Issuu on Google+

К о н с т а н т и н

Г у р ь я н о в

Возвращение в Озёрки История жизни, победившей смерть

Москва 2014


ББК 26.89 (235.54) УДК 908 (470.4 – 22) Г 95 Допущено к распространению Издательским Советом Русской Православной Церкви ИС 12‑214‑1306

Г 95 Гурьянов Константин Возвращение в Озёрки. — М.: 2014. Издание 2-е, дополненное, исправленное. — с. 112 ил. ISBN 978‑5‑9904054‑1‑7 Читатель познакомится с выходцами одного из поволжских сел, среди которых  — священник Александр Колесников, в  30‑е годы прошлого века поставленный перед выбором: сохранить свою жизнь и жизнь своих близких или умереть за  Христа. Другие из  них избрали «царства мира и  славу их» (Мф. 4, 8) и  достигли вершин известности, отрекшись от Христа. История Озёрок — символ истории России, в ко‑ торой есть и верность Христу, и человеческое падение. Фак‑ ты, изложенные в книге, основаны на архивных документах и свидетельствах старожилов села Озёрки. «Видишь, как гонимые получают царство небесное, а уделом гонителей бывает гнев Божий?» (святитель Иоанн Златоуст). На первой полосе обложки размещена фотография семьи Колесниковых, на четвертой полосе обложки — Поклонный крест в Дуванном овраге города Кузнецка, на месте казни священника Александра Колесникова. Фото А. Дворжанского. Автор благодарит Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева» за помощь в оформлении макета книги. Охраняется законом Российской Федерации об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой её части — только с согласия автора.

© Гурьянов Константин, 2014 © Благотворительный фонд «Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева», макет, оформление, 2014


Памяти известных и неизвестных, прославленных и непрославленных новомучеников и исповедников Российских


Благодарю Высокопреосвященнейшего Лонгина, митрополита Саратовского и Вольского, протоиерея Михаила Воробьёва, клирика Саратовской митрополии, а также Ирину Владимировну Колесникову, внучку священника Александра Колесникова, дочерей отца Александра — Валентину Александровну и Серафиму Александровну, В. Теплова, члена Комиссии по канонизации подвижников благочестия Саратовской Митрополии, Е. Л. Лебедева, председателя общества репрессированных священнослужителей и мирян Саратовской епархии, А. И. Дворжанского, штатного сотрудника Пензенского епархиального управления, озёрских старожилов, сотрудников архивов и госучреждений, принимавших участие в поиске материалов для этой книги.


Как и множество других российских селений, село Озёрки бывшего Хвалынского уезда Саратовской губернии исчезло в смерче событий прошлого века. Теперь напоминанием о некогда цветущем крае служат несколько ветхих кладбищенских крестов, рассказы старожилов и скупые сведения архивных документов. Но среди того немногого, что осталось, бесценной жемчужиной хранится память о новых мучениках за Христа.


Колонисты

В

о  второй половине XVII  века в  Средневолжье возникли крупные поселения — на землях, жа‑ лованных московским монастырям. Среди них было и  село Архангельское (оно  же Сосновый Остров). Село это было основано на  угодьях московского Чудова монастыря1, который на  рубеже XVIII  века переселил туда 300 крестьян. Позже оно стало двор‑ цовым селом и  превратилось в  город Хвалынск. В  1721  году там  проживало одних только мужчин 648 человек. В  1699  году Петр I пожаловал Чудову монастырю дикое поле «от  реки Волги до  реки Те‑ рёшки на рыбные ловли и всякие угодья». Так началось стремительное развитие земель будущего Хвалынского уезда, где до  середины XVIII века появлялись всё новые и новые поселения монастырского удела2: Сосновая Маза, Терсинская Вершина (ныне село Ульянино), Елшанка, Апали‑ ха, Самодуровка, Дубгай, Ершовка, Винный ключ, Монастырский ключ и другие. Другая же вотчина, входившая во владения мо‑ сковского Новоспасского монастыря — село Малы‑ ковка, — со временем превратилась в город Вольск. Среди прочих поволжские угодья имел и  москов‑ ский Данилов монастырь  — ему было пожаловано в XVII веке село Дмитриевское (или Горюшки) буду‑ щего Симбирского уезда. Известно, что с удельных крестьян этого села не  требовали выполнения по‑ винностей и выплат оброков, а сама вотчина служи‑ ла делу распространения веры среди бывших коче‑ 1

РГАДА, ф. 350, оп. 2, д. 3112.

2

Хапилин К. П. «Звезда» от 22 июля. Хвалынск, 2000.

8


История жизни, победившей смерть

вых ордынских народов3. Как правило, изначально, помимо храмов, поселения бывших монастырских уделов имели школы и  сельские училища. Земли, жалованные монастырям, обычно были не  заселе‑ ны, и  монастыри привлекали туда людей различ‑ ными льготами. Поселение в  таких местах начи‑ налось с  «починка», который быстро разрастался и давал начало окрестным селениям. Переехавшие сюда на  жительство монастырские работники по‑ лучали пашни, сенокосы и  становились оседлыми крестьянами. К середине XVIII  века двадцати че‑ тырём монастырям правобережной Средней Волги принадлежало тридцать шесть вотчин4. Почти по‑ ловина монастырских крестьян (а ко времени пред‑ принятой Екатериной II секуляризации церковных земель  — крестьян экономических) располагалась вдоль реки, возле монастырских рыбных угодий бу‑ дущего Хвалынского уезда5. С  конца XVII  века, по  указу Петра I, в  преде‑ лах Средней Волги начали наделяться поместьями также и  служилые люди. Иногда, согласно заслу‑ гам и  положению их  владельца, они переходили в  вотчинную собственность. В  короткий период большинство пустующих земель будущего Хва‑ лынского уезда было роздано русским переселен‑ цам. Также земли здесь отдавались и  татарским мурзам, защищавшим Россию от  набегов степня‑ ков. Это направление русской колонизации было естественным: Астрахань  — «первый по  времени пункт русской оседлости в  Нижнем Поволжье»  — 3

Маштафаров А. В. Свято-Данилов монастырь.//Православная энциклопедия, т. XIV, М., 2006

4

Осипов В. А. Саратовский край в XVIII веке. Саратов, 1985. С. 11.

5

Саратовские губернские ведомости. 1860, № 2 – 7.

9


Возвращение в Озёрки

нуждался, во‑первых, в защите и, во‑вторых, в на‑ дёжном сообщении с остальной Россией. Как отме‑ чал русский историк М.  Любавский, до  1720  года окрестные саратовские жители «ничего сеять в  полях не  смели, за  опасением внезапных при‑ ходов Кубанской Орды» (имеются в  виду ногайцы и  крымские татары), чинившей «всякие озлобле‑ ния российскому народу, живущему в низовых ме‑ стах, брали людей в полон и скот отгоняли»6. Одна‑ ко спокойно жить мешала не одна Орда. «По Волге и  по  степям,  — пишет Д.  Мордовцев,  — там, где плавали торговые караваны и  начинали ходить обозы от города до города, разъезжали те же толпы разбойников, со  своими избранными атаманами и есаулами, грабили суда и обозы, жгли сёла, уби‑ вали народ или завлекали в свои шайки. Этих шаек было бесчисленное множество; они собирались мгновенно, по  зову атамана, имели везде приста‑ нодержателей, отдельные разбойничьи станы, пря‑ тались в заводах, воложках, по оврагам и степным балкам; в случае опасности расходились, потом со‑ бирались снова и грабили»7. Освоение земель постепенно отодвигало раз‑ бойную славу края в прошлое. После того как по распоряжению Петра была об‑ разована тридцатикилометровая Царицынская ук­ реплённая линия, Среднее Поволжье стало стреми‑ тельно заселяться казанской мордвой и чувашами. С  изданием указа 1764  г., предоставлявшего солевозчикам льготы в виде казённых выплат, на‑ 6

Любавский М. К. Историческая география России в связи с колонизацией. М., 1909. С. 216 – 239.

7

Мордовцев Д. Л. Понизовая вольница. «Русское слово». 1860, № 12. С.3.

10


История жизни, победившей смерть

деления пахотной землей, сенокосными угодьями и  освобождения от  налогов, появились и  чумакиукраинцы. Благодаря екатерининскому манифесту 1762 года8 в Саратов в течение трёх лет прибывали и ино‑ странцы. В  отличие от  других переселенцев, они имели очень пёстрый состав: среди них были пред‑ ставители почти ста пятидесяти профессий  — му‑ зыканты, художники, химики. И  лишь половина из  них была крестьянами. Прибывал весь этот по‑ ток по  уже проторенной дороге. Многие из  ино‑ странных колонистов «образом жизни и  рачением не  соответствовали ожиданиям», отмечал историк и краевед А. Ф. Леопольдов9. Таковых было предпи‑ сано по уплате долгов высылать из страны или при‑ числять к военной службе. Краевед А. А. Гераклитов считал, что «пензен‑ ские служилые люди были первыми настоящими колонизаторами Саратовского края, по  крайней мере, внутренней, внеприволжской его части»10. Они  же колонизировали в  основном и  удалён‑ ные от  Волги земли будущего Хвалынского уез‑ да. О  быстроте освоения края говорит тот факт, что сама Пенза на реке Суре была построена лишь в 60‑х годах XVII века. Приказным людям земли выделялись по одной грамоте — сразу на несколько человек в одном ме‑ сте. Дворяне, имевшие крепостных, переводили 8

Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1‑е. Т. 16. №№ 11720, 11879, 11880.

9

Леопольдов А. Ф. Исторический очерк Саратовского края. М., 1848. С. 90.

10

Гераклитов А. А. История в Саратовского края в XVI — XVIII вв. Саратов, 1923. С. 313.

11


Возвращение в Озёрки

Вид Павловки с Долгой горы. В центре виден Воскресенский храм и церковно-приходская школа. Вторая половина 1910‑х годов; автор фото Бирюков А. Д.

их на новые угодья, а не имевшие крестьян, прода‑ вали пожалованные им поместья более состоятель‑ ным лицам11. Так, например, образовалось село Без‑ образовка (1701 год), названное так по фамилии его основателя, и село Павловка (основано в 1695 году), оно  же Дмитриевское (по  поставленной часовне во  имя великомученика Димитрия Солунского), и множество других поселений с сотнями крестьян, и в каждом селе — по нескольку десятков мелкопо‑ местных владельцев12. К таким сёлам принадлежа‑ ло и  село Озёрки (основано в  1700  году), которое

11

РГИА, ф. 380, оп. 26, д. 843 – 902.

12

Холмогоровы В. и  Г. Материалы для истории колонизации Саратовского северо-восточного края до второй половины XVIII в. Саратов, 1891.

12


История жизни, победившей смерть

располагалось в  трёх километрах от  Павловки13, при  запруженной речушке Елань-Кададе, притоке реки Суры, на  месте слияния двух ручьёв. До  от‑ мены крепостного права там  жили частновладель‑ ческие, государственные крестьяне и  однодворцы. Они вели свою родословную, имея тесные семейные узы, и зачастую носили одну фамилию с местными помещиками, как, например, Полумордвиновы. В 1862 году в Озёрках жило 507 крестьян, име‑ лись 80 дворов, церковь и 2 мельницы14.

В нача ле Х Х века

П

оволжье было в целом благополучным краем, оно имело значительный потенциал — впол‑ не достаточный для преодоления таких бедствий, как неурожаи. Только одна Правобережная часть Саратовской губернии в  1858  году дала рынку свыше 25 млн. пудов хлеба15. В  Хвалынском уезде были хорошо развиты рыбные промыслы и  садоводство. Местные кре‑ стьяне имели 3675 садов, главным образом ябло‑ невых и вишнёвых. Многие держали питомники, откуда саженцы продавались в  другие губернии. Было представлено и  скотоводство  — как  под‑ спорье к  хлебопашеству16. А  в  северо-западной 13

ГАСО, ф. 407, оп. 1, ед. хр. 2217, л. 13, об. и 1.

14

Списки населённых мест Российской Империи. Саратовская губерния. СПб., 1862.

15

Очерки истории Саратовского Поволжья. Т. 1. Саратов, 1993. С.139.

16

Сборник статистических сведений по Саратовской губернии. Т. V. Саратов, 1885.

13


Возвращение в Озёрки

части уезда велись лесозаготовки. В  1900  году в  уезде насчитывалось 42850 лошадей, 53508 го‑ лов крупного рогатого скота, 145197 овец, 4202 свиней, при этом 88 % всего скота принадлежало крестьянам. В 1898 году в уезде было 586 фабрик и  заводов, например, поташные заводы в  сёлах Кадышовка Павловской волости и  Шаховское, овчинные заводы в сёлах Лапаевка и Баевка, мас‑ лобойные  — в  Голодяевке и  деревне Болдасьево, дегтярный завод в селе Белый Ключ. Торговля сосредотачивалась в городе Хвалын‑ ске, на  волжских пристанях, а  также в  сёлах Пав‑ ловке и  Дворянской Терёшке. До  революции тор‑ говые ряды Павловки в  период двух-трёхдневных ярмарок (22 октября  — в  день Казанской иконы Божией Матери и в неделю Всех Святых) тянулись на несколько километров. В уезде было 48 школ, в том числе 15 земских, 31 церковно-приходская. Имелись 4 земских больни‑ цы, из которых одна находилась в уездном центре17. В  1911  году местное купечество предлагало проект железной дороги Кузнецк — Хвалынск, ко‑ торая проходила бы через Павловку18. В  1903  году страховой агент Т. М.  Устимен‑ ко так описывал Павловку (в  то  время она на‑ считывала более 100 промышленных и  торго‑ вых заведений): «Павловка представляет собой значительный торговый, кожевенно-заводской, кустарно-промышленный центр. Из  кустарных промыслов здесь особенно развиты: валяльный, 17

Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. Т.37. СПб., 1903.

18

Два века губернии. Саратовский край — из прошлого в настоящее. Саратов, 1997.

14


История жизни, победившей смерть

рукавичный, шорный, раздельный и, главным об‑ разом, сапожный, со значительным производством сапог, глубоких галош, некчур (мягких галош) и  ичигов (сапог с  мягкой подошвой) преимуще‑ ственно для  татар. Развиты также сетеплетение, вязание, жестяной промысел, изготовление бочек, деревянных труб… Что  касается экономического положения, то, в общем, население можно считать зажиточным, хотя здесь, в  большинстве случаев, отсутствуют обычные для  сельского населения признаки зажиточности: скота и посева во многих дворах совсем нет, расстройка домов небольшая и ничем не напоминает дворов земледельческих»19.

Хра м Бож ий у  нас  тесен и  ма л…

В

 материалах к Историко-географическому сло‑ варю Саратовской губернии мирового посред‑ ника А. Н.  Минха Павловка называлась первым селом в Хвалынском уезде, при этом выражалось сожаление, «что  храм Божий у  нас тесен и  мал. В  праздничный день  большая половина право‑ славных богомольцев не  вмещается в  церкви, многим приходится стоять вне — в ограде»20. К  1912 году в Павловке проживало свыше 4100 православных христиан и ещё около тысячи старо‑ обрядцев различных толков. При  этом к  началу 19

Устименко Т. М. Село Павловка Хвалынского уезда Саратовской губернии. Саратов, 1904.

20

ГАСО, ф.407, оп.2, д.4145. Минх А. Н. Материалы для историкогеографического словаря. 1899. Ст. «С. Павловка, Хвалынского уезда».

15


Возвращение в Озёрки

XX  века всё больше раскольников, поселившихся там  при  Екатерине II, принимало Православие, о чём свидетельствуют записи метрических книг21. От  первых жалованных хозяев, помещиков братьев Полумордвиновых, после череды купчих грамот павловские имения перешли к  князю Ни‑ колаю Алексеевичу Оболенскому. На  его средства в  1827  году в  Павловке был возведён каменный Воскресенский храм с приделами во имя Покрова Пресвятой Богородицы и вмч. Дмитрия Солунско‑ го. А  в  соседних Озёрках в  1892  году на  средства самих селян был поставлен деревянный храм, освящённый во  имя Святителя и  Чудотворца Ни‑ колая22. Однопрестольный трёхчастный храм был выстроен на открытом возвышенном месте, на юж‑ ном берегу глубокого оврага, по дну которого про‑ текал ручей. На  противоположном, северном, бе‑ регу располагалась большая часть села Озёрки. По  переписи 1897  года Озёрки насчитыва‑ ли 1004 души обоих полов, из  них 1002  — право‑ славных 23. В  1911  году  — уже около 1200 селян, а вместе с приписной деревней Колюбаковкой (Ко‑ любаки) — свыше 2300 человек при двух церковноприходских школах 24. С  освящением озёрского храма связано и  из‑ брание на  сельском сходе церковного старосты. 21

ГАУО, ф. 134, оп. 15, 32.

22

Справочная книга Саратовской епархии. Саратов, 1912. С. 418 – 419, 656.

23

Населённые места Российской империи в 500 и более жителей с указанием всего наличного в них населения и преобладающего вероисповедания по данным всеобщей переписи населения 1897 г. СПб., 1905.

24

Списки населённых мест Саратовской губернии. Хвалынский уезд. Саратов, 1912.

16


История жизни, победившей смерть

Избирали его через жребий: было решено пустить по селу лошадь, и она пристала к дому Василия Гу‑ рьянова. Надо заметить, что  постановления сель‑ ских сходов того времени по закону не могли быть отменены даже решением волостного правления.

Церковный староста Василий Гурьянов. Конец XIX века; из частного архива

К слову сказать, в  этом уголке Хвалынского уезда жизнь изобиловала контрастами: в  киломе‑ тре от православного села Озёрки (оно же село Ни‑ кольское — по одноименному храму) лежало село Татарский Шемалак (Шмалак) с  двумя мечетями и духовным училищем.

См у та

С

мута первой русской революции не  про‑ шла мимо Озёрок. Гапоновщина коснулась не только столицы России. Зачинщиком волнений 17


Возвращение в Озёрки

в Озёрках оказался приходской священник Алек‑ сандр Виноградов. Получая нелегальную литера‑ туру из  губернского центра  — Саратова, а  также из  Баку, священник Виноградов зачитывал мест‑ ным крестьянам брошюры и  листовки РСДРП прямо в  церковной сторожке. Некоторые кре‑ стьяне отправлялись на  сезонные заработки вниз по Волге — в крупные города, даже до Баку, и от‑ туда возвращались под  впечатлением от  местных революционных настроений. Эти настроения по‑ догревались тремя активистами из  Павловки, ко‑ торые распространяли печатную агитку по окрест‑ ным сёлам. Прокламации тех лет содержали, в частности, призывы не платить государству нало‑ гов и избегать призыва в армию. Однако в Озёрках поддавшихся пропаганде было немного; подавля‑ ющее большинство верующих, включая старосту и  двадцативосьмилетнего псаломщика Павла Ти‑ мофеевича Тихова25, не  поддерживало мятежного настоятеля Никольского храма. Тем не менее в 1905 году настоятель спровоци‑ ровал в  Озёрках бунт, в  результате которого был сожжён дом помещицы Чегодаевой. И  только по‑ сле этого священник Виноградов был арестован, но  тюрьме он предпочёл покаяние в  монастыре. А  из  монастыря он вскоре был приписан к  храму во имя преподобного Александра Свирского в селе Покурлей Вольского уезда  — под  надзор урядни‑ ка и попечение духовенства. Улучив возможность, ��иноградов оставил священство и  уехал в  Хва‑ лынск, где впоследствии испытал определённые социальные трудности своей новой жизни. 25

18

Справочная книга Саратовской епархии. Саратов, 1912. С. 418 – 419, 656.


История жизни, победившей смерть

Показательно, что  после установления совет‑ ской власти Виноградов как  член РСДРП (б), был политкомиссаром в  одной из  частей Красной ар‑ мии, а  его старший сын Николай подвергал про‑ дразвёрстке земляков в  городе Хвалынске и  был убит на Кавказе в 1928 году26.

Пожарная каланча (не сохранилась) на Базарной площади села Павловка. Начало XX века; автор фото Бирюков А. Д.

Волнения случались и в других волостях уезда, хотя в целом по Саратовской губернии в 1905 году погромов в  Хвалынском уезде было значительно меньше, чем в других местах. Для усмирения бун‑ тующих прибыли казаки и армейские подразделе‑ ния, которые скоро навели порядок. Зачинщики были арестованы. Казачья сотня ещё  в  течение

26

Русяев В. Ф. Наш Павловский край. Павловка, 1975.

19


Возвращение в Озёрки

двух лет была расквартирована в Павловке, а так‑ же и в некоторых помещичьих имениях на постое находились военные отряды. Охота до  чужого добра и  завистливое око не обошли стороной Хвалынский уезд и  после фев‑ ральской революции. С  установлением советской власти начался узаконенный грабёж состоятель‑ ных граждан старой России. В  конце 1917  года дезертиры, бежавшие с  фронта, организовались в  Павловке в  отряды боевиков, желая сменить власть волостного правления. Несмотря на их дав‑ ление, за  советы проголосовала незначительная часть населения. И лишь в январе 1918 года само‑ провозглашённый волостной съезд советов рабо‑ чих, крестьянских и солдатских депутатов создал свой исполнительный комитет 27, а  его продотдел сразу начал конфисковывать хлебные запасы пав‑ ловских купцов. Похожие события произошли и в Безобразовской волости, к которой относились Озёрки. Там  исполком, созданный съездом сове‑ тов, первым решением объявил о  конфискации и  дележе помещичьей земли и  имущества. Иму‑ щество отнималось и  у  духовенства, а  священни‑ ки предавались суду. Однако, утвердившись, новая власть очень скоро принялась и за простых людей. В конце фев‑ раля 1918 года в Павловку прибыл красный отряд, направлявшийся в  город Кузнецк. Восемнадцать красногвардейцев расквартировались на  ночлег в  павловских домах, обитатели которых подвер‑ глись грабежу и  насилию. Тогда возмутившиеся селяне просто отобрали у красных винтовки и вы‑ 27

20

Герасименко Г. А., Точёный С. Д. Советы Поволжья в 1917 году. Саратов, 1977. С. 280 – 282.


История жизни, победившей смерть

гнали их на улицу. После этого Павловка стала счи‑ таться гнездом контрреволюции.

Убива ли са мы х у ва жаемы х

В

  начале марта в  Павловку прибыл большевик Перфилий Баулин с большим карательным от‑ рядом и обозом до 100 подвод 28. Среди прочего он имел намерение установить жёсткую норму хлеба на едока в месяц, а излишки хлеба — изъять. На‑ утро Павловка восстала, но  Баулин, получивший значительное подкрепление, жестоко подавил восставших. Убивали в  первую очередь тех лю‑ дей, которые пользовались уважением в  народе. Одним из убитых был священник Воскресенского храма Павловки — Владимир Пиксанов. Иерей Владимир Пиксанов происходил из свя‑ щеннической семьи. Его отец, иерей Тимофей Пиксанов, служил в  новоосвящённой Никольской церкви села Озёрки. 20 марта (по  старому стилю) 1918 года в дом священника Владимира ввалились несколько красногвардейцев, которых отец Влади‑ мир усадил за стол и накормил. Он прекрасно по‑ нимал, с какими намерениями пришли эти люди. Сытые бойцы объявили священнику, что  он аре‑ стован, и отправили его под конвоем в здание во‑ лостного правления. В три часа ночи отец Владимир, сильно избитый, был приведён домой и провёл остаток ночи в молит‑ ве. Утром, даже не позволив ему снять епитрахиль, 28

Пугачёвский филиал ГАСО, ф. 83, оп. 1, д. 7, л. 110 – 111

21


Возвращение в Озёрки

Воскресенский храм села Павловка. 1910‑е годы; автор фото Бирюков А. Д.

священника снова увели красногвардейцы. По дороге к месту казни боевики глумились над муче‑ ником. За ними следовало много верующих жителей Павловки. Испугавшись народа, каратели расстреля‑ ли отца Владимира прямо на площади перед храмом. И тут же сняли с мёртвого тела сапоги и галоши. На поступивший запрос от Саратовского епар‑ хиального совета Хвалынский исполком дал от‑ вет, что  отец Владимир Пиксанов случайно убит во время перестрелки29. На мятежную Павловку Баулин наложил «кон‑ трибуцию» в пятьсот тысяч рублей30. Ранее, опыт‑ ный в  этом деле Баулин только в  родном селе Те‑ 29

Священник Плякин М., Теплов В. Венец Правды. «Православие и современность»; № 5. Саратов, 2007.

30

ГАСО, ф. 521, оп. 1, д. 181, л. 61.

22


История жизни, победившей смерть

Иерей Владимир Пиксанов. Архив Саратовской епархии

ликовка «экспроприировал» у  земляков за  раз сто тысяч рублей. Четверо красных боевиков, убитых при  пода‑ влении восстания, были торжественно захороне‑ ны в братской могиле. Она сохранилась до сих пор. Тело же отца Владимира Пиксанова власти не раз‑ решили погрести у  алтаря храма, где он служил. В августе 1918 года на волжском левобережьи бес‑ славно окончил свою жизнь сам чапаевец Баулин31. Именем этого человека, отдавшего пятерых своих детей в  приют32, и  теперь называется улица Пав‑ ловки, а на родине ему поставлен памятник. В  середине 30‑х годов богоборцы снесли Вос‑ кресенский храм. Возвышение, на  котором стояла 31

Худяков Д. С. Этюды о земляках // Не за тридевять земель: краеведческий альманах Саратовской области. Саратов, 2010.

32

Владимир Дайнес. Чапаев. Гл.II. М.: Вече, 2010 г.

23


Возвращение в Озёрки

церковь, срыли для  строительства клуба, а  обна‑ жившиеся кости выбросили в овраг. По словам ста‑ рожилов, та же участь постигла бы и гроб отца Вла‑ димира, если бы его не захоронили в тайной могиле вне церковной ограды. В сентябре 1918 года секретарь Поместного Со‑ бора Православной Российской Церкви, будущий преподобномученик Сергий (Шеин), в своем до‑ кладе о гонениях на Церковь среди прочих сообще‑ ний описал и мученическую кончину отца Влади‑ мира Пиксанова. Собору было предложено почтить память «лиц, которые пострадали за веру, Церковь во дни нынешней смуты», указанных в поимённом списке, где было и имя отца Владимира33. В настоящее время материалы к жизнеописа‑ нию отца Владимира Пиксанова переданы в Сино‑ дальную комиссию по канонизации.

«Пролетарский писатель»

Н

ынешний Павловский район, в  пределы ко‑ торого впоследствии вошло село Озёрки, хорошо известен благодаря некоторым людям советской эпохи. Один из  них  — писатель Фёдор Панфёров. Уроженец Павловки, он был подпаском в  ближних сёлах, а  затем служил приказчиком у купца Крашенинникова. Должность «синего во‑ ротничка» позволяла Панфёрову помимо службы 33

24

В. П. Шеин [преподобномученик Сергий]. Доклад на заседании Поместного Собора 7 (20) сентября 1918 г. // Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917 - 1918 гг.: в 11 т. / Т. 11: деяния 152 - 170. - М.: ГАРФ, Новоспасский монастырь, 2000. С. 237.


История жизни, победившей смерть

Ф. Панфёров (третий справа) между Л. Авербахом, прототипом булгаковского Берлиоза, и А. Фадеевым, среди членов московской секции РАПП. Вторая половина 1920‑х годов

учиться, пользуясь обширной библиотекой Кра‑ шенинниковых. По  истечении контракта Панфё‑ ров, выправив документы, уехал в  город Вольск и поступил в учительскую семинарию, закончить которую не  смог 34. После октябрьского перево‑ рота Панфёров быстро освоился с конъюнктурой новой власти. С  1920  года Панфёров был и  орга‑ низатором сельхозкоммуны, и  работал в  редак‑ ции уездной газеты, в 1926 году вступил в ВКП (б), затем стал уполномоченным уездного исполкома и секретарём уездного парткома. Хотя с самого начала он стал называться «про‑ летарским писателем», его литературные дебюты и  последующее довоенное творчество посвящены деревенской жизни. С  конца 1920‑х годов Панфё‑ ров уже вошёл в  руководство РАПП (Российской 34

Русские писатели. ХХ век: Биобиблиографический словарь. Т. 2. М.: Просвещение, 1998.

25


Возвращение в Озёрки

ассоциации пролетарских писателей) — выразите‑ ля радикальных классовых позиций, а с 1931 года стал главным редактором журнала «Октябрь», пу‑ бликовавшего сочинения в  духе «социалистиче‑ ского реализма». Самым известным сочинением Панфёрова стали многотомные «Бруски», посвящённые кол‑ лективизации, борьбе с «идиотизмом деревенской жизни», «высвобождению» народного сознания от «власти земли». Книга содержала фантасти‑ ческие картины «перековки собственнического сознания» и, конечно, получила мощную партий‑ ную поддержку. И  хотя первый том критиковал М.  Горький, высмеивая панфёровские образы, например: «Земля томилась, как  баба, вышедшая из  горячей курной избы»35, произведение получи‑ ло одобрительную рецензию наркома просвеще‑ ния А. Луначарского. В газетной статье «Что пишут о деревне», характеризуя хозяев новой жизни, Лу‑ начарский подмеча��т: «Панфёров не  идеализиру‑ ет бедноту. Он знает, что и она невероятно косна. Он не  отрицает даже наличия среди неё лодырей и озорников, глупых изменников своему собствен‑ ному делу, вроде Шлёнки. Он знает, как  трудно раскачать этих людей привычки, растерявшихся перед жизнью, легко бросающих дело при первой трудности, даже после того, как их убедили за него взяться»36.

35

Курицын В. Гагарина он не увидел: о Фёдоре Панфёрове. «Октябрь»; № 2, 1998.

36

«Правда»; № 145 (3977), 24 июня, 1928.

26


История жизни, победившей смерть

Озёрцы в «Бруска х» Па нфёрова

Г

лавным негативным персонажем «Брусков», противником коллективизации, является Ни‑ кита Гурьянов — собирательный образ зажиточных крестьян Гурьяновых, крепкие семейства которых составляли значительную часть знакомого Панфё‑ рову села Озёрки. Участник раскулачивания и уста‑ новления новых методов хозяйствования, Панфёров писал «Бруски» буквально по горячим следам. Ники‑ та изображён Панфёровым как  «тощенький, бурорыжий, окружённый крупными, сильными сыно‑ вьями, снохами, ребятишками…»37  — типичный образ русского крестьянина-семьянина. Рассуждая о  новой колхозной жизни, Панфёров проговарива‑ ется и о средствах её достижения: «Быстро под уда‑ рами прикладов задвигались ряды. Передний укра‑ сился бородами. С  краю от  Карасюка стоял Панов Давыдка, рядом Никита Гурьянов, около — Плаку‑ щев Илья, дальше Шлёнка, бородачи…» Главная ин‑ трига книги состоит в обыгрывании «собственниче‑ ских инстинктов» Гурьянова. По  версии критиков, «середняк решительно встал на сторону колхозов». А поиски колоритным Никитой Гурьяновым земли, «где нет коллективизации», заканчиваются ничем. Впрочем, разбирая отзыв А.  Серафимовича о  «Бру‑ сках», восторженно встреченных советской элитой, М.  Шолохов отметил, «что  не  личные, а  групповые симпатии заставили… оправдывать и хвалить пло‑ хую работу Панфёрова»38. 37

Панфёров Ф. Бруски. Т. І. М., 1957.

38

Шолохов М. А. Собрание сочинений в 8-ми томах. / Т. 8. За честную работу писателя и критика. М., 1960.

27


Возвращение в Озёрки

Перелом

1

февраля 1930  года вышло постановление ЦИК и  Совнаркома СССР «О  мерах по  укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в  районах сплошной коллективиза‑ ции и  по  борьбе с  кулачеством», предоставившее «краевым (областным) исполнительным коми‑ тетам и  правительствам автономных республик право применять в  этих районах все необходи‑ мые меры борьбы с  кулачеством вплоть до  пол‑ ной конфискации имущества кулаков и  выселе‑ ния их  из  пределов отдельных районов и  краев (областей)»39. Этот документ поставил жирную точку в  истории русского крестьянства. Коснулся перелом и  озёрских Гурьяновых, так старательно описанных Панфёровым. От  погрома на  местах спаслись лишь те из  них, кто  добровольно подчи‑ нился требованиям отдать всё своё имущество. Многие покинули родные Озёрки, направляясь в  неизвестность. Кто‑то  из  них осел на  нефтяных промыслах пригородов Баку, откуда четверть века назад присылались в Озёрки прокламации с требо‑ ваниями новой жизни. Среди выселенных, в  частности, в  Бурятию встречается много Гурьяновых: например, Гурья‑ нов Николай Степанович, 1879 года рождения был выселен вместе с супругой Анной Павловной и пя‑ тью детьми, уже имевшими свои семьи, включая полуторагодовалого Петра. Все они были реабили‑ тированы в 1991 году40. 39

СЗ СССР, 1930. № 9. Ст. 105.

40

Белая книга: о жертвах политических репрессий. Т. 7. Самара, 1998.

28


История жизни, победившей смерть

Бывшие озёрские селяне в городе Баку. 1950‑е годы; из частного архива

В  это  же самое время, когда в  Поволжье уни‑ чтожались крепкие крестьянские хозяйства, Средне-Волжский крайком ВКП (б) телеграфиро‑ вал в  Москву, докладывая Сталину про  обостре‑ ние «продовольственного положения большинства районов Оренбургского, Самарского, Бугурус‑ ланского, частично Ульяновского, Сызранского… Около сельсоветов, РИКов собираются голодные массовки с  требованием хлеба. Недостаток хлеба является причиной выходов из колхозов бедняков, отправляющихся на заработки, поиски хлеба»41. В  1939  году уже был снят новый фильм ре‑ жиссёра Льва Рошаля «В  поисках радости» по упомянутому роману Панфёрова «Бруски», 41

РГАЭ, ф. 8043, оп. 11, д. 17, л. 200—201.

29


Возвращение в Озёрки

Бакинские нефтепромыслы. 1940‑е годы

пропагандировавший «сознательную» победу кол‑ хозного строительства в Поволжье. Начавшаяся в 1941 году война разрушила ста‑ линские планы и  не  дала завершить «безбожную пятилетку». Война собрала на фронтах рассеянных по всей стране озёрцев. Эти люди, на глазах кото‑ рых произошло разорение родного края, не  были дезертирами и не уклонялись от призыва. Среди озёрских Гурьяновых, описанных Пан‑ фёровым, был и сын бывшего церковного старосты. Призванный из Баку, Михаил Васильевич Гурьянов, 1909 года рождения, сержант, воевал осенью — зи‑ мой 1942 года42 в составе 810‑го стрелкового полка на Марухском перевале, против германской горной дивизии «Эдельвейс»43. В  феврале 1943  года в  раз‑ ведке при наступлении на город Краснодар он был ранен и стал инвалидом. Гурьянов Виктор Григорьевич, 1924  года рож‑ дения, младший лейтенант, погиб в бою в Румынии в 1944 году. Сосланный с семьёй в 1930 году в Бурятию, Па‑ вел Николаевич Гурьянов был призван из  города Иркутска и пропал без вести в июле 1943 года. 42

ЦАМО, ф. 33, оп. 686046, ед.хр. 516.

43

Гнеушев В. Г., Попутько А. Л. Тайна Марухского ледника. М., 1971.

30


История жизни, победившей смерть

Гурьянов Егор Васильевич, 1915  года рожде‑ ния, был призван из  города Челябинска и  пропал без вести в феврале 1942 года. Призванный из Озёрок, Гавриил Федорович Гу‑ рьянов, 1903  года рождения, также считался про‑ павшим без вести в марте 1942 года. Однако в сентя‑ бре 2007 года его останки и солдатский жетон были найдены поисковым отрядом «Поколение» в урочи‑ ще Гайтолово, близ Синявинских высот под Петер‑ бургом44. Согласно архивным данным, только с осе‑ ни 1942 года там лежат непогребенными свыше 140 тысяч наших солдат45. Семьи пропавших без вести солдат в СССР не получали от государства никаких пенсий. По дан‑ ным Павловского РВК за 1946 год, пропавших без вести на  фронтах уроженцев Озёрок числилось 27 человек46.

Па нфёровска я война

1

августа 1941  года предложили отправиться на фронт и писателю Ф. Панфёрову — в качестве во‑ енного корреспондента. Почти сразу  же И.  Сталин получил от своего любимца следующее письмо47: «Товарищ Сталин! Сегодня меня вызвали и предложили поехать на фронт в качестве военного корреспондента 44

Книга памяти. Имена из солдатских медальонов. Т. 3. Казань: Отечество; 2008. С. 64.

45

ЦАМО, ф. 344, оп. 5554, д. 379.

46

ЦАМО, ф. 58, оп. 18004, д. 874, л. 4 – 5.

47

Письма Ф. И. Панфёрова И. В. Сталину. «Наш современник»; № 3, 2003.

31


Возвращение в Озёрки

от “Известий”. Я не отказывался, как не отказываюсь и сейчас. Но я должен Вам сказать следующее: 1. Я глубоко не военный человек, то есть настолько плохо знаю военное дело, что не смогу отличить лейтенанта от полковника: я никогда в военном строю не был и военному делу не обучался. 2. Я болен. Только в прошлом году пролежал в больнице два месяца. На фронте я через несколько дней окажусь в лазарете. Кому это надо? 3. В настоящее время я работаю в Союзе Писателей как Секретарь Правления. Мне нужно десять дней, чтобы закончить пьесу “Дети земли”. Через несколько дней я (мы работу в Союзе наладили) до некоторой степени освобожусь от работы в Союзе и начну писать в газетах. Если Вы считаете разумным при всех этих обстоятельствах послать меня на фронт, я безоговорочно поеду. Ф. Панфёров» Но  уже 4 августа, столкнувшись с  реакцией на первое письмо, он пишет Сталину второе: «Товарищ Сталин! Сегодня меня вызвали в Комиссию Партийного Контроля при МК ВКП (б), зачитали моё письмо на Ваше имя и, не дав мне даже объясниться, исключили меня из партии как труса. Дело в том, что 1‑го августа мне предложили выехать на фронт в качестве военного корреспондента “Известий”. Я всё подготовил к тому, чтобы 6‑го августа утром выехать: 1). Я был 32


История жизни, победившей смерть

в ПУРе у т. Боева, беседовал с ним, заполнил анкету и договорился о получении штабного пропуска. 2). Я договорился с военкором “Известий” т. Петровским, что мы выезжаем с ним вместе на машине 6‑го утром. Приступив, таким образом, к скорейшему выполнению приказа ПУРа, я одновременно счёл своей обязанностью поделиться с Вами некоторыми соображениями о целесообразности моего отъезда в качестве корреспондента. Ни на одну минуту мне не могло придти (сохра‑ нена орфография оригинала) в голову, что это моё обращение к Вам может быть истолковано как попытка уклониться от поездки на фронт. Я считал и считаю себя вправе, как член партии, обращаться в Центральный Комитет Партии и лично к Вам за разъяснениями и указаниями. И поэтому я со всей решительностью протестую против постановления Комиссии Партконтроля при МК, расценившей моё обращение к Вам как проявление трусости. Я трусом никогда не был и не буду: это я доказал всей моей жизнью, партийной и литературной моей работой. Товарищ Сталин! Вы человек большой, и Вам, очевидно, незнакомо это чувство — обида. Она особенно страшна, когда падает на тебя от человека, которого любишь, которому предан, за которого готов умереть. Зачем Вы бросили меня на позор? Разве уж я свершил такое общественное преступление, что написал Вам письмо и в письме открыто изложил то, что я думаю, руководствуясь 33


Возвращение в Озёрки

только тем — где я больше принесу пользы. Нельзя сейчас ставить так вопрос? Ну что, я с этим согласен. Думаете, что страх меня заставил Вам писать. Экий страх — поехать военным корреспондентом, сидеть где‑нибудь в ста километрах от фронта (ведь нас на фронт не пускают), экий страх. Но вот теперь я отброшен, и это при том условии, что я предан стране, Вам лично, партии. Это при том условии, когда удесятерил силы и стал работать, зная, что работа моя нужна стране… Вызвали человека и под давлением какого‑то предписания в течение двух минут исключили из партии. Говори тут, не говори — стену не пробьёшь лбом. Жулик, да и только. Подлец, да и только. Трус, да и только. Отказываешься идти на фронт, да и только. А я не подлец, не жулик, не трус, на фронт идти не отказывался и не отказываюсь. Ф. Панфёров» Давид Ортенберг, бывший в годы войны глав‑ редом «Красной Звезды», так описал свою встречу с Федором Панфёровым: «В памятный для москви‑ чей трудный октябрь 1941  года ко  мне пришел Панфёров. Широкоплечий, приземистый. Воле‑ вое, словно высеченное резцом скульптора лицо. Пронзительный взгляд светлых глаз. Зашёл ко мне писатель, с которым я лично не был знаком, но хо‑ рошо знал его по  роману “Бруски” и  другим кни‑ гам. Он поздоровался и  сразу  же попросил взять его на работу корреспондентом “Красной звезды”. Тут  же рассказал, что  ему предложили выехать на фронт, но по каким‑то причинам он не смог это 34


История жизни, победившей смерть

Ф. Панфёров

сделать, о чём написал Сталину, а Сталин передал его письмо в  Партколлегию при  ЦК партии и  ре‑ комендовал чуть  ли не  исключить его из  партии. Я  не  знаю, какое решение приняла Партколлегия и  вообще чем  всё это кончилось, не  стал вникать в подробности и проверять. Я ответил Панфёрову, что  согласен, но  он должен немедленно выехать в  действующую армию. Я  был глубоко убеждён, что никто, в том числе и  Сталин, не сможет отка‑ зать кому  бы то  ни  было пройти самую высшую для  человека проверку  — проверку огнём. Тут  же был подписан приказ. Панфёрову выдали обмун‑ дирование, нацепили согласно его воинскому зва‑ нию по три “шпалы” на петлицы, и на следующий день он явился ко мне, как говорится, в полной бое‑ вой готовности»48. 48

Ортенберг Д. И. Год 1942. М.: Политиздат, 1988.

35


Возвращение в Озёрки

Отрёкшиеся

С

реди выходцев из  Озёрок, которые «отреклись от старого мира», был Полумордвинов Григорий Афанасьевич (родился в Озёрках в 1897 году). Вступив в РКП (б) в 1918 году, уже в 1922 году, после отмены продразвёрстки, он стал ответственным секретарём Пензенского укома РКП (б). В 1927 году он издал кни‑ гу о  мордовском населении Пензенской губернии49. Пройдя череду повышений по партийной линии, По‑ лумордвинов Г. А. занял в 1928 году должность ответ‑ ственного секретаря Мордовского окружкома ВКП (б), активно участвуя в создании мордовской нацио‑ нальной автономии50. В это время в пределах Мордо‑ вии стали использовать труд заключённых: из  две‑ надцати крупных ИТЛ, действовавших в  то  время в СССР, два располагались в Мордовии. Заключённые работали на лесозаготовке, деревообработке и в же‑ лезнодорожном строительстве. Летом 1937 года, после партийных назначений в Баку и Ивановской области, Полумордвинов ста‑ новится 2‑м секретарём Ярославского областного комитета ВКП (б). Тогда же он вошёл в состав трой‑ ки УНКВД по Ярославской области, утверждённой известным ежовским приказом. Однако уже осе‑ нью Полумордвинов сам был арестован и расстре‑ лян в декабре 1937 года51. С Озёрками связаны и двое других деятелей со‑ ветского времени — братья Виноградовы, сыновья 49

Мордовское население Пензенской губернии, её прошлое и современное состояние. Пенза, 1927.

50

Булкин А. Секретарь укома. «Знамя коммунизма». Терновка, 1972.

51

История Мордовии в лицах. Саранск, 1999.

36


История жизни, победившей смерть

Полумордвинов Г. А. Конец 1920‑х годов; ЦГА Республики Мордовия

бывшего озёрского настоятеля, священника Вино‑ градова, который в своё время учинил в селе бунт. Старший сын, Виноградов Василий Александрович, родился в Озёрках в 1905 году и в 1920 году окончил 2‑е советские пулёметные курсы в  городе Вольске. В 1921 году он участвовал в подавлении восстания в  Тюменской и  Тобольской губерниях, которое вспыхнуло из‑за  политики «военного коммуниз‑ ма», а в следующем, 1922 году в качестве команди‑ ра пулемётного взвода ликвидировал вооружённые формирования А.  Сапожкова в  городе Уральске. В 1928 году он — выпускник 2‑й военной школы лет‑ чиков города Борисоглебска52. Виноградов  В. А. служил на  различных ко‑ мандных должностях. Но  в  октябре 1948  года министром обороны он был снят с  должности 52

Великая Отечественная. Командармы. Военный биографический словарь. М., 2005.

37


Возвращение в Озёрки

командира 5‑го бомбардировочного авиацион‑ ного корпуса 14‑й воздушной армии. Дело в  том, что экипаж из состава вверенного ему соединения совершил перелёт в Австрию. Это был один из пер‑ вых побегов советских лётчиков за  границу, на‑

Советские лётчики-перебежчики в американском супермаркете. Журнал «Life»; 1949 год

шумевший на весь мир: два офицера-фронтовика, А. Барсов и П. Пирогов, бежали с авиабазы Коло‑ мыя в  город Линц на  бомбардировщике Ту-2. За‑ явив о  невозвращении в  СССР, они впоследствии оказались в США 53. Тем  не  менее, в  1958  году генерал-лейтенант Виноградов закончил службу в  должности коман‑ дующего 30‑й воздушной армией ПрибВО. Его младший брат, Сергей Виноградов, родился в Хвалынске в 1907 году, когда их отец-священник уже ушёл за штат. Член ВКП (б) с 1926 года, он бы‑ стро продвигался по  партийной линии и  с 1939

53

38

Why I escaped. The story of Peter Pirogov. N. Y., 1950.


История жизни, победившей смерть

Братья В. Виноградов и С. Виноградов. Георгиевский зал БКД, Москва. Середина 1950‑х годов; из частного архива

года работал в  системе НКИД. Он был начальни‑ ком Главного управления телевидения Минкуль‑ та СССР, Чрезвычайным и  Полномочным послом СССР во Франции и ряде других стран, членом Цен‑ тральной Ревизионной комиссии КПСС54. Оба брата органически слились с советской вла‑ стью и  вошли в  её элиту. Однако первоначальной платой за это было то, что их отец сразу после рево‑ люции снял с себя священный сан и отрёкся от веры. Но были в Озёрках священники, не предавшие Христа до самой смерти. Один из них — иерей Алек‑ сандр Колесников. 54

Залесский К. А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. М., 2000.

39


Возвращение в Озёрки

Иерей А лекса н др Колесников

А

лександр Иванович Колесников родился 31 июля 1903  года в  селе Поповка Хвалынского уезда Саратовской губернии в семье крестьянина Ивана Гавриловича Колесникова и крещён на сле‑

Страница из послужного списка священника Александра Колесникова. 1932 год; из частного архива

40


История жизни, победившей смерть

дующий день, 1 августа во имя дневного святого, мученика Александра, из  числа семи мучеников в  Пергии Памфилийской пострадавших 55. После 1762 года, времени изъятия церковных земель го‑ сударством по указу Петра III и передачи села в ве‑ дение Экономической коллегии 56, монастырские крестьяне стали крестьянами экономическими, а  ещё  позже  — государственными. Земли Попов‑ ки в своё время относились к удельным владени‑ ям московского Чудова монастыря 57, простирав‑ шихся от  правого берега Волги до  реки Терёшки и  положивших начало освоению диких земель Средневолжья. В  набожной семье Колесниковых горячая вера была средоточием её жизни. Дата рождения Александра Колесникова была им забыта и  приблизительно указана в  собствен‑ норучно написанном послужном списке58 30‑м июля 1903 года, так как в России традиционно от‑ мечались именины, а не дни рождения. В начале XX века Колесниковых в Поповке была почти половина села. После революции Колесни‑ ковы переехали в село Саловку Городищенского уезда, где Иван Гаврилович исполнял обязанности псаломщика в храме Святителя и Чудотворца Нико‑ лая. К этому времени Александр Колесников окон‑ чил церковно-приходскую школу. Там же, в 1919 году, будущий священник познакомился с Софией 55

ГАСО, ф. 637, оп.2, д. 2303. 1903 год, село Поповка, Хвалынский уезд, Метрическая книга.

56

Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. 15. №11, 441, СПб., 1830.

57

Хапилин К. П. «Звезда» от 22 июля. Хвалынск, 2000.

58

Здесь и далее цит. по: Послужной список на священно-церковного служителя с его семейством за 1932 год, рукопись, 2 л., частный архив.

41


Возвращение в Озёрки

Иларионовной Улановой, своей ровесницей, став‑ шей в 1921 году его женой. Начиная с 1923 и по 1936 год у них родилось шестеро детей: Виктор, Ан��они‑ на, Серафима, Галина, Владимир и Валентина. 21 октября 1921 года епископом Вольским Ио‑ вом Александр Колесников «был назначен псалом‑ щиком к Богоявленской церкви села Русского Труе‑ ва Кузнецкого округа Саратовской епархии». К тому времени все духовные консистории, ведавшие клировыми ведомостями, были ликвидированы на основании декрета СНК от 20 января 1918 года по  старому стилю «О  свободе совести, церковных и религиозных обществах»59. После этого, как пра‑ вило, вся документация велась личным секретарём правящего архиерея и  могла выдаваться на  руки клирику, поставленному или перемещённому вну‑ три епархии. Поэтому записи самого отца Алексан‑ дра так ценны. Скупые строки послужного списка не дадут нам представления о подвиге церковного служения тех лет, если рассматривать их отдельно от биографий упомянутых в нём архиереев. Святитель Иов (Рогожин) — первый, поставив‑ ший отца Александра Колесникова на  церковное служение, за  время своего архиерейского служе‑ ния претерпел несколько арестов, тюрьму, Соловки и  ссылку, после которой скончался в 1933  году. Во  время голода в  Поволжье владыка без  колеба‑ ний решился на  передачу церковных ценностей в помощь голодающим. По отношению к обновлен‑ цам он занимал непримиримую позицию, за  это и был репрессирован60. 59

Декреты Советской власти. Т. I. М., Политиздат, 1957.

60

Киреев Ф. Священники из казачьего рода. «Православная Осетия»; № 77, сентябрь 2007.

42


История жизни, победившей смерть

Иов (Рогожин), епископ Вольский у изголовья усопшего — епископа Амвросия (Сосновцева). 1928 год; архив комиссии по канонизации Владимирской епархии

Владыка Иов был арестован менее чем  через год после поставления им Александра Колесни‑ кова псаломщиком. Их  недолгое общение словно приоткрыло отцу Александру путь, по  которому ему предстояло пройти и самому.

Крестный п у ть

2

марта 1925  года Александр Колесников был «рукоположен в  сан диакона с  оставлением на  вакансии псаломщика к  Богоявленской церк‑ ви того  же села», а  25 сентября того  же года был «перемещён к  Покровской церкви села Акат‑ ной Мазы Вольского округа Хвалынского райо‑ на». Его рукополагал и  ставил на  новое место преосвященный Григорий (Козырев), епископ 43


Возвращение в Озёрки

Епископ Григорий (Козырев), архив Саратовской епархии

Вольский, учёный монах, до 1929 года примыкав‑ ший к  «даниловской» группе архиепископа Фео‑ дора (Поздеевского). О  епископе Григории, не‑ однократно посрамлявшем безбожников, писало летом 1925  года местное Вольское издание «Луч правды»: «Защитники веры и Бога на этот раз при‑ готовили тяжёлую артиллерию в  виде епископа тихоновской церкви Григория» 61. Претерпев аре‑ сты и заключения, епископ Григорий в 1937 году был расстрелян62 . С  6 августа 1930  года отец Александр начал служить в  нынешнем Павловском районе, куда 61

Протоиерей Михаил Воробьёв. Вольское викариатство в XIX и XX столетиях. Электронный документ.

62

Православная энциклопедия. Т. 12. М., 2006. С. 574 – 575.

44


История жизни, победившей смерть

Иван Гаврилович Колесников с супругой Марией Михайловной, своим сыном, диаконом Александром Колесниковым, и его женой Софией Иларионовной. Село Павловка. 1930 год; из частного архива

«Его Высокопреосвященством Высокопреосвящен‑ нейшим Серафимом перемещен на  штатное диа‑ конское место к  Воскресенской церкви села Пав‑ ловки Кузнецкого округа Средневолжского края». Митрополит Серафим (Александров), в  прош­ лом епархиальный миссионер и  секретарь Собор‑ ного епископского совещания Поместного Собора 1917 – 1918 годов в  Москве, с  1928  года занимал Са‑ ратовскую кафедру. Владыка неоднократно подвер‑ гался арестам. Обладая живым умом, он имел дар красноречия, и, как  отмечалось в  одной из  статей 1917 года, «народ с большим вниманием слушает по‑ учения Челябинского епископа Cерафима, который по справедливости может считаться одним из 45


Возвращение в Озёрки

Святитель Серафим (Александров). Архив Екатеринбургской епархии

выдающихся церковных проповедников»63. Его под‑ писи стоят под всеми наиболее значимыми церков‑ ными документами 1920‑х годов. В 1936 году влады‑ ка был вновь арестован. Его обвинили фактически в исполнении его епископских обязанностей — в на‑ граждении священников, повышении их  в  церков‑ ных званиях, оказании помощи духовенству, а также в том, что на священнические должности он прини‑ мал ранее репрессированных. Высланный на  три года в  Казахстан, митрополит Серафим, по  поста‑ новлению Тройки УНКВД, был там расстрелян в де‑ кабре 1937 года. В 1989 году его реабилитировали. 63

46

Боже В. С. Митрополит Серафим (Александров): страницы биографии. «Выдающиеся представители научной, общественной и духовной жизни Урала». Челябинск, 2002. С. 143—147.


История жизни, победившей смерть

Об  отношении властей к  духовенству в  то  вре‑ мя свидетельствует письмо М. Калинина С.  Орджо‑ никидзе, датированное мартом 1930  года: «В  связи с проводимой партией и советской властью полити‑ кой коллективизации сельского хозяйства и раскула‑ чивания… поступают многочисленные заявления от  служителей религиозного культа, в  которых они жалуются на  своё бесправное положение и  полный произвол в отношении их со стороны органов мест‑ ной власти. Действительно, положение их  и  семей их тяжёлое. Никаких признаков элементарной рево‑ люционной законности по отношению к ним, как ли‑ шенцам, не  существует. На  местах царит полный произвол и  непонимание политики партии в  этом политически важном вопросе. Все мероприятия ор‑ ганов местной власти направлены к тому, чтобы за‑ одно с кулаками “раскулачивать” и служителей куль‑ та. Это незаконное “раскулачивание” производится под видом налогового обложения. Служителей куль‑ та стараются обложить по всем линиям и в таких раз‑ мерах, чтобы они не смогли выполнить предъявлен‑ ные им требования. И тогда у них конфискуется всё имущество, даже самое необходимое для семьи, а се‑ мья выселяется. Такого рода мероприятия проводят‑ ся иногда в  судебном, а  чаще в  административном порядке, причём это выселение не  ограничивается только выселением из дома. Бывают случаи ссылки служителей культа в отдаленные места Союза ССР на ряд лет. Там, где проходят лесозаготовки, служители культа и чле‑ ны их семей мобилизуются на эти работы, не счи‑ таясь ни с полом, ни с возрастом, ни со здоровьем. Местами эти преследования служителей религи‑ озного культа переходят в буквальное издеватель‑ ство. Например, случаи мобилизации служителей 47


Возвращение в Озёрки

культа для очистки свинарников, конюшен, убор‑ ных и пр.» 64. Между тем, подобного рода суждения среди власть имущих на  поверку оказывались простой констатацией фактов, и на деле положение верую‑ щих только ухудшалось. Диакону Александру Колесникову недолго при‑ шлось прослужить в  павловском Воскресенском храме. В 1931 году отец Александр был отправлен в  «трудовую армию», в  которой он пробыл до  18 февраля 1932  года, о  чём  свидетельствует справ‑ ка командования 17‑го отдельного конного транс‑ порта военспецчастей т / о НКПС (т / о — «тыловое ополчение», существовавшее в  1930 – 1937  годах, предшественник советского стройбата) о призыве на «общеполезные работы». Термин «трудармия» в 30‑е годы был неофици‑ альным и прямого отношения к «тыловому ополче‑ нию» не имел. «Трудармейцами» называли граждан, мобилизованных для выполнения принудительных работ. Эти формирования, детище Льва Троцкого, «военного коммунизма» и  политики РКП (б) в  об‑ ласти милитаризации труда, оказались устойчи‑ вой структурой в СССР и использовались до конца 1950‑х годов, несмотря на то, что официально были расформированы ещё  в  феврале 1922  года в  связи с переходом к НЭП65. Мобилизованные в трудармию органами НКВД гражданские лица выполняли раз‑ личные сельхозработы, работали на объектах НКВД и  лесоповалах, добывали уголь и  нефть, строили железные дороги. Зачастую эти люди жили за колю‑ 64

ГАРФ, ф. 5263, оп. 1, д. 7, л. 71—71 об.

65

Цысь В. В. Трудовые армии периода Гражданской войны. Нижневартовск, 2009.

48


История жизни, победившей смерть

чей проволокой вместе с заключёнными. Атмосфера службы в «тыловом ополчении» во многом была схо‑ жей с действительностью «трудармий». К моменту призыва отца Александра в  «ты‑ ловом ополчении» большинство составляли так называемые лишенцы (граждане, лишенные из‑ бирательных и  других гражданских прав)  — им не  дозволялось служить в  боевых частях РККА по причине их социального происхождения. В  1932  году в  РСФСР лишенцев было семь мил‑ лионов человек66. Пункт 12‑й постановления V Всероссийского съезда Советов 1918  года «Об  ор‑ ганизации Красной Армии» гласил (орфография сохранена): «До тех пор, пока буржуазия не экспро‑ приирована окончательно и  не  подчинена всеоб‑ щей трудовой повинности, до тех пор, пока буржу‑ азия стремится к  восстановлению своего былого господства, вооружать буржуазию  — значило  бы вооружать врага, который в  любой момент готов предать Советскую респуб��ику иностранным им‑ периалистам. Поэтому, устанавливая всеобщую воинскую повинность, Конституция ограничива‑ ла её в  отношении свергнутых классов: Почетное право защищать революцию с  оружием в  руках предоставляется только трудящимся; на нетрудо‑ вые  же элементы возлагается отправление иных военных обязанностей» 67. Среди прочего ополченцев облагали особым военным налогом. Как правило, тылоополченцы 66

Туманов Д. Ю. «Лишенцы» как социально-правовая категория советских граждан. «Евразийский юридический журнал»; № 4 (47), 2012.

67

Декреты Советской власти. Т. II. 17 марта — 10 июля 1918 г. М., 1959.

49


Возвращение в Озёрки

получали лишь десятую часть заработанного. Остальное тратилось на  содержание военспецчастей и на начальство. В  декабре 1931  года вышло по‑ становление ЦИК и  СНК СССР «Об  использовании труда граждан, состоящих в  тыловом ополчении», в  котором частям тылового ополчения назначался фронт работ оборонно-стратегического назначения по  линии ВСНХ СССР, НКПС и  Цудортранса. После окончания срока службы, ополченцы, «проявившие добросовестное отношение к  работе», могли быть восстановлены в избирательных правах68. Диакон Александр Колесников вернулся из тру‑ дармии к месту своего служения, в Павловку, с набо‑ ром столярных инструментов — это позволило ему обеспечивать семью в последующие тяжёлые годы. В  стране завершалась тотальная коллекти‑ визация, и  у  советского руководства появились планы возведения военных индустриальных ги‑ гантов — на плечах раскрестьяненного и расцер‑ ковлённого народа. Архиереи арестовывались один за  другим; после ареста Вольского епископа Григория (Ко‑ зырева) временно управляющим Саратовской епархией в 1931 – 1933 годах был преосвященный Иоанникий (Попов), епископ Камышинский. 20 июля 1932  года святитель Иоанникий рукополо‑ жил диакона Александра во пресвитеры «к СпасоНерукотворного Образа церкви села Баклуш Кузнецкого округа». Даже в  условиях жестокого гонения 1930‑х годов Церковь сохранила стро‑ гость иерархического управления. 68

50

Красильников С. А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917— конец 1930‑х гг.). Новосибирск, 1998.


История жизни, победившей смерть

Епископ Серафим (Юшков). Архив Пензенской епархии

В  1929 – 1935  годы в  Средневолжском крае су‑ ществовала самостоятельная Кузнецкая епар‑ хия, которой управлял преосвященный Серафим (Юшков), борец с обновленчеством. Среди прочих в 1935 году в неё входил и Павловский район, по‑ следнее место служения отца Александра. Арестованный в  очередной раз в  1935  году и приговорённый впоследствии к 10 годам лагерей, владыка Серафим на  допросах говорил, что  смог фактически управлять Кузнецкой епархией с  1932 года69. К сожалению, архив Пензенской епархии, как  и  многие другие, был конфискован НКВД в 1930‑е годы, и местонахождение его неизвестно. Епископ Иоанникий, рукоположивший отца Александра, с  1912  года был насельником НилоСтолобенской пустыни и свидетелем того, как в фев‑ рале 1919 года коммунисты публично надругались над мощами преподобного Нила Столобенского. 69

Дворжанский А. И. История Пензенской епархии. Пенза, 2000.

51


Возвращение в Озёрки

Епископ Иоанникий (Попов). Архив Саратовской епархии

Тогда, в 1922 году, возведённый в сан архиман‑ дрита, он стал её наместником. В конце 1926 года и  архимандрит Иоанникий, и  осташковский ви‑ карный епископ Гавриил (Абалымов), бывший до  1919  года насельником Троицкого монастыря города Хвалынска70, и большая часть братии мона‑ стыря были арестованы. В ходе следствия, чтобы вырвать признание по ложным обвинениям в  контрреволюционной дея‑ тельности, следователи применили «конвейерный» допрос, непрерывно допрашивая страдальца, ли‑ шая его сна. Когда измученный отец Иоанникий за‑ сыпал на стуле, следователи били его по лицу так, что  после каждого удара священноинок выплёвы‑ вал свои зубы. На суде, где присутствовали и многие 70

52

Православная энциклопедия. Т. 10. С. 209.


История жизни, победившей смерть

Рака с мощами преподобного Нила Столобенского, НилоСтолобенская пустынь, начало XX века

прихожане, отец Иоанникий отрицал все обвине‑ ния, но был приговорён к тюремному заключению. После его выхода из тюрьмы в 1931 году в Москве состоялась хиротония архимандрита Иоанникия во епископа Камышинского, викария Саратовской епархии; владыка был назначен также управляю‑ щим Вольским викариатством. Среди рукопола‑ гавших был и Саратовский митрополит Серафим (Александров), поставивший в 1930 году отца Алек‑ сандра Колесникова в храм села Павловка. В Саратове владыка помогал митрополиту Се‑ рафиму, проживая с ним в одной квартире, и часто служил в уцелевших от закрытия храмах. Пережив ещё  один арест, епископ Иоанникий работал чер‑ норабочим, тайно совершал богослужения и  ото‑ шел ко Господу после тяжёлой болезни в Астрахани в  1942  году. Сохранились свидетельства о послед‑ них минутах жизни страдальца: перед самой смер‑ тью владыка причастился Святых Таин и, начав читать отходную, мирно скончался71. 71

Игумен Иосиф (Марьян). Святые и подвижники благочестия земли Астраханской. Астрахань, 2011.

53


Возвращение в Озёрки

Осенью 1931  года, менее чем  за  год до  назна‑ чения отца Александра в  село Баклуши, член рай‑ исполкома Комаров, угрожая арестом, отобрал у церковного старосты А. Богатова ключи от баклу‑ шинского храма и  передал их  в  сельсовет. Сельсо‑ вет решил использовать храм для сушки семян под‑ солнечника, несмотря на то, что свободные амбары в селе имелись. Действиями сельсовета возмутились верующие села Баклуши, и тогда председатель рай‑ исполкома, опасаясь разрастания конфликта, велел вернуть ключи приходу и очистить храм от семян72. Но, как оказалось, ненадолго. 12 октября 1933 года священник Александр Ко‑ лесников был назначен настоятелем храма Святи‑ теля и Чудотворца Николая в село Озёрки. В  начале 1930‑х годов население Озёрок со‑ ставляло около 1200 человек, как и 20 лет назад73. Среди них были люди, которые прибыли в  село из других мест и заняли пустующие дома. Кем отец Александр был поставлен в озёрский храм, точно неизвестно. Возможно, уже упомяну‑ тым епископом Серафимом (Юшковым) или епи‑ скопом Вольским Георгием (Садковским), сыном известного московского протоиерея Сергия Сад‑ ковского, носившего этот титул с 24 августа по 16 октября 1933 года. Это был один из коротких пери‑ одов епископского служения владыки Георгия  — в  перерывах между тюремными заключениями и ссылками, продолжавшимися с 1925 года до кон‑ ца 1947 года. В лагерях владыка полностью потерял здоровье, на лбу у него был вырезан крест, нервная 72

ГАУО, ф. Р — 1294, оп. 1, л. 30 – 31.

73

Список населённых пунктов Средне-Волжского края. Самара, 1931. С. 127 – 128.

54


История жизни, победившей смерть

Архимандрит Георгий (Садковский), будущий епископ

система была истощена из‑за  жестоких лагерных издевательств. В 1948 году он скончался в ПсковоПечерском монастыре, причастившись в  полном сознании за  два дня до  смерти святых Христовых Таин, и был погребён в монастырских пещерах74. Получив назначение в Озёрки, отец Александр Колесников хорошо понимал, что на пути его слу‑ жения ему грозит смертельная опасность: к  это‑ му времени все храмы предыдущих мест служе‑ ния отца Александра были закрыты. В  1936  году ему самому вместе с  прихожанами пришлось от‑ стаивать Никольский храм от  превращения его 74

Пономарева Т. Благочестиваго корене пречестная отрасль. Ч. 2, 2009.

55


Содержание

Колонисты. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ............ 8 В начале ХХ века. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 13 Храм Божий у нас тесен и мал.. . . . . . . . . . . . . . . . .......... 15 Смута.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 17 Убивали самых уважаемых.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 21 «Пролетарский писатель». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 2 4 Озёрцы в «Брусках» Панфёрова.. . . . . . . . . . . . . . .......... 27 Перелом.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 2 8 Панфёровская война.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 31 Отрёкшиеся. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 36 Иерей Александр Колесников.. . . . . . . . . . . . . . . . .......... 4 0 Крестный путь.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 43 Гонители. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 59 Следствие. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 67 Палачи. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 76 Жертвы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 79 Упадок.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 8 5 Библиография. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 89 Дополнительные материалы. . . . . . . . . . . . . . . . . . .......... 95


Гурьянов Константин

Возвращение в Озёрк и Издание 2-е, дополненное, исправленное Иллюстрации Инокиня Макрина (в миру Мария Фёдоровна Проферансова). Монастырь святой равноапостольной Марии Магдалины, Иерусалим. Гефсимания Ответственный редактор Нина Кривко Корректор Татьяна Иванова Дизайн, верстка Игорь Ермолаев Приглашаем к сотрудничеству православных авторов, редакторов-сос��авителей, художников и дизайнеров Магазин православной книги: Москва, Малый Златоустинский переулок, дом 5, м. «Китай-город» Телефон Фонда: +7 (495) 922-03-31 Для оптовиков: +7 (926) 266-53-57 Электронный адрес автора книги guryanovk@gmail.com

mission-center.com mission-shop.com Формат 84×108/32. Тираж 7000


Возвращение в Озерки