестры. — Через три дня я еду вместе со жрицами в Подземное королевство. Буду знакомиться с матерью Сиралосы. Думаю, декады, что я проведу у них в гостях, им хватит на осознание своей ошибки! — Ты намерен устроить им веселую жизнь? — в глазах Истамирэля зажегся интерес. — А как ты думаешь? — Думаю, что да. Палаэль, ты как смотришь на то, что я поеду с тобой? — Нет... — решил было я отказаться, но потом передумал. А почему бы и нет? Ведь Истамирэль целую стаю собак съел в вопросах доведения общественности до белого каления. Пусть будет! Может, идею какую подбросит по месту. — Хорошо, я согласен, тут же переиначил я. — Только отпустит ли тебя твой отец? — Отпустит! — обрадовался Истамирэль. — Сегодня же с ним поговорю. Мы им устроим, — он мечтательно закатил глаза, в мыслях уже представив, как будет развлекаться в Подземном королевстве. Даже руки потер. Рокуэл аж фыркнула: 183


— Ты сделал верный выбор, Палаэль. Жрицы его убьют — и правильно сделают. Избавят Лес от этого недоразумения, волею жестокой судьбы оказавшегося моим братом. Тоже переговорю с отцом, чтобы не препятствовал его поездке. Нельзя упускать такой шанс! — Жестокая ты, Рокуэл. Не любишь своего брата, — улыбнулся я, поднимаясь со стула. — Любить? Этого охламона? За что? — с искренним недоумением спросила она. — За дебильные шуточки? — Хотя бы за них. Ладно, позвольте откланяться, мне пора. — К Виоэли зайди, — крикнула мне вслед Рокуэл. — Успокой ее, а то она считает, что разрушила твой будущий счастливый брак. — Шутить изволишь? Очень смешно! А ее я обязательно найду и переговорю, только позже! Мне надо много чего ей сказать. Попрощавшись с ребятами, я направился к своей комнате, решив остаток дня посвятить занятиям с Учителем, а то что-то совсем забросил учебу. Собираться в дорогу буду за день до отъезда. — Так на чем мы закончили? — обратился я к Учителю, едва оказался в комнате. — На астральном направлении магии. Только советую тебе вначале разобраться в своих новых возможностях, которые тебе дает кардинальным образом перестроенная аура. — Давай! Мне самому интересно. — Начну, пожалуй, с самых простейших вещей. Ты наверняка заметил, что аура сделалась более компактной. — Да, — согласился я. — При этом энергоканалы стали более мощными, откуда можно сделать вывод, что их пропускная способность возросла. — Совершенно верно. Это позволяет тебе оперировать большим количеством энергии, чем ты мог это делать ранее. Количество единовременно используемой энергии возросло на сорок пять процентов. — Могу создавать более мощные заклинания? Насколько помню, я и раньше мог свободно создавать по два-три наиболее энергоемких плетения. — Из известных в этом мире, — напомнил мне Учитель про магическую отсталость Эриона. — Ты путаешь с энергообъемом ауры. Я же тебе говорю про скорость прокачиваемой энергии по ауре, начиная с ключа. — Теперь понятно! При неизменном объеме, я могу через ключ черпать больше энергии. И единовременно могу создавать больше плетений как раз за счет повышения пропускной способности энергоканалов. — Точно. При этом есть еще некоторые преимущества. К таковым можно отнести следующие: двадцатипроцентное уменьшение времени на создание плетений и их наполнение энергией; большая устойчивость всей ауры в целом, что делает ее менее чувствительной к поражениям от заклинаний противника; увеличился на семьдесят два процента радиус действия дистанционных заклинаний. Появилась возможность оперативного «усвоения» дополнительных ключей и изначальных 184


составляющих других существ. На данном этапе твоя энергетика будет автоматически поглощать таковые, последовательно разветвляя энергоканалы и наращивая их объем. Значительно облегчен выход в астральный слой. Сейчас для этого отпала надобность в погружении в состояние транса. — То есть я могу сидеть, общаться с кем-нибудь — и одновременно бродить по астралу? — Да. Ты обрел возможность не терять прямой связи с телом. К сожалению, пока на ограниченное расстояние, равное приблизительно ста километрам. При увеличении энергообъема ауры оно будет увеличиваться в геометрической прогрессии. — Учитель, ты радуешь меня! — Предлагаю испытать новые возможности, поохотившись в средних слоях, а затем перейдем к теоретическим занятиям. Подтянем твой уровень в магии темной стихии. — Хм... А в реальном слое испытывать когда будем? — Не рекомендую проводить испытания в Иль-Эроа. И так разрушений здесь хватает. Исиль очень возмущаться будет, если разнесешь чтонибудь. — Хорошо, — согласился я, — испытаем где-нибудь в пещерах дроу. — Приступай. Только помни, что сейчас тебе не обязательно впадать в состояние транса. Я так и поступил — не отрешаясь полностью от реального мира, только прикрыл глаза, скользнул в астрал, ожидая, что ничего, как всегда, не получится с первой попытки. Получилось! Перед моими глазами образовались контуры энергетических отражений в астрале. Не став мешкать, я последовал дальше, в средние слои. Поразительно, но и тут меня не ждало разочарование! Все получилось с первого раза. Прогрессирую, однако! Глава 6 Империя. Императорский дворец — Герцог, зачем вы МНЕ рассказываете столь ценную информацию? — Архимаг Роллдудон, он же действущий глава Совета представителей стихий и направлений, с недоумением смотрел на герцога Санчийского, только что рассказавшего ему о восстании в Лесу. — И как вам удалось об этом узнать? И насколько это может быть достоверным? Ведь восстание — среди эльфов событие из ряда вон выходящее. Интриги — да, внутренние склоки — охотно поверю, но открытое вооруженное выступление против великого князя... — Я не могу раскрыть информацию об источнике, но можете поверить мне на слово — данные, предоставляемые им, всегда точные. К сожалению, 185


он нам смог рассказать только о самом факте мятежа, без уточнения деталей. Как я уже упомянул, основные действия развернулись в Иль-Эроа, а наш друг живет в другом городе. — Хорошо, пусть будет так. Тогда остается первый вопрос: с какой целью вы поделились этим со мной? — Мне понадобится ваша помощь. — Какая? — заинтересованно поднял бровь Роллдудон. — Мятеж, на подавление которого так спешил Палаэль, закончился, и есть вероятность его возвращения. Если это случится, надо будет организовать за ним слежку. Вы, наверное, удивитесь, что обращаюсь именно к вам, а не к госпоже Аральте, но... — Да знаю я все об ее негативном отношении к любым видам интереса, проявляемым службами вроде вашей к студиозам и преподавателям университета. Пусть даже это был бы и Палаэль. Она скорее сама попытается это сделать, никого особо не уведомляя о полученных результатах. Даже Совет. До тех пор, пока ей не станет ясно, что тот действует во вред империи. Но я чуть отвлекся от того, что хотел сказать. Ваша идея о возвращении Палаэля — бред! — Спасибо за столь лестную оценку деятельности моего ведомства, — скривился герцог. — Почему бред? — Говорите о вероятности возвращения Палаэля? Если верен вариант, что он выполнял здесь определенную задачу, поставленную перед ним отцом, и достиг своих целей, уничтожив орденцев, то смысл ему возвращаться? Тем более что в Лесу знают о раскрытии его инкогнито. Или доделывать то, чего не успел? Подозревая... да что там... ЗНАЯ о нашем повышенном внимании к своей персоне. — Тем не менее, если я окажусь прав, необходимо организовать слежку за студиозом Палаэлем... — Архимагом Палаэлем, — с усмешкой, немало покоробившей герцога, поправил его Роллдудон. — Пусть так, — согласился герцог, — сути дела это не меняет. — Я поражаюсь вашей упертости, герцог! — Мне обратиться с сей просьбой к императору? Роллдудон заколебался, потом махнул рукой: — Ладно! Помогу вам. Тогда поясните ход ваших мыслей, приведших к столь смелым выводам. — Благодарю вас, — с трудом растянув губы в улыбке, произнес герцог. — Мои аналитики, тщательно изучив все представленные материалы, дружно пришли к выводу, что скорее всего Палаэль действительно прибыл изучать магию темной стихии. Согласитесь, у нас маги этой стихии значительно превосходят всех остальных. Если перед ним и стояла какая-то задача, то она была сопутствующей, не должной сильно отвлекать его от учебы. 186


— Спасибо за столь высокую оценку наших темных магов, — польщенно кивнул архимаг, несмотря на то что сам вышеупомянутой стихией не владел. — По поводу же «сопутствующей» задачи позвольте не согласиться. Из-за нее он до сих пор не приступил к учебе! — Из-за мятежа, — возразил герцог. — Из-за мятежа он до сих пор не прибыл в университет! Роллдудон, вы дадите мне договорить? Невозможно же! Каждая моя мысль сопровождается вашими активными возражениями! Образовалась неловкая пауза, прерванная архимагом: — Говори уж... — по-старчески проворчал он. — Так вот, у нас есть все основания полагать, что Палаэль начнет активный поиск орденцев, затаившихся здесь, в Гарене. Официально объясняя свои поиски местью за свою убиенную им же самим девушку. В присутствии у нас орденцев сомневаться не приходится — не все же они ушли с тем караваном. — Верно, — согласился архимаг. — Только как он их искать будет, если даже Канцелярия сыска, во главе с графом Илором, имея насыщенную сеть агентов и осведомителей, ничего не может на них раскопать? — Вот на это и хотим посмотреть. И почему-то у меня не возникает сомнений, что ЕГО поиски увенчаются успехом. Скорее всего, он начнет выяснять, кто собирал сведения о Рике внутри университета и передавал их Ордену. Не первую же попавшуюся студиозку те схватили! — Кто-то работает на Орден внутри университета? — нахмурился Роллдудон. — Наверняка! — подтвердил герцог. — Только очень прошу вас не предпринимать никаких самостоятельных шагов по их поиску! — Почему? — Вы их упустите. Пусть этим занимается архимаг-универсал, коим оказался наш Палаэль. Он сам их приведет к вам! Когда покопается в их мозгах и выберет всю необходимую информацию для поиска главарей Ордена. — Зачем вам-то это? Я еще понимаю преследование орденцев с нашей стороны. Со стороны магов. Хотя подожди-ка... Артефакты Ордена!!! — архимаг хлопнул себя по лбу. — Вам безразличны сами орденцы. Вы хотите наложить лапу на их артефакты, собираемые ими тысячелетиями! Герцог в ответ на это лишь неопределенно пожал плечами. — Хотите загрести жар чужими руками! — закончил свою мысль Роллдудон и выжидательно воззрился на собеседника. — Ну... не я конкретно. — Понятно. А если эльфы имеют те же самые цели? И, уничтожив орденцев, сами заберут артефакты? — Вот тут будет ваш выход, господин архимаг, — развел руками герцог Санчийский. — И ваших магов... Для этих целей мы вышли на Грола! — Архимаг-универсал Грол против архимага-универсала Палаэля? Молодость или опыт? Ловко. 187


Князь Палаэль — Не останавливайся! Бей его и сразу отходи!!! Бей! Бей! — набатом стучал в голове голос Учителя. — Он слишком силен, я не справлюсь! — заорал я в ответ, глядя, как астральный демон — самый крупный из всех, мною встреченных до этого, — прет вперед, на меня, совершенно не обращая внимания на полученные повреждения. — Справишься! — уже чуть тише возразил Учитель. — Да, он силен. И возможностей у него, по сравнению с более мелкими демонами астрала, гораздо больше. Но и ты практически ничем не уступаешь ему. И если добавить к этому то преимущество, что у тебя есть разум, а он практически не имеет такового, можно смело говорить о твоей победе! — Да за что же мне это, — простонал я, уворачиваясь от сгустка энергии, летящего в меня с неимоверной скоростью. — Он же копирует все атаки, проведенные мной против него! И начинает бить меня моим же оружием! — ЗАЩИТА!!! — Вижу! — пробормотал я, ставя стену на пути разрушающей черной волны, выпущенной противником. Стена прогнулась, но выдержала натиска темной энергии, примененной практически в чистом виде. М-да… Вышел погулять в средние слои! А как хорошо все начиналось. Позавчера Учитель вывел меня сюда для испытания новых возможностей, и они, эти возможности, оказались весьма впечатляющими. Новое, чрезвычайно сложное сканирующее заклинание, которому обучил меня Учитель и которое я уже смог поддерживать, позволило на порядок улучшить качество обнаружения обитателей астрала. В течение нескольких часов мне удалось обнаружить парочку небольших демонов и шесть душ, принадлежавших магам. Из последних, к сожалению, архимагов не было ни одного — все были при жизни мастерами и магистрами. Но тем не менее… Вчера в астрал не выходил, поскольку Учитель озаботился моим образованием в магии темной стихии и вывалил на меня около сотни плетений, конструкции которых заставил воспроизводить в ауре, не наполняя силой. До автоматизма удалось довести построение только десятка из них, остальные получались со скрипом, несмотря на мою ментально улучшенную память. Сегодня я ожидал продолжения вчерашних занятий, ан нет! Учитель погнал меня в средние слои. И вот тебе! Здравствуйте! Появившись в средних слоях и развернув сканер, я обнаружил гигантский сгусток энергии. — Халява!!! — радостно взревел Учитель, и я, не дожидаясь дополнительных подсказок, со всех «ног» бросился в ту сторону: ведь это 188


волшебное слово было словно каленым железом записано на подкорке головного мозга у любого нормального русского человека, заставляя бросать все дела, отключать разум и бежать к ней, родимой… А когда долетел, обнаружил гигантскую амебу-переростка серого цвета, раскинувшую свои ложноножки во все стороны. Если бы не искры энергии, мелькающие внутри «амебы», я бы и не понял, что это астральный демон. В тот момент эта «халява» меня заприметила… И принялась бить… — Какое-то неправильное понятие халявы у тебя, Учитель! — вырвалось у меня, когда со спины меня атаковали несколько щупалец, вырвавшихся прямо из «земли». Хорошо еще, что вовремя заметил. А если я так? На мгновение погрузившись в дымку тумана, играющую в средних слоях роль «земли», я выстрелил пучком энергии воды, имевшим синеватый оттенок, в сторону демона и, дождавшись, пока конец пучка не окажется за ним, резко «выстрелил» им вверх. В очередной раз, уже шестой по счету, раздался визг, и демон рывком сместился влево, оборвав пучок, который я поддерживал в тот момент в активном состоянии. Проворный, собака, оказался! Несмотря на все свои впечатляющие размеры. Следующий мой удар в виде луча энергии стихии огня демон принял на энергощит, пробить который мне не удалось. И сразу же последовал ответ — с десяток черных хлыстов обрушились на мой щит. Мы с демоном начали смещаться друг относительно друга, оба постоянно ожидая удара соперника и совершенно не обращая внимания на попадающиеся по пути препятствия — энергетические отражения деревьев. Скал и гор здесь не было — в реальном плане встретились мы где-то около западной границы Леса. — Часто такие экземпляры встречаются в средних слоях? — уточнил я у Учителя, сминая своим астральным телом одну из проекций. Как понимаю, теперь дерево, которому она принадлежала, постепенно умрет. — Весьма редко. Нам очень повезло! — Да уж… Повезло! — И как раз мне попался! Почему он не отступит, видя, что не удается меня сожрать? — Он не рассчитывает тебя съесть. Скорее, принимает за конкурента. — Но я же эльф! — Слишком сильный эльф. Неправильный, с его точки зрения. Он хочет прогнать тебя со своей территории. — А если я сейчас убегу в реал? — Демон будет ждать твоего возвращения в этом месте. Ваша схватка неизбежна. Остаться должен кто-то один. Мы с демоном еще покружили на месте, попутно обменявшись несколькими ударами. — Патовая ситуация, — признал наконец Учитель. — Не смог ты с «халявой» справиться. — Так она дерется!!! — возмутился я. — Хоть помоги советом! 189


— Не буду, — неожиданно уперся тот. — На этом этапе ты сам должен справляться. Не дожидаясь объяснений, почему он пошел на такой демарш — позже выясню, — я выскользнул в верхние слои и облегченно выдохнул. — Теперь можешь объяснять! — Что именно? — Почему отказался подсказать, как лучше справиться с демоном. — Палаэль, прошу обратить внимание на тот факт, что во всех трудных для тебя ситуациях ты сразу обращаешься за помощью ко мне, при этом совершенно не предпринимая никаких попыток разобраться самому. Пойми, моя задача научить тебя определенным вещам и помочь наработать опыт в их применении. Знания ты получишь, но как наработаешь опыт, если все время будешь следовать моим подсказкам, не желая даже вникать в суть производимых действий? — Я вникаю! — попробовал возразить я, а потом задумался. А ведь Учитель-то прав! — Вижу, начал понимать. Это радует. — Хорошо, — согласился я. — А если положение критическое и мне будет угрожать реальная опасность? Тоже не будешь помогать? — В такой ситуации помогу. Или ты хочешь сказать, что в этом бою с демоном тебе угрожала опасность? Он тебя даже ранить не смог! — Сейчас нет. А если бы смог? — Палаэль! Хватит рассуждать о «если» и «кабы». Работай над собой, учись, и у тебя все получится. — Что мне делать с демоном сейчас? В средние слои я уже не смогу выйти с территории Леса, так как он будет меня там ждать. Сам об этом мне говорил. — Будет, — подтвердил он. — Вот следующей твоей задачей и станет расправа над ним. — Как? Ведь ты отказался мне давать подсказки! — Я тебя не заставляю сейчас идти с ним биться. Время еще есть, спешить особо некуда. Насколько помню, переход в Подземное королевство планируется завтра. — Да. Буду там декаду, потом назад. Бииниэль к тому моменту архимаги восстановят, и мне надо будет снимать «заморозку». — Вот эту декаду и будешь тренироваться в Подземном королевстве, тем более что так изначально с тобой и планировали, когда говорили об испытании твоих возросших способностей, а по возвращении — вперед и с песней! Кстати, к тебе кто-то пришел. В дверь стучатся. И действительно, я отчетливо услышал стук в дверь. Никак не могу приспособиться к новой возможности одновременного нахождения в астрале и в реале — для этого нужно сильно «разогнать» свое сознание и все время поддерживать его в таком состоянии. Задача вроде простая для архимага 190


ментальной магии, но без постоянной практики… Так что по старой привычке, выходя в астрал, абстрагируюсь от окружающего реального мира. — Кто там? — крикнул я. — Палаэль, к тебе можно? — раздался из-за двери голос Виоэли. Дверь распахнулась, и в комнату прошествовали Виоэль, Рокуэл и Сиралоса. Хм… Что-то я до этого не замечал, чтобы они общались между собой. Хотя надо признать, что и времени общению с друзьями я уделял не столь много, сколько хотелось бы, — последние три дня начинали занятия с Учителем сразу после обеда. Причем по его настоянию! Я так и не понял, почему вдруг образовалась такая спешка, а на прямой вопрос он ответил чтото типа «потом узнаешь». Никакой конкретики добиться не удалось. — Привет! — дружно поприветствовали они меня. — Здрасьте, — кивнул я. — Несколько необычно видеть вас в такой компании. Чую, не к добру это. — Почему? — вскинулась Виоэль. — Мы с Сиралосой вот уже пару дней как познакомились поближе. Нашли общий язык и выяснили, что некоторые интересы у нас совпадают! Сиралоса скромно опустила глаза. Значит, спелись. Теперь меня со всех сторон осаждать будут, доказывая, какая все-таки Сиралоса хорошая. Белая и пушистая… Я раскрылся ментально, но ее эмоций «услышать» не удалось — прикрыта наглухо. — Это меня и пугает, — пробормотал я. — И какие же общие интересы у вас нашлись? — Крестиком вышиваем! — Сказав это, Виоэль кинула вызывающий взгляд в мою сторону. — ЧЕГО-О-О??? — против воли вырвалось у меня, отчего жрица стала аж пунцовой, устремив при этом глаза к полу. — Это так, — с совершенно серьезным видом подтвердила Рокуэл, глядя на меня несколько укоризненно. — Моему сло��у тоже не поверишь? Или ты над бедной девушкой поиздеваться решил, вновь уподобившись моему братцу? — Поиздеваться? Не-э-эт, это вы надо мной посмеяться решили! — Я встал, подошел к столу и, взяв графин с водой, сделал прямо из него несколько глотков, после чего вновь повернулся к девушкам. — Жрица-дроу, умеющая вышивать крестиком, — это такое же противоестественное явление, как и… — я запнулся, стараясь подобрать нужную ассоциацию, одновременно созерцая, как Сиралоса за это время из пунцовой стала бледной, потом опять пунцовой. Радуга, млин! — Как и… что? — с усмешкой осведомилась Рокуэл. — Как если бы я, собственной персоной, разгуливал по улицам Иль-Эроа и Марзенулоса в парадных одеждах рядового мага ее дома! — заявил я, указав глазами на потупившуюся Сиралосу. — Рокуэл, уж ты-то должна понимать, что Сиралоса стремится всеми путями войти к вам в доверие, 191


чтобы как можно быстрее наладить контакт со мной! Ты же сама говорила мне об их планах! — То есть ты согласен облачиться в одежды ее дома, если вдруг выяснится, что Сиралоса действительно увлекается вышиванием? — провокационно уточнила Рокуэл, слегка подавшись вперед. — Или столь уверен в своей правоте? — Думаешь, я играть с вами буду? — нахмурился я и, сделав пару шагов к Сиралосе, приказал: — Приоткройся! — Я не могу снять ментальный щит, — прошептала та, попятившись от меня, — он наложен извне. — Ничего, — усмехнулся я, — невелика проблема, — и, выбросив ментальные щупы, принялся ломать барьер, оказавшийся не столь сильным, как я предполагал поначалу. — Палаэль! — гневно вскрикнула Рокуэл. — А ты не находишь, что несколько переступаешь рамки элементарного уважения? — Не впервой. Пойми, я не хочу допустить обмана и не потерплю манипуляций с близкими мне эльфами. — Я тоже прошу тебя, не надо, — в свою очередь попросила Виоэль. — Палаэль, ты очень изменился. Не в лучшую сторону. Сейчас! Обнаружив несколько слабых мест в ментальном щите Сиралосы, я устремился к ним, принявшись на скорую руку распутывать тончайшую вязь плетения. В какой-то момент жрица вскрикнула и начала оседать на пол, но я ее вовремя подхватил. — Палаэль!!! — вскрикнула Рокуэл и, обежав вокруг меня, вырвала Сиралосу из моих объятий и буквально потащила ее, пошатывающуюся от моего ментального воздействия, в сторону выхода. Виоэль, странно посмотрев на меня, последовала за ними. Как же все неправильно! — Постойте! — Девушки даже не оглянулись, и мне пришлось захлопнуть дверь перед ними. Сделал это и сам удивился, поскольку совершенно непроизвольно использовал для этого принципы работы с малыми энергиями. — Открой дверь! — резко сказала Рокуэл, встав перед дверью и все еще удерживая в своей руке запястье Сиралосы. — Прошу, не обижайтесь. Просто у меня выдался тяжелый, нервный вечер. Да и все происшедшее со мной за последнее время не располагает к доверию! Я даже не буду рассказывать тебе обо всех перипетиях за последнее время. Может быть, после, когда все нормализуется, расскажу. Тогда ты поймешь… — А мы здесь при чем? — Под руку подвернулись. Да еще надо учитывать, что я до сих пор зол на Сиралосу.

192


Рокуэл резко обернулась, пристально на меня посмотрела, после чего столь же резко подошла. Остановившись напротив, на расстоянии меньше вытянутой руки, она заглянула мне в глаза. — Палаэль, никогда, слышишь, никогда не делай так, чтобы тебя боялись даже близкие тебе эльфы. — Я не хотел испугать вас с Виоэлью! Намеревался лишь проверить Сиралосу на ее искренность! — Таким способом? А ты не подумал, что ее щит мог быть завязан на разум? Разрушив его, ты мог стереть ее сознание!!! — Рокуэл уже перешла на крик. Мне это резко не понравилось и поначалу хотел ее одернуть, сказав, чтобы голоса-то не повышала, но потом решил все-таки промолчать, поскольку уловил отголоски страха в ее эмоциях. Стало интересно — с чего бы это? — Я бы заметил подобные привязки и ликвидировал их. Другое дело, что их не было, — как можно более спокойным тоном ответил я ей, одновременно пожалев, что здесь нет средств, похожих на земной персен. Насколько можно судить по памяти настоящего Палаэля, она была всегда немного неуравновешенной девицей. А так всунул в нее пару таблеток — и вуаля! Получайте неорущую Рокуэл! — Хорошо, — кивнула она, не отпуская моего взгляда от своих изумрудных глаз, — опустим этот момент. Палаэль, тебе необходимо понять одну вещь. Хочешь узнать, какую? — Говори. — Сиралоса будет твоей женой! Пусть через сто лет, но будет. И ты сам дал свое согласие на данный брак! Ведь так? — Так, — нехотя согласился я. — Иначе пострадали бы интересы Леса. — Тогда зачем вытирать ноги о свою будущую жену? Ведь ты даже не присмотрелся к ней толком как к девушке! Хочешь сломать ее? Сделать отверженной среди других дроу? Эта твоя цель? — Нет! — Сколько же у нее вопросов! — Хочешь нагуляться? Так иди, гуляй. У тебя впереди много времени! Выпалив эту тираду на одном дыхании, Рокуэл развернулась и направилась к двери. Виоэль с Сиралосой стояли, открыв рты и глядя испуганными глазами то на меня, то на Рокуэл. Распахнув дверь и жестом указав девушкам на выход, Рокуэл, дождавшись, пока они выйдут, добавила: — Хочешь узнать еще одну интересную деталь? Чего молчишь? Ладно, скажу так! Ментальный блок Сиралосе установила специальная группа наших архимагов по приказу твоего отца, как в воду глядевшего, сказав, что ты полезешь к ней в мозги. Эта самая группа устанавливает точно такие же блоки на всех высших сановников Леса. Сколько времени тебе понадобилось на его взлом? — Я его не успел взломать, — рассеянно заметил я. 193


— Почти взломал! У меня специальный амулет, выданный теми же архимагами, — Рокуэл достала цепочку, на которой висел белый камешек. — Он показывает состояние блока. Так вот, когда все в порядке, амулет имеет ровный синий цвет. Белый же цвет, который мы сейчас наблюдаем, говорит о том, что блок практически разрушен! И на все это у тебя ушло — тим! Палаэль, ты действительно стал чрезвычайно могущественным, и это хорошо для всего Леса в целом, даже если ты будешь жить в Подземном королевстве. Только, к сожалению, сила-то к тебе пришла, а соответствующий разум — еще нет! И это страшно! И Рокуэл вышла, громко хлопнув при этом дверью. — Отчитали! Как маленького, — пробормотал я. — Орала сейчас на меня так же, как и всегда в прошлом! Боится меня, но, тем не менее, кричит! — Гарная дывчина! — вторил мне Учитель. — Кому-то повезет с женой. Она же еще более взрывная, чем жрицы-дроу! Ты, смотрю, от такого поворота даже растерялся и не прервал ее. — Да уж, — поддержал я его. — Кому-то повезет! ТАК повезет! — Что сейчас? Теория? — Перерыв! До завтрашнего дня. Сейчас настроения нет. С утра меня разбудил Истамирэль, ворвавшийся в комнату, не утруждая себя предварительным стуком. — Ты еще спишь??? — и выпустил из рук увесистый мешок, который, упав на пол, издал лязгающий звук, точно был нагружен металлоломом. Я молча сел в кровати, потянулся, протер глаза и только потом сосредоточил внимание на госте. — Ты чего так рано? — я свесил ноги и пошарил ими в поисках тапочек. Не нашел. Все! День не задался! — Рано? Мы уже скоро выдвигаемся! А тебе еще умыться надо, да и позавтракать не помешает. Ты хоть собрался? — Да, — я кивнул в сторону рюкзака, сшитого по моим эскизам нашими мастерами, стоявшего в углу комнаты, — еще позавчера потрудился. Да где же они? — с этими словами я заглянул под кровать. И здесь нет! Не понял. — Ты что ищешь? — подозрительно покосился на меня Истамирэль. — Тапочки найти не могу! Точно помню, что вчера их рядом с кроватью поставил, а сейчас их нет. Истамирэль на секунду задумался и вдруг расхохотался. — Ты чего? Это самое… Ржешь, как лошадь... — сейчас уже я подозрительно косился на него. — Так вот чьи тапочки они уперли!!! — не прекращая смеяться, выдавил из себя Истамирэль. — А я-то гадал, что за могущественного мага они имеют в виду! — Уперли? Кто? — мои глаза полезли на лоб, поскольку с вечера, подвергнувшись приступу паранойи, выставил сигнальную сеть, должную 194


предупредить меня о любом вторжении. Кстати! Только сейчас я осознал, что моей сети не было, когда ворвался Истамирэль! Враги!!! — Что ты орешь, как потерпевший? Это я ее снял, — с некоторой ленцой в голосе объявился Учитель. — Зачем? — в голос спросил я, вызвав недоуменный взгляд Истамирэля. — Что зачем? — озвучил он свое недоумение. — А-а-ай! — махнул я рукой. — Это я не тебе вопрос задал. Ментально общаюсь, — поспешил уточнить, поскольку Истамирэль начал смотреть на меня как на умалишенного. — Понятно, — успокоился он. — Так зачем ты ее снял? — Решил, что пусть побалуются. Агрессии они не проявили, и я решил им немного подыграть, ослабив сигнализацию до предела, чтобы они смогли ее нейтрализовать. — Кто «они»? — Двое. Эльф и эльфийка, недавно выпустившиеся из Академии. Оба четвертой ступени. — Зачем им понадобились мои тапки? — Полагаю, на спор. Здесь столько радости в ментале было, когда они с тапками оказались за дверью! Даже рождению детей так не радуются! — Еще бы! Они же считают, что я бы их убил на месте, обнаружив около своей кровати. — Мне стало смешно, как только я представил крадущихся и дрожащих от зашкаливающего в крови адреналина двух эльфов. — Они хоть хорошо подготовились к краже? — О-о-о! Это отдельная история! У меня создалось впечатление, что они проводили войсковую операцию в тылу противника. Задействовали около пятидесяти подготовленных заранее заклинаний, в основном маскировочных и защитных, активировали восемь артефактов и амулетов! И шли от двери до кровати та-а-ак медленно… Около кварта! — Покажешь мне их? — Конечно! Вот изображение. Тщательно запомнив появившиеся перед глазами лица, я обратился к Истамирэлю: — Из чьего они дома? — Литэл из моего, Доланиль из твоего. Сейчас сидят в зале, что на верхней террасе, в окружении множества друзей, знакомых и просто зевак. Хвастаются! — с широкой улыбкой ответил тот. — Не боятся моего гнева? — Не-а. Совсем страх потеряли! Посмеемся напоследок? Отъезд планируется перед обедом. — Ладно. Подожди меня немного, пока умоюсь и оденусь, да пойдем прогуляемся до той террасы. Попугаем народ, заодно поедим.

195


Наскоро сполоснувшись и облачившись, я подхватил свой рюкзак, решив больше не возвращаться в комнату, и вместе с Истамирэлем пошел туда, где та наглая парочка бахвалилась спертыми у меня тапками. — Вон они, — Истамирэль чуть заметно кивнул в сторону толпы эльфов, обступившей один из столиков и что-то оживленно обсуждающей. — Вижу. Давай сядем за соседний столик, посмотрим за реакцией. Не спеша прошествовав до выбранного стола, мы намеренно громко выдвинули стулья и со вздохами буквально упали на них. Только тут народ заметил нас — все голоса разом стихли, и эльфы начали по одному отходить от стола парочки хвастунов, занимая места за столиками неподалеку и с интересом на нас посматривая. — Как понимаю, там сидят все участники спора? — спросил я, когда толпа разошлась и за соседним столиком обнаружилось аж шесть эльфов, двое из которых были мужчинами, остальные — девушками. — По всей видимости, да, — согласился Истамирэль, даже не поглядев в их сторону. Я тоже старательно делал вид, что не обращаю никакого внимания на тот стол, за которым стояла гробовая тишина. — Гхе, гхе… — прокашлялся мой друг и громко, чтобы все слышали, спросил: — Говорите, вас обокрали, князь? — Да. Нагло обокрали, конт! — так же громко ответил я. — Но ничего, у меня есть способ быстро найти этих зарвавшихся воришек, нагло умыкнувших самую дорогую для меня вещь. — И что же ты сделаешь, когда их найдешь? — Здесь у меня есть несколько вариантов, но все они… — я прервался и откинулся на стуле, заложив сцепленные в замок руки за голову, сделав при этом чрезвычайно задумчивую мину. — Что? Прошу вас, не медлите, князь! Изгнать из Леса? Или что-то посложнее предложите? И я вам настоятельнейшим образом рекомендую наказать ВСЕХ, кто узнал о данном преступлении!!! — грозный глас Истамирэля разнесся по всем уголкам террасы, заставив всех собравшихся на террасе испуганно вжать головы в плечи: ведь все они успели узнать о краже. В воцарившемся гробовом молчании отчетливо было слышно жужание одинокой пчелы, летавшей над столиками. — Уважаемый конт, у вас всегда лучше получалось выдумывать различные наказания, — продолжал я в этой тишине. — Вы не откажете мне в любезности придумать наказание и на сей раз? — Я? — Вы! — Уважаемый князь! Это честь для меня!!! С радостью окажу вам эту любезность! — Истамирэль обвел террасу взглядом, пылавшим праведным гневом. Лик его был столь грозен, что даже меня пробрало. Во актер! — И? — Посадить их на колья, как обычно делают со своими пленниками степные орки! А потом, когда они помрут в неимоверных муках, СОЖРАТЬ 196


ИХ ДУШИ!!! — И в довершение своих слов он со всего размаху бухнул кулаком по столу. — Я все сказал! За соседним столиком раздался шорох падающих на пол тел. Ага! Это парочка наших героев потеряла сознание. Остальные сидят с вытаращенными глазами, кожа на лицах бледнющая, без кровинки. Прониклись. — Банально, конт, весьма банально, — огорченно заметил я, проигнорировав происходящее за соседним столиком. — Предложенное вами наказание не дотягивает до уровня, которому соответствует совершенное преступление. Надо думать еще. — Хорошо, — согласился Истамирэль. — Оставим предложенное наказание для тех, кто просто знал о преступлении. — После этих слов послышались падения еще нескольких бесчувственных тел. — Зачинщикам придумаем что-нибудь этакое… — Инновационное! — Какое? — поднял бровь мой собеседник. — Что-либо принципиально новое, на порядок эффективнее старого, — пояснил я. — Это из другого языка. — Пусть будет так. Придумаем инновационное наказание, которое заставит всех преступников мира вздрогнуть от ужаса! Оставшиеся в сознании эльф и три эльфийки, сидящие за соседним столиком, уже находились в полуобморочном состоянии. Двух их павших товарищей скрывал от меня стол. — С вами что-то не так? — вежливо уточнил я у ближайшей эльфийки, зубками прокусившей себе до крови нижнюю губку. Но она лишь смотрела на меня полубезумными глазами, в которых стояли слезы. — Конт! — сказал я, поднимаясь со своего места. — Предлагаю позавтракать в другом месте, а заодно и поразмышлять о внедрении инноваций в существующую систему наказаний. Здесь, видимо, присутствует какой-то фактор, оказывающий негативное влияние на здоровье сидящих здесь эльфов. Эвон, у всех лица какие бледные. И с глазами что-то неладное. — Истинно так, князь! — выразил неподдельное изумление Истамирэль, словно сейчас заметивший происшедшие с окружающими метаморфозы. — Сюда необходимо направить исследователей — магов! Явно какая-то зараза проникла в Меллорн! — Оставьте, конт, — картинно махнул я рукой. — У нас задача поважнее будет! Нам с вами думать надо по внедрению этих… как его там… — Инноваций, — с готовностью подсказал Истамирэль, успевший подняться со стула и направиться к выходу. — Правильно! А исследователей пусть другие направляют, — и мы вышли с террасы. А согнулись от смеха уже двумя этажами ниже, предварительно удостоверившись, что никто нас не видит. 197


Верхняя терраса. Спустя терцию — Вот и все! Дошутились, — сквозь слезы прошептала очнувшаяся Доланиль. — Успокойтесь вы все! Шутили они, — раздался смешок из-за столика, стоящего чуть поодаль от остальных, ближе к выходу. Обладатель сего голоса оказался единственным из всех присутствующих, на кого диалог Истамирэля и Палаэля не произвел ровным счетом никакого воздействия. Сейчас этот эльф, которого все знали как конта Тилиэля, наследника дома Зеленого Папоротника, и которого не заметили ни Палаэль, ни Истамирэль, поскольку он изначально сидел спиной к ним, а на голове его была довольнотаки вычурная шляпа — последний писк моды среди молодого мужского населения высшей аристократии Леса. Тилиэль с нескрываемой усмешкой взирал на всех остальных. — Почему вы так думаете, конт? — слабым голосом спросила у него Доланиль. — Вы что, эту парочку не знаете? Они же специально сюда явились, чтобы поиграть на ваших нервах! — Но они же наверняка изменились за время, проведенное в Академии! Я думал, что с шуточками покончено! — подал голос Литэл, который внезапно почувствовал, как с его плеч словно сняли огромную скалу. — Ага, счас. Изменились они… как же… — голос Тилиэля буквально источал сарказм. Взгляд, впрочем, тоже. И тут всех точно прорвало — отовсюду послышались голоса, из которых одни выражали возмущение подобными шуточками, другие все еще сомнение и предлагали идти к главам домов, полагая их задействовать для урегулирования ситуации. Но голоса последних были единичны, поскольку все присутствующие были в курсе, что Тилиэль являлся другом той парочки, что изрядно нагнала на всех страху. — Постойте! — вдруг опомнилась Доланиль. — Тилиэль, а откуда Палаэль мог знать, что именно мы похитили его тапки? Он же только-только на террасе появился. — Истамирэль пришел сюда вместе со мной и все слышал. Правда, мы не поняли, у кого из архимагов вы сперли «ценную вещь», — пояснил тот. — Я остался, а он пошел за Палаэлем. Они же сегодня оба в Подземное королевство едут. Так что, по всей видимости, при встрече они быстро разобрались, кому принадлежали тапки, — тут Тилиэль рассмеялся. — Всетаки шутка им удалась! Вы бы все видели себя в тот момент! А я-то, недалекий, все никак не мог понять, почему это они всегда тянулись к подобного рода развлечениям. Теперь все ясно. В следующий раз обязательно присоединюсь к их компании. 198


И террасу поглотил шквал возмущенных голосов, от которых Тилиэль попросту сбежал, ехидно при этом улыбаясь. Вслед ему неслось: — Ничего смешного… — Неудачная шуточка, недостойная… — Надо будет рассказать обо все великому князю! — Тилиэ-эль! — все голоса перекрыл женский крик. — Постой! А что у Палаэля с глазами??? Князь Палаэль Процессия, вышедшая нас провожать к порталу, не была особо многочисленной — Исиль, возглавляющий ее, отец Истамирэля, Тилиэль, Виоэль, Рокуэл — куда ж без нее, — несколько архимагов, среди которых я узнал архимагессу Синтиль, разглядывающую меня с превеликим любопытством, и еще шесть высокопоставленных эльфов. Мать Шилол чтото обсуждала с отцом, остальные же жрицы толпились в сторонке, ближе к арке портала, находившегося в одном ��з помещений на нижних этажах дворцового комплекса. — Пожелаю вам удачи, — Тилиэль, стоявший рядом с нами, внезапно расплылся в широкой улыбке. — Только не советую над жрицами так же шутить, как над нашими. — Зачем ты все им рассказал? — обиженно буркнул Истамирэль. — Пусть бы поволновались! — Вы их и так до смерти запугали, — не согласился с ним Тилиэль, — и еще предлагаешь помучать неизвестностью? Они бы нажаловались твоему отцу да великому князю, и по приезде из Подземного королевства вас бы ждал весьма неприятный диалог с родителями. — Сами виноваты! — не унимался Истамирэль. Я не вмешивался в их разговор, слушая его вполуха. Меня больше занимали манипуляции, проводимые архимагами с порталом, — я досконально запоминал все плетения, которые они после активации накладывали на арку. За их действиями с явным интересом следил и Седрик, старательно делающий вид, что на самом деле ему все безразлично. — Всякий розыгрыш должен иметь свою меру, — степенно заметил Тилиэль, в то же время откровенно любуясь ножками жриц. — ГОТОВО! — крикнул один из магов, прервав все разговоры, проводимые собравшимися. Великий князь оторвался от Шилол и подошел к нашей группе. — Вы готовы? — он смерил нас взглядом, вскользь прошелся им по нашим мешкам, которые стояли у каждого в ногах. — Да, ваше величество, — я отвесил церемониальный поклон, чем вызвал у Исиля легкое подобие улыбки. Мои соратники по походу повторили мой поклон. 199


— Что ж, — кивнул отец. — Тогда в путь, — он сделал приглашающий жест в сторону портала, мерцающего зеленоватым светом. — Только… — Да, отец? — я приостановился. — Не надо пытаться так же пугать жриц, как вы, на пару с Истамирэлем, сделали это сегодня на верхней террасе. Договорились? — Нажаловались! — тихонько проворчал Истамирэль. — И когда только успели? — Договорились, отец, — пряча улыбку, я быстрым шагом пошел к порталу. За мной последовали Седрик и Истамирэль. Когда подошли к арке, почти все жрицы уже успели в нее пройти, скрывшись из поля зрения. С этой стороны остались только мать Шилол и Сиралоса, дожидавшиеся нашего подхода. — Пойдем? — риторически спросила Шилол. Сиралоса словно нас и не замечала, разглядывая стену дальнего конца помещения. Обиделась? Скорее да, чем нет. Ладно, потом с ней поговорю, а то как-то не по-человечески тогда все получилось. Сорвался. Она же, если подумать, ни в чем ни виновата. Тоже является заложницей сложившихся обстоятельств. Замуж за меня ее насильно выпихивают, и она тоже вряд ли в восторге от этого. — Пойдем, — подтвердил Истамирэль и скользнул в арку. Мы все прошли за ним… Чтобы оказаться в гигантском гроте, перед целой толпой встречающих нас дроу. На мгновение замерев в проходе портала, я бодрым шагом пошел навстречу нескольким жрицам, по всем признакам возглавлявшим встречающую нас «команду». Такой вывод я сделал на основании того, что все прибывшие прежде меня жрицы уже стояли перед этими. Пока безмолвно, видно дожидаясь своей старшей, коей являлась мать Шилол. Кстати, а где она? Обернувшись, я ее увидел — следовала за мной, отстав на несколько шагов, вместе с Сиралосой. Седрик и Истамирэль неподвижно стояли почему-то в сторонке, не приближаясь к встречающим. — Ребята! — окликнул я их. — Вы что, засмущались? Идите сюда. — Последнее предложение я сделал, уже находясь около старших дроу из встречающей процессии. Оклик подействовал: оба сразу же «очнулись» и поспешили ко мне. — Князь Палаэль? — нахмурилась ближайшая ко мне жрица, не найдя на моей одежде знаков принадлежности к дому. — Он самый, — бесцветным голосом ответил я, с легким пренебрежением смерив ее взглядом с головы до ног. — Приветствую вас в Подземном королевстве. — Она сделала легкий поклон, которым приветствуют равного себе. — Я — мать Динол, глава Красного дома. — Приветствую вас, мать Динол, — с таким же легким поклоном поприветствовал я ее в ответ. 200


— Здравствуй, Динол, — это уже проявила себя только что подошедшая мать Шилол. — Когда мать Асутиролса готова будет принять князя Палаэля? — Здравствуй, Шилол. Рада видеть тебя! — Но что-то я особой радости на лице Динол не заметил. Ее эмоции тоже молчали. В ментале стояло гробовое затишье, точно никого здесь и не было. — Глава Черного дома готова будет принять князя Палаэля завтра к обеду, а пока леди Сиралоса должна сопроводить его и его сопровождающих до дворца своего дома. Далее слуги разместят их в подготовленных покоях. — Прогуляться по Марзенулосу возможно? — Конечно, князь, — с таким же бесстрастным ликом разрешила жрица. — Думаю, леди Сиралоса с удовольствием покажет вам город. Упомянутая леди недовольно скривила личико, но особо деваться ей было некуда, так что согласилась, молча мотнув головой. — Вот и замечательно. Следуйте за леди Сиралосой, а мы с матерью Шилол пока пойдем. У нас с ней много незавершенных дел. У вас есть какиенибудь еще вопросы? На доклад, значит, пойдут. К Асутиролсе. — Вопросов больше не имею, — на автомате ответил я и, обернувшись к Сиралосе, добавил: — Пойдем? Или у вас, леди, вопросы к матери Динол? Та фыркнула, вызвав удивленные взгляды собравшихся дроу, не учувствовавших в визите в Лес, и понимающие — от жриц, в оной экспедиции участие принявших, развернулась и пошла в сторону выхода из грота, даже не удостоверившись, следуем мы сзади или нет. За ней поспешила ее подруга Раксалона и еще несколько жриц, из числа встречающих. Три жрицы остановились рядом с нами, дожидаясь, пока мы не соизволим следовать за Сиралосой. — Пойдем, — бросил я Седрику и Истамирэлю, поднял наши рюкзаки в воздух с помощью специального заклинания, которое «привязал» к своей ауре, и пошел догонять свою суженую, набравшую весьма неплохую скорость. Вот и пришло время попытаться поэкспериментировать со своим новым умением одновременно находиться в астрале и в реале. Разогнав сознание и фактически разделив его надвое, я вышел в астрал. Необычные ощущения! С одной стороны, ты идешь по петляющим пещерам, сопровождаемый жрицами-дроу и товарищами, а с другой — озираешься на просторах астрала, видя вокруг себя переливы красноватой энергии. Сформировав «око», дающее возможность обозревать реальность из астрала, навел его на Шилол и Динол. — Что это с ней? — вопрошала Динол в этот момент. Каменная маска исчезла с ее лица, обнажив изумленное выражение на нем. — Девочка сердится на Палаэля. — За что? — Между ними много чего успело произойти, и я бы не сказала, что все происшедшее можно охарактеризовать, как положительное. — Проблемы? С чьей стороны? 201


— У них обоюдно. Заметила, что при Сиралосе нет хлыста? — Конечно! Его утеря считается тяжким преступлением. Где он? — Обращен Палаэлем в прах. Динол пораженно выдохнула. — Это невозможно!!! — Выяснилось, что возможно, — горько усмехнулась Шилол. — Он его разрушил при мне. — И ты спокойно на это смотрела??? — А что мне еще оставалось? Попытаться его убить? Вряд ли бы мне это удалось, зато брак был бы успешно разрушен еще до бракосочетания. А ведь ты прекрасно помнишь, что сказала нам Великая Ллос. — М-м-да-а-а… — протянула Динол. — Как понимаю, у него были все поводы для того, чтобы отобрать у нее хлыст? — Правильно понимаешь, — подтвердила Шилол. Обе жрицы тем временем, окруженные со всех сторон значительным эскортом, направились в другой грот, нежели тот, в который вошли мы. — Попыталась ударить его? — предположила Динол, сразу попав в яблочко. — Потом расскажу, у Асутиролсы, — уклонилась от ответа Шилол, — чтобы заново не пересказывать. Ты лучше мне скажи — какое на тебя впечатление произвел наш князь? — Наш? — переспросила ее собеседница. — Уже все решено? — Практически, — с довольным видом отозвалась Шилол. — Ну, так как? По поводу моего вопроса. — Чрезвычайно силен. Я еще таких не встречала. От ауры хочется отвести глаза, ибо она слепит подобно дневному светилу! Даже глаза изменили свой окрас, являясь внешним проявлением могущества! Ллос была абсолютно права, отдав приказ на заключение брака. Только одного я не представляю. — Чего? — Каково будет Сиралосе. Он же ее… Дальше я слушать не стал и вынырнул из астрала. Все-таки Ллос! Богиня САМА приказала дроу выдать одну из них замуж за меня! Не Асутиролса, как я предполагал изначально! И это все усложняет, поскольку я прекрасно понимал, что в этом случае дроу не отступят, даже если я разнесу всю их столицу в клочья. Будут стоять и доброжелательно улыбаться, лишь в мыслях проклиная меня… — Палаэль!!! — А? Чего? — вскинулся я на резкий окрик, причем, видимо, не первый, со стороны Истамирэля. — Его высочество изволил заснуть на ходу? — иронично уточнил Седрик, вызвав своим предположением смешок Истамирэля. Несмотря на мрачную обстановку вокруг, у моих товарищей, к коим я отнес и Седрика, было приподнятое настроение. И если Седрик еще хоть как-то сдерживался от чрезмерного проявления интереса к окружающему, то Истамирэль 202


беспрестанно крутил головой, осматривая высокие своды пещер, по которым мы ехали, задерживая взгляды на видневшихся то тут, то там сталактитах. — Нет. Просто задумался, — отмахнулся я, — или не имею права? — Над чем же? — выразил заинтересованность Истамирэль, перейдя при этом на имперский язык. Неужели о Седрике подумал, ничего не понимающем по-эльфийски? — Над мировыми проблемами! — Интересно узнать, какими? — Глобальными. — Мой ответ вызвал недоверчивые взгляды собеседников, и я с юмором пояснил: — Господа! Над какими еще проблемами может задумываться величайший гений всех времен и народов? Пока, к сожалению, никем не признанный. — Где он? — хором воскликнули они, закрутив головами по сторонам. — Кто? — я тоже покрутил головой, но кроме девушек-жриц, нас сопровождавших, да Сиралосы с Раксалоной, никого не увидел. — Тот гений, о котором ты сейчас говорил! Негодяи! Признаю, уели. — Близорукостью страдаем? — осведомился я. — Или гения во мне не видите? — Ах, вот оно что! — всплеснув руками, вскричал Истамирэль, привлекая тем самым внимание со стороны дроу. Даже Сиралоса обернулась. — А мыто гадаем, где он! — Тьфу на вас, — придав лицу обиженное выражение, я повесил голову, — я разочарован! С кем мне только приходится общаться? За что мне все это? — О Великий! Прости нас, недостойных дышать с тобой одним воздухом, — хохотнул Истамирэль. — Так и быть, прощаю! — проявил я великодушие и уже серьезно продолжил: — Меня интересует один вопрос. Почему жрицы никак не отреагировали на появление здесь человека, пусть и в качестве моего спутника? И Шилол легко согласилась на присутствие Седрика. Сомневаюсь, что представители расы людей являются здесь частыми гостями. — Тебе не все ли равно, — махнул рукой Истамирэль, — согласились и согласились. Что с того? — Действительно, почему? — это уже Седрик задался тем же вопросом, что и я. — По идее, они должны были хотя бы вначале проявить негативное отношение, а здесь… — Так спросите у них, — Истамирэль указал на ближайшую жрицу, идущую всего в нескольких шагах от нас и старательно не обращающую на нас внимания. Услышав его фразу, девушка лишь подняла подбородок, изобразив ТАКО-О-ОЙ неприступный вид! — Не ответит, — покачал головой Седрик. — Согласен, — поддержал я, с сомнением покосившись на эту независимую и чрезвычайно горделивую жрицу, кою из себя изображала 203


девушка, которой, судя по внешнему виду, еще не исполнилось и двухсот лет. По меркам и дроу, и эльфов, весьма молоденькая, хотя и старше любого из нас. Видимо, нас совсем за малышей принимает, несмотря даже на то что прекрасно видит мой магический уровень. — Даст! — уверенно бросил Истамирэль. — Просто вы не умеете договариваться! — Даст??? — я чуть не упал, споткнувшись о небольшой камень, — Мы здесь сомневаемся, что она нам просто ответит, а он!.. — Чего тут такого? — с недоумением уставился на меня Истамирэль, причем на пару с Седриком. — Даст ответ, и что с того? Чем ты так шокирован? — Ах, в этом смысле! — я потер руками виски, поражаясь своей испорченной цепочке мыслей. — Тогда давай, дерзай. Истамирэль глянул на нас несколько снисходительно и подошел к жрице, не бросившей даже мимолетного взгляда в его сторону. — Леди… Гхм… — начал он, пытаясь завязать диалог, но тщетно. Леди не желала идти на контакт категорически, хотя Истамирэль пыжился, как мог, буквально излучая обаяние. После нескольких попыток заговорить он возвернулся к нам, весьма озадаченный полученным результатом, а вернее, его отсутствием. — И как? — спросил я его с подколкой в голосе. — Ты сам все слышал, — буркнул он, — холодный камень, а не женщина! Тут мы заметили, что Сиралоса и Раксалона остановились, явно дожидаясь нас. — Истамирэль, — обратилась Сиралоса, едва мы с ней поравнялись, — ты что-то хотел спросить? — при этом она тщательно игнорировала меня, зато одаривая моих спутников ослепительной улыбкой. Раксалона же со смешинкой в глазах посматривала то на нее, то на меня, видимо, забавляясь. И отвернулась, как только напоролась на мой мрачный взгляд. — Да, — обрадовался Истамирэль. — Сиралоса, ты не могла бы пояснить, почему твои соплеменницы так спокойно отнеслись к появлению человека в Подземном королевстве? — На это есть две причины, — немного подумав, сказала Сиралоса. — Первая: мы заранее предупредили о визите сюда человека, так что все были готовы и удивления факт появления Седрика в арке портала ни у кого не вызвал. Это, пожалуй, основная причина… — Почему она отказалась отвечать на этот вопрос, если здесь никаких секретов нет? — перебил ее Истамирэль, головой указав на жрицу, растерявшую при приближении Сиралосы весь свой неприступный вид. Должен заметить, что когда еще я учился в Академии, у Истамирэля взыграли гормоны, и он проявил повышенную активность по отношению к девушкам. Он пользовался у женской половины определенным успехом, вызывая молчаливую зависть у половины мужской. Не раз и не два его выдворяли по ночам из женских комнат, несколько раз он имел 204


продолжительные беседы на эту тему с ректором Академии, но, тем не менее, все равно продолжал. Истамирэль решительнейшим образом отказывался прислушиваться к словам Тилиэля, списывавшего этот успех на его происхождение, и воспринимал все знаки внимания со стороны эльфиек как результат своей природной неотразимости. И сейчас показушное равнодушие со стороны девушки-дроу, которой было ровным счетом все равно, кто у Истамирэля папа, задело его за живое. — Лучше скажи — почему она должна вообще отвечать тебе? — подняла бровь Сиралоса. — Тем более что официально сопровождаю до дома вас я, и разговаривать с вами имею право только я, а также жрицы, рангом стоящие выше меня. Вот если бы ты был в данный момент один, она могла бы заговорить с тобой. — С этим все ясно, — вклинился я, не желая слушать повторно о порядках, заведенных у дроу, лекцию о которых нам прочли еще в Академии. Я ее, в отличие от Истамирэля, помнил, потому и подначил его идти что-то там выяснять, заведомо зная о результате. — Второй же причиной служит то, что у нас уже есть один человек. — У вас живет человек? — в один голос пораженно воскликнули Седрик и Истамирэль, после чего смущенно переглянулись, и Седрик продолжил: — Где он? Как он к вам попал? Почему он еще жив? По всем представлениям, существующим о народе дроу в мире, вы должны были его сразу же убить, едва он оказался на вашей территории! — Но, но, но… — Сиралоса вскинула руки, как бы закрываясь от потока вопросов, последовавших от ниберийца. — Давай по порядку. Этот человек попал в подземелья несколько десятков лет тому назад и поселился на пограничной с гномами территории. Мы его не стали трогать, поскольку в той пещере, которую он избрал местом обитания, проживает семейство арахнидов — гигантских пауков. И они его пропустили! Мы восприняли это как знак от Ллос. — А гномы? Почему его не тронули гномы? Территория-то, сама говоришь, пограничная, — озадачился Истамирэль. — Нам это не ведомо, — пожала плечами Сиралоса. — И что он делает в этих пещерах? — вновь пристал с вопросами Седрик. — Чем питается? — Питается крысами и мелкой живностью, которую ему добывают два гоблина, появившиеся вместе с ним. По поводу того, что он делает в этих пещерах, могу сказать только одно — он что-то карябает на скале и каждую полночь бьет в большой гонг. Зачем — не знаю, но звук того гонга раздается очень далеко, безумно раздражая жителей приграничных поселений. Если бы не знак Ллос, они бы его только за это подвергли мучительным пыткам. — Ты его сама видела? — спросил я ее, особо не рассчитывая на ответ, но Сиралоса, чуть подумав, решила-таки ответить: — Нет. Зачем? 205


— А вот я хочу на него взглянуть, — озвучил я свое намерение. Мне вдруг стало любопытно посмотреть на человека, совершенно бесстрашно поселившегося в страшных подземельях, в которые ни один разумный человек, находясь в трезвом уме и здравом рассудке, по доброй воле ни за что не сунулся бы. И выжил при этом! — Я тоже не отказался бы с ним познакомиться, — поддержал меня Седрик. — Хорошо, — дала свое согласие Сиралоса. — Только это довольно далеко. По подземельям несколько дней пути. — Так долго? — расстроился Седрик. — Как же вы до границы добираетесь, если случается нападение со стороны гномов? Или держите сильные гарнизоны вдоль всей границы? — Мы не имеем такой возможности, так как численность дроу невысока. Нас немногим больше твоих ниберийцев, а территория королевства в несколько раз больше Ниберии, — покачала головой Сиралоса. — В случаях нападения жрицы открывают порталы, ведущие из наших крупных городов к приграничным населенным пунктам. — А что мешает нам воспользоваться таким порталом? — озадачился я. — Или их использование категорически запрещено в мирное время? — Используем, но редко. Только в тех случаях, когда высокопоставленные жрицы по каким-то причинам посещают приграничные районы. Сами же знаете, что порталы «едят» много энергии. — Может, для нас сделают исключение? — Я уточню у матери, — поколебавшись, ответила Сиралоса. — Когда вы хотите посетить человека? На тот случай, если мама даст разрешение на использование порталов. — Завтра вечером, — предложил я, в уме прикинув, что встреча с Асутиролсой состоится в обед, и вряд ли мы с ней будем общаться слишком долго. — Не пойдет, — с ходу отвергла Сиралоса мое предложение. — Вечером состоится торжественный прием в моем доме в честь вашег�� приезда, на котором соберется весь высший свет. Хм… Жалко, что не сегодня. Хотя, надо признать, так было заведено всегда, и последнее посещение Леса делегацией дроу, когда отец САМ вышел их встречать, явилось исключением, как и отсутствие торжественного приема в честь их прибытия, связанное с происшедшими событиями. То есть восстанием мятежных домов. Дроу прибыли как раз в тот момент, когда отряды отцовских сторонников уничтожали последние очаги сопротивления, и всем было не до строгого соблюдения установленных правил. В ином случае их тоже продержали бы денек-другой, перед тем как отвести на аудиенцию к великому князю. — Тогда послезавтра. — Хорошо, я поговорю с матерью на эту тему. — А сегодня вечером чем будем заниматься? — проявился Истамирэль. 206


— Проведу вам экскурсию по городу, — отозвалась Сиралоса. — Насколько помню, ты был у нас всего один раз, в отличие от Палаэля, успевшего трижды посетить Подземное королевство. — Экскурсию? — поморщился Истамирэль. — Мне ее как раз в тот единственный раз провели. — Не понравилось? — искренне изумилась жрица. — Город красивый, но старшая жрица, проводившая ту прогулку, не помню ее имени, постоянно одергивала. Дескать, «туда не ходи, сюда не смотри, то не трогай». — Понятно. На этот раз будет интересно, — таинственно произнесла Сиралоса, почему-то предварительно переглянувшись с Раксалоной. — Обещаю, тебе понравится! Внешний Гарен. Резиденция ордена Идущих В небольшом помещении, не имеющим окон, где всегда проходили встречи руководителей имперского отделения Ордена, произошли незначительные перестановки. Здесь появился металлический шкаф гномьей работы, о содержимом которого было известно лишь главе местного отделения — адепту четвертого ранга Расулу. Остальным нечастым гостям этого помещения оставалось лишь догадываться, для чего мог понадобиться здесь сей атрибут. В остальном все осталось по-прежнему: деревянный стол да стулья из того же материала. Никаких излишеств. В данный момент в помещении находились два человека — Расул и его заместитель, коим стал Тарон, занявший эту должность после гибели Визира, сгинувшего вместе с последним караваном, который он, собственно, и возглавлял по прямому приказу Расула. — Магистр жив, — постучав пальцами по столу, задумчиво произнес Расул, — видимо, что-то почуял, вот и не выходит за пределы университета. — И контакты с нами все оборвал, — вторил ему Тарон, — на связь не выходит. Можно предположить, что разговорный амулет он уничтожил. Легко позавидовать его прозорливости. — Да, — согласно кивнул Расул, — живо связал события с нашими дальнейшими планами затаиться, обрубив все концы. Ума не приложу, как теперь его доставать, — он при этом тяжело вздохнул, — не проводить же операцию в стенах университета! Там маги нас быстро вычислят и устроят травлю всего Ордена. И так рискуем, планируя убийство одного из них. — Самоубийство. Все будет выглядеть как самоубийство, — непроизвольно подправил его Тарон. — Иначе маги пустятся в погоню. — Ты придираться к словам будешь? — прищурился Расул, пребывавший в плохом расположении духа. 207


— Нет-нет! — живо замахал руками его собеседник, маленький человек с хитрыми глазками. — Я так… Мысли вслух. После этого они посидели немного в молчании, которое прервал Расул: — Меня еще не отпускают зловещие предчувствия. — Из-за чего? — Канцелярия сыска прекратила ВСЕ телодвижения, связанные с нами. Как только у них возникают подозрения, что в деле замешан Орден, они тут же прекращают всякие расследования в отношении этого дела. Доходит до откровенного маразма! Помнишь те склады? — Еще бы! — фыркнул Тарон. — Еще и трех декад не прошло! Из-за сыска мы лишились львиной доли запасов ингредиентов, необходимых для изготовления зелий. — Они ушли, все оставив на месте, — без каких-либо эмоций в голосе продолжил Расул. — Поначалу мы думали, что это ловушка, и не полезли туда, наблюдая издали. Но наш человек в сыске к вечеру передал информацию о том, что никакой ловушки нет. Организация ее даже не планировалась! Начальник сыска приказал ПРОСТО уйти, все оставив на месте! — Бред! — не удержался Тарон. — Может, другая организация ведет наблюдение? — Мы проверили, задействовав все каналы. Ответ: нет. Никакие сторонние организации наблюдения за объектом не ведут. — Тогда ничего не понимаю, — Тарон откинулся на стуле и задумался. — Создается впечатление, что они не хотят нас беспокоить, — сказал он же спустя половину терции. — У меня такое же ощущение, — кивнул Расул. — Словно они чего-то ожидают. И не хотят раньше времени спугнуть, в результате чего мы можем уйти на дно. Они же не знают наших планов, что мы так и так собираемся это сделать. И уж теперь, когда я вижу такое «бережное» к нам отношение со стороны властей, у меня лишь укрепилось мнение, что уходить надо как можно скорее. — У нас еще неоконченные дела, — напомнил Тарон. — Кольцо не найдено, цепочки, ведущие к нам, не оборваны до конца. — Срочно нужно завершать с этими делами, хотя по кольцу я уже сомневаюсь, что мы его найдем. — А великий магистр знает о таком мнении? — Пока нет. Попробую ему объяснить, что кольцо будем искать позже, когда все уляжется. — Это когда? — поднял бровь Тарон. — Не знаю, — пожал плечами Расул. — Может, через сезон, может, через два, но искать будем. Не вечно же нам в подполье сидеть. Конт Истамирэль 208


Стоя со скучающим видом около одной из колонн, расположенных по периметру бального зала, в котором должен был состояться торжественный прием, устраивавшийся в честь нашего прибытия, и наблюдая за снующими вдоль столов, буквально ломившихся от обилия выставленных на них блюд, дроу, я откровенно маялся бездельем. Времени до начала приема было еще предостаточно, поскольку я прибыл за кварт до срока, устав сидеть один в комнате. После завтрака заходил к Палаэлю, надеясь вытащить его в город — погулять, но тот сидел с отрешенным видом, не иначе как занятый размышлениями о глобальных проблемах. Не меньше! На прогулку выходить отказался категорически. С Седриком было неинтересно, Раксалона еще не пришла, а Сиралосу я предпочитал не трогать — ее вчера вечером, после экскурсии, вызвали на какой-то Совет, с которого она явилась не в духе, наорав на прислугу, что-то резко высказав Раксалоне, отчего та буквально сбежала из дома, сказав мне, что придет утром. Раксалона… Занятная девушка. Чувство юмора на месте, на язычок остра, природа красотой не обидела. Будь она эльфийкой, с удовольствием начал бы за ней ухаживать, а так… Меня очень смущали порядки, заведенные у дроу, а еще точнее, их отношение к мужчинами своего народа, которых они относили к существам второсортным, если только те чем-то не выбивались из общего ряда. Могуществом, например. Как Палаэль, которого жрицы откровенно побаивались. Да и характером Раксалона очень напоминала мне сестру, что тоже отталкивало. Я вспомнил вчерашнюю экскурсию, которую провела для нас Сиралоса. Гуляли впятером: я, Палаэль, Седрик, Раксалона и, собственно, Сиралоса. Последняя не стала водить нас по городу, а сразу повела в пещеры нижнего уровня, в которых обитали весьма любопытные существа. Взять хотя бы несколько семейств арахнидов, разбежавшихся, едва нас завидев, чему Сиралоса с Раксалоной поначалу удивились, но потом пришли к выводу, что их питомцев пугает аура Палаэля. Озадачились, что с этим делать, но Палаэль махом решил вставшую проблему. За какие-то доли тим его аура вдруг сжалась, ее интенсивность уменьшилась, и по всем характеристикам она стала соответствовать магу шестой ступени развития. Глаза и кожа при этом приобрели нормальный цвет. Дальнейшая экскурсия проходила очень интересно: спустившись на более низкие уровни пещер, мы увидели ловчие сети арахнидов, внутри которых то тут, то там виднелись коконы — завернутая в паутину добыча гигантских пауков; несколько раз видели вблизи самих арахнидов, не проявлявших при виде жриц никакой агрессии. В одной из пещер мы натолкнулись на огромную змею, поглощавшую гигантского слизняка и не обратившую на нас никакого внимания. Шли в глубь подземелий в течение двух квартов, наблюдая за дикими обитателями пещер, любуясь игрой света в больших сталактитах. Порой открывались такие виды, что даже дух захватывало! Особенно поразила 209


картина, открывшаяся нашим взглядам, когда вышли к подземному озеру: свет, исходящий от магического шара, отражался от наледи, покрывавшей стены грота, искрился на сталактитах, росших с потолка, и некоторые из них спускались чуть не до поверхности зеркала озера. Кристально-чистая вода, казалось, только приближала валуны, лежащие на дне водоема и имеющие причудливые формы... Так мы шли до тех пор, пока не уперлись в огромные ворота, перекрывшие дальнейший путь. На наши вопросы об их назначении жрицы уклончиво ответили, что дальнейшее путешествие опасно. За вратами живут такие существа, встречаться с которыми не рискуют даже дроу. Только пару раз спускались туда зачем-то по заданию Ллос и при ее же поддержке. — Скучаешь? — Раздавшийся голос заставил меня вздрогнуть от неожиданности и оторваться от воспоминаний. — Да, — сознался я, — а ты, погляжу, наконец оторвался от размышлений? Палаэль сдержанно улыбнулся, осматривая при этом зал, в который понемногу начали прибывать приглашенные гости. — Ты не восстановил ауру, — заметил я, окинув магическим зрением своего друга, — забыл? — И добавил: — Внешность свою в нормальный вид не привел. — Нет, — покачал головой тот, — решил, пусть будет пока так. А то даже пауки меня боятся и разбегаются в стороны. В зал тем временем собиралось все больше народу. Я заметил нескольких матерей домов, включая Шилол, каждую из которых сопровождали по несколько женщин и мужчин. Примечательно, что женщины были, как правило, одеты в одеяния жриц, мужчины же были облачены в форму командиров гвардейских подразделений домов. За столы пока никто не рассаживался, ожидая, когда церемониймейстер определит места для каждого из приглашенных. — Всегда одно и то же, — со вздохом заметил Палаэль, разглядывая разгуливающих по залу гостей. Некоторые из них уже сбивались в кучки и начинали что-то бурно обсуждать. — Чем ты недоволен? — не понял я. — У нас все происходит так же. Никаких отличий. — Я о том и говорю. Нас отвлекли от разговора несколько жриц, только пришедших и решивших расположиться поблизости. Все были из разных домов, все, как на подбор, симпатичные, но магически не особо сильные, как я их успел оценить — уровень самой мощной соответствовал четвертому, самой слабой — седьмому. Хотя не мне рассуждать об их силе, поскольку мой вообще был девятым. — …Еще ни разу не видела этого Палаэля, — донеслась до нас фраза какой-то из этих жриц. — Интересно, каков он из себя? 210


— Его мало кто видел, — отозвалась другая, — несмотря на то что он вроде бы не первый раз у нас гостит. Жрицы из Черного и Серого домов ничего не рассказывают. — Естественно! — вмешалась третья. — Им же наверняка запретили это делать. Девочки, смотрите, вон парочка эльфов стоит! — она рукой указала в нашу сторону. Жрицы обернулись, изучили нас с Палаэлем оценивающими взглядами и вновь вернулись к разговору. — Два задохлика у колонны, — прокомментировала первая девушка. — Если один из них и является тем самым Палаэлем, то ему лучше отказаться от свадьбы, забившись в самые глухие дебри Леса. В ином случае Сиралоса его пришибет. — Она такая, — дружно согласились остальные. Меня от таких слов покоробило, Палаэля тоже. Эвон как его лицо окаменело. — Сучки! — выразил я свое мнение. — И не говори, — поддержал он. — …Ни один из них не одет как князь! — между тем убеждала своих подруг вторая жрица. — Эти слабаки из его свиты. Палаэль громко прокашлялся, привлекая внимание жриц и выразительным взглядом ясно давая им понять, что мы прекрасно слышим их диалог. — Задохлики нас слышат, — глянув на нас, вновь повернулась к своим подругам вторая жрица. — Возмущаются что-то. Кашляют. — Глядишь, и на дуэль вызовут! — заметила первая, чем породила задорный смех остальных участниц разговора. — На магическую! — новый взрыв смеха. Я собирался было их одернуть, но Палаэль удержал меня, схватив за руку: — Истамирэль, не обращай внимания на этих дур! — Ой! — тут же послышалось от жриц. — Он нас дурами назвал! Может, проучим их? — Позже, — отреагировала четвертая жрица, доселе не принимавшая участия в разговоре. — Когда они выйдут за пределы дома. Здесь, вздумай мы их проучить сейчас, нас не поймут. — Смотрите на того, что правее стоит, — это вторая не унимается и старается зацепить уже конкретно Палаэля. — Может, мне его в мужья попросить у князя? А в свиту себе другого подберет. — А зачем он тебе? — весело насторожились остальные, ожидая очередной шпильки в нашу сторону. — Воспитаю его нужным образом, — мечтательно закатив глазки, не заставила себя ждать с ответом девушка. — По утрам напитки приносить, а то прислуга уже надоела, да по вечерам будет обмахивать меня опахалом, обдавая мое тело свежими потоками воздуха. Эй! — повысила она голос, пытаясь привлечь внимание Палаэля. — Ты поднос-то держать умеешь? А то у меня постельное белье чрезвычайно дорогое, и очень не хотелось бы, чтобы ты на него что-нибудь уронил. 211


Лицо Палаэля побледнело, губы сжались, но каким-то титаническим усилием воли он сумел сдержаться, проигнорировав жрицу. — И ты будешь терпеть их разговоры?! — вырвалось у меня. Пусть Палаэль поступает как хочет, а я дальше не намерен их выслушивать! И с самым решительным видом направился в сторону жриц. — Посмотрите! — воскликнула первая. — Кажется, эльфенок не вынес наших рассуждений и идет к нам разбираться. — Действительно! — фальшиво изумилась третья. — Идет к нам. Девочки, а давайте выведем его из дома да разберемся. Вам не кажется, что один только наглый вид, с которым он идет к нам, заслуживает показательной порки? — Кажется, — поддержали ее остальные. Между тем я подошел к ним вплотную и остановился. На всякий случай оглянувшись и убедившись, что Палаэль тоже подошел, встав за моей спиной, я обратился к этой стайке жриц, сделав голос как можно более высокомерным: — Не знаю, стоит ли вас называть уважаемыми, — последнее слово при этом специально выделил интонацией, — скорее неуважаемые жрицы! Должен поставить вас в известность, что разговоры, что вы ведете, касаемые наших персон, будят во мне зверя! И предупреждаю вас… Раздавшийся в ответ смех заглушил мои слова и заставил взять паузу. — Хомяка!!! — сквозь приступы смеха выдавила из себя вторая девица. — Нет!!! Зайца!!! — также через смех не согласилась первая. — Зайца разбудили!!! — ХВАТИТ!!! — пришлось рявкнуть на них, но эффекта это не возымело. Эх… Была не была! — Приглашаю вас выйти на улицу, — холодно сказал я. Вот тут жрицы быстро успокоились, словно и не было того безудержного хохота. — Отлично! — деловито сказала первая и, направившись к выходу, через плечо бросила: — Следуй за мной. Я пошел за ней, про себя надеясь, что Палаэль не бросит и возьмет «разговор» на себя, так как на свои силы особо надеяться не приходилось — каждая из присутствующих жриц была сильнее меня. Втопчут и не заметят. От этой мысли на какое-то мгновение стало не по себе, но, расслышав у себя за спиной легкие шаги друга, я успокоился. Через некоторое время мы вошли в обширный общий зал, в котором находился выход из здания, и натолкнулись на Раксалону, что-то оживленно обсуждавшую с двумя другими жрицами-дроу из ее дома. Заметив нашу процессию, она окликнула: — Вы куда? Оклик каждая из сторон восприняла на свой счет. Мы с Палаэлем, не сговариваясь, промолчали, а наши жрицы решили ответить: — Мы хотим научить чересчур разговорчивых эльфов хорошим манерам. 212


— Кого? Их? — указала на нас слегка расширившимися глазами Раксалона. — Да, — последовал ответ. Раксалона нахмурилась и в несколько шагов оказалась перед нами, преградив дальнейший путь. — Да вы хоть… — грозно начала она и замолчала, натолкнувшись на взгляд Палаэля, явно велевший ей помолчать. Она заколебалась, чуть-чуть подумала и в конце концов приняла решение, которое тут же озвучила: — Я иду с вами! — Хорошо, — неуверенно согласилась одна из наших жриц, переглянувшись с остальными. Словно что-то почувствовав, они перевели настороженные взгляды на нас с Палаэлем. — Вы уже передумали? — лениво спросил Палаэль, со скучающим видом озиравшийся вокруг, отчего глаза наших жриц стали еще более подозрительны. — Раксалона, это парочка из свиты князя Палаэля? — догадалась спросить вторая девушка. Не зная имен, я их мысленно разбил на номера — с первого по четвертый. — Э-э-э… — замялась та, растерявшись с ответом, поскольку не знала всей предыстории конфликта. — Да! Мы из свиты, — пришел ей на помощь вовремя сориентировавшийся Палаэль. — Я не понял, мы идем или нет? — Идем, — слегка помявшись, кивнула первая жрица, и мы вышли за порог здания. Жрицы нас повели вдоль по улице, намереваясь отойти подальше. Раксалона шла молча, лишь изредка поглядывая на нас с Палаэлем смурным взглядом. — Здесь, — Палаэль резко остановился, давая понять, что не намерен дальше идти. — Нужно отойти на большее расстояние, — не согласилась первая жрица, с беспокойством посмотрев в сторону крепости Черного дома. Судя по виду девушек, им уже разонравилась идея проучить нас, поначалу казавшаяся такой привлекательной. Не знаю уж почему… — Разберемся здесь, — твердо заявил Палаэль. — Думаю, много времени наш разговор не займет. — Эльф! Ты не забыл, что нас вызывал твой друг? — вмешалась третья жрица. — А сейчас вызываю я! — Друг, позволь мне… — попробовал вмешаться я, при этом понимая, что шансы у меня на благополучный исход поединка с любой из девушек минимальны. Это касалось как магического поединка, так и драки с применением оружия. — Нет, — к моему облегчению, не согласился он. — Ты будешь долго с ними разговаривать. Я быстрее управлюсь. Вызываю всех. Одновременно! 213


— Раксалона! Попрошу засвидетельствовать его вызов — на случай, если мы его ненароком убьем, — обратилась к Раксалоне третья девушка. Раксалона стояла с мрачным видом и в упор, не отрывая глаз, смотрела на Палаэля. — Не пришибете вы его, — после некоторой паузы ответила она. — Он, видимо, решил вас унизить, так что готовьтесь… — Унизить? Он??? — отреагировала самая молоденькая из жриц, зн��чившаяся у меня под четвертым номером. — Я так и думала, что дело нечистое! — пробурчала первая. — Не может существо, обладающее хоть малейшим разумом, к какой бы расе оно ни принадлежало, столь спокойно соглашаться на поединок сразу с несколькими жрицами-дроу. Раксалона, кто он? Уровень? Архимаг ментала, коли может ауру подделывать? Третья и четвертая жрицы в изумлении уставились на нее, не понимая, что именно смогла почуять первая. В глазах читался немой вопрос: «Подруга! Какой архимаг? Ты о чем?» Вторая же удивления не выказала — она, прищурившись, рассматривала Палаэля, явственно применяя для этого магическое зрение. — Его имя уже поздно произносить, все равно поединок состоится, так как это он вас вызвал и вряд ли откажется… — Раксалона вопросительно посмотрела на Палаэля, но тот отрицательно покачал головой. — Я так и думала. Так вот, знайте, сестры, что противостоит вам архимаг-универсал. Жрицы тихо ахнули и тут же разошлись полукругом, в центре которого оказался князь. Коллективное построение для борьбы с магом, превосходящим по уровню... — Истамирэль, отойди, — коротко приказал он мне. — Раксалона, тебя это тоже касается. — После чего окутался защитой совершенно незнакомого мне типа. Жрицы поступили так же, создав защитные коконы, и начали готовить атакующие плетения. Глядя на скорость их создания, мне оставалось только молча завидовать — до такого мастерства расти и расти. — Чего это я жду? — вдруг сам себя спросил Палаэль и взмахнул рукой. Тотчас все члены противостоящей стороны с криками провалились в щель, появившуюся в монолитной скале. Второй взмах руки заставил скальную породу «поплыть» и заключить жриц в плотные объятия. Их защитные коконы с хлопками полопались, не выдержав гигантского давления. Я успел подумать, что сейчас раздавит и самих жриц, но нет — скала «обтекла» их, приняв форму тел, оставив на поверхности лишь головы. Девушки активировали контрзаклинания, пытаясь разрушить почти невидимое плетение князя, но тщетно. Поняв это, жрицы начали воздействовать на саму скалу, но все то же плетение, почему-то не рассеявшееся после их пленения, не дало им освободиться. — И еще… — добавил Палаэль, поведя при этом рукой вверх. Скала в четырех местах вспучилась, по ней со скрежетом пошли небольшие изломы, и в воздух взлетели четыре плети, принадлежащие жрицам. 214


— Вот теперь все, — рассеянно сказал Палаэль, разглядывая зависшие над землей атрибуты жриц. — Оставь им плети, — подала голос Раксалона. — Жриц казнят, если ты их уничтожишь. — Казнят? — удивился Палаэль. — А Сиралоса? Ее плеть я же развеял. — Она твоя невеста. Если казнить ее, то Совет не выполнит указания… — Раксалона умолкла, поняв, что едва не сболтнула лишнего. — Ллос, — закончил за нее мой друг, — Совет не выполнит указания Ллос, обязавший матерей выдать Сиралосу за меня замуж. Ладно, пусть живут, — плети, повинуясь его воле, попадали наземь. — Но с одним условием. — Каким? — Будут прислуживать мне и Истамирэлю на приеме. Они же хотели, чтобы Я им напитки подносил? Пусть побудут теперь сами в шкуре местных мужчин. Плененные жрицы ахнули, а Раксалона усмехнулась. — Пусть я лучше умру… — начала было одна из девушек, но Раксалона ее перебила: — Они согласны, — и, обернувшись к жрицам, добавила: — А вы будете прислуживать! Думаю, матери ваших домов поддержат меня в этом решении. — Легко получилось, — отметил я вслух, имея в виду поражение жриц. Полное и безоговорочное. Палаэль тем временем освободил их из каменной ловушки, вновь заставив скалу разойтись, после чего выдернул жриц, прихватив их аурными жгутами, и только потом скальная порода приняла свой первоначальный вид. — Не у тебя! — фыркнула Раксалона, расслышавшая мою фразу. — А вызывал девчонок на поединок как раз ты. Так ведь? И уклонился, спрятавшись за спину архимага. Мне было бы стыдно на твоем месте. — Раксалона, — тут же отозвался Палаэль, осматривавший в это время жриц, понуро стоявших и не поднимавших глаз от земли, — ты не права, поскольку они оскорбляли конкретно меня, а Истамирэль решил вступиться, не выдержав насмешек. Так было дело? — последний вопрос он адресовал девушкам. — Так, — нестройным хором отозвались они. — Можно плети забрать? — спросила Палаэля первая жрица. — Забирайте да пойдем, — разрешил Палаэль. — Чувствую, прием уже начался, а нас нет. Назад мы шли гораздо быстрей, почти не разговаривая между собой. Между тем Палаэль оказался прав лишь наполовину — время приема подошло, все гости уже собрались и расселись по отведенным местам, но Асутиролса, сидящая во главе П-образного стола, не объявляла о начале мероприятия, ожидая, пока не появятся виновники торжества, которых уже активно искали. Одна из таких поисковых групп, представленная парой слуг, 215