Page 1

В. Степанов Становление медиаэкологии. Главные представители и научные школы. Генезис науки Становление медиаэкологии связывают с двумя научными школами, которые в начале 1970-х гг. обратились к изучению медиаэффектов – Торонтской (Г. Иннис, М. МакЛюэн) и Нью-Йоркской (Н. Постман). Впервые понятие «медиаэкология» родилось в 1968 году, когда его предложил в своей речи на Национальном съезде преподавателей английского языка исследователь Н. Постман 1. Сам Постман считал, что позаимствовал термин у М. МакЛюэна. Действительно, в трудах канадского ученого начала 1960-х гг. есть подобная метафора: «медиаэкология… означает организацию разных медиа так, чтобы они поддерживали, усиливали друг друга, а не затмевали» 2, равно как и утверждение, что «ни одно медиа не существует по отдельности, но только в постоянном взаимодействии с другими медиа»3. Однако, такие исследователи медиаэкологической научной традиции как К. Лум и А. Сколари, все же отдают пальму первенства Постману, который в дал четкую трактовку этой метафоры в своих работах как «The Reformed English Curriculium» (1970) и «Media Ecology: A Growing Perspective» (1973). Медиаэкология рождалась как междисциплинарный подход – на стыке философии техники, историко-культурных исследований, социологии, семиотики, общей семантики, психологии общения и воздействия медиа. По мнению А. Сколари, существовало поколение ученых, чьи идеи стали фундаментом медиаэкологии («предшественники»), поколение «отцов-основателей», а также наиболее ярких современных исследователей («третье поколение») 4. К числу основателей он относит Л. Мамфорда, Ж. Эллюля, Э. Хейвлока и Г. Инниса. Философ техники, Мамфорд исследовал фундаментальные эффекты, которые оказывают технологии на общество. «Мамфорд провел параллель между органическими и техническими процессами, что позволяет отнести его к числу ученых-первопроходцев, впервые взглянувших на технологическую культуру в ракурсе экологии, опираясь на такие концепты как «жизнь», «выживание», «размножение» – вместо механистического подхода, оперирующего концептами «порядок», «эффективность», «энергия», – характеризует его вклад А.Сколари. Л.Стрейт упоминает об идее Мамфорда о «мегамашинах» (социальная организация как технология, которая позволила координировать усилия тысяч людей, «технологическая суперструктура, которая подчиняет человека и естественный мир логике машины» 5), механизмах «из плоти и крови» – государство-технология было невозможно без новых систем коммуникации, таких как письмо. У Л. Стрейта находим и замечательный пассаж о связи медиа и городов, вдохновленный работами Мафорда: «город – одна из самых важных и могущественных технологий, когда-либо придуманных людьми. Город был первым суперкомпьютером, первым медиа для сбора, хранения и распространения информации в масштабе, который выходит за рамки человеческого опыта. И подобно электронному компьютеру, город-машина не мог существовать без специального, искусственно созданного языка, призванного создавать программы действий и обрабатывать данные. Этим искусственным языком стало письмо». Ж.Эллюль в работе «The Technological Society» критично относился к наступлению технологий на человека, которому отводится место винтика в огромной техноэкосистеме, главными для которой становятся категории эффективности, рациональности, автоматизации. С другой стороны Ж. Эллюль в 1

A.Scolari. Media Ecology. Map of a theoretical niche. Quaderns Del Cac,34, Vol. XIII (1), June, 2010. pp.17-27

2

«…means arranging various media to help each other so they won't cancel each other out, to buttress one medium with another. You might say, for example, that radio is a bigger help to literacy than television, but television might be a very wonderful aid to teaching languages. And so you can do some things on some media that you cannot do on others. And, therefore, if you watch the whole field, you can prevent this waste that comes by one canceling the other out». (Understanding Me: Lectures and Interviews, by Marshall McLuhan, edited by Stephanie McLuhan and David Staines, Foreword by Tom Wolfe. MIT Press, 2004, p. 271) 3 M.McLuhan. Understanding Media: The Extensions of Man 4 5

A.Scolari. Media Ecology. Map of a theoretical niche. Quaderns Del Cac,34, Vol. XIII (1), June, 2010. pp.17-27 A.Robert. Media Ecology. http://knowledge-ecology.com/2010/12/08/media-ecology/

1


своем труде, посвященном пропаганде, выявил закономерность: визуальные образы убедительней по силе воздействия, чем логика текста, следовательно, визуальная культура вытесняет письменную (выводы, аналогичные выводам МакЛюэна). Луддитские воззрения придали работам Эллюля особую социальную заостренность, которую мы впоследствии находим у Н. Постмана. В отличие от философии техники Эллюля и Мамфорда, Г. Иннис сконцентрировался на связи социальных, экономических и политических процессов и развитии коммуникационных технологий. Одним из первых он начал рассматривать медиа с позиций системного подхода, а также «первым взглянул на процессы коммуникации, как на ключевые процессы, определяющие историческое развитие» (А. Сколари), «систематически исследовал связи между медиа и разными видами социальной структуры, существовавшими на определенных этапах исторического развития» (А. Бакулев). В цикле из шести лекций, объединенных в сборнике «Empire and Communications» (к сожалению, книга ожидает перевода на русский язык), Иннис рассматривал древние цивилизации (Египет, Месопотамия, Рим, Греция) как «пространственные» или «временные» культуры: разные средства коммуникации, которые используют общества, развивают тот или иной аспект: например, камень или глина тяжелы, их аудитория не слишком широка, но они сохраняют информацию на века – они акцентируют «временное измерение» 6. В то время как средства коммуникации «пространственного характера» – легкие и компактные, их нетрудно перемещать на большие расстояния. Яркий пример – папирус, который позволил создать четко отлаженную систему документооборота в колоссальной по размерам Римской империи, создать централизованное государство. Э.Хейвлок мыслил в рамках культурологической парадигмы и так же, как и Иннис, полагал, что цивилизационные сдвиги во многом обусловлены развитием, эволюцией медиатехнологий. В труде «Preface to Plato» (1963 г.) Хейвлок пытался доказать, что расцвет древнегреческой культуры связан с развитием письменности, что переход от устной (orality) к письменной (literacy) традиции привел к фундаментальным изменениям – от языковых до философских. Идеи Хейвлока оказали сильнейшее влияние на классическую для медиаэкологов модель смены коммуникационных эр (эпох) и присущим им социокультурным и психологическим изменениям 7. Маршалл МакЛюэн «Маклюэн — противоречивая фигура, которая стоит особняком и не укладывается в конкретную теоретическую категорию, поскольку в своей работе он синтезировал очень много идей», – справедливо указывает А. Бакулев8. Наравне с Г. Иннисом, М. МакЛюэн стоял у истоков Торонтской школы (свой труд «Понимание медиа» он считал «подстрочником к трудам Инниса») 9. «Стоит признать тот факт, что именно МакЛюэн обобщил в рамках одной теории идеи своих предшественников... Он никогда не переставал настаивать на том, что медиа формируют определенную «чувственную атмосферу» или среду (медиум), в которой мы плывем, будто рыба в воде»10,11. Выводы МакЛюэна, которые он излагал в оригинальной форме (его труды отличаются мозаичной структурой, парадоксальностью, постоянными «интертекстуальными скачками от медиа к литературе и от литературы к технике» 12), равно как и его стремление к выдвижению отдельных «гипотез» 6

В.Степанов. Г.Иннис -- предтеча медиаэкологии как науки. http://media-ecology.blogspot.com/2011/02/1.html

7

Halverson, John, "Havelock on Greek Orality and Literacy,"Journal of the History of Ideas Vol. 53, No. 1 [1992], 148–63.

8

Бакулев, А. Там же.

9

Часто Торонтская школа ассоциируется с «технологическим детерменизмом». Действительно, и Иннис, и МакЛюэн подчеркивали важность коммуникационных технологий в социально-культурных процессах, но, как пишет Л. Стрейт, «акцент МакЛюэна на медиаэффектах дал основание приклеить к нему ярлык технологического детерминиста. Критики носились с этим детерминизмом, как с пугалом, и карикатурно преподносили МакЛюэна в виде какого-то кальвиниста от массмедиа, отвергая его доводы с ходу, не рассматривая их всерьез» (Стрейт, Л. Изучение медиа как медиа). 10 A.Scolari. Media Ecology. Map of a theoretical niche. Quaderns Del Cac,34, Vol. XIII (1), June, 2010. pp.17-27 11

См. там же: «На медиаэкологию он оказал противоречивое влияние: с одной стороны, он предложил экологическое понимание современного медиапроцесса – и отстаивал его как в научных кругах, так и за их пределами. С другой – его слава была контрпродуктивна, так как оставила в тени других исследователей (не только медиаэкологов), которые не выступали с громогласными декларациями, как этот канадец, а молча работали». 12 Там же.

2


(probes) вместо цельной теории, характеризуют МакЛюэна как типичного мыслителя постмодерновой эпохи, а с другой стороны – объясняют неоднозначность трактовок его идей 13. В своих работах – «The Gutenberg Galaxy: The Making of Typographic Man» (1962 г.), «Understanding Media: Thе Extensions of Man» (1964 г.), «The Medium is the Message: An Inventory of Effects» (1967 г., в соавторстве с Квентином Фиоре) и «Laws of Media: The New Science» (1988 г., в соавторстве с Эриком МакЛюэном) ученый высказал несколько фундаментальных идей, на которых базируется медиаэкология (к сожалению, труд «Laws of Media» с концепцией эволюции и медиатехнологий фактически незнаком русскоязычному читателю и ожидает перевода, равно как и книгаинтерпретация трудов МакЛюэна «Understanding McLuhan»). Обратимся к работам К. Риджвея, Эм. Гриффин и Э. Парк, где тезисно изложены эти идеи. 1) Медиа – это любое «внешнее расширение человека» (медиа как технология). Если топор, одежда, колесо – это продолжение нашего тела (по сути, мысль аналогичная той, что высказал философ техники Э.Капп в 1877 г.), то медиа – расширения разума: «алфавит или печатное слово, распространяющие мысли. Или формы, которые мы ассоциируем с термином «медиа» в первую очередь: радио, ТВ – «расширениях нервной системы» 14. Доминирующий тип медиатехнологии формирует особую коммуникационную среду, которая, в свою очередь, задает определенный контекст восприятия, мыслительный паттерн. «Медиа, которое апеллирует к слуху, а не к зрению, изменяет соотношение сенсорного восприятия. Точно так же, как у слепого человека чрезвычайно развивается слух, общество трансформируется в зависимости от доминирующего сенсорного опыта, задаваемого медиа»1516. 2) Медиа – это среда, экосистема (социокультурный эффект медиа). «Любая технология приводит к созданию новой экосистемы (new human environment). Рукописи и папирус породили социальную среду, которая, как мы считаем, связана с империями античного мира (…) Печатный станок со съемными литерами произвел необычный эффект: он привел к рождению публики» 17 («Понимание медиа»18). «Все медиа воздействуют на нас. Они так навязчивы в своем личностном, политическом, экономическом, эстетическом, моральном, этическом, социальном влиянии, что касаются каждой клетки нашего тела. Медиа – это массаж. Любое понимание социального и культурного изменения невозможно без знания о том, как медиа функционируют как экосистемы (среды)» («Галактика Гутенберга»). Поясняя мысли МакЛюэна, его интерпретаторы указывают: «Как и любая экосистема, медиасреда радикально меняется при значительных изменениях в системе… МакЛюэн прослеживает главные экологические сдвиги в истории человечества, чтобы выявить как доминирующая технология коммуникации обуславливает среду, в которой обитает человек». По МакЛюэну19, человечество пережило четыре «коммуникационных революции»: от племенной эпохи (общество «слуха») оно пришло к веку письменности (изобретение фонетического алфавита, «культура глаза»), затем – к печатной эпохе («Галактика Гутенберга») и электронному веку (эпохе ТВ и «глобальной деревне»). Любопытно, что «МакЛюэн настаивает, что электронные медиа возвращают общество к племенной эпохе (retribalizing).

13

«Акцент МакЛюэна на медиаэффектах дал основание приклеить к нему ярлык технологического детерминиста. Критики носились с этим детерминизмом, как с пугалом, и карикатурно преподносили МакЛюэна в виде какого-то кальвиниста от массмедиа, отвергая его доводы с ходу, не рассматривая их всерьез» (L.Strate. Studying Media as Media). 14 C.Ridgeway. What is Media Ecology? 15

Em. Griffin, E.Park ibid.

16

Использование новых медиа приводит к «ампутации» замещаемого чувства или органа, что приводит к угрозе доминирования технологии над человеком (важная экологическая мысль и одновременно критика технократического общества). 17

Н.Постман охарактеризовал эффект от появления печатного станка не менее ярко: «Также следует вспомнить об интеллектуальных и социальных преимуществах, которые обеспечил нам печатный станок. Он дал Западу прозу, но сделал поэзию экзотичной и элитарной формой общения. Он дал нам индуктивную науку, но вместе с тем и унизил религиозные чувства до уровня суеверий. Печать дала нам современную концепцию нации-государства, но превратила патриотизм в убогие, если не сказать, полуживые эмоции. Мы можем даже сказать, что издание Библии на разных языках создаёт впечатление, будто Бог был англичанином, немцем или французом. Печать низводит Бога до уровня местного монарха» («Пять вещей, которые мы должны знать о технологических переменах». Пер.Т.Колос под ред. В.Степанова). 18 Здесь и далее цит. по Em. Griffin, E.Park 19

E.Griffin. A First Look at Communication Theory, McGraw Hill, 7th ed., 2009

3


3) Средство сообщения и есть сообщение (medium is the message). К.Лум формулирует идею коротко: «структура медиа определяет природу информации» 20. МакЛюэн дистанцировался от контента, акцентировав внимание на собственно медиатехнологиях. Контент любого медиа «это сочный кусок мяса, который несет грабитель, чтобы отвлечь сторожевого пса нашего разума» 21. «Цель МакЛюэна была в том, чтобы освободить человеческий разум и дух от порабощения со стороны символьных систем, медиа и технологий. Это может быть возможным, только если начать с призыва уделять внимание медиатехнологиям, потому как они сильнейшим образом воздействуют на человеческие отношения (а вовсе не те послания, которыми мы обмениваемся)», – поясняет Л.Стрейт. 4) Не все медиа одинаковы: в зависимости от информационной насыщенности и воздействия на чувства, они бывают «горячими» и «холодными». «Кино – это хороший пример медиа, который затягивает вас в водоворот из звука, картинки и нарратива. С другой стороны, есть иной тип медиа – более «размытые» или «холодные». Нехватку информации они компенсируют расширением того или иного чувства – например, телефон или мультфильм». (К.Риджвей). 5) Содержание медиа – это всегда другое медиа. «Телеграф передает в виде кода печатное слово, которое, в свою очередь, включает в себя еще одну медиатехнологию – алфавит, а тот основан на устной речи, содержащей в себе медиа человеческой мысли. Почему это важно? Воздействие передаваемых сообщений является скрытым. Мы думаем, что важней всего – их содержание. Но оно неотделимо от формы. Получается, что медиум – это сообщение» (К.Риджвей) (на оттенки смысла влияет выбранная технология коммуникации – прим. перев). 6) Новые медиа не замещают предыдущие (эволюционная теория, изложенная в работе «Laws of Media»). МакЛюэн стремился выявить закономерности развития медиатехнологий, предложив «тетраду медиаэффектов» – четыре вопроса, которые стоит задать, анализируя медиа. 1) Какое чувство медиа усиливает? 2) Какую технологию медиа замещает? 3) Что возрождает? 4) К чему приведет его максимально возможное развитие, во что оно превратится? («тетрада» звучит, таким образом, как: «enhances, obsolesces, retrieves, reverses into»). Нейл Постман Один из основателей Нью-Йоркской школы, Постман прославился как критик телевидения (заложив, тем самым, интерпретацию метафоры «медиаэкология» как «борьбы за чистоту» информационного пространства – ср. с Львовской школой, взглядами А. Федорова, Н. Хилько, Е. Цуканова и др.) Развивая «критическое направление» (в отличие от «культурно-эволюционного», характерного для М. МакЛюэна, У. Онга, Г. Инниса), Постман был «убежден, что задача медиаэкологии – давать моральные оценки медиасреды. «Честно говоря, – признался он однажды. – Не вижу никакого смысла в изучении медиа если это делать вне морального или этического контекста» 22. В таких работах как «Amusing Ourselves to Death: Public Discourse in the Age of Show Business» (1985 г.), «Technopoly: the Surrender of Culture to Technology» (1992 г.) или «The End of Education: Redefining the Value of School» (1995 г.) Постман развил экологические, критические и этические взгляды на медиасистему Америки. Постман «стал одним из величайших мыслителей в сфере медиа, удерживая этот статус с 1970 до 2000 гг»23. Отталкиваясь от идей МакЛюэна, Постман первым сформулировал четкую концепцию медиаэкологии как науки, дал дефиниции, ставшие классическими. «Можно сказать, что Постман совершил рывок от метафоры к теории (выделено мной – В.С.) или, лучше сказать, прошел путь от использования термина исключительно в переносном значении к началу демаркации научного поля», – утверждает А. Сколари. Согласно Постману, медиаэкология – это «учение о медиа как об экосистемах» («the study of media as environments»). Медиа (ТВ, радио, пресса), считал исследователь, формируют особую символьную среду, в которой обитает человек: «среда, в конечном счете, – это сложная система сообщений, 20

Цит. Пo Lum’s Ovierview of Media Ecology and Clive Tompson on Ambient Intimacy, 16.02.2009,

21

McLuhan primer: Marshall McLuhan and Quentin Fiore. The Medium is the Massage, Ginko, Corte Madera, CA, 2005: “the juicy piece of meat carried y the burglar to distract the watchdog of the mind” 22 Em.Griffin, E.J.Park, Media Ecology of Marshall McLuhan 23

A. Scolari. Там же.

4


которая навязывает определенные способы думанья, чувствования и поведения» 24. Задача медиаэкологии по Постману – изучение влияния «символических систем и технологий на социальную организацию, познавательные процессы, политические и философские идеи человеческого общества»25. Постман отмечает: «Среда структурирует наше видение, общение и, следовательно, поведение. Она определяет наши роли и настаивает на том, чтобы мы их играли. Среда уточняет, что нам разрешено делать, а что нет. Иногда, например, в зале суда или классной комнате, или в офисе, эти правила и связи явные и формальные. Но в случае со средой, которую формируют массмедиа (книги, радио, фильмы, телевидение), они гораздо чаще имплицитные и неформальные… Медиаэкология стремится сделать эти связи явными». Можно по-разному относится к его «морализатроству» или даже «неолуддитским взглядам» – но, критикуя в целом развитие технологий («фаустовская сделка» человека), Постман полагал, что технологические изменения имеют системный, экологический характер: он иллюстрировал свою мысль примером – если мы капнем красных чернил в стакан с водой, они растворятся в жидкости, окрасив все молекулы. Точно так же новые медиа изменяют социум и культуру. Антропоцентричные взгляды Постмана акцентировали проблему человека в медиакультуре, а не вопросы медиации и медиатизации как таковые, не социокультурные процессы, а проблему развития личности в медиасреде. «Мы ставим слово «медиа» перед словом «экология», чтобы показать, что мы не просто интересуемся медиатехнологиями, но способами взаимодействия их с человеком, которые формируют характер культуры (выделено мной – В.С.) и, можно сказать, помогают ей поддерживать символический баланс»26. В то же время Н. Постман прославился как педагог (до того, как заняться медиа, он изучал вопросы образования, в частности, преподавание английского языка). Благодаря его усилиям уже в 1971 г. в в Стейнхардской школе (подразделение Нью-Йоркского университета) был создан первый учебный курс под названием «медиаэкология». Как отмечает А. Сколари, «Постман обучал, вдохновлял и работал вместе с такими признанными учеными как Поль Левинсон, Джошуа Мейровиц, Джей Розен, Лэнс Стрейт и Дени Смит»27. Лэнс Стрейт и «третье поколение» Закономерным шагом в развитии медиаэкологии стала институционализация науки: в 2000 г. под руководством профессора коммуникации Л. Стрейта в Фордхемском университете Нью-Йорка появилась Media Ecology Association (MEA, www.media-ecology.org), а спустя два года – началась публикация ежеквартального научного журнала Explorations in Media Ecology. Ученые, объединившиеся под эгидой МЕА (П. Левинсон, Р. Логан, Д. Мейровиц, К. Сколари, Д. де Кирхов, Д. Стернберг и другие), творчески интерпретируют наработки классиков в контексте «цифровой революции» и эпохи новых медиа, активно исследуют социокультурные сдвиги в обществе, которые повлекло за собой развитие киберпространства. «Некоторые исследователи киберкультуры охотно сравнивают технико-культурную трансформацию современного общества с той, что произошла в XV веке после изобретения книгопечатания. В этом контексте работы Эрика Хэйвлока, Маршалла МакЛюэна, Уолтера Онга и других медиаэкологов становятся настольными книгами для ученых, интересующихся новыми порядками, которые устанавливает цифровая интерактивная коммуникация» 28. 24

N.Postman. The Reformed English Curriculum

25

N.Postman. The Reformed English Curriculum

26

N.Postman. The Humanism of Media Ecology.

27

К числу «Отцов-основателей» относится также и ученик М. МакЛюэна У. Онг. «Его опус «Orality and Literacy: The Technologizing of the Word» (1982 г.) чрезвычайно важен для медиаэкологии… этот священник-иезуит – выдающийся эксперт в вопросах перехода от общества, основанного на устных традициях коммуникации, к обществу, где доминирует письменность. Полвека Онг анализировал различные аспекты этого перехода: литературный, теоретический, социальный, культурный, исторический и даже библейский», -- пишет А. Сколари. У.Онг выделял восемь эр в истории коммуникации – устную, раннюю письменную – вплоть до электронной и цифровой (К.Риджвей). Вслед за МакЛюэном Онг пришел к выводу, что «электронная технология привела нас в век «вторичной устности». Эта новая устность поразительно похожа на свою предшественницу: мистикой сопричастности, взращиванием чувства общности, концентрацией на текущем моменте и даже использованием формул» (Orality and Literacy, 1982) (см. Степанов, В. История медиаэкологии. Часть 2: отцы основатели и главные представители [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС] – режим доступа: http://media-ecology.blogspot.com/2011/04/2.html. – дата доступа: 01.06.2011.) 28 A.Scolari. Media Ecology. Map of a theoretical niche. Quaderns Del Cac,34, Vol. XIII (1), June, 2010. pp.17-27

5


Профессор Л. Стрейт известен своей активностью по популяризации медиаэкологии: в своей работе «Echoes and Reflections: On Mediaecology as a Field of Study»29 ученый проследил развитие дисциплины и выявил ее «интеллектуальные корни», в настоящее время Л. Стрейт – редактор Speech Communication Annual, и Explorations in Media Ecology, а также как редактор книжной серии Hampton Press, посвященной медиаэкологии30. В развитии западной медиаэкологии отчетливо прослеживаются две тенденции. Первая предполагает изучение медиа не как социально-культурного контекста развития общества, а как контекста общения, в котором индивиды взаимодействуют друг с другом (здесь ощущается влияние И.Гоффмана, Д.Мида и концепции «символического интеракционизма»). Подобную «двойственность» трактовки понятия «среда» отмечает Дж. Стернберг 31, когда пишет о двух традициях, наметившихся в этой науке, которые она условно называет «Янь» (акцент на массовой коммуникации, медиа как среда) и «Инь» (межличностные взаимоотношения, среда как медиа). Исследователь признает, что в последние годы традиции отдалились друг от друга, что приводит к «дисбалансу» медиаэкологии. «Традиция «Янь» включает культурные и психологические последствия применения технологий и техник массовой и межличностной коммуникации», и связана с такими дисциплинами как «история, философия, психология, литературоведение, экономика, политология». Традиция «Инь» фокусируется на «характеристиках социальных ситуаций и информационных контекстов… Ученые…концентрируются на исследованиях межличностной коммуникации в контекстах группового поведения и социального взаимодействия, опираясь на социологию и антропологию». Особо важна здесь теория И.Гоффмана, который полагал, что общение подобно драматическому представлению, в котором мы играем разные роли в зависимости от конкретной ситуации, конструируем идентичность и поведение, желая произвести нужное впечатление32. К. Нестром замечает по этому поводу: «Медиум – это структурированная социальная и символьная среда – организация людей и вещей, использующих определенные символы и технологии коммуникации, определенным образом организованные в пространстве и времени и зависящие от культурного контекста. Все это определяет реакции и, следовательно, мысли, чувства, ожидания и трансакции участников коммуникации. В этом смысле школа – это коммуникационная среда. И библиотека, и кинотеатр, и кофейня, и комната, где семья собирается, чтобы смотреть ТВ, и самолет, и учительская конференция…» 33. Как отмечает А.Роберт34, «говоря в общем, медиаэкологию можно разделить на два главных направления: одно занимается медиа в привычном понимании, обращаясь к разным формам коммуникации, таким как язык, речь, печатное слово…, а также оперируя словом «медиа» в более широком смысле, понимая под ним среду. Этот аспект медиаэкологии имеет дело с архитектурой, дизайном, городской инфраструктурой, способами и технологиями производства в той степени, в которой они относятся к человеческим экосистемам культуры и субъективности». Французская традиция: «медиология» Р. Дебре Исследования коммуникационных технологий в контексте культуры привело к формированию во Франции в 1980-1990-х гг. междисциплинарного научного направления «медиология» – оригинальные идеи его создателей мало известны в отечественной исследовательской среде: отчасти потому, что они померкли на фоне других теоретиков медиадискурса (Ж. Бодрийяр, П. Вирильо), отчасти – потому что перевод на английский язык фундаментального труда Transmitting Culture вышел лишь в 2004 г., а русское издание работы «Введение в медиологию» – в 2009 г. 35, что позволило, как отмечает автор рецензии на книгу Л. Стародубцева, открыть «и для постсоветского гуманитарного 29

Подр.см. рецензию S.Barnes. After televisions in trees (http://www.entrepreneur.com/tradejournals/article/168908904.html)

30

Степанов, В. Знакомьтесь: профессор Лэнс Стрейт – живой классик. [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://mediaecology.blogspot.com/2010/07/blog-post_21.html. – дата доступа: 20.05.2011. 31 J.Sternberg. The Ing and Yang of Media Ecology, http://www.media-ecology.org/publications/MEA_proceedings/v3/Sternberg03.pdf 32

Д.Мейровиц замечает по этому поводу: «Каждая конкретная ситуация отмечена спеицифическими правилами и ролями. Каждая ситуация предписывает и запрещает участникам разные роли» (J.Meyrowitz. NoSense of Place) 33 Цит по J.Sternberg. The Ing and Yang of Media Ecology, http://www.media-ecology.org/publications/MEA_proceedings/v3/Sternberg03.pdf 34

A.Robbert. Media Ecology. http://knowledge-ecology.com/2010/12/08/media-ecology/

35

Дебрэ, Р. Введение в медиологию / Р. Дебрэ; пер. с франц. Б.М. Скуратова. – М. : Праксис, 2010. – 368 с. – (Серия «Образ общества»)

6


дискурса пестрый спектр новых ракурсов и интерпретаций в решении ключевых вопросов исследований, которые группируются вокруг концепта «медиа» 36,37. Между тем, медиологию можно считать «французской версией» медиаэкологии, что косвенно подтверждает Л. Стрейт, когда указывает, что медиаэкология «Это <в том числе и> логика медиа, теория медиа, медиология (выделено мной – В.С.)» 38. Л. Стародубцева сравнивает работу М. МакЛюэна «Понимание медиа» с «Ветхим Заветом» медиатеории, в то время как опус Р. Дебре – соответственно, «Новый Завет», «Евангелие для современных медиа-исследователей, которые десятилетиями штурмуют замок под названием «Media Studies» 39. Политик и философ, профессор социологии Лионского университета Реже Дебре (Régis Debray) предложил термин «медиология» (médiologie) еще в 1979 г. в работе Le pouvoir intellectuel en France. В своем эссе «Qu'est-ce que la médiologie?»40, исследователь, подчеркивал, что «медиология не претендует на статус науки и даже какой-то «новизны», это «не социология медиа систем под другим именем», «не наука и не панацея». Ученый считал, что «медиология – это скорее исследование, охватывающее определенную проблематику. Это, если хотите, своеобразный способ видеть вещи» 41. Подобный ракурс характерен для постнеклассической науки, которая уходит от «генералистских теорий», иерархичных метанарративов эпохи модерна. Медиология – это 1) «изучение логики медиа и медиальности в самом широком смысле» 42 (Pratt Institute); 2) «метод анализа передачи смыслов в рамках культуры, различных форм трансляции, передачи культурных содержаний», «медиальности самой культуры» (Р. Дебре) 43, 3) «новая интердисциплина, которая осуществляет теоретическую рефлексию над формами трансляции культурных знаков и символов и при этом не является ни семиологией, ни психологией, ни социологией, ни прагматикой, ни историей» 44 (Л. Стародубцева), «бытописание медиумов в их связке с [социальными] институтами»4546 (Л. Кралечкин). Медиологию также трактуют в социологическом ключе как 5) науку, изучающую «какими медиа-средствами пользуется та или иная идеология, власть, религия для своего существования»47. Появление медиологии стало результатом «информационной» метапардигмы в современной социологии массовой коммуникации Франции (Ф. Бретон, С. Пру). Представители школы медиологии – Д. Буню, Л. Жерверо, Ф.-Б. Уиг, Л. Мерзо другие предлагают анализировать медиатехнологии с позиций их влияния на социальные практики. Под медиа представители этого направления понимают любой «транспорт», который обеспечивает символический обмен, посредник при коммуникации. При этом в понятие «медиа» включаются не только «массмедиа» – «такие как радио, кино, телевидение – медиологический подход стремится выявить все структуры, материалы и практики, которые используются в репрезентации» 48. По словам Р. 36

Стародубцева, Л. Медиология: ни наука, ни панацея [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://wrp.mediatopos.org/wpcontent/uploads/2011/05/Starodubtseva_Rec_Debray_Mediologie_Russian.pdf. – дата доступа: 01.06.2011. 37 При этом некоторые авторы отмечают плохое качество перевода. См. напр. рецензию П. Дейниченко: «Дебрэ пишет ярко и полемично. К сожалению, переводчик этого не заметил, предложив русскому читателю наукообразный подстрочник, где вместо «взаимодействие» обязательно пишется «трансакция». Более того. он, похоже и не всегда понимал французский текст». (Дейниченко, П. Бремя передачи. [ЭЛЕКТРОНЫНЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://www.slovosfera.ru/bookreview/debrai.html. – дата доступа: 20.04.2011). Или: «читать это не просто трудно, но временами почти невозможно, если не иметь в качестве наследия студенческой молодости навыка за одну ночь готовиться к экзамену по философии». (Гатов, В. О вращении медиасфер. // В. Гатов., Эксперт, № 4, 01.02.2010, C. 82 38 Scolari, A. 39

Стародубцева, Л. Там же.

40

Debris, R. Qu'est-ce que la médiologie? // R. Debris. -- Le Monde Diplomatique, August 1999, p32.

41

Наумова, Г. Медиакратия – власть посредственности. Беседа с Режисом Дебре // Вестник Европы, №19-20, 2007. –[ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://magazines.russ.ru/vestnik/2007/19/de24.html http://magazines.russ.ru/vestnik/2007/19/de24.html. – дата доступа: 01.06.2011. 42 What Is Mediology? / Orbis Medialogicus. [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://orbismediologicus.wordpress.com/what-ismediology/. – дата доступа: 23.03.2011. 43 Цит. по Кильдюшов, О. Апостроф // О. Кильдюшов. – Завтра, №7, 12.02.2010. 44

Стародубцева, Л. Там же.

45

Кралечкин, Д. Введение в медиалогию. // Актуальные комментарии, 22.12.2009. – [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://actualcomment.ru/book/375/. – дата доступа: 01.06.2011.) 46 К примеру, «секта» первых христиан смогла выжить, используя медиа в виде Библии (материальный носитель информации), который затем был преобразован в социальный институт – церковь, обеспечивающий информационный поток. 47 Соважо, А. Социология средств массовой информации // Журнал социологии и социальной антропологии. Т.2. Сцец. выпуск "Современная французская социология". -- СПб., 2009

7


Дебре, «медиология хотела бы осветить функции медиа во всех формах за большой промежуток времени (с начала рождения письма), и не быть одержимой современными медиа» 49. С точки зрения медиологов 50, медиа можно трактовать как 1) процесс создания символов (письмо); 2) социальный код (язык); 3) материальное устройство передачи информации (бумага), 4) система хранения и распространения информации. Медиологи оперируют «четырьмя М» (4М): «сообщением» (message), «медуимом» (medium), «средой» (milieu) и «опосредованием» (médiation). Концепт "milieu" очень важен, так как понимает медиа как живую среду, в которой коммуникационные технологии сочетаются с социальными практиками 51. Аналогичные мысли высказывал М. МакЛюэн, трактуя медиа как «любое наше расширение вовне» («Понимание медиа») – к ним канадский мыслитель относил и СМИ, и одежду, и деньги, и автомобили52. Р. Дебре солидарен: «…технический процесс способствует тому, что мы утрачиваем ранее свойственные нам качества или переносим их на носители вне нас самих». Как и семиотику, медиологию интересуют всевозможные коды: изображение, алфавит, живопись, математические символы, письма, нотная грамота, газеты, равно как и такие формы медиации как ДНК, компьютерные коды, физическая информация, коммуникация животных и растений и т.д. «Медиология стремится к перестройке изучения медиа в том смысле, что не только контент, но также формы этих практик существенны для понимания медийных объектов («Medium is the message» – прим. В.С.). Делая акцент на производстве, распространении, истории и эволюции медиа, медиологи стремятся поставить вопрос о логике медиации (выделено мной – В.С.)в максимально широком смысле»53. Медиатизация, как социальный процесс, изменяет общество – Р. Дебре называет этот процесс «медиократией»: «Власть… посредников… постоянно растет. В той степени, в которой творец, создатель отступает на задний план, его проводник, переводчик, «переносчик», то есть медиум, опосредующий связь произведения с общественностью, завоевывает все большее значение (выделено мной – В.С.)»54. Театральный режиссер обладает большей властью, чем Расин, которого он интерпретирует; модератор телешоу – чем его герой; журналист, публикуя политические комментарии, творит политику. Важнейший тезис Р. Дебре, который является фундаментом медиологии – «радикальное различие» между «коммуникацией» и «передачей» (transmission). Коммуникация – это перенос информации в пространстве. Медиа в традиционном понимании – газеты, радио, ТВ, интернет – обеспечивают непрерывную коммуникацию в социуме. В то же время, «передача» – это перенос информации во времени, что обеспечивает существование культуры. Символ такого медиа – «X-тека» (библио-, фото-, видео-, медиатека) – хранилище информации, которое формирует вокруг себя определенную среду и социальные практики. Трансмиссия ведет за собой социальные, политические, экономические сдвиги. «Акт передачи информации – это то, что собственно и представляет собой культуру, это именно то, чем человек отличается от животного. Животные понимают друг друга посредством акустических и визуальных сигналов, но одно поколение практически ничего не передает последующему, вся передача осуществляется на генном уровне. Человек же, напротив, единственное живое существо, которое помнит о своих предшественниках и передает своим детям завоеванные им знания (выделено мной – В.С.) […]Человек – единственный из всех живых существ – в состоянии творить свою 48

What Is Mediology? / Orbis Medialogicus. [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://orbismediologicus.wordpress.com/what-ismediology/. – дата доступа: 23.03.2011. 49 Debris, R. Qu'est-ce que la médiologie? // R. Debris. -- Le Monde Diplomatique, August 1999, p32. 50

Int roduct ion t o Me diolog y.An Over view of T heory and Met hod. Там же.

51

Там же .

52

Влияние М. МакЛюэна на Р. Дебре признает ряд исследователей (см. Gagnon, J. R é g i s D e b r a y , I n t r o d u c t i o n à l a m é d i o l o g i e . [ Э Л Е К Т Р О Н Н Ы Й Р Е С У Р С ] . – р е ж и м д о с т у п а : http://www.fondation-langlois.org/html/e/page.php?NumPage=537. – дата доступа: 20.05.2011). Вторая глава «Введения в медиологию» озаглавлена «The Medium is the Message», что является отсылкой к афорюзму канадского исследователя. Сам Р. Дебре отмечал вклад Торонтской школы (Г. Иннис, М. МакЛюэн, Д. де Керхов): «Стоит признать, что МакЛюэн, остроумный человек с хорошей интуицией, но не очень скрупулезный, использовал термин «медиум» немного экстравагантно, но упрощенчиство – не есть глупость. Оно ведет к достаточно сложным замечаниям» (Дебре, Р. Введение в медиологию). Ж. Гагнон указывает не сколько на научные расхождения, сколько на личности ученых: «скептический рационализм бывшего марксиста… против неоднозначных афоризмов и других интуитивных аннотаций МакЛюэна, консервативного и убежденного католика». 53 What Is Mediology? / Orbis Medialogicus. Там же. 54

Наумова, Г. Медиакратия – власть посредственности. Беседа с Режисом Дебре

8


историю, собирая опыт прошлых поколений, делая из него выводы и извлекая пользу. Мы даем нашим символам письменное и образное выражение, мы как бы вписываем в материю то, что с нами должно было бы исчезнуть»55. И далее: «Вследствие этого, я полагаю, что не коммуникация является основополагающей базой антропологии, а передача накопленных ценностей, потому что она изначально свойственна человеку и представляет его суть». «То есть, культура, по Р. Дебре, характеризуется 1) символьной формой; 2) коллективной организацией; 3) технической системой коммуникаций, поддерживающих ее стабильность. Роль медиа чрезвычайно важна в процессах «передачи» (трансмиссии): техника («все, что не относится к генетическому наследию человека») способствует развитию культуры, однако: «Именно эта передача приобретенных в процессе развития человечества свойств сегодня находится под угрозой. Охватившая весь мир коммуникация мешает этой исключительно важной передаче культурных ценностей и опыта прошлого или, по меньшей мере, затрудняет ее. Мы все лучше осваиваем пространство, при этом все меньше и меньше владеем временем», – полагает Р. Дебре. Грозящая «деисторизация общества» связывается с тем, что такие медиа как школы, инстиутуты, семьи (формы организации в социуме) не справляются с задачей «передачи духовного наследия следующим поколениям». Р. Дебре считает, что медиология «пытается… внести свой вклад в то, что в один прекрасный день назовут экологией культуры»56. Подобные воззрения Р. Дебре близки идеям Г. Инниса, который считал, что из-за развития массмедиа, современная западная цивилизация «одержима настоящим», эволюционируя исключительно по «пространственной» модели 57: рациональные, линейные медиа «разбили время на кусочки, удобные инженерам» и разрушили баланс, необходимый для выживания культуры, подорвав преемственность, которую обеспечивают «временные» медиа. Важнейшая проблема, которую пытаются решить медиологи – взаимоотношение между «техникой» и «культурой»: «мы пытаемся понять, как методы трансмиссии и коммуникации приводят к изменениям в ментальности и поведении (выделено мной – В.С.), (вар. перев.: «как коренное изменение, перелом в наших методах передачи информации и доставки сообщений, вызывают трансформации в мышлении и в поведении индивидов» 58) равно как и культурная традиция способствует развитию, усваивает или преобразует техническую инновацию» 59. Р. Дебре рефлексирует на схожие темы, что и Э. Хейвлок и Н. Постман: «с момента изобретения письменности мы больше не обладаем такой хорошей памятью, как раньше. Уже Платон жаловался и предостерегал, что вследствие появления письменности человечество потеряет память, потому что мы запечатлеваем наши мысли и воспоминания на папирусе… Именно здесь и возникает проблема, интересующая медиологов: «Насколько серьезно следует принимать технику?» 60 (Ср. с мнением Н. Постмана о «фаустовской сделке» человека с новейшими технологиями 61). Таким образом, медиология, как междисциплинарный подход (объединяющий историю искусства, религии, теорию коммуникации, эстетику и другие области знания) с одной стороны пытается философски осмыслить символьную реальность медиа, в которой существует человек (феномен «посредничества» технологий), с другой – трактует культуру как медиа или среду, формируемую технологиями коммуникации (процессы «трансмиссии» и «коммуникации»). Р. Дебре и его сторонники утверждают, что медиа формируют «экосистему» – новые технологии не «убивают» старые (в работах, посвященных медиологии часто обыгрываются слова персонажа В. Гюго, который полагал, что книга «убьет» собор), но меняют систему взаимоотношений в обществе 62. Подобные подходы и размышления о месте технологий в социуме привели Р. Дебре к созданию оригинальной концепции «медиасфер» – «сред» передачи сообщений, которые сменяют друг друга в 55

Наумова, Г. Медиакратия – власть посредственности. Беседа с Режисом Дебре

56

Дебрэ, Р. Введение в медиологию.

57

Подр. о концепциях Г. Инниса см. соотв. раздел работы или: Степанов, В. Знакомьтесь: Гарольд Иннис – предтеча медиаэкологии как науки [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://media-ecology.blogspot.com/2011/02/1.html -- дата доступа: 20.05.2011. 58 Дебрэ, Р. Введение в медиологию. 59

What Is Mediology? / Orbis Medialogicus. Там же.

60

Наумова, Г. , Там же.

61

Postman, N. Five Things We Need to Know About Techno-logical Change. Conference in Denver, Colorado, 27 March 1998.

62

Intr oduc tion t o Mediology.An Over view of T heory and Met hod. [ЭЛ ЕКТРОН НЫ Й РЕС УРС] . – ре жим дос тупа: http://www9.georgetown.edu/faculty/irvinem/theory/WhyMediology.html. – дата доступа: 20.04.2011.

9


истории63, «динамических систем из комплекса экосистем, возникших вокруг доминирующей медиатехнологии»64 (идея, аналогичная подходу М. МакЛюэна: культуры, детерминированные медиатехнологиями – аудиальная, печатная («Галактика Гуттенберга»), визуальная; также ср. с «эрами коммуникации», предложенными У. Онгом)65. По мысли Р. Дебре66, от эпохи бесписьменных искусств – «мнемосферы», человечество последовательно вступало в «логосферу» (технокультурную среду, которую породила письменность), «графосферу» (эпоха печатного пресса), «видеосферу» (электронная аудиовизуальная коммуникация), чтобы остановиться на пороге новой цифровой среды, киберпространства – «гиперсферы»67. Как отмечает ученый, «с XV века до вчерашнего дня книгопечатание определяло графосферу. Сегодня же нас окружает видеосфера, в которой, на основе изменившегося ощущения врем ени, сиюминутное преобладает, торжествует над вечным, внешнее над внутренним, реактивное над дискурсивным. И эта видеосфера уже переходит в своего рода гиперсферу, которая состоит преимущественно из «цифровых» сигналов» 68. Иными словами, подчеркивается тезис о том, что культура – это медиа или, можно сказать, что медиатехнология формирует культуру (К. Риджвей: «медиа… – это субстанция из которой вырастает «культура») 69. Связь с концепциями Н. Постмана, Э. Эйнштейн, Э. Хейвлока и, в особенности, М. МакЛюэна очевидна. Р. Дебре систематизировал характеристики «медиасфер» в таблице, которую стоит привести целиком: Логосфера Групповой идеал; политическая тенденция

Фигура эпохи; вектор

«Единичный» (Город, Империя, Королевство»); абсолютизм Круг (вечность, повторение); направленность в прошлое

Каноническое поколение

Старшие

Класс-носитель духовности

Церковь (пророки, духовенство)

Критерий легитимности Ведущая сила

Графосфера «Всеобщий» (Нация, Народ, Государство); национализм и тоталитаризм Линия (история, прогресс); направленность в будущее

Видеосфера «Каждый» (население, общество, мир); индивидуализм и аномия Точка (текущие события); ориентация на себя: культ настоящего

Взрослые Интеллигенция (профессура, доктора)

Молодежь Медиа (вещатели, продюсеры)

«Божественный» (потому что свято)

«Идеальный» (потому что правдиво)

«Эффективности» (потому что работает)

Вера (фанатизм)

Закон (догматизм)

Мнение (релятивизм)

63

Р. Дебре: «Формы трансмиссии символьных систем в современную эпоху неотделимы от медиатехнологий (the modes of physical transport), сочетание которых формирует технологически детерменирвоанную «медиасферу» (то есть, определенную конфигурацию пространства и времени)». (Debris, R. Qu'est-ce que la médiologie? // R. Debris. -- Le Monde Diplomatique, August 1999, p32). 64

Gagnon, J. R é g i s D e b r a y , I n t r o d u c t i o n à l a m é d i o l o g i e . Т а м ж е .

65

Интерпретатор Р. Дебре Ж. Гагнон: «Принадлежа к числу авторов, которые пытаются понять и объяснить влияние техники, технологии и медиа на человеческую культуру и его взаимоотношения со средой, Дебре, предлагает категории, чтобы объяснить различные медиаэпохи, которые он называет медиасферами». ( Gagnon, J. R é g i s D e b r a y , I n t r o d u c t i o n à l a m é d i o l o g i e , Т а м ж е ). 66 «Исходя из медиологической перспективы историю можно разделить на три так называемые медиосферы» (цит. по Наумова, Г. Там же). 67

Стародубцева, Л. Там же

68

Наумова, Г. там же.

69

Ridgeway, K. What is Media Ecology? [online: http://www.theodigital.com/2010/08/what-is-media-ecology.html]

10


Статус индивида

Субъект (управляется)

Гражданин (убеждается)

Потребитель (искушается)

Определяющий миф

«Святой»

«Герой»

«Звезда»

Ссылка на авторитет

«Бог сказал мне»

«Я прочитал»

«Я видел по ТВ»

Критерий доверия

«невидимо»

«разборчиво»

«видимо»

душа

сознание

тело

Субъективный «центр притяжения»

Подобная структура дала повод ряду авторов, например, Д. Кралечкину 70 упрекать автора в ненаучности подхода: власть медиа как конструктора культуры кажется тотальной, что напоминает о ярлыках «технологического детерминиста», которых удостоился М. МакЛюэн от критиков 71. Стоит отметить, что на оценку наследия Р. Дебре в значительной степени влияет его политическое прошлое и необычный для политика уход в серьезную академическую науку: «человек, который предал Че Гевару» (Д. Кралечкин), «Режи Дебрэ, человек-легенда, крайне левый марксист, соратник Че Гевары и Франсуа Миттерана, профессор Сорбонны и научный революционер… убедил не только себя, но и немало своих учеников в том, что создал новую науку. Не область другой науки, не имитацию, а подлинно новую отрасль знания» (В. Гатов). Тем не менее, несмотря на характеристику философии Р. Дебре как «Бодрийяра-light» и «близости к… традиции техницистской поп-антропологии», средовой подход к медиа, акцент на взаимодействии коммуникационных технологий и культуры (с учетом социального контекста)—и в то же время критический взгляд на этот симбиоз, оперирование понятиями «медийных эпох» (медиасферы), попытка проследить эволюцию средств коммуникации и их влияние на психологию и социокультурную динамику – все это, безусловно, позволяет говорить о медиологии как о «французской медиаэкологии». А о Р. Дебре – как о «французском Лотмане» (концепци культуры как медиа, символьной среды) или о «французском МакЛюэне» (медиа как расширения чувств, задающие интерпретацию действительности).

Исследования в России Еще в 1980-е гг. в СССР некоторые исследователи (В. Борев, Ю. Коваленко) предлагали исследовать СМИ по трем направлениям: искусствоведческом (эстетический анализ), культурно-философском («глобальные воздействия СМИ на культуру, общество, мышление в условиях современной цивилизации») и общекоммуникативном (законы развития, трансформации и функционирования СМИ). Похожую методологию находим у Э. Багирова: 1) социологическое направление (процесс производства и потребления медийных произведений); 2) историческое («генетический анализ»); 3) футурологическое (прошностические исследования); 4) культурологическое (анализ медиатекстов) 72. 70

«Все эти корреляции грешат не столько произвольностью, сколько узнаваемостью и тривиальностью. Они попадают в некие уже готовые фреймы «опознания» и словно бы рассчитаны на то, чтобы читатель подумал: «а, точно, так оно и есть!». Читатель должен не столько узнать новое, сколько удивиться ловкости находок». (Кралечкин, Д. Введение в медиалогию. // Актуальные комментарии, 22.12.2009. – [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://actualcomment.ru/book/375/. – дата доступа: 01.06.2011.) 71

Подр. анализ критики М. МакЛюэна см. здесь: Strate, L. Studying Media as Media, MediaTropes, Vol I, 2008, p. 127–142. Русский перевод В. Степанова: Изучение медиа как медиа: МакЛюэн и медиаэкологический подход. [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://mediaecology.blogspot.com/2011/02/blog-post_23.html. – дата доступа: 20.04.2011. 72

Э. Багиров Методологические проблемы изучения СМК // Телевидение вчера, сегодня, завтра. – М., 1981

11


Современные исследования медиа в России отличаются пестротой и разнообразием подходов. Остановимся лишь на некоторых из них: 1) медиаобразовании (прикладном аспекте медиаэкологии), 2) медиафилософии Санкт-Петербургской школы (пример фундаментальных исследований медиавоздействия). Медиаобразование. По определению, которое дает А. Федрорв, медиаобразование – это процесс развития личности с целью формирования культуры общения с медиа, творческих, коммуникативных способностей, критического мышления, умений… восприятия, интерпретации, анализа и оценки медиатекстов, обучения различным формам самовыражения при помощи медиатехники 73. Иначе говоря, это меры, направленные как на адаптацию человека в медиатизированной среде, так и на превращение его в активного пользователя медиа – просьюмера. При этом разграничивается медиаэкология как «разновидность духовной экологии» и медиалогия/коммуникативистика как учение о социокультурных эффектах медиа. Если трактовать понятие «медиаобразование» широко, то можно сказать, что развитие этой области педагогики началось еще в 1920-х гг., когда появился ВГИК, киноуроки, кружки юнкоров, рабкоров и селькоров. Из-за отсутствия школы подготовки профессиональных сотрудников для СМИ и киноиндустрии приходилось начинать со «стихийного медиаобразования». Однако изучение медийной грамотности в современном понимании – для широких масс населения, а не журналистов – началось в начале 1990-х гг. Пионером медиаобразования можно назвать профессора А. Шарикова. Сегодня Россия движется по пути развития медиаобразования быстрыми темпами: на эту тему опубликовано уже более 400 статей в научных журналах и сборниках, 18 учебников и монографий, 10 брошюр, защищено 10 диссертаций. Настоящая научная школа появилась в Таганрогском государственном педагогическом институте. Здесь действует кафедра медиаобразования, которую возглавляет проректор вуза по научной работе А. Федоров. Двадцатилетние исследования и активное использование зарубежного опыта привели к созданию в ТГПИ в 2002 году педагогической специализации «Медиаобразование». Российские ученые с 2005 года выпускают журнал «Медиаобраование», работает тематический портал с электронной библиотекой (http://edu.of.ru/mediaeducation) а в 2000 году благодаря профессору Л. Зазнобиной появился сайт www.mediaeducation.ru. В 2008 году Ассоциация кинообразования и медиапедагогики России стала официальным партнером ООН в проекте создания русскоязычного сегмента всемирного портала Media Literacy Education Clearinghouse. Ряд учебных программ рассчитан как на школьников (основы экранной культуры, фототворчество), так и на университетских студентов (история медиакультуры, медиапедагогика, социология медиакультуры и др.) 74 В 2003 г. на журфаке МГУ при поддержке ЮНЕСКО был разработан всероссийский модуль медиаобразования. Адаптированная программа апробировалась в мае 2004 года в Центре медиаобразования Южно-Уральского государственного университета. Модуль включал в себя несколько проектов и тематических направлений: 1) Непрерывное образование для широкой общественности. В 2004-2006 годах прошли «круглые столы» на темы: «Роль СМИ в формированнии информационной культуры общества», «Медиаобразование: проблемы и перспективы» и другие. В последнем, кстати, принимали участие чиновники, журналисты, представители ЮНЕСКО и исследователи факультетов журналистики, теоретики медиаобразования, 2) Школьное образование. Проект «Школа информационной культуры» на базе челябинской школы №67. Факультативные занятия включали в себя «Историю медиаобразования», «Культуру речи», «Искусство общения», «Основы творческой деятельности журналиста», 3) Высшее образование. Семинары в ЮжноУральском университете – их цель научить молодежь понимать «как массовая коммуникация используется в социуме, овладеть способностями использования медиа». Также введен спецкурс «Медиакультура», 4) Образование для неблагополучных групп населения. С марта 2005 года появились благотворительные курсы компьютерной грамотности для пенсионеров, которые проводят студенты, 5) Образование для воспитателей и учителей. Специальные семинары проходили на базе Центра медиаобразования. Н. Гендина создала учебную программу для педагогических колледжей, где возможна подготовка «учителей основ информационной культуры личности» (2006 г.) 73

Федоров, А. Словарь терминов по медиаобразованию, медиапедагогике, медиаграмотности, медиакомпетентности / А. Федоров. -Таганрог: Изд-во Таганрог. гос. пед. ин-та, 2010. 74 Подр. см. http://www.mediagram.ru/programs/

12


Информационная культура в данном случае связывается с оптимальнымие способами обращения с информацией; механизмами совершенствования технических сред производства, хранения и передачи информации; развитием системы обучения, подготовки человека к эффективному использованию информационных средств и информации (В. Кравец, В. Кухаренко, «Вопросы формирования информационной культуры»). Медиафилософия. В 2007 г. на базе философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета возник Исследовательский Центр медиафилософии под руководством профессора В. Савчука (http://mediaphilosophy.ru). Исследователи (В. Савчук, Г. Хайдарова, А. Иваненко, Д. Сивков, М. Степанов и др.) сконцентрировались на анализе феноменов медиа, медиареальности, медиакультуры: опираясь на концепцию М. МакЛюэна, медиа трактуются уже не как «технические посредники, транслирующие нечто, что в них самих отсутствует… но сами предстают всепоглощающей, всеохватной средой, то есть реальностью опыта и сознания (выделено мной – В.С.)»75 «Техника, медиумы меняют культуру и общество, а с этим наш взгляд на мир. Зависимость от медиа определяет наше восприятие мира, познание, да и само мышление». Авторы подчеркивают, что медиафилософия – не просто теория медиа: «Предметом медиафилософии является медиареальность, заданная новыми технологиями и включающая человека как условия, средства и цели коммуникации. Медиафилософия, решает проблемы, которые прежде относились к сфере интересов философии науки, философии культуры, социологии, политологии, эстетики и теории искусства, под углом зрения воздействия результатов высоких технологий на человека. Иными словами, она продумывает ситуацию воздействия на человека, на его картину мира, мировоззрение, способ идентификации, на его тело и чувства средств массовых коммуникаций; она заостряет вопрос как возможно существование человека в ситуации всевозрастающего потока соблазняющей, увлекающей и, неизбежно, растворяющий его в себе, медиареальности».76 Медиареальность – синоним информационной среды, инфосферы, однако, это философская, а не социологическая категория: важен анализ фундаментальных эффектовы, а не вопросы эффективной коммуникации. Как отмечает В. Савчук, «благодаря рекламе, СМИ, господству визуальных образов создается новая реальность, в которой мы живем, правила и нормы которой выполняем, но ее последствия еще не осмыслены гуманитариями (выделено мной – В.С.)» 77. Актуальна проблема медиальности или посредничества коммуникационных технологий (от языка до интернет-пространства) в культуре и социуме: «медиафилософия занята тем пространством, которое отделяет человеческое сознание от мира вещей как таковых, от истинного представления о бытии (выделено мной – В.С.)… можно сказать, что предметом медиафилософии является и то, что соединяет, объединяет между собой людей, вещи в медиальном пространстве. Это все ничто иное как культура, ее производные и язык» 78. Впервые термин «медиафилософия» ввел немецкий исследователь Р. Фитц в 1992 г 79. В числе авторов, повлиявших на становление науки, называют Ж. Дерриду, Ж. Батая, Ж. Делеза, Ж. Бодрийяра, В. Флуссера, Р. Барта, среди наук – семиотику как метанауку о знаковых системах. Наиболее активно медиафилософия развивается в Австрии и Германии (в некоторых университетах введен соответствующий курс) – среди известных исследователей выделяются Ф. Хартманн (книга «Медиафилософия, 2000 г.), Р. Маргайтер, Б. Гройс, П. Слотердик, М. Сандботе («Систематическая медиафилософия», 2005 г.)

75

Савчук, В. Медиафилософия: формирование дисциплины [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://www.intelros.ru/pdf/mediafilosofia/01.pdf. – дата доступа: 20.05.2011. 76 Сачук, В. Неизбежность медиафилософии [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://mediaphilosophy.ru/biblioteca/articles/savchuk_inevitability/. – дата доступа: 01.06.2011. 77

Кузьмин, А. Медиареальность. Медиасубъект. Медиафилософия. Интервью с В. Савчуком [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://www.slideshare.net/ramakaa/ss-4570185. – дата доступа: 20.05.2011. 78

Фатыхова, Н. Истоки и актуальность медиафилософии [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://www.lib.csu.ru/vch/094/17.pdf. – дата доступа: 10.06.2011. 79 Помимо термина «медиафилософия» для обозначения подхода, который исследует медиареальность как таковую упоминаются: коммуникология (В. Флюссер), медиофилософия (И. П. Смирнов), философия медиатеории (А. Рёслер, Б. Штайгер), интермедиальность (Й. Хельбиг), теория медиа (Фр. Хартман), медиология (Р. Дебрэ), субмедиальность (Б. Гройс).

13


В России медиафилософия как научная дисциплина только формируется 80: но если в 2007 г. интернет-поисковик по запросу «медиафилософия» выдавал 7 результатов на русском языке, то в 2010 – уже более 8,6 тысяч. Благодаря усилиям Центра прошла уже четвертая Всероссийская научная конференция, посвященная этой тематике («Медиафилософия IV. Необратимость 81 медиатрансформаций») , на которой поднимались проблемы коэволюции человека и новых медиа. Проблемное поле исследований Центра медиафилософии включает как сугубо философские темы, спроецированные на медиасреду – эпистемология новых медиа, топология медиапространства, онтология медиареальности, так и культурологические: цифровой образ, фотография, эстетика новых медиа, теория искусств в эпоху медиа, а также социологические – медиа и глобализация, постинформационное общество, медиаэкология социального пространства и т.д. «Культурнофилософский» акцент привел к тому, что с сентября 2011 г. Центр готовит магистров по специальности «Культурология медиа»82. Предполагается, что будущие медиафилософы смогут быть как «профессионалами в области медиакоммуникаций», так и «медиакритиками», «аналитиками и теоретиками медиа», смогут работать в том числе «в сфере медиаобразования». Любопытно, что по утверждению В. Савчука, современная философия ударилась в абстракции, в то время как «медиафилософ… в анализе конкретных проблем не утрачивает при этом целостного подхода, определяющего существо философской мысли (выделено мной – В.С.)»83. Под конкретными проблемами, на которые выходит медиафилософия 84 петербургские философы понимают необходимость медиааналитикии и медиаобразования. В массмедиа «повсеместно звучит речь медиаманипуляторов – политтехнологов, телеведущих и культуралов, объективно препятствующих осознанности, рефлексивности и здоровой иронии по отношению к сообщаемому массмедиа», поэтому особо важна позиция аналитика медийного дискурса (медиареальности). Что касается медиаобразования, то его сверхзадача—«увидеть конструкцию и способ функционирования очевидности» – иными словами, дать массовой аудитории возможность осознать, что подобно тому, как «язык говорит человеком», аудиовизуальные образы также «смотрят нами» 85, «решить проблему рефлексивной позиции», научить критически относится к медиареальности. При этом особый акцент делается на «исследовании влияния новых медиа на образ жизни, мировоззрение и сознание больших масс людей, становящихся пользователями Интернет и, тем самым, втягиваемых в медиареальность». Налицо попытка совместить глубокий анализ медиакультуры и философское осмысление медиа, изыскания, охватывающие широкий спектр технологий – от репрезентации гендера и конструирования телесности в фотографии и кино до манипулятивных техник СМИ – с прикладными аспектами существования человека в информационной среде, использовать философский концепт «медиареальности» (инфосферы) для выработки конкретных мер по адаптации (критическая рефлексия, медиаграмотность). В то же время наметился «цифровой поворт» в сторону киберпространства. С учетом того, что медиафилософия находится в процессе становления, подобные трансформации представляют большой интерес. Исследования в Украине В июне 1999 года в Львовском национальном университете им. И. Франко был создан Центр медиа экологии, который возглавил доктор филологических наук Б. Потятиник (с 2009 г. – доцент Н. Габор). Объект исследований Института – информационное пространство, «среда, созданная, прежде всего,

80

Подр. развитие междисциплинарного подхода обсуждалось на конференции «Медиафилософия II: границы дисциплины». С тезисами докладчиков можно ознакомиться: http://www.intelros.ru/intelros/biblio_intelros/4419-mediafilosofiya-granicy-discipliny.html, а также в разделе: «Проблемное поле медиафилософии» сборника конференции «Медиафилософия I: основные проблемы и понятия»: http://www.intelros.ru/intelros/biblio_intelros/2974-mediafilosofija.-osnovnye-problemy-i.html 81 http://mediaphilosophy.ru/biblioteca/conference/monsters/ 82

См. программу курса: http://mediaphilosophy.ru/master/

83

Здесь и далее цит. по: Савчук, В. Медиафилософия.ru [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://mediaphilosophy.ru/biblioteca/articles/savchuk_internet/. – дата доступа: 06.04.2011. 84 Что кажется невероятным после анализа учебных программ, где «топологическая рефлексия» соседствует с «тотальной реконструкцией чувственности в кино», «Медиальными конструкциями тела», «апроприацией энергии протеста художника в аттрактивные моменты общества консюмеризма» и т.д. 85 В. Савчук оперирует афоризмом «медиа – внутри нас».

14


средствами массовой информации»86. Медиаэкология интерпретируется как наука, которая «концентрируется на философском осмыслении влияния массовой коммуникации, в частности, медиатехнологии, на человеческую псхиику и культуру в целом». При этом, прикладными аспектами науки выступают медиакритика и медиаобразование. Таким образом, в работе украинских ученых выделяются три направления87: – медиакритическое: анализ медиа дискурса88. По мнению Б. Потятиника, именно медиакритика (как массовая, так и профессиональная) – «один из важнейших инструментов саморегуляции массовой коммуникации (выделено мной – В.С.)»89. Научные материалы Института, а также эссе, в которых поднимаются темы пропагандистких фальсификаций, медийной агрессии, свободы слова в СМИ, порнографии и др. публикуются в журнале «Медикаритика» (mediakrytyka.info), который выходит при поддержке посольства США. «Направление медиакритики предусматривает аналитическое осмысление украинской медиасреды, в частности, ее контента… аналитические обзоры… будут способствовать формированию в Украине свободной и ответственной прессы, как части гражданского общества»90. До 2012 г. Институт должен разработать научно-исследовательскую тему «Становление медийной критики в Украине» (научный руководитель – проф. Б. Потятиник) и внедрить учебный курс «Медиакритика». «В нашем понимании, появление и функционирование медиакритики является проявлением своеобразного ноосферного экобаланса или нооценоза (по аналогии с биогеоценозом), – отмечает Б. Потятиник. – Впрочем, традиционная медиакритика является только верхним слоем осмысления массовой коммуникации. Далее идет медиафилософия»91. –медиафилософское: осмысление влияния массовой коммуникации, в частности, медиатехнологий, на культуру и цивилизацию. Подробно идеи львовской школы изложены в работах Б. Поятиника «Философия массовой коммуникации» и «Медиа: ключи к пониманию» 92. В книгах изложены традиционные для медиаэкологии идеи «коммуникационных эпох» и эволюции медиа, социально-культурный анализ феномена медиатизации, уделяется внимание семиозису (формирование знаковой реальности) и виртуальной реальности, которую создают медиа, поднимаются проблемы взаимодействия «техника» (медиатехнологии)—«культура». В то же время особо подчеркиваются темы «патогенного влияния» медиа: «электронный тоталитаризм», манипуляции сознанием, мистификации, порнография, гиперреклама, цензура и фильтрация информации, глобализация. – медиаобразовательное: распространение знаний о массмедиа среди широкой общественности относительно психологических угроз, связанных с пропагандой, фальсификацией информации, порнографией и экранным насилием, «черного PR» – практический аспект медиаэкологии 93. Медиаобразование «распространяется на широкую общественность», так как «сегодня ТВ для большинства населения, в частности детей и подростков, является средством освоения мира, который может дать как положительный, так и отрицательный опыт». Речь идет о привитии «психологического иммунитета» от агрессивной информационной среды, «психологической устойчивости». Весьма интересны гипотезы, выдвинутые специалистами ЛГУ: 1) аудитория стран с бывшим тоталитарным прошлым более подвержена психологическим манипуляциям массмедиа; 2) для население посттоталитарных стран одинаково опасны как потоки насилия и порнографии, так и пропаганда и фальсификация; 3) патогенен не столько отдельный медиатекст («агрессивная семиотическая структура»), сколько контекст, в котором он воспринимается – как видим, для украинской школы 86

http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/pro_nas.htm

87

Подробнее с работами сотрудников Института можно ознакомиться здесь: http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/biblioteka/spysok.htm, а также по адресу: http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/pro_nas_vmist/nashi-publik.htm 88 У Б. Потятиника можно найти замечательную мысль, характеризующую медиаэкологическую традицию, которая тянется со времен Н. Постмана, известного своей критикой эффектов ТВ: медиакритику можно разделить на критику «консерваторов» и «революционеров»: первые считают, что ТВ «испортило» «золотой век» печатного слова, вторые – отстаивают «более прогрессивный, по их мнению, медиум – интернет», который возвращает к тексту – в форме мультмедийного гипертекста, который переносит нас к идеалу «всеведенья и вездесущности» (см. Потятиник, Б. Медіа: ключі до розуміння. Раздел 2). 89 Потятиник, Б. Філософія масової комунікаці. 90

http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/proekty.htm

91

Потятиник, Б. Медіа: ключі до розуміння.

92 93

Потятиник, Б. Медіа: ключі до розуміння. /Б. Потятиник. -- Серія: Медіакритика. – Львів: ПАІС, 2004. http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/proekty.htm

15


характерен учет социально-политических факторов воздействия медиатехнологий. Институт 94 выпускает тематический научный журнал «Медиаобразование» , а на базе львовской СШ №77 успешно внедрена медиаобразовательная программа. В 2002 г. Институт провел Международную научно-практическую конференцию «Медиаобразование как часть гражданского образования» и выпустил сборник тезисов конференции «Медиа-атака» 95. Важная особенность украинской медиаэкологии – тесная связь с концепцией ноосферы: «Что касается философии этой нетрадиционной экологии, то ее можно вывести, скажем, из идей Владимира Вернадского про ноосферу»96. Под ноосферой понимается не столько «геологическая или космическая сила», как ее определял В. Вернадский, а сколько «единая планетарная сеть – информационная сфера»97 (всемирная медиасреда – результат процесса глобализации: «во второй половине XX века локальные информационные системы слились»). Б. Потятиник отмечает: «мы понимаем ее как целостную динамическую систему (выделено мной – В.С.), способную чутко реагировать на любые информационные возмущения. Благодаря современным электронным СМИ ноосфера стала гиперчувствительной даже к мысли отдельного человека буквальная трактовка метафоры «экология»». Как следствие, необходимо поддерживать стабильность этой глобальной экосистемы (что приводит львовских ученых к постепенному переходу от медиаэкологии к «экологии ноосферы», как к более широкому научному полю): «Общими принципами экологии ноосферы, по нашему мнению, можно считать соблюдение (или нарушения) информационного экобаланса (выделено мной – В.С.)»98 Другая особенность львовской школы – буквальная трактовка метафоры «экология» – прежде всего перенос природоохранных концепций в инфосферу (вплоть до образа организации Greenpeace применительно к медиа): «Период безостановочного информационного развития напоминает неконтролируемую атомную реакцию. Каждая сфера планеты проходила подобную фазу нестабильности. Критическая нестабильность ноосферы может вывести планету из равновесия. Таким образом, медиаэкология базируется на вере в возможность преодоления этой фазы» 99. Об «охранительном» уклоне свидетельствуют темы круглых столов («Интернет: новые возможности и возможные опасности" (1999 г.), "Использование черных PR в предвыборных технологиях" (2000 г.), "Психологические последствия экранного насилия" (2000 г.), Насилие реальное и виртуальное" (2001 г.), а также опубликованные сборники В последнее время Институт активно занимается изучением интернет-пространства как новой медиасреды рефлексией на тему места журналистики в ней: в 2010 г. вышла книга Б. Потятиника «Интернет-журналистика»100. В труде подробно разбираются феномены новой среды (деконструкция, гипертекстуальность, мультимедийность, персонализация, интернет как конвергентное медиа и его сосуществование с другими типами), даются конкретные рекомендации по использованию интернета журналистами (написание текстов, «роевая философия» и взаимодействие в Сети, эволюция жанров, изменения в образовании), наконец, делаются попытки прогноза развития среды («Сеть – не просто инструмент. Прежде всего речь идет об Интернет как о среде, «доме», в котором «живет» журналистика»). Также в Институте разрабатывается научная тема «Становление сетевых СМИ в Украине»101. Несколько иной подход, гораздо более близкий к традиционным медиаэкологическим исследованниям, предлагают исследователи Центра медиакоммуникаций и визуальных исследований Харьковского национального университета им. Н. Каразина (по сути, программа по содержанию очень близка к той, что основал в Нью-Йорском университете в 1973 г. Н. Постман). 94

http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/zurnal/indexukr.htm

95

Медіа-атака. Матеріали міжнародноi конференціі. Львiв: ЗАХІДНОУКРАЇНСЬКИЙ МЕДІА-ЦЕНТР «НОВА ЖУРНАЛІСТИКА», 2002 [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/pro_nas_vmist/Tezy.pdf. – дата доступа: 10.06.2011. 96 Потятиник, Б. Особливості національної медіаекології [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/rich.html. – дата доступа: 20.05.2011 97 Ботятник, Б. Філософія масової комунікації [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС]. – режим доступа: http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/biblioteka/filospotjt.htm. – дата доступа: 01.06.2011. 98 Ботятник, Б. Філософія масової комунікації. Там же 99

http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/index.htm

100

Потятиник, Б. Інтернет-журналістика : навч. посіб. / Б. Потятиник. – Львів : ПАІС, 2010 (оглавление доступно по адресу: http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/borys/internet_journ.htm ). 101 http://www.lnu.edu.ua/mediaeco/mereg_zmi/mereg_temy.htm

16


Концепция Центра, который возник на базе кафедры медиакоммуникаций в 2009 г. (руководитель – доктор философских наук профессор, культуролог и арт-критик Л. Стародубцева), «основывается на междисциплинарном подходе и предусматривает интеграцию методов таких научных областей как медиология, аналитика информационного общества, киберкультуры и интернет-коммуникаций (выделено мной – В.С.), теория визуальной культуры и визуальная антропология, исследования кино-, фото-, теле-, аудио-, видео- и медиа-искусства102. В направлениях исследований сочетается 1) анализ современной медиасреды («новые медиа», социальные медиа, мультимедиа и гипертекст), 2) психологические и социальные эффекты медиатехнологий (медиаконтроль, медиавоздействие, медиа и гендер, глобализация медиасферы, медиариторика и пропаганда, социология и психология массовых коммуникаций, виртуальная реальность), 3) эволюция медиатехнологий, 4) культурологический анализ медиа (изучение медиакультуры – оптические медиа, визуальная культура, «медиа-арт»). Последнее направление, в частности, объясняет больший интерес харьковских исследователей не к СМИ, а к таким медиа как фотография, кино и т.д. – как следствие – значительная доля искусствоведческих семинаров, художественных акций, встреч 103, монографий, в которых акцент сделан на культурологическом срезе (см. напр., Стародубцева Л. «Буриме»: Утопия Ван Гога: монография; Миславский В. Искусство фотографии Альфреда Федецкого; El Topos. Как возможна философия кино? Исследования. Интервью. Эссе. Переводы. Кинотексты / Под ред. Д. Петренко, Л. Стародубцевой)104. С сентября 2011 г. Центр начинает подготовку магистров (специальность 8.18010019 – «Медиакоммуникации») – «профессионалов в сфере медиакоммуникаций и интернет-коммуникаций», а также «медиакритиков и медиаэкспертов». Представляет интерес ряд учебных программ («компендиумов»), выпущенных Центром в 2011 г. в рамках серии «Медиаобразование» (доступны в электронной библиотеке Issuu.com)105. В таких работах как «Мультимедиа и гипертекст» (Л. Стародубцева), «История и теория медиа» (С. Стеблев; УМК выполнен по методологическому принципу медиаэкологии – анализ смены «коммуникативных эпох» с параллельным осмыслением социокультурных медиаэффектов), «Теория визуальной культуры» (Д. Петренко), «Интернеткоммуникации, киберкультура и виртуальная реальность» (С. Литинский) авторы, по их признанию, искади ответы на «вызовы дигитальной революции и визуального поворота». Как и в случае с львовским Центром медиаэкологии налицо «поворот» к изучению киберпространства и медиасреды информационного общества, хотя харьковские ученые и тяготеют к культурологическому, антропологическому и искусствоведческим аспектам осмысления инфосферы.

102

http://www.mediatopos.org/ru/concept.html

103

См. подробнее блог Центра http://mediatopos.blogspot.com/

104

http://www.mediatopos.org/ru/publications.html

105

http://www.mediatopos.org/ru/obrazovanie.html

17


Очерк развития медиаэкологии в США и Европе  

Основные представители и научные школы: МакЛюэн, Постман, Онг, Дебре и другие

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you