Issuu on Google+

Ф. А. Брокгауз И. А. Ефрон Энциклопедический словарь (С) Савва Савва — свят. (1169 — 1237), в мире Растько (Ростислав), младший из сыновей Стефана Немани, брат Стефана сербского Первовенчанного. На 18-м г. оставив предоставленное ему отцом удельное княжение, С. удалился на Афон, где принял монашество, возобновил запустевший Хиландарский м-рь, дал ему устав, завел строгое общежитие, создал благотворительные учреждения, заботился о просвещении. Возвратясь на родину, С. был игуменом в Студеницком монастыре, потом устроил новый монастырь в местности Жиче. Отправившись в Никею, он склонил императора и патриарха к учреждению в Сербии независимой архиепископии и сам принял звание архиепископа (1219). На обратном пути, в Солуни, С., по выражению жития его, «книги многи преписа законные о исправлении вере, их же требование соборная ему церкви». Под законными книгами разумеют прежде всего Кормчую книгу, которую он списал в греческом тексты и потом перевел на славянский язык; это — та самая Кормчая, которая потом прислана была киевскому митрополиту Кириллу II болгарским деспотом Святиславом и была принята к общему употреблению на владимирском соборе 1274 г. Прибыв в Сербию, С. основал свою кафедру в Жиче, учредил восемь епархий и кафедр архиерейских и поставил им епископов, преимущественно из своих учеников. Созвав собор, С. всенародно произнес православное исповедание веры, которое повторяли за ним все присутствовавшие, начиная с государя, брата его Стефана II, и изрек осуждение на ереси и расколы. Он заботился о восстановлении в Сербии христианской семейственности, стремясь в тоже время к ограждению безопасности Сербии, угрожаемой соседними уграми, и о возвышении политического значения государства. Брата своего Стефана он венчал королевским венцом. В 1233 г. он поставил в преемники себе своего ученика Арсения, а сам отправился в путешествие на Восток. Умер в Тернове (в Болгарии), 14 (по другим 12) января 1237 г. Полгода спустя мощи С. были перенесены в Мелешевский м-рь, на юго-западе Герцеговины, между Сербией и Черногорией, близ городка Преполье. В 1208 или 1210 г. С. составил краткое житие своего отца Стефана Немани (изд. Шафариком). Когда мощи отца его прославились чудотворениями и он был причислен к лику святых, С. написал «Каноны и стихеры и чудотворения» его. Он составил уставы иноческого жития для трех монастырей: Студеницкого, Хиландарского («Указание жития в монастыри Пресвятые Богородицы») и Карейского. В 1595 г. мощи С. сожжены турками. Имя св. С. появляется в русских святцах со времени митроп. Киприана и затем входит в общие святцы русской церкви; память его 12 января. Западная церковь также признает С. в числе святых. См. П. С. Казанский, «Жизнь св. С., первого архиепископа сербского» («Прибавления к творениям св. отцов», 1849); Е. Голубинский, «Краткий очерк истории православных церквей болгарской, сербской и румынской или молдо-валашской» (М., 1871); прот. К. Добронравин, «Очерк истории славянских церквей» (СПб., 1873); Ив. Малышевский, «Св. С., архиепископ сербский» («Церковные Ведомости», 1892, № 9).

Саввин-Сторожевский — Рождество-Богородицний монастырь Саввин-Сторожевский — Рождество-Богородицний мужской 1-го класса монастырь — Московской губ., Звенигородского уезда. Основан около 1380 г. преп. Саввою (см.). В XVI в. монастырь пользовался значительным благосостоянием, а после явления мощей св. Саввы (1652) достиг наибольшей славы, особенно покровительствуемый царем Алексеем Михайловичем и его сыном Феодором. В начали XVIII в. стал приходить в запустение; в 1812 г. был разорен французами. Богатая ризница. См. Смирнов, «Историческое описание СаввиноСторожевского м-ря» (М., 1860, 2 изд.).

Савина Марья Гавриловна


Савина (Марья Гавриловна) — артистка русской драматической труппы Имп. театров, дочь актера Подраменцова (по театру Стремлянова), род. 30 марта 1854 г. в КаменецПодольске, училась в одесской гимназии, в 1869 г. дебютировала в Минске, в пьесе «Бедовая бабушка», играла с возраставшим успехом в Харькове, Калуге (куда она поехала уже выйдя замуж за провинциального актера Савина), Нижнем Новгороде, Казани, Орле, Саратове и др. В Петербург С. приехала в 1874 г. и, после блестящего дебюта на сцене благородного собрания, была приглашена на Александринскую сцену, где выступила в роли Кати, в пьесе «По духовному завещанию», и скоро заняла первенствующее место. В 1899 г. она получила звание «заслуженной артистки»; в том же году дала несколько представлений в Берлине, где имела выдающийся успех. Репертуар С. очень богат и разнообразен, обнимая собою роли самого противоположного свойства, от наивных и шаловливых девочек в современной легкой драматурги до крупных комических или истинно драматических типов в произведениях Гоголя («Ревизор»), Островского («Последняя жертва», «Бесприданница», «Невольницы» и др.), А. Потехина («Виноватая» и др.), Тургенева («Месяц в деревне», «Провинциалка»), Лопеде-Вега («Собака садовника»), Шекспира («Укрощение строптивой»). Современные. иностранные драматурги (Ибсен, Зудерман и др.) нашли в ней тоже прекрасную исполнительницу; многие из современных русских писателей обязаны главным образом ей успехом своих произведений. Отличительные черты таланта С. — поэтическая женственность, искренняя веселость наряду с глубоко трогающим драматизмом, развитая до высокой степени совершенства мимика. Ср. М. Карнеев, «Мария Гавриловна Савина и критики ее сценической игры» (СПб., 1894). П. В.

Савиньи Савиньи (Фридрих Карл von Savigny, 1779-1861) — знаменитый юрист, основатель исторической школы права; происходил из старинного лотарингского дворянского рода, один из представителей которого в 1630 г., в эпоху гонений на протестантов, переселился в Германию. С. посещал университетские лекции в Марбурге, где на него оказал влияние чтением пандект Вейс, образованный философски и литературно юрист «элегантной» голландской школы; затем он слушал Шпиттлера в Геттингене. С 1800 г. он читал в Марбурге уголовное и римское право. В 1803 г. он выпустил в свет книгу: «Das Recht des Besitzes», сразу доставившую ему громкую известность. В 1810 г. он занял кафедру во вновь основанном берлинском унив., где завязал дружеские связи с Нибуром и Эйхгорном. В 1812 г. С. был уже ректором университета. В 1814 г. появляется его знаменитый памфлет: «Vom Berufe unserer Zeit fuг Gesetzgebung und Rochtswissenschaft»; с 1815 г., вместе с Эйхгорном, он основывает «Zeitschrift fur geschichtliche Rechtswissenschaft», предназначенный проводить в жизнь идеи новой школы; в том же году появляется первый том его «Geschichte des Romischen Rechts im Mittelalter». В 1840 и 1841 г. изданы им первые пять томов «System des heutigen Romischen Rechts». В 1842 г. С. стал во главе выделенного из министерства юстиции особого министерства законодательства, программа деятельности которого, составленная С., была вполне одобрена только что вступившим на престол учеником С., прусским королем Фридрихом Вильгельмом IV. До 1848 г. С. поглощает политическая деятельность; лишь в 1847 г. появляется 6-й том «Системы». В 1850 г. он издает 5 томов «Vermischte Schriften», в 1851 — 52 гг. — два тома обязательственного права. В 1856 г. С. был назначен членом палаты господ и королевским синдиком, но до смерти уже не принимает участия ни в какой общественной деятельности. Всесторонней оценки деятельности С., как философа, политика и ученого, мы до сих пор не имеем, хотя о нем написано много трактатов. Успех его воззрений на процесс правообразования, положенных в основание учений исторической школы, объясняется не столько способом формулировки этих воззрений, сколько общественным настроением, подготовленным предшественниками С. (особенно Монтескье и Гуго), моментом, когда они были высказаны, и обстановкой, при которой появились.


Консервативные и реакционные течения общественной мысли были в полной силе, когда Тибо хотел путем создания общего гражданского уложения сплотить политические силы для борьбы с «султанизмом» многих германских правительств того времени. Перенеся центр тяжести поставленного Тибо политического вопроса на почву отвлеченно философскую и краткою и неопределенною, в сущности, формулировкою своего учения не затронув страстей, С. вывел из затруднения многих ученых Германии, не склонных к политической борьбе и охотно перешедших к частным историческим исследованиям, вместо решения жгучих и щекотливых вопросов. Отсюда же и повсеместное покровительство учению С. со стороны правительств. В ответ на замечания, иногда резкие и сильные, С. не развивает подробно своих воззрений, наполняя свой журнал специальными статьями и работами. И до сих пор, поэтому, учете С. излагается кратко, стереотипными фразами, взятыми из его памфлета и передовой статьи в журнале, возбуждая неразрешенными трудами С. вопросы о связи личного и коллективного творчества в правообразовании, о роли законодательства и т. д. Свои специальные работы С. также не связывает с своей философией, давая сплошь и рядом фантастические, лишенные общих выводов, исследования. В «Истории римского права», вместо решения общего вопроса об отношении прав национального и римского, дается богатая фактическими подробностями история литературной обработки этого права, без сопоставления ее с развитием права в действительной жизни. Устран��ние от принципиальных споров и горячая отповедь Геннеру, заподозрившему политическую благонадежность С., показывает, что и сам С. придавал своему учению столько же политическое, сколько и научное значение. Противоречия в его воззрениях (особенно на роль законодательства в жизни) и их детальная невыработанность дают основание думать, что многие стороны учения С. не были ясны и ему самому, не интересуя его с принципиальной стороны. Политические убеждения С. были еще более неопределенны, чем его философское учение, хотя и нельзя согласиться безусловно с обычным представлением, что С. не принадлежал ни к какой партии. «Консервативно-монархическое настроение» делало его врагом многих идей, все сильнее и сильнее проникавших в жизнь и восторжествовавших в 1848 г. Крайнее недовольство его деятельностью в среде огромной части прусского общества и даже судебного сословия, не смотря на уважение к его ученому имени, было возбуждено, несомненно, боевым, иногда реакционным характером его законопроектов. Он не признавал ни равноправности национальностей, ни гражданского брака, сводил к minimum'y число поводов к разводу, отвергал институт присяжных, защищал смертную казнь и телесное наказание, стоял за введете кондуитных списков чиновников и т. д. Не подлежит, однако, сомнению, что С. не был врагом прогресса, но «умеренная постепенность» в его насаждены делала все его мероприятия, направленные в эту сторону, совершенно безжизненными, вопреки поставленной им же самим своему министерству задаче: вместо мертвой кодификации, содействовать развитию права путем живою законодательства. Основывая свой устав гражданского судопроизводства на начале устности, он не решается допустить гласность процесса. Противник конституции, он соглашается, в конце своего управления, на проект короля о созвании соединенного сейма. В самой подготовке проектов и их обсуждении С. является кабинетным ученым. Он предпочитает коллегиальную выработку и обсуждение проектов, веря в возможность соглашения партийных мнений на почве взаимных уступок и не сознавая, что искалеченные, в силу этих уступок, законодательные идеалы столь же дурно отражаются в жизни, как и радикальные мероприятия. Встречая постоянно возражения на свои проекты, С. постоянно их перерабатывает, замедляя их осуществление. Апологеты министерской деятельности С. удивляются тому, что этот государственный человек, «к ногам которого склонялся весь юридически мир, как только он брался за перо, позволял нескольким практикам перечеркивать свои проекты, как бы он был их ученик, а не учитель». Причина этого явления лежала в свойстве философско-политических воззрений С. Несмотря на решительное несогласие с коллегами, несмотря на недовольство короля медленностью его мероприятий и прямой обход м-ства законодательства при обсуждении новых законов, несмотря на новые течения, с которыми неизбежно приходилось считаться, С. остается и после революции министром и удаляется лишь в силу решимости короля подчиниться


народному требованию «удалить министров, сеющих недоверие между королем и народом». Место его занял главный его противник, Борнеман. Сила С. — в его чисто научных работах, отличающихся необыкновенной ясностью изложения, богатством материалов и знаний, законченностью и полнотой частных выводов. Он с замечательным искусством разбирается в противоречиях римских источников и мелочных фактах и дает объединяющую их схему догматических воззрений, годных и для современной жизни. С. не опирается ни на какую определенную методологию, будучи чужд и крайностей априорной конструкции, и простой интерпретации источников, хотя он и видит силу римских юристов в «счете понятиями». Б понимании значения, которое имеют для догматики права жизненные цели, С. стоит неизмеримо выше своих исследователей, хотя многие из них превзошли его в искусстве конструирования. Перспективы изучения римского права, дающие возможность решать текущие юридические вопросы, не затрагивая связанных с ними политических страстей, определенность почвы изучения, в виде законченного круга источников, ясность и простота обобщений и систематики С. увлекли за ним массу юристов. Книга С. о владении и его «Система современного римского права» сделалась евангелием каждого романиста, в смысле определения задач изучения гражданского права, хотя огромное множество его частных выводов и толкований римских источников и пало под ударами позднейшей критики. Указанный качества трудов С. — гораздо более результата его таланта, чем положенных в их основание идей. Поэтому, попытки позднейших писателей извлечь из трудов С. и определенную философию, и определенную методологию привели только к массе противоречий, а затем и к падению «исторической школы права» в ее чистом виде, не умалив, однако, заслуг и славы ее основателя. Фигура С., как ученого, и до сих пор высоко поднимается над рядами его последователей. Литература. «Savigny», биогр. Landsberg'a в «Allgemeine Deutsche Biographie» (XXX; там же перечень работ о С.); Rudorf, в «Zeitschr. fur Rechtsgesch.» (1863); Stinzing, в «Preuss. Jahrb.» (IX); lhering, в «Gresainmelte Aufsatze» (I); Jacob Grimm, «Verm. Schriften»; Stolzel, «Brandenburg-Preussens Rechtsverwaltung und Rechtsverfassung» (II; здесь подробный обзор министерской деятельности С.); Новгородцев, «Историческая школа юристов» (М., 1896); Муромцев, «Образование права по учениям нем. юриспруденции» (М., 1886); русск. перевод «Обязат. права» С., Фукса и Мандро (М., 1876), где в предисловии подробная биография Савиньи. В. Нечаев.

Савонарола Савонарола (Джироламо или Иероним Savonarola) — знаменитый итальянский проповедник и общественный реформатор, родился в 1452 г., происходил из старинной падуанской фамилии. Дед его, Михаил С., был известный врач. Отец С. готовил сына к медицинской карьере и старался дать ему тщательное образование. В молчаливом и вдумчивом юноше рано сказались аскетические начала, любовь к размышлениям и глубокая религиозность. Италия в то время была охвачена гуманистическим движением, одним из крупнейших центров, которого была Флоренция, где гуманизм при Лоренцо отличался эпикурейско-языческим направлением. Светская жизнь и религиозно-нравственное падение Италии сильно возмущали С. Некоторые из его ранних стансов посвящены печальному состоянию церкви, порче нравов и разрушению добрых отношений между людьми. Неудачная любовь к дочери флорентийского изгнанника Строцци и увлечение средневековыми богословскими сочинениями (особенно Фомою Аквинатом) привели С. к решимости поступить в монастырь. В 1475 г. он тайно бежал из родного дома в Болонью, в доминиканский монастырь, оставив дома написанную им книгу «О презрении к свету». В монастыре он вел суровую жизнь, отказался от денег, которые имел, свои книги подарил монастырю, оставив себе только Библию, вооружался против монастырской роскоши и посвящал свободное от молитв время изучению отцов церкви. И в монастыре сказались поэтические наклонности С.: он написал стихотворение «О падении церкви», где указывал,


что у людей нет уже прежней чистоты, учености, христианской любви, а главной причиной этому — порочность пап. Настоятель монастыря поручил С. обучать новичков и возложил на него обязанность проповедника. В 1482 г. его послали проповедовать в разные города, между прочим в Феррару, откуда, в виду начавшейся войны с Венецией, ему приказали отправиться по Флоренцию, в известный тогда монастырь Сан-Марко. Здесь С., уже славившийся как ученый, был назначен почетным чтецом при братии и наставником послушников. В 1483 г. С. неудачно проповедовал в церкви Сан-Лоренцо. Это заставило его заняться исправлением своих недостатков. Он отправился проповедовать, в небольшой городок Сан-Джемитано, где пробыл два года, увлекая слушателей своими речами. В 1486 г. С. явился в Брешии уже опытным и отважным проповедником, резко бичевавшим людей, властно призывавшим к покаянию и предвещавшим наказание Италии за ее грехи. В это же время С. познакомился в Реджио с Пико делла-Мирандола, который его страстно полюбил. Под влиянием Пико, Лоренцо Медичи вызвал С. из Генуи во Флоренцию (1490 г.), и он снова занял кафедру учителя в Сан-Марко. Монастырь быстро наполнился светскими слушателями; успех проповеди Савонарола был необычайный, не хватало места слушателям. 1 авг. 1490 г. С. произнес знаменитую проповедь, где с неслыханной до него уверенностью высказал мысли о необходимости и близости обновления церкви, о том, что скоро Бог поразит своим гневом всю Италию. Он утверждал, что, подобно ветхозаветным пророкам, передает лишь веление Божие, угрожал проклятием тому, кто не верит в его пророческое призвание, обличал испорченность нравов флорентийцев, не стесняясь в выборе выражений. В своих вдохновенных проповедях С. часто смешивал свои мысли с текстами Св. Писания, говоря в свое оправдание, что «слова эти недавно сошли с небес». Влияние его, ставшее огромным, усилилось благодаря исполнению некоторых его предсказаний — смерти папы Иннокентия, нашествию французского короля и др. Ласковое и сердечное обращение с братией сделали С. любимцем монастыря, и в 1491 г. он был единогласно избран настоятелем Сан-Марко. Он сразу поставил себя в независимое положение по отношению к Лоренцо Медичи, отказавшись явиться к нему с выражением почтения; Лоренцо пришлось уступить монаху. Известна речь Савонарола против роскоши женских нарядов, после которой все дамы перестали надевать в церковь украшения. Нередко богатые купцы возвращали, под влиянием проповеди С., несправедливо нажитое добро. «Грехи Италии», говорил он, «силой делают меня пророком». Народ верил в его пророчества; из его сочинений: «0б истине пророчества» и «Об откровениях» видно, что он и сам был убежден в своем божественном призвании. Поэтому он властно громил священников, проповедников, отцов и матерей, князей, граждан и купцов, крестьян, солдат. «Рим — это Вавилон», говорил он. «Вместо христианства прелаты отдаются поэзии и красноречию. Вы найдете в их руках Горация, Вергилия, Цицерона»... Еще резче сделались угрозы С., когда, после смерти Лоренцо Медичи (1492), правителем Флоренции сделался его сын, Петр Медичи, а папой был избран Александр VI Борджиа. Петр Медичи запретил Савонароле говорить проповеди в течение поста; С. принужден был покинуть Флоренцию и отправиться в Болонью (1493 г.). Здесь он подвергся гневу со стороны жены правителя Болоньи: она приказала своим телохранителям убить С. за то, что он назвал ее в церкви дьяволом. Вернувшись во Флоренцию, С. занялся приведением в исполнение своей мечты — нравственного и государственного преобразования Флоренции. Сначала он занялся реформой монастыря Сан-Марко. Он продал церковное имущество, изгнал всякую роскошь из монастыря, обязал всех монахов работой. Для успеха проповеди язычникам С. учредил кафедры греческого, еврейского, турецкого и арабского яз. Александр VI пытался привлечь С. на свою сторону, предлагая ему сначала архиепископство во Флоренции, потом кардинальскую шапку; но С. не прекращал своих обвинений против Рима и папы. В 1494 г. французский король Карл VIII вступил в Италию, и в ноябре прибыл во Флоренцию. Петр Медичи был изгнан, как изменник; во главе посольства к французскому королю был поставлен С. В это тревожное время С. сделался настоящим повелителем Флоренции; под его влиянием во Флоренции были восстановлены республиканские учреждения. По своим политическим взглядам С. был республиканец, но он думал, что республика лишь тогда будет благом для Флоренции; когда граждане станут нравственнее: религиозное и нравственное


очищение произведет и политическую реформу. С. указывал на несправедливое распределение налогов, нападал на богачей, говоря, что они «присваивают себе заработную плату простонародья, все доходы и налоги», а бедняки умирают с голода. Всякий излишек — смертный грех, так как он есть достояние бедных. Вся работа государственного переустройства Флоренции была выработана в проповедях С. и совершалась по его программе. По предложению С. были установлены Великий Совет и Совет восьмидесяти". 5 февраля 1495 г., по предложению С., великий совет заменил поземельный налог подоходным, в размере 10%. Заемщиков С. освободил от уплаты долгов, а в апреле 1496 г. основал заемный банк, потребовав, чтобы в годовой срок выехали из Флоренции все ростовщики и менялы, бравшие по 321/2%. Наконец, С. провозгласил сеньором и королем Флоренции Иисуса Христа, сам же он был в глазах народа избранником Христа. Политическим преобразованием С. закончил лишь часть своей задачи; ему предстояло еще нравственно возродить Флоренцию. Уже в 1494 году заметна была сильная перемена: флорентийцы постились, посещали церковь; женщины сняли с себя богатые уборы; на улицах, вместо песен, раздавались псалмы; читали только библию; многие из знатных людей удалились в мр С. Марко. С. назначал проповеди в часы, когда были назначены балы или маскарады, и народ стекался к нему. С жестокостью средневекового фанатика обрушивался С. на святотатцев, которым велел вырезывать языки, на азартных игроков, которых наказывал огромными штрафами; развратников он приказывал жечь живыми. В своем увлечении С. прибегал к шпионству, которое страшно развилось во Флоренции после него. На стороне С. были люди из простонародья, партия «белых», которых называли «плаксами» (piagnoni). Против него были «беснующиеся» (arrabiati), приверженцы аристократического республиканского правления, и «серые», стоявшие за Медичи. В своих проповедях С. никого не щадил и потому имел много врагов как светских, так и среди духовенства. Сначала его обвиняли в том, что он вмешивается в светские дела; потом придрались к той проповеди, где С. говорил о гневе Божием, висящем над князьями и прелатами. По приказанию папы С. должен был удалиться в Лукку, но его прощальная проповедь так потрясла слушателей, что они уговорили папу отсрочить высылку С. Против С. не раз выставляли других проповедников; не раз папа запрещал ему проповедовать, но слава С. проникла даже за пределы Италии: его проповеди переводились на иностранные языки (даже на турецкий, для султана). Между тем, Карл VIII, покинув Неаполь, решил направиться через Флоренцию вместе с Петром Медичи, который хотел восстановить свою власть. Город вооружился; во главе движения стал С., отправился в лагерь французов и произнес смелую речь, грозя Карлу карой Божией, если он посягнет на свободу Флоренции. Под влиянием С. союз с Францией не был расторгнут, а отнятые у Флоренции города (кроме Пизы) были ей возвращены. Интригам Петра Медичи против С. помогали герцог Миланский, кардинал Асканио Сфорца и Мариано Дженнацано, потерявший из-за С. репутацию лучшего проповедника. Враги С. восстановили против него папу, который пригласил С. в Рим; но тот. под предлогом болезни, отказался, продолжая свои обличительные проповеди. Доминиканцы, которым папа поручил рассмотреть содержание проповедей С., не нашли в них основания для обвинения С. в ереси, и папа опять предлагал ему сан кардинала. После удаления французской армии для республики настали тяжелые времена: свирепствовали болезни, начался голод, финансы были истощены; герцог Миланский призвал против Флоренции имп. Максимилиана, который осадил Ливорно. Сеньория умоляла С. успокоить народ. С. устроил процессию и поддерживал дух народа, хотя папа снова запретил ему проповедь (28 окт.). Случайное спасение Ливорно было, в глазах народа, чудом; доверие флорентийцев к предсказаниям С. усилилось. Во главе сеньории стоял преданный С. Франческо Валори; народная партия торжествовала. Пользуясь этим, С. задумал нанести решительный удар «беснующимся». Он организовал отряд мальчиков, которые врывались в знатные дома, с целью следить за исполнением 10 заповедей, бегали по городу, отбирали игральные карты, кости, светские книги, флейты, духи и т. п.; потом все это предавалось торжественному сожжению на городской площади. Светская литература гуманизма и возрождавшаяся классическая древность нашли в лице С. непримиримого врага; он даже доказывал вред науки вообще, стоя на средневековой точке зрения. Составилось общество разгульной молодежи (Compagnacci),


задавшееся целью убить С. в праздник Вознесения, но друзья спасли С. Потом «беснующиеся» произвели переполох в церкви во время проповеди С., не дав ему докончить речи, а 12 мая 1497 г. папа Александр VI, назвав учение С. «подозрительным», отлучил его от церкви. С. протестовал; 19 июня появилось его «Послание против лживо испрошенной буллы об отлучении», где он отказывался повиноваться отлучению, «противному христианской любви и заповедям Господним», и заявлял, что несправедливо отлученный имеет право апеллировать ко вселенскому собору. В это время С. выпустил в свет свое знаменитое соч.: «Триумф Креста», в котором дана блестящая защита истины католического вероучения, объяснены догматы и таинства католической церкви. В последний день карнавала 1498 г. Савонарола совершил торжественное богослужение и «сожжение анафемы». Тогда папа прислал бреве, где требовал отправки С. в Рим или заключения его в тюрьму, угрожал интердиктом всей Флоренции и отлучал всех, кто будет говорить с С. или слушать его. Однако, сеньория долго не решалась тронуть С.; проповеди его продолжались, он развивал мысль о необходимости созыва вселенского собора, так как папа может заблуждаться. В это же время появилось соч. С.: «О правлении и законодательство города Флоренции». После второго папского бреве сеньория запретила С. проповедовать; 18-го марта он простился с народом. Он написал «Письмо к государям», в котором убеждал их созвать вселенский собор для низвержения папы. «Письмо» было послано сначала к французскому королю Карлу XIII, но было перехвачено и попало в руки папы. Флоренция взволновалась. Чтобы испытать справедливость учения С., был назначен суд Божий — испытание огнем. Это была ловушка, устроенная «беснующимися» и францисканцами. С. и монах францисканец должны были пройти 7 апр. среди костров, но огненная проба не состоялась. Народ разочаровался в своем пророке, обвиняя его в трусости. На другой день монастырь Сан-Марко был осажден разъяренной толпой; С., вместе с его друзьями, Доменико Буонвичини и Сильвестро Маруффи, был взят и заключен в темницу. Папа нарядил следственную комиссию из 17 членов, выбранных из партии «беснующихся». Допросы С. и пытки велись самым варварс��им образом; его пытали 14 раз в день, заставляли впадать в противоречия допросами, упреками и угрозами и вынудили признание, что все его пророчества — ложь и обман. За время следствия, которое велось около месяца, С. написал в тюрьме несколько сочинений: «Размышление о псалме 51», где он нападал на папу и духовенство, «На Тебя, Господи, уповаю» и «Руководство к христианской жизни». Последнее сочинение написано С. за несколько часов до смерти, на переплете одной книги, по просьбе тюремщика. 22 мая ему был объявлен смертный приговор; 23 мая 1498 г., при огромном стечении народа, он был повешен, а потом тело его сожжено. Учение С. оправдано Павлом IV, а в XVII в. в честь его составлена служба. В 1875 г. С. поставлен памятник в Ферраре; статуя его, как одного из предшественников реформации, входит в состав известного вормского памятника. В оценке значения деятельности С. мнения расходятся. Одни, идеализируя его честность, прямоту и широкие планы, видят в нем реформатора, обличавшего порчу церкви; другие напоминают, что он жил средневековыми идеями, не создал новой церкви и держался строго католической почвы. См. A. G. Rudelbach, «Hieronymus Savonarola und seine Zeit» (Гамб., 1835); F. К. Meier «Girolamo S.» (Берk., 1836); К. Hase, «Neue Propheten» (Лпц., 1851, 1860); F. Т. Реrren, «Jerome S., sa vie, ses predications, ses ecrits» (Пар., 1853); В. В. Madden, «The life and martyrdom of Girolamo S.» (Л., 1854); Pasquale Villari, «La Storia di Girolamo S. e de'suoi tempi, con l'ajuto di nuovi documenti» (Флоренция, 1859); С. Sickinger, «S., sein Leben und seine Zeit» (Вюрцбург, 1877); К. Clarck, «S., his life and times» (Л., 1878); Aquarone, «Vita di Fra Jeronimo S.» (Алесс., 1857); A. Cappeli, «Fra Girol. S.» (Модена, 1869); M. Н. Петров, «Савонарола» (в «Очерках»); Осокин, «Савонарола и Флоренция» (Казань, 1865); А. К. Шеллер, «Савонарола» (биографич. библиотека Павленкова, СПб., 1893). П. Конский.

Саврасов Алексей Кондратьевич Саврасов (Алексей Кондратьевич, 1830-97) — пейзажист. Художественное образование получил в московском училище живописи, ваяния и зодчества. Еще будучи мальчиком,


исполнял акварели столь удачно, что торговцы скупали их, как ходкий товар. Исполнив для вел. княг. Марии Александровны несколько картин и рисунков, изображающих виды Петергофа и Сергиевского, получил от акад. худож. в 1850 г. звание неклассн. художника, из которого, в 1854 г., за «Вид в окрестностях Ораниенбаума», был повышен в академики. С 1870х гг. вошел в известность у публики, благодаря в особенности своей картине «Грачи прилетели» (в Третьяковской гал., в М.). Живя и работая почти постоянно в Москве, в 1871 — 75 гг. участвовал на выставках товарищества передвижных художественных выставок и в 1873 — 78 гг. — на академических. Произведения его являлись также на всемирных выставках венской 1873 г. и парижской 1878 г., а также на Всероссийской в Москве 1882 г. Пейзажи С. свидетельствуют о том, что он был одарен большою способностью передавать впечатление природы. Кроме картины «Грачи прилетели», лучшими произведениями этого художника могут считаться: «В Кунцове», «Вид в Ораниенбауме», «Лосиный остров в Сокольниках», «Лесная дорога в Сокольниках», «Печерский монастырь в Нижнем Новгороде», «К концу лета, на Волге» (все шесть в — Третьяковской гал. в М.), «Жатва», «Вечер» (у г. Мацнева, в Киеве), «Близ Сухаревой башни» (у И. П. Боткина, в М.) и нек. др. E. Тарасов.

Сага Сага. Кроме указанных в этой статье памятников, особое внимание привлекают саги, содержание которых так или иначе связано с Россией. Заключающийся в них исторический, бытовой и литературный материал далеко еще не исчерпан научно. Он относится, отчасти, к древнейшему, до-варяжскому периоду русской жизни: такова, напр., Hervararsaga, автор которой пользовался очень древними, не дошедшими до нас песнями (лучшее издание — Bugge, «Norrone Skrifter» 1873; исследование Heinzel'a, «Ueber die Hervararsaga», в «Sitzungsberichte венской акад.» 1877, т. 114). Большею частью содержание этих С. относится к варяжскому периоду. Рядом с легендарными мотивами, мы находим здесь рассказы, производящие впечатление исторической правды и могущие, до известной степени, дополнить повествование русской летописи. Orvar-Oddssaga дает любопытную параллель к летописному рассказу о смерти Олега (последн. изд. Boer, Галле, 1892); сага об Эймунде («Eymundorsaga», пер. Сеньковского (в «Библ. для Чтения», 1834) переносит нас в эпоху княжения Ярослава Мудрого и т. д. Много отрывочного материала дают и другие саги; он собран в устаревшем теперь издании «Antiquites russes d'apres les monuments historiques des Islandais et des anciens Scandinaves» (изд. Societe des Antiquaires du Nord, Копенгаген, 1852). О Киеве в скандинавском предании см. Дашкевич, «Приднепровье и Киев по некоторым памятникам древнесеверной литературы», в «Киевск. Унив. Известиях», 1886, № 11, и А. Веселовский, «Киев — Град Днепра», в «Записках Ром. Герм. Отдел. Филол. Общ. при СПб. Университете», вып. 1, СПб., 1888. На русский язык переведено очень незначительное число саг; кроме вышеуказанного перевода саги об Эймунде — «Извлечение из саги Олава, сына Триггвиева, короля Норвежского. Пребывание Олава Тр. при дворе Владимира Великого», пер. с исландского С. Сабинина; «Сага о Финнбоге Сильном», О. Д. Батюшкова («Журн. Мин. Нар. Просв.», 1885); «Сага об Эйрике Красном», С. Н. Сыромятникова (СПб. 1890; здесь повествуется об открытии Америки исландцами в конце Х в. и об основании там первой исландской колонии в начале XI в.). Оба последние перевода снабжены предисловиями, посвященными характеристике С. вообще. Хороший краткий очерк исландской литературы, с перечнем С. и библиографическими указаниями, дает О. Brenner, «Altnordisches Handbuch» (2 изд. т. I; Лпц., 1896).


Сад Сад (Донасьен Альфонс Франсуа, граф de Sade, известный более под литературным своим именем маркиза де Сад, 1740-1814) — французский порнографический писатель. Свойственное ему соединение жестокости с развратом получило название садизма. В 1768 г. С. был привлечен к суду и заключен в тюрьму за насилие над женщиной, но по повелению короля Людовика XV преследование было прекращено. В 1772 г. он был приговорен парламентом в Э к смертной казни «за содомию и отравление». С. бежал, был арестован, опять бежал и вновь схвачен; смертный приговор был заменен тюремным заключением. В 1784 г. С. был переведен в Бастилию, где начал писать свои порнографические романы и драмы. Обнаружив признаки умопомешательства, он был переведен в Шарантон, но в 1790 г. получил свободу. В 1791 г. появился в свет самый известный из его романов: «Justine оu les malheurs de la vertu», в 1797 г. вышедший вторым изданием, с еще более отвратительными эпизодами; продолжением его явился роман «Juliette» (1798). В 1801 г. издание этих романов было конфисковано, а С. был заключен в тюрьму; умер душевно больным. Ср. Janin, «Le marquis de Sade», и «Notes et Documents», которые приложил Uzanne к изданному им сочинению С.: «Idees sur le roman» (П., 1878).

Саддукеи Саддукеи — название одной из трех древнееврейских религиозных сект, или, по выражению Иосифа Флавия, трех философских школ, возникших в эпоху расцвета династии Маккавеев (ок. 150 д. до Р. Хр.) и просуществовавших вплоть до покорения иудейского государства римлянами (70 д. по Р. Хр.) Эти три секты — С., фарисеи и ессеи — в основных чертах своих всецело выросли на почве учения Моисея и представляли лишь продукт различного отношения к способу применения его в жизни; но И. Флавий, с целью сделать понимание еврейских сект доступным для своих нееврейских читателей, сравнивает, на основании некоторого внешнего сходства, С. с эпикурейцами, фарисеев — со стоиками, ессеев — с пифагорейцами. Так как ессеи, согласно своему учению, устранялись от всякого участия в политической жизни народа, то борьба между остальными двумя сектами и резкая противоположность в их взглядах и стремлениях составляет главное содержание исторической жизни еврейского народа за указанный период времени и, в известном отношении, отразилась и на дальнейшей судьбе еврейской религии. В отличие от фарисеев, религиозные воззрения которых в значительной степени сохранились в талмудической литературе, С., как школа, никаких письменных памятников после себя не оставили; тем не менее мы обладаем достоверными о них сведениями, благодаря тем фрагментарным сообщениям, которые имеются о них у И. Флавия и в Талмуде. В общем, эти сведения согласны между собою и заслуживают тем большего доверия, что вполне подтверждаются книгами Нового Завета. Согласно одному довольно позднему талмудическому источнику, секта С. названа была так будто бы по имени своего основателя, некоего Садока, ученика известного мудреца Антигона Сохоского. Последний, между прочим, учил: не будьте как рабы, служащие своему господину в расчете получить за то вознаграждение, а будьте как рабы, служащие своему господину (из любви) без всяких расчетов на вознаграждение. Садок, будто бы, понял слова учителя в том смысле, что никакое вознаграждение не ожидает человека за гробом и что, следовательно, человеку следует заботиться лишь о своем земном благополучии, как это и делали С., которые все отличались своим богатством и роскошным образом жизни. Новейшие исследователи (Гейгер и др.) полагают, что С. названы так по имени библейского Садока (I Царей II. 35), родоначальника древней династии первосвященников. После возвращения иудеев из вавилонского пленения, за все время зависимости иудеи от персов и македонян, Садокиды сосредоточивали в своих руках не только духовную власть над народом, но и светскую. Как Аарониды, С. пользова��ись большими доходами, которые, в виде религиозных налогов, взимались, согласно Моисееву закону, со всех произведений земли; таким образом С. составляли не только родовую, но и


денежную аристократию в Иудее. Своего влияния и могущества Саддукеи не лишились и тогда, когда главенство над народом перешло в руки священнического рода Хасмонеев (Маккавеев), которому народ обязан был своей независимостью. Группируясь вокруг династии Хасмонеев в качестве их военачальников и советников, С. сумели сосредоточить в своих руках военную и административную власть в стране, лишь редко уступая фарисеям, как это было, напр., во время 9-летнего царствования Саломеи Александры, когда судьбами Иудеи неограниченно распоряжался брат царицы, фарисей Симон бен Шетах. Вскоре после окончательного уничтожения Маккавеевой династии Иродом (37 л. до Р. Хр.) к старой саддукейской партии примкнул священнический род Боэтусеев, родоначальник которых, Боэтус, выдал дочь свою за Ирода и был возведен последним в сан первосвященника. Получив власть, Боэтусеи слились с С. в одну партию; вот почему С. в талмудической литературе одинаково называются то С., то Боэтусеями. В силу своего официального положения, С. не могли не сталкиваться с иноземными элементами и были, поэтому, в значительной мере заражены духом эллинизма. Тем не менее они стояли на страже Моисеева закона, считая себя его охранителями, — отчасти потому, что за этот закон они проливали свою кровь под знаменами Маккавеев, но отчасти также и потому, что этот закон был для них, как для Ааронидов, источником влияния и богатства. По свидетельству Флавия и Талмуда, С., в противоположность фарисеям, признавали один только писанный закон Моисея (И. Флавий, «Древности» XIII, 10, 6; XVIII, 1, 4; Евангелие от Матф., XV, 2; от Марка, Vll, 3), отвергая все народные обычаи, накопившиеся в продолжение целого ряда столетий, и все постановления позднейших законоучителей, целью которых было изолирование еврейского народа и ограждение его от иноземного влияния. Несмотря на кажущиеся облегчения закона, которые представляла саддукейская доктрина, масса, по свидетельству Флавия, не доверяла С.: она видела, как часто эти официальные представители закона, строго наказывавшие других за малейшее его нарушение, сами позволяли себе нарушать его не только тайно, но и явно, прикрывая свои согрешения властью и влиянием. Не пошел за С. народ также и потому, что жить по библейской букве становилось иногда совершенно невозможным. Обрядовая сторона Моисеева закона, в особенности многочисленные, подчас довольно тягостные предписания относительно соблюдения так называемой ритуальной чистоты — предписания, которые когда-то, в более отдаленную эпоху, имели глубокий смысл и значение, — при изменившихся условиях жизни не только потеряли смысл, но и сделали жизнь еврея прямо немыслимой как в Иудее, так и в особенности вне Палестины, где он на каждом шагу приходил в соприкосновение с язычниками. Еще резче было противоречие между уголовными законами Моисея и этическими понятиями народа, развившимися вместе с ушедшей вперед культурой. Моисеев закон карает телесным наказанием и даже смертной казнью не только покушение на жизнь и благополучие ближнего, но и нарушение чисто религиозных постановлений. последнее имело еще некоторое оправдание в древнееврейской теократии, когда Моисеев закон имел значение государственной конституции и когда всякое нарушение его было равносильно оскорблению божества. С учреждением светской власти Моисеев закон должен был превратиться из государственной конституции в религиозный кодекс, — а религии свойственно поучать и увещевать, но не карать и умерщвлять. Фарисеи, которые, по свидетельству Флавия, считались «искуснейшими толкователями закона», признавали, наравне с С:, что божественный закон не отменим, но приложили все усилия свои к тому, чтобы примирить его с жизнью. Целым рядом искусственных толковательных приемов и введением разного рода фикций они придавали букве закона несвойственный ей смысл, но такой именно, при котором закон переставал противоречить требованиям жизни и началам этики. С., как элемент консервативный, отвергали эти толкования и эти фикции, отчасти потому, что считали их дерзким нововведением, но отчасти также и потому, что фарисеи, с завистью глядевшие на религиозные прерогативы С., часто обнаруживали в своих толкованиях стремление к урезыванию этих прерогатив и к подчинению С, своему влиянию. Из указанного отношения С. к писанному и устному закону вытекают все отличительные черты этой секты и все мотивы разноглася между нею и фарисейской, как в вопросах обрядовых и юридических, так и в вопросах религиозной догматики. Во всех этих


разногласиях С. стояли на почве библейского текста в буквальном его смысле и отвергали все религиозные обычаи, не имевшие основания в Библии. Так, напр. С. учили, что праздник седмиц всегда приходится на воскресный день (подобно празднику Троицы у христиан), в противоположность фарисеям, приурочившим этот праздник к 6-му Сивана, в память синайского законодательства. Буквальный смысл текста был, конечно, на стороне С. То же самое можно сказать и о всех приведенных в Талмуде разногласиях между С. и фарисеями по вопросам ритуальной чистоты и соблюдения субботнего покоя. Во всех этих случаях С. отстаивали букву закона и не допускали никаких в нем облегчений, по крайней мере теоретически, хотя на практике вряд ли сами С. следовали своему учению, в виду абсолютной почти невыполнимости многих из относящихся сюда законов. С. отвергали обряд возлияния воды на алтарь в праздник Кущей; обряд этот не имеет основания в Моисеевом законе, но он был очень популярен в народе и совершался с большой торжественностью. Некоторые полагают, что он был введен древними хасидеями (предшественниками фарисеев), как попытка к замене кровавых жертв в храме бескровными. Этот именно обряд послужил поводом к возмущению народа против царя-первосвященника Александра-Янная (95 л. до Р. Хр.) и к кровавой расправе последнего с приверженцами фарисеев. Однажды Яннай исполнял в праздник Кущей обязанность первосвященника в храме. Поданную ему для возлияния воду в серебряной чаше он, как истый С., вместо того, чтобы возлить на алтарь, вылил на землю. Присутствовавший в храме народ был возмущен явным презрением царя-первосвященника к старинному обычаю в стал бросать в него райскими яблоками, которые евреи в этот праздник держат обыкновенно в руках во время молитвы. По приказу царя царская стража бросилась на безоружный народ; тысячи погибли от ее мечей, обагрив своею кровью святое место. Вспыхнувшая вскоре поели этого шестилетняя междоусобная война между саддукеями и фарисеями стоила последним 50000 жертв, а оставшиеся в живых фарисеи должны были искать убежища в соседних странах, преимущественно в Египте. В уголовных процессах, по словам И. Флавия, С. отличались гораздо большей строгостью, чем фарисеи. И в этом отношении С. стояли на почве библейского закона, применяющего смертную казнь в самых широких размерах. Уголовное право фарисеев стремилось к полному упразднению смертной казни, если не de jure, то de facto, достигая этого с одной стороны своеобразными толкованиями текстов, с другой — предоставлением самых широких прав защите, в ущерб обвинению; С. отвергали и то, и другое, памятуя слова Моисея: «да не сжалится над ним око твое» и «да искоренится зло из среды твоей». Древний закон: «око за око, зуб за зуб» С. толковали, по словам одного источника, в буквальном смысле, в противоположность фарисеям, понимавшим его в смысле денежной пени. В том же источнике сообщается, что у С. был в употреблении особый кодекс о наказаниях, налагаемых за разные преступления, и что день отмены этого кодекса фарисеями объявлен был навсегда народным праздником. Есть основание думать, что кодекс этот касался тех преступлений против религиозных предписаний, за который Моисеев закон, не определяя формы наказания, угрожает вообще «истреблением из среды народа». Фарисеи понимали это «истребление» в смысле небесной кары (преждевременная смерть или смерть без потомства), С. — в смысли судебного наказания смертью или изгнанием. В согласии с изложенным стоят те факты, что первосвященник Каиафа, председательствовавший в синедрионе, которым был осужден Христос, принадлежал к секте С. (Деян. Ап. IV, 6 и V, 17), и что член синедриона, фарисей Гамалиил (бывший учитель апостола Павла), выступил защитником апост. Петра против своих саддукейских коллег, решивших предать его смертной казни. По вопросам религиозной догматики источники указывают следующие три особенности саддукейского миросозерцания: признание абсолютной свободной воли человека, отрицание бессмертия души и воскресения мертвых и, наконец, отрицание ангелов и духов. В противоположность ессеям, ставившим поступки людей в полную зависимость от предопределения, а также фарисеям, предоставлявшим лишь ограниченную роль свободной воде человека, Саддукеи утверждали, что Бог не имеет никакого влияния на человеческие деяния — ни на злые, ни на добрые. Выбор между добром и злом предоставлен вполне свободной воле человека; каждый по собственному усмотрению переходит на ту или другую сторону. И в этом отношении С.


стояли на древней библейской точке зрения, явно выраженной, между прочим, в следующем тексте: «Смотри, предлагаю тебе ныне жизнь и добро, и смерть, в зло... избери же жизнь, дабы жив был ты и потомство твое». Очень вероятно, что именно в признании С. абсолютной свободы воли человека и, следовательно, ответственности его за свои поступки, и кроется их чрезмерная строгость в уголовных процессах. Отрицание судьбы, в смысле фатальности человеческих поступков, вовсе не исключает, впрочем, возможность признания С. идеи о Божьем Промысле вообще — идеи, которая дожить в основе всего учения Моисея и пророков. По учению С., как оно передано Флавием, человек сам является ответственным за свое благополучие, равно как и за свое несчастье. Подобное мировоззрение свойственно, обыкновенно, людям богатым и властным, какими и были С. Об отрицании С. бессмертия души и всякого загробного воздаяния прямо говорит Флавий («Иуд. война», II, 7, 4); об отрицании ими воскресения мертвых свидетельствуется во многих местах Нового Завета (Евангелие от Матфея, XXII, 20 и параллельные места, Деян. Ап. ХХIII, 8). И в этом отношении С. стояли на почве буквы библейского закона, который прямо на загробное возмездие нигде не ссылается, и вообще, вроде признания единства и бестелесности Бога, никакой догматики не касается. Нет, однако, сомнения, что идея о загробном существовании не чужда были древним евреям; об этом свидетельствует, между прочим, рассказ о вызывании Саулом тени пророка Самуила; о воскресении мертвых ясно говорится и у пророка Даниила (XII, 2). Все это говорит в пользу высказанного еще древнейшими отцами церкви мнения, что С., подобно отчасти самаритянам, признавали абсолютный религиозный авторитет лишь за книгами Моисея, не считая для себя обязательными книги пророков и др. Надо полагать, что С., как потомкам священнического рода, соперничавшего с потомками Давида за власть и влияние, не были по душе книги пророков, проникнутые мессианской идеей, с ее надеждами на спасение народа именно отпрыском из дома Давида. Новейшими исследованиями проф. Хвольсона установлено, что за все время существования второго храма все первосвященники его — которые, вопреки еврейской традиции, были вместе с тем и председателями Иерусалимского синедриона — принадлежали исключительно к саддукейской секте. Только за несколько лет до окончательного разгрома Иерусалима, в смутное время народного восстания, когда власть перешла в руки демократов фарисеев, саддукейские первосвященники уступили место фарисейским. В это же время издан был целый ряд законоположений, направленных к тому, чтобы ослабить по возможности суддукейскую секту. С падением Иерусалима и упразднения жертвоприношения С. разом потеряли как политическое свое могущество, так и духовное свое значение. Партия растворилась и исчезла с исторической арены. Одни из С. примкнули к фарисеизму, принявшему, под влиянием изменившихся политических условий, форму талмудического еврейства; другие, в виде разрозненных элементов, продолжали тайно исповедывать свое учение, не осмеливаясь открыто протестовать против усиливавшегося с каждым годом талмудизма. Лишь в VIII в. после Р. Хр. обломки саддукеизма возродились к новой жизни, образовав секту караимов, учение которых составляет своеобразную амальгаму из саддукеизма и фарисеизма. Литература. Кроме соч., указанных у Е. Schurer, «Geschichte d. Judischen Volkes im Zeitalter Jesu Christi» (т. II, 1886), см. также Chwolson, «Das letzte Passamahl Christi» (1892); «О религиозных партиях евреев во время 2-го храма» («Сборник ист. юрид. быта евр.», Киев, 1866); Л. Каценельсон, «С. и фарисеи» («Восход», 1897-98). Л. К.

Садовский Пров Михайлович Садовский (Пров Михайлович, собственно Ермилов) — знаменитый русский актер, род. в г. Ливнах 10 октября 1818 г., рано остался на попечении своих дядей по матери, Григория и Дмитрия Садовских, известных провинциальных актеров, фамилию которых и принял. Дебютировал четырнадцати лет в Туле, играл в разных провинциальных городах, в 1838 г. приехал в Москву и скоро был принят на сцену Императорских театров, с которой не сходил до самой смерти, в июле 1872 г. Известность его постепенно увеличивалась с 1853 г., когда он


исполнил роль Русакова в ком. «Не в свои сани не садись». Островский вообще нашел в С. гениального исполнителя; в ролях Любима Торцева («Бедность не порок», Подхалюзина («Свои люди — сочтемся»), Беневоленского («Бедная Невеста»), Тита Титыча («Тяжелые дни») и др. он достиг высшего совершенства. Удивительно хорош был С. и в пьесах Гоголя (Осип и городничий в «Ревизоре», Подколесин в «Женитьбе», Замухрышкин в «Игроках»). Такого Расплюева, каким явился он в «Свадьбе Кречинского», никогда не видела потом русская сцена. Из иностранного классического репертуара ему всего больше удавался Мольер («Жорж Данден», «Лекарь по неволе», «Мещанин во дворянстве» и др.). С. можно назвать представителем высокохудожественного реализма; смех, который он вызывал в зрителях своею читкою и мимикою, своим тончайшим оттенением не только существенных, но и второстепенных черт исполняемой роли, иногда даже одним своим появлением на сцене — был тот, если можно так выразиться, художественный смех, которым мы смеемся при чтении Гоголя, Островского, Мольера и в котором часто (как напр. при исполнении С. роли Любима Торцова) слышится истинный трагизм. — Хорошая статья о С. написана В. Родиславским («Русский Вестник», 1872 г., кн. 7); много интересного о С. в воспоминаниях Д. А. Карабчевского, в («Русс. Мысли» 1890-х гг.).

Садовский Михаил Провович Садовский (Михаил Провович) — известный артист моск. Малого театра, сын Прова Михайловича; род. в 1847 г. Талант и профессия отца, у которого часто бывали Островский, Писемский и др., рано определили его симпатии к литературе и театру. На сцене С. впервые выступил в 1867 г., в артистическом кружке; в 1869 г. дебютировал в Малом театре в ролях Подхалюзина («Свои люди — сочтемся»), Андрея («Тяжелые дни») и Васи («Горячее сердце»). Область С. — русская бытовая комедия и, прежде всего, Островский. Недюжинное природное дарование, в связи с детально обдуманным и психологически правдивым исполнением, дает художественную цельность и поэтическую обаятельность создаваемым им типам и характерам. Лучшими ролями С. считаются: Андрей Белугин, Подхалюзин, Счастливцев, Мурзавецкий («Водки и овцы»), Хлестаков. С. перевел много пьес («Севильский цирюльник» Бомарше, «Эдип» Софокла, «Федра» Расина) и написал ряд оригинальных рассказов из мира актеров и мелкого люда, которые первоначально появлялись в «Артисте», а в 1899 г. вышли отдельным изданием.

Сайгак Сайгак (Antilope saiga, самец — сайгак или маргач, самка — сайга) — из сем. Антилоп, предмет значительного промысла в Киргизских степях, преимущественно у Аральского моря. С. добываются, в наибольшем количестве, летом, в самый зной, когда они изнемогают в борьбе с мучащими их насекомыми — мошками, оводами и, особенно, личинками оводов, развивающимися у них под кожей; не находя себе покоя, С. приходят в исступление и либо, как бешеные, мечутся по степи, либо же, как шальные, стоят на одном месте и роют копытами ямы (кобла), при чем то ложатся в них, пряча нос под передние ноги, то вскакивают и на месте же барабанят ногами; в такие часы, когда С. «кобятся», они утрачивают обычную осторожность и охотники подкрадываются к ним на выстрел. Пасущихся С. охотникикиргизы нагоняют на своих товарищей, залегших с винтовками, преимущественно у водопоев, или на пучки заостренного камыша, вбитые в тропы, по которым С. спускаются к водопою, затем подкарауливают их на тропах, на переправах через реки, загоняют в ямы и на скользкий лед, на котором С. не могут бежать. Иногда затравливают С. каратетинскими борзыми собаками (тазы), отличающимися выдающеюся резвостью; на такую охоту охотники выезжают по двое, каждые с парою борзых на своре; заметив С., один из охотников заезжает вперед стада, а другой едет верст за 5-8; первый охотник пускает собак и гонит животных по направлению ко второму охотнику, который, выждав на себя С., пускает, в свою очередь, своих собак и те уже более легко настигают утомленных первою гоньбою животных. Изредка охотятся на С. с


беркутом. Киргизы выслеживают иногда беременных самок и, после родов, ловят неокрепших еще детенышей; последние легко выкармливаются домашнею козою и ручнеют. Мясо С. составляет лакомое блюдо кочевника, рога являются пенным продуктом денежного обмена, а кожа — лучшим материалом для выделки дох (ергаков). Рога молодого С. — совершенно желтые, с черными концами, гладкие, блестящие — ценятся на месте 4-5 руб. за пару; рога старого С. — серо-желтые, матовые, с продольными трещинами — 2 — 2 1/2 руб. за пару. Шерсть С. коротка и груба, идет на разные домашние изделия. Сайгачий промысел, еще недавно сильно упавший, в последнее время принимает все более широкие размеры, причем количество вывозимых рогов достигло за 1894 — 96 г. десятков тысяч. Главные трудности этого промысла заключаются в том, что он производится во время сильных жаров, вследствие чего промышленникам приходится возить с собою соль и кадки и на месте же охоты солить добытых животных. В Европ. России охота на С. воспрещается с 1 марта по 15 июля. См. «Промысловые охоты 1 киргизов» («Охотн. Газета», 1897, № 31); Н. Коратов, «О каратегинских борзых» (там же, № 47); Я. Полферов, «Охота в Тургайской обл.» (Оренбург, 1896); А. Силантьев, «Обзор промысловых охот в России» (СПб., 1898); И. Железнов, «Сайгачники» («Отеч. Записки», 1857). С. Б.

Сайгон Сайгон (Saigon) — главн. гор. франц. колонии Кохинхины в Индокитае, на судоходной р. С., в 60 км. от устья. Жителей (аннамиты, китайцы, малайцы, европейцы) около 80 тыс. Климат жаркий (средняя годовая температура 26° Ц.); город окружен тропической растительностью. Обсерватория, зоологический и ботанический сад, театр, цитадель. Железная дорога в Мито (77 км.). Одна из значительных торговых гаваней Восточной Азии. Главные предметы вывоза: рис (в 1896 г. ок. 70 милл., главн. образом в Китай, затем во Францию), рисовая мука, соленая рыба и морская соль (в Гонконг и Сингапур), хлопок, черный перец, каучук, кожи, земляной орех. Ввозятся хлопчатобумажные, шерстяные и шелковые ткани, джутовые мешки, металлы, орудия и машины, керосин, деревянные изделия. Портовые сооружения на берегах р. C.; два сухих дока, корабельная верфь. В 1896 г. вошли 483 судна, с 614802 per. тонн. Постоянное пароходное сообщение с Европой.

Саккос Саккос — верхняя архиерейская одежда, заменяющая собою фелонь и имеющая одинаковое с нею духовное значение. По мнению одних, С. в древности был царскою одеждою, которая христианскими государями пожалована была константинопольским патриархам и сделалась их отличием. Эта одежда пользовалась таким уважением, что сами патриархи облачались в нее, по свидетельству Димитрия Хоматинского (XIII в.), только три раза в год: в Пасху, Рожд. Христово и Пятидесятницу. Не находится в противоречии с этим мнением другое, по которому наименование С. обозначает одежду грубую, рубище, вретище (еврейск. saccus — вретище, мешок). В христианской древности эта одежда была одеждою покаяния и кающихся: в нее же облачались и христианские государи, чтобы выразить свое смирение пред Царем царей. По тому же побуждению она была внесена и в число священных одежд. О существовании С. до времен Вальсамона мало известно. Со времен Вальсамона С. служит принадлежностью только одного патриарха. При Симеоне Солунском (XIV в.) С. был обыкновенным отличием высших иерархов от архиепископов и епископов. В русской церкви С. становится известным, как отличие митрополитов, с начала XV в., когда митрополит киевский Фотий (1409 — 31) привез его с собою из Греции. В период патриаршества С. принадлежал не одним патриархам, но и митрополитам и, в знак особенной чести, некоторым архиепископам. Патриарший С. отличался от митрополичьего нашивною епитрахилью (приперсником), усыпанною жемчугом, по примеру Ааронова нарамника. С 1702 т. Петр Великий жалует С. некоторых архиепископов и епископов, а с 1705 г. он делается общею


одеждою всех епископов. В духовном смысле С. означает вретище и напоминает о той червленой ризе или хламиде, в которую облечен был Спаситель (Иоан. XIX, 2, 5); архиерей, облачаясь в С., обязан припоминать унижение и смирение Спасителя и не превозноситься высотою своего служения. Звонцы, привешиваемые к С., по подобию звонцов на одежде ветхозаветных первосвященников, означают благовестие слова Божия, исходящее из уст епископа. См. В. И. Долоцкий, «О священных одеждах» («Христ. Чтение», 1848, ч. I); архим. Гавриил, «Руководство по литургике или наука о православном богослужении» (Тверь, 1886); П. Лебедев, «Наука о богослужении православной церкви» (М., 1890); Еп. Нестеровский, «Литургика или наука о богослужении православной церкви» (Курск, 1895).

Сакля Сакля — название жилых домов у туземцев Кавказа — мингрельцев, имеретин и др. С. мингрельская — досчатый дом, иногда с черепичной крышей, разделенный на 2 или 3 небольших комнаты. У зажиточного мингрельца или имеретина обыкновенно две С.: одна парадная, чистая, для самого хозяина или для гостей, часто с досчатым полом, камином, балконом, тахтами по стенам; другая С. — простая, черная, покрытая копотью внутри, с земляным полом; здесь варится пища в котле над костром; в этой С. проводит большую часть дня семья хозяина. Как та, так и другая С. не отличаются прочностью: обыкновенно досчатые, они не держат тепла и в холодное время семья согревается у костра или камина.

Саксаул Саксаул (Haloxylon Ammodendron Bge) — древесная порода, чрезвычайно характерная для песков и солончаков Туркестанского края, от Зайсана до Персии. Встречается также и в Монголии. Ствол его, ветвистый и сильно искривленный, бывает обыкновенно 5-8, редко до 10 фт. вышины. Его сучья покрыты тонкими длинными зелеными веточками, заменяющими листья. Последние низведены до небольших чешуек, срастающихся во влагалища. Цветы мелкие, незаметные, сидят в пазухах этих чешуек; они состоят из пяти свободных листочков околоцветника, пяти тычинок и одного пестика с 2-5 рыльцами. В завязи одна семяпочка, которая развивается в семя с спиральнозавитым зародышем. С. образует большие заросли на песчаных пространствах Туркестана. Его древесина чрезвычайно твердая, но хрупкая, не годится на поделки, но дает очень хорошее топливо. Поэтому он играет. большую роль в жизни туземного населения. Кроме того он имеет большое значение для края, так как, вместе с немногими другими древесными породами, образует целые леса на песчаных холмах и таким путем скрепляет их. Усиленное истребление С. в последнее время (напр. в Закаспийской области при постройки железной дороги) вызвало сильное развитие сыпучих песков, надвигающихся и засыпающих культурные оазисы. С. растет весьма медленно и, будучи раз вырублен, возобновляется с большим трудом. В Афганистане, Персии, северной Африке и Испании есть другие виды С. (Haloxylon), но они не имеют большого значения. С. К.

Саксон Грамматик Саксон Грамматик — датский летописец. О жизни его мы имеем самые скудные сведения; год рождения его — вероятно 1140. Он происходил из знатного рода, был священником в Роскильде и умер в 1206 г. Его «Historia Danica» является до сих пор главнейшим источником по средневековой истории Дании до XIII в. С. заслужил ею имя «отца датской историографии». Прекрасный, живой стиль и образный язык хроники издавна вызывали восторженные отзывы латинистов. 9 первых книг хроники обнимают период саг; для них автор воспользовался старинными сказаниями и песнями. Последние 7 книг обнимают время от Гарольда Блотанда до 1185 г. Здесь выдвигается горячий патриотизм автора, его увлечете всем высоким и благородным. Издана хроника С. в первый раз в Париже


в 1614 г. Последнее издание сделано в 1886 г. Г. Ф.

Салакушка Салакушка (Clupea harengus, var. membras L.) — самая распространенная в Балтийском море разновидность сельди; отличается своей небольшой величиной (от 6 до 9 дм.). Значительный лов С. производится в Ботническом и Финском заливах, преимущественно вдоль южного берега последнего и особенно при устье р. Нарвы; ловится она и под Кронштадтом, откуда зимою замороженная привозится в Петербург.

Саламандры Саламандры (Salamandra) — земноводные, принадлежащие к отряду хвостатых, подотряду саламандровых. Туловище их толстое, неуклюжее, с округленным хвостом и более или менее ясными поперечными складками; передние конечности имеют 4 пальца, задние 5. В коже находятся многочисленные железы: вдоль спины, по бокам тела и в особенности позади ушей (так назыв. околоушные железы). Выделения кожных желез, которые С. могут выпускать произвольно, имеют обыкновенно молочнобелый цвет и обладают ядовитыми свойствами, служа таким образом для животного средством защиты против врагов; но вместе с тем они предохраняют кожу от высыхания, что имеет большое значение при сильно развитом кожном дыхании у С. Опыты доказали ядовитость выделений кожных желез С. как при вспрыскивании в кровь, так и при введении в желудок различных животных. В прежнее время было распространено преувеличенное мнение о степени ядовитости С., а также известны различные поверья относительно способности С. тушить огонь и т. п. С. рождают живых детенышей. Наиболее распространенный вид — пятнистая или огненная С. (Salamandra maculosa), достигающая 18-23 стм. длины и отличающаяся яркими золотисто-желтыми пятнами на черном фоне, расположенными двумя продольными рядами вдоль всего тела; такие же пятна находятся на ногах и по бокам тела животного. Распространена почти по всей Европе, кроме севера (есть указания на нахождение ее в южной части Петербургской губ.), а также встречается в северной Африке и Малой Азии. Живет во влажных местах и питается слизняками, земляными червями, насекомыми, но может также нападать на мелких позвоночных животных. Откладывает в воду многочисленных личинок, снабженных наружными жабрами и гребневидным хвостом. Другой вид, живущий в Альпах и прилегающих к ним гористых местностях — альпийская С. (Salamandra atra), черного цвета без пятен. меньших размеров по сравнению с предыдущим видом (11-13 стм.), живет обыкновенно обществами под камнями и мхом и рождает всегда только по 2 развитых детеныша, не имеющих жабр. М. Р.-К.

Салат Салат (Lactuca sativa L.) — однолетнее растение из сем. сложноцветных. Родина его неизвестна, но в настоящее время он повсеместно возделывается в огородах. Существует даже несколько разновидностей и пород С. Типичную форму представляет растение до одного метра высотою, с полным ветвистым стеблем и зубчатыми или изрезанными (струговидными) обратно яйцевидными горизонтальными, сидячими листьями; основание листьев сердцевидно-стреловидное; на нижней стороне по средней жилке листья усажены щетинками. Цветки желтые, все язычковые, собранные в цилиндрические головки, такие же, как и у дикого С.; головки собраны метелкою. Многие авторы принимают Lactuca sativa только за культурную разновидность Lactuca scariola. Разводимые разновидности С. распадаются на два ряда: 1) листовой С., у которого листья не образуют кочна, и 2) кочневой, а также римский С. или ромен-С.; у этих разновидностей листья образуют более или менее плотный кочан, а у


римского С. очень рыхлый. С. Р.

Салат дикий Салат дикий (Lactuca Scariola L.) — двулетнее растение из сем. сложноцветных, растущее по сорным местам, по дорогам, в полях во всей южной и средней России, а так же в Сибири, Крыму, на Кавказе. Стебель у этого растения ветвистый и довольно высокий, иногда до 11/4 м. высоты; в нижней части стебель бывает покрыт жесткими щетинками; татя же щетинки находятся на главной жилке листьев. Листья по своему положению весьма своеобразны, а именно тем, что пластинка их простирается не горизонтально, как у других растении, а отвесно, в особенности у экземпляров, растущих на солнечных местах; по положению листовой пластинки можно распознавать страны света, а потому растение это зачастую относится к компасным растениям. Листья сидячие, стеблеобъемлющие; пластинки у них выемчато-зубчатые, с обращенными назад долями; основание пластинки стреловидное. Самые верхние листья на стебле обыкновенно цельные, ланцетные. Цветки желтые, язычковые, собранные в цилиндрические головки средней величины (10-13 мм. длины) на ветвистом, метельчатом соцветии. Покрывало в головке состоит из нескольких черепитчатых листков, из которых внутренние значительно длиннее наружных. Цветоложе голое. Семянки буроватые, сверху остро-шиповатые, с беловатым длинным носиком, несущим летучку из белых, простых волосков. Цветет С. дикий летом, с июня до октября. Размножается семянками. В молодом состоянии С. дикий иногда употребляется в пищу, как настоящий С. С. Р.

Салициловая кислота Салициловая кислота (хим.) С2Н6О3 = С6Н4(ОН).СО2Н — является представительницей ароматических оксикислот. С. кислота в виде соединений со спиртами (эфиров) часто встречается в растительном царстве; так ее эфиры находятся в цветах Spirea ulmaria, в эфирном масле Gaulteria procumbens и некотор. вересковых (Ericaecae). Открыта она была Пириа 1838 г. Этот химик, исследуя продукты распада салицина, глюкозида, находящегося в корнях и листьях Salix helix, выделил салициловый альдегид С6Н4(ОН)СНО, который при сплавлении с едким кали, подобно всем альдегидам, распался на кислоту, которую он и назвал салициловой, и соответствующий спирт — салитенин. Через год после этого открытия Лёвиг и Видеман открыли С. кислоту в цветах Spirea ulmaria, а в 1843 г. Кагур доказал, что главная составная часть гаултерового масла есть С.-этиловый эфир С6Н4(ОН).CO2C2H5. Исследования этих ученых касались гл. образом констатирования присутствия С. кисл. в тех или других продуктах растительного царства и они совершенно не касались строения С. кислоты, которую просто принимали за двухосновную кислоту и только благодаря трудам Gerhardt'a (1853 г.) и Кольбе (1860 г.) возможно было установить рациональную формулу С. кислоты, которая теперь рассматривается как ортооксибензойная кислота, Кольбе же первый и синтезировал С. кисл., открыв при этом довольно общий способ получения ортооксикислот ароматического ряда. Этот ученый показал, что фенолаты натрия способны фиксировать при высокой темп. угольный ангидрид и превращаться при этом в натровые соли орто-оксикислот: 2C6H5ONa + CO2, =C6H4(ONa)CO2Na + C6H25(OH). Замечательно, что эта реакция идет только с фенолатами натрия, другие же металлы дают в этом случае соли мета-оксикислот. Теперь этот способ получения С. кислоты приобрел громадное значение в технике и вся С. кислота готовится по нему и только сравнительно очень недавно в технику начал проникать способ получения С. — Р. Шмитта, который показал, что при большом давлении фенолат натрия соединяется с угольным ангидридом на холоду, давая фенолоуглекислый натр С6Н5О.СО2Nа, т. е. натровую соль кислого фенилугольного эфира, которая, в свою очередь, под давлением и при 120-130°, нацело


превращается в салициловонатриевую соль. Салициловая кислота кристаллизуется бесцветными иголками, сладковато-кислого вкуса. Она довольно трудно растворима в холодной воде в легко в горячей и спирте. Ее водные растворы с хлорным железом дают характерное, очень интенсивное фиолетовое окрашивание. Как оксикислота, она способна со спиртами давать два ряда эфиров, кислые и средние, напр. С6Н4(ОН)СО2СН3 и С6Н4(ОСН3)СО2СН3. Кроме того, средние эфиры при неполном обмыливании едким кали дают эфиро-кислоты, напр. С6Н4(ОСН3)СО2СН3 + КНО = С6Н4(ОСН3)СО2K + CH3OH. Из вышеприведенных производных имеют значение главным образом кислые эфиры, легко получаемые кипячением С. кислоты с соответствующим спиртом в присутствии серной кислоты или при пропускании через кипящую смесь С. кислоты со спиртом сухого хлористоводородного газа. Кислый метильный эфир С6Н4(ОН)СО2СН3 известен в продаже под названием гаултерового масла (Wintergrunol); это — жидкость удельн. веса 1, 197, кипящая при 224°, обладает приятным запахом, несколько напоминающим гиацинты. При нагревании С. кислоты с фенолом и хлорокисью фосфора РОСl3 образуется кислый фенильный эфир С6Н4(ОН)СО2С6Н5, известный под названием салола. Если вместо фенола взять тиофенол, то получается тиосалол С6Н4(ОН)СО.S.С6Н5, — хорошее антисептическое средство. При нагревании одной С. кислоты или в присутствии водо-отнимающих средств образуются разнообразные продукты уплотнения ее и между прочим ксантон, хромогенное вещество многих желтых красок. Д. А. Хардин. С. кислота — врачебное применение. Белый, объемистый порошок или мельчайшие, блестящие, игольчатые кристаллы, без запаха, сладковато-кислого, раздражающего вкуса, растворяется в 500 чч. холодной и в 15 чч. горячей воды, в 2,5 ч. спирта, 2 ч. эфира, 80 ч. хлороформа, 60 ч. глицерина, 70 ч. жирного масла; плавится при 157°. С. кислота одно время добывалась из коры некоторых видов ивы (Salix — откуда в название этой кислоты). Салицилокислый натрий — белый кристаллический порошок, растворяется в 0,9 част. воды, в 6 ч. алкоголя, содержит 14,38% натрия и 85,62% частей С. кислоты. С. кислота и ее натриевая соль нашли широкое применение во врачебной практике, начиная с конца 70-х годов, когда обращено было внимание на весьма успешное лечение этими препаратами острого суставного ревматизма. Благоприятные результаты при таком заболевании, против которого но было до того времени сколько-нибудь надежных средств, послужили толчком к введению в терапию целой серии новых препаратов, нашедших широкое практическое применение и немало способствовавших разъяснению некоторых весьма важных вопросов патологии, терапии и фармакологии. Так как острый суставной ревматизм вызывается болезнетворным микроорганизмом (хотя точно до сих пор не определенным) и характеризуется главным образом повышением температуры тела и ощущением боли в суставах, то С. кислота, устраняя такое заболевание, должна, следовательно, действовать на самую причину болезни, или же, кроме того, на явления, сопутствующие заболеванию, а именно парализовать болевую чувствительность и понизить повышенную температуру. В виду этого фармакологическое исследование имеет целью изучение антисептических, жаропонижающих и болеутоляющих свойств С. кислоты и вместе с тем ознакомление с другими сторонами действия этих препаратов. Противобродильные и противогнилостные свойства. Минимальные количества С. кислоты останавливают брожение виноградного сахара, парализуя деятельность дрожжевого грибка. Раствор 1:1000 задерживает развитие плесени; раствор 1:3000 задерживает рост сибиреязвенных палочек; 1 часть С. кислоты на 1500 воды вызывает полную остановку в развили бацилл сибирской язвы. В 0,4% растворе предотвращается гнилостное разложение мяса. Не смотря, однако, на столь значительный антисептические свойства, С. кислота, как обеззараживающее вещество, имеет в медицине сравнительно малое применение, отчасти вследствие трудной растворимости, главным же образом, вследствие того, что она легко вступает в соединение с фосфорнокислыми и углекислыми солями, значительно теряя при этом свои дезинфицирующие свойства. Влияние на температуру, С. кислота и ее натронная соль в терапевтических дозах не


вызывает у здоровых людей понижения t° тела, у лиходящих же, в зависимости от формы заболевания — значительно понижает повышенную температуру. Понижете особенно резко выступает при остром суставном ревматизме. Падение температуры под влиянием этих средств зависит от увеличенной теплоотдачи, благодаря расширению сосудов и обильному потоотделению, но возможно, что такое действие отчасти обусловливается также уменьшением окислительных процессов в теле. Значительное понижение t° при остром суставном ревматизме не может быть объяснено исключительно процессами образования и потери тепла, так как такого понижения не наблюдается в других лихорадочных формах. Очевидно, что при острим ревматизме С. кислота устраняет самую причину, вызвавшую чрезмерное нагревание тел. Опыты на животных показывают, что С. кислота и ее натронная соль в умеренных дозах оказывают весьма слабое влияние на центральную нервную систему, равно также на периферические окончания чувствительных нервных волокон. Явления угнетения нервной системы наблюдаются только после применения токсических доз. Наблюдения над здоровыми людьми подтверждают экспериментальные исследования над животными. Но при остром суставном ревматизме С. кислота весьма резко уменьшает болезненность в суставах настолько, что больной, вынужденный соблюдать самый строгий покой из-за боязни сильной болезненности, после приема, С. кислоты может, без посторонней помощи, принять то или другое положение в постели. Применение С. кислоты послужило толчком ко введению во врачебную практику весьма важных жаропонижающих и болеутоляющих средств, благодаря которым современная терапия может во многих случаях обойтись без назначения различных отвлекающих средств, каковы банки, пиявки, горчичники, мушки, нарывные мази и др. С. кислота при внутреннем употреблении вызывает довольно сильное раздражение слизистых оболочек пищеварительного канала, поэтому ее обыкновенно заменяют более растворимой и менее раздражающей натронной солью. Ее назначают но 0,250,50-1,0 несколько раз в день в порошках или в растворе при суставном ревматизме, при серозном плеврите, против инфлюэнцы и гриппа, иногда при подагре и желчной колике. С. кислота применяется почти исключительно снаружи, в смеси с какимнибудь жиром или вазелином (1 ч. на 10 ч. жира), в виде мазей, напр. при мокнущей экземе; в смеси с 90% крахмала и 5% талька, как присыпка против потливости ног; для пропитывания перевязочных материалов (3-10% вата, марли или юта); в растворах (1:1000) для промываний ран, гнойных полостей. С. кислота и С. натрий, всасываясь со слизистых оболочек и поверхностей ран, нередко вызывали тяжелые побочные явления, всего чаще со стороны почек, через которые выводится большая часть введенных в организм С. препаратов. Поэтому при воспалительных явлениях в почках средства эти назначаются только в крайних случаях. При слабой деятельности сердца также необходимо быть осторожным, в особенности с назначением больших доз. Воспалительные явления среднего уха могут служить противопоказанием к назначению С. препаратов, так как последние, вызывая расширение сосудов, могут обусловить появление кровоизлияния в барабанной полости. Д. Каменский.

Саллюстий Саллюстий (вернее Саллустий, Gains Sallustius Crispus) — знаменитый римский историк, род. в 86 г. до P. Хр. в сабинском городе Амитерне; происходил из плебейской фамилии; провел в Риме свою очень разгульную молодость. В 59 г. С. получил звание квестора, а в 52 г. был народим трибуном и в этой должности выступил энергическим противником партии сената и злейшим врагом Милона (убийцы Клодия) и защитника его Цицерона. В 50 г. С. был изгнан цензором из сената за свою беспорядочную жизнь, вероятно — по проискам аристократической партии. В следующем году, при начале междоусобной войны, С. присоединился к Цезарю, получил место квестора и вновь сенаторское звание. Посланный в военную экспедицию в Иллирию, он потерпел поражение от помпеянцев; также неудачна была его миссия к взбунтовавшимся кампанским легионам. В 47 г. С. в качестве претора командовал флотом у берегов Африки и перехватывал у врагов Цезаря хлебные запасы, по


окончании гражданской войны в 46 г. С. был назначен проконсулом в Нумидию, где составил себе всякими злоупотреблениями большое состояние; по возвращении в Рим был предан суду и избежал осуждения лишь благодаря заступничеству Цезаря. О богатстве С. свидетельствовал устроенный им в Риме роскошный парк (Horti Sallustiani) между Пинчио и Квириналом, бывший впоследствии любимым местопребыванием императоров Нерона, Веспасиана и Аврелиана. После убийства Цезаря С. удалился в частную жизнь в посвятил себя исключительно литературной деятельности. Умер в 85 г. до Р. Хр. От него дошла до нас в целости два небольших историч. сочинения: «О заговоре Катилины» («Calilina», «De coniuralione Catilinae», «Bellum Calillnarlum») и «О югуртинской войнй» («Jugurtlia», «Bellum Jugurthinum»); от главнейшего же исторического труда С.: «Historiarum libri quinque», обнимавших описание 12 лет современных автору событий, от 78 до 66 г. до Р. Хр., осталось лишь несколько отрывков. Исторические сочинения С. носят совершенно иной характер, чем сочинения его современника Цезаря. С. стремится главным образом не к передаче фактов и событий в возможно полном и точном виде, а к изложению нравственного смысла событий и к поучению современников и потомства на основании уроков истории: он хочет, чтобы его рассказ произвел известное впечатление на читателя, и, сообразно с этой задачей, обращает особенное внимание на изображение характеров действующих лиц, побуждений, по которым они действуют, и нравственного состояния общества. Этот способ исторического повествования введен в римскую литературу впервые С.; затем он встречается у Ливия и особенно у Тацита. Вводя в историю психологический анализ и элемент поучения, С. указывает также на причины, которые произвели события, и на последствия, которые от них произошли; моралистическая точка зрения на предмет стоит у него в теснейшей связи с прагматическим методом повествования. Идею исторического прагматизма С. почерпнул из сочинений Фукидида, а моралистическая точка зрения, которою проникнуты все его сочинения, принадлежит ему самому. Первое сочинение С.: «Катилина», написанное около 44-43 гг., в историческом отношении далеко не безупречно: не смотря на изобилие материалов, которые могли быть у автора, его повествование весьма неполно и дает меньше сведений, чем напр. сочинение Цицерона, Плутарха и Дионисия. Кроме того, книга С. страдает отсутствием беспристрастия: так напр., он умалчивает о многих действиях Цицирона, из видимого нерасположения к нему, и, напротив, не скрывает своих симпатий к Цезарю, о котором говорит с особенной любовью. Замечательно что сочинение С. литературными достоинствами и в особенности искусством, какое обнаружил С. в уменье переплетать исторические события с нравственными рассуждениями и психологическими картинами. Другое сочинение С.: «Югурта», написанное, вероятно, около 41 г., стоит гораздо выше и по тщательному собиранию материала, и по исторической точки зрения на дело, и по верности изображения характеров, и по отделке сочинения в частях и в целом. Историческое беспристрастие автору удалось сохранить, хотя и заметно, что это сочинение писал человек партии, отъявленный демократ и непримиримый враг олигархии: он показывает, как выродилась ко времени Мария римская аристократия, которую можно было без особенного труда подкупить всякому интригану и которая ради личных выгод жертвовала интересами и честью государства (известны слова Югурты: «Продажный город, который тотчас погибнет, как только найдет покупателя!»). С особенным сочувствием С. относится к энергическому представителю римской демократии, Марию. В этом сочинении исторический талант писателя высказался в полном блеске и в искусстве рассказа; в уменье представить в речах, влагаемых в уста действующих лиц, общую картину политического положения и настроения массы в данную минуту. После этого сочинения были написаны дошедшие до нас в отрывках «Истории», в 5 книгах. Кроме исторических сочинений, с именем С. дошли до нас два письма его к Цезарю («Duae epistolae ad Caesarem senem de republica») и «Декламация против Цицерона» («Declamatio in Ciceronem»); но в настоящее время эти сочинения признаются риторическими упражнениями последующего времени. Несмотря на значение трудов С., он не находил единодушного признания в римской литературе. Против него высказывались самые резкие суждения, вследствие разлада между его прошлой небезупречной жизнью и нравственными размышлениями в его сочинениях; ему приписывались самые омерзительные


пороки (напр. грамматиком Ленеем, а также в пасквильной речи «Declamatio in Sallustium»); его же, за несоответствие морали с жизнью, упрекают отцы церкви, как Лактанций, и позднейшие римские писатели, как Макробий и Симмах. Кроме того, Саллюстий подвергался нападкам за риторически колорит повествования, за употребление древних слов, затемняющих смысл, за темноту языка, происходящую от сжатости (obscura brevitas). Не смотря на эти неблагоприятные отзывы, С. пользовался во время империи большой популярностью и имел репутацию лучшего римского историка: его изучали в риторских школах и особенно любили грамматики за его архаизмы; даже сжатость его языка, Sallusliana brevitas, восхвалялась Квинтилианом. При Адриане сочинения С. были переведены на греческий язык ритором Зиновием. И в средние века моралистическое направление сочинений С. приобретает ему многочисленных почитателей, о чем свидетельствует и множество дошедших до нас ��писков «Катилины» и «Югурты». Лучшие из дошедших до нас списков сочинение С. — два парижских и базельский — все три Х-го стол. Важнейшие из старинных изданий С.: первое издание в Венеции 1470 г., вышедшее в том же году издание в Риме, первое парижское издание 1509 г., издание Карриона в Антверпене 1573 г., издание Корте в Лейпциге 1724 г. Более новые издания: Gerlach (Базель, 1833 — 1831 и 1852), Kritz (Лпц., 1828, 1853), Dietsch (Бррл., 1859), Jacobs-Wirz (10 изд., Берл., 1894), Jordan (3 изд., 1887). Maurenbrecher издал все отрывки «Истории» С. (Лиц., 1893). Ср. Ch. de Brosses «Vie de Salluste» (в 3-м т. его "Hlstoire de la repubilque Romaine dans le cours du Vllе siecle par Salluste, Дижон, 1777); Vogel, «De C. Sallustii Crinpl vita, moribus ac scriplis» (Майнц, 1857); Gerbach, «Ueber den Geschichtsschreiber C. Salliistius Сrispus» (Базель, 1831); Dreis, «Ueber Sallust als Geschichtsschreiber» (Итцегое, 1845); Touffel, «Ueber S. und Tacitus» (Тюбинг., 1868); ст. Новоселова в «Журн. Мин. Нар. Просв.» (1862, авг. и сент.); ст. Бабста в «Пропилеях» (I, стр. 223); Nisard, «L'historien Salluste» (Пар., 1879). На немецкий яз. соч. С. переводили Cless (3 изд., Берл., 1882) и Holzer (Штутг., 1868), на русский — В. Рудаков (СПб., 1892 — 93).

Салон Салон (франц. salon, от итальянск. salone — большая зала) — комната, служащая для приема гостей. В истории парижского общества, начиная с XVII в., С. играют немаловажную роль. Название С. присвоено устраиваемым в Париже большим ежегодным выставкам новейших произведений искусства, вследствие того, что эти выставки первоначально (в XVII и XVIII стол.) происходили в большой зале Луврского дворца. Салоны — во Франции играли в прежнее время видную роль в истории литературы и политики. Это — кружки, группировавшиеся вокруг какой-либо выдающейся женщины, царицы салона, блестевшей остроумием, талантливостью или красотою. В С. собирались выдающиеся представители науки, искусства и политики, и вели, в изящной форме, беседы по вопросам политики и литературы. До известной степени, таким образом, С. заменяли нынешнюю печать в выражении общественного мнения. Здесь зарождались веяния и требования, вырабатывавшиеся потом в целые системы и налагавшие свой отпечаток на литературу и общество. Явление, подобное франц. С., можно видеть в истории Афин, где у некоторых гетер собирались выдающиеся современники: такова была в особенности Аспазия, у которой сходились Перикл, Сократ, Алкивиад и др. и обсуждались различные вопросы философии и политики; она давала уроки риторики. И в византийской истории встречаются подобные собрания поэтов, музыкантов и др. артистов. Образование французских С. относится к XVI и особенно к началу XVII в., когда женщина в высшем обществе Франции делается предметом особого культа и около ее образуется круг поклонников. Первые С. посипи исключительно литературный характер. Маргарита шотландская и Маргарита наваррская в XVI в. были из числа первых женщин, дом которых служил сборным местом для поэтов и ученых. Одним из первых и наиболее блестящим в XVII в. был С. Рамбулье, сделавшийся сборным пунктом всех хорошо воспитанных, остроумных людей. Его душою была хозяйка, маркиза Рамбулье; в ее отеле собирались Корнель, Ротру, Скюдери, Малерб и др.; этот С. оказал благотворное влияние на развитие франц. литературы. К началу XVII в.


относится также С. г-жи Поле, пользовавшийся в Париже большой известностью и посещавшийся королем Генрихом IV. Из великосветских С. того века блистал еще С. г-жи Бурдоне, в Пале-Рояле. К С., в которые был открыт доступ и буржуазии, относится С. m-lle де Скюдери, у которой собирались Шапелен, Саразен, г-жи де Севинье, Скаррон, читались стихи и др. литературные произведения, обсуждались события дня и т. п. Размножившиеся при Людовике XIV С., большая часть которых отличалась вычурным тоном, жеманством и пустозвонством, осмеяны Мольером в комедии «Precieuses ridicules». Последние годы царствования Людовика XIV не благоприятствовали развитию общественной жизни, но при регентстве С. вновь появились, более блестящие, чем когда-либо. В XVIII в. сюда начинают проникать новые идеи, и С. получают политическое значение. В отеле Сюлли появлялся Вольтер; в отеле Виллар собиралась вся знать; С. супруги маршала Бово, известный независимым образом мыслей, поддерживал находившегося в опале Шуазеля, а впоследствии Неккера; С. супруги маршала д'Анвиль был одним из первых, где свободно разбирались философские вопросы; хозяйка его была предана идеям Тюрго и покровительствовала Вольтеру. В С. герцогини Эгильон находили убежище преследуемые философы; им же оказывал покровительство С. г-жи Гудето. С. в Тампле, хозяйкой которого была г-жа де Буффлер, любовница принца Конти, отличался богатством своих приемов. С. г-жи Граммон, сестры Шуазеля, является первым истинно политическим С.: он представлял собою род тайного комитета, куда каждый являлся с отчетом и где велись рассуждения о государственных делах. Некоторую политическую роль играл и С. г-жи Рошфор. Финансовая знать собиралась в С. Самюэля Бернара, Ло, Пленеф, Трюден, Ла-Попелиньер. Чисто литературный характер имели С. д'Эпине, Дюдеффан, Леспинасс; здесь вокруг блестящих хозяек собирались философы и вообще остроумные люди; эти С. имели такое же влияние на литературу, как С. г-жи Рамбулье. К началу революции С. представляли собою уже как бы переход к революционным клубам; таковы были в 1789 г. С. Неккер, где собирались Сиейс, Кондорсе, Талейран, аббат Делиль и др. и блистала дочь хозяев, впоследствии г-жа де Сталь; С. Богарне, Жанлис, Гельвециус, в котором бывали Вольней, Сиейс, Бергасс, Манюель, Кабанис; С. г-жи Панкук, где собирались Мармонтель, Соден, Лагарп, Фонтан, а также Баррер, приносивший с собою революционный элемент, которого в то время по мог избежать ни один С.; С. Жюли Тальма, супруги знаменитого актера, откуда впоследствии Наполеон направлял переворот 18 брюмера; С. г-жи Кондорсе, бывший как бы центром всей мыслящей Европы; здесь считали долгом бывать все выдающиеся ученые иностранцы. После 1790 г. С. сменились клубами; первые, как собранья людей небольшого круга светского общества, оказывались недостаточными для потребностей времени. Последним С., уже исключительно политическим, является С. г-жи Ролан, который был блестящим очагом революции; у ее бывал сначала Робеспьер, затем ее дом сделался центром партии жирондистов. После переворота 9 термидора вновь появились С.; наиболее блестящим из них был С. г-жи де Сталь, во время террора принимавшая гостей в замке Коппе, близ Женевы; теперь у нее собирались все выдающиеся деятели эпохи директорш — Бенжамен Констан, Талейран, Карно, Бонапарт, Барбе-Марбуа, Буасси д'Англа, г-жи Крюденер, Рекамье. При первом консуле С. г-жи де Сталь делается очагом оппозиции, хотя там появлялись и приверженцы правительства, братья консула, министры и т. д. Изгнанная во время империи из Франции, г-жа Сталь вернулась в Париж в 1814 г. и восстановила свой С., где бывали Бенжамен Констан, аббат Прадт, Лафайет, Фуше, Веллингтон. Блестящий С. г-жи Таллиен во время директории несколько напоминал времена регентства; в С. Сюар собирались ученые и светские люди. При Наполеоне I, когда политическая свобода во Франции была сильно стеснена, С. потеряли свое прежнее значение; единственной приманкой в С. является женская красота. Прежний блестящий С. возрождается в эпоху реставрации и вновь начинает играть выдающуюся роль. С. г-жи Лебрен являлся местом собрания старых легитимистов; у барона Жерара собирались главным образом писатели, артисты, художники и др. Блестящий С. г-жи Ансело являлся в конце эпохи реставрации как бы путем в академию; там собирались литературные и другие знаменитости, как Викт. Гюго, Альф. де-Виньи, Эмиль Дешан, Шатобриан, Консидеран, кн. Чарторыйский, кн. Полиньяк. С. Шарля Нодье объединял собою главным образом писателей новой школы —


Виктора Гюго, Мюссе, Алекс. Дюма, Дешана и др. С. Виктора Гюго, бывший вначале чисто литературным, с 1848 г. обратился в политический и просуществовал до декабрьского переворота 1851 г. С. красавицы г-жи Рекамье посещали ее многочисленные поклонники: Шатобриан, Балланш, Ампер, герц. Ноайль, Паскье, Монталамбер, Фаллу и др. В С. герцогини Абрантес собиралось небольшое общество представителей бонапартистской знати и современной литературы, напр. Люсьен Бонапарт, Бальзак; это был С. артистический по преимуществу, славившийся своею роскошью и празднествами, которые совершенно разорили хозяйку. Между С. последних лет июльской монархии выдавались С. г-жи деКюстин, с особым оттенком легитимистского романтизма, и С. г-жи Жирарден, посещавшийся Викт. Гюго, Готье, Мери, Гозланом и др. Во время второй республики С. имели исключительно политический характер; таков был С. депутата Флавиньи, где, кроме депутатов, собирались и иностранные дипломаты. После переворота 2 декабря появились официальные С., напр. С. государственного министра (при Фульде). С. президента законодательного корпуса, блиставший при герцоге Морни. Исключительно аристократический характер имел С. г-жи Меттерних, жены австрийского посла. С. г-жи Свечиной был сборным местом легитимистов и клерикалов. В настоящее время значение парижских С. исчезло, как и влияние их на литературу и политику. В истории русского общества также можно указать женщин, вокруг которых группировались литературные и общественные деятели. Таковы, напр., С. Д. Пономарева, А. П. Елагина, баронесса Э. Ф. ��аден. Крупное политическое значение имел С. вел. княг. Елены Павловны.

Салоники Салоники (в старину также Солунь, греч. Qessalonikh — Thessaloniki, турецк. Selanik, итал. Salonicchi, у болгар, и проч. южн. славян Солунь и Солун) — гл. г. Салоникского вилайета (в Турции), обнимающего собою части древних Македонии и Фракии; лежит в глубине большого Солуньского или Термейского залива, составляющего часть Эгейского моря, на склоне горы Кисса или Kopтиаша (1200 м.), при устье р. Вардара. С моря С., с многочисленными церквами и мечетями, имеет весьма живописный вид, но улицы города узки и грязны. Наибольшею чистотою отличаются европейский (или франкский) квартал и форштадт Каламария. Бывший акрополь, позднее семибашенный замок, представляет теперь жалкие развалины цитадели венецианских времен. Из числа мечетей некоторые прежде были христианскими церквами, напр. св. София, св. Димитрий, «ротунда» св. Георгия, с византийскими мозаиками. Много греческ. элементарных школ, греческая и болгарская гимназии, девичье училище, учительская семинария, еврейское главное училище. Много памятников древности: внутри цитадели развалины триумфальной арки Марка Аврелия; пропилей гипиодрома — величественная коринфская колоннада; мечеть Эски-Джаму была прежде храмом Термейской Венеры; Вардарския ворота — триумфальная арка Октавиана Августа в память победы при Филиппах; покрытая мрамором триумфальная арка Константина Вел.; множество колонн, статуй, надписей и т. п. Жит. свыше 120000, в том числе не менее половины евреев, потомков переселившихся в XVI в. из Испании (Sephardim), 25000 турок, 14000 греков, 10000 славян, 3300 «франков». 2 бумагопрядильни, 7 паровых мельниц, 1 спиртовой завод, 5 мыловаренных заводов, 1 кожевенный завод. После Константинополя С. — важнейший в торговом отношении город европ. Турции. Его гавань безопасна, удобна и вместительна; он служит складочным пунктом для товаров Македонии, которые приходят сюда по судоходному Вардару, караванами и по железной дороге. С. соединен жел. дор. с сербскою сетью (Ниш-Белград), а через нее — и с австровенгерскою. Главнейшие предметы вывоза: хлеб (в Англию, Францию, Италию и др.), табак (наполовину в Австрию), хлопчатая бумага, лес строительный и для топлива, опиум, слива, кожи, шелк-сырец (в Милан и Бруссу). Ввозятся сахар, кофе, рис, соль, керосин, каменный уголь, в особенности же хлопчатобумажные и металлические товары из Англии, шерстяные и деревянные изделия из Австро-Венгрии, кожи из Франции и Греции, растительное масло, алкоголь, мыло. Движение судов в Салоникском рейде в 1894 г.: вошло 733 коммерческих парохода, с грузом в 686060


тонн, и 3448 парусных судов, с 80599 тонн груза; вышло 758 пароходов, с 681864 тонн груза, и 3444 парусных судна, с 80988 тонн груза. Первое место занимают флаги английский и французский, затем австро-венгерский, итальянский, турецкий и греческий. Правильные рейсы австро-венгерского ллойда, Messageries Maritimes и др. Фрахтовые суда — преимущественно английские. Местопребывание ген. губернатора (вали), православного митрополита, иудейского великого хакама и многочисленных консулов иностранных наций. Банк, турецкая и австрийская торговые каморы. С. — в древности Фессалоники — основаны ок. 315 г. до Р. Хр. Кассандром, на месте еще более древних Ферм. Город был сильно укреплен и скоро сделался главною гаванью Македонии, а также главным охранным пунктом на Via Egnatia — военной дороге, которая во времена римского владычества вела из Диррахия в Византию. В С. проповедовал христианство апостол Павел и основал общину, для которой им были написаны два послания («Послания к Солунянам»). По своим торговым оборотам и богатству был одним из самых важных городов византийской империи. Феодосий Вел. казнил 7000 солунских граждан, участвовавших в восстании, за что императору пришлось подвергнуться церковному покаянию. Готы тщетно осаждали С., славяне (в VII стол.) несколько раз пытались взять его; в 904 г. им овладели сарацины и 22000 жит. продали в рабство; в 1185 г. город взята и разграблен норманнами; по взятии Константинополя латинянами он подпадает под власть маркграфа Бонифация Монферратского, который здесь основывает королевство; в 1222 г. город переходит к деспотам эпирским, в 1246 г. — к Византии, в 1423 г. — к венецианцам; в марте 1430 г. завоеван турками. С. считается местом рождения первоучителей славянских св. Кирилла и Мелодия. Ср. Rohnstock, «Saloniki und sein Нinterland» (Константинополь, 1887); Eras, "Unser Handel mit den Btalkanlandern etc. mit besonderer Berucksichtigung der Hafenstadt «Saloniki» (Лпц., 1891).

Салтыков Михаил Евграфович Салтыков (Михаил Евграфович) — знаменитый русский писатель. Родился 15 января 1826 г. в старой дворянской семье, в имении родителей, селе Спас-Угол, Калязинского уезда Тверской губернии. Хотя в примечании к «Пошехонской старине» С. и просил не смешивать его с личностью Никанора Затрапезного, от имени которого ведется рассказ, но полнейшее сходство многого, сообщаемого о Затрапезном, с несомненными фактами жизни С. позволяет предполагать, что «Пошехонская старина» имеет отчасти автобиографический характер. Первым учителем С. был крепостной человек его родителей, живописец Павел; потом с ним занимались старшая его сестра, священник соседнего села, гувернантка и студент московской духовной академии. Десяти лет от роду он поступил в московский дворянский институт (нечто в роде гимназии, с пансионом), а два года спустя был переведен, как один из отличнейших учеников, казеннокоштным воспитанником в Царскосельский (позже — Александровский) лицей. В 1844 г. окончил курс по второму разряду (т. е. с чином X-го класса), семнадцатым из двадцати двух учеников, потому что поведение его аттестовалось не более как «довольно хорошим»: к обычным школьным проступкам («грубость», куренье, небрежность в одежде) у него присоединялось писание стихов «неодобрительного» содержания. В лицее, под влиянием свежих еще тогда пушкинских преданий, каждый курс имел своего поэта; в XIII-м курсе эту роль играл С. Несколько его стихотворений было помещено в «Библиотеке для Чтения» 1841 и 1842 гг., когда он был еще лицеистом; другие, напечатанные в «Современнике» (ред. Плетнева) 1844 и 1845 гг., написаны им также еще в лицее (все эти стихотворения перепечатаны в «Материалах для биографии М.Е. Салтыкова», приложенных к полному собранию его сочинений). Ни одно из стихотворений С. (отчасти переводных, отчасти оригинальных) не носит на себе следов таланта; позднейшие по времени даже уступают более ранним. С. скоро понял что у него нет призваны к поэзии, перестал писать стихи и не любил, когда ему о них напоминали. И в этих ученических упражнениях, однако, чувствуется искреннее настроение, большей частью грустное, меланхолическое (у тогдашних знакомых С. слыл под именем «мрачного лицеиста»). В августе 1844 г. С. был зачислен на службу в канцелярию военного министра и только через два года получил там


первое штатное место — помощника секретаря. Литература уже тогда занимала его гораздо больше, чем служба: он но только много читал, увлекаясь в особенности Ж. Зандом и французскими социалистами (блестящая картина этого увлечения нарисована им, тридцать лет спустя, в четвертой главе сборника: «За рубежом»), но и писалсначала небольшие библиографические заметки (в «Отечественных Записках» 1847 г.), а потом повести: «Противоречия» (там же, ноябрь 1847) и «Запутанное дело» (март 1848). Уже в библиографических заметках, не смотря на маловажность книг, по поводу которых они написаны, проглядывает образ мыслей автора-его отвращение к рутине, к прописной морали, к крепостному праву; местами попадаются и блестки насмешливого юмора. В первой повести С., которую он никогда впоследствии не перепечатывал, звучит, сдавленно и глухо, та самая тема, на которую были написаны ранние романы Ж. Занда: признание прав жизни и страсти. Герой повести, Нагибин — человек обессиленный тепличным воспитанием и беззащитный против влияний среды, против «мелочей жизни». Страх перед этими мелочами и тогда, и позже (см. напр. «Дорога», в «Губернских Очерках») был знаком, по-видимому, и самому С. — но у него это был тот страх, который служит источником борьбы, а не уныния. В Нагибине отразился, таким образом, только один небольшой уголок внутренней жизни автора. Другое действующее лицо романа-"женщина-кулак", Крошина — напоминает Анну Павловну Затрапезную из «Пошехонской старины», т. е. навеяно, вероятно, семейными воспоминаниями С. Гораздо крупнее «Запутанное дело» (перепеч. в «Невинных рассказах»), написанное под сильным влиянием «Шинели», может быть и «Бедных людей», но заключающее в себе несколько замечательных страниц (напр. изображение пирамиды из человеческий тел, которая снится Мичулину). «Россия» — так размышляет герой повести — «государство обширное, обильное и богатое; да человек-то глуп, мрет себе с голоду в обильном государстве». «Жизньлотерея», подсказывает ему привычный взгляд, завещанный ему отцом; «оно так — отвечает какой-то недоброжелательный голос, — но почему же она лотерея, почему ж бы не быть ей просто жизнью»? Несколькими месяцами раньше такие рассуждения остались бы, может быть, незамеченными-но «Запутанное дел»') появилось в свет как раз тогда, когда февральская революция во Франции отразилась в России учреждением негласного комитета, облеченного особыми полномочиями для обуздания печати. 28-го апреля, 1848 г. С. был выслан в Вятку и 3-го июля определен канцелярским чиновником при вятском губернском правлении. В ноябре того же года он был назначен старшим чиновником особых поручений при вятском губернаторе, затем два раза исправлял должность правителя губернаторской канцелярии, а с августа 1850 г. был советником губернского правления. О службе его в Вятке сохранилось мало сведений, но, судя по записке о земельных беспорядках в Слободском уезде, найденной, после смерти С., в его бумагах и подробно изложенной в «Материалах» для его биографии он горячо принимал к сердцу свои обязанности, когда они приводили его в непосредственное соприкосновение с народной массой и давали ему возможность быть ей полезным. Провинциальную жизнь, в самых темных ее сторонах, в то время легко ускользавших от взора, С. узнал как нельзя лучше, благодаря командировкам и следствиям, которые на него возлагались — и богатый запас сделанных им наблюдений нашел себе место в «Губернских Очерках». Тяжелую скуку умственного одиночества он разгонял внеслужебными занятиями: сохранились отрывки его переводов из Токвиля, Вивьена, Шерюеля и заметки, написанные им по поводу известной книги Беккарии. Для сестер Болтиных, из которых одна в 1856 г. стала его женою, он составил «Краткую историю России». В ноябре 1855 г. ему разрешено было, наконец, совершенно оставить Вятку (откуда он до тех пор только один раз выезжал к себе в тверскую деревню); в феврале 1856 г. он был причислен к министерству внутренних дел, в июне того же года назначен чиновником особых поручений при министре и в августе командирован в губернии Тверскую и Владимирскую для обозрения делопроизводства губернских комитетов ополчения (созванного, по случаю восточной войны, в 1855 г.). В его бумагах нашелся черновик записки, составленной им при исполнении этого поручения. Она удостоверяет, что так называемые дворянские губернии предстали перед С. не в лучшем виде, чем недворянская, Вятская; злоупотреблений при снаряжении ополчения им было обнаружено множество. Несколько позже им была составлена записка об устройстве градских и земских


полиций, проникнутая мало еще распространенной тогда идеей децентрализации и весьма смело подчеркивавшая недостатки действовавших порядков. Вслед за возвращением С. из ссылки. возобновилась, с большим блеском, его литературная деятельность. Имя надворного советника Щедрина, которым были подписаны появлявшиеся в «Русском Вестнике», с 1856 г., «Губернские Очерки», сразу сделалось одним из самых любимых и популярных. Собранные в одно целое, «Губернские Очерки» в 1857 г. выдержали два издания (впоследствии — еще два, в 1864 и 1882 гг.). Они положили начало целой литературе, получившей название «обличительной», но сами принадлежали к ней только отчасти. Внешняя сторона мира кляуз, взяток, всяческих злоупотреблений наполняет всецело лишь никоторые из очерков; на первый план выдвигается психология чиновничьего быта, выступают такие крупные фигуры, как Порфирий Петрович, как «озорник», первообраз «помпадуров», или «надорванный», первообраз «ташкентцев», как Перегоренский, с неукротимым ябедничеством которого должно считаться даже административное полновластие. Юмор, как и у Гоголя, чередуется в «Губернских Очерках» с лиризмом; такие страницы, как обращение к провинции (в «Скуке»), производят до сих пор глубокое впечатление. Чем были «Губернские Очерки» для русского общества, только что пробудившегося к новой жизни и с радостным удивлением следившего за первыми проблесками свободного слова — это легко себе представить. Обстоятельствами тогдашнего времени объясняется и то, что автор «Губернских Очерков» мог не только оставаться на службе, но и получать более ответственные должности. В марте 1858 г. С. был назначен рязанским вицегубернатором, в апреле 1860г. переведен на ту же должность в Тверь. Пишет он в это время очень много, сначала в разных журналах (кроме «Русского Вестника» — в «Атенее», «Современнике», «Библиотеке для Чтения», «Московском Вестнике»), но с 1860 г. — почти исключительно в «Современнике» ( В 1861 г. С. поместил несколько небольших статей в «Московских Ведомостях» (ред. В. Ф. Корша), в 1882 г. — несколько сцен и рассказов в журнале «Время»). Из написанного им между 1858 и 1862 гг. составились два сборника-"Невинные рассказы" и «Сатиры в прозе»; и тот, и другой изданы отдельно три раза (1863, 1881, 1885). В картинах провинциальной жизни, которые С. теперь рисует, Крутогорск (т. е. Вятка) скоро уступает Глупову, представляющему собою не какой-нибудь определенный, а типичный русский город — тот город, «историю» которого, понимаемого в еще более широком смысле, несколькими годами позже написал С. Мы видим здесь как последние вспышки отживающего крепостного строя («Госпожа Падейкова», «Наш дружеский хлам», «Наш губернский день»), так и очерки так называемого «возрождения», в Глупове не идущего дальше попыток сохранить, в новых формах, старое содержание. Староглуповец «представлялся милым уже потому, что был не ужасно, а смешно отвратителен; новоглуповец продолжает быть отвратительным — и в тоже время утратил способность быть милым» («Наши глуповские дела»). В настоящем и будущем Глупова усматривается один «конфуз»: «идти вперед — трудно, идти назадневозможно». Только в самом конце этюдов о Глупове проглядывает нечто похожее на луч надежды: С. выражает уверенность, что «новоглуповец будет последним из глуповцев». В феврале 1862 г. С. в первый раз вышел в отставку. Он хотел поселиться в Москве и основать там двухнедельный журнал; когда ему это не удалось, он переехал в Петербург и с начала 1863 г. сталь, фактически, одним из редакторов «Современника». В продолжении двух лет он помещает в нем беллетристические произведения, общественные и театральный хроники, московские письма, рецензии на книги, полемические заметки, публицистические статьи. Все это, за исключением немногих сцен и рассказов, вошедших в состав отдельных изданий («Невинные рассказы», «Признаки времени», «Помпадуры и Помпадурши»), остается до сих пор не перепечатанным, хотя заключает в себе много интересного и важного (Обзор содержания статей, помещенных С. в «Современнике» 1863 и 1864 гг., см. в книг А. Н. Пыпина: «М. Е. Салтыков» (СПб., 1879). Есть основание надеяться, что эти статьи-или большая их часть — войдут в состав следующего издания сочинений С.). К этому же, приблизительно, времени относятся замечания С. на проект устава о книгопечатании, составленный коммиссией под председательством кн. Д.А. Оболенского (см. «Материалы для биографии М. Е. Салтыкова»). Главный недостаток проекта С. видит в том, что он ограничивается заменой одной формы


произвола, беспорядочной и хаотической, другой, систематизированной и формально узаконенной. Весьма вероятно, что стеснения, которые «Современник» на каждом шагу встречал со стороны цензуры, в связи с отсутствием надежды на скорую перемену к лучшему, побудили С. опять вступить на службу, но по другому ведомству, менее прикосновенному к злобе дня. В ноябри 1864 г. он был назначен управляющим пензенской казенной палатой, два года спустя переведен на ту же должность в Тулу, а в октябре 1867 г. — в Рязань. Эти годы были временем его наименьшей литературной деятельности: в продолжение трех лет (1865, 1866, 1867) в печати появилась только одна его статья «Завещание моим детям» («Современник», 1866, № 1; перепеч. в «Признаках времени»). Тяга его к литературе оставалась, однако, прежняя: как только «Отечественные Записки» перешли (с 1 января 1868 г.) под редакцию Некрасова, С. сделался одним из самых усердных их сотрудников, а в июне 1868 г. окончательно покинул службу и сделался одним из главных сотрудников и руководителей журнала, официальным редактором которого стал десять лет спустя, после смерти Некрасова. Пока существовали «Отечественный Записки», т. е. до 1884 г., С. работал исключительно для них. Большая часть написанного им в это время вошла в состав следующих сборников: «Признаки времени» и «Письма из провинции» (1870, 72, 85), «Истории одного города» (1 и 2 изд. 1870; 3 изд. 1883), «Помпадуры и Помпадурши» (1873, 77, 82, 86), «Господа Ташкентцы» (1873, 81, 85), «Дневник провинциала в Петербурге» (1873, 81, 85), «Благонамеренные речи» (1876, 83), «В среде умеренности и аккуратности» (1878, 81, 85), «Господа Головлевы» (1880, 83), «Сборник» (1881, 83), «Убежище Монрепо» (1882, 83), «Круглый год» (1880, 83), «За рубежом» (1881), «Письма к тетеньке» (1882), «Современная Идиллия» (1885), «Недоконченные беседы» (1885), «Пошехонские рассказы» (1886). Сверх того в «Отечественных Записках» были напечатаны в 1876 г. «Культурные люди» и «Итоги», при жизни С. не перепечатанные ни в одном из его сборников, но включенные в посмертное издание его сочинений. «Сказки», изданные особо в 1887 г., появлялись первоначально в «Отечествен. Записках», «Неделе», «Русских Ведомостях» и «Сборнике литературного фонда». После запрещения «Отечественных Записок» С. помещал свои произведения преимущественно в «Вестнике Европы»; отдельно «Пестрые письма» и «Мелочи жизни» были изданы при жизни автора (1886 и 1887), «Пошехонская Старина»-ужо после его смерти, в 1890 г. Здоровье С., расшатанное еще с половины 70-х годов, было глубоко потрясено запрещением «Отечественных Записок». Впечатление, произведенное на него этим событием, изображено им самим с большою силой в одной из сказок («Приключение с Крамольниковым», который «однажды утром, проснувшись, совершенно явственно ощутил, что его нет») и в первом «Пестром письме», начинающемся словами: «несколько месяцев тому назад я совершенно неожиданно лишился употребления языка»... Редакционной работой С. занимался неутомимо и страстно, живо принимая к сердцу все касающееся журнала. Окруженный людьми ему симпатичными и с ним солидарными, С. чувствовал себя, благодаря «Отечественным Запискам», в постоянном общении с читателями, на постоянной, если можно так выразиться, службе у литературы, которую он так горячо любил и которой посвятил, в «Круглом годе», такой чудный хвалебный гимн (письмо С. к сыну, написанное незадолго до смерти, оканчивается словами: «паче всего люби родную литературу и звание литератора предпочитай всякому другому»). Незаменимой утратой был для него, поэтому, разрыв непосредственной связи между ним и публикой. С. знал, что «читатель-друг» по-прежнему существует — но этот читатель «заробел, затерялся в толпе и дознаться, где именно он находится, довольно трудно». Мысль об одиночестве, «оброшенности» удручает. его все больше и больше, обостряемая физическими страданиями и в свою очередь обостряющая их. «Болен я» — восклицает он в первой главе «Мелочей жизни» — невыносимо. Недуг впился в меня всеми когтями и не выпускает из них. Изможденное тело ничего не может ему противопоставить". Последние его годы были медленной агонией, но он не переставал писать, пока мог держать перо, и его творчество оставалось до конца сильным и свободным; «Пошехонская Старина» ни в чем не уступает его лучшим произведениям. Незадолго до смерти он начал новый труд, об основной мысли которого можно составить себе понятие уже по его заглавию: «Забытые слова» («Были, знаете, слова»— сказал Салтыков Н. К. Михайловскому незадолго до смерти


— ну, совесть, отечество, человечество, другие там еще.. А теперь потрудитесь-ка из поискать!.. Надо же напoмнить!":). Он умер 28 апреля 1889 г. и погребен 2 мая, согласно его желанию, на Волковом кладбище, рядом с Тургеневым. Двадцать лет сряду все крупные явления русской общественной жизни встречали отголосок в сатире С., иногда предугадывавшей их еще в зародыше. Это — своего рода исторический документ, доходящий местами до полного сочетания реальной и художественной правды. Занимает свой пост С. в то время, когда завершился главный цикл «великих реформ» и, говоря словами Некрасова, «рановременные меры» (рановременные, конечно, только с точки зрения их противников) «теряли должные размеры и с треском пятились назад». Осуществление реформ, за одним лишь исключением, попало в руки людей, им враждебных. В обществе все резче заявляли себя обычные результаты реакции и застоя: мельчали учреждения, мельчали люди, усиливался дух хищения и наживы, всплывало на верх все легковесное и пустое. При таких условиях для писателя с дарованием С. трудно было воздержаться от сатиры. Орудием борьбы становится, в его руках, даже экскурсия в прошедшее: составляя «историю одного города», он имеет в виду — как видно из письма его к А. Н. Пыпину, опубликованного в 1889 г., — исключительно настоящее. «историческая форма рассказа» — говорит он, — «была для меня удобна потому, что позволяла мне свободнее обращаться к известным явлениям жизни... Критик должен сам угадать и другим внушить, что Парамоша — совсем не Магницний только, но вместе с тем и NN. И даже не NN., а все вообще люди известной партии, и ныне не утратившей своей силы». И действительно, Бородавкин («история одного города»), пишущий втихомолку «устав о нестеснении градоначальников законами», и помещик Поскудников («Дневник провинциала в Петербурге»), «признающий не бесполезным подвергнут расстрелянию всех несогласно мыслящих» — это одного поля ягоды; бичующая их сатира преследует одну и ту же цель, все равно, идет ли речь о прошедшем или о настоящем. Все написанное С. в первой половине семидесятых годов дает отпор, главным образом, отчаянным усилиям побежденных — побежденных реформами предыдущего десятилетия — опять завоевать потерянные позиции или вознаградить себя, так или иначе, за понесенные утраты. В «Письмах о провинции» историографы — т. е. те, которые издавна делали русскую историю — ведут борьбу с новыми сочинителями, в «Дневнике провинциала» сыплются, как из рога изобилия, прожекты, выдвигающие на первый план «благонадежных и знающих обстоятельства местных землевладельцев»; в «Помпадурах и Помпадуршах» крепкоголовые «экзаменуют» мировых посредников, признаваемых отщепенцами дворянского лагеря. В «Господах Ташкентцах» мы знакомимся с «просветителями, свободными от наук», и узнаем, что «Ташкент есть страна, лежащая всюду, где бьют по зубам и где имеет право гражданственности предание о Макаре, телят не гоняющем». «Помпадуры» — это руководители, прошедшие курс административных наук у Бореля или у Донона; «Ташкентцы» — это исполнители помпадурских приказаний. Не щадит С. и новые учреждения — земство, суд, адвокатуру, — не щадит их именно потому, что требует от них многого и возмущается каждой уступкой, сделанной ими «мелочам жизни». Отсюда и строгость его к некоторым органам печати, занимавшимся, по его выражению, «пенкоснимательством». В пылу борьбы С. мог быть несправедливым к отдельным лицам, корпорациям и учреждениям, но только потому, что перед ним всегда носилось высокое представление о задачах эпохи. Литература, например, может быть названа солью русской жизни: что будет — думал С., — если соль перестанет быть соленою, если к ограничениям, независящим от литературы, она прибавит еще. добровольное самоограничение?.. С усложнением русской жизни, с появлением новых общественных сил и видоизменением старых, с умножением опасностей, грозящих мирному развитию народа, расширяются и рамки творчества Салтыкова. Ко второй половине семидесятых годов относится создание им таких типов, как Дерунов и Стрелов, Разуваев и Колупаев. В их лице хищничество, с небывалою до тех пор смелостью, предъявляет свои права на роль «столпа», т. с. опоры общества — и эти права признаются за ним с разных сторон, как нечто должное (припомним станового пристава Грациапова и собирателя «материалов» в «Убежище Монрепо»). Мы видим победоносный поход «чумазого» на «дворянские усыпальницы»,


слышим допеваемые «дворянские мелодии», присутствуем при гонении против Анпетовых и Парначевых, заподозренных в «пущании революции промежду себя». Еще печальнее картины, представляемые разлагающеюся семьею, непримиримым разладом между «отцами» и «детьми» — между кузиной Машенькой и «непочтительным Коронатом» между Молчалиным и его Павлом Алексеевичем, между Разумовым и его Степой. «Больное место» (напеч. в «Отеч. Зап». 1879 г., переп. в «Сборнике»), в котором этот разлад изображен с потрясающим драматизмом — один из кульминационных пунктов дарования С. «Хандрящим людям», уставшим надеяться и изнывающим в своих углах, противопоставляются «люди торжествующей современности», консерваторы в образе либерала (Тебеньков) и консерваторы с национальным оттенком (Плешивцев), узкие государственники, стремящиеся, в сущности, к совершенно аналогичным результатам, хотя и отправляющиеся один — «с Офицерской в столичном городе Петербурге, другой — с Плющихи в столичном городе Москве». С особенным негодованием обрушивается сатирик на «литературные клоповники», избравшие девизом: «мыслить не полагается», целью — порабощение народа, средством для достижении цели — оклеветание противников. «Торжествующая свинья», выведенная на сцену в одной из последних глав: «За рубежом», не только допрашивает «правду», но и издевается над нею, «сыскивает ее своими средствами» гложет ее с громким чавканьем, публично, нимало не стесняясь. В литературу, с другой стороны, вторгается улица, «с ее бессвязным галденьем, низменною несложностью требований, дикостью идеалов» — улица, служащая главным очагом «шкурных инстинктов». Несколько позже наступает пора «лганья» и тесно связанных с ним «извещений». «Властителем дум» является «негодяй, порожденный нравственною и умственною мутью, воспитанный и окрыленный шкурным малодушием». Иногда (напр. в одном из «Писем к тетеньке») С. надеется на будущее, выражая уверенность, что русское общество «не поддастся наплыву низкопробного озлобления на все выходящее за пределы хлевной атмосферы»; иногда им овладевает уныние, при мысли о тех «изолированных призывах стыда, которые прорывались среди масс бесстыжества — и канули в вечность» (конец «Современной Идиллии»). Он вооружается против новой программы: «прочь фразы, пора за дело взяться», справедливо находя, что и она-только фраза, и, в добавок, «истлевшая под наслоениями пыли и плесени» («Пошехонские рассказы»). Удручаемый «мелочами жизни», он видит в увеличивающемся их господстве опасность тем более грозную, чем больше растут крупные вопросы: «забываемые, пренебрегаемые, заглушаемые шумом и треском будничной суеты, они напрасно стучатся в дверь, которая не может, однако, вечно оставаться для них закрытой». — Наблюдая, со своей сторожевой башни, изменчивые картины настоящего, С. никогда не переставал, вместе с тем, глядеть в неясную даль будущего. Сказочный элемент, своеобразный, мало похожий на то, что обыкновенно понимается под этим именем, никогда не был совершенно чужд произведениям С.: в изображения реальной жизни у него часто врывалось то, что он сам называл волшебством. Это — одна из тех форм, которые принимала сильно звучавшая в нем поэтическая жилка. В его сказках, наоборот, большую роль играет действительность, не мешая лучшим из них быть настоящими «стихотворениями в прозе». Таковы «Премудрый пискарь», «Бедный волк», «Карасьидеалист», «Баран непомнящий» и в особенности «Коняга». Идея и образ сливаются здесь в одно нераздельное целое: сильнейший эффекта достигается самыми простыми средствами. Немного найдется в нашей литературе таких картин русской природы и русское жизни, какие раскинуты в «Коняге». После Некрасова ни у кого не слышалось таких стонов душевной муки, вырываемых зрелищем нескончаемого труда над нескончаемой задачей. Великим художником является С. и в «Господах Головлевых». Члены Головлевской семьи, этого уродливого продукта крепостной эпохи — но сумасшедшие в полном смысле слова, но поврежденные совокупным действием физиологических и общественных устоев. Внутренняя жизнь этих несчастных, исковерканных людей изображена с такой рельефностью, какой редко достигают и наша, и западноевропейская литература. Это особенно заметно при сравнены картин аналогичных по сюжету — напр. картин пьянства у С. (Степан Головлев) и у Золя (Купо, в «Assommoir»). Последняя написана наблюдателемпротоколистом, первая-психологом-художником. У С. нет ни клинических


терминов, ни стенографически записанного бреда, ни подробно воспроизведенных галлюцинаций; но с помощью нескольких лучей света, брошенных в глубокую тьму, перед нами восстает последняя, отчаянная вспышка бесплодно погибшей жизни. В пьянице, почти дошедшем до животного отупения, мы узнаем человека. Еще ярче обрисована Арина Петровна Головлева — и в этой черствой, скаредной старухи С. также нашел человеческие черты, внушающие сострадание. Он открывает их даже в самом «Иудушке» (Порфирии Головлеве) — этом «лицемере чисто русского пошиба, лишенном всякого нравственного мерила и не знающем иной истины, кроме той, которая значится в азбучных прописях». Никого не любя, ничего не уважая, заменяя отсутствующее содержание жизни массой мелочей, Иудушка мог быть спокоен и по своему счастлив, пока вокруг него, не прерываясь ни на минуту, шла придуманная им самим суматоха. Внезапная ее остановка должна была разбудить его от сна на яву, подобно тому, как присыпается мельник, когда перестают двигаться мельничные колеса. Однажды очнувшись, Порфирий Головлев должен был почувствовать страшную пустоту, должен был услышать голоса, заглушавшиеся до тех пор шумом искусственного водоворота. Совесть есть и у Иудушек; по выражению С., она может быть только «загнана и позабыта», может только устранить, до поры до времени, «ту деятельную чуткость, которая обязательно напоминает человеку о ее существовании». В изображении кризиса, переживаемого Иудушкой и ведущего его к смерти, нет, поэтому ни одной фальшивой ноты, и вся фигура Иудушки принадлежит к числу самых крупных созданий С. Рядом с «Господами Головлевыми» должна быть поставлена «Пошехонская Старина»-удивительно яркая картина тех основ, на которых держался общественный строй крепостной России. С. не примирен с прошедшим, но и не озлоблен против него; он одинаково избегает и розовой, и безусловно-черной краски. Ничего не скрашивая и не скрывая, он ничего не извращает — и впечатление получается тем более сильное, чем живее чувствуется близость к истине. Если на всем и на всех лежит печать чего-то удручающего, принижающего и властителей, и подвластных, то ведь именно такова и была деревенская дореформенная Россия. Может быть, где-нибудь и разыгрывались идиллии вроде той, которую мы видим в «Сне» Обломова; но на одну Обломовку сколько приходилось Малиновцев и Овсецовых, изображенных Салтыковым? Подрывая раз навсегда возможность идеализации и крепостного быта, «Пошехонская Старина» дает,. вместе с тем, целую галерею портретов, нарисованных рукою истинного художника. Особенно разнообразны типы, взятые С. из крепостной массы. Смирение, например, по необходимости было тогда качеством весьма распространенным; но пассивное, тупое смирение Конона не походит ни на мечтательное смирение Сатира-скитальца, стоящего на рубеже между юродивым и раскольникомпротестантом, ни на воинственное смирение Аннушки, мирящейся с рабством, но отнюдь не с рабовладельцами. Избавление и Сатир, и Аннушка видят только в смерти — и это значение она имела тогда для миллионов людей. «Пускай вериги рабства» — восклицает С., изображая простую, теплую веру простого человека, — «с каждым часом все глубже и глубже впиваются в его изможденное тело — он верит, что злосчастие его не бессрочно и что наступит минута, когда правда осияет его, наравне с другими алчущими и жаждущими. Да! колдовство рушится, цепи рабства падут, явится свет, которого не победит тьма». Смерть, освободившая его предков, «придет и к нему, верующему сыну веровавших отцов, и, свободному, даст крылья, чтобы лететь в царство свободы, на встречу свободным отцам»! Не менее поразительна та страница «Пошехонской Старины», где Никанор Затрапезный, устами которого на этот ре несомненно говорит сам С., описывает действие, произведенное на него чтением Евангелия. «Униженные и оскорбленные встали передо мной осиянные светом, и громко вопияли против прирожденной несправедливости, которая ничего не дала им, кроме оков». В «поруганном образе раба» С. признал образ человека. Протест против «крепостных цепей», воспитанный впечатлениями детства, с течением времени обратился у С., как и у Некрасова, в протест против всяких «иных» цепей, «придуманных взамен крепостных»; заступничество за раба перешло в заступничество за человека и гражданина. Негодуя против «улицы» и «толпы», С. никогда не отождествлял их с народной массой и всегда стоял на стороне «человека питающегося любовью» и «мальчика без штанов». Основываясь на


нескольких вкривь и вкось истолкованных отрывках на разных сочинений С., его враги старались приписать ему высокомерное, презрительное отношение к народу, «Пошехонская Старина» уничтожила возможность подобных обвинений. Немного, вообще, найдется писателей, которых ненавидели бы так сильно и так упорно, как Салтыкова. Эта ненависть пережила его самого; ею проникнуты даже некрологи, посвященные ему в некоторых органах печати. Союзником злобы являлось непонимание. Салтыкова называли «сказочником», его произведения — фантазиями, вырождающимися порою в «чудесный фарс» и не имеющими ничего общего с действительностью. Его низводили на степень фельетониста, забавника, карикатуриста, видели в его сатире «некоторого рода ноздревщину и хлестаковщину, с большою прибавкою Собакевича». С. както назвал свою манеру писать «рабьей», это слово было подхвачено его противниками — и они уверяли, что благодаря «рабьему языку» сатирик мог болтать сколько угодно и о чем угодно, возбуждая не негодование, а смех, потешая даже тех, против кого направлены его удары. Идеалов, положительных стремлений у С. по мнению его противников, не было: он занимался только «оплеванием», «перетасовывая и пережевывая» небольшое количество всем наскучивших тем. В основании подобных взглядов лежит, в лучшем случае, ряд явных недоразумений. Элемент фантастичности, часто встречающийся у С., нисколько не уничтожает реальности его сатиры. Сквозь преувеличения ясно виднеется правда — да и самые преувеличения оказываются иногда ничем другим, как предугадыванием будущего. Многое из того, о чем мечтают, например, прожектеры в «Дневнике Провинциала», несколько лет спустя перешло в действительность. Между тысячами страниц, написанных С., есть, конечно, и такие, к которым применимо название фельетона или карикатуры — но по небольшой и сравнительно неважной части нельзя судить о громадном целом. Встречаются у Салтыкова и резкие, грубые, даже бранные выражения, иногда, быть может, бьющие через край; но вежливости и сдержанности нельзя и требовать от сатиры. В. Гюго не перестал быть поэтом, когда сравнил своего врага с поросенком, щеголяющим в львиной шкуре; Ювенал читается в школах, хотя у него есть неудобопереводимые стихи. Обвинению в цинизме подвергались, в свое время, Вольтер, Гейне, Барбье, П. Л. Курье, Бальзак; понятно, что оно взводилось и на С. Весьма возможно, что при чтении. С. смеялись, порою, «помпадуры» или «ташкентцы»; но почему? Потому что многие из читателей этой категории отлично умеют «кивать на Петра», а другие видят только смешную оболочку рассказа, не вникая в его внутренний смысл. Слова С. о «рабьем языке» не след��ет понимать буквально. Бесспорно, его манера носит на себе следы условий, при которых он писал: у него много вынужденных недомолвок, полуслов, иносказаний — но еще больше можно насчитать случаев, в которых его речь льется громко и свободно или, даже сдержанная, напоминает собою театральный шепот, понятный всем постоянным посетителям театра. Рабий язык, говоря собственными словами С., «нимало не затемняют его намерений»; они совершенно ясны для всякого, кто желает понять их. Его темы бесконечно разнообразны, расширяясь и обновляясь сообразно с требованиями времени. Есть у него, конечно, и повторения, зависящая отчасти от того, что он писал для журналов; но они оправдываются, большею частью, важностью вопросов, к которым он возвращался. Соединительным звеном всех его сочинений служит стремление к идеалу, который он сам (в «Мелочах жизни») резюмирует тремя словами: «свобода, развитие, справедливость». Под концом жизни эта формула кажется ему не достаточною. «Что такое свобода», говорить он, «без участия в благах жизни? Что такое развитие, без ясно намеченной конечной цели? Что такое справедливость, лишенная огня самоотверженности и любви»? На самом деле любовь никогда не была чужда С.: он всегда проповедовал ее «враждебным словом отрицанья». Беспощадно преследуя зло, он внушает снисходительность к людям, в которых оно находит выражение часто помимо их сознания и воли. Он протестует, в «Больном месте», против жестокого девиза: «со всем порвать». Речь о судьбе русской крестьянской женщины, вложенная им в уста сельского учителя («Сон в летнюю ночь», в «Сборнике»), может быть поставлена, по глубине лиризма, наряду с лучшими страницами некрасовской поэмы: «Кому на Руси жить хорошо». «Кто видит слезы крестьянки? Кто слышит, как они льются капля по капле? Их видит и слышит только русский крестьянский


малютка, но в нем они оживляют нравственное чувство и полагают в его сердце первые семена добра». Эта мысль, очевидно, давно овладела С. В одной из самых ранних и самых лучших его сказок («Пропала совесть») совесть, которою все тяготятся и от которой все стараются отделаться, говорит своему последнему владельцу: «отыщи ты мне маленькое русское дитя, раствори ты передо мной его сердце чистое и схорони меня в нем, авось он меня, неповинный младенец, приютит и выходит, авось он меня в меру возраста своего произведет да и в люди потом со мной выйдет — не погнушается... По этому ее слову так в сделалось. Отыскал мещанишка маленькое русское дитя, растворил его сердце чистое и схоронил в нем совесть. Растет маленькое дитя, и вместе с ним растет в нем и совесть. И будет маленькое дитя большим человеком, и будет в нем большая совесть. И исчезнут тогда все неправды, коварства и насилия, потому что совесть будет не робкая и захочет распоряжаться всем сама». Эти слова, полные не только любви, но и надежды — завет, оставленный С. русскому народу. В высокой степени своеобразны слог и язык С. Каждое выводимое им лицо говорит именно так, как подобает его характеру и положению. Слова Дерунова, например, дышат самоуверенностью и важностью, сознанием силы, не привыкшей встречать ни противодействия, ни даже возражений. Его речь — смесь идейных фраз, почерпнутых из церковного обихода, отголосков прежней почтительности перед господами и нестерпимо резких нот доморощенной политико-экономической доктрины. Язык Разуваева относится к языку Дерунова, как первые каллиграфические упражнения школьника к прописям учителя. В словах Фединьки Неугодова можно различить и канцелярский формализм высшего полета, и что-то салонное, и что-то Оффенбаховское. Когда С. говорит от собственного своего лица, оригинальность его манеры чувствуется в расстановке и сочетании слов, в неожиданных сближениях, в быстрых переходах из одного тона в другой. Замечательно уменье Салтыкова приискать подходящую кличку для типа, для общественной группы, для образа действий («Столп», «Кандидат в столпы», «внутренние Ташкенты», «Ташкентцы приготовительного класса», «Убежище Монрепо», «ожидание поступков» и т. п.). Мало таких нот, мало таких красок, которых нельзя было бы найти у С. Сверкающий юмор, которым полна удивительная беседа мальчика в штанах с мальчиком без штанов, так же свеж и оригинален, как и задушевный лиризм, которым проникнуты последние страницы «Господ Головлевых» и «Больного места». Описаний у С. немного, но и между ними попадаются такие перлы, как картина деревенской осени в «Господах Головлевых» или засыпающего уездного городка в «Благонамеренных речах». Собрание соч. С. с приложением «Материалов для его биографии», вышло в первый раз (в 9 т.) в год его смерти (1889) и выдержало с тех пор еще два издания. Литература о С, P., "Литературная деятельность С. " («Русская Мысль» 1889 г. № 7 — перечень соч. С.); «Критические статьи», изд. М. Н. Чернышевским (СПб., 1893); О. Миллер, «Русские писатели после Гоголя» (ч. II, СПб., 1890); Писарев, "Цветы невинного юмора (соч. т. IX); Добролюбов, соч. т. II, Н. К. Михайловский, «Критические опыты. II. Щедрин» (М., 1890); его же, «Материалы для литературного портрета С.» («Русск. Мысль», 1890 г. М. 4); К. Арсеньев, «Критические этюды по русской литературе» (т. 1, СПб., 1888); его же «М. Е. С. Литературный очерк» («Вестн. Европы», 1889 г. № 6); статья В. И. Семевского в «Сборники Правоведения», т. I; биографии Салтыкова, С. Н. Кривенко, в «Биографической библиотеке» Павленкова; А. Н. Пыпин, «М. Е. Салтыков» (СПб., 1899); Михайлов, «Щедрин, как чиновник» (в «Одесском Листке»; выдержки в № 213 «Новостей» за 1889 г.). Автограф письма С. к С. А. Венгерову, с биографическими сведениями, воспроизведен в сборнике «Путьдорога», изданном в пользу нуждающихся переселенцев (СПб., 1893). Соч. С. существуют и в переводах на иностранные языки, хотя своеобразный стиль С. представляет для переводчика чрезвычайные трудности. На нем. яз. переведены «Мелочи жизни» и «Господа Головлевы» (в универсальной библиотеке Реклама), а на французский — «Господа Головлевы» и «Пошехонская старина» (в «Bibliotheque des auteurs etrangers», изд. «Nouvelle Parisienne»). К. Арсеньев


Салтыков Петр Семенович Салтыков (граф Петр Семенович) — ген.-фельдмаршал; службу начал в 1714 г. рядовым солдатом гвардии и был отправлен Петром Великим во Францию, для обучения мореходству. Участвовал в шведской войне 1742 г. Во время семилетней войны, в 1759 г., был назначен главнокомандующим русскою армиею и одержал победы над пруссаками при Цюлихау и при Кунерсдорфе. Последняя победа доставила ему фельдмаршальский жезл. Во время кампании 1760 г. он заболел и сдал начальство ген. Фермеру, но в 1762 г. опять вступил в командование армиею и начальствовал ею до окончания войны; затем назначен был присутствовать в сенате, а в 1763 г. — главнокомандующим в Москву. В 1771 г., когда там стала свирепствовать чума, С. уехал из столицы, чем навлек на себя гнев Екатерины II. В 1772 г. он оставил службу и в том же году умер. Сын его, граф Иван Петрович (1730-1805), участвовал в семилетней войне и в первой войне с турками; с 1784 г. был ген. губернатором владимирским и костромским; в 1790 г., командуя войсками, действовавшими в Финляндии против шведов, блистательно окончил кампанию. В 1795 г. С., вследствие ссоры с Румянцевым, вышел в отставку, но через год назначен киевским губернатором, а затем произведен в ген.-фельдмаршалы, с назначением ген. инспектором всей кавалерии в главнокомандующим украинскою армией. С 1797 по 1804 г. был военным губернатором Москвы.

Сальвини Сальвини (Томазо Salvini) — знаменитый итал. трагик, родился в 1829 г., 14 лет вступил на сцену, играл вместе с Ристори, затем на время оставил театр и посвятил себя изучению классического репертуара. В 1864 — 67 гг. играл во Флоренции, после чего организовал собственную труппу, во главе которой посетил Париж, Испанию, Америку, Вену, Берлин, Россию, везде имея блестящий успех. коронные роли С. — Гамлет, Отелло, Ромео, Орест, Паоло (в «Франческе да Римини»), Оросман (в «Заире»). С. — один из величайших артистов новейшего времени; он умеет совершенно сливаться с воплощаемым им лицом. В отличие от Росси, стремившегося прежде всего к естественности изображения, С. дает идеалистическую характеристику действующего лица. С. напеч. «Ricordi, aneddoti ed improssioni» (Милан, 1895). На русск. яз. переведены его «Несколько мыслей о сценическом искусстве» («Артист» № 14) и «Листки из автобиографии» («Артист», X, 35, 36 и 37). Теперь С. покинул сцену. Сын его, Густаво, также выдающийся артист, с большим успехом выступающий в шекспировских ролях; во главе своей труппы несколько раз выступал и в России, в последний раз — в 1898 г., в С.Петербурге.

Сальдо Сальдо (от латинского saldare — выравнивать). — Между лицами (или учреждениями), состоящими друг с другом в доверительном отношении, когда одной стороне приходится затрачивать одновременно свои и чужие деньги, существует взаимный счет. Стороны, предполагающие совершить ряд последовательных сделок, соглашаются между собою в том, что все, что в течение известного периода времени будет следовать одной из них в уплату от другой, последняя удерживает у себя, обращая данные суммы, по своему усмотрению, на свои надобности или на надобности другой стороны и сообразно с этим кредитуя или дебитуя данный счет. Отношение этого рода — всегда взаимное, т. е. каждая сторона по счету может быть и должником, и кредитором. Отличительное свойство такого счета состоит в том, что он составляется из многих разнообразных по своему содержанию сделок. Вся масса статей подвергается ликвидации в условленные периоды, когда течете счета как бы приостанавливается, заключается, для взаимного зачета долгов и требований. Результатом такого расчета является известное С., т. е. чистая сумма долга или требования к данному счету. Окончательный расчет сообщается одною стороною другой для признания выведенного остатка (С.), при чем, в зависимости от того, в чью пользу оказывается С., оно


классифицируется как С. дебета или С. кредита. В тех случаях, когда сторона погашает С. своего дебета или извлекает С. своего кредита (то и другое — полностью, без остатка), счет, заключаясь сам собою, оказывается сальдированным: предпринимаемое в этих случаях действие называется сальдированием счета. Расчет, препровождаемый одною стороною другой, снабжается всегда формулою Sauf erreur et omission (сокращенно — S. Е. & О.) или Salvo errore et omissione (последняя формула заменяется иногда словами: Salvo errore calculi), означающею, что ошибка (разумеется — бухгалтерская или арифметическая) в счет не ставится.

Самара Самара — губ. гор., в углу Самарской луки, на лев. берегу р. Волги, при устьй р. Самары, под 53°11' с. ш. и 50°5' в. д. Город расположен на новейших образованьях, покоящихся на коренных пермских породах, которые со стороны Волги имеют песчаный характер, а со стороны р. Самары состоят из глин. В том месте, где стоит Самара, левый берег Волги выше правого и потому город в гигиеническом отношении находится в благоприятных условиях. Средняя годовая температура С. +3,6°, зимы — 9,2, весны +3,9, лета +16,2, осени +3,7. Разница между летом и зимой доходит, в средних температурах, до 25,4°, в чем и обнаруживается континентальный климат с его резкими крайностями. Осадков в Самаре выпадает больше всего в июне и июле, а затем в сентябре. Максимум числа дождливых дней приходится на лето. Сред. число дождливых и снежных дней в году 103,7: зимой 28,7, весной 22,8, летом 29,3. В течение лета в С. чаще дует зап. ветер, а затем вост. и сев.; осенью и весной направление ветра — юго-западное. Все летние ветра по своей средней температуре бывают не выше 15-18°, но в исключительных случаях абсолютная высота температура ЮВ ветра достигает 43-45° (например в голодный 1891 г.). Достаточно 2-3 дневного его господства, чтобы хлебные зерна, находясь в полном процессе налива, совершенно высохли от палящего зноя. Никогда вредоносный свойства этого ветра, несущегося со степей Арало-Каспийской низменности, парализовались в некоторой степени умиряющим влиянием лежавших на его дуги громадных лесов и роскошной луговой растительности. По словам Олеария, г. С. в 1634 г. с С и В был окружен густым лесом, теперь совершенно исчезнувшим. Жит. в С. 91659 (46627 мжч. и 45045 жнщ.). Дворян и чиновников ок. 4 тыс.; остальное население состоит из купцов, мещан и крестьян. Земли городу принадлежит 41561 дес.; она сдается в аренду под дачи, яблоневые сады, бахчи и огороды. С. — город до преимуществу купеческий, торговый, торговля ведется хлебом, салом, шерстью, лошадьми. Осенью и зимой ежедневно привозится крестьянами из отдаленных деревень пшеница (перерод и русская), рожь, овес, ячмень, просо. Хлеб сгружается в многочисленные (до 250) купеческие амбары, расположенные по берегу рек Волги и Самары. Лет 20 тому назад хлеба ежедневно по зимам привозилось не менее 15-20 тыс. возов; в последнее время, вследствие ухудшения урожаев, привоз хлеба значительно сократился. Закуплено разного хлеба в С.: в зиму 1885-86 гг. — 12619060 пд., 1886-87 г. — 7650763 пд., 1895-96 г. — 4250000 пд. За десятилетний период закупка хлеба в С. сократилась, следовательно, на 8 1/2 миллионов пуд. или на 73%; закупка перерода совратилась с 3260000 пд. до 1260000 пд., русака с 5900000 пд. до 1220000, ржи с 3087000 до 94000 пудов. В последнее время хлебная торговля опять, по-видимому, оживляется. Движение хлебных грузов за 1896 г. в г. Самаре рельсовым и водным путем выражается следующими данными: прибыло 9603000 пд., отправлено 2376000 пд. Таким образом за последнее время количество привозимых в С. и вывозимых хлебных грузов достигло почти той же цифры. что и в начале десятилетия. Из числа закупленного в С. хлеба. в 1896 г. было: пшеницы и полбы — 4564000 пд., ржи — 1678000 пд., овса — 166000 пд., проса и пшена — 1665000 пд., гречи — 21000 пд., отрубей — 399000 пуд. На 5 крупнейших мельницах С. размалывается хлеба (преимущественно пшеницы) 6 милл. пд., на 1 водяной мельнице — 2 милл. пуд. Развитие в крае скотоводства, преимущественно рогатого скота и овец дает С. возможность отпускать на внутренние и заграничные рынки массу сырых кож, которых в 1890 г. было отправлено 82 тыс., в 1891 г. — 105 тыс., в 1892 г. — 156 тыс., в


1893 г. — 121 тыс. пд. Три ярмарки: 1) конская, начиная с 3-й недели великого поста (15 дней), а также с красным и другим товаром, 2) с 8 по 18 июля, 3) с 15 по 25 сентября (кожи, скот, верблюжье сукно и т. д.). 22 каменных церкви. Мужская и женская гимназии, реальное училище, женская земская учительская школа, на содержание которой ежегодно ассигнуется 29423 р., духовная семинария, женское епархиальное училище, пансион для девиц, училища духовное, городское, 1 земское, 4 городских приходских, низшее железнодорожное техническое, женская школа при монастыре, 3 частных начальных школы. С. соединена жел. дор. с Сызранью, Уфою и Оренбургом. В 1897 г. сост. С. отправлено товаров 8611 тыс. пд., прибыло 10993 тыс. пд.. Пристань С. — одна из лучших на Волге; в 1897 г. сюда прибыло 956 судов, с грузом в 14297 тыс. пд.; отправлено 1491 судно (862 паровых), с грузом в 19214 тыс. пд. Находясь в безлесной стороне, С. служит значительным складом лесных материалов; к пристани ее в 1897 г. прибыло 190 плотов, с грузом в 2692 тыс. пд. Фабрик и заводов 72, с 2364 раб. и производством на 7881 тыс. руб. На средства губернского земства содержатся в городе: земская больница с родильным домом, колония душевнобольных (на 298 больных), приют для подкидышей, бактериологическая лаборатория для приготовления антидифтерийной сыворотки Ру, бактериологическая станция имени Пастера, основанная в 1886 г., богадельня с 50 призреваемыми, фельдшерско-акушерская школа. Общая сумма расходов на эти учреждения простирается до 225000 р. Александровская публич. библиотека (более 10 тыс. названий книг), с музеем древностей; две частных библиотеки и один книжный магазин; общество врачей, общество поощрения образования, имеющее капитал в 21 тыс. р., институт бесплатных думских врачей для лечения бедного городского населения (в 1897 г. было 29115 посещений больных), приемный покой. 6 банков, общество охотников конского бега, конно-железная дорога. Отделения государственного, дворянского, крестьянского и некоторых частных земельных и коммерческих банков. Памятник императору Александру II. Каменный театр; дворянский и коммерческий клубы, общественный Струковский сад; 3 типографии. Местные издания: «Губернские Ведомости», «Епархиальные Ведомости», «Самарская Газета» и «Самарский Вестник». С 1892 г. открыты народные чтения, которые в 1897 г. посетили 23788 чел. Городской комитет попечительства народной трезвости. В 1898 г. открыт народный театр, для которого строится городской думой особое здание. С 1896 г. при дирекции народных училищ открыт музей учебных пособий, с педагогической и образцовой учительской библиотекой. Доходы г. С. в 1894 г. составляли 406244 р. (с городск. недвиж. имущ. 244 тыс. руб.), расходы 426678 р.; в том числе на содерж. городск. самоуправления 35 тыс. руб., на благоустройство 101 т., на учебн. завед. 61 т., на медиц. часть 3 тыс., на пожарную команду 34 тыс. История. Колонизация Поволжья стала значительно усиливаться с покорением Казанского царства, в половине XVI в. Особенно энергично принялось московское правительство за постройку поволжских городов в момент усиления на Волги грабежей и разбоев казанков вольницы, бежавшей массами в Самарскую Луку с Дона и из Московского государства. Здесь они находили приют среди прибрежных густых лесов и в глубоких естественных пещерах, где они могли наблюдать за проходящими по реке купеческими караванами. Для уничтожения казацких разбоев, а также с целью защиты края от вторжения ногайцев, весной 1586 г. был построен город С., имевший первоначально военностратегическое значение, но получивший с течением времени и торговое значение, вследствие усилившейся в конце XVI в. навигации, особенно когда в XVII веке из Москвы на Яик проторился путь через С., где устроена была таможня. В 1645 г. ведено вылить для С. вестовой колокол, который был повешен в городе на крепостной башни и в случай опасности должен был будить набатным звоном окрестных жителей. Из описи г. С. с уездом в 1647 г., а также из состава населения его видно, что город имел посредствующее значение для верхового и низового Поволжья: среди посадского его населения встречаются прозвища: «Чебоксаренин», «Казанец», «Черноярец». Жит. в С. числилось тогда 317. В 1788 г. С. был приписан в качестве уездного города к Симбирскому наместничеству; с 1851 г. стал губернским городом. Самарский уезд лежит в сев. зап. части губернии. Площадь у. разделяется р. Самарой


почти на две равные части: сев. и южн., при чем эта раздельная черта служит также границею и двух различных, по своему орографическому значению, половин. По правую сторону р. Самары местность холмистая и пересекается возвышенностями, сопровождающими правые берега pp. Самары, Кинеля и Сока, тогда как по левую — она имеет смешанный характер и служит как бы переходной ступенью к степной полосе; только в некоторых местах (в ДубовоУметской вол.) пересекается разветвлениями С. гряды. Долинами рек и ручьев определяется и направление горных кряжей и их разветвлений. Главнейший из этих кряжей тянется по правую сторону р. Сока и называется Сокскими горами, тянущимися в виде округленных бугров с пологими откосами от самых вершин реки до впадения в Волгу, где они заканчиваются против С. Луки Царевым курганом. В связи с этой грядой в треугольнике, образуемом направлением течения трех рек: Сока, Кинеля и Самары, тянется другая возвышенность — Сокольи горы, заканчивающиеся в 2 вер. выше р. Самары скалой Вислым камнем, состоящим из известняка и серого ноздреватого песчаника; третья Самарская гряда тянется по прав. сторону р. Самары и параллельно с ней по правому берегу р. Кинеля — Кинельская гряда. Наибольшая высота площади в сев. части у. равняется 683 фт. (с. Сырейка), в южн. — 414 фт. (с. Воскресенское). Все горные возвышенности по своему геогностическому характеру и пластическому очертанию весьма сходны между собой. Горная порода в них — юрский известняк, во многих местах обнаженные, местами лежащий под мергелем; в пластах их заключаются гипсовые толщи. Геологический состав почвы С. у. носит на себе характер высохшего дна Арало-Каспийского моря, особенно южн. его части, где солончаковые и песчаные пространства, а также, до сих пор находимые в земле, морские раковины, служат живыми доисторическими свидетелями ее происхождения. Площадь уезда имеет общее склонение на запад, что ясно обозначается и падение рек, протекающих по уезду. У. весьма мало орошен текучими водами. Волга течет в пределах у. только по зап. его окраине, на протяжении 133 вер. Все реки скверной части уезда (Самара с Кинедем и Сок с Кандурчей) отличаются многоводностью, что поддерживается, главным образом, искусственными средствами: плотинами, запрудами и т. п., без чего в летнее время реки эти потеряли бы всякое значение. Из притоков Волги в южн. части у. протекают pp.: Моча, Безенчуг и Чагра, в летнее время весьма мелководные. Большинство озер С. у. расположены вблизи Волги, В южн. части его находится большое оз. Башкирское с другим озером болотом Майтугой, растущие среди последнего камыши служат материалом для плетней и топливом, а распространяющиеся из него миазмы — источником лихорадок. Вся площадь С. у. покрыта слоем суглинистого чернозема, достигающего в южн. части до 11/2-2 арш. глуб., в сев. утончающегося до 1/2 и даже 1/4 арш.; подпочва глинистая, местами песчано-глинистая. На гористых местах (в вол. Липовской, Каменской, Петропавловской) чернозем, смываемый дождевой водой, почти совершенно отсутствует и заменяется красной глиной. Характеристической особенностью сев. части у. служит существование лиственных и хвойных лесов, граница которых в последнее время отодвигается все далее на С; в южн. части, наоборот, замечается совершенное отсутствие леса и только по лев. берегу Волги тянутся узкой полосой породы лиственного леса: дуба, клена, липы, ивы и др. С. стал заселяться главным образом с XVIII ст. Колонизация его еще не закончилась и в настоящее время. Когда в 1847 — 50 гг. ставропольские калмыки, составлявшие особый иррегулярный казачий полк, переведены были на Оренбургскую линию, на пустующие земли были поселены малоимущие дворяне, в числе 120 семей; затем в 1858-65 гг. из Германии сюда переселились, по приглашению правительства, немцы (менониты). С 1878 по 1885 г. в уезде образовалось 7 новых деревень из отставных нижних чинов и переселенцев из Киевской губ. Жители в уезде 265691 (128766 мжч. и 136975 жнщ.); крестьяне составляют 70% общего числа населения. Крестьянских дворов 37408, размещенных по 352 селениям, из которых собственно сел с церквами 79. Русских селений 314, немецких 24, эстонских 5, татарских 9. По этнографическому составу население очень пестро: великороссы составляют 81,1%, малороссы — 3,3, немцы — 3,5, эстонцы — 0,8, чуваши — 4,3, татары — 7%. Многочисленная группа мордовского населения совершенно ассимилировалась с русским и потому не может быть выделена. Площадь у. равняется 1315822 дес., в том числи удобной земли 1192347


десятин. Частным владельцам принадлежит 224619 дес., казне 75097 дес., удельн. ведом. 402590 дес., городскому общ. 8126 дес., крестьянам 481915 дес. Главное занятие жителей — земледелие. Из 32915 надельных домохозяев самостоятельно занимаются земледелием 25725; бесхозяйные дворы составляют 8,5%. В среднем земли приходится по 6, 5 дес. на ревизскую душу, по 4,5 дес. на наличную. Усадебной, выгонной и пастбищной частновладельческой земли числится 166362 дес., луговой 31006 дес., лесной 27250 дес.; усадебной и пахотной крестьянской земли 381549 дес., сенокосной 48752 дес., выгонной 42407, лесной 17107 дес. Крестьянами арендуется вненадельной земли 200389 дес. и на 388822 р. покосов и пастбищ. Трехпольная система хозяйства обнимает 75% всей пахотной площади, однопольная 15,3, четырехпольная 5, 9, двухпольная 3,5%. Рожью засевается до 100 тыс. десятин; средний урожай ее сам 5 — 6; пшеница (русская и перерод) высевается больше в южн. части у., где она составляет главный предмет хлебной торговли; в сев. части у. господствующими культурными злаками в яровом поле служат овес, греча, полба, ячмень, лен и конопля. Рабочего скота 85114 год., коров 51263, овец 215976, свиней 20342. Внеземледельческими промыслами занимаются 8535 чел., отхожими — 1085 человек. Наибольшее число промышленников — сапожники, портные, шерстобиты, бондари и кузнецы. Всех торгово-промышленных заведений, принадлежащих крестьянам, 1089, частным лицам — 192; из них водяных и ветряных мельниц 767, паровых механических 7, фабрик и заводов 84, чайных лавок 17, винных 68. Дачных помещений 69. Начальных сельских одноклассных училищ 73, двуклассных 5, школ мин. нар. просв. 9, школ грамоты 129. Кроме того 3 низшие профессиональные школы: садоводства и огородничества, ремесленная и сельскохозяйственная. Учащихся всего 8345 (об. пол.). Больниц 4, с 85 кроватями. Амбулаторий 7, врачей 10, фельдшеров 28, фельдшериц акушерок 16; Земский сбор составлял в 1856 г. 362344 р. (с земель 153 т. р., с торгово-промышленных завод. 64 т.); расходы — 360032 р., в том числе на земское управление 30 тыс. р., на школы 58 тыс., на медиц. часть 52 тыс., на уплату долгов 118 тыс. руб. И. Кр.

Самарий Самарий (Sm) — один из наиболее редких и потому столь мало исследованных ыхимических элементов, что в настоящее время можно даже сомневаться в его химической самостоятельности. Он был открыт Лекок де Буабодраном (1879), путем спектрального анализа, в минерале самарските (из сев. Каролины) и затем найден также в ортите и др. редких минералах. Более подробно соединения Sm изучены и описаны Клеве. Если окиси Sm придать — как то принято — формулу Sm2O3, то атомный в с его будет равен 150. По трудной растворимости двойной соли 2Sm2(SO4)3. 9K2SO4.ЗH2O в насыщенном растворе сернокалиевой соли Sm относится к церитовой группе и ближе всего подходит к дидиму; при разного рода фракционированных осаждениях он выпадает ранее последнего. Окись Sm2O3 — желтоватый (или белый) неплавкий порошок, растворимый в кислотах с образованием солей. Эти последим обыкновенно желтого цвета и дают в растворах характерный спектр поглощения с главными полосами поглощения, соответствующими длинам волн в 472-486, 417, 500 и 599 mm. Соли: SmCl3.6H2O, Sm(NO3)3.6H2O, Sm2(SO4)3.8H2O — кристаллические, растворимые в воде вещества. Кроме этих и некоторых других простых солей известен еще ряд двойных. В. Я. Бурдаков.

Самарин Иван Васильевич Самарин (Иван Васильевич, 1817-1885) — знаменитый артист московского драматического театра; сын крепостного, учился в моек. театральном училище, где на него обратил внимание преподаватель драматического искусства, знаменитый актер М. С. Щепкин. В 1832 г. С. был допущен к дебюту и сразу сделался любимцем московской публики, но продолжал усердно работать под руководством Щепкина. Выполняя иногда самые ходульные


роли в наводнивших тогда нашу сцену переводных мелодрамах, С. всегда оставался прост, не прибегая ни к натянутым эффектам, ни к грубому гаерству. С амплуа первого любовника он мало-помалу перешел на роди, которые прежде составляли исключительно удел Щепкина. Из шекспировских ролей С. выступал в Лире, Шейлоке и Гамлете. Благодаря его стараниям, на московской сцене были поставлены не игранные до тех пор в России пьесы Шекспира: «Укрощение строптивой», «Много шуму из ничего», «Виндзорские кумушки» и «Зимняя сказка». Как преподаватель драматического искусства, сначала в театральной московской школе, потом в консерватории, С. подготовил таких артисток, как Никулина, Федотова и др. Он требовал от своих учеников серьезного и обдуманного изучения ролей, осмысленности каждого шага, жеста и движения. Из его пьес «Утро вечера мудренее» и «Перемелется, мука будет» весьма сценичны и не лишены литературных достоинств; имел успех и его «Самозванец Луба». См. ст. Д. Коропчевского в «Ежегоднике Имп. театров. Сезон 1896-7» (кн. 2 Прил., СПб., 1898); М. Карнеев, «Биог��афич. очерк И. В. С.» (М., 1882).

Самарканд Самарканд — обл. гор. в Туркестане, админ. центр Самаркандской обл. и важнейший населенный пункт долины р. Зеравшана, под 39°39'14,5" с. ш. и 66°57'36" в. д. от Пулкова, в 7 вор. от левого бер. р. Зеравшана, у юго-западных склонов возвышенности Чупан-ата, между оросительными каналами Даргом и Сиоб. Благодаря сравнительно большой высоте (2259 фт. над ур. океана), С. отличается более прохладным климатом, чем другие туркестанские города, расположенные среди низменностей. Средняя темп. года ок. +13° Ц., самого холоди, мес. — января (ок. 0°), самого жаркого (+ 26,1°); ср. темп. зимы около 1°; морозы, хотя очень редко, доходят до — 20°; жары достигают + 37,2° в тени. Осадков в течение года около 300 мм.; наибольшее их количество приходится на март и апрель (около 70 — 80 мм.); с пеня по сентябрь дождей почти вовсе не бывает. В конце февраля или в самом начале марта нередко зацветают деревья (тополь, карагач, миндаль, абрикос) и распускаются листья (калина, жимолость и пр.). Из болезней сильно распространена малярийная лихорадка. С. состоит из двух частей — русской и туземной. Русская часть города основана от. 1871 г. и занимает территорию в 229 дес., с населением, вместе с войсками, около 15 тыс. (до 80% русских, ост. нас. чрезвыч. смешанное — таджики, узбеки, евреи, немцы, татары, армяне и проч.). Туземная часть С. занимает 4629 дес. (из них под садами 4264 дес.), с населением около 40 тыс.; по переписи 1897 г. всего в С. жителей 54900 (31706 мжч. и 23194 жнщ.). Широкие шоссированные улицы, обсаженные деревьями и обильно поливаемые из оросительных канав, обилие зелени, главным образом одноэтажные дома, красивые здания военного клуба и дома военного губернатора, великолепный Абрамовский бульвар отделяющий русский С. от туземной части города. скверы и парк придают русской части С. благоустроенный и даже красивый вид. Домов 442 (1892), строений жилых 829, нежилых 986, в том числе из сырцового кирпича 1792, каменных 12 и смешанных 7. Отдел. госуд. банка, метеорол. и гренажная станции, древесный питомник. Женская гимназия, городское 4-х классн. учил., мужск. и женск. приходские училища, русско-туземное училище, железнодорожное училище, собор, театр, библиотека офиц. собр. (1500 тт.), книжный магазин, 2 пивоварен. завода, несколько винодельных заведений, 2 водочн. завода, зав. минор, вод, мельницы и проч. В 1891 г. магазинов и лавок было 69. В туземной части С. (в 1893 г.) частных домов 5298, казенных 5 и общественных 172, лавок 1169, караван-сараев 28. Ценность недвижимых имуществ в С. (русских и туземных) составляла в 1894 г. 4077681 р. Городской доход 147548 р., расход 93099 р. Русско-турецкая школа, 21 медресе (высш. мусульманск. учил.), 83 мектеб (нач. мусульманск. учил.), 8 еврейских хедеров. Мечетей 86; синагога. Население состоит главным образом из узбеков, таджиков и местных евреев; узбеки — магометане суннитского толка, таджики — шиитского. Туземный С. представляет обычный вид среднеазиатского города; улицы, за немногими исключениями, узкие, извилистые, немощные, дома глинобитные и фахверковые, без печей и окон на улицу, с плоскими земляными крышами. При скученности городских построек, древесные насаждения и цистерны с водой (хоуз) встречаются не часто.


Четыре базарные площади, 2 сквера. Туземная часть города является средоточием промышленности и торговли С.; помимо более крупных винокурен, кожевенных и кишечных заводов, здесь имеется множество мелких ремесленно-промышленных заведений, производительность которых, в общем, довольно значительна. Базары по воскресеньям и средам, при большом съезде туземцев из окрестностей города. По данным за 1897 г., торговые обороты туземного города, составили 13461350 р., а русского — 2238400 р. Главнейшие предметы вывоза: хлопок, рис, шелк и шелковые ткани (самаркандские покрывала), кожи, фрукты, лошади, бараньи кишки, вино. С. — самый крупный винодельный центр во всем Туркестане; здесь производится до 60 тыс. ведер вина. Значение С. несколько упало c продолжением Закаспийской жел. дор. до Ташкента и Андижана; раньше он был складочным пунктом для всех товаров, направлявшихся в Ташкент и Фергану. В пределах туземного города расположены исторические памятники С., делающие его самым замечательным, в историко-археологическом отношении, городом во всей средней Азии и привлекающие множество туристов и ученых. Таковы: 1) Шах-Зинда (в перев. «живой царь») — мечеть; построена в половине XIV в. Тимуром (Тамерланом) в честь распространителя ислама в С. Кусама-ибн Аббаса, сына дяди Магомета, умершего здесь, по преданию, в 56 г, гиджры (в конце VII в.). Построенные в разное время здания поднимаются двумя рядами по склону высота Афросиаба и соединены открытым, с перекинутыми через него арками, коридором и 29 саж. длиной. По обе стороны коридора расположены мечети, часовни, мавзолеи и помещения для учеников; высокий конец его замыкается круглым залом без крыши. В зданиях мечети погребены родственники Тимура и его сподвижники. Гробница Кусама находится в особой мечети, за стеной с деревянной решеткой, отпирающейся раз в 10 лет для приведения в порядок могилы. Наружные, а у некоторых зданий и внутренние стены, арки, колонки, фронтоны и т. п. покрыты разноцветными, гладкими и рельефными, превосходного узора мелкими изразцами, образующими, в красивом сочетании зеленого, голубого, синего, белого, лилового, красного и гранатового цветов, дивные рисунки, переплетенные изразцовыми же, разных цветов, надписями (на арабском яз., старинными почерками сюльси и зюльфи), изображающими имена Бога, изречения, стихи и тексты из Корана и проч. По сложности, красоте и разнообразно орнаментов, по изящным контурам и линиям построек, свежести и чистоте красок изразцов Шах-Зинда является, несмотря на повреждения от времени, землетрясений и пр., одним из наиболее замечательных памятников восточного зодчества в Средней Азии. 2) Гур-Эмир (могила повелителя) — знаменитый мавзолей на могиле Тамерлана, массивный восьмигранник, увенчанный громадным голубым изразцовым куполом, с надгробным памятником Тимура из нефрита. 3) Тилля-каримадраса (высш. мусульм. учил.), на площади Ригистан, почти в центре базара, в туземн. С. Тилля-кари (раззолоченная) построена в 1618 г. эмиром Ялангтушем Багадуром; в главном фасаде ее высокая квадратная арка, носящая следы изразцовой облицовки; по бокам ее стены, заканчивающейся круглыми высокими минаретами; стены и минареты облицованы изразцами, образующими изящные рисунки. На небольшом дворе, в который ведут 3 ворот, расположено 25 келий для мулл и учеников и мечеть, увенчанная высоким куполом; свод и стены в мечети расписаны разноцветными узорами и золочеными арабесками, а панели облицованы серым мрамором. 4) Шир-Дар (украшенная львами), на той же площади, построена в 1616 г. тем же эмиром Ялангтушем. Название свое получила от изображенных на фронтоне двух львов, едва различаемых ныне вследствие сильно пострадавшей изразцовой мозаики; по обе стороны главного фронтона с. аркой тянутся стены, оканчивающиеся двумя наклонными минаретами; над зданием, с боков, два купола. Три двери ведут в мечеть и в небольшой двор, кругом которого в нисколько ярусов расположены помещения для мулл и учеников. Все стены здания облицованы превосходными изразцами ярких цветов, образующими тысячи разнообразных узоров, надписей и проч. 5) Улуг-бек, также на площади Ригистан, постр. в 1434 г. внуком Тамерлана, эмиром Мирзой Улуг-беком. Главное, сильно обветшавшее здание состоит из грандиозной арки, по бокам коей возвышаются два минарета, наклоненные в стороны от здания; фронтон покрыть художественными изразцами. Через арку вход в небольшой двор, по сторонам которого помещения для учеников и мулл; цоколи надворных помещений


облицованы серым мрамором. На левой стороне двора невысокий минарет, а близ него развалины башни, которая, по преданию, служила Улугбеку обсерваторией для занятий астрономией; обсерватория эта была известна всему Востоку. 6) Мечеть Биби-Ханым, на базарной хлебной площади; построена Тамерланом в 1399 г., в честь любимой жены его, Сарай-мульк-ханым, носившей прозвище Михрбан, т. е. благотворительницы. Здание мечети сильно пострадало от землетрясений и времени и находится в полуразрушенном виде, но всетаки представляет один из лучших памятников древнего зодчества в С. Главное здание мечети, с двумя арками, остатками минаретов и грандиозным, ныне полуразрушенным куполом, облицовано разноцветными (с преобладанием синего, голубого и белого цветов), разнообразнейших рисунков, изразцами; цоколь и панели мраморные. На той же площади, где стоит мечеть, находится мавзолей над 5 могилами, между которыми главное место занимает могила Биби-ханым. Среди двора мечети колоссальный (31/4 арш. длины) пюпитр, в форме полураскрытой книги, из серого мрамора, украшенные рисунками и надписями. Он служил подставкой для Корана при чтении его и находился прежде в мечети. 7) Памятник Шейбанихана, во дворе мадрасы его имени; он представляет огромный (9 арш. х 8 х 31/4) параллелепипед из серого мрамора, на котором установлены надгробные плиты (31), покрытые рисунками и надписями, над могилой Шейбани и его родственников. Главный надгробный камень над могилой Шейбани, найденный по взятии С. в ��итадели, ныне находится в СПб. в Эрмитаже, 8) Кок-таш (зеленый камень) — параллелепипед (4 арш. 9 врш. х 2 арш. 11/2 врш. х 14 врш.) из темно-серого мрамора, употреблявшийся еще Тамерланом в качестве трона, находится в Самаркандской цитадели, в бывшем ханском дворце, обращенном ныне в артил. склад. На камень этот поднимали на белой кошме бухарских эмиров, при восшествии их на престол. 9) Мадраса Ходжа-Ахрар, в 4 в. от С.; постр. в XV в. у могилы чтимого всем мусульманством средней Азии Ходжи-Ахрара, потомка Омара, умершего в 1489 г. Стены здания облицованы разноцветными изразцами. Над могилой святого квадратный памятник серо-черного мрамора (141/2 х 141/2 х 2 арш.), а рядом с ним другой; на обоих 16 мраморных намогильных камней. В мечети хранится знаменитый Коран Османа, который после взятия С. русскими был куплен у местных мулл за 125 р. и отправлен в Имп. СПб. публичную библиотеку. 10) Афросиаб — древнее городище, на восточной окраине города, представляет волнистую местность, покрытую тысячами намогильных насыпей со следами крепостных сооружений и пр. Раскопки дали богатые собрания монет (греко-бактрийского периода и последующих), бронзовых зеркал, сосудов, стекла, погребальных урн, глиняных фигурок людей и животных и проч. История этого городища затеряна во мраке веков. Ввиду обилия исторических достопримечательностей, значения их для мусульманского мира Туркестанского бассейна, а также славного прошлого, восточные писатели называют Самарканда «ликом земли», «городом святых» и «садом угодников Божьих» (мус. святых, погребенных в городе и его окрестностях, насчитывается более 200), а европейские — «Москвой Средней Азии». История. Время основания С. (у греков Мараканда, у китайцев Семасыган) неизвестно; весьма вероятно, что это один из древнейших городов в Средней Азии. Народное предание приписывает основание С. царям Кайкаусу или Афросиабу, жившим за 3-4000 л. до Р. Хр. Значение слова С. точно не выяснено; по-видимому, оно происходит от имени какого-то Самара, легендарного царя тюрков. В 329 г. до Р. Хр. С. был взят Александром Македонским, причем, по словам Квинта Курция, он был обнесен стеною в 70 стадий длины и имел в центре своем кремль, огражденный особой стеной. С VII по конец IX века С. находился во власти арабов. В IX в. (889 — 1004) С. был столицей всей страны между Сыром и Аму (Маверауннагр или Трансоксания); в XI в. сделался уделом Сельджукидов; в 1221 г., несмотря на защиту 110-тысячным войском, был взят и сравнен с землею Чингис-ханом. В 1369 г. С. стал столицей великого Тимура, украсившего город великолепными мечетями, садами и дворцами, и достиг небывалого расцвета и блеска. Сюда стекались вей богатства Азии, представители всех наций и религий, ученые и искусные мастера. Торговые сношения С. со всеми азиатскими странами и даже Европой были очень оживлены; число жителей в С. в эту эпоху, по словам Клавихо, достигало 150 тыс. В 1499 г. С. был взят, под предводительством


Шейбани, узбеками, перенесшими свою резиденцию в Бухару. В 1784 г. С. подпал под власть бухарской династии Мангыт и, наконец, 2 мая 1868 г. был занят русскими войсками. Л. М.

Самойлов Василий Васильевич Самойлов — Василий Васильевич С. (род. в 1813 г. в Петербурге) воспитывался в горном институте и был уже офицером, когда, по желанно отца, заметившего в нем артистическое дарование и хороший голос. дебютировал на Императорской сцене, в опере Мегюля «Иосиф прекрасный». Три года он исполнял опорные партии и водевильные роли, после чего окончательно перешел в драматическую труппу. Первые годы он оставался в тени, играя большей частью вторые роли молодых людей. Только в 1839 г. его выдвинуло исполнение заглавной роли в водевиле «Макар Алексеевич Губкин», где он мастерски передразнивал современных ему знаменитых артистов. С тех пор деятельность его расширяется, он создает с успехом целый ряд типичных лиц самого разнообразного свойства — напр. юркий аферист Присыпчока («Петерб. квартиры»), Альмавива («Свадьба Фигаро»), юродивый Митя («Смерть Ляпунова»), иезуит Роден («Парижские тайны»), Швохнев («Игроки» — Гоголя) старуха в водевили «Нашествие иноплеменных». Тем не менее еще в 1844 г., прослужив 10 лет на сцене и уже имея бенефис, С. должен был появляться и в таких выходных ролях, как. Гильденштерн (в «Гамлете»). Окончательно завоевал С. публику в 1846 г., поставив в свой бенефис пьесу Яфимовича: «Отставной театральный музыкант и княгиня» и выказав в ней много теплоты и задушевности. Еще более широкое применение его талант получил с появлением оригинальных пьес русских авторов — Островского, Тургенева, Потехина, Писемского, Сухово-Кобылина, Боборыкина, Дьяченко, Чаева, Крылова, Пальма, Аверкиева и др. Диапазон его ролей поражает своим разнообразием. Никто, как он, но умел представить настоящего барина, с утонченными манерами и речью. Роли Кречинского, графа в Тургеневской «Провинциалке», старого барина в пьесе Пальма в т. п. после С. не находили исполнителя, который хотя бы несколько был на уровне его творчества. И в тоже время ему удавались роли простых крестьян, напр. полесовщика («Окно во 2-м этаже» Крашевского), Михеича («Ночное», Стаховича), Агафона («Не так живи», Островского), старика крестьянина («Против течения», Крылова) и др. Дарование С. сказывалось весьма ярко и в таких ролях, как еврей в «Скупом рыцаре» Пушкина, француз в «Гувернере», англичанин в «Купленном выстреле», немец («Мужья одолели»), чухонец (в известной песенке, которая во время крымской кампании имела огромный успех). Целый ряд типичных добродушных старичков был превосходно воспроизведен С. («Шутники», «Трудовой хлеб», «Станинный смотритель», «Старички», «Женихи», «Воробушки»). Ему много обязаны своим успехом пьесы Дьяченко, «Чиновник» — Сологуба, «Гражданский брак» — Чернявского, «Слово и дело» — Устрялова. Из костюмных (бытовых и исторических) ролей С. выдаются «Дмитрий Самозванец» (Чаева), «Ришелье», Волынский («Ледяной дом»), «Фрол Скобеев» (Аверкиева). Роль царя в «Смерти Ивана Грозного». А. Толстого не принадлежит к особенно удачным созданиям С. В последний десяток лет своей карьеры, когда С. был бесспорно первым артистом Императорского петербургского театра, он сыграл нескольких иностранных классических драм, большею частью ставя их в свои бенефисы («Короля Лира», «Шейлока» и «Гамлета» — Шекспира, Франца Мора, в драме Шиллера «Разбойники»). С. не был вполне трагическим актером; он тщательно разрабатывал Шекспировские роли, вносил в них немало интересного творчества и имел успех, но не вполне удовлетворял более взыскательных ценителей. Видя безусловное преклонение публики, С. любил порисоваться тем, что достигает успеха талантом, а не трудом; это привело к предположению, будто он был небрежен к изучению ролей и репетициям. На самом деле, однако, люди, близко видевшие его работу, отзывались о ней, как о примерной по внимательности и прилежанию. Получив роль, С. прежде всего дома перечитывал пьесу, вникая во всю постановку лица и отзывы о нем других лиц пьесы. Потом он акварельными красками рисовал фигуру, которую собирался изобразить (С. недурно рисовал и составил несколько альбомов игранных им ролей; эти альбомы, после его смерти,


поступили в Императорскую публичную библиотеку). На репетициях он всегда старался пробовать тон своей игры, и наиболее интересовавшие его сцены заставлял повторять по несколько раз. — В 1874 г. состоялся сорокалетний юбилей артиста, после которого он, не сойдясь с дирекцией в условиях, покинул Императорскую сцену, еще в полной силе таланта. От времени до времени он участвовал в частных спектаклях. В 1881 г. новая дирекция предложила ему снова вступить на Императорскую сцену, на каких ему будет угодно условиях, но в это время с ним случился удар, и ему поневоле пришлось отказаться от возвращения на сцену. В 1884 г. Петербург торжественно отпраздновал 50-летний юбилей его деятельности; в этот день С. в последний раз появился на сцене, исполнив отрывок из 3-го акта драмы «Ришелье». Скончался 28 марта 1887 г.; погребен в петербургском Новодевичьем монастыре.

Самойлович Данило Самойлович Самойлович (Данило Самойлович, 1746-1805) — д-р медицины, член медицинской коллегии и многих иностранных академий, известный своими работами о чуме: микроскопическим исследованием и привитием чумы впервые доказал заразительность ее через соприкосновение. Из киевской академии поступил в московский генеральный госпиталь учеником, откуда в спб. адмиралтейский госпиталь, где получил в 1767 г. степень лекаря. В Лейдене получил степень доктора медицины, в Париже и Страсбурге изучал акушерство. По возвращении из-за границы признан медицинской коллегией доктором медицины, а в 1793 г. назначен главным доктором карантинов на юге. Им представлены на имя императрицы в 1783 г. три записки на франц. языке, в которых он предлагал: в одной — прививание болезни («Memoire sur l'inoculation de la peste avec la description de trois poudres fumigativas antipestielles», Страсбург, 1782), в другой — употребление курительных порошков, в третьей — обтирание тела льдом («Lettres sur les experiences de frictions glaciales pour la guerison de la peste et autres maladies putrides», Пар., 1781). Им описана эпидемия чумы в России в 1771 г. и в особенности в Москве («Memoires sur la peste qui en 1771 ravagea l'empire de Russie et surtout Moscou la capitale», Пар., 1783, тоже по-нем. в Лпц., 1785). Впоследствии С. описал спои микроскопические исследования о чуме на русск. и франц. яз.: «Краткое описание микроскопических исследований о существе яда язвенного» (СПб., 1792), «Opuscules sur la peste, qui en 1771 ravagea Moscou avec un discour aux elevos des hopitaux russes» (Пар., 1787). Им составлено: «Начертание для изображений в живописи пресеченной в Москва моровой язвы» (СПб., 1795).

Самоуправление Самоуправление — институт государственного права. Термин С. (Selbstverwaltung; по франц. нет соответственного слова) на континенте Европы довольно нового происхождения (в Германии с 1850-х гг., в России с 1860-х гг.) и представляет перевод англ. selfgovernment; как указывает самое словообразование, он обозначает управление каким-либо кругом дел самими заинтересованными гражданами (непосредственно или через посредство избранных ими органов), без вмешательства посторонней власти. В широком смысле С. имеет место везде, где правительство избирается и вполне зависит от народа (т. е. преимущественно в республиках); в этом смысле Соедин. Штаты, Швейцария и даже Франция, а также отдельные штаты и кантоны суть самоуправляющиеся государства, а их парламенты органы С. В самой Англии парламент, наравне с мировыми судьями и судом присяжных, обыкновенно называется органом С. Самоуправлением пользуется также церковь (где она отделена от государства), а также всякая ассоциация или вообще общественная группа, раз ей предоставлено право, в определенных законом или уставом пределах, заведовать собственными делами, хотя бы и под надзором правительства. Но гораздо употребительнее термин С. в более тесном смысле, когда он является синонимом местного самоуправления и обозначает, что хозяйственными и иными дедами какойлибо административной единицы (провинции, уезда, общины и т. д.) заведуют


жители этой самой единицы, а не органы центральной власти; в этом только смысли С. и является самостоятельным институтом. С. существует, следовательно, там, где местные дела противополагаются общегосударственным. С. предполагает не только разграничение сфер компетенции властей центральных и местных, не только самостоятельность последних, но и взаимную их независимость; оно признает различие самых источников власти для тех и других: первые либо властвуют по собственному праву («милостию Божией»), либо получают власть от всего народа («волею народа»); вторые получают ее от местного общества. Различие между государственным управлением и С. простирается на самый ее характер. Правительство ость носитель государственного суверенитета — власть же органов С. не суверенна; правительство является властью законодательной — органы самоуправления действуют в порядке и в пределах компетенции, указанных им верховной правительственной властью. Правительственная власть может законно сама себя реформировать, может даже (в теории) изменить самую свою сущность (заменить республиканскую форму монархической, неограниченную монархическую власть ограниченной и т. д.), тогда как органы С. создаются, нормируются и реформируются верховной властью. Таким образом правительство есть власть верховная, органы С. — власть подзаконная. С принципиальной точки зрения это различие чрезвычайно важно, указывая на полную противоположность между двумя институтами. На практике, однако, в различный эпохи и даже ныне в различных государствах, сфера компетенции С. так причудливо разграничивается со сферой компетенции государства, С. принимает столь различные формы, что противоположение это теряет, отчасти, свое значение. Между вполне независимым, суверенным государством и самоуправляющейся, зависящей от него единицей разница очевидна, но весьма трудно провести определенную границу между понятиями самоуправляющейся единицы и государства не суверенного. Последнее, даже входя в состав союзного государства (штат в Америке, кантон в Швейцарии, государство в Германии), сохраняет свое самостоятельное право властвования; управление его самостоятельно и бесконтрольно; власть принадлежит ему не только quo ad exercitium, но и quo ad ins. На практике, однако, государство не суверенное самостоятельно, даже в пределах своей компетенции, далеко не безусловно. Так, штаты Северной Америки, являясь несомненно государствами, а не самоуправляющимися провинциями, ограничены в праве реорганизации своего собственного государственного строя (они обязаны сохранять республиканскую форму) и своих гражданских законов (запрещение рабства). Кроме того, есть такие отрасли управления (напр. назначение офицеров, обучение милиции), которые ведаются властями штата под непосредственным наблюдением всего союза. Фактически влияние союза на дела штата еще гораздо шире. Еще менее абсолютна самостоятельность государств вассальных. Даже государства, признаваемые суверенными, ставятся иногда под бдительный контроль иностранных держав (финансовый контроль над Сербией, Грецией). Наконец, все слабые государства находятся под постоянным фактическим контролем великих держав, и каждая крупная перемена в первых должна быть признана последними: это, правда, положение не юридическое) но от того не менее действительное. С другой стороны, самостоятельность самоуправляющихся единиц может быть чрезвычайно широка. Графства и сельского округа Новой Англии заведуют своими внутренними делами на основании законов штата, но вполне самостоятельно; должностные лица не нуждаются в утверждении и не обязаны отчетом правительству штата; оно обыкновенно не гарантирует их долгов и имеет дело с ними только тогда, когда они желают либо разделиться на две части, либо слиться с соседними в одну самоуправляющуюся единицу; но в подобных случаях и конгресс Соед. Штатов вмешивается в дела отдельных штатов. Столь же, если не более самостоятельны такие самоуправляющиеся области, как Канада, Капландия и другие английские колонии, зависимость которых от Англии выражается только в дарованной им конституции и в надзоре представителя верховной власти, в лице назначенного ею губернатора или генералгубернатора: они имеют свой парламент, свое министерство, свои законы. Итак, с одной стороны не суверенные государства, а отчасти и суверенные, не могут быть признаны властвующими безусловно самостоятельно; с другой, самостоятельность при С. может быть весьма велика — следовательно точной и определенной границы между этими двумя


понятиями нет; разница между ними скорее количественная. Формы, которые принимает С., разнообразны до бесконечности; различен и объем территории самоуправляющихся единиц, и круг дед, переданных в их ведение, и отношение их к государству, и организация, и самый характер самоуправления. В последнем отношении можно указать на различие между аристократическим С. (Англия до последних реформ 1888 и 1894 г., Австрия, Пруссия), при котором заведование местными делами принадлежит привилегированным группам населения, и демократическим С. (Соединенные Штаты), при котором заведование местными делами принадлежит всему населению данной местности. С точки зрения территории различается, вопервых, С., допущенное на одинаковых началах на всем пространстве данного государства или на значительной его части (различные америк. штаты, Россия, Англия), от С. или автономии, признанной для какой-нибудь отдельной провинции, на основе специального закона (Канада, Вост. Румелия в эпоху 1878 — 85 г.), и во-вторых, С. в больших или меньших территориальных единицах. Так напр., в штатах Новой Англии правом С. пользуются графства, на которые делятся штаты, и сельские округа, на которые делятся графства; в России — губернии, уезды" волости и сельские общества; в Англии — графства и приходы. Ирландия давно и упорно добивается областного для себя самоуправления, гомруля; в виде уступки Англия дала ей С. графств. Круг дел, переданных в ведете самоуправляющихся единиц, также весьма различен. В литературе государственного права были делаемы попытки теоретически отграничить эти дела от дел государственных, как дела общественные (Гирке, Шэффле, кн. Васильчиков), но такая классификация опровергается как самым фактом чрезвычайного разнообразия в определении границ компетенции органов С., так и тем, что народное просвещение и борьба с заразными болезнями, по большей части входящие в сферу деятельности С., суть несомненно задачи государственные, возложенные государством на органы С. Все различия в С. объясняются историческим его происхождением. В государствах новых, возникших в последнее время в нецивилизованных странах (западные штаты Сев. Америки, австралийские колонии), а также в государствах древних, но совершенно разорвавших со своим прошлым и пережившим период строгой централизации (Франция, Россия), самоуправление дается отдельным местностям государством, обыкновенно — по общему плану и на общих основаниях, иногда неохотно, медленно, после упорной борьбы. В государствах, сложившихся из более мелких единиц и притом не разорвавших со своим прошлым (восточные штаты Америки, Швейцария, Норвегия), С. строилось снизу вверх. Наконец, есть государства, сохранившие старинные начала С., обыкновенно ар��стократического, но в последнее время уступившие новым требованиям жизни и внесшие сверху в старинное С. новые, демократические начала (Англия). На протяжении всей политической истории государств мы видим борьбу начала С. с стремлением к государственному всемогуществу. Местные задачи (дороги, водоснабжение и т. п.) с технической точки зрения в громадном большинстве случаев могут легче осуществляться местными деятелями, действующими по поручению и под бдительным контролем общества, чем лицами, назначенными и руководимыми из отдаленного (как территориально, так и по кругу интересов) государственного центра. В этом — теоретическое основание принципа С. С другой стороны, С., даже при узком круге компетенции, легко может сделаться большой силой. Обыкновенно общественные группы, стремящиеся к развитию свободы, к прогрессу, к распространению образования, стоять за расширение С., партии консервативные, аристократические ведут борьбу против него; но бывает и наоборот, напр. во Франции, где демократия долго была враждебна С., опасаясь, что в некоторых местностях оно послужит опорой для старых парий. Тоже мы видим и в Австрии, где областное самоуправление, по своей организации, менее демократично, чем даже австрийский рейхсрат, и где, поэтому, консерваторы стоят за возможное расширение его функций, а демократические группы — за их сужение. Историческими условиями возникновения и развития С. и характером интересов, ведущих борьбу за него или против него, объясняются различия в отношении между С. и государственной властью. При всем их разнообразии, эти отношения могут быть сведены к трем типам: английскому, французскому и прусскому. В Англии вся действительная власть в круге местных интересов принадлежит органам С.; правительство только наблюдает за ними


(к этому же типу относится Америка). Во Франции власть принадлежат органам правительства; органы С. являются совещательными коллегиями. В Пруссии органы самоуправления и государства слиты в одну целостную организацию. В Англии до недавнего времени важнейшим органом местного С. были мировые судьи, которым принадлежала как юстиция, так и администрация. Они назначались короной, но из местных землевладельцев, и были совершенно независимы от центрального правительства, так что de facto являлись представителями местного общества. В 1888 г. мировые судьи лишены административных функций, переданных советам графств, которые избираются удовлетворяющими условию весьма невысокого имущественного ценза жителями графства и являются главными органами местного С. В 1894 г. реформирован и приход, являющийся более мелкой административной и самоуправляющейся единицей. В состав функций графства и прихода входит народное просвещение, призрение, санитарное дело, дорожное и т. п. Графство имеет право в известных пределах производить принудительную экспроприацию недвижимого имущества. Контроль со стороны правительства почти отсутствует. Литература о С. весьма обширна. Кроме соответственных отделов в общих сочинениях по государственному и административному праву (в особенности у Lor. Stein — «Verwaltungsichre» Laband — «Das Staatsrecht d. deutschen Reichs», т. I, Градовского — «Русское госуд. право», т. II, Коркунова — «Русское государ. право», т. II), см. кн. Васильчиков, «О самоуправлении» (3 изд., СПб. 1872); Blodig, «Die Selbstverwaltung als Rechtsbegriff» (Вена, 1894); L. Stein, «Die Selbstverwaltung u. ihr Rechtssуstem» (1869); Gluth, «Die Lehre von der Selbstverwaltung» (1887); Градовский, «Системы местного управления на западе Европы и в России», в «Сборнике Госуд. знати» (т. V и VI); Свешников, "Основы и пределы С. " (СПб., 1892); Альб. Шоу, «Городские управления в Зап. Европе» (М., 1899). По самоуправлению в Англии очень важны работы Гнейста: «История государственных учреждений Англии» (М., 1885), «Geschichte der englischen Communalverfassung» (Б., 1863), «Adel and Ritterscliaft in England» (Б., 1853), «Das houtige englische Verfassungs und Vorwaltungsrecht» (Б., 1857 — 63; нов. изд. 1876 — 83), «Verwaltung, Justiz. Rechtsweg, Staatsverwaltung u. Selbsverwaltung nach englischen und deutschen Verhaltnissen» (Берл., 1869). Эти сочинения Гнейста составили эпоху в изучении С. вообще; несмотря на крупные недостатки (отмеченные, между прочим, М. Ковалевским в кн.: «Английская конституция и ее историк», М., 1880) они имеют до сих пор значение для истории английского С., но как характеристика его современного положения они совершенно устарели, равно как и все работы, вышедшие до 1888 г. См. Вотье, «Местное управление Англии:» (СПб., 1896); Edw. Jenks, «Au outline of english local government» (Л. 1894; очень ясная и довольно полная, несмотря на сжатость, картина англ. С.); Holdsworth, "The local government (Л. 1888); Stephens, «Parochial self-government in rural districts» (1893); Arminion, «L'administration locale d'Angleterre» (П., 1895); К. Гуго, «Новейшие течения в английском городском самоуправлении» (СПб. 1898; блестящая работа не об организации, а о деятельности органов С.). Для местного С. Америки, кроме известной книги Токвиля о демократии в Америке (отчасти устаревшей) и II т. «Американской республики» Брайса, существует довольно много специальных исследований: Alb. Shaw, «Local government in Illinois» (Балтимор, 1883); Bemis, «Loc. government in Michigan» (ib. 1883); Gouid, «L. g. in Pennsylvania» (ibid.) и др. Для Германии: Stengel, «Die Organisation der proussischen Verwaltung» (Лпц. 1884); Bornhack, «Die Kreis— und Provinzialordnungen des preussischen Staates» (Брл. 1887); Brauchittsch, «Die nouen preussischen Verwaltungsgesetze» (Б. 1806). В. Водовозов.

Самоуправство Самоуправство (угол. пр.) — один из наименее определенных терминов действующего русского уголовного законодательства. Ст. 142 уст. о наказ., налаг. мировыми судьями, говорит: «за С., а равно за употребление насилия, однако без нанесения тяжких побоев, ран или увечья, виновные подвергаются аресту не свыше трех месяцев». Таким образом, закон понятия С. не определяет и как бы противополагает его понятию насилия, почему возникают


вопросы: возможно ли С. без насилия и есть ли это проступок против личности, или же мыслимо С. и против чужой собственности, без насилия над личностью? Сенат, в своей обширной и непоследовательной практике по настоящему предмету, разрешают оба вопроса, в общем, утвердительно, но комментаторы (Неклюдов, Фойницкий) держатся противоположного взгляда. С особенной подробностью разработано понятие С. у Неклюдова («Руководство к особ. части», т. 1, стр. 124 — 133). Историческое развитие идем С. показывает, по его мнению, что основной его признак — насилие. Так смотрело на С. уложение о наказ, изд. 1857 г., так смотрит на него и устав о наказ., трактующий о нем в главе XI — «об оскорблениях чести, угрозах и насилии», в отделении втором этой главы — «об угрозах и насилии». Поэтому самоуправное распоряжение чужой собственностью в таком только случай может быть подводимо под 142 ст. уст. о нак., когда оно соединено было с насильственными действиями над личностью. Отличие С. от насилия вообще состоит в том, что при С. насильственные действия направляются на достижение такого результата, на который виновный имеет законное право, насилию же вообще предполагает и цель противозаконную. К С. относятся, в частности, и наказуемые случаи нарушения домового права — вторжение в чужое жилище и разнообразные насильственные поступки домохозяев в отношении жильцов. Вторжение в чужое жилище в уложении изд. 1857 г. предусматривалось особыми постановлениями, а в издании 1. 866 г. все эти постановления показаны замененными ст. 142 мирон. устава. Проект угол. улож. (1895) заменяет термин С. термином самоуправное принуждение и вносит в самый текст признаки этого понятия, «так как одно только название С., благодаря полной житейской неопределенности этого выражения, может вызвать, как свидетельствует опыт нашей судебной практики, весьма значительный затруднения». Отличие самоуправного принуждения от принуждения простого заключается, по проекту, во внутренней стороне деяния — в намерении виновного достигнуть принуждением осуществления своего действительного или предполагаемого права. Наказ. — арест или пеня до 300 р., вместо тюрьмы. Из нарушений домового права проект образует самостоятельное преступное деяние. К.-К.

Самсон Самсон — знаменитый библейский судья-герой, прославившийся своими подвигами в борьбе с филистимлянами. Происходил из Данова колена, наиболее подвергавшегося порабощению от филистимлян. Он вырос среди рабского унижения своего народа и порешил отомстить поработителям, чего и достиг, совершив множество избиений филистимлян, будучи посвящен Богу в качестве назорея, он носил длинные волосы, служившие источником его необычайного могущества. Нарушив обет назорейства, он поддался страсти к коварной Далиде и был тайно лишен ею и волос, и силы, к великой радости филистимлян, которые овладели обессиленным богатырем, ослепили его и, уведя в плен, поставили его на унизительную работу при мельничном жернове. Тяжкое испытание привело С. к искреннему раскаянию и сокрушению. Его жизнь закончилась под развалинами филистимского капища, потрясенного им и рухнувшего ни него вместе с массой ликовавших на его кровле филистимлян. С., как библейско-историческая личность, представляет собою характерный тип народного героя времен Судей; история его подвигов изобилует массой интересных в бытовом отношении подробностей, находящих любопытное подтверждение в исследованиях новейших археологов и географов. История жизни С. изложена в XIII — XVI главах книги Судей. А. Л.

Самсон Самсон (литер, этн.). — Апокрифические сказания о С. встречаются в Палее исторической, иначе называемой, по первой начальной фразе, «книгой бытия небеси и земли».


В этом пересказе ветхозаветной истории особая глада посвящена изображению жизни С. Главное отличие апокрифического сказания от библейского состоит в объяснении мотива, почему С. открыл Далиде секрет своей силы: в Библии мотивом выставлена любовь С. к Далиде, в Палее — пьянство С. Апокрифы о С. в древнее время были распространены на Руси. Великорусские былины о Святогоре и С. находятся в очевидной связи с апокрифом о С. Специальные исследования об апокрифах о С. — Веселовского, Жданова («К литер. истор. русских былин») и Сумцова (в «Очерках южнорусских апокрифов»). И. С-в.

Самшит Самшит (Buxus scmpervirens L.), благодаря необычайной твердости и плотности своей древесины, ценится в промышленности наравне с лучшими сортами орехового и черного деревьев. Древесина С. в сухом состоянии тверда как кость, удельный вес ее нисколько более уд. в. воды и находить себе значительное применение в товарном производстве для приготовления ручек к разным инструментам, веретен, катушек, гребней, пуговиц, гравировальных досок и т. п. предметов. В международной торговле С. обращается очень давно и на всемирный рынок до последнего времени поступал преимущественно из Испании, Италии, Турции, Бразилии и России, а теперь он начинает получаться и из других мест Америки и Азии. Россия сама мало пользуется своими С., вследствие слабого развитая в ней токарного производства, а товар этот в сыром виде она вывозит за границу, откуда получает его обратно в виде разнообразнейших изделий. Так как С. встречается в России главным образом по Черноморскому побережью Кавказа и так как он растет весьма медленно, то, в видах охранения этого дерева от истребления, вывоз его за границу всегда облагался довольно высокою пошлиной, которая в настоящее время составляет 45 коп. с пуда. Ценится этот товар в среднем около 1 р. 50 к. за пуд с большими колебаниями в ту и другую сторону, смотря по качеству. Благодаря возвышению пошлины, вывоз С. из России значительно сократился: в период 1870 — 1874 г. ежегодно вывозилось в среднем по 179 т. пд., в период 1890 — 1894 цифра эта понизилась до 100 т. пд., а за последнее время данные по настоящему предмету представляются в следующем виде: 1895 г. С. вывезено 40 т. пд., в 1896 г. — 93 т. пд., в 1897 г. — 64820 пд. на 78094 р., в том числе в Великобританию отправлено 32123 пд., в Германию — 3084 пд., во Францию — 28492 пд. и пр. Не весь этот товар, однако, русского происхождения, так С. ввозится в Россию также частью из Персии и через Баку провозится далее в Европу. Тамошняя статистика не выделяет этого товара по ввозу отдельно и потому нельзя определить участие Персии в отпуске С. из России. Ст. Г.

Санаа Санаа (точнее Сан'а) — город в Йемене, славнейший и богатейший после упадка Мариба (Сабы). Будучи резиденцией химьяритских князей так назв. династии «тоббов» (по спорной хронологии — с 167 г. до Р. Хр., еще в период сабейский), С. во время долгой борьбы южн. арабов с северными оспаривала у Мекки преобладание над всей Аравией. В VI в. борьба, незадолго до Мохаммеда, кончилась в пользу Мекки. После свержения абиссинцами тоббов, склонных к иудейству (525), С. была резиденцией абиссинских наместников и центром христианства. С конца VI в. в С. жили наместники персидские. А. К.

Санд Санд (Жорж Санд, George Sand) — литературный псевдоним знаменитой франц. романистки Авроры Дюдеван. По отцу своему, Морису Дюпену, она принадлежала к знатному роду, ведущему происхождение от герц. Морица Саксонского; мать романистки


происходила из крестьянской семьи. Это соединение аристократизма с чисто народным происхождением отразилось самым благотворным образом на таланте писательницы, у которой высокая культура соединилась с любовью к народу и пониманием его жизни. Родившись в Париже 2 июля 1804 г., С. провела уединенное детство в Ногане (Nohant, в Берри), среди чисто деревенской обстановки, и закончила обычный курс образования в английск. институте-монастыре в Париже; там она отличалась своей неугомонной резвостью, сменявшейся припадками экзальтированной религиозности. По возвращении в Ноган, молодая девушка усердно занялась чтением и в короткое время ознакомилась не только со всей тогдашней романтической литературой, но углубилась в философию, изучала Аристотеля а Лейбница, франц. моралистов классической эпохи и иностранных поэтов, увлекаясь больше всего Шекспиром и Байроном. Впечатления окружавшей действительности отзывались на ней очень сильно. Смерть любимой бабушки, семейные неприятности между матерью С. и недолюбливавшей ее аристократической семьей отца кладут отпечаток грусти на ее молодость. Пассивная во всем, что касалось внешних условий ее личной жизни, она вышла, 18 лет, замуж за барона Дюдевана, не отдавая себе отчета в своих чувствах. Восемь лет супружеской жизни была для ее тяжелым временем, озаренным только любовью к ее двум детям. В 1831 г. она оставила мужа и приехала в Париж, готовая на все лишения во имя свободы и независимости. Чтобы прокормить себя и детей, она сначала занялась живописью по фарфору и довольно успешно продавала свои изящные работы; потом ее осенила мысль взяться за перо. В «Histoire de ma vie» С. рассказывает, как, под влиянием романов ВальтерСкота, она в последний год жизни в Ногане задумала свой первый роман и написала его, сидя в детской, в обществе детей. «Прочтя его», сознается она, «я убедилась, что он никуда не годится, но что я могу написать что-нибудь менее плохое». В Париже, когда пришлось думать о заработке, она опять попыталась писать: «я заметила,» говорит она, «что пишу скоро,. легко, и без утомления, что идеи сами собой развиваются у меня под пером, что я успела собрать много наблюдений, изучить много характеров и что я знаю достаточно человеческую природу, чтобы описывать ее». Следующие восемь лет (1832 — 1840) была самыми бурными в личной жизни романистки и самыми блестящими в ее литературной деятельности. В ней проснулась страстная, впечатлительная натура, для которой свобода действий и чувств была жизненным принципом. Она поселяется в скромной комнатке на бульваре St. Michel, носит мужское платье, и в обществе своих друзей — Жюля Сандо, Делатуша и других членов тогдашней литературной богемы, проникается общественными и духовными интересами интеллигентной молодежи. С увлечением разделяя все развлечения веселого студенчества, она ходит по балам, литературным кофейням и политическим митингам, принимает участие в «театральных битвах», когда даются пьесы нового направления и т. д. Свобода духа, делавшая С. увлекательной собеседницей и кумиром молодежи, тесно была связана в ней с свободой сердца; истории ее многочисленных увлечений столь же знамениты, как написанные ею романы, потому что героями и жертвами их являлись такие люди, как Альфред де Мюссэ, Фредерик Шопен. Путешествие С. и Мюссэ в Венецию, их романтическая, капризная, мучительная любовь, впоследствии послужившая темой для романа С. : «Elle et Lui», отразилась на ее «Lettres d'un voyageur», на многих стихотворениях Мюссэ, на его «Confession d'un enfant au siecle», была нескончаемым сюжетом писем и воспоминаний; но самая любовь продолжалась недолго и принесла много горя обоим. Увлечение Шопеном, с которым С. уезжала на о-в Майорку, чтобы вылечить его от чахотки, было столь же кратковременно, как и многие другие романы ее жизни. С. очень просто говорит об этой поре своей жизни в «Histoire de ma vie» и очень верно объясняет свою тогдашнюю психологию: господствующим чувством в душе ее была жалость, ее привлекали болезненные, слабые натуры, нуждающиеся в поддержке. Она полюбила Мюссэ, когда его подтачивала опасная болезнь и он, как дитя, нуждался в уходе; за Шопеном она тоже ухаживала как сиделка, и ее любовь была только экзальтированным состраданием (с этой стороны С. изобразила сама себя в героине одного из позднейших ее романов — «Lucrezia Floriani»). Материнское чувство в сущности затмевало в душе С. все остальное: вея вторая половина ее жизни всецело полна им, но даже и тогда, когда


«la grande George» покоряла сердца всех знавших ее, первое место в ее сердце занимали дети и забота об их процветании. Романы этого периода носят преимущественно личный, лирический характер. Один за другим появляются: «Indiana», «Valentine» (1832), «Lelia» (1833), «Lettres d'un voyageur», «Jacques» (1834), «Andre», «Leone Leoni» (1885), «Mauprat» (1836) и несколько новелл. Все они посвящены вопросу о свободе сердца, и если и не носят вполне автобиографический характер, то во всяком случай отражают личные чувства, пережитые автором. «Индиана» близко напоминает собственную семейную драму Ж. С. и является страстным протестом против тирании семейного ига, рисуя, вместе с тем, идеал непосредственно и глубоко любящей женщины, искренней, чистой и делающейся, именно вследствие своей искренности, жертвой бессердечного эгоиста. «Валентина» поэтично и увлекательно рисует трагедию брака без любви и пробуждение естественных влечений сердца, роковых страстей, разбивающих семейный очаг и самую жизнь. В «Jacques», «Andre», «Mauprat», «Lelia» мы видим как любовь поднимает и вместе с тем разбивает слабые, нежные натуры, и как она смягчает и ��благораживает дикую, необузданную душу. Страстный тон проповеди свободы сердца, нежность и поэтичность героинь и героев и чарующая красота стиля (особенно в «Lelia») объясняют магическое действие произведений Ж. С. на современников. «Я полагала, что пишу обыкновенную прозу», пишет Ж. С. в одном письме, «а мне доказывают, что я проповедую сенсимонизм». В самом деле, ее романы принимали размеры общественных событий и подвергались горячему обсуждению со стороны различных политических партий. Характер произведений Ж. С. меняется в конце 30-х годов, и время от 1840 — 48 г. является периодом второй манеры ее творчества. Успех ее первых романов показал, каким пламенным адвокатом той или другой идеи могла быть гениальная романистка. Это привлекало к ней провозвестников новых учений, которыми изобиловала тогдашняя Франция; многие из них стремились сделать ее носительницей в выразительницей их идей. Чуткая к смелой новизне, отзывчивая на всякую искреннюю проповедь, Ж. С. легко поддавалась всем этим влияниям; ее романы этого периода проводят идеи альтруистического свойства, навеянные Ламеннэ, Пьером Леру в др. В «Compagnon du toor de France», «Peche de Mr. Antoine», «Meanier d'Angibault» выступает на сцену проповедь социализма; в «Horace» противопоставляется благородный, возвышенный тип защитника народных прав расслабленному, нравственно павшему эгоисту. В «Jeanne» выступает религиозная идея друидизма. «Consuelo» и «Comtesse de Rudolstadt» принадлежат к тому же типу философских в политических романов, в которых оригинальность автора до известной степени подавлена отражением чужих идей. 1848 год был последним годом политических увлечений Ж. С. Она принимала участие в движении, охватившем общество, написала резкие полемические «Lettres au peuple» и (по поручению министра внутр. дел временного правительства, Ледрю-Роллена) «Bulletins du ministere de l'interieur». Поселившись затем окончательно в Ногане, вместе с семьей своего сына, Ж. С. отдалилась от общественной жизни, перестала подчиняться влиянию друзей-философов и вернулась в мир непосредственной жизни, к традициям молодости, проведенной среди крестьянского населения. Еще до 1848 г. начала появляться серия ее рассказов и романов из сельской жизни: «Francois le Champi», «Mare au diable», «Petite Fadette», в которых отразилась наивная, простая и полная поэзии жизнь беррийских крестьян. Сен-Марк Жирарден справедливо называет эти романы, к числу которых принадлежат еще «Maitres sonneurs» (1853) и отчасти «Diable anx champs» (1856) французскими «Георгиками». К концу сороковых и началу 50-х годов относятся также несколько театральных пьес: «Francois le Champi», «Claudie», «Mariage de Victorine» и др., игранных с большим успехом. Ж. С. страстно увлекалась театром, посвящала много времени устроенному ею в Ногане театру марионеток, и сочиняла для него пьесы, имевшие потом успех на больших театрах. Конечный, очень производительный период творчества Ж. С. обнимает 1855 — 1876 гг. и характеризуется возвратом к романтизму первой манеры, но смягченному жизненным опытом. К этому времени относятся: «Les Beaux Messieurs de Bois-Dore», «Mont-Reveche», «Jean de la Roche», «ie Marquis de Villemer» (роман и пьеса для театра) и мн. др., в которых


поражает свежесть таланта и чувств Ж. С. Психология действующих лиц и окружающая их среда обрисованы оригинально и с большою задушевностью. Почти не выезжая из Ногана, Ж. С. вела спокойную, правильную жизнь в кругу семьи своего сына Мориса. Письма ее полны подробностей о разных домашних событиях; она вместе с внучками радуется приближению Рождества и усердно готовить новые костюмы для марионеток; нездоровье невестки или детей захватывает ее сильнее, чем общественные интересы. Если она пишет без устали до самой смерти (кроме множества романов она написала многотомную «Histoire de ma vie», «Impressions et souvenirs», «Contes d'une grand' mere» и т. д.), то главным образом для того, чтобы обеспечить будущность своих детей. К друзьям своим, часто приезжавшим гостить в Ноган, она относится с той же материнской заботливостью, к начинающим писателям — с участием, убеждая их приобретать как можно более фактических знаний, прежде чем приступать к литературной деятельности. Общий характер творчества Ж. С. имеет две стороны, различным образом отразившиеся на дальнейшей судьбе ее произведений. При появлении ее романов главную роль играло идейное их содержание, их протестующая подкладка; но эта сторона ее произведений в настоящее время несколько устарела, и современному читателю апология свободы чувств, борьба с гнетом общественных предрассудков в романах Ж. С. кажется всего менее заслуживающей внимания; к тому же в большинстве случаев Ж. С. не оригинальна в идейных замыслах своих романов, а берет готовые философские тезы. Таким образом «жорж-сандизм», сыгравший, в свое время, такую выдающуюся роль в истории Франции и других стран), не пережил своей основательницы. Но произведения Ж. С. имеют и другую сторону, непосредственно литературную. Ж. С. принято считать идеалисткой романтизма, не основывавшей своего творчества на наблюдении; манера ее противопоставляется, в этом отношении, реализму Бальзака. Это противоположение не вполне верно. Конечно, С. идеализировала описываемых ею людей и их жизнь; фантазия уносила ее всегда в область химерических происшествий, конфликтов идеальных страстей с фантастическими событиями; но самые описания обнаруживают громадную наблюдательность, особенно там, где речь идет о жизни родного ей Берри. Ж. С. — не столько мыслитель, сколько непосредственный художник; она рисует жизнь и свои чувства как видит и чувствует и, благодаря этому, язык ее, над которым она менее всего работала, доходит иногда до высокого лиризма. З. В. Литература. Лучшие монографии о Ж.-С. — Е. Caro, «George Sand» и «G. S.; Histoire de ses oeuvres» (обе Пар., 1887). Почти все повести и романы С. переводились на русский язык частью отдельно, частью в журналах, особенно сороковых и пятидесятых годов «История моей жизни» пересказана в «Современнике» (1855, № 1 и сл.). См. еще «Рассказ русского путешественника о Ж. С.» (в «Библ. для Чтения» 1843, 7), Кронеберга, «Последние романы Ж.-С.» («Современник», 1847, № 1); т. же (1851, кн. 4) переведена рецензия Густава Планша; Е. Тур, «Жизнь Ж.С.» («Русск. Вест.» 1856 г., III — IV); «Жизнь Ж.-С.» («Соврем.», 1856 г., т. 56 — 58); Скальковский, «Рассвет» (1861, 11); Зола, в «Парижских письмах» («Вестн. Европы», 1877 и отд.); «Ж.-С. по ее письмам» («Загр. Вестн.» 1881, кн. 10). Белинский, в первом периоде своей деятельности, относился к Ж.-С. с страстною нетерпимостью. Одним из первых симптомов переворота, происшедшего в его миросозерцании, был восторженный отзыв о романе Ж.-С. «Бернар Мопра» (1841). С тех пор Ж.-С. стала для него автором столь же любимым, какими были Гете и Гофман в дни его молодости, и с 1842 г. начался в «Отеч. Записках» длинный ряд переводов ее романов («Орас», «Мельхиор», «Андре», «Домашний секретарь», и друг.). Белинский всецело примкнул к воззрениям Ж.-С. на женщину, на брачные отношения и проч., клеймил «киргизкайсацкий» взгляд на женскую «честь», называл Ж.-С. «вдохновенной пророчицей», «энергическим адвокатом прав женщин» и ставил наряду с Шиллером, этим «адвокатом человечества», а в одном письме к Боткину (1842) писал: «С. — это решительно Иоанна д'Арк нашего времени, звезда спасения и пророчица великого будущего». Особенно высоко Белинский ценил в Ж.-С. глубокую и истинную гуманность. Из всех иностранных писателей С. оказала наибольшее влияние на русских беллетристов 40-х годов. Она была любимейшим


автором Щедрина в дни его молодости («За рубежом», гл. IV), ею зачитывался Тургенев, она оказала неизгладимое влияние на Достоевского. «Женский вопрос» в русской литературе был поднять под непосредственным влиянием С. Е. А. Ган уже в первой своей повести: «Идеал» (1837) вложила в уста своей героини протест против общественного рабства «царицы общества», а затем на том же протесте построила всю повесть: «Напрасный дар». Сходясь с С. во взгляде на великое значение для женщины жизни сердца, Е. А. Ган, вопреки С. единственной законной для этого формой считала брак. Проповедь свободы чувства впервые поднята была в романе Искандера (Герцена) «Кто виноват?», отметившей, между прочим, одностороннее развитие женщины, замкнутой в сферу «кухни и спальни». На первый план та же проповедь выступает в повести Дружинина: «Полинька Сакс» (1847), для которой первообразом послужил жорж-зандовский «Жак». В том же 1847 г. не был пропущен цензурой роман Писемского «Боярщина», который должен был появиться в «Отеч. Записках», и по признанию автора, находившегося, подобно всем своим современникам, под влиянием С." был им написан «как протест против брака». Влияние «Жака» заметно и в романе Авдеева «Подводный камень», появившемся гораздо позже, в 1860 г.

Сандаловое дерево Сандаловое дерево — различные виды деревьев, древесина которых дает краску (синюю, черную или красную) или идет на поделки. Таково: 1) Haematoxylon Campechianum L., кампешевое дерево; 2) Pterocarpus santallnus L., дерево относящееся к сем. мотыльковых; дико растет в восточных частях тропической Азии и на Цейлоне. Древесина его, под именем красного сандала или калиатурового дерева, идет на краску и на поделки; оно слабо ароматично и содержит сантолин, санталовую кислоту, сантал и птерокарпин. Дерево это достигает 6-8 метров в��соты; ветви у него серовойлочные, листья перистые; желтые с красными подосками цветки одиночные, пазушные или в кистях; из 10 тычинок, девять спаяны нитями в трубочку; боб округлый, гладкий. 3) Santalum album L. — дерево из сем. санталовых, дико растущее в Остиндии и на Малайских о-вах. Желто-розовая или желтоватая, ароматная древесина его, под именем белого или желтого сандала, употребляется в парфюмерии, в столярном деле и в медицине. Листья у этого дерева яйцевидноэллиптические, крупные, кожистые. Цветки обоеполые, с сростнолистным околоцветником, в метелках; тычинок 4 — 5, плод — костянка. Дерево паразитное. С. Р.

Сандунова Елизавета Семеновна Сандунова (до замужества Уранова, Елизавета Семеновна) — русская певица (1772 — 1882). Воспитывалась в театральном училище; обладала замечательным по объему mezzosoprano; в течете 33-хлетней сценической деятельности исполнила 320 ролей. Пользовалась покровительством Екатерины II, которой она была обязана и своим семейным счастьем: императрица оградила ее от назойливых преследований разных вельмож и устроила ее свадьбу с актером Сандуновым. Н. С.

Санкхья Санкхья (санскр. Samkhya — относящийся к числу, численный, «перечисляющий», затем перечисление, исследование, различение, размышление) — древнейшая и главнейшая из шести философских школ древней Индии, более близкая к школе йога; время и место ее возникновения (в сев. Индии) еще не поддаются определению. Можно только утверждать, что школа С. существовала еще в добуддийскую эпоху, как это доказывает ряд общих черт у буддизма и С., подтверждающий туземное предание о происхождении буддизма из основных


учении С. (см. Якоби, «Der Ursprung d. Buddhismus aus dem Sankhya-Yoga», в «Nadir, d. Gott. Gesellsch. d. Wissenschaften», 1896, стр. 43 и сл). Так как с другой стороны очевидно, что философия С. — поздние древнейших упанишад, то не лишено вероятия мнение Рих. Гарбе, что С. возникла в виде реакции пантеизму упанишад. Другого, малоправдоподобного, мнения держатся Нилакантха Шастри Гор, Гауг (Gough) и Макс Мюллер, утверждающие, что С. первоначально представляла собой «перечисление» основных понятий веданты, излагаемой в упанишадах, при котором были употреблены особые выражения; подлинное значение этих терминов со временем забылось, и с ними связаны были новые понятия, составившие основы философии С., позднейшим развитием которых является учение С. в тесном смысле слова. Если в древнейших упанишадах учение С. еще не встречается, то, напротив, позднейшие упанишады нередко содержат в себе те или другие его идеи, хотя нигде они еще не приведены в систему. Основателем учения С. считается во всей индийской литературе мифический мудрец Капила, о котором ничего неизвестно, кроме легендарных данных, находимых в Махабхарате, Рамаяне и Пуранах. Более веса можно придать буддийским свидетельствам о нем, приводящим его в связь с городом Капилавасту. Эти известия довольно правдоподобны, в виду указанных уже связей С. с буддизмом, в истории которого город Капилавасту играет видную роль. Во всяком случай, если Капила действительно существовал, то время жизни его, в виду зависимости буддизма от С., должно быть отнесено ко времени до половины VI в. до Р. Хр. Непосредственным учеником Капилы предание называет Асури (Asuri), о котором также ничего достоверного неизвестно. Более определенной является личность второго из главных авторитетов школы С., философа Панчашикха. Индийские источники перечисляют еще ряд других философов, в том числе Виндхьявасину или Виндхьявасаку, жившего, вероятно, в I в. по Р. Хр. и упоминаемого китайскими источниками; от прочих сохранились только одни имена, да и те не всегда внушают доверие к своей подлинности. Время расцвета школы С. относится к первым векам нашей эры, когда она оказала заметное влияние на образование гностических и неоплатонических учений, объясняющееся частыми сношениями между Индией и Александрией. Влияние С. на гностицизм сказалось особенно в учении об антагонизме между духом и материей, в отождествлении духа со светом, в делении людей на три класса (pneumatikoi, yucikoi, ulikoi = три гуны в учении С.), в учении о личном существовании разума, воли и т. д. Зависимость неоплатонизма от С. еще сильнее и сказывается нередко в полном тождестве некоторых учений. Из С. заимствовано учение Плотина, что душа свободна от страданий и изменений, присущих только миру материальному, что человек должен отказаться от чувственного мира и стремиться к истине путем созерцания. Обещание философии Плотина избавить людей от их страданий также имеет прототип в аналогичном обещании философии С. Как и гностики, Плотин заимствовал из школы С. учение о тождестве духа и света; у него повторяется также (при объяснении сознательного познания) сравнение души с зеркалом, в котором появляются образы предметов. Еще теснее зависел от С. ученик Плотина, Порфирий. В самой Индии учение С. оказало широкое влияние на всю ее философскую и религиозную жизнь, начиная с начала нашей эры и кончая новейшей эпохой. Об этом свидетельствуют все главнейшие памятники санскритской литературы: законы Ману и другие юридические сборники, Махабхарата, представляющая древнейшее связное изложение доктрины С., Грхьясутры, Пураны, Тантры и т. д. Влияние С. сказывается и на позднейших философских системах Вайшешика и Ньяя. Древнейшие трактаты школы С. — сочинения Панчашикхи и трактат Шаштитантра («система 60 понятий») — не дошли до нас. Последний памятник упоминается в позднейших трактатах, причем из него приводятся и цитаты. Древнейшим из сохранившихся систематических изложений является трактат Санкхьякарика (Samkhyakarika), возникший не позже V в. по Р. Хр. и вызвавший два комментария (Гаудапады, между 700 и 750 гг. по Р. Хр., и Вачаспатимишры, в первой трети XII в.). К началу XI в. относится так называемая Раджаварттика (Rajavarttika). К первой половине этого же века относится известное сочинение об Индии арабского писателя Альберуни, дающее обстоятельные сведения об учении санкхья. До половины XVI в. возник небольшой (как и все вышеназванные) трактат Таттвасамаса, вызвавший несколько комментариев (один издан Баллантайном, в его «Lecture on the Sankhya


Philosophy», Мирзапур, 1850). Древнейшими источниками С. долго считались С. сутры, хотя уже Кольбрук указывал на ошибочность приписывания их Капиле. На самом деде это — довольно поздние тексты, возникшие между концом XIV и серединой XV в. К этим сутрам примыкает ряд комментариев (древнейший — Анируддхи, относящийся к самому началу XVI в.), доходящих до XVIII в. Имя С. рассматриваемое учение получило в сравнительно позднее время (оно встречается впервые только в поздних упанишадах и в Махабхарате). Первоначальное его значение, по правдоподобному мнению Гарбе, было «перечисление», в виду пристрастия С. к числам и особенно «перечислению» 25 принципов, имевшего большой вес в глазах ее последователей. Только впоследствии оно получило более широкое значение «различения, размышления». С. выходит из вполне определенного пессимистического взгляда на мир. Всякая сознательная жизнь есть страдание; кажущиеся радости бытия перемешаны с страданиями и влекут их за собой. Самое величайшее зло этого мира — необходимое возвращение смерти в каждом новом существовании. Высшей целью человеческих стремлений может быть, поэтому, только полное устранение страданий, которого не дают ни мирские средства, ни жертвоприношения, не устраняющие вполне смерти (уже убиение жертвенного животного есть грех, требующий возмездия; сложный и дорогой жертвенный ритуал доступен только богатым, да и достижение высшего божественного достоинства не избавляет от переселения душ, которому подлежат даже боги). Надежда на прекращение всякой сознательной жизни при разрушении мира тщетна, ибо за этим разрушением последует новый период созидания, в котором снова начнется странствование душ из одной формы в другую. Только с помощью философии человек (без различия касты или состояния) может достигнуть спасительного познания, заключающегося в признании абсолютного различия духа от всего материального мира. Чтобы дойти до этого познания, учение С. развивает свою мировую теорию, пытаясь установить причинную связь явлений материального мира, а также и душевных процессов. В доктрину С. входит и несколько общих учений, выработанных индийской философией, в роде учения о возмездии, круговращении жизни и переселении душ, встречаемого во всех религиозно-философских системах Индии. Главная характеристическая черта школы С. — атеизм, отрицание вечного верховного существа, создавшего и поддерживающего мир. Эта черта резко отличает систему С. от школы йога. Атеизм С. вытекает из учения, что бессознательной материи природы присуще стремление развиваться для пользы чисто рецептивных душ, а также из связанного с этим учением общеиндийского представления о последствиях деятельности всех живых существ — последствиях, которыми вышеназванное стремление природы возбуждается и определяется. Последователи С. поддерживают свое атеистическое учение указанием на то, что при теистическом мировоззрении возникновение зла является неразрешимой загадкой и неизбежно влечет за собой упрек верховному сущес��ву в жестокости и пристрастии. Кроме того система С. развивает ряд оригинальных космогонических, физиологических и психологических учений. По ее учению, в мире существует два вечных, исконных начала, различных в самом своем основании и потому не возводимых ни к какому высшему единому началу: материя и души. Описание сущности этих начал и их взаимных отношений и составляет собственное содержание системы С. Подробное исследование философии С. дал Рих. Гарбе: «Die S.Philosophie, eine Darstellung d. indisch Rationalismus» (Лпц. 1894); его же позднейшее, исправленное, но сокращенное изложение: «S. und Yoga», в «Grundriss d. indo-arischen Philologie» Бюлера (т. III, вып. 4, Страссб. 1896). В первом из назв. трудов приведена и вся библиография вопроса. См. еще Barthelemy St.-Hitaire, «Memoire sur le Sankhya» (П. 1852, Davies, «Hindu philosophy. The S. Karika of Iswara Krishna. An exposition of the system of Kapila» (Л. 1881); Martinetti, «Il sistema S. Studio sulla filosofia Indiana» (Турин, 1897). Издания и переводы туземных источников: «S.-Pravacana-Bhashya or commentary on the exposition of the o. philosophy by Vijsanahhikshu» (Кембр. и Лпц., 1895); англ. перев. Ballantyne (Кальк., 1865); «Sankhyasara: a treatise of Sankya philosophy» (Кальк., 1862); «Vacaspatimiсra. Samkhya-tattvaKaamudt, der Mondschein der Samkhya-Wahrheit, nebst Einleitung uber das Alter u. die Herkunft d. S. Philosophic v. R. Garbe» (Мюнх. 1892); англ. перевод и подл. текст, изд. Ganganatha lha (Бомбей, 1896).


С. Б-ч.

Санкция Санкция (лат.): — 1) утверждение законопроекта главою государства. В конституционных государствах глава государства, отказывая в утверждении законопроекта, принятого представительным собранием, осуществляет свое право вето. — 2) Та часть закона, которою ограждается исполнение его. Содержанием санкция является, прежде всего, признание действий, нарушающих закон, ничтожными или оспоримыми. Законы с такою С. назыв. совершенными (leges perfectae). Для таких норм, по отношению к которым признание правонарушительного действия оказывается недостаточным, устанавливается С. связывающая с этим действием невыгодные для совершителя его последствия (гражданское взыскание в пользу потерпевшего, наказание, налагаемое государственною властью в интересах общественных). Законы, снабженные такою С., назыв. leges plus quam perfectae. Если С. закона заключается в том, что нарушение его влечет за собою невыгодные для правонарушителя последствия (напр. штраф за неоплату заемного обязательства гербовым сбором), но при этом самое действие, соединенное с нарушением закона, сохраняет свою юридическую силу, то такого рода законы назыв. leges minus quam perfectae. Наконец, законы, не имеющие С., т. е. законы, последствия нарушения которых вовсе не определены, называются несовершенными (leges imporiectae). К числу последних принадлежит большая часть норм публичного права. Предполагается, что соблюдение норм публичного права ограждается надлежащею организацией властей, призванных осуществлять их; но, в виду недостаточности такой гарантии, граждане, по мере упрочения в управлении начал правомерности, приобретают право административного иска, направленного к признанию незаконных распоряжений администрации недействительными. Этим путем значительная часть норм публичного права из несовершенных превращается в совершенные.

Санкюлоты Санкюлоты (франц. Sansculottes; неточно переводится словами бесштанники, голоштанники) — в эпоху великой франц. революции так назывались пролетарии и революционеры, в отличие от представителей высших классов: последние носили culottes, т. е. штаны по колени, с чулками, а первые — панталоны, т. е. длинные штаны до пят. Название это появилось в феврале 1792 г. и стало означать доброго патриота и гражданина.

Сан-Паоло Сан-Паоло (San-Paulo) — главн. город бразильского штата того же имени, в 5 км. к Ю от устья р. Титэ, на высоте 753 м. над ур. моря. Университет с факультетами юридическим и богословским, иезуитская коллегия, музей, театр. С. — центральный торговый пункт штата. Вблизи итальянские колонии: Санта-Анна, Глория, С.-Каэтано и С. Бенардино. Жит. ок. 40000.

Сан-Ремо Сан-Ремо (San-Remo) — город и зимняя климатическая станция итальянской провинции Порто Маурицио, на берегу Генуэзского залива (Ривьера-ди-Поненте) в 5 часах от Генуи; с С хорошо защищен тройною цепью гор. 121/2 тыс. жит. Лицей, мореходное и техническое училище. Нежный климат, снежные зимы крайне редки. Богатая южная растительность. Средняя годовая t° = 15,6° Ц., зимы 9,4, весны 14,1, лета 22,4, осени 16,6, с ноября до марта 11,41° Ц. Среднее барометрическое стояние годовое 761,43 мм. Восточные и западные ветры чувствительны только в местах близких к морю; восточный ветер — самый сильный и частый, мистраль едва дает себя знать. Хорошо устроенное заведение со всеми лечебными


приспособлениями. Санатория со всеми удобствами. Больных до 8000 в год, с упадком питания, золотухой, страданиями дыхательных органов, почек, диабетом.

Сан-Сальвадор Сан-Сальвадор (San Salvador) — столица центр. амер. республики того же имени, на небольшой реке, впадающей в Тихий океан, в хорошо орошенной и облесенной долине, в 5 км. от вулкана С. Основан в 1523 г. испанскими эмигрантами; в 1854 г. перенесен на другое место, вследствие частых землетрясений, но и здесь дважды уже частью разрушался ими. Много церквей и монастырей. Обширные склады сахара и индиго, фабрики железных изделий и хлопчатобумажных тканей. Жит. 16000 (1890), до землетрясения 1873 г. — 40000.

Санскара Санскара (санскр. samskfira — приготовление, церемония, священнодействие) — главнейшие религиозные церемонии, обязательные для каждого индуса хорошей касты. Гаутама, называющий этим термином все религиозные церемонии, насчитывает их сорок, но обыкновенно под названием С. разумеется главных десять очистительных церемоний. Каждая С. имеет определенный и нередко довольно сложный порядок, устанавливаемый такими авторитетами, как Ману, Яджнявалкья и др. В буддийской философской терминологии С. означает душевные способности и наклонности человека. С. Б-ч.

Сан-Себастьян Сан-Себастьян (San Sebastian) — портовый гор. в испанской провинции Гвипускоа, на Атлантическом океане, крепость первого ранга, при устье р. Урумеа, между двумя бухтами: на З в новейшее время расчищенная и защищенная сильными дамбами бухта Зурриола (Zurriola), на З — соединяющаяся с морем только узким проливом между Monte Orgullo (с фортом) и Monte-lgueldo (с маяком) бухта La Concha. После английского погрома 1813 г. отстроен заново. Жит. (1887) 29047. Церковь св. Марии, в стиле Возрождения, с роскошным фасадом и величественными алтарями; церковь San Vicente в готическом стиле (XI стол.); вилла королевы-регентши (Miramor), арена для боя быков. Школы торговая и мореходная. Заводы якорные, стеклянный, химических продуктов, фабрики ковровые и парусные. Торговля транзитная и экспедиционная; ввоз английских и французских продуктов, хлопчатой бумаги, корабельного к строевого леса, трески; вывоз вина, муки, консервов. В 1894 г. в бухту Конха вошли 108 судов различных наций с грузом в 62483 тонн. С.Себастиан принадлежит к самым удобным и благоустроенным курортам (морские купанья) северного побережья Испании. Близ С.-С. бывший иезуитский монастырь San Ignacio de Loyola. Находясь на пути из Франции к Мадриду, С.-Себастиан неоднократно играл роль в военной истории страны. В августе 1794 г. франц. ген. Монсе неожиданно подступил к стенам города, и гарнизон, застигнутый врасплох, сдался на капитуляцию. В 1813 г., после победы при Виттории, С.-Себстиан был осажден англ. войсками; франц. гарнизон, под нач. ген. Pea, оборонялся с большим упорством и сдался только тогда, когда почти все верки были разрушены и надежда на выручку исчезла. В 1823 г., в самом начале похода герцога Ангулемского в Испанию, дивизия ген. Бурка обложила С.Себасиан, и крепость сдалась еще до открытия французами осадных работ.

Санскрит Санскрит. — В основе этого термина лежит древнеиндийская форма samskrtam. Традиционное произношение брахманов ставить слог ri на месте древнего слогового r, и форма С. попала в Европу именно в таком традиционном произношении. Значение древнеиндийского samskrtam или samskrta до сих пор еще вполне точно не установлено;


обыкновенно толкуют термин С. как составленный (искусственный), украшенный, освященный (язык свящ. литературы), образованный (в смысле культурном) язык. В общем употреблении под этим термином разумеют язык древних индусов, на котором они говорили и писали за нисколько веков до Р. Хр. При этом употреблении разные диалектические и хронологические разновидности, замечаемые в общем составе древнеиндийского языка, оставляются без внимания. С. называют и язык древнейшего памятника индийской (и индоевропейской) литературы — Ригведы и вообще веды, и язык позднейшей, искусственной, художественной индийской литературы — язык эпических поэм в роде Махабхараты и Замаяны, драм Калидасы и др. Индийские ученые понимали под термином samskrta bhasha только позднейший, нормированный грамматиками искусственный или классический книжный язык, получивший право гражданства в эпоху индийского средневековья (от 600 г. до Р. Хр.), и отличали его от bhasha просто, т. е. живой, разговорной речи. Древнейшей формой древнеиндийского языка является язык ведь (2000 — 1500 лет до Р. Хр.) или ведийский (ведаический) С., как принято называть его в европейской науке, в отличие от С. классического. Ведийский С. отличается от классического не только большим богатством и разнообразием грамматических форм, но и несомненными чертами языка более живого, своб��дно развивающегося, но столь стесненного литературной и книжной традицией. Тем не менее и ведийский С. не может быть признан вполне чистым и неприкосновенно сохранившим древнейшие черты древнеиндийского языка, каким он должен был быть в эпоху создания вед и самой древней из них — Ригведы. Не смотря на благоговейное отношение к чистоте и целости священных текстов, эти последние не могли избежать общей участи всех литературных памятников, передаваемых путем изустного предания из глубокой древности в позднейшие эпохи с другим строем языка: они подверглись значительному подновлению. Постепенное преобразование ведийского С. в этом направлении было завершено учеными редакторами вед, давшими этим памятникам окончательную внешнюю группировку в виде дошедших до нас самхит или ведийских сборников. Подновление коснулось главным образом фонетической стороны (так назыв. сандхи), но и здесь не было проведено последовательно. Нередко встречаются архаизмы, сохранившиеся потому, что их неправильно понимали, Замечается даже влияние среднеиндийских диалектов и чужих языков, снабдивших ведийский С. несколькими заимствованиями, сразу обличающими свое неарийское и неиндоевропейское происхождение. То обстоятельство, что веды сохранялись в одном сословии — среди жрецов, заставляет предполагать, что ведийский С., несмотря на отсутствие определенной ученой или книжной нормировки, должен был все-таки разниться от живого народного языка и представлять большую неподвижность и искусственность, характеризующую языки книжные и поэтические. На это указывает употребление форм, принадлежащих разным историческим периодам, ошибочное употребление некоторых форм, образование неправильных форм и тому подобные особенности, свидетельствующие об известной искусственности языка. Древнейший вид ведийского С. находим в Ригведе, которая, однако, неоднородна в языковом отношении, представляя в некоторых своих частях более древнее состояние языка, а в других (10-я книга) — более новое, являющееся переходной ступенью к языку еще более поздних ведийских сборников (самхит). В послеведийскую эпоху ведийский санскрит еще более расходится с живыми говорами, оставаясь более или менее неподвижным, в то время как они беспрерывно развиваются. Уже другие веды представляют более новый язык, характеризуемый лексическими неологизмами, исчезновением разных старых форм, более частым появлением l на месте общеарийского r и т. п. Прозаическая ведийская литература брахман и жертвенных формул Яджурведы хотя и представляет более новую стадию языка, чем Ригведа, но в то же время сохраняет и некоторые древние черты, которых уже нег в других, более древних памятниках. Здесь сказывается обычное разливе прозаического языка от поэтического. В следующем по времени слое литературных памятников ведийского периода — араньяках, упанишадах и сутрах — наблюдается уже, в общем тот строй языка, который был закреплен классической грамматической школой индусов. Своеобразен только стиль сутр, отличающийся отсутствием связной и периодической речи и господством отрывистого, сжатого синтаксического строя. В грамматике Панини (около 300 до Р. Хр. ?).


канонизована форма языка, близкая языку сутр. Позже является и термин samskrta — «правильно изготовленный, совершенный, законченный», в отличие от prakrta — «плебейский, народный». Выражение это у старых грамматиков еще отсутствует и впервые встречается в Рамаяне. Употребляясь первично для одних сакральных целей, С. брахманов получил светское потребление только в позднейшую эпоху. Уже сакральная ведийская литература приняла в себя некоторые первично светские произведения. Светская литература на С. началась уже за несколько столетий до появления грамматики Панини. Древнейшим ее памятником является Рамаяна, к стилю и языку которой примыкает и Махабхарата. Хотя грамматика уже процветала в эпоху появления этих эпических поэм, язык их в довольно многих отношениях уклоняется от правил грамматики Панини (особенности эпического С. см. Bohtlingk, "Berichte der sachs. Gesellschaft der Wissensch. ", phil. hist. Classe, 1887; «Zeitschr. d. deutsch, Morgenl. Gesellsch.», т. XLIII, стр. 53 и сл.; Holtzmann, «Grammatisches aus dem Mahabharata», Лпц., 1884). Язык эпоса носит более народный характер, чем язык собственно классической санскр. литературы, примыкающей к Рамаяне. Характерные черты этого «классического» С. — точность и сжатость стиля, рядом с строгой нормировкой языка, согласно грамматическому канону Панини и других представителей индийской грамматической школы. Тем не менее разница между грамматической теорией и литературной практикой постоянно дает себя знать. Целый ряд форм и синтаксических конструкций, встречаемых у грамматиков, не может быть доказан примерами из литературного употребления — и обратно, возникают особые метрические поэмы (кавья), имеющие целью демонстрировать употребление таких архаических или теоретических форм. Еще большую степень зависимости от грамматики обнаруживают произведения классической санск. прозы, в которой легче было соблюдать строгие правила индийских грамматиков, благодаря отсутствию метра. В общем С. позднейшей «классической» литературы гораздо беднее формами, чем ведийской С., хотя поздние авторы и стараются иногда блистать своей книжной грамматической эрудицией, пытаясь воскрешать те или другие архаизмы. B классическом С. заметно и влияние народных диалектов. Лексические заимствования из народных диалектов были довольно многочисленны и вносили в С. среднеиндийские фонетические особенности. Иногда среднеиндийские слова, на основании звуковых отношений, подмеченных между С. и среднеиндийским, подвергались переделки на С. лад. В еще более поздние времена в С. проникали и влияния новоиндийских языков, дающие себя знать как в надписях, так и в литерат. памятниках. Кроме того в С. можно открыть и довольно частые влияния туземных языков Индии, главным образом дравидических. Сношения с иранскими странами внесли несколько заимствований не только из древнеперсидского, но и из новых иранских языков. Сношения с греками, начавшиеся с похода Александра Македонского в Индию, внесли немало греческих заимствований, особенно в математическую и астрономическую терминологию. Магометанские завоеватели принесли с собой арабские и позже турецкие слова, а с XVI в. начинают появляться и заимствования из европ. языков. Географическое распространенно С. в разные эпохи различно. С. Ригведы употреблялся только в СЗ Индии; в эпоху других ведийских сборников и брахман С. уже распространившиеся в верхней долине Ганга, так назыв. Мадхьядеше (между пустыней на З и слиянием Ганга и Джамны на В). Во II в. до Р. Хр. вся страна между хребтами Гималаев и Виндхья, так назыв. Арьяварта, считается родиною «правильного» С. Еще раньше С. распространился дальние на Ю, на Деканское плоскогорье, где он употреблялся на ряду с туземными, дравидическими языками, щедро черпавшими из него в свой лексикон. Позже С. проник и на Цейлон, где оказал заметное влияние на сингалезский язык, затем на Малайский архипелаг, Яву, Борнео и даже на Филиппинские острова. Около начала нашей эры С. проник и в дальнюю Индию, где уже во II в. по Р. Хр. находим, как это видно из Птолемеевой географии, индийские географические названия. В IV в. там же (в царстве Чампа) начинают появляться надписи на С., употребляемом для этой цели до XII в., когда его совершенно вытесняет местный язык. В Бирме и Сиаме санскр. надписи не встречаются, но присутствие заимствований из С. в составе туземных языков свидетельствуют о влиянии С. и в этих странах. Благодаря буддизму, знание С. и литературные памятники на нем проникают в Средн. Азию, Тибет, Китай, Японию.


Общая судьба его вне Индии — смешение с местными языками и исчезновение. Что касается Арьяварты, то употребление С. здесь ограничивалось главным образом высшими сословиями и прежде всего жрецами-брахманами. Употребление пракрита в драме для речей женщин и действующих лиц из народа, в то время как боги, цари, жрецы и придворные говорят на С., указывает на употребление С. только верхними слоями индийского общества. Это же употребление С. в драме свидетельствует, однако, о том, что низшие слои общества хотя и не говорили на нем, но понимали его. Из употребления пракритских диалектов в правительственных указах, высекавшихся на камнях и скалах, и в буддийской священной литературе следует заключить, что народу среднеиндийские диалекты были во всяком случае, лучше понятны, чем аристократический С. Выли попытки употреблять С. у северных буддистов, но они были неудачны и представляли смесь пракрита с С. В более поздние эпохи с С. соперничают языки завоевателей Индии — сначала персидский, потом английский. Суживали употребление С. и возникавшие новоиндийские литературы. Уже в Х в. влияние новоиндийских языков дает себя чувствовать в языке надписей. В XII в. возникает литературы на новоинд. языке хинди. Знавшие С., как ученый язык, говорили и на другом, более живом, народном языке. Значение С. для индийской духовной культуры может быть сравнено с значением латинского в средние века или древнееврейского у современных евр��ев. До сих пор, однако, в Индии говорят и пишут на С., употребляя его и для обыденных нужд и потребностей. Научное значение С. для сравнительной грамматики индоевропейских языков весьма велико, хотя в последнее время ученые уже отрешились от того представления об исключительной древности и важности С., которое господствовало в европейской науке в течение более чем полустолетия, после основания сравнительной грамматики Фр. Боппом. Как индоевропейский язык, формы которого сохранились из очень древней эпохи, благодаря особо тщательной изустной традиции и раннему развитию в Индии грамматического знания, С. дает отличный критерий при сравнительноисторическом анализе отдельных индоевропейских языков, особенно своим формальным строем, сохранившим древние индоевропейские черты гораздо лучше, чем формальный строй остальных индоевропейских отдельных языков, не исключая и литовского. Но так хорошо сохранил С. древний звуковой состав индоевропейского праязыка, особенно в области вокализма, где преимущество приходится отдать греческому (индоевр. гласные а, е, о, а, е, о, сохранившиеся в греческом, в С. совпали в одном гласном а, а, дифтонги ei, ai, oi, en, au, оu, большею частью также сохранившиеся в греческом, в С. дали долгие гласные е и о и т. д.); напротив, консонантизм С. архаичнее в некоторых отношениях, чем консонантизм любого другого индоевроп. языка (С. один сохранил в целости древние аспираты, глухие и звонкие: ph, th, kh, bh, dh, gh, подвергшиеся разным изменениям в других языках). Ближайшими родичами С. являются иранские яз. Вместе с ними С. и его потомство — среднеиндийские и новоиндийские языки — образуют арийскую группу, принадлежащую, как и литво-славянские языки, также очень близкие к С. (хотя и в меньшей степени, чем иранские), албанский и армянский, к восточной группе индоевроп. языков (так назыв. языки satem). Современный индийский алфавит — семитического происхождения. Его прототип восходит к арамейскому (месопотамскому) алфавиту и был перенесен в Индию около 800 г. до Р. Хр., где он с большой тонкостью был приноровлен индийскими учеными к индийской звуковой системе. Древнее имя этого алфавита — Брахми (Brahmi). Существование письма в эпохи, следующие за вышеозначенным годом, доказывается свидетельством древних законников, канонической литературой буддистов и джайнов, Рамаяной и рассказами греческих путешественников (Мегасоена). наднис Древнейшие письменные памятники — на С. и царя Ашоки (Пиядаси), высеченные на скалах и столбах около половины III в. до Р. Хр. Их распространение указывает на знакомство с письмом от крайнего С до крайнего Ю Индии. Алфавит Брахма является здесь уже в позднейшей фазе развит. так назыв. Маурья. Рядом были и другие типы алфавита, из которых особого внимания заслуживает так назыв. Кхароштхи (Kharoshthi), заимствованный прямо из арамейского и переделанный под влиянием Брахми. Кхароштхи попал в Пенджаб вероятно во время господства над ним Ахеменидов. Он употреблялся здесь еще в течение первых веков христианской эры, но в прочих частях Индии почти не встречается. Фонетически он менее


точен, чем Брахми, и пишется справа на лево, как семитические алфавиты, тогда как Брахми представляет обычный европейский порядок письма (слева на право). Черты современного письма, так назыв. деванагари, могут быть прослежены по памятникам до глубокой древности. Сначала, по-видимому, письмо служило практическим целям: литература духовная и светская долго сохранялась путем изустного предания, да и до сих пор гимны и эпические поэмы в Индии заучиваются и читаются на память. Когда применено было письмо к закреплению литературных памятников — сказать нельзя. Панини знал о существовании письма, но ничего не говорит об употреблены его для ученых целей. Его грамматика допускает вполне возможность изустного заучивания и передачи. Знакомство европейских ученых с С. могло начаться лишь с открытия морского пути в Индию. Первые известия о знакомстве европейцев с С. принадлежат второй половине XVI в. В 1559 г., в Гоа, миссионеры, при помощи одного брахмана, перешедшего в христианство, знакомятся с философской и теологической литературой индусов и устраивают с брахманами религиозные диспуты. Итальянец Филиппо Сассетти, проживший в Индии 5 лет (1583 — 88), сообщает в письмах на родину (напечат. только в 1855 г.) о языке «Sanscruta», его особенностях, составе азбуки, и даже о сходстве его с европ. языками. За ним следует ряд миссионеров, изучавших С. и новоиндийские языки в просветительных целях и сообщавших, в своих донесениях, довольно подробные сведения о С. и инд. литературе. Roberlus de Nohilibus или Roberto de Nobili (1620) отлично изучил С. и дравид. языки; он носил даже одежду брахмана, исполняя все предписания и обряды этой касты. Гейнрих Ром (1664) сообщил в Европу (знаменитому иезуиту Афанасио Кирхеру) первый образчик С. алфавита. Немец Ганкследен (Hanxleden, в Индии с 1699 до ум. 1732) первый составил С. грамматику и малабарско-С., португальский словарь, оставшиеся в рукописи. Первым европейцем, напечатавшим С. грамматику (1790), хотя и плохую, был татке миссионер — Paullinus a Sancto Bartholomaeo. Главная заслуга в деле ближайшего ознакомления Европы с С. принадлежит англичанам. Чарльз Вилькинс перевел ряд памятников индийской литературы и написал лучшую в свое время санскр. грамматику (1808). Он же первый начал печатать в Европе целые санскр. тексты подлинным С. шрифтом, знаки которого сам вырезал и отлил. За ним последовали: Вильям Джонс (1746 — 94), переводчик и издатель ряда индийских текстов, впервые провозгласивший гипотезу об общем происхождении С., латинского и греч. языков из одного общего, более уже не существующего языка; Генри Томас Кольбрук (1765 — 1837), считающийся по праву основателем индийской филологии в научном смысле слова; Вильсон, составитель первого С. словаря (1819), и др. В начале нынешнего столетия изучение С. переходит от англичан к немцам, надолго сохранившим первенствующую роль в этой области. Значение С. для науки определяет Фр. фон Шлегель в своей знаменитой книге: «Uober die Sprache und Weisheit der Indier» (1808). Фр. Бопп кладет основание сравнительно-грамматическому изучению С., издает тексты, глоссарии, лучшую надолго грамматику С. В 1819 г. прусское правительство открывает кафедры С. в своих университетах. Их занимают Бопп в Берлине и Авг. Вильг. фон Шлогель в Бонне. Последний является учителем целой школы санскритистов, среди которых имеются такие имена, как, Хр. Лассен и О. Н. Бетлинг. В 1827 г. берлинск. королевская библиотека кладет скромное начало своему, в настоящее время громадному собранно С. рукописей, второму в свете после коллекции британского музея, последующего развития индийской филологии вообще и изучения С. в частности носит уже характер специализации. До начала 40х годов предметом изучения является почти исключительно классической С. и писанная на нем литература. С 40-х годов идет и разработка ведийского С., начатая Фридр. Розеном, Бюрнуфом, Рудольфом Ротом и Бенфеем, Максом Мюллером и продолжаемая Альбр. Вебером, Мартином Гаугом, Гейнрихом Грассманом, Альфр. Лудвигом, Берт. Дельбрюком, Абелем Бергенем, Гарбе, Кеги, Гельднером, Пишелем, Линднером, Циммером, Ольденбергом, Кильгорном фон Шредером, американцами Витни, Лэнмэном, Блумфильдом и др. Классическим С., кроме представителей старого поколения немецких санскритистов — Брокгауза, Ад. Фр. Штенцлера, Гильдемейстера, Боллензена, О. Н. Бетлинга, — занимались и занимаются Г. Бюлер, Кильгорн, Пишель, Б. Либих, О. Франке, Т. Цахариэ, Гольцман, голландцы Керн и Спейер и др. Лучшие грамматики С. принадлежат Витни (нем. перев.


Циммера: «Indische Grammatik», Лпц., 1879; 2 изд., 1889) и Як. Вакерyагелю («Altindische Grammatik. Т. I, Фонетика», Геттинген, 1896). Первая имеет характер чисто описательный и дает превосходный подбор богатого материала для практического ознакомления с языком; вторая, основанная на глубоком изучении громадной литературы по грамматике С., дает самое полное и самое лучшее сравнительно-историческое предствление о С. Особенного внимания заслуживает введение о С. вообще, к которому и отсылаются читатели, желающие более подробных сведений о С. На русском яз. имеется «Руководство к изучению С.», проф. В. Ф. Миллера и О. М. Кнауэра (для начинающих, СПб., 1891). Из словарей монументальный характер имеет так наз. «петербургский» словарь С. немецкий, Бетлинга и Рота, изд. нашей академией наук в двух видах, полном (1853 — 75) и сокращенном (1870 — 89). На этом словаре основан ручной (С.-нем.) словарь Каппеллера (Страсб., 1887), вполне пригодный для первоначальных занятий С. Отличный ведийский словарь принадлежит Грассману («Worlerbuch zum Rigveda», Лиц., 1873 — 75). Хороший сравнительноэтимологический словарь дал Уленбек («Kurzgefasstes etymologisclies Worterbuch der altindisch. Sprache», Амстерд., 1898 — 99), автор сравнительной фонетики С. (голл. и англ. изданbt, 1898). Прочая литература: грамматики и первоначальные руководства — Bonfey, «Handbuch d. S. Sprache: Gramm., Chrestom. und Glossar» (Лпц., 1852 — 54); его же, «Kurze S. Grammatik» (Лпц., 1855); Bergaigne, «Manuel pour etudier la langue sanscrite. Chrestom., lexique, principes de gramm.» (П., 1884); Boller, «Ausfuhrl. S. Grammatik» (Вена, 1847); Fr. Ворр, «Ausfuhrl. Lehrgebaude d. S. Sprache» (Б., 1827); его же, «Grammatica critica linguae S.» (изд. 2-е, Б., 1832); его же, «Kritische Gram. d. S. Sprache» (4 изд., Берл., 1868); Borooah, «Comprehensive grammar of the S. language, analytical, historical and lexicographical»; его же, «Higher S. grammar» (Калькутта, 1879); Buhler, «Leitfadon f. den Elementarcursus d. S.» (Вена, 1883); Colobrooke, «Gramm. of the S. lang.» (т. 1, Кальк., 1805); В. Dolbruck, «Altindische Syntax» (Галле, 1888); Desgranges, «Grammaire S.franеaise» (Пap., 1845 — 47); Edgren, «Compendious S. grammar w. sketch of scenic prakrit» (Лонд., 1885); Giussani, "Principii della grammalica S. " (Турин, 1868); Kale, «Higher S. grammar» (2 изд., Бомбей, 1898); Kellner, «Elementargrammatik d. S. Sprache» (Лпц., 1868, 3 изд., 1885); Kielhorn, «Grammar of the S. lang.» (Бомбей, 1870, 4 изд. 1896), нем. издание (Б., 1888); М. Muller, «Sanskritgrammar» (Лонд., 1866, 2 изд., 1870; нем. изданы, Лпц., 1866); его же; «S. grammar for beginners» (Л., 1886); Nazari, "Elementi di gramm. S. « (Турин, 1892); Perry, „S. primer based on Buhler's Leitfaden“ (Бостон, 1886; 3 изд., 1892); Speyer, „S. syntax“ (Лейден, 1886); его же, Vedischу una S. syntax» (Страссб., 1896, из Бюлеровского «Grundriss d. indoarischen Philologie»); Stenzler, «Eicinontarbuch der S, Sprache» (Бреславль, 1868; 6 изд. Пишеля, 1892); Vaskoncellos, «Corso do lilterat. e lingua o. class, e vedica» (Лиссабон, 1881 — 89); Westergaard, «Kortfattet S. formlare» (Копенгаген, 1846); Whitney, «Die Wurzeln, Verbalformon u. primaren Slamme d. S. Sprache» (Лпц., 1885); Monier Williams, "Practical gramm. ofthoS. lang. * (Оксфорд, 1877, 4 изд.); Wilson, «Introduction to the gramm. of the S. lang.» (Л., 1841; 2 изд., 1847). Словари и глоссарии: Apte, «Practical S. engl. dictionary» (Пуна, 1890); его же, «The student's S. engl. diction.» (Пуна, 1890) и «The students engl.-S.dict.» (Пуна, 1884; 2 изд., Бомбей, 1893); Benfey, «S. engl. diction., w. etymologies and comparisons of cognate words in greek, latin, gothic and anglo-saxon» (Л., 1866); Ворр, «Glossarium sanscritum» (Б., 1830; 3 изд. 1867); Borooah, "Practical engl. S. diet. « (Калькутта, 1877 — 81; лучший англ. С. словарь); Burnout et Leupol, Dictionnaire classique S. francais» (П., 1865); Macdonell, «S. engl. dictionary» (Л., 1893); Prinsep, «English and S. vocabulary» (Лонд., 1847); Vaidya, S. Ramch, "Standard S. engl. diet. « (Бомбей, 1889); Monier Williams, „Sanscritengl., dictionary, etymologically and philologically arranged, with special reference to week, Latin, Gothic, German, Anglo-Saxon etc.“ (Оксфорд, 1872). Монографии: Delbruck, Das altinaische Verbum aus den Hymnen des Rigveda» (Галле, 1874); его же, «Altindische Tempuslehre» (Галле, 1876); O. Franke, «Was ist Sanskrit?» («Bezzeaberger's Beitrage zur Kunde der indogerm. Sprachen», т. XVII); его же, «Die indischen Genusregeln» (Киль, 1890); его же, «Grammatik des klassischen S.»; Lanman, «On noun-inflection in the Veda» (Нью-Гавен, 1880); Lindner, «Aitindische Nominalbildung» (Иена, 1878); Reuter, «Die altind. Nominalcomposita» (т. I., Гельсингфорс, 1891); Sorensen, «Om S. stilling» (Копенгаген, «Mem. de l'Acad.», Ill, 1894); Zachariae, «Die indischen Worterbucher» (Страсбург,


1897, в «Grundriss» Бюлера) и «Beitrage zur indischen Lexicographie» и т. д. Важнейшие из других, более мелких статей указаны у Вакернагеля, в цитированной выше его грамматике. С. Булич.

Сантандер Сантандер (Франциск de Paula Santander, 1794-1840) — южноамериканский государственный деятель. После революции 1809 г., происшедшей в Колумбии, принял участие в борьбе за независимость. В 1881 г. С. созвал конгресс, на котором Боливар был избран президентом, а С. вице-президентом новой республики Колумбии. Когда возникло подозрение, что Боливар замышляет восстановить монархию, О. стал во главе республиканской партии и созвал в Окане собрание; но оно было распущено Боливаром, а С. был обвинен в заговоре против президента и присужден к изгнанию. После смерти Боливара С. вернулся в Колумбию, которая к тому времени разделилась на три отдельные государства, и в 1833 г. был избран президентом Новой Гренады. В качестве президента С. вызвал против себя неудовольствие тем, что, при уплате тремя новыми республиками государственных долгов Колумбии, на долю Новой Гренады пришлась половина всех долгов, хотя она не была богатейшим из трех государств. В 1836 г. С. оставил политическую деятельность.

Сантьяго де Чили Сантьяго де Чили (Santiago de Chili) — столица южноамер. республики Чили на высоте 560 м. над ур. моря, у подошвы Андов, на берегу горной рч. Мапочо, которая летом почти высыхает, но при таянии снегов и при продолжительных дождях несет огромную массу воды. Средняя темп. 13,4° Ц., средняя летняя темп. 18,66°Ц., зимняя 7,82° Ц.; воздух большею частью очень сух, небо безоблачно; в течение 22 дней в году идут дожди, дающие только 419 мм. осадков. Землетрясений не было с 1822 г. Обширный собор (1750); 20 церквей. В городе находятся все главные присутственные места республики и университет, основанный в 1843 г. иезуитами; он считается лучшим в Южн. Америке (факультеты юридический, медиц. и инженерный), имеет много нем. профессоров и свыше 1000 студентов; при нем школа скульптуры и художеств. Консерватория, военная академия, школы ремесленная, горная, земледельческая, повивальный институт, архиеписк. семинария, коллегия иезуитов и братства Сердца Иисуса. Астрономическая обсерватория, ботанич. и зоологич. сады; публичная библиотека, с 70 тыс. томов; несколько ученых обществ. Много линий железно-конных дорог. Промышленность незначительна: фабрики машин и сукон, мукомольные и пивоваренные заводы, торговля почти вполне в руках иностранцев. С. основан в 1511 г. Педро де Вальдивия. Жителей около 250 тысяч (1895). Очень значительна смертность детей беднейших классов населения, у которых примусь белой крови ничтожна. Много немцев, французов, англичан, американцев, итальянцев, аргентинцев, немного испанцев и несколько китайцев и негров.

Сан-Франциско Сан-Франциско (San Francisco), сокращенно Фриско — гл. г. и коммерческий центр Сев. Амер. Шт. Калифорнии, под 37°47'35" с. ш. и 122°24'15" з. д., важнейший торговый порт на берегу Тихого ок., на косе, ограниченной с В заливом того же имени, с З — Тихим океаном. Вход в гавань защищен фортом Пойнт, находящемся на южн. берегу Золотых ворот (Golden Gate) — узкого пролива, соединяющего бухту С.Франциско с океаном; другой форт, Алькатраз, лежит в 3 км. к сев. К г. С.Франциско принадлежат также о-ва в бухте того же имени — Иерба Буэна или Козий о-в, Алькатраз и Мишион-Рок — и острова Фараллон, в океане. Климат очень мягкий и ровный; летом никогда не бывает зноя; снег выпадает очень редко. Почва С. — песчаная. Прекрасные общественные сады; дома большею частью деревянные, предпочитаемые вследствие возможности землетрясений, но со времени частых и разрушительных пожаров теперь строятся дома из мрамора, камня, терракоты, в стальных


остовах. Особый квартал (China Town) заселен китайцами. Медицинская коллегия Купера, техническая коллегия Когсуэля; историч. и географ. общества, академия наук, II театров (из них 4 китайских), 316 благотворительных заведений, 39 госпиталей; 33 библиотеки, 69 клубов; банк Калифорнии. Торговля очень значительна. С.-Франциско имеет единственную (кроме Сан-Диего) безопасную, обширную гавань на Тихом океане между Викторией и Мазатланом, т. е. на протяжении 3000 км.; благодаря этому она монополизировала торговлю Тихоокеанского побережья Америки. Много громадных капиталов, обширные финансовые операции. Оживленное пароходное сообщение с Китаем, Японией, Австралией, Панамой, Мексикой и др. Главные статьи вывоза — драгоценные металлы, пшеница, мука, вина, шерсть, лесной материал и кожи. Ежегодный вывоз пшеницы — 1000000 тонн. Общая сумма вывоза, включая благородные металлы, превышает 75000000 дол. Многие из рудников Невады, Калифорнии и Колорадо, Вайоминг и Аризоны принадлежат гражданам С.-Франциско. Собственный торговый флот С.-Ф. — свыше 900 судов (половина — пароходы). С.-Ф. — конечный пункт Южной-тихоокеанской и Центральной-океанской ж. д. Заводы железоделательные, машиностроительные, кожевенные, мукомольные, пивоваренные, сахарные, сигарные; большие бойни. В 1890 г. было 4059 фабрик, с 48500 рабочих и производством на 135000000 дол. На месте нынешнего С. в 1776 г. была поселена миссия францисканских монахов. Город основан только после открытия золотых приисков, в 1848 г. Жит. в 1846 г. было 600 чел., в 1852 г. — 34870, в 1880 — 233959, в 1890 г. — 298997, из них 126811 пришлых.

Сан-Хосе Сан-Хосе (San Jose или S. Jose del Interior) — столица республики Коста-Рика, в Центр. Америке, на выс. 1460 м. и. у. р. м., на здоровом и плодородном плато. Дома одноэтажные. Университет, театр, географический институт. Климат мягкий. Город окружен корабельными плантациями. Жит. 19326 (1892).

Сан-Хуан де Пуэрто-Рико Сан-Хуан де Пуэрто-Рико (S.-Juan de Puerto-Rico) — гл. г. Вест-индского о-ва Порторико, на маленьком островке Морро, соединенном с главным островом мостом. Город сильно укреплен. Отличная гавань, арсенал, театр. Вывозная торговля произведениями о-ва, особенно кофе и сахаром. Жит. 23000.

Сапсан Сапсан (Falco peregrinus) — вид соколов, широко распространенный по всему северному полушарию, местами как оседлая, местами как перелетная птица. Довольно изменчивая окраска взрослой птицы бывает обыкновенно на верхней стороне тела сизого цвета, темнее на голове и с неясными темными поперечными полосами на спине и крыльях. Окраска нижней стороны тела светлая, рыжеватая с сероватыми поперечными полосками и пестринками на брюхе и груди. Уздечка светлая. Ноги и восковица — ярко желтые. С. селится обыкновенно в лесистых местностях, выбирая мало доступные места с широким горизонтом. Гнезда, беспорядочно сложенные из наломанных сухих веточек, устраивает на высоких деревьях, скалах, и иногда даже прямо на земле, при чем в последнем случае гнездом служит простое углубление в почве. Кладка, один раз в год, позднею весною, состоит обыкновенно из желтоватых яиц с частыми красно-бурыми крапинками. В средней России птенцы вылетают из гнезда в конце июня. Пищу С. составляют исключительно птицы средней величины, в особенности голуби, за что С. местами известен под именем сокола голубятника. С. ловит птиц всегда на лету. В конце дета С. часто поселяются в городах, нанося чувствительный вред голубеводству. Нередко С. проводят в городах всю зиму, а иногда даже гнездуют там под крышами высоких зданий.


Ю. Вагнер.

Сапфо Сапфо (Sapjw, Yapjo, Yapja) — знаменитая древнегреческая поэтесса, представи��ельница мелической (музыкально-песенной) лирики, современница Алкея, уроженка лесбийского г. Эреса; жила в конце VII и первой половине Vl в. до Р. Хр. Вследствие политических волнений, приведших к ниспровержению аристократии (ок. 595 г.), С., как принадлежавшая к знатной фамилии, должна была переселиться в Сицилию; лишь ок. 580 г., по восстановлении могущества аристократии, она возвратилась на Лесбос. К этой эпохи относится история ее любви с Алкеем. Позднее она вышла замуж за богатого андрийца Керкиласа, от которого имела дочь Клеиду. Ее постоянным местопребыванием был лесбийский город Митилена. К числу гадательных эпизодов ее жизни относится любовь к юноше Фаону, отказавшему поэтессе во взаимности, вследствие чего она бросилась в море с Левкадской скалы (в Акарнании). В древности существовало много других преданий на счет отношений поэтессы к ее подругам и избранникам. Начало этих предали было положено представителями аттической комедии (известны имена семи комиков, избравших сюжетом своих пьес эпизоды из жизни С.), которые, не поняв смысла поэзии С. и относясь к культурному развитию эолийской женщины начала VI в. с точки зрения современной им афинской действительности, превратно истолковали некоторые намеки на образ жизни С. Источником предания о Фаоне вероятно была народная песнь об Адонисе-Фаоне (=Фаэтон), любимце Афродиты, культ которого был общераспространенным в южной части Малой Азии и на островах, прилегающих к Малоазиатскому материку. Предание о Левкадской скале стоит в связи с обрядом, относившимся к культу Аполлона: на Левкадской скале был храм Аполлона, откуда каждый год, в известный день, свергались в море преступники, в качестве искупительных жертв. Выражение броситься с Левкадской скалы стало, в обыденном языке, равнозначаще с выражением кончить жизнь самоубийством и означало также угрозу наложить на себя руки, под влиянием отчаяния. В этом смысле Левкадский утес упоминается, напр., у Анакреонта. Произведения С., в которых встречались, наряду с восторженными признаниями в любви, жалобы неудовлетворенной страсти и ревности, дали повод позднейшим биографам буквально понять означенное выражение. Наконец, много превратных толков существовало в древности, начиная с эпохи средней комедии, на счет чистоты отношений С. к тем женщинам, которых она воспевала в своих стихотворениях. Для афинской комедии особенно благодарной темой было осмеяние эксцессов поэтессы, при том не ионянки, писавшей на непонятном для афинян диалекте. Новейшие критики, начиная с Велькера и К. О. Мюллера, отнеслись, большею частью, с полным недоверием к свидетельствам древности о гетеризме С. и объясняли страстность поэтического чувства ее к женщинам отчасти особенностью художественных ее приемов, отчасти тем, что отношения женщин к женщинам, на почве дружбы или возвышенной любви, которую Платон проповедовал в своем «Пире», для древности являются столь же нормальными, как и отношения, существовавшие напр., среди спартанских эфебов или между Сократом и его учениками (Алкивиадом, Ксенофонтом и др.). Это мнение было высказано еще в древности, философом конца II века по Р. Хр. Максимом Тирским, в 24-м его рассуждении. Равным образом более чем вероятно, что и ревность С. к своим соперницам, Иорго и Андромеде, вызвана была не чувством неудовлетворенной любви, а чувством соревнования на почве поэтического и музыкального искусства. С. организовала кружок женщин и девушек, объединенный служением музам; она сама называет свой дом домом муз, moisopoloV oikia; на почве поклонения красоте и служения искусству и могли создаться те чистые любовные отношения, какие открывает нам поэзия С. Она обращается к девушкам в тех же выражениях, в каких Алкей обращался к юношам. Современники С. не видели в этом ничего предосудительного: поэтесса пользовалась уважением Алкея, Солона, затем Платона и других выдающихся людей древности; митилонцы помещали на своих монетах ее изображения. Из стихотворений ее явствует, что она была прекрасная мать и жена. В произведениях С. личные переживания переплетались, при том, с изображениями чувств и


положений, созданных творческой фантазией; действительность мешалась с вымыслом, как у Анакреонта и Архилоха. Литературное потомство не потрудилось отделить действительность от вымысла; оттого на ряду с Фаоном и Алкеем в число избранников С. попали Анакреонт, живший на 60 лет позже ее, и Архилох с Гиппонактом, разделенные друг от друга промежутком в 150 лет. Из новейших ученых строже всех отнесся к С. Мюр, в своей «History of greck Litterature» (III, 315, 496). Сборник произведений С. состоял, в александрийский период, из 9 книг, расположенных отчасти по метрическим рубрикам, отчасти по видам мелоса. Обусловленная прогрессом личности на почве группового движения, «поэзия С. была посвящена любви и красоте: красоте тела, девушек и эфебов, торжественно состязавшихся с ней у храма Геры на Лесбосе; любви, отвлеченной от грубости физиологического порыва к культу чувства, надстраивавшегося над вопросами брака и пола, умерявшего страстность требованиями эстетики. вызывавшего анализ аффекта и виртуозность его поэтического, условного выражения. От С. выход к Сократу: не даром он называл се своей наставницей в вопросах любви» (акад. А. Веселовский, «Три главы из исторической поэтики», 1899, стр. 92). Вечные мотивы и темы этой поэзии — соловей, розы. Хариты, Эрот, Пейто; весна — встречаются среди остатков произведений С. на каждом шагу. Особенно любит С. розы: оттого в венке Мелеагра (Anthol. Palat. IV, 1, 6) ей посвящен этот цветок. Тон поэзии С. — задушевный, местами страстный и порывистый, дочти везде наивный и безыскусственный, в стиле народной песни. До нашего времени дошло около 170 фрагментов, в том числе одно целое стихотворение. Особого внимания заслуживают следующие фрагменты (по 4-му изданию Бергка, «Poetae Lyrici Graeci», т. III): первый, представляющий собой единственное дошедшее до нас целое стихотворение С., в котором поэтесса, жалуясь на равнодушие к ней девушки, призывает на помощь Афродиту (русские переводы в прозе — Пушкина, в стихах — Водовозова, 1888, и Корша, М., 1899, в его сочинении «Римская элегия и романтизм»); второй, в котором поэтесса, мучимая ревностью, раскрывает свои чувства (51-е стихотворение Катулла представляет собою слегка измененный перевод этого фрагмента; русский перевод его в прозе сохранился в черновой тетради Пушкина); третий, заключающий в себе сравнение какой-то красавицы с луной, перед которой меркнут звезды; 28-ой, обращенный к Алкею, в ответ на его любовное признание; 52-ой, в котором С. жалуется на одиночество в тишине ночи; 68-ой, представляющий часть стихотворения, в котором С. предсказывает безвестную судьбу женщине, чуждой культу муз; 85-ой, посвященный дочери; 9З-й, посвященный красавице, которая сравнивается с «румяным яблочком, растущим на самой вершине высокого дерева: забыли его сорвать садовники... Впрочем не забыли: они не могли его достать»; 95-ый — обращение к вечерней звезде (62-е стихотворение Катулла представляет собой подражание этому фрагменту). Из других произведений С. был известен в древности сборник эпиталамиев (= песни перед спальней), в которых поэтесса устами хора выражала пожелания супружеского счастья своим подругам. Эти стихотворения отличались не столько страстностью, сколько наивностью и простотою тона; особенно характерны фрагменты 91 и 98. Прекрасную характеристику эпиталамиев С. мы имеем у Гимерия (Orat., 1, 4), который пользуется при этом образами и выражениями оригинала. Гимны С. не имели, по-видимому, отношения к культу и носили субъективный характер; их называли призывными (klhtikoi), так как в каждом призывалось какоелибо божество. Наконец, С. приписываются элегии и эпиграммы. Таково содержание сапфической поэзии, заслужившей полное признание и поклонение еще в древности. Так, Солон, услышав на пиру одно из стихотворений С., тотчас выучил его наизусть, при чем прибавил, что он не желал бы умереть, не зная его на память. Платон, в одной из приписываемых ему эпиграмм (20), называет С. десятой музой. Трезвый Страбон называет С. чудом (Jaumaston ti crhma) и утверждает, что напрасно было бы искать во всем ходе истории женщину, которая могла бы выдержать, хотя приблизительно, сравнение с С. в поэзии. Дионисий Галикарнасский, в сочинении «Decomposition verborum», называет С. наряду с Анакреонтом и Симонидом, как представительницу мелодического стиля. По словам Деметрия («De elocutione», 132 и 166), стихи С. полны любви и весны. Наконец, упомянутый второй фрагмент, переведенный Катуллом и отразившийся в 104 и сл. стихах 2-ой идиллии Феокрита, заслужил большую похвалу Лонгина («О возвышенном», с. 10). Поэзия С. имела


большое влияние если не по содержанию, то по форме, на Горация, выразителя форм греческой лирики в римской литературе, и на Катулла, родственного С. по духу певца нежных чувств и страстей. По богатству ритма поэзия С. ставится выше поэзии Алкея и других меликов. В противоположность дорической хоровой лирике, монодическая лирика эолян допускала только либо однородные системы, либо строфы, состоящая из дистихов и тетрастихов; но отсутствие разнообразия искупалось нежностью и плавностью ритма. Преобладающим размером в стих. С. был логаедический, т. е. дактилотрохаический, с его разновидностями, из которых наиболее часто встречаются: логаедическая пентаподия (-И-ИИ-И-), называемая Сапфическим стихом по преимуществу (Sappnicon Hendekasyllabon), Адонийский стих (-ИИ-И), ферскратеи, паремиак, просодиак, асклепиадеи, гликонеи, хориямбы и др. (см. Westphal и Gleditsch, «Аllgemine Theorie der Griochischen Metrik» III, 2, 50, Лпц., 1889). В области музыки С. приписывается изобретение плектрона (палочки, посредством которой перебирались струны музыкального инструмента) и миксолидийской гаммы (h, с, d, е, f, к, a, h), которая затем перешла в драму. Ср. Овидий, «15-ая Героида» (Sappho Phaoni), Weicker, «Sappho von einern berrschenden Vorurteil befreit» (Геттинг., 1816); его же, «Kleine Schriften» (Боян, 1845 — 1867, Th. Kock, «Alkaos und Sappho» (Б., 1862); Achoene, «Untersuchangen tiber das Leben der Sappho» (в Symbola Phil. Bonn. in honorem F. Rilschelii coil.", 1867); Bernhardy, «Grundriss d. griechischen Litteratur» (Галле, 1867); Arnold, «Sappho» (1871); Lehrs, «Populare Aufsatze aus dem Altertum» (Лпц., 1875); К. O. Miiller, «Gesch. d. griechischen Litteratur» (т. 1, 1875, Штуттгарт, в переработке Heitz'a); Чернышов, «Царица поэтов С. и ее школа» (СПб., 1877); Riedel, «Der Gegenw'artige Stand der Sapphofrage» (Вайдгоф, 1881); Flach, «Geschichte d. griechischen Lyrik» (Тюбинг., 1884); Luniak, «Quaestiones Sapphicae» (Казань, 1888); A. Croiset, «Histoire de la litterature grecque» (Пар., 1800); Gnesotto, «Saffo nelle poesi d'Orazio» (Падуя, 1894). H. О.

Сарабанда Сарабанда — испанский танец, сочиненный в конце XVI стол. Вследствие необузданного и соблазнительного характера, С. была изгнана со сцены. Танцевали ее с сопровождением гитары или пения с флейтой и арфой. Позднее этот танец перешел во Францию в переработанном виде, получив более благородный и величественный характер. Темп в обновленной С. медленный, счет в 3/4, форма двухколенная (каждое колено в восемь тактов). Повторения колен были варьированы, вследствие чего С. имела одну или две вариации или так назыв. doubles. С. сопровождалась кастаньетами. И. С.

Сарагоса Сарагоса — главн. гор. испанской провинции того же имени и столица бывшего королевства Арагонии, на правом берегу р. Эбро. Город окружен старинными стенами, с башнями и 8 городскими воротами; над ним возвышается цитадель, некогда резиденция мавританских и христианских королей, позже — местопребывание инквизиции с ее тюрьмами. 12 женских (а прежде и 28 мужских) монастырей, основанный еще в 1666 г. дом милосердия для бедных (Casa de Misericordia), театр, прекрасные «променады». Кафедральный собор San Salvador, в готическом стиле, с высокою башней, алтарем из алебастра (XV стол.) и памятником над гробницею Петра Арбуеса; другой собор во имя покровительницы города Virgen del Pilar, построенный в 1681 г. Франциском Геррера, с яшмовыми колоннами и статуей Богородицы на серебряном столбе (откуда и самое название del Pilar), привлекающий много паломников; восьмиугольная Новая Башня (Torre Nueva), построенная в 1540 г., самая высокая (84 м.) в городе, с отклонением (подобно знаменитой Пизанской падающей башне) к ЮЗ почти на 21/2 м., с часовым колоколом в 250 цента.; здание биржи (1541) — роскошный зал с 50 дорическими колоннами. Основанный в 1474 г.


университет, с четырьмя факультетами и нотариальной школой; 44 профессора, около 800 слушателей, библиотека в 30000 томов (в том числе 22 инкунабулы), ботанический сад. Академия художеств, ветеринарное училище, экономическое общество с кафедрами по сельскому хозяйству, национальной экономии, ботанике, химии и математике; юридическая академия, медикохирургическая и фармацевтическая академия. Гавань на Императорском канале служит главным складочным пунктом; здесь идут довольно оживленные торговые обороты. Производство кожаных, шерстяных, льняных и шелковых изделий, сукон, шляп, пуговиц, мыла, фортепьяно, шоколада, муки. Жит. в 1887 г. 92407 (45471 мжч. и 46936 жнщ.); теперь, вероятно, около 100000 чел. История. С. — первоначально Salduba, гл. гор. иберийского племени иллергетов, была в 45 г. до Р. Хр. разрушена Цезарем; в 27 г. до Р. Хр. Октавиан Август основал здесь военную римскую колоти) из своих ветеранов, с именем Caesarea Augusta Salduba (обычною формою этого имени было Caesarugusta, откуда пошло и настоящее ее имя); в 225 г. здесь уже был христианский епископ. В 409 г. С. взяли вандалы, в 452 г. свевы, в 475 г. вестготы, в 715 г. мавры, при которых город достигает почти теперешней своей величины и делается даже (в 1017 г.) гл. гор. особого государства, «Saragostha» или «Saragosza». В 1118 г. король Альфонс I завоевывает С. и делает столицей Арагонии, вместо Гуэски. В скором времени С. становится одним из значительнейших городов христианской Испании. После соединения корон арагонской и кастильской С., перестав быть резиденцией двора, начинает падать. В войне за испанское наследство С., как и вся Арагония, приняла Сторону короля Карда III австрийского против Филиппа V, но в 1707 г. должна была подчиниться последнему; 20 авг. 1710 г. войска Филиппа потерпели при С. поражение. С. особенно прославилась своею геройскою обороною против французов во время испанско-португальской войны (XIII, 417). Когда 15 июня 1808 г. франц. войска впервые приблизились к С., город не был подготовлен в обороне; гарнизон, под начальством Палафокса, состоял из 9 тыс. регулярных войск, но ему помогали около 40 тыс. милиции, гверильясов и вооруженного народа. Попытка взять город штурмом (16 июня) не удалась. 30 июня командовавший франц. войсками, ген. Лефевр-Денуэт, открыл огонь по городу с лежащих к З от него высот, а 2 июля предпринял новый штурм, опять окончившийся неудачно. 11 июля часть франц. войск перешла на дев. берег Эбро; С. была обложена со всех сторон; в городе начался голод, а к осаждающим прибыли новые подкрепления, увеличившие их силы до 15 тыс. К 27 июля, в течение 5 суток, продолжались почти беспрерывные атаки. 4 авг. французы наконец ворвались в город и. после страшной резни, успели овладеть частью его; но Палафокс, воспользовавшись ослаблением противника на сев. стороне, успел ввести в С. несколько тысяч новых защитников. Упорнейший бой внутри города длился почти до 14 авг. и кончился отступлением французов. В том же году, 20 дек., франц. войска, в числе 36 тыс. чел., под начальством маршала Моисея, снова подошли к С., куда Палафокс отступил 22 ноября после неудачного боя при Туделе. Готовясь к новой осаде, Палафокс значительно усилил городские укрепления; в распоряжении его было слишком 30 тыс. чел., при 100 орудиях. Французы повели осаду по обоим берегам Эбро. К концу янв. 1809 г. в командование осаждающим корпусом вступил маршал Ланн и атака стала еще энергичнее. 27 янв., после пробития в стене трех брешей, предпринят был штурм, но овладеть удалось лишь ближайшими к стене строениями да двумя монастырями. На следующий день отчаянный бой возобновился уже внутри города: против некоторых частей его приходилось вести правильную осаду и чуть не каждый отдельный дом брать штурмом. К довершению бедствий появилась чума, уносившая ежедневно до 500 жертв. Тем не менее только 19 февр., когда с сев. стороны началось бомбардирование города из 50 орудий, а с другой стороны заложены были 6 мин, явилась от защитников депутация для переговоров о сдаче, которая и состоялась на следующий день. Рамон Балдидарес воспел эту геройскую защиту в своей эпопее «Iberiade» (2 изд., 1826). В карлистскую войну С. была на стороне правительства и все попытки карлистов овладеть ею были тщетны. Ср. Gaskon de Gotor, «Zaragoza, artistica, monumental e historica» (Сарагоса, 1891, след.).

Сараево


Сараево или Сераево (сербск. Capajeво, турецк. Босна-Серай) — гл. гор. Сараевского округа и вместе с тем всей Боснии, у впадения р. Милячки (Милачка) в Босну, в окруженной горами и открытой только с западной стороны котловине, на высоте 450 м. над морем. Христианская часть города лежит в равнине и представляет почти сплошную массу домов; в мусульманских кварталах, расположенных по склонам гор, дома разбросаны небольшими группами, среди садов. Две православных церкви, 4 католических церкви (одна из них — собор в романскоготическом стиле), 2 католических монастыря, 3 синагоги; 106 мечетей, из которых особенно замечательны «Царева Джамjиа», т. е. Царская мечеть, и самая большая в стране «Бегова Джамиа», основанная еще в XV ст. Старинная крепость (с 12 башнями, на скалистом выступе). дворец областного управления (самое большое здание в С.), с боснийским областным музеем, новое школьное здание, городская ратуша в мавританском стиле. Жит. в 1895 г. 38083, не считая гарнизона из 3460 чел. Оживленные торговые обороты и постепенно усиливающаяся промышленность: табачная фабрика, производство шерстяных материй, сукон, железной и медной посуды, кожаных изделий, огнестрельного оружия, ножевого товара. Центром торгово-промышленной и вообще общественной жизни служит «чаршиа», т. е. рынок, состоящий из 40 — 50 узких и Кривых улиц и переулков, усеянных лавками и магазинами, мастерскими и рабочими столами под навесами; каждое ремесло или отрасль промышленности имеет свою улицу, свой переулок или, по крайней мере, свой определенный район. Областной банк, гимназия, вспомогательные курсы для учителей, военный пансион, 55 народных училищ, 2 правительственные художественно-ремесленные мастерские (между прочим, по тканью ковров), торговый музей, театр, городской парк. Через р. Милячку перекинут так наз. «Козий Мост», состоящий из одного продета и являющийся одним из древнейших памятников турецкого времени. Недалеко от С. лежит курорт Илидже. История. С. основано в 1263 г. и получило тогда название Bosnovar (по-сербски Врхбосна). На развалинах этого города обстроилось нынешнее С. и получило свое имя от дворца (по-турецки Сарай, Серай), который построил себе любивший роскошь Хозрев-бег. Страшными пожарами город был несколько раз почти уничтожен. В турецкое время С. было главным средоточием боснийской знати, а с 1850 г. — местом пребывания боснийского вали (наместника), который до тех пор имел свою резиденцию в Травнике. Ср. А. Гильфердинг, «Поездка по Герцеговине, Боснии и Старой Сербии»; его же, «Босния в начале 1858 г.» (обе статьи в «Записках Имп. Русского Географического Общества», кн. ХIII, СПб., 1859); М. Homes, «Dinarische Wanderungen» (В., 1888). Ир. П.

Саранск Саранск — уездный город Пензенской губ., при впадении р. Саранки в Инсару и при Моск. Казан, жел. дор. Основ. в начале XVII ст.; в 1708 г., вместе с Шимкеевским пригородом, приписан к Азовской губ., в 1719 г. — к Пензенской провинции Казанской губ., в 1780 — 99 гг. уезд. г. Пензенского наместничества, затем до 1801 г. в Симбирской губ., а с этого года опять в Пензенской губ. Жит. 13743. Црк. и часовен 19; муж. м-рь, основ, в 1684 г. Жен. гимназия, город. 4 кл. учил., 3 приход., 1 црк. прих. и 1 частная школа. Земская больница на 40 кров. Книжн. магазин, 2 типографии, библиотека. 2 богадельни (на 48 чел.) и детский приют. Гор. общ. банк, отд. международн. торгов, банка и общ. потребителей. юродских доходов (в 1897 г.) 38112 руб., расходов 38104 р. Фабр. и зав. 31, с произвол, на 463993 р., при 352 рабоч. Из них кирпичных зав. 18, маслобойня 1 (с произвол, на 300 т. р.), 3 паров, мельницы (26 т.), 1 табачно-махорочный зав. (61 т.), 1 пенькотрепальный (50 т. р.), 1 канатный (15 т. р.), 2 салотопенных, 1 мыловаренный и 3 кожевенных. В С. были сторожевые башни, а в царствование Анны Иоанновны на лев. бер. р. Саранки существовала крепость, обнесенная бревенчатым частоколом с башнями. Саранский уезд занимает 2947. 7 кв. в. Общее склонение площади у. на СВ, в том же направлении текут все pp. в у. Самая высокая часть у юго-вост.; здесь местами встречаются


конусообразные холмы, покрытые лесом. Они представляют собою подобие хребта небольших гор, идут на СВ до пределов Нижегородской губ., составляя водораздел бассейнов pp. Суры и Инсары. В этой местности более всего лесов. Возвышенность эта состоит из известкового камня с примесью глины. На Ю она орошается притоками Суры, на С — прит. р. Инсары. Сев. зап. часть у., начиная от р. Инсары, постепенно возвышается к границам Инсарского и Лукояновского уу. Эта часть у. пересечена множеством ручьев и во многих местах оврагами и представляет волнистую поверхность. Лесов почти нет; они попадаются только на границе с Инсарским у. Почва у. преимущественно черноземная. Лучшая почва в юго-вост. части, в плоской возвышенности и вдоль прав. прит. р. Инсары. Здесь чернозем на 5 — 8 верш. глуб., подпочва состоит из жирной и вязкой глины, а глубже преобладают мергель и известковые частицы. По берегу р. Суры встречаются песчаные пространства. В сев. части у. добывается значительное количество извести. Известняк этот мягок, легко уступает пилке и твердеет на воздухе; годен для построек. У подошвы Белых гор и около ручьев, текущих с них, очень много окаменелостей юрской формации, особенно белемнитов. По берегам р. Амарды (прит. Инсары) заметно присутствие железных руд, а по берегам Инсары вымываются иногда окаменелые кости первобытных животных. Вся площадь у. лежит в системе р. Суры, которая на протяжении 30 вер. служит границею с Городищенским у. Река Инсара, прит. Алатыря, впадающего в Суру, с своими притоками покрывает почти всю площадь у. и протекает на протяжении 75 вер.; в нее впадают: справа Тавла, Амарда, Карпай и Курка, а слева — Мокрая, Пенрятка, Большая Атма и Саранка. Из всех рек только Сура судоходна. В у. много небольших озер; во время разлива они наполняются водой из Суры и Инсары. В дачах С. Макшалей и д. Монастырской встречаются мокрые болота. Лесами у. небогат. По генеральн. межеванию здесь было до 77 т. дес. леса, в 1860 г. — 52 т., а в 1890 г. — всего 43760 дес. Из этого числа принадлежало частным лицам 11892 дес., крестьянск. общ. 12113 дес., церквам и монастырям 769 дес., уделу 7466 дес., казне 11520 дес. Но сведениям цен. стат. ком. 1884 г., из 304662 дес. пахотной земли было 201161, лесной 55817, лугов, выгонов и остальной удобной 36943, неудобной 10741 дес. У крестьян из 117751 дес. под озимым посевом зерновых хлебов было 33444 дес., яровых — 32083 дес., под посевом стручковых растении 3803, корнеплодов, огороди. и т. п. растении 1545, торговых растении 2919, под паром 38483 дес. и под залежами. подсеками и т. п. 475 дес. У части, землевладельцев было занято озим. хлебами 25594, яровыми 24526, стручковыми растениями 1420, корнеплодами, огородными и т. п. растениями 479, торговыми 510, кормовыми 58, под паром 28985, под залежами, подсеками и т. п. 1242, а всего 82814 дес. В 1898 г. посеяно на земле крест, обществ: ржи 38169 четв., яр. пшеницы 775, овса 29857, гречихи 4920, остальн. яров. хлебов 15275, картофеля 20209 четв. На владельческих землях: ржи 19867, яр. пшеницы 357, овса 24099, гречихи 2300, остальных яровых хлебов 3332. картофеля 6060 четв. Льна посеяно 914 пд., конопли 23372 пд. Собрано льняного волокна 1292 пд., льняного семени 1764 пд., конопляного семени 55235 пд., конопл. волокна 50330 пд. В у. засевается немного табаку. Садоводство но развито. В с. Посапе жители занимаются разведением капусты. Депо сельскохозяйственных семян в с. Голубцовке. В 1892 г. в у. было лошадей 18007, рог. скота 12667 гол., овец 24322, свиной 3093. коз 73. Есть значительные конские заводы и завод крупного рогат. скота. Жит. (искл. г. Саранска) 133579. Православные (по данным 1892 г.) составляют 92% всего населения, магометане — 7. 7. Мордва живет в 22 сел., татары — в 10. Населенных мест 196, сел. общ. 249, дворов 21447. Мон. муж. 1 (в с. Вьясе), жен. 2 (в дд. Курилове и Чуфарове). Црк. правосл. 79, мечетей 15. Главное занятие жителей — земледелие; другие промыслы развиты очень слабо. В некоторых селениях занимаются бондарным, щепным и гончарным промыслами и обработкою извести. Фаб. и зав. в 1898 г. было 208, с производ. на 451647 руб., при 427 рабоч. По сумме производства первое место занимают 3 винокуренных зав. (413083 р.), а по числу заведений — маслобойни (140, с произв. на 22300 р.), солодовни (11), мыловаренные зав. и салотопни (13). Из ярмарок — самая значительная в т. Саранске (главы образом лошади и рогатый скот). Учебные завед. в С. у. 39, из них 1 двухклассн. мин. нар. пр. (в Атемаре), 1 инородческое образцовое, 2 двухклассн. црк. прих., 34 земск. начальных; кроме того неск. црк. прих. и школ грамоты. В 1899 г. уездн. земство


ассигновало на народное образование 12142 р. (в том числе 8541 р. на земские школы). Губ. земство дает пособие на публичную библиотеку в г. Саранске и на 2 библиотеки читальни в у. За 25 л. (с 1865 по 1890 г.) число земских училищ в у. увеличилось с 14 до 34. Больниц 4, с 85 кроват. Земство в 1899 г. назначило на медицинскую часть 26855 р. На службе земства состоят 5 врачей. Губ. зем. содержит в у. ветерин. врача и фельдшера, а уездное дает на ветерин. часть 900 р. Доходы земства на 1899 г. исчислены в 66885 р., в том числе сборов с недвиж. имущ. 52860 р. и с документов на право торговли и промыслов 6800 р.; общая сумма расходов — 66834 р. Из селений у. замечательны: приг. Атемар или Атемсар (4792 ж.), основан. татарами, а впоследствии вошедший в русскую сторожевую черту (около него и теперь остатки батарей и вала); с. Макаровка, с старинным домом. вековым садом и оградою с башнями; в одной из двух церквей села находится старинный архив; с. Посоп — здесь было укрепление, называемое «Инзерский городок». Пчт.-тлгф. отд. 1, почт. отд. 7. А. Ф. С.

Саранча Саранча. — Под этим названием известно несколько видов прямокрылых насекомых из сем. Acridiodea, отличающихся между собою не только анатомическим строением, но и преобладающим районом распространения, а именно: египетская С. (Acridium аеgyptium L.), водящаяся в странах, окружающих Средиземное море; африканская С. (Acr. s. Schistocerca peregrinum Oliv.), вредящая в Африке, Сирии, Персии, Аравии, а также в некоторых странах Южной Америки.. В Европе и. Азии распространена перелетная или настоящая С. (Pachytyins migratorius L.), о которой и будет главным образом говориться дальние в виду ее важности для России. В общежитии под именем С. известны многие другие виды этого же семейства и один из них — прусик (Coloptenus italicus) имеет даже научное название итальянской С. Описание. Одно из крупнейших насекомых европейской фауны, перелетная С. достигает 31/2 — 6 стм. в длину и 8 — 11 стм. в ширину при расправленных крыльях. Зеленоватобуроватая в общем окраска сильно варьирует у различных экземпляров, переходя то в зеленый, то в бурый цвет; с возрастом насек. краски вообще темнеют. Большая, отвесно стоящая голова с короткими, нитевидными усиками и сильно развитыми синеватыми челюстями прикрыта сверху и сзади тупым отростком переднеспинки (pronotum), по средине которой тянется небольшой, продольный гребень. Грязно-зеленоватые или буроватые надкрылья испещрены неправильными по большей части квадратными пятнами более темного цвета (этот пестрый узор принимается народом за таинственные надписи), а нижние крылья, складывающиеся веерообразно, прозрачные с зеленоватым обыкновенно оттенком. Бедра задних ног буроватые с синеватыми и черными пятнами, на внутренней стороне голени желтоватые или красноватые. Самцы обыкновенно меньше самок и отличаются от них, как у всех саранчовых, придатками брюшка: у первых загнутый кверху конец брюшка имеет две треугольные пластинки и маленькие хвостовые придатки (cerci), у самки же на конце брюшка выдаются еще две пары толстых крючков яйцеклада. Географическое распространение. Различают три области распространения С.: 1) места, где она встречается ежегодно во всех стадиях развитая, и откуда распространяется по периферии; 2) места, куда С. залетает в некоторые годы, откладывает яички и может вообще существовать нисколько лет и 3) места, куда С. залетает, но не может давать потомства на следующий год. Места первого рода, так наз. «гнездилища» С., находятся главным образом в плавнях рек и озер с обильной камышовой растительностью, в Арало-Каспийско-Понтийской низменности. Наиболее известны «гнездилища» в дельтах и низовьях Дуная, Кубани, Терека, Волги, Урала — в Европейской России и Сыр— и Аму-Дарьи, Чу, Или, Таласа, Зеравшана — в Азиатской; а также по берегам многих озер этого района: Камыш-Самарских, КараКульских, Балхаша, Алакуль, Эби-нор и т. п. В годы особенного размножения С. распространяется из таких гнездилищ во все стороны, при чем на север тучи ее залетают до 54 — 55 (Сувалки, Двинск) параллели, но откладывать яички и размножаться в течете нескольких лет С. может в местах с более благоприятными для этого условиями, среди которых главную роль, по-


видимому, играет температура, и в частности средняя темп. весны и лета; по крайней мере северная граница распространения С. в России совпадает с изотерой июня в 16° и проходить через губ. Черниговскую, Курскую, Воронежскую, Тамбовскую, Самарскую и Оренбургскую и к В через Тургайскую, Акмолинскую и Семипалатинскую обл., в зап. Китай. Во всех этих местах С. появляется сравнительно редко и существует обыкновенно недолго; в местах же, лежащих южнее, возле гнездилищ, С. появляется почти каждое пятилетие и приносит серьезные повреждения. Наиболее часто и сильно подвергаются нападению С. губ. — Бессарабская, Херсонская, Таврическая, Обл. Войска Донского, Кубанская, Терская, Ставропольская, Астраханская губ. Уральская обл., Туркестан и Семиречье. Появление С. в громадных количествах бывает здесь периодически (для Бессарабии, напр., через 10 — 12 лет), достигая в известный год своего maximum'а и затем постепенно уменьшаясь до незаметности. Причиною такой периодичности одни считают метеорологические колебания, стоящие в связи с периодическим увеличением и уменьшением солнечных пятен (Кеппен), другие приписывают это деятельности паразитов (Красильщик, Россиков). Развитие и образ жизни. Оплодотворенные самки в конце дета откладывают яички в поверхностный слой почвы, для чего она опускает туда свое сильно растянутое брюшко, раздвигая землю вилками яйцеклада. В сделанную таким образом ямку саранча откладывает 50 — 100 продолговато-овальных яичек, заливая их в тоже время пенистой (жидкостью) слизью, выделяемой особой железой. Эта масса заполняет промежутки между яичками и обволакивает их снаружи и сверху; весь этот кокон яичек с приставшими частицами земли образует так наз. «кубышку» — длинную, цилиндрическую трубку с тонкими стенками и большой губчатой пробкой в верхней части. Почвы, в которые С. складывает яички, могут быть весьма разнообразны: в плавнях она предпочитает более возвышенные и сухие «гряды», в полях жнивья яровых хлебов (особенно овса). Зимние холода и весеннее заливание водою на кубышки С., по-видимому, не оказывают губительного влияния. Весною, обыкновенно около половины мая, из яичек выходят личинки, которые в течение 35 — 40 дней пять раз линяют, сбрасывая кожу. Эти линьки определяют пять так наз. личиночных возрастов С., отличающихся окраской и постепенным ростом крыловых зачатков; личинки 1-го возраста черного цвета с беловатой линией вдоль спины; второй возраст характеризуется красными пятнами на передней части тела и бархатисточерным цветом спины (бархатная С.); в третьем возрасте появляются зачатки крыльев в виде двух листовидных пластинок на боках средне— и задне-груди; красная окраска преобладает, четвертый и пятый возраста характеризуются хорошо заметными зачатками крыльев в виде четырех треугольных выростов из-под заднего края переднеспинки. При всех линьках С. взбирается на траву и, уцепившись за стебель ногами, обращается головою вниз, старая кожица дает трещину, обыкновенно на затылке или переднеспинке, и насекомое вылезает из ее, оставляя пустую шкурку со всего тела с придатками. Во всех стадиях своего развития С. имеет сильно развитой инстинкт стадности: личинки первого уже возраста собираются кучами, облепляя травы и камни, куда взбираются ночью от сырости; со второго уже возраста массы пешей С. начинает свои передвижения, при чем все личинки известной кучи придерживаются раз принятого направления, не обращая внимания на различные препятствия и переплывая даже такие широкие реки, как Волга и Дунай. Окрыленная С. может совершать странствования такими громадными тучами, что иногда затмевает солнце; заносимая иногда ветрами в море, С. образует своими трупами целые плавучие острова и барьеры на берегах в 2 — 3 фт. толщиной и несколько верст длиной. Причины таких массовых странствований С. до сих пор еще не выяснены; недостаток пищи объясняет передвижения пешей С., но крылатая С. часто улетает из мест с большим количеством корма и во время перелетов пропускает места с богатою растительностью. Забота о потомстве и влияние ветра тоже не всегда объясняют причину странствований и потому в последнее время ставят их в зависимость от паразитов, сильно размножающихся в местах постоянного обитания С. и выгоняющих С., таким образом, оттуда (Красильщик, Россиков). Пища. Любимую пищу С. во всех возрастах составляют камышовая растительность (камыш, тростник, куга и т. п.). Все вообще злаки поедаются ею охотно, из культурных


растении реже повреждаются гречиха, лен, конопля и огородные овощи. При недостатке же пищи С. бросается на всякие растительные вещества не только в свежем, но и в сухом, переработанном виде: соломенные и камышовые крыши, паруса и одежда пожираются иногда С. Фруктовые сады и виноградники тоже подвергаются иногда нападению С., которая объедает листья, обгрызает кору молодых побегов и уничтожает ягоды и черешки листьев у винограда. Наибольшею прожорливостью отличается пешая С. в последних двух личиночных стадиях, но, благодаря медленности и правильности передвижений, эти нападения не вызывают у населения страха, как внезапные появления туч крылатой С., которая, опускаясь на землю, уничтожает сразу целые поля, оголяет леса и сады. Во всех странах поэтому земледельцы, заведя на горизонте тучи С., спешат на поля и шумом. криком и звоном стараются отогнать С. от своих посевов. Спасая иногда отдельные пашни от повреждения С., эта мера может, однако, способствовать распространению С. и отладке яичек в различных местах. Меры борьбы. Страшный вред, приносимый С., вызывает необходимость борьбы с нею, и во всех странах, обитаемых С., население по закону обязано участвовать в истреблении ее. В России есть так называемая «натуральная повинность», по которой население той местности, где появляется С. в угрожающем для полеводства количестве, вызывается для бесплатных работ по истреблению С. В виду, однако, того, что борьба начинается обыкновенно тогда, когда количество С. достигает максимума, результаты ее редко бывают удачными, и население относится, в общем, недружелюбно к предписываемым ему мерам борьбы. Из таковых наиболее употребительны следующие: 1) уничтожение яичек осенней перепашкой или боронованием тех мест, где находятся залежи кубышек С. В плавнях это заменяется затаптыванием кубышек в грязь стадами скота и табунами лошадей. 2) Загон пешей С. в канавы — самый распространенный и общеупотребительный способ борьбы. На пути передвигающихся личинок С. роют канавы около аршина в глубину и 3/4 — 1 арш. в ширину, с отвесными стенками, и когда С. наполнить канаву, давят ее и засыпают землей. 3) Раздавливание личинок С. волокушами (рамы из толстых брусьев и хвороста или досок) или каменными катками. 4) Опрыскивание растительности, где находится С., смесью из парижской (швейнфуртской) зелени с известью, разведенной в воде в пропорции по 2 — 3 фн. того и другого вещества на 40-ведерную бочку. Насекомые, поевшие обрызганной травы, погибают через 1 — 3 дня. Некоторые народы Африки и Азии употребляют С. в пищу, обваривая в соленой воде и поджаривая затем в масле (китайское кушанье «джамаджа»); или приготовляя консервы (Алжир). Враги и паразиты С. Из естественных врагов С. особенное значение имеют некоторые птицы и млекопитающие: розовые скворцы, аисты, чайки, грачи, вороны с ожесточением преследуют С., а галки, жаворонки, кроме того, уничтожают еще яички, выкапывая кубышки из земли. Ту же роль в деле истребления С. играют и многие млекопитающие: свиньи, кроты, землеройки и т. п. Из паразитов одни уничтожают яички С. — нарывники, шпанки, грибки (Isaria ophioglossoides Krats.), другие живут в самих насекомых — несколько видов живородящих мух (из pp. Sarcophaga и Sarcophila), волосатик (из р. Mermis). Литература. Fr. Korte, «Die Strich-Zug, oder Wander-Heuschrecke vom Ei an bеоbасhtet und beschriben» (1829); Gerstacker, «Die Wanderheaschrecke» (1876); Kohl, «Ueber Heuschercken in Sudrussland» (1847); Moчульский, «О С. и средствах к ее истребления» (1856); Кушакевич, «О С. на юге России» (1865); Черневский, «С.» (1, 842); Ф. Кеппен, «О С. и других вредных прямокрылых из с. Acriaiodea» (1870); Линдеман, «С. и меры ее истребления» (1886 — 91); Рекало, «С. в Бессарабии и Румынии в 1885 — 86 г. и др.»; Красильщик, «О мерах борьбы с С.» (1887 и др.); Россиков, «Перелетная или азиатская С.» (1899). И. Ингеницкий.

Саратов Саратов — губернск. гор., расположен под 51°32' с. ш. и 46°4' в. д., на правом берегу Волги, при Ряз. Урал. ж. д. Город занимает возвышенную местность, опускающуюся к Волге


уступами и окруженную довольно высокими горами (Соколова гора — 560 фт., Лысая, Алтынная), частью обнаженными, частью покрытыми лесом и фруктовыми садами. Соколова гора оползала в 1783, 1818, 1846 и 1885 гг.; следы этих катастроф, в виде глыб, лежащих под отвесною стеною горы, видны и теперь. Двумя оврагами С. делится на три части. На противоположном берегу Волги, в прадедах Самарской губ., расположена слаб. Покровская, в административном отношении независимая от г. С., но в экономическом тесно с ним связанная. Русло р. Волги постепенно отступает от Саратова; летом река заносится песками, а пароходные пристани от центра города спускаются к окраинам или переносятся за пески. Работы по урегулированию русла пока не принесли существенной пользы. Население. При основании города в нем было около 400 жителей, в 1739 г. — около 7 тыс., в 1780 г. — 14 тыс. С поселением в нем немцев (137 душ) и раскольников, основавших за городской чертой отдельные слободы (впоследствии вошедшие в состав города), число жителей С. возросло; в 1811 г. их насчитывалось 27 тыс. В 1813 г. в С. ссылали пленных французов, которых посылали на общественные работы: они равняла улицы, засыпали овраги, строили плотины, насаждали сады. Многие из них остались в С. и приняли русское подданство, заселив 2-ой в 3ий кварталы немецкой слободки. Одни из них приглашались в качестве гувернеров и учителей в русские семейства и учебные заведения, другие открыли ремесленные заведения — сапожные, мебельные и пр. В 1847 г. жителей в г. С. числилось 52 тыс., в 1860-м — ок. 70 тыс., в 1870-м — 86 тыс., в 1880 г. — 115 тыс., а по переписи 1897 г. — 137109 чел. (69250 мжч. и 67859 жнщ.). По данным 1895 г., в С. было 126173 жит., из них православных 112553, единоверцев 895, раскольников 5953, католиков 1904, лютеран 3154, евреев 570, магометан 863, других не христиан 281. Потомственных дворян было 2120, личных 2455, духовенства разных исповеданий, с семьями, 1065, почетных граждан 3276, купцов 2561, мещан 58069, цеховых 7417, крестьян 24986, колонистов 5502, казаков 4296, военных, с семьями, 13721, разночинцев 101, инородцев 106, иностранцев 498. Естественное движение населения колеблется чрезвычайно сильно; так, в 1890 г. замечена убыль на 53 чел., а в 1895 г. — прибыль на 581 (родилось 5980, умерло 5399). С. — один из благоустроенных городов России, хорошо обстроен; лучшие улицы — Немецкая и Московская. Улицы вымощены, центральные части города снабжены хорошими асфальтовыми или из каменных плит тротуарами. Конная жел. дор. Водопровод сооружен в 1876 г.; до того времени существовал водопровод с деревянными трубами, проведенными в 1856 — 57 гг. Телефон. В 1895 г. зданий было: жилых 2266 каменн. и 12919 дерев., нежилых 1525 камен. и 810 дерев. Храмов 57 камен. и 7 дерев., в том числе 1 правосл. женский монастырь, и церквей правосл. 40, раскольничьих молелен 9, рим.-катол. 2, лютер. 1, мечеть 1, синагога 1, часовен 9. Из церквей замечателен Старый Троицкий собор, построенный из дерева в 1674 г. после пожара 1685 г. возобновленный из камня в 2 этажа. Промышленность. В 1871 г., в С. было фабрик и заводов 98, с годовым производством в 1142 тыс. руб., в 1890 г. — 138 фабр. и зав., с производством на 6 милл. руб., а в 1896 г. — 156 с 3788, рабоч. и производством на 8371482 руб. В 1871 г. ремесленников с учениками и рабочими было 3761, в 1890 г. — 7737. в 1896 г. — 12694, в том числи мастеров 4554, рабочих 5467 и учеников 2673. Изготовлением одежды и обуви (в 1895 г.) занято было 2431, пищи — 1326 чел. Извозчиков 2965, плотников 1191, сапожников и башмачников 759, портимых 751, модисток 529, каменщиков и штукатуров 598, столяров 580, кузнецов 436. Торговля С. преимущественно отпускная; главный предмета ее — хлеб и в особенности мука. Главными путями сообщена для С. служат Волга и Ряз.-Урал. жел. дорога. Волга под С. вскрывается между 19 марта и 10 апр. (в среднем 30 марта) и замерзает между 13 ноября и 30 декабря (в среднем 10 декабря); продолжительность навигации от 189 до 214, в среднем 203 дня. В 1846 г. ходило мимо С. всего 3 парохода; в настоящее время их ходит ок. 800, которые нагружают и разгружают свыше 24 милл. пд. товаров в год. Судовое движение по Волге особенно развилось за последние годы; так в 1892 г. в С. водою прибыло 19708 тыс. пд. грузов, а в 1897 г. — 57140 тыс. пд., на 11172 тыс. руб. Большая часть грузов состоит из нефти (27 милл. пд.) и керосина (71/2 милл. пд.), отправляемых транзитом по жел. дор. в центральные местности России. Всего прибыло и отправлено 3377 судов; грузов отправлено 7768 тыс. пд. (хлеба 6117 тыс. пд.), на сумму 6596 тыс. руб. Хлебные грузы и мука


идут преимущественно водою. По железной дороге в 1897 г. из С. (вместе с Покровской слободою) отправлено грузов 34577 тыс. пд. (главным образом нефти и керосина), разгружено 12819 тыс. пд. Биржа в С. открыта в 1890 г., первое кредитное учреждение — в 1863 г.; в настоящее время здесь имеются отделения банков государственного, дворянского, крестьянского и 3 столичных частных коммерческих, кроме того город. общественный банк, общ. взаим. кредита, городской ломбард, город, ссудосберегательное товарищество и 3 частный банкирские конторы. Врачебная часть. Первая больница в г. С. основана в 1804 г. на средства местного дворянства (47 т. р.) и дар Императора (10 т. р.). В 1895 г. врачей в С. было 77, из них 7 женщин. Лечебных заведений 21, на 589 кроватей, с 59 врачами (в том числе 4 женщ.). Учебное дело. Первыми учителями в С. были поселившиеся здесь во второй половине XVIII ст. раскольники. Первая школа была открыта в 1786 г.; обучались главн. образ. кантонисты. В 1820 г. школа эта преобразована в муж. гимназий; в том же году возникло духовное училище. Духовная семинария открыта в 1830 г., институт благородных девиц в 1854 г., женская гимназия в 1859 г., ремесленное учил. в 1871 г., реальное в 1873 г. В 1786 г. в С. была 1 школа, в 20-х гг. XIX ст. 3, в 30 гг. 6, в 50 гг. — 7, в 1860 г. — 11, в 1873 г. — 35, в 1880 г. — 50, в 1891 г. — 69, в 1895 г. — 96 школ. В 1786 г. было около 30 учащихся, в 1874 г. — 4154, в 1895 г. — 10566 чел. (5659 мальч. и 4907 дев.). В 1871 г. сарат. гор. общ. управление тратило на народное образование 9812 руб., в 1895 г. — 121332 руб, 1/7 всего бюджета). Первая типографы (казенная) возникла в С. в 1794 г., в 1841 г. открыта первая частная, а в 1895 г. было уже 10 типографий. Первая газета («С. Губ. Ведомости») основана в 1838 г.; в 1863 г. стала выходить первая частная газета — «С. Листок». В настоящее время в С. выходят 9 периодических изданий, из них 2 ежедневно, 1 два раза в неделю («Губ. Ведомости»), 2 еженедельно, 2 по два раза, в месяц и 2 ежемесячно; в том числе два издания (1 еженедельное и 1 ежемесячное) — на немецком языке. Городская библиотека основана в 50х гг. XIX ст.; в 1883 г. в ней было 2848 томов, в 1890 г. — 12804 тома. В С. много ученых обществ и общеобразовательных учреждений: физико-медицинское общ. с акушерской школой, санитарное общ., с женской фельдшерской школой и народными чтениями, сельскохозяйственное общ., садоводства и цветоводства, общ. естествоиспытателей и любителей естествознания, С. отд. Имп. технического общ., ученая архивн. ком., общ. любителей изящных искусств, с музыкальной и рисовальной школами, отд. Имп. музыкального общ. Радищевский музей со школой технического рисования (основ. при содействии художника Боголюбова в 1885 г.). Театры городской и народный. Вследствие недостатка материальных средств и энергичных деятелей для поддержки столь значительного числа обществ, деятельность их отличается порывистым характером, то замирая, то снова оживляясь. Радищевский музей помещается в особом, прекрасной архитектуры здании. Это один из богатейших провинциальных музеев в России. Прекрасная картинная галерея русских и иностранных художников, скульптурное отделение, а также отдел древностей заслуживают не только внимания, но и изучения. Городской бюджет. В 1847 г. доходы г. С. составляли 80 т. р, в 1851 г. — 221 т. руб., в 1894 г. — 860969 р., в том числе с городских недвижимых имуществ и оброчных статей 486 тыс. руб. Расходы в 1894 г. составили 802100 руб., из них на городское управление 88571 руб., на благоустройство города 75376 р., на народное образование 108796 р., на благотворит. и друг. общеполезные учреждения 76306 р., на врачебную часть 11966 р., на освищете улиц 17630 руб., на пожарную часть 57611 руб. В 1895 г. доходы города достигли суммы в 907 т. р., расходы — 965 тыс. руб., недоимки — 603 т. р. С. X. История. Время основания С. с точностью неизвестно; в наказе астраханскому воеводе 1590 г. о С. упоминается как о «новом городе», почему полагают, что он возник около 1584 — 1589 гг., на месте татарского поселка. До конца XVII в. он находился на левой стороне Волги, при впадении в нее р. Саратовки. Там его видели и Олеарий (1636), насчитавший в нем десять церквей, и Стрюйс (1668 г.). Главное назначение «нового города» заключалось в наблюдении за движениями ордынцев и истреблении их «воровских шаек», охранении царских судов, ходивших в Астрахань и обратно, и сопровождении послов. В 1604 г. С. был занят самозванцем Ильею из Мурома, принявшим имя Петра Федоровича, сына Федора


Иоанновича. В смутную эпоху он подвергался разорениям от разных воровских шаек, затем от калмыков и кубанских татар, не перестававших нападать на него и в первой половине XVIII в. В 1670 г. С. взял Степан Разин, подверг его трехдневному грабежу и учредил в нем казацкое устройство. Пострадал С. и от нападения Булавина, в 1707 г. До половины XVIII в. С. был незначительным, хотя сравнительно и населенным пунктом, но после устройства в нем в 1747 г. «соляного управления» скоро увеличился и стал важным торгово-промышленным городом, особенно когда в нем стали селиться колонисты. В 1773 г. он был взят Пугачевым; через два года его постиг голод. При первом разделении России на губернии С. был приписан к Казанской губернии, в качестве провинциального города; в 1718 г. — к Астраханской, через 10 лет — опять к Казанской и в 1739 г. — снова к Астраханской; в 1780 г. сделан гл. городом Саратовского наместничества, в 1797 г. — губернским городом. Слово «Саратов» производят от «сарт» (оседлость), «сара-тау» (желтая гора), «сари (или „сара“)-тау» (удобная местность), «саратав» (желтый остров) Ср. В. и Г. Холмогоровы, «Материалы для колонизации Саратовского северо-восточного края до второй половины XVIlI в.» (в «Трудах Саратовской ученой Архивной Комиссии», т. Ill, в. II, 1890 г.); Д. Л. Мордовцев, «Местные заметки и летопись г. Саратова с 1762 г. по 1796 г.» (в «Саратовских Губернских Ведомостях», 1861 г., №№ 46 — 52 и 1862 г., №и — 16); «Материалы для истории Саратовского края» (ib., 1881 и 1882 гг.); Ф. Чекалин, «Саратовское Поволжье с древнейших времен до конца XVII в.» (Саратов, 1892 г.); Н. И. Костомаров, «Очерк истории Саратовского края» (в «Памятной книжке Саратовской губернии на 1858 г.»); А. И. Шахматов, «Исторический очерк Саратова и его округи» (Саратов, 1891 г.); заметки на эту книгу А. Голомбиевского в «Библиографических Записках» (1892 г., № 3). В. Р-в.

Саргассово море Саргассово море — часть Атлантического океана, лежащая между Каспийскими о-вами и Вест-Индией, в которой плавает громадное количество морских водорослей, принадлежащих, преимущественно, к роду Sargassum (S. bacciferum Ag., vulgare Ag. и некоторые другие виды), на которых развивается богатая животная и растительная жизнь. Эти саргассы растут по берегам Вест-индских о-вов и по западному побережью Американского материка от Гвианы до северных берегов Соединенных Штатов. Растущие у берегов саргассы прикреплены своей корневой частью ко дну и плодущи; плавучие же, благодаря присутствию воздушных пузырей, растения бесплодные. Уже Теофраст, Аристотель и др. упоминают о «лугах океана», но первые достоверные сведения о С. море имеются в записной книге Колумба, вступившего 16 сентября 1492 г. в «состоящую из водорослей банку», по которой он продолжал большую часть своего пути к Багамским о-вам. Овьедо назвал это пространство морем Sargasso (по-португальски — водоросль). Линней дал название плавающей в С. море водоросли Fucus natans (плавучий фукус). А. Гумбольдт разделил это море на две большие части — восточную и западную, между коими, по его мнению, находится пространство, почти лишенное плавучих водорослей. О. Кунтце не признает совсем определенных границ для С. моря и полагает, что содержание и расположение в нем водорослей в различные времена года зависит от направлений господствующих ветров. Крюммель проводить следующие границы собственно С. моря, в котором находится наибольшее количество плавучих водорослей: от 35° до 20° с. ш. и от 35° до 15° зап. долг. от Гринвича (41/2 милл. кв. км.); от этого участка отходят несколько зон до 40° и 15° с. ш. и затем до 50° и 15° с. ш. и 15° з. д. от Гринвича, содержание в которых водорослей постепенно убывает. Много плавучих саргассов находится также в Караибском море. Отдельные плавающие массы саргассов можно встретить и у берегов Ньюфаундленда, у берегов Португалии и даже Франции. Большие скопления саргассов находятся также в Тихом ок., севернее Сандвичевых овов, и в южной части Атлантического и Индийского, в виде длинного участка, простирающегося от Фолклендских о-вов до земли Кергуелена. В С. море плавучие слоевища водорослей обращены своей стеблевой частью по направлению господствующих ветров, и располагаются в более или


менее равномерные ряды. Эти ряды бывают настолько скучены, что затрудняют ход кораблей. Поверхность океана, сплошь покрытая оливково-зелеными водорослями напоминает своим внешним видом луга. По мнению некоторых исследователей (Реннель, Шлейден и др.), саргассы приносятся в С. море течениями с берегов Вест-индских о-вов и сев. части Южной Америки. Существовало еще другое мнете, что водоросли, встречающиеся в Антильском море, Мексиканском заливе и Гольфстриме, приносятся туда из С. моря, которое само служит источником, из коего распространяются водоросли. Но этот взгляд мало вероятен, так как противоречит учению об образе жизни саргассов. Крюммель приходит к заключению, что слоевища водорослей, оторванные ветром и волнами от берегов Вест-индских о-вов, приносятся Гольфстримом в лишенный течений водоворот, заключенный с Ю северным океаническим течением, с ЮЗ Антильским, с СЗ Флоридским, с С Гольфстримом и с В холодным течением Канарских о-вов. Достаточно посмотреть на карте на расположение течений в Атлантическом океане, чтобы понять доказательность мнения Крюммеля. Только направлением ветров и течений можно объяснить то явление, что большие скопления водорослей занимают в общем одни и те же пространства и что, в особенности, С. море Атлантического океана сохранило до сего времени приблизительно те же границы, которые оно имело во времена Колумба. Ср. Schleiden, «Das Meer» (Бер., 1867); О. Kuntze, «Revision v. Sargassum und sogenannte Sargasso-Meer» («Engler's Botan. Jahrbuch», т. I, Лпц., 1881, p. 191); Krummel, «Das Norclatlantische Sargasso-Meer» («Petermann's Mitteilungen», т. 37, Гота, 1891, стр. 123); его же, «Die Oceane» («Scobel's Geographisches Handbnch», Лпц., 1898, стр. 115). Н. Гайдуков.

Саргасс Саргасс (Sargassum Ag.) — род морских бурых или темноцветных водорослей (Phaeophyceae), принадлежит к семейству фукусовых (Fucaceae). Слоевище С. желтооливкового или буро-зеленого цвета достигает 21/2 метр. в длину и расчленено на основную (стеблевую), нижнюю (корневую) в боковую (листовую) части. Корневой частью растение прикреплено ко дну, а верхняя часть свободно держится в воде благодаря присутствию сидящих на ней на особых ножках воздушных пузырей. Оторванные свободно плавающие слоевища хотя и растут, но всегда остаются бесплодными. Стеблевая часть составляет как бы короткий ствол, из которого периодически развиваются молодые боковые ветви. Эти части, похожие на листья высших растении, простые или разветвленные, зубчатые или цельнокрайние, почти всегда коротко заостренные, у различных видов весьма разнообразны по форме. Ветви, сидящие в корневой части, в средине и на вершине стебля также отличаются друг от друга. Половые органы, женские — оогонии, содержащие яйца, и мужские антеридии или спермогонии, содержащие живчики, сидят вместе в особых полостях, так наз. скафидиях, выстланных волосками — парафизами. Скафидии сидят на отдельных ветках, которые у разных видов различны по форме и отличаются от беплодных веток. Живчики (сперматозоиды) с 2 боковыми жгутиками. Оплодотворенное яйцо выпадает из скафидия и из него развивается молодая особь. Слоевище дифференцировано на ассимилирующую, скопляющую, проводящую и механическую ткани. Всего насчитывается до 160 видов С., которые различаются между собою, главн. образом, строением бесплодных и плодовых ветвей. С. распространены по берегам более теплых морей всего земного шара, от устьев Амура и о-ва Сахалина (S. Fengeri, Coreanum et patens Ag,), от Адриатического (S. linifolium et Hornschuhii Ag.) и Средиземного морей (S. vulgare et trichocarpum Ag.), и от берегов Северной Америки до Новой Зеландии, Тасмании и берегов Южной Америки. Особенно разнообразны виды саргасса, растущие у берегов Австралии. Наиболее интересен S. Dacciferum Ag., из которого состоит главным образом так назыв. Саргассово море, отличающийся разветвленными плодовыми частями. Ср. О. Kuntze, «Revision v. Sargassum» («Engler's Botan. Jahrbuch.», т. I, Лпц., 1881); J. G. Agardh, «Species Sargassorum Australiae» («K. Svensk. Vetensk. Akadem. Handling», т. 23, Стокгольм, 1889); J. В. De Toni, «Sylloge Algarum» (т. Ill, Patavii, 1895); F. R. Kjellman, «Fucaceae». («Engler und Prantl's Pflanzenfamilien», Лпц.,


1897); Варминг, «Систематика растений» (Москва, 1898). Н. Гайдуков.

Саргон I Саргон I — (Шаррукин = [бог] поставил [его] царем) — древнейший царь города Агане в Вавилонии, около 2800 до Р. Хр., как это явствует из надписи Набонида о реставрации храма в Сиппаре. Полное имя, кажется — Шаргани Шар-али; вторая половина, вероятно, имя бога. Кроме современных ему цилиндров и маленьких надписей на камнях и кирпичах, до нас дошли еще тексты в позднейшей ассирийской переработке, для библиотеки Ассурбанипала. Один из них рассказывает от лица С. легенду о его жизни. Он был не из царского рода, даже не знал отца; мать пустила его в корзинке по течению реки; его воспитал нашедший его жрец; наконец, он сделался «царем черноголовых» (т. е. семитов) и царствовал 44 года, любимый богиней Истар. Эта легенда напоминает подобные рассказы об основателях городов или царств (Ромуле, Кире) и даже историю Моисея. Далее С. повествует о своих походах и завоеваниях на берегах Персидского залива. Другой текст, астрологического характера, говорит о ег�� походах в Эламе и на запад — в Финикию, Палестину и даже на Кипр, о восстаниях против него и т. п. на Нипре был найден его цилиндр; подлинность его подлежит сомнению, да и вообще существует предположение, что история его завоеваний произошла в позднейшее время, при С. II, желавшем видеть в ней прототип своего царствования. Тексты изданы, с переводом, в «Keilinschriftliche Bibliothek» (III, 1, 100-107).

Саргон II Саргон II — царь ассирийский (722 — 705), узурпатор, возводивший себя к древнему Саргону и объяснявший свое имя как "Шарру-кену — «царь законный». Иногда называется Шаррукин-арку — С. позднейший. Для истории его царствования дают богатый материал надписи и изображения, найденные в его дворце в Хорсабаде. Летописи обнимают только первые 15 лет. С. застал Ассирию в затруднительном положении, окруженною со всех сторон враждебными коалициями. Первым его делом было взятие осажденной еще его предшественником Самарии, разрушение Израильского царства и переселение из него 27 тыс. знатных семейств. Оставшиеся жители приняли, в 720 г., участие в большом восстании, центром которого оказался Илубиди, царь Гамата; оно началось не без ведома Египта и к нему пристали Дамаск, Арпад и Симирра. После битвы при Каркаре С. взял Гамат, казнил Илубиди, совершил массу жестокостей, а за тем при Рафии, к Ю от Газы, разбил филистимлян и египтян, пришедших с царьком Сиве. Сам фараон Шабака, напуганный успехами С., прислал ему дары. Также поступили арабские князья и даже Итамари, царь савеев в Йемене, подаривший ему золото, коней и верблюдов. Усмирив семитический запад, С. занялся севером, где ванский царь Руса I, от которого сохранились надписи, был центром коалиции, охватившей народы от Киликии до Каспийского моря. Войны С. продолжались здесь 10 лет. После победы его над Русой мы встречаем попытку его преемника Русы, Аргишти II, начать в союзе с Коммагеной новую войну. Но и на этот раз счастье было на стороне С и могущество ванского царства было сломано. Теперь С. мог обратить внимание на вавилонские дела, где уже 12 лет хозяйничали халдеи, под правлением Меродах-Баладана. Меродах-Баладан заключил союз с арамеями и Эламом, строил каналы, крепости, увеличивал войско. Все это требовало денег и налогов; народ роптал и на предпочтение, оказываемое иностранцам и халдеям. Меродах стал непопулярен, и народ встретил С. как избавителя (710). Он короновался в храме Набу и Мардука, чем еще более привлек к себе жрецов и население. Меродах Баладан бежал и на время исчез с горизонта. Слава о могуществе С. распространилась повсюду: к нему явились на поклон послы с о-ва Дильмуна в Персидском заливе и с Кипра, где найдена статуя С. (находящаяся теперь в берлинском музее). Весь древний Восток, не исключая Египта, признал гегемонию Ассирии. Личность С., повидимому, годилась для роли устроителя универсальной монархии. Он не только повествует о


войнах и опустошениях, но любит говорить о заселении пустых мест, о проведении каналов, о мерах против дороговизны, таксах и т. д. Для сплочения огромной разноплеменной монархии он стал заменять вассальные отношения покоренных стран полным их подчинением, путем превращения в провинции, а также перетасовывать этнографический состав государства массовыми переселениями. Надписи С. изданы Winckler'ом: «Die Keilnischrifttexte Sargons» (2 тома; в I т. — историческое введение; перев. в «Keilnischr. Bibliothek», II, 34 — 81). См. М. В. Никольский, «С., царь ассирийский» («Русский Вестник», т. CLIV). О памятниках С. из Хорсабада, находящихся в Эрмитаже, см. В. С. Голенищева, «Описание ассирийских памятников» (СПб., 1897).

Сардиния Сардиния (Sardegna, Sardi) — один из островов Средиземного моря, входящих в состав итальянского королевства; лежит между 38°52' и 41°16' с. ш. Площадь С. — 24342 кв. км. Наибольшая длина 268 км., наибольшая ширина 144 км. Расстояние С. от о-ва Корсики всего 12 км., разделяющий их пролив имеет в глубину не более 90 м.; многочисленные о-ва и подводные рифы указывают на первобытную связь между обоими островами. Берега С. совсем недоступны с восточной стороны; единственная удобная гавань на Ю — Ольбия, в зал. Кальяри; на западной несколько удобных гаваней — зал. Snicis Palmas, Tharsus Oristano, Carbia Aghero и Porto Conte. 9/10 С. представляют гористую местность. Из осадочных формаций в С. всего более распространена третичная. Крутые гранитные берега и возвышенности тянутся вдоль всего вост. берега, в центре острова под 40° шир. горы Геннаргенту (Gennargentu), достигающие высоты 1918 м., бывают покрыты снегом с конца сентября и до конца мая. Близ Кальяри на высоте 71 м. над ур. моря найден слой морских раковин, перемешанных с глиняными черепками, что дает основание заключать о существовании здесь человека с древнейших времен. На западной стороне о-ва встречаются древнейшие формации трахита и базальта, в центре и на восточной стороне — гранит, гнейс, глинистый сланец и порфир. Главнейшие минеральные богатства встречаются на юго-западе: свинец, цинк, железо, серебро и медь. Местность имеет более равнинный характер только в западной части о-ва, где существуют обширные оливковые и ореховые рощи, каменного дуба и пр. Реки С. незначительны. 6 рек не вливаются в море, а оканчиваются на территории о-ва болотами и озерами, имеющими местами значительное протяжение, как напр. озера Каляри, Ористано и др. Летом они высыхают и покрываются белой кристаллической (соляной) корой, в дождливое время снова наполняются водой и служат таким образом источником распространения страшной малярии. В фауне нет многих животных, напр. волка, барсука, куницы, крота, ядовитых змей, лягушек; вообще в С. меньше всяких животных, чем на континенте Италии. Климата зимой умеренно теплый, летом — жаркий, но умереннее сицилийского. Средняя зимняя темп. Кальяри 8,8°, летняя 22,5°, maximum летней темп. достигает 36,8, minimum — 0,8, средняя годовая темп. +15,6°. Наибольшее количество осадков бывает зимой, наименьшее летом: зимой выпадает их 172 мм., летом 50 мм., меньше, чем где бы то ни было в Италии; годовое количество осадков 393,1. Жит. до переписи 1897 г. 756201, т. е. 31,4 чел. на кв. км. Наиболее густо населена С. в северной части. Значительные города: Кальяри — столица С., с 44252 жит., и Сассари, с 41581 жит. Главные занятия жителей — земледелие и горное дело; горной промышленностью занято 9800 чел. Нигде в Европе раздробленность земельной собственности не достигла таких размеров, как в С.; большинство земельных участков к тому же чересполосные. Постоянное дробление земельной собственности и все увеличивающаяся чересполосность владений ведут за собой беспрерывные ссоры и тяжбы владельцев. Судами было разобрано в 1894 г. исковых и спорных дед 235420; продажи земель за неуплату недоимок было 3650 случаев. В С. до сих пор еще сохранились следы крестьянского общинного землевладения, в форме сервитутных отношений, называемых ademprivio. Ademprivio заключается в том, что крестьяне данной общины имеют право пользоваться естественными продуктами земли, не стесняясь правами собственности на нее частных лиц, которым она de jore принадлежит: могут рубить лес и


собирать в лесу валежник для собственных надобностей, косить траву для прокормления собственных животных, собирать упавшие с дерева плоды, собирать в лесу желуди, засевать незанятые пустопорожние земли хлебами и т. д. Эта форма землевладения упоминается в кодексе Arborea, относящемся к 1395 г. В принципе общинная пастьба скота допускается на всех не огороженных землях С. и этим правом крестьяне пользовались до 1851 г. Кодекс Arborea ограничил право пользования только землями не огороженными и отдаленными от населенных центров и вменил крестьянам в обязанность культивирование на общинных землях винограда. Vidazzoni назыв. часть общинной земли, на которой до последнего времени существовала переложная система хозяйства. Вспаханное и засеянное хлебами пространство земли огораживалось изгородью до момента уборки хлебов, после чего изгороди снимались и переносились на другое место; пустующая земля оставалась в течение 2 — 3 лет под толокой скота. В 1806 г. правительство попыталось ввести на землях vidazzoni культуру оливок, для чего рекомендовало владельцам огораживать или окапывать земли рвами, если только они не считались абсолютно необходимыми для пастбища. В случае сопротивления этим распоряжениям предписывалась принудительная экспроприация. Проведение этого закона в жизнь встретило непреодолимые препятствия со стороны овцеводов и некоторых общин. Изгороди были крестьянами уничтожены, рвы завалены землей. По закону 1870 г. часть казенных земель, которыми общины пользовались по сервитутному праву, была продана в личную собственность желающих, с правом отчуждения их тем или другим способом. Этот закон был применен только к 89092 гект., которые были проданы за 4578604 лир; общинных земель осталось 61642 гект. Многие из новых собственников, опасаясь мщения со стороны населения, не осмелились вступить во владение купленными землями. В последнее время все чаще и чаще слышатся жалобы на понижете урожая хлебов вследствие засухи (как результата вырубки лесов) и на истребление посевов саранчой. Правильному ведению сельского хозяйства много вредить губительное действие малярш. Пришлые с континента сельские рабочие и работающие в рудниках �� момента появления малярии возвращаются домой, землевладельцы поселяются на житье в города; на местных рабочих она не действует так губительно, как на иностранцев, и они заканчивают полевые работы, облекаясь на это время или в толстую шерстяную одежду, или в длинные овечьи шкуры шерстью вверх, защищающие от влияния внешнего воздуха. По сведениям 1894 г., в С. было засеяно: пшеницей 161883 гект. (урожай сам 8), ячменем 34468 гект. (урожай сам 8), маисом 3838 гект. (урожай сам 7, 2), прочими растениями 29247 гект., итого 229436 гектаров. Кроме того под каштановыми и оливковыми плантациями и виноградниками находится 93970 гект.; прочих плодовых деревьев (саженцев) числится 254300. Луга и пастбища занимают 14881 гект., искусственное травостояние 12716 гект.; 198500 гект. каменисты и непроизводительны. Скотоводство развито слабо. Сардинские овцы и козы малорослы и дают грубую шерсть, свиньи мелки. Скот круглый год содержится под открытым небом на подножном корму. Сыру (низшего качества) было изготовлено 3743409 кгр., масла коровьего и козьего — 32351 кгр. В 1894 г. было добыто: свинцу 27725 тонн, цинку 120241 тонн, серебра 1103 тонны, железа 400 тонн, сурьмы 1365 тонн. Морской соли добыто 132923 тонны, на сумму 1757153 лиры. Крестьяне очень бедны, еще беднее, чем в Сицилии. Народных школ числится 1159, в которых обучается 47805 детей об. пода, что составдяет 5,9% общего числа населения. На 100 новобранцев безграмотных приходится в провинции Кальяри 67%, в Сассари 62,17%. Гимназий 13, с 1385 учащимися, лицеев 5, с 242 уч., технических школ 4, с 377 уч. Университетов два: в Кальяри, основанный в 1626 г., и в Сассари, основ, в 1677 г.; студентов в обоих всего 292. Бедность и невежество населения служат причиною сильного развития преступлений. На 100 тысяч жителей убийств было в 1894 г. 24, случаев нанесения побоев и ран 271, грабежей 21, воровства 800. Приговорено судами к тюремному заключению 11411 чел. Профессор университета в Сассари, Питцорно, собрал большую коллекцию сардинских черепов и нашел, что они все отличаются такими аномалиями в строении, каких он почти совсем не находил при анализе прочих итальянских черепов. В настоящее время в С. нет ни одного поселка, который бы находился ближе, чем на 10 в. расстояния от моря, — результат постоянных нападений со стороны корсаров, опустошавших берега С. В центре о-ва можно встретить


много людей (особенно женщин), которые вовсе не знают, что живут на острове. Доисторическая археология. Население С. очень древнее, что доказывается уже существованием в С. (в Камнидано) любопытного обычая кувады. В момент завоевания ее финикиянами она была населена 2 милл. жителей, достигших некоторой степени культурного развития. Надписи на египетских памятниках указывают на морские походы сардинцев в XIV в. до Р. Хр. Свидетельством о культурном состоянии Сардинии в доисторическую эпоху служат сохранившиеся до настоящего времени многочисленные могильные циклопические памятники, так называемые Nuraghi, сложенные, без всякого цемента, из больших булыжных камней. Памятники сложены пирамидально, с усеченным конусом вверху. Высота их не превышает 20-ти метров, ширина — 30; внутри одна большая или несколько комнат, в которых может поместиться до 40 — 50 человек. И теперь можно насчитать их на острове до 2000. Тожественные памятники встречаются на Балеарских островах, где они известны под именем Talayots. К. Красноперов. История С. Название острова одними связывается с именем Гераклова сына Сардона, колонизовавшего, по преданию, С.; другие видят в этом названии семитическое слово Sereth = растопыренная рука, на что указывают другие греческие названия о-ва. Горный кряж вдоль восточного берега носил название Безумных гор (Insani Monies), вероятно, в связи с дикими свойствами местности и разбойничьим характером населения. Из мысов С. были известны Promontorum Ursi и Errebantium на севере, pr. Gorditanum на сев. западе, рг. Sulcense и Chersonesus на юге и рг. Columbarium на сев. востоке; из заливов — Sinus Caralitanus, из рек — Termus и Thyrsns. По свидетельству Павзания (I. с.), Диодора, Страбона и др. страна отличалась плодородием и природными богатствами, вследствие чего многие племена уже в отдаленные исторические эпохи заселили остров, основав на нем свои колонии. В числе таких племен древние называют иберов, ливийцев, эллинов, этрусков, корсов, карфагенян (финикийцев), римлян. Древнейшими колониями о-ва считаются Нора (по Павсанию — основана иберийцами и была первой колонией С.); Ольвия, Иолая, Огрила и др., основанные греками; Карались, Сулки и др., основанные карфагенянами, затем много римских. При постепенном заселении острова пришельцами, коренное населены ушло в глубь страны и поселилось в горах, где было известно под именем баларов. Иноземные колонии ютились преимущественно по берегам, особенно западному и южному, так как здесь земля считалась наиболее плодородной, хотя устроенный на берегу солеварни и отсутствие освежающих ветров делали атмосферу нездоровою, особенно во время летних жаров. Главными растительными продуктами острова считались пшеница, фрукты и, между прочим, пресловутая Sardonica herbа (род ядовитой петрушки), обладавшая тем свойством, что человек, ее поевший, умирал с судорожным искривлением губ, как бы смеясь. Оттого неудержимый, судорожный, желчный, злой, язвительный смех назывался, по словам многих писателей древности, сардоническим. Другие (напр. Вергилий) видели в этом выражении намек на горечь растения, третьи (Клитарх, Симонид) производили его от гл. sairw = оскаливать зубы. Любопытно, что выражение «сардонически улыбнулся» встречается уже у Гомера (ср. Merckin, «Die Таlossage und das Sardonische Lachen», 1851, СПб.; Ameis, «Anhang zu Homers Odyssee», прим. к 302 ст. XX песни Одиссеи). Из животного царства Павсаний упоминает диких баранов, отличавшихся необычайною быстротой; быть может это тоже, что мусмоны (musmones), о которых говорят Страбон и Плиний. Из минеральных продуктов в С. добывались серебро, железо, соль, мел. Туземцы С. были кочевниками и жили рассеянно в шалашах и пещерах; главным занятием их было скотоводство. Культура завоевателей не могла подчинить себе этих дикарей, живших в неприступных ущельях и пещерах Сардинских гор; римляне, завоевавшие о-в в 238 г., никогда не могли окончательно сломить сопротивление горцев. На римском рынке сардинсние рабы всегда были самыми дешевыми, вследствие неукротимости характера, строптивости и неспособности к подневольному труду. Вероломство сардов вошло в пословицу. С конца III-го века до Р. Хр. С. была соединена с Корсикой в одну провинцию, причем с 230 до 122 г. наместниками С. были преторы, с 122 г. — пропреторы. С 27 до P. Хр. по 6 г. по Р. Хр. управлялась проконсулами, а в последующую


эпоху — попеременно то императорскими, то сенатскими наместниками, пока при Коммоде она не сделалась императорской провинцией. Ср. Horschelmann, «Geschichte, Geographie und Statistik der Insel Sardinien nebst der Schilderung ihrer Altertumer» (Б., 1828); De la Marmora, «Voyage en Sardaigne» (П., 1840); Pais, «La Sardegnaprima del dominio romano» («Atti dell'Academia dei Lincei», 1880 — 81); Fortiger, «Handbuch der alten Gеоgtapie» (Лпц., 1848). И. О. В средние века С. находилась во владении арагонской династии и вела деятельную торговлю с Пизой, Генуей, Венецией, Неаполем, Марселем, Грецией. Испанский феодализм разрушил ее торговлю и благосостояние. В 1479 г. из С. были изгнаны все корсиканские торговцы; в 1492 г. была введена инквизиция и изгнаны все еврейские семьи, которые в течете XV в. вели деятельную торговлю. В конце концов от древней житницы римской империи не осталось и следа; жителям недоставало даже семян для посева на своих плодородных полях. В г. Сассари числилось всего 3000 жит., многие цветущие города опустели, акведуки были разрушены, дороги стали непроезжими, по недостатку населения были уничтожены епископские должности. В XVII в. С. едва была в состоянии вывозить на продажу из порта Кальяри на 100 тыс. л. товаров. Внутри страны не существовало никаких почтовых сообщений; изолированность С. от других культурных стран доходила до такой степени, что официальные бумаги, адресованные в Испанию, должны были сначала направляться в Неаполь и оттуда уже идти к месту назначения «при первом удобном случае». В 1720 г. испанское господство сменила Савойская династия. По Утрехтскому миру в 1713 г. ВикторАмедей II получил Сицилию, но должен был променять ее на С. С тех пор владетели Савойи и Пьемонта наз. королями сардинскими до 1861 г., когда ВикторЭмануил принял титул итальянского короля. Ср. Allbert de la Marmora, «Voyage en Sardaigne ou description statistique, physique et politique de cette ile» (1839 — 1857); Griovanni Spano, «Proverbi sardi» (Кальяри, 1871); его же, «Memoria sopra i nuraghi di Sardegna» (1867); W. Beauclerk, «Rural Italy» (1888); Alherto Cencelli-Perti, «La proprieta collettiva in Italia» (Рим, 1890); G. Todde, «La Sardegna» (Флоренция, 1895); Gr. Calva Secchi, «La Sardegna» («Rivista Popola, Roma», 1895); Al. fredo Niceforo, «L'ltalia barhara contempo» (1898); его же, «La delinquenza in Sardinia» (Палермо, 1897); Aymerich, «Stato della Sardegna i soi bisogni» (1869); «Annuario statistico italiano» (P. 1896 и 1897). И. К.

Сардина Сардина (Clupea pilchardus, Val.) — маленькая морская рыба (обыкновенно 15 — 20 — стм., реже до 25 стм. длины) из сем. сельдевых (Clupeidae) подотряда открытопузырных (Physostomi) отряда костистых (Teleostei). С. несколько толще сельди. Спина ее синеватозеленого цвета, бока и брюшко серебристо-белые. Жаберная крышка с золотистым отливом и бороздчатыми темными полосками, лучеобразно расходящимися от нижнего и заднего края ее. Д. П-о. С. служит материалом для приготовления всемирно-известных консервов С. в оливковом масле (Sardines u l'huille). Водится в Атлантическом океане и в Средиземном море и ловится преимущественно у берегов Англии, Франции, Испании и Португалии. Чешуя на С. довольно крупная и трудно сходящая. В живом виде это одна из красивейших рыб: на спине можно видеть отливы нескольких цветов радуги. Образ жизни сардины недостаточно изучен: известно только, что детом С. из глубины моря выходить к берегам стран, расположенных по берегу Атлантического океана на весьма короткое время, после чего вновь пропадает. Более верным является предположение, что С. приходит вслед за животными, служащими ей пищей. Лов С. производится плавными сетями из весьма мелкой ячеи с употреблением для приманки С. тресковой икры: зерна последней, заготовляемой впрок в соленом виде, выбрасываются горстями в море; С., набрасываясь на это лакомое блюдо, попадает в сеть.Свеже пойманная рыба в тот же день поступает на консервные заводы, которых по берегу Бретани (Франция)


расположено весьма большое количество. Здесь рыбе отрубают голову, кладут на 1 час в рассол, отмывают, просушивают, окунают в кипящее масло (оливковое с примесью, обыкновенно, хлопчатникового или арахисового), укладывают в жестяные коробки, заливают оливковым маслом, запаивают герметически и подвергают в обыкновенном котле или автоклаве действию высокой температуры и консервы С. в масле готовы. Коробки для С. делаются исключительно четырехугольные: цельные, половинные и 1/4; всего более готовится последних, на которые идет 10 — 12 рыбок, весом в 1/4 фн. Настоящий вкус С. принимает через 2 — 3 месяца лёжки в ящиках. Сардиночный промысел во Франции имеет громадное значение: многие тысячи лодок занимаются ловом С., десятки тысяч пудов тресковой икры ввозится во Францию исключительно для лова С., сотни тысяч кило разного масла ввозится для сардиночных фабрик, многие тысячи рук заняты изготовлением посуды и самых консервов, так что замечающиеся иногда недоловы С. очень чувствительно отражаются на благосостоянии всей массы заинтересованных лиц. Экспорт С. из Франции достигает 12 милл. кило, более чем на 20 милл. франков. Под именем С. и на манер их приготовляют и другую рыбу: так в СевероАмерик. Соед. Штатах миллионы коробок С. готовят из молодой сельди (Cl. harengus), в России (Балаклава) русские С. в масле готовят из хамсы или анчоуса (Engraulis engrasicholus); наконец, под именем русских С. в Австрии и Германии циркулирует мелкая порода сельди (килька), приготовленная на манер анчоусов с специальным острым соусом. Все эти консервы ничего общего, кроме названия торгового, с С. не имеют; кроме прекрасного способа приготовления ее во Франции, выработанного годами, самое мясо С. в значительной степени обеспечивает вкус консервов из этой рыбы. Н. Б-н.

Саркофаги Саркофаги — первоначально название известкового камня особой породы, который, по словам Плины («Hist Natur.», XXXVI, 27), добывался близ Accoca, в Троаде, и имел свойство в течение не более как сорока дней уничтожать без остатка заключенное в нем тело мертвеца, даже его кости, за исключением зубов. Этот «телопожирающий» камень в древние времена употреблялся в большом количестве для изготовления гробов в тех случаях, когда трупы покойников не сжигались, а хоронились. Впоследствии, в позднейшую эпоху древнегреческой и римской культуры, название С. перешло вообще ко всяким гробницам, из какого материала ни были бы они сделаны. Самые ранние из дошедших до нас С. принадлежали египтянам. В Греции, каменные С. сначала не употреблялись; трупы умерших, если их не предавали сожжению, клались в деревянные гроба, которые ставились в погребальные склепы, сложенные из кирпичей или пластинок обожженной глины. Настоящие саркофаги явились у греков позже, в александрийскую эпоху. То были большие, вырубленные из мрамора и по большей части архитектурно расчлененные гробницы, в виде храмов, с выделанными на крышке фронтонами и с скульптурными украшениями на наружной стороне стенок. У этрусков, роль С. играли так назыв. погребальные цисты — небольшие терракотовые или алебастровые ящики, или, вернее, сосуды для хранения пепла покойников, выкрашенные в черный или темный цвет, с рельефными изображениями на лицевой стороне и с полулежащею фигурою усопшего на крышке. Римляне во времена республики и при первых императорах погребали своих покойников очень редко, так как в ту пору сожигание трупов было во всеобщем употреблении, и только для особенно важных и знатных лиц изготовлялись каменные гробницы, образцом которых может служить хранящийся в Ватиканском музее, в Риме, дорического стиля С. Луция-Корнелия Сципиона-Барбата, бывшего консулом в 298 г. до Р. Хр. Впоследствии, когда распространился обычай погребать покойников, не предавая их огню, римские С. заимствовали свою форму от греческих, а именно получили вид мраморных реже порфировых и др.) ящиков со сходящимися под прямым углом или скругленными вертикальными стенками, с рельефными изображениями на передней и боковых сторонах, относящимися к жизни и деятельности усопшего, или представляющими мифологические сюжеты: эротов, нереид, вакхические сцены, эпизоды из сказаний о богах и героях,


преимущественно такие, которые выражают идеи о скоротечности человеческой жизни и о загробном существовании (напр. мифы об Адонисе, Эндимионе, Фаэтоне, Альцесте, Мелеагре, Психее и пр.). Среди римских С., дошедших до нас вообще в значительном количестве, встречаются замечательные по художественности своего исполнения, но есть немало и таких, которые интересны единственно по содержанию своих рельефов. С. первых христиан в начале нисколько не отличались от языческих и даже удерживали их скульптурную орнаментацию, с устранением из ее лишь тех изображений, которые противоречили духу новой религии; но постепенно эта орнаментация уступала свое место христианским эмблемам и сценам из истории Ветхого и Нового Заветов. К римским С. приближались по форме также гробницы, помещавшиеся в романских и готических церквах в средние века. вплоть до XVI стол. А. С-в. Саркофаги египетские. — Форма их была обусловлена религиозными представлениями. Вера в бессмертие заставляла окружать покойника обстановкой земной жизни; отсюда гробницы с их росписью, убранством и инвентарем, отсюда же и С. в форме четырехугольных ящиков, напоминающей дом, с скульптурными или нарисованными подобиями дверей. С другой стороны вера в необходимое условие этого бессмертия — сохранение всех составных частей человеческой организации — заставляла заботиться о сохранении тела путем превращения его в мумию и, на случай порчи или потери последней, о сооружении статуй с портретными чертами покойного, а также о помещении мумии в гробы, имеющие формы мумии — так назыв. С. антропоиды. Эти два типа С. — четырехугольные ящики, иногда с закруглением в головах, и антропоиды — являются господствующими в Египте. Уже на самом древнем из известных С. мы находим сочетание этих двух типов. С. царя Микерина, найденный в его пирамиде в 1837 г. и потерянный, кроме небольшой части, находящейся в Брит. музее, при перевозке, представлял 4-угольный каменный ящик, имитировавший здание со входами, но внутри его был еще деревянный С. в форме мумии, с молитвой богине Нут. крышка его сохранилась в Брит. музее. В Гизе есть другие интересные экземпляры С. из времен древнего царства; они делались из базальта, гранита, известняка; крышки были плоски или сводообразны; внутренние С. были из дерева, в форме мумий; надписи незначительны (имена покойных и заупокойные формулы). В среднем царстве также встречаются оба типа, но первый преобладает. С. этого времени — большею частью простые деревянные ящики, снаружи разрисованные подобиями дверей и с двумя глазами на длинной стороне, близ головного угла; внутри они исписаны длинными, интересными иероглифическими текстами, представляющими заупокойные формулы того времени, еще мало разработанные. Часто у одного покойника было по несколько деревянных С. ящиков, вставлявшихся один в другой. Наиболее характеристичные образцы: Имаму в Лондоне, Монтуготпа и Себеко — в Берлине, Ата — в Петербургском Эрмитаже. Часто на этих С., кроме иероглифов, находим изображения заупокойных даров, а изредка (напр. на недавно поступивших в Берлин С. Хенуи и жрицы Энт-тефес) — даже роспись, представляющую покойных пирующими и в земной обстановке, а также прощание родных с их мумиями. С. в форме мумий довольно просты: на груди нарисовано ожерелье, а остальная часть разрисована крыльями, как бы охраняющими покойника. С. царя Интефа в Лувре позолочен, а С. царя Интефа в Лондоне дает портретные черты и отличается изяществом. В начале нового царства появляются деревянные черные С. в форме мумий, с золотыми изображениями божеств смерти, золотыми имитациями пелен и краткими иероглифическими надписями. При XVIII и XIX дин. С. были каменные в форме мумий; при XIX-й в руках амулеты, и покойный лежит в рельефе в земном одеянии, во весь рост; на стенках вырезаны изображения Тота, Анубиса, гениев, сыновей Гора, а также глаза, чтобы чрез них покойник мог видеть солнце. С конца XIX дин. начинают входить в моду деревянные С. в форме мумий, на которых по желтому фону разрисовывались изображения, относящиеся большею частью к мифу Осириса, загробным странствованиям, представлениям о боге солнца и т. п. На крышке обыкновенно изображались: на груди — Нут, простирающая крылья над покойником, скарабеи — символы солнца, разные фетиши, а в ногах — Анубисы, путеводители по преисподней. Краткие надписи содержат имя и заупокойные формулы. На


внутренней части дна бывали изображения богини «запада», т. е. преисподней, а у ног — Анубиса. Обыкновенно несколько С. вкладывались один в другой. При XXII дин. внутренние С. делались из так назыв. египетской папки — слоев полотна, склеенных известкой; здесь по белому фону расписывались изображения божеств, особенно Исиды и Нефтиды, в виде ястребов, простирающих крылья над покойным. В саисскую эпоху каменные С. достигают очень больших размеров, имеют как форму ящиков, так и антропоидную; на первых часто высечена вся книга «о том, что в преисподней»; подавляющая масса изображений, хотя и тщательно исполненных, утомляет глаз. Деревянные С. этой эпохи — также двух типов, при чем нередко оба соединены. На крышках четырехугольных С. часто изображалась солнечная барка, влекомая кобчиками и шакалами, на груди антропоидных — страшный суд или покойник, вводимый в общество богов Тотом. Тексты заимствовались из Книги мертвых. В греко-римское время деревянные С. в форме мумий принимают большею частью угловатую форму; они расписываются иногда изображениями из книги «о том, что в преисподней», иногда просто фигурами божеств, исполненными небрежно. В то же время все более входит в моду облекать мумию в расписные пелены, вместо чехла или внутреннего С., и покрывать лицо художественно исполненным восковыми красками портретом, вместо прежних розовых или золотых масок. С. встречаются и в христианское время; в Musee Guimet в настоящее время есть нисколько расписных С. коптских монахов. Кроме двух господствующих типов изредка встречаются и другие: С. Рамсеса III в Лувре сделан в форме овала при царском имени; на Синае найдены С. в форме двух соединенных глиняных сосудов (в руанском музее); грубые глиняные С. отчасти в форме мумий, бывали находимы в провинциальных городах Дельты. См. W. Schmidt, «Sarcophages Egyptiens» (в «Transact, of the IX Congress of Orientalists», II); Budge, «The mummy» (Кембридж, 1893); Steindorff, «Grrahfunde des mittleren Reichs». Подробные описания отдельных С. см. в каталогах и изданиях музеев и коллекций находящихся в русских музеях — в «Inventaire» В. С. Голенищева и в XI т. «Записок Вост. Отд. Арх. Общ.»). Изданные в красках С. лейденского музея в натуральную величину — у Leemanus «Monuments de Leyde» (т. III и вып. 31 и 32). Финикийские С., которыми богат Луврский музей, представляют антропоидный тип, близкий к египетскому саисской эпохи; некоторые из них, напр. базальтовый царя Эшмуназара, найденный в 1850 г. в сидонском некрополе — даже египетской работы. Большая их часть из белого мрамора и найдены во время экспедиции Ренана. Б. Тураев.

Сарматы Сарматы, Савроматы (Sarmatai, Sauromatai) — имя частью этническое, обозначающее отдельную народность, частью географическое, под которым в разное время и у различных писателей разумелись разные народы, не находившиеся в родстве между собою и населявшие неведомые для древних греков и римлян обширные пространства нынешней России, отчасти восточной Германии и Австрии. С. обыкновенно сближались с скифами, дав две народности, близкие одна другой по месту жительства и по происхождению. По Геродоту, С. жили по ту сторону р. Дона (Танаиса) и Азовского моря (Меотида), там, «где нет уже Скифии», на пространстве в 15 дней пути от угла Меотийского оз. к северу, а по сю сторону Дона жили царские скифы". Историк производит их от браков амазонок со скифами, язык их называет испорченным скифским, во главе народа ставить царей; женщины их одеваются как и мужчины, ездят верхом на охоту и на войну или вместе с мужчинами, или одни. Воинственность сарматских женщин выражалась, между прочим, в том, что девушка выходила замуж не прежде, как убив хоть одного неприятеля, почему некоторые женщины оставались девственницами до старости. Гиппократ, современник Геродота, рассказывает, что сарматские женщины ездят на лошадях, стреляют из лука, мечут дротики сидя на лошади, и сражаются с неприятелями, но только до замужества; по выходе замуж они перестают ездить верхом, за исключением случаев, когда всему народу поголовно приходится выступать на войну. «У женщин нет правой груди, потому что вскоре после рождения матери выжигают


своим дочерям правый сосок раскаленным медным орудием, так что правая грудь утрачивает способность расти, и вся сила и изобилие соков ее переходит в правое плечо и руку» (Гиппократ, «De aerib., aquis et locis», 15). Весьма вероятно, что самая басня об амазонках, как родоначальницах С., сложилась под влиянием рассказов скифов и греков о мужском образе жизни и воинственности сарматских женщин; самый обычай выжигания соска у новорожденных сарматских девочек перенесен был народной фантазией греков с амазонок, по народной этимологии «бессосцовых». Об этнографическом родстве С. со скифами свидетельствует и Страбон, несколько веков спустя после Геродота. Он обыкновенно называет эти народы рядом или даже, подобно Гиппократу, именует С. скифским народом, частью скифов, тем и другим приписывая одинаковые нравы. Эта то этнографическая близость двух народов и послужила основанием рассказу о происхождении сарматов от соседних с ними в Европе скифов и прибывших к Дону амазонок, после несчастной для последних битвы с греками на р. Фераподонте в Сирии. Появление скифов в черноморских степях Геродот относит к концу VII в. до Р. Хр., тогда как битвы греков с амазонками в этих местах происходили, согласно эпическим сказаниям греков, в героические времена Беллерофонта, Тезея и Ахилла; следовательно, поседение амазонок на левом берегу Дона предшествовало задолго появлению скифов на другой стороне реки. Явное противоречие между двумя вариантами у Геродота даже не отмечено. Сам историк, притом, различает в составе скифов нисколько народностей, различающихся по образу жизни и религиозным верованиям; древнейшими поселенцами европейской Скифии были, несомненно, наиболее западные из них, а не царские скифы, во время Геродота жившие по ею сторону Дона; по всей вероятности, с этими-то древнейшими из скифов, обратившимися на новых местах жительства из кочевников в земледельцев, и находились в родстве С. Необходимо принять во внимание записанное Геродотом показание, что к С. от Дуная (Истра) живут сигинны — народ, который производил себя от мидян и носил мидийскую одежду. По словам Диодора, С., поселившиеся при Доне, выведены туда из Мидии. Плиний сообщает распространенное мнение, что С. родственны с мидянами: Medorum, ut ferunt, soboles. Об этих же С. говорит, вероятно, более поздний географ, Помпоний Мела (I в. по Р. Хр.), что они по наружному виду и вооружению всего ближе к парфянам (III, 4). Согласные между собою показания древних позволяют отнести С. к иранской группе арийских народов. Еще до Р. Хр. этнографическое имя С., как относящееся к отдельной народности, стало обозначать различные народы европейской и азиатской Сарматии, а в более поздних источниках тем же именем обозначаются многочисленные народы, в разное время жившие на огромном пространстве от Карпат, Вислы и Дуная — на З, до Дона, Волги и Урала — на В; в соединении с именем скифов название С. обнимало собою чуть не все разнородное население этих земель. С вытеснением скифов Митридатом VI из Таврического полуо-ва и покорением их (кон. II в. до Р. Хр.), имя С. становится решительно преобладающим и как бы заступившим собою, для тех же стран, более древнее имя скифов. У Страбона, географа I в. до и по Р. Хр., С. — то отдельная народность, то, гораздо чаще, сборный термин. По его описанию С. живут в землях, простирающихся над Черным морем и Дунаем, между Фракией и Азовским морем; он не решается утверждать, достигают ли владения С. Северного океана. Есть у него и азиатские С., живущие по ту сторону Дона, между этой рекой и Каспийским морем, на Ю спускаясь до Кавказских гор. Вообще, сведения писателей I в. римской империи об этих землях крайне недостаточны; о Ю и В теперешней России ходили в Риме такие рассказы, что Страбон и Тацит отказываются от описания этих стран, признавая все сведения о них баснословными; на В от Эльбы, по словам Страбона, никто из римлян не ходил ни сухим путем, ни водным. Птолемеева карта Сарматии дает нам, в перечне и расположении имен, то представление древних об этой стране, какое к началу II в. нашей эры сложилось у греков и римлян. Сарматия делилась на азиатскую и европейскую; общими границами ее служили: Скифия по сю сторону Белур-тага и Волга (Rha) — на В., Каспийское м., Кавказ, Азовское м., Черное м., Днепр, Карпатские горы — на Ю., Сарматские горы, Германия и р. Висла — на З, Сарматский океан с Венедским заливом и неведомые земли Азии — на С. Границу между обеими Сарматиями Птолемей проводит вдоль Азовского м., р. Дона и отсюда дальше на С. Таким образом, в состав Птолемеевой Сарматии


входили некоторые части нын. Пруссии и Царства Польского по сю сторону Вислы, северовосточная полоса Галиции, вся Европейская Россия до центральных ее губерний, со включением значительной части Кавказа. Поверхность Сарматии представляется вообще ровною, степною, безлесною, пригодною больше для скотоводства и кочевой жизни, нежели для жизни оседлой и земледелия, обильною реками, из которых иные были уже известны Геродоту. Ко времени Птолемея число имен сарматских рек значительно возросло, особенно в Азии, но не увеличилась точность в определении их течения и взаимного отношения: так напр. Птолемей смешивает Буг (Гипанид) с Днепром (Борисфеном). Кроме хлебных злаков, страна производила пеньку, лен, чечевицу, лук и различный корневые растения, а на Таврическом полуо-ве — даже виноград. Из фауны упоминаются львы, волки, дикие ослы, кабаны, лоси, олени, антилопы, зайцы, журавли, разной породы рыбы; из домашних животных — овцы, свиньи, лошади, быки безрогие, ослы. Предметами вывоза служили золото, драгоценные камни, соль, воск, медь; серебра и железа не было, так что, по словам Павсания, наконечники стрел и копий С. изготовляли из кости. Население Сарматии составляли многие народы, в огромном большинстве кочевники, не строившие себе ни домов, ни городов, жившие в войлочных шалашах, которые передвигались на телегах. Хищнические набеги и скотоводство были главными источниками средств к жизни, а также торговля, преимущественно в южных частях Сарматии. Обыкновенной пищей С. были конина и месиво из муки с молоком и конской кровью. Страбон знает между ними и людоедов. Одевались С. в плащи без рукавов и шаровары, голову покрывали зимой высокой остроконечной шапкой, почти закрывавшей глаза; женщины носили род рубахи поверх длинного, просторного платья без рукавов, а на голове имели высокую, заостренную повязку. Дикий, воинственный, вероломный народ, С. управлялись царями, иногда царицами. К числу С. древние историки относят множество племен, называемых ими по имени, но трудно поддающихся топографическому определению. Что касается народности племен, обнимаемых у римских писателей именем сарматы, то о многих из них существует значительная литература. Финны, хуны и гитоны упоминаются у Птолемея впервые; если под гитонами можно разуметь готов, то нет основания в хунах видеть гуннов, обозначаемых греческими писателями именем унков (#). Славянство вендов установлено в науке прочно, равно как и иранское происхождение роксолан. Некоторые из городов Сарматии, перечисляемых Птолемеем, могут быть с большею или меньшею точностью фиксированы на нынешней карте и отнесены к местам ныне существующих поселений. Метрополь, на Борисфене, стоял, вероятнее всего на месте нынешнего Киева. Садовский приурочивает Карродун ко впадению Збруча в Днестр, Ерект, Вивантиварий, Клепидаву, Метоний — к Тирасполю, Бендерам, Ямполю и Могилеву Подольскому. На Припяти лежали города Ниосс, Сабрах и Леин; тот жe ученый предлагает такую локализацию их: Чернобыть, Мозырь и местность к 3 от Пинска. Эти и другие города Сарматии, из которых многие носят греческие имена, не С. были основаны и не им принадлежали. — Под С. и древние, и средневековые писатели разумели непременно кочевников. Тацит (I-II в. по Р. X.) отличает венетов от С. тем, что первые строят дома, носят щиты, имеют навык и ловкость в пешей ходьбе, а вторые — в повозках и на коне". Аммиан Марцеллин (IV в. по Р. Хр.) так описывает кочевой быт одного из сарматских народов нынешней России, Алан: «они не имеют вовсе домов и не занимаются хлебопашеством, кормятся только мясом и еще чаще молоком. В повозках, крытых лыком, они беспрестанно переходят с места на место по беспредельным равнинам. Где найдут место; пригодное для корма скота, там расставляют в круг свои повозки и кормятся, как дите звери. Как только пастбище истощится, они кочуют дальние, с своими передвижными городами повозок, в которых родятся и воспитываются их дети, совершаются браки и все иные житейские дела. Куда бы ни толкнула их судьба, они везде у себя дома, гоня перед собою стада крупного и мелкого скота и больше всего заботясь о лошадях... Слабые по возрасту или полу сидят возле повозок и исполняют домашние работы, а люди возрастные и здоровые всегда на коне. С детства привычные к верховой езде, они почитают бесчестьем для себя ходить пешком». Славянство С., вопреки свидетельствам древних и средневековых писателей об их кочевом образе жизни и наружных признаках, отстаивают в русской


литературе Венелин, Забелин, Самоквасов, Иловайский. В римской истории один из сарматских народов — роксоланы (Sarmatica gens, по Тациту) — часто является до конца IV в., при чем римские императоры задабривают роксоланских владык подарками. В 69 — 70 г. по Р. Хр., при императоре Веспасиане, эти С. были частью истреблены в Мезии (нын. Сербия), частью изгнаны оттуда римскими легионами; по словам Тацита, сарматская доблесть роксолан не послужила им ни к чему: сражаться пешими они неспособны, а лошади их по случаю распутицы падали и вязли. Император Адриан очистил от роксолан Дакию (117 — 118 г. по Р. Хр.), но потом заключил с ними мирный договор. Хотя они упоминаются еще в XI в., но с половины I в. до Р. Хр.; вместо них, как сильнейший сарматский народ, заступают языги, с Черноморского побережья двинувшиеся через Карпаты и утвердившиеся между Дунаем и Тиссою. Отсюда С., вместе с германскими племенами, сильно беспокоили римские владения при Домициане и Марке Аврелии; война римлян с ними называлась маркоманскою, германскою, сарматскою. С языгами М. Аврелий заключил мир. Начиная с III в. сарматские племена оттесняются готами, потом гуннами. Имп. Аврелиан уступил им Дакию в 274 г. Тем не менее с С. вели войны императоры: Аврелиан, прозванный сарматским, Проб, Диоклетиан, Константин Вел. и др. В IV в. вся Сарматия вошла в состав готского царства, К концу этого столетия готское царство было разрушено вошедшими из Азии через Дон гуннами; имя С. исчезает. Сведения о С. во времена римской империи сообщают Тацит, Амм. Марцеллин, Приск, Евнапий, Иордан, Зосим и др. Литература. Кроме старых сочинений Потоцкого, Георгии, Укерта, Маннерта, Кольстера, Шафарика, Мюлленгира. см. И. Е. Забелин, «История рус. жизни» (М., 1876, I); Sadowsky, «Handelsstrassen der Griechen u. Romer» (Иена, 1877); Д. И. Иловайсrbй, «Разыскания о начале Руси» (изд. 2е, М., 1882); В. Г. Васильевский, «О мнимом славянстве гуннов, болгар и роксолан» («Журн. Мин. Нар. Просв.», 1882, № 7); Bс. Ф. Миллер, «Осетинские этюды» (III, М.; 1887); Л. Нидерле, «Staroveke Zpravy е zemepisu vychodni Europy se zretelem na zeme slovanske» (Пр., 1899); Юл. Кулаковский, «Карта Европ. Сарматии по Птолемею» (К., 1899). Ф. Мищенко.

Сарра Сарра (первоначально Сара) — супруга патриарха Авраама, мать Исаака. По Иepoниму и арабским писателям, С. была дочь отца Авраама, только от другой матери. Иоанн Златоуст, согласно с евреями, принимает ее за одно лицо с Есхою, дочерью старшего брата Авраама, Аррана (Быт. XI, 29); но первое мнение ясно подтверждается словами самого Авраама (Быт. ХХ, 12). С. была весьма красива и в бытность ее с мужем в Египте по причине голода подвергалась опасности, будучи взята ко двору фараона, но была спасена Богом (Быт. XII). Полагая, что в ней причина ее бесчадия, С. убедила Авраама войти к служанке ее Агари, чтобы от ее иметь детей; но Господь открыл Аврааму, что обетование Его о многочисленном потомстве относится вместе к нему и к С.; жене его, в знак чего Он переменяет их имена (по объяснению Иеронима Сара значит «госпожа или владычица моя», а С. — «владычица вообще», т. е. госпожа не одной только семьи, но многих народностей), нарекает имя будущему их сыну, Исааку, и к его потомству относит вечный завет Свой и обещание быть ему Богом; при этом учреждается обряд обрезания (Быт. гл. XVII). После истребления городов Содома и Гоморры, Авраам поселился на время в Гераре; здесь С., уже беременная, подвергалась новой опасности, но спасена была Богом (Быт. XX). С. скончалась 127 лет в Хевроне и там погребена Авраамом в купленной им для того пещере, на поле Ефрона Хаттеянина, при Махпеле, против Мамре (Быт. ХХIII). В личности С. апостол Петр видит об раз истинной женской красоты и величия, состоящих не во внешних украшения, «не во внешнем плетении волос, не в золотых уборах, не в нарядности одежды, но в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа. Так некогда св. жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь мужьям своим. Так С. повиновалась Аврааму, называя его господином. Вы — дети ее, если делаете добро и не смущаетесь ни от какого страха» (1 Петр. III, 1 — 6). Пророк


Исайя указывает на Авраама и С., как на прообразы ожидаемого дела спасения. Как С., после долгого неплодия, родила Исаака, так Сион, после долгого запустения, будет иметь радость и веселье торжествующего множества детей вокруг себя. Еще выше восстановления Израиля будет великое дело будущности: оно будет источником спасения для всех народов мира (Исаии LI, 2; LIV, 1, сд.). Апостол Павел видит в С. великую матерь народов, которой принадлежат все рожденные по духу; она — прообраз небесного Иерусалима, который есть матерь всем нам (Гал. IV,. 22 — 31). С. вспоминается православною церковью в неделю праотец. Ср. прот. П. Солярский, «Опыт библейского словаря собственных имен» (т. III, СПб., 1883).

Сарти Сарти (Griuseppe Sarti) — известный итальянский композитор (1729 — 1802) — был придворным капельмейстером �� Копенгагене, потом капельмейстером миланского собора. Первые оперы С., кроме «Pompeo in Armenia», не имели большего успеха. Лучшие оперы: «Gelosio villane», «Gruilio Sabino», «Le Nozze di Dorina» написаны между 1771 и 1784 гг. Мессы, псалмы и другие произведения его для церкви свидетельствуют о крупном даровании его в области духовной музыки. В 1784 г. С. был приглашен в Россию занять место придворного капельмейстера; Скончался на обратном пути в Италию. Н. С.

Сарычев Гавриил Андреевич Сарычев (Гавриил Андреевич, 1763 — 1831) — гидрограф, адмирал, член адмиралтейского департамента; в 1829 — 30 г. управлял морским министерством. Издал описание своего путешествия по Сибири, «Правила морской геодезии» (1804 и 1825), «Дневные записки плавания по Балтийскому морю и Финскому заливу»(1802 — 1805), «Лоцию Финского залива» (1817); составил атлас Восточного океана и первый правильный план СПб.; написал ряд статей в «Записках Гидрографического Департамента».

Сарыч Сарыч (Buteo) — род сарычевых, отличающийся от близкого к нему европейского рода канюков голой плюсною (оперенною лишь в верхней своей части). С. по внешнему виду напоминают ястребов (местами неправильно их называют ястребами), но сразу отличаются от них своим, сравнительно коротким, почти прикрывающимся сложенными крыльями, хвостом и более короткими лапами. Род С. имеет очень широкое распространение. Многие виды его встречаются в Азии, Африке и Америке, а в Европе живут два вида: большой или обыкновенный С. (В. vulgaris) и малый или рыжий С. (В. vulpinus). С. довольно вялые птицы. Полет их медленный, хотя и продолжительный. Они любят подолгу сидеть на каком-нибудь выдающемся предмете, сгорбившись и подняв одну ногу. Охотясь, С. не редко парят на одном месте, невысоко над землею, высматривая добычу. Весною и особенно осенью, при отлете, С. часто плавно кружатся в воздухе, постепенно поднимаясь на очень значительную высоту. Обычную пищу их составляют различные виды мышей и вообще мелких грызунов, пресмыкающиеся, лягушки и крупные насекомые. Нередко они нападают также на птиц, но последний вред их вполне искупается приносимою ими пользою при истреблении грызунов. Из Европы в конце августа и в сентябре С. улетают на зимовку к югу. Держатся С. преимущественно на опушках лесов, прерывающихся лугами и полями. Плоские гнезда, свитые из прутьев и выстланные зелеными тонкими веточками, устраиваются на деревьях. Обычная кладка состоит из 3 зеленоватобелых яиц с ржавыми и серыми пятнами. Яйца высиживаются самкою. Птенцы выкармливаются сообща. Резкий крик С. напоминает мяуканье кошки. Обыкновенный С. (В. vulgaris) — преимущественно западноевропейская птица; в Зап. Европе он распространен повсеместно, кроме сев. Швеции и Норвегии, в России


же встречается в Прибалтийских губ., Польше, но не идет на восток далее Харьковской губ. Наоборот, рыжий С. (В. vulpinus) — по преимуществу русский вид, которого западная граница гнездованья довольно точно совпадает с зап. границею Европ. России. Окраска рыжего С. чрезвычайно варьирует, обыкновенно у старых птиц верхняя сторона тела — бурая, с неясными ржавыми пятнами, а нижняя сторона тела рыжеватая, с более светлыми пестринками. Горло белое, с буроватыми продольными черточками; хвост кирпично-красный, с темными поперечными полосами. С. обыкновенный (В. vulgaris) отличается от рыжего С., кроме своей большей величины (длина его до 24 и более дюймов, длина рыжего С. только до 20 дюймов), еще отсутствием рыжего цвета в своей окраски, которая, однако, в общем, походит на окраску рыжего С. и также сильно варьирует в деталях. В Киргизских степях и еще восточнее водится третий вид русских С. — белохвостый С. (Buteo ferox). Ю. Вагнер.

Сасаниды Сасаниды (Sassanides) — цари новоперсов. После того как в продолжительной борьбе с римлянами силы парфян истощились, в собственной Персии, где, по старым воспоминаниям, народный чувства высказывались всего сильнее, вспыхнуло восстание. Ардешир Бабегхан (прозванный греками Артаксерксом), из магийского семейства Сасанов, производившего себя от древних повелителей Персии, стал во главе борьбы против царя Ардабана и принял, в 226 г. после P. Хр., титул «царя царей». После двух сражений последний царь парфян был взят в плен и убит, царство парфян уничтожено; только в Армении и Бактрии продолжали существовать побочные линии арзакидов. С основанием господства С. наступила реакция против всего иноземного и, насколько возможно было, полнейшее восстановление древнеперсидского быта. Особенно вновь оживилась религия Зороастра: в большом собраний магов, образовавших в новоперсидском государстве могущественную знать, это учете было вновь утверждено. Для римлян С. скоро сделались столь же опасными врагами, какими были прежде арзакиды. Уже Александр Север должен был воевать против них, затем Валериан, около 260 г., против Сапора I; Галерий — около 300 г., против Нарзеса; Констанций и Юлиан — около 360 г., против Сапора II. В течение 400 лет С. — величайшая династия, какая когдалибо владела Персией — успешно боролись с римлянами и византийцами, но при Ездегерде III, после сражений при Кадезии (636) и Нехавенде (642), Персия покорена была арабами. Имена наиболее выдающихся царей династии С. еще и теперь живут в преданиях персидского народа, как прославленные представители персидской нации. Сасаниды оставили много памятников архитектуры и надписей; многочисленные монеты С. служат источником для восстановления некоторых исторических дат. Некоторые из С., особенно Хозрой Ануширван, способствовали процветанию культуры и образования и даже положили начало философии в Персии. Большая часть литературных памятников этого времени, написанных на языке пехлеви, уничтожена магометанами.

Сатанинский гриб Сатанинский гриб (Boletus satanas Lenz) — гриб шляпочный из класса гименомицетов (Hymenomyceteae) сем. трутовиковых (Polyporeae). Шляпка мясистая, сначала полушаровидная, потом плоская, белая или желтоватая, в 10 — 20 стм. в диаметре. Мясо белое, при обламывании краснеющее, а потом синеющее. Ножка толстая, клубневидная, в 5 — 10 стм. длины, желтая, оранжевая или красная снабженная, у вершины сетчатым рисунком. Нижняя поверхность шляпки состоит из слоя вертикально расположенных желтых трубочек с ярко-красным устьем. Трубочки покрыты базидиями с 4-мя яйцевидными темно-оливковыми одноклетными спорами. С. гриб встречается в лиственных, гористых лесах Зап. Европы, а в России найден на Кавказе. Запаха неприятного он не имеет, вкус его приятный, сладковатый. Некоторые ученые (Lenz) считают его сильно ядовитым. По всей вероятности, С. гриб содержит едкие вещества (алкалоиды), сходные или даже тожественные с мускарином,


которые обусловливают воспаление пищеварительных органов, проявляющееся тошнотой, рвотой, поносом, конвульсиями и т. д., но заканчивающееся смертью только в редких случаях. При употреблении таких грибов, содержащих алкалоиды, как некоторые сыроежки, мухомор, С. гриб, следует их хорошо сварить в соленой воде и отбросить при этом воду, в которой производили варку. Сушеные грибы можно также считать вполне безвредными. В случае отравления, симптомы которого наступают обыкновенно через полчаса или в крайнем случае через два часа после еды, следует давать больному рвотное, слабительное и черный кофе. Яч.

Сатира Сатира — поэтическое обличение текущей действительности: таково наиболее полное определение той многообразной литературной формы, которую обиходная речь, а за нею иногда и теория, называют сатирой. Определение это слишком широко: оно переносит на весьма обширную область литературного творчества название, первоначально свойственное вполне определенной и ограниченной форме. С точки зрения этого широкого определения сатирой должны быть названы «Недоросль», «ДонКихот», «За рубежом», хотя первое произведение относится к области драмы, второе — романа, третье — публицистики. Теория, в сущности, не знает, что делать с С., считая ее то произведением лирическим, то эпическим и подчас относя к ней произведения обличительно проповеднического характера, то есть по существу своему прозаические. Между тем в том чистом виде, какой имела С. в своем источнике — в римской литературе — она есть прежде всего произведете поэтическое. Характер поэтически — не говоря о стихотворной форме — сообщается С. тем внутренним пафосом, который выливается лишь в форму лирики; это не особенная степень пафоса — это его особый вид. Этот внутренний двигатель отличает С. от публицистики и не позволяет отнести ее к произведениям эпическим. Как бы ни было сильно негодующее возбуждение публициста, оно не должно отвлекать его от строго логических прозаических форм, в которых движется его мысль. Субъективные элементы публицистики, лишенные эстетического характера, бесконечно далеки от художественной лирики. С другой стороны, ничто не дает права отнести С. к области эпоса. Обличительный и насмешливый характер эпического произведения дает иногда обиходной речи повод назвать его сатирическим и, расширяя терминологию, относить к области чистой С. эпическое, а то и драматическое произведете с сатирическим оттенком. Но как бы ни был силен сатирический элемент в разных литературных формах — в драме, ро��ане, памфлете, — называть их С., значит вносить смешение понятий в терминологию, о ясности которой должна заботиться теория. Иное дело — обиходная речь, которая, названием С. лишь оттеняет сатирический характер произведения, а также литературная история, которая привыкла интересоваться не столько судьбами известной формы, сколько литературным выражением тех или иных общественных настроений. — Содержание понятия С. выясняется лучше всего из сопоставления его с иными смежными литературными и эстетическими формами. По исключительной силе пафоса, рядом с С. стоит ода, близкая ей по напряжению, но диаметрально противоположная по содержанию: ода славословит, С. бичует. Ближе к С. по содержанию как будто стоит элегия: обе исходят из одного источника — сознания несовершенств жизни; но элегия скорбит о них, а С. негодует; элегия вдохновляется широкими моментами личной и мировой жизни — сфера С. ограничивается вопросами текущей общественной жизни; излюбленное настроение элегии — пассивное, скорбное сознание бессилия — совершенно чуждо С., живой, боевой, деятельной, исполненной веры в осуществление своего идеала, смотрящей вперед, а не назад. Элемент насмешки, столь свойственный С., давал повод сопоставлять ее с юмором, но и это сравнение пригодно лишь для выяснения противоположности обоих явлений. Характернейшая черта юмора — сочувствие к тому, что он осмеивает — есть полное отрицание сущности С.; юмор есть носитель примирения, С. есть выражение борьбы; смех юмора — это ласковая улыбка, смех С. — грозный и бешеный сарказм; юмор объективнее эпичнее, С. в своей истинной форме есть чистейшая лирика — лирика негодования; наконец, юмор интересуется только


индивидуальной психологией, тогда как С., даже изображая отдельные личности, имеет в виду только общественный строй. Отсюда разница в типах: тип в С. — не столько живой поэтический образ, сколько схематическое изображение, лишенное индивидуализирующих деталей, которые придают такую жизненность и прелесть созданиям юмора. Художественные образы вообще — не дело С.; вдохновленный бурным негодованием, потрясенный попранием идеала, сатирик не обладает тем душевным равновесием, которое составляет необходимое условие творческого объективирования жизненных впечатлений; могучий перевес социальноэтических интересов над эстетическими делает из него лирика и подавляет в нем творца объективных типов. Медор, Сильван и Лука Кантемира не живые фигуры, а схематические воплощения тех или иных течений — не потому, чтоб автор не мог или не хотел сделать их иными, а потому, что эти схемы вполне исчерпывают настроение и намерения сатирика; большего от своих образов он не требует. Прежняя теория, отдававшая так много внимания мелочному разграничению и сближению литературных форм, сопоставляла С. с эпиграммой: и там, и здесь мы встречаемся с насмешкой над людскими слабостями. Но эпиграмма имеет в виду отдельную определенную личность, что в высшей степени чуждо высокому настроению сатирика; он проходит мимо всего исключительного, индивидуального; лишь пороки целого строя, целого общества рождают в нем творческое вдохновение. История С. излагается различно, в зависимости от содержания, которое тот или иной исследователь вкладывает в этот термин. Образец расширения понятия мы имеем в мнении Галахова («Отеч. Зап.», 1849 г., № II), не соглашающегося с теми, которые приписывают «изобретение» С. тому или другому народу, вместо того, чтобы искать ее начала в духе человеческом. «Пускай Гораций называет С. стихотворением, неизвестным Греции, а Квинтилиан говорит: Satira tota nostra est — их патриотическое или поэтическое увлечете может присвоить себе только название рода, а не самый род. С. встречается во всех известных литературах, или как особенное стихотворение, или как элемент, входящий в эпопею, оду, песню. Между произведениями санскритской литературы есть поэмы исключительно сатирические; значительная часть древнейшего литературного памятника в Китае, „Книги стихов“, состоит из С. У греков С. явилась вместе с появлением поэзии». С такой точки зрения истории С. захватывает очень широкую область, представляя собой уж не судьбу определенной литературной формы, но историю обличительных настроений во всеобщей литературе. Родиной сатиры в европейской литературе считается Рим. В Греции были сатирические комедии и язвительные ямбы; парабаза была остатком сатирических вставок, которыми подчас прерывались слова хора в греческой комедии но С., как обособленной литературной формы, мы здесь не находим. Определенную форму придал ей впервые Энний, которого считают ее творцом. Но он воспользовался уже готовым видом народного творчества: уличные шуты забавляли толпу насмешливыми стихотворениями в определенной форме; наряду с сатурническим стихом здесь употреблялись и греческие размеры; получалась смесь — satura laux, блюдо мешанины, — откуда, быть может не без влияния наименования сатиров, насмешливых полубожеств, получила название новая литературная форма. Под пером Гая Луцилия, одного из наиболее видных создателей этой формы, — Горация, уступающего ему по силе обличения, но превосходящего его в отделке формы, — ученика его Персия, не столько сатирика-обличителя, сколько философа, и, наконец, великого Ювенала, римская С. становится непреходящим образцом для всей последующей европейской литературы. Не находя выражения в определенной форме сатиры, сатирическое направление, можно сказать, проникает всю литературу средних веков, особенно конца их. Уже в французских баснях, фаблио, сирвентах сатирический элемент занимает заметное положение. "С. есть душа «романа о лисе». В области «городской лирики», носящей сильный отпечаток С., «иногда личной, на подобие древнегреческих ямбов, иногда общественной и политической, по образцу комедий Аристофана, иногда чисто моральной, подобно Горацию и Ювелану», должно отметить «Иерусалимский плач» (1214 г.) — «сплошной крик негодования против богатства духовенства и развращенности Рима» (Лансон). Наконец, ряд поэтов XIII в., в борьбе с настроением общества, государства и церкви, избирает сатирические темы исключительным предметом своих произведений. Таковы Гюйо де Прованс, Гюг де Берз,


Пьер Кардиналь и особенно Рютбеф, «Роман Розы», произведения Раблэ, неисчерпаемый поток народного творчества, от насмешливых ярмарочных фарсов до популярных обличительных песенок — все это полно никого не щадящей галльской веселости, во всем умеющей подметить слабую сторону. Но настоящее воспроизведете римской С. мы встречаем в XVI в. Жак Петелье напомнил об этой форме в своем «Art poetigue» (1555). Ронсар, в «Discoars sur les imseres da temps», и Дюбеллэ, в «Poete courtisan», дали образцы С., еще не упоминая об этом названии. В 1560 г. Пьер Вире издал обличительные «Satyres chrestiennes de la cuisine papale», а дю Вердье — «Les ornonymes, satire contres les moeurs corrompues de ce siecle» (1572). К тому же времени относится так называемая «Мениппова сатира». «Satires franсaises» (1605), Воклэна де ла Френе, стоят ближе к посланиям; поэтому, быть может, о них и не упоминает Буало, провозглашающий родоначальником французской С. Матюрэна Ренье — преувеличение, оправдываемое лишь до некоторой степени его эпическими, реальными созданиями, «Facbeux», «Repas ridicule» и «Macette»). Скорее это название подходило бы к самому Буало, если бы его С., легкая, скептическая, галантная, по существу относящаяся к области критики, а не поэзии, и напоминающая С. лишь по форме, не была так бесконечно далека от истинного пафоса негодования — жизненного нерва С. Приближение этого пафоса слышно в XVIII в., в «Pauvre diable» Вольтера, «Le dix-huitieme siecle» Жильбера, «Lе docteur Pancrace» Ж. M. Шенье. В XIX в., в «Ямбах» и «Сатирах» Барбье, в «Немезиде» Бартелеми, в «Chutiments» Гюго французская литература дает ряд превосходных образцов настоящей сатиры, бурной, искренней, негодующей. Теперь редко кто назовет свое лирическое произведение С. и никто не погонится за верностью сатирической формы. В Германии уже дидактика шпильманов носила сатирический отпечаток; в поучительных произведениях Фройданка и Томазина де Цирклария (XIII в.), С. начинает выделяться из проповеди. Из Австрии в XII веке вышел сильный сатирик Генрих фон Мельк; его направление господствовало в духовной литературе следующего века. Австриец был и Штрикер, который, кроме своего продувного «Попа Амиса», создал ряд язвительных изображений придворного быта. В конце ХIII в. дворянская и придворная жизнь находить изображение в пятнадцати С. которые ошибочно приписывались некоему Зейфриду Гельблингу. Крестьянская жизнь обличается в «Meier Heimbrecht» Вернера Садовника, городская — в «Wiener Meerfahrt». В XIV в. С. занимается Гуго Тримберг; в XV появляется знаменитый «Narrenschiff» Себастьяна Бранта, от которого прежде вели историю немецкой С. Реформационная литература проникнута духом С., которая является излюбленным оружием обеих сторон. В ответ на «Похвалу глупости» и «Письма темных людей» появляются «Сетования темных людей» и другие произведения противников реформации, среди которых особенно выдается Мурнер. Самым выдающимся сатириком протестантства был Фишарт (1550 — 1589), «если можно назвать С. бесформенную тяжеловесну�� массу комических намеков, экскурсов, игры слов, прозвищ, созвучий и т. п.» (Шерер). После Опица вновь наступает расцвет С., ознаменованный деятельностью Лауремберга, Рахеля, Грифиуса, Мошероша, Каница, Гунольда и др. В дальнейшем движении С., отказавшись от стихотворной формы, принимает более серьезный тон в произведениях Лискова и Рабенера. Гагедорн подражал Горацию, Рост писал личные С. против Готтшеда. Более поэтичны сатирические произведения Лихтенберга, Штольберга, Виланда, А. Шлегеля, Уланда («Fruhlingsiled des Recensenten»), Гофмана фон Фаллерслебена. Есть С. и у Гете — «Gotter, Helden und Wieland», «Musen und Grazien in der Mark». С некоторыми оговорками можно считать сатирами «Atta Troll» и «Wintermarchen» Гейне. В Англии С. писали Голль, Рочестер, Драйден, великий Свифт, Поп, Байрон; в Италии — Apиoсто, Садьватор Роза, Аламанни, Бентиволио, Альфиери; в Испании — Арженсола, Нагарро, Ларра. В русской литературе С., как особая форма, процветала лишь в XVIII в., когда у нас так часто, в погоне за воспроизведшем содержания, ограничивались подражанием форме. Но русская действительность всегда давала слишком богатый материал для сатирического воспроизведения, русские писатели были слишком полны общественными и моральными интересами, чтобы дух С. не был характерной чертой русской литературы. Уже в эпоху брожения, предшествовавшего Петровской реформе, русская повесть, под влиянием едкой С. польских рассказов, западных насмешливых фацеций и фаблио, «переходит от


беспочвенного или идеального эпического рассказа к изображенью и осмеянию отживающих и тормозящих прогресс порядков» (Степович, «О древнерусской беллетристике»). «Притча о бражнике», переработанная из западных подлинников, попала вместе с апокрифами в число запрещенных церковью книг. Особенно были распространены С. на суд, и впоследствии составлявший язву русского строя и излюбленный предмет русской С.; таковы «Шемякин суд» и «Ерш Ершович, сын Щетинников». С. XVIII в. приходится уже вести борьбу на два фронта — и в этом смысле весьма характерно ее начало: первая С. Кантемира уже намечает те противоположные течения общественной жизни, которые будут покрыты градом насмешек в С. этого века. Смеяться приходится уже не только над фигурами и порядками отживающими, но и над незаконными плодами новых веяний, над Медорами и Иванушками, фанатиками западной культурности, сумевшими понять и усвоить лишь показную ее сторону. Будучи, так сказать, программой сатирического направления в русской литературе, С. Кантемира является первым по времени и чуть не единственным образцом этой литературной формы. Не раз называли С. свои произведения писатели XVIII и XIX вв. («С. на развращенные нравы нынешнего века» Николева, «С. первая и последняя» Капниста, «Чужой толк» Дмитриева, «К перу моему» Вяземского), но истинную глубину сатирического изображения русской жизни мы находим не в этих произведениях, а в комедии Грибоедова, в «Думе» Лермонтова, в романе (поэме) Гоголя, в разнообразных произведениях Салтыкова-Щедрина. И даже в лирике, встречая подчас истинную С., со всей свойственной ей силой бичующего негодования («Размышление у парадного подъезда», «Убогая и нарядная» Некрасова, «Последнее новоселье» и отчасти «На смерть Пушкина» Лермонтова), мы не найдем ни чистой формы, ни названия С.: уже у Державина смешивались в одном стихотворении две столь диаметрально противоположные формы, как ода и С. Вымирание чистых и обособленных лирических форм, продолжающих свое существование только в учебниках поэтики, особенно ясно выражено в судьбах С. История сатирического элемента в разнообразных произведениях русской литературы составила бы, в сущности, наиболее яркую и характерную сторону русской общественности, и именно потому не могла быть до сих пор представлена в достаточной полноте. Отдельные замечания по теории С. развеяны в статьях о выдающихся сатириках, особенно о Кантемире (Жуковского — «Сочинения», т. 5, Галахова — «Отеч. Зап.», 1849 г., №11, Дудышкина — «Современник», 1848 г., № 11). Ср. также Белинский, «Сочинения», т. VIII (о С. в русской литературе); Добролюбов, «Русская С. в век Екатерины» («Соч.», т. 1); Пятковский, «Очерки из истории русской журналистики» (в книге «Из истории нашего лит. и обществ, развитая», СПб., 1888); Афанасьев, «Русские сатирич. журналы» (М., 1859); Нагуевский, «Римская С. и Ювенал» (Митава, 1879) и ряд др. работ, посвященных Ювеналу; Bautain, «De la satire» (1816); Viollet-leDuc, «Histoire de la satire en France» (в «Oeuvres» Матюр. Ренье, 1853); Ch. Lenient, «La S. en France» (1859 — 1866, 2 отд.); Schade, «Satiren and Pasquille aus der Reformationszeit» (Ганновер, 1863); Erich Schmidt, «Der Kampf gegen die Mode in der deutsch. Litteratur des XVIII J.» («Im neuen Reich», 1880,. №39); Schneegans, «Geschichte der grotesken S.» (Страсбург, 1894). А. Горнфельд.

Сатиры Сатиры (saturoi) — в греческой мифологии лесные и горные духи, олицетворявшие элементарную грубую силу природы, что выражается в звериных атрибутах их внешнего облика. По Гесиоду, они имеют общее происхождение с горными нимфами и куретами и характеризуются поэтом как ничтожная и ни в чему неспособная порода. Глупые, плутоватые, склонные к проказам, падкие до вина и женщин, резвые и трусливые, они совмещают в себе свойства стихийных демонических сил и козлиной натуры, на что указывает самое имя (козел). Они отличаются сильно развитыми членами, имеют тупой нос, остроконечные козлиные унии, всклокоченную и щетинистую шерсть и сзади небольшой хвост. Они живут в лесах и горах, проводя время в охоте, плясках и занятиях музыкой; порой они вспугивают и разгоняют стада, или подкарауливают нимф, или участвуют в Дионисовых странствиях,


прыгают, пьют и совершают разные глупые выходки. Их пляска, называвшаяся сикиннис, состояла из ритмического ряда прыжков, вследствие чего и сами они назывались прыгунами. Музыка С. была сельская, пастушеская; инструментами служили сиринга, флейта, цимбалы, кастаньеты и волынка. л людям С. были часто враждебны, преследовали женщин, являлись в образе домовых и т. п. В свите Диониса С. были непременными участниками оргии и спутниками бога, а потому самыми живыми и типичными представителями Дионисова культа. Вообще козел был животным, посвященным Дионису (тотемом бога), вследствие чего хор исполнителей Дионисовых дифирамбов состоял из С. В связи с этим некоторые (акад. Веселовский, «Три главы из исторической поэтики», СПб., 1899) склонны видеть в С., выступавших на Дионисовых празднествах в качестве исполнителей обрядового действа — ряженых, костюм которых заимствован у тотема чествуемого бога. Напротив, ВиламовицМеллендорф («Heracles», I, 1889, стр. 81 слл.) признает С. духами Пелопонесских гор и отрицает исконную связь их с так назыв. сатирическими хорами, полагая, что первоначально аттическими спутниками Диониса были конеобразные Силены (действительно на вазах VI и V в. обыкновенным является тип С. с лошадиным хвостом), на которых в VI в. были перенесены атрибуты пелопонесских С. Участвуя в хорах на Дионисовых празднествах, С. положили начало развитию греческой трагедии и, в частности, сатирической драмы. Древнее искусство изображало С. старыми, бородатыми существами отвратительной наружности, с обликом диких обезьян или леших. Со временем, однако, создался новый, художественный канон С. : младшие аттические художники стали изображать их в виде нежных юношей, занятых на доне природы различными забавами, собиранием винограда, приготовление вина, музыкальными упражнениями или участвующих в оргиях Диониса, в обществе Менад. Кроме С., в произведениях искусства встречаются также жены и дети С. Старший из С. назывался Силеном. Литература: Muller-Wieseler, «Denkmaler der alten Kunst» (II, Геттинген, 1854 — 81); Jahn, «Berichte der Sach. Gesellsch. d. Wissensch.» (1846); его же, «Die Satyrn und das Satyrdrama» («Philologus», XXVII, 1-27); Heydemann, «Humoristische Vasenbilder aus Unteritalien» (Winkelman's «Programm», Б., 1870); его же, «Satyr, und Bakchennamen» (т. же, Галле, 1880); Wieseler, «De Pane et Paniscis atque Satyris cornutis in operibus artium Graecarum Romanarumque repraesentatus» (1875); Fortwangler, «Der Satyr anf Pergamon» («Winkelmannsprogramm», Берл., 1880); Preller-Robert, «Griechische Mythologie» (I, Б., 1894). Н. О.

Сатурн Сатурн — (Saturnus) — исконный национальный древнеримский бог, культ которого был одним из самых распространенных в Италии. Святилища С. можно было встретить всюду; многие местечки и города полуо-ва, наз. по имени бога; сама Италия, по преданию, именовалась в древности Сатурновой землей (Saturnia). В самом Риме святилище С. основанное, по преданию, Янусом (по др. Геркулесом), находилось у подошвы Kaпитoлийского холма и считалось древнейшим остатком доисторической эпохи Лация. Как явствует из этимологии слова (Saturnus от satus — посев), С. был богом земли и посевов. Ему приписывалось введение в Италии земледелия, садоводства, культуры винограда, удобрения земли, вследствие чего, как покровитель земледелия и податель плодородия, он считался, по преданию, доисторическим царем страны, переселившимся из Греции в Италию. Рассказывали, что С., низвергнутый с трона Юпитером, после долгих скитаний по морю прибыл в Лаций. В Риме существовало предание, что С. на корабле доехал по Тибру до Яникула, здесь нашел у Януса дружественный прием и затем основал себе убежище на другом берегу реки, у подошвы Капитолия, который раньше назывался холмом С. Исконное население Лация называлось Сатурновым; о поселянах, живших мирным трудом своих рук на лоне природы, говорили впосл��дствии, как об остатке Сатурнова поколения. Оттого же древнейший безыскусственный национальный размер, которым были сложены изречения Фавна и произведения древнейших поэтов, назывался Сатурновым (Сатурническим) или


Фавновым. С именем С. было связано представление о золотом веке, когда народ жил в изобилии и вечном мире, не знал рабства, сословных неравенств и собственности. Когда С., подобно другим добрым царям и благодетелям человечества в римской мифологии, исчез, с ним исчез и чудный век, оставивший по себе лишь воспоминание. Учредителем культа С. считается Тулл Гостилий; постройка храма на месте древнего святилища относится к первым временам республики. Под храмом, который был воздвигнуть совместно в честь Сатурна и его супруги, богини Опс, находилось римское казначейство (aerarium Saturni), состоявшее как бы под охраною бога, при котором человечество знало изобилие и счастье. Изображение С. в течете целого года, за исключением декабрьских празднеств, у подножия было увито шерстяными лентами и как бы заковано, чтобы исходящая от бога благодать вечно была связана с городом и народом. Обряд богослужения в честь С. совершался по древнеримскому чипу, хотя при священнодействии жрец и молящиеся стояли с открытой головой (это называлось lucem facere), вероятно — вследствие влияния греческой обрядности и, в частности, по указанию Сивиллиных книг. Праздник С. назывался Сатурналии. Н. О.

Сатурн Сатурн — планета видимая, невооруженным глазом как звезда первой величины, тускложелтого цвета и известная в глубочайшей древности. До открытая Урана в 1781 т. С. считался самой удаленной планетой от солнца. Среднее расстояние С. до солнца 1418 милл. км. (9,54 расстояний от земли до солнца). Эксцентриситет орбиты равен 0,056 (самый значительный после Меркурия и Марса). Расстояние С. до земли колеблется от 1180 милл. км. (когда оппозиция приходится в декабре) до 1630 милл. км. (верхнее соединение в мае). В зависимости от этого, диаметр видимого диска С. меняется от 20 до 14 секунд. Сидерический оборот С. 29 лет 54 дня; синодический 378 дней. Наклонность орбиты к эклиптике 21/2°. Диаметр С. равен 9-ти диаметрам земли; поверхность в 82, объем в 760, масса в 95 раз больше земли (т. е. 1/3500 массы солнца). Плотность С. наименьшая среди других планет, в 8 раз меньше плотности земли или только 5/7 воды. Наклонность экватора С. к эклиптике достигает 28°. Из сопоставления сжатия С. (1/9) со скоростью вращения следует, что плотность планеты сильно возрастает к центру, и потому части, близкая к поверхности, вероятно, не тверды и даже не жидки, а быть может представляют пылеобразное строение, подобное кометам или кольцам С. Это подтверждается и внешним видом С. Еще Кассини в 1675 г. заметил на С. полосы, параллельные экватору; подобные полосы, иногда розоватого цвета с мутно-зелеными промежутками, никогда не пропадали; пятна же замечались весьма редко. Первое достоверное наблюдение яркого белого пятна принадлежит Асафу Холлу. Из наблюдений своих (1876 г.) он вывел для периода вращения планеты 10h14m5. В новейшее время Стоили Вильмас и Бреннер утверждали, что видели много темных и светлых пятен. На рисунке Бреннера резкость пятен несомненно утрирована. Чрезвычайно большое альбедо (Аlbedo — отражательная способность) С. — 0,72 подтверждает, что мы видим лишь облакообразные формации в его атмосфере. Спектр С. — отраженный спектр солнца; только в красной и оранжевой частях его заметны широкие полосы поглощения. Темнейшая часть их приходится на длину волны в 618 mm. Существует некоторое указание, что С. еще не вполне остыл даже с поверхности и испускает собственный свет и тепло. В теории движения С. особенно известно так наз. «великое неравенство» С. и Юпитера, зависящее от близкой соизмеримости их движений и объясненное впервые Лапласом в 1785 г. Вследствие удаления своего от земли, С. почти не имеет фаз. Солнце с С. видно под углом в 3ў (в 10 раз меньше чем с земли). Свет и тепло солнца в 89 раз меньше, чем у нас. Для наших оптических средств земля была бы не видна с С., так как постоянно скрыта в лучах солнца. С. обозначается знаком, который объясняют или как символ косы, или как сокращение первых двух букв слова KronoV. В астрологии С. считался холодной и сухой планетой. Отняв (по мифу) производительную силу у неба (OuranoV), он распределял ее на земле, считался гением посевов. Халдеи называли С. старым, остывшим солнцем, у греков С. носил название jainon «тускло светящий», затем


Кронос; у древних евреев Ремфан (Амос 5), у египтян — Harkahri, y халдеев — Mullalu. В алхимии С. соответствовал свинцу и ониксу. — С. имеет 8 спутников: Мимас, Энцеляд, Тефида, Диона, Рея, Титан, Гиперион, Япет (в марте этого года В. Пикеринг объявил, что на нескольких фотографических пластинках, снятых в августе 1898 г., найден им новый, 9-ый, чрезвычайно слабый спутник С., с периодом обращения в 17 месяцев, но до сих пор (декабрь 1899 г.) этому известию нет подтверждения). Из них Титан по своей величине далеко превосходит все остальные. Орбиты всех спутников весьма близки к круговым, лишь Гиперион имеет заметный эксцентриситет. Плоскости орбит спутников, особенно внутренних, почти совпадают с плоскостью экватора планеты; причина тому — сжатие С. Еще Кассини заметил, что Япет неизменно тускнеет в одной части орбиты; это зависит от пятен на поверхности спутника и указывает, что период вращения его на оси равен периоду обращения вокруг С. С. окружен в плоскости экватора системой блестящих колец. Впервые заметил необычайные придатки у С. Галилей в 1610 г.: планета ему казалась тройной; вскоре, вследствие перемены положения земли относительно плоскости колец, придатки исчезли и Галилеи отчаялся их объяснить. Первый разгадал Гюйгенс; его открытие, сообщенное сначала в виде криптограммы, которой смысл был: Annulo cingitur, tenui, раnо, nusquam, cohaerente, ad eclipticam inclinato, изложено в сочинении «Systema Saturnium» 1659 г. Спустя 20 лет Кассини заметил темную, резкую полоску, разделяющую кольцо на две неравные части. Внешнее кольцо значительно ярче внутреннего. Кроме этого главного, видимого всегда, деления колец, существует много других, весьма тонких и трудно заметных; по временам они пропадают, появляются вновь, быть может меняют место; иногда даже яркая полоска заступает место прежнего темного деления. Подобные шрихи видел еще Шорт в прошлом столетии, затем в 1831 г. Кашэр, в 1838 — Энке (его имя приписано наиболее устойчивому делению на внешнем кольце). В новейшее время Келер, Бреннер, Шеберле, Антониади и др. замечали подобные, едва уловимые, линии и тем подтвердили, что вся система распадается на множество отдельных тонких колец. В 1851 г. Лассель и Доуэс одновременно открыли так наз. темные кольца (полупрозрачные, сквозь них виден контур планеты), распространяющиеся внутрь от ярких колец. В зависимости от положения С. на орбите, иногда кольца бывают «раскрыты» и нам хорошо видны, когда же земля или солнце находятся в их плоскости, кольца представляются в виде тончайшей линии. Кольца исчезают совсем, когда солнце и земля располагаются по разным сторонам от их плоскости. Радиус внешнего края ярких колец 138 тыс. км., а внутреннего 91 тыс. км.; размеры туманного кольца трудно определить: они не имеют резкого контура. Угловой средний диаметр всей системы колец 40"; ширина внешнего кольца 5/4 диаметра земли; деление Кассини 1/2; внутреннее яркое кольцо — 2, туманные кольца — 5/4 диаметра земли. Расстояние внешнего края до С. в два раза меньше чем луны до земли; толщина колец не более 200 км. Швабе в 1827 г. заметил, что центр кольца не совпадает с центром С. Отдельные кольца не лежат строго в одной плоскости — тень самого С. на кольце имеет ломанный или кривой контур. Большой интерес представляет теория равновесия колец. Исследования Лапласа, Ковалевской и др. равновесия твердых и жидких колец имеют только математический интерес: такие кольца существовать не могут. Признано единственно возможным строение пылеобразное: кольца состоят из бесчисленного множества отдельных телец — метеоритов, которые сливаются для глаза на большом расстоянии в одну массу. Первый доказал это теоретически Рош в 1848 г. Он вывел предел, внутри которого не может существовать спутник без того, чтобы не быть разорванным приливным действием планеты, и показал, что кольца С. целиком лежат внутри этого предела. Подробно развил метеоритную теорию Максуэлл, в 1859 г.: в толще колец, под влиянием возмущающих сил, распространяются волны, местами происходят разрывы, местами — уплотнения, но вся система устойчива под условием, чтобы плотность распределения метеоритов была в известном соотношении с их размерами и с плотностью самой планеты. Идея о роли, которую приписывают кольцу С. в космогонических гипотезах, теперь изменилась. После работ Роша и Д. Дарвина кольцо можно рассматривать, скорее как развеянный спутник, чем как еще не сложившийся. Быть может, внутренние части колец мало помалу упадут на планету, а на


внешнем краю, или немного далее, за пределом Рота, останется ряд спутничков. Наблюдения как будто подтверждают это: Отто Струве, сравнивая свои измерения в 1851 г. с наблюдениями прошлого столетия, нашел, что внутренний обод ярких колец сузился. Только в последнее время, благодаря сп��ктрографии, определено Белопольским, Килефом и Деландром вращение колец (попытку В. Гершеля нельзя назвать удачной). Смещения линий в спектре дали для внешнего края ярких колец период вращения 13, для середины — 10h, для внутреннего края — 7h. Эти числа совершенно согласны с теми, которые получаются на основании законов Кеплера, в предположении отдельных спутников. Фотометрия с своей стороны дала веское подтверждение метеоритной гипотезы колец. Теория Земпера освещения пылеобразных тел оказалась в полном согласи с многолетними наблюдениями яркости колец Мюллером и Шмидтом. Эти изыскания указывают, что расстояния между метеоритами весьма значительны: действительный, физический объем колец должен быть, по крайней мере, в 25 раз меньше видимого. Характерным фактом является неизменность яркости кольца при всяких углах падения лучей света. Нужно заметить, что a priori мысль о пылеобразном строении высказал еще Жак Кассини в 1715 г. В. Серафимов.

Сатурналии Сатурналии (Saturnalia) — у древних римлян праздник в честь Сатурна, с именем которого жители Лация связывали введение земледелия и успехи первоначальной культуры. Праздник приходился на последнюю половину декабря — время, когда приходили к концу земледельческие работы и всякому хотелось отдохнуть и повеселиться по случаю окончания жатвы. Во время С. общественные дела приостанавливались, школьники освобождались от занятий, преступников возбранялось наказывать. Рабы получали в эти дни особые льготы: они освобождались от обыденных трудов, имели право носить pilleus (символ освобождения), получали позволение участвовать за общим столом в одежде господ и даже принимали от них услуги. Общественное празднество начиналось жертвоприношением перед храмом Сатурна на форуме; затем устраивалось религиозное пиршество, в котором принимали участие сенаторы и всадники, одетые в особый костюм. В семьях день начинался с жертвоприношения (закалывали свинью) и проходил в веселье, причем друзья и родственники обменивались подарками. Улицы были запружены народными толпами; всюду раздавались восклицания Jo Saturnalia (это называлось clamare Saturnalia). Обрядовая сторона празднества имела исконный римский характер, хотя с 217 г. были введены лектистернии и обычай стоять с непокрытой головой во время жертвоприношения. По мнению Марквардта, праздник рабов, которые в эти дни как бы уравнивались в правах с господами, в воспоминание существовавшего при Сатурне всеобщего равенства, был освящен тем же предписанием Сивиллиных книг, как и учреждение лектистерний. Праздничные развлечения продолжались в течение нескольких дней (в конце республики — 7). В числе праздничных подарков фигурировали, между прочим, cerei (восковые свечи) и sigillaria (сделанные из терракоты или теста фигурки). Первые служили символом того, что праздник С. приходился на время зимнего солнцестояния (bruma); вторые являются пережитком обряда жертвоприношения Сатурну. Н. О.

Саул Саул — первый царь еврейского народа, помазанный на царство Самуилом, по желанию народа, в XI в. до Р. Хр. Избрание царем этого простого, хотя и зажиточного вениамитянина, который пошел искать потерявшихся ослиц, а нашел царство, переносит нас в эпоху первичной стадии государственности, только что начавшей вырабатываться из полной общественной безурядицы времени Судей. Красивый и высокий ростом, он сразу очаровал народ, который при избрании его восторженно кричал: «да живет царь!» (1 Цар. X, 23, 24). Неиспорченный жизнью и властолюбием, С. на первых порах оказался на высоте своего


призвания и нанес несколько поражений неприятелям; но затем, все более опьяняемый властью, он начал уклоняться от прежней простоты, окружать себя пышностью и тяготиться влиянием Самуила. Не смотря на данное последнему обещание во всем следовать его советам, С. начал действовать самовластно; возлагавшиеся на него надежды исчезли, и Самуил должен был тайно помазать на царство другого, более достойного человека — Давида. Когда С. узнал об этом, то впал в мрачную меланхолию, граничившую с помешательством; он яростно преследовал своего соперника и совершал большие жестокости. Погиб от собственного меча после несчастной битвы с филистимлянами при Гелвуе. Жизнь его описана в 1 книге Царств гл. IX — XXXI. Его 40-летнее царствование не осталось бесследным для народа: при нем значительно поднялось военное могущество евреев и, несмотря на смуты и последнее поражение от филистимлян, страна вступила на путь быстрого политического развития, которое и достигло высокой степени при его ближайших преемниках — Давиде и Соломоне. См. А. Лопухин, «Библейская история» (т. II); Я. Богородский, «Еврейские цари». А. Л.

Сафонов Василий Ильич Сафонов (Василий Ильич) — пианист и композитор, род. в 1852 г. Окончив курс консерватории, до классу фортепиано профессора Брассена; успешно дебютировал в качестве пианиста в одном из симфонических собраний Императорского русского музыкального общества; затем предпринял артистическое турне с виолончелистом Давыдовым. В 1881 г. приглашен преподавателем фортепианной игры в петербургскую консерваторию, но вскоре перешел профессором в московскую консерваторию. С 1888 г. С. состоит директором этой консерватории, не покидая фортепианного класса. Из учеников его особенно выделился Левин, получивший на конкурсе 1897 г. первую премию имени А. Г. Рубинштейна. В должности директора С. проявил прекрасные организаторские способности. Несколько лет тому назад С. принял на себя дирижирование симфоническими концертами Имп. русского музыкального общества в Москве. Среди русских капельмейстеров С. занимает очень видное место, являясь энергичным пропагандистом всего нового и интересного как в русской, так и иностранной литературе. И. С.

Сафьян Сафьян. — С. в собственном смысле называют кожу козы, продубленную сумаком и выкрашенную в какой-нибудь из ярких цветов. Для обработки козьей шкуры на С. ее размачивают в воде, затем в известковых зольниках возрастающей крепости (2 — 3). Когда волос начнет идти, его сгоняют на колоде, а шкуру снова пускают в зольник, пока не образуется достаточный нажор (1 — 2 недели). Между зольниками и после них шкура мездрится, лицевая сторона ее тщательно подбривается и полируется камнем. Затем следуют промывка во вращающихся бочках при постоянном притоке свежей воды. Так как С. должен обладать безупречной лицевой поверхностью, то после промывки шкура идет в кисель из пшеничных отрубей — для удаления последних следов извести. После этого шкура тщательно вымывается и пускается через 2 — 3 соковых чана из старого сумачного сока, после которых следует собственно дубление сумаком. Это последнее совершается во вращающихся барабанах, куда вводятся подготовленные шкуры, теплая вода и порошок сумака. Дубление оканчивается в 11/2 — 2 суток. Окраска С. совершается обработкой уже продубленной кожи в растворах анилиновых красок, причем дубильное вещество само служит протравой. Если окрашивают отварами красильных деревьев, то предварительно кожу перед красильной ванной протравляют оловянной или глиноземной протравой. В красный цвет С. красится обыкновенно кошенилью перед обработкой сумачными соками. Для этой цели тщательнейшим образом вымытые шкуры протравляются теплым раствором хлористого олова. Красильная ванна составляется из раствора кошенили и рвотного камня. Двух ванн


обыкновенно достаточно, чтобы придать товару ярко-красный цвет. Выкрашенные кожи высушиваются и затем на них наводится глянец. Для этого лицо кожи смазывается эмульсией из взбитых яичных белков, льняного масла и водного раствора той краски, которой кожа окрашена, и растирается стеклянным цилиндром при сильном надавливании. Для придания того или иного рисунка (шагрень) кожа подвергается накатыванию вальцом с соответственно отделанной поверхностью. Низшие сорта С. готовят из овечьих и телячьих шкур. Овечьи шкуры при этом двоят; на С. идет лицевая сторона, левая переделывается на замшу. Дубление совершается ивовой, дубовой или сосновой корой. Этот род С. часто окрашивается в черный цвет. Телячьи кожи после окраски не глазируются, а оставляются матовыми с рисунком или без него. М. М. Тихвинский.

Сахалин Сахалин — о-в близ вост. берега Сибири, между 46° и 541/2° с. ш. и 1411/2° и 145° в. д.; вытянут с С на Ю на протяжении ок. 850 в., при наибольшей шир. в 183 в. и наименьшей в 24 в. Ближайшее расстояние от материка Азии близ устья Амура, между мысами Лазарева и Погоби, ок. 7 в.; южн. конец С. отходит от берега материка на расстояние ок. 300 в., считая по параллели. Наименьшая ширина Лаперузова прол., отделяющего С. от японского о-ва Иессо, ок. 40 в. Между С. и материком находится Северояпонское море, продолжение которого составляет Татарский прол., получивший в своей наиболее узкой части, близ устья р. Амура, название прод. Невельского. Наименьшая ширина пролива совпадает с его наименьшей глуб. От мыса Лазарева на С мыса Марии глубины настолько незначительны, что трое известных мореплавателей, Лаперуз, Крузенштерн и Браутон, пытавшихся проникнуть этим прол. из Охотского моря в Японское или обратно, пришли в заключению, что С. — полуо-в и соединяется с материком песчаной банкой. Впоследствии фарватер был найден Невельским, но оказался проходимым только для судов с осадкой не глубже 23 фт. К Ю от мыса Лазарева глуб. быстро увеличиваются; на параллели зал. ДеКастри доходит до 26 саж.; между ДеКастри и Императорской гаванью на расстоянии одного кабельтова от матерого берега 25 — 30 саж., местами даже 40; далее на Ю глубины постепенно увеличиваются. Между мысами Соя на Иecco и Крильоном на С. в Лаперузовом прол. глуб. не превосходит 20 — 25 саж., но по обе стороны этой линии сразу увеличиваются; стало быть в Лаперузовом прол. существует подводное возвышение дна, составляющее как бы продолжение к Ю Сахалинских гор. Таким образом Северояпонское море является почти замкнутым и только поверхностные слои воды в нем соединяются в двух местах с водой Охотского м. Вода в Северояпонском море значительно теплее нежели в Охотском, которое по своим свойствам приближается к полярным морям. Главной причиной низкой t° последнего моря заключается в массах льда, которые, зарождаясь в Гижигинской и Пенжинской губах, почти круглое лето держатся у сев. конца С. Эти льды сев. сахалинским течением, омывающим сев. часть о-ва и сев. половину его вост. берега, заносятся до широт среднего С. Влияние низких температурь Охотского м. не распространяется на Сев. Японское м., так как этому препятствует С. К тому же течение из Амура преграждает доступ льдам из Охотского м. в Татарский прол. Лаперузов прол., чрез который соединяются только поверхностные слои обоих морей, не способствует охлаждению Японского м. еще по той причине, что к нему подходит теплое японское течение Кура-сиво. Одна ветвь его заворачивает в Охотское м., а другая, поднимаясь вдоль зап. берега С., оказывает благотворное влияние на климат этой части о-ва. Физические свойства морей, омывающих С., определяют разницу в климатах разных частей о-ва. Сев. часть его, подходя близко к материку, в климатическом отношении находится под влиянием этого последнего. Сильное охлаждение Вост. Сибири в течете зимы, когда прол. Невельского замерзает сплошь, обусловливает на С. сильные С и СЗ ветра, под влиянием которых зимы в сев. части о-ва отличаются континентальной суровостью. Замерзание ртути здесь обыкновенное явление. Летом в сев. части о-ва преобладают ветра, дующие с холодного Охотского м., т. е. Ю и ЮВ, которые сильно понижают температуру лета. Таким образом в климатическом отношении сев.


и средний С. поставлены в вдвойне невыгодные условия: эти части о-ва имеют суровые континентальные зимы и холодное лето приморских стран. Зима в сев. части по средней температуре приближается к зиме побережья Ледовитого ок. в Европе или южн. части Новой Земли; лето походит на лето берегов Белого м., хотя сев. конец С. находится приблизительно на широте Симбирска. В устье р. Тыми на вост. берегу о-ва и в Дуэ, почти на широте Саратова, встречается вечная мерзлота, чем далее на Ю от Дуэ, тем климат становится мягче, тем более он приобретает морской характер. Вместе с тем возрастает разница в климатах зап. берега о-ва и противолежащего берега материка Азии, разница, состоящая в том, что зимние холода на С. менее значительны, нежели на соответственной широте побережья Вост. Сибири. Однако, зима и лето южн. части о-ва напоминают по средней температуре те же времена года Архангельской и Олонецкой губ., хотя южн. конец С. находится па широте Одессы и Астрахани. Помимо низкой температуры зимы и лета С. отличается еще тем, что весна гораздо холоднее осени, даже внутри о-ва, но особенно на юге его. Несмотря на незначительную ширину С. и его вытянутость в меридиональном направлении, наблюдается большая разница в климате его вост. и зап. берегов. В этом именно и проявляется различное влияние морей, омывающих о-в. На вост. берегу, омываемом холодным Охотским м., где даже в июне встречаются плавающие льды, на широте устья р. Тыми, климат много суровее, зима и лето много холоднее, нежели на соответственной широте зап. берега. Это происходит оттого, что влияние холодного Охотского м., благодаря гористому характеру о-ва и меридиональному расположению хребтов, задерживающих ветра, не передается на зап. берег. Количество осадков на всем протяжении С. весьма значительно — ок. 500 мм. и даже более. Зима отличается обилием снега, а лето частыми дождями. Толщина снежного покрова доходит до 7 фт. В Кусуннае в течение года наблюдается до 150 ненастных дней, из них 60 дождливых и 90 снежных. Летом частые туманы, более на вост. берегу, чем на зап. Поверхность С. почти сплошь гориста, и только между хребтами расположены низменности, по которым протекают довольно значительный реки. Горы, подходя к самому берегу, обусловливают скалистый характер берегов о-ва. Зап. берег от южн. оконечности, мыса Крильон состоит почти из сплошной каменной стены, возвышающейся местами 100 и 200 фт.; по всему протяжению здесь нет ни одного сколько-нибудь значительного залива, нет и о-вов, за исключением Моннерона, лежащего бл. южн. конца С. Такой характер зап. берег сохраняет до мыса Уанды, находящегося против зал. Де-Кастри. К сев. от этого мыса тянется плоский песчаный берег, простирающийся вдоль всего амурского лимана, но в Охотском м., бл. сев. оконечности С., берег становится снова гористым. На вост. берегу наблюдается подобная же смена крутых и плоских берегов и приблизительно в тех же широтах, но здесь имеются два обширные залива, именно: Ныйский и Терпения. В тех местах, где берег низмен, существует не мало озер, отделенных от моря низкими перешейками и соединенных с ним протоками. Эти протоки, а также устья больших рек, являются единственными местами, где небольшие суда могут находить себе пристанище, так как настоящих гаваней по всему побережью о-ва не существует. К таким береговым озерам относятся на сев.: Байкал и оз. Тамлаво; южнее: оз. Трайсиска, на берегу зал. Анива; зал. Буссе, оз. Тунайга, Вавай, Тинесани; в зал. Терпения: оз. Тарайка. На поверхности С. различают пять отдельных хребтов, из которых все тянутся в меридиональном направлении. В сев. части о-ва находится 1) Сев. центральный хребет, ср. выс. которого 1500, наибольшая до 2000 фт. 2) Зап. прибрежный, пролегающий по всему зап. берегу о-ва до юго-зап. оконечности, отличается острозубчатыми вершинами и крутыми, трудно доступными склонами. Высшие точки его достигают 3000 фт. высоты и более. 3) Вост. прибрежный хр. тянется по вост. берегу от мыса Терпения на сев. Между вост. и зап. прибрежными хребтами, внутри острова — обширная низменность, расширяющаяся по направлению на Ю и орошающая двумя величайшими реками о-ва: pp. Тыми и Поронаем. От поста Найбучи на Ю до зап. Анива на вост. берегу тянется 4-й хребет, по зап. сторону которого находится низменность, орошаемая небольшими pp. Сусуя и Оненай. В юго-вост. оконечности С. от мыса Тонина до м. Анива располагается 5-й хребет, ограничивающий с вост. третью большую низменность ова. Все реки С. носят характер


горных потоков, они быстры и порожисты, так что только инородцы на долбленых лодках, при помощи шестов, могут плавать по ним. Наибольшие pp.: Тыми, бол. 200 вер. дл., впадающая в Ныйский зал., и Поронай, приблизительно той же длины изливающаяся в зал. Терпения. Низовья этих pp. на протяжении 60 — 70 в. от моря имеют медленное течение и достаточную глубину для того, чтобы по ним могли ходить небольшие суда. Возле Дуэ и Кусунная pp., замерзают в половине ноября и вскрываются в конце марта или начале апреля, но некоторые pp., напр. Тыми, в особенно быстрых местах не замерзают всю зиму, несмотря на морозы ниже точки замерзания ртути. В бухтах зап. берега преобладают осадочные горные породы с остатками различных организмов; мысы состоят из кристаллических пород, в особенности из диорита и породы, похожей на базальт. Самые древние осадочные пласты выступают на мысе Дуэ. Они состоят из серого мергеля с огромными аммонитами, Inoceramus, и принадлежат к меловой системе. Меловые пласты С., по мнению г. Шмидта, проявляют очевидное сходство с южноиндейскими медовыми отложениями. На Ю о-ва найдены пласты зеленого песчаника с ехинитами. Отложения третичной системы в виде пластов песчаника, сланцеватой глины и конгломерата со множеством остатков третичной флоры, напр. дуба, клена, березы, встречаются точно также на зап. берегу С. В отложениях этой системы как по берегу, мак и внутри о-ва находится каменный уголь. Выше наземных третичных отложений, близ Дуэ, лежит пласт с морскими раковинами той же системы, простирающийся по всему зап. берегу о-ва и переходящий на материковый берег Охотского моря до Камчатки и даже на Алеутские о-ва. На южной оконечности С. преобладают белые мергели с немногими раковинами и остатками рыб, вероятно, осадки более глубокого моря. Таким образом третичные отложения о-ва частью образовались на суше, частью морского происхождения. Первые, по мнению г. Шмидта, принадлежат к миоценовым, вторые же к плиоценовым отложениям и всего более соответствуют красному английскому краг. Из полезных ископаемых кроме каменного угля на С., именно, в сев. его части, найдена нефть. Соответственно суровому климату С. растительность его носит северный характер. Почти весь о-в с С до Ю покрыт густым высокоствольным лесом, по преимуществу, хвойным, состоящим из сахалинской ели (Abies Veitchi), пихты (Abies ajanensis) и лиственницы (Larix daurica). На сев. преобладает лиственница, на Ю две первых породы. По своему характеру флора большей части о-ва представляет типичную сибирскую тайгу, но в долинах, а в южн. С. и в горах, растительность носит более мягкий характер. Несмотря на незначительную высоту гор в вертикальном направлении в них различают 5-6 растительных зон. В средней части о-ва нижнюю зону составляет нижний пояс лиственного леса, встречающегося исключительно в речных долинах, защищенных от господствующих ветров. Этот лес состоит по преимуществу из березы (Betula alba, В. Ermani), ольхи (Ainus incana), осины, душистого тополя (Populus suaveolans), вяза, ив. Из кустарников здесь наиболее обыкновенны: шиповник (Rosa cinnamomea), жимолость (Lonicera chrysanthea), красная смородина (Ribes rubrum), бузина (Sambucus racemosa), боярка (Crataequs). Благодаря обилию атмосферных осадков, травы в речных долинах достигают необыкновенной сочности и роскоши. Особенно обращают на себя внимание тростеполовица (Calamogrostis Langsdorffii), Cacalia hastaefolia, Spiraea kamtschatica, в особенности южный habitus имеют Petasites japonicus и Angelophyllum ursinum. Склоны гор приблизительно до 700 — 800 фт. высоты покрыты хвойным лесом, состоящим из упомянутых раньше пород, но выше, именно от 700 до 1200 фт., начинается снова лиственный лес, состоящий главным образом из березы (Betula Ermanni). В этой же зоне встречается и бамбук (Arundinaria Kurilensis). Еще выше идет пояс кедрового сланца, и на вершинах отдельных высот встречается совершенно еще не исследованная альпийская флора. В общем такое распределение растительности в вертикальном направлении наблюдается на всем протяжении о-ва, но в южной его части подмешивается значительное количество южных, частью японских, деревьев и кустарников. Эти южные формы встречаются по преимуществу на зап. берегу южного С., и не в долинах, а в зоне верхнего лиственного леса. К числу таких форм принадлежат: Phyllodendron amurense, Panax ricinifolia, Prunus Maackii, Skimmia japonica. Ilex crenata, Rhus radicans, виноград (Vitis Thunbergii), Viburnum plicatum и мн. другие. Прибрежные низменности С., в особенности открытая со стороны Охотского моря,


представляют из себя тундры. Флора их состоит из мхов, лишайника, вороницы (Empetrum nigrum), брусники, ерника (Betula nana), клюквы, морошки, дрозеры (Drosera) и проч. Местами только среди тундры встречаются чахлые деревья лиственницы, имеются шпалерную форму. По вост. берегу типичная тундра находится в Поронайской низменности, приблизительно на широте пос. Дубовки (Саратовской губ., которая славится своими арбузами). Существование тундр на низменных берегах С., в особенности на побережье Охотского моря, объясняется влиянием холодных ветров. В животном мире С. преобладают представители сибирской тайги. Из млекопитающих здесь в огромном количестве водятся медведи (Ursus horribilis), а также соболь, росомаха, белка, летяга, рысь, северный олень, волк, лисица; изредка из Амурского края чрез замерзший Татарский прол. перебирается тигр. На юге С. к этим млекопитающим не прибавляется ни одна более южная форма. Здесь недостает некоторых млекопитающих, которые водятся в тех же широтах и при тех же физических условиях в Амурском крае, именно: кабана, енотовидной собаки, изюбра, лося, барсука. В отсутствии перечисленных животных выражается островной характер сахалинской фауны. Из птиц в хвойном лесу о-ва наиболее обыкновенны; рябчик, дикушка или черный рябчик (Canace falcipennis), восточносибирский глухарь (Tetrao urogalloides), сойки-ронжа (Garrulus infaustus), многочисленные дятлы, синицы, славки, клесты и проч. В южной части о-ва к этой чисто сибирской фауне присоединяется несколько южных, по преимуществу японских птиц; таковы, краснозобый дрозд (Merula chrysolaus), долгохвостый снегирь (Uragus sanguinolentus) и некоторые другие. Из гадов на С. водятся только обыкновенная гадюка, живородящая ящерица, серая жаба и травяная лягушка (Rana temporaria). Из пресноводных рыб найдены налим, карась, чебак (Leuciscus sachalineusis), форель, кроме того летом из моря в реки входят в большом количестве различные лососевые рыбы, из которых наибольшее значение в промысловом отношении имеют кета (Oncorhynchus lagocephalus) и горбуша (Oncorhynchus ргоteus). Морские фауны берегов С. весьма различны по обе стороны о-ва. Моллюски зап. берега в Северояпонском море поражают разнородностью своих составных элементов; среди них встречаются виды высокие северных широт, находимые в водах Охотского и Берингова морей, и вместе с тем формы южные, даже тропические. Наоборот, в Охотском море вся фауна моллюсков состоит из циркумполярных, полярных и борейских видов. По вост. берегу С. в большом количестве водятся сивуча (Otaria Stelleri), тюлени, из которых наиболее замечателен полосатый тюлень (Phoca fasciata); встречаются также морские котики, большое лежбище которых находится на острове Тюленьем, близ вост. берега С. в заливе Терпения. Полярный характер морской прибрежной фауны вост. берега С. выражается еще в существовании «птичьих гор» или скал, населенных бесчисленным множеством птиц из сем. кайр (Alcidae). Коренные жители С. — гиляки на сев. и айны на юге; первых насчитывают до 2000 душ об. п., вторых — до 2500; на вост. берегу в небольшом числе живут также ороки. Русские стали селиться на С. с 1857 г., когда был основан первый пост Дуэ. По переписи 1897 г. на С. было 28113 жит. (20472 мжч. и 7641 жнщ.); из них ссыльнокаторжных 4979 (4220 мжч. и 759 жнщ.), ссыльнопоселенцев 6934 (6055 мжч. и 879 жнщ.) и поселенцев из каторжных 1566 (1273 мжч. и 293 жнщ.), всего ссыльных 13479 (11548 мжч. и 1931. жнщ.) или 48% всего населения о-ва. Селений 97, дворов 4712. Из селений более значительные: посты Дуэ (1049 жит.), Александровский (3857), южный (1166), Корсаковский (1664), села Рыковское (3033), Дербинское (1339) и НовоМихайловское (817 ж.). Инородческое население занимается рыболовством, боем тюленя и охотничьим промыслом, предметом которого служит главн. образ, соболь, а также медведь, белка, сев. олень. В 1890 г. на С. было добыто соболей одними русскими промышленниками 1071. Русское население состоит почти исключительно из ссыльных. Отбывающие каторгу занимаются добыванием каменного угля, рубкой леса, проведением дорог и проч. Семейные занимаются по большей части земледелием. В 1894 г. общая площадь посева под хлеба на С. равнялась 2924 дес., под огороды — 646. Из 2924 дес. 3% занято было озимою рожью, 25,3 — ярицею, 40,4 — пшеницею, 26,1 — овсом, 5,2 — ячменем. Из огородных растении лучше всего родятся капуста, картофеля редька, репа. Средний урожай за 5 лет в тюремном хозяйстве Тымовского окр.: озимая рожь сам 8,8, ярица 5,7, пшеница 6,6, овес 7,6, ячмень 6,4, картофель 8,9. Домашнего скота у русского населения в


1896 г. было: рогат. — 6000, лош. — 1890, овец — 40, свиней — 1020. Горная промышленность состоит исключительно в добывании угля. В 1894 г. на рудниках общества «Сахалин» добыто 437000 пд. угля, Маковского и К° — 211500 пд., на казенном руднике — 202000 пд. Инородцы занимаются ловом рыбы исключительно для собственного пропитания. Промысловым рыболовством занимаются главн. образ, японцы, на своих судах и со своими рабочими, а в южн. части о-ва — и немногие русские. Предметом лова служит по преимуществу сельдь, из которой приготовляется тук, идущий в Японию на удобрение полей. Крупнейшие русские рыбопромышленники в южном С. добывают ежегодно до 200000 пд. селедочного тука, на что потребно до 1200000 пд. рыбы. На рыбу, вывозимую за границу, наложена пошлина в размере 5 коп. за пуд с русских подданных и 7 к. с иностранцев. В 1894 г. такой пошлины получено было 32222 р. Различные лососевые рыбы, главн. образом кета и горбуша, промышляются инородцами для собственного употребления а также ссыльнокаторжными, для потребностей. тюремного ведомства. На юго-зап. берегу С. существует промысел морской капусты — особого рода водоросли, которая употребляется в пищу в Китае и Японии. За капусту, вывозимую за границу, уплачивается пошлина в том же размере, как и за рыбу. В 1894 г. пошлины за капусту, добытую на С., уплачено 5573 р. В той же части о-ва в незначительных размерах промышляют и трепангов. Хотя С. давно уже известен китайцам и японцам, но начало точных сведений об о-ве надо считать со времени исследований Лаперуза (1787) и Крузенштерна (1805). Несколько лет спустя после Крузенштерна японский моряк Мамио-Ринзо вошел через Татарский пролив в устье Амура и составил карту своего путешествия. В 1853 г. капитан РимскийКорсаков открыл на зап. берегу о-ва, близ гиляцкого селения Дуэ, каменный уголь; в том же году был основан первый русский пост (Муравьевский) в зал. Анны. Зимой 1854 — 5 и 1855 — 6 на С. производил естественноисторические исследования акад. Л. Шренк. В 1857 г. был основан пост Дуэ, для разработки каменного угля. В 1858 г., для поддержания прав России на южн. часть о-ва, были основаны посты Кусуннай и Мануэ, взамен Муравьевского, который был снят в 1854 г. по случаю крымской войны. В 1860 г. Сахалин посетили члены сибирской экспедиции Шмидт, Глен, Брылкин и Шебунин. До 1875 г. южн. С. принадлежал Японии; конвенцией от 18 мар. 1867 г. был дозволен свободный проезд по всему о-ву как русским, так и японцам; в 1875 г. южн. С. отошел к России, в обмен на южные Курильские о-ва. В 1869 г. на С. была отправлена первая партия ссыльных. В 1884 г. С. изъят из ведения губернатора Приморской области и подчинен самостоятельному управлению, с начальником острова во главе и с подразделением на 3 округа — Александровский, Тымовский и Корсаковский. Админ. центром служит Александровский пост, на западном берегу, куда в 1881 г. проведен телеграфный кабель. Сношения с портами Сибири поддерживается судами добровольного флота. Ср. Schrenck, «Reis. u. Forrshung im Amuriand»; Шмидт и Глен, «Труды физич. Отд. Сибирск. эксп.»; Добротворский, «Жюн. ч. о-ва С.» («Изв. СПб., Отд. Геогр. Общ.», т. I, № 2); Брылкин, «Письма с С.» (Зап. Сиб. Отд. Геогр. Общ.", иркутск. отд., кн. VII); Крапоткин, «Об исследов. Лопатина на С.» («Извест. Геогр. Общ.», т. V); Дейхман, «С. в горнопром. отношении» («Горный Журн.», 1871, № 3); Буссе, «О-в С. и эксп. 1853 г.» (1872); Мицуль, «С. в сельскохоз. отнош.» («Прилож. к Сел. Хоз. и Лесов.», 1873); Кеппен, «О-в С. и его каменоуг. пром.» (1875); Поляков, «Отч. об исслед. на С.» (Прил. № 6 к XLVIII т., «Зап. Ак. Наук», 1884); Никольский, Прил. № 5 к LX т. «Зап. Акд. Наук» (1889); «Сахалинский календарь на 1896 г.»; Крюков, «Приамурск. край на всеросс. выставке в Нижнем Новгороде» (1896); «Первая всеобщ. переп. Росс. Имп.», 1897. LXXVII. О-в С." (т. I, 1899). А. М. Никольский.

Сахара Сахара — значительное пространство Северной Африки, состоящее по большей части из пустынь. Границы С. по определениям разных ученых далеко не совпадают. Наиболее обычные: на С склоны Атласа в Марокко и Алжире, Средиземное море от Триполи до Египта; на В долина Нила в Египте и Нубии; на Ю так наз. Судан и Сенегамбия около 15°-17° с. ш., на


З Атлантический океан. В таких границах С. имеет около 9 миллионов кв. км.; наибольшее протяжение от З на В — 5200 км., средняя ширина с С на Ю — около 1500 км. (Вивиен де С. Мартен). По Э. Реклю, за исключением значительной части вилайета Триполи, пограничных пространств Марокко, Алжирии и Туниса, некоторых больших оазисов, пограничного, покрытого степями и кустарником пространства между С. и Суданом, собственно С. занимает 6200000 кв. км. Значительная часть С. — пустыня, но было бы несправедливо думать, что растительность ограничивается одними оазисами. На больших пространствах С. встречается растительность особо организованная, снабженная особыми приспособлениями для существования в очень сухом климате; всего найдено более 600 видов растении в западной С. и до 700 в восточной, частью различных от видов западной. Столь же несправедливо довольно распространенное мнение о том, что С. — обширная низменность, покрытая песчаными дюнами (барханами). Лучшие знатоки С. считают, что пески занимают лишь 1/9 часть страны. Большая часть С. — нагорье умеренной высоты, есть и горы, лишь очень небольшая часть Алжирской и Тунисской С. к западу от Габесского залива Средиземного моря — низменность, покрытая обширными, но мелкими озерами; значительная часть этой местности находится ниже уровня моря (до 25 м.), и есть полная возможность, посредством небольшого канала, вырытого в невысоких песках между Габесским заливом и этой местностью, залить водой Средиземного моря пространство слишком 16000 кв. км. Таков (проект французского капитана Рудэра (Roudaire). Этот проект обсуждался очень подробно и основательно во французской академии наук; были посланы особые комиссии для исследования местности и окончательный результат исследований был тот, что проект исполним, но решительно не представляет никаких выгод, есть даже опасность затопления плодородных оазисов и пришлось бы оградить их особыми плотинами. Проект Дональда Маккензи затопить часть запад. С. между 20°-22° с. ш. водами Атлантического океана — чистая фантазия. Мест ниже уровня океана здесь нет. Песчаные дюны или барханы эрг (erg) или арег (areg) встречаются далеко не везде в С. Они поднимаются местами до 100 и даже 150 м. Караванные дороги пролегают между ними. Часть этих песков подвижна, но движение их не особенно велико, так как колодцы и родники не засыпаются ими. Местами на некоторой глубине под песками есть непроницаемые для воды слои, и здесь собирается вода, защищаемая песками от испарения и быстро просачивающаяся через них после дождя. В таких условиях есть и растительность. Напротив, каменистые пространства хаммада (hammada) гораздо суше. Вода не просачивается вглубь после дождя и быстро испаряется, сильные ветры несут даже гальку. Местами эти каменистые пустыни изрыты оврагами вади или уади (badi, ouadi); местами поднимаются холмы гара (gara), остатки прежнего нагорья, снесенного по большей части деятельностью ветра; местами попадаются ровные низменные пространства себха (sebkka). Они затоплены после дождя, а по испарении отлагаются соли — поваренная, глауберова, гипс и т. д. С. обыкновенно разделяют на 3 главные части: 1) западная С. от Атлантического океана приблизительно до 0° Гринвичского меридиана, т. е. в меридианах запад. Алжирии, Марокко и Канарских островов. Часть этой страны состоит из высоких барханов (дюн), далеко не лишенных растительности. Далее на сев.-вост. настоящая песчаная пустыня (Эль-Эрг), к югу от Игиди пустыня Танесруфт, состоящая из соленосной глины, без всякой растительности, к югу от ее до границ Судана — Афелеле или малая пустыня с многочисленными колодцами и порядочной растительностью в долинах; эти долины особенно славятся верблюдами. Между Афелеле и Атлантическим океаном местность более пустынная, состоящая частью из соленосных пород (эль-джуф), а далее на З скалы и высокие барханы зап. Адрар. Эль-джуф пространством до 360 тыс. кв. км. — наименее известная часть зап. С. Зап. Сахара, пространством до 2 миллион. кв. км., вообще ниже остальных частей пустыни; высоты не превосходят 500 м. в. ур. м. (зап. Адрар.) 2) Средняя часть С. до 15° в. д., т. е. в меридианах большей части Алжирии, Туниса, зап. части Триполи и озера Чад. Значительная часть этой местности гориста, так на границе Судана поднимается нагорье Aгадес, к северу от него горная группа Аир или Азбен. Но самая высокая часть С. горы и нагорья Ахагар, между 24° и 26° с. ш.; к югу от него находятся высоты Тасили. Бван-Ахагар, к северу нагорье Муйдир и Азгар, так что образуется сплошная горная страна, пространством не менее Франции.


Некоторые части Ахагара подымаются до 2000 м. над уровнем моря; здесь снег иногда лежит 2 или 3 месяца и растительность довольно богата. От горных групп этой страны в разные стороны идут широкие долины, так называемые води или уоди, временами, после сильных дождей, или таяния снега в горах, эти долины имеют текучую воду, но большую часть года они сухи, однако, на некоторой глубине часто есть вода и многие оазисы пользуются ею и имеют цветущее земледелие и садоводство; самые известные из вади Тидехерт, направляющийся к 3, вади Тинтарабин к югу по направлению к Нигеру, и вади Игаргар, к северу, низовье его особенно богато оазисами, последний доходит до низменности, около Туггурта, под 33° с. ш. и 5° в. д. Высоты Аира пли Азбен находятся под 17° до 191/2° с. ш. на ЮЮВ от Ахагара по направлению к большой северной дуге Нигера около Тимбукту. Они имеют 200 км. длины с С на Ю и от 60 до 100 км. ширины с В на З, поднимаясь над нагорьем в 600 м. над ур. м. Аир имеет среднюю высоту 1300 — 1500 м. к достигает до 2000. Вост. Адрар под 19° с. ш. к З от Аира — также возвышенные страны, пространством до 200 тыс. кв. км., еще не посещенные европейцами. 3) Восточная С. или Ливийская пустыня и страна Ту или Тебу. Собственно Ливийская пустыня — страна довольно низменная, часть ее даже ниже уровня моря — знаменитый оазис Сивах или Юпитера Аммонского. Далее на З находится группа оазисов, посещенных Рольфсом, Куфа и т. д. К З от них местность более богатая водой на большой, издревле посещаемой, караванной дороге из Триполи к озеру Чад; всего важнее группа оазисов Феззана или Фецана; главный город Мурзук, под 26° с. ш. К В от караванной дороги находится под 20° с. ш. высокая горная группа Ту или Тибести, лишь раз посещенная европейским путешественником (Нахтигалем). Это обширная горная группа, имеющая более 500 км. длины; с севера подъем отлог до 1000 м. над ур. м. Выше поднимаются отдельные горы, вулканического происхождения. Главные вершины Туссидде (Toussidde) и Кусси (Koussi) достигают 25000 м. над ур. м. Климат С. вообще очень сух и, как в других сухих странах земного шара, отличается очень большими суточными колебаниями температуры. Средняя и южная часть С., вероятно, самая жаркая страна земного шара, за исключением, разве, зап. берегов Красного моря; на границе С. и Судана средняя годовая температура, вероятно, около 30°. Самая холодная часть С. несомненно горные группы Ахагар, Аир и Ту, где зимой выпадает снег; первая из них вообще довольно хорошо орошена. На северной границе С., в Бискре (35° с. ш.), у южного подножия Атласа, средняя годовая температура 20°, января 10°, июля 31°. Гораздо холоднее северо-западная часть С. здесь, у мыса Джуби (27° с. ш.), летом частые туманы и средняя температура толя 19°, т. е. не выше, чем в Казани и Енисейске. Во многих частях С., особенно там, где сыпучие пески, бывают песчаные бури (самум или симум). Они опасны тем, что люди и животные, окруженные песком, теряют способность находить дорогу; затем, при сильном ветре и сухости воздуха, высыхает вода в бурдюках, и путешественники могут погибнуть от жажды. Земледелие без искусственного орошения возможно лишь на очень небольших пространствах С., в горах, где зимою выпадают довольно обильные дожди или снег; затем во многих местах С. находятся так назыв. оазисы, с искусственным орошением и довольно богатой растительностью. Вода получается из родников, простых и артезианских колодцев, и несомненно проходит под землей из горных групп. Главное растение оазисов — финиковая пальма (Phoenix dactylifera). Плоды ее идут в пищу жителей С. и имеют большое значение для торговли. Самые значительные группы оазисов в юго-вост. части Алжирии и соседней части Туниса, затем Феццан в вилайете Триполи. Под тенью пальм возделываются пшеница, ячмень, сорго и другие хлеба, кормовые травы, овощи и плодовые деревья. Из домашних животных самое важное верблюд, он — рабочее и вьючное животное, но кроме того есть особая порода мехари, способная делать необычайно большие и быстрые переходы: до 200 км. в сутки и 300 в двое суток. Из диких животных водится лев (почти истребленный в последнее время охотниками в алжирской и тунисской С.), антилопа, страус, пена, шакал. Население С. очень невелико. Наиболее замечательны туареги или имошарг (Tuareg, Imoscharg), населяющие среднюю часть С. Это — берберское племя. Вивиен де С. Мартен предполагает, что северных туарегов до 30 тыс., южных — до 45 тыс. Высший класс туарегов не занимается земледелием, а на своих быстролетных мехари грабит караваны и собирает дань с земледельцев оазисов. Тиббу или


тедда живут в горах Тибести в вост. С.; по Нахтигалю, их до 28000. Жители оазисов — помесь арабов, берберов и негров. Вся зап. и средняя С. принадлежит, по дипломатическому выражений, к «сфере влияния» Франции (за исключением небольшого владения Англии у мыса Джуби и части Атлантического берега между мысами Боядор и Бланко, на которую имеет права Испания). Права Франции признаны и Англией (трактаты 1890 и 1899 гг.). Власть Франции поддерживается ее владениями на С (Алжирия и Тунис) и ЮЗ (Сенегал и французский Судан), но только страна до 30" ш. на С находится несомненно под главенством Франции; далее на Ю воинственные туареги сумели сохранить свою независимость. К В от большой караванной дороги из Триполи к оз. Чад живут независимые ту, в горах того же имени, а оазисы между Триполи и Египтом — область фанатического мусульманского ордена или братства снуси или сенуси, особенно враждебного христианам. Часть С. находится под властью Марокко (крайний З и СЗ) и Турции (Феззан, составляющий часть вилайета Триполи). Наконец, крайняя вост. часть Ливийской пустыни находится под властью Египта. Еще недавно через С, проходило несколько оживленных караванных путей, по которым шла деятельная торговля между сев. побережьем Африки и Суданом; особенно оживлена была торговля рабами. Мусульманские государства к Ю от С. производили настоящие охоты и облавы на негров-язычников и снабжали рабами все южное побережье Средиземного моря, Египет и Турцию. Теперь торговля рабами почти прекратилась, и это значительно уменьшило движение по караванным дорогам через С. Другая причина уменьшения — открытие более удобных путей изнутри Судана к берегам Атлантического океана и Гвинейского залива, особенно по Нигеру и Сенегалу и железной дороги к 3 от последнего. В настоящее время главные пути через С.: 1) из Каира в Эльфашер, в Дарфуре, 2) из Бенгази в вилайете Триполи через Борку в Кука на оз. Чад, 3) из Триполи, через Мурзук и Бильма в Кука, 4) из Алжира в Гадамес, Аир, Сокото, близ р. Нигер, 5) из Алжира через Туат в Тимбукту, в) из Марокко через Адрар в Тимбукту. На Ю, т. е. в Судан, идут главным образом финики, соль (из некоторых оазисов С.), скот, некоторые мануфактурные товары и металлы; из Судана — слоновая кость, страусовые перья, золотой песок, индиго, земляные орехи. Существует немало проектов жел. дорог через С. Немецкие путешественники Нахтигаль и Рольфс высказывались за линию от Триполи к оз. Чад, по направленью наиболее оживленного и удобного караванного пути через С., где целый ряд оазисов и большое количество соли близ оазиса Бильма; но постройка этого пути мало вероятна, так как в нем не заинтересована ни одна европейская держава. Во Франции было составлено много проектов жел. дорог из Алжирии к оз. Чад и сев. части Нигера (Тимбукту, Сокото). Этот путь должен был связать французские владения на С и ЮЗ пустыни. Между прочим, предложены следующие пути: 1) Западный, от Аин Сефра в Оранском дпт. Алжирии, куда уже доходит жел. дор. через Игди и Туат к Буруму на Нигере. 2) Средний, от Бискры в алжирской С., уже связанной жел. дор. с гаванью Филиппвиль, на Средиземном море, на Туггурт Амгид, откуда могла бы одна ветвь идти в Бурум на Нигере, другая на оз. Чад. 3) Восточный, от Габесского залива Средиземного моря на Гадамес и Рат на оз. Чад. Литература. Barth, «N. u. Centr. Afrika» (Б., 1856); Buveyrier, «Explor. du S.» (П., 1864); Rohifs, «Reise durch N. Afrika» (Гота, 1868 — 74) и «Quer durch Afrika» (Лпц., 1874); Pomel, «Le S.» (Алжир, 1872); Soleillet, «Explor. d. S. Central Alger» (1874); Largeau, «Le S.» (Женева, 1876); Chavanne, «Die S» (Вена, 1878); Duponchel, «Le Transsaharien» (П., 1879); Nachtigal, «S. und Sudan» (Берл., 1879); Zittel, «Die S.» (Кассель, 1884); Bedier, «Le S.-Niger» (П., 1888); Bissuel, «Les Touaregs de l'Ouest» (Алжир, 1888); Brosselard, «Les deux missions Flatters dans le S.» (П., 1889); Rolland, «Les aterrissements anciens du S.» (П., 1888) и «La France en Algerie» (П., 1890), Lenz, «Timbuktu» (Лпц., 1892); Schirmer, «Le S.» (П., 1893). Многочисленные статьи в изданиях парижского географ, общ. «Bulletin» и «Compte-Rendus de la Societe de Geogr. de Paris». A. B.

Сахарин


Сахарин — имид сульфобензойной кислоты. Под этим именем нисколько лет тому назад был введен в продажу препарат, обладающий сладостью в высокой степени, примерно в 500 раз превышающей сладость обыкновенного сахара. Получается С. следующим образом. Толуол С6Н5.СН3 обрабатывают крепкой серной кислотой при 100°; при этом образуется смесь орто— и парасульфотолуоловых кислот СН3.С6Н4.SO2OН (1.2 и 1.4), которые переводят насыщением медом в кальциевые соли; последние, отделенные от избытка меда и образовавшейся серно-известковой соли, обрабатывают содой и полученные натронные соли высушиваюсь досуха, смешивают с треххлористым фосфором и в смесь при постоянном помешивании пропускают хлор, образовавшуюся хлорокись фосфора (РОСl3) отгоняют и оставшуюся смесь хлорангидридов обеих сульфотолуоловых кисдот CH3.С6H4SO2CI сильно охлаждают, причем выкристаллизовывается парасоединение, тогда как ортосоединение остается жидким. В эту жидкую часть пропускают затем аммиак, благодаря чему образуется амид сульфотолуоловой кислоты СН3.С6Н4.SO2NH2; последний в щелочном растворе окисляют марганцово-калиевой солью, при чем образуется калийная соль ортоамидосульфобензойной кислоты. При подкислении водного раствора этой соли соляной кислотой освобождающаяся о-амидосульфобензойная кислота тотчас же с потерей элементов воды переходит в имид сульфобензойной кислоты — сахарин. Полученный таким образом С. представляет белый кристаллический порошок почти без запаха (при нагревании появляется явственно заметный запах горьких миндалей); при обыкн. темп. он растворяется с слабокислой реакцией в 400 частях воды; в кипящей воде растворяется в 30 ч.; в алкоголе тоже в 30, в эфире в 100 ч. Вкус С. в водном растворе еще явственно чувствуется при разведении 1:70000, тогда как для тростникового сахара пределом ощущаемой сладости является разведете 1:250. Соединения С. с хинином, морфином и другими алкалоидами, вводимые теперь в медицину, обладают лишь весьма слабым горьким вкусом. Хороший С. должен плавиться при 2231/2° и при дальнейшем нагревании должен улетучиваться, оставляя не более 1/2% нелетучего остатка; от крепкой серной кислоты не должен буреть, и водный раствор не должен давать с хлорным железом ни осадка, ни фиолетового окрашивания (отличие от бензойной и салициловой кислот); вкус должен быть чисто сладкий и в совершенно хорошем С. должен быть заметным даже при разведении 1:100000; при нагревании с магнезиальным или известковым молоком не должен образоваться аммиак. В торговле имеются немецкие С. Fahberg'a и List'a и наследн. Heyden'a, а также французские С. Gilliard, Monnet и Cartier из Лиона; только французские С. до недавнего времени выдерживали указанные выше пробы, тогда как немецкие продукты сплавлялись между 215-222° и вообще оказывались не однородными. В качестве главной примеси являлась в большинстве случаев параамидосульфобензойная кислота COOH.C6H4.SО2ОH, неспособная, в противоположность ортокислоте, образовать С.; чистая паракислота плавится при 283° и не только не сладка, но обладает кислым вкусом; в С., который в 500 раз слаще сахара, ее заключаются следы, тогда как в С. в 300 раз слаще сахара, ее заключается до 30 и более %. Присутствие ее определяется по количеству образующегося аммиака при перегонке испытуемого С. с магнезиальным молоком, равно как и другими специальными пробами. Благодаря необычайной сладости, С. весьма быстро вошел в употребление в качестве дешевого суррогата обыкновенного сахара, при изготовлении сладких печений, дешевых конфет и проч. кондитерских изделий, а главным же образом при изготовлении прохладительных напитков, лимонадов, квасу и проч. Кроме указанного С., в торговле имеется еще так наз. «легко растворимый С.», который так же точно обладает весьма сладким вкусом (450 раз) и представляет собой натриевую соль ортоамидосульфобензойной кислоты. Существует и еще один сорт — так наз. «метилсахарин», который кристаллизуется из горячей воды в бесцветных блестящих призмах, плавящихся при 240°, трудно растворимых в холодной воде, легко — в горячей и в спирте; он так же сладок, как и обыкновенный С. Главнейшие способы открытия С. в пищевых продуктах. В сахаре, конфетах, печеньях и т. п. С. легко открывается при взбалтывании измельченных продуктов с эфиром; С. растворяется в эфире и по испарении профильтрованного раствора может быть легко открыть в получающемся остатке прежде всего благодаря своему сладкому вкусу (продукты,


обладающие щелочной реакцией, необходимо предварительно подкислить фосфорной кислотой); для полной проверки остаток, полученный после удаления эфира, растворяют в небольшом количестве химически чистого едкого натра, совершенно не заключающего серной кислоты, раствор выпаривают досуха и сухой остаток нагревают до 250° около получаса в серебряной или фарфоровой чашечке; при этом образуется серно-натриевая и салициловонатриевая соль; обе соли могут быть легко открыты, первая — реакцией с барием, вторая — образованием характерного фиолетового окрашивания с раствором хлорного железа. Таким путем удается открыть примесь 0,005% и даже меньшее количество С. Само собою понятно, что исходные вещества не должны заключать в себе свободной салициловой кислоты. Для открытая С. в вине, лимонаде, газированных напитках и пр. 100 грм. испытуемого вещества, сильно подкисленного, последовательно раза три взбалтывают с 50 грм. смеси из равных количеств обыкновенного и нефтяного эфира; эфирные растворы фильтруют, удаляют эфир и остаток пробуют, как указано выше. При определении С. в пиве, квасе и т. п. веществах для взбалтывания следует брать большее количество (около 500 грм.) и, кроме того, испытуемые жидкости необходимо предварительно освободить от хмелевых частей, дубильных и экстрактивных веществ, хотя бы осаждением их, до извлечения, раствором азотномедной соли. А. С. Гинзберг. Сахарин был открыт синтетическим путем в 1879 году русским эмигрантом Е. Фальбергом и проф. Ira Remsen, в лаборатории последнего (в Балтиморе). В фармации известны chininum sacharicinum, morphium sacharicinum и др. Первый препарат представляет собой соединение 36 ч. С. с 64 ч. хинина; горький вкус последнего заглушается присутствием сахарина. С. обладает слабо выраженным бактериозадерживающим действием. При 0,16% содержании С. щелочное брожение мочи замедляется, а равно также ослабляется ферментативное действие дрожжей (Adduce и Moss), раствор 1 или 2 частей сахарина па 1000 сильно задерживает прорастание семян (Bronardel). По Иессену, антисептическое действие присуще почти исключительно препарату sach. purum, что в значительной степени объясняется его кислотностью: так, мясной настой, при 0,1% содержании sach. purum, еще через две недели видимо сохранял свои первоначальные качества; тот же настой, по прибавлении к нему даже вдвое большего количества натронной соли С., издавал уже через сутки гнилостный запах и содержал большое количество гнилостных микроорганизмов. Из исследований Петшека, Zernera, Jessen'a, Salkowsk'ого, Ганса и др. над действием С. на пищеварительные ферменты видно, что роль сахаринового натра в деле переваривания белковых и крахмалистых веществ более или менее индифферентна; что касается чистого С., то этому препарату, благодаря главным образом его кислотности, нельзя отказать в задерживающем влиянии как на пептонизацию белков, так и на превращение углеводов в сахар, но влияние это незначительно и в тоже время характерно вообще для всех вкусовых веществ, не исключая и сахара (Ogata). Многочисленные опыты на животных (Stutzer, Salkowsky, Реньольдс и др.) показали, что последние могут без всякого вреда для себя принимать ежедневно ок. 3 гр. С. на кило веса. Людям С. давался, в течение долгого времени, в количестве 0,1 — 5,0 гр. ежедневно без всяких дурных последствий. Из сказанного следует, что С., по крайней мере в тех небольших дозах, какие нужны для подслащивания пищи и напитков, можно признать совершенно безвредным. Не следует, однако, забывать, что С. представляет собой искусственный продукт, который, по своему составу, по исходному материалу, из которого он готовится, а равно и по способу добывания, не имеет ничего общего с группой углеводов, к которым принадлежит тростниковый С. С последним С. связывает лишь сладкий вкус и присвоенное ему, к сожалению, аналогичное название, способное ввести потребителя в заблуждение. Не сгорая в организме подобно сахару, а целиком выделяясь с мочой (Адукко и Моссо, Петшак и Цернер и др.), С. не может служить материалом для роста организма и возмещения его потерь, а потому и питательное его значение равняется нулю. Замена сахара С., при питании растущего детского организма, повело бы к весьма нежелательным последствиям. Пускаемые в продажу препараты С. нередко содержать различного рода примеси (парасульфаминобензойную кислоту и др.), физиологическое


действие которых на организм не представляется еще выясненным. При этих условиях общественная гигиена имеет по меньшей мере право требовать, чтобы пищевые продукты и вкусовые вещества, содержащие С., пускались в продажу с соответственной надписью, на торговлю же подслащенных С. продуктов, при отсутствии на них соответствующих обозначений, она не может смотреть иначе, как на фальсификацию и обман потребителя. Между тем, по мере того, как с расширением заводского производства С., цена на него постепенно понижалась, к этому дешевому сладкому веществу стали в широких размерах обращаться торговцы, не без основания увидав в С. весьма удобный объект для фальсификаций. У нас фунт С. (6 р. 50 к.) дороже фунта сахара (16 к.) приблизительно в 40 — 41 раз, но С. слаще сахара в 280 — 500 раз; следовательно, в отношении вкусового эффекта С. дешевле сахара в 7 — 12,3 раза. Сахарину, благодаря его дешевизне и портативности, нетрудно было в короткое время завоевать себе повсеместно выгодное положение и в значительной степени вытеснить рафинадный сахар как в кондитерском деле, так и при производстве ликеров, фруктовых вод, кваса и других нуждающихся в подслащивании продуктов. Так, во второе полугодие 1898 г. в Германии выработано 35000 кгр. С., а, след., одновременно вытеснено с рынка около 592760 — 1058500 пуд. сахара. В Россию в 1896 г. ввезено около 800 — 900 пд. С. Принимая во внимание, что сфера применения С. во врачебной практике (см. ниже) у нас невелика, нужно думать, что большая часть ввозимого к нам С. идет для целей фальсификации. Среди 77 образцов различных продуктов (торт, сидр, мятные пряники, лимонад и др.), взятых в петербургских лавках, С., по исследованиям г. Скачевского, оказался в 21 образце. Из 200 образцов различных сортов кваса, исследованных московской городской санитарной станцией (1898 г.), подмешанных С. найдены были 56 проб (28%). В борьбе с распространением С. различные государства выработали ряд законодательных мероприятий, особенно строгих в Германии и Бельгии. В Германии законом 1898 г. запрещено: 1) употреблять искусственные сладкие вещества при производстве пива, вина или сходных с вином напитков, фруктовых соков, консервов и ликеров, а равно и в сахарных сиропах и в крахмальной патоке; 2) продавать или держать означенные в п. 1 пищевые и вкусовые средства, к которым прибавлены искусственные сладкие вещества. Виновные в нарушении этого закона подвергаются тюремному заключению до 6 месяцев и денежному взысканию до 1500 марок или одному из сих наказаний. Подмесь С. к продуктам допускается при условии снабжения последних соответствующей надписью. Введенная в 1899 г. в Бельгии высокая ввозная пошлина на С. (140 фр. с 1 кило) не помешала широкому распространению последнего, вследствие чего издан закон, запрещающий производство, ввоз, перевозку, хранение и продажу С., а равно и других сладких продуктов химического синтеза, не обладающих питательной ценностью. Исключение допускается лишь при ввозе С. аптекарями для лечебных целей. Виновные в нарушении приведенного закона, кроме конфискации оказавшегося у них С., подвергается штрафу от 1000 до 5000 фр. В России С. циркулярным распоряжением департамента таможенных сборов от 19 февр. 1898 г. причислен к сильно действующим веществам и получение его из таможен (с оплатой пошлиной в 2 р. 40 к. золотом с пуда брутто по общему тарифу и 1р. 50 к. по конвенционному) предоставлено лишь лицам, предъявляющим свидетельство на право покупки и продажи сильно действующих средств. Получение таких свидетельств из городских дум, ремесленных управ, полицейских управлений и др. учр. не связано, однако, ни с какими затруднениями. Вообще ввоз в Россию С. и торговля им очень мало стеснены. Пользование С. в различных предметах потребления, постановлением медицинского совета от 7 августа 1890 г. воспрещено, за исключением случаев, когда врачами признано необходимым употребление С. для лечебных целей. Сладкий вкус С. натолкнул врачей на мысль пользоваться им при сахарной болезни, требующей, как известно, исключения из пищи углеводов. Не обладая питательным достоинством, С., конечно, не может служить заменой последних, но он небесполезен для тех больных, которые привыкли к сластям и страдают от недостатка сахара в пище и питье. Для удовлетворения таких больных в продаже имеются, между прочим, различного рода препараты С.: сахариновая эссенция Фишера, сахариновое какао Шпрюнгли (в Цюрихе),


сахариновая chartreuse д-ра Petit и др. Судя по имеющимся наблюдениям, С. не влияет ни на количество мочи у больных, ни на содержание в ней сахара. Он хорошо переносится диабетиками, не влияя дурно ни на их питание, ни на самочувствие (Eichhorst, Leyden, Gerhardt и др.). С. в руках некоторых клиницистов давал хорошие результаты при катаре мочевого пузыря с аммониакальным брожением мочи; выделяясь последней в неизмененном виде, С. сообщает моче кислотные свойства. Литература. Fehling und Hell, «Neues Handwortertuch der Chemie» (1890); Hefelmann, «Pharm. Centralhalle» (1895 и 1896); Salkowsky, «Ueber die Zusamensetzung und Anwendbarkeit des Kauflichen Sacharins» («Arch. fur pach. Anat.»., т. 120); Jessen, «Zur Wirkung des Sacharins» («Arch. fur Hyg.», 1890); J. Konig, «Die menschlichen Nahrungs und Genussmittel» (1893); Brouardel, Pouchet er Ogier, «Sacharine. Son usage dans l'alimentation et caet.» («Ann. d'hygiene publ. et de medecine», 1888); Petschek und Zerner, «Uebег die physiologische Wirkung des Sach. auf die Verdauung» («Centr. fur die gesammte Therapie», 1889); Cans, «Untersuch uber den Einfluss des Sach. auf die Magen und Darm. Verdauung» («Berl. Klin. Wochcnschr.», 1889); Савицкий, «К вопросу о действии С. на усвоение азота и азотообмен у здоровых людей» (СПб., диссер., 1890); Винокуров, «Матер. к вопросу о влиянии сах. на усвоение жиров у здоровых людей» (СПб., 1890); «Прилож. к Отчету правл. всероссийского общ. сахарозаводчиков» (1899); Коцын, "Сахарин, его санит. значение и т. д. " (VII отчет москов. город. санит. станции). М. К.

Сахароза Сахароза — известная в общежитии под именем тростникового или свекловичного сахара, есть тот сахар, который обычно употребляется в пищу. Весьма распространен в растениях. В больших количествах встречается только в ограниченном количестве растительных видов — в сахарном тростнике и в сахарной свекле, из которых С. и добывается техническим путем. Богаты им еще стебли некоторых злаков, особенно в период, предшествующий наливанию зерна, как напр. маиса, сахарного сорго и др. Количество сахара в этих объектах настолько заметно, что были сделаны небезуспешные попытки получения его из них техническим путем. Интерес представляет нахождение тростникового сахара в большом количестве в зародыше семян злаков, так напр. в пшеничном зародыше найдено свыше 20% этого сахара. В небольших же количествах С. встречается, вероятно, во всех хлорофиллоносных растениях, по меньшей мере в известных периодах развития и распространения этого сахара не ограничивается одним каким-либо органом, а встречается он во всех органах, которые до сих пор были на него исследованы: в корнях, стеблях, листьях, цветах и плодах. Такое широкое распространение С. в растениях находится в полном соответствии с выясняющейся в последнее время важною ролью этого сахара в жизни растений. Как известно, один из самых распространенных продуктов процесса усвоения хлорофиллоносными растениями угольной кислоты воздуха, есть крахмал, важное значение которого для жизни растении неоспоримо; по-видимому, не менее важную роль следует приписать и С., так как ее образование и потребление в растениях находится в непосредственной связи с образованием, потреблением и отложением крахмала. Так, напр., появление тростникового сахара можно констатировать во всех тех случаях, когда происходит растворение крахмала (прорастание семян); наоборот там, где происходит отложение крахмала, замечается уменьшение количества сахара (наливание семян). Эта связь, указывающая на происходящие в растении взаимные переходы крахмала в С. и наоборот, дает основание думать, что последняя есть, если не исключительно, то одна из форм, в которой крахмал (или шире говоря, углевод) переносится в растении с одного места на другое — с места образования на место потребления или отложения и наоборот. По-видимому, тростниковый сахар представляет собою такую форму углеводов, которая наиболее подходит для тех случаев, когда в силу биологической целесообразности необходим быстрый рост; на это указывает факт преобладания этого сахара в зародыше пшеницы и в цветочной пыльце. Наконец, некоторые наблюдения указывают на то, что С. играет важную роль в процессе


усвоения хлорофиллоносными растениями углерода воздуха, являясь одной из первичных форм перехода этого углерода в углеводы. С. Франкфурт.

Сваривание Сваривание — способность двух кусков железа и стали, нагретых до высокой температуры, соединяться в одно целое под влиянием сжатия (под ударами молота, под вальками и пр.). Подобное свойство наблюдается и у других металлов, напр. у платины.

Сварог Сварог — древнеславянское мифологическое божество неба, отец солнца и огня. Ипатьевская летопись сближает его с Гефестом; по древним сказаниям С., с появлением солнца («Дажьбога») и огня, называемого в древнеславянских и русских памятниках Сварожичем, предается покою, предоставив им творчество и управление вселенной. По сви детельству Дитмара (умер в 1018), языческие славяне чтили С. более других богов; некоторые признавали его за одно существо с Редигастом и представляли его распорядителем войн. По обыкновенному словообразованию С. происходить от санскр. sur (блистать) и почти тождественно с санскритским svarga — бог солнца.

Свекла Свекла (Beta vulgaris L.) — однолетнее или двулетнее травянистое растение семейства Chenopodiaceae (маревых), дико растущее (форма В. foliosa Ehrenb.) по морскому берегу южной Европы, северной Африки и западной Азии и разводимое в полях и огородах (форма В. Rapacea Koch), для добывания сахара и как овощ. У дикорастущей формы корень тонкий, растение однолетнее; у разводимой — корень мясистый, толстый; растение двулетнее, в первый год развивающее только корень и розетку прикорневых голых крупных, яйцевидных, тупых, у основания слегка сердцевидных, по краю волнистых листьев; во второй год, а иногда и к концу первого года, на мясистом корне из середины листовой розетки появляется удлиненный стебель, достигающий до 1/2 и даже 11/4 метра высоты; стебель прямой, ветвистый, бороздчато-гранистый; листья на нем попеременные, продолговатые или ланцетные; в неярких сидячих цветков, образующих сложные и лиственные колосья. Цветки обоеполые, состоящие из зеленого, чашевидного, пятилопастного околоцветника, из пяти тычинок, прикрепленных к мясистому кольцу, окружающему завязь, и из пестика с полунижнею одногнездою завязью и двумя рыльцами. Плод сжатый, односемянный орех, срастающийся, с околоцветником. Так как пучки цветков взаимно срастаются, то получается целое соплодие («семя свекловицы»). С. Р.

Сверчки Сверчки (Gryllus) — насекомые из отряда прямокрылых, принадлежащие к группе прыгающих (SaltatorUa) и семейству сверчковых (Gryllodea). Тело их цилиндрическое, крылья иногда бывают немного укорочены, усики довольно длинные (не короче тела); передние ноги приспособлены для ходьбы, бедра задних ног являются сильно утолщенными; самки снабжены довольно длинным яйцекладом. В Европе водятся 8 видов С., из которых наиболее известны следующие. Полевой С. (Gryllus campestris), блестяще-черного цвета с буроваточерными подкрыльями, достигает до 21/2 см. длины; водится во всей Европе в полях и сухих местах и роет вертикальные норки в земле. Откладывает яйца в землю, из которых осенью выходят личинки; в этой стадии проводить зиму и раннюю весну. Питается главным образом растениями, нанося им незначительный вред, но отчасти поедает и мелких насекомых.


Домашний С. (Gryllus domesticus) желтоватого цвета, голова с 3 бурыми перевязками, крылья обыкновенно вполне развиты и простираются вдоль брюшка в виде длинных хвостов; достигает длины до 2 см. Встречается повсюду в домах, особенно в теплых помещениях (кухнях, банях и т. п.) и питается пищевыми отбросами. Издает характерный звук (стрекотание), преимущественно ночью. М. Р.-К.

Светоний Светоний (С. Suetonius Tranquillus) — римский писатель, живший, приблизительно, между 75 и 160 гг. по Р. Хр. Отец его С. Лена, трибун 13-го легиона, участвовал в борьбе Вителлия с Отоном. При Домициане С. жил в Риме, занимаясь риторикой и грамматикой; находился в дружеских отношениях с Плинием Младшим, по ходатайству которого. Траян даровал ему сан трибуна; при Адриане был императорским секретарем (magister epistolarum), но впал в немилость за непочтительное отношение к императрице Сабине и, уладившись от двора, предался энциклопедически-литературным занятиям, по примеру Варрона. Из Свиды и других источников мы знаем названия его многочисленных работ, отчасти написанных погречески, посвященных литературе, философии и природе. Это был прилежный собиратель, оставивший много ценных сведений об исторических, археологических и литературных предметах. Источниками для него служили архивы, публичные акты, исторические сочинения, мемуары и устное предание. Ок. 120 г. по Р. Хр. он написал самый важный из дошедших до нас трудов его — «Vitae XII imperatorum» (Биографии 12 императоров), от Цезаря до Домициана; это весьма слабое с Литературной точки зрения произведение, лишенное психологической тонкости и политич. дальновидности, является, однако, важным историческим памятником, благодаря богатству содержания, ценность которого еще возвышается от объективности и нравственной строгости автора. С. приводить массу фактов из общественной и частной жизни императоров, примешивая сюда анекдоты и изречения, слабо связывая свой громадный материал, не заботясь о прагматической или хронологической последовательности. Изложение сжатое, язык сух и правилен. С. имел много подражателей (напр. «Scriptores historiae Augustae») и еще в средние века пользовался большой популярностью. Из обширного сочинения С. «De viris illustribus», трактовавшего об ученых и художниках, сохранились в неполном виде книги «De illustribus grammaticis» и «De claris rhetoribus»; из coчинeния «De viris poetarum» уцелели значительно фальсифицированные и испорченные биографии Теренция, Горация, Лукана, Ювенала и Персия. Критич. текст С. изд. С. Roth, а мелкие сочин. — А. Reifferscheid («Suetonii reliquiae»). Л. Г — б.

Свинушка Свинушка (также дуплянка спрая или свинуха, Lactarius trivialis Frier) — съедобный, шляпочный гриб из семейства Agaricineae. Шляпка сероватая, желтоватая, буроватая или красноватая, гладкая, сначала округлая, потом воронкообразная в 5 — 10 см. в диаметре. Ножка удлиненная беловатая, полня. Нижняя поверхность шляпки покрыта частыми; белыми, радиально-расположенными пластинками, низбегающими по ножке. Мясо сухое, рассыпчатое, представляющее при разламывании молочный белый острый сок. Встречается в России на опушках и полянах лиственных и хвойных лесов, к концу лета и осенью. Как вообще многие виды Russula и Lactarius, этот гриб представляет некоторые ядовитые свойства в сыром виде, так как в молочном соке его содержатся едкие вещества. Но при варении, жарении или даже простом засушивании вещества эти улетучиваются и гриб становится тогда вполне безвредным. Яч.

Свиристель


Свиристель(Ampelis garrulus) — красивая певчая птица, ростом немного меньше скворца, из сем. свиристелевых (Аmpelidae), близкого к мухоловкам гнездящаяся в северной части лесной полосы Старого и Нового Света. От мухоловок отличается коническим, при основании сжатым сверху вниз, клювом с маловыпуклым надклювьем, затем — очень коротким первым (из 10) маховым пером и расширенными, в виде ярко окрашенных пластинок, голыми кончиками стержней второстепенных маховых и рулевых перьев. Ноздри прикрыты щетинистыми перышками. Хвост короткий, усеченный. Крупные мягкие перья на голове образуют хохол. Общая окраска С. рыжевато-бурая, местами переходящая в винный цвет, местами в серый. Горло и черта над глазом черные. Вершина черных рулевых перьев — желтая. Крыло с белым зеркальцем. Пластинчатые расширения стержней перьев яркого кораллово-красного цвета. Сравнительно крупные гнезда, помещающиеся на ветвях елей и сосен, вьются из еловых веточек, оленьего мха и лишаев и выстилаются перьями. Кладка (в конце мая и в июне) из 5 обыкновенно зеленоватых яиц с темными крапинками. Осенью С. собираются в стаи, а зимой перекочевывают к югу. В средн. Европе С. проводят время с конца ноября до начала марта. Зимой С. питаются различными ягодами и плодами (рябиной, можевельником, шиповником и т. п.); летом почти исключительно насекомыми, которых ловят, как мухоловки. Ю. Вагнер.

Свифт Свифт (Джонатан Swift) — английский писатель, один из величайших сатириков, род. 30 ноября 1667 г. в Дублине. Его врожденные свойства — мрачное, даже злобное отношение к людям, беспредельный эгоизм, столь же беспредельное честолюбие, в соединении, однако, с стремлениями совершенно противоположными — нашли себе плодотворную почву в обстоятельствах его жизни. Детство его прошло в сиротстве (вследствие оторванности от матери), бедности, зависимости. Но окончании курса в дублинском Trinity College он поступил секретарем к Вильяму Темилю, известному государственному деятелю и выдающемуся политическому писателю, но при этом на него были возложены также обязанности бухгалтера и камердинера. Это положение, в связи с обуревавшей его жаждой славы и сознанием умственной силы, раздражало и озлобляло его, особенно при встречах с людьми, руководившими в ту пору судьбами Европы, и при наблюдении над кипучей политической деятельностью тогдашней Англ. Собственные первые шаги его на этом поприще (по поручению Темпля) оказались неудачными, и ему пришлось удовольствоваться — но, конечно, не удовлетвориться — скромной должностью приходского священника. Несколько позже он сделался деканом церкви св. Патрика в Дублине. Неудачи в постоянных хлопотах о служебном повышении вызвали его сатирическую деятельность, проявлявшуюся на первых порах в резких эпиграммах, а потом в политических памфлетах, доставивших ему огромный авторитет у партии ториев, к которой он перешел после разрыва — по внутренним и внешним причинам — с партией вигов. С 1710 по 1713 г. он занимал, не имея никакого официального поста, очень влиятельное положение; но ниспровержение господства ториев повлекло за собой удаление С. с политического поприща, еще более ожесточившее его против общества. При иных свойствах его натуры, его могла бы вознаградить громадная популярность, которая выпала на его долю в Ирландии после того, как он, отчасти по патриотическим побуждениям, отчасти — и еще большие — из ненависти к вигам, выступил энергическим бойцом за независимость этой страны и написал с этою целью «Письма Суконщика» (Drapiers letters). Возвращение его в Дублин из Англии было приветствовано колокольным звоном, торжественной иллюминацией, предоставлением, ему почетной охраны и т. п. Но ему этого было недостаточно; он сгорал желанием вернуться в Англию и играть выдающуюся роль в обширной сфере. Этим замыслам поставило окончательный предел расстройство умственных способностей, мало-помалу перешедшее в апатическое идиотство. Десять лет провел он в нравственных и физических муках, особенно сильных в так назыв.


светлые промежутки. «Я идиот! — восклицал он; я то, что я есть». В письмах своих, незадолго до полного умственного расстройства, он говорил о смертельной скорби, убивающей в нем и тело, и душу. В последние дватри года жизни он произнес только одно слово. Он умер 19 октября 1745 г., завещав сумму денег на постройку дома для умалишенных. Как человек, С. представляет собою крайне интересное психологическое или, вернее, патологическое явление. Мучить людей, привлекать их к себе тою непостижимой, гипнотической силой, которой гремучая змея притягивает в себе кролика, и потом отталкивать их с злорадной жестокостью, делать своими жертвами тех, кто подчинялся его влиянию, и наслаждаться их муками, «рафинировать свое ремесло палача» (как это особенно характерно выразилось в его отношениях к двум женщинам, которых он прославил под именами Стеллы и Ванессы) — все это было как бы органической потребностью его натуры и находило проявление как в мелких причудах, так и в очень серьезных делах. «С. — говорит Теккерей — идет дорогой жизни, неистовствуя, точно человек, одержимый бесом. Он постоянно оглядывается вокруг, не гонятся ли за ним фурии; он знает, что наступить ночь, и с нею неизбежно явятся эти чудовища. О, Господи, какая это ночь и какая долгая агония! Какой страшный коршун терзал сердце этого гиганта!» Это мнение находит подтверждение в сознании самого С., который чувствовал в себе присутствие органического внутреннего неистовства и, мучась им, заявлял, что «его бешенство становится для него невыразимо гнусно». Так врожденные свойства, при громадном уме и остроумии С., как нельзя более благоприятствовали выходу его, как писателя, на поприще сатирика; ими обусловлен и характер его сатиры. Она проникнута самою горькой желчностью, иногда доходящей до настоящей свирепости, но под личиной бесстрашного хладнокровия. «Он слишком горд, чтоб отдавать свою страсть на позорище, или выбирать публику своим поверенным; он желает один заглядывать в тайники своей души и постыдился бы выдать себя, а потому хочет и может сохранять полное самообладание. По-видимому бесстрастный, но с судорожно сжатыми мускулами, с сердцем, полным ненависти, он с ужасной улыбкой пишет свои памфлеты». Памфлеты — самая обширная и существенная область его сатирического творчества; памфлетный элемент господствует даже в его церковных проповедях, о которых он сам говорил, что «проповедовал памфлеты». Теккерей характеризует его как «Самсона, с костью в руке кидающегося на своих врагов и избивающего их». Содержание памфлетов политическое и социальное. Наиболее выдающиеся (в хронологическом порядке их появления): «On the dissensions in Athens and Rome»; «Tale of a Tub» («Сказка о бочке»), где, в аллегорической, часто затемняющей смысл, форме. осмеяны католицизм, лютеранство, кальвинизм и вообще темные стороны клерикального мира, а рядом с этим — состояние современной науки, разные секты, проекты и т. п.; «Public spirit of the whigs», навлекший на автора сильные преследования; вышеупомянутые «Письма Суконщика»; написанное за несколько лет до сумасшествия «Скромное предложение, имеющее целью помешать детям ирландских нищих быть бременем для своих родителей и для страны, и указать, каким способом сделать их полезными для общества». Это последнее сочинение лучше всех остальных памфлетов характеризует ту душевную мрачность, до которой дошел сатирик: спокойно, чуть не весело советует он родителям употреблять детей в пищу, чтобы избавляться от них, рекомендует средство делать их вкусными для стола, указывает, какую часть подавать, когда семья обедает одна, какую — при гостях и т. п. Высшей степени силы, шири и глубины сатира С. достигла в пользующихся всемирной известностью «Странствиях Гулливера» («Travels of Lemuel Gulliver», 1727) — произведении художест��енном, не смотря на односторонность его бешеного нигилизма. Оно затрагивает и клеймить не какие-нибудь отдельные явления, а весь мир, в его порочности и бессмысленности, при чем имеется в виду и английская современность. Мелочность человека, отсутствие всякого прочного и глубокого фундамента в его чувствах, почтение общества в лице его законодателей, развратных и негодных дворян, порочность лиц, стоящих во главе государства — все это и многое другое изображено в этой аллегории с такой горечью и злобой, с таким свирепым ожесточением, каких нельзя встретить ни у одного сатирика ни до С., ни после него. Отчасти основательно проводит один немецкий критик параллель между «Гулливером» и «Д. Жуаном» Байрона, но еще справедливее


замечает, что «Байрон — лев, а С. — пантера». В отношении чисто художественном, «Гулливеру» вредит переходящее за последние пределы раздражение; но этот недостаток значительно возмещается такими достоинствами, как неотразимая логика, безусловная, производящая полную иллюзию естественность и даже документальность в описаниях, необычайная оригинальность слога, который у С. вообще обладал страшной силой, непобедимым хладнокровием и практической действительностью, а здесь достиг высшего совершенства. Сочинения С. были изданы в первый раз в 1727 г. известным английским поэтом Попом; потом их издавали Шеридан (1784, 17 тт.)и В. Скотт с биографией, 1814, 19 тт.); новое издание вышло в 1883 г. (10 тт.). Ср. Forster, "Life of Jonathan S. " (1875, оставшееся неоконченным); Craik, "The life of S. " (1882); Collins, «J. S., a biograpllical and critical study»; Thackeray, «The english humourists»; Masson, «Essays bibliographical and critical, chiefly on english poets»; статья Маволея, в собрании его сочинений; Тен, в «Histoire de la literature anglasie»; статья Алексея Веселовского в книге: «Этюды и характеристики» (М., 1894); В. Яковенко, в «Биограф. Библиотеке» Павленкова. Литература. Из сочинений С. на русский яз. переведены «Путешествия Гулливера» (перев. Кончаловского и Яковенко, М. 1889), «Сказка о бочке» (в журнале «изящная Литература» за 1885 г.) и несколько памфлетов (в «Европейских писателях», В. Чуйко). П.. Вейнберг.

Свищ Свищ (мед.) — канал в тканях или органах в форме длинного трубчатого хода, образовавшийся вследствие углубления в дне язвы — трубчатая или полая язва (fistula). Образуется он вследствие того, что гной из нагноения, развившегося где-либо в глубине тканей или орган при бугорчатом процессе или остеомиэлите, прокладывает себе узкий ход (длиной, иногда, более 20 см.) к поверхности, на которую и вскрывается. Свищевой ход обыкновенно извилист, иногда с подобиями клапанов, задерживающих свободное выделение гноя. Иногда С. достигает кости, которая в этом месте обнажается и на некотором протяжении омертвевает. На дне хода можно нередко найти инородное тело в виде куска омертвевшей кости, пули, щепки и т. п. Наружное отверстие такого С. окружено валиком пышных, легко кровоточащих грануляций. С. называют также противоестественное сообщение двух полостей тела или сообщение одной полости с наружной поверхностью тела, так например: пузырновдагалишный С. — канал, соединяющий мочевой пузырь с полостью влагалища, кишечно-влагалищный, желудочный — канал соединяющий полость желудка с поверхностью тела и т. д. Образуются эти С. путем изъязвления разъединяющих смежные полости тканей. Губовидными С. называются такие, которые губовидно тонки. Так называемые врожденные С., принадлежащие к порокам развития вследствие незамыкания зародышевых щелей или желобов, таковы, напр., врожденные шейные С. вследствие неполного замыкания жаберных щелей, уродства мочевого пузыря и т. п. Так врожденные С. на всем протяжении выстланы истинным эпителием и подобием слизистой оболочки, почему они сами собой замыкаться не могут. С. бугорковые и костные отделяют водянистую сероватого цвета жидкость; С. при воспалении костного мозга и при инородных телах отделяют обыкновенно густой гной. Лечение С. прежде всего должно быть причинное: инородные тела, осколки костей и омертвения ткани должны быть удалены, свищевой ход очищен по правилам хирургии; иногда поверхность его внутренняя освежается и противоположные поверхности сближаются швами. Наружный отверстия по устранении причины С. освежаются и зашиваются. Смотря по месту и причине С., хирургическое его лечение весьма разнообразно. А.

Свобода личности Свобода личности или, что тоже самое, свобода гражданская — юридическое понятие (и вместе с тем юридический институт), отчасти сходное с юридическим понятием политической


С., отчасти противоположное ему. Так называется совокупность прав человеческой личности, как таковой, независимо от ее принадлежности к той или иной политической организации — прав, неотъемлемых от этой личности ни в пользу государства, ни в пользу какой-либо иной личности. Политическая С. есть всегда принадлежность не отдельной человеческой личности, а целой политической организации: личная С. требует, наоборот, именно разграничения сферы прав отдельной личности и прав государства. С. в юридическом смысле этого слова не имеет ничего общего с С. в смысле философском; последняя противополагается причинности, тогда как первая нисколько не отрицает ее; она требует только независимости человека от стеснения какими-либо чисто физическими воздействиями извне не на волю, а на проявления воли, на деятельность. Классическая древность знала личную С. только как противоположность рабству; всякий, не находившийся в состоянии рабства, этим самым признавался свободным, хотя его С. подвергалась очень значительным стеснениям со стороны государства. Занятые борьбой за политическую С., древняя Греция и Рим вовсе не стремились к С. личности в современном смысле этого слова, т. е. к независимости ее от вторжений государства в область чисто личной жизни. Государство признавалось неограниченным; предполагалось, что оно может свободно распоряжаться личностью, жизнью, имуществом гражданина; оно могло предписывать гражданину определенные верования и определять склад его домашней жизни. В особенности велика была власть государства над личностью в древней Спарте, и лишь несколько слабее в Афинах, в других греческих государствах и в Риме. Закон Валерия и Горация (449 до Р. Хр.) ограничивал арест римского гражданина за долги и по другим причинам; но эта была частная мера, защищавшая плебеев против патрициев, вовсе не возводя в принцип личную свободу. Даже те мыслители древности, которые особенно живо чувствовали недостатки общественного строя (напр., Платон) в своих построениях идеального государства в этом отношении нимало не возвышались над современными им понятиями и допускали для государства вторжение в сферу личную, идущие крайне далеко. Именно этим (в значительной мере) объясняется крайняя легкость переходов в древних государствах от состояния политической С. к состоянию жесточайшего деспотизма (в Риме, напр., эпоха Суллы). Впервые сфера прав личности была выделена из сферы прав государства в евангельском учении, по которому кесарево следовало кесарю, а Божие — богу; другими словами, человеческая совесть изъята из-под контроля государства. Однако, средние века, заменившие власть государства властью католической церкви, не содействовали развитию гражданской С., и личность по прежнему осталась бесправной. Только в новое время возникло стремление отграничить такую сферу для человеческой личности, куда вовсе не может вторгаться государство — и в этом стремлении заключается черта, ярко характерная для нового времени, в противоположность древности и средним векам. Прежде обездоленные классы в борьбе за свои интересы старались обеспечить себя от деспотизма правительств посредством расширения круга лиц, принимающих участие в управлении. Теперь распространяется сознание, что народная масса также может быть деспотической и что необходимо принять меры для защиты личной С. от стеснений, откуда бы они не исходили. Впервые личность громко заявила притязания на С. в Англии, в XIII в., во время борьбы баронов с королевской властью. Великая хартия вольностей установила право свободного человека (без различия общественного положения) не подвергаться произвольному аресту, а также право его на недвижимое имущество. Другие права, входящие ныне в содержание понятия С. личности (С. слова, сходок и др.), еще не ограждались; даже право на личную С. в тесном смысле слова на практике признавалось очень слабо, в особенности в эпоху Тюдоров и Стюартов. В 1628 г. палата общин в петиции о правах просила короля, чтобы ни один свободный человек не был арестуем и подвергаем заключению незаконным образом. Петиция была утверждена королем и получила силу закона. Долго еще, однако, парламенту пришлось вести борьбу за правильное применение ее на практике, пока в 1679 г. Habeas Corpus Act не узаконил весьма удобного способа охраны личной свободе. Декларация прав 1689 г., посвященная вопросам государственного строя и отношения властей между собою, не касается прямо вопроса о С. личности, но содействовала упрочению политической, а, следовательно, косвенно и личной С. в Англии. С тех пор Англия делается


классической страной С. личности, в особенности после тог�� как в течение XYIII в. установилась полная С. слова, печати и ассоциаций. Все это достигнуто путем медленной борьбы; ни разу принцип С. личности не был установлен в теории полным и широко объемлющим вопрос юридическим актом; даже английская литература до XIX в. сравнительно мало интересовалась вопросом о правах и С. личности (у Локка и Блэкстона есть, впрочем, интересные рассуждения по этому вопросу). Его разработкой особенно охотно занималась французская литература XVIII в.; всего более для ее сделал Руссо, по учению которого личность имеет неотъемлемые прирожденные права и может отчуждать известную их часть, но только добровольно, посредством общественного договора. Однако, тот же Руссо признавал «необходимость существования суверена, который все может; ибо сущность верховной власти состоит в том, что она не может быть ограничена: она может все, или она ничто». Учение о неограниченности власти государства и о прирожденных правах человека объединялись у Руссо в очень оригинальную систему, по которой неограниченный суверен — государство — существует именно для охраны прав личной С. Практической и вместе теоретической разработкой вопроса о личной С. занялся конгресс Виргинии. опубликовавший (1776) знаменитую Декларацию Независимости, за которой последовали почти дословно ее повторяющие декларации других американских колоний. Все они вполне проникнуты духом учения Руссо. В конституцию Соединенных Штатов (1787 — 89) они включены не были; вообще, в этой конституции всего один лишь пункт — о политических преступлениях и о суде присяжных — имеет отношение к вопросу о С. личности. За то этим вопросом заняты поправки 1793 г. к только что перед тем изданной конституции; ими запрещается конгрессу издавать законы о введении какой-либо религии или о стеснении С. совести, слова, печати, сходок и ассоциаций; народу предоставляется право иметь и носить оружие; запрещается военный постой в частных домах в мирное время; признается неприкосновенность личности и жилища. В гораздо более полном и обстоятельном виде формулировка прав личности заключается в конституциях отдельных штатов; в большей их части, не исключая даже конституций, получивших окончательную редакцию в конце ИХ в., заключается повторение принципов Декларации Независимости. Так, напр., 1-я глава конституции штата Калифорния 1879 г. прямо озаглавлена: «Декларация прав» и гласит: «все люди от природы свободны и независимы и имеют некоторые неотъемлемые права, к числу которых принадлежит право пользоваться жизнью и С. защищать их, право приобретать, владеть и охранять собственность, право стремиться к безопасности и счастью и достигать их... Свободное исповедывание религии навсегда обеспечивается в этом штате... Пользование актом о личной С. (Наbeas corpus) может быть приостанавливаемо только в случае мятежа или неприятельского нашествия... Право судиться судом присяжных должно быть обеспечено для всех... Каждый гражданин может свободно говорить, писать и публично выражать свои мысли обо всем, подвергаясь ответственности только за злоупотребление этим правом... Народ должен иметь право свободно собираться для обсуждения общественных интересов... Личность и жилище должны быть ограждены от всяких произвольных арестов и обысков»... На тех же принципиальных началах построена французская Декларация Прав человека и гражданина 1789 г.: «все люди родятся и остаются свободными и равными в своих правах...», цель всякого политического общества есть охрана естественных прав человека. Это суть права на С., на собственность, на безопасность и на противодействие притеснению". Затем декларация дает весьма ясные теоретические определения понятий С. и собственности, при чем первое из них сделалось общепринятым в литературе: «С. состоит в праве делать все то, что не вредит другим; поэтому пользование естественными правами каждого человека не имеет иных границ, кроме тех, которые обеспечивают за другими членами общества пользование этими же самыми правами. Эти границы могут быть определены только законом... Собственность есть право неприкосновенное и священное; никто не может быть лишен его, разве только когда этого очевидно требует общественная необходимость, законным путем установленная, и при условии справедливого вознаграждения». Далее, в нескольких специальных статьях декларация раскрывает частное содержание понятия С.; в его состав входят: С. от произвольного ареста; право не подвергаться наказанию иначе, как по суду и на основами


закона; полная С. совести, слова и печати (о праве сходок и ассоциаций не упомянуто). Все это выражено в той же теоретической, отвлеченной форме, а не в форме законоположения (напр. «Свободное сообщение мыслей и мнений есть одно из наиболее драгоценных прав человека»). В той же теоретической форме эти постановления вошли в конституции 1791, 1793 и 1795 гг.; затем они исчезли из французских конституций и лишь однажды появились вновь, в конституции 1848 г. («Французская республика имеет принципом С., равенство и братство; основой она имеет семью, труд, собственность, общественный порядок»). Изложение этих принципов в форме деклараций в новейших конституциях заменяется формулированием тех же принципов, имеющим более юридический характер, а именно так назыв. «конституционными гарантиями прав личности». Во многих конституциях обе формы встречаются рядом; так, уже в конституции 1791 г. находится положение, имеющее форму конституционной гарантии: «законодательная власть не может издать никакого закона, который парализовал бы или препятствовал осуществлению естественных и гражданских прав, перечисленных в настоящей главе и гарантируемых конституцией». В конституции VIII г. неопределенное и широкое положение первых конституции о свободе от произвольного ареста заменяется точным, вполне юридически формулированным, тезисом: «для того, чтобы постановление об аресте могло быть приведено в исполнение, 1) в нем должна быть определенно указана причина ареста и закон, на котором он основан; 2) оно должно исходить от власти, законом на то уполномоченной; 3) оно должно быть объявлено лицу, которое подвергается аресту, и это лицо должно получить с него копию». Частью в форме деклараций, частью в форме конституционных гарантий эти положения перешли почти во все европейские конституции XIX в.; все они так или иначе признают С. личности и гарантируют ее. Исключение составляет Англия, где вовсе нет писанной конституции и гражданская С. регулируется частными положениями уголовного и полицейского права, а отчасти даже просто обычаем (так, свобода печати в Англии не гарантируется никаким законом). Другое исключение составляет французская конституция 1875 г., в которой о С. личности не говорится ни одного слова. Тем не менее на практике она признается в новой Франции в гораздо большей степени, чем во Франции всех предыдущих эпох, хотя все-таки в значительно меньшей степени, чем в Англии или Америке. Исключение статей о С. личности из конституции объясняется опытом, показавшим, что ни торжественные декларации прав личности, ни включение положений о гарантах в конституцию, не обеспечивает в действительности этих прав, и что истинная гарантия может быть дана только правильной организацией законодательной, исполнительной и судебной власти, позволяющей личности отстаивать свои интересы, а, следовательно, и важнейший интерес — свободу, в связи с культурным развитием страны. Из ныне действующих конституций особенно полно и отчетливо формулирован принцип С. личности в конституции бельгийской, где эта формулировка имеет характер отчасти декларации («печать свободна»), отчасти и преимущественно конституционных гарантий («цензура не должна быть устанавливаема»). Господствующие взгляды на С. личности XIX в. весьма резко отличаются от взглядов на нее XVIII в. в двух отношениях. Во-первых, в XVIII в. пытались примирить С. личности с неограниченностью власти государства; в XIX в. общепризнанным является мнение, что эти два принципа взаимно исключают друг друга и что С. личности может развиваться только на счет власти государства, которая вовсе не должна быть неограниченной. Во-вторых, в XVIII в. принцип С. личности конструировался, как принцип естественного права; люди признавались свободными и равными от природы и по рождению; поэтому существовало стремление точно определить границу этой С. на основании теоретического и отвлеченного анализа. Хотя мнение это сохранилось даже в таких поздних юридических актах, как калифорнийская конституция 1879 г., но в действительности в XIX в. никто серьезно его не поддерживал. Напротив, в настоящее время более или менее твердо установлен принцип, что С. личности возникла, как принцип права, сравнительно поздно, развивалась медленно и постепенно, развивается еще поныне и будет развиваться и впредь; нельзя, поэтому, указать точно определенного, раз навсегда, для всех времен и народов, содержания этого принципа; граница между сферами государства и личной С. изменялась и должна изменяться. Определение С. в


Декларации Прав («С. состоит в праве делать все то, что не вредить другим») д��ет лишь очень недостаточное указание для раскрытия содержания этого понятия, так как «вред для других» есть нечто крайне неопределенное и растяжимое; то, что при одних условиях может быть признаваемо оскорблением и, следовательно, вредом для другого, при других условиях является законным выражением мнения; действие, которое сегодня признается за оскорбление общественной нравственности или за публичный соблазн, завтра может быть допущено совершенно свободно; действие, которое сегодня считается опасным для жизни и здоровья других (колдовство), завтра оказывается совершенно безвредным. В настоящее время в содержание понятая личной С., как оно разрабатывается в литературе и в юридической практике передовых в этом отношении стран, входят: во-первых, все виды личной С., которые касаются главным образом материальных интересов человека; таковы: а) личная С. в тесном смысле слова, т. е. С. от произвольных обысков и арестов, а также С. передвижения без разрешения начальства (паспорта) как в пределах территории определенного государства, так и вне его, а следовательно, и право отказываться от подданства; б) личная собственность; в) С. торговли, труда и промышленности. Во-вторых, те виды С., которые касаются моральных интересов человека; таковы: а) С. совести; б) С. собраний; в) С. слова и печати; г) С. сходок собраний, союзов и ассоциаций; д) С. обучения; е) тайна почтовой корреспонденции. В Америке, сверх того, в это понятие включается, обыкновенно право носить оружие. Ни один из этих видов С. не может, однако, быть признан неограниченным и нигде таким не признается. С. обучения, напр., естественно ограничивается законами об обязательном обучении, которыми государство требует от каждого гражданина, вступающего в жизнь, определенного минимума знаний; С. торговли ограничивается не только системой пошлин и налогов, но и надзором за ее добросовестностью (меры против фальсификации продуктов, контроль за продажей ядовитых веществ и т. д.); даже наиболее ценимая С. совести подвергается некоторому ограничению в том отношении, что религия не дает права совершать действия, преступные с точки зрения существующего права, или отказываться от действий, обязательных с той же точки зрения; признается только безусловно необходимым, чтобы ограничения налагались не иначе, как на основании закона, и чтобы у каждого гражданина была возможность законным путем бороться за изменение этих границ в желательном для него направлении. Гарантия гражданской С. лежит в С. политической. При всей неопределенности содержания принципа С. личности, то расширяемого, то суживаемого, можно сказать утвердительно, что во всех европейских странах в течение XIX в. понимание этого принципа, в общем, все расширялось и что ему предстоит еще дальнейшее расширение. Литература. Вопрос о С. личности и об ее отношении к государству затрагивается почти во всех общих сочинениях по государственному праву и политике; о нем можно найти весьма интересные рассуждения у Маккиавелли, Боссюэ, Бодена, Локка, Пуффендорфа, Монтескье, Руссо, Блэкстона и др. Характеристику взглядов древности па С. и сравнение их с современными см. у Фюстель Куланжа, в III книге «Гражданской общины античного мира». Характеристике прав личности посвящена прекрасная глава у Эсмена, в «Общих основаниях конституционного права» (рус. пер. СПб. 1898 или М. 1899, т. 1). Историю борьбы за личную С. в Англии представляет книга В. 9. Дерюжинского: «Habeas Corpus Акт» (Юрьев, 1895), историю борьбы за права слова и сходок — Jephson, «The platform, its rise and progress» (Лпц, 1892) и статья Дерюжинского: «Публичные митинги в Англии» («Вестник Европы», 1892, 2 — 3). Лучшее специальное исследование «о границах деятельности государства» представляет книга под этим заглавием Вильгельма ф.Гумбольдта, написанная в 1791 г., но напечатанная впервые только в 1851 г. (pyccкий перевод в приложении к книге Гайма, «Вильгельм ф. Гумбольдт», М., 1899). Все позднейшие сочинения носят явственный отпечаток сильного влияния этого сочинения, не исключая и книги Дж. Ст. Мидля «On Iiberty» (Л., 1859; «О свободе», перев. Неведомского, 2 изд., СПб., 1882). См. еще Jules Simon, «La liberte» (П., 1859); Laboulaye, «L'etat et ses limites» (5 изд., П., 1871); его жe, «Le parti liberal» (U., 1864). В. В — в.

Свободные хлебопашцы


Свободные хлебопашцы — особый разряд вольных крестьян, созданный в царствование Александра I. При самом вступлении своем на престол Александр I обнаружил желание облегчить положение крепостных крестьян. Самою важной мерой в этом отношении было решение не отдавать казенных крестьян в частную собственность. Кроме того, был поднять вопрос о запрещении продажи крестьян без земли. Вследствие нерешительности молодого императора и крепостнических тенденций большинства его окружавших, этот вопрос остался нерешенным, но в ноябре 1802 г. С. П. Румянцев представил государю проект «постепенного уничтожения рабства», который, с некоторыми изменениями, получил 20 февраля 1803 г. силу закона. Проекта Румянцева сводился к следующему: 1) право владения крестьянами принадлежит исключительно людям благородным; они же получают право отпускать крестьян на волю целыми селениями, на известных условиях; 2) помещики, увольняющие крестьян целым семейством, могут наделять каждого уволенного участком земли по своему желанию; 3) селения могут выкупаться на свободу, внеся установленную их владельцем плату сразу или же уплачивая ее в течете известного срока; 4) разрешается приобретение не полной свободы, а только «законного утверждения земли» за крестьянами, с платой соответствующего оброка; 5) неисправных плательщиков следует отдавать в рекруты, ежели они годятся, а если нет, то «в какую-нибудь государственную работу». Проект этот вызвал сильное противодействие со стороны крепостников, особенно со стороны Г. Р. Державина, бывшего в то время министром юстиции. На этот раз, однако, крепостникам пришлось смириться, и указ был издан. Содержание нового закона было следующее: разрешается отпускать крестьян родовых и благоприобретенных имений на волю, как по одиночке, так и целым селением, но с обязательным наделением их землей; условия, заключенные обеими сторонами, представляются на утверждение Государя; крестьяне, не исполнившие своих обязательств, возвращаются на прежнем основании своим помещикам. Все получившие свободу на основании нового закона, если не пожелают приписаться к другим сословиям, могут оставаться на своих землях, образуя «состояние свободных хлебопашцев», платя в казну подушный оклад наравне с владельческими крестьянами и отбывая рекрутскую и земские повинности наравне с казенными. С. хлебопашцам даруется право полученную землю продавать, оставлять в наследство, с одним только условием — не раздроблять на участки менее 8 дес.; они могут покупать землю, переселяться и т. д. В добавление к этому указу были выработаны особые правила, данные министру внутренних дел в руководство при рассмотрении договоров крестьян с помещиками. эти правила охватывают 2, 3 и 4 пункты вышеизложенного проекта Румянцева. При утверждении договоров крестьян с помещиками министр внутренних дел должен был наблюдать, чтобы помещик не обезземеливал крестьян, оставшихся у него крепостными, и чтобы каждый С. хлебопашец получал определенный участок в собственность. Закон 20 февраля 1803 г. в действительности не имел и не мог иметь того значения, которое ему приписывал Румянцев в своем проекте, тем более, что государственный совет старался вообще сузить его применение. Когда в следующем году после его издания возник вопрос относительно освобождения крестьян в родовых имениях посредством завещания, на основании этого закона, государственный совет нашел, что действие нового закона не может распространяться на подобные случаи, так как родовым имением можно располагать только по закону, а не по завещанию. Таким образом был отрезан путь к наиболее удобному примению нового закона. Неудивительно, поэтому, что очень немногие воспользовались им. С этой точки зрения закон о С. хлебопашцах не имел большого значения, но он понемногу приучал русское дворянство к мысли, что рано или поздно, на тех или других условиях, ему прийдется отказаться от своего права на рабов: он поддерживал надежды врагов крепостного права и — что еще важнее — способствовал распространению убеждения, что крестьяне должны быть освобождены с земельным наделом. Безвредный для дворянства по существу, закон 20 февраля 1803 г. вызвал,. однако, ожесточенную оппозицию со стороны крепостников. Растопчин, гр. Звадовский, Державин и мн. др. проклинали Румянцева, обвиняли его во всевозможных преступлениях, заявляли, что он из-за желания получить два аршина голубой ленты продал дворянство и т. д. Однако, нашлись и люди,


встретившие новый закон с восторгом, может быть более сильным, чем он заслуживал. М. В. Храповицкий, в оде, посвященной этому закону, восхваляет заботливость Государя о несчастных рабах, рисует яркими красками положение крепостных и заканчивает следующими словами: Исчез бича всегдашний страх! Свободный хлебопашец он. Его под кров приял закон! Г. Лучинский.

В 1813 г. был учрежден комитет для рассмотрения особенных случаев по увольнению помещичьих крестьян в С. хлебопашцы. В 1823 г. было разъяснено, что С. хлебопашцы, исполнившие свои обязанности относительно их бывших помещиков, могут переходить в градское звание и другое податное состояние. В 1848 г. С. хлебопашцы были переименованы в «государственных крестьян, водворенных на собственных землях»; это же наименование было одновременно дано и «безоброчным» крестьянам, выкупавшимся на свободу, на основании указа 1847 г., при продаже имений с публичного торга. В 1835 г. было подтверждено запрещение освобождать крестьян с землей иначе, как по правилам о С. хлебопашцах. На основании закона 1803 г. было в царствование императора Александра I 160 случаев освобождения, при чем получили свободу 33782 душ муж. пола; кроме того, в 1807 г. выкупились на свободу крестьяне кн. А. Голицына в Воронежской губ., в числе 13371 душ, за 5424168 руб., получив эту сумму в ссуду от казны; всего перешло в разряд С. хлебопашцев с 1803 по 1825 г. 47153 душ. муж. пола. В царствование императора Николая I был всего 251 случай освобождения, при чем освободилось 67149 д. м. п.; таким образом, закон 1803 г. имел и при Николае I большее применение, чем закон 1842 г. об обязанных крестьянах, на основании которого получило свободу лишь около 25 тыс. душ муж. пола. Почти все крестьяне, воспользовавшиеся указом 1803 г., принадлежали к населению Великороссии. Условия увольнения крестьян помещиками были довольно различны. Некоторые (немногие) помещики отпускали крестьян без всякой платы, большинство — за определенную, самую разнообразную (в среднем от 100 до 200 руб. с души муж. пола) плату, вносимую единовременно или с рассрочкой, или с обязанностью исполнять барщину; в некоторых случаях казна помогала крестьянам выкупаться на свободу. Из случаев отпуска на волю крестьян в С. хлебопашцы большими массами выдается увольнение гр. Орловой-Чесменской в 1838 г. 5518 душ муж. пола в Серпуховском у. Московской губ. и гр. Бутурлиным, в 1841 г. — около 12000 душ муж. пола в Воронежской губ. Случаев неисполнения крестьянами принятых на себя обязанностей было всего три (с 477 душ.) за все время действия закона о С. хлебопашцах: в этих случаях крестьяне вновь возвращались в крепостное состояние. Всего числилось С. хлебопашцев по 7-й ревизии (1817) — 23187 (очевидно — без крестьян кн. Голицына), по 8-й (в 1835 г.) — 65311, по 9й (в 1851 г.) — 137034 душ муж. пола. Ср. Вешняков, «Крестьянесобственники в России» (СПб., 1858 В. И. Семевский, "Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX в. (СПб., 1888).

Святки Святки, т. е. святые дни — двенадцать дней после праздника Рождества Христова, до праздника Богоявления. Они называются и св. вечерами, может быть в воспоминание событий рождества и крещения Спасителя, совершившихся в ночное или вечернее время. Святить двенадцать дней после праздника Рожд. Христова церковь начала с древних времен. Указанием на это могут служить 13 бесед св. Ефрема Сирина, произнесенных им от 25 декабря по 6 января, а также «слова» св. Амвросия Медиоланского и св. Григория Нисского. Древнее двенадцатидневное празднование С. (dwdecahmern) подтверждается церковным уставом препод. Саввы Освященного (ум. 530 г.), по которому во дни С. «никакожо пост, ниже коленопреклонения бывают, ниже в церкви, ниже в келлиях», и запрещено совершать


таинство брака. Тоже подтверждено и кодексом Юстиниана, изданным в 535 г. Вторым туронским собором, в 567 г., все дни от Рождества Христова до Богоявления названы праздничными. Между тем, святость этих дней и вечеров во многих местах нарушалась гаданиями и другими суеверными обычаями, уцелевшими от языческих празднеств того же времени года. Против этого направлены, между прочим, 61 и 62 правила шестого вселенского собора. Действующий у нас закон запрещает «в навечерие Рождества Христова и в продолжение С. заводить, по старинным идолопоклонническим преданиям, игрища и, наряжаясь в кумирские одеяния, производить по улицам пляски и петь соблазнительные песни» (Св. Зак. XIV, ч. 4, 33 — 34). См. прот. Г. С. Дебольский, «Дни богослужения православной католической восточной церкви» (т. 1, СПб., 1882).

Святогорский монастырь Святогорский мужской, 2-го класса (с 1899 г.) м-рь — Псковской губ" Опочецкого у. Основан в 1566 г. Перед алтарем могила А. С. Пушкина. В мон-ре происходило чествование поэта в мае 1899 г.

Святой Елены о-в Святой Елены о-в — в южной части Атлантического ок., в 1900 км. на З от зап. берега Южной Африки, под 15°55' ю. ш. и 5°42' з. д. Принадлежит Англии. Длина острова 16 км., ширина 10 км. 122 кв. км., 4116 жит. (1986 мжч. и 2130 жнщ.). Туземцы по преимуществу негры. В число жителей входят солдаты одной батареи и одной роты пехоты. Геологическое строение острова вулканическое; поверхность гористая, пересекаемая пропастями и равнинами. По виду остров — величественная пирамидальная масса темно-зеленого цвета, отвесно поднимающаяся из океана; среди огромных отдельных скал лежать глубокие отверстия — устья узких долин или пропастей, постепенно ведущих к центральному плато. По берегам, у всех устьев долин, где легко можно пристать, возведены укрепления. Центральное плато пересекается с В на З известковым хребтом, делящим остров на две неравные части и доходящим в вершине Дианы до высоты 2700 фт.; вдоль берега, на З от зал. Санди (Песчаного), тянутся на значительном протяжении пласты базальтовых колонн, образующих х стену от 50 до 180 фт. высотой. Область на С от хребта также гориста, но имеет и значительные равнины; из них наибольшая — Лонгвуд, где жил Наполеон I. Орошение острова довольно хорошее; 1/5 ов-а плодородна. Климат здоровый, ровный, легкий и юговост. ветер умеряет жару. В Джемстоуне средняя годовая темп. 21, 3" Ц., в самый холодный месяц (августа) 18,7° Ц., в самый жаркий (февраль) 23,9°Ц. Обильные дожди выпадают только в марте и апреле, но воздух всегда насыщен влагой; грозы и бури очень редки. Более 160 ручьев дают свежую, здоровую воду. Прежде леса покрывали о-в; на высотах древовидные папоротники являли такое же разнообразие пород, как и на островах Индийского океана; но теперь количество их сократилось в борьбе с привезенными европейскими породами (напр. европ. соснами). Исследования показали, что древняя флора С. Елены не представляет никакого ясного родства с какой бы то ни было континентальной флорой и представляет прекрасный пример самостоятельной островной флоры. Культура земли наиболее развита в горных областях. Лошадей мало, еще менее коз; есть рогатый скот, овцы, свиньи, кролики. Местная фауна также сократилась, вследствие истребления лесов, в которых дичали привозимые козы; только одна местная порода птиц действительно дикая, но масса одичалых европ. и африканских привезенных птиц — канареек, фазанов, глухарей, тетеревов; туземных бабочек нет, но некоторые завезены сюда случайно; жуков 59 пород, из них 27 туземных; из мягкотелых имеются 12 пород улиток. Корабли, возвращающиеся из Остиндии в Европу, находят на С. Елене, на половине своего пути, приятное и удобное место отдыха. Жители, кроме земледелия, занимаются еще судоходством, но с открьтем Суэцкого канала этот промысел сильно сократился. Главный г. Джемстоун, при зал. Джемс, на З о-ва; вблизи находится ныне пустая могила Наполеона. Джемстоун — единственная пристань о-ва; состоит


из одной улицы, дома которой построены в такой узкой долине, что они непосредственно упираются в скалы. На высокой (183 м.) скале форт; астрономическая обсерватория. Кроме этой улицы встречаются еще отдельно разбросанные домики. В 6 км. от С. Елены лежит скалистый о-в Эгг-Айланд. О-в С. Елены был открыт португальским мореплавателем Хуаном де Нова Кастелья 21 мая 1501 г., в день С. Елены, но оставался неизвестным другим европейцам до 1588 г., когда его посетил капитан Кавендиш на возвратном пути своего из кругосветного плавания. Остров оставался ненаселенным, пока голландцы в 1645 г. не основали здесь первой колонии. Английская остиндская компания захватила о-в в 1651 г., но он снова был занять голландцами в 1672 г.; в 1673 г. снова отнять у голландцев английским капитаном Мунден и возвращен остиндской компании, которая получила на владение им хартию от Карла II и владела им до 1834 г. (за исключением периода с 1815 по 1821 г., когда английское правительство держало здесь в плену Наполеона). Теперь о-в принадлежит непосредственно английской короне.

Святослав Игоревич Святослав Игоревич — вел. кн. киевский. Летопись относить рождение С. к 942 г. В момент смерти отца С. был еще младенцем и управленю княжеством во время его малолетства было в руках его матери Ольги. Воспитателем С. был Асмуд, а воеводой — Свенельд. Как только С. возмужал, он обнаружил типичные черты князядружинника; дела земские его интересовали мало, его тянуло к военным предприятиям в отдаленных землях. Из славянских племен к востоку от Днепра только вятичи были в ту пору вне влияния киевских князей и платили дань хазарам. Из-за. вятичей С. вступил в борьбу с хазарами и проник на Волгу и даже в Предкавказье, где столкнулся с ясами и касогами. Затем С. направил свое внимание на Ю — на Дунайскую Болгарию. Почин в этом предприятии С. шел со стороны византийского императора Никифора Фоки, который, желая оградить Византию от опасных соседей — болгар, послал к С. предложение напасть на Болгарию" С. явился в Болгарию со своими союзниками — венграми, печенегами и др. — в качестве друга Византии. Успех похода С. был огромный; он занял ряд болгарских городов и стал стремиться к полному обладанию Болгарией. Греки скоро почувствовали, что приобрели в его лице еще более опасного соседа. Тогда Никифор направил печенегов на Киев, и С. должен был возвратиться в отечество, но уже в 971 г.. посадив на Руси своих сыновей, снова явился в Болгарии. Между тем преемник Никифора Фоки, Иоанн Цимисхй, помирился с болгарами и С. пришлось иметь дело и с греками, и с болгарами; хотя в Болгарии была и русская партия, но движение против С. было сильное. Чтобы сломить греков, С. двинулся за Балканы и сначала имел успех, но дотом должен был заключить Мир с греками и уйти из Болгарии. Он пошел в лодках к днепровским порогам, но пороги были заняты печенегами. С. переждав до весны и снова попытался пройти пороги, но был убит в сражении печенегами, которые, по преданию, сделали из черепа его чашу (972 г.). Ср. Завитневич, «Вел. кн. киевский. Игоревич и историч. значение его богатырских подвигов» (Киев, 1888); Льва Дьякона. Этим же войнам посвящено специальное исследование Черткова: «Описание войны вел. кн. С. Игоревича» (М., 1843, и «Русский Исторически Сборник», VI).

Святотатство Святотатство (юрид.), как имущественное посягательство, направленное на священные или освященные предметы, заключает в себе два момента: корыстную цель, свойственную имущественные посягательствам вообще, и оскорбление религиозного чувства верующих. Отсюда проистекает различие взглядов на С. — как на действие, относимое к области религиозных посягательств, и как на разновидность имущественных посягательств, выделяемую по особы м свойствам объекта и места совершения преступления. В римском праве понятие Sacrilegium имело и тесное, а широкое значение. В первом смысле оно означало


похищение священных вещей, хотя бы и не из священных мест, во втором — посягательство на религиозное чувство вообще. Каноническое право расширило это понятие до самых крайних пределов в разделило его на sacrilegium personale — посягательства на священнослужителей, locale — нарушение неприкосновенности и достоинства священных мест, и reale — С. в современном смысле. Такое широкое понимание sacrilegium перешло в светское законодательство и держалось до 2 января 1669 г. Этот последний взгляд был воспринять сводом законов уголовных; его же держится действующее уложение о наказаниях. Проект уголовного уложения возвращается к воззрению старого права. Редакционная комиссия, повторяя слова г. Бедогриц-Котляревского, признает «принятую действ. законодательством квалификацию данного преступления не выдерживающую критики, потому, что понятые С. не есть самостоятельное, а производное, слагающееся из обстоятельств воровства и грабежа, осложненных особенными качествами объекта и места преступления». По определению 219 ст. улож. о нак., «С. признается всякое похищение церковных вещей и денег как из самых церквей, так и из часовен, ризниц и других постоялых и временных церковных хранилищ, хотя бы они находились и вне церковного строения». По способу действия различаются насильственное ограбление (когда оно не соответствует общему понятию разбоя), похищение со взломом и похищение без взлома; по роду места — похищение из церкви или церковной ризницы, из часовни или другого церковного хранилища и из частного дома или другого места; по свойству похищенного — похищение предметов священных (ограничительно исчисленных в ст. 231), похищение вещей, освященных употреблением при богослужении, и похищение принадлежащих церкви денег, свеч, еще не поставленных к образам или в паникадила, и других не освященных употреблением при богослужении вещей. Сообразно такому сложному различию видов С., установлена сложная карательная система, по которой, начинаясь от высших исправительных, наказания доходят до ссылки в каторжные работы на 15 лег (ст. 220 — 226). Оскорбление святыни при С. почитается увеличивающим вину обстоятельством. Покража денег из столбов, выставленных с образами или крестами для сбора на церковь наказуема как похищение из часовни денег и не освященных вещей (ст. 227). Наказание за С., учиненное лицом, коему было поручено хранить похищенных предметов, вещей или денег или коему они были вверены для употребления при богослужении, увеличивается одной степенью (ст. 228). Кроме общей постановки вопроса, наибольшие возражения вызывает отнесение к С. похищения принадлежащих церкви денег и не освященных предметов, т. е. перенесение центра тяжести со свойства объекта на его хозяина. Проект угол. улож. (1895 г.) исключает из понятия о С. похищение церковных денег и неосвященных предметов. На той же почве остались в своем представлении госуд. совету министр юстиции и председатель редакционной комиссии, хотя св. синод, в замечаниях на проект, настаивал на сохранении определений действующего права. Не различая, по наказуемости похищения, предметов священных от освященных, равно объединяя случаи похищения из христианской церкви, молитвенного дома, ризницы, другого церковного хранилища или из иного места, если виновному известно было о принадлежности похищенного христианской церкви, проект назначал за С., «буде виновный не подлежит более строгому наказаны за оскорбление святыни», каторгу на срок до 8 лет или исправительный дом. Субъектом С. может быть лицо всякого вероисповедания, объектом — имущество церквей только христианских. Со стороны внутренней требуется корыстное намерение овладеть церковным имуществом. Мошеннический способ деятельности в понятие С. не входит. В одной главе с С. действующее право трактует разрытии могил в истреблении или повреждении надгробных памятников. См. И. Фойницкий, «Посягательства на личность и имущество»; Белогриц-Котляревсюй, «Особые виды воровства-кражи по русскому праву». К.-K.

Святцы Святцы — так наз. список святых, чтимых православной церковью, составленный в порядке месяцев и дней года, к которым приурочено празднование и чествование каждого


святого. Церковные С. назначаются для богослужебного употребления; они печатаются при богослужебных книгах — канонике, акафистнике, молитвослове, в конце их, а иногда в середние. Окончательной, однообразной редакции С., печатаемых в церковных книгах, не существует; одно только правило соблюдается непременно — каждое имя, заносимое С., должно принадлежать канонизованному церковью святому. Этим С. отличаются от старинных церковных «дистихов» или «поминай», которые каждый мог и может приносить с собою в храм для поминовения священнослужителями. Иначе С. называются месяцесловами, преимущественно — когда они издаются отдельно. В церковных отдельных изданиях святцев или месяцеслов к спискам святых присоединяются особые статьи для определения на большее или меньшее время вперед дней так называемых подвижных праздников; таковы «Наехали зрячая» (определяющая на известный год дни праздников, находящихся в зависимости от времени празднования дня Пасхи), «ключ обращения индиктиона», «лунное течение». Здесь же помещаются кондаки и тропари праздников, особенно в месяцесловах, Типиконе, Следованной Псалтири, Молитвослове и Часослове. Издаваемые для домашнего употребления частными лицами С., месяцесловы, календари не имеют обязательной нормы состава имен святых, так в С. богослужебных книг, но подчиняются общему цензурному правилу о том, что в С. могут быть заносимые лишь имена канонизованных церковью святых. Образцом таких частных изданий «святцев» или «месяцесловов» может служить «Календарь Православной Церкви» в «Настольной книге для народа», изданной комиссией народных чтений в С.Петербурге и его окрестностях; он составлен прот. Н" К. Смирновым, под редакцией известного автора учебников по Закону Божию, протоиерея Д. П. Соколова. Н. Б — в.

Святой Святой, святые. — В памятниках первоначальной христианской древности, до половины IV в. и даже до V в., как у восточных, так и у западных христиан слово святой — (agioV;), sanctus — по мнению Мартиньи («Dictionnaire des antiquites») отнюдь не было усвоено так назыв. ныне канонизованным святым, т. е. ни апостолам, ни мученикам, ни вообще лицам, которые позже стали, под именем святых, предметом особого почитания церкви. На Западе в то время выражались просто: Paulus (не прибавляя: «апостол» или «святой»), Vincentius, Petrus и т д. Римский календарь, изданный Бухером, а потом Рюинардом при его «Acta Sinсега», доводит список особо чествуемых в церкви лиц до IV в. включительно (до папы Либерия), при чем ни разу не дает им названия sanctus. Лишь в календарях церкви карфагенской, в III — V вв., при поминовении умерших, особенно чтимых церковью, слово sanctus встречается часто. Первый календарь, в котором постоянно встречается слово sanctus при имени того или иного особо чтимого церковного лица, это — календарь Полемия («Acta sanctorum»; т. 1). В менее отдаленную эпоху это слово встречается иногда в мозаиках при изображении апостолов. но его еще нет при изображении св. Иоанна Предтечи даже в 451 г., и встречается оно при имени Предтечи не раннее, как в 472 г., на изображении св. Агафии in Suburra, в Риме. По исследованию Чиампи, оно встречается также при изображении Козьмы и Дамиана в 531 г. Слова sanctus и sanctissimus на мраморных погребеньях, бесспорно древних, имеют, по мнению Мартиньи, значение carissimus. Причина, по которой христиане древнейших времен избегали эпитетов: Sanctus, Sanctissimus, заключается, по мнению некоторых ученых, в том, что слово Sanctus часто употреблялось в надписях несомненно языческих, которым не хотели подражать христиане. На эпиграфических документах V в. встречается при именах, в некотором отдалении, одна буква S, которая может быть принята за начальную букву слова Sanctus, но также и за нач. букву слова Spectabilis. Вместо названия «святой» (Sanctus) или вместе с ним часто стояло, при имени почитаемого церковью лица, другое название — dominus, domina. Мартиньи склонен думать, что слова dominus и domina означали в древности специально «мученик и мученица». Из рассказов о погребении почивших христиан видно, что распоряжавшиеся погребением провозглашали: ad sanctos! ad sanctos! (или ad martyres, ad martyres), т. е. приказывали нести умершего на специально христианское кладбище. Кроме


обозначения личной святости или высокого благочестия лица, слово sanctus, (agioV;), как некогда в язычестве, прилагалось и в христианстве для обозначения, что то или иное лицо или место посвящено какому-либо священному служению. Христиане in согроге в древней церкви (напр. в посланиях апост. Павла) именовались святыми. В Евангелии святость, освящение представляются везде как свойство христианства, во всех его проявлениях: да святится имя твое (Mф. VI, 9), отче святый, святи их во истине твоей (Иоан. XVII, II, 17). Почитание и призывание святых. "Православная церковь почитает праведников не как богов каких, а как верных сдуть, угодников и друзей Божиих; восхваляет их подвиги и деда, совершенные ими при помощи благодати Божий во славу Божью, так что вся честь, воздаваемая С., относится к величеству Божию, которому они благоугождали на земле своею жизнью; чествуют С. ежегодными воспоминаниями об них, всенародными празднествами, созиданием во имя их храмов и под. « (Прав. испов. ч. III, отв. на вопр. 52; Поел. восточн. патриар. о прав. вере, отв. на вопр. 3). Св. Писание решительно запрещает оказывать комулибо Божеское поклонеие и служение (Хитреца), кроме единого истинного Бога (Второе. VI, 13; Ис. XLII, 8; Матф. IV, 10; 1 Тим. 1, 17), но вовсе не возбраняет воздавать надлежащее почтение (doulexa) верным слугам Бога, и притом так, чтобы вся честь относилась к Нему же единому, как „дивному во святых своих“ (Псал. LXVII, 36). Царь Давид взывал: „мне же зело честни быша друзи Твои, Боже“ (Псал. CXXXVIII, 17); сыны пророческие торжественно „поклонились до земли верному рабу и другу“ Божию — Елисею (4 Цар. II, 15). В Новом Завете сам Иисус Христос, подтвердив закон: „Господу Богу твоему поклоняйся, и Ему одному служи“ (Матф. IV, 10), сказал ученикам своим: „вы друзья мои, если исполните то, что Я заповедую вам“ (Иоан. XV, 14), и засвидетельствовал пред ними: „кто принимает вас, принимает Меня; а кто принимает Меня, принимает пославшего Меня“ (Матф. X, 40), показывая, что честь, воздаваемая верным слугам Его и друзьям, относится к Нему самому. Возникнув в христианской церкви на первых же порах ее. существования, вера в богоугодность и спасительность достодолжного чествования С. выразилась в установлении в память мучеников и других С. особых праздников, по примеру воскресного и других праздничных дней, с совершением соответствующих молитвословий и литургии (свидетельства Тертуллиана и св. Киприана; Постановления апостол. кн. VI, гл. 30; кн. VIII, гл. 33). Начиная с IV в. везде открыто и торжественно происходит чествование С., узаконенное двумя поместными соборами того же века: гангрским и лаодикийским. Вместе с тем развивается и определяется самое учение о почитании С. (Ефрем Сирин, Василий Великий, Григорий Нисский, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст). Способствовало этому появление разных еретических лжеучений. Были, напр., еретики, которые не только чествовали Богоматерь подобающим ей почитанием, как святейшей всех святых, но и воздавали ей божеские почести, поклонялись и служили ей наравне с Богом. Это вызвало св. Епифания как на обличение заблуждающихся, так и на выяснение истинного церковного учения о почитании С. В начале V века появились еретик и которые стали упрекать церковь в том, что будто бы ею допускается божеское чествование С» с таким же поклонением им и служением, и этим восстанавливается древнеязыческое идолопоклонство и ниспровергается вера в истинного Бога, которому одному нужно поклоняться и служить. Во главе этого рода лжеучителей, состоявших по преимуществу из евномиан и манихеев, стал испанец Вигилянций. Против него выступили блаж. Иероним и Августин. Вера в обязательность и спасительность достододжного чествования С. неизменно сохранялась в церкви и в последующие века; подтверждением чему служат свидетельства как отдельных пастырей церкви (Сальвиан, Кирилл Александрийский, Григорий Великий, Иоанн Дамаскин), так и целых соборов — поместного карфагенского (419 — 426) и в особенности седьмого вселенского (никейского II). Противниками этого учения в средние века являются альбигойцы, павликиане, богомилы, вальденсы и виклефиты, в новейшие века — вообще протестанты. Призывание святых. Почитая С., как верных слуг, угодников и друзей Божих, церковь, вместе с тем, призывает их в молитвах, не как богов каких, могущих помогать нам своею собственной силой, а как предстателей наших пред Богом, единым источником и раздаятелем всех даров и милостей тварям (Иак. 1, 17) и ходатаев наших, имеющих силу


ходатайства от Христа, который «един (есть)» в собственном смысле и самостоятельный «посредник между Богом и человеками, предавший Себя для искупления всех» (1 Тим. II, 5 — 6; «Прав. испов. веры», ч. III, отв. на вопр. 52; «Поcл. восточн. натр. о прав. вере», гл. 8). Начало молитвенного призывания С. видно еще в церкви ветхозаветной: царь Давид взывал к Богу: «Господи, Боже Авраама, Исаака и Израиля, отцов наших» (1 Парад. XXIX, 18). Апостол Иаков преподает верующим заповедь молиться друг за друга и к этому прибавляет: «много может усиленная молитва праведного» (Так. V, 16). Апостол Петр обещал верующим и после своей смерти не прерывать попечения о них (2 Петр. 1, 15). Апост. Иоанн засвидетельствовал, что святые возносят свои на небе молитвы пред Агнцем Божим, помня в них и о сочленах своих в церкви воинствующей (см. Апокал. V, 8; VIII, 3 — 4). На основании Свящ. Писания и вместе свящ. предания, церковь всегда учила призывать С., с полной уверенностью в их предстательстве за нас перед Богом. Это учение и верование церкви содержится во всех древнейших литургиях, напр. апост. Такова и иерусалимской церкви, появившиеся в IV в. и вошедшие в церковнобогослужебную жизнь чины литургии св. Василия Великого и Иоанна Златоуста ясно доказывают, что призывание С. в это время было явлением всеобщим. На седьмом вселенском соборе отцы, рассуждая о почитании и призвании С., между прочим, постановили: «кто не исповедует, что все святые.... досточтимы пред очами Божиими.... и не просить молитв у них, как у имеющих, согласно церковному преданию, дерзновение ходатайствовать о Мире, — анафема». Учете о призывании С. сохранилось и доныне сохраняется в отделившихся издревле от вселенской церкви христианских обществах, как то: несторианском, абиссинском, коптском и армянском. Противниками этого учения явились выделившиеся из западной церкви в средние века рационалистические и мистические секты. Лютер отверг почитание и призывание С. на том, главным образом, основании, что видел в них своего рода посредников между Богом и верующими, каковое посредство исключалось его личной, непосредственной верой. Ему казалось, что даже и прославленные С. своим посредством будут отдалять верующих от триста, подобно тому, как здесь на земле отдаляют их от Него члены церковной иерархии. Поэтому он настаивал на мысли, что почитание С. является унижением заслуг Иисуса Христа, как единственного ходатая между Богом и людьми. С., по мнению Лютера — это только замечательные исторические лица, о которых нужно вспоминать с благоговением, говорить с уважением, но к которым нельзя обращаться с молитвой. См. епископ Сильвестр, «Опыт православного догматического богословия» (т. V, Шев, 1891); митроп. моек. Макарий, «Православно-догматическое богословие» (т. II, СПб., 1883, 4 изд.); «О призывании святых» («Прибавл. к творен, святых отцов», ч. XV, 1856); Л. Епифанович, «Записки по обличительному богословию» (Новочеркасск, 1891); И. Трусковский, «Руководство к обличительному богословию» (Могилев на Дн., 1889).

Священная Римская Империя Священная Римская Империя германской нации (sacrum Imperium Romanum Nationis Teutonicae) — замечательное политическое учреждение, сохранившее в продолжение десяти веков (800 — 1806) одну и ту же форму, одни и те же притязания. Внешняя история империи есть, в сущности, история Германии от IX до XIX стол. и Италии в средние века. По своему происхождению, С. Римская империя была церковной и германской; форму ей дала неувядающая традиция всемирного владычества вечного Рима; германские и римские элементы, сливаясь, обусловливали собою всеобъемлющий и отвлеченный характер империи, как центра и главы западного христианского мира. Начало священной Римской империи относится к 800 г., когда Карл Великий был коронован римским императором. Событие это было заранее подготовлено, но Карл не думал об отделении Рима от Константинополя: до 800го года законной наследницей Римской империи была Византия, возобновленная Карлом империя была продолжением древней Римской империи, и Карл считался 68-м императором, преемником восточной линии непосредственно после низложенного в 797 г. Константина VI, а не преемником Ромула Августула. Событие 800 г. явилось результатом соглашения между папой, церковными и светскими сановниками и королем. Карл фактически владел империей;


он распоряжался в Риме — столице империи (matrona imperii), был защитником церкви. Но Римская империя считалась единой, неделимой; коронование Карла, не провозглашая отделения Запада от Востока, объявляло Рим столицей как политической, так и церковной. Власть Карла была освящена коронованием, но не увеличена. Императорский титул изменил положение Карла, окружил его особенным блеском; вся деятельность Карла вращалась с тех пор в кругу теократических идей. Вторичное восстановление империи было совершено Оттоном Великим. Несмотря на предшествовавшие смуты, Рим представлялся «золотым городом» (aurea Roma), его судьба — судьбой всего мира. «Пока Колизей будет цел, Рим будет жить; когда падет Колизей — падет и Рим, а когда падет Рим, падет и весь мир» — таково было представление современников о величии древней империи. 2 февраля 962 г. Оттон возбудил общий энтузиазм своим короновнием в сане «императора Августа». В уме средневекового человека, которому древность завещала идею всемирной монархии, сложилось глубокое убеждение в необходимой связи Римской империи и католической церкви. Положение императора и его функции определялись из сравнения власти императорской с властью папской. Он — imperator terrenus, т. е. наместник Бога на земле в делах светских, и «patronus», т. е. защитник церкви; его власть во всем соответствует власти папы, отношения между ними аналогичны отношениям между душой и телом. «Как на небе», говорил имп. Фридрих I, «только один Бог, так и на земле только один папа и один император». Коронационный церемониал и официальные титулы императора указывают на стремление придать императорской власти божественный характер. Император считался представителем всех христиан. Он — «глава христианского Mира», «светский глава верных», «покровитель Палестины и католической веры», превосходящий достоинством всех королей. До своего коронования в Риме императоры с XI до XVI вв. носили титул «Romanorum rex semper Augustus», а после коронования — «Romanorum Imperator semper Augustus». С 962 г. положено начало соединению в одном лице двух титулов — императора римского и короля германского. Сначала это соединение носило чисто личный характер, потом — официальный и реальный. Империя Х в. была, однако, в сущности феодальной монархией. Усвоив идею своей власти от древнего мира, императоры думали осуществить ее феодальным путем; императорская власть постепенно феодализовалась. В Риме Оттон был только императором, а не королем; он распоряжался апостольской кафедрой (низложение Иоанна XII), руководил прениями синода, смотрел на папу, как на свою креатуру, но никак не мог прочно утвердиться в столице, фактически не имел здесь силы, как и его преемники. Византия не признавала императором грубого «франка» Во Франции притязания императоров тоже не признавались. В состав империи Х — XI вв. входили собственно Германия, большая часть (2/3) Италии, Бургундия, Богемия, Моравия, Польша, Дания, отчасти Венгрия. Преемники Оттона I, преследуя химерические цели, встретили во всем отпор со стороны папства, феодализма и национального обособления. Отгон III (983 — 1002) всецело погрузился в идею всемирной Римской империи, отвернулся от единоплеменников, считал себя римлянином, мечтал об утверждении Рима во главе Германии, Ломбардии и Греции. Значительной силы достигла империя при Генрихе III (1039 — 1056) франконском, воспользовавшемся моментом, когда еще не успела окрепнуть папская власть. Он был полным господином Италии, свободно распоряжался судьбой папского престола, но вызвал страшную реакцию, погубившую его преемника. Борьба Генриха IV и Григория VII нанесла первый и самый тяжелый удар империи, понизив значительно ее обаяние и внушив Италии, вместе с германскими князьями, доверие к своим силам. Вормский конкордат 1122 г. оставил поле сражения за папой. После смерти Генриха V (1124) юрисдикция короны стала значительно меньше: признана была самостоятельность князей и баронов. Блестящими представителями идеи императорской власти были во второй половине XII и первой половине XIII в. Гогенштауфены. Между ними первое место принадлежит Фридриху I (1152 — 1189), в лице которого императорская власть выступила против папы с теоретическими доводами. Фридрих считал свою власть зависящей непосредственно от Бога и такой же священной, как и папская. Болонские юристы утверждали, что право устанавливать законы принадлежит императору, воля которого есть закон, ибо написано: «quod principi placuit legis habet vigorem, quum populus ei et in eum omne


suum imperi um et polestatem concesserit». Истинным властителем, однако, Фридрих I был только в Германии В состав империи в то время входили сев. часть Италии и королевство Бургундское, т. е. Прованс, Дофинэ, Франш-Конте оап. Швейцария, Лотарингия, Эльзас и часть Фландрии. Зависели от империи Богемия и славянские земли в Мекленбурге и Померании. Византия, по-прежнему, питала к императорам вражду, считая их узурпаторами и варварами, оскорбительно извращая титулы императоров: так, Исаак Ангел называл Фридриха I «главным князем Алеманнии». Императоры короновались четырьмя коронами: корона в Аахене делала монарха «королем франков», а со времени Генриха II — «королем римлян», коронование в Милане — королем Италии, в Риме он получал двойную корону «lirbis et orbis», а Фридрих I, под конец жизни, принял и четвертую корону — бургундскую (regnum Burgundiae или regnum Arelatcase). Коронуясь в Милане и Аахене, императоры не называли себя королями лонгобардов и франков, так как эти титулы терялись в сравнении с титулом императора. Императорский титул принимался только после коронации в Риме, а это создавало чрезвычайно важную основу для притязаний папы, из рук которого передавалась корона. К названию «Римская империя» Фридрих I присоединил эпитет «Священная», не прибавлявший ничего нового к действительной власти императора, но указывавший на божественное ее происхождение. Вместе с Гогенштауфенами сошла в могилу идея императорской власти. В Германии императорская власть рухнула вследствие основания территориальной независимости князей (эпоха великого междуцарствия). Новый период истории С. империи начинается со времени Рудольфа Габсбургского (1273). К XIV в. С. империя есть, в сущности, немецкая империя. Власть императора признавалась только в Германии, да и то лишь теоретически, так как в действительности она перешла в руки феодалов. Императоры XIV в. не стесняются ничем в преследовании своих династических интересов и умножении своих родовых владений. От пышного титула священной римской империи оставалось только одно название: князья расхитили все земли и разделили между собою атрибуты императорской власти, оставив императору почетные права и считая его своим ленным господином. Императоры этой эпохи закладывают короны, города, живут на чужой счет, переносят всякое унижение перед папой, но продолжают называть себя наследниками цезарей, главами христианства и властелинами мира, жертвуя всем для формы и внешности. Карл IV дает обещание папе не оставаться в Риме больше одного дня и получает корону от папы, как дар. Сигизмунд (1410 — 1437) любил жить на счет имперских городов и охотно бывал там, где его угощали. Особенного унижения достигла императорская власть при Фридрихе III (1440 — 1493), твердившем А. Е. I. О. U. (Austriae est imperare orbi universo) — и кормившемся по монастырям и имперским городам. Его роль в отношении к папе делала его жалким в глазах всех. После Фридриха III ни один император не был коронован в Риме. Во время междуцарствия империя потеряла часть своей территории: Польша свергла иго Германии, венгры жестоко опустошали восточную границу империи. После Генриха VII (1308 — 13) окончилась власть императоров над Италией; в 1350 и 1457 г. к Франции перешло Дофинэ, а в 1486 г. — Прованс. Швейцария тоже перестала быть зависимой от империи (трактат 1499 г.). К этому присоединялась и внутренняя слабость империи, как агрегата постоянно враждующих мелких государств. Габсбургская династия стремится слить империю с Австрийской монархией. В царствование Карла V (1519 — 1555) императорская власть значительно усилилась, но попытка вернуть ей прежнее значение встретила оппозицию как со стороны немецких князей, так и со стороны других государств. Реформация уничтожила теорию, на которой основывалась империя. Последний период существования С. империи — самый печальный (1648 — 1806). Вестфальский мир лишил императора всякой возможности непосредственного вмешательства в администрацию. С. империя делается исключительно Германской империей, непрочной конфедерацией, существование которой постепенно теряет всякий смысл. «Наследственным врагом С. империи» был Людовик XIV. В XVIII в. существование империи было почти забыто: остались только громкие титулы. Весь дух XVIII в. противоречил идее С. империи. Революция, разрушив феодализм, потрясла до основания старое средневековое здание. Раштатский конгресс (1797 — 98) вполне обнаружил внутреннее разложение С. империи, всегда страдавшей недостатком национального единства и


политической свободы. Последним императором С. империи был Франц II (1792 — 1806). В это время судьбами Европы распоряжался Наполеон, который считал себя истинным преемником Карла Великого и увлекался идеей «всемирной монархии»; в марте 1805 г. он короновался в Милане железной короной, ltocai Пресбургского мира. Франц II отрекся от сана императора: еще с 1805 г. он стал называть себя «наследственным императором Австрии». Это было концом священной Римской империи. При саксонских и франконских императорах императорский престол был избирательным. Каждый христианин (т. е. католик) мог быть императором, хотя обыкновенно выбирался в императоры член одной из могущественных княжеских фамилий в Германии. Так царствовали, после Конрада Франвонского, Саксонская династия (919 — 1024), Франвонская (1024 — 1125), после Лотаря Супплембургского (1125 — 1138) — Гогенштауфены (1138 — 1250), Габсбурги (1273 — 1291 и 1298 — 1308), Люксембургской дом (1308 — 1313 и 1346 — 1437), с 1438 г. — снова Габсбурги. Избирали императора курфюрсты. Независимость их узаконила золотая булла. Порядок этот продержался до 30-ти летней войны. Ср. Йрайс, «Римская империя» (Москва, 1891); Вызинский, «Папство и С. Римская империя в XI V и XV столетиях» (Москва, 1857); Петр де Andio («De imperio Roinano»), Landolfo Colonna («De translatiune imp. Rom.»), Dante («De nionarchia»), Engelbert (De ortu et Fine imp. Romani"), Marsilius Patcivinus («De translatHone imp. R.»), Aeneas Sylvias Piccoloniini («De ortu et Authoritale imperii R.»), Zoannotus («De imp. Rom. atque eiusjurisdictione»), Alcialus («De formula imp. Romani»), Conringius («De imp. Rom. Germanico»); Goldast, «Collection of imperial Constitutions»; Moser, «Romische Kayser»; Plitler, «Dissertaliones de institiitione imperii Romani»; Savigny, «Geschicbte d. rom. Rechts im Mittelalter». II. K — ий

Священник Священник — название представителя религии, состоящего при храме и совершающего, по силе данной ему благодати священства, все таинства (кроме священства), в храме (литургия другие общественные богослужения) и вне храма (по домам прихожан, на полях и водных вместилищах), везде, где требуется богослужебная молитва. С. — совершитель шести таинств церкви (крещения, миропомазания, евхаристии, покаяния, брака и елеосвящения) для всех своих прихожан; он — ближайший учитель своих прихожан, с церковной кафедры в храме, при посещении их домов и при всех встречах в разговорах; он — проповедник религиозных начал жизни, но в тоже время канонически обязанный защитник всякого не противного религии и общественному благу знания (напр. медицинского, сельскохозяйственного и домоводственного), умственного и нравственного образования и воспитания. Права и обязанности С. подробно излагаются в особой науке о пастырстве, которую будущий пастырь проходить во время своего школьного воспитания, а также в церковных законах и правилах. (1891), «Служение С. в качестве духовного руководителя прихода» (1891), «Священство. Основные пункты в учении о пастырском служении» (1891); П. И. Нечаев, «Практическое руководство для священнослужителей или полное изложение их обязанностей и прав» (изд. 6, СПб., 1897). Н. Б — в.

Священное писание Священное писание — обычное название сборника книг, составляющих Библию. Отличительная особенность этих книг состоит в том, что они содержат в себе истины религиозно-нравственного характера, притом признаваемые сообщенными свыше, по особому Божиему откровению. Такая священная письменность свойственна всем религиям: различие между христианским С. Писанием и С. писанием других религий состоит в объективной реальности той боговдохновенности, которая субъективно присваивается всеми религиями, но в действительности принадлежит только С. Писанию Ветхого и Нового Завета.


А. Д.

Священные сосуды Священные сосуды. — Под именем С. сосудов по преимуществу разумеются, во-первых, сосуды, употребляемые при совершены таинства евхаристии, как то потир, дискос, звездица, лжица, копие и дарохранительница; во-вторых, сосуд для хранения св. мира. К этим сосудам церковь не дозволяет даже прикасаться не только мирянам, но и низшим чинам клира. В более общем смысле С. называются все сосуды и вещи, употребляемые при священнодействиях православной церкви. Священные сосуды также древны в церкви христианской, как древне самое богослужение. Важнейшую часть христианского богослужения всегда составляли таинства, а для их совершения, равно как и для других священнодействий, необходимо нужны были некоторые сосуды. Эти сосуды первоначально заимствованы были из быта обыкновенного; но, быв однажды посвящены на служение Богу, они становились уже священными и не могли быть обращены на обыкновенное употребление. Только в одном случае дозволялось отдавать драгоценные церковные сосуды в общее употребление: когда не было никаких других средств к выкупу пленных или к вспоможению бедным во время голода. Но и в этом случае сосуды, по большей части, переливались, и, таким образом, отдавался в употребление металл, а не самые сосуды. Хранение С. сосудов церковь всегда имела на своем попечении, для чего устраивалось особое помещение в храмах (сосудохранительница, skeuojulakion), находившееся под надзором диаконов или других поставленных для того лиц. В древности С. сосуды бывали деревянные и стеклянные, глиняные и каменные, медные и оловянные, а также драгоценные, сделанные из серебра и золота и изукрашенные драгоценными камнями. Все зависело не столько от положительных правил, сколько от обстоятельств, в которых находилась церковь, от усердия верующих и отчасти от самого назначения сосудов. Правила апостольские (прав. 73) упоминают о сосудах золотых и серебряных. В православной церкви издавна принято за правило чтобы потир, дискос, звездица и лжица были устроены из золота и серебра, или, по крайней мере, из олова, но отнюдь не из дерева, или стекла, или меди; чтобы дарохранительница также была золотая или серебряная, а копье — железное. Для прочих сосудов вещество строго не определено, но обыкновенно и они устраиваются соответственно великолепию целого храма. См. В. И. Долоцкий, «О С. сосудах и других вещах, употребляющихся при богослужении в православной церкви» («Христианское Чтение», 1852, ч. 1); П. Лебедев, «Наука о богослужении православной церкви» (М., 1890); архим. Гавриил, «Руководство по литургике или наука о православном богослужении» (Тверь, 1886).

Сделка юридическая Сделка юридическая — технико-юридическое выражение, означающее всякий акт правои дееспособного члена гражданского общества (договор с другими лицами, одностороннее обещание, совершение завещания, отказ от права наследования, прощение долга и т. д.), направленный на установлены нового права или на видоизменение, уничтожение или передачу уже существующего. Порядок совершения С. и их юридические последствия определяются законом по отношению к каждой из них; но все С. имеют и некоторые общие элементы, рассмотрением которых занимается теоретическое учете о С. юридических, излагаемое обыкновенно в так наз. «общей части» гражданского права. I. Гражданские права (в отличие от политических) не даются вместе с рождением лица, достижением им определенного возраста или наступлением других условий, но приобретаются собственной деятельностью лица, по его доброй воле. Воля лица является, поэтому, первым, а в древнейшую эпоху — единственным творческим элементом всякой юридической С. Закаченное владение вещами, не поступившими в обладанию других лиц, давало право собственности на них; дача взаймы денег или скота обращала в рабство должника, если он соглашался на это, вступая в С.; любое преступление могло завершиться


мировой сделкой, основанной на воле сторон, без всякого контроля закона или суда и т. д. Ни древний закон, ни древний суд не считались с качествами проявленной членом гражданского общества воли, ее основаниями или мотивами. Внешний факт выражения воли основывал права или обязанности лица, ее выразившего, независимо от того, соответствовало ли слово намерениям и действительным желаниям лица, свободна или нет была воля. Требовался лишь внешний торжественный акт выражения воли, определенная форма С. И судебная оценка С., поскольку она развивается и растет впоследствии, долго основывается на том, что сказам сторонами, заключившими С., а не на том, чего они действительно желали. В Риме только с эпохи Цицерона начинает утверждаться начало оценки юридических С. согласно намерениям и желаниям сторон; оно провозглашается тогда основным началом отношений справедливости, в противоположность отношениям старого строгого права. К этому же времени утверждается и другой принцип оценки юридических С.: начало доброй совести, исключающее возможность допущения при заключении С. лжи и обмана. С точки зрения закона начинают парализовать силу С. принуждение, обман, ошибка. В связи с этим ослабляется значение внешних форм выражения води при С.; мало помалу в обороте получают силу неформальные выражения воли (консенсуальные контракты и всякого рода иные соглашения — pacta), оцениваемые судом по их внутреннему смыслу и значению. Падение формализма сопровождается развитием контроля закона и суда не только над способами выражения воли, с целью устранения из области оборота воли порочной, но и над ее содержанием и составом. II. Формы гражданско-правового быта и строя — продукт исторического развит, они стоят в тесной связи с культурным и социально-экономическим развитием общества, но как в своих основах, так и в подробностях долго определяются частной волей личности или ее свободным или вынужденным соглашением с другими. Постепенно, все в большем объеме, определение этих форм и их подробностей берет на себя общественная власть и ее выразитель — закон, в видах установления мира среди общества. Личность всегда стремилась к захвату в индивидуальное обладание движимых и недвижимых вещей. На первых порах пределы ее власти в этом отношении ограничиваются лишь равносильными притязаниями других личностей, а не объективным правом. Отсюда широта прав первоначального обладателя, выражающаяся особенно рельефно в возможности установления таких форм обладания, которые парализуют в руках наследников всякую свободу пользования и распоряжения (различные формы зависимого владения, так назыв. dominiuin utile, филеикоммиссарные субституции). Римское право классического периода знает уже твердо установленный институт собственности, допускающей рядом с собою только сервитут, но не другие ограничения. Современное право устанавливает определенную и замкнутую, не подлежащую расширенно воздействием частной воли систему вещных прав. Древнее право знало разные формы брака, но личные семейные отношения основывались на воле главы семьи, а имущественные — на частном договоре. К концу своего развития римское право отчасти подчиняет своему надзору семейную власть и вырабатывают определенные формы имущественных отношений между родителями и детыми, мужем и женой. Современное право точно и детально регулирует всю область семейного права. Порядок наследования определяется законом; частная воля завещателя ограничена строем форм обладания, а также обязательной долей и т. д. Даже право обязательственное, дающее наибольший простор частной воле и в области создания форм отношений, и в области вытекающих из них частных правомочий, стремится подчинить частную волю объективным указаниям закона, направленным к защите личности от эксплуатации ее под прикрытием свободы соглашения. По ст. 138 общегерм. улож., «С., нарушающая правила нравственности, ничтожна. Ничтожна в особенности С., по которой одно лицо, пользуясь нуждой, легкомыслием или неопытностью другого, взамен каких-либо услуг с своей стороны, выговаривает или заставляет предоставить себе или третьему лицу имущественную выгоду, размеры которой настолько превосходят ценность услуг, что выгода, при данных обстоятельствах дела, представляется явно несоразмерной оказанным услугам». По ст. 343 того же уложения, «если подлежащая уплате неустойка несоразмерно велика, то по просьбе должника она может быть уменьшена до


соответствующих размеров судебным решением». Аналогичные правила уст