Issuu on Google+


Создатели миров

2

Содержание Предисловие…………………………………………………………….…..4 Отзывы на книги……………………………………………………...…6

Новинки……………………………………………………………………………...…..6  Александр Сахаров «Прыжок» ………………………………………………………………………6  Вадим Денисов «Стратегия. Замок Россия» ………………………………………………………...7  Алексей Ефимов «Требуется Темный Властелин» ……………………………………....…………8  Елена Звездная «Сосватать героя, или Невеста для злодея» ……………………………...………9  Милослав Князев «Полный набор. Бог Дракон» …………………………………………….……10

Имею мнение……….….….….…………………….….….….….….……….………....12  Роман Глушков «Каратель Богов» …………………………………………………………….……12  Роберт Асприн цикл «МИФы» ……………………………………………………………..………14  Дэн Абнетт цикл «Инквизитор Эйзенхорн» ………………………………………………....……16  Генри Лайон Олди «Герой должен быть один» ………………………………………………...…17  Дэвид Эддингс цикл «Рыцарь Спархок» …………………………………………………..………18  Румико Такахаси «Инуяша» …………………………………………………………………...……21

Кино – файлы……………………………………………….…………..23

Рекомендуем к просмотру…………………………………………………..…….23  Крабат. Ученик колдуна…………………………………………………………………………..…23  Война Богов: Бессмертные……………………………………………………………………..……25  Атлантида: конец мира, рождение легенды…………………………………………………….…26

Аниме…………………………………………………………….……………………27  Камичу! Богиня-школьница…………………………………………………………….…..………27  ТораДора! Тигр и дракон……………………………………………………………………………28

Статьи………………………………………………………………..…..29  О правильных врагах – 2………………………………………………………………….…………29  Миф умер, да здравствует?... …………………………………………………………………..……31

Интервью…………………………………………………………….....…33  «Оформляю книги писателей для удовольствия» Интервью с Владимиром Бондарем………33  «Попаданцами сыт по горло!» Интервью с Владимиром Корном………………………………39


Создатели миров

3

В помощь читателю………………………………………..………..46  Альфа-книга………………………………………………………………………………….……….46  ЭКСМО………………..………………..………………..………..………………..………………….60  Издательский дом «Ленинград»………………..………………..………………..…………..…..…73

Произведения и отрывки…………………………………………..…74

Произведения……………………………………………………………………….…74  П. Стефанкин и Ирина Зауэр «Просто один танец» ………………………………………..……74  Людмила Екимова «Подарок данайцев» ……………………………………………………..……79

Божественный подарок. О богах и не только… ……………...……………….86  Вячеслав Лазурин «Сирены» ……………………………………………………………….….……86  Влада Дятлова «Непрощенный» ……………………………………………………………………96

Послесловие…………………………………………………………..…129 Над журналом работали……………………………………….…….130


Создатели миров

4

Предисловие Кто верит в Магомета, кто в Аллаха, кто в Иисуса. Кто ни во что не верит…

В. Высоцкий Вот мы и подобрались к середине лета. Прошла пора первых ягод, отгремели первые грозы, и на смену им пришло настоящее лето, со своими жаркими днями, ливнями и теплым запахом хлеба. В воздухе носится аромат свежескошенной пшеницы, яблочного сидра, домашнего кваса и терпкого сена, а мы с надеждой смотрим в небо, прося… кто солнца, а кто и дождя. А как было просто в давние времена, когда за все отвечали многочисленные боги! Принес жертву, попросил уважаемого, отвечающего за просьбу, и вуаля: получил желаемое. Кому – дождик в четверг, кому – солнышко, а кому – и Перунов цвет в Купальскую ночь. Ведь именно в июле самое время сильных богов, которых только и просить о помощи! День выбора жертвы Перуну, День снопа Велеса, Праздник Купало, чествование священного камня Алатыря. Дни Перуна, властелина грома и молний (вот, у кого нам нужно просить помощи!) и дни Велеса, покровителя сказителей и поэзии. Самый что ни на есть бог для нашего форума! Видимо, знали что-то наши предки, раз так долго не хотели изменять своим богам.  Да и как можно отказаться от возможности в одну ночь получить богатство, власть и силу? Разве можно предать бога, который одаривает тебя талантом и ставит тебя на один уровень с самим Бояном? Может, в эти дни нам тоже обратиться к древним богам? Выпить свежего кваску, закусить наливным яблочком и пойти в ближайший лес, поискать цвет папоротника? Или просто почитать очередной номер нашего журнала…


Создатели миров

5

Боги и демоны фэнтезийного мира Иногда, Боги спускались на землю, тогда они ходили по домам атеистов и били стёкла. Т. Праттчет Любое приключение в мире, созданном фантазией автора рано или поздно приводит к встрече с богами, или хотя бы упоминанию о них. (Я не буду рассматривать варианты единобожия, так как считаю, что фантазии авторов не поднимаются выше адаптации реалий нашей современности к своему миру). И сразу все построения прочно укладываются в несколько вариантов. Кстати, боги или демоны, это зависит только от позиции главного героя. Удручающая картина ползучей реабилитации тёмных сил, судя по названиям новых книг, продолжается успешно. Но не буду останавливаться на этом вопросе, свою позицию я высказал уже давно. И никакие эфремизмы не могут заслонить болезненное пристрастие некоторых авторов к Тёмным, Тёмно-Серым и просто Чёрным Властелинам. Итак, вариант номер один — «Ушедшие боги». Они были, они всё создали… И ушли. Оставили заветы, скрижали или просто свод законов. Вариант практически беспроигрышный. На Ушедших можно свалить все неудобства мира, и после этого только поминать их в молитвах, или проклятиях. Это же касается и демонов. Очень многие замечены в миростроительстве. Вариант два — «Активные небожители». В данном случае, боги никуда не ушли, и даже не собираются покидать сцену. Наоборот, они не только существуют, но и активно вмешиваются в происходящее. Удобный случай для ленивого автора, всегда можно сослаться на рояль из кустов, то есть на божественное вмешательство. Но данный вариант расползается на множество подвариантов, и вряд ли возможно все перечислить. Тем более что здесь возможно преднамеренное ограничение силы богов, что объясняется (у Терри Пратчетта) либо падением числа почитателей, либо ранним возрастом богов (у Д. Эддингса действуют тысяча молодых богов, не имеющих всемогущества). Так же, некоторые авторы развивают силы своих героев до уровня богов, что с моей точки зрения, сильно напоминает читерство в компьютерной игре. Данный метод авторского произвола опасен прежде всего тем, что либо герой превращается в марионетку, действующую по воле «пославшего меня» (с), либо автор вынужден вводить богоборческие мотивы, что опять-таки на любителя. У Юлии Федотовой в мире «Наемников судьбы» действуют несколько узнаваемых личностей из земного пантеона. Это Один и Кетцалькоатль. Но оба они лишены всемогущества, ибо заблудились и оказались не в своем мире. Так что в данном мире есть только один бог (или богиня) – Судьба. И тут я перехожу к третьему варианту — «Боги, как явление мироздания». Честное слово, не помню фэнтези с такими богами, но, с моей точки зрения, это наиболее правдоподобная гипотеза. То есть, боги здесь выступают как явления космического масштаба, и лишены персонофикации. Люди конечно будут их называть, и будут молиться, возможно, даже приносить жертвы Второму закону термодинамики. Только вот богоборчество исчезнет как факт. С гравитационной постоянной можно, конечно, бороться. Но лучше её не побеждать!

Александр Кулькин


Создатели миров

6

Отзывы на книги Новинки

Как не потеряться в море новых книг и авторов? Как найти себе литературу по вкусу и не прогадать при покупке новой книги? Как не ошибиться в выборе и сориентироваться в книжной массе? Наши отзывы на новинки издательств помогут вам. А, возможно, и подтолкнут в нужном направлении. Перед вами раздел – Новинки. И наши отзывы…

Александр Сахаров «Прыжок» (Альфа-книга, август 2012) Фэнтези Аннотация Магический ритуал прошел совсем не так, как должен был. И в результате сброса энергии человек мира Земля, молодой парень по имени Артем, оказывается в мире, где магия не пустой звук, а орки и живые мертвецы обычная повседневность. Что делать, если дороги домой нет? Разумеется, бороться и постараться уцелеть. Приключения начинаются, и опасности подстерегают героя на каждом шагу. Но есть крепкие руки, храброе сердце и верные товарищи, которые не предадут и не подставят. Поэтому без остановки, только вперед. Первая задача – выжить! Наш отзыв Не занимайтесь парашютным спортом - там, в небе, кругом порталы в самые разные места вдруг попадете? Наш герой - умничка, студент и просто красавец - этого предупреждения не слыхал, поэтому попал в другой мир, в джунгли, где много диких обез... орков, которые голодны и агрессивны. Главному герою повезло, так как он встретил местного человека - браконьера, охотника на редких зверей, бывшего легионера, который спас бедного парнишку и вывел к л��дям. Люди - они не орки, но не все так легко и просто. Чужака могут обмануть, обокрасть, убить, выдать жрецам. Да, в новом мире есть и маги, и жрецы. Эта братия не любит конкурентов, - а у мальчишки открылся сильный магический дар и он, совершенно случайно (с его точки зрения), прошел инициацию в служители давно забытой богини. Вот тут и начались его настоящие приключения. Чтобы выжить молодому человеку придется много знать и уметь - говорить на местном языке, владеть оружием и пользоваться магией, быть как все, а так же много прятаться и очень быстро убегать. Книга рассчитана на молодежь и подростков - им будет интересно.

Автор: Тимофей Григорьев (lorri)


Создатели миров

7

Вадим Денисов «Стратегия. Замок Россия» (Альфа-книга, август 2012) Фантастический боевик Цикл «Стратегия» Книга в цикле 1 Аннотация Вы мечтали о «попаданстве»? А не задумывались о том, что не бывает благотворительности при таких затратах – перенос может быть мотивирован лишь решением неких глобальных задач. Готовы? Ну, тогда пристегнитесь к дивану, протрясет хорошо! Условия простые: нужно ускоренно построить на Новой Земле новую цивилизацию, ибо итоги старой признаны неудовлетворительными. Кирпичики – национальные сообщества с минимумом людей. Здание? Проект придумайте сами. Помощь? Чуть-чуть поможем. И учтите, это не первая попытка Новой Селекции.

Наш отзыв Сейчас попаданством никого не удивишь - эка невидаль, тут каждый десятый куда-нибудь, да попал! Но Вадим нашел в этом жанре «золотую» тему и качественно ее разрабатывает. Все устали уже от опусов романтических вьюношей о том, как они попали в другой мир и «одним махом всех побивахом»... Эта книга не такая, чувствуется, что ее писал толковый мужик, который не понаслышке знает, что такое - оказаться на новом пустом месте с «голой задницей» с толпой зависящих от тебя людей. Вот о таком человеке, Алексее Сотникове, и повествует эта книга. Представьте, вы - мужчина «за сорок», сидите в кресле главы администрации (по старому председателя колхоза) в отдаленном сибирском поселке, откуда до соседей сто верст «с гаком» и отвечаете за все - свет, топливо, питание, безопасность местного населения. Надеяться не на кого – «москвам» и «областям» на такие поселки наплевать - вот и крутится Сотников, стараясь обеспечить своих людей всем необходимым. И тут одним утром он просыпается в другом мире, в небольшом замке (имитации средневековья) в той же должности и с теми же обязанностями - людей сберечь, организовать, накормить и далее по списку. А народу накидали в Замок и окрестности всякого - мужчины, женщины, дети, русские, чечены, немцы, египтяне - неизвестные силы начали свою игру в цивилизацию с новыми пешками. За хорошее поведение бонус - подкинут еды или материалов, за плохое - закрытие канала поддержки. А вокруг глухие леса, дикие звери, банды любителей чужого добра и разные соседи. Вот и должен герой собрать людей в замок «Россия» и начать государство заново...


Создатели миров

8

Книга интересная, но не простая - несколько линий повествования, несколько уровней и смыслов. Народу очень понравилась идея и условия придуманного Денисовым мира - уже пишется пяток фанфиков, думаю, что будет серия, как по Крузовской «Земле лишних». Мои рекомендации - покупать и читать, однозначно!

Автор: Тимофей Григорьев (lorri)

Алексей Ефимов «Требуется Темный Властелин» (Альфа-книга, август 2012) Юмористическое фэнтези Аннотация Темными Властелинами не рождаются — ими становятся! И нужен для этого всего лишь случай… Ну и соответствующий характер заодно! Но нелегка жизнь молодого Темного Властелина: ни тебе силы колдовской, ни армии несметной, ни богатств баснословных… Все нужно делать самому, вот и крутись как знаешь. Зато врагов вокруг — пруд пруди. Уже в очередь выстроились. Так что приходится поступаться традициями и канонами, чтобы не повторить незавидную судьбу предшественников. Вот только пренебрежение канонами – главный канон тьмы! P.S. Это не пособие по строительству темной империи, хотя некоторые части данного повествования и носят рекомендательный характер. Наш отзыв Попаданец... Нестандартный ход, правда? Волею Мира наш современник оказался в кристалле, в пещере, неизвестно где и когда. Теперь у него задача минимум - выбраться на волю. Задача максимум - стать Темным Властелином. Отказаться нельзя, иначе так и помрешь, не сумев выйти из кристалла. Согласиться - тоже сомнительный вариант, так как предыдущие многочисленные Темные Властелины закончили свой путь весьма печально, принудительно покинув мир живых. О так любимом прогрессорстве тоже придется забыть, так как предшественники попаданца в большинстве гибли своем от своих изделий. Так что пришлось главному герою, бывшему студенту и вообще хорошему человеку становиться сеньором Маркусом - начинающим магом, интриганом, предпринимателем, политиком и Властелином. Книга у Алексея Ефимова получилась вполне читабельная, автор обещает серию из шести томов, особого блеска юмора и новых идей не замечено, но почитать можно - вполне прилично написанная бродилка и приключалка. Больше понравится подросткам и студентам.

Автор: Тимофей Григорьев (lorri)


Создатели миров

9

Елена Звездная «Сосватать героя, или Невеста для злодея» (ЭКСМО, август 2012) Романтическая фантастика Аннотация Одна профессиональная сваха, один психолог, тридцать прекраснейших девушек Земли и всего двадцать дней чтобы завоевать сердце высокородного холостяка! Невозможно? Когда за дело берётся организатор праздников Тиана, а заказчиком является серый кардинал галактики – Юлиан Джерг, возможно абсолютно все! И вот "армия любви" с боем и лишениями прорывается в поместье Лериана Джерга, где им совсем не рады. Но разве настоящих солдат страсти это остановит? Наш отзыв Тяжело быть свахой – капризные невесты с заоблачными требованиями, неуловимый миллионер-аристократ-жених, совершенно не желающий расставаться со своей свободой. Родственники участников брачных гонок, готовые обвинить во всех своих бедах неудачливую сваху, и, для полного счастья – прелести сельской жизни на захудалой планетке, где находится поместье потенциального жениха. Тиа любит свою работу и гордится личными успехами на ниве Гименея, но заказ ей достался совершенно невыполнимый – отвезти на дальнюю планету тридцать наилучших претенденток в невесты отшельнику-миллионеру, так как его дядюшка, обеспокоенный судьбой родственника оплатил услуги брачного агентства. Так что в поместье жениха творится сущий дурдом – озабоченные невесты толпой гоняются за престижным аристократом, не забывая при этом делать друг другу гадости. А хозяин недвижимости все свое недовольство вымещает на несчастной свахе. А тут еще странные слухи про планету и ее аборигенов находят свое подтверждение… Как в такой ситуации поступит ответственная сваха? Об этом вы узнаете из книги Елены Звездной «Сосватать героя, или Невеста для злодея». Роман предназначен для женской аудитории старше двадцати лет, так как юные девы могут принять иронию автора за инструкцию по охоте на женихов. Мужчинам категорически не рекомендую даже близко подходить к этому произведению.

Автор: Тимофей Григорьев (lorri)


Создатели миров

10

Милослав Князев «Полный набор. Бог Дракон» (Эксмо, август 2012) Героическое фэнтези Цикл «Полный набор» Книга в цикле 5 Аннотация На веселую семейку в прошлом попаданца, а ныне северного варвара, Великого князя, владетеля Проклятых Земель Ва`Дима, его двух жён-эльфиек и двух неугомонных остроухих отпрысков приключения валятся буквально с неба. Ага. На сей раз в виде дракона, которому вдруг захотелось жениться и попутно стать богом небольшого симпатичного мира, где на его беду эта самая семейка обитала. Невесту-то дракон нашел, но вот со взаимностью оказалось все не так просто, особенно когда упомянутые персонажи вмешались в процесс, и все пошло совсем не так, как бог-дракон планировал. А что? Сам виноват. Нельзя же оставлять без присмотра пространственный портал, сокровищницу и дракону-невесту, пусть и в клетке под замком. Теперь ищи, догоняй, мсти и восстанавливай репутацию, если, конечно, получится. В чем, однако, автор истории сильно сомневается... Содержание цикла 1. Полный набор. Великая Миссия (2011) 2. Полный набор. Месть тёмной эльфийки (2011) 3. Полный набор. Свой замок (2011) 4. Полный набор. Война с орками (2012)

5. Полный набор. Бог Дракон (2011) Наш отзыв Признаюсь, «Полный набор» я начал читать не с первого дня выкладки на СамИздате. Несколько раз в сети попадались ссылки на книгу, и я даже иногда по ним проходил, но как-то не начинал. В первый раз отпугнула довольно необычная аннотация, во второй не было времени, в третий даже не помню, что именно послужило причиной отказа. Но однажды всё-таки взялся и зачитался. Сам не заметил, как проглотил первые две книги буквально на одном дыхании. На следующий день даже чуть не опоздал на работу, так как читал до глубокой ночи. Потом ежедневно с нетерпением ждал полуночи, когда автор выложит в сети следующее продолжение. Он обещал и ни разу не обманул. Книга реально отличалась от большей части того, что встречал на СамИздате или бумаге. Живые герои, интересные приключения, порой неожиданный юмор, нестандартное использование штампов, присущих современному фэнтези… Потом Милослав Князев начал писать четвёртую книгу, которая, признаюсь, меня разочаровала. Она вовсе не была плохой и неинтересной. И хорошая, и интересная, и с юмором. Всё это имелось


Создатели миров

11

в наличии, и было куда лучше, чем у многих других авторов, но до уровня первых трёх книг «Полного набора» точно не дотягивало. Я всё равно ждал ежедневных продолжений, только чем ближе к концу, тем больше опасался, что следующая книга может стать ещё хуже. И, к счастью, ошибся. Пятая книга однозначно превзошла четвёртую. «Бон дракон» даже почти не уступает первым трём частям. С большим удовольствием прочитал выложенное на СамИздате и с нетерпением жду выхода бумажной версии. По опыту знаю, что Милослав Князев тщательно работает над своими произведениями и значительно их улучшает перед отправкой издателю.

Автор: Григорий Гарин (griggarin) Наш отзыв «Полный набор. Бог Дракон» – это пятая книга соответствующего цикла. Как говорится, маленькие детки – маленькие бедки. А уж когда детки становятся постарше… Сочетание же дети плюс телепорт – это вообще прямой и гарантированный путь навстречу приключениям. Спонсором приключений (помимо Автора, разумеется) на этот раз выступает дракон (об этом нетрудно догадаться из названия книги, так что никакого секрета я тут не раскрою. И раз уж сликовники справляться с почетной ролью главного врага перестали и вообще практически спеклись, то почему бы это место не занять дракону? Ну, хотя бы на некоторое время) с неадекватной самооценкой и опасными (как для окружающих, так и для самого себя) амбициями. Вполне возможно, что данный конкретный дракон жил бы долго и (относительно) счастливо, если бы не сунулся по собственной дурости исключительно из-за нехватки точной информации на планету, где трудится попаданцем, а по совместительству и правителем Проклятых Земель, Вадим. И тут все почти как в анекдоте – «сам напал, пусть сам и отбивается». Но разве от наших героев так просто отобьешься? Традиционно приключения сопровождаются приобретением всевсяческих ценностей и полезностей, хотя и не в таких крупнооптовых масштабах, как в третьей и четвертой книгах. Ведь общее количество материальных ценностей на планете все-таки ограничено, даже с учетом того, что неосторожно импортировал безвременно почивший (а разве кто-то сомневался, что все могло закончиться иначе?) дракон. Но иногда качество бывает важнее количества. И по традиции в самом конце Автор дает объяснение названия книги – как обычно, неожиданное (по крайней мере, до его прочтения я до такого варианта не додумался). Лично мне эта книга понравилась больше предыдущей, так что всем, кто прочитал четвертую, прямая дорога – читать пятую.

Автор: Михаил Федотов (mif)


Создатели миров

12

Имею мнение Человек – существо общественное. Так созданы люди, что им хочется чем-то делиться. Может, не всегда и не всем, но уж мнениями – это точно! Кто-то прочитал хорошую книгу давно, кто-то – совсем недавно. Но, как с хорошими друзьями, мы поделимся с вами своими предпочтениями и книгами, которые считаем достойными массового читателя. Именно этим и будет заниматься данный раздел – наши рекомендации для вашей пользы…

Роман Глушков «Каратель Богов» (Эксмо, июнь 2012) Межавторский цикл «Зона смерти» Цикл «Алмазный мангуст» Книга в цикле 5 Аннотация Это было пострашнее Чернобыльской катастрофы. На этот раз грохнуло сразу в пяти местах. От Соснового бора под Питером до института Курчатова в Москве, от Новосибирского академгородка до Казантипа. Одновременные взрывы чудовищной мощности положили начало кошмарному Пятизонью... "В шпионской войне нет запрещенных приемов!" - таков девиз военно-разведывательного Ведомства, втайне следящего за нелегальным научным проектом "Исгор", который окопался в Пятизонье. Одна проблема: его создателей финансирует и охраняет ЦРУ, которое близко не подпускает к "Исгору" конкурентов. Командир Ведомственной опергруппы под псевдонимом Трюфель проявляет незаурядное мастерство, чтобы вывести из игры могучего врага и отобрать у него уникальные, имеющие громадное стратегическое значение технологии. Ситуацию осложняет то, что ЦРУ знает о присутствии в Зоне оперативников Ведомства. Но это не останавливает Трюфеля, и он вступает с американской разведкой в жестокую тактическую игру, где победить сумеет лишь тот, кто быстро стреляет и еще быстрее думает. Содержание цикла 1. Стальная петля (2009) 2. Дрожь земли (2010) 3. Лёд и алмаз (2011) 4. Последний барьер (2011)

5. Каратель богов (2012)


Создатели миров

13

Наш отзыв Серия «Зона Смерти» успела закрыться еще до того, как в ней вышли две последние книги. Судя по всему, причина была в плохих продажах. Поэтому, как и «Прорыв» Андрея Ливадного, книга Романа Глушкова вышла в серии «Абсолютное Оружие». На первый план выходит Ведомство и его отдел «Гермес» под предводительством комбинатораредупликанта Трюфеля, от лица которого ведется повествование. Он является по-своему уникальным человеком – благодаря уникальным технологиям, рискнув жизнью, ныне способен принимать любое обличие. От какого-нибудь студента до старика. Алмазный Мангуст, главный герой предыдущих четырех частей, ныне утративший алмазы в своем теле и обретший способность телепортироваться в любую точку Пятизонья, работает на Умника. И хоть он и становится персонажем второго плана, но играет далеко не последнюю роль. Сюжет напрямую связан с предыдущей книгой цикла «Последний Барьер», где шпионская война только находилась в стадии зарождения. В «Карателе Богов» она пошла полным ходом. Главным антагонистом Ведомства является «G.O.D.S.» - Guarantee Of Defense And Support, иностранная разведка, а именно ЦРУ, финансирующая проект Умника «Исгор». Задачей «Гермеса» является устранение врага посредством взлома банковских счетов «G.O.D.S.», оставив противника без каких-либо средств для дальнейшего продуктивного сотрудничества с Давидом Талерманом. Особенностью книги является то, что она по-своему уникальная на фоне остальных сталкероподобных книг. Представители Ведомства в Зоне не ходят за хабаром, не уничтожают сталтехов и биомехов, которых здесь почти нет, а проворачивают куда более глобальные и значимые операции, не чураясь устранения нежелательных свидетелей или использования здешних обитателей исключительно в целях проведения операции, от которой зависит ее благополучный исход. Сюжет интересен и очень непредсказуем. И все это как раз за счет того, что не ставится условие «дойти из точки А в точку Б». Есть задача, которую нужно осуществить. Поэтому автор не тратит время на описания скитаний по руинам. Есть точка «А» - в ней делают одно. Есть точка «Б» - в ней оперативники выполняют другую задачу. Постепенно раскрываются все карты, весь грандиозный план. И так до самого конца книги – Трюфелю приходится постоянно принимать личину других людей, предварительно избавившись от них. А затем договариваться с нужными людьми, используя все свои умения и актерский талант. Подговорить, направить куда надо, при этом блефовать по-крупному. Ну, и без перестрелок в нужный момент не обойдется. «Каратель Богов» получился довольно качественным и захватывающим романом. Концовка поставила хорошую точку в этой истории. Книга является, пожалуй, лучшей в серии, и понравится не только ее поклонникам. Но чтобы полностью вникнуть в историю, необходимо прочитать и первые четыре.

Автор: Дмитрий (DmGhost)


Создатели миров

14

Роберт Асприн цикл «МИФы» (АСТ, 1997 – 2011) Героическое фэнтези Аннотация Однажды в одном из средневековых измерений в далекой лесной глуши начинается эта история. В один краткий миг судьба связывает навсегда главных героев, оказавшихся в центре событий. Будущий самый сильный маг всех измерений Великий Скив именно в этот миг встречает своего Учителя, Ааза. Скив сможет все: выиграть войну с пятью воинами, заставить исчезнуть многотысячную армию, спасти Учителя из пасти дракона в измерении, населенном вампирами, сыграть в Драконий покер. Они очень разные и им предстоит по-настоящему познакомиться друг с другом, узнав о себе и других много неожиданного.

Содержание цикла 1. МИФические истории: Еще один великолепный МИФ (1978); МИФОтолкования (1980); МИФОуказания (1982); МИФфия невыполнима (2001); Удача или миф (1983); МИФические личности (1984); Маленький МИФОзаклад (1985); Корпорация МИФ — связующее звено (1986); МИФОнаименования и извергения (1987); Корпорация МИФ в действии (1990); Сладостный МИФ, или МИФтерия жизни (1993); Нечто оМИФигенное (2002) 2. МИФческие приключения (соавтор: Джоди Линн Най): МИФОнебылицы (2007); Тушите свет (2003) [предисловие]; МИФФ Конгениальность (2003); МИФОинструкция (2003); МИФОавантюристки (2004); МИФОпросчет (2003); МИФОсуженый (2003) Наш отзыв Ну вот что, спросите вы, что в этом цикле мифического, кроме названия, да проброшенной в одном из знаменитых эпиграфов фразы: «Вы впутали меня в еще один великолепный миф!»? Можно отшутиться (а говорить с серьезной миной о чертовски юморной серии и впрямь смешно), что цикл уже сам по себе стал мифом, эталоном даже для тех, кто его не читал. А можно и ��одумать слегка.


Создатели миров

15

И вот если подумать, любопытная вырисовывается картинка, в рамках которой даже постепенное превращение цикла в своеобразный учебник по корпоративной этике выглядит закономерным. Дело в том, что Скив и компания чем дальше, тем больше вынуждены иметь дело именно с мифом – с мифом о Скиве, Великом и Ужасном. Бороться с ним, подстраиваться под него, мириться с ним или пытаться его изменить. Миф создается (вроде бы и сам по себе, без малейшего желания его создателей) усилиями постепенно разрастающейся команды, но «великие и ужасные» деяния приписываются именно Скиву. Именно он оказывается «лицом» как собственно мифа, так и создающей его команды. А быть ходячим мифом – оно ой, как неудобно! Тем паче, что взрослеющий Скив таковым себя не ощущает, пытается жить, как живется, и разбираться в такой непростой магии и таких непростых взаимоотношениях между своими друзьями (кстати, если кто не заметил, взаимоотношения в цикле, пожалуй, «главнее», чем собственно магия) – и тут бац! – снова вырастает на пути этот проклятущий миф. И снова всей команде приходится его – хочешь не хочешь – подтверждать, потому что иначе… В результате миф разрастается, крепнет и возвращается бумерангом. И его снова приходится подтверждать. У кого другого это выглядело бы дурной бесконечностью, – но у Асприна оно превращается в повод для остроумной сюжетной игры. К «мифичности» цикла можно добавить и то, что знаменитые «цитаты»-эпиграфы в начале глав принадлежат сплошь и рядом личностям мифическим, – а таковыми могут быть, как мы убедились на примере Скива, и вполне реальные персонажи. Другое дело, что современная американская мифология, может быть, не всегда и понятна без словаря, но так ли это, в конце концов, важно? Ведь главное, как говорила мифическая Мария-Антуанетта у Асприна – не терять головы. А в общем, одно из главных достоинств асприновского цикла в том, что можно не забивать себе голову, отыскивая мифологические сопряжения и соответствия, а просто и без затей впутаться в этот великолепный миф. И получить от этого массу удовольствия.

Автор: Михаил Сухоросов (Михсух)


Создатели миров

16

Дэн Абнетт цикл «Инквизитор Эйзенхорн» (Азбука, 2005 - 2008) Фантастика, космоопера Аннотация Цикл расскажет о бесстрашном человеке, работающем в самом жутком ведомстве Империума. Об Инквизиторе Эйзенхорне... Трепещите враги Империума! Содержание цикла 1. Инквизитор. Ордо Ксенос (2001) 2. Боевые потери (2001) 3. Инквизитор. Ордо Маллеус (2001) 4. Фон за дополнительную крону (2002) 5. Инквизитор. Ордо Еретикус (2002) Наш отзыв Не зря мне советовали начать знакомство с вселенной Вархаммера именно с этого цикла. Придуманная автором картина далекого будущего может поразить любого, так как представить подобное развитие человеческого общества практически невозможно. Тысячи планетарных систем и миров колонизированы людьми, для миллиардов землян новым домом стали чужие планеты, на которых выросли целые поколения жителей. Воспоминания о далекой Терре остались только в сказках. Сверхтехнологичный мир, напичканный разнообразными электронными устройствами. Огромные космические корабли, преодолевающие любые расстояния и выдерживающие самые тяжелые условия. Немыслимое количество самого разного вооружения - от атомного до плазменного, диапазон использования настолько широк, что у самого обычного космического десантника есть несколько видов разных приспособлений для убийства. Продолжительность жизни увеличена в несколько раз, любой человек может внести в свой организм механические или кибернетические усовершенствования, травмы и неизлечимые болезни остались в далеком прошлом. Казалось бы, в этом мире нет места чему-то непонятному или необъяснимому, но не все так просто. Для поисков и борьбы со всем необычным в Империуме есть особая организация Инквизиция. Неограниченные полномочия, колоссальная поддержка на всех уровнях, право выносить любые приговоры и приводить их в исполнение, лучшие умы и самые умелые солдаты, неподсудность и неподотчетность никому, все это сосредоточено в одних руках и сделано с одной целью. Главная задача Инквизиции - борьба с любыми проявлениями ереси, колдовства, с демонами и ксеносами, с запретными культами и орденами, заговорами против Бога-Императора. Об одном из скромных работников этой организации и пойдет речь в трилогии Дэна Абнетта "Инквизитор". Грегор Эйзенхорн - образец инквизитора. Он непримирим с врагами, безжалостен, умен и предан своему делу. На его счету сотни схваченных еретиков, десятки удачных операций. Так как выявление заговоров требует проведения расследования, то совсем не удивительно, что Абнетт


Создатели миров

17

построил свой сюжет в форме детектива. Чтобы найти ответы на все вопросы, необходимо вместе с Эйзенхорном шаг за шагом продвигаться в погоне за преступниками. Не скажу, что загадки слишком сложные, но отметить мастерство автора в придумывании различных головоломок стоит. Персонажей в этом цикле предостаточно. Как мне кажется, описание каждого героя у Абнетта не получилось. Он всем уделяет немного внимания, пренебрегая подробными описаниями. Автор делает упор на раскрытие боевых качеств, на основную специализацию необходимого персонажа, но за всем этим забывает объяснить, что движет и чем руководствуется его герой. Цикл Дэна Абнетта "Инквизитор" - один из лучших представителей жанра боевой фантастики. Множество сражений, запоминающиеся персонажи, разнообразные планеты и миры. Плюс к этому читателя ожидает интрига, лихо закрученный сюжет и по-настоящему интересная концовка.

Автор: Дмитрий Пащенко (dimon1979)

Генри Лайон Олди «Герой должен быть один» (Эксмо, 2011) Мифологическое фэнтези Аннотация У лавагета Фив Амфитриона рождаются два сына-близнеца, которые проживут одну жизнь на двоих и останутся в легендах под именем, которым отец не называл ни одного из них — Геракл. Потому что боги решили: ГЕРОЙ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОДИН... В этом совершенно реалистическом по духу романе читателя ждут встречи с богами и героями древнегреческого эпоса. В эпоху Геракла в Греции разворачивается тайное противоборство между приверженцами богов Олимпа и адептами Тартара. И уже не боги вмешиваются в дела смертных, а смертные ставят под угрозу существование самих богов... Наш отзыв Казалось бы, интерпретаций мифа о Геракле – бесчисленное множество, от дедушки Куна и не дошедшего нас жизнеописания Плутарха до Дюрренматта и голливудских сатиров и фавнов с модными прическами. Ну что может изменить еще одна? Оказывается, многое. Для начала – перенести нас внутрь, в пространство мифа, то есть в естественную среду обитания таких вроде бы привычных и вечно загадочных персонажей знакомой с детства истории. Мифология для героев Олди – и не мифология вовсе, а данность. Реальность, с которой надо считаться, до которой можно дотронуться, вот только руку протянуть – только рискуешь при этом, что протянутую руку может просто оторвать. «Разборки» внутри Семьи с Олимпа отличаются от интриг вокруг трона в каком-нибудь захудалом царстве смертных разве что масштабом да чуть большей изощренностью, тем более что бессмертным олимпийцам по определению недоступно такое простое человеческое качество, как самопожертвование. И именно


Создатели миров

18

эта невозможность – только жертвовать другими и принимать жертвы – развращает похлеще пресловутой «абсолютной власти». Неспроста ведь столь тонка в романе грань между чудом и чудищем, между Афиной и Горгоной, между Семьей на Олимпе и Падшими в Тартаре. Дурную шутку играет с богами замкнутость в своем Я, пусть даже неотделимом от мира и многогранном. Но – к счастью для нас, читателей – «пространство мифа» у Олди населено еще и людьми. И герой, вопреки заглавию, не один. И даже не один в двух лицах. Алкид и Ификл окружены такими же смертными людьми, без которых их становление было бы невозможно, а существование – бессмысленно. А смертные – они разные. Одни, Одержимые, пробиваются в боги. Другие – просто живут, жрут, пьют, любят, делят власть, богатство и почести. А третьи – третьи как раз жертвуют собой, как отец близнецов Амфитрион-лавагет. И даже непутевому богу Гермию-Пустышке удается обрести толику этой жертвенности, читай, человечности – только для этого ему сначала приходится почувствовать себя смертным и уязвимым. В итоге, кажется, восторжествовала как раз «олимпийская» концепция, озвученная в заглавии: все, кому надо (а кому надо?) уверовали в то, что герой был – как и должно – один, истинная версия и глубинная подоплека событий остались достоянием немногих уцелевших очевидцев, которые уж точно будут молчать… Но странным образом эта победа оборачивается чуть ли не самым сокрушительным поражением, триумф – самоизоляцией (Гермес на последнюю встречу с Амфитрионом прибывает прямо-таки шпионским манером)… И печально звучат в финале размышления Старшего-Аида о том, что смертные, глядишь, и поймут, что бессмертные им не так уж нужны. Печально для богов, да и для нас, смертных, невесело. При всей глубине – «Герой», пожалуй, самая легко написанная книга из всего ахейского цикла. Пафос (в лучшем смысле этого слова) и искрометный юмор уживаются на страницах удивительно органично – короче говоря, книга захватывает. Захватывает даже тогда, когда перечитываешь ее не в первый раз.

Автор: Михаил Сухоросов (Михсух)

Дэвид Эддингс цикл «Рыцарь Спархок» (Эксмо, 2003) Эпическое фэнтези Аннотация Две трилогии Дэвида Эддингса в жанре эпической фэнтези, «Эления» и «Тамули», объединенные одним героем - Спархоком, рыцарем ордена Пандиона. Серия представляет собой приключенческий роман в условно-реалистичном средневековье, часто с ироническим уклоном. Героям предстоит не только преодолеть многие опасности, но и сплести остроумные интриги, чтобы защитить свое королевство, Элению, от сверхъестественной опасности в виде падших богов и их тайных служителей.


Создатели миров

19

Содержание цикла  Хроники Элении 1. Алмазный трон (1989) 2. Рубиновый рыцарь (1990) 3. Сапфирная роза (1991)  Тамул 1. Огненные купола (1992) 2. Сияющая цитадель (1993) 3. Потаенный город (1994) Наш отзыв

Герои и боги… Две трилогии цикла «Рыцарь Спархок» представляют собой два квеста. И если первый вполне себе классический - небольшая команда бойцов сначала идёт за артефактом, потом транспортирует его, потом идёт убивать бога (последнее - фирменная фишка Эддингса - его герои всегда мочат какого-нибудь бога ), то второй начинает с первых строк становиться эпическим сначала в поход отправляется весьма нехилый отряд рыцарей, а ко второй части в движение приходят все рыцарские ордена (150 000 человек, если мне память не изменяет), все тролли и все атаны. И это только одна сторона! Но самое интересное в книгах Эддингса то, что, несмотря на всю атрибутику и кучу битв, книги вовсе не о боях и приключениях. На первом плане отношения героев. Надо сказать весьма необычные - тут и воры, развлекающие королеву простонародным языком (это в перерывах между шпионско-диверсионной деятельностью), и церковно-орденские рыцари, спорящие и дружащие как между представителями разных орденов, так и с троллями, первосвященниками других богов, ведущими весьма вольные теологические споры - как со своими первосвященниками, так и с чужими, а также с самими богами (!!).


Создатели миров

20

Боги - вот что отличает произведения Эддингса от множества других фэнтезийных творений. В отличие от многих у Эддингса боги - это не просто мощный источник сил и недосягаемые игроки судьбами людей. В цикле боги непосредственно участвуют на равных во всех разборках. И в данных книгах представлен целый букет божеств всех калибров и расцветок. Эддингс собрал почти все наиболее известные религии и народы и очень точно их прописал, не забыв упомянуть некоторые недостатки. По этим недостаткам многих и вычисляешь, уж больно хорошо прописано. Варианты богов просто потрясают, а их взаимоотношения с людьми и между собой доставляют множество приятных минут при прочтении. Есть замкнутые боги, нелюдимые, злые, глупые, воинственные, сварливые, беспечные, хитрые, заботливые - всякие. И все они борются за власть над душами людей, где напрямую, где подковёрно. Но конечно всех затмевает один из центральных персонажей - Богиня-Дитя Афраэль, она же Флейта, она же... дочь главного героя. Нет, Спархок - не божество (всего лишь Анакха - человек без судьбы, убийца богов, принц консорт, врио магистра ордена Пандеонцев и многое другое), просто пронырливая богиня решила присмотреть за этой грозной силой, и в очередной раз родилась его дочерью. И вот здесь полностью расцветает неповторимый юмор Эддингса - папа богини весьма строгих нравов и постоянно обламывает дочку, то китёнка не даёт завести, то вербовке новых адептов мешает, то запрещает опылять клубнику феями, то ещё чего придумает. Ну и другие боги не дают скучать читателю. Чего стоит только вот такой теологический спор:

«Атана Марис стояла рядом с Бергстеном и Гельдэном, и лицо у нее было озабоченное. – В чем дело, атана? – спросил Гельдэн. – Я, кажется, чего-то не понимаю, Гельдэн-рыцарь, – отозвалась она, с усилием переводя свои мысли на эленийский язык. – Этот Сетрас – бог? – Да, стирикский бог. – Если он бог, как же он мог заблудиться? – Этого мы не знаем, атана Марис. – Вот этого я и не понимаю. Если бы Сетрас-бог был человеком, я сказала бы, что он глупый. Но он бог, значит, он не может быть глупым, верно? – Тебе бы лучше обсудить это с его светлостью, – дипломатично ответил Гельдэн. – Я всего лишь солдат. Это он у нас – знаток теологии. – Спасибо, Гельдэн, – ровным голосом поблагодарил Бергстен.


Создатели миров

21

– Если он глуп, Бергстен-священник, как мы можем быть уверены, что он привел нас куда надо? – Мы должны положиться на Афраэль, атана. Сетрас может путаться в таких вещах, но Афраэль не запутается, а она говорила с ним. – Медленно, – добавил Гельдэн, – и простыми короткими словами. – Это возможно, Бергстен-священник? – не отступала Марис. – Бог может быть глупым? Бергстен беспомощно взглянул на нее. – Наш Бог не глуп, – уклончиво ответил он, – и ваш тоже. – Ты не ответил на мой вопрос, Бергстен. – Ты права, атана, – согласился он. – Не ответил – и не собираюсь отвечать. Если тебя это так интересует, то, когда все закончится, я доставлю тебя в Чиреллос, и ты сможешь задать тот же вопрос Долманту. – Смело сказано, лорд Бергстен, – пробормотал Гельдэн. – Заткнись, Гельдэн. – Слушаюсь, ваша светлость.» Ну как можно не влюбиться в эту книгу после такого?  А битвы - битвы тут есть, как же без них, раз уж столько войск нагнали. Только вот читатель живёт не от битвы к битве в этой книге, а от диалога к диалогу - что скажет магистр ордена первосвященику чужой религии, учитывая их нежные чувства? Что скажет принц-консорт своей хитроумной молодой жене? Кого на этот раз обманет Богиня-Дитя? Как пройдёт беседа Троллейбогов с посланниками-рыцарями? Пересечение и конфликты культур, точки возгорания конфликтов, способы тушения и низведения - вот основная тема трилогий. Ну и борьба со Злом. Только в отличие от многих в "Рыцаре Спархоке" со злом бьются коллективно - и люди разных религий и их боги. Не без трений и конфликтов, но в целом достаточно дружной командой. Шикарный цикл для постоянного перечитывания, для философских раздумий и для придания хорошего настроения.

Автор: Андрей Иванов (Курок)

Румико Такахаси «Инуяша» (Shogakukan, 1996 – 2008) Манга, фэнтези, приключения Аннотация Обычная школьница Кагомэ через дедушкин колодец провалилась в глубокое прошлое, в период, когда в Японии буйствовали всевозможные демоны. Там девочка наткнулась на полудемона Инуяшу, который охотится за волшебным Камнем Четырёх Душ, который увеличивает силу демонов. Да вот беда, Камень оказался разбит, а осколки рассеяны по всей стране. Теперь Кагомэ на пару с Инуяшей должны собрать осколки, ведь даже мельчайший кусочек волшебного Камня способен натворить бед в лапах демонов.


Создатели миров

22

Наш отзыв Стандартная история с лёгкой руки талантливой Румико Такахаси превратилась в яркий образец и едва ли не эталон жанра сёнэн. Тут есть все составляющие успеха: команда симпатичных, живых героев, коварный злодей (для пущей убедительности их даже два), разнообразные приключения, юмор, а главное – убедительная цель, к которой стремятся персонажи. Целей, кстати, тоже две. Это и охота за осколками Камня (которые, словно мёд, притягивают разномастных демонов), и противостояние могущественному колдуну Нараку, который тоже не прочь захватить Камень Четырёх Душ. Не обошлось и без романтической линии между Кагомэ и Инуяшей. За команду героев играют: Кагомэ – типичная школьница, по совместительству – реинкарнация служительницы храма Кикё, первой владелицы Камня Четырёх Душ. Именно от Кикё Кагомэ передалась частичка магических сил (например, способность чувствовать осколки Камня). Инуяша – сын демона и человеческой женщины, потому оказавшийся слабее некоторых своих сородичей. Из-за этого Инуяша и стремился найти Камень. Сиппо – маленький демон-лис, который охотился за осколками Камня, чтобы стать сильнее и отомстить за гибель отца. Именно малыш становится причиной львиной доли шуток и смешных эпизодов, веселя и друзей, и читателя. Мироку – странствующий монах с повадками развратника. В его руке находится чёрная дыра, проклятье, доставшееся ему по наследству от деда. В чёрную дыру Мироку может засасывать демонов, но рано или поздно проклятье поглотит его самого. И наложил это проклятье именно колдун Нараку. Санго – воительница из клана истребителей демонов. Всю её семью и друзей уничтожила орда демонов, насланная Нараку. За злодеев выступает Нараку и несколько созданных им «порождений»: могущественных созданий, выполняющих его приказы. Вы думаете – всё, расклад завершён? Ан нет, в мире Инуяши так просто ничего не бывает. Во-первых, за Инуяшей охотится его сводный брат-демон Сэссёмару. Точнее, не за самим Инуяшей, а за волшебным мечом, который достался тому от их общего отца. Учитывая настойчивость Сэссёмару и его ненависть к Инуяше, их столкновения без кровопролития не обходятся. Во-вторых, против Нараку сражается и Кога – лидер племени людей-волков. Кога влюблён в Кагомэ, потому его можно зачислить в союзники героев. Вот только он постоянно цапается с Инуяшей. В-третьих, большинство порождений Нараку оказалось, что называется, «с норовом». Обретя собственную волю, они не слишком-то рады подчиняться приказам «создателя», вот и пытаются добиться ещё и свободы. Вердикт: Интересный и захватывающий сериал, на голову выше большинства «собратьев по жанру». Рекомендуется всем любителям приключений. Личная оценка 8/10.

Автор: Олег Дудин (Oleg-D)


Создатели миров

23

Кино-файлы Рекомендуем к просмотру Хотя с самого начала в нашем разделе «Кино-файлы» планировалось выкладывать отзывы на новые фильмы и киноленты, ставшие для зрителей ретро-файлами, но как-то так получилось, что нашлось немало почитателей кино-продукции, жаждущих поделиться своими мнениями о картинах, которые не оставили их равнодушными. Так как эти картины не вписываются в ретро и не совсем попадают в категорию новинок, то мы приняли решение специально для такого случая открыть новый подраздел. Здесь мы будем знакомить вас с отзывами наших друзей на фильмы прошлых лет и месяцев. А смотреть их или нет - вы сможете ориентироваться по этим отзывам. Ведь новый раздел так и называется «Рекомендую…» (смотреть или не смотреть - почти по Гамлету).

Крабат. Ученик колдуна (Германия, 2008) Фэнтези, триллер, драма Сюжет Германия XVII-го столетия. 30-летняя война и чума сделали 13-летнего мальчика по имени Крабат сиротой. В поисках крова и еды, он таинственным образом попадает на мельницу, где становится учеником ее хозяина. Вскоре Крабат узнает, что мельница - школа черной магии и плата за уроки Мастера высока… Режиссер: Марко Кройцпайнтнер В ролях: Дэвид Кросс, Даниэль Брюль, Кристиан Редль, Роберт Штадлобер, Паула Каленберг, Ханно Коффлер, Анна Тальбах, Чарли Хюбнер, Мориц Гроув, Том Влашиха Наш отзыв Сказку Пройслера я прочитала много лет назад. Она меня просто поразила. Творение немецкого писателя было не похоже ни на одну детскую сказку. Да и вряд ли ее можно отнести к сугубо детским произведениям. Самое поразительное то, что этим же автором были написаны и другие сказки: «Маленькая баба Яга», «Маленькое приведение» и «Маленький водяной», которые читала моя дочка. И которые были наполнены добром и теплом дружбы маленьких мифических существ и людей. И вот «Крабат, или Легенды старой мельницы».


Создатели миров

24

Зима. Рождественские праздники, но детям, бредущим сквозь пургу не до Рождества. Точнее, они его воспринимают не как праздник, а как возможность выпросить еды. И в одну из ночей не спящий от голода Крабат услышал зов.

Дальше все по сюжету сказки. Немного урезанной, правда. Работа на Мельнице, желание стать великим колдуном, знакомство с Тондо, Юро, другими ребятами. А также встреча с Канторкой (Певуньей в книге). Встреча, которая многое изменила в жизни Крабата и не только в его судьбе. Фильм не так уж и плох. Красоты предгорий, превращение Крабата в ворона, его зрелищный полет над деревней, красивая развязка. «Колдовство бессильно против любви»… Вот только мне не хватило в фильме атмосферы книги и мультфильма, снятого еще в 1977 году. Остались только мелкими мазками характеры других подмастерий, не раскрыты многие ключевые точки книги. И не помешало бы немного усилить мистическую составляющую фильма. Осталась за кадром и схватка Тондо с Мастером, и пожар в деревне, да и сам Мастер не вызывает страха, а скорее, напоминает усталого старика, ждущего смерти. А ведь по замыслу автора он должен вызывать страх. Вот мультфильм отвечает всем этим требования. Хоть и снят он в простой манере и не блещет красочными кадрами, но в нем присутствует именно мистика, которая пронизала всю книгу и которая, помнится, не давала мне спокойно спать несколько ночей. Хочется отметить игру Ханно Коффлера, сыгравшего Юро. И симпатичную мордашку Паулы Каленберг, сыгравшей Певунью. А вообще, для второй экранизации Крабата все не так уж и плохо. 8 из 10. За воспоминания детства.

Автор: Татьяна Медведева (tanyaversal)


Создатели миров

25

Война Богов: Бессмертные (США, 2011) Фэнтези, боевик, драма Сюжет Фильм создан на основе переработки мифов древней Эллады. Бессмертный царь Гиперион желает с помощью легендарного лука Ареса пробудить титанов и низвергнуть богов, став владыкой мира. Помешать ему в этом может лишь отважный воин Тесей, которому берутся помогать сами боги, а также провидица Федра. Режиссер: Тарсем Синх В ролях: Микки Рурк, Генри Кавилл, Стивен Дорфф, Люк Эванс, Изабель Лукас, Келлан Латс, Фрида Пинто, Джон Хёрт Джозеф Морган, Марк Марголис Наш отзыв Очередная вариация на тему мифов Древней Греции. Очень своевольная, кровавая, мрачная, жестокая. Почти всё в этом фильме мне не понравилось. Боги - метросексуалы в смешных шапках. Абсолютно без характеров и лиц, непонятно толком - кто есть кто. Архитектура, убранство жилищ, костюмы - убогие и дешёвые. Вообще, создалось впечатление, что бюджет фильма маловат: всё очень схематично - это типа Олимп, это типа гора Тартара, это типа цунами и т.д. Тесей, главный герой, спаситель богов и мира вообще, хоть и не лишён привлекательности (да ведь в фильме вообще нет дефицита накачанных обнажённых торсов), но уж больно взбесил своей тупостью! Нашёл волшебный лук (так удачно чуть ли не у него во дворе запрятанный), но тут же его как-то незаметно и благополучно прощёлкал. Потом зачем-то лишил девственности, а, следовательно, и возможности предвидеть пророчицу. Она, кстати, действительно симпатичная. Но ведь не время было! Не, как-то не тянет Тесей на великого вождя. Дальше. Я что-то запуталась: вроде титанов было двенадцать - шесть братьев, шесть сестёр, - но в фильме их гораздо больше. Ладно, пусть их было больше, может они там переженились все в своей клетке, а может мне привиделось, не суть. Но вы посмотрите, как они выглядят! Это ж не титаны, это убожество какое-то! Внешне напоминают гнилую нежить, скачут, как умалишённые. А где их сила титаническая и всё такое? На титанов в этой картине смотреть грустно совсем! Ну и последнее. Почему фильм называется «Битва богов», если самих богов в фильме очень мало, а их битва занимает от силы минут пятнадцать в самом конце? В общем, картина не впечатлила. Но коли выдастся свободный вечерок и будет желание посмотреть боевичок фэнтезийный - сойдёт. Если закрыть глаза на недочёты сценария, безвкусных богов и отвратительные диалоги, то можно отметить некоторые красивые сцены, много экшена. Думаю, лучше это кино смотреть в трёхмерном формате.

Автор: Светлана Соколова (Кира)


Создатели миров

26

Атлантида: конец мира, рождение легенды (США, Германия, Франция, Великобритания, ЮАР, 2011) Мифы, фэнтези, драма Сюжет Фильм о самом страшном стихийном бедствии античного мира, породившем миф об Атлантиде. В его создании принимали участие известные ученые – историки и археологи. Они помогли воссоздать и впервые представить на экране экзотический мир минойцев – народа мореплавателей с высокоразвитой и сложной системой религиозного культа и богатыми торговыми традициями. Художественно-документальный фильм. Режиссер: Тони Митчел В ролях: Стефани Леонидас, Рис Ричи, Лэнгли Кирквуд, Айседора Вервей, Натали Бекер, Тони Капрари, Инге Бекманн, Дилан Эди, Вейн Харрисон Наш отзыв Атлантида – миф или прошлое? Для ВВС - создателя фильма - ответ очевиден: их рассказ о случившейся катастрофе сопровождается подробными научными фактами и объяснениями процессов, приведших к исчезновению острова с лица Земли, подкрепляется снимками археологических раскопок, проведённых в Средиземном море. У Жака Ива Кусто есть сюжет об острове Санторини, который, как он полагал, и есть погибшая Атлантида. Ту же версию излагает и ВВС. В фильме подробно описывается жизнь цивилизации минойцев - высокоразвитого народа мореплавателей: их обычаи, быт, нравы. Скрупулёзно объясняются процессы, происходившие в природе, ставшие началом конца этой цивилизации. На фоне документального изложения хода случившейся в далёком прошлом планеты катастрофы, развивается интересный сюжет. Герои фильма - молодые люди, волею своих родителей, торговых партнёров, ставшие мужем и женой, не успев даже познакомиться друг с другом. Всего лишь сутки было суждено провести вместе молодым минойцам. Ибо начало их отношений совпало с началом гибели острова. Художественная часть очень понравилась, вызвала эмоции. И даже несколько театральная история любви пришлась по вкусу и по сердцу - так искренне и чувственно выглядит игра актёров. В общем, фильм снят на высоком уровне, красиво и захватывающе, что неудивительно - это ж ВВС. Любителям квазиисторических фильмов должно понравиться.

Автор: Светлана Соколова (Кира)


Создатели миров

27

Аниме Если вы хотите узнать о Наруто и его приключениях на пути к достижению высокой цели, познакомиться с Ичиго и поучаствовать в боях с непредсказуемыми противниками, увидеть в развалинах старого города белого волка и узнать цель его скитаний, спасти родителей, при этом приобрести друзей и не потерять себя, если вам по нраву приключения неугомонного Кота в сапогах, если вы не против раскрыть тайну летающего или бродячего замка, если вы знаете на память не менее тридцати названий покемонов (О, великий Пикачу!), значит, вы знаете, что означает понятие «аниме»… И вам – сюда, в раздел нашего журнала. Где мы будем делиться мнениями и раскрывать тайны этого искусства, захватившего умы огромной части человечества.

Камичу! Богиня-школьница (Япония, 2005) Сериал, мистика, фэнтези, комедия Сюжет Скромная и застенчивая школьница Юриэ вдруг обнаружила, что стала обладательницей божественной силы. С помощью подруг Мацури и Мицуэ ей предстоит помогать ближним, участвовать в делах сообщества богов и найти своё призвание в качестве богини. Начинается всё с того, что в школе на большой перемене (прямо над коробочкой с завтраком) Юрия Хитоцубаси сообщает своей подруге, что стала богиней. Как, почему, какого чёрта - кто это может знать? Да и не в том сейчас дело: стала, и всё тут. Интересно, что дальше-то будет? На счастье Юрии к ней немедля подсаживается ее одноклассница Мацури Сайгуса (она живет при храме и в богах разбирается, как никто другой). Главное, говорит Мацури, теперь выяснить, какая именно богиня Юрия. А пока она будет с этим определяться, нужно, не мешкая, заняться исполнением просьб верующих. Еще следует оградить родной город от всяческих напастей - этим ведь все местечковые боги занимаются, верно?.. Словом, дел невпроворот, и на учебу времени почти не остается. Режиссёр: Кодзи Масунари Наш отзыв Даже получив такие невероятные способности, Юриэ так и осталась наивной, робкой и доброй. Подруги организовали «пункт исполнения желаний» - и к Юриэ потянулась очередь одноклассников. И всем она искренне старается помочь. Среди её клиентов побывали и премьерминистр, и марсианка, и даже местный бог бедности, которому Юриэ нашла приют. А ведь Юриэ нужно ещё и учиться (успеваемость у неё оставляет желать лучшего), и посещать собрания богов. Ещё Юриэ влюблена в одноклассника, но рядом с ним только и может, что краснеть и заикаться. Нелегка жизнь у новоиспечённой богини.


Создатели миров

28

Сериал состоит из череды приключений Юриэ и её подруг - в родном городе и в мире богов. Но приключения, пожалуй, слишком громко сказано - это просто жизненные случаи. Сериал размеренный и неторопливый. Романтическая линия развивается так же неспешно, зато каждая серия наполнена мягким юмором. Авторы ведь всего лишь стремились показать, как сложится жизнь обычной девочки, на которую свалится такое «чудо». Вердикт: Если вы хотите «экшена» и головокружительных приключений - этот сериал не для вас. Зато ценителей необычных и добрых историй - милости просим.

Автор: Олег Дудин (Oleg-D)

ТораДора! Тигр и дракон (Япония, 2008) Сериал, фэнтези, романтика, комедия Сюжет Рюдзи Такасу обладает жутким взглядом (наследство папаши-гангстера), из-за чего большинство одноклассников его избегает. Айсака Тайга по прозвищу «Карманный тигр» хоть и выглядит на метр с кепкой, зато поколотить может любого. Эта колоритная парочка заключила договор, по которому они обязались помочь друг другу в любви. Дело в том, что Рюдзи влюблён в лучшую подругу Тайги - Минори, а Тайга неровно дышит к лучшему другу Рюдзи - Юсаку. Режиссёр: Тацуюки Нагаи Наш отзыв Рюдзи на самом деле сущий добряк. Он хорошо готовит и шьёт, заботится о матери (которая по характеру настоящий ребёнок). Увы, оказавшись рядом с Минори, Рюдзи теряет дар речи и впадает в ступор. Тайга хоть и обладает взрывным и вредным характером, по существу, очень одинока: богатый отец выделил ей квартиру, снабжает деньгами, а сам колесит от одной женщины к другой. Тайга влюблена в Юсаку, но с трудом может выдавить из себя «п-п-п-п-п-привет» при встрече. Заключив договор, Рюдзи и Тайга проводят вместе много времени (Тайга попросту «столуется» у Рюдзи). Раз за разом они пытаются устроить личную жизнь друг другу. Увы, Тайга получает отказ от Юсаку, а Минори демонстративно избегает Рюдзи. Отношения у «Тигра» и «Дракона» из чисто деловых переходят в дружеские, а дальше… Дальше приходят чувства, которым предстоит преодолеть множество испытаний на крепость. Все герои истории получились невероятно живыми, их чувствам искренне сопереживаешь и веришь. Сам сериал снят отлично: смотрится буквально на одном дыхании, лирические моменты гармонично переплетаются с повседневной жизнью и юмором. А ещё у аниме потрясающая атмосфера, в которую погружаешься с каждой серией, и на душе становится очень тепло и немного грустно. Вердикт: Без преувеличения одна из лучших историй о любви в аниме последних лет. Если вы Автор: Олег Дудин (Oleg-D) верите в любовь - просмотр обязателен. Личная оценка: 9/10.


Создатели миров

29

Статьи У многих пользователей нашего сайта есть материалы, с которыми они хотели бы познакомить окружающих. У кого-то это впечатления о прочитанной когда-то книге и ассоциации, которые она вызвала. У некоторых – новый, придуманный на досуге, мир. Яркий и сказочный или мрачный и жестокий. Кто-то из нас хочет поделиться информацией о мифах, легендах, героях. У кого-то залежалась в загашнике тщательно оберегаемая папочка с данными о летающих тарелках, инопланетянах, секретах Вселенной. Именно такой информацией мы и будем обмениваться в разделе «Статьи». А ключом, открывающим его, будет ваша неуемная любознательность.

О правильных врагах - 2 Если говорить о соотношении сил главного героя и его врага, то нужно учитывать, что во многих книгах (особенно в жанре фэнтези, хотя и не только) герой активно развивается, а еще точнее – прокачивается, то есть его развитие гораздо быстрее линейного. Эта традиция, как и само слово «прокачка», происходит из игр жанра RPG, так как в реальной жизни развитие быстрее линейного обычно может продолжаться лишь достаточно ограниченное время. Но многим читателям такой подход, по всей видимости, нравится, и он уже успел стать привычным. Нужно отметить, что враг при этом либо не развивается вообще, либо развивается заметно медленнее ГГ. По крайней мере, я затрудняюсь назвать книгу, в которой враг прокачивался бы так же быстро, как и герой. Возможно, это связано с традициями RPG, где враги являются просто частью декораций и их поступки обычно не требуют какого-либо объяснения (практически как в сказке), а возможно, с тем, что авторы просто не видят необходимости прокачивать врага, ведь тогда простой алгоритм «прокачался - победил» уже не будет работать. В любом случае, данная закономерность имеет место в очень многих произведениях. Отсюда следует вывод - если ГГ прокачивается, а враг нет, то полезность врага явно ограничена, ведь с какого-то момента он просто перестанет адекватно справляться со своей основной функцией. Особенно это актуально для циклов. Так что тут автору остается правильно определить момент, когда враг перестает выглядеть убедительно, и найти ему подходящую замену. Появление нового врага может как быть прямым следствием победы над старым, так и мотивировано автором совсем другим способом. Главное, чтобы такое объяснение было, ведь этим и отличается книга от компьютерной игры. Возьмем для примера цикл М. Князева «Полный набор». В первой книге место главного врага прочно заняли сликовники. В этом качестве они выглядели достаточно убедительно - хотя по отдельности герой с компанией с ними успешно справляются


Создатели миров

30

(спасибо специализированной вундервафле, любезно предоставленной Автором), но давалось понять, что сликовники являются мощной и разветвленной организацией, обладающей немалыми ресурсами. Так что в первых двух книгах в качестве главного врага они смотрелись вполне нормально, а замедленная реакция может быть объяснена тем, что это характерно для всех достаточно крупных структур, а также ограничениями связи и транспорта в описываемом мире. В начале третьей книги сликовники очень по-серьезному напали на ГГ с женами, и для того, чтобы они смогли выкрутиться, Автор обеспечил их на этот раз совсем уж настоящей вундервафлей. В четвертой же книге сликовники в роли главного врага выглядят совершенно неубедительно, что закончилось для них весьма печально - ибо, зачем они тогда нужны в цикле, если уже не могут справиться со своей работой? В пятой книге роль главного врага играет прилетевший завоевывать планету дракон (вот наивный!). Закончилось это для него печально (хотя и закономерно) - он умер. В шестой книге в качестве главного врага попробовала выступить Казгардская империя. В результате в этой самой империи неправильный император (нашел с кем воевать!) был заменен на правильного. Впрочем, сама империя от такой замены вряд ли сильно пострадала, там вообще смена династий - вещь вполне привычная. В седьмой книге пока что главного врага нет, есть сверхсазадача. Другой показательный пример - цикл А. Ясинского «Ник». Если в первых книгах у ГГ было несколько врагов (светлые эльфы, а еще преступники, похитившие маленькую девочку), то потом, насколько могу судить, главным врагом стали эмиссары богов - герой так активно прокачивался, что старые враги, включая в том числе и поссорившегося с ГГ правителя гномов, уже не соответствовали ему по уровню. Кстати, даже если в произведении нет прокачки ГГ в явном виде, то все равно, возможно, имеет смысл делать каждого следующего врага сильнее предыдущего, потому что опыт (не в смысле экспа) героя растет, и победа над ��лишком слабым врагом может не показаться читателям особо интересной. Но в любом случае простор при разработке противников героя большой, так что авторам остается пожелать лишь успехов в создании интересных и полезных врагов.

Автор: Михаил Федотов (mif)


Создатели миров

31

Миф умер, да здравствует?... Как-то уже традиционно сложилось, что говоря о мифологии в фантастике, подразумевают, прежде всего, фэнтези. Нет, я не о попытках «рационального истолкования» – их-то как раз было предостаточно, включая весьма удачные и остроумные. Но такие произведения неизбежно рассматривают миф как некий литературный памятник давно ушедшего времени, как поэтическую интерпретацию неких реальных (ну, или якобы реальных) событий. Куда интереснее, на мой взгляд, было бы поговорить о мифе в его изначальном смысле, о мифе как некой цельной системе мировосприятия. Исходя из канонического определения – как о форме сознания. Как ни парадоксально, если к мифу прикрепили табличку «миф», стало быть, как собственно миф, как функциональный кодекс, обрисовывающий систему нравственных понятий, как свод представлений о мироустройстве он уже не существует. Сдан в архив. Тогда как миф живой и действующий – это всегда данность. Реальность, сомневаться в которой неприлично, да и небезопасно – даже если ты не поддерживаешь лежащие в его основе этические концепции. Для сурового бородатого викинга, принявшего крещение, старые боги с Одином во главе не делись никуда, и «не верить» в них – вовсе не означает отрицать их существование. Отказывать им в поклонении – да, бороться с ними – вполне вероятно (при том, что они могут отомстить весьма изобретательно), но сомневаться в том, что они есть?.. Если я отрицаю тигра, сидящего в зарослях, это не значит, что в следующий момент меня не сожрут. Нет, с фэнтези-то понятно, мифология там – хлеб насущный, особенно если брать классические образцы. «Властелин колец», к примеру, из нее просто соткан, хотя напрямую она там и не озвучивается, скорее незримо присутствует, составляя «воздух», сиречь, атмосферу книги. С научной фантастикой посложней. Хотя бы потому, что научный подход предполагает демифологизацию сознания – хотя, как по мне, это просто замена одних мифов другими. Но вездесущий миф пробрался и туда. И, надо сказать, оставил заметный след. В качестве примера упомяну две столь несхожие между собой (и в то же время имеющие немало общего) книги, как «Дюна» Ф. Херберта и «Пересечение Эйнштейна» С. Дилэни, хотя ни ту, ни другую, вроде бы, к «твердой» НФ не отнесешь при всем желании. Сходство, в общем-то, уже в том, что четкому жанровому определению обе вещи противятся… И при этом – на мифологию плотно завязаны обе. Фрэнк Херберт здание «мифологических данностей», вырастающее вокруг Пола Атридеса, возводит, что называется, с фундамента (хотя и использует, в общем, знакомые «кирпичи»). Но миф Квизатца Хедераха – миф выращенный («миссионерия протектива»!), миф, густо замешанный вокруг генетического суперпроекта, и, по сути дела, имеет вполне «человеческие», рукотворные корни. Несмотря на это, он оказывается в итоге сильней своих создательниц, Бене Гессерит, и устами Пола-Муаддиба диктует им свою волю. С вполне злободневными политическими реалиями тесно переплетена тема Рока-Фатума – для Пола это неизбежность


Создатели миров

32

джихада, да и герцог Лето встречает свой Рок (в лице Харконненов) как подобает античному герою. Миф у Херберта – коварен. Даже проект превращения Арраки в цветущий сад (и снова мы видим краем глаза рукотворные корни мифа!) имеет вполне завораживающую темную сторону – вспомним водяные ритуалы Свободных! Миф рукотворный не позволяет различать добро и зло, даже на уровне «кто есть кто»: они то и дело меняются местами, да и фраза Пола: «На самом деле мы – Харконнены» (а Харконнены-то как раз выступают как безусловное воплощение Зла) заставляет всерьез задуматься. В общем, даже при поверхностном взгляде (а на большее эта заметка и претендовать не может) многослойной (и требующей внимательного, осторожного подхода) мифологии в «Дюне» едва ли меньше, чем у того же Толкиена. «Пересечение Эйнштейна» Дилэни – вещь совершенно иного плана. Если Херберт из знакомой нам мифологии берет, что называется, по кирпичику, так, что порой даже трудно распознать, откуда тот или иной «кирпичик» взялся, то Сэмюель Дилэни использует миф целыми блоками, крупными пластами, причем оперирует не только «классической» мифологией, но и современной. В том странном месте, в которое превратилась наша Земля, например, существует миф о Битлах, тесно переплетающийся с мифом об Орфее (заметим, что на момент написания романа «ливерпульская четверка» еще играла полным составом). Элвис так вообще является чуть ли не божеством, неизменно благоносящим – если тут и присутствует авторская ирония, то неявно. Минотавр обитает в развалинах по соседству, и чтобы убить его, доказать свое право на вхождение в миф, герой пользуется флейтой-мачете. Музыка как оружие, музыка, которая может быть и ножом мясника, и скальпелем хирурга – казалось бы, простенькая символика… Именно что – казалось бы. Сам Дилэни (устами одного из героев) говорит о мифах так: «Меня не интересует ни их содержание, ни то, что кроется за ними, ни то, как они взаимодействуют; меня не интересуют блестящие повороты их сюжетов, их пределы и происхождение. Мне нужна их форма, их структура; что с ними твориться, когда ты прошмыгиваешь мимо них на темной дороге, когда они рассеиваются в тумане; их вес, когда они хлопают тебя сзади по плечу». Миф, по Дилэни, это не герои, будь то Билли Кид, Ринго или Орфей – это переплетение извечных человеческих данностей, таких как Жизнь, Смерть, Любовь, Творчество – да-да, именно так, все с большой буквы. Но в общем, как в фэнтези, так и в НФ миф никогда не дает четких ответов. Разве что – определяет возможности выбора. А выбор того или иного пути – как ни крути, основа любой стоящей литературы, в особенности фантастики. И, вероятно, в фантастике (как, в общем-то, и в жизни) иногда стоит следовать путями древних мифов. Даже если ты не веришь в их содержание…

Автор: Михаил Сухоросов (Михсух)


Создатели миров

33

Интервью Читателям всегда интересно, чем живут их кумиры – авторы, книги которых они так любят. В этом разделе мы постараемся хоть немного приоткрыть завесу, которая прикрывает маленькие секреты и большие тайны наших Создателей. Мы попробуем вызвать их на откровенный разговор. Узнать, чем они интересуются, что они любят, что их волнует. Мы расскажем, как они начинали свою литературную дорогу, какие камни и преграды им приходилось обходить, какие герои им ближе всего. Только в этом разделе мы постараемся максимально сблизить авторов и их читателей. Заходите в раздел «Интервью», и вы узнаете много интересного о наших Создателях.

«Оформляю книги писателей для удовольствия » Интервью с Владимиром Бондарем Владимир, каждому известно, что означает ваше имя, а кому не известно, тот пусть лучше в него вчитается. И в связи с этим возник вопрос: вы действительно чувствуете себя владеющим миром?  Вообще-то я чувствую себя адекватным человеком, а не властелином мира.  Но имя своё мне нравится. Вы не согласны, что художник, рисующий фэнтези, как раз и является властелином мира? Того мира, который он рисует? Нет, не согласен. Властелин мира книги автор. Художник лишь (пророк его ) помогает читателю увидеть этот мир. Что труднее всего в вашей работе: воплотить фантазии писателей на бумаге или убедить их в том, что это именно то, что они нафантазировали? Я не стараюсь убедить писателей в том, что моё видение единственно верное и по-другому никак нельзя. Наоборот прислушиваюсь к замечаниям, если они логичны и обоснованы. Зачастую со стороны виднее. И пусть у писателей нет художественного образования, но они все люди с хорошим вкусом и могут дать толковый совет. Как вам работается с писателями? Часто ли приходится переделывать обложку, и случается ли так, что авторы не соглашаются с вашим видением их мира?


Создатели миров

34

Прежде чем начать работу я обговариваю сюжет с писателем, показываю эскизы и на этапе работы. Переделывать полностью обычно не приходится. Был один единственный случай, но это не по вине писателя. Обложка не пришлась по душе издательству. При работе над иллюстрациями вы советуетесь с авторами произведений о том, какой эпизод лучше выбрать для оформления? Естественно! Никто лучше автора не знает содержания и смысла книги. Поэтому именно автор может подсказать наилучший момент или концепцию обложки. Я не всегда соглашаюсь, но всегда советуюсь. Как вы думаете, почему в последнее время часто слышатся упреки в адрес иллюстраторов в том, что они делают однотипные и практически «отфотошопленные» обложки? Потому что они (мы) делают однотипные, отфотошопленные обложки.  Скорее здесь претензия должна идти сначала к издательствам, которые принимают исключительно такие обложки. Но и издательства ориентируются на какие-то свои опросы, исследования рынка – то есть, на запросы читателей. Как только читатели перестанут покупать обложки с магичными магами и героически��и героями, так и появятся новые сюжеты в обложках. Но процесс этот не слишком быстрый, как я думаю. А вообще мне нравятся обложки Американских издательств. Там нет единого шаблона. Каждый художник рисует в своём стиле. Лишь бы это было качественно и красиво. Не считаете ли вы «плохую» обложку неуважением иллюстратора к автору и читателю, который возьмет книгу в руки? Трудно сказать. Иногда обложки бывают неудачными, но не потому, что художник не старался, а потому что работа «не пошла». Или художник просто не умеет рисовать лучше… То же самое можно сказать о «плохих» книгах. Не являются ли они неуважением по отношению к читателям? Когда видите книги, иллюстрированные другими художниками, никогда не возникает желания сделать обложку и иллюстрации по-своему? Нет. Не возникает. Наверно мне хватает и своей работы. Могу только подумать: «ах, какая классная работа!»… или «я бы лучше нарисовал».  Вы родом из Харькова. Общаетесь с харьковскими авторами лично? Да, конечно. И даже не с харьковскими авторами. Я иногда езжу на конвенты. Примерно два раза в год. И вижусь со многими писателями и любителями фантастики. С кем из писателей, книги которых вы иллюстрировали, у вас сложились самые тесные дружеские отношения? Да практически со всеми, чьи книги я оформлял, стараюсь поддерживать не формальные дружеские отношения. Назвать кого-то одного – обидеть остальных. Мне интересны книги этих писателей и интересны они сами, как умные, много знающие люди.


Создатели миров

35

Я не буду спрашивать, почему вы выбрали именно фантастику. Спрошу по-другому: если бы не фантастика, то что? В принципе, с удовольствием оформил бы любую хорошую книгу. Если речь не о книгах, то, в общем-то, мне всё равно для каких целей рисовать. От концептов для кинофильмов и исторических панорам до детских книжек. Лишь бы в удовольствие работа была. Стечение обстоятельств, судьба или еще что-то другое, но именно сейчас читаю «кирпич» Пехова «Ветер и Искры». И меня больше всего порадовали именно черно-белые иллюстрации. Ведь на них не указано кто есть кто, но мне все стало понятно: вот это Нэсс, а это – Шен. Еще очень понравилась обложка к «Стражу». Ловлю себя на мысли, что именно такими и представляла героев. Откуда такая достоверность? Спасибо Алексею. Ну, и мне, конечно.  Мы с ним довольно долго типажи подбирали. Не все герои получались сразу.

С кем было работать сложнее всего? С каким героем? С героем Ника Перумова из цикла «Война мага». Фесс получился не сразу. Но зато было интересно работать над ним. Художник, столь длительное время занимающийся иллюстрированием фантастических романов, мог бы дать совет: как избежать повторов и как не скатиться в банальное копирование самого себя?


Создатели миров

36

Вероятно, стоит время от времени пересматривать свои же работы и выявлять «тенденции». Если видишь, что вышел на однотипность и тебе это не нравится – меняй стиль, композицию, цвет, сюжет…. А если всем всё нравится и считаешь похожесть композиций своей отличительной чертой, то и беспокоиться не зачем. Вы обладатель нескольких профессиональных премий. Считаете ли вы их признанием вашего мастерства? Понятно, что каждому мастеру приятно такое признание, но хотелось бы узнать ваше отношение к наградам. Я уже говорил, что я адекватный?  К премиям тоже отношусь совершенно спокойно. Это является ценностью только в самый первый раз. Гораздо больше меня радует «спасибо» от писателей. Блиц-опрос: любимая иллюстрированная книга, автор, герой, мир. Провокационный блиц. На самом деле это всё равно что сравнивать красоту горных вершин. Что вам больше нравится: Крым, Кавказ, Альпы или Карпаты. Мне всё нравится. Но если хотите простого ответа, пусть будет так. Иллюстрации – для книг Ника Перумова. Автор – Лукьяненко (хотя остальные для меня такие же «горные вершины»). Мир, в котором я бы хотел оказаться и который мне нравится, из книги Лукьянено и Перумова «Не время для драконов». Владимир, недавно вы проиллюстрировали книгу, изданную «Ленинградским издательством». Вы будете продолжать сотрудничество с ИД «Ленинград»? В ближайшее время можно будет увидеть книги, выпущенные этим издательством с этими иллюстрациями? У меня есть постоянные заказчики, для которых я рисую чаще, чем для других. Но если будет удачное стечение обстоятельств, конечно, нарисую и для «Ленинграда». Вы довольно долгое время иллюстрировали произведения ограниченного числа писателей: Сергея Лукьяненко, Генри Лайона Олди, Андрея Валентинова, Марины и Сергея Дяченко, Ника Перумова, Алексея Пехова, Елены Бычковой и Натальи Турчаниновой. В 2011 году к этому списку добавилась Анастасия Парфёнова, а в 2012 Владимир Мясоедов, Леонид Кондратьев, Тимур Рымжанов и Сергей Малицкий. Скажите, с чем связаны такие изменения, вернее


Создатели миров

37

добавления? Вы сами отобрали произведения этих писателей для своей работы или вас попросило издательство? Это связано с тем, что я не успевал рисовать более чем для пяти-шести писателей. Постоянно появлялись новые книги, переиздавались старые. Просто не было времени рисовать для кого-то ещё. Сейчас время появилось.… Познакомился с книгами новых для меня писателей. Был приятно удивлён. Книги мне понравились! Работал с удовольствием. Теперь буду читать и этих авторов.

Востребован ли ваш труд на Украине? И хотелось бы вам рисовать для украинских издательств? Востребован. Но оплачивается хуже, поэтому я в основном сотрудничаю с российскими издателями. Что бы вы хотели проиллюстрировать в будущем? Я бы с удовольствием поработал над оформлением «Игр престолов». Но после вышедшего шикарного сериала такая работа теряет всякий смысл. А вообще, мне и так повезло. Оформляю книги писателей, которых читал бы не для работы, а для удовольствия. Так что в этом смысле мне повезло и ничего менять не надо. Вам приходилось иллюстрировать произведения, которые вам не нравились? Было и такое. Но можно я не буду конкретизировать? 


Создатели миров

38

На фотографии вы знакомитесь с произведение, по которому будете работать? Вы вообще читаете какие-нибудь книги «просто так», не для работы? На этой фотографии я действительно читаю книгу для работы. Да, я читаю книги «просто так», но не очень много. Хорошо, если четыре такие книги за год успеваю прочитать. Сейчас я больше слушаю аудиокниги во время работы. Аудиокниги произведений, над которыми вы работаете? Нет. Разных авторов, какие есть в продаже с хорошим озвучиванием. Большое спасибо за ответы, Владимир!

Авторы: Дмитрий Аникин (Забатар), Татьяна Медведева (tanyaversal)


Создатели миров

39

«Попаданцами сыт по горло!» Интервью с Владимиром Корном Владимир, читая Артуа, меня не покидало чувство, что это не фантастический роман, а произведение «Плаща и шпаги». Чем обусловлен такой выбор? Какой мир вы себе представляли, когда создавали свои произведения? Прежде всего, выбор отправить своего героя не в прошлое Земли, а в придуманный мир обусловлен тем, что практически не нужно оглядываться на земную историю. Я волен изменить в придуманном мире все что угодно, кроме физических законов, иначе главному герою не выжить.  Нет, земная история меня живо интересует, но, судя по всему, даже профессиональные историки не могут прийти к единому мнению. Ортодоксальным историкам не хочется верить по многим причинам, приверженцы нового взгляда на историю тоже не слишком то и убедительны. Однажды мне пришла мысль, что за время монголотатарского ига в русскую речь должно было влиться немало нового, и я заглянул в словарь заимствований из иностранных языков. Там я с удивлением обнаружил, что из монгольского языка таких слов всего семь или восемь. Что-то маловато за почти трехсотлетний срок, практически столько же, сколько заимствованно из языка майя. Но это так, мысли вслух. В общем, отправляйся Артур туда, где такими проблемами можно особо не заморачиваться.  Как вы сами определите жанр Артуа и как вы относитесь вообще к строгому делению фантастики на поджанры? Приключенческая фантастика. На мой взгляд, приключений там хватает, а то, что человек из нашего мира попал в чужой, самая что ни на есть фантастика.  К строгому делению на поджанры отношусь хорошо, разве что совсем не понимаю, что это такое. Главный герой является практически «ходячей энциклопедией», что несколько выбивается из общей направленности «романтики и приключений». Не лишнее ли это в данной серии? В большей степени, все его прогрессорство – это дань жанру. Если уж куда-то «попал», то уж будь добр, «прокачивай» этот мир. Хотя мне, прежде всего, хотелось показать внутренний мир героя, его боли, радости, печали и мечты.


Создатели миров

40

Обвинения главного героя в том, что он «ходячая энциклопедия», на мой взгляд, совершенно беспочвенны.  Ну не знает он ничего больше того, что знаю я сам, о чём имею общее представление, читал или слышал. А мне до того момента, когда я смогу считать себя эрудированным человеком еще ого-го сколько времени! Сколько будет книг в цикле? Сейчас пишется заключительная, и это точно. Т.е., их будет пять. Вообще-то книг должно было быть четыре, но получилось так, что я не успел в четвертой высказат�� все, что хотел. Как вы отнеслись к решению издательства начать публикацию цикла со второй части и делению ее на две книги? Почему вы начали описывать приключения героя с четвертого года его пребывания в новом мире и только потом рассказали начало истории Артура)? Обычно писатели начинают рассказывать о приключениях «попаданца» с момента его переноса в новый мир (или за некоторое время до этого события). Наверное, это случилось потому, что сама история попаданства в новый мир мне не кажется очень интересной. Попасть можно и значительно страшнее, и для этого совсем не обязательно покидать наш мир. Поначалу «Звезда Горна», разделенная издательством «Альфакнига» на две отдельные книги – «Артуа. Золото вайхов» и «Артуа. Звезда Горна», задумывалась мной как единственная. Однажды ее сюжет каким-то волшебным образом сложился у меня в голове, и я решил записать его лишь для того, чтобы узнать мнение читателей о своем, так называемом, творчестве, для чего выложил текст на Самиздате. Отзывы оказались не самыми плохими. Конечно же, теперь, просматривая текст, я бы изменил многое. Всетаки мой первый опыт, никогда прежде ничем подобным мне заниматься не приходилось. Разве что в далеком детстве, когда я пытался что-то сделать. Тогда я прочитал замечательную фразу о том, что каждый нормальный человек должен переболеть графоманией, и успокоился на долгие годы. Хотя вполне возможно, что сейчас я просто переживаю рецидив той самой болезни. В общем, почитав отзывы, мне захотелось рассказать и саму историю попадания. Несколько картинок из будущей книги сложились в голове, они показались мне удачными, и я приступил. В итоге, кому-то она показалась хуже, чем первая, кому-то лучше, ну а мне самому хотелось, чтобы она была написана несколько иначе, чем предыдущая, только и всего.


Создатели миров

41

Что же касается самого разделения, то, как мне кажется, оно произошло вполне удачно. Первая книга получилась боевичком, пусть и посредственным, а вторая любовным романом. Когда я писал «Звезду Горна», то понятия не имел об авторских листах, сколько их должно быть в романе, повести и т.д. Решил, что одного мегабайта для романа должно хватить. Получилось еще больше. Роман состоял из двух частей, и именно каждая из них вышла отдельной книгой. Насколько вы отождествляете своего героя с самим собой? Есть ли прототип(ы) у главного героя и других персонажей цикла? Знают ли эти самые прототипы о том, что они вольно - невольно «попали в книжку»? Говорят, что писатель всегда отождествляет своего героя с самим собой. Вероятно, я тоже не исключение. По крайней мере, он поступает именно так, как я и сам бы поступил. Что же касается прототипов... Их два. Одна женщина и один мужчина, т.е. поровну.  Оба они герои даже не второстепенные, скорее проходные. Мужчина так вообще статист.  Себя они не узнают, а сам я им ни за что не скажу. Да и вряд ли мы когда-нибудь еще увидимся. У главного героя прототипа нет. Я просто представлял себе, что сказал бы, сделал или как поступил на его месте. Ваши любимые книги на сегодняшний день? У меня нет любимых книг, фильмов, блюд и музыки. Все по настроению. Как вы относитесь к критике ваших книг? Привык. Хотя привычка очень плохая. Конечно, пользуясь анонимностью, можно наговорить все что угодно, даже то, за что в реале можно было бы ухватиться за язык, сильно потянуть за него и чувствовать себя при этом абсолютно правым. Критика – это искусство, и оно заключается совсем не в том, чтобы подвергать сомнению все и вся, основываясь только на собственном багаже знаний и личном опыте. Часто ли возникает желание «переписать», изменить написанное? Когда из издательства «Альфа-Книга» пришло предложение прислать текст «Звезды Горна» для ознакомления, я попросил время, чтобы отредактировать роман еще раз. К тому времени текст пролежал на Самиздате примерно полгода, и я мог просмотреть его новым взглядом, основываясь на кое-каком приобретенном опыте. Первую часть романа, вышедшего как «Артуа, Золото вайхов», нужно было основательно переделывать. Подумал, подумал... и решил оставить все как есть. Это первое, что я написал в жизни, так пусть оно таким и останется. Больше таких желаний не возникало, любой текст можно переделывать до бесконечности, но есть ли в этом смысл?


Создатели миров

42

Вдохновение для вас при написании есть…? Когда я представляю перед собой то, что хочу описать, то испытываю эмоции. Вот их то и пытаюсь передать на бумагу. Надолго меня не хватает, и потому бывают периоды, иногда длиною в месяц-полтора, когда сама мысль о том, чтобы что-нибудь написать, вызывает нервную дрожь и чувство отторжения. Затем все проходит. Не знаю, имеет ли это отношение к вдохновению.  Как ваши близкие и друзья относятся к вашему творчеству? Кроме самых близких родственников, никто о моем, так называемом «творчестве», не знает. Я сам просил их об этом. Боюсь только, что удержать секрет им не удалось, но я сделал все, что мог.  Близким же пришлось признаться, иначе некоторые возникшие странности в поведении им легко было бы объяснить несколько иным образом.  Например, возникает интересная мысль, во время обдумывания которой на какое-то время выпадаешь из этого мира, и не реагируешь на обращение к себе. Я очень уважаю писательский труд, но, на мой взгляд, сейчас он нивелировался до умения пользоваться компьютером, чему и сам прямое подтверждение, так что сейчас, когда, по сути, я еще ничего не добился, не хочу, чтобы об этом знали многие. Ну а если не получится добиться, тогда вообще зачем? Есть ли желание попробовать себя в других жанрах? Есть ли в планах серия без попаданца или фантастика? Есть ли в планах попробовать себя в детской литературе? Детская литература, на мой взгляд, самая сложная, вот уж чего точно не будет никогда. Хотя мое творчество не так уж и далеко от нее, и если из текстов убрать взрослые моменты...  Если же говорить о других жанрах, да, такое желание есть, и даже кое-что уже делается параллельно с заключительной частью Артуа. Попаданцами сыт по горло, так что вряд ли они повторятся. Сколько времени занимает творчество? Буквально на днях прочитал, что у Дарьи Донцовой перед собой обязательство каждый день писать по двадцать пять страниц. Я бы позавидовал, если бы вообще умел это делать. Никаких таких задач перед собой не ставлю, просто стараюсь получать от этого удовольствие. Наверное, в этом смысле я счастливый человек, потому что ничего от своего творчества не жду. Довольны ли вы своими книгами? Слава Богу, уже прошло то время, когда я просыпался, вспоминал о своем «творчестве», и мне становилось стыдно, было и такое. Сейчас иногда я их ненавижу, иногда они мне нравятся. Но не доволен, это точно. Вся моя проблема заключается в том, что то, о чем мне хотелось бы написать, у меня не получится. А что получается, известно. Мне интересно, например, кто из нефантастических авторов повлиял на вас как писателя? И повлиял ли кто-нибудь вообще?


Создатели миров

43

Конечно же, такие авторы есть, их просто не может не быть. Но кто они, я затрудняюсь ответить. Как давно началась писательская карьера? В феврале 2011 года выложил текст «Звезды Горна» на Самиздат, месяца четыре перед этим потратил на написание. Давайте представим, что появился «добренький дядечка» и предложил вам на выбор (за его счет) поехать на крутой курорт, в русскую глубинку (где непознанная природа) или в один из фэнтезийных миров. Чтобы вы выбрали? Пожалуй, поездку в глубинку я могу себе позволить и без добреньких дяденек и тетенек, ведь расходы на нее не будут слишком уж большими. Крутой курорт - однозначно нет. Я - мужчина, и принимать такие подарки от кого бы то ни было, мне будет стыдно. В фэнтезийный мир? Ну, разве что по своему выбору, ведь их такое разнообразие... Но только после того, как закончу строительство дома, о котором давно мечтал.  Какой набор предметов вы бы взяли с собой в дорогу? Вероятно, имеется в виду фэнтезийный мир, ведь с остальными и так все понятно. Только лишь книгу «Практическое руководство по выживанию в фэнтезийных мирах», издание второе, дополненное. 


Создатели миров

44

Как вы представляете свои шансы в выдуманном мире?  Полбочки на три ведра. В мире Артуа такое выражение равно фифти-фифти. Если же говорить серьезно, если в таком вопросе вообще может существовать серьезность, то все в больше степени зависит от удачи и поставленных перед собой задач. Если задача будет просто выжить - шансов больше, если же добиться чего-то очень серьезного – будь готов к тому, что придется здорово рисковать. А риск – это дело такое, когда только на удачу и можно надеяться. Ну и на строгий расчет, конечно же. Я знаю, многие полагают, что если наш современник куда-нибудь попадет, шансов протянуть там долго, у него нет никаких. Или то, что если человек ничего не добился в нашем мире, то и в другом ему не светит. Мне кажется, это не так, и примеры тому у нас перед глазами. Самым тяжелым испытанием для всех всегда являлась война. И тут мы видим множество примеров, когда вполне обычные, ничем не примечательные люди, становятся теми, о ком мы сейчас все знаем. Кто-то сдавался в плен, кто-то дезертировал, а вот кто-то, пу��ть и единицы, становились героями. Но ведь не случись войны, так и прожили бы все они самой обычной жизнью, работая учителями, плотниками, да кем угодно. Или другой пример, когда бывшие рабы становились правителями. Все это я не о себе рассуждаю. Так что, на мой взгляд, прежде всего, все зависит от самого человека. Но нам ли бояться трудностей, с нашей историей, нашим климатом и нашей нынешней жизнью? 


Создатели миров

45

Как вы думаете, наличие спутника в такой ситуации увеличило бы ваши шансы на успех? Безусловно. Ну а если это была бы не спутник, а спутница, к тому же еще и симпатичная, я бы из кожи вывернулся.  После того, как книга сдана в издательство и принято решение о ее печати, что вы испытываете: радость, опустошение или волнение (из-за того, что что-то нужно все же исправить)? Скорее удовлетворение. Как бы там ни было, если принято решение о ее печати, это уже о чем-то говорит, ведь выбор у издательств весьма велик. С первой книгой все было совсем не так, я радовался. Радовался тому, что смог доказать самому себе - у меня получилось написать книгу, которая достойна печати. Хотя, если бы ее не стали печатать, я бы отнесся к этому с пониманием - она не хуже многих других, но и ничуть не лучше. Владимир, третья (по факту четвертая) книга цикла уже в издательстве? Да, договор подписан, и профессионально отредактированный текст «Артуа. Берег Скардара» уже в издательстве. В планах на август ее нет, возможно, она выйдет в сентябре. Возможно, что и нет, но стоит ли беспокоить издательство такими пустяками? Большое спасибо, Владимир, за интересные ответы! Не знаю, что у меня получилось, но отвечать я пытался искренне. С искренним уважением, Владимир

Авторы: Дмитрий Старых (Нойкед), Вячеслав Архипов(VArkot), Дмитрий Аникин (Забатар), Татьяна Медведева (tanyaversal)


Создатели миров

46

В помощь читателю Мы решили немного изменить ставший уже привычным раздел «Новинки издательств». Изменилось его название и, соответственно, содержание. Теперь здесь мы будем размещать информацию о книгах-новинках следующего месяца, которые прокомментировали их авторы. Ведь каждый автор видит и книгу, и ее героев по-своему. Надеемся, что эта информация поможет вам по-новому подойти к выбору книг и даст возможность иначе оценить их, опираясь на слова авторов произведений. Информацию о других новых книгах вы по-прежнему можете найти на форуме в разделе «Книжные новинки».

Альфа-книга Владимир Мясоедов «Всполохи настоящего волшебства»

Серия «Фантастический боевик» Цикл «Искры истинной магии» Книга в цикле 2 Страниц 314 Тираж 11000 экз. Аннотация Казалось бы, все успокоилось. Три наших соотечественника, попавшие в другой мир, они же по совместительству темные маги, обладающие более чем внушительным потенциалом и, скажем прямо, невеликими познаниями в искусстве колдовства, нашли себе дом, где можно отдохнуть и попрактиковаться в чародействе. Но покой им только снится. Стать чернокнижником и остаться нормальным человеком, не утратив случайно полученного могущества, – дело очень непростое. А еще надо выбрать покровителя, примерить на себя работу пожарника, поучаствовать в одобренном церковью призыве архидемона, разобраться с причиной свалившихся на город многочисленных несчастий… К тому же предсказателям будущего снятся кошмары, а слухи упорно твердят о возможной войне. Комментарий автора Что ж, почему бы и не рассказать немного о создании книги. Еще когда я писал ее предшественника, «Искры истинной магии», то точно знал - продолжению быть. Хотя бы по той причине, что все пришедшие в голову повороты сюжета в первой книге просто напросто не поместились, а выкидывать на ветер уже продуманные эпизоды было жалко. Правда, из-за того, что я много времени уделял и другим произведениям, работа над второй книгой серии была начата очень не скоро, а сюжет свернул немного не туда, но это уже мелочи. Ну, в общем-то, по этой книге все, не раскрывать же содержание, а то читать не интересно будет.


Создатели миров

47

Р.С. И совет на будущее. Ждите третью книгу серии, «Пламя подлинного чародейства», вскоре, после выхода второй. По скорости ее написания я, пожалуй, поставил свой личный рекорд, Вадим Денисов «Стратегия. Замок Россия»

Серия «Фантастический боевик» Цикл «Стратегия» Книга в цикле 1 Страниц 412 Тираж 11000 экз. Аннотация Вы мечтали о «попаданстве»? А не задумывались о том, что не бывает благотворительности при таких затратах – перенос может быть мотивирован лишь решением неких глобальных задач. Готовы? Ну, тогда пристегнитесь к дивану, протрясет хорошо! Условия простые: нужно ускоренно построить на Новой Земле новую цивилизацию, ибо итоги старой признаны неудовлетворительными. Кирпичики – национальные сообщества с минимумом людей. Здание? Проект придумайте сами. Помощь? Чуть-чуть поможем. И учтите, это не первая попытка Новой Селекции. Комментарий автора Здравствуйте, читающие люди! Всегда интересно обратиться к самой правильной части социума. О себе: Долгое время я профессионально занимался историей. Причем, самой честной – локальной, историей места. Это занятие гораздо интересней и продуктивней, чем желания рассуждать об истории, тем более, глобальной, вообще. Только в локальной истории ты можешь лично участвовать в исследованиях, реально находить новое, сенсационное. А не пользоваться 1000 раз изученными и переработанными источниками для взращивания собственных интерпретаций. Этим локальным делом я занимаюсь и по сей день. Именно в этой сфере я и использовал свое личное компьютерное время, количественно определяемое основной работой и нормальными семейными делами – вся писанина на то и уходила. Отдельно могу показать свое увлечение холодным оружием, а точнее – коротким клинком. На это потрачено много часов жизни, и здесь написано и опубликовано много. Ещё один предмет интересов – изучение систем жизнеобеспечения разных автохтонных народов и народностей, особо – народов Крайнего Севера. Нет, это не выживание, это гораздо шире и глубже. О книгах: Взявшись за произведения художественные, я и там отталкивался от интересов локальной истории, решив в форме многотомного авантюрного романа показать и описать всю территорию Таймыра – места, согласитесь, для большинства людей планеты экзотического и бескомпромиссно недоступного. Кроме того, я писал и книги исторические. «Неведомый Норильск» и «Хронологию Таймыра», как и вышеуказанную приключенческую трилогию – «Озеро», «Остров», «Оазис» – издали в бумаге, и теперь эти книги можно увидеть в любой библиотеке Красноярского края. «Хронологию Таймыра» я вообще считаю неким своим серьезнейшим итогом – это первая и единственная книга, в которой исследована и показана история развития Сибирского Енисейского севера. Пять лет над ней работал.


Создатели миров

48

Прошлой осенью я решил, что пора бы попробовать себя и в нормальной фантастической литературе – почему-то ни на секунду не сомневался, что получится хорошо, я к этому привык. Знаете: «Делай хорошо – и будет хорошо». В ноябре 2011 года завел себе страничку на Самиздате, где и начал выкладывать написанное. Вопрос о том, в каких рамках и поджанрах писать, передо мной не стоял – как и многим пишущим, мне интересен поиск новых, работающих социальных и общественных моделей во вновь созданных мирах, где «новых» – ключевое слово. Надо сказать, что я не люблю и практически не читаю фантастические книги о Попаданцах в прошлое – не вижу за тем собственно фантастики. Ведь самое сложное, но и интересное в нашем деле – это конструирование миров. Новых миров, в чем, собственно, во многом и заключается фантастическое ядро произведения. Но я вполне понимаю тех, кто идет по легчайшему пути, забрасывая героя, пусть и в давний, но вполне себе готовый, подробно выписанный историками мир – никакой лишней пахоты, мир уже создан, знай – накручивай персонажей за голову, наматывая на них событийную нить. Повторюсь, меня сие не греет – очень интересно создавать мир самому. К сожалению, ныне перемещения в будущее в массивах написанного практически не встречаются, я думаю, по той же самой причине. Препятствие в виде необходимости конструирования нового мира мешает очень многим. К сказанному могу добавить еще одно: я уверен в огромной житейской мудрости старой доброй поговорки – «После драки кулаками не машут». Нечего сетовать о давно прошедшем, наивно пытаясь это прошедшее изменить. Жизнь стоит тратить на создание Будущего. Однако, тема попаданцев чрезвычайно перспективна. В ней можно необычно и продуктивно экспериментировать. Но хочется сохранить и то самое ядрышко научной фантастики. А для этого в тексте того нужен здравый смысл. Реализм. Вдумайтесь, чем мотивируется Перенос в огромном количестве фантастических произведений. Ничем. Кто-то или что-то нажимает какие-то кнопки – Бац! – перенос состоялся, Попаданец на месте, можно геройствовать или рефлексировать. Зачем, почему, и вообще... с какого перепуга потрачены такие мощные усилия? Ни с какого. Ибо не бывает благотворительности при таких диких затратах. Значит, нужно придумать действительно стоящий мотив самого Переноса. Создавая собственны�� мир, я определил, что, в данном случае, таковым мотивом будет стремление некого Высшего разума, Сообщества, Цивилизации, ни много, ни мало, заново произвести эволюцию цивилизации нашей, человеческой. Контролирующую организацию итоги не устраивают... Перспектив они не видят! Вот под такое можно дать средства. Ради этого стоит пойти на затраты по переносу больших групп людей на вновь созданные планеты. В этом есть идея, в этом есть Фантастика. Так и родился Мир Стратегии. Сейчас я пишу уже четвертую книгу этого цикла, а всего их будет шесть, пока так решил. Кроме мира, то есть, подложки, на которой и произрастает любая литература, требуется Сюжет и Герой, или Герои – с этим я проблем никогда не испытывал. В данном случае, критическое внутренне требование было одно – даёшь максимально возможный поведенческий и событийный реализм. Кроме того, я сразу решил писать Позитив. Что и говорю комментаторам – за чернухой, это не ко мне. А комментаторов много. В разделе Самиздата – уже под 200 тысяч посещений. Сами комментарии накопились многотысячными архивами. Первая книга «Стратегия. Замок Россия» выходит в августе, а там и следующие тома подтянутся. Кроме этого, в голове хранится масса


Создатели миров

49

наработок. Две из них я уже начал реализовывать в текстах, посмотрим, что с ними будет дальше. Есть и другие интересные идеи. Про сам процесс написания ничего интересного сообщить не могу – у меня нет, и не будет плана, генеральной линии, «рыбы» и даже набросков. Я никогда не знаю заранее, сколько будет глав, что в них будет происходить, и даже, если честно, что ждёт героев на следующей странице. Всегда работаю именно и только так, принимая тактические решения оперативно и, по-моему, только в таком стиле и интересно писать тексты. Как-то в юности прочитал у замечательного писателя Виктора Викторовича Конецкого о его встрече тогда с уже знаменитым Артуром Хейли. Самое большое потрясение Конецкий испытал, узнав, что Хейли никогда не импровизирует. Весь роман заранее выверен, выстроен, расписан в план-графиках, таблицах и схемах. Я бы так не смог. О себе чуть глубже: Родился в Москве, всю жизнь живу в Норильске. Трое детей, дочка и два сына, самых разных лет. Считаю, что всё в жизни нужно делать вовремя. Вовремя отслужить, вовремя поступить, вовремя не сесть по дури, заняться туризмом, полазить с трудностями по белым пятнам, перерасти в охотника и рыболова, женится, увлечься интересным и ещё раз увлечься – ещё более интересным. Можно и навёрстывать, но тогда не хватит времени для Нового. У меня всё так вот вовремя и вышло... Лишь детей нужно рожать всю жизнь. Люблю Север. Не люблю собак – увы, сказалось дворовое воспитание выпускниками Гулага с их ненавистью к овчаркам. Политически: «Не мешайте, Сволочи!» Помню и люблю СССР. Отношение к владению «короткостволом»: пистолет уже нужен всем нам, как Лекарство. Пишу быстро, работоспособность хорошая. Собственно, вот и все пока. Александр Быченин «Сафари. Огонь на поражение»

Серия «Фантастический боевик» Цикл «Сафари» Книга в цикле 2 Страниц 408 Тираж 10000 экз. Аннотация Ахерон. Мир, прошедший сквозь огненный ад и вековую изоляцию. Разведывательный рейд оказался лишь прелюдией к основным событиям. Теперь перед горсткой отчаянных бойцов стоит куда более сложная задача: найти и обезвредить базу пиратского клана. Ставки слишком высоки, и любая ошибка может привести к потере целого мира. Но капитан-лейтенант Тарасов не привык отступать перед трудностями. Цель определена, остается лишь до нее добраться и открыть огонь на поражение.


Создатели миров

50

Комментарий автора «Сафари. Огонь на поражение» - прямое продолжение «Разведки боем». Из-за объема я сознательно разделил цельный роман на две части. Немного разобравшись в обстановке на Ахероне, Тарасов возвращается на родную базу, откуда буквально через неделю следует переброска обратно в систему Риггос-2. Теперь бравый штурмовик действует в составе отряда спецназа, задача которого - найти и обезвредить пиратов, намеревающихся превратить Ахерон в очередной Внешний Мир. Не буду пересказывать весь сюжет, кому будет интересно - тот прочитает книгу. Намекну лишь, что параллельно основному квесту будет затронута тайна Первых и причины Большой Войны. Плюс в самом конце бонус - куда же без него.  Во второй части чистого экшна больше, однако есть и «размышления о высоком». В одном из отзывов на небезызвестном пиратском ресурсе «Разведку боем» назвали «на редкость безыдейным произведением» (с), с чем я никак не могу согласиться. Хоть «Сафари» и чистейшей воды боевик, в котором по закону жанра ясно, чем дело кончится чуть ли не с первой страницы, идея все же есть - это верность долгу, в каком бы виде она не проявлялась. Кого-то она доводит до самопожертвования, кто-то просто стремится выполнить свою работу максимально добросовестно, а кто-то ей и вовсе чужд, оправдывая собственное малодушие и отсутствие воли обстоятельствами. Я попытался проследить ее на примере нескольких абсолютно разных персонажей. Ведь людей много, и каждый понимает долг немного по-своему. Мне было интересно взглянуть на эту проблему с нескольких точек зрения. Насколько это удалось - судить читателям. Павел Корнев «Мор»

Серия «Фантастический боевик» Цикл «Экзорцист» Книга в цикле 3 Страниц 376 Тираж 18000 экз. Аннотация Войны заканчиваются, скрытое противостояние между странами не прекращается никогда. Всегда будут люди, охотящиеся за чужими секретами, и люди, эти секреты охраняющие. Не рыцари на белых скакунах, но рыцари плаща и кинжала. Неприметные работники тайных служб. Себастьян Март в своем деле один из лучших, но даже он всего лишь карта в беспрестанно тасующейся колоде. Меняются расклады, меняются противники: чернокнижники, торговцы дурманом, предатели в собственных рядах, а настоящие игроки остаются в тени. Попробуй подобраться к ним, и немедленно окажешься перед необходимостью выбирать: исполнить ли долг или спасти тех, кто близок. Бездна или плаха – выбор невелик. Комментарий автора Роман «Мор» - это третья книга цикла «Экзорцист». Сюжетно с первой дилогией она никак не связана, но ознакомление с первыми книгами будет не лишним - некоторым читателям сделанных отступлений и отсылок может показаться недостаточно.


Создатели миров

51

В отличие от «Проклятого металла» и «Жнеца» повествование ведётся исключительно от лица Себастьяна Марта, а форму изложения можно охарактеризовать, как «роман в допросах». Концепция - «секс и насилие». На мой взгляд, и на взгляд людей, с книгой уже ознакомившихся, получилось очень даже неплохо. Юлия Фирсанова «Шестеро против Темного»

Серия «Юмористическая серия» Цикл «Божий промысел по контракту» Книга в цикле 3 Страниц 344 Тираж 5000 экз. Аннотация Мир Алторана изнывает от загадочного Темного Гнета. Типы с метровыми когтями в импозантных черных плащах и свиньи в кольчугах терроризируют мирное население, стаи ворон пожирают бесценную кукурузу, маги сменили цвет на радикально голубой и мрут как мухи… Жаловались? Тогда не сетуйте, что посланники Совета Богов пришли к вам на помощь. И ведь спасут, правда, способ веселая компания друзей будет выбирать сама! Комментарий автора Это третья книга цикла «Божий промысел по контракту» про занятную компанию, подписавшую контракт с Советом Богов и превратившуюся в «отряд быстрого реагирования» и первую помощь по совместительству для бедолаг, воззвавшим к высшим силам. Признаться честно, я думала, что вторая книга серии будет и последней, но человек предполагает, а вдохновение пинает. Идея родилась совершенно неожиданно, когда автор устал от одной великолепной, но долгой-долгой саги, чьи продолжения приходилось ждать годами, а конец не просматривался даже на горизонте. Я вдруг подумала, а как могла бы по-быстрому разобраться с чем-то вроде такой глобальной проблемы компания моих ребят. Вслед за этим возник мир, герои и история закрутилась сама по себе, конечно, совсем другая история, но элементы пародии, за что каюсь и готова заранее принести любые извинения всем поклонникам «Колеса Времени», в ней присутствуют. В этой книге друзьям предстоит не только решать чужие проблемы, спасая в буквальном смысле этого слова мир, но сражаться с призраками собственного прошлого, ведь все тайное рано или поздно становится явным. Остается только добавить, что изначально книга носила название «Освободительная кО/Ампания», но издательство попросило подобрать другое, более коммерческое, и из всех предложенных вариантов остановилось именно на «Шестерых». Искренне надеюсь, что найдутся те, кому новые веселые приключения друзей придутся по душе!


Создатели миров

52

Юлия Фирсанова «Тройной переплет»

Серия «Юмористическая серия» Цикл «Божий промысел по контракту» Книга в цикле 4 Страниц 346 Тираж 7000 экз. Аннотация Приключения посланцев Совета богов продолжаются! Три прошения слиплись в один комок от пролитого кофе. Что это: злой умысел, вопиющая халатность или между просьбами о помощи из разных миров есть связь? Эльфы, страдающие по гибнущим цветам, маленькая крепость в горах, которой угрожают вторжением орды нечисти, и безымянн��й ужас, терроризирующий маленький городок… Сплести нити трех историй в одно полотно предстоит находчивой команде друзей. На этот раз понадобятся усилия каждого: вора, целительницы, мага, воина, хаотической колдуньи и технаря! Комментарий автора Эта книга является заключительной в тетралогии «Божий промысел по контракту». Компания посланцев Совета Богов будет действовать сразу в трех мирах, чтобы разрешить, казалось бы, неразрешимые проблемы. У эльфов критическая ситуация с увяданием священных цветов, людям грозит нашествие монстров, а горстка друзей из урбанизированного мира не знает, как совладать с чудовищем. Но все не совсем так или совсем не так, как кажется на первый взгляд. Чтобы разобраться в происходящем, друзьям понадобиться магия, находчивость и, разумеется, в первую очередь, чувство юмора! Специально для читательниц, настоятельно требовавших романтической составляющей цикла, отмечу: в отношениях Гала и Эльки наконец-то наметился серьезный прогресс! Алексей Ефимов «Требуется Темный Властелин»

Серия «Юмористическая серия» Страниц 344 Тираж 7000 экз. Аннотация Темными Властелинами не рождаются – ими становятся! И нужен для этого всего лишь случай… Ну и соответствующий характер заодно! Но нелегка жизнь молодого Темного Властелина: ни тебе силы колдовской, ни армии несметной, ни богатств баснословных… Все нужно делать самому, вот и крутись как знаешь. Зато врагов вокруг – пруд пруди. Уже в очередь выстроились. Так что приходится поступаться традициями и канонами, чтобы не повторить незавидную судьбу предшественников. Вот только пренебрежение канонами – главный канон тьмы!


Создатели миров

53

P.S. Это не пособие по строительству темной империи, хотя некоторые части данного повествования и носят рекомендательный характер. Комментарий автора Большую часть жизни я был читателем, а не писателем, и, читая самые разные произведения, я не переставал удивляться: почему самые разные маги, магнаты, криминальные авторитеты, вожди племен и галактик с момента первого контакта с главным героем начинают вести себя одинаково неадекватно? Объяснение «иначе не вышло бы сказки» особо не помогало. Кем бы ни был антагонист, как бы он ни достиг своего положения, демонстрировал полную профнепригодность из истории в историю, а ведь в этом – в пути, пройденном на вершину власти или могущества, должно быть заложено бездна опыта, знаний и умений, иначе никак. Истерики, разбрызгивание слюны, беспорядочные убийства помощников редко способствуют созданию и удержанию высокого положения, только если они не тщательно спланированы. Рассуждать об этом можно до бесконечности, но мне стало интересно придумывать героев, которые бы отходили от этой печальной схемы. Вслед за героем настал черед самого пути от полного нуля и до вершин. Не так важно каких – магических, финансовых, политических… Както так выходило, что правила общие. Эти правила неизменно уводят в сторону от концепции «добро-зло». Уводят далеко, и каждого – своей дорогой. Другая неизменная черта – бороться против такого героя несоизмеримо труднее. Без фантастического везения и божественных покровителей совсем тяжко. Вот и приходится брать в соперники самую сложную сущность – саму жизнь, и те преграды, что она ставит. Я рад, что мой герой и моя история кому-то приглянулись. Выкладывая в сеть первую часть истории, я не верил, что ее прочитает хотя бы сотня человек, и уж точно не предполагал, что она кому-то понравится. Посему все дальнейшие события считаю подарком свыше… Спасибо всем, кто нашел время почитать мои книжки! Евгений Щепетнов «Маг»

Серия «Магия фэнтези» Цикл «Истринский цикл» Книга в цикле 2 Страниц 408 Тираж 8000 экз. Аннотация Как обрести социальный статус в мире Средневековья? Как стать графом, получить титул, замок, богатство и молодую жену в придачу? Как договориться с разумными тираннозаврами и взять их на службу? Как выжить в мире магии, когда вокруг множество врагов, а друзья далеки, и не в силах помочь? Вот эти проблемы решает Влад – вначале простой земной человек, потом лекарь и маг в новом мире, мире меча и магии. Он учится в магической академии, путешествует, бьется с врагами и любит женщин. Ему предстоит множество испытаний, которые он преодолеет благодаря воинским умениям и магии. Комментарий автора


Создатели миров

54

Здравствуйте, читатели! Ну что вам сказать про мои книги – «Лекаря» и «Мага»? Как сказал некогда один хороший комедийный актёр: «Книгу писать буду! – Чего это ты вздумал? – А читать нечего!» Вот так и я, в определённый момент, прочитав всё, что мне нравилось, и не найдя ничего интересного, решил – а почему я не пишу книг? Я ведь тоже могу писать – и не хуже многих! Вот так и пошло – вначале «Лекарь», потом «Маг», потом «Нищий», «Нищий. Дикие земли», «Манагер», «Блуждающие Тени»… Как получается – не мне судить. Вам. Первые две книги – классическое фэнтези про «попаданца», где присутствует всё, что нравится многим – экшн, магия, борьба и победы, поражения и торжество. Есть одно отличие всех моих книг – мои герои не бесполые куклы, уныло бродящие по просторам придуманных миров – они люди, со всеми их ошибками, желаниями и потребностями – они едят, пьют, занимаются сексом (регулярно ), страдают и радуются, тупят и озаряются идеями – это ВЫ, мои читатели, это Я – это все мы, но только попавшие в чужие магические миры и живущие так, как люди. Меня обвиняют в чём угодно – в рояльном дожде, в махровом мэрисьюзме, в нереальности поведения героев и излишней их крутости, в излишнем описании секса героев… в чём только не обвиняют! В одном не могут обвинить – в том, что мои книги СКУЧНЫЕ. Они никогда не были и не будут скучными, и вы интересно проведёте время, читая их. С тем и остаюсь, Ваш автор, Щепетнов Е.В. Анатолий Дубровный «Листик. Дочь дракона»

Серия «Магия фэнтези» Страниц 505 Тираж 8000 экз. Аннотация Маленький дракон сбежал от своих злых родственников, поселился, как ему и положено, в пещере, в лесу. Но тут оно и началось… Надо срочно принцессу спасти, с рыцарем, у которого рог есть, к счастью только один, сразиться. Потом еще в магическую академию учиться посылают, а там экзамены и зачеты – тоже жизнь не сахар. В общем, забот хватает, даже на горных козлов не всегда поохотиться получается. А так хочется! Но если ты сестра будущей королевы, то участие в светской жизни обязательно! Королевские приемы, балы и заговоры – какая же светская жизнь без них? Приходится соответствовать высокому званию. А если до первого совершеннолетия еще двести лет? То и на проказы тянет, а возможности-то соответствующие – драконьи! И проказы такие же! Но и попроказничать не дают, потому как есть множество очень важных и неотложных дел, которые только дракон способен сделать. Комментарий автора Как появляется герой рассказа, повести, романа? Как появляется мир, в котором этот герой живёт? У кого как, а у меня получилось так. Как-то гуляя по сети, наткнулся на форум «Миры


Создатели миров

55

Елены Петровой», а поскольку эта писательница мне очень нравится, кому не нравится – можете бросить в меня камнем, всё равно увернусь, так вот - пройти мимо не смог. О регистрации там не жалею. Кроме общения с любимым автором, познакомился с множеством интересных людей, со многими и сейчас дружу, хоть форума уже нет. Кроме Елены Петровой, там выкладывали свои произведения и другие участники форума, надо сказать очень хорошие произведения, я бы сказал – талантливые. Набравшись наглости я тоже написал, такой маленький фанфик на нескольких авторов форума, маленький – чтоб не позориться. Наверное, не такой уж и ужасный, как мне казалось, потому, что с меня потребовали продолжения. Наверное, вам знакомо: Аффтар! Проды! Ну, я и попытался эту самую проду дать, но у меня не совсем получилось. Слишком много сюжетных линий, так много, что они вырвались из-под контроля и разбежались в разные стороны. Тогда, решил – не пытаться охватить всё, а рассказать одну историю, придуманную очень давно. К тому времени форум Петровой перестал существовать, поэтому историю начал выкладывать на СИ. Вот так и появилась Листик. Вернее возродилась, потому что эта весёлая рыжая девочка появилась гораздо раньше, правда тогда она не была драконом. А как появился мир, в котором она живёт? Тоже появился довольно давно, тогда, когда группа школьников прочитала книгу «Кондуит и Швамбрания». Когда остальные дети большой страны играли в казаков-разбойников и красных партизан, эта группа играла в свой выдуманный мир, своих героев. Играла ещё тогда, когда не было ни ролевиков, ни реконструкторов. По мере знакомства с Толкиеном, Кларком, Стругацкими - мир развивался и населялся разными народами, расами. Можно сказать – взрослел. Взрослел вместе с его создателями, а потом дети стали совсем взрослыми. Важными и солидными. А вот меня обвиняют в том, что я хоть и стал таким же солидным, но так и не стал достаточно взрослым. Но что поделать, если я больше люблю сказки и фэнтези, чем детективы и другую серьёзную литературу. В том мире моя страна – Зелия, а моего закадычного друга – Гринея, надо ли говорить, что мы постоянно воевали – лично, в деревянных д��спехах и деревянными мечами, и целыми армиями самодельных бумажных солдатиков. Воевали, заключали мир, создавали политические и торговые союзы. Но он, в итоге, свою страну забросил, а я нет. Вот Листик и поселилась в той стране, в том мире. Николай Берг «Мы из Кронштадта. Подотдел коммунхоза по очистке от бродячих морфов»

Серия «Эпоха мертвых. Мир Андрея Круза» Цикл «Ночная смена» Книга в цикле 4 Страниц 408 Тираж 7000 экз. Аннотация Человечество привычно к войнам. Любимые герои у людей – военачальники. Вся история – сплошные битвы. Потому, когда мир захлестнуло ордами восставших мертвецов, ничего особенного, в общем, и не произошло. Просто очередная война. Ну, немного


Создатели миров

56

другой противник, а так – дело известное. Привычная издавна работа. Герои книги уже знакомы читателям по «Ночной смене». Охотничья команда по поиску и ликвидации особо опасных мутировавших зомби. Обычная мужская работа. Комментарий автора Если говорить коротко о произведении - у нас разорвана связь поколений. Раньше при решении проблем смотрели - а как выкручивались из этого положения деды? И с некоторыми поправками учились. Теперь нам старательно вышибают эту связь, то рассказывая, что в проклятое царское время все было ужасно, и вообще история началась с большевиков, а до того не было ничего хорошего (надо отметить, что и до того был такой же подход – все, вишь, с Рюрика началось), потом нам объясняли, что все было ужасно в СССР, и таким образом хоронили ценнейший опыт прошлого. Между тем все, что было раньше, имеет тенденцию повторяться, и принципы выживания в катастрофах нимало не изменились - идет ли речь о пожаре, наводнении или войне. Вот я и попытался в антураже зомбо-беды дать то, что может оказаться полезным в реальной жизни. Потому в книге многовато первой медицинской помощи, многовато всяких нюансов по применению оружия, по выживанию, многовато эпизодов из бывших войн. Если пригодится, хорошо, не пригодится - еще лучше. И самое главное - человек в одиночку ничего не сможет. Потому други - это важно. Алексей Штейн «Еще один человек»

Серия «Эпоха мертвых. Мир Андрея Круза» Страниц 445 Тираж 7000 экз. Аннотация Сможешь ли ты выжить в катастрофе, опрокинувшей весь мир? Противостоять смертельному вирусу, обращающему людей в опасных и почти неуязвимых зомби? Даже если ты, по сути, самый обычный человек и не из лучших? Не герой, не спецназовец, не спортсмен? …Не переживай, выжить ты, пожалуй, сможешь. Для начала — немного везения (ну как без этого?). Дальше… чуть-чуть все же напряги то, что еще осталось в голове, вспомни, что ты знаешь, что умеешь, что видел и слышал когда-то, чему тебя когда-то учили. Ведь учили же, правда? Учили, даже если ты и не учился. А потом – работать, работать и работать. Даже если раньше никогда не приходилось этого делать. Ничего, жить захочешь – справишься. Возможно, ты и впрямь выживешь. А вот как ты будешь жить дальше – твои проблемы. Для начала все же постарайся просто выжить. Комментарий автора Прочтя ЭМ Круза и фанфики на нее - Петрова и Берга - решил пофантазировать сам. С установкой - герой должен быть не крутыш, не специалист, а «серое ЧМО». Обычный. СРЕДНИЙ... и при том - не положительный ни разу. Собственно - такой «как все».


Создатели миров

57

Он сразу читателям не понравился. В нем узнавали черты «а вот это точно мой соседушка знатный долбо..!» Но подспудно естественно все равно примеряли на себя. И огорчались. Потому что БОЛЬШИНСТВО тех самых «обычных», средних людей - не готовы ни к каким сложностям - ни морально, ни физически, ни технически. Нет у них ни запаса горючего в машине, ни еды дома хотя бы на неделю, ни оружия. Ни умения постоять за себя, ни желания это делать. А тем более желания помогать кому-то. И это, конечно, плохо. Хотелось показать - что НЕЛЬЗЯ так жить. И что МОЖНО жить иначе. И нужно. Для этого надо не так и много... хотя и не так мало. Главное - не сдаваться. Ну и думать головой. Все что надо - КАЖДЫЙ знает и умеет, только он об этом не знает или забыл. Вот именно эта цель - чтобы каждый читатель немного повспоминал, что он умеет и может - и ставилась. Ну, и чтобы подумал - как он живет, правильно, или не очень. Книга переделывалась не один раз, по ходу, ибо писалась для себя. Оттого завершилась совсем не так как задумывалась. Был введен, для снижения уровня раздолбайства главного героя, герой второго плана - девушка, причем эдакая... нетипичная. По мнению многих читателей - слишком «героичная». Однако персонаж имел реального прототипа, и весь героизм - вполне в рамках обычной безбашенности. Так же в ходе написания было включено много шуток и розыгрышей интернет-читателей, которые так и остались в тексте. Ну, да и пусть будут, вроде не мешаются. Вообще в книге много персонажей имеют прототипов, или те или иные черты реальных людей. Задумано продолжение книги, описывающее приключения героев в дальнейшем, но пока написание приостановлено. Дмитрий Светлов «Норманн. Право на власть»

Серия «Фантастическая История» Цикл «Норманн» Книга в цикле 2 Страниц Тираж 7000 экз. Аннотация Руслан Артурович Нормашов никогда не мечтал о карьере начальника, тем более самовластного правителя. Тем не менее, нежданно-негаданно он оказался признанным князем Карельских земель. Личная храбрость, находчивость и доброта позволили создать большую по меркам четырнадцатого века дружину. Первая робкая попытка проверить свои силы и воинское умение закончилась успешным походом в Поволжье. Разложенный вокруг него пасьянс интриг вынудил пойти войной на Литву, и снова удача улыбнулась герою. Две громкие победы отозвались среди


Создатели миров

58

русских князей негативным резонансом, ибо в обоих случаях Норманн затронул вековые родственные связи. Комментарий автора Герой книги по-прежнему пребывает в уверенности, что вскоре вернётся в своё время. Воспринимая своё пребывание в четырнадцатом веке как досадное приключение, он в то же время старается извлечь максимальную для себя выгоду. Человек двадцать первого века воспитан на иных приоритетах, он эгоистичен, ставит на первое место свои личные интересы. Вместе с тем окружающие героя люди видит в нём храброго воина и доброго сердцем предводителя. Его стиль поведения и неординарные поступки вместе с загадочным появлением порождают множество слухов. В результате Медвежий замок становится для многих людей центром притяжения. Одни стремятся поступить на службу к храброму и удачливому князю, другие видят в нём борца за справедливость. Сам герой старается использовать складывающуюся ситуацию только для своей собственной выгоды. Он не вникает в окружающий мир, его не интересуют ни правители, ни простые люди. Однако события вырывают Норманна из обособленного мирка, он поневоле вступает в активную жизнь. На первых порах герой книги остаётся статистом, ибо не знает элементарных вещей. Например, в четырнадцатом веке сказать человеку «козёл», равнозначно пожелания ему смерти, на Руси не существовало более страшного ругательства. Обычный торговый караван в Персию превращается в военный поход по Волге и Каспийскому морю. А попытка избавится от непонятных «родственников» заканчивается набегом на земли Литовского княжества. Как следствие, Норманн оказывается в центре внимания сильных мира сего, причём как враг. Юлия Фирсанова «Божественные маскарады»

Серия «Романтическая фантастика» Цикл «Джокеры - карты Творца» Книга в цикле 6 Страниц 409 Тираж 5000 экз. Аннотация Новогодье в разгаре! Большой уличный карнавал, торжественное явление семьи народу, Дикая охота, Праздник Лозы, турниры, состязания менестрелей, грандиозные королевские балымаскарады… Вихрь развлечений подхватил и несет богов. В бесконечном его кружении так сложно угадать, кто скрывается под личиной — родич, друг, враг или возлюбленный? Но только сбросив маски, можно обрести счастье и любовь! Элия и Нрэн вот-вот поймут эту простую истину. А Повелитель Межуровнья немного приблизится к пониманию загадочной женской души. Комментарий автора «Божественные маскарады» - является второй из двух частей 5-ой книги цикла «Джокеры – Карты Творца». Мы снова в Лоуленде, идет вторая семидневка Новогодья. Королевской семье предстоит не только участие в фееричном городском маскараде и балах, но и вполне официальное


Создатели миров

59

явления народу в полном составе. А Судьба уверенной рукой вносит свои дополнения в программу развлечений, новые покушения на принцессу Элию и… похороны. Романтикам могу пообещать решающее объяснение между богиней любви и Нрэном, а так же несколько интригующих сцен с Повелителем Межуровнья - лордом Златом. И, конечно, будет много шуток, розыгрышей и веселья, ведь боги не умеют скучать и даже высокую трагедию норовят обратить в фарс! Юлия Фирсанова «Божественная дипломатия»

Серия «Романтическая фантастика» Цикл «Джокеры - карты Творца» Книга в цикле 7 Страниц Тираж 5000 экз. Аннотация Миром правит любовь! Во всяком случае, в королевском замке Лоуленда, если так угодно богам. Какие бы планы не строило посольство из далекого Жиотоважа, оно неизбежно будет вовлечено в романтическую круговерть. И пока гости разбираются в своих сердечных склонностях, очарованные прекрасными принцами и принцессой Элией, те постараются выяснить истинную причину визита. А из-за чего все дипломатические увертки? Все дело в давней истории с кражей священного камня и осквернением храма, в которой был замешан принц Джей! Комментарий автора «Богиня любви отдыхала за написанием научного трактата, бог-вампир создавал прекрасное мозаичное панно, интриган Мелиор пополнял коллекцию редкостей, бог войны, разумеется, воевал. И тут на тебе – вместо развлечений поручение от короля! Надо встречать по первому разряду большое посольство из захолустного мира. Очаровывать нежеланных визитеров призваны Элия и ее импозантные братья, запугивать – воитель Нрэн. Однако сердцу не прикажешь! Гости, закономерно ужасаясь богу войны, ни в какую не желают увлекаться представленным ассортиментом кавалеров и дам. Юная жрица решительно атакует веселого бога воров, ее старшая спутница вздыхает по королю, только начальнику охраны снятся традиционнонеприличные сны с участием богини любви. Вклад в общую сумятицу вносит явление вездесущего герцога Лиенского и неожиданно открывшийся пророческий дар жрицы. И только божественная дипломатия поможет лоулендцам разобраться в истинной цели визита гостей.» – Вот таким был один из вариантов аннотации к роману в большей степени, чем принятый издательством, отражающий смысл книги. В этой книге читатель, наконец-то, сможет найти ответ на главный вопрос, каким боком связаны мифические Джокеры и семья богов из Лоуленда, а так же узнать об очередных, едва не пошатнувших равновесие в мирах, выходках Элегора.


Создатели миров

60

ЭКСМО Алексей Волков «По обе стороны фронтира»

Серия «Русская имперская фантастика» Цикл «Русский фронтир» Книга в цикле 2 Страниц 352 Тираж 3000 экз.

Аннотация Разгромив победоносную армию Наполеона Бонапарта, русские не стали успокаиваться на достигнутом. Ведь за морями лежала огромная, богатая золотом земля Калифорния, населенная кровожадными, но добродушными индейцами. На Калифорнию положили глаз дельцы из Северо-Американских Штатов. Российский император Александр Первый посылает графа Николая Резанова и лучшего пушкинского друга Вильгельма Кюхельбекера, чтобы они навеки водрузили российский флаг на американском континенте. Русские люди предпочитают действовать мирным путем. Графу Резанову удалось заключить с индейскими вождями договор о дружбе. Но над мирной Русской Америкой нависла угроза со стороны «бледнолицых» соседей – французов и англичан. Впрочем, в нашей реальности все происходило несколько по-другому… Комментарий автора «По обе стороны Фронтира» - это продолжение альтернативной истории Русской Америки. Россия начала обживаться в Мексике, только далеко не все так просто. Тут и революционное брожение, и интриги северных соседей, и налеты команчей... Выдвижение на Великие Равнины, взаимоотношения с индейцами, а на календаре 1825-й год. А история состоит не из одних побед. Так ведь всегда бывает в истории. Андрей Земляной «Крылья Родины. Высший пилотаж»

Серия «Герои Вселенной» Страниц 320 Тираж 5500 экз. Аннотация Когда в 2043 году разверзлись и рухнули небеса, и через открывшийся в зените портал на Землю хлынули полчища инопланетных захватчиков – отразить нашествие чужих удалось лишь ценой колоссальных потерь, применив термоядерное оружие. Но то была лишь первая волна вторжения – противник вновь собирается с силами, время от времени прощупывая нашу военнокосмическую оборону точечными десантами и ведя разведку боем.


Создатели миров

61

Россия отвечает созданием группировки орбитальных крейсеров и летающих авианосцев, на которых базируются эскадрильи построенных по трофейной технологии истребителейперехватчиков. Они – не просто КРЫЛЬЯ РОДИНЫ и стражи неба, патрулирующие стратосферу. Они – последняя надежда человечества на выживание в звездной войне… НОВЫЙ роман от автора бестселлеров «Драконы Сарда» и «Воины Сарда» – не замшелая «космическая опера», как жанр устаревшая еще в прошлом веке. Это сверхскоростной экспериментальный военно-космический боевик нового поколения, с первых страниц врубающий полный форсаж и демонстрирующий чудеса высшего пилотажа! Комментарий автора Идея Крыльев с момента появления неоднократно менялась. Сначала предполагалось, что это будет книга о пилотах-спасателях, и только через несколько итераций пришла к тому состоянию, которое вы можете видеть сейчас. Для начала мне хотелось, чтобы героями книги стали пилоты, несмотря на то, что летного дела я не знаю в принципе. Потом, хотелось чтобы в книге нашли продолжение те политические и технологические тенденции, которые происходят сейчас. Ну и не в последнюю очередь, показать – как должно выглядеть устойчивое общество в 21 веке. Что получилось, а что нет, судить, конечно, вам - читателям. Хочется еще ответить на то, что часто ставится мне в вину, это «рояльность» текста и удачливость героя. Поверьте, судить о качестве и количестве совпадений в жизни, можно лишь в зрелом возрасте. Только к 50 мы накапливаем статистику на эту тему и можем здраво судить. Не верите мне - расспросите тех, кто прошел войну. Как правило, я слышу такие упреки от комнатных летчиков и кухонных стратегов, основным аргументом которых служит фраза «так не бывает» и эпичное «бу-га-га». Интересно, что бы сказал по этому поводу командир роты «тигров», на пути которого попалась пушка со снятым спусковым механизмом и прицелом, и сержантом наводившим пушку через ствол и накалывающий капсюли винтовочным шомполом, ударяя по нему саперной лопаткой. Той роте, кстати, пришел скорый и заслуженный полярный лис.

Елена Звездная «Сосватать героя, или Невеста для злодея»

Серия «Колдовские миры» Страниц 480 Тираж 5000 экз. Аннотация Одна профессиональная сваха, один психолог, тридцать прекраснейших девушек Земли и всего двадцать дней чтобы завоевать сердце высокородного холостяка! Невозможно? Когда за дело берётся организатор праздников Тиана, а заказчиком является серый кардинал галактики – Юлиан Джерг, возможно абсолютно все! И вот «армия любви» с боем и лишениями прорывается в поместье Лериана Джерга, где им совсем не рады. Но разве настоящих солдат страсти это остановит?


Создатели миров

62

Комментарий автора А что касается истории написания Свахи. Одним декабрьским вечером, устав от редактуры Хелл про Обучение, я открыла вордовский док, чтобы написать глоссарий, а получилось... получилось то, что получилось. История про тридцатилетнюю организаторшу праздников, которую почти десять лет назад бросил жених за пару дней до свадьбы, и ее новый неординарный заказ. Мылимое ли дело, получив тридцать невест, заставить клиента жениться на одной из них. Клиента, который совсем не стремится связывать себя узами брака. История веселая, одно только приготовление Тианой каши по рецепту из сказки чего стоит.  А еще там будут козни девиц по устранению друг друга, появление в усадьбе иных привлекательных представителей мужского пола, попытка убийства, и интриги правящих семей. И самое главное от депрессии данное произведение избавляет быстро и надолго.  Юрий Корчевский «Хождение за тридевять веков. Торговый гость из будущего»

Серия «Военно-фантастический боевик» Страниц 320 Тираж 6000 экз. Аннотация Новый фантастический боевик от автора бестселлеров «Заградотряд времени», «Штрафбат времени» и «Штурман подплава»! Пришелец из будущего сплавляется вниз по течению Вечности – из XXI века в XV столетие. Спасение утопающих «попаданцев» – дело рук самих «попаданцев»! Едва не пойдя ко дну в наши дни, он выныривает в Московском княжестве, чтобы стать «торговым гостем» и отправиться за три моря, тридевять земель и тридевять веков – сначала в Персию за пряностями, бывшими тогда на вес золота, а затем в Италию за драгоценным венецианским стеклом. «Попаданцу» предстоит сражаться с татарами на Оке, новгородскими ушкуйниками на Волге и берберскими пиратами на Средиземном море, пережить бури, шторма и кораблекрушения, преодолеть пороги и водовороты времени, чтобы в далекой Флоренции познакомиться с молодым подмастерьем Лео, подсказав тому несколько изобретений и получив в благодарность свой портрет работы нового друга, подписанный: Леонардо да Винчи… Комментарий автора Главный герой случайно попадает в 15 век. Сам инженер-моторостроитель, приходится выживать. Устроился на торговый ушкуй гребцом, после нападения татар и гибели команды стал единоличным владельцем судна и товаров. Выжил, стал торговым гостем, как назывались купцы, хотя в наше время торговлю не любил. Приобретя знакомого из московских купцов, отправляется в Персию за перцем и пряностями. Поход опасный, изобилующий боевыми схватками. После возвращения и успешной продажи пряностей, они с купцом плывут в Венецию за стеклянными изделиями, по пути отбиваются от пиратов-берберов. А главное - ГГ встречается с Леонардо да Винчи. Всего сюжета пересказывать не хочу. У книги будет продолжение, идет работа над вторым томом.


Создатели миров

63

Виктор Дубчек «Красный падаван»

Серия «Военно-историческая фантастика» Страниц 384 Тираж 5000 экз. Аннотация «Бывают такие книги, чей сюжет в пересказе выглядит горячечным бредом. Темный Властелин Дарт Вейдер на имперском крейсере попадает к Земле 1941 года? Иосиф Сталин заключает союз с Дартом Вейдером?! Имперские штурмовики вместе с бойцами Красной Армии героически сражаются против солдат Вермахта??? У такого сюжета – 99.9% вероятности быть чудовищной графоманией. И всего лишь одна сотая процента – оказаться тонкой, на самой грани фола, пародией – и над набившими оскомину книгами про «попаданцев к Сталину», и над космической фантастикой в духе Звездных Войн. Но самое удивительное, что в какой-то момент этот задорный иронический бурлеск, балансирующий на грани между трэшем и фарсом, становится больше, чем просто пародией – и автор, не меняя выражения лица, начинает говорить и о серьезных вещах… Как известно, у России есть два выхода – либо мы сами все исправим, либо прилетят инопланетяне и помогут, причем фантастическим является первый вариант. Так вот, книга Дубчека не фантастическая, фантастическим было наше прошлое. Но, быть может, она поможет сделать фантастическим наше будущее».

Сергей Лукьяненко Комментарий автора Человек я уже не самый молодой, а пишу с юности. Целых четыре романа настрочил: всё по правилам, всё по линеечке – и всё дрянь. В общем, уверился в собственной безнадёжности, махнул на всё рукой и начал писать не для успеха, а для души. Вот тут-то «Падаван» и родился. Странная, бурлескная, пародийная, - но при том совершенно серьёзная, - история о встрече двух невероятно далёких вселенных. Сам не знаю, как она родилась. Я просто выложил на Самиздат несколько эпизодов – и вдруг множество самых разных людей стали требовать «проды». Я стал давать «проды». Сложно отказать, когда тебя так хвалят. А потом перечитал написанные главы и понял, что история «забирает» меня самого. Почувствовал, что именно так, - поперёк любых форматов, - и надо писать. Вот тут уж пришлось засесть за справочники, всерьёз поработать над характерами, деталями мира... объем заметок, планов, схем, набросков и прочих вспомогательных материалов намного превышает объём самого романа. Фактически, под маской пародии скрывается настоящая качественная НФ, которой сейчас остро не хватает. Так с тех пор и идёт. Пишу для души, затем плотно работаю над текстом. «Правилами литературы» сознательно пренебрегаю, а личных правил всего два: всегда знать, что ты хочешь сказать читателю; и уважать этого самого читателя, не давать ему поблажки.


Создатели миров

64

Так написан «Красный падаван», так написана «Эльфийская ночь», по этому же рецепту идёт работа над продолжением истории о Сталине, Вейдере и Коле Половинкине. Наверное, я не настоящий писатель... наверное, я просто пишу то, что очень нравится читать самому. Надеюсь, вам тоже понравится. Юрий Иванович «Путь Невменяемого»

Серия «Магия и Герои» Цикл «Невменяемый колдун» Книга в цикле 8 Тираж 12000 экз. Аннотация С детьми всегда проблемы. Тем более, если это дети Эль-Митолана Кремона, легендарного Невменяемого колдуна. Вернее, речь идет об одном ребенке, любимой дочери Пауле, у которой целых шесть врожденных магических способностей. А когда малютка вырастет, проблемы ее отца станут проблемами всего великого королевства Энормия. Что в таком случае делать его величеству энормийскому королю Рихарду Огромному и всему его Магическому Совету? Естественно, заранее позаботиться о воспитании более чем одаренной Паулы. Тем более что ее отцу сейчас не до мелких житейских дрязг, его ждет дорога. Ведь прекрасный Мир Тройной Радуги снова в опасности! Комментарий автора Казалось бы, совсем недавно, всего лишь пять с половиной лет назад была написана первая книга о Кремоне, обитателе сказочного Мира Тройной Радуги. И хорошо помню, как благосклонно отнеслись тогда читатели к первым приключениям, к становлению молодого мага, который получил несколько странное, а порой и отпугивающее имя Невменяемый. Но что особенно приятно мене, как автору, что любители фэнтези не отторгли книгу из-за названия, а прочитав и полюбив новый мир, уже совсем по-иному воспринимали само словосочетание: Сага о Невменяемом. Так же радуют и многочисленные письма, в которых читатели утверждают, что историю о Кремоне читают всей семьёй, начиная от детей школьного возраста, и кончая пенсионерами. То есть эпопея молодого колдуна получилась увлекательная, понимаемая и близкая по духу для любого возраста. И любой, кто любит сказку и верит в романтику приключений, с нетерпением ждёт новой встречи с уже хорошо знакомым, преогромнейшим миром и его полюбившимися разумными представителями. Этих представителей разумных видов - много. Да и не все ещё найдены, поняты и готовы согласиться на взаимное сосуществование с другими. Поэтому сложностей, а то и угроз для существования всего мира - в истории хватает с избытком. Как-то уж так получилось, что описываемый исторический отрезок времени, изобилует крайне опасными моментами для основных видов разумных существ. А Кремон, волею судьбы, случайностей, обстоятельств и благодаря своей неусидчивой натуре всегда оказывается чуть ли не в самой горячей точке планеты. Да и не только своей планеты, но и ещё двух, которые связаны магическими полями между собой, являясь уникальным творением неизвестных творцов. Года шли, герои взрослели и набирались опыта. А о Невменяемом появилась восьмая история.


Создатели миров

65

А в ней опять прославленный во всём мире герой отправляется в дальнюю дорогу. Нельзя сказать, что на дальнем пути его ждёт война или небывалые трудности, но так как к нему всегда приковано самое пристальное внимание, неприятности не обходят его стороной. А следом за пролитой кровью врагов приходят награды и совсем уж назойливое внимание окружающих. Есть и наивысшие житейские радости, такие как дети, любовь к женщине, семья, верные друзья, но дорога героя продолжается, причем не только по причине его скорейшего излечения. Весь мир Тройной Радуги в опасности. Хочу надеяться, что и эта книга понравится вам, дорогие читатели. Ну и заодно, пользуясь случаем, любезно предоставленным «Создателями Миров», пожелать вам всех благ, крепкого здоровья и приятного чтения! Кстати, в издательстве уже находятся в работе две последующие книги данной серии, девятая и десятая. Скорей всего успеют выйти в этом году, вместе с переизданиями самых первых книг о Невменяемом. С уважением, Юрий Иванович. Роман Терехов «Авантюрист»

Серия «Ролевик» Страниц 512 Тираж 2500 экз. Аннотация Тридцатилетний сибиряк Богдан Романов презирает покой и уют, бабскую болтовню и гламурные тусовки. Ему не хватает приключений в жизни, он прирожденный авантюрист. Поэтому когда подружка приглашает его принять участие в ролевой игре, которая проходит в осенней тайге под Омском, Богдан охотно соглашается. Устроитель игры, небезызвестный Арагорн Московский, замечает в парне немалую силу и талант полководца. Игра переходит в другую стадию – Арагорн переносит Богдана в магическую реальность, где немалым способностям сибиряка находится применение… Комментарий автора К Ролевику я присматривался долго и взялся не сразу. Были опасения, что на середине потеряю интерес к проекту, как это со мной уже случалось, а подводить Алену не хотелось. Начинался мой «Ролевик» непросто, храню как память пару полноценных зачинов для Авантюриста, точнее он тогда числился магом огня. Символ костра и временами вскипающий темперамент героя растут оттуда. Основная задумка была в том, чтобы слегка русифицировать тему попаданца в магический мир. Эльфы и гномы не то, чтобы навязли, надо уметь их готовить, чтобы читателю было вкусно. Возможно, я пошел по легкому пути, избежав стандартного набора рас в своей ролевой игре... Хотя нет, у меня фигурирует орк Сан Саныч, с которым Богдан познакомился на ролевке еще на Земле и потом пересекался в тумане. Мы с Евгенией Лифантьевой придумали и воплотили этот прием, у остальных авторов земляков пока нет.


Создатели миров

66

Сопутствующей задачей было не уйти в славянское фэнтези, поскольку там сказать что-то новое после Марии Семеновой сложно. Наметки по некоторым деталям мира уже были - всегда знал, что запасать идеи впрок полезное занятие. Творить свой необычный и отличный от других мир оказалось увлекательно. Год работы по вечерам и выходным, муки творчества, бесконечные обсуждения сюжета, характеров и деталей с Антоном Перуновым, и вот, книга состоялась. Проект Ролевик привлек достаточной свободой действия. Каркас оказался вполне пластичным инструментом. Да, пришлось моему герою поучаствовать в крупном совместном квесте, несмотря на то, что некоторые читатели считают приключения в тумане не лучшими сценами в книге. Инна Живетьева «Вейн»

Серия «Приключенческая фантастика» Страниц 640 Тираж 2500 экз. Аннотация Вейн – это не профессия, а скорее – призвание. Далеко не каждый может стать человеком, способным ходить между мирами. Дану в этом смысле повезло. Он стал первоклассным вейном. Повезло ему и в другой раз. За могущественный магический артефакт Дар Двуликого, который Дану удалось выкрасть у жрецов, ему посулили большие деньги, но на этом везение вейна закончилось. Жрецы выслали за ним охотников, от которых не укрыться даже в Цитадели – соединяющей Верхние миры с Нижними. А тут еще странно одетый мальчик Юра навязался. Ну как, скажите, этот пацан в джинсах и футболке сумел самостоятельно пересечь границу, отделяющую один мир от другого? Комментарий автора У каждой истории свое начало. С чего начинался «Вейн» – даже неловко говорить, ведь так часто слышишь: «мне приснилось…» Но что делать, если мне действительно приснилась комната на постоялом дворе – очень ярко, в деталях, даже чувствовался запах дождя и мокрого дерева. В этой комнате встретились двое: парень, увешанный амулетами, с арбалетом под рукой, и вполне современный мальчишка в джинсовой куртке. Керосиновая лампа освещала их лица. Я знала, что парень настороже, за ним погоня, и он готов ринуться в еще более опасную авантюру, лишь бы спастись. Знала, что мальчишке очень нужно пойти с ним. Но зачем? Куда? Что за погоня? Этого мне не показали! Я записала сцену и отправила в папку с набросками. Файл пролежал там долго. Я вытаскивала его, смотрела… Нет, не идет. Начала писать другой роман. А потом вдруг открыла этот – и поняла, что хочу его и только его. Для меня, как для автора, в каждой истории есть несколько слоев. И пока они не сойдутся, вещь так и не родится. Мне важно, о чем я буду говорить. Тема эта давно волновала меня: талант – подарок или обязанность? Вопрос может показаться абстрактным, но представьте, что вам, именно вам предложили круто поменять свою жизнь, отказаться от того, что дорого, – во имя исполнения


Создатели миров

67

долга. А ведь как заманчиво употребить талант для себя! Пристроить его поудобнее. Реализоваться в жизни – согласно тем приоритетам, которые приняты в обществе. Но мне важно и как я буду об этом говорить. Что у меня будут опасности и погони, тайны и интриги. Дружба и предательство. Любовь. Путешествие через несколько миров. Я предвкушала это, когда начинала писать. А еще я радовалась, что там будет степь. Я же выросла в Казахстане. Я люблю степь, и вот появились всадники, меднолицые узкоглазые жузги. Народ со своими традициями, от которых ох, как не сладко придется главному герою, Юрке. Можно ли ненавидеть женщину, которая пытается спасти своего сына? А если она спасает его ценой твоей жизни? Много интересного, волнующего, занимательного ждало меня там, на следующих, еще несуществующих страницах. Но было и другое… Я описала свой самый жуткий страх. Страх, о котором я не хочу даже думать, – и мне пришлось пережить его вместе с главным героем. Найдете ли вы его? Угадаете? В моем романе есть жрица и менестрель, авантюрист и лекарь. Фэнтези? Но менестрель носит с собой не только гитару, но и винтовку. Кружит над беглецами вертолет с неизвестной маркировкой. Всего в нескольких шагах – через узел на границе миров, – надвигаются на городок танки. А еще там есть двое мальчишек. Один из тихого пригорода, где течет спокойная, размеренная жизнь, наша, обычная. Другой пришел оттуда, где началась война – так похожая на Великую отечественную. Их пути пересеклись на Середине – единственном месте, откуда можно уйти в другие миры, и куда можно вернуться. Но только в том случае, если ты – вейн. Ну, или если вейн согласится стать для тебя поводырем. Я прожила эту историю от первой сцены до последней. Снова был постоялый двор, и на столе лежала карта, один угол которой придерживала керосиновая лампа, а другой – пистолет. Но какой долгой была эта дорога, которая началась так просто – приснилась.

…В комнате Дан тяжело опустился на лавку. Как же он устал, Шэт побери! Привалился к стене. За окном шумел дождь, тугая струя хлестала из водостока в переполненную бочку. Перед глазами плыла раскисшая дорога. А всего сутки назад он лежал в талом снегу, не смея шевельнуться, и ждал: выстрелят, не выстрелят. Его загоняли обратно в горы, а там с йорами мало кто мог бы потягаться. Но выскользнул. Ушел по оврагу, полному ледяной воды с шугой. Дополз до узла и, уже не думая о погоне, рванул в Краснохолмские пески – оттаивать, согреваться. А потом снова под дождь… Дан встряхнулся, сбросил с плеча арбалет. Начал было стаскивать куртку, но остановился. Выудил из-за пазухи амулеты, все разом, горстью. Там попадались и обычные, каких полно на любом торгу Середины, встречались и дорогие, вроде «когтя», припаянного к стальной цепочке. Отдельно на шелковых шнурах висели редкости: янтарное солнышко, кошка из черного дерева, стеклянная небьющаяся капля, каменный полумесяц. Медный крестик обычно терялся среди них, но сейчас первым выпал на ладонь. Вейн сердито стряхнул его и нашел железное кольцо, грубое, со следами напильника. «Сторожок» по-прежнему оставался холодным. Потеряли? В дверь стукнули. Дан сунул амулеты за пазуху и потянулся к арбалету. – Входи. Через порог шагнул мальчишка-конюх. В руке у него золотилась лампа, и в ее свете Дан с удивлением понял, что пацан не здешний. Скорее всего, из верхнего мира. В джинсах, грязных по


Создатели миров

68

колено. В промокшей джинсовой куртке с молниями и заклепками. С темных волос капает за шиворот. Лицо решительное, точно собрался лбом стенку таранить. – Чего тебе? Мальчишка поставил лампу на стол. – Господин вейн, мне нужно в Бреславль. Срочно. Ник Перумов, Вера Камша, Владимир Свержин, Анастасия Парфенова «Исправленному верить»

Серия «Фэнтези Ника Перумова» Страниц 864 Тираж 10000 экз. Аннотация Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Всем остальным случается промахиваться - резидентам и президентам, владыкам и кухаркам, судьям и подсудимым, Акеле и Шер-хану, наконец. Ошибаются все. Исправляют ошибки - свои и чужие - лишь некоторые. Именно они, знаменитые и незаметные, стали героями уже четвертого сборника серии «Наше дело правое». Государственный врач в ранге прима; объявившиеся в современном Питере боги или же лица, к ним приравненные, боевой подполковник, крестьянская девчонка, она же офицер российского императорского космического флота; а так же пламенные революционеры, дикие огры, московские урбаниды, коты-телепаты, отважные космодесантники и даже заведшаяся в компьютерных сетях вредоносная (на первый взгляд) программа. Будь ты хоть бог, хоть царь, хоть герой, хоть Наполеон или Дарт Вейдер – а исправления ошибок тебе не миновать! Вы еще не решили, заниматься этим или нет? Тогда мы идем к вам! Ответы на вопросы (Вера Камша)

У книги указаны три автора, но на самом деле их больше? Обычно сборники НДП не ограничиваются таким малым количеством участников. И в этот раз не ограничивается. Сборники на то и сборники, чтобы в них были представлены разные авторы немалым числом.  Другое дело, что на обложку НДП издательство выносит наиболее узнаваемые имена, но и здесь, насколько мне известно, будут не «три автора», а четыре: Ник Перумов, Владимир Свержин, Анастасия Парфенова и Вера Камша.

Можете показать содержание? Почему нет? Но в большей степени сборник характеризует предисловие, в нем и задача, которую ставили перед собой составители, раскрывается, и о вошедших в книгу произведениях можно первое впечатление составить.

Какое ваше произведение(я) вошло в сборник? Если верить содержанию, это повесть «Белые ночи Гекаты».  Я о ней говорила в апрельском интервью вашему сайту.


Создатели миров

69

Оно относится к какому-либо вашему «старому» миру или это нечто новое? Совершенно новое. Я считаю, что в сборники лучше давать вещи, которые будут полностью понятны читателю, даже если он сталкивается с творчеством того или иного автора в первый и последний раз. Проработанные, раскрывающиеся из книги в книгу миры подразумевают уйму мелочей, которые в рассказ или даже повесть без пояснений не впихнешь. Пояснения же будут раздражать уже любителей именно этого мира, которым по ходу сюжета придется наталкиваться на фразы сопоставимые со знаменитыми: «Волга впадает в Каспийское море» и «Лошади кушают овес и сено». Кроме того, сборники НДП специфические - в них каждая повесть или рассказ является кусочком единой мозаики. Соответственно, задача учредителей еще и в том, чтобы их вещи сочетались с уже принятыми произведениями конкурсантов, по возможности их поддерживая. В данном случае требовалась современная городская (но не московская!) мистика с элементами детектива и любовной истории. Я ее и написала. Владимир Воронов «Клан Красной Звезды. Книга вторая. Техника победителей»

Серия «Новые герои» Цикл «Клан Красной Звезды» Книга в цикле 2 Страниц 512 Тираж 6000 экз. Аннотация Клан Красной Звезды по-прежнему в бою! Из огня да в полымя попадает Максим Громов, вчерашний автослесарь с маленькой уютной Земли, а ныне – глава воинственного Клана Красной Звезды с планеты Пекло. На этот раз услугами солдат удачи решила воспользоваться Церковь Потомков Создателя. Она нанимает Клан для защиты планеты с мирным названием Земля Обетованная. Для Максима и его воинов она оказалась самым настоящим адом. Опытным бойцам не привыкать к пеклу, в бесконечных сражениях они одерживают одну победу за другой, не подозревая, что все глубже увязают в запутанной игре между спецслужбами и правителями враждующих миров… Ответы на вопросы

Здравствуйте, Владимир Андреевич! Поздравляю вас со скорым выходом «Техники победителей», продолжения «Героями не рождаются». Почему вы решили написать продолжение книги? И вам, Дмитрий, не болеть! Что же касается «Техники», в детстве меня всегда интересовало: а что же произошло в тридевятом царстве после того, как Иван-царевич победил Змея Горыныча, получив за этот подвиг царскую дочь в жены и полцарства в придачу? А тут такая возможность! Ведь герой в первой части не просто победил, с оружием в руках добившись свободы для себя и своих близких! Он еще и повысил свой статус в обществе, устои которого он категорически не принимал. Начав с предводителя группы мятежников, с оружием в руках защищающими свое право на свободу, Максим Громов стал командиром довольно крупного отряда «солдат удачи». А


Создатели миров

70

еще - рабовладельцем. Сразу же подумалось: а каково ему жить в новом статусе? Скажу честно: не устоял перед искушением.

Продолжение будет? Дмитрий, сговорились вы все, что ли? Предложения и просьбы превратить хорошую повесть в посредственный сериал я получаю достаточно регулярно. Самый интересный случай был летом прошлого года. Едва лишь первая часть ушла в издательство, как мне прислали письмо с синопсисом, позволяющим без особого труда превратить 17 авторских листов «Героями не рождаются» в 70! Это, примерно пять(!) томов. Плюс, возможные варианты продолжения. Еще, примерно, на 4 тома. Автор письма еще очень обиделся, когда ему было предложено самому стать писателем и лично воплотить свою идею на бумаге. Все эти «наши – там», «Огромные Человекообразные Боевые Роботы», Галактические империи, межзвездные перелеты, космические сражения и т.д. – не более чем авторские допущения, позволяющие описать общество, отличное от существующего. Поставить, так сказать, социологический эксперимент. Удался он или нет – другой вопрос. Что же касается сериала… В этом случае, герой, как в компьютерной игре, будет выполнять задание за заданием, набирать опыт, трофеи, открывать для себя новые миссии и «секретные уровни»… Вот только литературой я бы это не назвал. Так, книга из серии «прочитал-развлекся-забыл».

Ваши дальнейшие планы? Знаете, я немного суеверен. И не хочу об этом говорить до тех пор, пока мое следующее произведение не будет закончено. Когда же это произойдет, обещаю, СМ будут первыми, кому я об этом расскажу. Творческих успехов вам!

Спасибо. И вам того же  Олег Верещагин «Никто, кроме нас»

Серия «Враг у ворот. Фантастика ближнего боя» Тираж 7000 экз. Аннотация И вновь, как десятилетия назад, в начале 1940-х, горит многострадальная русская земля. Но на этот раз с огнем и мечом идут по ней не фашистские захватчики, а «ооновские миротворцы», вознамерившиеся покончить с российской государственностью и установить на просторах России свои порядки. И вновь, как в годы Великой Отечественной, плечом к плечу со взрослыми, с теми, кто не сдался, не предал, не променял Родину, сражаются мальчишки и девчонки, пришедшие на смену пионерам-героям той священной народной войны. Этих юных воителей можно убить, но сломить их дух не удастся никому и никогда. Комментарий автора Начнём с уже привычного моим читателям признания – книги «Никто, кроме нас!» не существует в природе. Верещагин её никогда не писал… …В далёком 2008 году, когда солнце было ярче, девки красивей и ещё не упал «Фобос-Грунт», а Верещагин только что появился во владениях Мошкова, он очень любил читать многочисленные книги о том, как на Россию напал НАТО… и так далее. Правда, во всех этих книгах его что-то, да не удовлетворяло, и Верещагин поступил просто, как обычно поступал в таких случаях – стал писать на эту тему сам…


Создатели миров

71

…Желания писать повесть у меня не было, и затея вылилась в десять рассказов, объединённых общим названием «Будьте бдительны!» и повествовавших о том, как обороняется в НАТОвской блокаде город Воронеж. Воронеж – потому что я этот город хорошо знаю и, в общем-то, люблю. Рассказы были объединены общими героями – в том числе, мною самим , но в основном – группой подростков. Мне было интересно прикинуть – как начнут меняться в такой ситуации потребители ВКонтакте, жвачки, пивасика и рэпчика в такой ситуации. У меня они изменились довольно сильно и в лучшую сторону… Рассказы я довёл до финала истории с войной. Действие последнего из них – «День Победы» – разворачивается уже после окончания новой Отечественной Войны. Собственно, цикл был вполне завершён. Но дело в том, что я, следуя своей традиции, «для реализьму» напихал в текст коротких отсылок к событиям, которые в этом же самое время происходят в других местах России и даже мира. Поэтому нет ничего удивительного в том, что примерно через год появились ещё десять рассказов – сборник «Крылатая сотня», в котором повествовалось о кубанских казачатахмотопланеристах. А ещё через полгода – пять рассказов цикла «Тамбовские волки», в которых действие происходит в то же самое время на моей родной Тамбовщине. Основные герои во всех трёх сборниках, конечно, разные. Но так получилось, что они или упоминаются в других сборниках или даже присутствуют, как герои второго плана. Собственно, этого я и добивался – получить единое, цельное полотно, так сказать. А когда я его получил, то задумался – ни по объёмам, ни по логичности событий, ни по их масштабу это уже не было сборниками рассказов. Так «родилась» повесть «Никто, кроме нас!» Рассказ о войне русского народа против новых оккупантов. Войне, конечно же, победной – иных вариантов не предусматривает история, любая открытая война против нас заканчивается поражением врага, как бы силён он не был. Войне, увиденной глазами юных… …Должен признаться читателям, что за время, прошедшее с момента написания первого рассказа, я глубоко изучил проблему и отказался от своих прежних взглядов. Ни военное, ни финансовое состояние НАТО (даже со включением США) не позволит этому пародийному «военному блоку» провести сколь-либо масштабную наземную операцию. А уж тем более – ввязаться в полноценную войну с Россией. Но книга – книга осталась. И не потеряла, по-моему, своего смысла. Смысл её не в войне как таковой. Я хотел показать и показал, как на ровном, казалось бы, залитом асфальтом месте прорастают из окукленых душ русских подростков Отвага, Вера, Любовь, Решимость – и многие другие качества, которые делают человека – Человеком. Это и только это на самом деле важно… …Кстати, в этой книге нет рассказов из пишущегося сейчас цикла «Клич мятежников», который сюжетно плотно примыкает к ней. Его ещё можно было бы назвать «А в это время в Америке…» Там я решил продемонстрировать, каким будет конец псевдогосударства США и псевдонации, довольно нагло названной «американцы» (как будто кроме США в Америке больше ничего нет, и никто не живёт!) Но не только конец – мне захотелось показать, что именно возникнет на этом месте – и почему. А ещё – дать читателям увидеть, что Люди живут и там.


Создатели миров

72

Милослав Князев «Полный набор. Бог Дракон»

Серия «Новые герои» Цикл «Полный набор» Книга в цикле 5 Страниц 416 Тираж 11000 экз. Аннотация На веселую семейку в прошлом попаданца, а ныне северного варвара, Великого князя, владетеля Проклятых Земель Ва`Дима, его двух жён-эльфиек и двух неугомонных остроухих отпрысков приключения валятся буквально с неба. Ага. На сей раз в виде дракона, которому вдруг захотелось жениться и попутно стать богом небольшого симпатичного мира, где на его беду эта самая семейка обитала. Невесту-то дракон нашел, но вот со взаимностью оказалось все не так просто, особенно когда упомянутые персонажи вмешались в процесс, и все пошло совсем не так, как бог-дракон планировал. А что? Сам виноват. Нельзя же оставлять без присмотра пространственный портал, сокровищницу и дракону-невесту, пусть и в клетке под замком. Теперь ищи, догоняй, мсти и восстанавливай репутацию, если, конечно, получится. В чем, однако, автор истории сильно сомневается... Комментарий автора «Бог дракон» – это пятая книга цикла «Полный набор». Первые три: «Великая миссия», «Месть тёмной эльфийки» и «Свой замок», на самом деле представляют собой единое целое. Четвёртая «Война с орками» стоит немного особняком. Она как бы сама по себе, хотя и рассказывает о приключениях того же героя в том же мире. Пятая в этом смысле на неё похожа, но имеет и свои отличия. Кроме непосредственных приключений и странствий в «Боге драконе» завязываются интриги как на следующую книгу «Полный набор. Империя», так и для уходящего немного вбок и расширяющего мир цикла «Чёрный единорог». Но это, конечно же, не главное. Основное отличие заключается в том, что в пятой книге герой действует не один или со своими эльфийскими красавицами. В конце концов, он не в вакууме живёт. У попаданца с Земли простого парня Вадима уже подрастают дети, и обойти их вниманием в повествовании никак нельзя. Но это вовсе не означает, что хитрые маленькие полуэльфы вытеснят из книги отца. Просто они очень ловко умеют находить приключения на голову своему папе и длинные эльфийские уши своим мамам. А тут ещё совсем не вовремя дракон, возомнивший се��я богом, прилетел… В общем, будет весело.


Создатели миров

73

Издательский дом «Ленинград» Юрий Погуляй «Мертвая пехота»

Серия «Ветер войны» Тираж 5050 экз. Аннотация Через месяц жизнь в империи некромантов изменится. Прежде великая галактическая держава содрогнется от обрушившихся на нее несчастий. И первый удар примут не император и не могущественные семьи с других планет. Первым делом жизнь перемелет судьбы простых людей. Отчаянного десантникаштурмовика, рядовой абордажницы, уставшего от службы офицера, жрицы храма мертвых и угрюмого дознавателя Дома Раскаянья. Пять героев. Пять судеб. Пять ниточек в паутине заговоров. Вторжение начинается. Комментарий автора Сразу хочу сказать, что не могу назвать "Пехоту" проектным романом, в котором задан мир и его границы. Когда ко мне обратился Дима Самохин, координатор "Ветра Войны" с предложением написать про "некромантов в космосе", я как раз думал над "дарккосмооперой" и находился на распутье, размышляя, а не забросить ли мне вообще это книжное хобби куда подальше. Мне кажется, что я принял верное решение, взявшись за этот роман, потому что - по отзывам - он получился.  Это история о возвращении из глубин космоса военного корпуса, порабощенного извечным врагом империи Лодена - инсектоидами. Это трагедия женщины, лишившейся мужа и сына из-за интриг планетных лордов и обреченная преданно служить тому, кто стоял за этим. Это пелена безумия дознавателя-бунтаря, столкнувшегося с заговором внутри империи и готовым пойти на все, лишь бы вывести виновников на чистую воду. Это лихие приключения штурмовика "Кровавого мора" оказавшегося в джунглях планеты, атакованной мутировавшими воинами империи. Это муки выбора высокопоставленного офицера, зараженного инсектоидами и оказавшегося между двух огней: либо смерть от клеща, поселившегося в его теле, либо гибель от рук товарищей, если те прознают о его беде. Каждая из историй, так или иначе, повлияет на судьбу Империи. Вот о чем этот роман. Надеюсь, что он понравится читателю.

Автор: Дмитрий Аникин (Забатар)


Создатели миров

74

Произведения и отрывки Произведения Принято считать, что авторы, пишущие повести и романы, не размениваются на «мелочи» и не обращают внимания на малые формы. Но это не совсем верно. Многие авторы время от времени пишут рассказы, эссе, зарисовки и даже стихи. Именно в этом разделе мы будем публиковать милые «мелочи», предоставленные авторами нашего сайта. Возможно, этот раздел поможет вам узнать наших авторов с другой стороны и раскроет их таланты и возможности более полно. Надеемся, раздел «Произведения» не останется без вашего внимания.

П. Стефанкин и Ирина Зауэр «Просто один танец» Звезды вспыхивали на бархатно-черном небосклоне, отмечая путь ночи - каждую минуту зажигалось по новой звезде, и было их без счета, этих ярких камней из неиссякаемых сокровищ властительницы темноты. Слабый ветерок трогал листву - осторожно, словно не желая тревожить сон деревьев, в чаще стрекотали сверчки, и временами далекий филин гулким уханьем напоминал, кто ночной хозяин леса. Я сидел у костра и смотрел на танец пламени. У каждого свои причуды. Кто-то любит смотреть на неспешное течение воды и думать о вечном. Кто-то любуется загадочными и далекими звездами, мечтая о принце на белом коне, о могучей магической силе, о безграничной власти. Кто-то ночью в подвалах алчными глазами пожирает золото, и тоже мечтает - о золоте, конечно. А я часами наслаждаюсь созерцанием огня - реального, и другого, сотворенного моей волей. Пламя радостно вспыхивает. Всадник на длинногривом жеребце скачет над огнем. Бесстрашный и могучий воин. Он не знает, что такое сомнение, раздумье. Он отважно бросается в испытания, которые преподносит судьба, и побеждает. Или умирает. Перед всадником из пламени вылетает свирепый дракон. Он издает боевой клич - клич охотника, нашедшего свою жертву. Дракон не сомневается - он царь природы. Он не знает, что человек многие столетия назад присвоил себе это звание. Дракон расправляет крылья и камнем падает на храброго рыцаря. Копье взлетает в последний миг. Мир вздрагивает, раздается крик боли и удивления. Король умер, да здравствует король! Новый король!


Создатели миров

75

Не знающий страха и упрека - это не про меня. Я боюсь, я очень боюсь. Трудно сказать, что меня страшит больше: потерять любимую сестру, мою Ринни, или увидеть Смерть. Еще рано и не слышен Ее плач. «Слезы Смерти» - так называют эти камни, один из которых темнеет в центре поляны. Только безумец придет сюда, к Ней. А я безумен в своем отчаянии. Иллюзии... Слабенький маг-иллюзионист. Вот мой удел, потолок возможностей… Если бы я был настоящим магом, то Ринни не лежала бы сейчас, умирая. - Моя бедная сестренка, я спасу тебя, обязательно спасу, даже ценой своей жизни... Из огня в воздух взлетает гибкая фигурка. Бегущий олень, чьи прыжки исполнены дикой мощи и грации. Он напоминает стрелу, пущенную крепкой рукой охотника. Еще один силуэт. Волк. Его движения завораживающе хищны. Борьба за жизнь: одни созданы для красоты, другие, чтобы убивать. Сильный вершит свою судьбу - слабый подчиняется. Но сила и слабость - ничто перед простой случайностью. Все в мире подвластно ей - именно она подводит нас к выбору, влияя на него. Случайности подчинены и сила, и слабость... «Сегодня удача благоволит слабым», - подумал я. Волк, который был на расстоянии прыжка, вдруг спотыкается и пропадает в пламени костра. Олень останавливается и глядит на меня. Его фигура тает, и скоро на меня смотрят лишь его глаза, смотрят прямо в душу. Я взмахнул рукой, прогоняя эту марь. Глаза исчезли. Я вспомнил Ринни, лежащую в постели, - бледное лицо - даже веснушки словно бы выцвели, растрепанные кудряшки... и глаза. Я никогда не забуду ее глаз. Они спрашивали меня: «За что?». Я молчал. «Ты мне поможешь?» Я отводил взгляд, и смотрел только на ее руки, которые крепко зажали в горсти одеяло, словно пытались схватиться за жизнь, хотя битва была почти проиграна. «Когда это закончится?..» Я не знал ответа... Вернее, я видел перед собой только один ответ любимую сестренку, которая тает в огне болезни, угловатую девочку, которая так никогда и не вырастет, не превратится в красавицу... И я уходил, не в силах больше смотреть на нее. Языки пламени вспархивают в воздух, и под моим взглядом оживают два новых силуэта. Я представил, что это девушка и парень на балу, им весело и хорошо вдвоем. Забыв об окружающем мире, они сами становятся танцем. Их движения легки и изящны. Юноша кружит свою подругу, которая с радостью отдается воле партнера. Ее лицо освещает улыбка. Две фигуры все выше взлетают к звездам, смех становится все тише. Они рассеиваются, лишь редкие искры еще не гаснут, словно не веря, что в нашем мире нет ничего вечного. Но вот и они осознают, что в жизни всего сущего наступает момент, когда нужно просто уйти. Они вспыхивают все разом и исчезают. - Как красиво... - сказал голос за моей спиной. Я обернулся. Возле камня, слегка касаясь его складками темной накидки, стояла девушка... нет, это была женщина... Пригляделся и понял - я никогда не сумею сказать, какая она, зато точно могу сказать - кто. - Госпожа... - я начал вставать, испытывая одновременно и страх, и странную горькую радость ведь я пришел сюда именно для того, чтобы встретиться с Ней, но ведь Она же Смерть, а я смертный. Она может сделать со мной все, что пожелает, а я пришел просить ее. - Сиди. И, можно, я тоже присяду? Я потрясенно кивнул: Смерть спрашивала у меня разрешения сесть! И даже не рядом со мной, просто - сесть. Она села на Камень. Ведь это был Ее камень. Накидка... Нет, не носят люди таких накидок! Но это было и не платье, и не плащ, и никакое другое одеяние. Вообще не одежда. Когда складки на


Создатели миров

76

какой-то миг разошлись, я увидел... Не могу сказать - что. Я ослеп на миг от того, что увидел, а в следующий миг забыл увиденное. - Это было красиво. Что это? - Танец, - сглотнув ком в горле - вот, наконец-то, страх, подлинный дикий страх, начал овладевать мной... Не вовремя, как всегда. - Просто танец. - Просто? Нет. Она смотрела на меня, и я не мог не смотреть на Нее. Лицо Смерти все время менялось, пока вдруг не стало похожим на веснушчатое лицо Ринни. Я почувствовал уже не страх - ужас. Я опоздал? Ринни уже умерла? Если нет - почему тогда у Смерти лицо моей сестры?! - Покажи мне еще что-нибудь, - попросила Она. Я поднял руку. Она не дрожала, но силы на иллюзию не было - страх выпил все, что было. - Прости, - сказал я, не поднимая глаз на ту, что сидела на Камне. Смерть молчала. В этом молчании не было угрозы. Я вдруг понял - она дает мне время успокоиться. Поступает, как человек, хотя в ней нет и быть не может ничего человеческого. - Как тебя зовут? - спросила Она. - Шиан, - я снова посмотрел на Нее. Хвала всем Богам, Она больше не была похожа на сестру. Это как-то... утешало и в то же время тревожило. Что Она хотела сказать мне этим? - А меня называют Незваной Гостьей, - Смерть усмехнулась, - но для тебя я, должно быть, гостья желанная, ведь ты пришел просить о смерти? - Нет. Смерть посмотрела на меня так... будь Она человеком, я был бы уверен - приподнятые вверх тонкие брови, слегка наморщенный лоб и едва заметное движение губ - это удивление. Но удивляются ли такие, как Она? - Я хочу просить тебя о жизни, Госпожа, - я, наконец, осознал, что сижу, просто сижу, хотя надо бы встать перед Ней на колени и просить, просить, не поднимая взгляда от травы. Если бы Она не сказала мне «сиди». Кто знает, было это разрешение или - повеление? - Моя сестра умирает. Молю тебя, не забирай ее сейчас! Ринни слишком юна, ей всего лишь пятнадцать. Она так любит жизнь! - Все любят Жизнь, и никто не любит Смерти. Она вдруг стала строгой и немного пугающей, какой и должна быть Та, Что Приходит За Всеми. Невидимая рука подняла меня на ноги, а потом она же заставила согнуть спину в глубочайшем поклоне. - Госпожа, прости меня... - Не за что, - остановила Она, - ты ничего не сделал. Я посмотрел на Нее. Ничего не сделал? А мог? Да ведь Ринни сейчас умирает... А Смерть сидит на Камне и говорит, и удивляется, и гневается - как человек! Тогда, может быть... - Помоги мне, - я попросил Ее, как человека. Все любят жизнь, и никто не любит смерти. И я не могу полюбить ее. Но уважение и еще что-то, ради чего один человек всегда готов потянуться к другому, как открытая ладонь, как ниточка сердца, как понимание, - вот что было между мной и Нею. Здесь и сейчас, когда я отчаянно нуждался в Ней, я понимал Ее. - Я помогу тебе, - сказала Она, принимая мой дар, каким бы он ни был. Я зажмурился так, что в уголках глаз выступили слезы. Вот и все. А теперь она скажет... - Потанцуй со мной. Мои глаза распахнулись так широко, что слезы, которые не успели пролиться, разом высохли. Ведь я ждал совсем не этого.


Создатели миров

77

- Потанцуй со мной, Шиан, - сказала Смерть. - Я не стану забирать твою сестру. О цене Она не сказала ни слова. Или я неверно понял Ее? Она просто просила потанцевать с ней. Смерть, женщина, просила меня, мужчину, оказать ей честь танцем. Как я мог отказать ей? Даже не любя Ее, всего лишь понимая, и то я знал, что это понимание пройдет, забудется... если у меня будет время забыть... Потанцевать? Я поглядел на Нее. Чудовище… нет, женщина… Женщина стояла передо мной и знакомым взглядом смотрела на меня. Ринни всегда так глядела, когда хотела узнать, идет ли ей платье, или когда упрашивала меня купить ей очередную безделушку. Страх и безнадежность сменились пониманием и покоем. Я знал, что Ринни будет жива, остальное было неважно… Она уже знала, что я согласен. Через мгновение после того, как я понял это, Госпожа стояла рядом. От Смерти пахло осенью и дождем. Я положил руки на ее тонкую девичью талию и заглянул в глаза, глубокие и ясные, как Истина. И мы сделали первый шаг, первое па. Трава не мешала; не мешало даже то, что тут не было музыки. Я слышал музыку - в шуме деревьев, в шепоте распахнутых над нами удивленных небес даже небо не видело, чтобы Смерть когда-либо танцевала! - и в наших собственных шагах. И Та, Что Приходит За Всеми, я чувствовал это, слышала ту же музыку. И чем дальше, тем больше Смерть казалась мне похожей на Ринни. Я и танцевал с Ней, как с сестрой, присматривая за каждым движением - не оступилась бы, не сбилась с ритма, все-таки младшая... С каждым новым движением мир менялся, или это я сам становился другим... Может быть, просто потому, что теперь я был спокоен за Ринни и мог думать о той, с которой я танцевал сейчас, и только о Ней. Я танцевал со Смертью, и этот танец до последнего движения принадлежал только Ей. Ринни приходила сюда каждый год, хотя это место называли проклятым. Для нее - скорее благословенным, хотя это было странное благословение - благословение горькой радостью, выступающей слезами скорбью и мистическим ужасом, неразрывно соединенным с желанием увидеть брата. Поляна. Камень - «Слезы Смерти». На нем иногда выступает ослепительно-белая соль, которую нельзя есть. Ринни нашла бы дорогу даже с закрытыми глазами; не глаза вели ее - сердце. Сердце, которое должно было остановиться, но стучит до сих пор, которое может испытывать радость или печаль, или - вот как сейчас - страх и надежду... Надежда - самое странное чувство на свете. Чаще всего для нее нет никакой причины, но тем она сильнее, чем громче не признающий надежд разум говорит, что уже не спастись и не спасти. Девушка ждала с безумно колотящимся сердцем, но когда в вечернем воздухе начали проступать две полупризрачные фигуры, вдруг успокоилась. Одной из фигур был Шиан, ее брат. Он не позволит снова причинить ей боль, оградит от беды и даже от взгляда той, с кем он танцует, если Она захочет посмотреть на Ринни. Это он спас ее - девушка знала это так же точно, как и то, что утром обязательно взойдет солнце. Ринни поднялась с ложа болезни на следующий день после того, как исчез брат, слабая, но больше не сжигаемая безжалостным огнем боли и жара, ее смертельных врагов. Первым, о чем она спросила, было «Где Шиан?». Мама рассказала ей о том, что его нет уже сутки, что брата искали, но не нашли даже его следов, словно такого человека никогда и не существовало на свете. Призрачные фигуры медленно, плавно двигающиеся по поляне, становились отчетливее. Шиан совсем не менялся. С тех пор, как четыре года назад ее впервые привело сюда странное чувство,


Создатели миров

78

что на этой поляне она обретет то, без чего невозможно жить, брат оставался таким, как она помнила его. Помнила не очень хорошо, и если бы не странный зов, год за годом в один и тот же день и час притягивающий ее на поляну, то, наверное, забыла бы совсем. Как почти уже забыла мама, хотя - как мать может забыть родного сына? Впервые заметив, как при имени «Шиан» глаза матери наполняются удивлением, Ринни ощутила боль и обиду, а потом поняла, что с ней происходит то же самое - она перестает помнить брата... Шиан. Невысокий темноволосый юноша танцевал с той, кого больше всего страшится каждый человек. И он улыбался Ей, танцуя, и иногда покачивал головой точно в такт неслышимой музыке. Если Ринни отваживалась прислушаться, она начинала ее слышать: Не полдень - полночь, не шаг - полет... Вечерний воздух прохладой дышит. Легко однажды пойти вперед На зов, который никто не слышит, Никто из многих, никто из тех, Кто верит слепо пустым наветам... Как безмятежен, как чист твой смех. О Смерть, скажи мне, да ты ли это? Я все бы отдал - ты не взяла. Один лишь танец - тебе наградой. На тонкий стан твой рука легла, Пока мы вместе, пока мы рядом! Твой нежный голос - звон серебра, Трепещет сердце при этом звуке... Ты слышишь песню? Танцуй, сестра, Пусть танец свяжет сердца и руки. Два силуэта, словно дымка, парили над землей. Смерть окутывал невесомый плащ, делающий ее крылатой. Лица ее не видно, но Ринни была уверена, Она улыбается. Танцующие были счастливы в своем танце, они жили им… Звуки мира то исчезали, то появлялись, точно робкие дети стеснялись мешать взрослым, а звезды мерцали в такт движениям партнеров небывалого танца. Шиан то отпускал от себя Смерть, то снова ловил ее руки, ее взгляд, каждая ее улыбка находила ответ. Вот особенно удачное па - и Смерть засмеялась радостно и безмятежно. Смех ее вызвал к жизни волшебство: над камнем, который люди называли «Слезы Смерти», сумеречный воздух словно взорвался дивным фейерверком. То была потрясающая воображение феерия цвета, образов и смеха. Красочные цветы чередовались с невиданными животными, сказочными пейзажами, лицами людей - счастливых людей. Таких, как эти двое, что танцевали, словно и не видя, как все более и более прекрасные образы вспыхивают над Камнем... Они были одиноки в этом мире… Одиноки вместе, но так близки друг другу… Их фигуры стали растворяться, словно утренний туман… Песня звучала все тише и тише. На камне слезы твоей души Нет горше соли, нет доли злее. Доверить Смерти не смерть, но жизнь Никто не смеет, а я - посмею. Я буду дерзок и весел с той, Что всем приносит одну лишь весть и -


Создатели миров

79

Один лишь танец - и весь он твой, Пока мы рядом, пока мы вместе. ...А когда фигуры исчезли в сумерках, Ринни вдруг ощутила себя очень одинокой. Она подняла голову и посмотрела на небо: искорки звезд блистали на медленно темнеющем бархате небес. Звезды не знали ничего ни о жизни тут, на земле, ни о смерти, такой, какую суждено встречать каждому из нас в свой час, ни об одиночестве. Для них не существовало ничего, кроме темноты, окружающей их, и света, который он несли миру. Ринни улыбнулась: нет, она не одинока. У нее есть семья, и брат, которого она может видеть тут каждый год - в один и тот же день и час. «Когда-нибудь, - пообещала она себе, покидая поляну, - я заговорю с Шианом. Может быть, танцующие остановятся, и тогда, кто знает, вдруг кто-то из них ответит мне? Может быть, это будет Шиан... Узнает ли меня? Я верю, что узнает, хотя это ведь он не меняется, а я изменилась. Прежними остались только веснушки... Да, он узнает, и, может быть, Шиан мне улыбнется снова - так, как умел только он. И даже если мне улыбнется Смерть - я не испугаюсь». Она словно наяву увидела лицо брата, улыбка которого точно спрашивала: «Ты будешь храброй?» - Я буду храброй, - ответила Ринни, - храброй, как ты. Где-то в чаще заухал филин, словно отвечал ей за Шиана. В голосе ночного хозяина леса были одобрение и обещание.

Авторы: П. Стефанкин и Ирина Зауэр (Lita)

Людмила Екимова «Подарок данайцев»1 Мело, мело по всей земле, во все пределы, Свеча горела на столе, свеча горела. На озаренный потолок ложились тени, Скрещенья рук, скрещенья ног, судьбы скрещенья. И падали два башмачка со стуком на пол. И воск слезами с ночника на платье капал… И поломалася судьба у человека! Я Пастернака не верну в библиотеку!

Сергей Иванович Костриков читать не любил. Нет, сам процесс ему нравился. Книги пахли вкусно: дальней дорогой, билетами на автобус, громкими фразами: «Поезд отправляется с …надцатого пути!», - и свободой. Журналы пахли жареными семечками, новостями и голосом диктора из телевизора. Газеты - те пахли сплетнями; вкладыши из упаковок с лекарствами - аптекой; инструкции к бытовой технике - краской и пылью. Но везде были буквы; они наползали, шурша, на сознание, 1

Рассказ-победитель конкурса на Фэнзине


Создатели миров

80

въедались в мозг, устраивались там поудобнее, заводили разговоры, как правило - умные или очень умные; шутили, смеялись, сплетничали, окружая Сергея шорохом слов и шепотом смыслов, - и от всей этой кутерьмы он начинал сам себе казаться и умным, и значительным, из породы тех, кто иронично приподнимает одну бровь и хладнокровно бьет без промаха. Ах, да, еще и сражает наповал. Поэтому читал он много. Но читать не любил, что вообще-то было неудивительно: ведь стоило ответить «да», как сразу же раздавалось встречное: «А что именно сейчас читаете?». Ну и, поди попробуй, ответь. Не объяснять же каждому, что зачитываешься инструкцией по применению парацетамола! Вот и получалось, что читать он таки не любил. Но глаз от букв не отрывал, и Клавдия Петровна Кострикова, его законная … нет, не супруга - матушка (супруги Сергей Иванович не завел; как-то не получилось), звала Сергея «пройдисвит», что на местном южном диалекте означало «крайне нехороший человек». «Нехорошесть» Сереги состояла в том, что он дожил до седин (намечающихся), но ума не нажил, супруги не завел, внуков Клавдии Петровне не предъявил, денег зарабатывает «чуть» - лишь себе на пену для бритья, да еще и «ледащий». Последнее, убийственно-точное, значило, что Сергей Иванович крайне мало времени уделяет стройным рядам картошки, морковки и изумрудной помидорной рассады. Потому что глаза «ледащего» постоянно «утыкнуты» в первый подвернувшийся по руку печатный текст. И это было неисправимо. Клавдия Петровна периодически пыталась изменить сложившийся «статус кво», оглашая воздух риторическим: «Сережа! Ты опять?» - и отбирая у сына очередную печатную продукцию. Тот не спорил, покорно кивал головой, но вскорости типографская зараза появлялась вновь, внося раздор в семью и вводя Клавдию в состояние уныния. Исходя из всего вышесказанного, понятно, что к книгам в семье Костриковых относились двояко. Клавдия Петровна их не любила и старалась отвадить от дома; Сергей Иванович душевно млел и не мог не поддаться чарам прелестниц. Ситуация довльно стандартная, нет? А теперь шутки в сторону. Все ниженаписанное - чистейшая правда, господа! Он встретился с ней случайно. В электричке. Надо же! Кто бы знал, что можно встретить свою судьбу в электричке. В тот день Костриков-младший возвращался с работы, ехал из райцентра к себе, в небольшой поселок из пары сотен домов. Привычно постукивали колеса на стыках, привычно ныли руки - поди-ка, целый день потаскай ящики с готовой продукцией! Глаза привычно просили чтива - хоть какого. Хоть схемы движения пригородных поездов. Но читать было нечего, и скучающий взгляд Сергея поневоле остановился на девушке, сидевшей наискосок. Солнышко! Это было первое, что пришло ему на ум. Солнышко, что греет своими лучамиволосами, похожими на теплый, светлый мед; белые гладиолусы, распустившиеся на ее футболке. Потом как-то само заметилось, что у Солнышка, кроме лучей, есть еще и прочие части тела весьма аппетитные. А потом Сергей дернулся вперед, едва не упав, потому что электричка остановилась на очередной станции. Солнышко вскочило, ухватилось за сумку и поспешно выбежало наружу. И вовремя: двери закрылись, электричка повезла Сергея дальше, к Клавдии Петровне и ее драгоценным грядкам… А на скамье осталась книжка.


Создатели миров

81

Солнышко ли ее забыло? Или то Судьба решила побаловать Сергея сюрпризом? Неведомо; да и неважно. Они нашли друг друга… Он читал ее запоем, глотая слова и упиваясь смыслом. Не было привычного безликого шепота в голове - вместо этого с ним говорили герои. Стучались к нему издалёка. Кричали. Если было больно, плакали; смеялись, если было смешно. Ужин он проглотил незаметно, мылся после работы наспех, намеков Клавдии о необходимости прополоть морковь не понял. Матушка, скрепя сердце, отступилась. Она уже достаточно выучила своего сыночка - назавтра будет вменяемый! Ан нет. Утром Сергей вышел к завтраку невыспавшийся, зевая (ясно же - читал всю ночь!), и спросил Клавдию, вроде как шутя: - Мать, а что, у нас умертвии водятся? - Тю на тебя, - сердито буркнула Клавдия, снимая с плиты чайник. Заварила чаю и пошлепала к себе в комнату. - А прикинь, ма, у тебя вдруг - и ноги мохнатые… - задумчиво сказал Сергей, глядя на матушкины потрескавшиеся пятки, мелькавшие над шлепанцами. - Чего? - подала голос та. - Чего ты там начитался, охламон? Это у кого мохнатые-то? - и настроилась было долго спорить, бия себя кулаком в бывший бюст. Но сын спорить не стал, лишь хихикнул непонятно и ушел на электричку. Книга поехала вместе с ним - пристроилась в сумке рядом с пирожками и бутылкой кефира. Весь этот день Сергей пребывал в блаженно-истомном состоянии. Что тревоги и заботы мира сего? Что они - по сравнению с бедами Средиземья? Взятый на обед кефир томительно перегрелся и окончательно закис. Пирожки были проглочены в три сухих укуса. Моложавый Леха, носивший титул «начсмены», был, походя, обозван назгулом и отправлен к Саурону, где ему самое место. Ничего не понявший Леха пренебрежительно скривился, но, на всякий случай, принялся выпытывать у Танечки-кадровички: не принимался ли на работу в ихнее ББППЖТ тов. Саурон? Сауронов? Может, Саурмян? Кажется, в отделе капстроительства была вакансия… В тот же день, на закате, над полем, щедро политым не потом и кровью - водою водопроводною, над драгоценными сотками, летали верткие и тонкохвостые стрижи. Птицы сновали туда-сюда, как иглы в руках вышивальщицы, мало обращая внимания на побоище, что эпически разворачивалось внизу. А там, промеж баклажанно-помидорных грядок, некая тучная особа, которую противник сгоряча иначе как «гоблиншей» не именовал, решила испробовать на прочность свою разношенную обувку, местным народцем именуемую «шлепок». И в качестве испытательного стенда выступала спина злосчастного Сергея Кострикова! Поначалу он пытался отшучиваться. Уворачивался и убегал. Потом понял, что, видимо, сегодня звезды не на его стороне, и смирился - послушно подставил спину под карающий «шлепок», выслушал все красивые слова в свой адрес, повинился. Понял, что ему не верят, и принял это. - Ма, та шо такое? Я ж помидоры вроде полил. Или забыл? Ну, завтра полью. А, ма? «Гоблинша» тяжело задышала. - Ты их полил, Сережа, - сказала она непривычно-медово. - Бросил на грядку шлангу и забыл. Залил огород так, что корни поразмывало! А сорняки не выдрал. Вона, гляди, стоят, стервецы, мордами в пол кланяются, тебе «спасибу» кажут. Завтра, с утра, так попрут - прощай, помидоры. - Ма, да выдергаю я их. С работы приеду и уничтожу!


Создатели миров

82

- Дорога ложка к обеду, Сереженька, - обидчиво завела матушка в одном шлепке, - ты думаешь, я про овощи переживаю? Я про тебя, дурень, переживаю. Ведь живешь одним днем. Лишь о книжках своих думаешь. Помри я завтра - кому ты нужен? Сергей Иваныч мялся, искал правильные и умные слова; наконец, придумал: - Ма! Да что ты, прям, завелась. У тебя этих помидоров в бутыльках полон погреб! Куда еще? Утром встану пораньше и все поделаю. Ну, правда. А молоко у нас есть? Молока охота. С вареничками, с сыром. И пока вздохнувшая и смирившаяся «одношлепковая» Клавдия творила варенички, Сергей жадно бегал глазами по строчкам, лихорадочно перелистывая страницы. О том, что их, страниц, осталось всего несколько штук, он старался не думать. Да и книга не позволяла расслабиться звала, и вела сюжетом, и заплетала мозги событиями, и пленяла сердце героями, к которым Сергей как-то нечаянно и непривычно, но привязался. Теперь он никогда уже не чувствовал себя одиноко - все ему мерещилось, будто мохноногие топчутся где-то тут, за забором, а остроухие засели в кукурузе и зрят оттуда за ним раскосыми эльфячьими глазами. Сейчас вот выберутся из кукурузы, проползут по грядке с баклажанами, вздрагивая острыми ушками, и рассядутся, в конце концов, у старой яблони в кружок. И заведут свое, извечное: «О, Элберет Гилтониэль…» А хоббиты закурят трубочку. А… а этому козлу точно надо дать в морду! Ишь, колечко ему подавай! Правильно мелкий деру дал. И поздно теперь на кулак сопли мотать да причитать: «Фродо, Фродо, я хороший, дай колечко!» Знаем мы таких хороших! Сергей Иванович довольно потянулся, принюхался к запаху вареничков и зашуршал страничками дальше. Вот-вот в книжке будет конец, и его жизнь вернется в привычное русло! Но чем больше читал, тем все более растерянным и обиженным становилось его лицо. Глаза жадно бегали по строчкам, а губы - губы дрожали. И - вот оно… Книжка захлопнулась. Лежит меж двух жестких ладоней, тихо и смирно, будто и не было ничего. Не было ничего? Сергей Иванович затуманенным взглядом обвел двор, с зарослями вишняка в дальнем углу, с грядками, с колонкой и змеюкой поливного шланга. Звенели стрижи, весело кричали разыгравшиеся неподалеку детишки, теплый летний вечер грел душу надеждой на завтрашний день. В глазах Кострикова стояли слезы горькой обиды. - И… это все? - прошептал он, осторожно беря книжку двумя пальцами за корешок, как жабку за лапку, и приподнимая. - И вот так вот они и разбежались? Глупо! А Кольцо? А мохнолапый? Подохнет, как пить дать, не дойдет! Ну что за баран этот… - он перевернул книгу, взглянул на обложку, - этот Толкиен! Потом взгляд его скользнул ниже, где значилось: «Книга первая». Сергей Иванович задумался, но думал недолго, потому что Клавдия Петровна позвала его есть варенички. Следующий день выдался мрачным. Мрачный Костриков мрачно проснулся, кисло сказал матушке «привет», завтракать не стал и мрачно умотал на электричку. На работе сослался на срочно выдуманную хворь и взял отгул. Вышел за ворота склада, где работал грузчиком. И… хоронясь и оглядываясь, прижимаясь к заборам и страшась встретить знакомых, краснея и


Создатели миров

83

бледнея - неумолимо крался по направлению к местному рынку, где можно было купить все, в том числе и практически любую книгу. В начале книжного ряда он облился холодным потом и почувствовал себя пацаном, пытающимся в первый раз купить в аптеке презервативы. Ну как, как признаться, что ему, дядьке «под сорок», срочно нужно добыть продолжение этой самой, по общим понятиям, «белибердени»? Но все оказалось просто и прозаично. «Белибердень» нашлась быстро, продавцу было все равно, что там Сергей Иванович покупает - книжку про хоббитов или пособие по разведению кроликов, и уже скоро он держал в руках вожделенное продолжение. Целых две книги продолжения! Ноги сами понесли его прочь от рынка, к вокзалу, где он нашел свободную лавочку и уселся ждать электричку домой. Руки раскрыли обложку, глаза забегали по строчкам… Хоббиты и компания обступили его со всех сторон… ревели трубы, летели стрелы, волновались под ветром ристанийские степи… спешили мимо привокзальной скамеечки люди, не обращая внимания на мужчину с книжкой ну читает себе и читает… долгим эхом перекликались энты; плевалась ядом Шелоб, дрожала земля от поступи элефантов… стучали на стыках проходящие поезда, опускались сумерки, звенели комары, пропыхтел мимо станции последний, ночной рабочий поезд… но пылал Ородруин, и злое око глядело прямо в душу Кострикова, и не было от него спасения! И умирал Смеагорл, и летели орлы, и разбегались враги, и расцветал Хоббитшир; и уплывали кудато печальные эльфы, и Кострикову думалось - плывут они в Бразилию, потому что это - далеко… А на рассвете к нему пришла Галадриэль. - Сережа, - сказала она, улыбаясь и поправляя светлые волосы, - привет. А я тебя сразу узнала. Ты чего это тут всю ночь просидел? Костиков поморгал, приходя в себя, пригляделся к эльфийке. Синяя форменная юбка, голубая рубашка, фуражка красная. Туго свернутый желтый флажок под мышкой. - Не узнаешь меня, что ли? - грустно спросила Галадриэль голосом Ленки Колпиной из параллельного класса. Сердце Сергея Ивановича малость притормозило - и опять застучало, живенько так, бодро! - Ленка… - он улыбался, и сам не замечал этого, - слушай, привет! А ты же вроде уезжала. Далеко. Сразу после школы. Говорили, замуж вышла. - Вышла и зашла, - она неопределенно махнула рукой, и Сергей Иванович как-то сразу заметил, что обручального кольца на пальце нет. - Ну, а ты как? Чего тут, на лавке, всю ночь просидел? Я же нынче на дежурстве, давно за тобой наблюдаю. - Да я… ну, на электричку опоздал, - развел руками Костриков, изображая большое огорчение. - А ночным чего не поехал? - Ленкины бровки изумленно полезли вверх, глаза распахнулись, как в кино. - Ночной же идет в два часа!


Создатели миров

84

Сергей замялся, прикрывая драгоценную книжку большими ладонями, потом кое-как признался: - Ну, зачитался я… тут… вот… - Да? А что читаешь? - Леночка протянула руку, и сердце Сергея сжалось. Вот, сейчас она прочтет название… презрительно дернется уголок рта… снисходительная гримаска скривит ленкины красивые губки, и она высокомерно скажет убийственное: «А, сказочки…» «Лена! Нет, не надо, пожалуйста, лучше молчи!» - Толкиен?! - Кхм… - только и смог выдавить Сергей, страстно желая провалиться подальше вместе с эльфами. - Классная книга, - убежденно заявила Ленка, - супер просто. Я раз пять перечитывала. А ты что же, в первый раз ее читал? Сергей Иванович только и смог, что счастливо кивнуть головой. - Тогда ясно! - засмеялась Лена, - я ее, помню, сначала тоже просто проглотила. Как наваждение какое-то! Неудивительно, что ты не только электричку, но и ночной пропустил. А Сильмариллион читал? - Нет! - Он хуже. И лучше. Не знаю даже. Но ты почитай. - Обязательно! А ты тут работаешь? - Да. Сегодня, вот, в ночь дежурила. Смотрю - Сережка! Сидит, скукожился, страницами шуршит. Вот те раз, думаю! Вот так встреча! - А я тебя сразу и не узнал. Вернее, узнал. Но не тебя. - Как это? - Ну, мне эльфы мерещились, - Сергей улыбнулся. - Начитался до ушастых чертей. И они опять засмеялись, теперь уже вместе. Странно и невероятно, но сплетались тонкие колокольчики ленкиного смеха с сережкиным хохотком, и получилась вполне себе неплохая мелодия… Потом они пили чай у Ленки дома, в крохотной ленкиной однушке, и ленкина матушка, сухонькая и махонькая, смотрела на них то ли умильно, то ли испуганно. - Ты извини, - говорила Лена, - тесно у нас, одни стены. Даже садика нет. - Скажешь тоже! - возражал Сергей, - Садик! Что в нем хорошего? Поливай его, заразу! - Не скажи… - мечтала вслух Лена, - это ведь так красиво, когда все цветет… как в сказке, Сережа! Цветы, цветы, цветы… везде цветы! Такое и поливать не устанешь! - Как в Хоббитшире, - тихо сказал Сергей. - У Сэма, - подхватила Лена, поняв с полуслова. - Везде цветы, а на самой большой клумбе белые гладиолусы… Сергей только и смог - сглотнуть да головой кивнуть… Прошли сутки, и мир накрыло воскресенье. Оно выдалось ясным и росистым. Город, конечно, еще спал, но в поселках и деревушках уже кипела жизнь. Кто помоложе - досматривал последний, сладкий, воскресный сон; кто постарше - по холодку направился в места не столь отдаленные: рынок, магазин и церковь.


Создатели миров

85

В какое из этих мест отлучилась тем воскресным утром Клавдия Петровна - сказать трудно. История об этом умалчивает. Достоверно же известно, что возвращалась она уже по первой жаре, разомлевшая и умиротворенная. «Сейчас квасу, - думалось Клавдии, - и полежать. Нет, еще от щитовидки надо выпить. Или от давления. Или не пить? От желудка, пожалуй, выпью» «Гоблинша» довольно вздохнула, похлопала себя по карману, где покоилась свежеприобретененная пачка таблеток от давления, и вошла во двор. И… Застыла на месте. Окаменела. Солью покрылась, как знаменитый столп. Горестно воздела руки, пытаясь издать глас, но вдруг осипла и охрипла. В итоге - лишь простонала тягуче и загнанно: - Мммммм…..??? И выдохнула следом: - Ах, ты, пройдисвит!!! Ох вы, гой еси, точеные помидоры, вальяжные баклажаны! Картошка рядками да укропные поляны! Уж не стоять вам под солнцем, не колыхаться, низко к земле не склоняться! Пришел супостат, черту не брат; грядки рушит, никого не слушат; мамка кричит, надрываицца, а он лишь дурью маицца… - Сережа!!! Раненым бакланом взлетел над огородом вопль и упал замертво. Шмякнулся оземь, аж у соседа барометр показал «буря». Враз онемевшая, шла по огороду Клавдия Петровна, не узнавая его. Где ряды помидор? Где милые сердцу «синенькие»? Где перец, свекла, картошечка? Лишь черная земля, свежевзрыхленная, бесстыдно выставляла солнцу свое нутро, а все, что раньше радовало глаз Клавдии Петровны, аккуратным зеленым холмом было сложено в углу участка. А этот «ледащий», этот «пройдисвит», этот простофиля Сережка упоенно ковырялся в земле, высаживая какую-то непонятную рассаду, щедрыми горстями разбрасывая семена и закапывая в землю луковицы. - Сережа, что это??? - простонала Клавдия Петровна. - Новая жизнь, мама! - воодушевленно ответил Костриков. - Но как же… - она даже не могла закончить. - А так! - сиял новоявленный сеятель. - К черту помидоры! Здесь будут расти цветы! Много! Тут - цинния, там (он вытащил из кармана пакетик и прочел название) - клематисы, у калитки - розы, а там - дельфиниум. И фасоль! - Слава Всевышнему! - облегченно выдохнула Клавдия. - Декоративная! - уточнил сияющий Костриков. Это стало последней каплей. Петровна поджала губы, непримиримо буркнула: «Вольному воля!» - и проследовала в дом. В воздухе появился явственный запах грозы, переходящей в шквал с ливнем. Но Кострикову пока что было не до этого. Он стоял посреди своего Хоббитшира, счастливо улыбаясь, и мечтательно прикидывал, щуря один глаз: - А вот здесь у нас с Леной будут расти гладиолусы. Белые гладиолусы…

Автор: Людмила Екимова


Создатели миров

86

Божественный подарок. О богах и не только… Ну, и в конце нашего выпуска уже привычный для читателя бонус - на сей раз рассказ о космических Сиренах и повествование о Непрощенном. Приятного чтения.

Вячеслав Лазурин «Сирены» Они существуют. Не только на страницах античных поэм и средневековых бестиариев. Память о сладкоголосых демонах до сих пор тлеет в душах погибших моряков, чьи кости некогда усеивали скалистые берега. И тлеть будет вечно, несмотря на то, что челюсти столетий давнымдавно перетерли людские останки в прах, вместе с перегнившими скелетами разбитых судов. Треск крушившихся кораблей, приглушенный чарующими нотами, помнят даже морские ветра Земли. Но только не люди двадцать шестого века. Ведь сбегая с умирающей планеты-матери, они полагали, что легендам прошлого нет места в будущем. Даже не представляя, что там, откуда Солнце кажется крошечной точкой, беглецов ждут воплощения забытых мифов… Таинственные пропажи звездолетов на дальних маршрутах объяснялись учеными чем угодно, от актов пиратства до пространственных аномалий. Но самой распространенной оказалась теория о массовом саботаже пилотов, недовольных политическим режимом. Хотя были и нелепые догадки, а среди них - слухи о космических сиренах, губящих корабли. Но они казались глупыми выдумками последних романтиков, отчаявшихся найти смысл жизни за пределами родной Солнечной системы. И в легенду, воскресшую после долгого забвения, мало кто верил. Но Элиоту Дестену, пилоту в третьем поколении, пришлось поверить. Сразу после того, как бортовой компьютер его челнока засек необычный сигнал связи… *** Время тянулось долго. Невыносимо долго. Уже в который раз Элиот с надеждой глянул воспаленными глазами на крошечный дисплей хронометра, зеленые цифры которого медленно отсчитывали вечность. Тридцать шесть часов после старта. Это все, что бортовой компьютер мог сказать пилоту. И ему давно пришлось смириться с тем, что, вырвавшись за пределы атмосферы, нельзя судить о сутках как прежде. Нет там ни дня, ни ночи, а лишь вечная холодная тьма, в которой леденеет река времени. Ее стремительное течение можно ощутить, только оставаясь на родной планете. Оно становится видимым, когда в его волнах отражается огонь солнечных закатов, когда на нем играют отблески лунных фаз. Именно бурный поток реки времени сметает с деревьев осенние листья, в шелесте которых слышится плеск ее вод.


Создатели миров

87

Даже побывав в мертвых мирах, в усеивающих пустоши чудовищных трещинах Дестен видел узорчатую роспись веков, беспощадных к каменным породам. Казалось, присмотревшись, можно было заметить, как разрушалась их структура, медленно и неумолимо обращаясь в пыль. Прогуливаясь в скафандре вдоль спокойных на вид разломов, Элиот понимал истину, доступную лишь подобным ему - звездным скитальцам. Глядя на чудовищные клыки, обрамляющие черную бездну, он вновь вспоминал слова деда: «Запомни, Эли. Можно обогнать скорость света, но нечего и пробовать тягаться со временем. Оно всегда возьмет свое. Так-то, малыш…» Вот о чем думал пилот, пытаясь не заснуть. Здесь, в открытом пространстве, где нет места человеку, бездушному хронометру приходится доверять больше, чем собственному сердцу… Запястье до сих пор жгло после щедрой инъекции стимуляторов, сделанной перед вылетом. Отчасти она помогала: диаграммы курса не расплывались перед глазами, мелькающие строчки на экране казались четкими. Но зрачки болезненно реагировали на вспышки сигнальных огоньков. Так сильно, что с каждым разом зажмуриваясь, не хотелось вновь поднимать веки. Забавно было чувствовать, как они все больше тяжелеют в невесомости. Тридцать семь часов после старта. А впереди - почти две трети пути. Две трети вечности, делящейся только на инъекции стимуляторов и дозы внутривенного питания. Потом воспоминания о самом долгом, продолжительностью в сто часов, полете будут казаться иной, совсем другой жизнью, вне времени и реальности. Дестен вяло пошевелил затекшими ногами. Затем, утопив кнопку на подлокотнике, поднял спинку кресла и почувствовал, как хрустнули позвонки. В кабине транспортника особо было не развернуться - пилот мог, не выпрямляя рук, дотянуться до стен. Но Элиот не жаловался. Он привык. Конечно, можно было поднять, словно крышку гроба, защитные экраны, и звезды за стеклом создадут иллюзию свободы, но… «Не верь романтикам, которые греют задницы на планетах и распинаются о красоте Вселенной. В космосе есть лишь точка «А», отправной пункт, и точка «В», твоя цель. А еще - пространство между ними. И чем оно больше, тем меньше в этом прекрасного, Эли…» Дестен давно перестал испытывать восторг, свойственный молодым пилотам, при выходе в космос. Мечты и фантазии, сжигавшие душу юного Элиота при работе с учебными симуляторами на Земле-2, в реальных условиях начали гаснуть, превращаясь в безразличие такое же холодное, как пространство за бортом. С каждым новым полетом, звезды все больше тускнели, теряли грани и со временем стали всего лишь безликими ориентирами для навигации. Потому лепестки защитных экранов закрывали кабину плотным бутоном, а Дестен внимательно следил за диаграммой курса на дисплее, доверяя глазам машины больше, чем своим. Он так и не понял, чего не любил больше, смотреть на звезды, или показывать им себя. Тридцать восемь часов после старта. Пальцы пилота пробежались по сенсорным клавишам, настроив программу связи на одновременное сканирование всех частот. Нет, он не надеялся поймать чей-либо сигнал, да и невозможно это было. Здесь, вдали от планет и орбитальных станций, накрывающих друг друга веером радиоволн, нечего было надеяться на что-то, кроме безмолвного шипения динамиков. Но Элиот любил слушать этот звук. Дед говорил, что он напоминает шум океана. Нет, не той пресной лужи на Земле-2, а настоящей колыбели человечества, которую Дестен никогда не видел.


Создатели миров

88

Приборная доска расплылась перед глазами, и пилот с трудом подавил желание приложить запястье к медблоку, внутри которого хищно притаилась острая игла. «Интервал между дозами не меньше семидесяти часов, - повторял про себя пилот зазубренную инструкцию, - еще рано, еще нельзя… Черт!» Веки непокорно смыкались. Элиот почти наугад ткнул по кнопке на передней панели, и шипение динамиков стало громче. Непослушными пальцами он постарался отцепить ремни, прижимающие его к креслу, но получилось только несколько их ослабить. Достаточно, чтобы взлететь над креслом и, болтаясь в застежках, почувствовать, как воздух кабины холодит вспотевшую спину. «Не спать, только не спать, думай о чем-то, думай. Есть точка «А» - орбитальная станция Виго14, где я набил отсек торием. Чем, черт подери?! Ах да, торием, все верно. Есть точка «В» - Сириус3, где будет долгая и нудная авторазгрузка, тогда и поспишь, а сейчас не смей». Дестен тоскливо улыбнулся, вспоминая службу на пассажирском корабле. Где его обязательно сменял напарник, где вместо питательных инъекций - заправленная в тюбики нормальная жратва, иногда даже со вкусом. Когда весь полет можно было доверить компьютеру, а не вести судно самому по сложным, закрученным маршрутам, во избежание патрулей, выслеживающих контрабандистов. Это были времена покоя, утонувшего в прошлом. Потому что проклятые деньги сделали свое дело… Элиот променял комфортную кабину флаера для орбитальных экскурсий на грузовой гроб, летающий на сверхсветовой скорости сквозь запретное пограничное пространство. Челнок был ворованным и раньше пилотировался роботом, напрямую встроенным в бортовой компьютер. Контрабандисты взломали электронный мозг машины и переделали центр управления в кабину для живого человека. Пилоту приходилось питаться внутривенно особой сверхкалорийной гадостью, чтобы не утонуть до конца полета в собственном дерьме. Дестен не выбирал, когда ему предложили новый заработок. Ради спасения дорогого человека, пришлось пойти против закона. Аванс за текущий полет значил гораздо больше, чем просто грязные купюры. Они решали судьбу смертельно больного деда… Гнать контрабанду, притворяясь законопослушным роботом. Что может быть проще? Тем более - планировались три полета, а первые два уже остались позади. И неважно, что текущий рейс самый тяжелый… «Я справлюсь… Обязательно справлюсь…» Логово пилота походило на опухоль, уродующую грудь металлической птицы. Даже неопытный наблюдатель мог заметить, что на прекрасном, симметричном контуре челнока притаилось нечто странное, необычное. Но случайным патрулям это всегда было глубоко до дюз. Ведь их дело проверять позывной сигнал и опознавательный номер. А бортовой компьютер транспортника всегда был готов предоставить и то, и другое. Ложное, но достаточно правдоподобное. Расстегнув ворот комбинезона, Элиот глубоко вдохнул и влепил себе несколько пощечин. Сильно, со злостью. Ненадолго это помогло, и ему удалось трезво воспринять сообщения на экране и вовремя внести поправки курса. Но ненавистные часы тянулись так долго. Пилот снова глянул на хронометр и не смог разобрать цифр, растекшихся по дисплею яркой кляксой. Стены кабины сморщились, потемнели. Попытка очередной пощечины стала жалкой отмашкой от наплывающих сновидений. «Интересно, - подумал Дестен, засыпая, - существует ли точка «С»?»


Создатели миров

89

*** - Ты пропустил закат, - сказала девушка Элиоту. ��ез упрека, без обиды, скорее с печалью. «Черт, он ведь не последний», - подумал он, но промолчал, и, подойдя к перилам моста, притворился, что смотрит вдаль. Туда, где за изгибом искусственной реки, на берегу раскинулся космодром, готовящийся к ночным запускам. Но на самом деле, Дестен краем глаза следил за своей спутницей. Неохотно признался себе, что сестра за долгое время разлуки заметно повзрослела. - Прости, Хелен, я задержался по пути, так получилось, - сказал Элиот горизонту. - Ничего, мы так давно не виделись… Так давно… И Дестен слушал ее рассказ о том, чего никогда не имел. Он делал вид, что заинтригован переходом Хелен на новый этап обучения. Притворялся, что рад за нее ничуть не меньше, чем родители, о которых она трещала безумолку. Элиоту даже удалось улыбнуться, когда рассказ зашел о веселье на недавнем семейном празднике, на который Дестена никто не приглашал. - Вон там, - показала она рукой, - на том берегу, мы с подругами собрали малышей и пускали по воде кораблики. Я прочла, что в древности на Земле так играли детишки. Только бумаги мы не нашли. Но Ирлан соткал нам лодочки из каких-то полимеров. Такие чудесные! Жаль, что ему нельзя покидать дом, он тоже так любит детей! - Ирлан? Кто это? - удивился Элиот. - Наш робот-дворецкий. Ах, да, ты же не знаешь. Мы взяли его после первого твоего отлета. Дестен со злостью стиснул перила: «Денег у них нет… А дворецких заводят!» - У меня мало времени, - солгал он, - говори, зачем позвала? - Извини, я забыла. Ты скоро улетаешь? Снова? - Да, наверное… - Я не знаю, с чего начать… - замялась девушка. - Говори уже! - Я узнала, что дедушка при смерти… «Словно это вас волнует», - едва не выпалил Элиот. Последние три года он, как мог, заботился о деде, заточенном в госпитале. Космическая проказа пожирала старика изнутри, и только дорогущее лечение удерживало его в этом мире. Лечение, стоимость которого превратило многих родных в безразличных манекенов… - Поверь мне, Эли, - глянула сестра ему в глаза, - я кричала, умоляла… Но отец лишь разводит руками. Говорит, что старик свое отжил… А мама… Она не может перечить. Дестен отвернулся. Он ни в чем не винил Хелен. С горечью в сердце понимал, что не может винить и отца. Тот всегда был чужим. Ведь Элиот, пусть и по наставлению деда, но все же сам бросил родной дом, еще в юности, ради школы пилотов - тюрьмы, сбежать из которой можно было только к звездам. Возможно, потому отец и ненавидел старика, лишившего его сына… - Эли, - на плечо брата легла рука девушки, - я была с дедушкой, до того, как он впал в кому. Бедняга звал тебя, но ты был в отлете… Он просил передать тебе, чтобы ты выполнил его просьбу. Он хочет… быть похороненным в космосе. Сказал, ты знаешь где… Дестен резко повернулся: - Никаких похорон не будет! Осталась последняя операция и последний полет! Мне удалось договориться. Врачи приступают завтра… В кредит. Но я почти достал деньги! - Откуда?! - удивилась Хелен.


Создатели миров

90

Элиот молчал. Не знал, стоит ли говорить, во что он ввязался… - Просто верь мне, остался последний полет. Я скоро вернусь, и мы вместе навестим дедулю! Здорового! - Эли, - недоверчиво сказала Хелен, - прошу тебя. Ходят слухи, что ты бросил пассажирские рейсы, замешан в контрабанде. У отца есть связи, я поговорю с ним, и тебе помогут, если ты нахватался проблем. Только скажи мне правду. - Все у меня в порядке, - уклонился Дестен, и после секундной заминки добавил, - боюсь, нам пора расставаться. Завтра я улетаю. Свяжусь после возвращения. - Но, Эл! - Прощай Хелен. Я, правда, должен идти. - До встречи, брат… Береги себя. Девушка ушла. Дестен не стал ее провожать. С уходом сестры он сразу почувствовал себя свободнее. Закатал рукава, подставив вечерней прохладе заплывшие синяками точки - следы инъекций. Отошел от перил. Место встречи Элиоту жутко не нравилось. Здесь, где от пропасти между высоким мостом и горизонтом отгораживали лишь узкие перила, Дестену чудилось, словно пространство сгущается вокруг него, давит на грудь. Захотелось поскорее спрятаться за стенами металла, закрыться в привычном гробу… А ведь в детстве маленький Эли вместе с сестренкой часто убегали из дому, чтобы встретить тут закат. Помечтать о будущем. Проводить уходящее солнце. Тогда они понимали друг друга гораздо лучше. Но это было до того, как дедуле удалось отправить внука в школу пилотов. Затем пришла разлука - пропасть шириною во много световых лет. Элиот старался не думать о деде, прогнать давящие на душу мысли прочь, к далекому горизонту. Трудно было забыть последний урок старика: «Даже звезды умирают, Эли, вот и я когда-нибудь сдохну. И ты тоже. Главное - соблюдать очередь». Потому Дестен не хотел теперь думать ни об операции, ни о родных. Ведь все уже было решено, оставалось лишь, сковав сердце сталью, выполнить задуманное. Всего за один вечер на пилота навалились и прошлое, и настоящее, наивно полагая, что смогут пошатнуть его волю. Элиот глянул на ночное небо и сразу отыскал Виго-14, завтрашний первый пункт назначения. Мерцающая фигурка орбитальной станции выделялась среди звезд неправильной формой, напоминая крошечный осколок льда, блистающий поломанными гранями. Завтра Элиот полетит туда, как обычный пассажир, на маршрутном флаере. Там, по фальшивым документам проникнет в блок транспортных челноков, каждый из которых пилотируется роботом. Почти каждый. Сообщники в диспетчерской оформят незаконный вылет как плановый и мегатонны тория отправятся в долгий путь. Туда, куда не достает рука закона, где не пересекаются торговые пути… Но это будет только завтра. Ведь впереди еще целая ночь. Дестен не торопился в жилой блок, потому что знал: сегодня ему уже не заснуть. Сон, который всегда так ласково, так нежно пытался обнять в космосе, по возвращении домой становился неуловимым. Будь у пилота в запасе хоть пару дней, он бы, не раздумывая, вырубился дома, наглотавшись снолоксом - сильным препаратом с глупым названием. Но до вылета оставался десяток часов, а неизбежная доза стимуляторов в сочетании с остатками снотворного в крови закончилась бы сердечным приступом. Оставалось лишь подчиниться бессоннице.


Создатели миров

91

Хотя можно было провести ночь, лежа с закрытыми глазами, позволив беспощадным мыслям доедать измученный мозг. Но Дестен хотел гулять, не спеша. Наслаждаясь тем, как послушно сокращаются мышцы и упираются в подошву ступни. Потом, когда ноги насладятся своей ролью в этом мире, можно будет добраться и до любимого бара, и до любимых подруг. Туда, где не будет мыслей ни о родных, ни о завтрашнем полете. «Даже звезды умирают», - умрет и эта ночь, закончится короткий интервал перед очередным погружением в бездну… Снова. *** Пятьдесят два часа после старта. Элиот очнулся. Попытался сосредоточиться. Но царство снов не хотело отпускать. Оно продолжало нежно обнимать, ласково напевало шепотом. Рассказывало о воплощении заветных мечтаний… Прислушавшись, пилот понял, что сладкие голоса - это всего лишь шум динамиков связи. Вместе с шорохом компьютерной периферии их звучания переливались завораживающими мелодиями, убаюкивали. И хотя пилот не знал ни одну колыбельную, он был уверен, что слышит именно ее. Дестен глупо заулыбался, уставившись на метаморфозы панели управления. Она растекалась по кабине цветами радуги, рождала причудливых фантомов. Элиот попробовал поймать одного, но пальцы лишь прошли сквозь призрачный дым. Внезапно все стало безразлично. Пусть сходит с ума панель управления, пусть хронометр подавится своим временем. Пусть хоть все звезды погаснут… Впервые за долгий полет Элиоту стало хорошо, уютно в металлическом гробу. Хотелось забыться, раствориться в звучании космической музыки. Пилот почувствовал себя избранным, первым человеком, которому Вселенная открыла свои тайны. И только развитое годами шестое чувство, в сочетании с привычкой доверять внутреннему голосу, верещало из подсознания: «Соберись же, идиот! Ты в полной заднице!» Но грезы были так прекрасны… Мир вздрогнул, затем еще раз. Дестен не понял, было ли это столкновение с чем-то, или корабль вошел в чью-то зону притяжения, да и не стремился понять. Истерично завопил аварийный сигнал. Он дерзко заглушил чарующую мелодику, и пилот раздраженно затыкал наугад по кнопкам, пытаясь его выключить. Громкий, неумолкающий визг подействовал отрезвляюще, ударом по ушам вернул в мрачную действительность. Приборная доска прекратила расплываться, обрела прежний вид. Мечты остались мечтами, так и не воплощенными магией Вселенной. Источником тревоги, проклятым разрушителем грез, оказался радар, засекший странный объект прямо по курсу… Пилот побледнел. «Гореть мне в плазме…» Ведь то, что оказалось рядом в пространстве, противоречило любым представлениям о космических телах. Скорость, светимость, размер, излучение не позволяло определить природу объекта. Впору было сойти с ума… «Я уже сошел с ума, - подумал Элиот, не веря собственным глазам, - Комета? Корабль? Если корабль, то чей? А может мина? Черт! Нужно сваливать отсюда!» Сигнал тревоги не умолкал. Объект приближался. То, что недавно нежно убаюкивало, клонило ко сну, внезапно огрубело, пустило когти и надавило на грудь, выдавли��ая воздух. Динамики оборвали колыбельную и взорвались змеиным


Создатели миров

92

шипением. Казалось, раздвоенные языки врывались в уши, в нос, прощупывали мозг. Дестену почудилось, словно кто-то или что-то приказывает ему не двигаться. Тут же покорно онемело все тело. Пилот отчаянно попытался дотянуться до управления, но не смог даже пошевелить пальцами. Подобное уже приходилось испытывать. Давно, в школе пилотов, во время сеанса звукового гипноза… Вслед за оцепенением, потемнело в глазах. Проглотив воображаемую слюну, Элиот понял, что из пилота он превратился в груз, беспомощный и злой. Мерзкий звук становился все громче, а неизвестное космическое тело - все ближе. Обреченно глянув на радар, Дестен приготовился к худшему. До столкновения оставались считанные секунды. Сработала автоматика, и компьютер, не дождавшись решения пилота, оправданно переключил управление на себя. Заревели маневровые движки. Челнок затрясло. Сначала слабо, привычно, затем все сильнее и сильнее. «Опасность миновала», - с триумфом сообщил дисплей. Тут же стало тихо, успокоилась аварийная система. Таинственный объект остался в стороне. Элиот смог пошевелиться. Облегчено вздохнул и глянул на хронометр. Шестьдесят два часа после старта. «Невозможно, хрень какая-то!» Пятнадцать часов пролетели в забвении, потом десяток - в битве за жизнь с неведомой силой. Она проникла в кабину через динамики связи, пыталась заманить в ловушку… Но это были всего лишь догадки. «Бред! Тут без психиатра не обойтись. Вот вернусь домой, и обязательно…» - Дестен запнулся, почувствовав заливавшее уши тепло. Осторожно коснулся их, пальцы испачкались в чем-то вязком… Вспомнилась и пленившая душу музыка, и беспощадная звуковая пытка. А злополучный объект все еще был на радаре, не торопился удаляться. Дуга, по которой челнок обходил космическое тело, все больше изгибалась, заворачивалась в кольцо… Корабль снова тряхнуло. Да так, что жесткие ремни вышибли из груди воздух. Колючей проволокой врезалось в горло хрипение, стремительно закручиваясь беспощадными витками. Руки дернулись к заклинившим защелкам и с трудом расстегнули их. Пилот судорожно вдохнул. Глубоко, до боли в легких. Перед глазами проплыл в невесомости кусок поломанного ногтя. Еле отдышавшись, Элиот дернулся к управлению, но было уже слишком поздно. Челнок оказался на орбите, сужающейся вокруг космического тела. Произошедшее походило на классический захват судна в плен, с помощью гравитационного лассо. Но приборы не засекли ни притяжения, ни какого-либо силового поля. Казалось, корабль просто заарканили невидимой петлей, и теперь вращают по кругу, постепенно уменьшая радиус. Как ни разрывались движки, металлическая птица не могла вырваться из таинственных силков. Рассудок не выдерживал. Элиот уже готов был поверить во что угодно, даже в сказки о космических чудовищах… Но хотелось верить, что он столкнулся с людьми, пусть с врагами, но с людьми. Настроив программу связи на режим переговоров, он приготовился лгать пространству, как можно правдоподобнее:


Создатели миров

93

- Говорит транспортный челнок класса «4Б», опознавательный номер 45-492-Z16. Вы посягаете на собственность военного флота Земли-2. На борту - груз экспериментальной ториевой взрывчатки. Советую отпустить корабль, иначе… Ответ пришел. Обрушился почти физически, не звуком из динамиков, не картинкой на дисплее, а осязаемой волной ненависти. Она прижала Элиота к креслу, заставила испытать ужас от той глубины ярости и жажды уничтожать, которые открылись перед ним в полученных образах. Дестену пришлось призвать на помощь всю силу воли, чтобы не думать о них, прогнать. Он начал повторять формулы по корректировке курса. Громко, вслух, чувствуя, как язык трется о шершавое нёбо, едва не высекая искры. И получилось, кошмары ушли. Но Элиот все еще ощущал присутствие силы, способной парализовать, свести с ума. Она притаилась рядом, чего-то ждала. Пилот понял это, ее когти нетерпеливо скребли по черепу изнутри. А челнок продолжал вращаться вокруг объекта, неизбежно приближаясь к нему с каждым витком. Семьдесят часов после старта. Элиот закрыл глаза… и увидел деда. Он выглядел, как и при последней встрече. Желтоватое лицо, испещренное космическими язвами, похожие на паутину волосы, обрамляющие плешь, побитую трещинами синих вен. Муть полуслепых глаз уставилась на внука, и он вздрогнул, увидев в ней темноту того безумия, с чьей чудовищной силой уже был знаком. Искрививший рот паралич не помешал старику скорчить губы в презрительной ухмылке: - Предатель! Дестена прошиб озноб. Он попытался открыть глаза, но почувствовал только, как еще глубже погружается в кошмар: - Тебя здесь нет. Ты на Земле-2! На операции! - Ты лгал мне при жизни, но смерть раскрывает правду! - Это всего лишь галлюцинация, сейчас я встряхнусь и… - Ты оказался еще хуже своего отца. Тот хотя бы бросил космос, понял, что недостоин. Но ты! Ты мог стать боевым летчиком, исследователем, покорять новые миры… Посмотри на себя, жалкий ворюга, шестерка пиратов! - Тебя нет! Есть лишь точка «А», - зашептал пилот сам себе, - точка «В» и пространство между ними. Когда я вырвусь из него, я забуду этот ужас. Забуду… - А, сопляк, помнишь уроки! Но ты уже заметил, что это не вся истина? Догадался, что есть точка «С», правда? - Точка «А» - Виго-14. Точка «В» - Сириус-3… - Даже звезды умирают! Это ты тоже помнишь?! Я вот подох. И твоя очередь скоро наступит! - Ложь! Деда живой… Живой! Лицо старика внезапно почернело. Остатки волос осыпались, уступив место вздувшимся буграм. Элиот не мог отвернуться, сомкнуть уже закрытые веки. В этом кошмаре он был обречен видеть, как смерть и время пожирают хохочущего деда. - Смотри, предатель! Скоро станешь таким же! Призрак продолжал хохотать, роняя изо рта гнилые зубы. Дестен очнулся, вернувшись в кабину. Его тошнило.


Создатели миров

94

Стиснув зубы, он врезался ногтями в ладонь. Хотелось почувствовать настоящую боль, убедиться, что мир вокруг реален… Семьдесят три часа после старта. Пришло время для инъекции стимуляторов. Но, потянувшись к медблоку, пилот внезапно замер настороженно прислушавшись. Внимание Элиота привлек необычный шум, не похожий ни на сигналы приборов, ни на рычание двигателей. Звук этот показался знакомым, родным, но в тоже время - далеким и забытым. Только вернувшись воспоминаниями на Землю-2, пилоту удалось узнать в нем шум дождя… Дестен внезапно промок. Он не заметил, как исчезла кабина, пропала невесомость. А сразу поднял голову и начал пить… Щедрый ливень ронял крупные капли, но жажда требовала большего. Захотелось поднять руки, схватиться за тучи, выжать из них всю влагу… - Эли? Пилот обернулся и увидел Хелен. Они вместе стояли на мосту, знакомым им обоим с детства. - Сегодня не будет заката, Эли. - Почему? - Его больше никогда не будет. - Не понимаю… Сестра подошла так близко, что Дестен почувствовал запах ее мокрых волос. Обняв брата за плечи, она зашептала ему на ухо: - Мне было так одиноко. Ты сбежал с дедом, бросил меня, когда я нуждалась в тебе больше всего. - Прости, я ничего не решал… - Я не виню тебя. Просто не бросай меня больше. Хорошо? Руки Хелен скользнули вниз, вцепились в бока. Пальчики вытянулись острыми когтями. - Пообещай мне, Эли… - Не могу. Я должен… Пилот почувствовал, как что-то острое пробило комбинезон и вошло между рёбер. - Пообещай… Элиот дернулся в кресле. Ремни удержали, не позволив удариться головой в потолок. Схватившись за сухой невредимый бок, пилот успокоился. «Это всего лишь кошмар. Снова. Но сколько еще их впереди?» Семьдесят пять часов после старта. Дестен настроил медблок на выдачу двойной дозы и ощутил холод толстой иглы, входящей в запястье. Стимулятор на миг отяжелил руку, затем огненной волной пронесся к сердцу. В крови забушевал химический смерч, срывая оковы усталости, проясняя голову. Любой звук, любое движение, улавливаемое глазами, приобрели четкость, шагнувшую далеко за порог человеческой чувствительности. Сила и решительность наполнили пилота, и он ощутил себя способным уместить в каждом мгновении множество действий и мыслей. Элиот был готов сражаться… «Даже звезды умирают, - вспомнил он, глянув на врага на радаре, - значит, и эта хрень не может быть вечной». Оставалось несколько витков по орбите, считанные часы. Затем челнок столкнется с точкой «С». Элиот не хотел думать о том, чем это закончится. Врежется ли корабль во что-то, утонет ли в какой-то субстанции или пропадет в чудовищной пасти, все равно. В любом случае - смерть. В этом пилот не сомневался.


Создатели миров

95

Двигатели надрывались, пытаясь вырвать челнок из орбитального плена. Элиот в последний раз прикинул все «за» и «против», прежде чем надавил на красную кнопку внизу приборной доски. Перед ним выдвинулся из раскрывшихся створок рычаг ручного управления. Чувствительно реагируя на малейший нажим, он предназначался для самых ответственных маневров. Именно таких, как задумал Дестен… - Ну, давай! - рявкнул он радару, на котором мерцающая точка вражеского объекта все быстрее приближалась. Рискуя сжечь двигатели, пилот отключил предохранительную автоматику и приготовился врубить тягу мощнее предельно допустимой. Точно рассчитав направление и скорость, Элиот резко дернул рычаг в сторону, уверенно разворачивая корабль дюзами к центру орбиты. Кем бы ни была таинственная точка «С», она почувствовала угрозу. Сознание Дестена вновь осадили кошмары. Но не такие реальные, как раньше. Видимо, космическое существо имело свой предел сил, и теперь заметно ослабло. Из темноты к пилоту потянулись чьи-то руки, щупальца, какие-то обрубки плоти… Но не смогли коснуться человека, сдерживаемые его волей. Он знал, как с ними бороться. Видел их, но не обращал внимания. Чувствовал их мерзкое тепло, окутывавшее будто одеялом, пропитанным горячей кровью. Но верил, что это обман. Он сосредоточился на задаче. Думал о температуре плазмы, давлении в трубопроводах, одновременно улавливал показания всех приборов. Радар вспыхнул очередным предупреждением, расстояние до объекта было критичным. Выждав, пока дюзы нацелились прямо на точку «С», Элиот освободил всю энергию двигателей… Восемьдесят часов после старта. Раздался крик. Пилот ощутил его, как настигший поток боли и отчаянья. Он накрыл Элиота всего на миг, чувством сдираемой кожи, ломаемых костей… И только повышенная доза стимуляторов помогла ему выдержать невыносимую пытку. Пилот не заметил, как дрогнул корабль, вырвавшись из орбитального плена, как за несколько секунд точка «С» исчезла с радара. Медленно отходя от шока, Дестен не слышал аварийных сигналов, не видел сообщений на дисплее о сгоревших двигателях… Элиот думал о космическом чудовище. «Сдохло? Или Ранено?! - терзала тревога, - А может, неважно? Главное, что оторвался…» Девяносто два часа после старта. Корабль дрейфовал. Программа связи усердно трубила «SOS» в пространство, но вокруг не было ничего, кроме далеких звезд. Элиот сбежал от кошмаров, но не от смерти. Она до сих пор была рядом. Терпеливо ожидала, когда же закончатся запасы воздуха, чтобы протянуть костлявые пальцы к горлу пилота. И Дестен тоже ждал… Девяносто пять часов после старта. В кабине стало душно. Легкие горели, удушье сжимало их все сильнее, и никакие стимуляторы не могли помочь сорвать невидимую хватку. Но пилот держался. Он подумал о Хелен, которую больше не увидит, о закатах, которых больше не будет. Вспомнился дед, поздравить с выздоровлением его уже не придется... Пальцы слабо застучали по кнопкам системы защиты, и заскрипела, поднимаясь, броня с иллюминаторов. Элиот увидел звезды. Ему показалось, что он вернулся на много лет назад, когда еще умел видеть в них не безликие ориентиры, а пылающие светила, несущие жизнь во Вселенной. Глядя на них, Дестен уже не чувствовал себя одиноким… Девяносто девять часов после старта.


Создатели миров

96

Динамики ожили, зазвучал ленивый голос: - Говорит патрульный дредноут класса «8А», опознавательный номер 36-128-В14. Неопознанный корабль, ответьте. Элиот судорожно вцепился в тангенту: - Говорит транспортный челнок класса «4Б», опознавательный номер… Черт, не помню. На борту груз контрабандного тория. Лицензия на полет отсутствует. - Вы что, шутите?! - Никак нет, - грустно улыбнулся пилот и добавил, - ребят, забирайте меня поскорее, а то засиделся я тут… Сто часов после старта. Дестен ударил по хронометру, несколько раз, на костяшках кулака выступила кровь. Прочный дисплей выдержал, но внутри прибора что-то щелкнуло, и его показания замерли на сотне... Закончился полет. Закончилось и чудовищное испытание, расколовшее жизнь на две половины. Не в пространстве отыскалась точка «В», и даже не во времени. Она все время была внутри, глубоко в душе. Тлела крошечной искрой надежды, чтобы теперь вспыхнуть искренней верой в будущее… - Вот и все, - сказал Элиот, глядя в иллюминатор, как дредноут принимает его в свой трюм…

Автор: Вячеслав Лазурин

Влада Дятлова «Непрощенный»2 Глава 1 В столбах света медленно танцевали пылинки. Замершие у дверей Ветреного зала гвардейцы в шипастых доспехах напоминали каменные статуи химер. Он шел медленно, неторопливо. Совсем не идти на зов короля не мог, но старался хотя бы делать это не спеша, любуясь золотистыми бликами солнца на стенах. На миг замер, положив ладонь на вычурную ручку двери - не для того, чтобы собраться с мыслями; просто хотелось еще раз вдохнуть холодный свежий воздух. Потом всетаки потянул на себя дверь и оказался в душном сумраке. Остановился на пороге, чуть сузив глаза, давая им привыкнуть к потемкам. Ветреный зал, наполненный зыбкой тишиной и мглой, был огромен. Потолок терялся где-то высоко в сизом мареве, огромные окна были скрыты за плотными гобеленами. Король не переносил яркого света: его глаза, пораженные недугом, болели и слезились. Несколько факелов чадили за спиной монарха. Впрочем, темноту они почти не рассеивали, лишь делали ее плотной и вязкой, а их дым, смешанный с дымом камина, скапливался под потолком. Красноватые блики огня и темная фигура на троне в дальнем конце зала - вот и все, что он видел перед собой. Камин горел всегда: и зимой, и летом. Король мерз. И ничто не могло ему помочь: ни жаркий огонь, ни меховые плащи, ни горячие тела юных рабынь, что грели короля по 2

Первая половина рассказа - победитель конкурса большого рассказа на форуме Фензин


Создатели миров

97

ночам, а согреть не могли. Страшный холод подступал все ближе, и не было от него спасения, как не было избавления от немых, зыбких теней, бродивших по стенам королевской опочивальни. Думать об этом было приятно. Так приятно, что губы непроизвольно кривились в ухмылке, когда из вязкой темноты он рассматривал сгорбленную, грузную, оплывшую фигуру поодаль. - Подойди, Хин! И он пошел на звук неровного дыхания, к черной фигуре. Неторопливо приблизился, остановился в нескольких шагах от короля. Склоненная голова монарха поднялась, красноватые отблески пламени осветили серебряную маску, закрывавшую лицо; тяжелый взгляд блеклых глаз уперся в Хина. Изуродованные болезнью кисти рук, прикрытые рукавами, сложились лодочкой. Хриплый смешок раздался из-под маски: - Думал, я не доживу до этого Тэйверха? Хин равнодушно пожал плечами. - А мне какая разница? Вы ли, другой ли. Для меня ничего не изменится. Я раб фейрской короны. То ли кашель, то ли смех был ему ответом. Хин отвернулся к камину, равнодушно наблюдая пляску огненных лепестков на поленьях. - Не скажи, - король дышал сипло, тяжело. - Моего деда, Хавгана, ты, наверно, запомнил хорошо. Я вот думаю, надо и о себе память тебе оставить. Хин молчал; огонь облизывал колоду, тени бродили хороводами. - Молчишь? Правильно, молчи и думай. После меня тут сидеть будет мой дорогой племянник. А его ты знаешь хорошо. Так что, чем дольше я проживу, тем лучше тебе. - Вы торгуетесь? - С тобой-то? - смех захлюпал под маской. - Нет, просто напоминаю. - Не стоит утруждаться, у меня хорошая память. Какой Тэйверх наступит в этом году, я знаю. И деда вашего не забыл. Готов слушать приказ. - Готов? Надо же. А я уж переживал: вдруг ты не готов, - что-то под маской свистело, как в пробитом бурдюке, из которого выходит воздух. Король явно находился в хорошем настроении сегодня, смеяться изволил. - Слушай тогда. Желаю, чтобы на этот Тэйверх Меч был вытащен из камня. А для этого, прежде всего, надо отыскать проклятое отродье Ингерн. Найди мне ее. Она должна быть в храме. Понял? Хин пожал плечами: - Уточнить можно? - Что тут уточнять? - Сами пойдете Меч добывать, Ваше Величество? Меч тяжелый, а девица может оказаться с норовом. Осилите и Меч, и девку? - спокойно поинтересовался Хин. - Заткнись, Хин, - маска затряслась, норовя слететь; благодушное настроение явно покидало короля. - Не то я тебе напомню, кто ты такой! - Я помню, Ваше Величество. - А раз помнишь - твои советы мне без надобности, просто выполняй мое желание. Найди для начала прапраправнучку Ингерн. И привези ее сюда, в Фейр. У меня есть наследник и преемник мой племянник, принц Грейд. Ему и Меч добывать. Уж что-что, а с девкой он справится! - Не сомневаюсь. Но… и вы, и я знаем Грейда хорошо. Не боитесь? Такой козырь ему в руки давать… - Тебя забыл спросить, Хин!


Создатели миров

98

- Вы забыли кое-что добавить к приказу. - Я так хочу! Острым всплеском боли отозвались слова короля под лопаткой Хина. Он низко склонил голову и выплюнул странные, злые слова на неприятном, щелкающем языке. - Шипи, тварь, раз больше кусаться не можешь. Всё. Убирайся вон - исполнять мое желание. - Слушаю и повинуюсь. *** Храм Слепого Орха, гордость Фейра, величественный, но угрюмый, походил на боевого слона в полной броне - так же неповоротлив и страшен до жути. И не понять этого тому, кто никогда не видел мерной, неторопливой, беспощадной атаки королевской элефантады, кто не слышал, как гудит и стонет земля под мощными, словно вековые деревья, ногами. Хин поежился, глядя вверх, где изогнутые крылья крыши, напоминающие бивни, впились в низкое, тяжелое небо, и вошел внутрь. Прикрыл глаза, ослепленный навязчивым блеском золотых украшений и драгоценных мозаик. «Зачем Слепому это все?» - подумал, как всегда, мимоходом. Он быстро шел через кичащиеся варварским великолепием парадные залы, уверенно сворачивал в узких коридорах служебной половины храма. И думал о своем. Всё те же бесконечные мысли. О древней ссоре бывших союзников, кл��нов Кадугаун и Фейр, - ссоре, перешедшей в яростную вражду, в многолетнюю войну. О Поющей с Тенями - ведьме Ингерн. О ее Мече и ее проклятье. Хин знал об этом, пожалуй, больше, чем кто-либо из ныне живущих. Он думал об этом постоянно - может быть, даже слишком много, всё надеясь на проблеск новой мысли, который позволил бы ему... Но мысли бродили в голове только привычными тропами, как лошади в упряжи. ...Когда Фейры захватили столицу Кадугаунов после изнурительной осады, когда Ингерн, последняя королева из рода Кадугаун, поняла, что спасения нет, и пощады не будет, - не за себя она тогда боялась. Не хотелось ей кануть в Бездну Теней, зная, что пресечется весь род. Но и совершить того, что ухитрились сделать Нерги, она не могла. И тогда она придумала иное решение. У Поющей с Тенями было пятеро детей. Взрослых детей, что давно уже разлетелись по миру. И последним своим заклинанием-проклятьем Ингерн попыталась купить жизнь своим детям. Проклятие гласило: «Каждый, кто наденет венец владыки Фейра, умрет страшной смертью. Они будут гнить заживо долгие годы, превращаясь в ходячие трупы. Остановить болезнь способен Меч. Вырвать же клинок из каменных ножен может лишь кровь Ингерн, ее прямой потомок - и только женщина. Ибо пролитая кровь окропила и крепко-накрепко сковала сталь и камень. Ибо женской кровью скреплено заклятие, и ею же может быть сломлено. И только раз в дюжину дюжин лет, на праздник Тэйверх. И только в руках потомка Ингерн Меч будет живым. У любого другого - ржавой палкой». Лезвием меча Ингерн перерезала себе вены, а потом вогнала его магией в камень по самую рукоять. Меч стал ее бегством от поражения и бесчестья, надеждой на спасение рода. Ежели владыка Фейра желал сидеть на троне, здоровый и живой, то рядом с ним должен был стоять потомок Ингерн, тоже живой и здоровый. С Мечом. Если же Фейру не захочется видеть подле себя Кадугауна, то болезнь вернется вновь. Эртрай Фейр, разгромивший род Ингерн, в проклятье не поверил. Поначалу. Он казнил всю родню Ингерн, до кого смог дотянуться. А когда он понял, что проклятье действует и что единственное спасение его рода - это живая кровь Ингерн, - к тому времени в живых осталась


Создатели миров

99

лишь Биганна, и то потому, что жила где-то за морем, на родине ее мужа, на скалистых ветреных островах, где достать ее было, ох, как непросто. Эртрай умер молодым. То, что от него осталось, показывать людям было нельзя. Его сын думал, что страшную болезнь несет сам золотой королевский венец. Он утопил проклятую вещь в море, а себе велел сделать новый. Глупец. Он узнал о проклятии рано: ему не было и тридцати, когда он уже не мог ходить самостоятельно, а страшный недуг глодал его еще тринадцать лет. Следующий король тоже думал, что перехитрит Поющую с Тенями. Он сравнял с землей свой замок и всю старую столицу. И построил новый город. Этот даже не увидел окончания строительства нового дворца. Но что интересно: эти смерти нисколько не уменьшили страстного желания претендентов усесться на черный трон Фейра. Они рвали друг друга живьем за «счастье» напялить проклятый венец, примерить на себя титул «король Фейра». Трогать уцелевшее потомство Ингерн никто больше не решался. Но перехитрить мертвую, но не сдавшуюся Ингерн, конечно, пытались. Лучшие умы размышляли над тем, что, коли есть заклинание и ключ к нему, то обязательно должна найтись и отмычка. Здравая мысль. Нет яда без противоядия. И нашли-таки выход! Плешивые мудрецы-маги исписали целые тома расчетами, доказывая свою теорию на бумаге. Как сделать так, чтобы в руках Фейра Меч не умер? Надо силу Кадугаун передать Фейрам. Смешать кровь, а потом отнять силу и убить. Всего-то - взять девицу Кадугаун, прямого потомка Ингерн, разложить ее на алтарном камне в храме Меча и... кхм… вступить с ней в брак. А потом прирезать новоиспеченную жену, чтобы кровь ее без остатка вылилась на алтарный камень. Тогда Фейр сможет вытащить Меч из камня, сломать проклятие и навсегда избавиться от ненавистных Кадугаунов. Обычный фейрский стиль - поиметь и убить. И всё отобрать... *** Занятый своими мыслями, Хин не заметил, как оказался глубоко под всем этим колоссальным сооружением, в огромной естественной пещере. Убранством ей служил лишь каменный неровный потолок с длинными зубами сталактитов да щель в стене, из которой беспрерывным потоком лилась вода в спокойное, темное озеро. Кроме Хина, в зале никого не было. Он пожал плечами и присел на каменный выступ над краем озера. Нагнулся, заглянул вниз. Темная, бесстрастная вода чуть рябила, дна видно не было, и в смолянистом зеркале озера отразился только он сам - худой и жилистый, с узким лицом и крючковатым носом, похожий на встопорщившего перья ястреба. Хин уселся поудобней, достал из кармана горсть мелких орешков; сжав орех между указательным и большим пальцем, раздавил скорлупу. Коричневые осколки упали в воду, немного поплавали на поверхности и пошли вниз, сразу же растворяясь в темноте озера. Под ритмичный хруст медные искорки, мигнув, уходили во тьму. - Никого не уважаешь - даже богов, - раздался недовольный, надтреснутый голос. - В священное озеро мусор кидаешь. Прямо в Око Бога! - Ему такой соринки в глазу не разглядеть. - Тяжелый ты человек! - И тебе не хворать, Хэйвед, - не прервал своего увлекательного занятия Хин. - Орехов хочешь? - Еще и над жрицей издеваешься. Чем мне жевать твои орехи? Впрочем, дай один! Послышался треск, еще две скорлупки полетели в воду. Хин протянул орех на раскрытой ладони стоящей рядом с ним старухе. Медная, сморщенная, как печеное яблоко, кожа, черные, без единой седой нитки, волосы; глаза, закрытые бельмами. Она безошибочно протянула руку и взяла орех с ладони Хина.


Создатели миров

100

- Мне тебя угощать нечем. Разве что вареных бобов велю принести, - предложила Хэйвед. Хин скорчил гримасу и отрицательно качнул головой: - Я поговорить пришел. - Говори, говори, слышу я прекрасно. Я прилягу - не возражаешь? Устала. Хин пожал плечами. Старуха устроилась на низкой деревянной лежанке у стены - единственном предмете мебели, если не считать разбросанных по полу валунов. - Знаешь, о чем говорить буду, - он не спрашивал - утверждал. - Догадываюсь. Все же Верховная жрица Слепого, провидица, как-никак. Хин снова передернул плечами. Старуха коротко рассмеялась: - Конечно, куда мне тягаться с твоими родственниками! Уверена, видывал ты вещуний посильней. Не чета я таким, как Поющая с Тенями. Только вот прошло их время, осталась лишь я. Уж не обессудь. - О Поющей с Тенями, об Ингерн, я как раз поговорить и хочу, - Хин поднялся и отряхнул руки от орехов. - О ее Мече, проклятье - и об ее уцелевшем потомстве. Если таковое существует. Старуха задумчиво покрутила массивную круглую серьгу в ухе. - Значит, об Ингерн, ее Мече и ее детях... Боюсь, ты об этом всем знаешь лучше меня. - Скажи, жрица... Этот обряд... он действительно передаст силу Кадугаунов Фейру? - Хин подошел к Хейвед вплотную, не спуская с нее глаз. Старуха насмешливо прищурилась. - Так считают ученые мудрецы... А я писать-считать не умею, где уж мне. Я лишь знаю, что написанное на бумаге не всегда сбывается в жизни. Цифры - это цифры, ими людей не измеришь,убежденно произнесла жрица, сплетая пальцы в замок и опираясь на них подбородком. Серьги в ее ушах тихонько звякнули, соглашаясь со своей хозяйкой. Хин сорвался с места. Он бесцельно бродил между валунами, следуя одному ему понятной путаной линии. Сбитые с толку его сумбурным движением тени плескали черными крыльями по стенам, как вспугнутые мотыльки. Старуха молчала, внимательно следя за ним незрячими глазами. Лицо ее оставалось бесстрастным. - То есть, может случиться, что девушку прирежут, а Меч все равно не достанут? - раздраженно спросил, наконец, Хин, наклоняясь почти к самому лицу жрицы. - Или достанут, но ржавый и бесполезный. Случиться может все, что угодно, - подтвердила она, поднимая на него глаза. - Только не то, что запланировано, - Хин криво ухмыльнулся, продолжая вглядываться в молочный туман глаз Хейвед. - А меня освободит только Меч… И ждать еще дюжину дюжин лет я не могу. Я и так уже пропустил один Тэйверх, когда это можно было сделать. - Как это владыка Фейра не вытащил меч век назад? - ухмыльнулась жрица. Хин не выдержал, моргнул и отступил на шаг. - Потому что их в тот момент было двое. Они были слишком заняты! - зло выплюнул он, и правая рука его сжалась в кулак до хруста. - Они рвали друг другу горло за фейрский престол. В результате - Меч в камне, один брат в королевской усыпальнице, другой похож на полуразложившийся труп, зато на троне и в короне! Король! - А что ж ты оплошал в тот раз? - ехидно спросила старуха. - Потому что ни один из двух сучьих детей не удосужился сказать мне: «Я так хочу!» Уж я б постарался, - криво усмехнулся Хин. - А без приказа я не могу ничего.


Создатели миров

101

- Ну-ну, не стоит такими словами называть владык Фейра. Мало тебя, видно, учили, неодобрительно покачала головой Хейвед. Огромная расплывчатая тень на стене за ней опасливо качнулась. - Да, мне все мало, - резко ответил Хин и снова начал мерить шагами зал. Старуха вздохнула и продолжила: - Теперь понятно. Стали они ждать следующего Тэйверха - дюжину дюжин лет. - И дождались, - мужчина поддел носком сапога камешек и откинул его к берегу. Послышался стук, потом плеск потревоженной воды. Жрица раздраженно хлопнула себя по коленке и, кряхтя, поднялась, уперев руки в бока. - Ну, прости меня, больше не буду, - пообещал Хин, хотя раскаянья в голосе не было ни грана. Не буду бросать всякую дрянь в твое священное озеро. - Это не мое озеро! - грозно отчеканила старуха. - Да-да, Великая жрица Орха, я помню, чье это озеро, - примирительно сказал Хин, беря Хейвед под локоть и снова усаживая ее на лежанку. Сам сел рядом. - Но что с меня взять? Слепой, кстати, велел прощать таких, как я, - головой скудных. Так что уж прости. В очередной раз. Тебе ж по долгу службы положено. А вот у меня с прощением никак не складывается. Посидели, помолчали, глядя в разные стороны. Хейвед кряхтела и терла больное колено, Хин задумчиво скреб подбородок. - Надумал чего? - наконец спросила старуха. - Ничего путного. Надо для начала найти потомка Ингерн. А там уж буду действовать по обстоятельствам. Жрица кивнула, и серьги ее звякнули одобрительно. - Но, Хэйвед, уследить за разбежавшимися во все стороны потомками Ингерн невозможно. Я даже не знаю, жив ли хоть кто-то из них. А может, их несколько? Ты можешь помочь мне хотя бы найти след? Нужна девица. И она должна иметь хоть слабенькую искорку силы Ингерн. - Да. Что ж... Я попробую тебе помочь. Дай мне немного времени. А ты вообще видел хоть раз саму Ингерн? - внезапно спросила старуха, оборачиваясь к Хину. - Я видел Ингерн мертвой, когда орды Эртрая захватили Старую столицу и Храм Меча, неопределенно дернул плечом мужчина. - Пойди, погляди тогда на живую, - хитро и беззубо улыбнулась Хейвед. Хин удивленно хмыкнул, но от того, чтобы покрутить пальцем у виска, сдержался. Верховная жрица Слепого, как-никак. - В храме есть ее портрет, - Хэйвед помолчала. - Эртрай велел оставить, как напоминание. Когда проклятье начало действовать, он велел: «Пусть все мои потомки знают недруга в лицо. От того, что она умерла, наша вражда не закончилась. Ход остался за ней». Ты разве не знал про портрет? Чего только нет в закоулках этого храма. Хин отрицательно покачал головой. - Пойди, погляди, тебе будет интересно. Вернешься завтра. Я расскажу тебе о ее потомках. *** Храмовая служка, стиснув в кулачке факел, вела Хина по запутанным переходам. Коридоры петляли, капала вода, тянуло промозглой сыростью. Потом узкая неудобная лестница круто изогнулась змеей по стене башни. Служка пошла совсем медленно, то и дело посматривая вниз, в провал. Хин бросил взгляд на курносый побелевший нос, на котором ярко проступили конопушки и крупные капли пота.


Создатели миров

102

«Высоты боится, еще свалится», - подумал он, вынимая из потной ладошки факел. - Жди здесь! - Но Великая приказала довести до самого… - пропищала служка. - Я сам! - рявкнул Хин. Девчонка облегченно вздохнула и уселась на ступеньку. «Мне тоже приказали. А у меня уже нет сил даже бояться. Еще немного - и меня расплющит, раздавит. Останется только: «Слушаю и повинуюсь». Либо я добуду этот Меч и свободу сейчас, либо никогда», - взбегая по лестнице, думал он. Круглое помещение, темное и захламленное, открылось ему наверху. Множество картин и гобеленов висело на стенах. Он медленно шел, вглядываясь в тусклые краски. Вдруг резко остановился перед картиной в потрепанной раме. Ошибиться было невозможно - он нашел то, что искал. Хин поднял факел повыше и стер рукавом пыль с портрета. Сквозь потускневшие, растрескавшиеся краски внезапно проступила ожившая фигура. Хину померещилось, что серебристый шелк платья слегка волнуется от дыхания, и мерцают в такт вдохам крупные голубоватые бриллианты на груди. В медных волосах плясало пламя. Факел мигнул - Хину показалось, что ресницы дрогнули, а лиловые глаза посмотрели ему прямо в душу. Пахнуло терпким, горьковатым ветром и надвигающейся грозой. Хин провел рукой по лицу, отступил на шаг, потом еще на шаг - и, развернувшись, пошел к лестнице. Не удержался, обернулся. Фиалковые глаза смотрели ему в спину с вызовом. - Я верну себе свою свободу, слышишь, ведьма! Не знаю, как, но верну, любой ценой. Если для этого нужен Меч - я достану. И ты с этим уже ничего не сможешь сделать. Язык, на котором он обращался к портрету, был скрипучий, щелкающий. Тени в уголках губ Ингерн дрогнули. Поющая с Тенями слабо улыбалась, услыхав родную речь. А может, она улыбалась его словам. Кто знает? *** В подземном зале, как всегда, чуть слышно плескалась вода; неясные отблески света бродили по потолку, переплетались, образуя загадочные узоры и размытые фигуры. Тихий перезвон капель отмерял мгновения, соскальзывающие с камня в черноту озера. Потрескивали чуть слышно факелы, шуршали слова, будто осенние листья. - Нечем мне тебя порадовать, - произнесла жрица, положив рядом тонкий свиток, перехваченный синей нитью. Подняла руку - поправить выбившуюся прядь. Широкий рукав зацепил бумажную трубочку и едва не сбросил ее на пол, но ладонь Хейвед ловко и безошибочно прихлопнула бумагу. Повертела и потянула за синий хвостик нити. Свиток раскрутился и задумчиво трепыхнул краями, как мотылек. Хин сделал три быстрых шага и оказался у старухи за спиной. - Выбирать тебе будет не из чего. В этом поколении есть лишь одна подходящая девочка. Хочешь посмотреть на ее родословную? - Мужчина снова промолчал, лишь вытянул шею, заглядывая через плечо Хейвед. - И прекрати висеть у меня над душой! Что за паршивая привычка? Сядь рядом, сделай милость! Хин нехотя устроился рядом. Жрица развернула свиток прямо на лежанке: - Ну вот, смотри. За одну ночь под мою диктовку нарисовали. Сложное это было дело. Как срубили верхушку древа, побеги пошли слабые. Не дерево, а плющ - все запутано, не разберешь. Но нашла я все же.


Создатели миров

103

Хин внимательно следил за тем, как подрагивающая старческая рука двигается над сплетением тонких линий и рун, а искривленный палец безошибочно указывает на имена, стоящие в перекрестьях линий. Дойдя до самого верха, старуха уперлась пальцем в последнее, одноединственное имя. Хин даже с сомнением посмотрел в белесые глаза. Но пустой взгляд вещуньи был направлен куда-то к озеру, а палец все равно постукивал по бумаге безошибочно. Не слепыми глазами Хейвед высмотрела во тьме пространства и времени короткое имя, наполненное смутной надеждой. - Возьмешь с собой это? - Нет, я запомнил, - отпуская свиток со своего края, ответил он. Бумага скрутилась в трубочку. Айфе, дочь Линэд, дочь Фанд, дочь Эблиу…Что толку повторять еще десять давно забытых имен? Главное, что эта единственная живая ветка берет начало от Мадги, седьмой дочери Биганны. А значит эта Айфе прямой потомок Ингерн. Говоришь, королевство Гверла. Где эта Гверла? Что-то знакомое… - Где-то за горами, на севере. Посмотри по карте уж сам,- пожала плечами Хэйвед. Хин свел брови к переносице. - Вспомнил. Бывал я там когда-то. Такая мелкая замызганная крысиная дыра, что даже Хавган на нее не позарился. Завоевывать не стал - визгу больше, чем прибыли. Это ж надо крепости строить, дороги мостить… А чего с них возьмешь? Налогов соберешь меньше, чем потратишь. Так и оставил «независимым» королевством. Но, правда, сначала, как любят Фейры, поимел, как хотел: заставил принять все требования, беспошлинную торговлю в одну сторону, для фейрских купцов, - криво усмехнулся Хин, - монопольное право на ввоз чего-то там. Границу сдвинул, как ему было удобно. А их королек от счастья, что жив остался, разве только сапоги не лизал послам Хавгана. Смотреть на это было противно. - Тебе легко его судить. А люди хотят жить. Это их выбор. - Я, Хейвед, никого не сужу. Я завидую. Я тоже хочу иметь выбор. Пусть он кому-то и покажется странным. Я выбираю свободу, а не жизнь. Мне нужен лишь Меч. - Тогда тебе одна дорога - в Гверлу, за единственной правнучкой Ингерн. - Она точно единственная? - Точно. Прямое родство. Девица. Остальные либо слишком дальние родственники, либо стары, либо мужчины. - Хэйвед, а что будет, если в ней нет ни капельки силы Ингерн? Если это обычная девушка? спросил мужчина, отстраненно наблюдая, как трепещут огненные лепестки факела. Неровный, колеблющийся свет наполнял чернотой глубокие складки у рта, делал его и без того угловатое лицо колючим и очень старым. Хэйвед пожала плечами: - Ты и сам знаешь, что будет. Ни-че-го! - четко, по слогам произнесла последнее слово жрица. - Значит, прежде чем тащить ее сюда, надо убедиться, что она ведьма. Хоть слабенькая, хоть с крохотной искоркой силы. Как? - Хин задумчиво потер горбинку на переносице. - Двумя способами. Первый - поймать ее на колдовстве. Ты-то любую магию почувствуешь. Но тебе вряд ли так повезет. В Гверле очень плохо относятся к колдунам и ведьмам. Настолько плохо, что могут даже сжечь. Если и есть в ней сила, то она не рискнет показывать свой дар на людях, задумалась Хейвед, прокручивая в ухе массивную серьгу. Мужчина слушал размеренный плеск капель и унылое позвякивание серьги. Похрустел пальцами, прикидывая что-то, и видимо,


Создатели миров

104

пришел к неутешительному выводу, потому что уголки его рта поползли вниз и на скулах заиграли желваки. Старуха понимающе усмехнулась: - Есть еще один способ. Прибегнуть к распознающей магии. - Чужую магию я чувствую прекрасно. Но са�� воспользоваться не могу! - нос у него сморщился, а верхняя губа вздернулась, как у обозленного волка. - Мне не сплести теперь простейшего заклинания. Что уж говорить про такие сложные вещи. - Я это предусмотрела. Держи. Да поосторожней - не разбей, - вещунья протянула ему маленький хрустальный флакончик с маслянистым содержимым грязного буро-зеленого цвета. Если сюда бросить волос, капнуть капельку крови, слезы… Можно даже плюнуть, если уговоришь. Жидкость засветится голубоватым светом. Чем больше силы в ее крови, тем ярче будет светиться. - А если не засветится вообще? - Хин слегка встряхнул бутылочку и посмотрел на свет сквозь мутную зелень. - Можешь разворачиваться и уезжать, - резко ответила жрица. Хин уставился на флакончик, как на ядовитую жабу. Молчал и сопел, силясь, видимо, представить, как будет волос из прически выдирать. Старуха с усмешкой покачала головой: - А ты думал, это будет просто? У меня есть один хороший знакомый в Гверле. Лорд Авагди, посол Фейра. Вот рекомендательное письмо. Хин с сомнением повертел письмо с ярко-синей, круглой, как Око Бога, печатью: - Вряд ли посол, да еще и лорд удостоит меня хоть кивком. - Просто отдай мое письмо. - Хэйвед, ты ж слепая и, кажется, даже неграмотная,- спросил Хин, щелчком пальцев заставив качаться лазурное Око Орха. - Я - Верховная жрица, и для таких дел есть писарь. Грамотный и зрячий, но немой. - Я б на это не полагался. Немой - хорошо, но писать-то он умеет, - нахмурился Хин. - Идеальных слуг не бывает. Хин заметно поскучнел на последних словах, резко поднялся, пряча письмо, и засобирался. В спину ему жрица бросила: - Так же, как не бывает идеальных планов. И цель, к которой мы стремимся, зачастую оборачивается лишь миражом. - Не в моем случае, - резко обернулся Хин. - Я точно знаю, чего хочу. В этот раз меня ничего не остановит. - Кто знает, кто знает… - покачала головой жрица. - Иногда цена становится слишком высокой; бывает, в шаге от цели приходит понимание того, что тебе нужно нечто иное. - Ты говоришь это мне?! - тихо и зло спросил Хин, делая шаг к жрице, и наклонился, глядя в ее пустые глаза. - Мне?! - Тебе, - спокойно подтвердила старуха, - говорю потому, что знаю: тебе придется выбирать. И это будет нелегко. - Разве у меня вообще есть выбор? - Возможно, и есть, - кивнула Хейвед. - Какой, провидица? - едва слышно выдохнул мужчина - Если б я была Поющей с Тенями, я бы знала точно. Но я всего лишь убогая служанка Орха. Все придется решать тебе. А это почитай, а потом подумай на досуге, - старуха протянула ему еще два


Создатели миров

105

письма. Тяжело вздохнула, грузно ворочаясь на жестких деревяшках в тщетной попытке поудобней пристроить больную ногу. В тишине плескалась вода и едва слышно шелестела бумага. Раздраженно шипел факел, в свете которого Хин долго пытался разобрать чьи-то мелкие буковки и далеко идущие тщеславные планы. Потом он брезгливо сложил письма и спрятал их за пазуху. Подошел к краю озера, посмотрел в воду и спросил: - А, правда, что у него нет дна? - Так говорят, - пожала плечами жрица. Хин вернулся и сел у нее в ногах: - Хэйвед, ты не боишься отдавать мне эти письма? Это явные доказательства измены. Принц Грейд тебе не простит. - Если узнает, - кивнула жрица. - Но я в людях не ошибаюсь. У тебя трудный характер - слишком твердый, согнуть нельзя. Такие люди не предают. Я ничего не забываю, особенно доброту и дружбу. Такая нынче редкость! Ты мне тоже когда-то показал выбор, Кей. - Не называй меня так, пожалуйста, - тихо попросил Хин. - Тогда не буду называть тебя никак. Но я хочу дать тебе выбор. Решай сам. *** Камин, жаркий, затхлый воздух, пляска теней на стенах, красные отблески на серебре маски, хриплое, тяжелое дыхание - в Ветреном зале ничего не изменилось, кроме слов, глухо звучащих из-под королевской личины. - Гверла так Гверла, - промолвил король, - за пару месяцев обернешься. До Тэйверха остается еще много времени. Поезжай и привези мне девчонку. Я так хочу! - Слушаю и повинуюсь. - И еще. Мой племянник поедет с тобой. Пусть сделает хоть что-то. Сам посватается к этой девке. Это будет правильно. Ему сейчас в Фейре делать нечего. Я не хочу, чтобы он сидел здесь и размышлял над тем, как будет держать в руках Меч, а разные «стратеги» нашептывали бы ему советы на ушко. Найдется таких надоумщиков немало. Присмотришь за ним, поговоришь. В дороге он может стать разговорчивым. А ты послушай, послушай. Король замолчал. Хин склонил голову; ему казалось, что кожа на скулах и висках туго натянулась. - Если ты найдешь явные признаки того, что племянник задумал измену, - доложишь мне. Пришлешь письмо, сам знаешь, как. Этим ты воспользоваться можешь. Хин кивнул, не поднимая глаз на короля. «Если сейчас он скажет «Я так хочу!», мне придется отдать ему письма Хэйвед. Эх, вещунья, вещунья! Если он скажет: «Я хочу знать, кто передал тебе эти письма», - я назову твое имя. Мне придется! За меня ответит печать! Зря ты это сделала, Хэйвед!» - еще ниже склоняя голову, думал Хин. - Если ты пришлешь письмо, я найду, как с тобой связаться, - сказал король. - Ты понял? - Да, Ваше Величество, - низко поклонился Хин. Король вдруг начал кашлять. Кашель все усиливался, воздух свистел в груди короля, бугристые ладони без ногтей впились в подлокотники кресла. Хин взял с маленького столика кувшин с водой и поднес его королю. Тейрнон вцепился в ручку кувшина, но отпить не смог - маска мешала. Король кашлял, вода расплескивалась. Хин снова согнулся в поклоне.


Создатели миров

106

- Уходи! - просипел король между двумя судорожными вдохами. Хин пошел, не останавливаясь и не оборачиваясь, слушая напряженной спиной, как гулко пьет король воду, ожидая слов: «Я так хочу!» Но дверь в тронный зал за его спиной тихо закрылась, солнечные лучики запрыгали под прикрытыми веками, а слов так и не было. Он широко открыл глаза - неугомонные пылинки танцевали свой бесконечный танец в столбе света. Глава 2 Весна в этом году захватила холмы вокруг Стрепта неожиданно, молниеносно. Вот только вчера из окна были видны унылые бурые склоны холмов, покрытые лишаями грязного снега в низинках, и голые черные деревья на фоне тяжелого зимнего неба. И вдруг все вокруг взорвалось красками - всеми оттенками зеленого. Небо прояснилось, поднялось, наполнилось птичьими голосами. Расцвели на холмах крохотные, бесстрашные крокусы. В воздухе повис пряный, возбуждающий аромат весны - влажной земли, клейких листочков и выпеченных из пшеничной муки булочек-птичек. Пришел праздник весеннего Равноденствия и птиц. В замок съехались гости попробовать праздничные булочки, крашеные охрой яйца, тушеных зайцев. Крепко выпить, потанцевать и попрыгать ночью через костры Равноденствия. Столы ломились от угощения. Чего здесь только не было - по обычаю выставляли на стол две дюжины блюд. Только птичьего мяса на стол не подавали. Птички присутствовали на праздничном столе только в виде печений и булочек, напоминающих по форме крылатых вестников весны. А еще - плетеные из соломы и украшенные разноцветным бисером маленькие обереги-иволги, очень яркие, пестрые и нарядные. Но самой ослепительной птицей за этим столом была хозяйка Тинде, одетая в роскошное лазурное платье с легкими, широкими рукавами, подхваченными золотыми обручами чуть повыше локтя. Айфе посмотрела на дивный наряд мачехи Тинде, отряхнула свое бледно-зеленое платье, одернула рукава. Как ни старалась кормилица Дия, как ни подбирала ткань в тон, даже в неверном свете факелов было заметно, что подол и рукава старого платья уже дважды надшивали. Айфе тяжело вздохнула и в трапезную к гостям не вышла. Решила, что лучше будет поглядеть на пир с высоты одной из боковых лестниц, под прикрытием балясин. Собственно, ее отсутствия все равно никто и не заметит, пока там порхает, вздымая ветер своими рукавами-крыльями, Тинде. Мачеха любила праздники, роскошные платья и драгоценности. И чем больше она это любила, тем страшнее становились отцовские долги. Но когда Тинде глядела отцу в глаза, тот забывал обо всем - о неурожае, о долгах, о детях. Возможно, даже собственное имя. Арсенал взглядов Тинде поражал разнообразием: томные, обволакивающие, которыми мачеха награждала мужчин при первой встрече; быстрые и острые, поверх веера, что она бросала чуть позже, мгновенно оценивая стоимость одежды и драгоценностей; ехидные и завистливые, спрятанные под длинными ресницами, замаскированные звуками сочных поцелуев у ушек ее подруг. Были и такие, которые могли остановить на скаку рыцарского коня - если, конечно, на коне имелся мужчина. Изредка Тинде глядела с умилением и гордостью на своих дочекдвойняшек, прикидывая в уме возможные варианты их удачного замужества. На Айфе же она всегда смотрела так, что девушка непроизвольно опускала плечи, сутулилась и пыталась стать еще незаметней. Но самые злые взгляды, брошенные искоса, ощущала Айфе спиной, из-под прикрытия золотистых локонов мачехи. От них тщедушной Айфе становилось тесно в просторном отцовском замке.


Создатели миров

107

Какой-то подпивший гость, чья душа требовала прекрасного, безжалостно рвал струны ни в чем не повинной лютни. Никого, кроме Айфе, не беспокоила ни судьба несчастного инструмента, ни абсолютное отсутствие слуха у горе-музыканта. Подпевали все громче, отбивая ритм фривольной песенки всем, что было под рукой, - кубками, обглоданными костями, кулаками. Айфе было жаль лютни. Вспомнилось, как один-единственный раз, когда-то давно, мачеха приказала ей сыграть гостям. «Ну, хоть какой-то толк от тебя будет. Даром, что ли, учили?» Дочки Тинде, к огромному ее огорчению, к музыкальному искусству были совершенно не склонны. Что, впрочем, с лихвой компенсировалось унаследованной кукольной красотой, глуповатой хитростью и умением привлечь к себе внимание. Приказа мачехи девушка тогда ослушаться не посмела, спустилась в трапезную. От волнения хромала она больше обычного. Равнодушные взгляды гостей, мужчин и женщин, скользнули по ней и больше не возвращались, пока Айфе не начала петь - классическую балладу о любви рыцаря Бьерна и девы Исгерд. Шум за столом внезапно стих. Айфе почувствовала на себе сначала удивленные, а потом и странно сосредоточенные, ощупывающие, липкие взгляды мужчин. Она вдруг ощутила себя очень неуютно даже в глухом платье с высоким воротом. Рядом с мачехой внезапно зашмыгали, изящно закрываясь веерами, сводные сестрички. Томно завздыхали присутствующие дамы. Вытерла сентиментальную старческую слезинку баронесса Тюрдис, шестикратная вдова. И только мачеха улыбалась ей ласково, - но из-под полуопущенных ресниц веяло такой ледяной злостью, что Айфе с трудом допела балладу. Гости просили еще. Но петь о любви девушка больше не решилась. Спела «Балладу о битве под Элаверном» - с тяжелым, неуклюжим слогом, насквозь пропитанную патриотизмом. Это отвлекло от нее внимание. Мужчины тут же ударились в обсуждение Элавернской битвы, рисуя тактическую карту прямо на столе, обмакивая пальцы в соус, используя для обозначения кавалерийских корпусов и пехотных фаланг кости, рыбные головы, винные кубки. Каждый видел ситуацию по-своему. И каждый, безусловно, доведись ему с высоты командного холма указывать могучим перстом направление основного удара, выиграл бы битву. В подтверждение своего мнения, каждый грохал кулаком или кубком по импровизированной карте, отчего соус и кости летели в разные стороны, а воображаемые вражеские войска бежали сломя голову. Только отцовский друг барон Эстварх в этом не участвовал. - Да битвы-то никакой не было, - глядя в стол, буркнул огромный, поросший курчавой рыжей шерстью барон. Упрямо мотнул головой, став точь-в-точь похожим на красного медведя, изображенного на его гербе. Его так называли и за глаза, и в глаза - Медведь. Был он устрашающе велик и могуч, кряжист, но добродушен. Надежен и прямолинеен. И очень громок. Но не сейчас. Не поднимая головы, он говорил так тихо, что слова его слышали только отец да еще Айфе, сидящая на скамеечке за их спинами в обнимку с лютней. - Дед рассказывал, собрал тогдашний наш король с Гверлы по нитке - свою гвардию, баронские дружины, ополчение. Немалое войско вывел навстречу к Элаверну... Эх, обуть твою вражью бабушку! - выпалил вдруг барон. Что имел в виду Эстварх, Айфе не поняла, но сказано это было так зло, что она даже зажмурилась. Отец же неопределенно цыкнул, словно не соглашаясь. Но барон ему возразить не дал: - А я говорю, с таким войском можно было кому угодно навешать! И навешали бы, еж косматый, ежели б не струсили! Поначалу-то король наш слова правильные кричал: «Свобода или смерть! Не пяди не уступим Фейру!» Кричал, пока не увидел, как разворачивается фейрская армия. Пока не узнал, кто ведет войско.


Создатели миров

108

- Не он один, услышав имя Непрощенного, испугался. Скажи еще, что это не наши бароны орали королю, что с этим демоном воевать не будут, - грустно вздохнул отец. - Орали, - мрачно подтвердил Этварх. - Но мой дед был не из таких. Он говорил, что худший враг - наш собственный страх. А если пересилить суеверный ужас, найти в себе мужество, можно победить любого. Даже этого упыря! Но его не послушали, трусы драные! Начали переговоры. Униженно кланяясь, приняли фейрских послов и согласились на все требования. Границу подправить - пожалуйста! Право беспошлинной монопольной торговли, право склада, право пользоваться северными портами! Только права первой ночи с нашими королевами не потребовали! Эх, ерш в твою кашу! - Может, это и к лучшему, Киан? А если бы Непрощенный сделал с нами то же, что с Ассураном? Так бы оно и случилось. Если б Гверла не была такой бедной, бесполезной, Фейр подмял бы ее под себя, как продажную девку, - по-плохому или по-хорошему. - Вот именно! Как продажную девку! А разве не так?! Гверла не сопротивлялась! Даже не попробовала! Лежала, широко раздвинув ноги, и даже повизгивала от удовольствия. Как же остались «независимыми»! Остались «свободными»! - Эстварх сжал кулаки. - Непрощенный - страшный человек. Да и человек ли? - Исчадье Бездны - вот кто он. Сын Асвалааховой матери! - Или, скорее, как в той сказке, - отец криво усмехнулся, - делгон-дух, заточенный волшебником в бутылку. Стоит только встряхнуть и сказать волшебное слово… - Это сказка, Ронас! А в жизни непобедимых не бывает. Находит иногда коса на камень. Никогда нельзя сдаваться, нужно бороться до конца! - А мне все равно кажется - лучше хоть такая свобода, чем если сюда, как в Алисту, придет Непрощенный и начнет нас «усмирять». Меня, бывалого воина, с души воротит вспоминать, как он справился с Алистанским восстанием. Кем это надо быть, а, Киан? Ни чужих, ни своих не пожалел. - Может, ты и прав, Ронас. Мне бы не хотелось, чтобы мои дети увидели Непрощенного, ведущего фейрское войско на Гверлу, - медвежьи плечи поникли, Айфе уловила нотку страха в голосе Киана Эстварха. И от этого ей стало по-настоящему жутко. Кем же это надо быть, чтобы тебя так боялись и ненавидели? Айфе силилась представить себе существо по имени Непрощенный. Но даже рогатый, чешуйчатый, мерзкий Асвалаах на фреске в столичном храме на эту роль подходил плохо. На этом Айфе тогда улизнула из трапезной, навсегда запомнив слова Эстварха. И взгляд мачехи. Больше Тинде не звала ее петь своим гостям. Да и сама Айфе давно уже не брала в руки лютню, даже для собственного удовольствия. Боялась. Саму себя боялась. Поначалу все было хорошо. Она обладала исключительной памятью - стоило ей один раз услышать балладу или песню, и она могла ее спеть безошибочно. Но потом ей стали в голову приходить собственные стихи. И они легко ложились под пальцы на струны лютни. Но когда она их пела, происходили странные вещи. Откуда-то приходили тени и шорохи, танцевали вокруг Айфе. Она начинала видеть наяву странные картинки, происходившие неизвестно где, неизвестно с кем и неизвестно когда. Хуже всего было смотреть в тусклые медные зеркала или налитую в любую посудину воду. Стоило лишь ненадолго задуматься, как прозрачная вода и полированная медь наполнялись странными гостями. Пожаловаться на это было некому - только кормилице Дие. И Дия тихим шепотом, оглядываясь по сторонам, рассказала Айфе все, что знала,


Создатели миров

109

о ее матери Линед, которая тоже была такой. Но это Айфе не помогло, лишь научило сторониться зеркал и воды. А к первой звезде в замок прибыл гость: королевский глашатай с приглашением на проходящий раз в четыре года турнир Торда. По традиции турнир проходил на Ирфуат, праздник богини Лебор, каждый високосный год. Король собирал в столицу всех своих вассалов с семьями; особенно настойчиво - тех, у кого были дочки на выданье и неженатые сыновья. Древняя традиция, самое яркое событие королевства. Отказы не принимались: дурная примета и явное неуважение - не явиться на турнир Торда. Гонец хорошо поставленным голосом объявил королевскую волю, вручил приглашения и отцу, и соседям, радуясь, что застал почти всех стрептских дворян в одном месте: поди, не велико удовольствие мотаться по раскисшим весенним дорогам. Стал прощаться: - Мне еще два приглашения надо доставить. - Нет-нет, - щебетала Тинде, - я не отпущу вас так. Разве можно встречать Равноденствие в дороге? Негоже отпускать гостя в такую ночь. Садитесь, отведайте, что боги послали. Гонец обвел глазами стол, окинул взглядом хозяйку, махнул рукой и сел. - Успею, - решил он, принимая расторопно наполненный хозяйкой кубок. - Пью за то, чтобы хозяйские дочери блистали на Ирфуат в столице, нашли себе хороших мужей. Да и как таким красоткам не найти? Многие молодые буйные головы затуманятся при взгляде на этакую красоту! Гонец гулко и жадно пил из кубка, двойняшки хихикали, стыдливо прикрываясь веерами, мужчины с удовольствием поддержали тост. Допив вино, королевский глашатай вернул кубок хозяйке, все еще стоящей рядом. - Впрочем, есть в кого! От твоей красоты, добрая хозяйка, кружатся и умудренные опытом головы, - подкрутил седой ус гонец. Тинде подлила вина и из-под полуопущенных ресниц бросила один из своих сокрушительных взглядов. И что-то липкое и холодное заползло внезапно Айфе в душу, заставило поежиться. Сначала думала пойти и спрятаться от дурного предчувствия у себя в комнате. Да разве укрыться от беды под одеялом? Айфе побрела в замковую часовню, но и там, среди безликих, полустертых фресок, в гулкой тишине, спасения от нарастающего страха не было. Айфе рывком поднялась с колен и побежала, прихрамывая, к единственному теплому, надежному существу, под чей застиранный передник можно было сунуть голову. Если сидеть тихо, обнимая Диину широкую, мягкую спину, можно было надеяться, что беда походит-походит, поводит жадным носом, посопит хищно и уйдет. Но до этого убежища Айфе не добежала - столкнулась с бедой в темном коридоре, споткнулась о разговор. Беда разговаривала тихо на два голоса. - Тинде, денег на поездку нет. И больше никто не одолжит, - усталый отцовский голос вяло сопротивлялся. - Нельзя отказываться от такого приглашения. Ты хочешь выказать неуважение королю? Представь, как ехидно будут шушукаться соседи, когда узнают, что мы не едем, - вкрадчивые слова Тинде напоминали шуршание змеи, ползущей по сухой листве. - Послушай меня, - продолжала мачеха. - Ты ведь уже не надеешься выдать Айфе замуж? Отец что-то неразборчиво пробормотал. - Да полно, Ронас, кто ее возьмет замуж в двадцать с лишним лет, да еще такую хромую бледную немочь? Даже если ты будешь предлагать за нее эти свои трижды перезаложенные Козьи Выпасы в приданое. Никому она не нужна, перестарок. Ей самое время тихо удалится в какой-нибудь храм. А такой, как она, одна дорога - в храм Угайне. Только туда!


Создатели миров

110

- Да что ты такое говоришь! - взревел отец и хлопнул рукой по столу. Девушка даже удивилась. Он Тинде никогда не перечил, а уж стучать перед ее носом по столу… Впрочем, одно только упоминание Угайне холодным липким ужасом разлилось в груди у Айфе. Каких только страшных сказок не рассказывали про этот храм и про саму богиню Угайне, Властительницу Ненастья, Мать Тьмы. И про то, что случается с жрицами Угайне. Рассказывали много, шепотом, с придыханием. Однако все это были лишь слухи. Те, кто вошел в храм, обычно больше не выходили. И не разговаривали. Изредка слуги Угайне, в тяжелых черных плащах и капюшонах, закрывавших лица, показывались на свет божий, чтобы молчаливо и отстраненно смотреть на мир сквозь узкие прорези для глаз - и высмотреть очередную добычу для своей Госпожи. Денег не жалели. - За такую, как она, - упрямо продолжила Тинде, - храм отвалит немало. - Какую - такую? - хрипло спросил отец. - Ронас, не строй из себя дурака! Разве ты не помнишь, что здесь творилось, когда она вошла в возраст? До сих пор мороз по коже, как вспомню. - Может, показалось, - угрюмо возразил отец. - Потом ведь ничего такого не повторялось. - Тешь себя надеждой! Она просто научилась искусно притворяться. Но меня не проведешь! - Не думаю, - медленно подбирая слова, ответил отец, - что Айфе обладает какой-то силой. Нам это просто почудилось. - Кто-то же должен сказать это вслух! Твоя дочь - ведьма, вся в мамашу. Ронас, подумай, что произойдет, если об этом узнают другие. Шила в мешке не утаишь. Слуги проболтаются. Кто-то другой, глазастый, заметит. И что тогда? Нам ни за что не выдать замуж моих девочек, - Тинде на секунду споткнулась и добавила: - Наших младших дочек. Никто не захочет породниться с семьей ведьмы, даже если это - лишь подозрение. А если станет слишком очевидным, то ее сожгут. Да! А все наше имущество уйдет в казну! Ты хочешь погубить всех? Ты этого хочешь?! - трагическим шепотом закончила мачеха. - Чего ты хочешь от меня, Тинде? - Отдай ее в храм Угайне, ей там самое место. К тому же они платят за каждую ведьму кругленькую сумму. Подумай: на эти деньги ты расплатишься с долгами, - вкрадчиво произнесла мачеха. И Айфе снова услышала шуршание. Наверное, это шуршал шелк Тиндиного платья, но девушке казалось, что это шорох сворачивающейся для стремительной атаки змеи. Айфе даже слегка отпрянула от дверного проема. «На эти деньги он не расплатится с долгами, а повезет тебя на праздник, купит новые платья и побрякушки, чтобы ты и твои дочки могли попорхать по столице, - зло подумала девушка. Хватит ровно на декаду, а я сгину навечно в темных лабиринтах храма Угайне и никогда не увижу солнечного света. Никогда». - И не проси! - выкрикнул отец. Тинде заплакала. Айфе даже не надо было заглядывать в комнату, она и так представляла себе всю картину. Мачеха умела плакать: крупные, похожие на драгоценные камни слезы катились по бархатным щекам, по шее и стекали по ложбинке грудей. Падчерице всегда было интересно, как Тинде ухитряется так плакать и выглядеть еще красивее. Когда она сама плакала, то становилась просто уродиной - красный нос, опухшие глаза, неровные пятна на щеках и шее. Когда плакала Тинде, отцовское сердце таяло и оплывало, как воск. Мачеха тихо и тоскливо всхлипнула, судорожно вздохнула. - Ну что ты, Тидди, - попросил отец. - Не надо. Я просто не могу этого сделать.


Создатели миров

111

Мачеха снова всхлипнула, слезы потекли беспрерывной рекой; платье заволновалось, зашуршало, вторя трагическим вздохам. Айфе, ссутулившись, побрела прочь по коридору. Пусть не сегодня, пусть не завтра, но Тинде добьется своего. Больше декады отец не продержится. И согласится, как всегда. *** Диин передник промок от ее слез. Шершавая, теплая рука, гладящая по голове, уже не могла ее защитить. За спиной в полный рост стояла тень Угайне. От такой ладонью не заслониться. - Что мне делать? Как мне быть? - плакала Айфе. Рука на ее волосах дрожала. - Если б ты вышла замуж… Это единственное может тебя спасти, моя девочка. - Но как? Как? За кого? Кому я нужна? Хромая? Старая? - Сегодня колдовская ночь. Давай погадаем на суженого. Самое время ворожить - на Равноденствие. - Я боюсь. - Теперь уж либо шерсти клок, либо вилы в бок. Давай, высматривай жениха. А вдруг приманишь? Я в тебя верю. - Я ничего не умею, - но Дия уже поставила перед ней миску с водой. - Я боюсь! - Страшней Угайне ничего не будет, - Дия протянула светильник Айфе. Вода рябила, вместо дна миски стало видно черное небо, усыпанное мелкими звездочками, по небу стремительно побежали облака, меняя очертания. Айфе надолго замерла, вглядываясь в темноту. А потом соленые капли стали падать в воду. Айфе закрыла лицо руками и всхлипнула. - Что ты там увидела, детка? - Что-то страшное - столько крови, не разберешь. И я даже знаю, когда это случится. Я видела танцующих призраков, рука об руку с живыми, в хороводах вокруг костров. Я видела, как люди, ряженые в страшные маски, и делгоны-духи, ужасающие без всяких масок, бродят по улицам. Это Тэйверх, Дия. А после Тэйверха я ничего не вижу - мгла и пустота. Дия поежилась и спросила: - А больше ты там ничего не видела? - Видела, - задумчиво протянула Айфе. - Что? - с надеждой спросила Дия - Человека, седого, сгорбленного, сидящего на огромном черном троне. На лице у него серебряная маска. На голове корона. У него, Дия, такие страшные руки! А глаза еще страшней. На подлокотнике рядом сидел черно-белый ястреб. Король снял с его головы колпачок, и птица сорвалась в полет. Я чувствую - птица за кем-то охотится и не промахнется. - Все это ерунда, - заявила Дия. - К тебе это не имеет отношения, девочка. Может, еще посмотришь? А вдруг все же какого-никакого суженого разглядишь? - Нет, Дия, больше не хочу, боюсь. - Чего бояться? - Того, что свою судьбу я уже увидела. - Старик в короне? Совсем уж чушь! Во всей Гверле один человек носит корону - наш король Кернан. А он не седой. И женатый. Так что это не может быть твой суженый. - Нет, - тихо произнесла Айфе. - Не король мне сужден. А знаешь еще что? У пернатого охотника между лопатками светилось клеймо - звезда, вписанная в круг. И еще какие-то значки, только слишком мелко - не разберешь.


Создатели миров

112

Глава 3 На самой детальной карте, которую нашел Хин в библиотеке, неказистое королевство Гверла можно было раздавить, как таракана, одним пальцем. По сравнению с огромной тушей Фейрской империи, Гверла напоминала мелкую рыбку-прилипалу, расчетливо прицепившуюся к хвосту акулы. А расстояние между двумя столицами составляло на карте одну пядь. Дороги-то - лишь между кончиками указательного и большого пальцев. Но обольщаться по этому поводу не стоило. То, что на карте было коричневой полосой, перевитой синими венами речек и прорезанное черной извилистой нитью дороги, Хин уже видел когда-то в действительности. И не понаслышке знал, что дорога будет трудной. К тому же время для перехода через горы было - хуже некуда. Заканчивался сезон дождей - лавины, сели, камнепады и плохая видимость делали дорогу опасной. Но не это волновало Хина. *** Отряд Хина пересекал Наорское плоскогорье - безжизненную высокогорную пустыню, метко прозванную в народе Асвалааховой дырой. Здесь, в призрачном краю солончаков и серых, словно покрытых изморозью, соляных кристаллов, камней, днем было жарко, как на сковородке. Ночью же мороз корявыми пальцами впивался в тело, пробирал до костей. Ни костры, ни теплый плащ не помогали согреться в разреженном воздухе высокогорья. Колючий, пронизывающий ветер, несущий белесую пыль вперемешку с солью, не давал дышать. Кожа на руках и лице трескалась, кровоточила. От блеска солончаков воспалялись глаза. Кружилась голова, путались мысли. Сквозь узкую прорезь платка, закрывавшего лицо, изломанные очертания центральной гряды казались сахарно-белыми зубами, вцепившимися в мягкое, серое брюхо исполинского зверя. И закат тек алым сквозь прореху жемчужных облаков там, где острый клык Адвематхи проткнул небо насквозь. Хин задумчиво глядел на высочайшую вершину мира, являвшуюся, согласно легендам, лестницей в страну богов Астару. Говорили, что, если подняться на самую вершину Адвематхи, можно увидеть весь мир и даже заглянуть за его край. А еще болтали, что оттуда можно разглядеть не только край мира, но и будущее, узнать ответы на все вопросы. Хина край мира интересовал мало, а из всех вопросов его мучил лишь один: «Айфе, дочь Линэд, последняя Кадугаун - интересно, есть в тебе хоть капля прапрапрабабки? Похожа ли ты хоть отдаленно на бесстрашную и безжалостную Ингерн, которую боялись союзники и уважали враги? Скорее всего, нет. Столько времени утекло, так размылась кровь. Никогда мне не увидеть, не найти то, что померещилось на портрете. А что я сумею найти? И можно ли вообще выиграть эту игру?» Горы подавляли своим величием и красотой. Переход через них занял больше времени, чем предполагалось. Как и ожидал Хин, путешествие было изматывающим. Возможно, оно было бы иным, если б не принц Грейд и его разговоры. Его «тонкие» намеки и долгие, утомительные рассуждения доводили Хина до белого каления. Но приходилось терпеть. Прикрыв глаза, он слушал громкие рассуждения наследника престола и жаркий змеиный шепот в ухо. Иногда кивал, добавляя: - Да, Ваше Высочество, - и кланялся, борясь с подступающей тошнотой. И все думал: «Тейрнон не дурак. Я хорошо его знаю. Кому же лучше знать господина, как не его рабу. До какой же степени отчаянья надо было дойти, чтобы довериться Грейду? Видимо, мы с королем в одинаковом положении. Его болезнь и моя печать, его неисцелимость и моя безысходность, его проклятье и мое рабство - нет разницы между его венцом и моим клеймом. На что же мы


Создатели миров

113

надеемся, оба? Видимо, на чудо. Потому как по-другому ему не исцелиться, а мне не освободиться». Где-то за сутки до границы Гверлы, на ночном привале, принц снова завел свой излюбленный разговор: - Если ты мне подыграешь, Хин, я не забуду твоей помощи. Я ведь буду твоим новым господином. Ты подумай хорошо. Раньше или позже, но буду! Может, лучше раньше, а? Хин молчал и смотрел на пыльные сапоги принца. - Я буду хозяином Меча. И если ты мне поможешь сейчас, я освобожу тебя! Хин поднял глаза и посмотрел в прозрачные голубые ледышки. - Не веришь? Клянусь честью! «Сейчас меня стошнит прямо на его сапоги, - зло подумал Хин, - сколько раз я это уже слышал! «Клянусь! Клянусь! Клянусь честью!» Какой честью?! И все это - лишь чтобы побыстрей залезть на скользкое от родственной крови черное седалище, натянуть заляпанный венец и превратиться в медленно разлагающийся труп. Эх, Ингерн, я даже где-то горжусь отдаленным нашим родством. Хорошо же ты их уделала!» - Я подумаю, Ваше Высочество, - он склонился пониже, скрывая нехороший блеск в глазах. *** Гверла была туманной, дождливой, капризной. Раскисшие дороги, вросшие в землю крестьянские лачуги, стада грязно-белых овец и коз. Вот уж, действительно, крысиная нора! Принц презрительно кривил губы, рассматривая неказистую столицу Гверлы, угрюмый, приземистый королевский замок. Оживился только за королевским столом, попробовав местное вино и поглядев на придворных дам. Что сказать - женщины и вино были единственными украшениями Гверлы. Нежданно-негаданно Хин оказался за тем же столом: - Скажем, что ты благородный рыцарь Илбрек. А чего, я ж принц! Могу пожаловать тебя, за будущие заслуги, так сказать, - веселился Грейд. Хин упорно смотрел в пол, опасаясь, что черная волна непозволительной ярости накроет его сейчас с головой. За обедом рядом с ним сидел пожилой мужчина, гладко выбритый, с безупречной выправкой бывшего армейского генерала: посол империи, лорд Авагди. Несмотря на невозмутимое, немного надменное лицо - а может, и благодаря этому, - он произвел на Хина хорошее впечатление. - У меня для вас письма, - сказал Хин. - Приходите после приема ко мне. Знаете, куда? - Найду. Посол коротко кивнул. *** Посольский дом и внутри, и снаружи сильно отличался от угрюмого, аляповатого королевского дворца лаконичной изысканностью. Фейр держал марку, показывал имперский стиль даже в такой глухой дыре. Личные покои посла выглядели просто, даже аскетично. - Располагайтесь, благородный Илбрек, чувствуйте себя как дома. Если здесь вообще возможно чувствовать себя так. Хин остался стоять. - Вы б сначала узнали, кто я в действительности, прежде чем предлагать гостеприимство, мрачно предложил он.


Создатели миров

114

- Я знаю. Но, может, лучше тебе оставаться Илбреком? Узнать тебя здесь никто не сможет. Почти шестьдесят лет прошло. Но помнить - помнят! - удовлетворенно заявил посол. Отужинаешь со мной? - Я не голоден. И все же - вы уверены, что стоит предлагать мне сесть с вами за стол, лорд Авагди? Не брезгуете? - Угощайся, - посол налил темное тягучее вино из оплетенной бутыли в два кубка, - вино отменное - для того, кто знает толк в винах. Милостью великого и могучего короля Фейра любой может оказаться на твоем месте. Или на моем. Так чего желает Тейрнон от ничтожных слуг своих? - Вот одно письмо, - Хин сел и протянул бумагу, запечатанную королевским знаком; потом подал голубоватый свиток с синей восковой печатью храма Орха: - А вот второе. - У тебя хорошие рекомендации, - посол повертел в руках лазурный свиток. - Суждению Верховной жрицы Орха можно доверять, - согласился Хин. Авагди рассеянно покивал. Хину показалось, что посол имеет в виду не только Хейвед. - Ты пей вино. Это Ниалл. Год, когда Хавган взошел на престол. - Я помню Хавгана, - дернул губой Хин. - Надеюсь, это не испортит вкус напитка. Вино тут ни при чем. А я пока почитаю письма. Читал посол долго, пытаясь, видимо, найти нечто между строк. - Даже не знаю, хорошо это или плохо для твоей миссии, - но послезавтра начинается турнир в честь Торда Воителя. Он проходит раз в четыре года, на Ирфуат високосного года, в честь богоравного героя Торда, состязавшегося в силе с богами и завоевавшего в жены саму Лебор. - Легенды и суеверия этой крысиной норы меня беспокоят мало. Что хорошего и что плохого для меня в этом турнире? - Хорошее - то, что сюда по традиции съедутся все, абсолютно все дворянские девки брачного возраста, в надежде выскочить замуж поудачней. То есть искать твою Айфе будет легче. С другой стороны, это такой бардак... Я уже видел турнир один раз. Если девица окажется с хорошим приданым, да еще и смазливой, то к ней будет трудно пропихнуться. - Принц Грейд в этом деле большой мастак. На него я надеюсь. Единственное, в чем он хорош, так это в деле задирания бабских юбок. Тут уж никакие претенденты на руку и бдительные родители не спасут. - Будем считать, что я не слышал последнего высказывания, - тяжело вздохнул посол. Несмотря на прозябание в Гверле, мне все еще есть, что терять. К примеру, голову. - А мне терять нечего. Могу высказывать любые мысли вслух, - криво ухмыльнулся Хин. Посол едва заметно кивнул головой, подливая вина в кубки. - А что вообще собой представляет этот турнир? - Съедутся все Гверлские неженатые бычки и будут бодаться рогами во славу прекрасных дам, за прелестные улыбки и глаза. Но в основном - за хорошее приданое. Особо ничего интересного. Конных поединков не будет. Здесь этого не умеют. Что возьмешь с тараканьего угла? Дикари. Варвары, - еще раз вздохнул посол, поднимая кубок. - Ну, за успех этого дела! *** Как и хотела Тинде, на Ирфуат вся семья приехала в столицу. Взяли даже Айфе. И, глядя в торжествующие глаза мачехи, девушка прекрасно понимала, зачем ее привезли в столицу. Отец уступил Тинде. Обратно домой ей уже не вернуться, впереди только холод и мрак храма Угайне. - Тебе надо выглядеть хорошо, - приговаривала Дия, причесывая ее. - Здесь столько мужчин собралось. Неужто не найдешь себе мужа? Только платье надо получше. И голову повыше.


Создатели миров

115

- А хромоту мою куда девать? Здесь нарядом не поможешь, Дия. Да и нет у меня хорошего платья. Разве купила бы мне Тинде новое? Себе три заказала. Сестрам… - А платье твоей матушки? - хитро прищурилась Дия, откидывая крышку сундука. И вытащила на свет серебряное чудо. Встряхнула искрящийся шелк с видом могучей волшебницы: - Надевай, живо! - Это платье не мое. Мне оно ничем не поможет, - грустно вздохнула Айфе, рассматривая себя в тусклом медном зеркале. Она чувствовала себя голой и беззащитной в серебряном шелке. Худые плечи и острые ключицы неприкаянно смотрелись в глубоком вырезе. - Распрями спину и подними голову, - скомандовала Дия. Айфе постаралась - не помогло. - Велико оно мне и в груди, и в бедрах. Сидит, как седло на корове. Нет, как на тощей, облезлой, хромой козе, - горько вздохнула Айфе и стянула платье. - Дело не в одежде, Дия. Дело во мне. Подай старое платье. Надо бежать вниз, а то Тинде будет злиться, если опоздаю. - Может… - Нет, мне просто надо смириться с судьбой. - Или действительно чего-то захотеть по-настоящему. Так, как это сделала твоя мать. - Дия, моя мать умерла молодой, так и не пожив толком, и оставила меня сиротой. - Твоя мать хотела ребенка. Она хотела тебя. И желание свое исполнила. Она всегда знала - цена очень высока. Ничего не бывает даром. Надо быть готовым платить по счетам. Ты, Айфе, ее седьмая, единственная удачная попытка. Она не могла выносить детей. Она прошла через страшную боль потерь шесть раз. И лишь седьмой принес ей долгожданное чудо. Когда она забеременела в седьмой раз, ее предупреждали, что для нее это смертельно опасно. Когда она рожала тебя, ей говорили, что ребенка не спасти. И тогда она сказала: «Я так хочу!» И умерла, оставив тебе свою жизнь. *** «Кажется, заблудился. Кто ж это учил их так строить?! Провались оно все в Бездну, к демонам на рога!» - бесился Хин, разглядывая очередную узкую, крутую лестницу королевского дворца. Таких лестниц он за последние полчаса повидал немало. И злость нарастала с каждой новой ступенькой и изгибом. Из-за поворота лестницы послышались сбивчивые быстрые шаги, и показалась девушка. Худенькая, остроносенькая, с бледным личиком, в простеньком платье. Мышка-полевка. «О! Служанка! Сейчас покажет мне дорогу», - решил Хин и сделал резкий шаг вверх по лестнице навстречу девушке. Но видимо, вся злость по поводу архитектурных выкрутасов дворца явно проступила у него на лице. Девушка пискнула и развернулась, собираясь снова убежать наверх. - Стой, - рявкнул Хин, вовсе не желая больше бродить в одиночестве по закоулкам дворца. Девушка дернулась, наступила каблучком на подол платья и полетела со ступеньки спиной вниз. Хин не успел даже помянуть демонов и мать их. Поймать успел - может, довольно грубо, зато шею себе не свернула. Ухватил крепко, так, что даже что-то хрустнуло, кажется. Девушка слабо мяукнула, он разжал хватку - и уж было открыл рот поинтересоваться: «Куда ж ты смотришь, дура?» Но в этот момент темные ресницы дрогнули, поднялись... и Хин увидел лиловый океан вересковых пустошей, почувствовал порыв терпкого, горьковатого ветра, несущего бурю. - Простите, госпожа, - Хин посторонился. Ресницы опустились, исчез вереск, улегся ветер. «Такой цвет бывает у вереска в сумерках, перед грозой. Никогда мне уже не вернуться, не увидеть, не почувствовать, не надышаться, - подумал Хин, глядя в спину удаляющейся девушке.


Создатели миров

116

Долго смотрел, как она, прихрамывая, убегает по коридору, как раскачивается толстая длинная коса, когда она припадает на правую ногу. - И глаза такие я уже видел. Да неужто ж…» *** - Где тебя носило, - прошипела мачеха в ухо опоздавшей Айфе. - Прием уже начался. - Заблудилась. - Пригладь хоть лохмы - всколоченная, растрепанная. Позоришь нас, - продолжала мачеха укорять Айфе, прикрывая злобно перекошенный рот веером. Над веером глаза Тинде жили своей жизнью - глядели ласково, томно, искрились и притягивали взгляды. Айфе провела рукой по волосам. Сердце, ушедшее в пятки при падении с лестницы, так на нужное место и не встало - билось гулко, неровно, где-то в животе. Мачеха еще что-то говорила, но девушка не расслышала. В голове крутились какие-то странные мысли: «Упала бы - убилась. Зачем поймал? Зачем? Странно: лицо все в морщинах, как в шрамах; глаза седые, старые, - а волосы черные, без проседи. И руки крепкие. Зачем поймал?!» - Видите, там стоит дамочка в голубом платье, рядом мужчина в бордовом камзоле и девчонки. Одна из них, - показал посол запыхавшемуся Хину и улыбающемуся принцу. - Которая? - Грейд с интересом рассматривал Тинде. - Темненькая, щуплая. - Эта?! - принц скорчил брезгливую гримасу. - Нет. Давайте выберем какую-то получше. Посол тут же заинтересовался фреской над головой. Хин молча посмотрел на Грейда. Принц еще раз окинул взглядом Айфе: - А ладно, один раз можно. Такую точно не жалко. «Ох, я и болван! Я ж ее уже в руках держал и отпустил! А теперь буду долго вокруг нее кругами ходить, чтобы хоть волосок добыть и убедиться в том, что есть в ней то, что мне надо. Хотя шансов очень мало. Где эта бурая хромая мышь - и где великолепная Ингерн? Ничего не осталось! Ни грана! Молю всех богов Астры и демонов Бездны, чтобы в ней отыскалась хоть капелька ведьмы Ингерн. Одна-единственная искорка! Лишь бы хватило растопить камень, когда вся ее кровь выльется на алтарь», - особенно не стесняясь, рассматривал Хин стоящую от него в десяти шагах девушку. И взгляд этот, едкий, пронизывающий, пробирающий до костей, Айфе почувствовала спиной. Украдкой обернулась. Боковым зрением заметила того самого человека, что удержал ее на лестнице. Широко посаженные, настороженные глаза, узкий нос с горбинкой делали его похожим на хищную птицу. Сердце сжалось в комок и провалилось еще ниже. Она сдвинулась немного, за отцовскую спину, приподняла плечо и совсем ссутулилась. «А он ведь совсем не старый. Только очень… усталый. И руки у него сильные, надежные», некстати подумалось Айфе. - Неплохо бы вам за ней приударить, Ваше Высочество. Сделать надо все красиво, - задумчиво протянул Хин. - Красиво? Приударить за такой дурнушкой? Вот если б за ее мамашкой! - фыркнул Грейд. - Я такой дурью заниматься не собираюсь. Тут столько красавиц, а я буду … за этим чучелом ходить? - Ваше Высочество, наверно, запамятовали распоряжение короля? - вкрадчиво поинтересовался Хин. Посол, услышав, куда поворачивает разговор, срочно вспомнил, что ему надо кое с кем поговорить. - Подзабыли, наверно, как король относится к невыполнению его приказов? - А что, без ухаживаний никак нельзя? Закончится турнир, я просто предложу ей руку и сердце, и приказ будет выполнен. Обойдется без песенок под окошком и цветочков. Куда она денется? Кто на нее еще позарится?


Создатели миров

117

- Никуда не денется. Но надо точно узнать, есть ли в ней хоть часть силы Ингерн, - спокойно ответил Хин. - А для этого мне надо хоть что-то. Может, прядка волос или платочек зареванный. - Вот! - обрадовался принц. - Ты сначала убедись, что она нам подходит. А потом уж будем за ней ухаживать. А то чего вообще даром время тратить? А выяснить - это твое дело. Иди и достань, что надо. Я тебе приказываю! «Еще ты мне, сучонок, приказывать будешь! Сначала надень корону!» - снова наклоняя голову, чтобы скрыть бешенство, подумал Хин. Принц воспринял это как кивок - и, подмигнув стоящей неподалеку даме, легким шагом, с очаровательной улыбкой поплыл вглубь скопления ярких, как райские птички, девушек. - Сучий потрох, - беззвучно выдохнул ему в спину Хин и резко обернулся. Посол уже стоял за плечом. Лорд Авагди полуприкрыл внимательные черные глаза и сообщил: - Гостей поселили в левом крыле. Эту бедную семейку точно отправили куда-то под самую крышу. Ищи там. В комнатах найдется либо гребешок с зацепившимся волосом, либо платочек, в который горько рыдали. А у меня тут есть одна хорошая знакомая - она не откажет мне побеседовать с ее родителями. Глядишь, и сами справимся. Несложное дело - сосватать такую мышку. Тут главное - сказочку поприглядней измыслить. Про любовь внезапно нахлынувшую, например. - Про любовь не выйдет, - исподлобья наблюдая, как принц рассыпается мелким бесом перед белокурой хохотушкой, решил Хин. - Придется что-то более сложное: про внезапно вспыхнувшие родственные чувства, эрвийские династии, государственные интересы… - Тоже неплохо, - согласился Авагди. - Беру это на себя. Уж что-что, а сказки про государственные интересы я тут сочинять наловчился. *** Где-то вдалеке звучала музыка, шумело море пустых разговоров, слышался перезвон столовой утвари. Хин беззвучно двигался по темному коридору. Факела он не взял, а едва брезжащего лунного света в редких узких окнах не хватало. Полагаться приходилось только на слух и на безошибочное чутье. Где-то там совсем недавно он слышал прихрамывающие быстрые шаги. «Здесь должна быть лестница, на которой я ее встретил. Значит, комната ее выше. Ступени должны быть близко. Где-то тут… А, чтоб тебя да через семь ворот Бездны! Вот она - лестница! Хоть бы самому в темноте не сверзиться!» Наверху оказался узкий коридор с множеством дверей. «А вот и чуланы для всяких мелкотравчатых гостей. Интересно, как я ее комнату найду в этом муравейнике? Но надо найти. А там, может, волос, за гребешок зацепившийся, или еще что-то... В каждую дверь ломиться?» Но этого делать не пришлось. За первой же дверью слышались голоса. Кто-то плакал и неразборчиво бормотал. Хин прилип ухом к замочной скважине, - но слышны были лишь отрывочные фразы, перемежающиеся всхлипами. «Ох, не люблю я это! Слов из-за соплей не разобрать». - …уже и деньги получил… храм Угайне… а Тинде не хочет, чтобы слухи поползли, и велела… до конца турнира, и все… потом все! - …проси… проси Лебор… мать твоя тоже просила… богиня ответила… проси Лебор… пусть любого мужа тебе даст… приворотное зелье… - …страшно…


Создатели миров

118

И снова: «Угайне, Угайне, Угайне…» Кто-то зарыдал совсем горько, послышались шаги. Хин отпрянул к ближайшей нише и прижался спиной к стене. Дверь резко открылась. Из комнаты в темный коридор выскочила небольшая тень и, хромая, побежала к лестнице. Хин потер нос, который чуть не отшибли дверью. «Так. На ловца и зверь бежит - вот она, наша мышка! Повезло. Ее комнату я нашел. Только ктото там остался. Ладно, вернусь позже. Куда это она так припустила? Стоит посмотреть. Хромая, а бегает быстро, поди догони. Куда ж это она, на ночь глядя, бежит? Ну, Лебор-то я знаю. А кто такая Угайне?» Стараясь не потерять Айфе из виду, но остаться незамеченным, Хин запыхался и обтер спиной все пыльные ниши. Часовня королевского дворца, куда со всех ног бежала Айфе, была совершенно пуста, если не считать громоздких статуй. Оно и понятно. Кому охота, задрав голову, заглядывать в каменные, безучастные глаза, когда можно смотреть в живые игривые глазки и читать в них такие приятные обещания? Зачем бить колени о твердый пол и целовать холодные, мертвые руки богов? Лучше обнимать теплую гибкую талию партнерши по танцу, припадать губами к сладко пахнущим пальчикам, рассчитывая не на равнодушное божественное молчание. «Э… пустая затея. Богам до нас нет никакого дела, - разглядывая из-за колоны Айфе, стоящую на коленях перед статуей Ясноглазой Лебор, Хин презрительно кривил губы. - Особенно ветреной красотке Лебор. Какое дело Ясноглазой до такой дурнушки, как ты?» Айфе поднялась с колен, положила руки на мраморные ладони богини любви, подняла голову, заглядывая в мертвые глаза под венком из белых цветов. Статуя апатично смотрела поверх головы Айфе. Девушка уткнулась лбом в ладони богини. Плечи ее вздрагивали. Что она говорила, слышно не было. «Ох, и хочется тебе любви. Все равно - с кем. Безразлично - за какую цену. Не отзовется Лебор. Не пожалует слезой в ответ. Твоя прапрабабка Ингерн, может, и заставила б Ясноглазую плакать...» Но вдруг что-то дрогнуло. Не пол под ногами, не воздух в часовне. У Хина в ушах загудело, заныло под лопаткой. Воздух стал липким и плотным. Страх тонким дуновением прошел по позвоночнику. Хин различил глубокий вздох - Лебор просыпалась, наполняя собой все вокруг. «Чего хочешь от меня?» - услышал Хин прямо в своей голове. И ответ Айфе услышал тоже отчетливо, как будто в шаге от нее стоял. - Спаси меня! Помоги! «Цену знаешь? Платить готова?» - пронеслось над залом, поднимая волосы дыбом. - Готова! Прошу тебя, Ясноглазая! Возьми, что пожелаешь, дай лишь короткое счастье, теплоту, греющую тело и сердце, пониманье без слов. Бери мою душу! Пусть сгорю я в кратком, но желанном жаре твоего огня! Пусть стану золой и пеплом, но хоть ненадолго почувствую дар твой, Неистовая и Непобедимая! Помоги мне, Лебор! Воздух в зале стал упругим и горячим. Хин ощутил, как зудит кожа на руках, дрожит воздух, шевелятся волосы - Ясноглазая отвечала на мольбы. Голубая капля медленно соскользнула из уголка каменного глаза, перекатилась по щеке статуи и сорвалась в руки Айфе.

«Бери! Любой, кто выпьет эту слезу, тебя полюбит, себя забудет, рабом твоим станет. Бери, коли не боишься. Но, если ты воспользуешься моей слезой, я возьму твою плату. Душу твою возьму. Заберу из нее то, что пожелаю. Когда мне будет угодно».


Создатели миров

119

«Провалиться мне к демонам на рога! Глазам своим не верю! Заставить плакать Лебор - это сможет не каждый. Невероятная сила! Как я ошибся - ее кровь не растопит камень, а разнесет его вдребезги! Судьба мне наконец-то улыбнулась». Хин, затаив дыхание, подождал, пока закутанная в плащ фигура, сжимая в руке слезу Лебор, не пройдет мимо и не свернет в коридор; посмотрел вслед растворившейся в темноте Айфе - и коротко, зло рассмеялся: «Ну-ну, теперь я точно знаю, что нашел прапраправнучку Ингерн. Сомнений быть не может. Интересно, кому ж ты подбросишь это приворотное зелье? Здесь собралось столько женишков, и тебе подходит любой. Впрочем, моим планам это не помешает. Кому б ты его ни подсыпала, это будет лишь мелкая досадная помеха. Хотя… Маловероятно, но чем демоны не шутят - этим любым может оказаться принц. Или я… Я-то ладно, меня никакая магия не возьмет. А вот если принцу - хлопот не оберешься. У гаденыша, конечно, нет ни сердца, ни души, тут и приворожитьто нечего. Однако слеза Лебор - огромная сила. Надо проследить, как бы тебе не пришло в голову подбросить это ему. А остальное - ерунда! Давай, ведьма, ворожи! Ты получишь свое «счастье» на Тэйверх!» *** Фейрский посол усталыми, равнодушными глазами следил за сменами фигур в сложном традиционном танце, за взмахами красочных рукавов, блеском драгоценностей, пересечениями взглядов. - Вечер добрый! - Хин взял под локоть посла. - А добрый ли? - угрюмо спросил посол. - У меня тут один маленький вопросик образовался. Кто такая Угайне? - Уже знаешь? - Знаю - что? - подозрительно уточнил Хин. - Помнишь, говорил я про одну знакомую, которая поможет в королевском сватовстве. Так вот, она помочь не может. Отец этой Айфе уже пообещал ее Угайне. Точно известно - даже денежки получил. - Стоп! С этого места поподробней. Угайне - имя женское?! - Угайне - имя местной богини. Девчонку продали в храм. - Ну, как продали, так и обратно купим. Я ее только что видел. Ни в каком она не в храме. - Будет через три дня. И тут уже ничего не поделаешь. Эта их Угайне - серьезная баба. От нее никто не уходил. Похоже, что это вроде нашей Юсулах. - Мать всех сорока демонов? - Именно. Мать их, туда ее. Здесь она богиня ночи, лжи и еще чего-то... богиня мары - так, кажется. У этого местного словечка куча смыслов: обман, сон, мечта. И еще магия. Знаешь, как здесь относятся к магии? - Ну, приблизительно представляю. - Так вот, храм Угайне - место непонятное. С одной стороны, за столько лет, что я тут гнию, жрецов или жриц Угайне видел всего пару раз. И то - видел... никто их толком не видел. Так, темные фигуры. Женщины? Мужчины? Духи? Вроде призраки без всякого влияния. А с другой стороны, земель и денег у храма, наверное, больше, чем у самого короля. Их здесь все боятся. Шепотом поминают. Король слова поперек не скажет, ни в чем храму не откажет. - Странно.


Создатели миров

120

- Странно. Храм скупает - именно скупает, полновесным золотом платит - девчонок и парней с задатками магии. Говорят, некоторых храм купил прямо с дровами, на которых их сжечь должны были. А некоторые, наоборот, с легкой руки храма ушли дымом в небо. Больше я ничего разузнать не смог. Дальше только страшные сказки на ночь - про кровавые ритуалы посвящения, которые проходит один из ста, про годы обучения, которое выдержат лишь единицы... - Да я ее только что видел в замке. Может, ошибаешься? Посол покачал головой. - Знаю точно. Ты, считай, привидение видел. Понимаешь, если ее папаша получил деньги, то теперь уже никто не сможет отобрать девушку у храма Угайне. Даже король Гверлы. - Может, украсть, просто и без изысков? - Может... - неодобрительно буркнул посол, - только мы уже слишком явно интересовались этой девицей. А тут вдруг она пропадет. Поползут слухи. Это плохо. Но еще хуже то, что храм Угайне это даже не королевская рать. Знаешь, они ведь недаром так старательно собирают послушников. В случае кражи, придется тащить девушку через полстраны, через горы, - а на хвосте у тебя будут не перепившиеся королевские гвардейцы, а жрецы Угайне. Если б задача состояла в том, чтобы доставить королю Фейра чью-то голову, то можно было бы рискнуть. Особенно тебе. Но если нужно доставить целую и невредимую девицу, то это будет гораздо тяжелей. Может, стоит поискать другой выход? - А он есть? Девушка должна попасть в Фейр, и точка. Тейрнон скор на расправу и тяжел на руку. Если ты, посол, думаешь, что король отыграется только на мне, то глубоко ошибаешься. - Я много лет верой и правдой служу Тейрнону. И тяжесть его руки и гнева знаю не понаслышке. Думаешь, я от хорошей доли очутился в этой крысиной норе? Вот что: есть только один способ поспорить с храмом Угайне. - Какой? - Тебе не понравится. - Какой?! - Победителю турнира не откажет никто. Такова древняя традиция. Любая девушка, кому бы она ни была обещана прежде, достанется победителю. Даже королевская дочка, даже жрица Угайне. - Турнир уже начался! - А это даже к лучшему. Отсеялись все слабые и бестолковые бойцы. Остался с десяток. А принц Грейд, как и всякий другой рыцарь, может вступить в игру в любой момент. Почти в любой - в последний день уже нельзя. А завтра еще можно. Стоит только поднять над шатром вымпел и ждать, когда его вызовет противник. - Я подумаю. Но сегодня об этом с принцем разговаривать бесполезно. *** Слеза Лебор, лежащая на ладони Айфе, больше всего была похожа на продолговатую бусину. Только обычная бусинка так не жжет руку. Стоило только бросить ее в воду и протянуть любому и яд ясноглазой Лебор проникнет в его сердце. Заставит полюбить. Отравой разольется по жилам, захватит разум, подчинит волю, сделает рабом. И спасет ее, Айфе. Но какой ценой? Сказать «готова» в порыве отчаянья было легко. А бросить бусину, растворить в воде свою душу, стать рабыней Лебор - легко ли? Бусина разъедала ладонь, заставляла неровно биться сердце. Айфе смотрела на полную луну на черном бархате неба: «Зря я послушалась Дию, зря я просила Лебор. Такое все равно не принесет счастья. Лучше уж Угайне, чем потом всю жизнь смотреть в глаза тому, у кого я украду свободу. Я-то все равно не


Создатели миров

121

полюблю его - и буду знать, что он меня не любит. Это только колдовской туман в голове и украденное счастье. Смотреть и думать, когда и что возьмет из моей души Ясноглазая богиня в оплату», - Айфе еще раз глянула на луну, развязала ремешок на шее и нанизала слезу богини на нитку кварцевых бус. Подарок Лебор не слишком отличался от всех остальных камешков - чуть голубее и форма другая. Айфе снова завязала шнурок и вздохнула с облегчением. *** Турнир Торда был древнейшим праздником в Гверле. На этом поле на Ирфуат сходились бойцы испокон веков, даже тогда, когда самого королевства еще и в помине не было. Как утверждали легенда и посол Авагди, когда-то в незапамятные времена смертный Торд победил здесь трех братьев-богов и завоевал руку и сердце их сестры, самой Лебор. Принесло ли сердце ветреной Лебор счастье Торду - неизвестно. Но славу принесло. Века прошли, развалились в труху могущественные империи, ушли в небытие великие короли и завоеватели, и имен их уже никто не помнит. А имя Торда все еще - символ достигнутой мечты, завоеванной любви, прекрасной сказки. И раз в четыре года многие приезжали на Тордово поле попытать счастья, сотворить собственную сказку, войти в свою, пусть маленькую, легенду, которую потом будет приятно рассказывать внукам. Главный, древний закон - победитель получит все, что пожелает. Но турнир со временем обрастал иными традициями и обычаями, соблюдавшимися так же свято. Например, все благородные девицы, нарядившись в самые лучшие платья, собирались у южного края поля, и каждая держала в руках кувшин с водой - любой из сражающихся мог подойти и напиться воды из рук приглянувшейся девушки. Девиц было много. Счастья хотелось каждой. Они толпились, толкали друг дружку локтями - и хорошо, если только локтями. Самые бойкие сразу пробивались к барьеру. Оттащить их вряд ли смог бы сам непобедимый Торд. Скорее всего, он сбежал бы, увидев это «девичье воинство». Что уж говорить про Айфе! Она стояла в сторонке и вертела в руках бесполезный, никому не нужный кувшинчик. А сзади ее подталкивала Дия. - Прекрати! - разозлилась Айфе. - Это самая дурацкая традиция на этом проклятом турнире! Тинде велела мне стоять вместе с остальными невестами и предлагать свой кувшин с водой рыцарям. Она абсолютно уверена, что ни один из них не протянет руку к моему кувшину, - но хочет, чтобы наши соседи видели и меня среди невест. Наверно, ей все же немного стыдно признаваться в том, что отец просто продал меня! Она хочет все скрыть до конца турнира. А потом я уйду в храм, а она… а она, как всегда, что-то соврет. И все будет шито-крыто! - Айфе говорила, почти не понижая голоса - все равно в гомоне толпы никто бы не разобрал. - Это хорошая традиция, детка! Брось бусину в кувшин! - жарко шептала в ухо Дия. - И всунь его в руки любому! Думаешь, рыцарю легко что-то разглядеть сквозь прорези железного котелка на голове? Главное - не теряйся! Давай я тебя подтолкну - надо подойти к самому барьеру! - Я уже все решила. Я знаю, что мне делать, - резко ответила Айфе. - Я нашла бусине применение! - Какое? Когда успела? - опешила Дия. И тут толпа заволновалась, дружно выдохнула: «Ух!» Дия и Айфе удивленно посмотрели туда, куда тыкало множество пальцев. Над сине-белой палаткой взвился вымпел с орлом - фейрские гости внезапно решили поучаствовать в турнире. ***


Создатели миров

122

Мрачный со вчерашнего перепоя принц сидел на ковре в палатке, пытаясь изобразить непоколебимость и величественность. Получалось плохо. Впечатление портили заплывшие глаза, трясущиеся руки и нездоровый фисташковый цвет лица. Но принц стоял на своем: - Нет! Не буду! Да чтоб я, наследник фейрского престола, дрался пешим! Пешим?! Да с этим быдлом?! Не бывать этому! - Раз интересы Фейра требуют, будете драться, - Хин протянул принцу его шлем. - Не буду! - взвизгнул принц и запустил шлемом в оруженосца. Мальчишка попался шустрый, понятливый. Он нырнул куда-то за гору подушек и затаился. Шлем ударился о полотно палатки и закатился туда же. - Король велел Вам посвататься к девице. А сделать это можно, только победив в турнире. Вы, Ваше Высочество, рискнете вернуться в Фейр и сказать королю, что не выполнили его волю? - Сказал: не пойду - и точка! Желваки прокатились под впалыми щеками Хина. Страшная боль рвала спину - клеймо пульсировало огнем, требуя выполнения приказа. В голове разливалась муть, застилая глаза серебристой пеленой ярости. Когда на Хина такое накатывало, остановиться он уже не мог. И остановить его тоже было невозможно. Хин наклонился и вытащил оруженосца из его укрытия за шкирку. - Поднимай вымпел над палаткой, - тихо велел он мальчишке. Оруженосец посмотрел на Хина, как мышь на удава, и затряс головой. - Я драться не буду! - Поднимай! - не обращая внимания на вопль принца, приказал Хин и отшвырнул оруженосца в центр палатки. - Подай мне кольчугу. И шлем Его Высочества. Оруженосец потянул веревку - синий орел расправил крылья над палаткой. В тишине, нарушаемой лишь звоном металла в дрожащих руках оруженосца, Хин натянул доспех, шлем и короткое сюрко с фейрским гербом. Запела труба; герольд на ристалище зычно перечислял титулы первого, кто решил бросить вызов фейрскому орлу. - Меч! - Мой меч? - удивился принц. Хин отвечать не стал, рывком выдирая из рук Грейда меч с черненым навершием. - Гнида, - едва слышно скрежетнул зубами Хин и, на ходу опуская личину, вышел на поле. Печать наполняла его таким холодным бешенством, что первого своего соперника, здоровенного северного барона головы на полторы выше его, Хин едва не убил. Вовремя опомнился, услышав громкий женский визг и истеричные вопли герольда. Бедный барон вяло и вразнобой шевелил бронированными конечностями, как недодавленный таракан. Личина противника была расплющена удачным ударом эфеса, наносник своротило полностью, кровь текла из-под смятого металла. «Эк я его! - отвлеченно подумал Хин. - А хотелось бы кого другого. Да руки коротки... пока…» Ледяная злость не отпускала, плескалась в крови, и следующим двум соперникам пришлось несладко - одного утащили под руки, второго просто унесли. Толпа уже не кричала - бесновалась, все больше раздражая Хина. Ставки повышались, девушки толпами падали в обморок, как и положено благородным девицам, чернь вопила, в голове под нагревшимся на солнце шлемом гудело от шума. Кровь осатанело билась под ключицей, дышать становилось все трудней. Пот заливал лицо. Сквозь узкие прорези личины было уже ничего не рассмотреть. Проклиная всех


Создатели миров

123

демонов Бездны, Хин ждал нового соперника. Но в этот день никто больше не решился бросить ему перчатку. И он вернулся в шатер, остервенело сдирая с себя шлем. - Неплохо. Совсем неплохо, - хмыкнул Грейд, развалившись на ковре. Хин поднял на него глаза. Принц почувствовал холодное дуновение по спине, словно сквозняком пробрало. - Можно даже сказать, впечатляюще, - приподнимаясь на локте, произнес королевский племянник. И добавил, ощущая внезапный озноб: - У нас же одна цель. Дай только достать Меч, я сдержу свое обещание. Хин смотрел на него, не мигая. - Да-да. Но, может, ты передумаешь к тому времени. Я буду хорошим хозяином, - попытался улыбнуться Грейд. - Я подумаю, - ответил Хин. *** - Садись, Хин. Вина? Хин помотал головой. - Не понравилось? - Вино у тебя хорошее, посол. Но мне завтра драться снова. - Я так и подумал, что это был ты. На принца не похоже. Я смотрел завороженно - впервые на этом турнире было на что посмотреть. Ты движешься так легко и стремительно; за тобой трудно уследить. Народ шепчется уже. Говорят, фейрский боец - демон. Ставки подскочили до небес. - А разве это разрешено? Принимать ставки на рыцарском турнире? - Нет, конечно! Но это ничего не меняет. Я сам не удержался и поставил. - Сколько? - криво усмехнулся Хин. - Десять сквейров. - Многовато. До завтрашних финальных боев дошло трое, не считая меня. Как ни верти, мне надо осилить еще двух соперников. И так, как сегодня, я уже не смогу. Я перед выходом, кхм…повздорил с принцем. И на меня накатило. А завтра... - Ты себя со стороны не видел. - Может, это и к лучшему. Они против меня - сопляки, мальчишки. Они никогда толком не воевали, не убивали, за жизнь свою одни против многих не выходили. Сколько у них опыта - и сколько у меня! - Ну, я-то знаю про твой опыт. Вот поэтому и десять сквейров. - И все равно - завтра мне их не осилить. Перегорело что-то внутри. А знаешь, посол, вместо вина угости-ка меня разговором. - Спрашивай. Не откажусь поговорить с таким собеседником. - Расскажи мне про оставшихся троих бойцов. Все, абсолютно все, что знаешь. - Беда в том, что я ничего не знаю. Как-то не интересовался. Кто же знал, что так все обернется? Но из того, что я видел за эти два дня, можно судить, что самый сильный - с медведем на щите. Медведь - он и есть медведь. Силен, вынослив. - Да, напор у него страшный. Молодой? - К счастью, это не сам Медведь - барон Эстварх, а его сын - Медвежонок. - Хорош медвежонок...


Создатели миров

124

- Эствархи - с северного побережья. У них с отцом, скажем так, семейное дело: пираты они. Так что опыта настоящих, не учебных, драк у него достаточно. Он сражается холодно, очень расчетливо. Может, измором взять? - Его измотать тяжело; его бы вывести из себя, чтобы кровь глаза залила. Заставить ошибиться... Слышал я тут ненароком, как один невестин папашка говорил другому, что дочку за Медвежьего ублюдка нипочем не отдаст. Почему «ублюдок»? На щите знак старшего сына, законного наследника, - задумчиво поинтересовался Хин, постукивая пальцами по столу. - Я тоже слышал такое краем уха, но почему - не знаю. - Плохо. Ладно. Тот, у которого единорог на голубом фоне, - не беда. Молод, горяч, руки отдельно от головы. - Или в голове пусто. Как и в финал вышел - не понятно, чистое везение. Третий, с башней и розой, более толковый. Увертливый, бойкий пацаненок. Юлой крутится, ужом стелится. Устанешь бегать за ним. - Вот! А посему мне завтра надо успеть первым бросить вызов Единорогу. А потом отдышаться, пока Роза хоть немного помотает, утомит Медведя. А дальше останусь я с Медведем один на один. Там уж посмотрим. Посол согласно закивал головой. *** Хин пристально наблюдал сквозь щель в пологе шатра, как спокойно и деловито Медведь разделывает под орех своего соперника. Под ударами тяжелого пиратского топора щит с розой и башней превратился в щепки. Не помогла ни быстрота, ни ловкость. Но миссию свою рыцаренок с розой выполнил: Медведь за ним долго бегал, должен был подустать. - А знаешь, почему его Медвежьим ублюдком называют? - Хин скосил глаз и увидел рядом посла Авагди, тоже глядящего в прорезь полога. Хин вопросительно поднял левую бровь. - Я выяснил. Его так очень редко называют. И то за глаза: боятся. Его мать обвинили в ведьмовстве. Если б дело дошло до суда - кроме всего прочего, брак признали бы недействительным, а ребенка незаконнорожденным. Но до суда не дошло. Как-то она быстро и очень вовремя умерла. От оспы. - Спасибо, - Хин не отрывал взгляда от поля. *** Несмотря на молодость и предыдущий бой, Медведь был свеж, бодр, уверен в себе. Вымотать его не получалось, найти брешь в защите - невозможно. Он дрался расчетливо, методично и упорно тесня Хина. Щит трещал, принимая удары, рука уже онемела, пот заливал глаза. Медведь был в шаге от победы. «Либо сейчас я разозлю его и заставлю ошибиться, либо он меня загоняет, как зайца, и расколет, как орех». Хин отскочил на два шага и, медленно вращая мечом, пошел по кругу, стараясь повернуться спиной к солнцу. Из прорезей личины за ним следили уверенные, внимательные глаза. Медведь сделал шаг в сторону, не позволяя завершить маневр. Хин слегка приподнял забрало так, чтобы слова его были разборчивы и соперник, не дай Юсулах, не пропустил ни одного: - Чего ж ты, ведьмин сын, полосу-то на гербе не носишь? Любому ублюдку положен перечеркнутый герб, - и нанес удар самым острием меча, скользящий, мгновенный. Противный скрипящий звук резанул по ушам - острие прочертило полосу наискосок через весь щит противника. Словно перечеркивая красного медведя. Соперник зарычал так, что над ареной в мгновение ока установилась страшная, мертвая тишина. Зрители вдохнули, а выдохнуть словно


Создатели миров

125

забыли. Медведь пошел в наступление. Удары посыпались безостановочно. Сын барона Эстварха собирался вогнать противника по маковку в землю. Тяжелое лезвие свистело, потрепанный щит Хина грозил разлететься в щепки. Дистанция сократилась предельно, и Медведь, забыв обо всем, попробовал ударить Хина краем окованного щита в подбородок, под забрало, открываясь слева. И в эту, единственную за весь поединок, брешь Хин вогнал меч коротким, страшным ударом. Снизу вверх, в голову. Ремни, удерживающие медвежий шлем, не выдержали. Шлем снесло. Голова мотнулась, глаза Медведя закатились, блеснув белым. Но его топор, уже разогнавшийся для последнего удара, со страшной силой опустился на щит Хина. Щит хрустнул и проломился - и чтото хрустнуло в самом Хине. Ощущение было такое, словно его в бок лягнул тяжеловоз. Хина согнуло и перекосило. Боли не было. Только стая черной мошкары перед глазами. Сквозь этот рой он увидел, как медленно-медленно падает на спину его противник. Мошкара гудела в голове так, что лязга и грохота, с которым обрушился на землю Медведь, он не услышал. Как не услышал воя и визга толпы. Он разогнулся, махнул перед лицом рукой, пытаясь разогнать черные точки. Моргнул раз, другой - мошкара только множилась. «Дело надо довести до конца», - подумал он, медленно, наобум бредя туда, где пестрели яркими красками платья. Спотыкаясь, стараясь не сбиться с выбранного направления, Хин думал об одном: «Только бы не упасть». *** Рыцарь с синим орлом с трудом разогнулся. Он шел медленно, чуть сгорбившись и припадая на левую ногу, мимо затаивших дыхание невест. Тяжелый, туманно-серый взгляд равнодушно пробежал по девушкам и остановился на Айфе. Она вздрогнула, когда в полной, удивленной тишине глухо лязгнула стянутая с левой руки кольчужная перчатка, и рука протянулась к ее кувшину с водой. Взглянула в злые серые глаза и выронила кувшин из рук. Неуловимым, стремительным движением рыцарь подхватил кувшин. Толпа запоздало ахнула. - Мой повелитель, владыка Фейра, просит руки девицы Айфе для своего племянника, произнес глухой, низкий голос. Рыцарь стянул с себя шлем. Черные волосы слиплись от пота и крови, худое, бледное лицо с узкими губами чем-то напоминало ассуранского ястреба. И сделал глоток. Со странным выражением сделал еще один. В кувшине была чистейшая, холодная, до ломоты в зубах, вода. Ни грана магии. «Передумала. Испугалась. Вдвойне дура», - решил Хин, чуть кривя губы. Вернул кувшин. И тут боль, наконец, взорвалась в боку кипящим маслом. Пронзила спину и затылок, вцепилась зубами в ногу. Хмурое небо стало стремительно падать на голову. Перепуганные лиловые глаза оказались совсем близко. В ушах зашумели море и ветер. И Хин упал на мягкий, хрупкий вересковый ковер. *** Следующее, что увидел Хин, был серый низкий потолок. Голову повернуть он не мог. Чуть шевельнул рукой - теперь его прикрывало одеяло, а не кольчуга. Как ее, эту кольчугу, стащили, он, слава богам, не помнил. - Я пришлю лекаря. Есть у меня толковый, - услышал Хин. Голос принадлежал Авагди. Хин пытался сказать «спасибо», но даже дышать было больно. - Ничего, ничего. Ерунда! Ребра тебе сломал. Если б не щит - пополам перерубил бы. А так - три ребра, острые края прорвали кожу. Да еще лопнувшие кольца кольчуги… Ерунда! - бодро вещал посол, и за эту «ерунду» Хин почему-то был ему благодарен. - Плюнь, плюнь, говорю. Ну, вот видишь - легкое не задето. А все остальное... э… Лекаря пришлю. Будешь как новенький. «Заживет, как на собаке», - подумал Хин, но даже ухмыльнуться не смог.


Создатели миров

126

*** «Как же так получилось?» - билось в голове вспугнутым ночным мотыльком. И никакие другие мысли там больше не помещались. - Боги! Боги! Это ж настоящее чудо, девочка! Кто бы мог поверить? Принц! Я тебя уговаривала, а сама-то и не верила! Ты моя умница! Уж выбрала так выбрала! Правильно, если причаровывать так принца! Твоя мачеха от зависти чернее тучи! А принц - красавец! - скороговоркой, без умолку трещала Дия, гладя Айфины холодные ладони. - И даже храм не сопротивлялся. Победителю можно все! Воля богов. Станешь фейрской принцессой, а потом - королевой! Могла ли о таком мечтать? Тинде удавится со злости! - Где этот Фейр? - глухо спросила Айфе. - Где-то далеко. Да какая разница? Главное, что не Угайне. Представь, чего ты избежала. Тебя спасло чудо. - Да, чудо. Спас… Дия, где этот рыцарь из Фейра? - Кто? Принц? - Нет, другой. Тот, что дрался с Эствархом. - Не знаю… - Узнай, где он, что с ним. Прошу тебя, Дия! И как его зовут - я ведь даже этого не знаю. - К чему тебе? - Узнай, Дия. Где-то я его видела. - Ну, ясное дело! - Нет, не наяву, а где-то там, за размытой рябью воды, в своих видениях. Я ничего не понимаю. Мне страшно, Дия. Найди его. Я хочу… Я хочу поговорить. *** Лекарь, присланный Авагди, был действительно толковым. После его посещения стало немного легче. Боль отползла в сторону, затаилась, даже несмотря на то, что от сонного настоя Хин отказался - понюхал и сказал: «Не надо, такое меня все равно не берет». Лекарь пожал плечами и оставил кувшин у лежанки, так чтобы Хин смог до него дотянуться. Пообещал прийти на следующий день. Если лежать неподвижно, боль, разлившуюся по всему телу, можно терпеть. Но стоило лишь немного шевельнуться, она возвращалась, вгрызалась зубами в бок, рвала затылок. Хин старался даже веки не поднимать. Какое-то время ему это удавалось. Он плавал в сером тумане. Марево становилось все плотней. Ветер колыхал густую пелену. Внезапный порыв разорвал туман, и в образовавшемся просвете Хин увидел не каменные стены, а лазурное море и белые высокие скалы. Он летел к ним, не жалея сил, ветер свистел в ушах; поднимался все выше - над морем, над скалами, над пологими холмами, поросшими вереском. Ощущал пряный, свежий запах своего Нерга. И тут удар грома сотряс воздух - и Хин стал стремительно падать. Рванулся вверх, пытаясь удержаться в обманчивом мираже, - но боль вцепилась в него безжалостно. - Выглядишь ты неплохо, - Хин открыл глаза и увидел принца Грейда. Хин выдохнул короткое невнятное слово, больше похожее на скрежет металла. - Чего? - переспросил принц. Хин едва заметно качнул головой. - Вот я и говорю: недешево мне досталась эта девка. Деньги немалые. Но все - договорился я! «Молодец Авагди - договорился», - Хин с облегчением прикрыл глаза. - Придется только немного подождать. Приданое они, видишь ли, собирают! Ее папашка мне даже какие-то Козьи Выпасы в придачу предлагал. Козьи, ха-ха, мне! - веселился принц.


Создатели миров

127

«Ха-ха, тебе в самый раз!» - В общем, придется ждать недели две. А то и три. Пока невеста будет готова! Оно бы и не беда времени до Тэйверха полно. Но дядюшка как с цепи сорвался: требует, чтобы я немедленно в столицу возвращался. С чего бы это? Не гонца прислал - магической почтой письмо передал. Велит ехать немедленно. «Мне тоже интересно - с чего бы это?» - Вот и получается, что я уеду завтра. Дядю Тейрнона злить нельзя. А ты как раз отлежишься, заберешь мою невесту и привезешь ее в Фейр попозже. Я тебе оставлю десяток воинов. Ну, не ехать же мне с маленьким отрядом. Я ведь принц! - Как - десяток? - проскрипел Хин. - Так, а где больше взять? Я - принц, без эскорта не поеду. А этой «принцессе-невесте» и десятка хватит. Невелика птица. - Ваше Высочество! Это не просто девушка. Это сосуд с магической кровью, способной снять проклятье с вашего рода. И довольно хрупкий сосуд. В горах безобразничают разбойники. Чем меньше отряд, тем больше вероятность нападения. Десять воинов и фургон с женщиной - все равно, что червяк на крючке. На такое только ленивый не клюнет. - Глупости! Ты же поедешь с ними. А ты стоишь не одного десятка! Так что отрабатывай, Хин! Не мне же рисковать с десятком воинов в горах. Хин даже не мог спорить. - Давай, отдохнешь, через пару дней поднимешься и привезешь мне невестушку. Я пошел. Увидимся в Фейре. И не забудь подумать о том, что я тебе говорил. - Я не забуду, - глухо пообещал Хин. Принц поднялся, зацепил кувшин с водой. Тот опрокинулся, вода разлилась принцу на сапог. Грейд брезгливо дернул ногой и ушел. *** Было невыносимо жарко. В пересохшем горле хрипело. Хотелось хоть глотка холодной воды. Но встать он не мог. А подать воды, как всегда, некому. Никому никогда не приходило в голову, что и королевскому рабу Хину нужна иногда помощь. Хотя бы просто пододвинуть к ослабевшей руке кувшин с водой. Он с трудом разлепил потрескавшиеся губы - и вдруг случилось чудо. Прохладный горьковатый травяной настой полился в рот. Хин с трудом сглотнул и, не открывая глаз, чтобы не спугнуть чудо, ухватил чашку. Он пил жадно; холодная тряпка опустилась на лоб. Стало совсем хорошо. Хин с трудом приоткрыл глаза. Комната, подернутая пеленой, качалась и вертелась. А рядом, в тумане, колыхалась, шурша шелками и сияя голубоватыми бриллиантами, сама фиалковоглазая Ингерн, Поющая с Тенями. Такая, как на портрете. - Уйди, ведьма, - пытался отмахнуться Хин, но получился только хрип. Он закрыл глаза. - Что ты сказал? - спросила Ингерн. - Уйди. Твоя помощь мне не нужна, - чуть громче произнес он. - Но тебе же плохо. И помочь некому. А я твоя должница, рыцарь Илбрек. - Моя должница? - удивился Хин и снова открыл глаза. Туман в комнате рассеялся. Рядом сидела бледная, остроносенькая Айфе и снова протягивала ему чашку с напитком. - Ты спас меня, - тихо промолвила она. - Глупости! - Спас, - упрямо повторила девушка. - Меня могло спасти только замужество. - Ты перепутала. На тебе женится принц Грейд.


Создатели миров

128

- Да, принц Грейд женится, - согласилась Айфе, - а ты дрался за меня. Отец уже продал меня в храм Угайне. Но победителю турнира не отказывают. - Не продал, а посвятил. - Продал, - настаивала Айфе. - А потом продал еще раз, но принцу Грейду. «Знала бы ты, для чего я тебя «спас», - не благодарила бы», - безразлично подумал Хин и закрыл глаза, чтобы закончить разговор. - Ты же даже не знаешь, что значит быть жрицей Угайне! - голос Айфе дрогнул. Хин плотней смежил веки: «Ты даже не знаешь, что значит быть «невестой» Грейда. Жрицей Как-Ее-Там всяко лучше». - Слушай, уходи отсюда, - просипел Хин, - мне еще дипломатического скандала не хватало. - Не волнуйся, - успокоила его Айфе, - меня никто не хватится. Никого не интересует, где я. Особенно теперь. Она помолчала и добавила: - И что-то мне подсказывает, что тебя тоже никто не хватится. Никто не придет сюда узнать, как ты себя чувствуешь. Хин молча взял у нее из рук чашку, выпил и откинулся на подушку. Мокрая нагревшаяся тряпка на лбу снова сменилась, и он провалился в темноту. *** - Говорить можешь? - спросил у Хина Авагди. - Только это и могу. Уехал? - Его высочество только что отбыл. Помолчали. Хин молчал потому, что высказывать свое мнение относительно принца в тех выражениях, что вертелись у него в голове, было глупо и бесполезно. Он не был уверен, о чем размышлял в это время Авагди, - но подозревал, что во мнении и подборе слов они с посолом были единодушны. - Тебе послание, - посол поднялся, оставив на одеяле запечатанное королевской печатью письмо. - Не буду мешать, зайду попозже. Расскажешь, что сочтешь нужным. Подумаем, что можно сделать. - Лорд Авагди! - Хин окликнул посла, когда тот был уже у двери. Авагди вопросительно вскинул подбородок. - Спасибо. Посол невозмутимо пожал плечами. Дверь скрипнула, закрываясь. Хрустнула сургучная печать на письме. Король был, как всегда, лаконичен - полтора десятка слов и детальная карта. Велено невесту принца в Новую столицу не везти. Выехать из Гверлы по Северному торговому тракту, через сутки свернуть на восток и следовать указанному на карте маршруту, в обход крупных поселений, козьими тропами. Въехать в пределы Фейра со стороны Старой столицы. Доставить девицу в маленькую крепость Нарз. И там ждать дальнейших указаний. Гарнизон крепости уже предупрежден. «Мудрое решение. Судя по карте, от Нарза до Храма Меча даже пешему отряду не больше суток ходу. Но вряд ли кто станет искать невесту в таком месте. Подальше положишь - поближе возьмешь. Такой драгоценный артефакт, как эта Айфе, стоит хорошенько припрятать, пока не придет время использовать. Сидеть мне в Нарзе теперь до самого Тэйверха».

Автор: Влада Дятлова


Создатели миров

129

Послесловие Вот, дорогие наши друзья, перед вами закрылась последняя страничка нового выпуска нашего электронного журнала. Мы хотели, чтоб вам было интересно, приятно и чтобы у вас осталось ощущение тепла и удовольствия. И если нам это удалось, то, значит, мы не зря работали. Для участия в проекте были привлечены пользователи нашего сайта. За что мы выражаем им огромную благодарность. Нам интересны ваши пожелания и замечания. Мы открыты для ваших отзывов. Если у кого-то возникнет желание поработать над следующим номером нашего журнала, мы будем этому только рады. Надеемся, что наше сотрудничество поможет в осуществлении наших с вами планов. Спасибо вам всем за уделенное внимание.


Создатели миров

130

Над

журналом

работали

Автор идеи и руководитель: Дмитрий Аникин (Забатар) Автор сопроводительных статей: Татьяна Медведева (tanyaversal) Редакторы разделов: Отзывы - Наталья (Случайная) Кино-файлы - Наталья (Случайная), Светлана Соколова (Кира) Статьи - Наталья (Случайная), Татьяна Медведева (tanyaversal) Интервью - Татьяна Медведева (tanyaversal), Дмитрий Аникин (Забатар) Личное дело - Татьяна Медведева (tanyaversal) В помощь читателю - Дмитрий Аникин (Забатар) Произведения и отрывки - Наталья (Случайная) Верстка: Дмитрий Аникин (Забатар) Вычитка: Наталья (Случайная) Обложка: Екатерина (Kaverella_De_Vine) Авторы статей и материалов: Андрей Иванов (Kurok), Тимофей Григорьев (lorri), Григорий Гарин (griggarin), Михаил Федотов (mif), Михаил Сухоросов (Михсух), Дмитрий Пащенко (dimon1979), Олег Дудин (OlegD), Татьяна Медведева (tanyaversal), Светлана Соколова (Кира), Дмитрий Аникин (Забатар), Дмитрий Старых (Нойкед), Вячеслав Архипов(VArkot), П. Стефанкин , Ирина Зауэр (Lita), Людмила Екимова, Вячеслав Лазурин, Влада Дятлова Большое спасибо тем, кто нам помог: Владимир Мясоедов, Вадим Денисов, Александр Быченин (Paly4), Павел Корнев (ПК), Юлия Фирсанова, Алексей Ефимов, Евгений Щепетнов, Анатолий Дубровный, Николай Берг (Dok), Алексей Штейн, Дмитрий Светлов (Димитрис), Алексей Волков (Зверюга), Елена Звездная (Амели), Андрей Земляной (ground), Юрий Корчевский, Виктор Дубчек, Юрий Иванович, Роман Терехов, Инна Живетьева, Вера Камша, Владимир Воронов, Олег Верещагин (Волк), Милослав Князев, Юрий Погуляй (Злой)


Создатели миров №19