Page 10

10

№7 • 13 августа - 20 августа • 2010

культура

«Вне зоны доступа» Две молодые девушки заперты в темной комнате в компании чемоданов, свечек, приставной лестницы и 50-ти зрителей. Что дальше? Мысли о прошлом и будущем, любви и смерти, свете и тьме. Так уж получилось, что перед тем, как пойти на спектакль Ирины Настасийчук и Янины Крыловой, я смотрел несколько отрывков из постановок японского театра Но. Неподготовленному зрителю японский театр может показаться непонятным набором звуков и телодвижений, но даже он сможет почувствовать ту силу, которая сквозит в словах и жестах актеров. Слово, текст, возможно, не главный и уж точно не единственный выразительный метод театра. Зачастую важнее темпоритм, интонация, сценография – они гораздо сильнее способны воздействовать на человека, чем мысль, выраженная словами. В одном из своих стихотворений Тютчев писал: «Мысль изреченная есть ложь», и театру приходится жить именно в таких условиях, когда сказанные слова изначально таят в себе возможность фальши. Другое дело – пластика или музыка. И то, и другое обращается к нашим потаенным чувствам, заставляет сбросить с себя шелуху притворства и снять маски, к которым люди так привыкли. Такой театр хватает тебя «за шкирку» и трясет, пока ты не будешь готов к восприятию. Как рассказал еще перед спектаклем руководитель театра Александр Онищенко, «Вне зоны доступа» родился из пластических этюдов, которые девушкам было жаль бросать. Они самостоятельно написали, поставили и сыграли пьесу. С самого начала, в свете

мерцающих фонарей актрисы будто проигрывают весь спектакль в миниатюре. Драматизм первого танца был столь силен, что я уже было подумал, что слов сегодня не будет в принципе. «Вне зоны доступа» – спектакль, который выбивает из колеи. Этому способствует и камерность зала, и символизм театральной бутафории, и болезненность основной темы постановки. Два человека, столь разных и в то же время столь близких друг другу, оказываются запертыми в зале ожидания. Что дальше – точно неизвестно, только догадки. «Ты повернул глаза зрачками в душу, А там повсюду черные следы, И нечем вывести» («Гамлет», пер. Б.Пастернак)

Как я уже говорил – предметы декораций символичны. Так, сцена заставлена сумками, из которых героини достают собственные воспоминания; когда одна из девушек превращает другую в марионетку, то достает веревочки из скрипичного футляра; каждая из них выходит на сцену со свечкой, а заканчивается спектакль в зрительном зале. Все это сильно отличается от большинства одесских постановок, вспоминается разве что спектакль «Соль» Эуженио Барба, который показывали в рамках фестиваля SEAS несколько лет назад. «Вне зоны доступа» срывает покров обыденности и заставля-

ет зрителей посмотреть внутрь себя. Это становится возможным благодаря, в первую очередь, искренности актрис, меткости их театральных приемов и чувству сопереживания, которое возникает ближе к завершению спектакля. Сейчас, вспоминая спектакль, я понимаю, что итоговая мораль, без сомнения, имела место. Но вчера вечером это меня не раздражало – слишком сильным и ярким было впечатление. А в этом, как мне кажется, и заключается настоящий театр –

заворожить зрителей, позволить мысли авторов будто самой родиться внутри их души. PS. Некоторых зрителей коробит то, что актрисы слишком прямолинейно показывают эмоции. Однако с моей точки зрения,

именно отсутствие полутонов, яркая, экспрессивная стилистика спектакля являются его сильными сторонами. Михаил Штекель Фотографии предоставлены Яниной Крыловой

«Полное расписание XIV международной книжной ярмарки «Зеленая Волна»

Газета "Думская" №7  

7-ой выпуск газеты "Думская"

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you