Issuu on Google+

Владимир Андреев Виктор Мороз

Vladimir Andreev Victor Moroz

САН САНЫЧ

SAN SANICH

Книга третья

Герцог Егорыч

“Встреча” 2011

Book Third

The Duke Egorich

“Vstrecha” 2011


САН САНЫЧ


ББК 84.7 А80

Охраняется законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части невозможно без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Часть первая

РАЗЛАД Текст печатается по: Андреев В.В., Мороз В.В. Собр.соч. в 10 томах, Т.6., Ф. Морнеев, 1985

Андреев В.В., Мороз В.В. Сан Саныч. Книга 2. Герцог Егорыч.– 100 стр., ил. Предлагаемая читателям повесть является продолжением циклов «Сан Саныч» и «Звериный город». Действующими лицами в ней остаются император Рапануи Сан Саныч и его приближенные.

© Андреев В.В., Мороз В.В., 1985 © Издательство «Встреча», 2011


Глава I

Встреча с Сан Федотычем ТОЯ у кровати лакея, Федор истошно кричал: — Эй, Васька, подъем! — Да отстань ты, — проворK чал Васька, поворачиваясь на другой бок. «Ах так!» — подумал Федор, — нуKка я его водой окачу!» Он выK шел из комнаты и вскоре верK нулся с кувшином воды в руках. Васька поKпрежнему лежал в поK стели, только накрылся одеялом с головой. Не долго думая, ФеK дор опрокинул кувшин над поK стелью. Сзади раздался веселый смех. Федор обернулся. Перед ним скакал Васька в нижнем белье. — Тебе бы только зубоскаK лить, — сердито произнес ФеK

8

дор. — Лучше одевайся, герцог к министру финансов едет. Это сообщение до глубины души взволноK вало Ваську. Он начал торопливо одеваться и с первого раза натянул рубашку на ноги. Но вскоре с помощью Федора он был одет как поK добает и они вдвоем поспешили в опочивальK ню герцога. Герцог в это время сидел за столом и был занят завтраком, еще не успев одеться. — Ну когда же эти олухи придут! — в сердK цах воскликнул он, бросая вилку. — А вот и мы, — радужно улыбаясь, сказал Федор, заглядывая в комнату. — И вы еще смеете шутить! — вскричал герK цог, но тут же сменил гнев на милость. — ЛадK но, я прощаю вас. Помогите одеться. Слуги с готовностью бросились к Сан ЕгоK рычу. — Да поосторожней, — не переставал ворK чать герцог, пока Васька застегивал пуговиK цы. Общими усилиями Васька и Федор одеK ли Сан Егорыча и тот был готов нанести виK зит министру финансов острова Рапануи, Сан Федотычу, двоюродному брату императора Сан Саныча.

9


Ну, вы узнали давних знакомых? Конечно, мы снова вернулись к ним, на остров Рапануи, чтобы проследить за их дальнейшими подвиK гами и делами... Карета, запряженная четверкой резвых лоK шадок, везла герцога в замок Сан Федотыча. — Тпру! — закричал кучер Федор и четверка остановилась у ворот министерского замка. Васька спрыгнул с козел, подбежал к вороK там и принялся изо всех сил тарабанить по ним кулаком. — Эй, спящее царство, отворяйте двери! — кричал он. За стеной послышался невнятный шум, в воротах открылось маленькое окошко и в нем показалась голова стражника. — В чем дело? — спросила она. — Герцог Питкернтийский Сан Егорыч поK жаловал! — выпалил Васька. — Сан Егорыч? — встрепенулась голова. — Вот именно! Доблестный страж тотчас же распахнул воK рота. Карета въехала во двор замка. Слуги поK могли Сан Егорычу выйти. Привратник предложил министру обождать в холле, пока он доложит о его визите Сан Федотычу. Сан Егорыч кивнул, закурил трубK

ку и стал просматривать утренние газеты, коK торые доставили менее минуты назад. На посK ледней странице была статья под заголовком «Разбои» . В ней сообщалось о новом акте наK силия против мирных жителей города АлекK сандровска. Двое бандитов напали на торговK ца рыбой, отняли у него товар и вдобавок изK били. — Сан Федотыч ждет вас! — провозгласил вернувшийся привратник. Сан Егорыч поднялся по лестнице на втоK рой этаж и открыл дверь в кабинет министра. Скрипнули половицы. Сан Федотыч, котоK рый, лежа на диване, читал книгу, оглянулся. — Герцог Питкернтийский Сан Егорыч, — сказал привратник и, поклонившись, вышел. — Здорово, Сан Егорыч, — произнес миK нистр финансов, садясь. — Ну, ты проходи, — продолжал он, надевая тапочки. Сан Егорыч холодно посмотрел на него: — Извольте встать, герцог, и приведите себя в порядок. Сан Федотыч несколько испуганно, неK сколько удивленно взглянул на Сан Егорыча. — Да, но почему... что, а что такое? — У меня к вам официальный разговор. — Ко мне?

10

11


— Да. — Мда, — сказал министр финансов. — Мишка, Мишка! — закричал он. — Принеси, паршивец, мундир! — Что за мундир? — спросил Сан Егорыч немного даже с презрением. — Мундир соK всем не надобен. Приготовьтесь только высK лушать меня серьезно. В это мгновение в кабинет вбежал Мишка и пробормотал чтоKто невнятное. — Пшел отсюда! Погубит он меня, погубит, — стал жаловаться Сан Федотыч на свою судьбу, когда слуга вышел. — Вы, я вижу, так и не поняли, что я скаK зал? — строго спросил министр иностранных дел. — Сейчас же приведите себя в порядок, — он вытащил часы, — через пятнадцать минут я вернусь. Хочу сделать заявление: это офиK циальный разговор, обмен мнениями между министрами. Присутствие стенографисток обязательно. Кроме того, я ставлю в известK ность императора. Немедленно, — и Сан ЕгоK рыч вышел, оставив Сан Федотыча наедине со своими мыслями. Действительно, читатель может нас спроK сить, чем вызвано такое довольно странное поведение Сан Егорыча по отношению к своK

ему давнишнему приятелю? Мы пока этого сообщать не станем, ограничимся только наK меком. Вспомните настроение герцога после его поездки на Питкерн, вспомните, как он вел себя во время описания своего плавания к этоK му острову и догадливый читатель... нет, нет, вот уже ктоKто и догадался. Но вернемся к наK шим бара..., простите, министрам. Замок Сан Федотыча стоял вдали от шумK ных торговых центров Рапануи — Бигбурга и Александровска — как раз на середине пути между СанKРапануи и Санбургом. С одной стороны возвышалась крутая гора, один из отрогов вулкана Катики, с другой — зеленели прибрежные луга и далее тихо плесK кались воды бухты Рыбы. Замок был возведен в готическом стиле: остроконечные шпили чеK тырех башен вонзались в небо. На крыше донK жона была устроена башенка, из которой отK крывался прекрасный вид на окрестности. Сан Егорыч, немного погуляв в парке, верK нулся в кабинет министра. За столом у окна сидели две стенографистки. Сам министр фиK нансов, принарядившись, расположился за письменным столом. Перед ним лежали папK ки, листы бумаги, перекидной календарь и стояла чернильница с пером.

12

13


Сан Егорыч сделал знак стенографисткам и заявил: — Цель моего визита — обмен мнениями по вопросам внешней и внутренней политиK ки, экономики, культуры и хозяйства РапаK нуйской империи. Итак, у меня вопрос к Сан Федотычу как министру финансов — как обK стоят дела с государственной казной? Что вы скажете по этому поводу? — А что можно сказать... Казна в полном благополучии. Причем, учтите, я руковожу работой казны под негласным надзором имK ператора и, следовательно, ничего не могу сделать без его ведома, что бы претило госуK дарственным интересам... — Все мы здесь под негласным надзором, — пробормотал про себя Сан Егорыч, — и не только императора. — Вслух же он проговоK рил: — Итак, если я вас правильно понял, вы снимаете ответственность за дела казны со своих плеч и перекладываете ее на драгоценK ные плечи нашего монарха. Не так ли? — Я этого не говорил. Император, конечK но, занимается казной, но не более, чем друK гими делами. Казна — это моя непосредственK ная работа.

— Вот и расскажите, как обстоят дела в этом направлении? — Я и говорю — хорошо. Например, я могу привести несколько цифр, — он раскрыл зеK леную папку с гербом Рапануи на обложке. — Пожалуйста. — Так вот, национальный годовой доход Рапануйской империи составляет 600 тысяч рублей, из них платежи — 106 тысяч, налоги с населения — 103 тысячи, а из общей суммы доходов — 391 тысяча рублей. — Эти цифры, конечно, завышены, но не будем отвлекаться по пустякам, — сказал Сан Егорыч. — Значит, это доходы? — Да. — А расходы? — И о расходах можно сказать. Общая сумK ма их — 510 тысяч рублей, из них на культурK ные мероприятия и науку — 115 тысяч, на упK равление — 29 тысяч, на оборону — 200 тыK сяч, на экономику — 189 тысяч. Есть еще мелK кие расходы, — произнес Сан Федотыч, закK рывая папку. Он повернулся к стенографистK кам, спросил: — Успеваете? — Да, ваша светлость, — ответила одна из из них.

14

15


— А куда девается остаток — 90 тысяч рубK лей? — Поступает в распряжение императора. Он... Сан Федотыч все говорил и говорил. Сан Егорыч внимательно глядел на него. «Он, коK нечно, лжет, — думал министр иностранных дел. — Немалый куш поступает из казны именно ему. Сан Саныч знал, кого назначить министром финансов — своего двоюродного брата. Но, впрочем, с доходами у него, кажетK ся, все в порядке. Попробуем подкопаться с другой стороны» . А что вы скажете по поводу участившихся случаев воровства и убийств? — сказал он вслух, протягивая Сан Федотычу газету. — Что это? — Прочитайте статью. — Так. «В городе Александровске...» , гм... гм... — Почему участились случаи воровства? — А что я могу сделать? Полиция бессильна. — И вы еще смеете такое говорить?! — Ну знаете, Сан Егорыч, вы переступаете всякие границы. Пока что я еще министр и кричать на меня вы не имеете права! ��� Я лишь констатирую факты. — А вы спросите о разбоях у Сан Батыча.

— Вот Сан Батыч как раз здесь совершенK но не при чем. — Как? Он — военный министр. — Ну и что из этого? Он маршал и занимаK ется лишь делами армии и флота. — Между прочим, я финансирую и флот, и армию. — Поставь на ваше место любого другого человека, он с большим успехом вел бы дела. — На что вы намекаете? — Я ни на что не намекаю. Я повторяю, что лишь констатирую факты и только. Лучше скажите, что вы делаете для культуры острова Рапануи? — Четверть расходов я трачу на науку и культуру, вас это устраивает? — Нет, не устраивает. — Мне стоило немалого труда выбить и эти деньги у императора. — А меня не интересует, как вы выбивали эту сумму у Сан Саныча. Я бы на вашем месте выбил вдвое больше. А того, что вы тратите на культуру, явно недостаточно. Что наши люди? Еще до сих пор ходят на рыбный промысел в лодках. На острове нет ни одного универсиK тета. Где же нам брать ученых. Большинство из них — приезжие, в основном, с Питкерна...

16

17


— А, вот к чему вы клоните. — Что? Остров Питкерн под моей властью превратился в цветущий край. Он развит экоK номически и культурно. А вот остров Рапануи изKза вашей халатности... — ИзKза моей халатности? Интересно. — Да, изKза вашей халатности превратился в отсталый угол империи. Это говорит о вашей полной несостоятельности, и я буду ходатайK ствовать перед императором о вашей отставK ке. — Что?! — Не впадайте в истерику. Надо смотреть правде в глаза. Прощайте. Я еду к императоK ру. Стенограмму нашего разговора вы переK дадите ему сами. Сан Егорыч спустился вниз. Первая часть его плана, как он думал, удалась. Теперь на очереди была вторая часть.

18

Глава II

В СантЯго АН САНЫЧ находился у себя, во дворце СантKЯго. В послеK днее время он почти не занималK ся делами и почти никого не принимал. Впрочем, Сан ЕгоK рыч надеялся на аудиенцию. Местоположение замка было самым выгодным в том смысле, что он находился в центре стоK лицы и отсюда было одинаково удобно и обозревать город, и упK равлять делами государства. В случае же, если бы на империю напали враги, чего, однако, не случалось вот уже три года, им пришлось бы для захвата замка проделать опасный путь через весь город, и силы врага были бы настолько истощены, что их уже не хватило бы на штурм замка.

19


Сан Егорыч в это время как раз и подъезK жал к знаменитому замку, оплоту верховной власти на Рапануи... За столом в приемной сидел Ванька. За годы царствования Сан Саныча он нискольK ко не изменился. В приемной еще был Амбал Вредитель. Сан Егорыч кивнул Ваньке и сел рядом с Амбалом. — Добрый день, — сказал тот. — День добрый, день добрый, — проговоK рил Сан Егорыч. — Читали новые рассказы Сан Батыча? — Нет, не читал. — Ну, все читать и не надо. Прочтете один и сразу получите представление об остальных. — Дело в том, что книгу Сан Батыча расK хватали очень быстро, я не успел купить. — Раскупили изKза незнания. Маршал разK рекламировал свою книгу, а доверчивым раK пануйцам только этого и надо было. Впрочем, не огорчайтесь, у меня с собой есть книга и я прочту один из его рассказов. Итак, детектив — «В лавке» . «Была ночь. Дверь отворилась и воK шел преступник. Преступник осмотрелся по сторонам, схватил вещь и убежал. Мне сообK щили об этом утром. Я позавтракал и послал полицейских арестовывать всех подозрительK

ных. Я вышел из двери и увидел кота. Кот шел кудаKто подозрительной походкой. «Это он» , — подумал я. Схватив его за руку, я закричал: — Это ты украл сосиски?! — Да, — ответил тот, стыдливо склонив гоK лову. Так я, благодаря проницательности своего ума, поймал преступника» . Ну как? — А что, хорошо... — Тогда я вам прочту другой рассказ. «НочK ная сказка» называется. «Когда я был маленьK ким, мне рассказывали сказки. И была у меня самая любимая маленькая сказочная сказка. Она рассказывала о том, что я вырасту больK шим и стану очень умным. Очень интересная была сказка» . — Вот это уже... — Не то слово. Бездарно! Да, бездарно. Наш маршал — самый настоящий графоман! А что мы здесь, собственно, сидим? Где имK ператор? Эй, Ванька, где император? — ПочиваютKс. — Что? — переспросил Сан Егорыч. — Почивать изволят, — повторил Ванька. Министр иностраных дел пожал плечами и обратился к Амбалу Вредителю: — А вы сколько времени здесь ждете?

20

21


— Да почитай, часа два. — Ну, я столько ждать не собираюсь. ВаньK ка, буди императора. — Кого? — Сан Саныча, черт возьми! — министр иностранных дел встал и, заложив руки в карK маны, принялся ходить по комнате. — Ваша светлость, успокойтесь, — прогоK ворил Амбал Вредитель. — А, хоть вы не мешайте! — махнул рукой Сан Егорыч и, неожиданно приблизившись к Ваньке, схватил его за грудки и грозно сказал: — А ну отвечай, где Сан Саныч? — Да почивают, я же вам сказал. В лицо Сан Егорычу дохнуло водочным пеK регаром. Он выпустил Ваньку, подошел к окну, распахнул его. Затем вытащил носовой платок и стал нервно сморкаться. — Почивают, да, — продолжал секретарь, вытаскивая из сумки огурец. — А кричать не надо, не надо кричать, такKто. А кто кричит, у того голос хриплый, — пояснил он, жуя огуK рец. — А на кой оно вам надо — хриплый гоK лос, на какой... — Да перестань же ты разглагольствовать, бесья твоя душа. Хоть на службе не пей, хоть на службе, — Сан Егорыч закрыл окно, подоK

шел к двери, подергал за ручку. — Почему закK рыто? — Император почиваютKс. — Ах да. Черт возьми, с таким, как ты, и не то забудешь. Ну да ладно. Эй, Ванька, а чего это Сан Саныч так долго спит, двенадцатый час уже? — Не могу знать. На то он и император, чтоK бы делать, что ему заблагорассудится. — Ну да — сегодня он днем спит, а завтра ночью гулять будет — спать мне мешать. ЗаK чем мне такое счастье? Ну почему же здесь все не так? — схватился он за голову. — Не могу знать, — ответствовал Ванька. — Да иди ты! — не могу знать, не могу знать, паскуда! И без тебя голова раскалывается, — министр опустился в кресло. Минуты две он отдыхал. — А ну, буди его, — сказал он решиK тельно, чтоKто обдумав. — Не могуKс, не могуKс. — Можешь, можешь. А не то, — он обнаK жил шпагу, — я тебя на месте прикончу! — Хорошо, — закрыл лицо руками Ванька, — я попробую. — Он вытащил из ящика стола какойKто синий бутылек, суK нул его в карман, открыл ключом дверь и скрылся за ней.

22

23


— Стоит ли так волноваться? — заметил Амбал Вредитель, наблюдая за этой сценой. — Какая вам разница, встретитесь ли вы с имK ператором на час позже или на час раньше? — Ну вот что, генерал. Не судите о других по себе. Если у вас бездна свободного времеK ни, то не думайте, что и у других так же. Я заK нимаюсь государственными делами, у меня нет ни минуты покоя. Я пекусь о благополучии острова больше, чем остальные его жители. «Ну да, — подумал Амбал Вредитель. — ЧтоKто ты слишком уж размечтался. ПослуK шать тебя, так получается, что ты — самый, самый, а мы только и делаем, что спим и разK влекаемся. Один ты несешь крест мученика. ЧтоKто в твоем поведении изменилось. СмеK лый какойKто стал. Судишь о делах импераK тора, оскорбляешь всех, кто тебе под руку поK падается. Какая муха тебя укусила? Ты в таK ком состоянии, что можешь наговорить Сан Санычу все, что угодно. Это и лучше. НАС одного министра ловила, почему бы не пойK мать другого? А если он себя не раскроет при императоре, все равно я расскажу о его повеK дении Сан Санычу позже.» И генерал решил доложить императору о своих подозрениях сразу же после визита Сан

Егорыча (он решил пропустить министра вне очереди). — Ну где же этот чертов Ванька! — вслух думал Сан Егорыч, ходя по комнате. — Как сквозь землю провалился. В эту минуту показался секретарь. — Сан Саныч уже проснулся. Он примет вас в столовой, куда подадут завтрак. — Вот и отлично, — проговорил министр. Оправив на себе мундир, он вошел в кабинет, даже не спрашивая на то разрешения у АмбаK ла Вредителя. Сан Саныч лежал на диване, облаченный в халат. — Здравствуйте, ваше величество. — Здравствуй, Сан Егорыч. Зачем ты меня разбудил в такую рань? ЧтоKнибудь случиK лось? На нас напали пираты? Идет волна цуK нами? Небо вотKвот рухнет на землю? — У меня к вам серьезный разговор, ваше величество. — Да не темни, выкладывай все по поK рядку. В комнату вошел человек с подносом и расK ставил блюда на столике перед императором. — Прошу разделить со мной скромную траK пезу, — предложил Сан Саныч.

24

25


Сан Егорыч сел, налил себе немного вина, разом осушил бокал. — Я слушаю. Министр соображал, с чего бы начать. — Видите ли, ваше величество, в последнее время резко ухудшилась экономика острова Рапануи, именно метрополии. — Да? — удивился Сан Саныч. — Вот чтоK то не замечал. — Ухудшилась только в отношении внутK ренней торговли, а внешняя процветает. — Вот как? А кто же сделал так, что внеK шняя торговля улучшилась? Сан Егорыч кашлянул. — Вы? Ну что ж, похвально. Это надо отK метить. — Нет, нет, ваше величество, это мой долг. Но мы с вами немного отошли от темы разгоK вора. Я должен заявить, что внутренняя торK говля Рапануи ухудшилась по вине министра финансов Сан Федотыча, — у Сан Егорыча от такого признания аж холодный пот выступил на лбу и он торопливо выпил остаток вина. — Кого? — не поверил император. — Сан Федотыча? Так ли это? — Именно так, ваше величество. Мне горьK ко выговорить это, но правда всегда горька.

— Так, так... — Я вынужден констатировать, что позиция Сан Федотыча в министерстве шатка и полK ностью несостоятельна. — Ну уж... — встал император с дивана. — Извините, ваше величество, если чтоKто не так сказал. Всем известно, что Сан ФедоK тыч — ваш родственник... — Какая разница, двоюродный брат он мне или нет? Это несущественно. Но то обвинеK ние, которое ты ему бросаешь, уф... — Я считаю, ему следует дать отставку... — Ну, это уж мне решать, давать отставку или не давать, — Сан Саныч заходил по комK нате. — Нет, но каково! А откуда ты взял, что он несостоятелен? Ну, разладилась экономика. А что тут такого? У кого это не бывает? Мы — молодое государство и, поKмоему, имеем праK во на ошибки. — Я остаюсь при своем мнении, ваше веK личество. — Я, конечно, рассмотрю это дело, тщаK тельно его проанализирую, но все же твое заK явление очень и очень странное. КомпетентK но ли твое мнение? — О да, ваше величество, — сказал Сан ЕгоK рыч и подумал: «Черт возьми! Он мне не верит!»

26

27


— Сигнал совсем не из той области, что я думал, — вслух размышлял Сан Саныч. — И как неожиданно! Неужели, Сан Федотыч так уж плох? Послушай, Сан Егорыч, он вот уже шесть леть служит у меня и я ничего такого за ним не замечал. — Я тоже шесть лет работаю рядом с ним, — развел руками министр. — Кто бы мог подуK мать... Но разрешите идти, ваше величество? Дела... — Идите. Не выезжайте с острова, вы мне можете понадобиться. — Император, — сказал Ванька, когда Сан Егорыч вышел. — Там еще Амбал сидит. — Чего он хочет? — Аудиенции, наверное. — Проси. Амбал Вредитель как всегда крадущейся походкой вошел в комнату, тихо затворил за собой дверь. — Что ты, Амбал, так ходишь? Что случиK лось? Что сегодня вообще с вами случилось? — С кем это, «с вами» ? — Например, с Сан Егорычем. — А что с ним? — Да пришел, понимаешь, ко мне сейчас и начал критиковать Сан Федотыча, будто он не

годится на должность, которую занимает и тому подобное. Да, сказал еще, между проK чим, что он сам, то есть Сан Егорыч, хорошо управляет делами империи, благодаря ему внешняя торговля процветает и все такое в подобном духе. — Да, и я отметил перемену в его настроеK нии. — Ты? Когда? — Да только что. Он зашел в приемную и уже тогда показался мне странным. Как вы думаете, что у него на уме? — Невзлюбил он Сан Федотыча, что ли? Но за что? — Вы так думаете? ПоKмоему, у него далеK ко идущие планы. Намедни он читал мне расK сказы Сан Батыча, которые, между нами, коK нечно, не очень хороши, начал ругать маршаK ла. Вот информация к размышлению. — Что же он придумал? Уж не хочеть ли стать императором вместо меня? — А почему бы и нет? — Ты так думаешь? — Да. Вспомним, ведь он почти раскрыл тайну НАС и я не уверен, что он сейчас не осK ведомлен о ее существовании, имеет вес в гоK сударстве. При определенных лозунгах, выдK

28

29


винутых в скором времени, за ним может пойK ти народ. — Значит, он может стать императором? — Может, но это не значит, что он им стаK нет. Не забывайте, что НАС поKпрежнему очень сильна и оградит ваш трон от посягаK тельств всяких наглецов. — Ну, зачем же так резко. Быть может, Сан Егорыч ни в чем не виноват, а Сан Федотыч и в самом деле не подходит к своей должности. Завтра я соберу совет министров и мы во всем разберемся. — Да, пора во всем разобраться.

30

Глава III

У НАС везде свои уши 13 часов, после обеда, Амбал Вредитель, как всегда, просматK ривал корреспонденцию. Она состояла из доносов, справок, отчетов членов НАС. Секретарь Амбала — невысокий тигр СеK рый с большими усами — приK нес в синей папке бумаги и поK ложил их на стол перед АмK балом. — А это, ваше высокопревосхоK дительство, срочно, — прибавил он, выкладывая на папку пакет с сургучными печатями. — Вот как? — проговорил Амбал. — От кого? Секретарь пожал плечами. — Ладно, идите. Получение такого пакета было делом особенным. ОбычK

31


но корреспонденция агентов лежала у секреK таря дня два, прежде чем попадала в руки АмK бала Вредителя. Использование пакетов с гриK фом «секретно» разрешалось в крайнем слуK чае. Амбал Вредитель вскрыл пакет и стал чиK тать. На трех листах крупным почерком было написано следующее: «Господину генералу. Служба 007. Докладываем вам о следующем событии, происшедшем в ночь с 20 на 21 ноября сего года. Утром 20 ноября господин А. (именем госK подина А. агенты в своих сообщениях назыK вали маршала острова Рапануи Сан Батыча), получил письмо из рук его горничной. ПисьK мо было прочитано господином А. и тут же соK жжено. Текст остался неизвестным. После прочтения письма мы отметили пеK ремену в настроении господина А. Появились значительное раздражение и нервозность. После обеда заперся в кабинете и просидел там до 7 часов. В семь часов, сказавшись больK ным, не поехал на конную прогулку. В 7.45 велел позвать к себе горничную и разговариK вал с ней в течение 15 минут. В 8.15 запер дверь

своего кабинета и через окно вылез в сад. ВиK димо, стараясь быть неузнанным, проехал на дилижансе из своего замка в Александровск. По дороге ни с кем не разговаривал. В АлекK сандровске сошел на улице Короля и по улиK цам Питкерна, СантKЯго, Дороша проследоK вал в трактир «Завтрак на берегу моря» . В тракK тире занял столик у окна и просидел, ни с кем не общаясь, с 9.02 до 9.30. В 9.30 к господину А. подсел неизвестный. Описание неизвестного: высокого роста, черноволосый, хромает на левую ногу, усов и бороды не имеет, не левой щеке родинка. После двухминутного разговора между неK известным и господином А., последний переK дал неизвестному пакет белого цвета размеK ром примерно 15х10 см. Затем неизвестный скрылся (место проживания установлено не было). Господин А. пробыл еще пятнадцать минут в трактире «Завтрак на берегу моря» . В 9.55 он покинул трактир и на дилижансе возK вратился в замок. Господину генералу. Лично. Секретно. Служба 007. Амбал Вредитель отложил бумагу и стал размышлять. Как зверь аналитического склада ума, он не любил строить предполоK

32

33


жения, так как все они могли оказаться неK правильными, он лишь делал логические выводы. Так он подумал: без сомнения, Сан Батыча шантажировали. Если маршал стаK рался скрыть чтоKто и отдал для замалчиваK ния этого деньги (деньги в пакете), значит это «чтоKто» — очень важное дело и могло бы повредить репутации князя, если бы раскрыK лось. Далее, если князь не обратился к помоK щи полиции, он старался, чтобы и полиция не узнала об этом. Следовательно, маршал совершил противогосударственный акт, либо денежную махинацию, которая осталась неK известной для общественности. Значит, задаK ча — узнать это «чтоKто» . Придя к такому итогу, генерал встал и поK звонил в колокольчик. Секретарь вошел через несколько секунд. — Вызови полковника Семенова. И прикаK жи подать два чаю, — прибавил Амбал ВреK дитель. Секретарь поклонился и вышел из каK бинета. Через минуту показался высокого роста чеK ловек в синем мундире. Он вошел без стука и несколько развязно остановился у дверей, смотря прямо в глаза генералу. Его взгляд выражал твердость и дерзость.

Надо сказать, что полковник Семенов приK надлежал к знатному роду Санычей и в армии служил второй год. Как человек самолюбивый и гордый, он не терпел никакого начальства и относился к нему с презрением и дерзостью. Тем более он презирал Амбала Вредителя — за то, что тот был его начальником и тигром. В вечно прямом взгляде Семенова генерал читал: «Ты командуешь, но не думай, что я соK бираюсь выполнять твои команды» . Амбал не любил Семенова, но отмечал как человека сильного, умного и с большим будущим. — Присаживайтесь, полковник,— стараясь не смотреть на Семенова, проговорил генерал. Семенов сел. Вошел секретарь с двумя стаканами чая, коK торые он поставил на стол и удалился. Амбал Вредитель сел против Семенова и, размешивая ложечкой сахар, сказал: — Полковник, прочтите вот эти бумаги, подставляя только вместо «А» имя Сан БатыK ча. Семенов взял пакет и, только теперь отпусK тив взгляд с Амбала, начал читать. — Ну и что же? — спросил он, когда бумаK ги были прочитаны. — Вас они заинтересовали?

34

35


— Почему они должна была меня заинтеK ресовать? — Ну, хотя бы потому, что они... что это касается интересов государства, — проговорил Амбал, растягивая слова и подходя к окну. Семенов продолжал молчать. — У меня много дел, много поручений: проверка агентов, дело Сан Егорыча, внедреK ние на фабрики, так что я хочу поручить вам распутывать это дело, — так же медленно скаK зал генерал, специально упоминая имя Сан Егорыча, отчасти, чтобы задеть самолюбие Семенова, отчасти, чтобы дать понять, что имя Санычей его нисколько не шокирует и что он сам может судить Санычей. — Если вы приказываете мне, то я вынужK ден буду взять это дело, если же вы спрашиK ваете моего согласия, то я желал бы остаться при прежних делах. И, если вы спросите, поK чему, я отвечу, что я просто не уважаю те дела, где я буду пользоваться воровскими методаK ми. Меня никогда не прельщала грязь, в коK торой возится ваше ведомство, — спокойно произнес Семенов. — Я вам приказываю, — ответил Амбал Вредитель, — вы свободны.

36

Глава IV

Полковник Семенов начинает расследование еперь, пожалуй, можно и расK сказать нашим читателям, в чем суть происшедшего. Агент НАС в замке Сан Батыча доK ложил Амбалу Вредителю исK тинны�� события, имевшие меK сто быть в ночь с 20 на 21 ноK ября, как и было написано в отчете. Этот день действиK тельно принес маршалу мноK жество волнений и страхов. Начался он как обычно. Сан Батыч встал в девять часов, позавтракал и уже собирался отправиться в Санбург, когда его горничная вместе с утренK ней газетой подала втрое слоK женный лист бумаги. 37


— Что это? — спросил Сан Батыч. — Письмо, — ответила горничная. Сан Батыч развернул лист и стал читать: «Господин маршал! Нам стали известны не& которые подробности «дела четырех» , имев& шем место на Рапануи шесть месяцев тому на& зад. Мы также прекрасно знаем и о вашей роли в этом деле. Мы не думаем, чтобы вы желали опубликования этих подробностей в прессе. Во избежание нежелательных результатов вы дол& жны 21 ноября в 9.00 быть в трактире «Завт& рак на берегу моря» в Александровске. В 9.30 к вам подсядет наш человек. Его вы узнаете по большой родинке на левой щеке. Он хромает. Вы передадите ему пакет с денежной суммой в раз& мере 500 тысяч рублей. Наши с вами отноше& ния на этом будут закончены. Не ввязывайте в дело полицию! Если вы все сделаете правильно, никаких дурных последствий можете не опа& саться. Ваши доброжелатели. P.S. После прочтения письмо сожгите.» Сан Батыч вытер холодный пот, струивK шийся по лбу. Подойдя к двери, он повернул ключ в замке и прислушался. Все было тихо. Подойдя к столу, маршал скомкал письмо и бросил в пепельницу. Дрожащими руками

он запалил бумагу. Усевшись в кресло, он наK блюдал, как языки пламени медленно лижут ровные строки послания. Сан Батыч испугалK ся. Да и было от чего. «Дело четырех» прогреK мело на всю империю. Четыре крупных магK ната решили овладеть властью в государстве, и для этого им понадобилась крупная денежK ная сумма. Маршал помогал им в этом начиK нании, с его помощью они добыли деньги, но план их окончился неудачей. Сан Батыч успел вовремя выйти из их фракции, образумившись, и потому его имя в деле не фигурировало, преK ступники не выдали своего высокопоставленK ного соратника и об измене маршала никто не знал. И вот теперь всплыли новые факты... Сан Батыч встал, нервно заходил по кабиK нету. «Какие же данные им стали известны? — думал он. — И кто «они» ? Впрочем, это не суть дела. Важно то, что они всеKтаки узнали о моей причастности. Откуда? Тогда я вышел сухим из воды. А почему, я, собственно, должен боK яться какихKто неизвестных? Моя душа чисK та. Я невинен. Если и колебался, так со всяK ким могло случиться. Но дело серьезно. ОгK ласки я не хочу. Вот черт! Заколдованный круг какойKто получается. Даже если я невинен, у них есть факты, чтобы обвинить меня в измеK

38

39


не. Пятьсот тысяч рублей! Это четверть моего состояния. Но честь дороже всего! Будь что будет. Пусть будут прокляты заговорщики и деньги вместе с ними!» Внутренняя борьба в маршале продолжаK лась. Он откинул в сторону подвернувшуюся чернильницу, позвонил в колокольчик. Вошла горничная. — Чай есть? — грубо спросил Сан Батыч. — Еще нет, господин. — Дура, — бросил в сердцах маршал. Горничная расплакалась и выбежала из комнаты. Сан Батыч стал раскуривать трубку. После обеда маршал залез в кровать и поK старался заснуть, что ему долго не удавалось. Около семи к нему пришел лакей и сказал, что лошади для прогулки заложены. Сан БаK тыч накричал на лакея и прогнал его. Ночь прошла в тягостных раздумьях. Утром маршал позвал горничную. — Марфа! — сказал он. — РасскажиKка, как оказалось у нас то письмо, что ты принесла намедни? — Его передал приезжий господин. — Что за господин? Как ты с ним встреK тилась?

— Он подошел ко мне на рынке, когда я выбирала овощи для вашего стола. — Как он выглядел? — Я не запомнила, ваша светлость. — А что он тебе сказал? — Приказал отнести письмо моему госпоK дину, то есть вам. — Вы свободны. Горничная ушла. Сан Батыч надел костюм, в котором он бы не привлекал особого внимания горожан и взглянул на часы. Было 8 часов 15 минут. МарK шал распахнул окно и вылез в сад. На почтоK вой станции оказался свободный дилижанс. Правда, возница отказался везти одного пасK сажира, но после того, как Сан Батыч пообеK щал ему хорошо заплатить, возница соблазK нился. Дилижанс понесся по пыльной дороге. ЧеK рез полчаса показались первые дома АлексанK дровска. Вот улица Короля. Чтобы не возбужK дать подозрений, Сан Батыч отпустил дилиK жанс и дальше пошел пешком. Маршал медленно приближался к трактиK ру «Завтрак на берегу моря» . Трактир нахоK дился в конце улицы Дороша. Маршал вошел в заведение и сел за столик у окна.

40

41


В трактире было немноголюдно. Бармен, попыхивая трубкой, скучал за стойкой. Сан Батыч подозвал официанта и заказал салат и вино. Украдкой взглянул на часы. Они покаK зывали 9.03. Салат был съеден, вино выпито, и маршал начал волноваться. Поглядывая то в окно, то на бармена, он думал, что вот сейчас войдет полицейский и скажет: «Господин маршал, именем закона, вы арестованы!» Особое вниK мание Сан Батыча привлекал напившийся посетитель, который спал прямо на столе и громко, казалось, искусственно, храпел. «Вот уж это точно полицейский» . Впрочем, испугаться до конца Сан Батыч не успел: в трактир вошел еще один посетитель. Сан БаK тыч сразу понял, что это «он» . Посетитель (описание которого приводится в отчете агенK та НАС) без лишних слов сел за столик миK нистра. Рассеянно поглядывая по сторонам, посетитель постукивал костяшками пальцев по столу. На левой щеке у него была родинK ка. Сан Батыч вытащил из кармана пакет — в нем были деньги — и положил на стол. Посетитель спокойно взял пакет, крикнул на весь трактир: «Хозяин, плохо обслуживаK ешь!» и вышел на улицу.

Сан Батыч облегченно вздохнул. Вот все и кончилось. Дело улажено. Но новые подозреK ния нахлынули в душу министра. А вдруг эта организация вновь попробует шантажировать его? И потребует все его состояние? Не проK ще ли было сразу обратиться в полицию? Уж онаKто быстро бы навела порядок на острове. Да, этого Сан Батыч не предусмотрел. Что же делать? Ответа не было. Обуреваемый грустными мыслями, он выK шел из трактира. Почти сразу удалось пойK мать дилижанс. Скоро Сан Батыч был в своK ем замке. Но всего этого ни Амбал Вредитель, ни СеK менов не знали.

42

43

Семенов сидел у себя в кабинете, в третий раз перечитывая доклад службы 007 о шантаK же Сан Батыча. Но пока он не мог ничего обобщить. Дверь отворилась и в кабинет вошел тигр в форме ротмистра НАС. — Господин полковник, важное известие, — сказал он. — Что такое? Ротмистр подошел ближе и, щелкнув кабK луками, ответил:


— Гувернантка описала внешность переK давшего пакет. Брюнет, сорок лет, рост выше среднего. — Ничего себе, важное сообщение, — преK зрительно сказал Семенов, не глядя на ротмиK стра. — Вы свободны. — Так точно, ваше превосходительство. Но... тут, — проговорил он, переминаясь с ноги на ногу и хитро ухмыляясь. — Что? — Но тут, знаете ли, одна зацепочка, — ротK мистр выдержал паузу, — дело в том, что этот человек — офицер. — Прекрасно, — сказал Семенов таким тоK ном, каким говорят «ну и что?» Ротмистр еще шире ухмыльнулся и, наклоK нясь несколько вперед, добавил: — Офицер НАС. Семенов удивленно взглянул на ротмистра, но потом откинулся в кресле, принял презриK тельное выражение лица и проговорил: — Я так и знал. Контора шаромыжников. Все? — Все, — ответил ротмистр. — Отлично. Вы свободны. Ротмистр повернулся на каблуках и вышел из кабинета. Семенов проводил его глазами,

потом встал изKза стола и подошел к железK ному сейфу, стоявшему в углу кабинета. В нем хранилась картотека всех членов НАС: триста человек, из которых пятьдесят — офицеры. Семенов достал из сейфа длинную железK ную коробку с карточками и снова сел к стоK лу. В общем, ход событий теперь был для него ясен: Сан Батыч участвовал в какойKто грязK ной истории и, так как все аферы на острове проходили через руки членов НАС, то не исK ключено, то ктоKнибудь из насовцев вдруг узK нал и имел доказательства преступления марK шала. Обладая нечистой совестью и руководK ствуясь корыстными интересами (а Семенов не сомневался, что все насовцы — грязные шпионы и прохиндеи), этот человек воспольK зовался такими доказательствами не для слуK жения императору, а для шантажа маршала. Теперь найти этого человека было делом неK скольких минут. Семенов просмотрел весь ящик с характеK ристиками членов НАС и отложил две карточK ки. К указанному описанию — брюнет, сорок лет, рост выше среднего — подходили всего два офицера из высшего командного состава НАС. Это были поручик Герасимов и капитан Ежов.

44

45


«Если гувернантка сказала правду, то это один из них» , — подумал Семенов. Определить, кто же был человек, передавK ший пакет, было несложно. Семенов нискольK ко не сомневался, что ротмистр Смирнов, коK торый сейчас вышел из кабинета, предполоK жил, что понадобится гувернантка и ждет тольK ко распоряжения ввести ее. Но Семенову инK тересно было сначала самому угадать преступK ника и он стал изучать внешность офицеров. Поручик Герасимов внушал Семенову меньше доверия. Это был толстый человек с ожиревшим лицом и двойным подбородком; рот его был полуоткрыт, точно в то время, когK да делалась фотография, поручику было трудK но дышать. Особенно не нравились СеменоK ву глаза Герасимова, они выражали лишь леK нивую, тупую покорность, способность на жестокость, низость, подлость. «Наверное, он, — подумал Семенов, — а впрочем, он, наверное, глуп» . Семенов еще минуту смотрел на эту фотоK графию, пытаясь составить полное представK ление о Герасимове и затем проговорил: — Обязательно глуп. Под фотографией была короткая характеK ристика поручика. Впрочем, она ничего конK

кретного не говорила, а лишь содержала поK верхностные, общие сведения о человеке. Под фотографией Герасимова было написано: «Герасимов Виктор Георгиевич. Родился 9 сентября 95 года. Трудился рыба ком в селе Большом. С 129 года состоит в ар мии. В НАС вступил в 131 году. Проявил пре данность императору и делу сплочения власти в руках императора. Наград не имеет. В рабо те старателен и настойчив. Семьи не имеет.» Семенов еще раз взглянул на фотографию и отложил ее в сторону. Капитан Ежов с первого взгляда более поK нравился ему. — По крайней мере, он неглуп, — решил полковник. Действительно, взгляд, лицо, высокий лоб Ежова характеризовали его как человека жиK вого ума, способного на твердые, решительные поступки. Он был худоват, бледен и несколько встревожен. У него был прямой нос, широкие нахмуренные брови, небольшие усы. Текст под фотографией гласил: «Ежов Сергей Дмитриевич. Родился 5 декабря 97 года. Был рыбаком в селе Большом. С 130 года состоит в армии. В НАС вступил в 133 году. Проявил преданность

46

47


императору и делу сплочения власти в руках императора. Имеет награды: орден Серебрян ной луны за поездку и открытие острова Пит керн, орден Золотого Тигра за взятие Богемс кого дворца. В работе старателен и настой чив. Холост». Семенов еще раз взглянул на фотографию Герасимова и подумал: «ВсеKтаки Ежов. Он умен. Ему бы могло прийти в голову... А впроK чем, все они подлецы.» Отложив карточки, Семенов позвонил в коK локольчик. — Прикажи доставить сюда гувернантку, — сказал он вошедшему секретарю и, постукиK вая пальцами по столу, стал ждать. Солдат привел маленькую, лет сорока женK щину с испуганными глазами. Семенов прикаK зал ему выйти и предложил женщине сесть. Она неуверенно села и уперлась взглядом в пол. — Вы гувернантка маршала острова РапаK нуи, князя Сан Батыча? — спросил Семенов, произнося все слова на одной ноте и было неK понятно, задает ли он вопрос или просто обK ращается к женщине. — Да...я. — Ваша фамилия, имя, отчество? — переK бил ее полковник.

— Марфа Семенова Грушева, — сказала, торопясь, женщина. Видно было, что она в первый раз в своей жизни попала под арест и очень волнуется. — Предупреждаю, что с этого момента всяK кое ваше слово может быть обращено против вас, — все так же бесстрастно проговорил СеK менов. Он презирал всех глупых людей и хоK тел еще более припугнуть гувернантку. Гувернантка действительно испугалась и взгляд ее забегал. — Спасти себя вы сможете только чистоK сердечным признанием, — Семенов сделал паузу. — Вы приняли письмо от неизвестного офицера и передали его князю Сан Батычу, — сказал Семенов на одной ноте. — Да, я... — И этим вы поставили себя в очень опасное положение, — снова перебил полковник. — ТеK перь мы не знаем, можно ли верить вам или же вы шпион, — продолжал Семенов, делая особое ударение на слове «шпион» — он знал, какое действие производит на глупых людей это слово. — Нет, нет, — запричитала гувернантка. — Я порядочная женщина. За свою жизнь я не совершила ничего такого...

48

49


— Я верю вам. Не напомните ли мне опиK сание офицера, доставившего письмо. — Я уже говорила... — И тем не менее. Это очень важно для гоK сударства. — Ну хорошо. Такой высокий человек со светлыми волосами, лет ему примерно сорок, одет в мундир, вот и все. — Вы смогли бы его опознать, случись встретить вам этого офицера на улице? — Думаю, что смогла бы. Семенов достал из пачки штук десять фоK тографий, среди которых были и фото Ежова с Герасимовым. Полковник веером выложил фотокарточки перед ошарашенной гувернанK ткой и принялся следить за ней. Грушева медK ленно наклонилась к столу, а потом подняла глаза на Семенова. — А что это? — спросила она. — Ах да! — раздосадованно произнес полK ковник, — посмотрите, нет ли среди этих люK дей того офицера. Гувернантка склонилась над фотографияK ми. Карточка Ежова лежала третьей слева, ГеK расимова — пятой. — Вот он! — испуганно вскрикнула ГрушеK ва и даже отшатнулась от стола.

— Кто? — спросил Семенов. — Он, — сказала гувернантка, беря со стоK ла фотокарточку капитана НАС Ежова и поK давая Семенову. — Так. Отлично, — пробормотал полковK ник. — Значит, так и запишем — опознали такогоKто. Это точно он? — Да. Только здесь у него усы, а когда он мне принес письмо, у него усов не было. Семенов усмехнулся, про себя еще раз отK метив глупость гувернантки. — Хорошо, — произнес он. — Вы свободны. — А что со мной будет? — кинулась к столу гувернантка. — Гражданка Грушева, попрошу не паниK ковать! — процедил сквозь зубы полковник. — С вами поступят должным образом. Нечаев! — Так точно! — гаркнул вошедший наK совец. — Отведи эту женщину в сектор 067 и сдай поручику Карапетяну. Скажи ему, что все окончилось благополучно. — Будет исполнено! — снова гаркнул тигр. Семенов налил воды из графина и медленK но выпил. По своей натуре полковник Семенов был человеком честным. Он не терпел лицемерия,

50

51


лжи, фальши и тем более не терпел эту дьяK вольскую машину, именуемую НАС. Семенов делил всех людей на умных и глуK пых. Умными он считал императора и себя. Всем остальным он отвел роль «глупых» . ПолK ковник предпочитал преклоняться только пеK ред умными людьми (т.е. перед одним импеK ратором). С глупыми он предпочитал разгоK варивать свысока, давая понять, кто они, а кто он... Ну, а если «глупый» был рангом повыK ше Семенова, полковник предпочитал отмалK чиваться. В НАС полковник вступил не по своей воле, зажатый в угол обстоятельствами и не имея лучшего выхода. Не любивший тайную арK мию, Семенов, однако, как человек педантичK ный, еще раз повторим, честный, добросовеK стно выполнял свои обязанности. К тому же полковник являлся правой рукой генерала НАС. А теперь вот Семенов узнал, что и в НАС процветает коррупция и не ровен час, армия рухнет под действием внутренних сил. Итак, офицер, пытавшийся компрометироK вать маршала — капитан Ежов. Что ж, полK ковник его и подозревал. Но Семенову пока что не было известно точно, что именно свяK зывало Ежова с Сан Батычем.

Полковник позвонил в колокольчик. — Лейтенанта Гаврилова ко мне! — распоK рядился он.

52

53

Лейтенант оказался высоким мужчиной лет тридцати, с вьющимися волосами и большим носом. — Кто следит за господином А.? — спроK сил Семенов. — Вы имеете в виду маршала? — Я имею в виду господина А. — Понятно. Служба 007. Агенты номер 117, 213, 214, 215, 216, 221, 223, 224, 225 во всех городах Рапануи. — Хорошо. Прибавьте к ним еще пятьK шесть человек, да поопытней. — Ясно. — Кстати, где сейчас капитан Ежов? — Одну минуту, — Гаврилов раскрыл папK ку. — Капитан Ежов, ка... Ах, вот. Капитан Ежов сейчас на спецзадании в Бигбурге. — Что за спецзадание? — Это дело, связанное с демонстрацией рабочих стекольного завода. — И давно он там? — Две недели. — И как?


— Простите, господин полковник, это не мой отдел, я не знаю. Но если необходимо, я выясню. — Выясните, Гаврилов, все выясните. Вот что, лейтенант, соберитеKка мне дела этого Ежова за последние шесть месяцев. Но тольK ко так, чтобы об этом не узнал сам Ежов. Вы меня поняли? — Так точно, господин полковник. РазреK шите идти? — Идите, лейтенант. Семенов задумался. Итак, Ежов изобличен, раскрыт. Послезавтра на столе у полковника будут лежать все дела, которые вел Ежов. СреK ди них будет одно, к которому одинаково приK частен и Ежов, и маршал Сан Батыч.

54

Глава V

Замысел Сан Егорыча АПИТАН Ежов в хорошем наK строении шел по улицам БигK бурга. Погода, как никогда, веK селила душу. Ежов чувствовал себя уверенно и бодро. Пакет с пятистами тысячами, полученK ный от сообщника, лежал у него в кармане. Ежов шел на свою квартиру на окраине Бигбурга. После вчеK рашней удачи с Сан Батычем хотелось веселиться. ОткровенK но говоря, Ежов не думал, что маршал пойдет на такой шаг. Все сходились на том, что он обK ратиться в полицию. По этой причине был снаряжен корабль, в любую минуту готовый отK плыть кудаKнибудь на Питкерн или Дюси. Но все обернулось

55


иначе. Пятьсот тысяч в кармане и все опасноK сти позади. Капитан был опытным контрразведчиком. Попетляв по городу и не обнаружив за собой хвоста, он свернул в тихий переулок, куда не проникали прямые солнечные лучи. ОсмотK ревшись по сторонам, Ежов вошел в дом, боK лее напоминающий лачужку рыбака. — Из полутьмы раздался голос: — А, господин Ежов, мы ждем вас! Ежов ощутил, как четыре сильных руки подK хватили его под локти, ктоKто набросил ему на голову мешок. Затем капитан почувствовал, что его поволокли, затем везли в карете. Ехали долK го. Мешок был душен и чемKто вонял, так что Ежов чуть не потерял сознание. Несмотря на это, он ясно осознавал положение и понял то, что его операция провалена. Наконец, карета остановилась. Ежова поK вели по лестницам, какимKто коридорам. Он слышал, как за ним закрываются двери и щелкают замки. «Неужели, тюрьма?» — дуK мал он. Вскоре его привели в какоеKто помещение и толчком усадили на стул. Затем Ежов ощуK тил, что руки его свободны. Он снял с головы мешок и, хотя и был ослеплен светом, успел

заметить человека в армейской форме, котоK рый тут же скрылся за дверью. Ежов испуганно огляделся. Он сидел в неK большой, богато убранной комнате без окон. Со стен на него смотрели портреты трех миK нистров и императора острова. Горело неK сколько свечей, из мебели было лишь три стуK ла и письменный стол. «Наверняка я в руках полиции» , — было первой мыслью Ежова, но, немного поразK мыслив, он пришел к выводу, что это не моK жет быть полицейский участок. В конце конK цов, к чему полиции устраивать такое предK ставление? «Значит, меня похитили, — подумал Ежов и внутри у него похолодело, — значит, меня не станут судить по законам государства. — Ежов сглотнул слюну и еще раз огляделся. — Ну нет, я не в полиции. У кого же я? В НАС? Может быть, маршал всеKтаки принял меры и я у маршала? В таком случае, надежд у меня никаких. Ну, а если я в НАС? Тогда меня просто разжалуют? Вряд ли, «просто разжалуют». Черт, я, кажется, попал в неK плохую переделку!» Ежов вспомнил про пятьсот тысяч и машиK нально сунул руку в карман. К его удивлению,

56

57


пакет был на месте. «Зачем они оставили мне деньги?» — подумал капитан. В этот момент чтоKто скрипнуло и Ежов встревоженно поднял глаза. Дверь отворилась и в комнату вошел человек в темном бархатK ном костюме. Сердце Ежова забилось. «Кто же?» Человек обернулся, его лицо было страшно похоже на один из портретов, висевK ших на стене. — Ваше сиятельство! Герцог Сан Егорыч! — вскрикнул Ежов, от волнения теряя голос. — Да, это я, капитан. — Но... я ничего не понимаю. Зачем? Что это? — Полноте, капитан. Вы отлично понимаK ете, почему вы здесь, — сказал с приятной улыбкой герцог. — У нас мало времени и... и не будем играть комедий. Ежов пожал плечами и приготовился слуK шать. Он понял, что убивать его не собираютK ся. Но вот для чего он понадобился герцогу, он никак не мог сообразить. — Господин Ежов, я не стану вас порицать за то преступление, что вы совершили. Ваша жизнь зависит от вас же самого. Вы спрашиK ваете меня, зачем я привез вас сюда? Я вам отK вечу, если вы еще не догадались. Цель моя до

смешного проста. Я знаю, что вы состоите члеK ном НАС, в чине капитана. Мне нужны преK данные люди в вашем аппарате. Вот, в общем, и вся моя цель. У вас нет выхода и вы станете работать на меня. Сан Егорыч выдержал длинную паузу, посмотрел на Ежова и снова приятно улыбK нулся. — Я вам сказал, что не порицаю ваше преK ступление. Конечно, каждый имеет право на какуюKто слабость. Человек грязен по своей натуре. У вас слабость — жадность. ПрекрасK но. Но вам всеKтаки придется пострадать за ваше преступление. Я нанимаю вас: у вас буK дет одно единственное задание, но оно постаK вит вас на грань между жизнью и смертью. Сан Егорыч снова сделал паузу. — Вам придется завербовать полковника Семенова. — Как завербовать? Простите, герцог, вы, кажется, потеряли чувство реальности. МоK жет, завербовать генерала? Нет, это совершенK но невозможно. — Я знал, что вы скажете имено так. — Да, нетрудно предположить. Если бы вы сказали, что вы — Сан Саныч, я бы тоже не поверил. Вы это так же могли предположить.

58

59


— Забавно. Вы очень забавно шутите. — Мне так же забавно слушать ваше предK ложение. — Прекрасно. Это не предложение — это приказание. И оно не так уж невозможно, как вы думаете. Я изучал характер этого человека. И у него, представьте, тоже есть слабость. Его не подкупить деньгами, его страсть — власть. — Деньги — тоже власть, — словно обиK женно, пробурчал Ежов. — Слушайте, я объясню вам технические детали. Вы явитесь к полковнику, признаетесь в шантаже князя. Там уже и без того, я увеK рен, знают и о вас, и о вашем преступлении. Вы поспешите до того, как вас арестуют. Так вот, вы предложите Семенову от моего имени сотрудничество. Никаких документов с завеK рениями я от него не требую. Мне будет досK таточно его слова. Скажите, что в обмен на соK трудничество, он через несколько месяцев, максимум, через год, получит портфель миK нистра герцогства Питкернтийского или имK перии Питкернтийской, как знать. Вы не глуK пы — сами придумаете, что сказать ему. — Он в любом случае не захочет. — В случае отказа вы сами понимаете, что вам будет грозить? В случае отказа вы должK

ны рассчитывать только на свою волю. Вы убьете Семенова и, пока там спохватятся, вы уже будете на корабле, плывущем на жаркий остров Питкерн. Ежов посмотрел на герцога и глубоко вздохнул. — Семенов должен быть либо завербован, либо убит, — повторил герцог. — Теперь о вас. Не пытайтесь скрыться. Ваши сообщники в моей крепости, и я их скоро казню, чтобы не было лишних свидетелей. Тогда у вас останутK ся два врага, которые обязательно вас найдут и тогда за вашу жизнь никто поручиться не сможет. Сейчас вы напишете мне письмо, коK торое полностью дискредитирует вас в глазах Амбала Вредителя. Это для того, чтобы вы смогли выполнять только мои требования. И, поверьте, господин Ежов, что я хочу вам тольK ко добра. Если бы я не похитил вас, то, будьте уверены, вас казнили бы уже на этой неделе.

60

61


Глава VI

Искушение полковника Семенова ЕМЕНОВ сидел у себя в кабиK нете и с минуты на минуту ожиK дал доклада лейтенанта ГавриK лова о делах капитана Ежова за последние шесть месяцев. Он уже с наслаждением представK лял, как станет рассказывать об этом деле Амбалу Вредителю. Он особенно будет упирать на то, что этим подлецом оказался член НАС, да не рядовой, а каK питан. «Я давно был уверен в том, что члены НАС — подлые, развращенные создания. ДейK ствительно, что же требовать от солдат и подчиненных, когда высший командный состав до того опустился» , — непременK

62

но скажет он. Семенов представил себе при этом злую и раздосадованную физиономию Амбала Вредителя и улыбнулся. — Да, надобно сказать, чтобы Гаврилов поK торопился с докладом. Он потянулся за колокольчиком, как вдруг дверь распахнулась и вошел секретарь СемеK нова. — Господин полковник, с вами требует встречи капитан Ежов. — Ежов? Требует? Гм... гм. Впусти его! В кабинет вошел капитан. Отдав честь СеK менову, он произнес: — Господин полковник, у меня важное заK явление. — Садитесь, — несколько ошарашенно произнес полковник. — Господин полковник, это я шантажироK вал маршала Рапануи, князя Сан Батыча ГоK родова. — Мда. Это очень интересно. — Семенов не знал, что и думать. Чтобы выиграть время, он предложил Ежову сигарету. Капитан является к нему и говорит, что он шантажировал князя и во всем признает себя виновным. Что это — чистосердечное признаK ние раскаявшегося преступника или тактичесK

63


кий ход «опытного игрока». Во всяком случае, это игра, и Семенов должен вести ее, пока не до конца зная правила. — Что дальше? — спросил он. — Я шантажировал князя в связи с «делом четырех» . Маршал имел к нему косвенное отK ношение. В трактире я получил от него пакет с деньгами в размере ста тысяч рублей, — и Ежов выложил на стол Семенову пакет. Этот трюк капитан тщательно продумал наK кануне. Ежов берет всю вину на себя — это он один участвовал в шантаже, обманом получил деньги — и бескорыстно возвращает их власK тям. Четыреста тысяч, оставшиеся у Ежова, были весьма значительной суммой и во мноK гом должны были помочь капитану в его жизK ни на Питкерне. Видя, какой эффект произвели на СеменоK ва лежащие на столе деньги, капитан продолK жал: — Я действую от имени некоего влиятельK ного лица Рапануйской империи, которое предлагает вам сотрудничество. Подумайте, полковник! — Что! — вскричал Семенов. — Спокойнее, полковник, спокойнее. — Да я вас... повешу!

— Если вы меня повесите, то вам больше никогда не предоставится возможность стать министром целого государства. Семенов замолчал. Он обдумывал. В нем боролись два самых сильных чувства — долг и жажда власти. Никто до сих пор не предлаK гал ему министерский пост, да и вряд ли кто предложит. Все из рода Санычей были миниK страми, Сан Саныч — императором, и лишь один Семенов занимал скромный пост полK ковника НАС. — Я должен подумать, — произнес, накоK нец, Семенов. — Вы должны дать ответ немедленно, — твердо сказал Ежов. — Да, но для этого мне надо, по крайней мере, знать имя влиятельного лица, от имени которого вы явились ко мне. — Он министр иностранных дел, герцог Питкернтийский. — Сан Егорыч?! — Да, это он. И он предлагает вам миниK стерский портфель в Питкернтийской импеK рии. — Да, но такого государства нет. — Но оно будет. Господин полковник, не мне объяснять вам столь элементарные вещи.

64

65


— Но я могу отказаться. — Можете, но я не советую вам этого деK лать. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду? — Я вас отлично понимаю. Вы приперли меня к стене и диктуете свои условия. А что, если я сейчас позову охрану... — Да бросьте вы! Я думаю, вам совсем не хочется умереть в свои сорок лет. Поймите, герцогу не нужны никакие ваши письменные заверения или договоры. Он надеется на ваше слово. Слово офицера. — Зачем же я ему нужен? — Как раз такого человека, как вы, и не хваK тало герцогу в его работе. — А если серьезно, может быть, герцог жеK лает, чтобы я выступил в печати с разоблачеK нием НАС? — Зачем? НАС — полезная для государK ства организация и совсем не стоит раскрыK вать все ее тайны. Просто Сан Егорыч хочет видеть вас своим союзником. — Хорошо. Я согласен, — поколебавшись еще минуту, сказал Семенов. — Мне необхоK димо встретиться с герцогом? — Он будет вас ждать в своем замке завтра в 10.00, — Ежов собрался уходить. — Да, —

вспомнил он. — Закройте до этого времени мое дело. Честь имею. Ежов, щелкнув каблуками, вышел из кабиK нета.

66

67


Глава VII

Сомнения Амбала Вредителя МБАЛ ВРЕДИТЕЛЬ никак не мог взять в толк, что же всеKтаки нужно герцогу Сан Егорычу, чего он добивался своим повеK дением? И вот сегодня утром секретарь вручил ему отчет о поK ступающей Сан Егорычу корK респонденции, которой заведоK вала служба 012. Агент сообщал о газетах, любовных письмах каK кихKто девиц и среди прочего материала, о послании капитаK на НАС Сергея Дмитриевича Ежова. Генерал пробежал глазаK ми первые строчки и понял, что дело не шуточное. В письме гоK ворилось буквально следующее: «Его сиятельству герцогу Питкернтийскому гну А.Е.Ку ликову

68

Послание Г&н министр, я член тайной армии ОВУ (НАС), деятельность которой направлена про& тив интересов государства и, в частности, против вас. Я действую как истинный граж& данин своей страны, вовремя осознавший соб& ственные ошибки. Г&н министр, я решил внести свою лепту в священное дело защиты Отече& ства и скомпрометировать себя, а вместе с со& бой и всю эту организацию. Я заявляю, что пы& тался шантажировать военного министра г&на А.Б.Городова, и в связи с этим в ОВУ возникло дело, которое они распутают, по&видимому, не скоро. Г&н министр, я отдаю себя в Ваше полное распоряжение. Положитесь на меня как на са& мого императора. Я докажу, что значит ис& тинная любовь к родной стране. Искренне Ваш, капитан ОВУ С.Д.Ежов.» Амбал Вредитель выпил воды, задумался. Да, теперь ясно, Ежов связан с делом Сан БаK тыча. Но он — член НАС, и это первый слуK чай, чтобы ее член открыто заявил о своей приK частности к этой организации. Генерал прошелся по комнате. Решение соK зрело мгновенно: надо идти к Семенову. Хоть Амбал Вредитель и не любил его, но другого

69


выхода не было — дело приняло непредвиK денный оборот. Амбал позвонил в колокольчик. Вошел секK ретарь. Генерал сказал ему: — Записывайте. Указание всем управляюK щим НАС — объявить розыск капитана СерK гея Дмитриевича Ежова как военного преK ступника. Все. Теперь медлить было нельзя. Под угрозой секретное существование НАС. Генерал бысK тро пошел по коридору к кабинету Семенова. — У себя? — бросил он заспанному секреK тарю. — Так точно, господин генерал. Амбал Вредитель распахнул дверь. Полковник Семенов поспешно встал наK встречу генералу, и Амбалу показалось, что на лице Семенова проскользнуло нечто похожее на испуг. Но выражение это тут же сменилось обычным развязным и дерзким высокомериK ем. Генерал закрыл за собой дверь и, стараясь успокоиться, проговорил: — Ну, что у вас по делу маршала? И не успел Семенов ничего ответить, как Амбал Вредитель бросился к столу и закричал: — Я знаю, что у вас еще дело не сдвинулось!

А вы должны были уже предоставить мне преK ступника! Черт побери! Должны были предоK ставить его, пока он сам не заявил о себе! Амбал лихорадочно развернул бумагу и бросил ее на стол. — Вы своими неразумными действиями, своей медлительностью поставили под удар меня, себя, всех нас. Вы понимаете, что проK изойдет, если этот идиот захочет выступить в печати?! На карту поставлена честь государK ства! Вы прочли? — Прочел и не нахожу причин для паниK керства. — Ага, значит, я паникер? Я правильно вас понял? — Не кричите, как пятидесятилетняя баба на базаре, — поморщившись, сказал Семенов. — Я отлично вас слышу. — Нет, полковник, вы совершенно забываK етесь! Вы сейчас же мне ответите за эти слова! Я убью вас! — закричал генерал, хватаясь за шпагу. Семенов с усмешкой следил за действиями генерала. Он слишком хорошо знал характер Амбала Вредителя, чтобы быть уверенным в том, что тот не способен убить человека. РаньK ше, как он не ненавидел генерала, он не поK

70

71


зволял себе прямо оскорблять его. Теперь же, по прочтении письма, он понял все планы Сан Егорыча и стало совершенно ясно, что ему теперь не долго суждено прозябать полковниK ком НАС. Минуту назад он испугался того, что Амбал Вредитель узнал о его договоре с ЕжоK вым и теперь ему было стыдно своего малоK душия. — Вам следовало не кричать на меня сразу, а послушать, что я вам скажу, — Семенов встал изKза стола, подошел к сейфу и вытащил из него белый пакет. — Это тот пакет, о котором писал ваш шпиK он. Его вчера принес мне капитан. — Что? Ежов? — Да, Ежов. Так что мое поручение я выK полнил на сто процентов. И это ваше письмо не такое страшное, как вы себе вообразили. — Как не страшное? — сказал генерал со злостью в голосе. — О НАС узнает весь остK ров! Понимаете ли вы это?! — Боже мой, какая глупость! Да неужели вы думаете, что НАС — это такая тайна? О его существовании знает половина государства, а половина догадывается. Неужели... Хорошо. Вы пользуетесь государственным почтовым аппаратом. Неужели почтальоны, которые доK

ставляют в это здание корреспонденцию ваK шим агентам, до сих пор ни о чем не догадыK ваются? Ваше ведомство составлено ужасно безалаберно, и уж поверьте, ни на какую таK инственность не претендует. В плане государK ственного обеспечения так и записано: расхоK ды — такаяKто сумма четвертому отделению армии. Первое отделение — сухопутные силы, второе — военноKморские, третье — полиция, а четвертое? Извольте догадаться, дорогие рапануйцы! А ведь этот план был напечатан в газетах. А повара, которые готовят вам? А порK тные, которые шьют вам одежду? Неужели вы думаете, что они глухие, слепые и полные идиK оты? Ваши агенты напиваются в трактирах и кричат на улицах, что они тайные агенты и могут посадить в тюрьму весь Александровск. Уж это я слышал собственными ушами. И после этого вы думаете, что никто о НАС не знает? Это смешно, господин генерал! В поK лиции и уж, конечно, в разведке у Сан БатыK ча составлены подробнейшие характеристики на всех членов НАС. Я полковник, и когда иду по улице, любой патруль может потребовать от меня номер моей части, но никогда не треK бовали его ни у одного солдата НАС, потому что членов НАС знают чуть ли не в лицо.

72

73


Главной целью НАС является предотвраK щение военного переворота. Но насовцы не смогут внедриться в среду заговорщиков, если, конечно, заговорщиками не будут солK даты, они не имеют картотек. НАС немногоK численна — ее может подавить любой другой аппарат. Мы бессильные перед военным пеK реворотом. Для нас остается другая цель — предотвращать народные восстания. А для этого мелкие разоблачения могут даже поK мочь. Для поддержания дисциплины в нароK де его нужно держать в страхе. Если народ буK дет знать о существовании такой организации, как НАС, то он будет бояться и не станет бунK товать. В начале монолога Семенова Амбал ВредиK тель пытался протестовать, но затем уже слуK шал, склонив голову и угрюмо насупив броK ви. — Вы кончили? — спросил он, когда СемеK нов уже сел за стол и закурил. Амбал Вредитель помолчал и затем снова обратился к полковнику с какойKто неестеK ственной интонацией в голосе: — Что ж вы так легко разнесли наш аппаK рат, а ничего другогоKто и не предложили. Что ж, теперь на свалку, значит, НАС?

Полковник неопределенно склонил голову и, стряхнув пепел на высокую деревянную пеK пельницу в форме тигра, проговорил: — Сделайте доклад его величеству. — Его величеству? — повторил Амбал ВреK дитель. — Это расписаться, значит, в собK ственном бессилии? В том, значит, что я не могу вывести НАС из кризиса и в том, что заK валил я работу. Так, что ли? Семенов пожал плечами. — Ну уж нет. Не дождетесь, господин полK ковник, — генерал разгоряченно и снова со злостью посмотрел на Семенова, — да откуда вы, собственно, взяли эту чушь? Да вы это все выдумали, пожалуй! С чего вы взяли! НикоK му ничего не известно. Армия существует, и она — большая сила. Вот все, что я хочу знать, а у вас есть свои дела и извольте вести их и не совать свой нос куда не просят. Амбал Вредитель встал и, не оборачиваясь, вышел из кабинета. Семенов, усмехаясь, поK смотрел ему вслед и позвонил в колокольчик. — Распорядитесь о моей карете, — сказал он секретарю, — сейчас я буду выезжать. Семенов докурил сигарету и, надев фуражK ку, вышел. Через полчаса у него была назнаK чена встреча с Сан Егорычем.

74

75


Глава VIII

Похищение АРЕТА довезла Семенова до пригородов Александровска. Полковник отпустил карету и стал отыскивать в парке БогемK ский фонтан, построенный маK стерами с острова Питкерн, фонтан, у которого была назнаK чена встреча. Семенов не боялK ся слежки: он никому не обяK зан был давать отчета о своих встречах и никого не боялся, тем более после сегодняшнего разговора с Амбалом ВреK дителем. — Господин Семенов? — раздался за спиной полковника голос. Семенов обернулся — у большого дерева, опершись о ствол, стоял человек в богатой одежде, со шпагой на перевязи.

76

— Ваше сиятельство... — проговорил СемеK нов. — Здравствуйте, полковник. Вам передали мою просьбу? — Разумеется, иначе я не был бы здесь. — Мда... Эти дни голова у меня забита черт знает чем. Ну, как вы? — Предложение ваше заманчивое. Сказать по правде, мне порядком осточертела работа в этом НАС... В обще��, я к вашим услугам. — Итак, вы согласны принять мои предлоK жения? — Стать министром Питкернтийской имK перии? — Да, и выйти из НАС, разумеется. Мне не нужны люди в правительстве, имеющие отноK шение к шпионажу... Министр и полковник удалились в глубину парка и дальше хоть чтоKнибудь расслышать было невозможно. Вернемся к Амбалу Вредителю. ПодавленK ный разговором с Семеновым, он ехал в экиK паже к себе в замок. Слова полковника поверK гли его в шок. Генерал сидел, закрыв глаза и казался спящим. Да, Семенов прав, чертовсK ки прав. Но что же делать? Вот уже шесть лет Амбал занимается НАС. Он стоял у ее истоK

77


ков и видел цель своей жизни только в этой организации. Генерал был добрым и честным тигром, он искренне верил в благородную цель НАС, верил, что она направлена против зла и несправедливости. Все свои силы он траK тит на НАС. И все это напрасно? НАС не нужK на? Нет, нет и нет! Экипаж остановился у дома генерала. АмK бал Вредитель взбежал по крыльцу и через пару минут вышел обратно. Впрыгнув в экиK паж, он крикнул кучеру: — Гони в СантKЯго! Генерал решился рассказать все императоK ру, посоветоваться, что предпринять дальше. Вот и пригороды СанKРапануи. Как всеK таки выросла столица за шесть лет правления Сан Саныча. Множество новых домов, целые кварталы выросли на месте бывших пустырей. Вместо проселочных дорог появились мостоK вые. В одном месте на перекрестке возникла пробка: столкнулись два экипажа. Амбал ВреK дитель вышел из кареты и решил пройти осK тавшееся расстояние пешком. Тем более, что до СантKЯго оставалось несколько кварталов. Сейчас генерал шел по улице имени ТрехлеK тия штурма Богемского дворца.

Амбал Вредитель остановился и закурил. Когда он поднял голову, вокруг него стояло около десятка дюжих парней с красными платK ками на головах. Взглянув на физиономии, геK нерал сразу понял, что это головорезы. — Эй, папаша, дай закурить! — нагло усK мехаясь, прогудел один из них. — Что? — спросил генерал. — Закурить дай. — У меня нет сигарет. — А что у тебя во рту? Может, ты хочешь, чтобы мы вытащили эту сигарету вместе с твоK ей челюстью? Головорезы накинулись на Амбала ВредиK теля и затащили его в подворотню... На следующий день все центральные гаK зеты в своих утренних выпусках поместили информацию об исчезновении генерала. Вот что писала по этому поводу «Рапануи ТелеK граф»: «Вчера, 12 ноября при невыясненных обстоя& тельствах в центре Сан&Рапануи пропал гене& рал армии Амбал Вредитель. Утром генерал находился в Александровске, откуда поехал в своей замок. Из замка он от& правился в Сан&Рапануи. Как показал кучер гос& подина генерала, в районе III перекрестка он

78

79


остановил экипаж из&за затора на дороге и дальше Амбал Вредитель пошел пешком. Кучер заявил, что г&н генерал следовал в императорс& кий замок. Цель визита неизвестна. Все авторитетные лица, к которым мы об& ратились за комментарием к случившемуся, сходятся, что, скорее всего, генерала похити& ли. С какой целью — пока не знает никто. Вся полиция Сан&Рапануи поднята на ноги. Наш специальный корреспондент взял интервью у министра иностранных дел Сан Егорыча Кули& кова: — Как вы считаете, кто похитил Амбала Вредителя? — Почему вы решили, что его похитили? — Странные обстоятельства исчезновения... И потом — так заявляет начальник полиции. — Я не берусь ничего утверждать, но мне кажется, что здесь замешаны левые организа& ции. — Вы думаете, что генерал уже мертв? — Не знаю, все может быть. Сейчас нам ничего не известно о судьбе г&на генерала. О ходе расследования мы будем вас ин& формировать» . Не только полиция была поднята на ноги — паниковали и в НАС.

Фактическим начальником остался СемеK нов, но и он отсутствовал. В здании НАС цаK рила неразбериха. Офицеры НАС решили найти генерала своими силами и через час навелиKтаки порядок по армии.

80

81


Глава IX

Сомнения полковника Семенова ЕМЕНОВ узнал об исчезновеK нии генерала из утренних газет. Слуга, который принес полковK нику газеты раньше обычного — в восемь часов — доложил такK же, что встречи с ним дожидаетK ся офицер. Семенов сказал, что примет кого угодно, но только после завтрака, и, выпивая чашK ку кофе, стал читать газеты. Известие повергло полковниK ка в недоумение. Он сразу реK шил для себя, что генерала украK ли, но кто и по какой причине — оставалось для него загадкой. Сначала Семенов подумал, что Сан Егорыч выкрал Амбала Вредителя, но это совершенно не вязалось ни с характером, ни с планами министра. КтоKниK

82

будь другой? Сан Батыч, Сан Федотыч? Это тоже не совпадало с ходом вещей на острове. Семенов был твердо убежден, что Амбал ВреK дитель вместе со своей организацией не мог реально угрожать ни одному крупному лицу на Рапануи. Красть его было решительно неK кому, и чем больше думал об этом Семенов, тем больше путался. В конце концов он остановился на двух версиях: либо до импеK ратора дошел вчерашний разговор о тайне НАС и Сан Саныч, видимо, понимая неспоK собность генерала возродить армию, убрал его, чтобы преемник, Семенов, обладая ясK ным умом, нашел пути спасения НАС. Эта версия была особенно приятна Семенову, к тому же в пользу ее говорило несколько факK тов: Семенов принадлежал к фамилии СаныK чей и это было учтено императором в выборе кандидатуры; второе — действительная неK способность генерала спасти тайну НАС. ОдK нако более правдоподобной казалась СеменоK ву вторая версия: Сан Егорыч предложил соK трудничество Амбалу Вредителю, тот не соK гласился, и министр убрал его. Семенов был мнителен и поэтому совершенно уверил себя в последней версии, которая задевала его саK молюбие. «Эта старая лиса — герцог — споK

83


собна на любую подлость, — подумал он. — С ним надо поосторожней. Придется нескольK ко пересмотреть свое отношение к Сан ЕгоK рычу.» Кофе был выпит, и Семенов приказал звать офицера. Молодой поручик, видно, только что поступивший на службу, гордившийся своими погонами и новым мундиром, вошел в кабинет, громко отчеканивая каждый шаг, и, вытянувшись по стойке «смирно» , долоK жил, что император требует полковника к себе сегодня на экстренное заседание. — Совещание назначено на 12 часов, госK подин полковник. — Хорошо, вы свободны, — ответил СемеK нов. Но поручик не ушел, а вдруг смутился и, страшно покраснев, подошел к полковнику ближе и вытащил какойKто пакет. — Что такое? — несколько грозно сказал Семенов. Поручик, видимо, сделал над собой усилие и, наигранно улыбаясь, проговорил: — Это... вы сами знаете, от кого. Вы ни в коем случае не должны являться сегодня ко двору. Отряд будет ждать вас в одиннадцать часов у Федоровских казарм.

Семенов не сразу понял его. «Что это? — подумал он. — Провокация или правда? Он предлагает устроить переворот. Если он от герцога, то надо брать пакет. СейK час, с исчезновением генерала, царит неразK бериха. Конечно, если герцог решил брать власть, то это самый удобный момент. Ну, а если это еще чтоKнибудь? Господи, сейчас не знаешь, кому верить! А этот поручик считает себя неплохим актером.» — Я не понимаю, о чем вы говорите, — проK изнес он вслух. Рука поручика едва заметно дернулась, но он снова сделал над собой усилие. — Подумайте, полковник, вспомните... — Вы бредите, поручик. Идите домой и проспитесь. Вы, верно, начитались детектиK вов маршала. Поручик быстро опустил руку с пакетом и вытянулся в струнку. — Прошу прощения, ваше высокопревосK ходительство. Разрешите идти? — Да. Вы свободны. Поручик повернулся и, чеканя шаг, вышел из кабинета. — Ух, какой вояка! — сказал ему вслед стаK рый швейцар, гордившийся тем, что нянчил

84

85


двоюродную сестру Сан Саныча — мать полK ковника Семенова. Семенов покосился на швейцара и прикаK зал готовить ему парадный мундир. — Сейчас, батенька, — поклонившись, скаK зал старик и поспешно вышел за мундиром.

Глава Х

Министры собираются АН САНЫЧ назначил экстренK ное заседание совета министров (на которое был приглашен и полковник Семенов) на двеK надцать часов дня. Первой к парадному подъезK ду дворца СантKЯго прибыла карета маршала острова РапаK нуи — князя Сан Батыча. В посK леднее время он больше заниK мался сочинительством, чем делами армии. Совещание, так оно должно было ограничиться кругом пяти лиц, Сан Саныч решил провести не в тронном зале, а в своих апартаментах. Он ждал министров в Серебряной госK тиной, и маршал, поднявшись по лестнице, направлялся пряK

86

87


мо туда. Императора он застал в странном, необычном для него подавленном состояK нии. Сан Саныч как будто обрадовался приходу маршала, пожал ему руку и стал быстро говоK рить об исчезновении генерала. Это было перK вое в империи крупное событие, направленK ное против его власти, и император видел в этом плохое предзнаменование. Причем всю вину за то, что произошло, Сан Саныч брал на себя. — Я совершенно не понимаю, почему это могло случиться. У меня нет не то что подоK зрений, а сколькоKнибудь оправданных предK положений. А мне ведь положено иметь их, да. Я обязан следить за делами государства и предполагать заранее, что может произойти и от чего это будет зависеть. А я совершенно ниK чего не могу придумать по этому поводу. И это все значит, что я стал плохо руководить госуK дарством. — Ну уж, — проговорил Сан Батыч, стараK ясь утешить ��мператора. — Напраслина это. Да, напраслина, конечно. Вот я же не могу знать правду. И я вот, вроде, с обязанностями отлично справляюсь, а вот, хоть убей, ничего не смыслю.

Сан Саныч с помрачневшим лицом сел в кресло. — Да, все это чепуха и просто думать об этом не стоит, — снова сказал Сан Батыч. — Просто отвлечься надо, вот и все. — Присаживайтесь, маршал, отдохните, — сказал император. — Ну, где же эти миниK стры? Вечно опаздывают. — Сан Саныч выгK лянул в окно, которое выходило во внутренK ний двор. Там солдаты занимались строевой подготовкой. Ими командовал стройный поK ручик. Солдаты выстраивались во фронт, в каре, ходили цепью — словом, готовились к параду. — Сан Батыч, что там твои солдаты делают? — Как что? Готовятся к параду. — Что за парад? — Посвященный шестилетию вашего вступления на престол. — Очень приятно. Так где же эти миниK стры? Сан Батыч, у тебя есть часы? Сколько сейчас времени? — Пять минут, как стрелка за сучок зацеK пилась, — раздался голос сзади. Император обернулся: у двери стоял ВаньK ка — вернее, бывший Ванька, а теперь он веK личался Иваном Николаевичем Матросовым,

88

89


личным секретарем его величества. Он остеK пенился и теперь редко позволял себе подобK ные вольности и выражения, вроде того, что он сказал полминуты назад. — Что тебе надо? — недовольно смерив взглядом секретаря, спросил Сан Саныч. — Светлейший герцог Питкернтийский, Сан Егорыч, прибыл в замок СантKЯго. — Ох, какие радости! И что же, нам его теK перь целоватьKобнимать прикажешь? — Это ваше дело. А мое маленькое — доK ложить. — Ну проси его сюда. Сан Батыч повернулся к окну и сделал вид, что изучает узоры на обоях. Сан Саныч встал посреди комнаты. Дверь распахнулась. В каK бинет вошел Сан Егорыч. В первый момент он несколько растерялся, увидев прямо перед собой императора, но потом снова обрел увеK ренность и, удостоив Сан Батыча едва заметK ным кивком, произнес: — Привет всей честной компании и лично вам, Сан Саныч! — при этих словах он картинK но, до земли поклонился императору. Надо сказать, что между Сан Санычем и министрами лишь внешне, «на людях» сохраK нялись отношения официальности, строгосK

ти и этикета. Между собой же, в узком кругу, они вели себя точно так же, как десятьKпятK надцать лет назад: оставались все теми же проK стоватыми, смешными людьми, для которых и высокие статуты и положения лишь роль, которая когдаKлибо обязательно кончится. — Гав! — громко закричал Сан Батыч, резK ко оборачиваясь к министру иностранных дел. Сан Егорыч сделал вид, что страшно испуK гался и, схватившись за сердце, упал в кресло. — Ну, ну... — укоризненно проговорил Сан Саныч, оборачиваясь к Сан Батычу. — Совсем уж несолидно. Сан Батыч широко и счастливо улыбнулся. — Развеселились, — добавил Сан Саныч и тоже сел в кресло. В это время дверь кабинета открылась и воK шел Ванька. — Полковник Семенов, — сообщил он. — Пускай, — велел император. — И когда приедет Сан Федотыч, зови его без доклада, — прибавил он. — Ееес, — невнятно ответил Ванька и выK шел, громко хлопнув дверью. Сан Саныч обвел всех посерьезневшим взглядом, будто призывая: «Ну все, собериK тесь, господа».

90

91


Глава XI

И генерал НАС умеет думать АН ФЕДОТЫЧ опоздал на соK брание и приехал в СантKЯго лишь к часу. Он быстро прошел в Серебряную гостиную. Сан Саныч, маршал, Сан Егорыч и еще один, неизвестный Сан ФеK дотычу офицер сидели за столом и офицер о чемKто горячо говоK рил. Когда министр финансов зашел в кабинет, офицер замолK чал и обернулся на дверь. Сан Федотыч сделал ему знак, чтоK бы тот продолжал и постарался тихо сесть в кресло. Но Сан СаK ныч кивнул офицеру и обратилK ся к Сан Федотычу. — Вы опаздываете, мой дороK гой, — сказал он, — мы решаем серьезнейшие вопросы, а миK нистр внутренних дел отсутствует.

92

— Я... У меня карета сломалась, — нашелK ся Сан Федотыч. — Да... — проговорил маршал, но его преK рвал император: — Ну вот, хотелось бы узнать ваше мнение об этом событии. — Каком? — Не знаете? — А нет, знаю, — Сан Федотыч с растерянK ным видом стоял перед императором и вытиK рал лицо платком. — Это, значит, о похищении этого... ТрудK но, знаете ли, сориентироваться. Тут карета проклятая сломалась, я чуть не упал, вот весь бок, знаете ли, отдавил, вот тут так и ноет. Сан Федотыч замолчал и показал место, где у него «так и ноет». — Мы ждем, — сказал император после некоторого молчания. — Что?.. Ну, это, конечно, ужасное собыK тие. Я, право, не знаю, что предположить. Чьи это происки? Просто не знаю, что думать. — Ладно, садитесь, — разрешил император, и Сан Федотыч, снова вытирая лицо платком, сел в кресло. — Итак, мы пришли к выводу, что исчезK новение генерала — есть похищение и выполK

93


нено оно группой лиц, преследующих свои цели. Какая это группа и какие это цели — мы не решили. — Можно предположить, ваше величество, что это похищение связано со службой генеK рала в НАС. Очевидно, Амбалу Вредителю поK пали в лапы какиеKто сведения, компрометиK рующие значительных лиц, способных оргаK низовать похищение генерала, — сказал офиK цер, и Сан Федотыч заметил явную иронию в его словах, которая, как ему показалось, отK носилась к Амбалу Вредителю (офицер сдеK лал особое ударение на слове «лапы» ). — Кто это? — шепотом спросил он у дремK лющего уже Сан Батыча. — Генерал Семенов, тьфу... полковник СемеK нов, — ответил маршал и снова закрыл глаза. «Полковник, а о генерале так говорит» , — подумал Сан Федотыч и покачал головой. — И как нам узнать об этих «значительных лицах» ? — спрашивал тем временем Сан СаK ныч. Семенов пожал плечами. — Наверняка какойKто след должен остатьK ся в бумагах генерала, — сказал Сан Егорыч, до того молчавший. — Не правда ли? — Может быть.

— Значит, стоит поискать, — добавил Сан Егорыч. Секунд пять сохранялось молчание. Император находился в глубокой задумчиK вости. Он решал сложный вопрос о том, пеK редавать ли этому полковнику ключ от сейфа Амбала Вредителя. В кабинете Амбала был всего лишь один сейф, но сейф особый, отK крыть который имели право лишь император и начальник НАС. В нем хранились всего три папки — личные дела и сведения о министрах острова Рапануи. Эти папки не видел даже Сан Саныч, о них лишь устно докладывал Амбал Вредитель. Стоило ли посвящать в тайK ны империи полковника Семенова? «НаверK ное, нужно самому заняться этими делами», — подумал Сан Саныч, но мысль о том, что сегодня же придется покинуть СантKЯго и в карете отправиться в замок НАС повергла его в уныние: Сан Саныч чувствовал себя уже втоK рой день больным, а на улице шел дождь. Сан Саныч вздохнул, вытащил из кармана связку ключей и стал выбирать нужный. — Вот, господин Семенов, это ключ от сейK фа в кабинете генерала, — сказал он, подавая ключ полковнику. — Смотрите, не потеряйте, третьего ключа в империи нет.

94

95


— Нужно было сделать больше, а то еще потеряются, — сказал Сан Федотыч, зевая. Семенов взял ключ и положил его себе в карман. Сан Саныч посмотрел на часы. — Завтра с докладом ко мне, — сказал он Семенову. — Слушаюсь! — А сейчас прошу отобедать. — Ага, пойдемьте скорее, — оживляясь, произнес Сан Батыч. Все встали и пошли в столовую. Сан ЕгоK рыч и Семенов о чемKто тихо разговаривали, а Сан Федотыч все время поглядывал в окно на парадный подъезд, где стояла его новая карета (которая, кстати, совершенно не ломаK лась по дороге в СантKЯго). Дождь шел все сильнее, тучи сгущались, гремел гром. Обедали при свечах, так как на улице стало совсем темно. Молнии вреK менами ярко освещали столовую и заставK ляли Сан Федотыча все время вздрагивать и ежиться. За обедом Сан Батыч рассказал старыйKпрестарый анекдот и сам долго смеялся. Сан Саныч казался угрюм и заK думчив и изредка бросал взгляды на полK ковника. Тот сделал удивленные глаза.

— Надеюсь, вы меня понимаете? — сказал Сан Егорыч. — О чем это вы? — О сейфе. — И что же я? — Ничего особенного. Вы должны взять дело под грифом «Совершенно секретно» на мое имя и привести его мне. Это послужит делу укрепления Питкерна. — Слушаюсь, господин министр! — Вот и слушайтесь дальше. Семенов, обдумывая слова Сан Егорыча, поскакал в замок НАС. Лошадь Семенова неK слась по дороге, вздымая фонтаны грязи. В голове полковника зрел план. Конечно, о выK носе личного дела Сан Егорыча за пределы замка нечего было и думать. Семенов решил перефотографировать листы досье и уже фоK токопии предоставить министру иностранK ных дел. Вот и тяжелые кованые ворота замка... СеK менов шел по этажам, на ходу здороваясь с сотрудниками, привычно сновавшими по коK ридорам. В руке он нес чемодан, в котором лежал фотоаппарат. Полковник вошел в кабинет Амбала ВредиK теля, ключом замкнул дверь. Сейф стоял в саK

96

97


мом углу комнаты. Стальной, покрытый черK ной эмалью, он казался мрачным валуном, прикаченном сюда из каменоломни. Семенов открыл чемодан, разложил на стоK ле фотопринадлежности. Закурил сигарету, сел. ПочемуKто дрожали руки. Семенов вынул из кармана ключ от сейфа, осмотрел его. ТверK дой походкой подошел к сейфу, оглянулся на дверь. В коридоре все было тихо. Ключ снаK чала не входил в скважину, но затем легко и мягко вкатился в паз. Полковник двумя пальK цами повернул его, щелкнул замок... Вытерев пот, Семенов взялся за ручку. Дверца поддаK лась легко и бесшумно ��творилась. В глубине сейфа лежали одна на другой папки с личными делами министров острова Рапануи. Полковник вынул их, стал перебирать. Сан Федотыч, Сан Егорыч... вот, Сан Егорыч. Взяв нужную папку, Семенов бросил остальK ные в сейф, подсел к столу, раскрыл дело. На первой странице был помещен портрет самоK го Сан Егорыча, дальше шел текст. Читать бумаги полковнику не было надобности — они его не интересовали. Положив листы так, чтобы настольная лампа хорошо освещала их, Семенов взялся за фотокамеру.

— Бог в помощь, — неожиданно послышалK ся за спиной Семенова голос. Полковник обернулся. У портьеры стоял Амбал Вредитель. — Вы? — изумился Семенов, садясь на стул. — Представьте себе, я. А что вас, собственK но, так удивляет? Вот что вы делаете, милосK тивый государь, в моем кабинете? ОткрываеK те ключом сейф, доступ в который, кроме меня и императора, строжайше запрещен всем. Вот о чем я вас спрашиваю. — Вас похитили и начальником НАС стал я, — обретая уверенность, проговорил СемеK нов. — Император передал мне ключ, и открыK вать сейф, таким образом, мне теперь не запK рещено. — Да, но зачем вы фотографируете дела министров, ведь изготовление их дубликатов карается по закону? Что это? — он взял в руки папку. — Ба! Да ведь это личное дело миниK стра торговли Сан Егорыча. Ну я так и думал. Это —фотоаппарат? Пленка засвечивается так?— невинным голосом спросил Амбал Вредитель, вытягивая из фотокамеры рулон пленки. — Ах, извините меня, я засветил ее. Простите еще раз, ради бога.

98

99


Тут генерал посуровел. Скрестив лапы на груди и устремив взгляд на Семенова, он проK изнес: — Полковник Семенов, я обвиняю вас в государственной измене! Полковник заерзал в кресле. Амбал ВредиK тель ухмыльнулся. — Спокойнее, господин полковник, споK койнее. Хотите, я вам расскажу, как вы стали предателем? Началось все с того, что в НАС поступило донесение о шантаже кемKто миK нистра военных дел Сан Батыча. Этим кемK то был капитан НАС Ежов. Получив деньги от Сан Батыча, он шел к своим сообщникам. Однако его успел перехватить Сан Егорыч. Министр торговли послал его к вам с предлоK жением сотрудничества и места министра в будущем правительстве Питкерна. Вы, покоK лебавшись, согласились. Я никак не мог поK нять, чем объяснить ваше странное поведение, дело Ежова и поступки Сан Егорыча, как их связать. Тогда я инсценировал свое похищеK ние, на некоторое время исчезнув, выбыв из игры, чтобы тайно все проверить. СегодняшK ние события полностью подтвердили мои опаK сения. Итак, полковник Семенов, ваша игра проиграна, вы арестованы!

Семенов резко вскочил с места и с размаху ударил чемоданом Амбала Вредителя. ОднаK ко тот отпрыгнул в сторону и удар пришелся в стол, разметав находившиеся на нем письK менные принадлежности. Амбал Вредитель выхватил кортик и метнул его в полковника, но промахнулся. Семенов обнажил шпагу. ГеK нерал защитился стулом. В следующее мгноK вение шпага была выбита из рук полковника, а он сам, получив удар по голове, лежал на полу. Амбал Вредитель с ухмылкой подходил к поверженному. Неожиданно Семенов вскоK чил и без подготовки ударил генерала кулаком в живот. Генерал скорчился, а полковник приK совокупил к этому удар стулом по спине. АмK бал Вредитель безжизненно рухнул на пол. Семенов отдышался. Скорее, скорее бежать! Такого провала Семенов и не предвидел... ...Амбал Вредитель из последних сил дополз до двери и забарабанил по ней. На шум приK бежали насовцы. Ключа не нашлось. Дверь выломали. Генерал шептал: — Скорее Сан Саныча... Срочно... По всей стране розыск полковника Семенова... Амбала Вредителя уложили на койку в госK питале НАС, доктор оказал ему первую поK

100

101


мощь. Минут через сорок прибыл Сан Саныч. С ним приехал Сан Батыч. Император, попросив остальных оставатьK ся в коридоре, зашел в палату. Генерал сквозь пелену, застилающую глаK за, узнал его и тихо произнес: — Сан Егорыч и Семенов — изменники... — Как изменники, почему? — спрашивал император, но генерал молчал. Тут подошел доктор. — Генерал без сознания, — сказал он. — Он очень плох? — спросил Сан Саныч. — Нет. Жить будет. — Слава богу. — Надо объявить розыск Семенова, — скаK зал император Сан Батычу, но все это очень загадочно...

102

Глава XII

Сомнения Сан Егорыча ТО ВРЕМЯ, когда Амбал ВреK дитель лежал без чувств в госпиK тале, а императорская карета неK слась в замок НАС и кучер поK гонял лошадей, по той же дороK ге, но только в обратном направK лении —из замка НАС — двигаK лась карета полковника СемеK нова. Полковник, закутавшись в шинель и потирая ушибы, обдуK мывал положение, в которое он попал и дальнейший план дейK ствий. То, что он разоблачен и теперь императору известно о его деяK тельности, не вызывало сомнеK ния. Вероятно, уже объявлен розыск, его ищут полицейские, и он, как какойKнибудь вор или убийца, должен скрываться. ВеK

103


роятно, его карету уже стерегут на разъездах отряды конной жандармерии, а всем полковK никам на улицах заглядывают в лицо и сравK нивают с описанием его внешности. ПостоянK ное чувство риска заставляло Семенова ощуK щать неуверенность и волнение. Он еще изK дали замечал встречные кареты, туже завораK чивался в шинель, будто ему было холодно, и сердце его неприятно сжималось. Он все вреK мя ожидал, что его карету остановит полицейK ский и, самодовольно улыбаясь, скажет: «ГосK подин полковник, вы арестованы! Извольте сдать ваше оружие!» Дорога, казалось, тянулась без конца. НаK конец, приехали в СанKРапануи. Семенов отK пустил свою карету и нанял извозчика. — Гони к герцогу Егорычу. Знаешь? — Так далеко, барин. — Плачу золотой. Извозчик удивленно оглянулся на щедрого барина и, словно боясь, что барин раздумает, хлестнул лошадь. Семенов снова закутался в шинель и ни на кого не обращал внимания, пока они не выехали за город. Лошадь скакала быстро, извозчик не щадил ее, потому что за золотой можно было купить две хороших лошади. Но Семенову все казаK

лось, что время тянется медленно, он погляK дывал на часы, на мелькающие копыта лошаK ди, на спину извозчика и ему думалось, что за ним снаряжена погоня и верховые мчатся по его следам. Еще мгновение — и они покажутK ся изKза поворота. Однако ничего подобного не произошло. Коляска спокойно подкатила к парадному подъезду замка Сан Егорыча. Семенов взбеK жал по ступеням, у дверей его встретил швейK цар со слащавым широким лицом. — Герцог... — Герцога нет, господин полковник. — Неважно, проводите меня, я подожду. — А кто вы будете? — спросил швейцар с хитрым, как показалось Семенову, прищуром глаз. Семенов замялся, но потом показал свое удостоверение. — Служба государственной безопасности. — Извините. Швейцар проводил полковника в тот самый кабинет, в который два дня тому назад попал Ежов. — Скоро придет герцог? — Не знаемKс. Вина? Кофе? Чаю? — Не надо. Иди, — махнул рукой полковK ник и повалился в мягкое кожаное кресло.

104

105


НаконецKто он почувствовал себя в безопасK ности. В полутемном кабинете тихо шли часы, за окном накрапывал дождь и равномерный стук его действовал усыпляюще. Дожидаясь герцога, Семенов задремал и проснулся лишь тогда, когда открылась дверь кабинета. Вошел герцог. Семенову показаK лось, что он зол. «Наверное, от дождя, — подумал он. — ПлоK хая погода» . Герцог молча прошел и сел к столу. — Добрый вечер, — тихо сказал Семенов. — Вы меня не заметили? Герцог с шумом отодвинул от себя пепельK ницу. — Вы чтоKнибудь достали? — спросил он. «Он точно зол» , — решил про себя СемеK нов. — Ничего. Я сам еле ушел, — продолжал он уже вслух. — Почему вы явились ко мне? — холодно спросил Сан Егорыч. — Как... Я не понимаю. — Вы не понимаете! Я вам объясню. Вы явились ко мне, чтобы я отправил вас на ПитK керн и непременно сделал там крупным лиK цом.

— Я... я вас не понимаю! — А вы подумали, зачем мне на Питкерне вы? Вы чтоKто сделали для меня? — Но мы заключили с вами договор. Сан Егорыч не дослушал его. Он позвонил в колокольчик. Вошел лакей. — Вызови сейчас сюда полицию. — Что вы намерены делать? — вскричал Семенов. — Вы и Ежов — солдатики в одной из моих игр. По вашей вине сорвалась такая захватыK вающая игра! И я должен нести ответственK ность за ваш провал? — Но... — Вы ничего не расскажете. Вам не повеK рят. Вы хотели получить материалы из тайноK го сейфа, чтобы потом шантажировать миниK стров. Вы простой шантажист. А с Ежовым вы договорились, чтобы запятнать меня и выгоK родить друг друга в этом грязном деле. СейK час вас вместе повезут в полицию. Вместе с Ежовым! — сказал Сан Егорыч со страшной усмешкой. В эту минуту вошли полицейские. — Это — полковник Семенов,— сказал Сан Егорыч.— Он пытался украсть у меня личную печать. Арестуйте его!

106

107


Глава XIII

В расположении войск генерала Савельева ОНИ бежали быстро. В карете сидели двое полицейских, СеK менов и Ежов. — Гей! Гей!— кричал извозчик и хлестал лошадей кнутом. Полицейские настороженно молчали, не выпуская из рук огоK ленных сабель. Отчаянно палиK ло солнце, пыль за каретой поK дымались клубами. Ежов тяжеK ло вдыхал жаркий воздух и на лице его, с застывшими обреK ченными глазами, было наK писано отчаяние. Семенов чувствовал себя поK бежденным и одураченным. В голову не приходило ни одной мысли — было лишь сжимаюK щее сердце сознание того, чт�� он оказался лишь игрушкой в руках

108

сильных мира сего, и что его игра, кажется, окончена навсегда. У него теперь не было ниK какой надежды, никакого оправдания перед императором и Амбалом Вредителем. Он знал, что за мошенничество, измену, оскорбK ление и покушение на жизнь генерала НАС военный трибунал приговорит его к смертной казни. И нет никакой надежды на помиловаK ние. Его положение было даже хуже положеK ния сидящего рядом Ежова. Кони бежали резво. Колеса накручивали километры и лишь облака за окном оставались недвижимыми. В ушах раздавался лишь шум ветра да свист кнута. Их везли в СантKЯго. Вдруг кучер натянул поводья. Карета остаK новилась. Ежов оживился и испуганноKзатK равленным взглядом посмотрел в окно. — Что там такое?— крикнул один из полиK цейских, еще крепче сжимая рукоять сабли. По его напряженному взгляду и голосу было заметно, что он готов при первой же неожиK данности разрубить Семенова. — Тут господа офицеры!— крикнул кучер с козел. Полицейский открыл дверцу, послышался звук копыт, и Семенов увидел в просвет хороK шую гнедую лошадь, переминающуюся с ноги

109


на ногу, и сапоги сидящего на ней человека. — Везете полковника Семенова?— спросил офицер на лошади, нагибаясь и стараясь загK лянуть в карету. — Да. А вы зачем... — Следуйте в штаб второго полка. Мы вас будем сопровождать,— перебил офицер и, не слушая ответа, отъехал в сторону. — Ну что, барин?— крикнул кучер. — Ну, езжай,— ответил полицейский, неK уверенно глядя по сторонам и закрывая дверцу. Карета тронулась. Ежов как будто приободK рился и уже победоносно поглядывал на своK их стражей. Минут через десять карета была у штаба второго кавалерийского полка. ОфиK цер, который сопровождал их, предложил выйти из кареты и следовать за ним. Длинными ровными рядами тянулись каK зармы. Стоял дурманящий запах навоза и сена. Когда проходили мимо какихKто сараев, офицер остановился и кликнул солдата. — Да, ваше благородие! — Что делаешь? — Выполняю приказание доставить овец господину взводному!

— Вот что — стереги этого полковника. — Слушаюсь! — А как же...— хотел вставить полицейский, но офицер не слушал его. — Да смотри, хорошо стереги! — Ничего. ЕшKшо не таких устерегали!— ответил солдат, задорно улыбаясь. — Да, кто твой взводный? — Зотов. — Хорошо, я предупрежу его. За мной,— скаK зал он полицейским и Ежову и пошел вперед. Когда они скрылись за казармой, Семенов снял фуражку и присел на грубо сколоченную скамью. Солдат, заложив руки за спину, шаK гал, искоса бросая взгляды на полковника. Что могло означать это прибытие во второй полк? Как это расценить? Семенову надоело думать и предугадывать — он решил просто ждать. ИзKза того угла, куда увели Ежова, быстро вышел человек, резко остановился, оправил гимнастерку и, не торопясь, стал подходить к скамье, на которой сидел Семенов. — Его превосходительство поручили стеK речь... — Ладно, знаю,— махнул рукой человек и стал ходить около скамьи.

110

111


«Этот взводный решил посмотреть на полK ковника»,— подумал Семенов. Взводный с интересом смотрел на СеменоK ва. Видно было, что ему хотелось заговорить с полковником. Не зная, как начать разговор, он нервничал. — СмирKрно стой! СKсмиKрKрно!— крикнул он на солдата.— На посту стоишь! Солдат вытянулся в струнку. Взводный доK стал портсигар, вытащил оттуда сигарету и протянул портсигар Семенову. — Извольте,— сказал он с суровым видом. Семенов взял сигарету. — Разрешите,— процедил взводный, садясь рядом с Семеновым. Достал спички, дал полK ковнику закурить. — Вот вы, господин полковник,— начал он, смотря перед собой в землю и катая между большими сильными ладонями сигарету.— У нас тут между господами... между нами спор. Правда, там, среди министров, это, раскол? — Почему вы решили? — А как же — вить и генерала украли... Семенов не отвечал. — Довели страну черт те до чего!— сказал, помолчав, взводный, бросая сигарету на земK лю.— Распущена страна! Под гору катимся!

— Все как и раньше,— ответил Семенов. — НеKе, кабы так! На заводах сегодня цеK лый день забастовка. Генерала украли! ДисK циплину не держат. — Так что? Революция? — НеKе, упаси господи! А при нашемKто правительстве еще дождесся, чего доброго,— прибавил взводный. — Правительство плохое? — Не мед. Семенов удивился. — Вы ведь из НАСа. Их охраняете. Так долK жны знать,— взводный покосился на погон Семенова. — Император — одно слово, что император. Окружил себя шутами. Перед народом стыдK но уже. Как говорят: «Едет арба, везут три осла». Нам бы заместо этих трех ослов одного коня — так помчались бы. Правители Kодно слово, что правители, правятKто другие. — А ты присягал императору?— спросил Семенов. — Присягал. Да все одно. Без него даже лучK ше. Страну совсем к чертям завел! — А что вместо него? Военный переворот? Маршал? Взводный сплюнул:

112

113


— Тот тоже тряпка порядочная. — А кто же? — Да хотя б Савельев!— ответил взводный, наклонив голову. Генерал от кавалерии Савельев был замесK тителем Сан Батыча. Последний месяц он наK ходился на Дюси и должен был скоро вернутьK ся на Рапануи. — Да он сегодня прибыл. ВасKто, наверное, к нему и поведут,— добавил взводный. Это была новость. — Да. Военный переворот. К тому все,— сказал взводный. — А как же НАС? — А что НАСа? Шутка. Что она может? — Установить террор... Ликвидировать всех лидеров. Хотя бы подло, изKза угла. ОбезглаK вить восстание она может. — Да кто же ликвидирует? Всем шкура своя дорога. Вот вы пойдете на смерть ради... Нет, вот вы, может, пойдете, потому как вы полковK ник, вы можете. А вот такой солдат как я — ни в жисть! И вот обезглавить,Kвзводный с хитK ринкой взглянул на Семенова.— Не восстание обезглавливают, а НАСа. К тому идеть,— приK бавил он со вздохом. — Тут совсем другое дело,— ответил Семенов.

Взводный встал со скамейки, наступил ноK гой на брошенную сигарету и, не оборачиваK ясь, стал уходить. Солдат, стоявший по стойK ке «смирно», глазами следил за мощной выK сокой фигурой начальника. — Полковник,— услышал Семенов голос. Семенов обернулся. К нему приближался тот самый офицер, который сопровождал СеK менова. — Вас приказано доставить к генералу СаK вельеву,— сказал он. Семенова повели вдоль казарм. Солдаты, построившись отделениями, занимались строевой подготовкой. Другие атаковали буK тафорские крепости, кололи штыками солоK менные чучела. Через пять минут Семенов и сопровождаK ющий его офицер подошли к двухэтажному дому с высоким крыльцом, флигелем и балK коном. У крыльца стояли на карауле двое солдат с саблями наперевес в гвардейской форме. Офицер, сказав солдатам пароль, распахнул красивую резную дверь. Они прошли светлую веранду, поднялись по лестнице, перилла коK торой в великом множестве были уставлены мраморными скульптурами.

114

115


Офицер остановился перед дверью, на коK торой висела табличка «Генерал А.Б.СавеK льев». Офицер постучал. «Войдите»,— раздался голос из комнаты. Семенов и офицер вошли и сразу оказались в огромном кабинете, залитом светом, котоK рый давали три широких окна, лишь немного подернутых шторами. У стен стояли скамейK ки и стулья. Посредине кабинета возвышался громадный дубовый стол, из тех, которые приK нято называть письменными. За столом сидел представительный мужчина — генерал от каK валерии Аполлон Борисович Савельев. На СеK менова смотрели изKпод мохнатых густых броK вей чуть прищуренные черные глаза. Большая голова его как бы произрастала из плеч, по крайней мере, никакой шеи не наблюдалось. Генерал был облачен в некий гибрид мундиK ра и фрака. На груди сиял орден «Голубая звезда». В руке Савельев держал большой клетчатый платок, которым он ежеминутно протирал свой плешивый загривок. — Садитесь!— предложил генерал СеменоK ву.— А вы можете идти,— бросил он офицеру. — НуKс, мой дорогой друг,— сиплым басом начал Савельев,— попали вы в переделку. Да,

все я про вас знаю, да, да. Дело ваше серьезK но. Но я постараюсь вам помочь. Конечно, и вы для меня коеKчто сделаете. Услуга за услуK гу, как говорится. О, это совсем нетрудное дело,Kдобавил генерал, заметив нерешительK ность Семенова.— Мне лишь надо знать имеK на членов НАС, которые служат в моем полK ку. Не хочу, знаете ли, чтобы за мной следили и строили вокруг меня козни. Полковник поморщился. Он вспомнил разK говор со взводным Зотовым. — Мда,— сказал он.— Но я не знаю этих людей. Для этого мне нужна документация НАС, мне нужно вернуться в замок НАС,— и добавил, помолчав,— а это невозможно. К тому же, какие гарантии у меня, что вы меня не выдадите полиции, что вы действительно не уберете меня после того, как дело будет кончено. — Слова генерала вам достаточно? — Вполне. — Вот и прекрасно. Более того — я помогу вам смыть пятно предательства. Придется встретиться с императором. Я знаю все эти дела с шантажом, и думаю, мне удастся угоK ворить Сан Саныча помиловать вас. — Каким образом?

116

117


— Это, полковник, пусть вас не волнует. Вы свободны. Семенова привели в небольшую комнату с письменным столом и диваном. Поручик, соK провождающий его, предупредил, что запиK рать его не будут, но выходить кудаKлибо не желательно, а покидать расположение полка запрещается. Теперь у полковника было время подумать и во всем разобраться. «ЧтоKто я совсем з��путался,— думал он.— Вот как дело повернулось. Значит, теперь меня завербовал Савельев. ЧтоKто надоело — тот меня вербует, этот вербует. Прям я не полK ковником стал, а проституткой. Что ж, я окаK зался полезен и Савельеву. По крайней мере, теперь у меня появилась надежда на спасеK ние, которой не было еще пятнадцать минут назад. Итак, император может меня помилоK вать. Но Амбал Вредитель! Что за козыри выложит Савельев против него? Неизвестно. Амбал Вредитель сейчас самый серьезный противник. Мысли Семенова были прерваны вошедK шим поручиком. — Вас приказано доставить в СантKЯго,— отчеканил он.

Полковника отвели в карету, где его уже ожидал Савельев. Через полчаса экипаж въехал в пределы СанKРапануи. Город, не имея возможности разрастаться дальше площади, ограниченной крепостными стенами, рос ввысь. Появились многочисленные пяти— и даже шестиэтажK ные дома. В городе были прорыты каналы, наполненные водой Голубого озера. ПерекиK нутые через каналы ажурные мосты делали облик СанKРапануи очень впечатляющим. Дворец СантKЯго находился почти в самом центре столицы и вокруг него также был проK рыт канал. СантKЯго был мозговым центром государства. Отсюда исходили все приказы, отсюда объявлялись войны и здесь заключалK ся мир. Семенову СантKЯго всегда представK лялся неким огромным каменным зверем, коK торый притаился среди города и улучает моK мент для прыжка, чтобы наверняка завладеть своей добычей. И вот сейчас добычей СантK Яго должен был стать полковник Семенов.

118

119


Глава XIV

Резюме У И ЧТО ЖЕ скажет наш читаK тель, прочтя последнюю глаK ву?— Этот того завербовал, друK гой другого завербовал, а в чем же здесь дело? Ну что ж, кажется, пришло время открыть все карты и объяснить по порядку, кто чего хочет. Сан Саныч, некогда захваK тивший власть на острове, сдеK лавший из Рапануи империю, превратившийся из простого рыбака в могущественного влаK дыку, теперь, когда, по сущеK ству, ничего не происходит, не с кем сражаться, некого покоK рять —все, что можно, уже заK воевано—теперь несколько раK стерялся и с тоской вспоминает

120

былые времена, былые опасности и былые сражения. Сан Батыч —никогда ни к чему не стремивK шийся, кроме покоя,— теперь вполне счастK лив. Он не посещает вверенную ему армию и два раза в месяц ездит в СантKЯго. Все же осK тальное время он проводит либо в кровати, либо за письменным столом. Страсть к сочиK нительству, охватившая в последние годы Сан Батыча, развлекает его и дает ему уверенность, что он не зря тратит свое время. Сан Федотыч стал совсем незаметной фиK гурой на острове. Он суетится, ведет свои торK говые дела, редко появляется при дворе, поK полняет казну и в то же время грабит ее. На Сала и Гомес начата постройка двух новых дворцов. — Ну, и что же прояснилось?— спросит чиK татель. — Подождите, выслушайте до конца, мы не сказали еще самого главного,Kответим мы. — А самое главное заключается в том, что на острове появился человек, который решил во что бы то ни стало разрушить рапануйскую империю. Этот человек — Сан Егорыч — миK нистр иностранных дел острова Рапануи. ЧеK ловек, единолично покоривший огромный

121


остров Питкерн с его многотысячной армией — самый великолепный и богатый остров импеK рии. Сан Егорыч всегда завидовал Сан СаныK чу, даже когда тот еще не был императором. Завидовал его власти, его удачам, победам и всегда желал оказаться на месте императора. Еще больше ненависти и зависти появилось в душе Сан Егорыча, когда, приехав с завоеванK ного Питкерна, усталый и измученный, он рассказал императору о своей победе, а тот, похлопав его по плечу, снисходительно улыK баясь, сказал: «Ну что ж, я отдаю его тебе во владение.» «Какое право имеет он награждать меня моим же островом?— подумал тогда Сан ЕгоK рыч.— Я завоевал его и он по праву мой, без чьих бы то ни было подачек». С той минуты Сан Егорыч решил доказать, что он может жить независимо от воли импеK ратора. Впрочем, Сан Егорыч не сразу начал действовать. Он долго колебался и когда, наK конец, решился, оказалось, что все не так уж и просто. Империя хотя и была останавливающейся, но все еще могучей машиной, которая могла раздавить на своем пути любого, мешающего ей человека. Огромный флот, армия, закаK

ленная в боях, пожалуй, могла сладить и не с такой страной, как Питкерн. Да и подходящий момент был упущен. По распоряжению имK ператора, маршала и командующего военным советом Рапануи на Питкерн был направлен корпус колониальных войск, а все вооруженK ные силы Питкерна были расформированы. Так поступалось со всеми завоеванными остK ровами — это обеспечивало безопасность гуK бернатора и в то же время подчинение колоK нии императору, так как корпус подчинялся командованию и главе государства. Время было упущено. Но Сан Егорыч тверK до решил отделить Питкерн от империи и наK чал воплощать свои идеи в жизнь. Было два способа для достижения этой цели — либо подчинить Питкернтийский корпус своей влаK сти, снова вооружить питкернтийцев и затем отражать нападение рапануйской армии, коK торое последовало бы немедленно. Этот споK соб никуда не годился. Совершить все вышеK изложенное значило — очернить себя в глаK зах рапануйцев и всех честных людей импеK рии, в конце концов, императорские войска могли бы победить питкернтийцев. Роль «предателя» совсем не устраивала честолюбиK вого и гордого Сан Егорыча, ему больше нраK

122

123


вилась роль «обиженной добродетели», и он выбрал второй способ, суть которого заклюK чалась в следующем: путем интриг, лести, обK мана, шантажа расколоть верхушку империи. За разбродом в правящем кабинете начнутся беспорядки в армии. Довести Рапануи, может быть, до военного путча. Пусть армия выдыK хается в бесполезной и кровопролитной гражK данской войне. А самому в это время уехать на Питкерн обвинить во всем императора. КорK пус колониальных войск, приведенный в смяK тение, не знающий, кому повиноваться, будет не опасен и его легко можно будет переманить на свою сторону. Это будет отличная месть Сан Санычу. План существовал не только в мечтах Сан Егорыча, он уже начал претворяться в жизнь. Уже давно подсказывалась Савельеву мысль о том, что страна гибнет по вине правящей верхушки. Уже давно Сан Егорыч подбиралK ся к НАС... Уже давно дьявольская пружина, запущенная в действие герцогом, раскручиваK лась и набирала ход, и уже не в его власти было остановить ее.

124

Глава XV

Савельев у Сан Саныча АН САНЫЧ приехал из замка НАС разбитый и усталый. В чеK тыре часа он пообедал и решил отдохнуть в своей опочивальне. Не спалось, и император, одевK шись, вышел в кабинет, чтобы почитать сегодняшние газеты. Во всех них аршинными загоK ловками сообщалось об исчезK новении Амбала Вредителя, строились предположения, выK носились гипотезы... Сан Саныч перевернул страницу —здесь писалось о забастовках, о приK бытии на остров генерала СавеK льева, о том, что на склоне вулK кана открыто месторождение угля. Дальше писалось, что фирK ма Хомичей обслуживает межK островные перевозки, о том, что

125


господин N не выплатил господину К энную сумму рублей, за что был осужден рапануйсK ким судом на два года... и прочая ерунда. Сан Саныч отложил газеты, зевнул и, опеK ревшись локтем о стол, стал смотреть на хрусK тальные подвески люстры. Постучал и вошел Ванька. — Что?— спросил император. — Генерал Савельев к вам. — Пускай. Гремя сапогами по паркету, быстро вошел приземистый, с широкой грудью генерал и, быстро кланяясь императору, басом заговоK рил: — Режьте меня! Судите меня! Ваше велиK чество! Это я во всем виноват! — Как? В чем? Садитесь, генерал. С грохотом двигая стул, Савельев сел. — Я во всем виноват, ваше величество!— еще раз произнес он. — Ну, рассказывайте! — Как мог так опростоволоситься? Судите старика,— проговорил Савельев, подымая гуK стые, как щетка, брови. — Что такое? — Это не Семенов, это я во всем виноват. Прикажите судить, ваше величество!

Сан Саныч, удивленный этим вторжением, пожал плечами. — Я вас никак не пойму. Что вы имеете в виду? В чем вы виноваты? За что вас судить? — За Семенова. — Семенова?— удивился Сан Саныч.— Он обвиняется в государственной измене. Амбал Вредитель его обвиняют. Да и Сан Егорыч вот говорит, что Семенов у него личную печать украл. Я не понимаю вас. — Семенов ни в чем не виноват, ваше велиK чество,— сказал генерал твердым голосом. Сан Саныч несколько изумленно глядел на него. — Значит, моя вина. А дело вот в чем: СеK менов выполнял мое задание. Вы ведь, ваше величество, знаете, что в последнее время у нас на острове... кхе... кхе, не очень спокойно в отK ношении народных масс. Я заподозрил нараK стание революционной активности народа и отдал приказание полковнику Семенову расK следовать это дело. Он должен был получить материалы, досье, которые хранились в сейK фе генерала Амбала Вредителя... «Ишь ты,— подумал Сан Саныч, отлично зная, что в сейфе были только личные дела министров и ничего более.— ЧтоKто ты хитK

126

127


ришь, братец. Зачем тебе выгораживать СемеK нова? Неужто он понадобился тебе? А зачем? Ох, чтоKто вы все на мой трон метите. Не к добK ру это. Надо будет с Амбалом посоветоваться.» — Ну ладно,— проговорил Сан Саныч.— Допустим, что Семенов не виноват. А как же Ежов? — Какой Ежов? ��� Ну, Ежов, капитан НАС. Он что, тоже имеет отношение к заданию Семенова? — Ежов? Нет, что вы. Я его даже не знаю. В чем он обвиняется? — В шантаже Сан Батыча и государственK ной измене. — Нет, его я не знаю. Ежова можно расстреK ливать. — Это все, что вы хотели мне сказать? — Семенов, надеюсь, оправдан? — Не знаю. Его дело будет рассматривать военный трибунал. Вы можете выступить на суде в качестве свидетеля или защитника. Вы свободны. Савельев несколько растерялся. Он рассчиK тывал, что дело Семенова на этом будет закрыK то. А тут еще трибунал! Понятно, поэтому, каK ким удрученным было лицо Савельева, когда он садился в карету, где его ожидал Семенов.

128

Глава XVI

Сон Амбала Вредителя МБАЛ ВРЕДИТЕЛЬ получил записку императора в половине третьего. Его состояние улучшаK лось. В записке передавалось соK держание разговора Сан СаныK ча и Савельева и опасения императора. Амбал Вредитель был совершенно растерян. Все мысли безумно метались у него в мозгу, но истинной, правильK ной не находилось. Генерал всеK гда гордился своим умением распутывать самые сложные сиK туации, самые хитроумные комK бинации противника. И вот теK перь он — непревзойденный маK стер дедукции и логического анализа — не знал, что предприK нять.

129


Совершенно загадочным становилась роль Семенова в этом деле. Если полковник рабоK тает на Сан Егорыча, то понятно, почему он фотографировал досье министра иностранK ных дел. Если же он работает на Савельева, то непонятно, как он оказался в аппарате НАС? Хотя Савельев утверждает, что в сейфе нахоK дились секретные документы по восстаниям, но он, Амбал Вредитель, точно знает, что поK добных документов там никогда н е б ы л о! Непонятно, связаны ли Семенов и Ежов? В эту минуту в палату вошел санитар, высоK кий мужчина в белом халате. Он подошел к окну и со словами: «Вам, господин генерал, здесь дует», закрыл его. После этого он удаK лился. Амбал Вредитель пытался остановить его, но потом махнул рукой. Сил же, чтобы встать и открыть окно вновь у генерала не было. Санитар, уходя, затворил за собой и входную дверь, так, что стало совсем душно. Жара разморила генерала и он задремал. И привиделся ему удивительный сон. Будто бы он в прекрасном лесу. Огромные стволы деK ревьев уносятся ввысь. Причудливые лианы опутывают лесных гигантов. Разноцветные растения распускаются на полянах. НевесоK мые купола невероятных плодов качаются в

метре от земли. В воздухе носится немыслиK мый аромат и всевозможные звуки. Тут и неK жная трель и призывный зов и прекрасная песня. И вдруг идиллию прерывает ужаснейK ший рык. Амбал слышит невдалеке шум, гроK хот. На него, валя деревья и подминая их под себя, надвигается страшный монстр — огромK ное, неуклюжее тело его ползет по земле. Под ним не видно даже лап. Из могучих плеч выK растает толстая шея, заканчивающаяся ужасK ной головой. Голова увенчана причудливым уродливым гребнем. Под ним сверкают адсK ким огнем большие глаза. Огромная пасть гоK това, кажется, поглотить все. Зубы сверкают на солнце, и блеск этот завораживает, лишает возможности соображать здраво. Амбал Вредитель отступает. Чудовище полK зет, приближается к нему. Вот оно уже близK ко, вот Амбал ощущает его тяжкое дыхание, смрад, который исходит от гиганта, видит, что чешуйчатая кожа монстра покрыта зеленоваK той омерзительной слизью. Раздавленные тяK жестью чудовища растения — папоротники, плауны, кустарник — начинают издавать таK кую вонь, что становится трудно дышать. Но тут в лапах у Амбала появляется чудесK ное оружие — трубка, мечущая молнии. Тигр

130

131


нажимает на курок — шея монстра отваливаK ется вместе с безобразной головой. Чудовище с диким стоном валится на траву. Амбал победно вскидывает лапы вверх. Но вонь все усиливается, из расщелин начинают выползать змеи, злобно шипя... ...Амбал Вредитель проснулся в холодном поту. Ужасно воняло. Было трудно дышать. ГдеKто слышалось приглушенное шипение. Генерал сел в кровати, прислонился к стене. Комнату заполнял буроватый дым. Окна и двери были закрыты. Дым проникал в легкие Амбала, стискивал их железными тисками. Генерал в испарине упал на подушки. Он хоK тел закричать, позвать на помощь, но не смог. Дым одурманивал, мешал думать. Но все же генерал сообразил, что это отравляющий газ. КогдаKто он сам контролировал деятельность ученых над созданием такого газа. Тогда изыскания зашли в тупик. «Боже, как душно!» Его снова хотят убить. Дым все прибывал, словно его закачивали в комнату мощным насосом. Еще немного — и Амбал задохнется. Генерал собрал свои посK ледние силы, сполз с кровати, добрался до окна, поднял упавшую табуретку и в отчаяK нии, уже теряя сознание, швырнул ее в окно.

Последнее, что услышал он, был звон разбиK того стекла... Генерал долго приходил в себя. По всему госпиталю носились нянечки, сиделки с комK прессами, с горячей водой. Амбал Вредитель, по существу, вернулся с того света и если бы не героические (без преувеличения) усилия доктора Назарова, то страшный сон генерала стал бы последним сновидением в его жизни. Сейчас доктор сидел на кровати Амбала Вредителя и успокаивал его. — Вот и все,— говорил он.— Все худшее уже позади. Вас ктоKто пытался отравить. Когда мы вошли в вашу палату, чуть не задохнулись от дыма. Слава богу, окно было разбито. НиK чего, я уже сообщил о происшествии импераK тору. Генерал слабо улыбался.

132

133


Глава XVII

Приезд Лимонова А РАПАНУИ прибыл губернаK тор острова Питкерн Месье ЛиK монов. Его золоченая карета проследовала из Бигбурга в заK мок его сиятельства герцога Питкернтийского Сан Егорыча, по дороге посещая историчесK кие места и достоприK мечательности Рапануи. Месье Лимонов, впервые оказавшийся на острове, был неприятно поK ражен сухостью здешнего клиK мата, малым количеством зелеK ни и бедностью рапануйских гоK рожан. Однако город Бигбург ему понравился своей новизной и необычностью. Лимонов еще никогда не видел таких городов. «Дикая суровость здешних мест говорит о суровости их обитатеK

134

лей,— подумал Месье Лимонов.— Что ж, это эффектно». В Бигбурге Лимонов так же был поражен нравами местных жителей. Привыкший к апатичным, ни на что не обращающих внимаK ния крестьянам Питкерна, он был испуган и удивлен стечением народа на улицах города и криком, стоящим в толпе. — Что это, братец?— спросил он у своего кучера, трогая его за плечо. — Бастуют,— с ухмылкой ответил кучер. — Как это? — Работать не хотят. — Ведь им же не заплатят и кушать им буK дет нечего потом,Kудивившись, сказал ЛимоK нов. — Заплатят,— ответил все с той же ухмылK кой кучер. «Странная страна и странные нравы. Если рабочим тут платят за то, что они ничего не делают, то...» — подумал Лимонов и не смог сделать никакого вывода, потому что это было почти невозможно. — Как это, голубчик, они же не работают?— снова обратился он к кучеру. Кучер махал руками и понукал лошадей. Карета пробивалась сквозь толпу. Лимонов

135


заглядывал в лица рапануйцев и действительK но видел в них суровость и энергию. — Не работают,— согласился кучер, напоK ловину обернувшись к Лимонову. — А как же они деньги получат, за что? — А вот буржуев попужають, и те быстреK хонько раскошелятся,Kответил кучер и снова занялся лошадьми. Лимонов, изумленно округлив глаза, откиK нулся на спинку сиденья и больше не стал заK давать вопросов. Толпа гудела, как встревоженный пчелиK ный рой. Шум голосов вливался в карету. НеK сколько человек в разных концах улицы звонK ко кричали о чемKто. Лимонов прислушался. — Она получает с нас доходу, как с золотых приисков, а нам платят гроши. Мы не будем работать на таких условиях! — ВоKво!— доносилось из толпы. — Не согласные! — У нас дети с голоду мрут! — Она пятый миллион копит, а у нас булку купить не на что! — Пускай раскошеливается! — Чертова баба! — В дыму нас гробит! — Хрычевка!

«Кого это они так?»— подумал Лимонов, снова изумляясь. — Ишь, императрицу как песочат, милое дело,— как бы отвечая на его мысли, усмехK нулся кучер. Лимонов с испугом взглянул на толпу. — Неча на нас работу сваливать. — ПлемяшаKто своего, небось, не так корK мила, как мы своих детев кормим. — ВоKво! — Сама б пожила не жрамши! — Поживет! — Старая ведьма! Чем дальше карета удалялась от порта, тем гуще делалась толпа, тем труднее было проK бираться через нее. — С зари до зари работаем!— кричали раK бочие. Карета почти остановилась, кони маленьK кими шажками топтались по мостовой. — Ну, разойдись, ишь, стали на пути, черK ти!— кричал кучер и похлопывал лошадей плетьми. — Не гуди, дядь!— пробасил ему толстый рабочий. — НоKно, брюхоKто подтяни, лошадям меK шает, племянничек,— отвечал кучер.

136

137


Лимонов выглянул из кареты. Море голов простиралось по улице, кипело, шевелилось. Месье впервые видел такое стечение народа. Оно пугало его. Впрочем, нет. Лимонов вспомнил, что такое же бывало и на карнаваK ле в Бажумбаре, но насколько же то красочK ное зрелище разнилось с этим! Там было чтоK то совершенно другое, какойKто иной дух, иное движение. Различие было настолько веK лико, что заставляло причислить эти вещи к разного рода явлениям. Делось просторнее. Людей стало меньше. Кучер начал похлестывать лошадей. РазK махнувшись, он нечаянно задел одного из рабочих плетью. Тот, как ужаленный, оберK нулся. — Ах ты, собачий прихвостень!— крикнул он на кучера. — НоKно,— сказал кучер лошадям, будто не замечая. — Ах, падлюга, разъелся на барских харчах! Люди собирались вокруг, привлеченные криком. — Буржуи! Кровопийцы! Гады!— слышаK лось в толпе. Кучер, испуганный не на шутку, заискиваK юще оглядывая толпу, заговорил:

— Братцы, простите, не нарочно... — Ух, падлюга! — В золотых каретах разъезжают! — Золото — на крови нашей! — Гад! Лимонов понял, что последнее относится уже к нему. У него перехватило дыхание. — Скоты! — Вороти карету! Рабочий, держась за руку, по которой проK шелся хлыст, подступил к карете и, не достав до кучера, ударил в бешенстве сапогом по лоK шадиной ноге. Лошадь заржала и рванула карету. — Ах, поганец! ЧеловекKто виноват, а лоK шадь при чем?— кучер схватился за голову. Лошадь еще раз рванула. Люди, боясь быть задавленными, шарахнуK лись изKпод копыт. Лошади понесли, позади раздавались возмущенные злобные голоса... Лимонов, чуть живой от страха, не верил, что все закончилось так хорошо. Через два часа благополучно добрались до замка Сан Егорыча. — Ты, братец, чуть сегодня не натворил...— вылезая из кареты, произнес Лимонов. — Ничо, барин, береженного бог бережет!

138

139


Сан Егорыч удивился, узнав о приезде ЛиK монова. Месье не был посвящен в планы о пеK ревороте, захвате власти, отделении ПиткерK на и прочем. Вообще, никто на Питкерне еще не знал об этом и Лимонов приехал, судя по всему, просто познакомится с Рапануи и имK ператором. Так это и было на самом деле.

140

Глава XVIII

Арест Сан Федотыча АН ФЕДОТЫЧ решил провесK ти этот день на море. На своей яхте он вышел из бухты Рыбы. Министр стоял на носу корабля, держась за поручни. Яхта скольK зила мимо южных берегов остK рова. Впереди показался приK брежный вулкан Пунапао. Но что это? ИзKза мыса неоK жиданно показалась военная бригантина. Минуты через две с нее прогремел выстрел. — Чего это они?— спросил Сан Федотыч у проходившего мимо капитана яхты, пожилого мужчины по фамилии Скляров. — Они, что ли?— спросил Скляров, указывая на двух матK росов. — Нет, вот эти.

141


— Это бригантина. — А зачем она стреляет? — Не знаю. В это время на мачте бригантины взметнуK лись разноцветные флажки, которые по межK дународному коду обозначали все вместе каK куюKто фразу. — Дикообразов!— крикнул Скляров.— ПриK неси мне средство вооружить глаза! Матрос, откликнувшийся на фамилию ДиK кообразов, немедленно бросился в кубрик и вернулся с подзорной трубой. Скляров взглянул на бригантину, которая тем временем приближалась к яхте. — Так. Это слова,— пробубнил Скляров, внимательно осматривая флаги.— Значит так: «Приказываю остановиться!» О! Что за бред?! — Почему они приказывают нам останоK виться?— начал возмущаться Сан Федотыч.— Кто они такие, чтобы нас останавливать? Кто они? Может, на корабле сам император? В эту минуту на бригантине вновь раздался выстрел, как бы напоминая, что яхте следует остановиться. — Ну что, будем останавливаться или нет? — Не знаю,— ответил капитан, сминая в руках папиросу.

— А если мы не остановимся, что они с нами сделают? — Не имею ни малейшего понятия. НаверK ное, утопят. — Ой!— испугался Сан Федотыч.— Тогда надо остановиться. Приказывайте матросам! Скляров зычным голосом начал отдавать команды. Матросы засуетились. Одни отвяK зали якорь и тот быстро полетел в темную воду, увлекая и разматывая за собой цепь. Другие с ловкостью обезьян вскарабкались на мачты, начали подбирать паруса, подвязывать их веK ревками к реям. Яхта остановилась. Бригантина медленно приближалась и через несколько минут броK сила якорь в полукабельтове от судна Сан ФеK дотыча. Еще через минуту от борта бригантиK ны отчалила шлюпка, в которой, не считая гребцов, сидело человек пятьKшесть. Сан Федотыч и Скляров с интересом наблюK дали за лодкой, строя в мыслях самые различK ные объяснения случившемуся. Матросы спустили трап и по нему на борт яхты один за другим поднялись два офицера и трое солдат. — В чем дело?— спросил Сан Федотыч, выK ступая вперед.

142

143


— Вы — министр Сан Федотыч?— спроK сил один из офицеров, пониже ростом и с усиками. — Ну, конечно, я,— ответил Сан Федотыч, немного удивляясь такому незнанию. — Вы арестованы! Сан Федотыч замолк и от удивления попяK тился назад и наткнулся спиной на дверь кубK рика. — Как? Почему?— спросил он хрипло. — Сдайте личное оружие!— жестко сказал усатый. У Сан Федотыча немного дрожали руки и поэтому он не сразу смог отстегнуть кортик от пояса. Через несколько секунд это ему удаK лось и он подал оружие офицеру. Усатый приK нял его и вопросительно посмотрел на миниK стра. Скляров, не зная, что предпринять, достал золоченый портсигар, извлек из него папироK су, закурил. Ветер немедленно понес дым пряK мо на усатого. — Прекратите курить!— раздраженно скаK зал офицер, бросая сердитый взгляд на капиK тана.— Опасно для здоровья. — Да, да,— пробормотал Скляров, разломал папиросу и бросил ее в море.KА за что вы, собK

ственно, арестовываете министра?— словно вспомнил он, вновь оборачиваясь к офицеру. — Министр Сан Федотыч входит в кабинет министров Рапануйской империи,Kотчеканил офицер. — Ну и что? — Император Сан Саныч низложен! На осK трове верховный правитель Kгенерал СавельK ев! Сан Федотыч взглянул на капитана. Это соK общение было для него громом среди ясного неба.

144

145


Глава XIX

Переворот САНKРАПАНУИ были беспоK рядки. Город лихорадило от ноK визны свершавшихся событий, от предчувствия надвигающейK ся необычной, новой жизни. С утра в городе царили разK брод и анархия, с утра в маленьK ких грязных улочках, в заводсK ких цехах, в корабельных доках только и говорили о чемKто ноK вом, что происходит во дворце императора, с утра по городу ноK сились вести одна другой неоK жиданнее, одна другой непоK нятнее. 6.00 — повар, привозивший каждый день во дворец свежие фрукты, вернулся с новостью, что группа военных (караул имK ператора, гвардейцы, охранявK 146

шие замок) прямо в постели арестовали имK ператора. Ворота императорского замка закK рыты. 6.15 — свежая новость: император убит! 6.20 — император не убит и даже не арестоK ван, просто начальнику гарнизона СантKЯго, обвиненному в какомKто тяжком преступлеK нии, удалось проникнуть в пороховой погреб и теперь под угрозой взорвать замок он требуK ет личной неприкосновенности. 6.30 — произошел государственный переK ворот, император убит. 7.00 — жена солдата, служащего в замке, сообщила, что император посажен в тюрьму. 7.15 —император умер ночью от инфаркта. Тетушка императора берет власть в свои руки и собирается посадить всех бастующих рабоK чих в тюрьму (известие, распространенное особо между рабочими фабрик и заводов). 8.00 — народ митингует на площади перед дворцом, все склоняются к последней версии. Попытка штурмовать замок. Охрана открываK ет огонь из ружей, затем картечью из пушек. Семь рабочих убито, пятьдесят ранено. 8.30 — все ждут выхода газет. Газеты выхоK дят со старыми сообщениями. Ни слова о смерти императора.

147


9.00 — ни один завод не начинал работы. Толпа неуправляема. Ограблены пять ювеK лирных магазинов, разрушен дом фирмы «Хомич и Ко» (хозяину удалось бежать). В гоK роде анархия и грабеж. 9.10 — в город входит второй кавалерийсK кий корпус генерала Савельева. К пригородам столицы подведено еще два корпуса. Город на осадном положении. Народу предлагается раK зойтись по домам и ждать заявления нового правительства. Толпы не расходятся. 9.30 — конные наряды разгоняют народ. Около двадцати человек убито. Народ разбеK гается по домам. 9.40 — власть взята в руки военными. На каждой улице патрули. Проход по улицам запрещен. Всех нарушителей сажают в тюрьму. У завода произошла стычка между кавалеристами и рабочими. Три кавалерисK та убиты. 10.00 — выходит «Воззвание к народу» Савельева. Выясняется, что власть взята геK нералом Савельевым. Император бежал. В ближайшие часы будут арестованы миниK стры. Савельев предлагает всем жителям продолжать с вою работу и сохранять споK койствие.

* * * Савельев сидел в тронном зале. По его приK казу императорский трон был вынесен из дворца на площадь, где должен был быть соK жжен сегодня вечером. Зал был пуст и какKто непривычно беден без трона. Савельев сидел на одном из кресел около стены, курил сигаK рету и стряхивал пепел прямо на красивый с позолотой ковер. Дверь отворилась. Савельев быстро, изKпод бровей взглянул на вошедшего солдата и, перебивая его, сказал: — А, ну веди его, веди. В зал в сопровождении офицера вошел Сан Федотыч — нервно и испуганно оглядываясь по сторонам. Остановился. — Добрый день, господин бывший миK нистр,— проговорил генерал. — Добрый день. Генерал кивнул офицеру, как бы давая ему слово. — Был арестован по вашему предписанию на собственной яхте,— отчеканил тот, выстуK пая вперед. Генерал снова кивнул. — Отплавались, стало быть. Сан Федотыч, бледнея, пожал плечами.

148

149


Савельев затянулся. — Ну, так вот — зачем я вас вызвал. Вы теK перь арестованы,— произнес генерал, словно спрашивая у министра.— Да, арестованы. И я вам хочу сказать, что теперь вы распрощаетесь и с вашей яхточкой, и с замком, и, естественK но, с островами. Это ведь не порядок, когда один человек владеет островами, которые приK надлежат всему нашему народу. Вы согласны? Сан Федотыч снова побледнел. — Вы думаете о том, что будет с вами? Савельев стряхнул пепел на ковер. — У нас все по закону. Вы, император Сан Саныч, еще там министр иностранных дел Сан Егорыч, предстанут перед народным суK дом. Что решит народ — то и будет. Мы — наK родное правительство. А Сан Батыч, Амбал Вредитель и насовцы его будут судиться воK енным трибуналом — они же ведь военные. Согласны? Вот. Сан Федотыч молчал. — Уведите,— сказал генерал. Высокий офицер щелкнул каблуками и, троK нув министра за плечо, показал ему на дверь. Сан Федотыч пошел, заложив руки за спиK ну. В дверях он остановился и, обернувшись, крикнул:

— Вы еще ответите! Савельев лишь усмехнулся в ответ. Как только захлопнулась дверь за миниK стром, в зал быстрой походкой вошел невыK сокий бородатый поручик. Отдав честь генеK ралу, он торопливо произнес: — Ваше высокопревосходительство! УказаK ние ваше, к сожалению, не выполнено. Мы не смогли арестовать министра иностранных дел Сан Егорыча. — Как? Почему?— перебил Савельев. — Это было невозможно. Он знал, с чем мы к нему едем. У замка Сан Егорыча нас встреK тили пушки. Половина состава полегла. Мы не смогли... Он знал уже обо всем. КтоKто доK ложил... Савельев молчал минуту. Офицер стоял пеK ред ним навытяжку, словно боясь сделать каK коеKнибудь движение. — Черт! Этого не должно было случиться! Все было продумано! Какой там корпус блиK же к замку? — Первый артиллерийский полк. — Пускай сотрет замок Сан Егорыча с лица земли! Разрушит все к черту!!!

150

151

Конец первой части


Часть вторая

ПОБЕГ


Глава I

Боевые действия на острове Рапануи А ВЫСОКОМ холме располоK жился замок. Вокруг простираK лась голая степь, одна пожухK лая трава, так что неприятель не мог подойти незамеченным к его стенам. Однако войска, броK шенные Савельевым на штурм замка, и не собирались скрыK ваться. Дворец Сан Егорыча представлял собой отличное фортификационное сооружеK ние, но подполковник Вассин, командир первого артиллерийK ского полка, был полон решиK мости выполнить приказ СавеK льева. Солдаты рассыпались цеK пью, охватывая замок полумеK сяцем. Вперед выкатили пушK ки, всего числом двадцать. ЗаK

154

мок молчал. Не было видно никакого движеK ния на его стенах. — Огонь!— закричал Вассин. Загремели выстрелы. И сразу замок ожил, окутался клубами дыма. И было непонятно, то ли это разрывы снарядов полка Вассина, то ли выстрелы комендоров Сан Егорыча. А сам министр иностранных дел острова РаK пануи, владелец замка, стоял у окнаKбойниK цы своего замка, скрестив руки на груди, наK блюдал за боевым развертыванием противниK ка. Рядом с ним суетился адьютант герцога, уговаривая отойти от окна. Наконец, Сан ЕгоK рыч вышел из задумчивости. Сел за стол. В кабинет вошел начальник гарнизона майор Кардашев. — Ну, что там?— спросил герцог. — Войска Савельева подходят!— выпалил Кардашев. В этот момент гдеKто вблизи раздался сильK ный взрыв, с потолка посыпалась штукатурK ка, засыпав все волосы майора (шлем свой он держал в руках). — Тьфу, черт!— выругался майор, отряхиK ваясь.— Кроют нас, шельмы, почем зря! Кардашев быстро подбежал к окну, выгляK нул наружу.

155


— О, боже!— произнес он, страшно округK ляя глаза.— Они подошли ближе. Пушки подK катывают! Замок изредка отвечал одиночными выстK релами. Дело в том, что почти всю артиллерию замка Сан Егорыч перевез на корабль KбриK гантину «Рапануи», на которой он собирался укатить на Питкерн. Бригантина укрывалась в небольшой бухте на юге острова под охраK ной верных людей... В самом замке осталось всего десять пушек. Защитники его, укрывK шись между зубцами стен, вели меткий огонь, заставляя наступающих прижиматься к земK ле. Однако удачный выстрел савельевцев обK разовал огромный пролом в стене, стена обK рушилась, похоронив под своими обломками пятерых человек. К самым стенам с юга подходила гигантсK кая выбоина — овраг, вымытый дождем и ветK ром. По нему к замку подполковник Вассин (он уже был ранен и носился среди своих солK дат с повязкой на голове) послал отделение. И вот они подошли вплотную к стене, залоK жили под нее большой заряд динамита. ОгK ромной силы взрыв потряс замок. Одна башK ня рухнула, часть стена обрушилась на земK лю. Проход внутрь замка был открыт. ОднаK

ко тут навстречу савельевцам выскочили солK даты Сан Егорыча. Завязалась рукопашная схватка. Майор Кардашев в эту самую минуту докK ладывал Сан Егорычу о потерях. — Убито девятнадцать человек, ранено тридцать два,— говорил он. Его слова прервал страшный взрыв, котоK рый заставил майора броситься на пол. ВпроK чем, Кардашев тут же вскочил и, вытаращив глаза, посмотрел на Сан Егорыча. — Что это?— спросил он. — Взорвана Фроловская башня,— смекнул герцог.— Немедленно батальон Зубова туда. Пусть закроет брешь... Подполковник Вассин уже торжествовал победу, когда к нему прибыл связной с донеK сением, что вылазка окончилась полным проK валом, защитники крепости надежно обороK няют пролом в стене, многие савельевцы поK гибли. Тогда Вассин, не желая более рискоK вать людьми, приказал окапываться. СолдаK ты стали рыть окопы. Сан Егорыч решал, совершать вылазку или нет. Он хотел прорвать кольцо окружения, пробиться к бригантине и немедленно отK плыть на Питкерн. Путч, как и предполагал

156

157


Сан Егорыч, начался, но он принял такой неK предсказуемый оборот, что герцог не на шутK ку встревожился. Майор полулежал на стуле в кабинете Сан Егорыча и тихо стонал. Его контузило и теперь Кардашев, и до того мало соображавший, соK всем ничего не соображал. Иногда он начиK нал бредить, выкрикивать воинственные возK гласы, так что пришлось его унести в лазарет. Замок готовился к осаде. С его стен хорошо было видно, как охватили крепость кольцом окопы, по которым передвигались солдаты Савельева. Сан Егорыча удивляла бездеятельность Вассина. Теперь, когда замок получил значиK тельные повреждения, потерял большую часть своего гарнизона, его можно было взять решительным штурмом. Однако Вассин не предпринимал никаких действий. Неожиданно Сан Егорыч заметил, что к окопам с севера скачет всадник. ВсадK ник подъехал к окопам, спешился. В СанKРаK пануи чтоKто случилось. Примерно через миK нуту герцог увидел, что и сам подполковник — командир полка Kпоскакал по направлению к столице. Солдаты спешно снаряжали пушки. Окопы были оставлены и неровные колонны

полка, вокруг которых скакали, то отставая, то обгоняя солдат, младшие офицеры, потянуK лись к северу. Во всем этом быстром, суетлиK вом движении чувствовалось какоеKто смятеK ние и хаос. — Ваше сиятельство, там чтоKто случиK лось!— крикнул штабсKкапитан в запыленном синем мундире. Он был заместителем КардаK шева, но имени его Сан Егорыч не знал. — Что прикажете делать, ваше сиятельство? Сан Егорыч еще раз взглянул на уходивший полк, похожий сейчас на неорганизованную толпу. — Ваше имя? — Грачев, ваше сиятельство. — Собирайте солдат. — Пушки, ваше сиятельство? — Пушки оставляем! — Есть! ШтабсKкапитан, приложив руку к фуражке, пригнувшись, побежал вниз по лестнице. — Быстрей, чтобы через две минуты все было готово!— крикнул ему вдогонку герцог. «Быстрей, быстрей»,— повторял он про себя6, снова взглянув на уходившие колонны. В каждую секунду они могли остановиться и снова осадить замок.

158

159


Но что значило это поспешное снятие с поK зиций? Что могло заставить солдат возвраK щаться в СанKРапануи,— этого Сан Егорыч не знал. Он осознавал, что свершилось нечто глоK бально, что судьбы империи решаются сейK час, в эти минуты. «А что, если Сан Саныч убит, а Савельев по какойKто причине потерял власть,— промельK кнула в голове герцога мысль,— может быть, власть вернулась в руки монархистов? А если Сан Саныч убит, то императором стану я!!! — от этой мысли герцог почувствовал озноб.— Да, ведь так может случиться. Если Савельев хотел убить меня, то Сан Саныча и подавно... Я буду императором». Колонны солдат едва были видны со стены. Дымка желтой пыли заволакивала горизонт. Палило солнце. — Ваше сиятельство, все готово! — Да,— ответил герцог. Когда Сан Егорыч спустился со стены и чеK рез пролом вышел из замка, он не переставал думать обо всем этом. Солдаты стояли в поK ходном строю, налегке, без пушек. Сан ЕгоK рыч сел на коня. — На юг, ваше сиятельство?— подъезжая к нему на хорошем гнедом коне, спросил Грачев.

— На север,— как будто в задумчивости отK ветил герцог. — Извините? — На север, в СанKРапануи!— ответил громK ко Сан Егорыч и, хлестнув коня, поскакал к голове колонны. Солдаты двинулись вслед за только что наK падавшими на них савельевцами, которые еще были видны на горизонте. Солдаты шли нехотя, не понимая, куда и зачем идут. Сан Егорыч то оглядывался, то подгонял коня. В нем все время закипало сомнение, оно говоK рило: «Спасай свою шкуру, радуйся, что так легко отделался. Езжай на Питкерн. БереженK ного бог бережет». Но честолюбие и гордость понукали: «Иди вперед, тебя ждет корона имK перии. Ты будешь самым великим императоK ром. Зачем довольствоваться малым, когда сама судьба дает шанс получить все!» — Всадник, ваше сиятельство!— произK нес вдруг Грачев, выводя герцога из задумK чивости. — Что такое? — В ружье! Взять на прицел!— пронеслось по колонне. Солдаты остановил��сь, взвод, шедший впереди, ощетинился стволами винK товок.

160

161


Всадник приближался. Он скакал с севера, оттуда, куда сейчас шли солдаты. Порывы ветK ра срывали с него щегольски наброшенный белый с позолотой кивер. Издали можно было увидеть совсем еще поKдетски открытое, краK сивое лицо всадника, ясные голубые глаза. Он остановился, не доезжая метров семи до герцога. — Вы — герцог Питкернтийский Сан ЕгоK рыч?— произнес он звонко, немного смущаK ясь, что заметно было по его зардевшимся щекам. — Да. — Восстание подавлено. Вот, вам передал Сан Саныч, император..,Kпроговорил всадK ник, открывая планшет и еще более краснея при имени императора, будто ктоKто мог поK думать, что он мог получить этот пакет прямо из рук императора. — Корнет Танеев!— добавил он, вспомнив, что необходимо представиться. Сан Егорыч открыл пакет и узнал почерк императора. «Дорогой герцог, все кончилось, слава богу, благополучно. Все живы. Приезжайте сейчас в Бигбург, надо решить все вопросы с восстанием».

«Значит, Сан Саныч не убит,— подумал Сан Егорыч.— Снова я герцог. Надо было сразу уезжать на Питкерн. Да. А теперь еще мне соK общили о том, что восстание подавлено и имK ператор приглашает меня в Бигбург». В мыслях Сан Егорыча не было никакого порядка после крушения его надежд на полуK чение трона. Он какKто не сразу пришел в себя. «Как же я теперь обосную мой отъезд на Питкерн?— мелькнуло у него в голове.— Надо было сразу... Тогда бы я бежал от Савельева, а теперь? Что, что придумать? Он встретился глазами с ясным взором корнета, который, то бледнел, то краснел, чувствуя себя предметом общего внимания. Лицо корнета выражало искреннее счастье — день был для него особенным — он впервые разговаривал с таким высокопоставленным человеком, и даже не просто высокопоставK ленным — великим! Сан Егорыч протянул пакет корнету. — Берите! Корнет, несколько удивленный приказом, взял письмо. — Положите его в планшет и скачите впеK ред. Вы... Вы должны передать его лично в руки Сан Саныча.

162

163


Корнет, опять покраснев, спрятал пакет и, развернувшись на лошади, поскакал. «Вот начинается моя карьера»,— думал он. Когда всадник отъехал метров на двадцать, герцог обернулся к солдатам и проговорил: — Взять на прицел... пли! Выстрелов не последовало. Солдаты не поK нимали приказания — настолько оно было неожиданным. — Пли! Пли!— громко, точно в бешенстве, закричал Сан Егорыч. Корнет, услышав какойKто крик, обернулK ся на скаку. В этот момент раздалось нескольK ко выстрелов. Лошадь заржала и словно утоK нула в пыли. Несколько запоздалых выстреK лов прозвучали отдельно. Внизу столба пыли, пронзенного солнечными лучами, там, где только что была лошадь, виднелось лишь чтоK то темное. — У меня сынок такой,— услышал герцог тихие, осуждающие слова солдата.

164

Глава II

Страхи Месье Лимонова ЕСЬЕ Лимонов улыбался. Он уже час находился в Южном. Перед этим два дня он провел в замке Сан Егорыча, съездив только в СантKЯго для знакомK ства с императором. Герцог не одобрил его приезд. Именно в Южном Лимонова и застал путч. Первой мыслью Лимонова, когда он узнал о пеK ревороте, было как можно скоK рее убраться с острова и поэтоK му он, не откладывая дел в долK гий ящик, направился в порт Южного. На рейде стояли на якоре больше десятка судов, из них два с Питкерна. Лимонов начал торговаться со старикомKлодочником, котоK

165


рый упорно не желал отвезти Лимонова на корабль. — Я, господин, еду на рыбалку,— объяснял старик, для вящей убедительности показывая губернатору сеть.— И не могу везти вас на тот корабль. Рыба ждать не будет. — Вот тупица,— еле слышно проговорил Лимонов, а громко сказал: — Я же плачу тебе два золотых. Ну разве трудно отвезти меня на то судно? Старик заупрямился. — Платите пять!— заявил он.— А иначе моя лодка не сдвинется с места. — Ого!— сказал Лимонов.— Пять золотых я заплачу тебе в том случае, если ты довезешь меня прямо до Питкерна. — Ничего себе!— присвистнул старик.— Если я повезу вас на Питкерн, то косяк рыбы наверняка уйдет, и моя семья остаK нется без пищи. Вы, что ль, будете кормить моих детей, господин? Ан нет, не будете! ТоKто же! Лимонов оторопел. — ВоKво!— продолжал старик.— Дети мои, стало быть, останутся голодными! — Да пойми же ты! Я не собираюсь ехать с тобой на Питкерн. Мне нужно всего лишь поK

пасть на тот корабль. Это ведь пятиминутное дело, а потом езжай, лови свою рыбу. — Господин, я вас не понимаю, а вы меня. Я отвезу вас на корабль, если вы заплатите мне пять золотых. Вы мне платить не хотите, чего же вам еще нужно? Можете добираться до судна так. Плывите! «У, проклятый старик!»— подумал ЛимоK нов. — На, получай!— сказал он, отсчитывая на ладони старика пять золотых. — Вот теперь хорошо,— пробормотал стаK рик, пряча деньги в карман.KПрошу, госпоK дин, в лодку,— он сделал широкий жест руK кой. Лимонов вздохнул с облегчением. В этот момент изKза домов показались всадK ники. Прохожие, завидев их, шарахались в стороны. «Это, наверное, путчисты»,— подумал гуK бернатор. Старик закурил. — Эй, быстрей отчаливаем!— заторопил его Лимонов, садясь в лодку. Старик посмотрел сначала на него, затем на приближающихся всадников. — Это тебя, что ль, ловят?— хитро прищуK рился он.

166

167


Лимонов решился на уловку. — Да, меня,— произнес он с заговорщеским видом.— Давай, поехали скорее. Старик посмотрел на губернатора таким взглядом, будто собирался съесть его. — Давно мечтал поймать преступника,— обрадованно произнес он и, крепко вцепивK шись в рукав Лимонова, закричал: — Эй, полиция, сюда, сюда! Всадники, заметив суматоху на берегу, устK ремились туда. В последний момент Лимонов, оттолкнув старика, вырвался и шмыгнул в ворота канаK лизационного канала, по которому все городK ские отходы выносились в море. Путчисты не решились последовать за гуK бернатором, а тот все бежал и бежал по колеK но в вонючей жиже. Канал многократно расK ширялся, свод его был высок и предоставлял Лимонов возможность бежать быстро, лишь немного пригибаясь. Наконец, пол в канале стал совсем сухим. Очевидно, в этой части города не пользоваK лись канализацией или же это была уже окраK ина. Было темно, лишь откудаKто сверху пробиK валась слабая полоска света.

Лимонов уже устал, но все бежал и бежал, думая, что путчисты гонятся за ним. В какойK то момент губернатор остановился и прислуK шался. И не услышал ничего, кроме гулкого биения собственного сердца. И ему стало страшно. Он понял, что заблудился. Он пошел назад, свернул в какойKто рукав, затем на ощупь нашел поворот в другой и окончательK но запутался. Тогда Лимонов, опустив руки, медленно побрел в темноте, то и дело натыкаясь на стену. Через минуту он вспомнил, что в канализаK ционной системе должны быть люки на поK верхность. Однако ничего похожего на стуK пеньки ему на стенах нащупать не удалось. Под руками сыпалась штукатурка, пальцы холодил камень, но ступенек, ведущих наверх, не было. Прошел час, другой. Лимонов шел, сам не зная куда. Иногда он опускался на землю и отдыхал. От стен несло сыростью и плесенью. Воздух был застоявшийся, словно в этой каK нализации люков не было и в помине. В одном из проулков Лимонов неожиданно обнаружил немого бродягу. Он устроился среK ди наваленной груды камней, соорудил себе

168

169


из ящиков кровать. У изголовья горела толстая свеча. В ящике с откинутой крышкой виднеK лись штабели еще десятков свечей, в других ящиках были консервы. Очевидно, бродяга устроился здесь основательно. Однако на все вопросы Лимонова (он объяснялся жестами) как бродяга попал сюда, тот не смог дать враK зумительного ответа. «Беднягу загнали сюда городские пошлиK ны»,— подумал губернатор, а сам, захватив у немого пару свечей, продолжал свой путь, так как не мог предположить, что придется торK чать здесь вечно, хотя бы и хорошо питаясь. Лимонов теперь шел быстрее, освещая себе путь. Съеденные консервы подняли ему наK строения и прибавили надежды. Однако ЛиK монов шел, а выхода все не было. Теперь гуK бернатор специально освещал стены, но люK ков не попадалось. Неожиданно огонек свечи дернулся и поK гас. Огня, чтобы зажечь свечу вновь, у ЛимоK нова не было. Губернатор сел на пол, прислоK нился спиной к стене и закрыл глаза. Когда он открыл их снова, то ему показалось, что впереди забрезжил свет. Лимонов протер глаK за. Нет, ему это не кажется! Губернатор броK сился бежать. Выход! Лимонов стоял у подноK

жия южного вулкана Рапануи — горы СаныK чей. Отсюда открывалась красивейшая паноK рама Южного, но Лимонову было не до краK сот — он радовался, что наконецKто спасен. Целый час он добирался до порта. Теперь на пристани уже не было старикаKпредателя. Лимонов нанял лодку, отплыл на корабль и вскоре тот взял курс на далекий остров ПитK керн.

170

171


Глава III

Матросы с бригантины «Рапануи» ОРАБЛЬ Сан Егорыча — бриK гантина «Рапануи» — стояла на якоре в живописной бухте метK рах в трехстах от берега. Море, несмотря на солнечный день, было неспокойно. Лазурное у берега, оно становилось темноK синим, почти черным у гориK зонта. Высокие волны с белой пеной накатывались на берег, шумели, слизывали черную гальку пляжа. Коричневые круK тые скалы охватывали бухту со всех сторон, они, словно огромK ные щипцы, далеко выходя в море, скрывали от лю��опытных взглядов и бригантину, и берег, и три лодки, стоящие на берегу. Это были большие шлюпки, баркасы, предназначенные, как

172

вы уже догадались, для герцога Сан Егорыча и для людей, которые придут с ним. Семь матK росов охраняли баркасы. Герцог должен был появиться утром, но вот близился закат, а Сан Егорыч все не являлся. Матросы на берегу менялись каждые два часа. Высокий загорелый офицер, который с шеK сти часов дежурил на берегу, приказал развеK сти костры, потому что Сан Егорыч, вероятK но, не прибудет и ночью. Однако дров на поK бережье не было, и двух матросов послали искать дрова за скалами. — Только далеко не отходить. Заберетесь сейчас вот на тот хребет, если деревьев не увиK дите, спускайтесь обратно. Тогда придется везти с бригантины,— говорил офицер боцмаK ну, указывая на скалы. — Слушаюсь, ваше благородие. — Топоры взяли? — А как же, ваше благородие! — Ну, идите. Офицер повернулся и медленно пошел к баркасам, вынимая и закуривая по пути трубку. Матросы, сидевшие на берегу, — все они были питкернтийцами — о чемKто разговаK ривали.

173


— Разговорчики на посту,— сказал, подойK дя, офицер. — Так ведь — что за пост, враг не нападет,— ответил молодой вихрастый матрос. — Ишь, я вот попререкаюсь!— стряхивая с белого кителя табак, пробурчал офицер. Ему уже надоело дежурство на берегу и он хотел развлечься беседой с матросами. — А что, можно задать вопрос?— продолK жал тот же моряк. — Ну? — А что, эта Рапануи вся такая — в скалах? — Нет. — А то как бы люди жили, недотепа!— засK меялся матрос лет тридцати, хлопая вихрасK того по бескозырке. — Ладно, ладно,— ухмыляясь, отвечал тот. — А зачем же мы здесь стоим?— вступил в разговор третий матрос.— Разве на острове хороших портов нету? — Есть,— отвечал офицер. — А зачем мы тогда в этих скалах? — Ну, значит, есть причина,— сказал офицер.— Вы болтайте про коров да про поK мидоры, а того, чего не понимаете — не трожьте. — Слушаемся!

— Не трогаем, а все же интересно,— сказал вихрастый матрос. — А вот у герцога и спросишь!— вновь засK меялся тридцатилетний.— Он щас придет и тебе доклад сделает! Матросы засмеялись незамысловатой шутке. Солнце уже почти зашло. Горизонт был краK сен как кровь. По небу плыли редкие облака. — К дождю,— сказал вихрастый, перехваK тив взгляд офицера. — К ветру! — Ах да, к ветру,— поправился матрос. — Как бы шторм не вышел. — И так море гуляет... — НеKе, не будет — туч нет. — Так сегодня тоже нет. — Так и шторма нет. Разве это шторм? — А что ж это, поKтвоему? Что?— пристал вихрастый к тридцатилетнему. — Это шторм? Эх ты, матрос! Морской волк!— засмеялся тридцатилетний. — А что же это? — Да это — спокойное море. Ванная. — Ну да, иди — искупайся! — Дурак ты, братец,— сказал тридцатилетK ний и снова хлопнул вихрастого по бескозырке.

174

175


— Ну, ты! — загорелся вихрастый. — Отставить! Ишь чего!— приказал офиK цер.— Надо этим сказать, чтоб поторапливаK лись,— офицер кивнул в сторону поднимавK шихся по скале матросов. Они не достигли еще и середины хребта. На рыжих камнях их фигуK ры, окрашенные заходящим солнцем, были почти неразличимы. Нельзя было даже понять, движутся ли они или стоят неподвижно. — ЭKгеKгеKгеKгей!— закричал вихрастый, сделав из ладоней рупор. — ЭKгеKгеKгеKгей!— разнеслось по скалам многоступенчатым эхом. — Что?— донеслось сверху. — Быстрее. — Что? — Хвосты подтяни! Матросы со скалы не ответили. — Да, тут трудно залезть,— сказал вихрасK тый офицеру.— Вот там, левее нужно было взять. Там склон положе. — Ну и что? Зато здесь выступы, а там — за воздух будешь держаться,Kответил тридцатиK летний, который будто взялся во всем переK чить вихрастому. Вихрастый хотел чтоKто возразить, но тут прозвучал выстрел. Матросы обернулись к бриK

гантине. В лучах заходящего солнца отчетливо было видно розовое облачко дыма у борта. — Во, уже девять. — Через час поедем снова на волнах качатьK ся,— проговорил вихрастый. Офицер озабоK ченно посмотрел на горизонт и сказал, ни к кому не обращаясь: — Да, дрова, видно, придется с корабля везK ти. Когда эти перемахнут гору — темно будет. И, еще раз посмотрев на солнце, добавил: — Точно, темно будет. Крикни, чтобы возK вращались. — Слушаюсь,— ответил вихрастый и, приK ставив руки ко рту, закричал: — Эй, возвертайтесь! — Что?— принесло с ветром. — Возвертайтесь! Все равно не успеете! Минуту смотрели на то, как медленно, очень медленно двигались вниз две фигурки. ОфиK цер курил трубку, слушал шум моря и думал о том, что ему еще ночью придется торчать на берегу. И если герцог не приедет к часу ночи, то надо будет вернуться на бригантину. Стало холоднее. «Дрова, в лучшем случае, привезут часа чеK рез три,— подумал офицер.— А правда, холодK новато».

176

177


— А если герцог приедет ночью, то как он доберется до корабля? Шторм и ночь?— спроK сил вихрастый. — Почему бы ему не добраться?— спросил офицер. — Страшно и укачает,— сказал вихрастый, ухмыляясь. — Ему не страшно,— ответил офицер.— Он раньше рыбаком был. — Рыбаки — они ничего не боятся,— подK твердил вихрастый. — Ну уж так и ничего,— сказал тридцатиK летний.— Вот моряки — другое дело. В самый страшный шторм выходим мы в море. ОднаK ко,— добавил он, смерив многозначительK ным взглядом вихрастого,— коеKкто даже в штиль боится моря. Вихрастый промолчал. Тем временем красный шар солнца оконK чательно скатился за гору. Сразу стало темно. Тридцатилетний закурил. — Эх, сейчас бы дровишек да костерчик,— сказал он, выпуская дым через нос. — А вот и путешественники! Действительно, скоро к лодкам подоK шли два матроса, посланные за дровами. Один из них уселся на борт лодки и броK

сил топор на гальку. Другой подошел к офицеру. — Ваше благородие,— сказал он.— ПодняK лись мы на гребень, стало быть. Видим — доK лина внизу, деревьев много. И вдруг нас наK зад требуют. Что ж это такое, ваше благороK дие, почти уже, понимаешь, до дров дошли и на тебе! Успели бы мы. — Видишь ли, братец,— сказал офицер,— мне вверена команда, и я обязан отвечать за ее полное укомплектование. Если бы светло было, ничего, но сам видишь — ночь уже. А в темноте, не ровен час, разбойники нападут. — Тем паче, ваше благородие, утром ведь гонец прибыл,— напомнил ему тридцатилетK ний.— Говорит — бунтуют в городе. А бунтоK ватьKто зачем? Денег им не дают. Вот болваK ны! Шли бы в матросы, у нас оклад постоянK ный. — Вот видишь,— проговорил офицер,— и бунт в городе. А может быть, бунтовщики уже гдеKнибудь в окрестностях шатаются. Матрос, вздохнув, отошел. Хотя берег уже погрузился в темноту, бриK гантина, стоявшая далеко от скал, еще освеK щалась солнцем. Но вот тень от горы накрыK ла корабль и на нем тоже наступила ночь. НеK

178

179


сколько секунд бригантину не было видно. Она слилась с темнотой. Но вот на мачтах, на корме вспыхнули фонари, засветились иллюK минаторы жилых кают. Матросы на берегу сели в круг, чтобы было теплее Офицер зажег свечу и, сказав, что пойK дет осмотрит лодки, скрылся в темноте. В это время с корабля донесся звук выстрела. — Десять,— обрадованно сказал вихрасK тый.— Сейчас смена будет. Пока шлюпки, на которой должна была прибыть смена, не было видно. Но, впрочем, не было видно вообще ничего. Офицер со свечой в руке подошел к матроK сам. — Лодки целы,— для чегоKто сообщил он. — Смена едет, ваше благородие,— сказал ему тридцатилетний. — Я слышал. — А дровKто они не везут,— произнес боцман. — Вот поедете на корабль,— начал объясK нять ему офицер,— скажете, чтобы прислали шлюпку с дровами. Черт его знает, сколько здесь еще мерзнуть придется. — Слушаюсь, ваше благородие. Камни стали холодными, и матросы встаK ли, заходили по берегу.

— Здесь, наверное, гадюки водятся,— проK изнес тридцатилетний, со смехом обращаясь к вихрастому. Вихрастый передернул плечами. — ЧтоKто шлюпки нет,— сказал офицер. Но тут они услышали плеск воды и крики: — Эй, на берегу! Слышите нас? — Да, да, слышим!— закричал тридцатилетK ний.— Вы уже близко, осторожнее, правьте на свечу! — Хоть бы, черти, костер разожгли, а то ваK шей свечи не видно!Kраздался новый возглас со шлюпки.— Вот как стукнемся о берег, поK ломаем себе руки, ноги, хаKхаKха! — А, это ты, Вася,— узнал тридцатилетK ний.— Вспоминаю твои плоские шутки. Но сейчас ты и вправду сломаешь себе шею. Из темноты в освещенный свечой круг выK летел нос лодки и ткнулся в берег. От толчка сидевшие в шлюпке матросы попадали. Кто смеялся, кто ругался, а больше всех крыл это море и этот берег, конечно, Вася. Матросы стали выбираться на сушу. МоряK ки дневной смены, похлопав товарищей по плечу, запрыгивали в шлюпку. Скоро все было готово к отплытию. К кромке воды еще раз подошел офицер и напомнил:

180

181


— Не забудьте про дрова, а то замерзнем здесь, как собаки... Тридцатилетний кивнул, и лодка отчалила. На весла сели тридцатилетний, боцман и еще два моряка. Вихрастому доверили руль. — Правь на бригантину,— сказал тридцатиK летний. — Сам знаю,— отрезал вихрастый. — Эх ты, салага, слушай, что тебе старики говорят,— нравоучительным тоном проговоK рил тридцатилетний. Огни судна хорошо выделялись на фоне черного неба. Шлюпка медленно приближаK лась к ним. — А что, если лодка перевернется?— спроK сил ктоKто из матросов.— Сколько человек на воде продержаться сможет? — Если в спасательном круге будет, то долK го — день или два, а если без круга, то все — каюк! Наступила тишина, нарушаемая лишь мерK ным поскрипыванием весел да всплесками воды. — Смотрите,— сказал вихрастый,— а те, на берегу, костер зажгли. Действительно, на берегу виднелась светлая точка, напоминающая костер.

— А где же они дрова достали? — ВоKво, деревьевKто нет. — Я все облазил. — Только за хребтом деревья. — Может, они лодку подожгли? Минуту все молчали. — Да нет. Ведь больше лодок у нас нет. — Может, замерзли? — Не замерзнут, им скоро дрова привезут. — Наверное, одежду подожгли... Вскоре лодка причалила к борту бригантиK ны. Сверху сбросили веревочный трап, по коK торому моряки стали карабкаться на борт. Тридцатилетний пришвартовал шлюпку, заK тем бросил окурок в море и начал подниматьK ся по трапу... Дежурство не прекращалось всю ночь, но только на рассвете, часов в пять, на гребне скаK лы показались люди. Над отрядом взвился широкий флаг. Лучи солнца подсвечивали его, и на фоне яркого неба нельзя было различить ни цвета, ни рисунка. Офицер и матросы грелись у костра. — О, гляньте, ваше благородие!— вскрикK нул первый, заметивший флаг. Офицер обернулся, прищурился, вглядыK ваясь вдаль, встал.

182

183


— Какого цвета? — Не видать, ваше благородие,— матросы тоже встали, зачемKто оправляя форму. — Ладно... Черт, ну, давай стрелять. Офицер выплюнул изо рта сигарету, подоK шел к баркасам. В них лежали две заряженK ные винтовки. Офицер взял одну из них, хоK лодную как лед, поднял на согнутой руке, выK стрелил вверх. Потом выстрелил второй раз. Сверху донеслись три тихих, похожих на хлопки, выстрела. «БбухKхх!»— донеслось с корабля, это выK палила пушка. Офицер прислушался, затем положил винK товки в баркас и сказал: — Свои. — Так что, ваше благородие — герцог Сан Егорыч?— спросил ктоKто из матросов. — Да,— ответил офицер, застегивая китель на все пуговицы. Через час баркасы причалили к бригантиK не «Рапануи». Корабль поднял якорь и взял курс на запад — к острову Питкерн.

184

Глава IV

Убийство Савельева ОССТАНИЕ в СанKРапануи было подавлено. К четырем часам Амбал ВреK дитель, бежавший из больницы, где на его жизнь покушались, прибыл в Третий пехотный полк. Этот отряд был составлен из жиK телей других островов — дюсийK цев, салагомесцев, питкернтийK цев — этот полк был в стороне от междоусобных распрей на остK рове, он не участвовал в восстаK нии Савельева. К пяти часам полк под предводительством Амбала Вредителя подошел к стенам СанKРапануи и вошел в город. Начался бой с восставшиK ми войсками. На улицах стали возникать баррикады, велись перестрелки. Савельев отдал

185


приказ в связи с новой опасностью стянуть к СанKРапануи все верные ему военные силы острова (именно этим и объясняется поспешK ный уход с позиций артиллерийского полка, осаждавшего замок Сан Егорыча). Все же Третьему полку удалось укрепиться на восточной окраине города. Успехи полка объяснялись еще и тем, что кавалеристы, проK тивостоящие его солдатам, были неважно подK готовлены к боям в городских условиях. В шесть часов в СанKРапануи вошли два арK тиллерийских корпуса, а Третий артиллерийK ский полк и Первый пехотный полк останоK вились восточнее позиций, занимаемых арK мией Амбала Вредителя. К семи часам Третий пехотный полк окаK зался в кольце окружения. Превосходство восK ставших было три к одному. Савельев лично руководил окружением. Мирным жителям было предложено покинуть район военных действий, после чего артиллерийские корпуK са начали планомерное разрушение восточK ной окраины города. Амбал Вредитель полуK чил ранение и не мог руководить действиями полка. Полковник Яхонтов — питкернтийский барон — командир Третьего пехотного полка — был в нерешительности. Видя, что вражеские

войска не предпринимают ответных действий, Савельев распорядился прекратить артобстK рел СанKРапануи. На девять часов была назначена церемония сожжения императорского трона, и генерал никак не хотел отменять это историческое соK бытие. Он собственноручно написал ультимаK тум войскам Третьего пехотного полка, в коK тором говорилось, что если они до девяти чаK сов не сдадутся, артиллерия полностью уничK тожить их всех. В полдевятого Савельев был уже на площади перед императорским дворK цом. На деревянном постаменте стоял трон — вырезанный из красного дерева, позолоченK ный, расписанный. В девять часов стемнело. Народ, собравшийся сюда со всего СанKРапаK нуи, шумел и волновался. — Жители СанKРапануи!— закричал СавеK льев.— Сегодня великий день в истории РаK пануи, в истории всего мира! Сегодня вы лиK шились рабских цепей, которые на вас налоK жила монархия! Сегодня вы стали свободныK ми людьми, сегодня вы уже не принадлежиK те никому, кроме самих себя и нашей велиK кой родины! Монархия — это угнетение! МоK нархия — это распутство и жестокость! МоK нархия давала свободу и власть лентяям, и

186

187


цепи — поKнастоящему умным и талантлиK вым людям. Теперь монархии нет. Сожжем символ ее — этот трон, на котором просижиK вал штаны страшный деспот — императорK ское чудовище! Пока Савельев кричал, солдаты поливали постамент керосином. Было темно, почти ниK чего не видно, слышался говор толпы и голос Савельева. Когда генерал произнес последние слова, один из офицеров запалил факел и подK нес его Савельеву. Савельев взял факел, поK дошел к трону и зажег его. Красные языки пламени взметнулись вверх. — Это не я сжигаю трон! Это ваш гнев сжиK гает монархию! А я лишь орудие в ваших руK ках! Савельев, освещенный костром, подошел к толпе, вложил факел в руку какогоKто горожаK нина. — Бери!— крикнул он.— Это ты сжигаешь трон! Он подвел горожанина к трону и заставил его кинуть факел в огонь. Гул прокатился по толпе. — Это вы сжигаете монархию! Это... Вдруг из толпы раздался выстрел. Савельев не договорил и, подкосившись, упал. Рука

безжизненно свалилась в пламя костра. Пуля попала ему в лоб. Горожанин, только что кинувший факел в костер, истошно кричал. Толпа подхватила его крик. Костер разгорался, огонь ревел, ножки трона уже обуглились. Внезапно они подлоK мились, и трон, как огромный факел, полетел вниз с постамента. Толпа бросилась вон с плоK щади, оставляя за собой раздавленных. — Кто? Кто?!— кричал офицер и стрелял из револьвера в толпу.

188

189


Глава V

Еще один день императора Сан Саныча САМОГО начала переворота Сан Саныч уехал в свой загородK ный замок. Около замка держаK ли позиции верные императору войска. В любую минуту ждали нападения армии Савельева, одK нако оно так и не последовало. Ежечасно император получал сообщения разведчиков: замок Сан Егорыча окружен, в кольце дворец Сан Батыча. Осада замK ка Сан Егорыча снята. ИмпераK тор посылает министру торговK ли письмо. Наконец, известие K герцог Сан Егорыч сел на коK рабль и отплыл в неизвестном направлении. Еще одно донесеK ние — полк Амбала Вредителя 190

пытается овладеть столицей, занял восточную окраину, но окружен и положение его почти безнадежно. Сан Федотыч схвачен и посажен в тюрьму. В одиннадцать часов вечера сообщение: геK нерал Савельев убит. Убийце удалось скрыться. Решение созрело моментально. Все верные императору силы выступили к столице. Рядом с Сан Санычем все время был Хома Хомич, адмирал флота. Надо сказать, что флот сохраK нял верность присяге императору, и потому все портовые города — Бигбург, Санбург, Александровск — удерживались императорсK кими войсками при поддержке с моря. Императорский корпус вступил в СанKРаK пануи в полночь. Город был охвачен паникой и хаосом. Почти все фонари перебили, и по улицам носились люди без ясных целей и без трезвых мыслей. Полк Амбала Вредителя выK шел из окружения и теперь занимался тем, что брал в плен савельевцев, которые массово стаK ли сдаваться. Наконец, был окружен замок СантKЯго, в котором все же находились восK ставшие. Войска Сан Саныча, кольцом охватили заK мок и укрылись за стенами близлежащих доK мов. На позиции выкатили пушки, и канониK

191


ры ждали приказа для начала обстрела. Но Сан Саныч не хотел разрушать замок. Он исK кал решение. А из окон СантKЯго нещадно палили из винтовок последние восставшие, не жалея ни своих сил, ни патронов. Терять им было уже нечего. К императору прибыл капитан Белоусов. — Вот что, капитан,— сказал ему Сан СаK ныч.— В замок ведет подземный ход. Он наK чинается тамKто и тамKто. Наверняка бунтовK щики про него не знают. Пройдете подземным ходом и окажетесь прямо в тронном зале. Как думаете, сколько в замке восставших? — Человек сто, не больше, ваше величество! — Возьмешь с собой роту гвардейцев. Ясна задача? — Так точно! — Действуйте! Теперь оставалось только ждать. Стрельба в замке продолжалась. Но минут через пятK надцать неожиданно все стихло. Сан Саныч нервно покусывал сигарету, усK тремив взор на окна СантKЯго. И тут в одном из них показалось улыбающееся лицо капиK тана Белоусова. — Они сдались!— радостно кричал он.— Ура!

* * * Обстановка в стране нормализовывалась. Рабочие вернулись на заводы и фабрики. РаK пануйская промышленность снова заработаK ла на полную мощность. Мечи были убраны в ножны. Небо над Рапануи снова стало мирK ным. Через несколько недель состоялся военный трибунал. Судили главарей бунтовщиков. Два заместителя Савель��ва были приговоK рены к смертной казни через повешение. ОсK тальные подверглись более мягким наказаниK ям — император умел прощать. Причины заговора расследовались еще долго. Были выявлены секретные планы, выK нашиваемые Савельевым целый год. ВскрыK ли и другие аспекты этого темного дела. Амбал Вредитель после подавления путча интересовался судьбой Семенова, который, как вы помните, бесследно исчез в самом наK чале восстания. Поиски не дали никаких реK зультатов. Впрочем, было найдено тело мужK

192

193

— Ура!!!— вторили ему солдаты. В этот момент к замку подошел и полк АмK бала Вредителя. Все бунтовщики были уничK тожены или взяты в плен. Путч провалился.


чины, роста примерно как у Семенова. И в карманах его были найдены документы СемеK нова. Однако лицо трупа оказалось не неузнаK ваемости обезображено. Был ли это Семенов или же ктоKто убил полковника и овладел его документами — это осталось для Амбала ВреK дителя тайной навсегда. Итак, Сан Егорыч оказался на Питкерне. Его желание осуществилось — он стал правиK телем этого острова. Позднее он послал письK мо императору, в котором объяснял, что он бежал с Рапануи, спасаясь от путча и т.д. На предложение вернуться Сан Егорыч ответил решительным отказом. Так Питкерн был отK делен от Рапануйской империи — Сан Саныч принял разумное решение не затевать новой кровопролитной войны.

мантию, повернулся и медленно побрел в тронный зал. Еще один день закончился. Сегодня он был как никогда насыщен. Стоит, пожалуй, отдохK нуть. Сколько же таких дней было за все вреK мя правления Сан Саныча? Много. И завтра будет нелегкий день и он потребует напряжеK ния всех сил. Нужно отдохнуть. У императора выходных не бывает... Порывистый ветер гнал по темнеющему небу низкие тучи. Они со всех сторон спешиK ли к этому маленькому острову, грудились и теснились над ним. И это походило на мрачK ное предзнаменование. Конец 31.01.1985 — 30.09.1985, Феодосия

* * * ...Сан Саныч стоял на балконе замка СантKЯго и смотрел в сторону заходящего солнца. Вот красный шар коснулся вершиK ны горы и весь исчез за скалистым гребнем. С севера набегала темнота, собирались тучи. Подул резкий, пронизывающий веK тер. Сан Саныч поежился. Да, становится прохладно. Император потеплее укутался в

194

195


Сан Саныч. Книга 3. Герцог Егорыч