Page 1

brics business magazine · premier issue

The World and BRAZIL · RUSSIA · INDIA · CHINA · SOUTH AFRICA

BUSINESS MAGAZINE


It’s been eleven years since the acronym BRIC(S) came into being – and the concept garners substantial interest to this day. Unfortunately however, as relevant as it may be, it’s a subject that remains poorly understood. There are still too many stereotypes and myths circling about. And these need to be shattered. The goal of the magazine that you hold in your hands is to describe, explain, and provide a window into these new countries, and to unmask their potential – potential that perhaps not everyone is aware of. It’s a serious challenge and I wish the project the best – may it garner the attention of readers and provide a platform for insightful writers. Let me also add that the publication will cover a wide range of topics, will be multi-faceted and multinational – just like the world that it will strive to examine. These qualities will, by extension, be reflected in the magazine’s editorial board, which will be tasked with providing the project with expert support.

Ruben Vardanian Chairman of the Editorial Board BRICS Business Magazine

Premier Issue

3


C момента появления аббревиатуры БРИК(С) прошло уже 11 лет, но тема до сих пор вызывает явный интерес. К сожалению, несмотря на всю востребованность, уровень понимания этого предмета остается недостаточным. Вокруг по-прежнему слишком много стереотипов и мифов, и они обязательно должны быть разрушены. Задача журнала, который вы держите в руках, – открывать, описывать и объяснять новые страны, показывать возможности, которые пока не все замечают. Это серьезный вызов, и я хотел бы пожелать проекту успеха, читательского внимания и хороших авторов. Добавлю, что издание непременно будет тематически богатым, разносторонним и мультинациональным, как и тот мир, который ему предстоит изу­ чать. Таким же будет и его редакционный совет, призванный обеспечить проекту экспертную поддержку.

Рубен Варданян, председатель редакционного совета BRICS Business Magazine

Premier Issue

5


BUSINESS MAGA ZINE

ChairmanПредседатель of the Editorial Board редакционного совета Ruben Vardanian Рубен Варданян Managing Editor Шеф-редактор Evgeny Arabkin Евгений Арабкин Creative Director Креативный директор Igor Borisenko Игорь Борисенко PublisherИздатель Arman Jilavian Арман Джилавян Business Development Director Директор по развитию Alexei Medvedev Алексей Медведев

persons and companies mentioned in the issue

Annan, Kofi Ashton, James Balmond, Cecil Baoshi, Fu Batista, Eike Bernanke, Ben Brockmann, Hilke Bulatov, Erik Bush, George W. Cheney, Richard Clinton, Bill Grinberg, Ruslan Guriev, Sergei Dvorkovich, Arkady Delhey, Ian Dumas, Marlene Easterlin, Richard Ecclestone, Bernie Johnson, Boris Fan, Ying Johansson, Peter Kapoor, Anish Karaganov, Sergei Kennedy, Robert Korendyasov, Yevgeniy Magomedov, Ziyavudin Myers, David G. Mattern, Janice Milhazes, Beatriz Mittal, Lakshmi Mobius, Mark Nye, Joseph Nikonov, Vyacheslav Obama, Barack Olins, Wolff O’Neill, Jim Panchenko, Dmitri Prasad, Eswar Putin, Vladimir Rogoff, Kenneth Romney, Mitt Rumsfeld, Donald Shaw, Raqib Tata, Ratan Wilson, William Wong, Cho Tak

Аннан, Кофи 91 Эштон, Джеймс  56 Бальмонд, Сесил  56 Баоши, Фу  104 Батиста, Эйк  12 Бернанке, Бен  46 Брокман, Хильке  46 Булатов, Эрик  104 Буш-младший, Джордж  80 Чейни, Ричард  80 Клинтон, Билл  80 Гринберг, Руслан  46 Гуриев, Сергей  30 Дворкович, Аркадий  46 Дейли, Ян  46 Дюма, Марлен  104 Истерлин, Ричард  46 Экклстоун, Берни  56 Джонсон, Борис  56 Фань, Ин  80 Джоханссон, Питер  80 Капур, Аниш  56 Караганов, Сергей  80 Кеннеди, Роберт  46 Корендясов, Евгений  40 Магомедов, Зиявудин  34 Майерс, Дэвид  46 Маттерн, Дженис  80 Мильязеш, Беатриз  104 Миттал, Лакшми  12, 56 Мобиус, Марк  22 Най, Джозеф  36, 80 Никонов, Вячеслав  40 Обама, Барак  30, 80 Олинс, Уолли  80 О’Нил, Джим  40 Панченко, Дмитрий  46 Прошад, Эшвар  46 Путин, Владимир  22 Рогофф, Кеннет  46 Ромни, Митт  30 Рамсфельд, Дональд  80 Шо, Ракиб  104 Тата, Ратан  12 Уилсон, Уильям  80 Вонг, Чо Так  12

Иллюстрации East News, MEDIACRAT, ИТАР-ТАСС, РИА Новости, Associated Press, Reuters Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.

Any use of published data or its fragments in any language without written permission of MEDIACRAT Sales, LLC is prohibited. The editorial team waives all responsibility for the content of advertising materials. These materials are neither reviewed, nor returned to the sender. Любое использование материалов или фрагментов из них на любом языке допускается только с письменного разрешения ООО «Рекламное Агентство Медиакрат». Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Материалы не рецензируются и не возвращаются.

Свидетельство о регист– рации ПИ № ФС77-51070. Учредитель ООО «Реклам5/11 Nizhniy Susalniy Lane, ное Агентство Медиакрат». Creative and commercial management by Moscow, Russia, 105064 Telephone: +7 (495) 979 5246 Тираж 3000 экзепляров. E-mail: brics@mediacrat.ru Отпечатано в типографии www.mediacrat.com «Алмаз-Пресс»

люди и компании, упоминаемые в номере

Agricultural Bank of China 70 ArcelorMittal56 Banco Bradesco 70 Banco do Brasil 70 Bank of China 70 Bank of Russia 70 Bloomberg70 Brunei University Business School  80 China Construction Bank 70 Credit Suisse 70 Ernst & Young 70, 80 European Central Bank 70 Freedom Finance 46 Frito-Lay60 Goldman Sachs 40, 70 ICICI Bank 70 Industrial and Commercial Bank of China 70 Itau Unibanco Holdings 70 J.P.Morgan70 LG Electronics 60 McKinsey60 Morgan Stanley 70 Observer Research Foundation 40 Organisation for Economic Cooperation and Development 46 Punjab National Bank 70 Saffron Brand Consultants 80 Sberbank 12, 30, 70 SKOLKOVO Business School 70, 80 State Bank of India 70 Summa Group 36 Templeton Emerging Markets Group 22 The Swiss Bankers Association 46 The World Bank 12, 30, 40, 91 Troika Dialog 12, 70 VTB70

Quote on the cover page: Professor G.K. Chadha, President of South Asian University (India) Цитата на обложке: Профессор Г.К. Чадха, ректор Южно-Азиатского университета (Индия)


CONTENTS

Premier Issue

OPINION — 12

Laying the bricks for the new world

Кирпичи нового мира

ECONOMICS — Emerging advantage

22

Преимущество в развитии

Not the final autumn

30

Не последняя осень

The locomotive of world growth

36

Драйвер мирового роста

DEVELOPMENT — 40

The science of growth

Наука развиваться

TREND — 46

Buying happiness

Покупая счастье

VIEW — Advice to Europe from Britain’s richest man

56

Совет Европе от самого богатого человека Великобритании

Experts & Contributors

Ziyavudin Magomedov the founding shareholder of the Summa Group

Зиявудин Магомедов основатель и акционер Группы «Сумма»

Lakshmi Mittal

Лакшми Миттал

founder and owner of Mittal Group, co-owner of ArcelorMittal

основатель и владелец Mittal Group, совладелец ArcelorMittal

8

Mark Mobius executive chairman of Templeton Emerging Markets Group

Марк Мобиус исполнительный директор Templeton Emerging Markets Group


CONTENTS

Premier Issue

OPPORTUNITY — 60

Training for the decathlon

Тренировка для десятиборца

RESEARCH — New leaders, old risks

70

Старые риски для новых лидеров

What makes BRICS strong?

80

В чем сила, БРИКС?

DOCUMENT — 91

Delhi declaration

Делийская декларация

ART — BRICS Art Gallery

104

BRICS Art Gallery

© ИТАР-ТАСС

Experts & Contributors

Sergei Guriev

Сергей Гуриев

David Myers

Дэвид Майерс

Ruslan Grinberg

Руслан Гринберг

president of Moscow’s New Economic School (NES)

ректор Российской экономической школы

Hope College Psychology Professor

профессор психологии колледжа Хоуп

Director of the Institute of Economics of the Russian Academy of Science

директор Института экономики РАН

10


OPINION

12


Laying the bricks for the new world Кирпичи нового мира

Laying the bricks for the new world Кирпичи нового мира

Diversity – the word that may end up best capturing the essence of the 21st century, an era that will be defined by multipolarity and multiculturalism, believes Ruben Vardanian, chairman of the editorial board of BRICS Business Magazine, Co-head of Sberbank CIB*. He outlined his view of the economic and geopolitical changes that the world may be facing over the next thirty years. It’s a view in which Brazil, Russia, India, China, and South Africa will figure prominently. Разнообразие – возможно, это слово будет точнее всего описывать XXI век, реалиями которого станут многополярность и мультикультурализм. Так считает председатель редакционного совета BRICS Business Magazine и соруководитель Sberbank CIB* Рубен Варданян. Он очертил контуры экономических и геополитических изменений на ближайшие 30 лет. На первом плане в этой картине оказываются Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР.

The countries gathered under the umbrel­ la of BRICS are very different. What is it that unites them? Isn’t the concept a bit contrived? At the beginning, any association has a certain artificiality to it because in addition to characteristics that seem alike, there are those which don’t appear to have anything in common with each other. The political makeups of the countries — Russia, Brazil, India, China, and South Africa — vary quite substantially. There is a rather significant difference between communist China and democratic Brazil, which is free from any sort of ideology. If you’re talking about the key factors that led to the formation of the group, it would be high growth rates, large economies and fairly significant population bases. These factors taken together will give these countries the opportunity to exert influence on the global economy over the next 20–30 years. Keep in mind that China and Russia were sort of blank slates — twenty years ago they were outside the world economy. India and Brazil were missed opportunities. People have been waiting for Brazil to break out for the last fifty years, but it just doesn’t happen. South Africa had just gone

В аббревиатуре БРИКС собраны очень разные государства. Что на самом деле их объ­ единяет, не искусственное ли это понятие? Любое объединение в своем начале обязательно имеет некоторую искусственность, потому что всегда есть параметры, которые кажутся похожими, и всегда при этом есть те, которые такими совсем не кажутся. Политическое устройство России, Бразилии, Индии, Китая и Южной Африки заметно различается. Между коммунистическим Китаем и демократической Бразилией, свободной от какой-либо идеологии, разница достаточно велика. Если говорить о ключевых элементах, которые стали причиной объединения, то это высокие темпы роста, большой размер экономики и достаточно большая численность населения. Совокупность этих параметров дает названным странам возможность влиять на мировую экономику в ближайшие 20–30 лет. Надо сказать, что Китай и Россия – это белые пятна. 20 лет назад они были вне мировой экономики, а Индия и Бразилия – упущенные возможности. Последние 50 лет все ждут, что Бразилия вот-вот «выстрелит», но

*CJSC “Sberbank CIB”. The Corporate & Investment Banking

*ЗАО «Сбербанк КИБ». Корпоративно-инвестиционный бизнес

Business (Sberbank CIB) was created as part of the integration of

(Sberbank CIB) был создан в рамках интеграции Сбербанка России и

Sberbank of Russia and Troika Dialog. Sberbank CIB’s key areas of

«Тройки Диалог». Ключевыми направлениями деятельности Sberbank

activity are corporate financing, investment banking services, trade

CIB являются корпоративное кредитование, инвестиционно-банков-

operations with securities, and alternative investments. Sberbank

ские услуги, торговые операции с ценными бумагами, альтернатив-

of Russia’s Corporate & Investment Banking Business provides

ные инвестиции. Корпоративно-инвестиционный бизнес Сбербанка

integrated financial solutions and investment advisory services to

России предоставляет своим клиентам, в числе которых крупнейшие

its clients, which include major corporations, financial institutions,

корпорации, финансовые институты, государства и федеральные

sovereign states and federal and sub-federal government bodies and

и субфедеральные органы власти и организации, интегрированные

organisations.

финансовые решения и услуги финансового советника.

Premier Issue

13


OPINION

этого пока не происходит. ЮАР только прошла механизмы очистки от апартеида и выстраивания новой системы управления. Есть не менее интересные страны, такие как, например, Индонезия, обладающие схожими с перечисленной пятеркой характеристиками. Но если попытаться оценить влияние разных государств, то мы увидим, что ЮАР для Африки – ключевая страна во многих процессах. То же самое можно сказать о Бразилии и Латинской Америке, о России и, само собой, о Китае и об Индии, причем не только на реги­ональном, но и на мировом уровне. То есть объединение в существующем виде ни в коем случае не искусственное. Другое дело, что это не означает, будто собранные в нем страны спаяны друг с другом навечно. Это вопрос самоидентификации. Мир изменился. И от модели «пылесоса», когда все ресурсы работали на Европу, США и Японию и возвращались в другие части света в виде инвестиций и товаров, он перешел к чему-то другому. Само возникновение БРИКС говорит о том, что однополярности больше нет. Нет ситуации, когда большинство стран либо вообще незаметны по показателям, либо просто незначительны с точки зрения экономики, политики, культуры и даже спорта. У нас появилось много новых лидеров, мир стал многополярным. Думаю, тему БРИКС нужно рассматривать именно с этих позиций. Еще не так давно существовали социалистический лагерь, капиталистический лагерь и не присоединившиеся к ним страны. Однако теперь конфигурация совсем иная. Даже ситуация в Европе усложнилась, и теперь до конца не ясно, останется она объединенной или нет. Тезис о многополярном мире повторяется очень часто – настолько часто, что складывается впе­ чатление, что ему еще только предстоит приобре­ сти настоящее содержание. Есть реалии, которые сильно отличаются от того, о чем мы говорим. Как бы ни декларировалась многополярность, Совет Безопасности ООН устроен таким образом, что правом вето обладают только пять стран. Индия, например, в их число не входит. Даже Германии с Японией там нет, потому что они проиграли Вторую мировую войну. Почему о многополярности так часто и много говорится? Просто понимание новой реальности уже приходит, а механизмы, позволяющие ее отразить, еще не созданы. Тот же переход от G8 к G20 – пока лишь одна из попыток в этом направлении. Она сама по себе ставит вопросы о необходимости сохранения G8, о том, что это вообще такое, если Европа сейчас едина. С другой стороны, надо понять, состоялась ли G20 как международный институт, как работает в нем система сдержек и противовесов. Пока «двадцатка» не отражает существующего порядка вещей, но достаточно адекватно под него подстраивается. И все же зазор между тем, что говорится, и тем, что делается, слишком большой. Какова иерархия этих международных институ­ тов, отражающих или не отражающих новую ре­ альность? Совет Безопасности принимает решения вводить или не вводить войска, применять ли санкции. Всемир-

It’s important to determine whether the G20 has come into its own as an international institution and how the system of checks and balances works. Right now, the G20 doesn’t reflect the current state of affairs Надо понять, состоялась ли G20 как международный институт, как работает в нем система сдержек и противовесов. Пока «двадцатка» не отражает существующего порядка вещей through the end of Apartheid and the subsequent ironing out of a new system of government. There are other, no less interesting countries, such as Indonesia, which have a lot in common with the above–mentioned five. But when evaluating the influence of different countries, it’s clear that South Africa is the key country in Africa in a lot of areas. You can say the same thing about Brazil in Latin America, or Russia, and obviously China and India — not just regionally but on a global scale. So the organisation as it now stands isn’t the least bit artificial. Now, whether these countries will stay joined forever is another question. It’s an issue of self–identification. The world has changed: we’ve moved away from the “vacuum cleaner model” where all resources were in the service of Europe, the U.S., and Japan, only to return to other parts of the world in the form of investment and goods. Now we’ve arrived at something else. The very creation of BRICS is a telling sign that unipolarity is a thing of the past. Nowadays, there couldn’t be a situation in which the majority of countries are either not visible at all or insignificant from the point of view of economics, politics, culture and even sports. A lot of new leaders have emerged. The world has become multipolar. So I think that the idea of BRICS should be approached from this standpoint. It wasn’t that long ago that there was the socialist camp and the capitalist camp but not countries united together. But now the configuration is different. Even the situation in Europe has become more complicated and it’s not entirely clear whether Europe will stay together. The theory of multipolarity is repeated extremely frequently — so often in fact that one starts to get the impression that now it just needs to actually manifest itself. There are realities which are very different from those about which we are speaking. Regardless of how much we talk about multipolarity, the UN Security Council is structured in such a way that the right of veto is at the disposal of only five countries. India, for example, isn’t one of them. Even Germany and Japan aren’t included because they lost WW II. Why is multipolarity talked about so much? An understanding of the new reality is already coming but the mechanisms that would allow that reality to be expressed have not yet been created. The transition from G8 to G20 is just one attempt to move in that direction. It also raises the question about the necessity of even preserving the G8, about what the G8 even means if Europe is now one entity. 14


Laying the bricks for the new world Кирпичи нового мира

Cho Tak Wong, Eike Batista, Ratan Tata systematically assess opportunities of BRICS countries Чо Так Вонг, Эйк Батиста и Ратан Тата системно оценивают возможности соседей по БРИКС On the other hand, it’s important to determine whether the G20 has come into its own as an international institution and how the system of checks and balances works. Right now, the G20 doesn’t reflect the current state of affairs but it does do a relatively suitable job of accommodating it. Nevertheless, the gap between what is said and what is being done is too big. What is the hierarchy of the international institu­ tions which do or do not reflect this new reality? The Security Council makes the decision whether or not to send in troops or impose sanctions. The World Bank distributes quotas, determines the relative weights of various countries, the size of their payments. The headquarters of key international institutions are located either in Europe or the United States. Period. But that will change. At some point, the head offices of such organisations will be forced to move out of Geneva and New York, perhaps to a newly– built city in China or Brazil or Singapore, because that will better reflect the reality of the new day. And it will make more sense if you look at where the flow of information and people is headed. Will the old world resist these changes? There are two natural processes here. We are all by nature conservative and it’s hard to change. And barring a cataclysm, no one is going to rejoice at such changes. Everyone is used to the way things are, settled in and comfortable and no one wants to make decisions and incur expense. After all, things more or less calmed down after the Second World War. The winners decided how things would be and then tried to live according to that paradigm. The desire to preserve the status–quo is a natural human impulse. So there will be resistance to the changes. At the same time, life keeps moving forward and things will change whether we want them to or not. The choice of host cities for the Olympics and World Cup for the next eight years is a good example. It wasn’t long ago that neither Russia nor Brazil would have even been in contention for the honour of hosting such an event. Describe the actual economic cooperation among BRICS countries. There almost isn’t any, which is a good challenge. Clearly the small volumes that go between China, India, and Russia can’t compare with the total volume of exports/imports of these countries. There are subjective reasons for this  – strained relations between India and China and complicatPremier Issue

ный банк распределяет квоты, определяет веса разных стран, размер их платежей. Штаб-квартиры ключевых международных институтов находятся или в Европе, или в Америке. Точка. Но это изменится. Через какоето время головные офисы подобных организаций будут вынуждены переехать из Женевы и Нью-Йорка в  какой-нибудь только что построенный город в Китае, Бразилии или в Сингапур просто потому, что это будет больше отражать реалии нового дня. Это будет удобнее, если исходить из того, как станут двигаться информационные и человеческие потоки. Старый мир будет сопротивляться этим измене­ ниям? Тут два естественных процесса. Мы все консервативны, поэтому поменять что-либо сложно, и если не произойдет серьезного катаклизма, такие изменения никем не будут восприняты на ура. Все привыкли, обуст­роились, всем удобно, и никто не хочет принимать решения и нести большие расходы. Ведь после Второй мировой войны ситуация более или менее устаканилась. Победители решили, что все будет так-то и так-то, а потом попытались в этой парадигме жить. Это естественное людское желание – сохранить все как есть, поэтому сопротивление изменениям будет. В то же время жизнь идет вперед, и, хотим мы этого или нет, изменения произойдут. Выбор столиц Олимпиад и стран для проведения чемпионатов мира по футболу в следующие восемь лет – хороший пример. Еще недавно ни Россия, ни Бразилия претендовать на такую честь не могли. Каково реальное экономическое взаимодействие между странами БРИКС? Его почти нет, и это хороший вызов. Конечно, маленькие потоки между Китаем, Индией, Россией несопоставимы в общем объеме экспорта-импорта этих стран. Тут есть субъективные причины: сложные отношения между Индией и Китаем, непростые отношения между Россией и Китаем. Есть и другие причины, скажем, отсутствие большого рынка сбыта российских товаров в Индии, в основном это сырье или ВПК. У Индии тоже нет особых возможностей, Бразилия далеко, и, как правило, оттуда идут лишь продукты питания. Но процесс пошел, и процент россиян, уезжающих учиться в Китай или изучающих китайский, постоянно растет. Людей, которые хотят отправиться в Бразилию 15


OPINION

Ruben Vardanian believes that BRICS will get the opportunity to exert influence on the global economy over the next 20–30 years Рубен Варданян считает, что страны БРИКС получат возможность влиять на мировую экономику в ближайшие 20–30 лет

ed relations between Russia and China. There are other reasons: let’s say the lack of a large outlet for Russian goods in India, which mostly buys raw materials and military equipment. India also doesn’t have much capability here; Brazil is far away and mostly exports food products. But the process is underway and the number of Russians that are going to study in China or learning Chinese is continually growing. More and more people want to go to Brazil, not because of the festival, but because it’s possible to build a  business there. The numbers show that this is already becoming a definite trend. I am convinced that the worsening social situation in Europe will lead a lot of people to look at Latin America and Southeast Asia as preferable in terms of the job market, as well as capital and information markets. But the flow of information still has not changed di­ rections? Chinese money is still staying in China or going to countries in Southeast Asia where there’s a large Chinese diaspora and where the Chinese have well–established connections. But this money could go into buying reputation–enhancing brands in Europe or the U.S. Indian money is going to the U.S. and Europe or is staying in the domestic market because Indians better understand the Anglo–Saxon model. But that will be changing and in fact the flow of capital is already starting to reorient itself. It seems to me that the magazine is getting started not when everything is established and solidified but at a time when the pace is accelerating. The abbreviation BRICS has been around for eleven years — a significant amount of time in the life of a person — but historically, that’s nothing. It will take another 10–15. By then a new generation will be operating in a system with different coordinates. Are any high–profile individuals displaying interest in investing in other BRICS members? Of course. People like Eike Batista, Lakshmi Mittal, Ratan Tata, and Cho Tak Wong are quite active and systematically evaluate emerging possibilities. Chinese investors are carefully monitoring what’s going on in Russia. So yes, mutual interest is appearing, albeit slowly. Very slowly. There

не потому, что там фестиваль, а потому, что там можно строить бизнес, становится больше. И цифры таковы, что это уже превращается в определенный тренд. Ухудшение социальной ситуации в Европе, я уверен, приведет к тому, что множество людей начнут рассматривать Латинскую Америку и Юго-Восточную Азию как предпочтительные рынки труда, капитала или информации. Но инвестиционные потоки еще не поменяли сво­ его направления? Китайские деньги пока идут в Китай или в те страны Юго-Восточной Азии, где очень большая китайская диаспора и где уже налажены хорошие связи. Они могут пойти еще в Европу или в Америку для покупки репутационных брендов. Индийские деньги тоже уходят в  США, Европу или остаются внутри страны, потому что индийцам более понятна англосаксонская модель. Но и это будет меняться, финансовые потоки уже сейчас понемногу переориентируются. Мне кажется, что журнал начинает свою деятельность не тогда, когда все устоялось и застыло, а в момент особого ускорения. Аббревиатуре БРИКС исполняется 11 лет, для человеческой жизни это огромный срок, но исторически это ничего не значит. Нужно еще лет 10–15. Тогда новое поколение будет действовать в другой системе координат. Возникает ли этот инвестиционный интерес к сосе­ дям по БРИКС на уровне каких-то значимых фигур? Конечно, такие люди, как Эйк Батиста, Лакшми Миттал, Ратан Тата и Чо Так Вонг, достаточно активны и  системно оценивают появляющиеся возможности. Китайские инвесторы внимательно смотрят на то, что происходит в России. Поэтому да, взаимный интерес появляется, но медленно. Очень медленно. Никаких иллюзий на первом этапе быть не должно, этот процесс никому не покажется простым. На политическом уровне у БРИКС тоже есть какието понятные перспективы? Не могу полноценно ответить на этот вопрос. Даже если БРИКС превратится в серьезное политическое объединение, оно все равно будет фрагментарным. 16


Laying the bricks for the new world Кирпичи нового мира

shouldn’t be any illusion at the first stage; this process will Скорее, надо говорить о конфигурации, при которой not strike anyone as being easy. в  некий союз входит большее количество стран. ЗаDoes BRICS also have any clear prospects in the po­ крытый клуб из четырех-пяти членов возможен только litical arena? для решения отдельных задач. На глобальном уровI can’t give a complete answer to that question. Even if не, когда масштаб проблем возрастает, нужно хотя BRICS turns into a serious political organisation, it will бы 15–20  стран. Из тех, кто должен входить в такой nevertheless be fragmented. More likely, we should be talkклуб помимо Бразилии, Индии, России, Китая и ЮАР, ing about a configuration that includes a larger amount of надо обязательно назвать Южную Корею, Индонезию, countries. A closed group of four or five countries is only Вьетнам и Нигерию, при всех своих трудностях обable to solve specific problems. As the scale of the problems ладающую огромным потенциалом, который ей дает increases at a global level, 15–20 countries would be need150-миллионное население. Еще, конечно, Мексику ed. In terms of who else should be included, besides Braи, может быть, Аргентину. zil, India, Russia, China, and South Africa, countries such У многих складывается ощущение, что, постули­ as South Korea, Indonesia, Viet Nam, and Nigeria (all of its руя многополярность, Москва и Пекин на самом problems notwithstanding, Nigeria has huge potential by деле тяготеют к системам, в которых они могут virtue of its 150–million strong population) all unquestionдоминировать. ably deserve to be mentioned. Also, of course, Mexico and Это серьезный вопрос. Людям, не знающим истории, maybe Argentina. будет интересно узнать, что до 1820 года Индия и КиFor many it seems that by postulating a multipolar тай обеспечивали 50% мирового ВВП. Россия – 2,5%, world, Moscow and Beijing are in fact gravitating to­ США – 1,5%. И, наверное, 5000 лет истории Китая дают wards systems that they can dominate. ему право смотреть на многие вещи по-другому. Индия This is a serious issue. People как страна вообще не сущеwho are not well versed in People who are not well versed in history ствовала, и до сих пор воhistory will be interested to will be interested to know that before прос, насколько она в  этом know that before 1820, India 1820, India and China counted for 50% качестве состоялась. Сейand China accounted for 50% of the world’s GDP. Russia had a 2.5% share час Индия больше похожа of the world’s GDP. Russia and the USA provided for 1.5% на конфедерацию штатов, had a 2.5% share and the USA где живут люди с  большиprovided for 1.5%. I think that Людям, не знающим истории, будет ми национальными, релиChina’s five thousand year интересно узнать, что до 1820 года Индия гиозными, культурными history gives it the right to и Китай обеспечивали 50% мирового ВВП. и  ментальными различиlook at many things in a  difРоссия – 2,5%, США – 1,5% ями. Российской государferent light. India only reственности более 400 лет, cently became a country and the question remains to what что для истории, конечно, большой срок, но не огромextent it has taken on the characteristics of one. Today Inный. Бразилия – новая страна, десятилетие назад средdia is more like a confederation of states that is inhabited ний возраст нации был всего 18 лет. by people with large national, religious and cultural differИсходные данные очень разные, и понятно, что одences. Russia has been a nation, in one way or another, for нополярный мир самый простой. Хотя монополия не four hundred years which is obviously a long period in terms может сохраняться очень долго. Биполярная модель, of history, but not an enormous one. Brazil, on the other как ни странно, наиболее устойчивая, если в ней заhand, is a new country and a decade ago the average age of ложены элементы взаимного сдерживания. Атомная its population was eighteen. бомба сыграла большую роль в том, что противосто­ The basic data is very varied, and so it’s understood яние двух лагерей не вылилось в военный конфликт. that a unipolar world is the simplest variant. However, Обе стороны были равнозначны и осознавали, что проmonopolies can’t last for very long. Unsurprisingly, the сто уничтожат друг друга. Иллюзия того, что Америка bipolar model is the most stable one, if it is vested with может стать единым мировым центром, какое-то вреelements of mutual deterrence. The atomic bomb played мя продержалась, но Соединенные Штаты свой шанс a large role in stopping two opposing camps from spiralупустили. Римская империя находилась в таком поling into armed conflict. Both sides were equal and clearложении всего несколько сотен лет, что показывает неly understood that they could simply destroy each other. долговечность подобной позиции. The illusion that America could become the single global На первый и, вероятно, поверхностный взгляд centre was upheld for a while, but in the end the United в  самой идее объединения совершенно непохо­ States missed its chance to turn the illusion into reality. жих друг на друга культур заложена возможность The Roman Empire was in the same state for a few hunконфликта. dred years, which shows the short–lived nature of such Не надо никого объединять. Я надеюсь, что мы не стаa position. нем заложниками этой аббревиатуры. Суть в том, что At a first and perhaps cursory glance, it seems like ключевыми игроками в следующие 20–30 лет будут не the very idea of combining two completely different Европа с Америкой, а другие страны. Эти государства cultures sows the seeds for possible future conflict. обладают разными характеристиками, но все они акPremier Issue

17


OPINION

There’s no need to combine anything. I hope that we won’t become hostages to the abbreviation (BRICS). The point is that in the next 20–30 years the key players will not be Europe and America, but other countries instead. These countries possess different characteristics, but are all actively transforming, modernising and rebuilding. They are transforming into regional and global leaders. An entirely natural process is underway, which cannot be simply seen in black and white. One party will want to remain alone and not join forces with anyone, whilst another will want to be in the same club as the Americans and the Europeans. We’re trying to simplify everything, to see everything in patterns, but this is only taking us further away from reality. Life is more layered and complex than that. We need to understand that a trend definitely does exist and it influences even the most ordinary of people, but this is not to say that everyone falls into line and continues to exist in one system. In the previous one hundred and fifty years the suc­ cess of a country has often been associated with such concepts as “Protestant ethic,” “Protestant outlook” or “Protestant work ethic.” Now civilisations with com­ pletely different cultural foundations and outlooks are competing for leadership. What does this mean for those who have got used to the old order of things? Attempts to attach labels and keep everything simple are normal human desires. Yet there even discrepancies with regard to “Protestant ethic”. For example, Bavaria is a Catholic land, but despite this it is one of the richest and successful German regions. With all due respect to the principles described by Max Weber, he was mistaken in his conclusion that Protestant ethic is the main driver of all things. The Vikings did not adhere to Protestantism, but they were the engine of change in Europe. Essentially the Normans were Vikings and the Anglo–Saxons were Vikings that conquered England. Sicily was also controlled by the Normans and in a few centuries they determined Italian history. Even Oleg, Igor and other Old Russian kings were Vikings. But, of course, in itself the question is very important. The world we will live in will not only be multipolar in an economic sense, but also multicultural and multireligious. After Islam arose in the seventh century its followers began to fight for territory — mainly they battled against Christians. We have lived with this confrontation between Muslim and Christian since the Crusades. Now everyone must understand that the world is not just populated by representatives of those two faiths. Buddhists, Hindus, Shintoists, and Confucianists also share this world. The ability to communicate, work and share information with those that are not like you will be very important in future. In the past everything was very simple. Everyone tried to come to the USA, learn English and live according to the law there, since U.S. laws are the same for everyone. That’s not how it works now. For example, you find yourself in India, and you understand that it’s not like being in the USA, China or Russia. This makes the world more complicated. For the majority of people this is an uncomfortable environment, where different models are popular. You mean to say that the level of inner anxiety is in­ creasing?

тивно трансформируются, модернизируются и перестраиваются, превращаясь в региональных и мировых лидеров. Идет вполне естественный процесс, в котором нельзя выкрасить все одной краской. У кого-то возникнет желание остаться собой, ни с кем не объединяться, кто-то захочет быть в одном клубе с американцами и европейцами. Мы пытаемся все упростить и схематизировать, и это только отдаляет нас от реальности. Жизнь бывает более многослойной и сложной. Тут надо понимать, что тренд действительно существует, и он окажет свое влияние даже на самых обычных людей, но это не означает, что все построятся в колонну и продолжат существование в одной системе. В предыдущие полтора столетия страновой успех часто связывался с такими понятиями, как «про­ тестантская этика», «протестантский взгляд на жизнь» или «протестантское отношение к труду». Теперь на лидерство претендуют цивилизации с  совершенно иными культурными и мировоз­ зренческими основаниями. Что это значит для тех, кто привык к старому порядку? Попытка навесить ярлыки и все упростить – это нормальное человеческое желание. Но даже по поводу «протестантской этики» есть нестыковочки. Например, Бавария – это католическая земля, тем не менее она самая богатая и успешная в Германии. При всем моем глубоком уважении к принципам, описанным Максом Вебером, вывод о том, что протестантская этика была главным двигателем всего, неверен. Викинги не исповедовали протестантизм, но именно они стали двигателями перемен в Европе. В принципе, норманны – это викинги, и англосаксы – это викинги, которые завоевали Англию. Сицилия тоже была под контролем норманнов, и они несколько сотен лет определяли всю итальянскую историю. И даже Олег, Игорь и  другие древнерусские князья были викингами. Но, конечно, сам по себе вопрос очень важен. Мы будем жить не только в экономически многополярном мире – он будет мультикультурным и мультирелигиозным. Ислам возник в VII веке, и его последователи стали воевать за территории. Прежде всего с христианами. В этом противостоянии христиан и мусульман мы существуем со времен Крестовых походов. Теперь всем придется понять, что мир состоит не только из представителей этих конфессий. Есть буддисты, индуисты, синтоисты, конфуцианцы. Умение общаться, работать, делиться информацией с тем, кто не похож на тебя, станет очень важным. Раньше было очень просто. Все пытались приехать в США, выучить английский язык и жить по местным законам, потому что американские законы едины для всех. Больше это не работает. Оказавшись, допустим, в Индии, понимаешь, что здесь не так, как в Штатах, в Китае или в России. И это усложняет мир. Для большинства людей такая среда некомфортна, спросом пользуются иные модели. То есть вырастет уровень внутренней тревоги? 18


Laying the bricks for the new world Кирпичи нового мира

Definitely. The more alterIn the past everything was very simple. Конечно. Чем больше альnatives there are the worse Everyone tried to come to the USA, learn тернатив, тем хуже для things are for the average English and live according to the law there, среднего сознания. Тольperson’s mind. Only very few since U.S. laws are the same for everyone. ко очень немногие готовы are ready to embrace changes That’s not how it works now к  изменениям и усложand face challenges. Ninety– нениям. 97% людей хотят seven percent of people want Раньше было очень просто. Все пытались упрощенной и достаточно a simplified and rather primiприехать в США, выучить английский язык примитивной модели суtive model of existence. и жить по местным законам, потому что ществования. The BRICS countries are американские законы едины для всех. Страны БРИКС демогра­ demographically uneven Больше это не работает фически неравноценны, and each country faces its перед каждой есть свой own number of threats. For example, gerontologists набор угроз. Например, геронтологи утверждают, have claimed that in several decades’ time, the one– что правило «одна семья – один ребенок» через child policy will undermine China’s economic power несколько десятилетий подточит экономическую and the question of leadership will no longer relevant мощь Китая, и вопрос о лидерстве для этой стра­ for the country. ны будет закрыт. There are many problems besides that. For example, it’s reСуществует множество проблем, не только эта. Скажем, cently been discovered that children of surrogate parents дети суррогатных родителей, как сейчас выясняется, have a lessened ability to procreate and that their immune имеют меньшую способность к продолжению рода, их systems are weaker. There are questions regarding clonиммунная система слабее. Есть вопросы по поводу клоing and genetic modification of internal organs and orнирования и генетических изменений внутренних орgan transplantation. I think that we’re still in a century of ганов, их пересадки. Думаю, мы еще находимся в веке technological revolutions, a century in which biology and технологических революций, веке, в котором биология genetics can cause a great deal of change. This will impact и генетика могут поменять очень многое. Это заденет Premier Issue

19


OPINION

everyone, and BRICS is not an exception. Russia has its own всех, и БРИКС не исключение. У России тут свои вызоchallenges: we’re an aging nation that is not regenerating вы: мы стареющая нация, не репродуциру­ющая себя, itself; the birth–rate is not sufficient for population growth. нам не хватает рождаемости для роста населения. БраBrazil is a very young country that has not yet become a naзилия – очень молодая страна, еще не ставшая нацией. tion. China, India and South Africa also have their own У Китая, Индии и ЮАР тоже свои вызовы. Полагаю, ниchallenges. I believe that no one will be able to find answers кто не сможет ответить на них так, чтобы не случилось to them in order to prevent crises, including China. кризиса, в том числе и Китай. At the same time, external circumstances have also В то же время радикально изменились и внешние radically changed. If you look at the history of Europe, it обстоятельства. Если посмотреть на историю Европы, becomes clear that for the first time ever we have been livстанет понятно, что мы в первый раз живем больше ing for over fifty years without suffering through wars or 50 лет без войны или чумы. То есть впервые население plagues, in other words, the population is no longer falling не уменьшается из-за каких-либо конфликтов, природdue to conflicts, natural disasters or epidemics. ных катаклизмов или эпидемий. At The Russia Forum 2012 that was held by Sberbank На «Форуме Россия 2012», который Сбербанк and Troika Dialog at the start of the year, the opinion и  «Тройка Диалог» проводили в начале года, го­ was stated that the younger generation in countries with ворилось о том, что молодое поколение в странах fast–growing economies often has high expectations. In с  быстрорастущими экономиками зачастую имеет other words, the main resource for change is dissatisfied завышенные ожидания. Другими словами, главный by the speed at which change is coming about. ресурс перемен недоволен скоростью этих перемен. It means that these young Значит, эти молодые люди people will be disappointed. I always say that mankind only has three будут разочарованы. Или They will either emigrate or paths for making serious changes – уедут в другую страну, а моremain and try to change revolution, reform and inquisition. Other жет, попытаются изменить the system. I always say methods simply don’t exist внутренний режим в своей. that, unfortunately, manЯ всегда говорил о том, что kind only has three paths Я всегда говорил о том, что для серьезных для серьезных изменений for making serious changизменений у человечества есть только три у  человечества, к сожалеes  — revolution, reform and пути: революция, реформация и инквизиция. нию, есть только три пути: inquisition. Other methods Других механизмов просто не существует революция, реформация simply don’t exist. Revoluи  инквизиция. Других меtion completely demolishes old systems. Reform focuses ханизмов просто не существует. Революция полностью on one segment of society. The Protestants or Peter the сносит все старые системы. Реформация делает упор Great serve as examples. Everyone who wears a beard is на какую-то одну часть общества. Примером тут могут wrong, and those who don’t are right. Some will live well быть протестанты или Петр I. Все, кто с бородой, – неand others will live a poor life. And then there’s inquisiправильные, а кто без – правильные. Одни будут жить tion, like what happened under Stalin — unpaid forced хорошо, другие плохо. А инквизиция – это как у Сталиlabour and “we need a breakthrough!” The inquisition на. Бесплатный труд, «нам нужен рывок!». В Европе моmodel also played a role in Europe. Of course, there’s also дель инквизиции тоже сыграла свою роль. Конечно, есть the evolutionary path of development, but it’s rather slow и эволюционный путь развития, он достаточно медленand laden with compromises. At some point, all countries ный и компромиссный. Но на каком-то этапе развития risk switching from an evolutionary approach to more все страны рискуют перейти от него к более радикальradical models. Reform may be positive, but human sacным моделям. Реформация может быть позитивной, но rifice can turn out to be enormous — during the rule of и человеческие жертвы оказываются огромны: во время Peter the Great, more people perished than in many other правления Петра I в России погибло больше людей, чем periods. Revolution is even worse. во многие другие периоды. А революция еще страшнее. All the BRICS countries are without a doubt moving along Все страны БРИКС, безусловно, движутся по эволюan evolutionary path. What’s really unique is that Russia ционному пути. И совершенно уникально то, что Росand South Africa managed to change their political systems сия и  ЮАР прошли через смену структуры власти без without going through revolutions. Russia followed a reреволюции. У нас она была скорее реформационной, form path, like South Africa’s rejection of Apartheid. China как и отказ от апартеида в Южной Африке. Китай пытаis attempting to reform its Communist Party by means of ется эволюционно реформировать коммунистическую evolution. Brazil is gradually transforming from a country партию, Бразилия из страны с социальным неравенof social inequality to a country with a more stable and preством постепенно превращается в более стабильную dictable economy and longer–term planning. This is where и предсказуемую экономику с более длинным горизонthe threat is — at some point it’s possible that there won’t be том планирования. В этом-то и угроза: в один прекрасenough energy to grow further and make mild changes. I’ll ный момент энергии для дальнейшего роста и  мягких say it again, evolution is a compromise. Many may be disизменений может не хватить. Эволюция, повторю еще satisfied with evolution, but at the same time it is without раз, – это компромисс. Недовольных может быть много, fatal scenarios. но зато в ней нет фатальных сценариев. 20


Anticipate the

difficult by managing the easy

— Lao Tzu


ECONOMICS

Emerging advantage Преимущество в развитии

Few people know the emerging markets as well as he does. And few people have made as much money as he has, from investing in the BRICS countries. Mark Mobius, executive director of Templeton Emerging Markets Group, granted BRICS Business Magazine an exclusive interview, analysing the investment attractiveness and prospects of each of the BRICS countries. Мало кто так хорошо знает развивающиеся рынки, как он. И мало кто заработал на инвестициях в страны БРИКС столько, сколько он. Исполнительный директор Templeton Emerging Markets Group Марк Мобиус эксклюзивно для BRICS Business Magazine проанализировал инвестиционную привлекательность и перспективы каждого из государств этого объединения.

I was initially attracted to emerging markets when I began my career as a global investor and have continued to find them both fascinating and rewarding for over 40 years. Emerging markets offer a pool of investment opportunities in terms of companies with high growth potential. Our investment philosophy at Templeton Emerging Markets Group is built upon a disciplined yet flexible,

Впервые я заинтересовался развивающимися рынками около 40 лет назад, когда начал карьеру в качестве глобального инвестора, и до сих пор продолжаю находить их как увлекательными, так и полезными. Развивающиеся рынки предлагают огромное поле для инвестиционных возможностей с точки зрения компаний с высоким потенциалом роста. Инвестиционная 22


Emerging advantage Преимущество в развитии

bottom-up approach to long-term, value-oriented emerging markets investing. Emerging markets, BRICS countries (traditionally Brazil, Russia, India, and China [to which I would also add South Africa]) included, now represent about a third of the world’s stock market capitalization. Moreover, this year average growth rate for emerging markets is expected to be around 5% versus 1% in developed countries according to IMF projections. Given good growth projections, generally better debt-to-GDP ratios and higher foreign reserves than many developed countries, these markets should do well in the long-term. Domestic demand—driven by rising incomes and the maturing of a young working population—will also play an integral role in emerging countries’ growth. We believe the BRICS nations have a better economic outlook right now than many developed economies, which are still weighed down by sluggish growth and debt. The investment community fears that emerging markets will see growth weaken in the future rather than strengthen. However, there are good reasons to remain optimistic about the prospects of the BRICS countries.

философия Templeton Emerging Markets Group строится на дисциплинированном, но все же гибком подходе к долгосрочному, ценностно ориентированному инвестированию на развивающихся рынках. На развивающиеся рынки, в частности рынки стран БРИКС (традиционно Бразилия, Россия, Индия и Китай, к которым я хотел бы также добавить Южную Африку), в настоящее время приходится около трети капитализации мирового фондового рынка. Кроме того, согласно прогнозам МВФ, средний темп роста развивающихся рынков в этом году составит около 5% против 1% роста рынков развитых стран. Имея хорошие прогнозы роста, улучшение отношения долга к ВВП и более высокий рост валютных резервов, чем многие развитые страны, эти рынки должны преуспеть в долгосрочной перспективе. Внутренний спрос, обусловленный ростом доходов и созреванием молодого трудоспособного населения, также будет играть важную роль в росте развивающихся стран. Мы считаем, что страны БРИКС в  нас­тоящее время имеют лучшие экономические перспективы, чем многие развитые страны, которые все еще отягощены медленным ростом и долгами. Инвес­т иционное сообщество опасается, что в будущем на развивающихся рынках будет наблюдаться ослабление роста, а не его усиление. Тем не менее есть все основания сохранять оптимизм в отношении перспектив стран БРИКС.

Brazil Brazil remains an attractive investment destination for long-term investors despite slowing domestic growth and uncertainty in the global economy. However, its competitive position is at risk of slipping as a result of the heightened economic challenges the country has experienced since the beginning of 2012. In 2011, Brazil’s growth eased to 2.7% after having reached 7.5% in 2010. The Eurozone crisis and the impact of a stronger Real on the competitiveness of Brazilian industry are partially to blame for this slowdown.

Бразилия Бразилия остается привлекательным объектом для долгосрочных инвестиций, несмотря на замедление внутреннего роста и общую нестабильность мировой экономики. Однако ее конкурентоспособность под-

The BRICS dossier

Досье BRICS

Mark Mobius is a global investor and manager, one of the biggest and most influential investors to specialise in the developing markets. In 30 years of investments in the companies of the developing countries, he has won a multitude of prestigious awards, including the Best Emerging Markets Equity Manager, Closed-End Fund Manager of the Year, Investment Trust Manager of the Year and many others. In 2006 Asiamoney magazine placed this international financier on its list of Top 100 Most Powerful and Influential People. He admits that he spends most of his time—250 days each year—on the road, and has already visited companies in virtually every corner of the planet. “After chalking up over 30 million miles of flight time, I’m proud to achieve the status of a full-time nomad. I would rather see with my own eyes what’s happening in a company or country,” he writes in his blog. Moreover, Mobius has penned several books, including Trading with China, The Investor’s Guide to Emerging Markets and Passport to Profits.

Premier Issue

Марк Мобиус – глобальный инвестор и управляющий, один из крупнейших и наиболее влиятельных инвесторов, специализирующихся на развивающихся рынках. За 30 лет инвестиций в компании развивающихся стран он удостаивался множества престижных наград, среди которых – «Лучший управляющий акциями на развивающихся рынках» (International Money Marketing), «Лучший управляющий фондом закрытого типа» (Morningstar), «Лучший управляющий инвестиционным трастом» (Sunday Telegraph) и т.д. В 2006 году журнал Asiamoney включил Марка Мобиуса в рейтинг «100 самых могущественных и влиятельных людей года». По собственному признанию, большую часть времени – 250 дней в году – Марк Мобиус проводит в дороге и уже посетил компании почти во всех уголках земного шара. «Я пролетел более 30 млн миль и горд тем, что добился статуса постоянного кочевника. Я хочу своими собственными глазами видеть, что происходит в компании или в стране», – пишет он в своем блоге. Кроме того, Мобиус – автор нескольких книг, включая «Торговлю с Китаем», «Гид инвестора по развивающимся рынкам» и «Пропуск к прибыли».

23


ECONOMICS

However, Brazilian poli- Emerging markets now represent about a third вергается риску, поскольcymakers are paying attenку существует тенденция of the world’s stock market capitalization tion to these challenges and к понижению курса ценных appear to be steering the На развивающиеся рынки в настоящее время бумаг в результате обоeconomy in the right direcстрения экономических приходится около трети капитализации tion. The Central Bank has проблем, которые страна мирового фондового рынка cut its key interest rate in a испытывает с начала 2012 continued effort to stimulate года. В 2011 году рост экоthe domestic economy, has stepped up intervention in the номики Бразилии снизился до 2,7% с 7,5, достигнутых foreign exchange market to help push the Real lower, and в 2010 году. В этом спаде частично можно обвинить криhas tightened capital inflow controls.  Brazil’s government зис еврозоны и влияние более сильного реала на конкуhas also taken a number of actions to support export of рентоспособность бразильской промышленности. manufactured goods. The upcoming 2014 FIFA World Cup Тем не менее бразильские политики обращают and 2016 Summer Olympics as well as the government’s внимание на эти проблемы и, похоже, регулируют plans to invest $65bn in infrastructure development proэкономику в правильном направлении. Центральный vide reasons for investors to remain positive on the counбанк снизил ключевую процентную ставку, продолtry’s development. жая попытки стимулирования национальной эконоMy research team and I continue to like the long-term мики, усилил вмешательство в валютный рынок, чтоinvestment potential of Brazil. In particular, we like the enбы помочь ослаблению реала, и ужесточил контроль ergy, financials and materials sectors, while rising incomes притока капитала. Правительство Бразилии также and higher living standards of a young, working population приняло ряд мер для поддержки экспорта промышhave the potential to drive domestic consumption. Should ленных товаров. Предстоящий в 2014 году чемпионат these trends continue, Brazil’s sluggish growth may turn мира по футболу и летние Олимпийские игры в 2016 into a growth spurt in the future. году, а также планы правительства инвестировать 65 млрд долларов в развитие инфраструктуры дают инRussia весторам основание оставаться уверенными в развиWe think Russia has evolved a great deal as an investment тии страны. destination in the past two decades and holds great potenНам с моей исследовательской группой по-прежнему tial, although there is still more work to be done to open the нравится долгосрочный инвестиционный потенциал markets and instill investor confidence. In the first quarter Бразилии. В частности, нам нравятся энергетический, of 2012, Russia was the only BRICS nation to experience acфинансовый и сырьевой сектора, в то время как растуceleration in GDP growth from the prior quarter (to 4.9% щие доходы и более высокий уровень жизни молодоfrom 4.8%). Russia also boasts enviably low levels of leverго рабочего населения дают возможность управления age in its economy; its debt-to-GDP ratio was 8.7%1 in 2011 внутренним потреблением. Если эти тенденции соand domestic credit as a percentage of GDP was 45.9%. It хранятся, медленный рост Бразилии может обернуться also has coffers of $500bn in foreign reserves and is a maрезким скачком в будущем. jor global producer of many commodities, including energy and precious metals. Россия Energy is, of course, extremely important to Russia, repМы считаем, что Россия сильно эволюционировала resenting about three-quarters of its exports. Russia is the в течение последних двух десятилетий, превратившись world’s largest producer of crude oil, churning out  some в серьезный объект для инвестиций, и имеет большой 10 million barrels per day, representing about 12% of the потенциал, хотя многое еще предстоит сделать для отworld’s oil.2 It also holds the world’s largest natural gas reкрытия рынков и внушения доверия инвесторам. В  I serves and second-largest coal reserves. As such, energy квартале 2012 года Россия была единственной страной companies account for a big part of the country’s market. БРИКC, продемонстрировавшей ускорение темпов роWhile [President] Putin has pledged to diversify Russia’s ста ВВП по сравнению с предыдущим кварталом (до economy and draft budgets that are less reliant on oil tax 4,9% с  4,8). Россия также может похвастаться завидrevenues, Russia’s future is still largely dependent on oil но низким уровнем использования системы рычагов prices. Volatility in the price of oil, therefore, also contribв  экономике. Отношение внешнего российского долга utes to volatility in the Russian stock market. Turmoil in к ВВП в 2011 году составило 8,7%1, а внутренний кредит Europe (and the prospect of slower growth elsewhere this в процентном отношении к ВВП – 45,9%. Россия также year) contributed to oil price declines this spring and sumобладает валютными резервами в размере 500 млрд mer, but our team doesn’t anticipate a dramatic fall in oil долларов и  является крупнейшим мировым произвоprices. дителем многих товаров, включая энергетические реFrom an investment standpoint, we look for opportuсурсы и драгоценные металлы. nities across the energy sector, including companies that Энергетика, конечно, чрезвычайно важна для России, она составляет примерно три четверти всего 1 The World Bank, “Domestic Credit to Private Sector – % of GDP,” 2011. 2 Source: U.S. Energy Information Administration.

Всемирный банк, «Внутренний кредит частному сектору – % ВВП», 2011 год. 1

24


Emerging advantage Преимущество в развитии

engage in exploration, proThis year average growth rate for emerging экспорта страны. Россия – duction, refining and marmarkets is expected to be around 5% versus крупнейший в мире проketing.  We are also looking 1% in developed countries according to IMF изводитель сырой нефти: for opportunities in areas inprojections ее ежедневная добыча соcluding consumer goods and ставляет порядка 10 млн services, and shipping. RailСогласно прогнозам МВФ, средний темп баррелей (около 12% миcontainer shipping is an area роста экономики развивающихся стран ровой нефти)2 . Страна which we believe should see в этом году составит около 5% против 1% также имеет крупнейшие growth aided by increasing развитых стран в мире запасы газа и заconsumer demand, a potenнимает второе место по tial improvement in the global macro-economy, and develзапасам угля. Таким образом, большая часть росopment of the country’s Europe-Asia transit potential. сийского рынка приходится на энергетические компании. Хотя президент Путин пообещал диверсиIndia фицировать экономику России, чтобы снизить ее Investors’ main concerns related to India are the lack of reзависимость от добычи нефти, на будущее страны forms and the corruption scandals around misuse of public по-прежнему в значительной степени влияют цены resources. Over the past year however, fierce protests in Inна нефть. В результате неустойчивость последних dia have provided impetus for change and pushed corrupприводит к волатильности российского фондового tion to the top of policymakers’ agendas. I am more optiрынка. Ситуация в Европе (и перспектива уменьшеmistic than most that India will eventually be able to put ния темпов роста где-либо еще в этом году) привела some of these high-profile scandals behind it. The power of к снижению стоимости нефти этой весной и летом, the media, the Right to Information Act, and the increasно наша команда не ожидает резкого падения цен на ing use of information technology in delivering public and нефть. private services should help reduce corruption in public and С точки зрения инвестиций мы ищем возможности private transactions in India. I believe there are a number of в энергетическом секторе, включая компании, которые needed reforms, but we are optimistic the country will find занимаются разведкой, добычей, переработкой и марa way to work through these challenges. кетингом. К тому же мы обращаем внимание на проDespite the problems that India is currently facing, we екты в сфере потребительских товаров и услуг, а также are expecting at least a 4–5% growth rate for 2012, which перевозки грузов. Железнодорожные контейнерные is again very rapid growth. Increased predictability for перевозки – это область, в которой мы ожидаем увиthe business environment can also foster a change in the деть рост в результате увеличения потребительского investor sentiment. I choose to continue to look for longспроса, потенциального улучшения глобальной маterm investment opportunities in India. If India is able to кроэкономики и развития перевозок Европа – Азия. engage in meaningful reform, I can see the potential for growth rates there that could echo what China experiИндия enced 5–10 years ago. I think India’s vast natural resources В Индии инвесторов больше всего настораживают and current positive (if uneven) trends of a growing midотсутствие реформ и коррупционные скандалы воdle class, GDP growth and domestic hunger for consumer круг нецелевого использования государственных goods hold opportunity for the diligent investor.  In terms ресурсов. За прошедший год, однако, ожесточенные of sectors, we see opportunities in India in the software протес­т ы в этой стране послужили стимулом для пеand data sectors. ремен и поставили тему коррупции первым пунктом повесток дня высших чиновников. В отличие от большинства, я почти уверен, что Индия в конечном счете сможет оставить позади некоторые из этих громких скандалов. Власть СМИ, закон о праве на информацию и все более широкое использование информационных технологий в предоставлении государственных и  частных услуг должны помочь снижению уровня коррупции в государственных и частных сделках в  Индии. Конечно, есть еще ряд накопившихся проблем, но мы надеемся, что страна найдет способ их решения. Несмотря на проблемы, с которыми Индия сталкивается в настоящее время, мы ожидаем по крайней мере 4–5% роста в 2012 году – весьма высокий темп на фоне других экономик. Позитивные прогнозы в  бизнес-среде могут также способствовать изменению 2

Premier Issue

25

Энергетический бюллетень администрации США.


ECONOMICS

настроения инвесторов. Я предпочитаю продолжать поиски возможностей долгосрочных инвестиций в Индии. Если Индия в состоянии участвовать в значимых реформах, я вижу здесь потенциал для роста, и это может привести к повторению сценария Китая 5–10-летней давности. Я полагаю, что обширные природные ресурсы Индии и текущие позитивные (пусть скачкообразные) тенденции к росту среднего класса, а также к увеличению ВВП и потребительского голода населения представляют возможности для усердного инвестора. Что касается конкретных отраслей Индии, мы видим потенциал в секторе программного обеспечения. Китай Существует большая обеспокоенность по поводу замедления экономического развития Китая. Показатели темпа роста страны действительно снизились с двузначных чисел последних лет до предполагаемого роста ВВП в диапазоне 7–8% в этом году, но это никоим образом не должно рассматриваться как жесткая посадка: скорость роста Китая по-прежнему остается внушительной. Мы ожидаем, что в обозримом будущем китайская экономика продолжит расти на 7–8% ежегодно. Могут возникнуть некоторые колебания, но в целом мы считаем этот уровень устойчивым. И пусть темпы роста экономики страны будут более медленными, нельзя не отметить, что зависимость ее роста от экспорта и инвестиций постепенно снижается, что должно радовать любого инвестора. Еще одна причина для оптимизма в отношении Поднебесной – это демография. Рабочая сила страны по-прежнему значительно более конкурентоспособна по сравнению с этим ресурсом развитых стран. Кроме того, есть множество реформ, которые правительство может реализовать для повышения производительности. Например, сокращение предпринимательских налогов, приватизация большего количества государственных предприятий и либерализация процентной ставки как помощь малым и средним предприятиям. Мы рассмотрели задержку развития наполненного тревогами рынка в качестве потенциальной возможности, и в настоящий момент соотношение затрат и доходов в целом выглядит привлекательным для нас в Китае. Предметы потребления и commodities – особые области, представляющие интерес, поскольку мы считаем, что переход к экономике, которая будет больше основана на потреблении, должен помочь поддержать эти сферы.

China There is a great deal of concern regarding a slowdown in China’s economy. It is true that China’s growth is decelerating from the double-digits of recent years to a possible GDP growth range of 7–8% this year, but this should by no means be considered a hard landing and still represents an impressive pace. We expect the Chinese economy to continue to grow 7–8% annually for the foreseeable future. There could be some fluctuations, but in general we believe that this level is sustainable. China may be growing at a slower pace, but it is slowly becoming less dependent on exports and investment for its growth and investors should be happy to see that happen. Another reason to remain positive on China’s economy, in our opinion, is its demographics. Its labor force is still very competitive compared to that in the developed world. Moreover, there are a lot of reforms that the government can implement to improve productivity, e.g. cutting business taxes, privatization of more state-owned enterprises or liberalization of its interest rate market to help small and medium enterprises. We have viewed the angst-inspired market setbacks as potential opportunities and price-earnings ratios are generally looking attractive to us in China right now. Consumers and commodities are particular areas of interest, because we believe a transition to a more consumption-based economy should help support these sectors. South Africa South Africa stands out among its African peers with a  large and liquid equity market. Moreover, a number of South African companies provide exposure to markets further north that might be difficult to secure locally. Mining stocks have attracted investors to South Africa in the past but recent labor problems in that sector will impact earnings and performance if coordinated reforms are not made by both the industry and government. It still remains an important sector and bears continued monitoring. What is more interesting now is the consumer sector and companies impacting the consumers such as consumer banks and

Южная Африка Южная Африка отличается от своих африканских коллег бóльшим и ликвидным рынком ценных бумаг. Кроме того, ряд южноафриканских компаний предоставляют доступ к рынкам севера, что трудно обеспечить на местном уровне. До настоящего момента инвесторов в Южной Африке привлекали акции горнодобывающих компаний, но недавние проблемы с рабочей силой в этом секторе скажутся на долгах и эффектив26


ECONOMICS

The BRICS investment map The economic sectors that Mark Mobius considers attractive Инвестиционная карта БРИКС Привлекательные сектора экономики, с точки зрения Марка Мобиуса

Brazil Energy Finance Materials

Бразилия Энергетика Финансы Сырье

China Consumer goods and commodities

Russia Energy Consumer goods and services Shipping

Россия Энергетика Потребительские товары и услуги Перевозка грузов

Китай Потребительские товары и commodities

South Africa Finance Telecom Retail Mining

India Software and data

Индия Программное обеспечение

Южная Африка Финансы Телекоммуникации Розничная торговля Горнодобывающий сектор

ности, если реформы по согласованию производства не будут выдвинуты ни промышленностью, ни правительством. Этот сектор по-прежнему остается важным и  находится под постоянным контролем. Сегодня же более интересен потребительский сектор и компании, влияющие на потребителей: прежде всего, работающие с физлицами банки и страховые компании, а также телекоммуникационные предприятия. Отдельный интерес представляет собой сектор розничной торговли, и особенно те компании, чья деятельность распространяется на север континента, охватывая остальную часть Африки. Некоторые инвестиционные проблемы, связанные с ликвидностью и общей непрозрачностью, в ЮАР менее серьезны, нежели на других африканских рынках.

insurance companies as well as telecoms companies. The retail sector is of particular interest with special emphasis on those firms moving northward into the rest of Africa. Some of the investment challenges related to liquidity and general transparency are less of a problem in South Africa than in other African markets.

Заключение Мы считаем, что рынки БРИКС по-прежнему сохраняют сильные позиции, которые делают их привлекательными в глазах инвесторов. Здесь мы можем рассчитывать на сильный экономический рост, благоприятную демографию, богатые природные ресурсы и высокие доходы. Тревога и неопределенность, вероятно, продолжат вызывать некоторые страхи в глобальной экономике, что может сказаться и на развивающихся рынках, включая страны БРИКС, но мы твердо верим, что в долгосрочной перспективе эти рынки должны преуспеть. Решающим фактором в этом вопросе послужит способность развивающихся стран сбалансировать экономический рост, инфляцию и глобальную конкурентоспособность. Даже если их общий рост в этом году будет немного ниже, чем в предыдущие годы, экономика большинства этих стран продолжит расти быстрее, чем в развитых странах.

Conclusion We believe the BRICS markets retain strong characteristics that attract equity investors. We can count here a strong economic growth, favorable demographics, rich natural resources, and strong finances. The worries and uncertainty will likely continue to create some angst in the global market, which could spill over into emerging markets, including BRICS countries, but we firmly believe that these markets should do well in the long-term. Emerging countries’ abilities to balance growth, inflation and global competitiveness will be a crucial factor in this. Even if their overall growth this year may be a little lower than in recent years, most of these economies are still expected to grow faster than those of developed nations. 28


The fundamental ideal must always be

unattainably higher than the possibility of its fulfillment

— Fyodor Dostoevsky


ECONOMICS

Not the final autumn Не последняя осень

This is the time of the year when humanity usually starts to prepare itself for an era of major change. Usually, tensions start to rise in August and reach a crescendo in November and December. This autumn, such a mood was justified by several major events, which either already took place or have yet to occur. BRICS Business Magazine spoke about these events to the President of Moscow’s New Economic School (NES), Sergei Guriev, who finds sufficient grounds for optimism in this situation. Почти каждый год человечество начинает ждать эпохи больших перемен. Обычно напряжение вырастает в августе и достигает пика в ноябре-декабре. Этой осенью оно оправдано несколькими крупными событиями, которые уже случились или еще должны произойти. BRICS Business Magazine поговорил о них с ректором Российской экономической школы Сергеем Гуриевым, который находит в этой ситуации достаточно поводов для оптимизма.

30


Not the final autumn Не последняя осень

On the QE3 A new round of quantitative easing is vital for the American economy. On the other hand, Brazil has expressed its dissatisfaction with QE3 and, naturally, it has every right to be concerned about facing a major capital influx. It is entirely possible that other developing countries, including Russia, will react with some form of regulatory measures, and additional capital inflow taxes. However, the situation in Russia is different; Moscow simply does not have the same problems— rather than a capital inflow, we face capital flight. For Russia, the launch of the QE3 is fairly good news, against the backdrop of local fears of a new crisis and an oil price slump, both of which could be stemmed by quantitative easing. But for the South American state, it is not all bad news, either. Previous rounds showed that QE’s fresh cash primarily tends to gravitate toward such promising markets as that of Brazil. The positive effect of the QE3 is reinforced by the actions of the ECB and all the European economic policy measures, which suggest that the EU will avoid collapse. And this is good news for the rest of the world. So, in assessing the action taken by the US Federal Reserve, it is important to remember that if Greece leaves the Eurozone, this could trigger a domino effect. The Spanish financial system may crumble, and we would see a repeat of the Fall 2008.

О QE3 Новый раунд количественного смягчения необходим американской экономике. С другой стороны, Бразилия выразила недовольство QE3, и она, конечно, вправе беспокоиться о том, что ощутит большой приток капитала. Вполне возможно, что другие развивающиеся страны, в том числе и Россия, отреагируют какими-то регулирующими мерами, дополнительными налогами. Хотя в России ситуация иная, у Москвы просто нет подобных проблем: у нас не приток, а отток капитала. Для России QE3 скорее хорошая новость, ведь тут боятся нового кризиса, падения цен на нефть, а количественное смягчение может это предотвратить. Но и для южноамериканского государства это тоже неплохая новость. Просто предыдущие раунды показали, что деньги стремятся в первую очередь как раз на такие хорошие рынки, как Бразилия. Положительный эффект QE3 усиливается действи­ ями ЕЦБ и всеми европейскими мерами экономической политики, которые позволяют понять, что ЕС не развалится. А это уже хорошая новость для всего остального мира. Так что, оценивая действия ФРС США, важно понимать, что, если Греция выйдет из еврозоны, может возникнуть эффект домино. Рухнет финансовая система Испании, и случится повтор осени 2008 года.

On currencies Brazil’s Minister of Finance is apprehensive about a possible sudden appreciation of the real, a fall in the value of the dollar, and weaker ability to compete on exports. This is true, but neither BRICS nor the USA are able to do anything about it. We should remember that in the end of the day foreign exchange rates are dictated by the market, and those who interfere in that process eventually pay the price. Many ministers consider that the market is insane, incorrect and irrational, but they may as well be complaining about the weather. The currency rates are what they are, and we need to approach them with more calm. Can the BRICS countries increase the share of each others’ currencies in their reserves? Certainly, they can. This is a totally reasonable and constructive step. To be honest, this cannot be done quickly, because the currencies of the BRICS countries remain volatile to this day, given high inflation and the fact that exchange rates in these countries are not always dictated by the market. As soon as these problems are resolved, it will be the right thing to do for Russia’s reserves to diversify away from dollar and euro. I agree that Washington’s complaints about the yuan are justified, and it is clear that China always dislikes giving in to pressure. On the other hand, they themselves will be ready to resolve this issue, when the time comes. The key accusation is that Beijing is accumulating reserves, and by so doing is obtaining a lower exchange rate. But this accumulation is decreasing. The Chinese trade balance is not as large as it was, and I suspect that these accusations will evaporate Premier Issue

О валютах Министр финансов Бразилии опасается резкого укрепления реала, снижения курса доллара, падения экспортной конкурентоспособности. Это правильно, но такова жизнь, и здесь ни БРИКС, ни США ничего сделать не смогут. Мне кажется, самое главное, что мы должны помнить: курс валют определяется рынком, и не надо ему мешать. Многие министры считают, что рынок какой-то безумный, неправильный, нерациональный, но это все равно что жаловаться на погоду. Курс валют такой, какой он есть, и следовало бы спокойнее к нему относиться. Могут ли страны БРИКС увеличить в своих резервах долю валют друг друга? Конечно, могут. Вполне разумная и полезная мера. Правда, не сразу, потому что валюты стран БРИКС до сих пор волатильные, с высокой инфляцией, не всегда рыночным курсообразованием. Как только эти проблемы разрешатся, будет правильно, если в российских резервах появится что-то еще кроме доллара и евро. Я согласен, что претензии Вашингтона к юаню имеют право на существование, и очевидно, что китайцы не любят уступать давлению. С другой стороны, они сами готовы снять все эти вопросы со временем. Ключевая претензия в том, что Пекин накапливает резервы и тем самым получает заниженный курс. Но это накопление сокращается. Торговый баланс Китая уже не такой большой, как был, и подозреваю, что претензии 31


ECONOMICS

of their own accord, because the local Communist Party, in its new five-year plan, has announced that the yuan will become an international currency. The task of internationalising China’s currency has been set, and this presupposes a market rate for the yuan, rather than a managed exchange rate – most likely, by 2015.

If the Eurozone manages to withstand this crisis, then it will re-emerge from the crisis stronger than before, and will then be a universal source of hope that other supranational organizations will be able to construct similar structures Если зона евро устоит, то выйдет из этого кризиса еще более сильной, чем была; в этом случае она даст всем надежду на то, что другие наднациональные организации cмогут построить нечто подобное

On global governance institutions Throughout history, the Eurozone and the EU have been the most successful example of supranational integration. When we speak of the global governance institutions, it turns out that the European project is by far the most effective example of this kind. If the Eurozone manages to withstand this crisis, then it will re-emerge from the crisis stronger than before, and will then be a universal source of hope that other supranational organizations will be able to construct similar structures. But if this does not happen, those hopes will suffer a serious blow. In principle, BRICS and other developing countries should be able to build their own supranational institutions. And, of course, they must participate in global structures, including the IMF, the WTO and the World Bank. This is already taking place, but it is the developed countries that continue to dominate these organizations, regardless of all the changes to existing quotas. I expect that the BRICS countries are likely to demand further expansion of their quotas.

исчезнут сами собой, потому что местная компартия в своем новом пятилетнем плане объявила, что юань станет международной валютой. Поставлена задача интернационализации Китая, подразумевающая рыночный, а не управляемый курс юаня. Скорее всего, к 2015 году все вопросы будут сняты.

О глобальных институтах Еврозона и ЕС – наиболее успешный пример наднациональной интеграции в истории. Когда мы говорим об институтах глобального управления, то обнаруживается, что лучше всего работающий институт – это европейский проект. Если зона евро устоит, то она вый­дет из этого кризиса еще более сильной, чем была; в этом случае она даст всем надежду на то, что другие наднациональные организации смогут построить нечто подобное. Если же этого не произойдет, надежде будет нанесен большой удар. В принципе, БРИКС и другие развивающиеся страны могли бы строить свои наднациональные институты. И конечно, они должны, участвовать в глобальных структурах, включая МВФ, ВТО и Всемирный банк. Это уже происходит, но в таких организациях, несмотря ни на какие изменения квот, по-прежнему доминируют развитые страны. Полагаю, БРИКС вполне может требовать дальнейшего увеличения квот. 32


Not the final autumn Не последняя осень

Half a century ago quotas for Europe and the USA were disproportionately high. This was the case because they provided lending for other countries through international institutions—and wanted to control the way in which that money would be spent. Now everything is reversed: the Western countries have become debtors, and the BRICS are right asking for reforms that would make global governance truly representative. After all, the global institutions that take into consideration the voices of all stakeholders have a major advantage. The appearance of parallel structures of this type is entirely realistic. But I hope that this will not take place, and that the global institutions will adequately take into consideration the interests of the BRIC countries.

Полвека назад квоты для Европы и США были непропорционально высоки, потому что именно они платили почти за все и хотели контролировать, как эти деньги будут расходоваться. Теперь все наоборот, страны Запада – дебиторы, а страны БРИКС вполне заслуживают того, чтобы глобальное управление было по-настоящему репрезентативным. Ведь у глобальных институтов, которые учитывают все голоса, есть серьезное преимущество. Возникновение параллельных структур такого рода абсолютно реально. Но я надеюсь, что этого не про­ изойдет и глобальные институты будут адекватно учитывать интересы стран БРИКС.

On the collapse of Eurobonds If this happens, it will be a disaster. The previous crisis is still fresh in our memory, and we have a scenario under which the entire banking system of, for example, Spain, could collapse. But I do not think that we will reach that point. In any case, the probability of this is very low. Both politicians and the ECB understand perfectly well what needs to be done to head off the worst-case scenario. But that scenario still remains on the table, and it would be indeed similar to the events of 2008. However, the BRICS countries are not behaving like passive observers right now. They are getting involved in the situation even more proactively than the EU. For example, Russian financial institutions are purchasing bank assets in Europe, and Chinese companies are investing with much success in countries as far as Eastern and Southern Europe. This is a perfectly normal business approach, while lowpriced assets offer an excellent opportunity for the BRICS countries. At the same time this is an opportunity for the European Union to attract funds, as there is no more money anywhere else in the world. So the developing countries are extending a helping hand to the Old World. BRICS are recapitalising the IMF, which is helping Spain and Greece. But there is also a pure business interest. Because assets are inexpensive for Russian and Chinese investors, so, in many cases this is an issue of business prospects.

Об обвале еврооблигаций Если это все-таки произойдет, случится катастрофа. Мы хорошо помним предыдущий кризис, сейчас есть сценарий, в котором рухнет вся банковская система, например, Испании. Думаю, что до этого все-таки не дойдет. Во всяком случае, вероятность этого очень низка. И политики, и ЕЦБ прекрасно понимают, как надо действовать, чтобы предотвратить худшее. Но пока такой сценарий остается, и он полностью сопоставим с тем, что уже реализовалось в 2008 году. Однако сейчас страны БРИКС не ведут себя как пассивные наблюдатели. Они вмешиваются в ситуацию даже более активно, чем ЕС. В частности, российские финансовые институты покупают банковские активы в Европе, китайские компании успешно инвестируют, в том числе в Южной Европе. Это абсолютно нормальный деловой подход, и низкие цены на активы – отличная возможность для стран БРИКС. В то же время для Евросоюза это шанс привлечь деньги, потому что нигде в мире денег больше нет. Развивающиеся страны протягивают Старому Свету руку помощи. БРИКС докапитализирует МВФ, который помогает Испании и Греции. Но есть и чистый бизнес. Потому что активы стоят недорого, и для российских и китайских инвесторов это в первую очередь вопрос деловой перспективы. О выборах в США При любом исходе мы не увидим большой разницы с точки зрения внешней политики, в конце концов, она не является главным вопросом для обоих кандидатов. И Обама, и Ромни выносят на повестку дня экономику: какие налоги будут повышены, какие расходы будут сокращены. Результаты выборов прежде всего определят, как будет устроена экономическая политика США. И это очень важно, потому что ее структура может сложиться совершенно по-разному. Наступление ясности было бы очень полезно, сейчас одна из главных проблем в Соединенных Штатах – это неопределенность, которая мешает компаниям. Даже простые люди обеспокоены тем, что не знают, какими будут налоги. Как только наступит ясность, они будут больше тратить и инвестировать. В этом смысле кто бы ни выиграл, жизнь улучшится. Трудно сказать, какой вариант больше устроит российскую элиту. В принципе, Обама очень много сил по-

On the US elections Whatever the outcome, we will not see a major difference as regards foreign policy; at the end of the day, foreign policy is by no means a core issue for either candidate. Both Obama and Romney are lifting the economy to the top of the agenda: which taxes will be increased, and where spending will be cut. The elections will, primarily, determine how the US economic policy will be structured. And this is very important, because the resulting economic arrangement may well be entirely different. Greater clarity would be exceedingly useful; one of the biggest problems at the moment in the USA is high uncertainty, which slows down business investment and growth. Even the average man in the street is worried that he does not know what taxes to expect. As soon as there is clarity people will start spending more and investing again. In this sense, life will get better whoever wins. It is hard to say which option is better for the Russian Premier Issue

33


ECONOMICS

тратил на Москву, он не делает антипутинских заявлений, и к  нему все привыкли. Но я очень сомневаюсь, что для Ромни будет важно ссориться с Россией, когда от предвыборной риторики придется переходить к реальным делам. Вообще ощущение от этой осени, как от некоего переломного момента в истории, неверное. В 2009 и 2010 годах все ждали второй волны кризиса, в 2011-м перестали ждать. Сейчас все по новой. Ситуация очень неоднозначная, озабоченность людей вполне понятна. Но если кризиса не случится, следующей осенью вы удивитесь тому, что тревоги и вопросы остались теми же самыми.

elite. In principle, Obama has spent a lot of efforts on establishing good relations with Moscow; he does not make anti-Putin statements, and everyone has got used to him as president. But I sincerely doubt that Romney will find it important to pick a fight with Russia when the time comes to move from campaign rhetoric to actual policy. In general, the feeling that this autumn we will see a turning point in history is deceptive. In 2009 and 2010, we all expected a second wave of the crisis, and in 2011 we stopped waiting. Now it is déjà vu all over again. And yes, the situation is highly ambiguous, and the concerns people have are well justified. But if the crisis does not strike, next autumn you will be surprised to see that the same anxieties and questions remain.

О SPO Сбербанка Это значительное событие, которое говорит о том, что Сбербанк стоит дорого, и причина в том, что он находится в растущей экономике. Его return on equity больше 20% в год, хотя это, конечно, особый банк с монопольной властью. Однако подобная величина непредставима в Европе и Америке. А в странах БРИКС она в порядке вещей. Для инвесторов сделка была вполне нормальной. Они знают, что если банк находится на таком растущем рынке, он должен стоить дорого. Аналитики говорят, что «Сбер» вырастет еще. Но я не могу высказывать свою точку зрения по этому вопросу, потому что в данном случае являюсь инсайдером.

On the Sberbank SPO This is an important event, which underscores Sberbank’s high value, and the reason for this value is the growing economy and the bank’s rapidly growing efficiency in doing business in this economy. Sberbank boasts a return on equity above 20% per annum. Such high returns are unthinkable in Europe and America. Yet in the BRICS countries, such yields are common. So investors were not surprised by the terms of the deal. They know that if the bank is in such a fast-growing market, it cannot be cheap. Analysts predict further growth for the bank’s share price, but I cannot express my own opinion on the issue, as I am an insider.

О корпоративном управлении Я представляю миноритарных акционеров в совете Сбербанка и некоторых других компаний. Корпоративное управление в каждой из них можно оценить либо как нормальное, либо как очень хорошее. Проблемы, разумеется, есть, и в России достаточно своих пуга­ ющих примеров. Но тот же Сбербанк хоть и не безупречен, в целом это здоровая и очень динамичная организация. Корпоративное управление в этом банке и по мировым меркам совсем неплохое, я не могу себе представить, чтобы «Сбер» сделал какой-нибудь buy back, заплатив одним акционерам выше рыночной цены за счет других. Мне кажется, у нас это невозможно. В среднем корпоративное управление в России плохое, есть отдельные ужасные примеры, но это не значит, что вообще нет компаний, которыми можно гордиться.

On corporate governance I represent minority shareholders on the board of Sberbank. I am also a board member and chair in several other companies. Corporate governance in each of these can be classified as normal, or even good. Although Sberbank itself is not perfect, I would say the organisation is, on the whole, dynamic and healthy. Corporate governance in this bank is good by the international standards. I cannot imagine Sberbank doing any kind of a “buy-back” at non-market prices, where it would redistribute value to some shareholders at the expense of others. That would seem to me to be impossible at Sberbank. On average, corporate governance in Russia is poor; there are certain horrifying examples, but this does not mean that there are no companies to be proud of.

О РЭШ Нет сомнений, что мир становится другим. Но выпускники РЭШ совершенно точно смогут в нем существовать и находить работу. На самом деле в России и  других странах БРИКС есть проблемы с образованием. У  нас они гораздо больше, чем кажутся. Мы даже не осознаем всех трудностей. Но ведь никому не надо специально доказывать, что качественное образование дает серьезное конкурентное преимущество. Мы не готовим выпускника к какой-то конкретной профессии, а учим полезным вещам в экономике и финансах, прививаем аналитические навыки. Умение независимо мыслить важно в любой ситуации. Бывшие рэшевцы добиваются успехов и в научной карьере, и в инвестбанках, и в реальном секторе. Думаю, образования, которое мы даем, достаточно для самого неопределенного будущего.

On NES, the New Economic School Certainly, there are significant problems with education both in Russia and the other BRICS countries. In Russia, these problems are far greater than they appear. We are even unaware of all the difficulties yet to be overcome. But, at the end of the day, no-one needs to be persuaded that high quality of education generates a major competitive advantage. There is no doubt that the world is changing. But NES graduates will always be prepared for the change. NES is not producing graduates for any specific profession, but teaching useful concepts in economics and finance, and developing thinking and analytical skills. The ability to think independently is important in any situation. Our graduates are successful in the academia, in investment banking, and in the corporate sector. I think that the education that we offer is 34


Not the final autumn Не последняя осень

Наша школа очень маa great start for the dynamic The BRICS countries must acquire human ленькая, но имеет непроand uncertain environment capital and build a sustainable system for порционально высокий our graduates are facing. producing their own human capital at уровень влияния на всю Our school is very small, home. Certainly, the latter cannot be done российскую образоваbut it enjoys a disproportionovernight, so there is a huge need to bring in тельную систему. Я очень ately high level of influence human capital from the West хорошо помню, как 10–12 across the entire Russian edлет назад, когда мы наucational system. I remember Страны БРИКС должны приобретать very well how, twelve years человеческий капитал. Построить все самим чали нанимать професago, we started to hire faculty быстро не получится. Если есть чему учиться соров на международном рынке и говорили нашим in the international market у западных стран, надо учиться. А потом коллегам из других росand told our colleagues from конкурировать со своими учителями сийских вузов, что нужно other Russian universities действовать именно так, над нами смеялись. Сегодня that this was the way to go—and they all laughed at us. Toведущие государственные вузы нанимают преподаваday, the other leading Russian universities and colleges hire телей на международном рынке, потому что другого on the international market, because they have no choice. выбора нет. Привлечение людей из других стран для Attracting people from other countries to work in Moscow работы в Москве и  Петербурге стало обычным делом. and St. Petersburg has become a mainstream approach to Это во многом заслуга РЭШ. Сегодня опять мейнстриimproving the quality of education. A substantial share of мом стала борьба с плагиатом. Правда, пока на словах, credit for that goes to our school. Today, the fight against а не на деле. Мы же всегда исключали за плагиат и перplagiarism has become a mainstream issue (certainly, this выми стали принимать результаты международных fight is yet to go from words to action). We have always exэкзаменов. И  это тоже когда-то служило поводом для pelled students for plagiarism, and were the first to admit смеха. В общем, есть целый ряд простых вещей, котоstudents based on international examinations like GRE and рые в России почему-то не были приняты, а для когоTOEFL. At that point, it provoked laughter, too. So there is то оставались неприемлемыми, теперь они перешли a whole list of simple things that were not comme il faut in в разряд само собой разумеющегося. Russia for one reason or another, and although they remain unacceptable for some, they have now become commonО человеческом капитале place. Пока страны БРИКС существенно проигрывают по человеческому капиталу. В России сохранилось большое On human capital наследство в области естественных наук. Но если поThe BRICS countries are suffering heavy losses in the fight смотреть на науки общественные, то выяснится, что for human capital. Russia has a substantial legacy in science и Россия, и другие развивающиеся страны очень сильand mathematics. But if we look at social sciences, it turns но отстают от Европы и особенно от Америки. Вузы, out that Russia and other developing countries are lagging подобные РЭШ, существуют во всех странах БРИКС. Саfar behind Europe, and especially the United States. Yet there мые успешные – безусловно, китайские. Некоторые из are schools like NES in all of the BRICS countries. The most них конкурентоспособны на мировом уровне, входят successful ones, without a doubt, are in China. Some of them в  международные рейтинги, существенно опережая, are competitive internationally, and significantly outrank all например, Московский государственный университет. Russian institutions including Moscow State University. Впрочем, в общественных науках мы в некоторых In economics, NES is either number 1 in emerging marрейтингах идем первыми или вторыми (по странам kets or number 2 (after Tsinghua University). That, by the БРИКС) после Университета Цинхуа. У него, кстати, way, is a university with a unique history. It is one hundred уникальная история. Ему уже 100 лет; во время «кульyears old; during the Cultural revolution it was virtually deтурной революции» он был разгромлен, а недавно stroyed, but was recently rebuilt in almost the same way I воссоздан практически по той же модели, о которой described: Chinese academics working in America started я говорил: китайцы, работавшие в Америке, вернулись to come back to build a model university. и сделали образцовое учебное заведение. There is no doubt that the BRICS countries must acquire Из всего этого следует, что страны БРИКС должны human capital and build a sustainable system for producing приобретать человеческий капитал. Построить все саtheir own human capital at home. Certainly, the latter canмим быстро не получится. Если есть чему учиться у заnot be done overnight, so there is a huge need to bring in падных стран, надо учиться. А потом конкурировать со human capital from the West. своими учителями. I would add that this viewpoint is accepted almost evМогу добавить, что эту точку зрения нормально восerywhere except Moscow. In Russia, there is too much misпринимают везде, кроме Москвы. В России слишком placed pride, when people say that we have so much of huмного ложно понимаемой гордости, когда люди говоman capital that we do not need to import it at all. Of course рят, что у нас и так все есть. Мы, конечно, великая страRussia is a great country, but there will always be others to на, но учиться нам есть чему как у Запада, так и у парт­ learn from—both in the West and among our BRICS partнеров по БРИКС – в том числе и тому, как учиться. ners, and this includes learning how to learn. Premier Issue

35


ECONOMICS

The locomotive of world growth Драйвер мирового роста

The economies of the APEC countries account for 55% of world GDP, and economists predict that this figure will do nothing but grow in the future. The founding shareholder of the Summa Group, Ziyavudin Magomedov, chaired the APEC Business Advisory Council this year. He spoke about why Russia and the world need this forum in an interview with BRICS Business Magazine. На экономики стран АТЭС приходится 55% мирового ВВП, и в будущем, как прогнозируют экономисты, эта цифра будет только увеличиваться. Основатель и акционер Группы «Сумма» Зиявудин Магомедов в нынешнем году руководил Деловым консультативным советом АТЭС. О том, зачем этот форум нужен России и миру, он рассказал в интервью BRICS Business Magazine.

What is the economic effect, for Russia and for the other APEC countries, of implementing the Russian initiatives that have been announced? Russia proposed four priorities for its chairmanship: food security, development of transportation and logistics chains, support for growth by innovation, and liberalization of trade and investment. We have successfully created private-pub-

Каков экономический эффект от внедре­ ния заявленных российских инициатив для самой России и для других государств АТЭС? Россия предложила четыре приоритета для своего председательства: это продовольственная безопасность, развитие транспортно-логистических цепочек, обеспечение инновационного роста, а также либерализация 36


The locomotive of world growth Драйвер мирового роста

lic partnerships for food seBy 2030, the middle class in Asia will reach торговли и инвестиций. curity as well as defined the 3 billion people, or 60% of the world’s middle Мы завершили создание core principles, a road map class responsible for 40% of world consumption частно-государственного and the main goals for the партнерства по продовольnext 3–5 years. We have proК 2030 году средний класс в Азии составит ственной безопасности, оп­ posed a number of initiatives 3 млрд человек – это 60% глобального ределили принципы его as regards regional integra- среднего класса и 40% мирового потребления формирования, дорожную tion. This includes integrating карту и основные цели на RFID tags and the “single window” system. We proposed to ближайшие 3–5 лет. Мы предложили ряд инициатив create a list of projects to improve the transport infrastrucв части региональной интеграции. Это и внедрение раture and to harmonize customs processing. The adoption of диометок (RFID), и система одного окна. Мы предложиa single set of rules throughout APEC will significantly reduce ли создать перечень проектов по усовершенствованию the time that we spend moving cargo across borders — someтранспортной инфраструктуры, а также гармонизироthing that will be especially advantageous for Russia. вать таможенные процедуры. Принятие единых правил We agreed to set up a private-state partnership in the area в рамках АТЭС значительно сокращает время, которое of science, technology and innovation, as well as to formulate мы затрачиваем для перемещения грузов через граниa set of mechanisms similar to Incoterms, the rules for цу, что особенно выгодно России. international trade that were first developed in 1936. Incoterms Мы договорились о создании частно-государственно[International Commercial Terms] regulate the distribution of го партнерства в сфере науки, технологий и инноваций, costs and risks between the purchaser and seller of goods. Our а также о создании механизмов по аналогии с «Инкоproposal is for similar steps, but in the field of technology. This термсом» – правилами международной торговли, котоwill be Intechterms: international technological terms, which рые впервые были выработаны в 1936 году. «Инкотермс» describe the rules governing the movement of technologies регулирует распределение расходов и рисков между поand the protection of intellectual property. купателем и продавцом товаров. Мы предложили сдеWhy can Vladivostok 2012 be considered an impor­ лать нечто подобное в сфере технологий. Это должен tant event on the global scale? Is it not of greater im­ быть «Интехтермс» – международные технологические portance for participating countries to have events термины, которые описывают правила перемещения such as G20 summits, or traditional economic fora, технологий, защиты интеллектуальной собственности. such as Davos? Почему Владивосток-2012 можно считать собы­ International forums on the scale of APEC offer the chance тием, важным не только для России? Не принци­ to develop consensus-based approaches to complex probпиальнее ли для стран-участниц мероприятия, lems. The APEC economies account for 55% of the world подобные встречам G20, или традиционные эконо­ GDP, and unlike most other integration formats, this is a мические форумы, такие как, например, Давос? structure built on genuine integration. That is to say, deciМеждународные форумы масштаба АТЭС – это возможsions are not taken abstractly to cover the entire planet, but ность выработать консенсусные подходы к сложным very specifically: with respect to APEC members and their проблемам. На экономики АТЭС приходится 55% мироsubsequent relations with each other. For Russia, chairing вого ВВП, и, в отличие от большинства других интеграциAPEC was an unheard-of opportunity to demonstrate her онных форматов, он является реальной интеграционной engagement in Asia-Pacific affairs and increase our presструктурой. То есть решения принимаются не абстракт­ ence in this area, in order to further develop the Russian но – в отношении всего мира, а очень конкретно – в отeconomy. ношении участников АТЭС и их последующих взаимоотSome predictions say that in 2021 the emerging mar­ ношений между собой. Для России же председательство kets will generate 65% of the volume of trade between на АТЭС было беспрецедентной возможностью показать APEC countries with China as the unchallenged lea­ свою вовлеченность в дела Азиатско-Тихоокеанского реder. What prospects do Russia and other major econo­ гиона и увеличить здесь свое присутствие в  интересах mies have, what share of the growth can they gene­ развития национальной экономики. rate, and what benefits can they derive? В 2021 году, по некоторым прогнозам, 65% объема By 2030, the middle class in Asia will reach 3 billion people, торговли между странами АТЭС будут приходить­ or 60% of the world’s middle class responsible for 40% of ся на развивающиеся рынки. Китай – безусловный world consumption, while currently it is just slightly larger лидер. Какие перспективы у России и других боль­ than 10%. Consumption growth in Asia will consistently be a ших экономик, какую долю роста они смогут обес­ driving force behind world development, because the cost of печить и какую выгоду получат? production in these states will rise together with the quality К 2030 году средний класс в Азии составит 3 млрд чеof life. This means that manufacturers in Europe and Ameriловек – это 60% глобального среднего класса и 40% миca — as well as Russia — will be able to compete on these marрового потребления, тогда как сейчас – немногим боkets. Moreover, the Asia-Pacific region will account for a sigлее 10%. Рост потребления в Азии станет устойчивым nificant portion of the services on the world market; and the драйвером мирового развития, потому что вместе с каexport of services, including logistical support, could become чеством жизни повысится и стоимость производства an important factor in the development of our country, too. в этих государствах, а значит, производители стран Premier Issue

37


ECONOMICS

For Russia, chairing APEC was an unheard-of opportunity to demonstrate her engagement in Asia-Pacific affairs and increase her presence in this area, in order to further develop the Russian economy Для России председательство на АТЭС было беспрецедентной возможностью показать свою вовлеченность в дела Азиатско-Тихоокеанского региона и увеличить здесь свое присутствие в интересах развития национальной экономики 38


The locomotive of world growth Драйвер мирового роста

Less than 1% of Euro-Asian shipments transit through Russia, although this share could be around 5%, and each additional percentage point would give Russia $1BN

Европы и Америки, равно как и России, смогут конкурировать на этих рынках. Кроме того, на АТР придется значительная часть мирового рынка услуг, и экспорт сервисов, в том числе логистических, может стать важным фактором развития нашей страны. Улучшение российской транспортно-логистиче­ ской системы должно позволить многим странам освоить кратчайший путь из Европы в Азию. Как вы оцениваете интерес к этой проблеме со стороны других участников АТЭС? Объем торговли между Европой и Азией превышает 1 трлн долларов в год. Объем морской торговли – около 20 млн контейнеров, две трети из которых сейчас направляются из Азии в Европу. Доставка грузов через Россию могла бы быть в 2 раза быстрее морского пути. Россия находится на 120-м месте в мире в рейтинге Ease of Doing Business, а по удобству международной торговли (одной из составных частей этого рейтинга) – на 160-м – главным образом из-за большого количества требуемых документов и длительности их обработки. В результате через Россию проходит менее 1% евро-азиатского транзита, хотя эта доля может быть около 5%, и каждый процент давал бы российской экономике 1 млрд долларов. Процедуры автоматической идентификации ускоряют обработку грузов в портах в 4–6 раз. Их внедрение на таможне и в мультимодальных перевозках позволит качественно повысить скорость прохождения грузов в России. По данным исследования Школы Маршалла Университета Южной Калифорнии, аналогичные проблемы испытывают многие страны региона, и это стало одной из причин успеха российских предложений по гармонизации таможенных правил: они выгодны всем. Россия, США и Китай традиционно не согласны друг с другом по многим экономическим и полити­ ческим вопросам. Как это мягкое противостояние проявляется в рамках АТЭС? Чувствует ли это про­ тивостояние сам Азиатско-Тихоокеанский регион? В АТР есть политические сложности, но в год российского председательства нам удалось сгладить противоречия. Все решения в АТЭС принимаются консенсусом, а значит, могут пройти только такие предложения, которые всех устраивают. Результаты саммита во Владивостоке позволяют утверждать, что это удалось. Американский политолог Джозеф Най назвал это soft power – способностью добиваться результатов с помощью привлекательности высказываемых идей и авторитета. Можно ли уже сейчас критически оценить итоги форума? Оценивать итоги будет правильно по прошествии нескольких лет, когда будут видны практические результаты принятых решений. Чтобы они нас не разочаровали, нужно не оставлять усилий и продолжить работу в АТЭС и других международных форматах – «Большой двадцатке», «Большой восьмерке», БРИКС, где Россия принимает председательство в 2013–2014 годах. Для успеха необходимо обеспечить преемственность и взаимодополняемость тех инициатив, которые мы предлагаем в этих структурах.

Через Россию проходит менее 1% евроазиатского транзита, хотя эта доля может быть около 5%, и каждый процент давал бы российской экономике 1 млрд долларов An improvement in the Russian transport and logistics system should allow many countries to explore this short­ est route from Europe to Asia. How do you assess the in­ terest in this issue on the part of other APEC members? The volume of trade between Europe and Asia exceeds one trillion dollars per annum. The volume of sea trade is approximately 20 million containers, two thirds of which are currently sent from Asia to Europe. Freight shipments via Russia could be twice as fast as by sea. Russia is currently ranked 120 in the world by ‘Ease of Doing Business’, and the convenience of international trade (one of the components of that rating) puts the country in 160th position, mainly due to the long list of documents required, and the time it takes to process them. As a result, less than 1% of Euro-Asian shipments transit through Russia, although this share could be around 5%, and each additional percentage point would give Russia $1bn. The procedure for automatic identification will accelerate cargo processing in ports by a factor of 4 to 6. The integration of such procedures at customs points and for multimodal shipping will facilitate the quality and speed of cargo shipping via Russia. According to the USC Marshall School of Business, similar problems are encountered by many countries in the region, and this has become one of the reasons for the success of Russian proposals to harmonize customs rules: they are beneficial to all. Russia, the USA and China traditionally disagree on many economic and political issues. How is this soft confrontation reflected within APEC? Is the Asia-Pa­ cific region itself affected by these disagreements? There are complex political nuances within the region, but over the year during which Russia was the chair we managed to smooth out the disagreements. All APEC decisions are taken by consensus, and this means that they must start with a proposal that is acceptable to all parties. The outcome of the Vladivostok summit spells a success story. American political scientist Joseph Nye called this the “soft power”— the ability to achieve results using the attractiveness of ideas, and one’s authority. Is this the time to critically assess the outcome of the forum? The right time to assess the forum will be a few years down the road, when we will see the practical results of the decisions taken. In order for us not to be disappointed, we must continue to invest efforts in working in APEC and other international formats such as the G20, the G8 and BRICS, where Russia will assume the chairmanship in 2013–2014. To succeed, we must ensure the continuity and mutual compatibility of the initiatives that we propose within these structures. Premier Issue

39


DEVELOPMENT

The science of growth Наука развиваться

Consolidating multifarious scientific research efforts: this is the complex yet ineluctable challenge faced by the emerging markets. The issue is all the more acute on the national and even international levels. Russia does not wish to sit this one out behind Brazil’s, China’s, India’s and South Africa’s backs, and for that reason has decided to support Russian scientists and researchers, whose opinions will now be represented across the globe by the National Committee on BRICS Research. Консолидировать научные усилия – задача для развивающихся рынков непростая, но к выполнению обязательная. Особенно если речь идет о национальных или даже международных масштабах. Россия не желает отсиживаться за спинами Бразилии, Китая, Индии и ЮАР и поэтому решила поддержать своих ученых, чью точку зрения всему миру теперь представит Национальный комитет по исследованию БРИКС.

Follow the leader Any fundamental phenomenon requires further study, and in this area the relatively young BRICS is offering researchers a wave of new opportunities. It is like being faced with an almost completely blank page, written upon ever so slightly, while the situation urgently demands that the paper is filled with new information. Currently, this bloc of countries has no clear leader, one who could set a shared course or ideology. While investors can always turn to bank analysts for help, it takes an entirely different set of tools to resolve political challenges. Each of the BRICS members would like to assume the role of leader, and therefore virtually all of them have launched dedicated think tanks, aimed at laying the intellectual foundations for this desirable leadership role. In Russia, this role is fulfilled by the National Committee on BRICS Research (NKI BRICS), which was founded in December 2011. Vyacheslav Nikonov, the executive director, explained why it is needed: “The committee is built to facilitate…the promotion of Russian positions and expert assessments in the international arena, and coordinate the activities of the leading scientific research organizations and

Роль вожака Любое фундаментальное явление требует изучения. Относительно молодой БРИКС в этом плане – лакомый кусочек для исследователей. Фактически это чистый лист, лишь слегка исписанный чернилами, и обстоятельства бескомпромиссно требуют его заполнить. Сейчас у блока нет единого направляющего, который определял бы его курс и идеологию. И если инвесторы всегда могут обратиться за помощью к банковским аналитикам, то для решения задач политических нужны другие средства. Каждый из членов БРИКС хотел бы взять на себя роль вожака, и поэтому практически все они запустили специальные think tanks, призванные обеспечить интеллектуальный фундамент желанного лидерства. В России соответствующая структура – Национальный комитет по исследованию БРИКС (НКИ БРИКС) – была создана в декабре 2011 года. Зачем она нужна, пояснил председатель ее правления Вячеслав Никонов: «Комитет призван способствовать <…> продвижению российской позиции и экспертных оценок на международной арене, координации де40


The science of growth Наука развиваться

experts focused on BRICS” BRICS is a huge economic powerhouse. ятельности ведущих наThis establishment will supIt is one of the levers that push the center у чно-исс ледовате льск и х port scientific research teams of gravity of world economic might towards организаций и экспертов and individuals studying the developing countries в направлении БРИКС». bloc, and present their results Учреждение будет подto broad public using mass БРИКС – это огромная экономическая держивать научно-исслеmedia and publishing proсила. Она представляет собой один довательские коллективы grams. At the end of last year, из рычагов, которые сдвигают центр тяжести и отдельных личностей, the leadership of NKI BRICS мировой экономической мощи в сторону изучающих блок, и доwas elected, and administraразвивающихся стран водить результаты своей tive and scientific structures деятельности до широкой were formed. This included the appointment of a head of the общественности посредством СМИ и издательской board and the formation of a Scientific Council, which is to программы. В конце прошлого года было избрано руinclude leading economists, political scientists and experts of ководство НКИ БРИКС и сформирована его админиthe Ministry of Foreign Affairs, the Diplomatic Academy and стративная и научная структура. В том числе назнаa number of academic institutions of the Russian Academy чен глава правления и сформирован научный совет, of Sciences. Yevgeniy Korendyasov, an expert from the NKI в состав которого вошли видные экономисты, политоBRICS Scientific Council, explained to BRICS Business Magaлоги и эксперты – сотрудники МИДа, Дипломатичеzine the goals envisioned by this body. The key prerogative, ской академии, а также ряда академических институin his words, is the development of a research effort strategy, тов РАН. Эксперт научного совета НКИ БРИКС Евгений and the coordination of the activities of researchers. In the Корендясов объяснил BRICS Business Magazine цели, future, the council will also be able to engage in international которые ставит перед собой этот орган. Главная, по cooperation, even beyond the limits of the BRICS countries. его словам, состоит в выработке стратегии исследовательской работы и координации действий тех, кто United colors of BRICS ее выполняет. В перспективе совет может заняться Aside from scientific and analytical work, the Russian NKI и международным сотрудничеством, причем не тольis also to perform another, extremely important function. ко со странами БРИКС. It is responsible for the organization and implementation of conferences and “brain-storming” with the involvement of С миру по нитке national committees from other countries. Such events will Помимо научной и аналитической работы на российgenerate new recommendations in the field of politics, ecoский НКИ возложена еще одна крайне важная функция. nomics, culture and finances for discussion at summits of Он отвечает за организацию и проведение конференBRICS member countries. “For example, within this frameций и «мозговых штурмов» с участием национальных work, our institute is currently working on a monograph комитетов других стран. По результатам мероприятий on the problems of interaction between BRICS and Africa, разрабатываются рекомендации в области политики, linked to the next summit, which is to take place in March экономики, культуры, финансов для обсуждения на Premier Issue

41


DEVELOPMENT

Each of the BRICS members would like to assume the role of leader, and therefore virtually all of them have launched dedicated think tanks, aimed at laying the intellectual foundations for this desirable leadership role. In Russia, this role is fulfilled by the National Committee on BRICS Research

очередных саммитах стран – членов БРИКС. «Например, в этих рамках наш институт сегодня работает над монографией по проблемам взаимодействия БРИКС и  Африки, приуроченной к очередному саммиту, который состоится в марте будущего года в  южноафриканском Дурбане», – отмечает Корендясов. Кроме того, с  апреля 2012 года НКИ БРИКС приступил к  публикации регулярного бюллетеня c информацией о наиболее интересных российских и зарубежных исследованиях. Разумеется, там печатаются и новости самого комитета, а также дается обзор предстоящих мероприятий. У других членов БРИКС, как мы уже отметили, есть свои аналоги НКИ. В Индии это фонд Observer Research Foundation, в КНР – Китайский центр по исследованию современного мира, в Бразилии – Центр изучения и исследований стран – членов БРИКС Папского католического университета. Все эти организации были созданы в соответствии с договоренностями, достигнутыми на прошлогоднем апрельском саммите БРИКС в китайском городе Санья, поясняет Евгений Корендясов. «Их задачи – изучать возможности, пути наращивания сотрудничества между странами БРИКС, налаживания взаимодействия на международной арене, политического, экономического и культурного сближения между этими странами», – продолжает он.

Каждый из членов БРИКС хотел бы взять на себя роль вожака, и поэтому практически все они запустили специальные think tanks, призванные обеспечить интеллектуальный фундамент желанного лидерства. В России эту функцию выполняет Национальный комитет по исследованию БРИКС of next year in Durban, South Africa,” notes Korendyasov. Moreover, from April 2012, NKI BRICS began publication of a regular bulletin, which includes information about the most interesting Russian and foreign research. Obviously, this includes publication of news releases from the committee itself, as well as a review of upcoming events. Other BRICS participants, as we already hinted, already have their own versions of the NKI. In India, this is the Observer Research Foundation, while China has its Chinese Association for International Understanding, and Brazil’s Pontifical Catholic University now boasts a BRICS Policy Center. All of these organizations were created in compliance with agreements, concluded at last year’s April BRICS summit in the Chinese city of Sanya, explains Yevgeniy Korendyasov. “The tasks before them are to study the opportunities and avenues for developing cooperation between BRICS countries, coordinating interaction on the international level, as well as political, economic and cultural rapprochement between these countries,” he explains.

Неискусственный интеллект Интеллектуальная составляющая будет иметь большое значение в разработке дальнейшей стратегии БРИКС, считает председатель правления российского НКИ Вячеслав Никонов. По его мнению, Россия может рассчитывать на весомую роль в выработке идеологии и стратегии развития блока. Потребность чаще проводить международные мероприятия и исследования по БРИКС уже назрела, а блоком активно интересуются и за его пределами. «Этот интерес мы чувствуем, хотя он немножечко ревнивый и болезненный, и  в  США, и  в  ЕС, где наблюдают с определенным скепсисом и опасением за тем, что происходит», – рассказывает Никонов. В мощи интеллектуального кулака, собранного для превращения БРИКС (и России в частности) в новый центр мирового влияния, сомневаться не приходится. Дело за малым: дождаться осязаемых результатов, ради которых все эти усилия планировались и предпринимались.

Non-artificial intelligence The intellectual component will be critical in the development of the BRICS strategy, considers Vyacheslav Nikonov, Chairman of the Board at the Russian think tank. In his opinion, Russian Federation can expect to play a significant role in the development of an ideology and strategy for the development of the bloc. There is already a need to hold international events and research on BRICS with greater frequency, and the bloc is already piquing interest farther abroad. “We can feel that interest — although it is somewhat envious and sensitive — in both the USA and the EU, where people are viewing what is happening with both scepticism and concern,” says Nikonov. There is no reason to doubt the power of the intellectual fist that was formed to turn BRICS and Russia into a new international centre of power. After planning and executing all these efforts, there is now not much left to be done, other than waiting for the tangible results to appear.

Цифры не лгут Едва ли в 2001 году главный экономист Goldman Sachs Джим О’Нил мог представить, что явленный им тогда же миру акроним БРИК, которым он обозначил самые перспективные с точки зрения потенциала экономического роста на ближайшие полвека страны мира – Бразилию, Россию, Индию и Китай, – будет ожидать столь оглушительная популярность и долгая жизнь. Не секрет, что для американского банка новый термин стал настоящей маркетинговой удачей: за последу­

Numbers never lie In 2001 Jim O’Neill, chief economist at Goldman Sachs, could hardly have believed that the acronym BRIC which he 42


DEVELOPMENT

then coined to label the countries with the greatest economic growth potential for the next half-century — Brazil, Russia, India and China—would go on to enjoy such astounding and enduring popularity. It is no secret that for this American bank, this new term became a marketing success story: in the decade following the coinage of the monosyllabic tag, the specially-formed BRIC fund attracted more than $400m. In the same timeframe, financiers and managers across the world managed to attract about $70bn into funds that invest in Brazil, Russia, India, China and South Africa, a country that recently contributed one more letter — S — to the acronym.

ющие после изобретения термина десять лет сформированный им специализированный фонд БРИК получил инвестиций более чем на 400 млн долларов. Всего же за это время финансовые и управляющие компании по всему миру сумели получить в фонды, вкладывающие средства в Бразилию, Россию, Индию, Китай, а также ЮАР, с недавних пор давшую акрониму еще одну букву – «С», – около 70 млрд. Против наследия войны «БРИКС – это большая, огромная экономическая сила. Она представляет собой один из рычагов, которые сдвигают центр тяжести мировой экономической мощи в сторону развивающихся стран, – рассуждает Евгений Корендясов. – Экономически окрепшие страны, включая БРИКС и другие развивающиеся государства, хотят конвертировать свою экономическую мощь в политическое влияние. Их не устраивает безнадежно устаревшая система глобального управления, которая сформировалась после Второй мировой войны». Все это предполагает повышение роли представительства развивающихся стран вообще, и в частности БРИКС, во всех крупных международных организациях, добавляет Корендясов. «Именно они обострили вопрос о реформировании ООН, международной кредитно-валютной системы, о пересмотре долларовой монополии в международных экономических отношениях и создании новых региональных резервных валют, – напоминает он. – Они требуют, чтобы их представители были и в Совете Безопасности на правах постоянных членов, расширения своего представительства в МВФ и увеличения в нем своих квот, отмены негласного правила, согласно которому его председателем может быть только представитель Европы. То же самое касается Всемирного банка». По словам эксперта, подобные проблемы поднимаются также в отношении ВТО и всех международных организаций, которые осуществляют функции глобального управления.

Against the legacy of war “BRICS is a big, even a huge economic powerhouse. It is one of the levers that push the center of gravity of world economic might towards developing countries,” ponders Yevgeniy Korendyasov from the Scientific Council of Russia’s NKI. “Economically strong countries, including BRICS and other developing states, want to convert their economic might into political influence. They are not satisfied with the hopelessly outdated global management system that evolved following the Second World War. All of this presupposes the enhanced importance of representation of developing countries in general, and BRICS in particular, in all major international organizations,” adds Korendyasov. “These are the ones that exacerbated the issue of UN reform, restructuring the international currency loans system, reviewing the dollar monopoly in international economic relations and the creation of new regional reserve currencies,” he reminds us. “They demand to be represented in the UN Security Council with the rights of permanent members, the broadening of their representation in the IMF and the increase of their quotas in that body, as well as the abrogation of the unwritten rule, that says only Europeans can chair the fund. The same is true for the World Bank.” According to this expert, such problems are also raised with respect to the WTO and all international organizations that perform global management functions.

Мощь клуба БРИКС составляет ударное ядро в G20, которая сегодня служит основной площадкой для выработки решений по всем этим проблемам. Неслучайно, выражаясь языком дипломатов, именно на полях «Двадцатки» начался процесс институциализации и превращения блока в реальный клуб ведущих стран с развивающейся экономикой, намеренных координировать свои действия и совместно отстаивать и продвигать свои интересы в мире. Россия, давшая первый импульс формированию БРИКС в качестве международной институциональной структуры и для которой эта организация превратилась в одно из важнейших направлений внешней политики, заинтересована в динамичном развитии этого формата. Однако не меньше она хотела бы задавать вектор ее развития и повестку этого набирающего мощь клуба, стремясь к роли ее интеллектуального лидера.

Playing the club card BRICS countries make up the core of the G20, which is today the main arena for developing solutions to all of these problems. It is no coincidence that the process of institutionalization was initiated in the margins of the G20, transforming the bloc into a genuine club of leading countries with developing economies, with the full intention of coordinating their actions and jointly defending and promoting their interests in the world. Russia, which gave the first impulse to form the BRICS as an international, institutional structure, and for which this organization turned into one of the most important areas of foreign policy, had a vested interest in the dynamic development of this format. However, it was equally keen to dictate the direction of development and draft the agenda of this ever more powerful club, yearning to be cast in the role of intellectual leader. 44


Do not fear going forward slowly;

fear only to stand still â&#x20AC;&#x201D; Chinese Proverb


TREND

Buying happiness Покупая счастье

Text by: Nikolai Kochelyagin, Yulia Belik

Текст: Николай Кочелягин, Юлия Белик

Shortly before he announced a third round of quantitative easing Ben Bernanke, as head of America’s Federal Reserve, suggested switching attention from macroeconomic figures to the level of happiness and satisfaction with life. Economists and psychologists agree that GDP growth is only a source of happiness for the very poorest among us. This suggests that the success of a country should actually be measured in a more nuanced, personal way. Незадолго до объявления третьего раунда количественного смягчения глава ФРС США Бен Бернанке предложил обращать больше внимания не на макроэкономические показатели, а на уровень счастья и удовлетворенности жизнью. Экономисты и психологи согласны с тем, что рост ВВП делает счастливее только самых бедных людей. Поэтому оценка успехов страны должна стать сложнее и ближе к человеку.

Bernanke’s suggestion should not be dismissed as an attempt to distract from US GDP growth rates, which he has so far proved unable to sufficiently stimulate. Americans have long been discussing the misuse of this index. Robert Kennedy, younger brother to US President John Kennedy, said that the gross domestic product “measures everything …except that which makes life worthwhile.”

Заявление Бернанке не стоит объяснять лишь желанием отвлечь внимание от роста ВВП США, который он пока не сумел простимулировать в достаточной степени. Тезис об ущербности данного показателя американцы выдвинули уже давно. Еще Роберт Кеннеди, младший брат президента США Джона Кеннеди, говорил: «Валовой внутренний продукт измеряет все аспекты нашей жизни кроме тех, ради которых стоит жить». 46


Buying happiness Покупая счастье

Joyless growth Economists are constantly raising the question of how to measure national development more objectively. This year, experts from the Organisation for Economic Cooperation and Development (OECD) developed a new index, which integrates 34 different parameters related to people’s quality of life, among which is the “sense of happiness”. The Economist magazine used these same parameters to rate 34 member countries of that organisation, also adding nonmembers Russia and Brazil for good measure. The results? These two countries ended up among the five stragglers, while the old, developed powers headed the list. The rating was led by Australia, a country where people live the happiest lives, judging by the aggregate of criteria such as access to labour and wage volumes, environmental preservation, quality of healthcare and education, and a general sense of well-being. “The lucky country” was unscathed by Europe’s economic crisis—the state has virtually 100% employment and is experiencing an economic boom triggered by the demand for fossil fuels, of which the country has vast reserves. With a somewhat lower rating, the USA is a close second. However, in America the gulf between the poorest 20% and the richest 20% is colossal, which held the country back from pole position in the chart. The third and fourth positions are held by Sweden and Norway, respectively, with an almost identical winning combination of factors, while the parameter of actual happiness is traditionally the highest in Norway. Premier Issue

Рост без радости Экономисты постоянно задаются вопросом более объективной оценки развития стран. В этом году эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) разработали новый индекс, учитывающий 34 различных показателя качества жизни людей, среди которых было и «ощущение счастья». А журнал Economist на основе этих показателей составил рейтинг 34 стран – членов организации, добавив к нему также Россию и Бразилию, которые не входят в ОЭСР. В результате эти две страны вошли в пятерку отста­ ющих, а первые места заняли старые развитые державы. Рейтинг возглавляет Австралия: в этой стране по совокупности критериев доступности работы и объемов оплаты труда, сохранности окружающей среды, качества здравоохранения и образования и хорошего самочувствия люди живут лучше всего. Австралию, которую называют «удачливой страной» (the lucky country), не задел европейский экономический кризис, государство имеет практически полную занятость и переживает экономический бум, вызванный высоким спросом на полезные ископаемые, которыми она весьма богата. За ней с небольшим отрывом в рейтинге следуют США. Однако в Америке разрыв между 20% самых малоимущих и 20% самых состоятельных граждан крайне велик, что ухудшило ее положение в рейтинге. Третье и четвертое места заняли соответственно Швеция и Норвегия с практически идентичной структурой 47


TREND

Russia takes 33rd place in the OECD list, with factors like the availability of money, the number of jobs and the preservation of nature slightly trumping Brazil and Chile. The new OECD rating in a number of ways echoes the UN’s Human Development Index, which measures the quality of life, literacy, education and lifespan. According to the survey, the lead positions are held by Norway, Australia, the Netherlands, the United States and New Zealand. This indicates that, with respect to the most important indices for regular citizens, the old, developed countries continue to lead the pack (and they are still “happier”), while the fastgrowing economies can so far only boast mere GDP growth.

«лучшей жизни», причем сам показатель «счастливости» у Норвегии традиционно выше всех. Россия заняла в рейтинге ОЭСР 33-е место – по показателям «доступности» денег, количества рабочих мест и сохранности природы страна немного опередила латиноамериканские Бразилию и Чили. Новый рейтинг ОЭСР во многом перекликается с  Индексом развития человеческого потенциала ООН, который измеряет уровень жизни, грамотность, образованность и долголетие. Согласно ему первые места занимают Норвегия, Австралия, Нидерланды, Соединенные Штаты и Новая Зеландия. Это свидетельствует о том, что по наиболее важным показателям для обычных граждан продолжают лидировать старые развитые страны (и они по-прежнему «счастливее»), а быстрорас­ тущие экономики пока могут похвастаться лишь чистым ростом ВВП.

Justice, equality and happiness Eswar Prasad, an economics professor from Cornell University, has further developed this topic, accusing the governments of the countries that lag behind of poor prioritisation. He considers that protests in developing countries have been prompted specifically by their governments conСправедливость, равенство, счастье centrating on GDP growth, without caring enough about Профессор экономики из Университета Корнелла Эшвар justice. Прошад развил эту тему, обвинив правительства отста“Leaders in emerging markets are getting a clear mesющих государств в неверной расстановке приоритетов. sage from the streets that growth is not everything. They Он полагает, что протесты в развивающихся странах want to tackle the problem обусловлены именно тем, of corruption,” notes Eswar что их правительства соPrasad. средоточились на росте it cannot be ruled out that future heads of “Emerging market econoВВП, однако не позаботиstate will make reports on per capita happiness, mies delivered strong growth while GDP growth rates will remain a secondary лись о справедливости. the last 10 years, but growth «Люди, выходящие на parameter, of interest only to economists of corruption was faster. улицы развивающихся Open corruption and pervaстран на разных контине исключено, что в будущем лидеры sive inequities create a toxic нентах, посылают властям государств будут отчитываться по уровню brew that is undermining сигнал: они хотят социальсчастья на душу населения, а темпы роста support for reforms needed to ной справедливости и дейВВП станут второстепенным показателем, sustain people’s well-being,” ственной борьбы с коррупинтересным только экономистам underscores the researcher. цией», – отметил Эшвар и материалистам “Corruption restricts access Прошад. to social services and other state benefits for people living В последние десять лет ВВП этих государств рос in developing countries.” очень быстро, но кое-что росло еще стремительнее. The costs of large-scale corruption are shifted onto the «Открытая коррупция и несправедливость общества population indirectly, and therefore people often do not подрывают поддержку реформ, необходимых, чтобы notice them. Yet economic growth has boosted inequalповысить благосостояние населения, – подчеркиваity—some have become extremely rich, while the majorет ученый. – Для жителей развивающихся стран из-за ity has remained poor. Against this backdrop, thievery has коррупции ограничен доступ к социальным сервисам become especially noticeable, emphasises Prasad. In such и различным госуслугам». conditions, any deterioration of the economic situation— На население издержки от крупномасштабной корeven insignificant dips in the growth rate—provokes mass рупции перекладываются косвенно, поэтому часто protests. люди их не замечают. Но экономический рост ускорил Prasad is confident that there is only one way out of рост неравенства: кто-то стал очень богатым, а больa situation like this. Politicians and civil servants concenшинство остались бедными. На этом фоне подобное воtrate too much on sustaining economic growth, and they ровство стало особенно заметно, подчеркнул Прошад. would do well to fight corruption and develop institutions. И любое ухудшение положения в экономике – даже неThis could facilitate the distribution of income in developзначительное снижение темпов роста – в таких условиing countries. ях приводит к массовым протестам. The famous economist, Professor Kenneth Rogoff of Прошад уверен, что из этой ситуации есть только Harvard University, offers a similar opinion. He is confident один выход. Политики и чиновники слишком сконthat economic growth should no longer be the central goal центрированы на поддержании экономического роста, of development, as this factor, alone, does not make people а им неплохо бы заняться борьбой с коррупцией и разhappy. витием институтов. Это поможет улучшить распреде48


Buying happiness Покупая счастье

“It is absurd to idealize What happens to happiness as income goes up ление доходов в развива­ maximum long-term growth over the life cycle – does happiness go up too? ющихся странах. in the average income term, The answer is no Примерно такого же while at the same time ignorмнения придерживается ing other factors and risks,” когда доход поднимается выше основных известный экономист, проclaims Rogoff. “Think about жизненных потребностей, счастье уже фессор Гарвардского униit: is it really so important for не растет вместе с ним верситета Кеннет Рогофф. you, how many years it will Он уверен, что экономичеtake for your wealth to multiply: a hundred years, two hunский рост больше не должен являться главной целью dred, or a thousand?” развития, поскольку сам по себе этот фактор не делает Traditional statistics measuring national wealth are reлюдей счастливыми. stricted, and do not take into consideration social aspects, «Абсурдно идеализировать максимальное увеличеsuch as life expectancy, education levels and much else, ние среднего дохода в долгосрочной перспективе, игindicates the professor. He notes that a country can have a норируя при этом другие факторы и риски, – отмечает high GDP but a low human development index—a paramРогофф. – Подумайте, так ли для вас важно, за сколько eter that reflects living standards, literacy and life expecлет ваше благосостояние вырастет в разы: за сто, двеtancy. сти или тысячу». One of the main criteria of a good life is equality, accordТрадиционная статистика, измеряющая наци­ ing to Rogoff. In his opinion, one has to take into account ональное благосостояние, ограниченна и не учиthe fact that people do not assess only their financial status, тывает социальные аспекты, например ожидаемую but also compare themselves to others. Based on this comпродолжительность жизни, уровень образования parison, they decide how well they are living. и  многое другое, подчеркивает эксперт. Он отмечаIt is curious that Arkady Dvorkovich, aide to the Russian ет, что в стране может быть высокий ВВП, но низкий President, when broadcasting the Kremlin’s position, used his индекс развития человеческого потенциала, отражаPremier Issue

49


TREND

microblog to respond to Rogoff’s theses as follows: “You need growth—otherwise, there can be neither freedom nor equality”. Meanwhile, the thesis of the importance of social equality is confirmed in the example of China. A group of economists, headed by Hilke Brockmann and Ian Delhey, studied the growth in satisfaction with life in China, between 1990 and 2000: rapid economic growth in the country was accompanied by a stratification of society, and the level of satisfaction with life fell over the ten-year period. The researchers’ explanation was that the citizens themselves were disappointed by the success they achieved: the Chinese, after seeing their living standards rapidly escalate, quickly became accustomed to this, and started to perceive the new, elevated standards as the norm. Compared to their neighbours, they looked fairly successful. However, the incomes of the rich Chinese grew even faster, while economic growth was accompanied by growing income inequality. The sense of control over one’s life fell, there was less free time, against a background of dissatisfaction with the political system which, according to the experts, also influenced the subjective perceptions of the Chinese. But the main reason for their “unhappiness” was growing inequality.

ющий уровень жизни, грамотности и продолжительности жизни. Одним из главных критериев хорошей жизни Рогофф называет именно равенство. По его мнению, нужно учитывать, что люди не просто оценивают свое финансовое положение, а сравнивают себя с другими. На основе этого сравнения они решают, насколько хорошо они живут. Любопытно, что помощник президента России Аркадий Дворкович, транслировавший в то время позицию Москвы, ответил в своем микроблоге на тезисы Рогоффа таким образом: «Рост нужен – иначе ни свободы, ни равенства». Между тем тезис о важности социального равенства подтвердился на примере Китая. Группа экономистов во главе с Хильке Брокманом и Яном Дейли изучала рост удовлетворенности жизнью в  Китае в  1990–2000-х годах: быстрый экономический рост в  стране сопровождался расслоением общества, и  уровень удовлетворенности жизнью за десять лет даже снизился. Исследователи объясняют это тем, что самих граждан разочаровал достигнутый успех: китайцы, уровень жизни которых заметно повысился, быстро привыкли к этому и воспринимали новые стандарты как норму. На фоне своих соседей они выглядели достаточно успешными. Однако доходы богатых китайцев росли еще более быстрыми темпами, а экономический рост сопровождался ростом неравенства.

Two tiers of happiness Swiss bankers, long accustomed to big money and its owners, consider that economic wealth should be assessed differently for each country. “The discussion on the perfect indicator has already been pursued for a long time—for the moment without hav50


Buying happiness Покупая счастье

ArKady Dvorkovich, aide to the president of Russia, has twitted on Harvard University professor Kenneth Rogoff’s theses on the priority of happiness in life of a country Тезисы профессора Гарвардского университета Кеннета Рогоффа о приоритете счастья в жизни государства помощник президента России Аркадий Дворкович прокомментировал в своем микроблоге

Снижение ощущения контроля над собственной жизнью, уменьшение свободного времени, а также неудовлетворенность политической системой, по мнению экспертов, также повлияли на субъективные ощущения китайцев. Но основная причина их «несчас­ тья» – в росте неравенства.

ing come to a result,” notes the Swiss Bankers Association. “Those who are criticizing the GDP growth as an indicator haven’t provided an alternative so far. Perfect indicators vary over a time period and between the considered countries. When evaluating economic policy measures, there are always precise indicators that can be used to describe their effect.” A number of experts propose that poor and rich countries be evaluated separately. After all, when the standard of living of citizens is low, equality and justice are far from people’s minds. “For poor and developing countries, the GDP dynamic is an absolute, objective factor in assessing quality of life,” notes Dmitri Panchenko, the deputy general director of the investment company Freedom Finance. “So far, the basic needs are not being met, and the poorest groups still remain—those who still need clothing and food, and no opinion survey will accurately show their happiness level.” In the rich economies of North America and Europe, meanwhile, the populations are tackling a very different set of problems. Citizens of the developing countries do not understand these problems, while for America they are very acute. “Wage growth even at the level of economic growth, of 2–3% annually, does not allow the average American to quickly move into a new house, buy a Ferrari, visit prestigious vacation resorts or go to expensive restaurants,” emphasises the financier. In his opinion, the general level of happiness, measured after the basic problems of life are resolved (housing, food and clothing) is often not connected to the GDP or the Premier Issue

Два уровня счастья Швейцарские банкиры, привыкшие к большим деньгам и их владельцам, полагают, что стоит оценивать состояние экономики каждой страны индивидуально. «Дискуссия об идеальном индикаторе ведется уже длительное время и на данный момент безрезультатно, – отмечает Ассоциация швейцарских банкиров. – Эксперты, критикующие рост ВВП как индикатор, до сих пор не предложили альтернативы. “Идеальные” индикаторы варьируются в зависимости от времени и стран, о которых идет речь. Когда оценивают те или иные меры экономической политики, всегда есть точные индикаторы, которые могут быть использованы для описания результативности этих мер». Ряд экспертов предлагают разделять оценки бедных и богатых стран. Ведь когда уровень жизни граждан остается низким, им не до равенства и справедливости. «Для небогатых и развивающихся стран динамика ВВП – абсолютно объективный фактор оценки качества жизни, – отмечает заместитель генерального директора инвестиционной компании “Фридом Финанс” Дмитрий Панченко. – Пока не удовлетворены базовые запросы, пока остаются беднейшие группы, которым не хватает на одежду и питание, счастья по ним точно не покажет ни один социологический опрос». А вот в богатых экономиках США, Европы основными для населения являются проблемы другой плоскости. Гражданам развивающихся экономик этих проб­ 51


TREND

лем не понять, а для Америки они очень остры. «Рост зарплаты даже на уровне роста экономики в 2–3% в год не позволит среднему американцу быстро переехать в  большой дом, купить Ferrari, посещать престижные места отдыха или ходить в дорогие рестораны», – подчеркивает финансист. По его мнению, общий уровень счастья после того, как базовые проблемы (жилье, еда, одежда) решены, зачастую вообще не связан с ВВП и экономикой: «Американское счастье, видимо, является примером счастья для всех, кроме самих американцев». «Поэтому показатель ВВП объективно отражает социальную удовлетворенность только в небогатых странах, – отмечает Панченко. – В крупнейших экономиках мира, скорее всего, сюда надо добавлять целый ряд других социологических показателей: рождаемость, продолжительность жизни и т.д.» Профессор экономики Университета Южной Калифорнии Ричард Истерлин на примере своей богатой страны подтверждает, что на достаточно высоком уровне доходов деньги уже не прибавляют счастья. «Многие опросы показывают, что, по мнению большинства людей, деньги делают их счастливее. Когда людей спрашивают, насколько должен увеличиться их доход для полного счастья, они обычно отвечают: примерно на 20%. Как правило, люди с большим достатком действительно счастливее людей с меньшим достатком. Однако когда доход поднимается выше основных жизненных потребностей, счастье уже не растет вместе с ним», – подчеркивает Эстерлин. 86-летний профессор доказывает это на примере американцев, рожденных в 1940-е годы. Между 1972 и 2000 годами их возраст составлял от 26 до 54 лет, их средний доход с учетом изменений цен на товары и услуги вырос более чем вдвое – на 116%. И все же уровень их счастья в 2000-м не отличался от уровня 28-летней давности. Есть также исследование двух групп людей, рожденных в 1940-х годах. Одна группа – с высшим образованием, а другая – лишь со средним. Изначально первая группа была более счастливой. Разумеется, доходы более образованных людей росли быстрее. Казалось бы, и уровень счастья этих людей должен был расти соответственно. Однако на самом деле он оставался неизменным у обеих групп. То есть на «втором уровне счастья» рост доходов и ВВП уже практически бесполезен. В связи с этим Эстерлин присоединяется к коллегам, которые призывают скорректировать методику оценки благосостояния стран. ВВП оценивает только материальные ценности. А счастье должно учитывать все аспекты жизни людей. Таким образом, уровень счастья – это более широкий показатель, и для страны он явно имеет большее значение, резюмирует профессор. Поэтому не исключено, что в будущем лидеры государств будут отчитываться по уровню счастья на душу населения, а темпы роста ВВП станут второстепенным показателем, интересным только экономистам и материалистам.

robert Kennedy, younger brother to US President John Kennedy, said that the gross domestic product “measures everything … except that which makes life worthwhile” Роберт Кеннеди, младший брат президента США Джона Кеннеди, говорил: «Валовой внутренний продукт измеряет все аспекты нашей жизни кроме тех, ради которых стоит жить» economy: “American happiness, apparently, is taken as an example of happiness by everyone, except the Americans themselves.” “Therefore, the GDP index objectively reflects social satisfaction only in poorer countries,” notes Panchenko. “For the biggest economies in the world, we most likely need to add a whole series of other sociological indicators: birth rate, life expectancy, etc.” Richard Easterlin, professor of Economics at the University of Southern California, uses the example of his rich country to show that, even given a fairly high income level, money does not increase one’s happiness. “To judge from survey responses, most people certainly think that money makes them happier. When asked how much money they would need to be completely happy, people typically name a figure greater than their current income by about 20 per cent. Indeed…those with more income are, on average, happier than those with less. But what happens to happiness as income goes up over the life cycle – does happiness go up too? The answer is no,” according to Easterlin. The 86 year-old professor proves this with the example of Americans born in the 1940s. Between the years 1972 and 2000, as their average age increased from about 26 to 54 years, their average income per person—adjusted for the change in the price of goods and services—more than doubled, increasing by 116%. Yet, their reported happiness in the year 2000 was no different from that 28 years earlier. Consider two subgroups of persons born in the 1940s. One group has at least some college education, and the other group only has high school education or less. Initially, the first group was happier. Obviously, the income of bettereducated people grows faster. It would seem that their level of happiness should rise in the same way. However, in actual fact it remains constant in both groups. That is to say, on the “second tier of happiness,” income growth and GDP are already virtually insignificant. In this connection, Easterlin joins his colleagues, who call for an adjustment of the method used to assess the prosperity of countries. “GDP focuses on material goods. Happiness takes account of all aspects of people’s lives. The broader measure, happiness, is obviously more meaningful,” concludes the professor. Therefore it cannot be ruled out, that future heads of state will make reports on per capita happiness, while GDP growth rates will remain a secondary parameter, of interest only to economists and materialists. 52


Buying happiness Покупая счастье

Point of view • Точка зрения THE PSYCHOLOGIST’S view • Точка зрения ПСИХОЛОГА

Happiness is around you

Счастье в окружении

Hope College Psychology Professor David G. Myers confirms from the State of Michigan that the economists are right: money only brings happiness when climbing the first rungs of the financial ladder. More generally, happiness depends on equality.

Профессор психологии колледжа Хоуп штата Мичиган Дэвид Майерс подтверждает выводы экономистов о  том, что деньги приносят счастье только на первоначальном этапе обогащения. А в целом счастье во многом зависит от равенства.

“Increased personal income (“disposable” inflation-adjusted income) in the USA has been associated with no increase in self-reported happiness,” notes Myers. “In most countries, and especially in poor countries, individuals with lots of money are typically happier than those who struggle to afford life’s basic needs. They often enjoy better health than those stressed by poverty and lack of control over their lives. So, it seems that the kind of money that is enough to buy your way out of hunger and hopelessness also buys some happiness. But once one has enough money for comfort and security, piling up more and more matters less and less. Ever more money does allow us to enjoy more things and feel more control over our lives, but it does less to increase our feelings of happiness,” explains the expert. “That’s partly because of the diminishing returns phenomenon (familiar to economists as diminishing marginal utility). Experiencing luxury diminishes our savouring of life’s simpler pleasures. If you’ve skied the Alps, your neighbourhood sledding hill pales in comparison. In other words the power of more money to increase happiness is significant at low incomes only. A $1,000 annual wage increase does a lot more for the average person in Malawi than for the average person in Switzerland. This implies that raising low incomes will do more to increase happiness than raising high incomes. In Europe, Australia, Japan and in China living standards have risen but satisfaction has not. These findings lob a bombshell at modern materialism: economic growth in affluent countries has provided no apparent boost to morale or social well-being,” emphasizes he researcher. “Ironically, in every culture, those who strive hardest for wealth have tended to live with lower well-being, especially when those hard-driving people were seeking money to prove themselves, gain power, or show off rather than support their families. Those who instead strive for personal growth…experience a higher quality of life,” writes Myers. The expert also confirms the thesis put forward by Rogoff and other economists that equality is needed to achieve happiness: “Approximate equality with other citizens is

Premier Issue

Растущий персональный доход (реальный доход – с учетом инфляции) в США не связан с повышением уровня счастья, отмечает Майерс. Да, в большинстве стран, и особенно в бедных странах, богатые граждане обычно счастливее тех, кто с трудом может удовлетворить основные потребности. И часто у них лучше здоровье, чем у людей, которые живут в бедности и не следят за своим образом жизни. Поэтому представляется, что деньги, на которые можно спастись от голода и безнадежности, обеспечивают также какое-то количество счастья. Но когда у человека уже достаточно денег для обес­п ечения удобств и безопасности, приток новых средств радует все меньше и меньше. «Хотя большее количество денег позволяет нам иметь больше вещей и ощущать больший контроль над собственными жизнями, оно не может существенно повысить ощущение счастья», – отмечает эксперт. Отчасти это связано с эффектом убывания предельной полезности (полезность, которую человек получает от использования еще одной дополнительной единицы блага). Роскошь нивелирует вкус простых удовольствий. Если вы покатались на лыжах в Альпах, то горка по соседству с вашим домом будет иметь бледный вид. То есть способность денег увеличивать счастье велика только на низких уровнях доходов. Повышение дохода на 1000 долларов значит намного больше для жителя Малави, чем для жителя Швейцарии. Рост низких доходов сильнее повышает уровень счастья, чем рост высоких доходов. В США, Австралии и Китае уровень жизни повышается, но уровень удовлетворенностью жизнью  – нет. Здесь и заложена бомба современного материализма: экономический рост в богатых странах не ведет к существенному повышению морального удовлетворения, подчеркивает ученый. «По иронии, во всех культурах люди, которые

53


TREND

35,000 30,000

яростно добиваются богатства, как правило, живут не очень хорошо. Особенно если эти жесткие люди ищут денег, чтобы самоутвердиться, получить власть, известность, а не ради своей семьи, например. При этом те, кто старается достичь личного роста, добиваются лучшей жизни», – напоминает Майерс. Эксперт также подтверждает тезис Рогоффа и других экономистов о необходимости равенства для счастья: «Примерное равенство с другими гражданами более важно для людей, чем высокий доход сам по себе. Неравенство в доходах в стране – это предвестник низкого самоощущения большинства граждан. Неравенство означает, что в стране много относительно бедных людей, которые могут сравнивать себя с богатыми и чувствовать относительный недостаток». Мы всегда сравниваем себя с другими. И наше хорошее или плохое самочувствие зависит от того, кто нас окружает, двусмысленно замечает профессор.

100%

Personal income (in 2005 $) Персональный доход (в долларах США 2005 г.)

25,000 20,000

50%

15,000 30% 10,000 % Very happy

5,000

% Очень счастливых

0%

0 1957

1966

1975

1984

1993

2002

2011

more important for people than high income itself. Income inequality in a country is a predictor of lower average wellbeing for most citizens.  It means more relatively poor people, who can compare with the much richer people and feel relative deprivation. We are always comparing ourselves with others. And whether we feel good or bad depends on who those others are, ambiguously comments the professor.

THE ECONOMIST’S view • Точка зрения ЭКОНОМИСТА

GDP: no happiness handicap?

ВВП не помешает счастью

A respectable GDP level is a vital condition for happiness—but not a sufficient one, considers Ruslan Grinberg, Director of the Institute of Economics of the Russian Academy of Science and correspondent member of the Academy of Sciences. Therefore, the BRICS countries have become happier over the past years, but there is no guarantee that this trend will continue.

Директор Института экономики РАН, член-корреспондент Академии наук Руслан Гринберг считает, что приличный уровень ВВП можно считать необходимым, но недостаточным условием для счастья. Поэтому страны БРИКС за последние годы стали счастливее, но не факт, что тенденция сохранится.

It has long been known that GDP growth is not an ideal indicator of happiness, but a more accurate measure still remains to be found, notes the economics expert. Probably, in order to adequately assess the dynamic of national development, the UN Human Development Index should be used. This enhances the per capita GDP with data on education, literacy and life expectancy. There is also the International Happiness Index (an index that reflects the prosperity of people and the state of the environment), which includes a lot of different indicators. Notably, that index is led by countries that are far from being the world’s richest.

Уже давно известно, что рост ВВП – это не идеальный показатель, но тем не менее пока ничего лучше не удается найти, отмечает экономист. Наверное, для того чтобы действительно определить динамику развития страны, нужно ориентироваться на Индекс развития человеческого потенциала, который рассчитывает ООН. Это уровень ВВП на душу населения плюс образованность, грамотность и продолжительность жизни. Существует также Международный индекс счастья (индекс, отражающий благосостояние людей и состояние окружающей среды) – там много различных показателей, и лидируют в нем совсем не самые богатые страны.

54


Buying happiness Покупая счастье

So one could say that a high GDP is a necessary but minimum pre-condition for happiness, emphasises Grinberg. We need to have full stomachs, clothes on our backs, and so forth, and then we run into other problems: freedom and justice. There is a country in Asia called Bhutan. There, the GDP is below average, while the happiness index is higher than in European countries that have a per capita GDP in the top five. Incidentally, Bhutan is the only country in the world that officially uses a “Gross National Happiness” index instead of the “Gross National Product”; this indicator of the quality of life includes moral and psychological values. Therefore, notes our expert, there is no connection between GDP and happiness. The same is true for money: it does not get in the way of being happy, on the other hand money is not the equivalent of happiness. Nevertheless, in BRICS countries over the past twenty years, there has been a notable increase in the “satisfaction” of citizens with their lives. As a result of GDP growth, a middle class was formed. However, there is no guarantee that this will continue. In actual fact, the middle class should make up 60–70% of the entire population of a country. However, this will not mean that the country’s happiness is in hand. The paradox is that the countries most struck with despondency are those where the middle class is well established. At the same time, it has been growing thinner in recent years, and perhaps this triggers depression. In developing countries, the middle classes have swelled in recent times from 7–10% to 15–20%; this is a big jump, and grounds for joyful celebration. Nevertheless, as regards the specific weight of the middle classes in these states, it is still very low. In order to create a larger social stratum, it is important for the fruits of economic growth to be distributed evenly, explains the academic. In his opinion, the middle class in Russia makes up approximately 20% of the country—a figure that approximately correlates with the number of citizens holding a passport for foreign travel.

Premier Issue

То есть можно сказать, что высокий ВВП – это необходимое, минимальное условие для счастья, подчеркивает Гринберг. Мы должны быть сыты, одеты и так далее – а потом начинаются другие проблемы: свобода, справедливость. Есть такая страна в Азии – Бутан. Там ВВП даже ниже среднего, а индекс счастья выше, чем в европейских странах, которые по уровню ВВП на душу населения входят в первую пятерку. Кстати, Бутан – единственное государство в мире, официально использующее «валовое национальное счастье» вместо ВВП – этот показатель качества жизни включает моральные и психологические ценности. Поэтому прямой связи между ВВП и счастьем нет, отмечает эксперт. Это как деньги: они не помешают счастью, однако и не являются его эквивалентом. Тем не менее в странах БРИКС за последние 20 лет произошел заметный рост «довольства» граждан жизнью. В результате роста ВВП появилась некоторая прослойка среднего класса. Однако совсем не обязательно, что так будет продолжаться дальше. На самом деле средний класс должен составлять 60–70% от всего населения страны. Впрочем, это еще не обеспечивает стране заметного счастья. Парадокс в том, что больше всего уныния в тех странах, где средний класс уже давно сформировался. Другое дело, что он истончается в последние годы, возможно, это ведет к депрессии. А в развивающихся странах средний класс увеличился за последнее время с 7–10% до 15–20% – это приличный скачок, отсюда и большая «радость». Тем не менее что касается удельного веса среднего класса в этих государствах, то он еще очень низкий. Для создания более обширной прослойки важно, чтобы плоды экономического роста распределялись равномерно, поясняет ученый. По его мнению, в России средний класс составляет около 20% – этот показатель примерно коррелирует с числом граждан, имеющих иностранные паспорта.

55


VIEW

Advice to Europe from Britain’s richest man

Совет Европе от самого богатого человека Великобритании Text by:

Текст:

James Ashton / The Independent / The Interview People

Джеймс Эштон / The Independent / The Interview People

Even Lakshmi Mittal is feeling the economic pain. The metals magnate tells James Ashton what he would do about it. Даже Лакшми Миттал испытывает экономические трудности. Металлургический магнат рассказывает Джеймсу Эштону о том, как намерен их преодолевать.

How do you puncture high spirits on a sunny afternoon in one of Kensington’s most sought-after addresses? Simple, just bring up the state of the economy. Lakshmi Mittal, the steel magnate and Britain’s richest man, has been elated by the impact of the Olympics on London. Waiters are friendlier and even if shops and West End nightspots are ghostly quiet, he believes the Games are showing the capital in a good light. Those that want a new view of the city can ascend the ArcelorMittal Orbit, the opinion-dividing steel tower in the Olympic Park that has garnered more column inches from

Что может испортить хорошее настроение в солнечный день, когда вы находитесь в одном из самых популярных мест Кенсингтона? Все очень просто: разговор о состоянии экономики. Лакшми Миттал, стальной магнат и самый богатый человек Великобритании, пришел в восторг от того, как Олимпийские игры повлияли на Лондон. Официанты стали дружелюбнее, и даже несмотря на то что в магазинах и ночных заведениях Уэст-Энда царит призрачная тишина, он считает, что Игры представили британскую столицу в выгодном свете. 56


Advice to Europe Совет Европе

the world’s press than many Such vision has brought him wealth that Те, кто хочет увидеть of athletes competing below. includes a Gulfstream jet and a home bought новую панораму гороFor Mittal, who funded for £57m eight years ago да, могут подняться на the structure after a chance ArcelorMittal Orbit, стальencounter with London Подобного рода дальновидность принесла ную башню, расположенmayor Boris Johnson in the Митталу богатство, которое включает в себя ную в Олимпийском парcloakroom at Davos during реактивный самолет Gulfstream и дом, ке. Мнение общества о ней the World Economic Forum, купленный восемь лет назад за 57 млн фунтов разделилось, но именно it offers a cheerful distracстерлингов благодаря этому ей было tion from the economic mire. уделено значительно больAway from the Games, it is a case of same old, same old. ше места в мировых СМИ, нежели многим спортсме“Business is challenging,” Mittal said with a sigh, as he нам Олимпиады. sat in the conservatory. “The macroeconomic indicators are Для Миттала же, на чьи средства было постро­ено not good, not positive, Europe is clearly challenging. My это сооружение после случайной встречи с мэром team believes that we will have this challenge continuing Лондона Борисом Джонсоном в кулуарах Всемирного for at least 12 to 18 months and it could get worse if the экономического форума в Давосе, это был лишь веEuropeans don’t get their act together.” селый способ отвлечься от экономических проблем. Oh dear. The gloom permeated ArcelorMittal’s last set Вдали от Игр все по-старому. of trading figures, which showed net income was down 63 «Бизнес требует больших усилий, – со вздохом говоper cent to $970m (£620m) in the first half of the financial рит Миттал, сидя в оранжерее. – Макроэкономические year. Costs are being trimmed at steel plants. If only politiпоказатели не так хороши, они отнюдь не положительcians could come together to tackle the crux of the issue. ны, очевидно, что Европа испытывает трудности. Моя “They are busy on austerity measures and fixing the banks’ команда полагает, что эти проблемы продлятся еще по problems but the real issue is we are not seeing any money крайней мере год-полтора, и все может ухудшиться, coming into the real economy and that is causing concern,” если европейцы не научатся действовать сообща». he added. “We can clearly see in our business that segments И, боже мой, мраком окутана последняя торгоlike construction and real estate are not making any progвая статистика ArcelorMittal, показавшая снижение ress, so we are concerned about the global economy.” чистого дохода на 63% – до 970 млн долларов США  – Mittal, 62, whose fortune stands at £12.7bn, thinks Europe в  первой половине финансового года. Расходы на can learn a lot from across the Atlantic, where confidence is металлургических заводах сокращаются. Если бы recovering. “Look at the United States: after the 2008 crisis the только политики могли объединиться, чтобы решать Federal Reserve and US government made a lot of efforts and основную задачу. «Они заняты мерами строгой экоnow we see the US economy is coming out (from its slump)…If номии и  решением проблем банков, но настоящая we do nothing, we are doomed. We have to do something. The проблема в том, что мы не видим денег, поступающих question is whether austerity is enough or we need something в реальный сектор экономики, и это вызывает беспоalong the lines of austerity and growth to keep the economy койство, – добавляет он. – На собственном опыте мы going forward. (I think) we need a bit of both.” убеждаемся, что в таких сегментах, как строительMittal can survey the global economy from a unique poство и недвижимость, не происходит никакого проsition. ArcelorMittal, the steel empire he began building as гресса, поэтому мы обеспокоены ситуацией в мироthe international arm of his father’s steel business, stretchвой экономике». es from Kazakhstan to Mexico and employs 260,000 staff. Миттал, которому исполнилось 62 года и чье состоNamed after the Hindu goddess of wealth, he joined his яние составляет 12,7 млрд фунтов стерлингов, считает, father’s firm at the age of 19. By his mid-20s he’d set up что Европе можно многому поучиться у Атлантики, где a steel plant in Indonesia that his father had been unsure of. доверие восстанавливается. «Посмотрите на СоединенHe developed a taste for globe-trotting, spying an opportuные Штаты: после кризиса 2008 года Федеральная реnity to consolidate a localised, fragmented industry and rip зервная система и правительство США сделали много out costs. A buying spree followed and, by 1995, the family усилий, и теперь мы видим, что американская эконоbusiness split. мика восстанавливается (после резкого спада)… Если Such vision has brought him wealth that includes a Gulfмы ничего не сделаем, мы обречены. Мы должны что-то stream jet and a home bought for £57m eight years ago from делать. Вопрос в том, достаточно ли политики строгой Formula One boss Bernie Ecclestone, making it the world’s экономии или необходимы новые жесткие меры, чтобы most expensive house at the time. поддерживать дальнейшее развитие экономики. Нам Myths abound about this place. For example, where are нужно немного и того, и другого, на мой взгляд». the stones taken from the same quarry as the Taj Mahal Миттал может рассматривать мировую эконоthat has earned it the nickname of the Taj Mittal? “There мику с  исключительного положения. ArcelorMittal, are stones in the swimming pool area,” he says with a wave. стальная империя, которую он начал строить, бу“I did not buy those. We bought the house with the stones дучи международным куратором стального бизнеса already there.” What is true is the walls are stacked with своего отца, простирается от Казахстана до Мексики art and double doors lead out into the garden where water и насчитывает 260 тыс. сотрудников. Premier Issue

57


© ArcelorMittal Orbit

VIEW

В возрасте 19 лет Миттал присоединился к отцовской фирме, названной в честь индийской богини богатства. К 25 годам он основал металлургический завод в Индонезии, в успехе которого его отец не был уверен. Миттал начал путешествовать по всему миру, выискивая возможности консолидировать местную, состоящую из мелких предприятий отрасль промышленности и «выдирать» расходы. Затем последовал покупательский бум, и к 1995 году в семейном бизнесе произошел раскол. Подобного рода дальновидность принесла Митталу богатство, которое включает в себя реактивный самолет Gulfstream и дом, купленный восемь лет назад за 57 млн фунтов стерлингов у президента «Формулы-1» Берни Экклстоуна (что сделало эту недвижимость самым дорогим домом в мире на тот час). Вся история с этим приобретением уже обросла мифами. Например, о том, на какую именно часть имения пошли камни, взятые из того же карьера, что и для строительства Тадж-Махала (после того как в прессу просочилась информация об этих камнях, недвижимость сразу получила неофициальное название «ТаджМиттал»). «На участке бассейна есть камни, – говорит Миттал, взмахивая рукой. – Я не покупал их. Мы купили дом уже с камнями». Что действительно правда, так это то, что стены завешаны картинами, а двойные двери ведут в сад, где во впечатляющих размеров фонтане журчит вода и специально для внуков построена детская площадка. Трудные времена для ArcelorMittal подразумевают приостановление дальнейшего расширения компании​​ в пользу сокращения расходов. Самой громкой инвестицией Миттала в Великобритании было строительство Orbit. Все начиналось с пожертвования 2 тыс. тонн стали, а вылилось в полноценное участие в проекте самого Миттала, помогавшего выбрать дизайн Аниша Капура. И впоследствии бюджет рос вместе с размером сооружения. «Вначале речь шла о небольшом проекте, – рассказывает Миттал, – 30–40 метров в высоту. Небольшие инвестиции, небольшое строение. Но меня самого увлекл­о общее волнение. В процессе работы Сесил (Бальмонд, инженер проекта) почувствовал, что высота может достигнуть 115 метров. Это требовало некоторых дополнительных инвестиций, и мы согласились». В конце концов 10 млн фунтов стерлингов превратились в  23  млн. Вопрос о наследии не представляет опасности, поскольку парк вновь откроется после Олимпийских игр, став еще одной лондонской достопримечательностью. Благодаря Orbit Миттал получил возможность участвовать в эстафете олимпийского огня, а на следующий день после открытия Игр своим визитом его удостоила королева. «Когда она вошла, она сказала: “Это твое”. А я ответил: “Ваше Величество, это наше”. У меня есть несколько потрясающих снимков». Они – словно идеальное напоминание о тех немногих днях, когда один из крупнейших мировых бизнесменов смог отвлечься от бед мировой экономики.

bubbles in an impressive fountain and a kids’ playground stands, to occupy his grandchildren. Tough times for ArcelorMittal mean further steel expansion has been put on hold in favour of cost-cutting. Mittal’s most high-profile investment in Britain has been the Orbit. What began as a pledge to donate 2,000 tonnes of steel became an all-encompassing project that involved Mittal helping to single out Anish Kapoor’s design. Before long, the budget was rising, as was the size of the structure. “It started as a very small project,” said Mittal, “30 metres, 40 metres in height. Not a big investment, not a big thing. But I also got carried away by the whole excitement. while Cecil (Balmond, the engineer) was doing it he felt the height could go up to 115 metres. That required some extra investment, but we did agree.” In the end, £10m became £23m. Its legacy is safe when the park reopens as a tourist attraction after the Olympics. The Orbit earned Mittal a turn in the torch relay and a visit from the Queen the day after the Games opened. “When she walked in she said: ‘It is yours.’ And I said ‘Your Majesty, it is ours.’ I’ve got some amazing photos.” They sound like an ideal memento of the few days when one of the world’s biggest businessmen could set aside the woes of the global economy. 58


The trust of the people in the leaders reflects the

confidence of the leaders in the people

â&#x20AC;&#x201D; Paulo Freire


OPPORTUNITY

Training for the decathlon Тренировка для десятиборца

Text by: Vladimir Volkov

Текст: Владимир Волков

By 2025, annual consumption in the emerging market countries will almost triple, to reach $30tn. In order to win the battle for this magnificent prize, global companies will have to absorb ten key lessons, according to analysts at McKinsey. К 2025 году объем годового потребления в странах с развивающимися рынками почти утроится и достигнет отметки 30 трлн долларов. Чтобы выигрывать в борьбе за этот грандиозный приз, глобальным компаниям придется усвоить десять важных уроков, считают в McKinsey.

The industrial revolution was one of the biggest events in international economic history, although in many ways it pales against the background of a new megatrend, that is evolving before our very eyes: the skyrocketing rise of a new class of consumers in countries of the developing world. According to a major study by McKinsey, the results of which were presented at the end of the summer, by 2025 the annual consumption in the emerging markets will expand to reach $30tn, compared to the 2010 level, of just $12tn. Correspondingly, the share of these markets in aggregate world consumption will jump from 32% to almost 50%. “As a result, emerging-market consumers will become the dominant force in the global economy,” note the McKinsey experts in their report. Although international corporations claim to understand that emerging markets will play a key role in the long-term success of their enterprises, they continue to frequently complain about the complexities associated with expansion in these regions. “Many of them admit that, despite their advantages of size, more powerful financial capabilities and more advanced marketing strategies, they still need to expend significant effort in order to overcome competition with local, young companies,” considers McKinsey.

Индустриальная революция стала одним из крупнейших событий в мировой экономической истории, однако по многим меркам даже она меркнет на фоне нарождающегося на наших глазах мегатренда: стремительного подъема нового класса потребителей в странах развивающегося мира. По оценкам McKinsey, полученным в результате масштабного исследования, которые были представлены в конце лета, к 2025 году ежегодный объем потребления на emerging markets вырастет до 30 трлн долларов против 12 трлн в 2010-м. Соответственно, доля этих рынков в совокупном объеме мирового потребления увеличится с 32 до почти 50%. «В результате потребители в развивающихся странах превратятся в доминирующую силу глобальной экономики», – полагают аналитики McKinsey в своем отчете. Хотя международные корпорации и заявляют о своем понимании того факта, что emerging markets будут играть ключевую роль в долгосрочном успехе их предприятий, при этом они же нередко жалуются на сложности, с которыми сопряжена экспансия в этих регионах. «Многие из них признают, что, несмотря на преимущество в размерах, наличие у них более мощных финансовых возможностей и более совершенных инструментов маркетинга, им сто60


Training for the decathlon Тренировка для десятиборца

Why is this? The main thing is that major international concerns must adapt their approaches to doing business, in order to effectively operate on the emerging markets and, ultimately, so as not to miss out on their share of the colossal opportunities that are appearing in these countries. After an exhaustive analysis of the issue, the experts drew one unambiguous conclusion: to do this, companies need to completely overhaul their working ideology and approaches to doing business, taking into account as much as possible the unique mentalities and peculiarities of life on the local level. There is a parallel here with sports: it is like a decathlon, where ten critical disciplines have been identified, without which multinational concerns cannot hope for victory in the world “championship”, where the main prize is access to the hearts of millions of new consumers, and the trillions of dollars of spending money in their wallets. These, according to the study, are the skills that Western companies must have in order to successfully fight for this tempting prize.

ит немалых усилий выдерживать конкуренцию с местными молодыми компаниями», – отмечают в McKinsey. В чем же причина? И самое главное, как крупные международные концерны должны адаптировать подходы к ведению своего бизнеса, чтобы эффективно работать на emerging markets и в конечном счете не упустить открывающиеся там грандиозные возможности? Проанализировав вопрос всесторонне, эксперты пришли к однозначному выводу: для этого им придется полностью пересмотреть идеологию работы и подходы к ведению бизнеса с максимальным учетом местного менталитета и реалий. Проведя аналогию со спортивным декатлоном, они выделили десять важнейших качеств, без которых мультинациональным концернам будет трудно рассчитывать на победу в мировом «чемпионате», где главный приз – симпатии миллиардов новых потребителей и триллионы долларов в их кошельках. Вот что, согласно этому анализу, должны уметь западные концерны, чтобы успешно бороться за столь соблазнительный приз.

1. Build strategies around the analysis of fast-growing urban clusters, instead of individual cities or even a country as a whole. Urbanisation in developing countries is currently unfolding on an unprecedented scale. The urban population is today increasing at the rate of approximately 65 million people per annum. In the next 15 years, 440 megalopolises in the developing countries will be producing about one half of the global GDP growth, and 40% of the global consumption

Premier Issue

1. Выстраивать стратегию на основе анализа быст­рорастущих городских кластеров, а не отдельных городов или страны в целом. Масштаб урбанизации, происходящей на наших глазах в развивающихся странах, беспрецедентен. Сегодня городское население здесь увеличивается примерно на

61


OPPORTUNITY

65 млн человек в год. В ближайшие 15 лет всего 440 мегаполисов в развивающихся странах будут обеспечивать около половины прироста глобального ВВП и 40% прироста глобального потребления. Большая часть из них – города малого и среднего размера. К сожалению, значительное число мультинаци­ ональных компаний по-прежнему слабо учитывают эти тенденции в процессе стратегического планирования своей работы на этих рынках. Несмотря на огромное разнообразие потребительских предпочтений, уровней покупательной способности и рыночных условий в растущих городах, большинство из них попрежнему предпочитают главным образом опираться на анализ страновых факторов, возможно, с некоторой поправкой на особенности отдельных мегаполисов. И этим, по мнению экспертов McKinsey, они допускают стратегическую ошибку. «По нашему опыту, стратегии, основанные на анализе кластеров, гораздо эффективнее в сравнении с подходами, основанными на сплошном охвате целой страны или региона, или же попытками добиться роста в отдельных городах»,  – отмечают они в отчете. Многочисленные примеры успешности «кластерного» стратегического подхода подтверждают справедливость подобных выводов. Так, в Индии концентрация усилий на восьми региональных клас­терах вместо 200 отдельных городов недавно позволила одной крупной розничной сети вдвое сократить собственные издержки в этой стране.

international corporations continue to frequently complain about the complexities associated with expansion in emrging markets международные корпорации нередко жалуются на сложности, с которыми сопряжена экспансия на emerging markets

2. Учитывать специфику местных рынков и уметь предвидеть начало их роста или спада. Для успешной конкуренции на emerging markets точное определение момента входа в рынок или начала тех или иных действий на нем – «маркет тайминг» – имеет не менее важное значение, чем географическое позиционирование. Спрос на тот или иной товар или товарную группу, как правило, изменяется здесь по синусоиде, а не по прямой. На этой кривой можно выделить «зону разогрева» (когда рынок набирает силу, а доходы потребителей растут), «горячую зону» (когда у потребителей есть достаточно денег для покупки товара), а также «зону охлаждения» (когда спрос идет на спад). «Чтобы компания могла предсказывать, когда и в какой категории потребители перейдут в “горячую зону”, она должна понимать имеющиеся тенденции на местном рынке в области технологий, демографии, культуры, географии и регулирования, равно как отлично знать местную сеть дистрибуции», – считают в McKinsey. Как это работает на практике? Например, поскольку большая часть населения Индии – вегетарианцы, потребление мяса в этой стране существенно ниже, чем в среднем в мире. А, скажем, в Нигерии, где треть жителей – дети до 14 лет, продажи детского питания и товаров выше среднемирового значения для населения со сравнимым уровнем дохода. Очевидно, что знание и учет подобных обстоятельств в маркетинговых стратегиях дает компании серьезные преимущества, и наоборот.

growth. A large part of these are small and medium-sized cities. Unfortunately, the majority of multinational companies are still taking little notice of these trends in their strategic planning to operate in these markets. Despite the huge variety of consumer preferences, levels of purchasing power and market conditions in growing cities, the majority of companies still prefer to depend mostly on the analysis of national factors, sometimes with minor adjustments for the particular conditions of individual megalopolises. This, according to the experts at McKinsey, is a strategic error. “In our opinion, cluster-based strategies are far more effective than attempts to achieve blanket coverage of an entire country or region, or to chase growth in scattered individual cities,” notes the report. Numerous examples of the success of the cluster-based strategy justify such conclusions. For example, concentration upon eight regional clusters in India — instead of 200 separate cities  —  recently made it possible for one major retail network to halve its overheads in the country. 2. Understanding the peculiarities of local markets and learning to anticipate growth spurts and drops. To successfully compete on the emerging markets, “market timing”, the skill of finding the right time to penetrate a market and to start different activities on that market, is no less important than geographical positioning. Demand for one or other product or product group, as a rule, undergoes sinusoidal, rather than linear, changes. Such curves include a “warm-up zone” (when the market is still gather62


Training for the decathlon Тренировка для десятиборца

ing momentum and consumer incomes are growing), a “hot zone” (when consumers have sufficient money to purchase the product) and a “cooling zone” (when demand begins to drop off). “Predicting when and where consumers will move into the hot zone…requires a granular understanding of technological, demographic, cultural, geographic and regulatory trends, as well as a thorough knowledge of local distribution networks” observes the report. How does this work in practice? As a large part of the population of India is made up of vegetarians, consumption of meat in that country is significantly lower than the world average. In Nigeria, where one third of the residents are children aged less than 14, the sale of baby food and children’s goods is higher than the world average for a population with comparable income. It is clear that knowledge and consideration of such circumstances in marketing strategies offer major advantages—and the converse is also true.

3. Разрабатывать стратегии точного сегментирования для максимальной адаптации продуктов к местным вкусам и тиражирования удачного опыта. Владеть «техникой» тайминга – хорошо, но недостаточно для успеха. «Мультинациональные компании также должны определиться, как оптимизировать свои товары или услуги так, чтобы они максимально соответствовали вкусам местных покупателей, были доступными по цене и позволили их производителям добиться ощутимого оборота в разумные сроки», – поясняют в McKinsey. Определение местных вкусовых предпочтений требует глубокого изучения демографических особенностей потребительской аудитории в целевом сегменте, их предпочтений и поведения. Но потраченные на это время и силы стоят того. Например, выработка грамотной стратегии сегментирования в свое время помогла Frito-Lay завоевать более 40% индийского рынка брен3. Devise high-precision segmentation strategies for дированных снеков. Чтобы добиться подобных успеmaximum local relevance and replication of best хов, компании пришлось адаптировать некоторые из practices. своих глобальных продуктов, такие как Lays и Cheetos, The skill of timing is useful, but not sufficient for success. к особенностям вкусов местных покупателей. В до“Multinational companies must also determine how to reполнение к этому Frito-Lay разработала Kukure – заfine their product or service offerings so that they will apкуску, представляющую peal to (or even shape) local собой нечто среднее между tastes, be affordable, and give in 2010 the under-35 population in the традиционной индийской the company an opportunity emerging markets was 63%, compared to 43% уличной едой и западными to achieve reasonable scale in the ‘gold billion’ area картофельными чипсами. in a timely way”, explain the В результате получился analysts at McKinsey. в 2010 году численность населения продукт в совершенно ноIdentifying local tastes в возрасте до 35 лет на emerging markets вой категории, который сеdemands in-depth study of составляла 63% против 43% на пространстве годня также с успехом проthe consumer market de«золотого миллиарда» дается на других emerging mographics in the target markets, – пример удачного тиражирования успешной segment, as well as their preferences and behaviours. But идеи в глобальном масштабе. time and energy invested in such work are worth the effort. For example, the development of a solid segmenting strat4. Быстро и радикально перераспределять ресурсы egy helped Frito-Lay to win more than 40% of the Indian для достижения долгосрочных целей. branded-snack market. In order to achieve such success, the Чтобы успешно конкурировать с легкими, подвижными company had to adapt certain of its global products, such as местными игроками на emerging markets, глобальным Lays and Cheetos, to the palate of local shoppers. Moreover, тяжеловесам придется развить известную гибкость Frito-Lay developed Kukure—a snack half-way between traи легкость, а именно – научиться быстро и радикальditional Indian street food and western-style potato chips. но перераспределять свои ресурсы, чтобы оперативно The result was a product in a totally new category, which is реагировать на меняющуюся рыночную обстановку. today being successfully sold in other emerging markets— «Те, кто не научится этого делать, рискуют оказаться an example of the successful replication of a good idea on битыми», – предупреждают в McKinsey. Пока же проa global scale. веденный агентством анализ свидетельствует, что по скорости внутреннего перераспределения ресурсов 4. Rapidly and radically redeploy resources to achieve и темпам роста прибыли компании с emerging markets long-term goals. значительно обыгрывают мультинациональных гиганIn order to successfully compete with lightweight, mobile тов, даже если и те и другие работают на нейтральных players on the emerging markets, global heavyweights для обоих рынках третьих стран. will have to develop some degree of flexibility and speed: Не в меньшей степени, по оценкам McKinsey, залоnamely, they will have to learn to radically redeploy their гом успеха на emerging markets является способность resources, rapidly responding to changing market condiкомпаний делать крупные ставки (разумеется, подtions. “Those unable to reallocate…risk a drubbing,” warns крепленные соответствующими ресурсами) в расчете McKinsey. So far, the analysis conducted by the agency inна долгосрочную перспективу. Ведь, как свидетельdicates that the speed of internal resource reallocation and ствуют результаты проведенного исследования, срок profit growth in companies from the emerging markets are Premier Issue

63


OPPORTUNITY

significantly faster than those of the multinational giants, even if both are playing ‘away games’  —  operating on the markets of third countries. According to McKinsey, a no-less significant success factor on the emerging markets is the ability of companies to place major bets (obviously, bets backed by the requisite resources), with an eye on long-term success. After all, as the results of the study suggest, the break-even period for investments is at least 3-5 years.

окупаемости инвестиций здесь составляет не менее четырех-пяти лет. 5. Применять инновации, чтобы иметь возможность предложить покупателю привлекательные товары по всему ценовому спектру. Развивающиеся рынки – это непаханое поле возможностей для компаний разрабатывать, производить и продавать товары, которые бы копировали свои лучшие мировые образцы, но с учетом местных особенностей. Способность мультинациональных гигантов на подобные инновации может обеспечить им существенные конкурентные преимущества на emerging markets. «Вне зависимости от того, какие товары и услуги продает компания на развивающихся рынках – “бюджетные” или аналогичные их глобальному предложению, зачастую для успешной конкуренции ей необходимы инновации и локализация с одновременной адаптацией продуктовых линеек, цепочек поставок и сервиса», – отмечают в McKinsey. Примеров подобному несть числа. Так, инновационный подход к дизайну стандартных продуктов с  учетом особенностей местного спроса позволил южнокорейской LG Electronics в начале 1990-х существенно укрепить свои позиции в Индии. Выяснив, что многие индийцы используют телевизоры для того, чтобы слушать музыку, LG разработала и приступила к продажам модели с улучшенным качеством звука. При этом, чтобы удержать цены на конкурентном уровне, вместо дорогостоящих плоских экранов на эти модели начали устанавливать традиционные телевизионные трубки. Добившись лояльности покупателей и закрепившись на рынке, сегодня LG продает в Индии и самую современную технику, а этому ее удачному примеру следуют и другие производители.

5. Innovate to deliver value across the price spectrum. The emerging markets are a virgin field of opportunities for companies to develop, produce and sell goods that reflect the most popular products on the planet, yet adjusted to local conditions. The ability of multinational giants to innovate in this way could bring them significant advantages in the emerging markets. “Regardless of which products and services a company sells on the developing markets — ‘budget’ goods or goods similar to global offerings — in order to compete successfully, companies will often need innovation and localization, whilst simultaneously adapting both product lines and supply and service chains,” notes McKinsey. Examples of this are numerous. For instance, the innovative approach to the design of everyday products, taking into account the peculiarities of local demand made it possible for South Korea’s LG Electronics to significantly strengthen its positions in India in the early 1990s. Upon learning that many Indians use television sets to listen to music, LG developed and sold a model with improved sound quality. Moreover, in order to keep prices at a competitive

6. Создавать бренды, вызывающие доверие и симпатии потребителей. Если сравнить потребителей в развитых и развивающихся странах, то разница между ними будет заметна невооруженным глазом. Например, в среднем вторые ощутимо моложе первых (в 2010 году численность населения в возрасте до 35 лет на emerging markets составляла 63% против 43% на пространстве «золотого миллиарда») и сильно опережают их в оптимизме. Кроме того, в отличие от «развитых» шоперов, склонных сохранять «пожизненную» лояльность к однажды выбранной марке, их «развивающиеся» визави лишь только-только вступают в соблазнительный мир потребления, более склонны к экспериментам с различными марками и куда более восприимчивы к усилиям маркетологов. Учитывать все эти факторы в стратегиях продвижения товаров и  брендинге необходимо. «На развивающихся рынках критически важно, чтобы ваш товар попал в группу, которую потребители рассматривают в числе первых кандидатов на покупку, – в своеобразный шорт-лист брендов, которые они могут приобрести», – полагают в McKinsey. 64


МАКС. СКОРОСТЬ: 0,885 МАхА МАКС. ДАЛЬНОСТЬ ПОЛЁТА : 12 501 КМ МАКС. ВЫСОТА: 15 545 М Крупногабаритный | Сверхдальнемагистральный

УКРОЩЕНИЕ КОНТИНЕНТОВ Gulfstream G550®, обладающий просторной кабиной и выполняющий сверхдальние перелеты, только за первые пять лет после ввода в эксплуатацию установил 40 рекордов скорости. С G550 Вы уверенно покоряете любую точку мира. Для Вас нет препятствий ни на одном континенте. Вы не просто летаете, Вы укрощаете расстояния. Россия:

+7 985 760 00 38 – NADEZHDA KLEPOVA +7 903 796 13 37 – ILYA GOLDBERG +7 903 729 73 68 – ALExANDER KRENGEL

Ru.GuLfStREAM.com [ НА РУССКОМ ]

Великобритания: +44 7415 493410 – MAttHEw SANDIDGE Теоретическая дальность полета 0,80 Маха с 8 пассажирами и запасом топлива по NBAA IFR. Фактическая дальность полета зависит от маршрута, проложенного службой УВД, скорости, погодных условий, комплектации и других факторов.


OPPORTUNITY

level, traditional cathode-ray tubes were used in these models instead of expensive flat screens. Having won consumer loyalty and a strong market share, LG is now selling the most modern equipment in India, and other manufacturers are following this successful example.

Multinational companies must determine how to refine their product or service offerings so that they appeal to local tastes

Локальные маркетинговые кампании, которые помогут создать вашему товару хороший образ среМультинациональные компании должны ди местных потребителей определиться, как оптимизировать свои и заставить говорить о нем товары или услуги так, чтобы они максимально местное «сарафанное расоответствовали местным вкусам дио», – один из важнейших инструментов достижения этой цели. И, конечно, не следует забывать, что мы живем в век информационных технологий – электрон6. Build brands that resonate and inspire trust. ные каналы и социальные сети также должны входить If we compare consumers in developed and developing в ваш маркетинговый арсенал. countries, the difference between them is evident to the naked eye. For example, on average the second group is nota7. Контролировать дорогу к рынку. bly younger than the first (in 2010 the under-35 population Исследование McKinsey свидетельствует: для любой in the emerging markets was 63%, compared to 43% in the мультинациональной компании на развивающемся ‘gold billion’ area) and far more optimistic. Moreover, unlike рынке крайне важно иметь возможность контроли‘developed’ shoppers, who tend to preserve ‘life-long’ loyровать и управлять процессом первого знакомства alty to a brand once it has been chosen, their ‘developing’ потребителей с ее товаром в точках продаж. Для проcounterparts are just making their first baby-steps in the верки справедливости подобного вывода достаточно world of consumption, and gravitate more toward experiпредставить, что, например, в Китае около 45% покуmenting with different brands, and they are much more susпателей принимают решение о покупке, находясь неceptible to the efforts of market researchers. It is necessary посредственно в магазине. Для сравнения, в США такоto consider all of these factors in the strategic promotion of вых лишь 24%. При этом почти четверть опрошенных goods, and branding. “In emerging markets, it is critical for в ходе исследования китайцев признались, что продавproducts to be included in the initial consideration sets of цы или промоутеры в точках продаж заметно влияют consumers — the short list of brands they might purchase,” на их решение о покупке. notes McKinsey. Тем не менее научиться управлять поведением Local marketing companies capable of promoting the покупателей в магазине – задача невероятной сложimage of your product amongst the local consumers making ности. «Частично проблема в большой фрагментироit easier to generate positive word of mouth are a critical ванности розницы на развивающихся рынках. Проprerequisite for emerging-market success. And, of course, никновение электронной торговли сегодня здесь we should not forget that we live in the information age – существенно ниже, чем на Западе, супермаркеты electronic channels and social networks must also be a part все еще сравнительно в новинку, а покупатели поof your marketing arsenal. прежнему чаще всего отовариваются в вездесущих семейных лавках», – перечисляют в McKinsey. По7. Controlling the road to market. пасть же на местные полки, равно как разобраться The McKinsey report underscores the importance in emergв запутанной многоуровневой системе дистрибуции ing markets of managing how consumers encounter prodи оптовых поставок, и вовсе работа, требующая наucts at the point of sale. In order to verify the validity of стоящего самоотречения. Поэтому, советуют автоsuch a conclusion, one merely needs to consider that in ры исследования, мультинациональным гигантам China approximately 45% of consumers take the decision to следует быть готовыми к тому, чтобы выстраивать buy when inside the store, while in America the figure is на местных рынках собственные, гораздо более мас24%. Moreover, almost one quarter of those surveyed durштабные системы продаж. При этом не жалеть ни ing the study admitted, that sales personnel and promoters времени, ни энергии на точное распределение товаat points of sale noticeably influence their buying decision. ров по категориям, сегментирование точек продаж, Nevertheless, learning to manage the behaviour of conа также разработку и внедрение процедур и проверок sumers in stores is an enormous challenge. “Part of the для мониторинга качества обслуживания покупатеproblem is the fragmented nature of the retail landscape in ля в своих магазинах. emerging markets; e-commerce penetration currently lags behind Western levels; supermarkets remain a relative nov8. Создать эффективную структуру под рынок elty, and consumers still make most purchases from ubiqбудущего. uitous mom-and-pop shops,” reports McKinsey. Getting В теории глобальные игроки на развивающихся рынproducts onto shelves, by navigating the byzantine, multiках должны иметь заметные преимущества над местtiered network of distributors and wholesalers — a huge job ными конкурентами. В том числе благодаря наличию that requires genuine devotion. Therefore, advise the auглобальной инфраструктуры и географической диверthors of the work, multinational giants should be prepared сификации, позволяющей снизить страновые риски. to build a much larger in-house sales operation in these Но на практике это часто не так. Об этом говорит еще 66


Training for the decathlon Тренировка для десятиборца

each year 30–40% of top managers employed in Chinese divisions of international concerns change jobs

один вывод аналитиков McKinsey: чем быстрее растет и разветвленнее становится бизнес глобальной компании в  этих странах, тем быстрее увеличиваются их издержки на управление этой структурой. Это, в свою очередь, мешает корпорациям эффективно выявлять запросы местных потребителей и реагировать на них. Более того, необходимость соответствовать западным стандартам ведения бизнеса и управления рисками зачастую мешает им действовать достаточно оперативно, чтобы не упускать возникающие на рынке перспективные возможности. Снизить величину своего «штрафа за глобальность» крупные международные компании могут, оптимизировав процессы и организационные структуры «на местах». Кроме того, критически важно четко определить роль корпоративного центра. «Очень часто штабквартиры берут на себя функции, которые все усложняют, но несут мало пользы», – отмечают в McKinsey и советуют помнить простую универсальную истину: чем шире разрастается компания, тем выше для нее ценность простоты.

30–40% топ-менеджеров, занятых в китайских подразделениях международных концернов, ежегодно меняют место работы countries. Moreover, they should spare neither time nor effort to precisely distribute goods by category, to segment points of sale, and to develop and integrate procedures and checks to monitor the quality of customer service in stores. 8. Fostering efficient structures for the markets of tomorrow. In theory, global players on emerging markets must have strong advantages over local competitors. In part, they can boast global infrastructure and geographical diversification, allowing a reduction of country risks. However, this is often not the case in practice. Another conclusion of the McKinsey report speaks to this issue: the faster the business of a global company grows and diversifies in these countries, the faster the costs of managing such a structure increase. This, in turn, prevents corporations from effectively identifying and responding to the demands of local consumers. Moreover, the need to meet Western standards for doing business and managing risks often prevents firms Premier Issue

9. Стать самым привлекательным работодателем для местных талантов. Возможно, на emerging markets и нет недостатка в дешевых рабочих руках, но вот квалифицированные менеджеры здесь в большом дефиците. Например, в Китае сегодня едва ли наберется два миллиона до67


OPPORTUNITY

from acting fast enough to seize opportunities as the markets generate them. Internationals can reduce the size of this “globalisation penalty” by optimising processes and organisational structures “on the ground.” Moreover, it is of critical importance to determine the role of the corporate centre. “Too often, headquarters assume functions that add complexity but little value,” notes McKinsey, suggesting that managers commit to memory one universal truth: the farther flung the organisation, the greater the virtue of simplicity.

морощенных управленцев, владеющих навыками менеджмента и английским на уровне, удовлетворяющем международные компании. И за ними здесь идет настоящая охота. Неслучайно ежегодно место работы меняют 30–40% топ-менеджеров, занятых в китайских подразделениях международных концернов, что примерно впятеро больше, чем в среднем в мире. К тому же все чаще местные «звездные» управленцы предпочитают устраиваться в китайские корпорации, где они могут рассчитывать на более высокую зарплату и быстрое продвижение по карьерной лестнице. Стремясь сгладить остроту проблемы дефицита управленческих кадров, некоторые международные корпорации в последнее время резко увеличили зарплаты своим наиболее ценным сотрудникам. Но для ее решения этого недостаточно. «На развивающихся рынках глобальные компании должны сформулировать четкое ценностное предложение для своих талантов: сформировать бренд работодателя», – советуют в McKinsey. Добиться этого можно самыми разными способами – от улучшения рабочего графика и организации корпоративных детских садов до возможностей дополнительного обучения и перспектив продвижения менеджеров в иерархии глобальной компании. Все это требует четкого планирования с указанием точных целей, а также выстраивания долгосрочных процессов подготовки и привлечения кадров.

9. Turbocharge the drive for emerging-market talent. If the emerging markets have no deficit of cheap manual labour, qualified managers are an extremely rare commodity. For example, in China today there are barely two million local managers who possess management skills and English language competence at a level that can satisfy international companies. And the headhunt is on. It is no coincidence that each year 30-40% of top managers employed in Chinese divisions of international concerns change jobs  —  about five times more than the world average. Furthermore, these “star” managers prefer to work in Chinese corporations, where they can expect a bigger wage and fast career track. In an attempt to take the edge off the acute manager deficit, some international corporations have recently boosted the wage levels of their most valued employees. Yet, this is not enough to solve the problem. “In emerging markets, global firms must develop clear talent value propositions — an employer brand,” advises McKinsey. This can be achieved in all kinds of different ways, from improving working hours and creating corporate child care, to offering additional professional development opportunities and prospects for promotion in the global company’s hierarchy. All of this requires detailed planning that integrates both specific goals and long-term processes for staff training and recruitment.

10. Обеспечить себе поддержку со стороны ключевых заинтересованных сторон. Вне зависимости от того, где работает успешная компания, она нуждается в поддержке своей деятельности ключевых заинтересованных сторон в правительстве, гражданском обществе и СМИ. Эффективное управление этими каналами может значительно облегчить корпорации доступ на рынки, возможность приобретения активов, а также улучшить ее репутацию в самом широком смысле. На развивающихся рынках, отмечают в McKinsey, глобальным компаниям необходимо затрачивать на выстраивание таких каналов и отношений гораздо больше времени и усилий, чем они делали бы это у  себя дома. В том числе культивировать отношения с локальными бизнес-объединениями – потребителями, партнерами по совместным предприятиям, инвесторами и поставщиками. «Подобные рекомендации могут показаться банальностью, но тем удивительнее то, как мало международных корпораций относятся ко всему этому серьезно», – отмечается в  отчете. И, конечно, не следует забывать об отношениях с собственными акционерами. «Их необходимо убедить в том, что достижение цели долгосрочного роста на развивающихся рынках стоит краткосрочного снижения доходности капитала и вовсе не обязательно приведет к снижению показателей деятельности на ключевых рынках», – напутствуют в McKinsey.

10. Lock in the support of key stakeholders. Wherever a successful company operates, it needs to secure support for its activity among key stakeholders in the government, civil society, and the local media. Effective management of these channels can greatly ease a corporation’s market entry, the opportunity to acquire assets, and also improve the firm’s reputation, in the broadest possible sense. In emerging markets, notes McKinsey, global companies need to invest far more time and energy into constructing these channels and relationships, than they have done in their home countries. This includes cultivating relationships with local business groups: consumers, partners of joint ventures, investors and suppliers. “Such recommendations may sound like common sense, yet it is surprising how few multinationals take them seriously,” comments the report. And, of course, one should not forget about relations with one’s own shareholders. “They must be persuaded that the pursuit of long-term growth in emerging markets is worth short-term reductions in returns on capital and won’t necessarily weaken performance in core markets,” is Mc­K insey’s parting advice. 68


It always seems impossible

until it Is done â&#x20AC;&#x201D; Nelson Mandela


RESEARCH

New leaders, old risks Старые риски для новых лидеров

The banks of the BRIC countries are gaining more and more traction in the global financial system, and this means that their risks are worthy of the closest scrutiny. A research by SKOLKOVO Business School – Ernst & Young Institute for Emerging Markets Studies (IEMS) has shown that the greatest such risks are real estate loans, excessive state influence and falling economic growth rates. Банки стран БРИК завоевывают все большую роль в мировой финансовой системе, а значит, их риски нуждаются в более пристальном внимании. Доклад Института исследований развивающихся рынков Московской школы управления СКОЛКОВО – «Эрнст энд Янг» (ИИРР) показал, что главные из них – это кредиты в секторе недвижимости, чрезмерное влияние государства и сокращение темпов роста экономики.

Now big enough to fail In 2008, rating agencies proved unable (or unwilling) to take notice of the growing risks of major US and European banks, and thus failed to avert disaster. Now IEMS proposes focusing special attention on other financial institutions, as the post-crisis era has seen rapid growth of banks in countries with rapidly developing markets (RDM). These banks became the subject of the study “The risks of BRIC banks in a world of risks.” If, for most developed economies, recovery from the world banking crisis is still a challenge, the RDM banks— those of Brazil, Russia, India and China — escaped relatively unscathed. Therefore, there were fewer collapses of leading credit institutions in BRIC countries than in developed countries. As a result, the importance of BRIC banks in the world banking system is rapidly growing. According to the Bloomberg news agency, in 2011 forty-four of the 100 biggest banks in the world came from emerging market countries, while in 2002 and 2007 this figure was just 21 and 30 respectively. For this reason, it is particularly important to assess the resilience of banks in BRIC countries, in order to be ready to face the possible risks and benefits, note experts.

Уже достаточно большие, чтобы рухнуть В 2008 году рейтинговые агентства не заметили или не захотели заметить растущие риски крупных банков США и Европы и не предотвратили кризис. Теперь ИИРР предлагает обратить особое внимание на другие финансовые институты, поскольку в посткризисную эру произошел резкий подъем банков стран с быстроразвивающимися рынками (СБР). Именно о них идет речь в исследовании «Рискованность банков стран БРИК в рискованном мире». Если большинству развитых экономик восстановление после глобального банковского кризиса до сих пор дается с трудом, то банковский сектор СБР, представленный Бразилией, Россией, Индией и Китаем (БРИК), пострадал в относительно меньшей степени. Поэтому в странах БРИК было меньше случаев краха ведущих кредиторов по сравнению с развитыми странами. Как следствие, значимость банков СБР в мировой банковской системе быстро растет. По данным агентства Bloomberg, в 2011 году 44% из 100 крупнейших банков мира были из СБР, тогда как в 2002 и 2007 годах эта доля составляла 21 и 30% соответственно. В связи с этим особенно важно оценить устойчивость кредит70


New leaders, old risks Старые риски для новых лидеров

New skyscrapers emerge in Hong kong at a pace comparable with that of the regional stock market’s growth

ных организаций из стран БРИК, чтобы быть готовыми к возможным рискам и выгодам, подчеркивают эксперты.

Новые Небоскребы В ГонконгЕ появляются так же быстро, как растет фондовый рынок региона

Китай стабилизируется, Россия рискует В целом крупнейшие кредиторы Китая и Бразилии стали более стабильными (риск их неплатежеспособности уменьшился), а устойчивость крупнейших российских банков снизилась. В Индии динамика не была монотонной, отмечается в исследовании. Рискованность отдельных банков стран БРИК в основном соответствует экономическим характеристикам страны. Высокие темпы экономического роста помогают снизить риск неплатежеспособности банка. Среди стран БРИК Китай и Индия достигли в 2005–2010 годах гораздо более высоких годовых темпов роста реального ВВП (в среднем 11,22 и 8,54% соответственно), чем Россия и Бразилия (4,09 и 4,2%). По-видимому, это главная причина, объясняющая повышательную тенденцию стабильности банковского сектора Индии и Китая, в то время как Россия и Бразилия демонстрируют иные тенденции ( 1). Размер экономики также оказывает значимое вли­ яние на рискованность банков стран БРИК. При прочих равных условиях банки более склонны к агрессивной экспансии и принятию рисков, когда они ведут деятельность на более крупном рынке. Очевидно, что кроме макроэкономических факторов на решения банка относительно принятия рисков могут влиять его собственные характеристики. В част-

China is stabilizing while Russia takes risks On the whole, the largest banks in China and Brazil have gained greater stability (the risk of their insolvency is falling), while the largest Russian lenders have become less sound. In India, the dynamics have not been consistent, according to the study. The levels of risk associated with individual banks in the BRIC countries mainly reflect the economy of their host country. A high rate of economic growth helps reduce the risk of bank insolvencies. China and India achieved far higher annual real GDP growth rates in 2005–2010 (on average, 11.22% and 8.54%, respectively) than did Russia and Brazil (4.09% and 4.2%). Apparently, this is the main factor behind the upward growth trend for stability in the Indian and Chinese banking sectors, while Russia and Brazil demonstrate quite different trends (see 1). The size of each national economy also heavily influences the level of risks of BRIC banks. All other conditions being equal, banks lean toward aggressive expansion and risk-taking when active on larger markets. Premier Issue

71


RESEARCH

1

Average Z-score* (natural log) of BRIC Banks Среднее значение Z-оценки* (натуральный логарифм) банков стран БРИК

* Z-score is a measure of a bank’s insolvency

4.5

India

4.0

China

3.5 Brazil

3.0

risk. The lower the score, the higher the default probability

Russia

2.5

* Z-оценка — показатель риска неплатежеспособности банка. Чем ниже показатель, тем выше показатель дефолта

‘04

‘05

Source: Bankscope, IEMS

‘06

‘07

‘08

‘09

‘10

Источник: Bankscope и расчеты IEMS.

It is clear that in addition to macroeconomic factors, a  bank’s own structure may influence the way banks make decisions that involve risks. Experts have concluded, for example, that publicly listed banks are more stable. This is probably a result of pressure from new shareholders. A number of lenders in the emerging markets have conducted IPOs in recent years, which helped them to reduce the risk of insolvency. One of the most interesting conclusions in the study claims that systemically important banks in fact have a  greater appetite for risk. Within the current regulatory systems of most of the emerging-market countries, the state extends to systemically important banks an indirect guarantee of their solvency (the “too big to fail” doctrine was operational on Wall Street for some time). This drives the management to even more aggressive risk-taking. Experts analysed 12 systemically important banks in the BRIC countries (3 in Brazil, 2 in Russia, 3 in India and 4 in China), and assessed how robust they were.

ности, эксперты пришли к выводу, что публичный листинг делает банк более стабильным. Вероятно, это связано с повышенным давлением со стороны новых акционеров. Ряд кредиторов СБР в последние годы провели IPO, которые помогли им снизить риск неплатежеспособности. Один из самых интересных выводов исследования – это заключение о том, что принадлежность к  категории системно значимых банков фактически повышает готовность к принятию рисков. В рамках действующей системы регулирования большинства СБР системно значимые банки получают от государства косвенно выраженную гарантию их платежеспособности (доктрина «слишком большой, чтобы позволить ему рухнуть» – too big to fail – до определенного момента работала на Уолл-стрит). Это подталкивает менеджмент к более агрессивному поведению в вопросах принятия рисков. Эксперты проанализировали 12 системно значимых банков стран БРИК (3 банка из Бразилии, 2 – из России, 3 – из Индии и 4 – из Китая), оценив их устойчивость.

Russia: lucrative but dangerous liaisons In Russia, there are two systemically important banks: Sberbank and VTB. In 2010, these two could boast 23.54%

Successful SPO Sberbank had its long-awaited SPO in mid-September, in which 1.7bn or 7.6% shares went private. Proceeds of the deal organi­sed by Credit Suisse, Goldman Sachs, J.P.Morgan, Morgan Stanley and Troika Dialog exceeded $5bn. According to sources, selected funds invested upward of $1bn including the famous George Soros. Sberbank offered investors a great opportunity to acquire an attractive asset at a good price as the stock was selling at a 1.4% discount. There was no shortage of those who eagerly jumped at the opportunity to the point that the bid book was oversubscribed more than twofold. The bank allocated nearly $650m for a potential buyback but never had to put this money to use.

Удачное SPO В середине сентября Сбербанк провел долгожданное SPO, в результате которого были приватизированы 1,7 млрд, или 7,6%, его акций. Привлечено свыше 5 млрд долларов, а организаторами размещения выступили Credit Suisse, Goldman Sachs, J.P.Morgan, Morgan Stanley и «Тройка Диалог». Среди покупателей, по некоторым данным, были фонды, инвестировавшие от 1 млрд долларов, а также знаменитый Джордж Сорос. Сбербанк дал инвесторам прекрасную возможность войти в привлекательный актив по хорошей цене: бумаги продавались с дисконтом к рынку в 1,4%. И желающих воспользоваться этим шансом оказалось много – книга заявок была переподписана более чем вдвое. Банк выделил на выкуп своих акций около 650 млн долларов, но они не пригодились.

72


New leaders, old risks Старые риски для новых лидеров

2

Risk indicators of the top russian lenders (2010) Показатели риска крупнейших кредиторов России (2010 год) Sberbank of Russia

Credit quality NPL ratio Loan loss reserves/NPLs Growth rate of total loans (average 2008–2010) Liquidity Deposits & short term funding / total assets Loans/deposits & short term funding Bank solvency Tier one capital ratio Z-score (natural log) Whether systemically important bank as identified by the Basel Committee (consultative document in 2011)

0.073 1.5533 0.1271

VTB Bank

Сбербанк России Качество кредитов Доля НОК Резервы на возможные потери по ссудам/НОК Темпы роста совокупных кредитов (в среднем за 2008–2010 годы) Ликвидность Депозиты и краткосрочное финансирование/совокупные активы Кредиты/депозиты и краткосрочное финансирование Платежеспособность банка Коэффициент капитала первого уровня Z-оценка (натуральный логарифм)

0.106 0.8471 0.1985

0.8065

0.6083

0.7888

1.0671

0.119 2.8296

0.124 2.291

No

No

Является ли банк системно значимым по определению Базельского комитета (консультативный документ 2011 года)

Note: NPL (Non-performing loan); Tier one capital ratio is the ratio of a bank’s core equity capital to its total risk-weighted assets (RWA); Z-score is a measure of a bank’s insolvency risk and is calculated as: Z-score = (ROA+CAR)/σ (ROA ), where ROA is the mean rate of return on assets and CAR is the mean equity-to-assets ratio. σ (ROA ) is the standard deviation of ROA. Source: Bankscope, IEMS.

0.073 1.5533

0.106 0.8471

0.1271

0.1985

0.8065

0.6083

0.7888

1.0671

0.119 2.8296

0.124 2.291

Нет

Нет

Примечание: НОК — необслуживаемые кредиты; коэффициент капитала первого уровня — отношение базового собственного капитала банка к его совокупным взвешенным по риску активам (RWA); Z-оценка — показатель риска неплатежеспособности банка, который рассчитывается следующим образом: Z-оценка = (ROA+CAR)/σ (ROA), где ROA — средняя норма прибыли на активы, а CAR — среднее отношение собственного капитала к активам. σ (ROA) — стандартное отклонение ROA. Источник: Bankscope и расчеты IEMS.

Россия: полезные и опасные связи В России два системно значимых банка: «Сбербанк России» и «Банк ВТБ». На их долю в 2010 году приходилось соответственно 23,54 и 11,71% всех банковских активов страны. Оба банка принадлежат государству, при этом соответствующие доли прямой государственной собственности составляют 57,58% (через Центральный банк Российской Федерации) и 85,5% (через Федеральное агентство по управлению государственным имуществом). Будучи ведущими спонсируемыми государством банками в России, они имеют несомненные преимущества по сравнению с другими игроками. Например, Сбербанк – единственный кредитор в России, который пользуется госгарантией по депозитам. По сравнению со своими конкурентами Сбербанк и ВТБ располагают относительно дешевыми и стабильными депозитами населения и могут быстро получить доступ к государственным средствам финансирования, что позволяет им держать меньше избыточной ликвидности. С одной стороны, столь сильная связь с государством может благотворно сказываться на прибыльности и стабильности этих «двух крепостей». С другой – они обязаны обслуживать некоторые госпрограммы, включая оказание по требованию правительства экстренной финансовой помощи другим, более мелким банкам, которые испытывают финансовые трудности. Как следствие, рискованность этих гигантов отражает не только их собственные стратегические решения,

and 11.71% of all the bank assets in the federation respectively. Both banks belong to the state, with the level of direct state ownership reaching 57.58% (via the Bank of Russia) and 85.5% (via the Federal Agency for Management of State Property). As the leading banks in Russia with state sponsors, they possess unquestionable advantages compared to other players in the field. For example, Sberbank is the only creditor in Russia to enjoy a state guarantee for bank deposits. Compared to their competitors, Sberbank and VTB have control of relatively cheap and stable private deposits, and can obtain fast access to state financing resources, which allows them to hold less excess liquidity. Such a strong link with the state can have a positive effect on the profitability and stability of these two “pockets” of the Russian state. On the other hand, they are obliged to service certain state programs, which can include extending, by government request, emergency financial aid to other, smaller banks encountering financial difficulties. As a result, the level of risk assumed by these giants reflects not only their own strategic risktaking decisions, but also the stability of the entire Russian banking sector. Table ( 2) shows certain key risk parameters of the two companies in 2010. As the largest and most prestigious creditor in Russia and Eastern Europe, Sberbank demonstrates higher credit quality, more cautious behaviour in forming reserves to cover possible losses on loans, and a higher level of stability (or a lower risk of insolvency) than Premier Issue

Банк ВТБ

73


RESEARCH

3

Top Russian lenders and their peer group Крупнейшие кредиторы России и группа однородных с ними банков

Total asset ($1,000) Sberbank of Russia 283,116,940 VTB Bank 140,791,873

Source: Bankscope, IEMS. Источник: Bankscope и расчеты IEMS.

Net income / total asset

Operating income / Equity / total asset total asset

Deposits & short term funding / total asset

0.0211 0.0128

0.0781 0.0517

0.8065 0.6083

0.1144 0.1348

Peer Group: Closest 10 international banks according to the Total Assets amongst the standard peer group (Commercial Banks Eastern Europe) Median Average

45,237,983 49,727,035

0.0142 0.0110

Совокупные активы (тыс. долларов США)

Депозиты Операционный Собственный и краткосрочное Чистый доход / доход / капитал / финансирование / совокупные активы совокупные активы совокупные активы совокупные активы

Сбербанк России 283 116 940 Банк ВТБ 140 791 873

0,0211 0,0128

0.0470 0.0528

0,0781 0,0517

0.0853 0.1121

0,1144 0,1348

0.7670 0.7273

0,8065 0,6083

Группа однородных банков: ближайшие по величине совокупных активов 10 международных банков из стандартной однородной группы (коммерческие банки Восточной Европы) Медиана Среднее

45 237 983 49 727 035

0,0142 0,0110

0,0470 0,0528

0,0853 0,1121

0,7670 0,7273

касающиеся принятия риска, но и устойчивость всего банковского сектора России. В таблице ( 2) представлены некоторые основные показатели риска обеих компаний в 2010 году. Как крупнейший и наиболее престижный кредитор России и Восточной Европы, Сбербанк демонстрирует более высокое качество кредитов, более осмотрительное поведение в плане создания резервов на возможные потери по ссудам и более высокую стабильность (или более низкий риск неплатежеспособности), чем ВТБ. В целом двум ведущим государственным кредиторам России пошли на пользу чрезвычайные меры, принятые правительством для поддержания системной стабильности. Как известно, эти меры в основном помогли крупным банковским учреждениям. Хотя Базельский комитет до сих пор не считает их «глобальными системно значимыми банками», они превратились в крупнейших кредиторов Восточной Европы, что иллюстрирует сравнение этих двух компаний с группой ближайших по величине совокупных активов 10 международных коммерческих банков региона ( 3). В 2012 году Россия вступила в ВТО, так что в будущем банковский рынок страны и ее ведущие банки, вероятно, станут в большей степени международными и будут более тесно интегрированы с мировым рынком. Как следствие, влияние двух крупнейших кредиторов России на банковском рынке региона возрастет.

VTB. However, more recently, the quality of the bank’s assets have deteriorated fairly rapidly. Overall, Russia’s two leading lenders have responded positively to the emergency measures implemented by the government to support systemic stability. As is well known, these measures mainly helped larger banks. Although the Basel Committee does not yet consider them to be “global systemically significant banks”, they have been transformed into the largest lenders in Eastern Europe, which indicates the contrast between these two companies and the ten international commercial banks in the region with the next highest aggregate assets ( 3). In 2012 Russia joined the WTO, so in the future the country’s banking market and its leading banks, most likely, will become more international, and will be more closely integrated into the world market. As a result, the influence of Russia’s two largest lenders on the regional banking market can only increase. China’s “Big Four” overloaded with real estate In China, four of the largest systemically significant creditors (the Big Four) are the Industrial and Commercial Bank of China (ICBC), the China Construction Bank (CCB), the Bank of China (BOC) and the Agricultural Bank of China (ABC). In 2010, these four could boast 15.39%, 12.36%, 11.97% and 11.82% of all the bank assets in the country. 74


New leaders, old risks Старые риски для новых лидеров

4

Risk indicators of the top chinese lenders (2010) Показатели риска крупнейших кредиторов Китая (2010 год)

Note: NPL (Non-performing loan); Tier one capital ratio is the ratio of a bank’s core equity capital to its total risk-weighted assets (RWA); Z-score is a measure of a bank’s insolvency risk and is calculated as: Z-score = (ROA+CAR)/σ (ROA ), where ROA is the mean rate of return on assets and CAR is the mean equity-to-assets ratio. σ (ROA ) is the standard deviation of ROA. Source: Bankscope, IEMS.

Примечание: НОК — необслужива­ емые кредиты; коэффициент капитала первого уровня — отношение базового собственного капитала банка к его совокупным взвешенным по риску активам (RWA); Z-оценка — показатель риска неплатежеспособности банка, который рассчитывается следующим образом: Z-оценка = (ROA+CAR)/ σ (ROA), где ROA — средняя норма прибыли на активы, а CAR — среднее отношение собственного капитала к активам. σ (ROA) — стандартное отклонение ROA. Источник: Bankscope и расчеты IEMS.

ICBC

CCB

BOC

ABC

0.0108 2.282 0.1886

0.0114 2.2114 0.274

0.0113 1.9234 0.2721

0.0203 1.6805 0.2123

0.9131 0.5389

0.9107 0.5613

0.8666 0.611

0.9198 0.5036

0.0997 4.537

0.104 4.958

0.1009 5.392

0.0975 4.033

Whether systemically important bank as identified Yes by the Basel Committee (consultative document in 2011)

Yes

Yes

Yes

ICBC Качество кредитов Доля НОК 0,0108 Резервы на возможные потери по ссудам / НОК 2,282 Темпы роста совокупных кредитов 0,1886 (в среднем за 2008–2010 годы) Ликвидность Депозиты и краткосрочное финансирование / 0,9131 совокупные активы Кредиты / депозиты и краткосрочное финансирование 0,5389 Платежеспособность банка Коэффициент капитала первого уровня 0,0997 Z-оценка (натуральный логарифм) 4,537

CCB

BOC

ABC

0,0114 2,2114 0,274

0,0113 1,9234 0,2721

0,0203 1,6805 0,2123

0,9107

0,8666

0,9198

0,5613

0,611

0,5036

0,104 4,958

0,1009 5,392

0,0975 4,033

Является ли банк системно значимым по определению Базельского комитета (консультативный документ 2011 года)

Да

Да

Да

Credit quality NPL ratio Loan loss reserves/NPLs Growth rate of total loans (average 2008–2010) Liquidity Deposits & short term funding / total asset Loans / deposits & short term funding Bank’s Solvency Tier one capital ratio Z-score (natural log)

«Большая четверка» под грузом недвижимости В Китае четыре крупнейших системно значимых кредитора («большая четверка») – это Industrial and Commercial Bank of China (ICBC), China Construction Bank (CCB), Bank of China (BOC) и Agricultural Bank of China (ABC). В 2010 году на их долю приходилось 15,39, 12,36, 11,97 и 11,82% банковских активов страны соответственно. Все эти учреждения представляют собой государственные коммерческие банки с прямой государственной собственностью, в среднем составляющей 70% капитала, поэтому все они находятся под сильным влиянием правительства Китая. По сравнению с крупнейшими кредиторами других стран БРИК за последние десять лет «большая четверка» претерпела самые серьезные изменения с точки зрения финансовых результатов и риска неплатежеспособности (см. врезку). Но с 2003 года наблюдаются позитивные тенденции: объем их операций постоянно растет, причем это касается как активов, так и депозитов. Кроме того, по сравнению с 2003 годом позиция «большой четверки» по капиталу стала более прочной. Из-за ограничений, установленных нормами регулирования страны, ICBC, CCB, BOC и ABC осуществля-

All of these institutions are state commercial banks with direct state ownership amounting to an average of 70% of capital, and for this reason they are heavily influenced by the Chinese government. Compared to the largest creditors in other BRIC countries, over the last ten years the Big Four have undergone the most far-reaching changes from the viewpoint of both financial results and the insolvency risks. However, since 2003 positive trends have been evident, with the volume of operations constantly growing both in assets and deposits. More than this, the Big Four’s position on capital has become more robust, when compared to 2003. Due to restrictions introduced by national regulations, ICBC, CCB, BOC and ABC perform far fewer types of high-risk activity, compared to similar banks in other BRIC countries. Table ( 4) shows the main risk parameters of China’s Big Four banks. Compared to the largest lenders of other BRIC countries, the Chinese giants are showing a higher level of stability. “The most important risk factors, which must be a source of concern for the Big Four, are, it would appear, the heavy political burden and large-scale interference by the state,” notes the study. “The government often renders significant pressure on the decisions of these banks to offer credits, and manipulates them directly.” Premier Issue

Да

75


RESEARCH

ют значительно меньше видов деятельности, сопряженных с высоким риском, по сравнению с аналогичными банками в других странах БРИК. В таблице ( 4) представлены основные показатели риска «большой четверки». По сравнению с крупнейшими кредиторами других стран БРИК китайские гиганты демонстрируют более высокую стабильность. «Наиболее важные факторы риска, которые должны быть предметом обеспокоенности “большой четверки”, – это, по-видимому, тяжелое политическое бремя и  масштабные вмешательства со стороны государства, – отмечается в исследовании. – Правительство часто оказывает значительное влияние на решения этих банков о предоставлении кредитов и прямо манипулирует ими». После вспышки глобального финансового кризиса в  2008 году правительство Китая приняло агрессивные меры по стимулированию экономики. Чтобы помочь правительству в достижении поставленных

After the global financial meltdown of 2008, the government of China took aggressive measures to stimulate the economy. In order to help the government achieve the selected political goals, the Big Four conducted an extremely liberal credit policy, flooding the credit market with new loans worth more than ¥10bn. Many of these newly-issued loans ended up in the real estate sector. According to a widely-held opinion, since 2006 a real estate “bubble” has been growing in China, and if it bursts the Big Four could find themselves handling numerous dead loans. In a consultative document released recently by the Basel Committee, BOC has already been classed as a global systemically significant bank, although it is the only BRIC credit institution on the list. Therefore, the ability of China’s Big Four to underpin their stability and resilience in the post-crisis era will have a major impact on the overall stability of the world banking market.

The evolution of banks in the Middle Kingdom China’s Big Four banks were initially specialized, but in the 1990s were transformed into commercial banks. Although they occupied a position of dominance, and they handled a large share of the loans on the Chinese banking market, the financial results of these banks were fairly weak in the 1990s. As a result of “political” loans, extended in the previous years to loss-making state enterprises, these banks were weighed down with a heavy load of debt. The total capital of these banks was far lower than the mandatory level of capital adequacy (8%), established at that time by the Basel Accords. With the goal of cleaning-up the books of the Big Four, most of the debts were transferred to state asset-management companies. Moreover, the Chinese government has implemented a special program since 1998, to inject capital into the Big Four. Between 1998 and 2005, the total sum of injections amounted to ¥785bn (or $95bn), the equivalent of 10% of the central government’s revenue. After evacuating dead debts from banks and massively injecting capital into the Big Four, they were made into public companies, whose shares have been listed on the domestic stock markets or the Hong Kong Stock Market since 2005. The reform of the Big Four was, ultimately, highly successful. These banks were heavily reinforced and over the last few years, even at the height of the world financial crisis, they have been expanding rapidly.

Эволюция банков Поднебесной Банки «большой четверки» первоначально были специализированными, но в 1990-х годах их преобразовали в коммерческие банки. Хотя они занимали доминирующее положение и на их долю приходилась большая часть кредитования на банковском рынке Китая, финансовые результаты этих банков в 1990-е годы были довольно слабыми. В результате «политических» займов, предоставленных в предыдущие годы убыточным государственным предприятиям, эти банки были обременены тяжким долговым грузом. Общий капитал этих банков был гораздо ниже обязательного норматива достаточности капитала (8%), установленного на то время Базельским соглашением. С целью расчистки балансов банков «большой четверки» большинство долгов были переведены в государственные компании по управлению активами. Кроме того, с 1998 года правительство Китая реализует специальную программу по вливанию капитала в «большую четверку». За 1998–2005 годы общая сумма вливаний составила 785 млрд юаней (или 95 млрд долларов США), что эквивалентно 10% доходов центрального правительства. После удаления с балансов «плохих» долгов и масштабного вливания капитала в банки «большой четверки» они были преобразованы в публичные компании, акции которых с 2005 года котируются на внутренних фондовых биржах или на Гонконгской фондовой бирже (HKSE). Реформа «большой четверки» оказалась очень успешной. Эти банки были значительно укреплены и в последние несколько лет, даже в разгар глобального финансового кризиса, демонстрировали быструю экспансию.

76


New leaders, old risks Старые риски для новых лидеров

The banks of India and Brazil: small but successful Compared to other BRIC countries, the banking sector of India is fairly heavily fragmented, and has no clear leaders. Three commercial banks in India—the State Bank of India, ICICI Bank and Punjab National Bank—together held 26.67% of India’s total banking assets in 2010 (17.12%, 5.54% and 4.01% respectively). Generally speaking, India’s rapid economic growth in recent years has had a strong positive influence on the three largest credit institutions in the country, and the risk of their insolvency is relatively low. At the same time, their influence on the international banking market is not yet significant. In Brazil, there are three leading banks: Banco do Brasil, Itau Unibanco Holdings and Banco Bradesco. Their market shares are 10.44%, 9.72% and 8.2%, respectively. All three companies showed enhanced financial stability in the years 2006–2010, which was facilitated by dynamic growth of the country’s economy and a boom on the commodities markets over the same period. These institutions are well capitalized, with tier 1 common equity greatly exceeding the mandatory minimum (11%, 11.8% and 13.1%, respectively).

политических целей, «большая четверка» проводила очень либеральную кредитную политику и навод­ нила кредитный рынок новыми займами на сумму, превышающую 10 трлн юаней. Многие из этих вновь выданных займов были направлены в сектор недвижимости. Согласно широко распространенному мнению, с 2006 года в секторе недвижимости Китая растет «мыльный пузырь», и если он лопнет, на балансах «большой четверки» может оказаться множество безнадежных долгов. В недавно выпущенном консультативном документе Базельского комитета BOC уже отнесен к категории «глобальных системно значимых банков», и это единственный кредитор из СБР в списке. Поэтому способность китайской «большой четверки» поддерживать свою стабильность и устойчивость в посткризисную эру будет оказывать огромное воздействие на общую стабильность мирового банковского рынка. Банки Индии и Бразилии: невелики, но успешны По сравнению с другими странами БРИК банковский сектор Индии довольно фрагментирован и лишен явных лидеров. На долю трех крупнейших коммерческих банков Индии – State Bank of India, ICICI Bank и Punjab National Bank – в 2010 году вместе приходилось 26,67% совокупных банковских активов страны (17,12, 5,54 и 4,01% соответственно).

Three threats for BRIC banks The study reviews a total of 142 BRIC banks. This allowed experts to identify the key risks that threaten the financial systems of these states. Premier Issue

77


RESEARCH

В целом быстрый рост экономики Индии в последние годы оказал сильное благотворное воздействие на трех крупнейших кредиторов страны, и риск их неплатежеспособности является относительно низким. В то же время их влияние на глобальный банковский рынок по-прежнему незначительно. В Бразилии три ведущих кредитора: Banco do Brasil, Itau Unibanco Holdings и Banco Bradesco. Их рыночные доли составляют 10,44, 9,72 и 8,2% соответственно. Все три компании демонстрировали в 2006–2010 годах повышенную финансовую стабильность, чему способствовали динамичный рост экономики страны и бум на сырьевых рынках, наблюдавшиеся в этот период. Эти организации хорошо капитализированы, а их коэффициенты капитала первого уровня намного превышают минимальный обязательный норматив (11, 11,8 и 13,1% соответственно). Три угрозы для банков БРИК Однако в целом исследование охватывает 142 банка БРИК. Это позволило экспертам выделить ключевые риски, которые угрожают финансовым системам этих государств. Один из них – пресловутая недвижимость, которая уже один раз привела к коллапсу 4 года назад. «Одной общей чертой крупнейших кредиторов БРИК является наблюдавшийся в последние годы быстрый рост их кредитов, особенно в секторе недвижимости, – констатируют эксперты. – Это может стать главным движущим фактором повышения общей рискованности банков стран БРИК в следующие два-три года». Особенно серьезно эта проблема стоит для Китая, и органам регулирования страны следует обратить пристальное внимание на возможное ухудшение качества кредитов ведущих китайских банков в ближайшем будущем, подчеркивается в исследовании. Второй риск – государство. Значительная доля (75%) системно значимых кредиторов стран БРИК принадлежит именно ему. Хотя государственная собственность помогла стабилизировать финансовый сектор в период глобального кризиса, директивным органам важно понимать, что в нормальных условиях негосударственные банки должны играть более существенную роль в развитии на международном уровне конкурентоспособного и финансово устойчивого сектора, предупреждают авторы исследования. И наконец, самая общая угроза – ухудшение макроэкономической конъюнктуры. Благодаря быстрому экономическому росту страны БРИК имеют стабильные кратко- и среднесрочные перспективы с  точки зрения платежеспособности их ведущих игроков и всего сектора. Однако замедление экономического роста может привести к существенному повышению риска неплатежеспособности банков стран БРИК.

troubles with obtaining credit have prompted the developer of this gambling project in Macau to partly halt the construction Проблемы с кредитованием заставили девелопера этого игорного проекта в Макао частично приостановить стройку

One of these, notoriously, is real estate, which already led to collapse four years ago. “A common denominator of the largest BRIC credit institutions is the rapid growth in their credits over recent years, especially in the real estate sector,” observe the experts. “This could become the main driver behind expanded bank risk in BRIC countries over the next 2–3 years.” This problem is especially acute for China, and the country’s regulatory agencies should pay close attention to possible deterioration of the quality of credits held by the leading Chinese banks in the near future, recommends the study. The second risk is the state. A significant share (75%) of systemically significant banks in BRIC countries are state-owned. Although state ownership helped stabilize the financial sector during the global crisis, policy makers must understand that in normal conditions non-state banks must play a more substantial role in developing an internationally competitive and financially stable sector, warn the study’s authors. And, finally, the most widely-shared threat is a deterioration of the macroeconomic situation. Thanks to rapid economic growth, the BRIC countries have stable short- and medium-term prospects, from the viewpoint of both the solvency of their leading players, and the sector as a whole. However, a slowing of economic growth could lead to significant increases in the risk of insolvency of banks in the BRIC countries. 78


Each of us is given enough strength

to live our life with dignity. All this talk about the difficult times we live in is a cunning way to justify our own inaction, laziness or other forms of despondency. The thing to do is to work and, before you know it, the times will have changed

â&#x20AC;&#x201D; Lev Landau


RESEARCH

What makes BRICS strong? В чем сила, БРИКС?

Text by: Vladimir Volkov

Текст: Владимир Волков

Economic and military might are powerful trump cards for any country to wield in the battle for influence. Yet the international pecking order is dictated ever more by the size of each country’s “soft power” toolbox, according to the conclusions of a survey by SKOLKOVO Business School – Ernst & Young Institute for Emerging Markets Studies (IEMS). Moreover, this is an area where the BRICS still lag far behind the leading Western powers. Экономическая и военная мощь – весомые козыри для любой страны в борьбе за влияние. Однако чем дальше, тем больше положение государств в глобальной иерархии будет зависеть от наличия у них инструментов «мягкой силы», свидетельствуют выводы, содержащиеся в докладе Института исследований развивающихся рынков Московской школы управления СКОЛКОВО – «Эрнст энд Янг» (ИИРР). И в этом компоненте страны БРИКС все еще заметно уступают ведущим государствам западного мира.

On the morning of September 12, 2001, the people of America woke up in a very different country. The previous day’s attacks on the WTC’s Twin Towers in the heart of New York literally sent the collective consciousness of the world’s last superpower into a state of shock, throwing down a challenge that it would be unthinkable for that nation to ignore. In a matter of days, the world was confronted with a new concept: total war with the evil of global terrorism. For many years this concept was to remain the core imperative of all foreign policy crafted by the administration of President George W. Bush. It was under this ideological banner that the USA attempted to recruit allies for a new “crusade” to the key strongholds of international terrorism—roles which Washington elected to assign Iraq and Afghanistan. In doing this, America attempted to win the support of nations that were reluctant to add their names to the plans of the US-led coalition, which featured invasions of sovereign states in defiance of all applicable international norms.

Утром 12 сентября 2001 года граждане США проснулись в новой стране. Произошедшие накануне атаки на башни-близнецы Всемирного торгового цент­ра в Нью-Йорке произвели без преувеличения шокирующее воздействие на коллективное сознание ведущей мировой державы, став вызовом, не ответить на который Америка не могла. Спустя считаные дни миру была явлена новая концепция – тотальной войны с глобальным террористическим злом, ставшая центральным императивом внешней политики администрации президента Джорджа Буша-младшего на долгие годы. Именно под этим идеологическим флагом США пытались тогда собрать союзников для участия в новом «крестовом походе» на главные гнезда мирового терроризма, на роль которых Вашингтон избрал Ирак и Афганистан. А попутно – склонить на свою сторону нации, не желавшие подписываться под планами предводительствуемой США коалиции, наметившей 80


What makes BRICS strong? В чем сила, БРИКС?

вторжение на территорию суверенных государств вопреки всем действовавшим международным нормам. На поверку в общении с представителями обоих «лагерей» новая американская идеологема оказалась весьма удобным и довольно эффективным средством. Как замечает американская исследовательница, адъюнкт-профессор Национального университета Сингапура Дженис Маттерн, она противопоставила «войну с терроризмом» как законный, справедливый и оправданный с точки зрения морали акт самообороны, с  одной стороны, и противозаконные акты террорис­ тов – с другой. Такое противопоставление со всей очевидностью высветило «хорошую, привлекательную» страну США, которая справедливо борется со своими «жалкими и злыми врагами». По сути, оно подготовило хитрую ловушку сомневающимся союзникам и  оппонентам Америки, поставив их перед простой дилеммой: вы либо с нами, либо с террористами. Главный расчет делался на то, что желающих оказаться «по одну сторону со злом» будет немного, да и те рано или поздно последуют на сторону «справедливости и добра». Как показали дальнейшие события, расчет этот не вполне оправдался. И вина за это в значительной степени лежит на самих США, которые предпочли действовать жесткими методами, не дожидаясь политического консенсуса за своей спиной. В итоге вой­ ны в  Ираке и  Афганистане нанесли мощный удар по имиджу Америки, особенно в мусульманском мире, где главная идеологема «войны с терроризмом» стала восприниматься как «война со всеми мусульманами» в контексте «войны цивилизаций». Неслучайно с приходом в Белый дом Барака Обамы термин «война с терроризмом» исчез из вашингтонского политического лексикона, уступив место более обтекаемому определению «чрезвычайные заморские операции», засвидетельствовав смену идеологического вектора.

George W. Bush gave a speech on terrorist threat, but it did not diminish the american “soft power” Джордж буш посвятил целую речь террористической угрозе, но «мягкую силу» Америки она не убавила This new American ideologeme proved to be both highly convenient and relatively effective when it came to handling both states unwilling to join the alliance and targeted nations. To one American researcher, Associate Professor Janice Mattern of the National University of Singapore, this new ideology juxtaposed the “war on terror” (as a legal, just and morally justified act of self defense) against the illegal acts of the terrorists. The juxtaposition clearly served to highlight the “good, attractive” country of America, justly fighting its “pitiful and evil enemies”. This was actually a cunning trap that caught hesitant allies and enemies of America on the horns of a simple dilemma: “you are either with us, or with the terrorists”. The basic strategy was to assume that those willing to find themselves “on the dark side” would be few and far between, and even they would eventually rejoin the ranks of the “just and good”. However, subsequent events showed that this strategy did not fully pay off. To a large degree, the responsibility for the failure lies squarely with the USA itself, given how it preferred to “shoot from the hip,” without waiting for a supportive political consensus to take shape. As a result, the wars in Iraq and Afghanistan dealt a heavy blow to America’s standing in the world, especially its image in the Moslem world, where the ideologeme “war on terror” was perceived as a “war on all Moslems” in the larger context of a “war of civilizations”. It should come as no surprise that after Barack Obama moved into the White House, the term “war on terror” vanished from the political lexicon in Washington, to be replaced by the more nebulous “overseas contingency operations”, indicating a change of ideological direction. Premier Issue

Цель оправдывает средства Этот пример – хорошая иллюстрация того, что идеологическая концепция, облеченная в правильную лексическую форму (вместо пресловутой «войны с терроризмом») – мощный инструмент, способный обеспечить его обладателю (государству или отдельным политикам) возможность добиваться желаемого, не прибегая к угрозам, грубому экономическому или военному давлению. С легкой руки известного американского специалиста в области международных отношений, декана Школы управления имени Джона Кеннеди Гарвардского университета Джозефа Ная, с начала 1990-х подобные инструменты и основанные на них технологии воздействия стали называть «мягкой силой». При этом разумная и легитимная с точки зрения представителей «целевой аудитории» в мировом сообществе внешняя политика – лишь один из инструментов обширного арсенала «мягкой силы». В их число Най и приверженцы его теории также включают национальную культуру, исповедуемые политические принципы, харизматичность лидеров, уровень образования, технологические достижения, спортивные 81


RESEARCH

победы и даже ожидаемую продолжительность жизни. The end justifies the means Иными словами, все многочисленные нематериальThis is a sterling example of how an ideological concept, ные активы, способные увеличить привлекательность when enrobed in the necessary lexical clothes—such as the страны в глазах остального мира и расширяющие воз“war or terror”—becomes a powerful tool that can grant its можности их обладателя влиять и продвигать собholder (individual politicians or a whole state) the chance ственные интересы. of getting his or her way without resorting to threats, or Некорректное использование этих инструментов или brute economic or military pressure. It was thanks to Joseph пренебрежение ими приводит к существенному росту Nye, the famous American international relations expert издержек страны на достижение своих целей, а иногда and Dean of Harvard University’s John F. Kennedy School и вовсе делает это невозможным, предупреждает Най, of Government, since the early 1990s such instruments and в послужном списке которого – работа в  качестве заassociated levers of influence have been called “soft power”. местителя министра обороны США в администрации Moreover, foreign policy that is reasonable and legitiБилла Клинтона. В частности, именно явным перекоmate in the eyes of the “target audience” in the internationсом в сторону использования рычагов «жесткой силы», al community can be just one of a selection of instruments по его мнению, объясняются внешнеполитические неin an expansive soft power arsenal. Nye and other supportудачи США в начале прошлого десятилетия, связанные ers of his theory also consider soft power to include national с провалом попыток Америки получить международное culture, political principles, the charisma of leaders, educaодобрение своей операции в Ираке. В тот момент в адtional standards, technological achievement, sporting vicминистрации возобладала линия министра обороны tories and even average life expectancy. In other words, soft Дональда Рамсфельда и вице-президента Ричарда Чейpower includes any and all of the numerous intangible asни, которые были уверены, что возмездие за 11  сентяsets that can enhance the attractiveness of a country in the бря – вполне достаточный eyes of the rest of the world, резон для военного вторand which boost a nation’s in order to better “sell” a country, one needs ability to influence others and to enrobe it in packaging that is attractive to жения в эту страну, а  свержение Саддама и экспорт promote its own interests. the “consumer” демократии – цель, оправDisregard for these instruments, or their mishandling, чтобы лучше «продать» страну, ее необходимо дывающая саму себя и не требующая согласования can make the achievement облечь в красивую, привлекательную с  мировой общественноof national aims far more для «покупателя» упаковку стью. Воинственная риcostly or even impossible, торика, помноженная на неудачи в поисках оружия warns Nye, who served as Deputy Secretary of Defense in массового поражения, наличие которого у Ирака стало the Bill Clinton administration. Nye suggests that this gross формальным поводом для начала интервенции, создаoveremphasis on deploying hard power partly explains US ли крайне негативный имидж Америке и значительно foreign-policy setbacks at the beginning of the last decade, снизили уровень ее «мягкой силы», объясняет Най. culminating in America’s failure to gain international approval for its operation in Iraq. At that time, the adminisБренды «мягкой силы» tration’s position was dictated by Defense Secretary DonНаличие «мягкой силы», отмечают эксперты, – очень ald Rumsfeld and Vice President Richard Cheney, who were важный козырь в современном мире, которым любая convinced that retribution for 9/11 was a wholly sufficient страна, имеющая долгосрочные политические интересы, justification for military intervention in that country, while должна обладать обязательно. Объясняется это тем, что the overthrow of Saddam and the export of democracy were в нынешний век глобализации и расцвета информационself-justifying goals that required no consultation with the ных технологий образ любого государства, в котором оно international community. Militant rhetoric, coupled with воспринимается окружающим миром, имеет вполне маthe failure to find weapons of mass destruction in Iraq— териальное воплощение и, в зависимости от его окраски, which was, formally, the grounds for the intervention—seусиливает или ослабляет его привлекательность и возriously tarnished America’s reputation and capped its soft можности влиять. Немногие сегодня могут похвастаться power influence, explains Nye. тем, что со своим образом у них все в полном порядке. «Многие страны мира страдают из-за проблем с имидSoft-power brands жем, которые вызваны как происходящими в них глубоExperts claim that soft power is a trump asset in the modern кими внутренними изменениями в политике, экономике world, a must-have for any country with long-term political и  социальной сфере, так и внешними причинами из-за interests. This is explained by the fact that, in the current эффекта устаревших стереотипов, – поясняет сотрудник era of globalization and burgeoning information technolBrunel Business School из Brunel University Ин Фань. – Неogy, the image of any state—the way in which it is seen by смотря на глобализацию, развитие мирового туризма и the rest of the world—is manifested as a wholly tangible facдостижения технологий, особенно в области Интернета, tor which, depending on the coloration of that image, can как ни удивительно, по-прежнему существуют огромные weaken or strengthen that state’s attractiveness and ability разрывы и барьеры на пути к взаимопониманию между to wield influence. It is common knowledge that few today государствами и культурами». can boast an unblemished image. “Many countries suffer 82


What makes BRICS strong? В чем сила, БРИКС?

“Hats Series – Armed Foces” by Yue Minjun went under the hammer for $4.6m at Sotheby’s auction held in Hong Kong

Работа «Вооруженные силы» из серии «Головной убор» Юэ Миньцзюня была продана за 4,6 млн долларов на аукционе Sotheby’s в Гонконге

from image problems, caused both by deep internal changes in politics, economics and the social sphere, as well as external factors, due to the effect of outdated stereotypes,” explains Ying Fan of the Brunel Business School at Brunel University. “Strange as it may seem, huge gaps and barriers still block the path to mutual understanding between states and cultures, and this despite globalization, the development of international tourism, and modern technology, especially Internet-based technologies.” For example, developing countries and states with economies in transition suffer from low awareness of their brands, or negative images abroad. “These countries could have major sources of soft power, but they do not possess adequate resources (financial support and the necessary know-how) to realise that potential,” adds Ying Fan. Recently, governments across the world have gained a  better understanding of the need to “tell the story” of their nation to an international target audience. Moreover, they are doing this not as primitive, one-dimensional propaganda, as has traditionally been the case, but with subtlety and elegance. “Nation branding” success stories, according to the experts, reward that country with a competitive advantage in the broader international arena. One beneficial spin-off is greater attractiveness to foreign tourists and investors. “In essence, this is a practical application of branding and marketing communication strategies, designed to adjust the attitudes of foreigners to a specific country,” explains Ying Fan. It is entirely logical, posits Nye, that the criteria for successful application of soft power in many ways coincide with the criteria for effective advertising and PR; just like any commodPremier Issue

Например, развивающиеся страны и государства с  переходной экономикой страдают из-за слабого знания своих брендов или негативного восприятия извне. «У этих стран могут быть мощные источники «мягкой силы», однако у них нет адекватных ресурсов (финансовых возможностей и необходимых ноухау), чтобы реализовать этот потенциал», – добавляет Ин Фань. В последнее время правительства всего мира стали все больше осознавать необходимость рассказать «историю» своей нации целевой международной аудитории. Но сделать это не в форме примитивной и  прямолинейной пропаганды, как это бывало в прошлом, а тонко и с изяществом. Успехи в подобном «национальном брендировании», по мнению экспертов, дают стране вполне конкретные конкурентные преимущества во внешнем мире. В том числе повышают ее привлекательность в глазах иностранных туристов и инвесторов. «По своей сути оно представляет собой практическое приложение технологий брендинговой и  маркетинговой коммуникации, призванных изменить отношение к стране в окружающем мире», – поясняет Ин Фань. Неслучайно, полагает Най, критерии успешности применения «мягкой силы» во многом совпадают с критериями эффективности рекламы и пиара: чтобы лучше «продать» страну, ее, как и любой товар, необходимо облечь в красивую, привлекательную для «покупателя» упаковку. Один из пионеров брендинга, основатель компании Wolff Olins и соучредитель агентства Saffron Brand Consultants Уолли Олинс согласен: «Со83


RESEARCH

ity, in order to better “sell” a country, one needs to enrobe it in packaging that is attractive to the “consumer”. Wally Olins, one of the pioneers of branding, founder of Wolff Olins and cofounder of Saffron Brand Consultants, agrees: “The modern world is ever more reminiscent of a gigantic stage, on which countries compete with one another for attention and influence. Nation branding is a key element, that is vital for victory in the global “beauty contest”. There is no substitute for consciously building a national brand.” As the economies of nations strengthen and expand, it inevitably becomes necessary to replace the old image, no longer commensurate with the country’s new status, by using “rebranding”, notes Olins. For example, in the 1980s Spain and South Korea went through a similar stage, and in the early 1990s the People’s Republic of China joined the struggle for a new image—China is now trying to repeat this success, in part by hosting such global events as the 2008 Olympic Games in Beijing and Expo-2010 in Shanghai. “A successful national branding campaign can help a country create a more favourable image in the eyes of an international audience, and in so doing develop even more deeply its soft power,” adds Ying Fan. However, in order to translate soft power from a potential source of influence into an actual, deployable tool, a host of conditions must be met. Amongst these is the imperative to possess a competitive culture industry and media infrastructure: this is the showcase in which national branding can take place. Fan also notes that before the cultural products of any given country can become a tool of soft power, they must be internationalised.

временный мир все больше напоминает гигантскую сцену, на которой страны конкурируют друг с другом за внимание и влияние. Национальное брендирование  – это ключевой элемент, необходимый для победы в этом глобальном “конкурсе красоты”. Подменить чем-либо сознательное построение национального бренда нельзя». По мере роста и развития экономики у стран неминуемо появляется потребность в смене своего не соответствующего современному положению имиджа с помощью «ребрендинга», замечает Олинс. Например, через подобный этап в 1980-е прошли Испания и Южная Корея, а в начале 1990-х в борьбу за новый имидж включился Китай, который пытается повторить этот успех, в числе прочего за счет проведения на своей территории таких глобальных мероприятий, как Олимпийские игры – 2008 в Пекине и Expo-2010 в Шанхае. «Успешная кампания по национальному брендингу может помочь стране создать более благоприятный имидж в глазах международной аудитории и таким образом еще сильнее развить ее “мягкую силу”», – добавляет Ин Фань. Однако чтобы трансформировать «мягкую силу» из потенциального источника влияния в  реальный, любой стране необходимо соблюсти целый ряд условий. В частности, она должна владеть конкурентоспособной культурной индустрией и медийной инфраструктурой, которая обеспечит необходимую сценическую площадку для шоу национального 84


What makes BRICS strong? В чем сила, БРИКС?

брендинга. Кроме того, чтобы уникальный культурный продукт той или иной страны мог служить инструментом «мягкой силы», он должен интернационализироваться, замечает он.

World Expo 2010 in Shanghai saw record attendance with leaders of various countries among guests Всемирная выставка 2010 года в Шанхае собрала рекордное количество посетителей, включая глав государств

Сила любит счет Как бы то ни было, эксперты склонны считать, что в будущем «мягкая сила» для всех стран станет приобретать все большее значение: в мире, где применение «жесткой силы» все чаще приводит к обратным результатам (пример тому – недавняя «арабская весна»), сегодня она рассматривается как важный и универсальный инструмент и показатель государственной мощи. Особенно это актуально для стран с быстроразвивающимися рынками (СБР), которые за последние два десятилетия существенно нарастили свой военный и  экономический потенциал. Но возросла ли соответствующим образом и их «мягкая сила»? И если да, то достигла ли она такого уровня, что экономика части СБР уже может бросить вызов развитым странам на глобальной арене? До последнего времени попытки оценить «мягкую силу» предпринимались исключительно в рамках исследований многих стран на основе анализа общественного мнения или экспертных оценок. Однако недоставало объективного количественного показателя, опирающегося на достоверные данные, а не на сиюминутные представления, которые быстро меняются в зависимости от текущей геополитической ситуации. Одну из попыток ответить на эти вопросы, создав количественный индекс, точно отражающий «мягкую силу» государств, предпринял ИИРР. Результаты этой работы под названием «Индекс “мягкой силы” ИИРР для стран с быстроразвивающимися рынками» были представлены в феврале этого года. В общей сложности авторы исследования выделили 13 переменных, влияющих на «мягкую силу» суверенных государств в мировых масштабах, на основе которых и рассчитывался индекс за пять лет – с 2005 по 2010 год. Для более точного представления об основных факторах «мягкой силы» и о том, как страны накапливают ее, переменные были разделены на три основные категории. Первая из них – глобальный имидж; определяет степень мировой популярности страны и уважения к  ней, особенно к ее культуре. «Страны, пользующи­ еся особым уважением в мире, имеют гораздо большее влияние за счет “мягкой силы”», – отмечается в  исследовании ИИРР. В числе переменных для расчета «мягкой силы» учитывались объемы экспорта медиа­п родукции страны, популярность языка, количество завоеванных олимпийских наград, число граждан  – мировых знаменитостей в списке ста самых влиятельных людей по версии Time, а также представленность в рейтинге наиболее уважаемых компаний мира журнала Fortune. Вторая – глобальная репутация; определяет степень соблюдения той или иной страной общемирового морально-этического кодекса.

Quantifying power In any case, experts tend to believe that in the future soft power will become ever more important for every country: in a world where the use of hard power ever more frequently produces the opposite of the intended result (an example of this is the recent “Arab Spring”), soft power is now seen as an important and universal tool, as well as an indicator of the strength of a state. This is particularly germane for countries with fast-expanding markets, and which have supersized their military and economic potential over the last two decades. But has their soft power been similarly upgraded? If so, then has that influence reached sufficient levels for the economies of such high-growth countries to compete with the developed nations of the world? Until recently, attempts to measure soft power were undertaken exclusively as a part of research efforts studying a large set of countries, by analysing public opinion or expert assessments. However, in the absence of an unbiased quantitative index based on reliable data such assessments have depended on transient impressions that can change overnight, as a function of the current geopolitical situation. One attempt to answer these questions by creating a quantitative index accurately reflecting the soft power of states was made by IEMS. This effort culminated in the publication by IEMS, in February of this year, of a soft power index for countries with rapidly developing markets. The authors of the study identified 13 variables that influence the international soft power of sovereign states on the global scale, and which were then used to calculate scores over a period of five years, from 2005 to 2010. For a more precise understanding of the main factors behind soft power, and to highlight how countries have accumulated soft power, the variables were grouped into three categories. The first of these is the global image, defined as the level of popularity and respect enjoyed by the country and, especially, its culture, across the world. “Countries commanding particular respect in the world have far greater influence by virtue of their soft power,” reports the IEMS study. The variables selected to calculate soft power include the volume of media products exported by the country, the popularity of the language, the number of Olympic medals won, the number of citizens of that country on Time Magazine’s List of the Most Influential People in the World, and the level of representation in Fortune Magazine’s ranking of the World’s Most Admired Companies. The second category is global reputation, which is predicated on the degree to which any given country upholds universal moral and ethical principles. Premier Issue

85


RESEARCH

«Мир уважает государства, которые защищают своих граждан, поддерживают политические и социальные свободы, обеспечивают гражданские права и  относятся с уважением к своим соседям. Страны с низкой репутацией не пользуются уважением остального мира и  сталкиваются со сложностями в наращивании “мягкой силы”», – поясняют сотрудники ИИРР Питер Джоханссон и Уильям Уилсон. В число определяющих ее переменных они включают степень верховенства закона, место страны в индексе Freedom House, активность избирателей и уровень выбросов парниковых газов. Наконец, третья категория – глобальная интеграция, которая определяет, насколько тесны взаимосвязи той или иной страны с прочими государствами. «Количество людей, которые приезжают с туристическими целями, для обучения или проживания в стране, и  способность взаимодействовать с остальным миром определяют взаимосвязи страны с мировым сообществом и вытекающие из них возможности оказывать влияние», – отмечают в ИИРР. Для расчета индекса в этой части принимались во внимание объемы въездной иммиграции и въездного туризма, места местных университетов в международных рейтингах, а также численность населения, свободно владеющего английским – языком международного общения.

the main factors behind soft power Основные факторы «мягкой силы»

global

global

global

image

reputation

integration

глобальный

глобальная

глобальная

имидж

репутация

интеграция

1

2

3

World leaders 1. USA 2. France 3. Germany 4. United Kingdom 5. Canada ... 8. China 9. India 10. Russia 11. Brazil ... 14. South Africa

Мировые лидеры 1. США 2. Франция 3. Германия 4. Великобритания 5. Канада ... 8. Китай 9. Индия 10. Россия 11. Бразилия ... 14. Южная Африка

БРИКС в погоне за США Каковы же результаты этой оценки? Нетрудно убедиться в том, что всю верхнюю часть списка стран по степени «мягкой силы» уверенно занимают государства «Большой семерки» во главе с безоговорочным лидером – США. Как ни парадоксально, несмотря на то что в последние годы Америка понесла известные репутационные издержки (страну повсеместно считают главной виновницей мирового финансового кризиса, не говоря уже о попавшем по времени в выборку конфликте в Ираке), это не сильно сказалось на количественной оценке ее «мягкой силы». Так, в индексе за 2010 год США суммарно получили 87 баллов, что на целых 37 баллов больше ближайшего преследователя – Франции. В сравнении же с 2005 годом Америка заработала три дополнительных балла. «Эти результаты однозначно указывают на то, что “мягкая сила” США остается доминирующей и неоспоримой во всем мире», – замечают Джоханссон и Уилсон. Главные слагаемые американского успеха в индексе – показатели миграции, рейтинга университетов и роялти за экспорт медийной продукции, которые обеспечили этой стране самую большую прибавку «мягкой силы». Значительную долю «мягкой силы» обеспечивают США и ее огромные размеры, то есть эффект масштаба. Таким же преимуществом обладает и Китай, владеющий самой большой «мягкой силой» среди стран БРИКС, расположившихся в рейтинге ИИРР сразу за «Большой семеркой». При этом, в отличие от США, КНР демонстрирует весьма слабые показатели в час­т и открытости и свободы. «В отличие от других СБР, включая Индию, “мягкая сила” Китая почти исключительно определяется как производная от его

“The world respects states that protect their citizens, that support political and social freedoms, that guarantee civil rights and that treat their neighbours with respect. Countries with poor reputations do not enjoy the respect of the rest of the world and encounter difficulties when developing their soft power,” explain Peter Johansson and William Wilson of IEMS. For this category, the researchers used the country’s rating on the Freedom House Index, the level of elector activity and the volume of greenhouse gas emissions. Finally, the third category is “global integration” – a reflection of how closely the country interacts with the rest of the world. “The number of people that travel to the country as tourists, as students or to take up residence, and the ability to interact with the outside world, are determined by the country’s links with the international community and consequently, its options for rendering influence,” consider the experts at IEMS. In order to calculate the contribution of this category to the index, the volumes of inbound immigration and tourism are taken into consideration, the positions of universities in international rating lists, and the portion of the population that speaks fluent English—the language of international communication. BRICS on the heels of US So, what are the results of this assessment? Predictably, the upper echelons of the soft-power monger shortlist are dominated by the G7, with one unchallenged champion far in the lead: the USA. Yet everyone knows that America’s reputation has taken some heavy hits (the country is universally considered to be the key culprit behind the world 86


What makes BRICS strong? В чем сила, БРИКС?

Yet everyone knows that America’s reputation has taken some heavy hits, these difficulties have not greatly affected the quantitative assessment of the county’s soft power

financial crisis, not to mention the conflict in Iraq during the period under study); strange as it may seem, these difficulties have not greatly affected the quantitative assessment of the county’s soft power. Thus, in the 2010 index, the USA scored a total of 87 points, a full 37 points ahead of the next best contender, France. Since 2005, America has gained three points. “These results unequivocally indicate that America’s soft power remains dominant and uncontested across the world,” note Johansson and Wilson. The key reasons for the high US score are immigration, the rating of American universities, and royalties from the export of media products, which have given this country the greatest soft-power boost. A large part of America’s soft power is derived from its colossal size, as the sheer scale of the country multiplies its advantageous properties. A similar advantage is possessed by China, which boasts the largest soft power of all the BRICS countries, and is biting at the heels of the G7 in the IEMS ratings. Moreover, unlike the USA, China scored extremely low for “openness” and “political freedom”. “Unlike other rapidly developing economies, including India, China’s soft power is almost exclusively a function of its economic might,” reports the study. The Middle Kingdom’s dominance of the list of World’s Most Admired Companies is also dubious, considering that this variable is mainly determined by the rapid expansion of its monolithic stateowned companies. The most important component of India’s soft power, which is second among the BRICS, is knowledge of English, an advantage that endows numerous Indian diasporas with a unique advantage in the West. According to existing data, about one third of Silicon Valley start-ups were created by Indian nationals, suggesting that these achievements would have been impossible without them. The secondlargest contributor to India’s index is the tangible presence of nationals of that country in the Time 100 list. Meanwhile, Premier Issue

несмотря на то что в последние годы Америка понесла репутационные издержки, это не сильно сказалось на количественной оценке ее «мягкой силы» экономической мощи», – говорится в  исследовании. Доминирование Поднебесной в списке наиболее уважаемых компаний также сомнительно, поскольку эта переменная главным образом определяется быстрой глобальной экспансией ее крупных госкомпаний. Важнейшая составляющая «мягкой силы» Индии, второй по ее величине среди стран БРИКС, – знание английского языка, которое дает уникальное преимущество огромной индийской диаспоре, проживающей на Западе. По имеющимся данным, около трети стартапов Кремниевой долины организовано индийцами, что в  противном случае было бы невозможно. Второй по весомости компонент индийского индекса – ощутимое представительство выходцев из этой страны в спис­ке Time 100. А низкие показатели активности избирателей, слабые рейтинги университетов и сравнительно невысокая привлекательность страны для туристов из-за повальной бедности населения и неразвитости инфраструктуры – факторы, подтачивающие индийскую «мягкую силу». Россия, занявшая в 2010 году третье место по величине «мягкой силы» в БРИКС, обязана этим главным образом высокой миграции – в основном этнических русских из стран СНГ, на долю которой приходится примерно четверть суммарного показателя. «Проблема России заключается в том, что структуре ее “мяг87


RESEARCH

low levels of voter activity, weak university ratings and the кой силы” остро недостает разнообразия. Это отличает comparatively low attractiveness of the country for tourее от Индии и Китая, имеющих сравнительно высокие ists, due to the omnipresent poverty of the population and показатели сразу в четырех-пяти категориях», – пишут poorly developed infrastructure, are all factors underminисследователи ИИРР. ing India’s soft power. При этом Россия имеет стабильно низкие показаRussia, which had the third-largest soft power amongst тели по свободному владению английским, интересу the BRICS countries in 2010, can be predominantly thankк русскому языку у иностранных студентов, а также ful to migration for this feat – essentially that of ethnic числу уважаемых компаний. Поэтому неудивительно, Russians from the countries of the CIS, who are together reчто у России значительно ниже среднего показатель sponsible for approximately one quarter of the total Russian «свободы», хотя и сравнительно выше уровень верхоscore. “Russia’s problem is an acute lack of diversity in its венства закона. В целом же за период с 2005 по 2010 год soft power base. This makes it quite unlike India and China, величина российской «мягкой силы» снизилась на пять which have comparatively high scores in four or five differпунктов, что является вторым по масштабу падением ent categories,” write IEMS researchers. среди исследованных СБР. Главная причина – меньшее In that Russia has consistently low scores for areas число россиян в списке Time 100, значительное снижеsuch as fluency in English, interest in the Russian lanние рейтингов местных университетов и ухудшение guage amongst foreign students, and presence in the list результатов на Олимпийских играх. of most admired companies. It is therefore no surprise В отличие от России, Бразилия в рейтинге СБР за that Russia’s “freedom” то же время, напротив, соscore is significantly lower The difference between soft and hard power is вершила рывок – с 16-го на than the average level, alnot self-evident. But it is actually far harder 11-е место. Активность изthough the score for “rule to utilise the first one than the second бирателей, уровень свобоof law” is somewhat higher. ды, роялти и олимпийские For the 2005–2010 period as «мягкую» и «жесткую силУ» бывает трудно успехи этой страны сегодa whole, Russia’s soft power разграничить. Но использовать первую ня существенно превыscore fell by five points—the намного труднее, чем вторую шают средние показатели second-largest drop of this СБР. sort amongst the rapidly developing economies taking Наконец, ЮАР, последняя из клуба БРИКС в индексе part in the study. The main reasons for this were: a smallИИРР, за исследуемый период потеряла в индексе три er number of Russians in the Time 100 list, major shrinkпозиции, что в основном было связано со слабой предage in the ratings of Russian universities, and diminished ставленностью в Time 100 и нулевой – в рейтинге наиOlympic track record. более уважаемых компаний Fortune. Unlike Russia, Brazil managed to leap ahead in the emerging markets list over the same period, jumping from sixteenth Просто иллюзия place to eleven. Voter turnout, political freedom, media royСтранам БРИКС, очевидно, еще предстоит пройти alties and Olympic medals in this country were all well above большой путь, прежде чем они смогут встать вровень the average for a country with a rapidly emerging market. с западными государствами по уровню «мягкой силы» Finally South Africa, the last member of the BRICS club и приобрести сравнимое с ними влияние в мире. in the IEMS list, slipped down three positions over the five Впрочем, решение этой задачи может оказаться легyears, mainly due to a weak presence in the Time 100 and че, чем кажется на первый взгляд. И для этого могут total absence from the Most Admired Companies list. понадобиться не только и не столько новые достижения в  изучении иностранных языков, построении Nothing but an illusion мощных демократических институтов или универThe BRICS countries, clearly, have a long way to go before ситетов. Разгадка здесь кроется в самой двойственthey can stand level with Western states in terms of their ности понятия «мягкой силы», которую нередко, как soft power, enjoying a comparable level of influence in the признает даже сам Джозеф Най, зачастую сложно world. On the other hand, this task could turn out to be a lot отделить четкой чертой от силы «жесткой». И в этой easier than it first appears to be. While new achievements оценке автор концепции не одинок. «Различия межin foreign language studies, building powerful democratic ду “мягкой” и  “жесткой силой” не совсем очевидны. institutions and universities are important, the greatest poМногие полагают, что “мягкая сила” работает лучше tential may lie elsewhere. The solution could be in the ambiи есть шанс  с  ее помощью достичь большего. Но это guity of the concept of soft power, which, as Joseph Nye himможет оказаться просто иллюзией, поскольку в дейself accepts, is often hard to clearly distinguish from hard ствительности использовать “мягкую силу” намного power. This is an opinion shared by many. “The difference труднее, чем “жесткую”», – отмечает Ин Фань. Все это between soft and hard power is actually not self-evident. в полной мере подтверждается и результатами исслеMany believe that soft power is more effective, and can be дования ИИРР, которые обнаруживают четкую корреinstrumentalised for greater results. This may all be an ilляцию между величиной «мягкой» и «жесткой силы» lusion, because it is actually far harder to utilise soft power у первой десятки лидеров индекса. Более того, все они than it is hard power,” explains Ying Fan. This is also fully продолжают активно вкладываться в развитие «жест88


© РИА Новости

What makes BRICS strong? В чем сила, БРИКС?

confirmed by the results of Topol-M mobile launcher demonstrates power кой силы», прежде всего за the IEMS research, which of modern russia, which rocketed to the счет рекордного наращиidentifies a clear correlation ranks of world’s top emerging markets вания расходов на армию, between the levels of soft and и объем этих инвестиций hard power across the list’s Ракетный комплекс «Тополь-м» существенно превосходит top ten. Moreover, all these демонстрирует мощь современной россии, вложения в  инструменты states continue to actively «выстрелившей» и в экономическом плане «мягкого» воздействия. invest in the development of И  Россия, планирующая hard power, primarily by the потратить на модерниrecord-breaking expansion of military spending, and the зацию Вооруженных сил 23  трлн рублей (730 млрд volume of this investment significantly exceeds investments долларов) за ближайшие 10 лет, здесь не исключение. into soft power instruments. Russia, which plans to mod«Думаю, что в глазах нынешнего российского рукоernise its armed services, spending $730bn over ten years, водства необходимость военного усиления опредеis no exception to the rule. “I think that in the eyes of the ляется в первую очередь факторами международноcurrent Russian leaders, the need to reinforce the military го позиционирования страны с  учетом заложенных primarily flows from the international positioning of the перспектив ее развития, – пишет в одной из своих country, given the prospects for development,” writes Serстатей в “Ведомостях” известный политолог Сергей gei Karaganov, a well-known political scientist, in an article Караганов. – Военное усиление, похоже, призвано in Vedomosti newspaper. “Military build-up is intended to компенсировать относительную слабость в  других compensate for the relative weakness of the other factors of факторах силы  – экономических, технологических, national strength: the economy, the technological sector, идейно-психологических». Поэтому может статься, even the national psychology and national ideas.” It is thereчто уже не в столь отдаленной перспективе новомодfore possible that in a relatively short time the novel concept ная концепция Джозефа Ная растеряет свою популярintroduced by Joseph Nye may lose its current popularity, ность, а сама «мягкая сила» будет восприниматься как and in the public eye soft power may be relegated to the role не более чем просто изящный довесок к старой доброй of a mere delicate sidekick to the good old hard power. «жесткой силе». Premier Issue

89


The new face of a new world He is young. He thinks he is small and insignificant. But he is not. He is growing bigger and stronger, everyday. Soon he will be a leader at the forefront on economic policy, business and politics. His decisions will change lives, industries, communities, Africa and the world. And he will not be alone. He will have an entire continent with him. A continent with the resources, minerals, political stability, human potential, technology and backing of BRICS â&#x20AC;&#x201C; the 5 fastest growing economies in the world. And with all this to help grow this young man and his ambitious generation, we think maybe itâ&#x20AC;&#x2122;s time you change the way you see Africa. Because Africa and its people, are the future.

South Africa. Your African growth story starts here.


Delhi declaration Делийская декларация

Delhi declaration March 29, 2012

Делийская декларация 29 марта 2012 года

Currently, the main document unifying Brazil, Russia, India, China and South Africa is the declaration adopted at the summit in New Dehli. 50 paragraphs telling about global stability, security and prosperity include a message to the world as well as undertakings. All of this is essential to answer why these five emerging economies have decided to unify and which ambitions they have. BRICS Business Magazine presents a short version of the declaration. Главный на сегодняшний день документ, объединяющий Бразилию, Россию, Индию, Китай и ЮАР, – это декларация, принятая по итогам саммита в Нью-Дели. 50 пунктов о глобальной стабильности, безопасности и процветании содержат одновременно и послание миру, и принятые на себя обязательства. Все они принципиально важны для ответа на вопросы, зачем эти пять быстроразвивающихся экономик решили объединиться и каковы их амбиции. BRICS Business Magazine публикует сокращенный вариант декларации.

Premier Issue

91


DOCUMENT

1. We, the leaders of the Federative Republic of Brazil, the Russian Federation, the Republic of India, the People’s Republic of China and the Republic of South Africa, met in New Delhi, India, on 29 March 2012 at the Fourth BRICS Summit. Our discussions, under the overarching theme, “BRICS Partnership for Global Stability, Security and Prosperity”, were conducted in an atmosphere of cordiality and warmth and inspired by a shared desire to further strengthen our partnership for common development and take our cooperation forward on the basis of openness, solidarity, mutual understanding and trust. 2. We met against the backdrop of developments and changes of contemporary global and regional importance  – a  faltering global recovery made more complex by the situation in the euro zone; concerns of sustainable development and climate change which take on greater relevance as we approach the UN Conference on Sustainable Development (Rio+20) and the Conference of Parties to the Convention on Biological Diversity being hosted in Brazil and India respectively later this year; the upcoming G20 Summit in Mexico and the recent 8th WTO Ministerial Conference in Geneva; and the developing political scenario in the Middle East and North Africa that we view with increasing concern. Our deliberations today reflected our consensus to remain engaged with the world community as we address these challenges to global well-being and stability in a responsible and constructive manner. 3. BRICS is a platform for dialogue and cooperation amongst countries that represent 43% of the world’s population, for the promotion of peace, security and development in a multi-polar, inter-dependent and increasingly complex, globalizing world. Coming, as we do, from Asia, Africa, Europe and Latin America, the transcontinental dimension of our interaction adds to its value and significance. 4. We envision a future marked by global peace, economic and social progress and enlightened scientific temper. We stand ready to work with others, developed and developing countries together, on the basis of universally recognized norms of international law and multilateral decision making, to deal with the challenges and the opportunities before the world today. Strengthened representation of emerging and developing countries in the institutions of global governance will enhance their effectiveness in achieving this objective. 5. We are concerned over the current global economic situation. While the BRICS recovered relatively quickly from the global crisis, growth prospects worldwide have again got dampened by market instability especially in the

1.  Мы, руководители Федеративной Респуб­ лики Бразилия, Российской Федерации, Республики Индия, Китайской Народной Республики и Южно-Африканской Республики, провели 29 марта 2012 года в  Нью-Дели, Индия, четвертый саммит БРИКС. Наши дискуссии, общей темой которых было «Партнерство БРИКС в интересах глобальной стабильности, безопасности и процветания», прошли в сердечной и теплой атмосфере и были проникнуты разделяемым нами стремлением к дальнейшему укреплению партнерства в интересах общего развития, а также к продвижению сотрудничества на основе открытости, солидарности, взаимопонимания и доверия. 2. Наша встреча проходила на фоне событий и перемен, имеющих в наши дни глобальное и региональное значение: неустойчивого восстановления мировой экономики, которое осложнено ситуацией в еврозоне; проблем, связанных с перспективами устойчивого развития и изменением климата, которые приобретают особую актуальность по мере приближения к проводимым позже в текущем году, соответственно в Бразилии и Индии, Конференции ООН по устойчивому развитию («Рио + 20») и Конференции Cторон Конвенции о биологическом разнообразии; предстоящего саммита «Группы двадцати» в Мексике и недавней VIII Министерской конференции ВТО в Женеве, а также вызывающего наше растущее беспокойство развития политической ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Проведенные нами сегодня обсуждения отразили наше единодушное стремление совместно с международным сообществом продолжать ответственно и конструктивно противодействовать этим вызовам глобальному благополучию и стабильности. 3. БРИКС – это платформа для диалога и сотрудничества между странами, в которых проживает 43 процента населения земного шара, в интересах содействия миру, безопасности и развитию в условиях многополярного, взаимосвязанного и все более сложного глобализирующегося мира. Трансконтинентальное измерение нашего взаимодействия – а мы представляем Азию, Африку, Европу и Латинскую Америку – придает ему особые ценность и значимость. 4.  Нам видится будущее, отличительными признаками которого станут глобальный мир, экономический и социальный прогресс и просвещенный научный подход. Мы готовы на основе общепризнанных норм международного права и многостороннего подхода к принятию решений сотрудничать с другими странами, как развитыми, так и развивающимися, в целях решения 92


Delhi declaration Делийская декларация

проблем, с которыми сталкивается современный мир, и использования возможностей, которые перед ним открываются. Повышению эффективности усилий институтов глобального управления по достижению этой цели будет способствовать расширение представительства в них стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран. 5.  Мы выражаем беспокойство в связи с текущей глобальной экономической ситуацией. В то время как страны БРИКС относительно быстро вышли из глобального кризиса, перспективы мирового роста вновь ухудшились вследствие нестабильности рынка, особенно в еврозоне. Увеличение суверенного долга и озабоченности по поводу фискальной консолидации в  среднеи долгосрочной перспективе в развитых странах создают неустойчивую среду для глобального роста. Кроме того, избыточная ликвидность вследствие активных действий центральных банков в интересах стабилизации национальных экономик, перетекает в страны с  формирующимися рыночными экономиками, провоцируя чрезмерную волатильность потоков капитала и цен на сырьевые товары. Проблемой, требующей безотлагательного решения, является восстановление доверия рынков и возобновление глобального роста. Мы будем работать с мировым сообществом для обеспечения координации международной политики в интересах поддержания макроэкономической стабильности, благоприятствующей здоровому восстановлению глобальной экономики. (...) 7.  В этом контексте мы считаем, что первостепенной задачей «Группы двадцати» как основного форума международного экономического сотрудничества на сегодняшний день является облегчение координации макроэкономической политики, содействие глобальному экономическому восстановлению и обеспечение финансовой стабильности, в том числе используя усовершенствованную международную валютно-финансовую архитектуру. Мы приближаемся к следующему саммиту «Группы двадцати» в Мексике с твердым настроем на работу с председательством, всеми членами «Группы» и международным сообществом ради достижения позитивных результатов, соответствующих основам национальной политики в целях обеспечения уверенного, устойчивого и сбалансированного роста. 8.  Мы отмечаем важность глобальной финансовой архитектуры для поддержания стабильности и целостности мировой валютно-финансовой системы. Мы призываем поэтому к созданию более репрезентативной международной финансовой архитектуры, в которой развивающиеся страны будут иметь больший голос и большую представленность, а также к созданию и  совершенствованию справедливой международной валютной системы, которая могла бы служить интересам всех стран и поддерживать развитие государств с формирующейся рыночной экономикой и развивающиеся страны. Более того, эти экономики, добившиеся масштабного роста, вносят теперь значительный вклад в глобальное восстановление.

euro zone. The build-up of sovereign debt and concerns over medium to long-term fiscal adjustment in advanced countries are creating an uncertain environment for global growth. Further, excessive liquidity from the aggressive policy actions taken by central banks to stabilize their domestic economies have been spilling over into emerging market economies, fostering excessive volatility in capital flows and commodity prices. The immediate priority at hand is to restore market confidence and get global growth back on track. We will work with the international community to ensure international policy coordination to maintain macroeconomic stability conducive to the healthy recovery of the global economy. (...) 7. In this context, we believe that the primary role of the G20 as premier forum for international economic cooperation at this juncture is to facilitate enhanced macroeconomic policy coordination, to enable global economic recovery and secure financial stability, including through an improved international monetary and financial architecture. We approach the next G20 Summit in Mexico with a commitment to work with the Presidency, all members and the international community to achieve positive results, consistent with national policy frameworks, to ensure strong, sustainable and balanced growth. 8. We recognize the importance of the global financial architecture in maintaining the stability and integrity of the global monetary and financial system. We therefore call for a more representative international financial architecture, with an increase in the voice and representation of developing countries and the establishment and improvement of a just international monetary system that can serve the interests of all countries and support the development of emerging and developing economies. Moreover, these economies having experienced broadbased growth are now significant contributors to global recovery. Premier Issue

93


© ИТАР-ТАСС

DOCUMENT

9.  Вместе с тем мы обеспокоены медленным ходом реформы системы квот и управления в МВФ. Видим неотложную необходимость в осуществлении, как и  было согласовано, реформы 2010 года в области управления и квот до предстоящего в 2012 году годового собрания МВФ / Всемирного банка, а также комплексного пересмотра формулы расчета квот для более точного отражения экономического веса и усиления голоса и представленности стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран к январю 2013 года с последующим завершением очередного общего пересмотра квот к январю 2014 года. Данный динамичный процесс реформ необходим для обеспечения легитимности и эффективности Фонда. Мы подчеркиваем, что предпринимаемые в настоящее время усилия по наращиванию кредитных ресурсов МВФ будут успешными лишь при наличии уверенности в том, что все государства – члены Фонда действительно привержены добросовестному выполнению реформы 2010 года. Мы будем работать с международным сообществом в интересах своевременной мобилизации достаточных ресурсов для МВФ по мере продолжения перехода Фонда к более совершенному управлению и к укреплению легитимности. Мы подтверждаем поддержку мер по защите голоса и представленности беднейших стран в МВФ. 10.  Мы призываем МВФ сделать более целостной и объективной систему надзора. Мы принимаем к сведению, что предложения МВФ, касающиеся нового комплексного решения по вопросу о надзоре, будут рассмотрены до весенней сессии Фонда. 11.  Мы отмечаем, что в нынешней глобальной экономической обстановке существует настоятельная потребность в расширении притока финансовых средств для целей развития в государства с формирующимися рыночными экономиками и развивающиеся страны. Поэтому мы призываем Всемирный банк повысить приоритетность мобилизации ресурсов и удовлетворения потребностей в финансировании развития, уменьшая в то же время стоимость заимствований и внедряя инновационные кредитные инструменты. 12. Мы приветствуем кандидатов от развивающегося мира на пост Президента Всемирного банка. Мы подтверждаем, что руководители МВФ и Всемирного банка должны выбираться с помощью открытого процесса, основанного на учете профессиональных качеств. Более того, новое руководство Всемирного банка должно принять обязательства по трансформации Банка в  многосторонний институт, действительно отражающий видение всех его членов, включая формирование структуры управления, учитывающей нынешние экономические и политические реалии. Кроме того, характер Банка должен эволюционировать от института, в основном выполняющего посреднические функции между Севером и Югом, к институту, поощряющему равноправное партнерство со всеми странами в качестве пути решения проблем развития и средства преодоления устаревшего разделения на доноров и реципиентов.

9. We are however concerned at the slow pace of quota and governance reforms in the IMF. We see an urgent need to implement, as agreed, the 2010 Governance and Quota Reform before the 2012 IMF/World Bank Annual Meeting, as well as the comprehensive review of the quota formula to better reflect economic weights and enhance the voice and representation of emerging market and developing countries by January 2013, followed by the completion of the next general quota review by January 2014. This dynamic process of reform is necessary to ensure the legitimacy and effectiveness of the Fund. We stress that the ongoing effort to increase the lending capacity of the IMF will only be successful if there is confidence that the entire membership of the institution is truly committed to implement the 2010 Reform faithfully. We will work with the international community to ensure that sufficient resources can be mobilized to the IMF in a timely manner as the Fund continues its transition to improve governance and legitimacy. We reiterate our support for measures to protect the voice and representation of the IMF’s poorest members. 10. We call upon the IMF to make its surveillance framework more integrated and even-handed, noting that IMF proposals for a new integrated decision on surveillance would be considered before the IMF Spring Meeting. 11. In the current global economic environment, we recognise that there is a pressing need for enhancing the flow of development finance to emerging and developing countries. We therefore call upon the World Bank to give greater priority to mobilising resources and meeting the needs of development finance while reducing lending costs and adopting innovative lending tools. 12. We welcome the candidatures from developing world for the position of the President of the World Bank. We reiterate that the Heads of IMF and World Bank be selected through an open and merit-based process. Furthermore, 94


Delhi declaration Делийская декларация

13.  Мы рассмотрели возможность создания нового Банка развития в целях мобилизации ресурсов для проектов в области инфраструктуры и устойчивого развития в странах БРИКС, а также в других странах с  формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах. Такой Банк дополнил бы уже прилагаемые усилия международных и региональных финансовых институтов, нацеленные на глобальный рост и развитие. Мы поручаем нашим министрам финансов изучить реализуемость и жизнеспособность подобной инициативы, создать совместную рабочую группу для ее дальнейшей проработки и представить нам доклад к следующему саммиту. 14.  Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка приветствуют председательство России в «Группе двадцати» в 2013 году и окажут ей содействие для достижения успешного результата. 15.  Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка поздравляют Российскую Федерацию со вступлением в ВТО. Это позволит сделать ВТО более представительной организацией и упрочить основанную на правилах многостороннюю торговую систему. Мы настроены на совместную работу, направленную на сохранение этой системы, и призываем другие государства противодействовать всем формам торгового протекционизма и скрытым ограничениям в торговле. (...) 18.  Основываясь на существующей между нами синергии, мы будем совместно работать в целях наращивания торговых и инвестиционных потоков между нашими странами для достижения целей в сфере промышленного развития и занятости. Мы приветствуем результаты второй встречи министров торговли государств – участников БРИКС, состоявшейся в Нью-Дели 28 марта 2012  года. Мы поддерживаем проведение регулярных консультаций между нашими министрами торговли и рассмотрим возможность принятия соответствующих мер, способных содействовать дальнейшему укреплению торгово-экономических связей между нашими странами. Мы приветствуем подписание Генерального соглашения о создании кредитных линий в местной валюте в рамках механизма межбанковского сотрудничества БРИКС, а также Многостороннего соглашения о подтверждении аккредитивов между нашими экспортно-импортными банками / банками развития. Считаем, что в ближайшие годы эти соглашения дадут возможность расширить торговлю между странами БРИКС. 19.  Мы признаем исключительную важность поддержания стабильности, мира и безопасности на Ближнем Востоке и в Северной Африке для всех нас и для международного сообщества в целом, а главное – для самих ближневосточных и североафриканских стран и их граждан, на жизнь которых влияют потрясения, происходящие в регионе. Мы стремимся к тому, чтобы эти страны вновь обрели мир и стабильность, достигли процветания и стали уважаемыми членами мирового сообщества.

the new World Bank leadership must commit to transform the Bank into a multilateral institution that truly reflects the vision of all its members, including the governance structure that reflects current economic and political reality. Moreover, the nature of the Bank must shift from an institution that essentially mediates North-South cooperation to an institution that promotes equal partnership with all countries as a way to deal with development issues and to overcome an outdated donor-recipient dichotomy. 13. We have considered the possibility of setting up a new Development Bank for mobilizing resources for infrastructure and sustainable development projects in BRICS and other emerging economies and developing countries, to supplement the existing efforts of multilateral and regional financial institutions for global growth and development. We direct our Finance Ministers to examine the feasibility and viability of such an initiative, set up a joint working group for further study, and report back to us by the next Summit. 14. Brazil, India, China and South Africa look forward to the Russian Presidency of G20 in 2013 and extend their cooperation. 15. Brazil, India, China and South Africa congratulate the Russian Federation on its accession to the WTO. This makes the WTO more representative and strengthens the rule-based multilateral trading system. We commit to working together to safeguard this system and urge other countries to resist all forms of trade protectionism and disguised restrictions on trade. (...) 18. We agree to build upon our synergies and to work together to intensify trade and investment flows among our countries to advance our respective industrial development and employment objectives. We welcome the outcomes of the second Meeting of BRICS Trade MinisPremier Issue

95


DOCUMENT

20. Мы согласны в том, что период глубоких преобразований в государствах Ближнего Востока и Северной Африки не должен использоваться как предлог для затягивания урегулирования продолжительных конфликтов. Напротив, этот период должен дать импульс к  их разрешению, в особенности к урегулированию арабо-израильского конфликта. Разрешение этой и других региональных проблем долгосрочного характера могло бы улучшить общую обстановку на Ближнем Востоке и в  Северной Африке. Так, мы подтверждаем свою приверженность достижению всеобъемлющего, справедливого и прочного урегулирования арабо-израильского конфликта на общепризнанной международно-правовой основе, включающей соответствующие резолюции ООН, Мадридские принципы и Арабскую мирную инициативу. Мы призываем квартет интенсифицировать свои усилия, а также выступаем в пользу большей вовлеченности Совета Безопасности ООН в поиски решения израильско-палестинского конфликта. Мы также подчеркиваем важность прямых переговоров между сторонами в целях достижения окончательного урегулирования. Мы призываем палестинцев и израильтян принять конструктивные меры, восстановить взаимное доверие и создать необходимые условия для возобновления переговоров, избегая односторонних шагов, в особенности поселенческой активности на оккупированных палестинских территориях. 21. Мы выражаем глубокую озабоченность нынешней ситуацией в Сирии и призываем немедленно положить конец любым проявлениям насилия и нарушениям прав человека в этой стране. Общемировым интересам наилучшим образом соответствовал бы подход к кризису на основе мирных средств, стимулирующих широкий национальный диалог по различным линиям, что отвечало бы законным чаяниям всех слоев сирийского общества на основе уважения независимости, территориальной целостности и суверенитета Сирии. Наша цель – способствовать руководимому самими сирийцами инклюзивному политическому процессу, и мы приветствуем совместные усилия, предпринимаемые для этого Организацией Объединенных Наций и Лигой арабских государств. Мы призываем сирийское правительство и все слои сирийского общества продемонстрировать политическую волю к тому, чтобы положить начало такому процессу, без которого невозможно создание новой обстановки для установления мира. Мы приветствуем назначение г-на К. Аннана в качестве совместного специального посланника по сирийскому кризису и уже достигнутый к настоящему времени прогресс и поддерживаем его в продолжении конструктивной работы в целях политического урегулирования кризиса. 22.  Нельзя допустить, чтобы ситуация вокруг Ирана переросла в конфликт, катастрофические последствия которого не будут отвечать ничьим интересам. Ирану принадлежит ключевая роль в мирном развитии и процветании региона, который весьма важен политически и экономически. Мы ожидаем, что Иран внесет в это свой

ters held in New Delhi on 28 March 2012. We support the regular consultations amongst our Trade Ministers and consider taking suitable measures to facilitate further consolidation of our trade and economic ties. We welcome the conclusion of the Master Agreement on Extending Credit Facility in Local Currency under BRICS Interbank Cooperation Mechanism and the Multilateral Letter of Credit Confirmation Facility Agreement between our EXIM/Development Banks. We believe that these Agreements will serve as useful enabling instruments for enhancing intraBRICS trade in coming years. 19. We recognize the vital importance that stability, peace and security of the Middle East and North Africa holds for all of us, for the international community, and above all for the countries and their citizens themselves whose lives have been affected by the turbulence that has erupted in the region. We wish to see these countries living in peace and regain stability and prosperity as respected members of the global community. 20. We agree that the period of transformation taking place in the Middle East and North Africa should not be used as a pretext to delay resolution of lasting conflicts but rather it should serve as an incentive to settle them, in particular the Arab-Israeli conflict. Resolution of this and other long-standing regional issues would generally improve the situation in the Middle East and North Africa. Thus we confirm our commitment to achieving comprehensive, just and lasting settlement of the Arab-Israeli conflict on the basis of the universally recognized international legal framework including the relevant UN reso96


Delhi declaration Делийская декларация

вклад в качестве ответственного члена международного сообщества. У нас вызывает озабоченность ситуация, складывающаяся вокруг иранской ядерной программы. Мы признаем право Ирана на мирное использование ядерной энергии в соответствии с его международными обязательствами и выступаем за решение связанных с этим вопросов политическими и дипломатическими средствами, а также путем диалога между заинтересованными сторонами, в том числе между МАГАТЭ и Ираном, а также согласно положениям соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН. 23.  Афганистану нужны время, помощь развитию и сотрудничество, преференциальный доступ на мировые рынки, иностранные инвестиции, а также четкая и целенаправленная стратегия достижения прочного мира и стабильности. Мы поддерживаем обязательства международного сообщества в отношении Афганистана, принятые на Международной конференции в Бонне в декабре 2011 года, и будем следовать им в течение переходного десятилетия – в 2015–2024 годах. Мы подтверждаем нашу приверженность становлению Афганистана как мирного, стабильного и демократического государства, свободного от терроризма и экстремизма, и подчеркиваем необходимость более эффективного регионального и международного сотрудничества в  интересах стабилизации Афганистана, в том числе путем борьбы с терроризмом. 24.  Мы поддерживаем усилия, направленные на борьбу с незаконным оборотом опиатов из Афганистана в рамках Парижского пакта. 25. Мы вновь заявляем, что актам терроризма в любых формах и проявлениях не может быть оправдания. Мы подтверждаем нашу решимость укреплять сотрудничество в вопросах противодействия этому злу и считаем, что Организации Объединенных Наций принадлежит центральная роль в координации международных действий по борьбе с терроризмом в рамках Устава ООН и в соответствии с принципами и нормами международного права. Мы подчеркиваем необходимость скорейшего завершения в рамках Генеральной Ассамблеи ООН работы над проектом всеобъемлющей конвенции по борьбе с международным терроризмом и ее принятия всеми государствами-членами с тем, чтобы создать всеобъемлющие правовые рамки для противодействия этому общемировому бедствию. 26.  Мы выражаем твердую приверженность многосторонней дипломатии, в рамках которой центральная роль в противодействии глобальным вызовам и угрозам принадлежит Организации Объединенных Наций. В этом контексте мы подтверждаем потребность во всеобъемлющей реформе ООН, включая Совет Безопасности, имея в виду сделать эту организацию более эффективной, действенной и представительной с тем, чтобы она могла успешнее справляться с глобальными вызовами современности. Китай и Россия подтверждают важность, которую они придают статусу Бразилии, Индии и Южной Африки в международных делах, и  поддерживают их стремление играть более значимую роль в ООН.

lutions, the Madrid principles and the Arab Peace Initiative. We encourage the Quartet to intensify its efforts and call for greater involvement of the UN Security Council in search for a resolution of the Israeli-Palestinian conflict. We also underscore the importance of direct negotiations between the parties to reach final settlement. We call upon Palestinians and Israelis to take constructive measures, rebuild mutual trust and create the right conditions for restarting negotiations, while avoiding unilateral steps, in particular settlement activity in the Occupied Palestinian Territories. 21. We express our deep concern at the current situation in Syria and call for an immediate end to all violence and violations of human rights in that country. Global interests would best be served by dealing with the crisis through peaceful means that encourage broad national dialogues that reflect the legitimate aspirations of all sections of Syrian society and respect Syrian independence, territorial integrity and sovereignty. Our objective is to facilitate a Syrian-led inclusive political process, and we welcome the joint efforts of the United Nations and the Arab League to this end. We encourage the Syrian government and all sections of Syrian society to demonstrate the political will to initiate such a process, which alone can create a new environment for peace. We welcome the appointment of Mr. Kofi Annan as the Joint Special Envoy on the Syrian crisis and the progress made so far, and support him in continuing to play a constructive role in bringing about the political resolution of the crisis. 22. The situation concerning Iran cannot be allowed Premier Issue

97


DOCUMENT

to escalate into conflict, the disastrous consequences of 27. Мы отмечаем тесную координацию работы в Соwhich will be in no one’s interest. Iran has a crucial role to вете Безопасности в 2011 году и подчеркиваем нашу play for the peaceful development and prosperity of a reприверженность взаимодействию в ООН для продолgion of high political and economic relevance, and we look жения сотрудничества и укрепления многосторонних to it to play its part as a responsible member of the global подходов к вопросам, касающимся глобального мира community. We are concerned about the situation that is и безопасности, в последующие годы. emerging around Iran’s nuclear issue. We recognize Iran’s (...) right to peaceful uses of nuclear energy consistent with its 30. Мы исполнены решимости играть свою роль в глоinternational obligations, and support resolution of the isбальной борьбе с изменением климата и внесем вклад sues involved through political and diplomatic means and в  общемировые усилия по противодействию изменеdialogue between the parties concerned, including beнию климата посредством устойчивого и инклюзивноtween the IAEA and Iran and in accordance with the proviго роста, а не через введение ограничений на развитие. sions of the relevant UN Security Council Resolutions. Мы подчеркиваем, что развитые страны – участницы 23. Afghanistan needs time, development assistance Конвенции увеличат финансовую и техническую поand cooperation, preferential access to world markets, forмощь и содействие в наращивании потенциала для eign investment and a clear end-state strategy to attain разработки и реализации отвечающих национальной lasting peace and stability. We support the global commuспецифике мер по сокращению эмиссии парниковых nity’s commitment to Afghanistan, enunciated at the Bonn газов в развивающихся странах. International Conference in December 2011, to remain (...) engaged over the transformation decade from 2015-2024. 32.  Мы считаем, что устойчивое развитие должWe affirm our commitment to support Afghanistan’s emerно быть главной парадигмой в вопросах окружающей gence as a peaceful, stable среды, а также примениand democratic state, free BRICS is a platform for dialogue and тельно к экономическим и of terrorism and extremism, cooperation amongst countries that социальным стратегиям. and underscore the need for represent 43% of the world’s population Мы отмечаем актуальность more effective regional and и приоритетность основinternational cooperation for БРИКС – это платформа для диалога ных тем конференции, в the stabilisation of Afghani- и сотрудничества между странами, в которых частности «зеленой эконоstan, including by combating проживает 43% населения земного шара мики», в  контексте устойterrorism. чивого развития и искоре24. We extend support to the efforts aimed at combating нения бедности, а также создания институциональных illicit traffic in opiates originating in Afghanistan within рамок устойчивого развития. the framework of the Paris Pact. 33.  Китай, Россия, Индия и Южная Африка готовы 25. We reiterate that there can be no justification, whatсотрудничать с Бразилией в качестве страны, принимаsoever, for any act of terrorism in any form or manifestaющей у себя эту важную Конференцию в июне, для обеtion. We reaffirm our determination to strengthen cooperспечения ее успеха и выхода на практически значимые ation in countering this menace and believe that the United результаты. Бразилия, Россия, Китай и Южная Африка Nations has a central role in coordinating international также готовы сотрудничать с Индией, которая приниaction against terrorism, within the framework of the UN мает 11-ю сессию Конференции Сторон Конвенции по Charter and in accordance with principles and norms of inбиоразнообразию в октябре 2012 года, и рассчитывают ternational law. We emphasize the need for an early finalна ее позитивные результаты. Мы продолжим рабоization of the draft of the Comprehensive Convention on ту по реализации Конвенции и ее протоколов, уделяя International Terrorism in the UN General Assembly and особое внимание Нагойскому протоколу о доступе к геits adoption by all Member States to provide a comprehenнетическим ресурсам и справедливом и равноправном sive legal framework to address this global scourge. разделе прибыли, получаемой от их использования, ре26. We express our strong commitment to multilateral ализации Стратегического плана по биоразнообразию diplomacy with the United Nations playing a central role на 2011–2020 годы, а также Стратегии мобилизации реin dealing with global challenges and threats. In this reсурсов. gard, we reaffirm the need for a comprehensive reform of 34.  Мы подтверждаем, что концепция «зеленой the UN, including its Security Council, with a view to makэкономики», определение которой еще предстоing it more effective, efficient and representative so that it ит выработать на Конференции «Рио + 20», должна can deal with today’s global challenges more successfully. трактоваться в более широких рамках устойчивого China and Russia reiterate the importance they attach to развития и искоренения бедности. Она также предthe status of Brazil, India and South Africa in international ставляет собой одно из средств реализации этих affairs and support their aspiration to play a greater role основополагающих и важнейших приоритетов, а ее in the UN. осуществление не является самоцелью. Националь27. We recall our close coordination in the Security ным властям необходимо предоставить возможCouncil during the year 2011, and underscore our commitность проявлять гибкость, а также пространство для ment to work together in the UN to continue our cooperaманевра в политике с тем, чтобы они могли самосто98


DOCUMENT

tion and strengthen multilateral approaches on issues pertaining to global peace and security in the years to come. (...) 30. We are fully committed to playing our part in the global fight against climate change and will contribute to the global effort in dealing with climate change issues through sustainable and inclusive growth and not by capping development. We emphasize that developed country Parties to the UNFCCC shall provide enhanced financial, technology and capacity building support for the preparation and implementation of nationally appropriate mitigation actions of developing countries. (...) 32. We consider that sustainable development should be the main paradigm in environmental issues, as well as for economic and social strategies. We acknowledge the relevance and focus of the main themes for the Conference namely, Green Economy in the context of Sustainable Development and Poverty Eradication (GESDPE) as well as Institutional Framework for Sustainable Development (IFSD). 33. China, Russia, India and South Africa look forward to working with Brazil as the host of this important Conference in June, for a successful and practical outcome. Brazil, Russia, China and South Africa also pledge their support to working with India as it hosts the 11th meeting of the Conference of Parties to the Convention on Biological Diversity in October 2012 and look forward to a positive outcome. We will continue our efforts for the implementation of the Convention and its Protocols, with special attention to the Nagoya Protocol on Access to Genetic Resources and the Fair and Equitable Sharing of Benefits Arising from their Utilization, Biodiversity Strategic Plan 2011-2020 and the Resource Mobilization Strategy. 34. We affirm that the concept of a ‘green economy’, still to be defined at Rio+20, must be understood in the larger framework of sustainable development and poverty eradication and is a means to achieve these fundamental and overriding priorities, not an end in itself. National authorities must be given the flexibility and policy space to make their own choices out of a broad menu of options and define their paths towards sustainable development based on the country’s stage of development, national strategies, circumstances and priorities. We resist the introduction of trade and investment barriers in any form on the grounds of developing green economy. 35. The Millennium Development Goals remain a fundamental milestone in the development agenda. To enable developing countries to obtain maximal results in attaining their Millennium Development Goals by the agreed time-line of 2015, we must ensure that growth in these countries is not affected. Any slowdown would have serious consequences for the world economy. Attainment of the MDGs is fundamental to ensuring inclusive, equitable and sustainable global growth and would require continued focus on these goals even beyond 2015, entailing enhanced financing support.

ятельно выбирать из широкого спектра альтернатив и определять пути, ведущие к устойчивому развитию, базируясь на уже достигнутой стадии развития конкретной страны, национальных стратегиях, особенностях и приоритетах. Мы не приемлем введения барьеров любого рода на пути торговли и инвестиций под предлогом создания «зеленой экономики». 35.  Цели развития тысячелетия остаются крупнейшей вехой повестки дня развития. Для достижения развивающимися странами максимальных результатов в реализации своих целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, к согласованному сроку – 2015 году мы должны исключить негативное воздействие на рост в этих странах. Любое замедление имело бы серьезные последствия для мировой экономики. Достижение ЦРТ является основополагающим условием обеспечения инклюзивного, справедливого и устойчивого глобального роста и будет требовать нашего неослабного внимания и после 2015 года, что сопряжено с увеличением финансовой поддержки. 36.  Мы придаем важнейшее значение экономическому росту, который содействует развитию и стабильности в Африке, поскольку многие из стран континента не полностью реализовали свой экономический потенциал. Мы будем продвигать сотрудничество с целью поддержки их усилий по ускорению диверсификации и модернизации их экономик. Это будет достигаться путем развития инфраструктуры, обмена знаниями и  поддержки расширенного доступа к технологиям, наращиванием потенциала и инвестированием в человеческий капитал, в том числе в рамках «Нового парт­нерства в интересах развития Африки» (НЕПАД). 37.  Мы заявляем о приверженности решению задачи облегчения гуманитарного кризиса, от которого все еще страдают миллионы людей на Африканском Роге, и поддерживаем международные усилия в этом направлении. 38.  Чрезмерная волатильность цен на сырьевые товары, в особенности на продовольствие и энергию, создает дополнительные риски для восстановления мировой экономики. Совершенствование механизма регулирования рынка сырьевых деривативов является ключевым фактором, позволяющим избежать дестабилизации системы поставок продовольствия и энергии. Мы считаем, что увеличение мощностей по производству энергии и укрепление диалога между производителем и потребителем являются важными инициативами, которые могли бы содействовать стабилизации цен. 39.  В энергобалансе на обозримую перспективу ведущую роль по-прежнему будет играть энергия, получаемая из ископаемых видов топлива. Мы будем расширять использование чистых и возобновляемых источников энергии, а также энергосберегающих и  альтернативных технологий для удовлетворения возрастающих потребностей наших экономик и на100


Delhi declaration Делийская декларация

36. We attach the highest importance to economic родов и решения проблем, связанных с климатом. growth that supports development and stability in AfriВ этом контексте мы подчеркиваем, что междунаca, as many of these countries have not yet realised their родное сотрудничество в области развития безfull economic potential. We will take our cooperation forопасной ядерной энергетики в мирных целях должward to support their efforts to accelerate the diversificaно осуществляться в  условиях строгого соблюдения tion and modernisation of their economies. This will be соответствующих стандартов эксплуатационной through infrastructure development, knowledge exchange безопасности и требований, касающихся проектиand support for increased access to technology, enhanced рования, строительства и  эксплуатации атомных capacity building, and investment in human capital, inэлектростанций. Мы особо отмечаем ключевую роль cluding within the framework of the New Partnership for МАГАТЭ в совместных усилиях международного соAfrica’s Development (NEPAD). общества по ужесточению стандартов ядерной без37. We express our commitment to the alleviation of the опасности в целях повышения доверия населения к humanitarian crisis that still affects millions of people in ядерной энергии как к  чистому, доступному, безоthe Horn of Africa and support international efforts to this пасному и надежному источнику энергии, жизненно end. необходимому для удовлетворения глобальных энер38. Excessive volatility in commodity prices, particuгетических потребностей. larly those for food and energy, poses additional risks for 40. Мы отмечаем предпринятые к настоящему времеthe recovery of the world economy. Improved regulation ни значительные усилия в целях укрепления сотрудниof the derivatives market for commodities is essential to чества в рамках БРИКС по ряду направлений. Мы убежavoid destabilizing impacts on food and energy supplies. дены в том, что наши страны располагают богатой базой We believe that increased energy production capacities знаний, ноу-хау, значительным потенциалом и  переand strengthened producдовым опытом, которыми er-consumer dialogue are We resist the introduction of trade and мы можем обмениваться и important initiatives that investment barriers in any form on the которые мы можем испольwould help in arresting such grounds of developing green economy зовать для плодотворного price volatility. сотрудничества на благо 39. Energy based on fossil Мы не приемлем введения барьеров любого наших народов. С учетом fuels will continue to domiрода на пути торговли и инвестиций под этого мы одобряем План nate the energy mix for the предлогом создания «зеленой экономики» действий на следующий foreseeable future. We will год. expand sourcing of clean and renewable energy, and use of (...) energy efficient and alternative technologies, to meet the 42.  Перед большинством стран БРИКС стоит ряд increasing demand of our economies and our people, and проблем схожего характера в области здравоохранеrespond to climate concerns as well. In this context, we ния, в том числе проблемы, связанные с обеспечением emphasise that international cooperation in the developвсеобщего доступа к медицинским услугам, технолоment of safe nuclear energy for peaceful purposes should гиям и медикаментам, с увеличением затрат и ростом proceed under conditions of strict observance of relevant показателей распространения инфекционных и неинsafety standards and requirements concerning design, фекционных заболеваний. Мы поручаем участникам construction and operation of nuclear power plants. We встреч министров здравоохранения стран БРИКС, перstress IAEA’s essential role in the joint efforts of the inвая из которых прошла в июле 2011 года в Пекине, приternational community towards enhancing nuclear safeнять меры для их институционализации с тем, чтобы ty standards with a view to increasing public confidence добиваться решения этих общих проблем на наиболее in nuclear energy as a clean, affordable, safe and secure эффективной с точки зрения затрат, справедливой source of energy, vital to meeting global energy demands. и устойчивой основе. 40. We have taken note of the substantive efforts made 43. Мы отмечаем встречу старших должностных лиц in taking intra-BRICS cooperation forward in a number of по научно-техническому сотрудничеству, состоявшуюsectors so far. We are convinced that there is a storehouse ся в сентябре 2011 года в г. Далянь (Китай), и в особенof knowledge, know-how, capacities and best practices ности растущий потенциал научно-исследовательских available in our countries that we can share and on which и опытно-конструкторских работ, а также инноваций в we can build meaningful cooperation for the benefit of our наших странах. Мы поддерживаем процесс сотрудничеpeoples. We have endorsed an Action Plan for the coming ства как по приоритетным направлениям (продовольyear with this objective. ствие, фармацевтика, здравоохранение, энергетика), (...) так и в сфере фундаментальных исследований в новых 42. Most of BRICS countries face a number of similar междисциплинарных областях (нанотехнологии, биоpublic health challenges, including universal access to технологии, перспективные материалы и т.д.). Мы подhealth services, access to health technologies, including держиваем обмен знаниями между нашими научно-исmedicines, increasing costs and the growing burden of следовательскими институтами путем осуществления both communicable and non-communicable diseases. We совместных проектов, проведения семинаров и органиdirect that the BRICS Health Ministers meetings, of which зации программ обмена для молодых ученых. Premier Issue

101


DOCUMENT

the first was held in Beijing in July 2011, should henceforth 44.  Проблемы стремительной урбанизации, с коbe institutionalized in order to address these common торыми сталкиваются все развивающиеся общества, challenges in the most cost-effective, equitable and susвключая наши, носят многоаспектный характер tainable manner. и  затрагивают целый ряд взаимосвязанных вопро43. We have taken note of the meeting of S&T Senior сов. Мы поручаем соответствующим органам наших Officials in Dalian, China in September 2011, and, in parстран координировать усилия и изучать передоticular, the growing capacities for research and developвой опыт и имеющиеся технологии, которые могут ment and innovation in our countries. We encourage this принести реальную пользу нашим обществам. Мы с process both in priority areas of food, pharma, health and удовлетворением отмечаем первую встречу дружеenergy as well as basic research in the emerging interственных городов стран БРИКС, состоявшуюся в деdisciplinary fields of nanotechnology, biotechnology, adкабре 2011 года в  г.  Санья, и будем продвигать этот vanced materials science, etc. We encourage flow of knowlпроцесс путем проведения форума по урбанизации edge amongst our research institutions through joint и городской инфраструктуре параллельно со вторым projects, workshops and exchanges of young scientists. форумом по сотрудничеству породненных городов 44. The challenges of rapid urbanization, faced by all deи  муниципальных образований государств – участveloping societies including our own, are multi-dimensional ников БРИКС. in nature covering a diversity of inter-linked issues. We di45.  Учитывая наши растущие потребности в возобrect our respective authorities to coordinate efforts and learn новляемых источниках энергии, а также в энергоэфfrom best practices and technologies available that can make a фективных и экологически чистых технологиях и наши meaningful difference to our societies. We note with appreciaпреимущества в этих областях, которые дополняют друг tion the first meeting of BRICS Friendship Cities held in Sanya друга, мы договорились об обмене знаниями, ноу-хау, in December 2011 and will take технологиями и передовым this process forward with an Attainment of the MDGs is fundamental to опытом в этих сферах. Urbanization and Urban In- ensuring inclusive, equitable and sustainable 46.  Мы рады обнародоfrastructure Forum along with global growth вать первое в своем роде the Second BRICS Friendship Экономическое исследоCities and Local Governments Достижение ЦРТ — основополагающее вание стран БРИКС, подCooperation Forum. условие обеспечения справедливого готовленное при коорди45. Given our growing и устойчивого глобального роста нирующей роли Индии needs for renewable enerс  уделением особого вниgy resources as well as on energy efficient and environмания синергетическому взаимодействию и взаимоmentally friendly technologies, and our complementary дополняемости наших экономик. Мы приветствуем strengths in these areas, we agree to exchange knowledge, результаты сотрудничества между национальными know-how, technology and best practices in these areas. статистическими институтами государств – участ46. It gives us pleasure to release the first ever BRICS ников БРИКС, а также отмечаем, что обновленное изReport, coordinated by India, with its special focus on the дание статистического сборника стран БРИКС, опуб­ synergies and complementarities in our economies. We ликованное сегодня, является полезным справочным welcome the outcomes of the cooperation among the Naматериалом по странам БРИКС. tional Statistical Institutions of BRICS and take note that 47.  Мы выражаем удовлетворение фактом созыва the updated edition of the BRICS Statistical Publication, III Делового форума БРИКС и II Финансового форума released today, serves as a useful reference on BRICS counи отмечаем их роль в стимулировании торговых отноtries. шений между нашими странами. В этом контексте мы 47. We express our satisfaction at the convening of приветствуем учреждение Биржевого альянса БРИКС – the III BRICS Business Forum and the II Financial Forum совместной инициативы сотрудничающих фондовых and acknowledge their role in stimulating trade relations бирж стран БРИКС. among our countries. In this context, we welcome the set48.  Мы поддерживаем расширение каналов связи, ting up of BRICS Exchange Alliance, a joint initiative by программ обменов и контактов между людьми в рамrelated BRICS securities exchanges. ках БРИКС, в том числе в области молодежных обме48. We encourage expanding the channels of communiнов, образования, культуры, туризма и спорта. cation, exchanges and people-to-people contact amongst 49.  Бразилия, Россия, Китай и Южная Африка выthe BRICS, including in the areas of youth, education, culражают свою глубокую признательность и искреннюю ture, tourism and sports. благодарность Правительству и народу Индии за про49. Brazil, Russia, China and South Africa extend their ведение встречи руководителей государств – участниwarm appreciation and sincere gratitude to the Governков БРИКС в Нью-Дели. ment and the people of India for hosting the Fourth BRICS 50.  Бразилия, Россия, Индия и Китай благодарят Summit in New Delhi. Южную Африку за предложение принять у себя в 2013 50. Brazil, Russia, India and China thank South Africa году пятую встречу руководителей государств – участfor its offer to host the Fifth BRICS Summit in 2013 and ников БРИКС и выражают намерение оказать ей всеpledge their full support. мерную поддержку. 102


Enthusiasm

is everything. It must be taut and

vibrating like a guitar string â&#x20AC;&#x201D; Pele


Essential artists of post-war era from Brazil, Russia, India, China and South Africa

Art Gallery


Fu Baoshi, “Washing a Horse”, 1943, China Фу Баоши, «Мытье лошади», 1943, Китай


Marlene Dumas, “The Teacher (Sub B)”, 1987, South Africa Марлен Дюма, «Учитель», 1987, Южная Африка


Beatriz Milhazes, “Succulent Eggplants”, 1996, Brazil Беатриз Мильязеш, «Сочные баклажаны», 1996, Бразилия


Raqib Shaw, “Garden of Earthly Delights X”, 1974, India Ракиб Шо, «Сад земных наслаждений Х», 1974, Индия


Erik Bulatov, “New York”, 1989, Russia Эрик Булатов, «Нью-Йорк», 1989, Россия

© РИА Новости


SUMMARY

概览  金砖国家商业杂志(BRICS Business Magazine) 是一本旨在介绍发展中国家、特别是巴西、俄罗斯、印度、中国和南 非五国市场的实业界出版物。随着时间的推移,这些新兴经济体之间相互吸引的趋势越来越明显。虽然金砖国家在全球化进 程中发挥的作用愈发重要,然而至今还没有形成一个推介自己的媒体信息平台。金砖国家商业杂志(BRICS Business Magazine)正是在这种背景下产生的。这本杂志主要采访投资领域人士和专家、社会活动家和实业界巨头。正是这些人士的作为 (和不作为)改变着周围的现实环境。正是他们能够在现实基础上得出最有价值的判断。 在杂志首期中主要包含三方面内容:

新世界的砖瓦

金砖国家商业杂志(BRICS Business Magazine)编辑委员会主席鲁边·瓦尔达尼扬 认为,也许“多样性”这个单词是最能准确描述以多极性和多元文化主义为特征的21世纪了。瓦尔达尼扬从1992年开始担任《 三驾马车 对话》公司总裁,目前同他人共同领导储蓄银行团体投资联盟。他为我们勾勒出未来30年世界经济和地缘政治变化 的轮廓。即巴西、俄罗斯、印度、中国和南非将出现在这一版图的最显著位置。   这第一期杂志的重要专访中,瓦尔达尼扬讲述了他对金砖国家概念的理解并分析了这五个国家所面临的挑战:“任何联合体 在最开始的阶段一定存在某些不自然的东西,因为总有些指标比较相近,而另有些指标则完全不同。俄罗斯、巴西、印度、 中国和南非的政治体制就明显有差异。共产主义制度的中国和民主的、远离意识形态限制的自由的巴西之间有着很大的差 异。如果说,是哪些关键性因素使得这几个国家联合起来,那应该归结为经济的高速发展、经济规模的巨大以及众多的人 口。金砖国家的这些参数总量使得其能够对未来20-30年内的世界经济产生影响。”

 购买幸福

一个人或者一个民族在积累资本过程中能否越来越幸福? 幸福到底取决于什么,可以买到部分的幸福吗? 美联储主席本·伯南克在宣布第三轮量化宽松政策不久前建议不要一味的关注宏观经济指数,而应该更多的关注幸福水平和对 生活的满意度。经济学家和心理学家赞同,国内生产总值的增长只能使最贫困的人群感到更幸福。因此衡量一个国家成功的 标准应该更加复杂和更加以人为本。 目前,伯南克没能够成功刺激美国经济使其出现增长,但他的一席话并不意味着把注意力从国内生产总值增长领域引开只 是一个愿望。因为美国人很早就提出了国内生产总值指标的缺陷性论题。前美国总统约翰·肯尼迪的弟弟罗伯特·肯尼迪曾说 过:“国内生产总值能够衡量人们生活的所有领域,除了衡量生存的理由。”

新兴市场的吸引力

当今世界最有影响力的投资人之一、新兴市场专家、邓普顿新兴市场集团(Templeton Emerging Markets Group)首席 执行官马克·墨比乌斯为金砖国家商业杂志(BRICS Business Magazine)专门撰文。在这篇文章中,墨比乌斯给金砖各国作 了评价并与读者分享自己对这些国家的预测: 尽管巴西国内增长放缓以及世界经济的不稳定,巴西仍将是长期投资的首选地。但是这个国家的竞争力面临着自2012年初因 经济问题激化而导致有价证券行情走低的风险。 近二十年来,发展迅速的俄罗斯变成了投资对象国。2012年第一季度俄罗斯是金砖国家内唯一一个实现国内生产总值增长加 快的经济体,同前个季度相比增幅从4.8%上升至 4.9%。而且比较少的运用了经济杠杆是俄罗斯人值得自豪的一点。2011年 俄罗斯外债同国内生产总值之比为8.7%,同时国内贷款占国内生产总值的45.9%. 在印度的投资者要谨防该国缺乏改革措施以及围绕利用国家资源产生的腐败的现象。但是在去年,该国内严正抗议声成为了 改革的动力,并且把腐败问题提到了高官们的首要议事日程中。然而马克·墨比乌斯相信,印度最终能够把这些争议问题解决 好。他期待,2012年印度经济的增长至少实现4-5个百分点。 对于中国经济发展的放缓各方存在很大的担忧。中国经济的指数的确从近年来的两位数降低到了此前预计的2012年的 7%-8%的范围。但是这无论如何也不能看作是中国经济的硬着陆:要知道中国经济的增长速度一如从前的迅猛。 邓普顿新兴市场集团(Templeton Emerging Markets Group)内部预测,在可预见的未来中国当地经济将继续实现年增长率 7%-8%。 不同于非洲大陆的邻居们,南非是个巨大的、有清偿能力的有价证券市场。今天,这个国家的消费领域具有很大的吸引力, 特别是零售银行、保险和电信业。与此同时,南非的零售贸易领域也具有潜力,首当其冲的就是向大陆北方扩展的贸易网。

BRICS Business Magazine thanks chief-correspondent of China Radio International in Moscow Shen Jingjing for the translation

BRICS Business Magazine благодарит за перевод шефкорреспондента Международого радио Китая в Москве Шэн Цзинцзин 110


SUMMARY

SUMÁRIO A “BRICS Business Magazine” é uma revista de negócios que se dedica a temas relevantes da economia dos emergentes e, sobretudo, Brasil, Rússia, Índia, China e África do Sul. As novas economias se atraem mutuamente, tornando-se este processo cada vez mais visível. Apesar de seu peso crescente nos processos globais, os países BRICS não tiveram até agora uma plataforma de mídia própria, uma plataforma que os pudesse representar adequadamente no espaço informativo. A “BRICS Business Magazine” tem por objetivo exatamente preencher esta lacuna. A revista é direcionada à comunidade de investidores, peritos, estadistas, representantes do governo, políticos e grandes empresas. São precisamente as suas ações (ou a falta das mesmas) que fazem toda a diferença transformando o mundo, são precisamente essess leitores que são capazes de fazer sentido àquilo que está acontecendo em torno deles. Os dois temas-chave discutidos nesta edição de estréia são os seguintes: Os BRICS, ou tijolos, para construir um novo mundo Diversidade: talvez esta palavra sirva melhor para descrever o século XXI, com as suas características mais destacáveis sendo a multipolaridade e o multiculturalismo, segundo pensa o Presidente do Conselho Editorial da “BRICS Business Magazine”, principal executivo da Troika Dialog desde 1992 e presentemente co-diretor do Setor de Investimento Corporativo do Sberbank da Rússia Ruben Vardanyan. Ele esboçou as trajetórias das mudanças econômicas e geopolíticas que hão de ocorrer nos próximos 30 anos. Na sua visão do futuro, o executivo coloca precisamente o Brasil, a Rússia, a Índia, a China e a África do Sul no primeiro plano. Na entrevista principal da edição Ruben Vardanyan conta-nos o que ele acha do conceito BRICS e analisa os desafios enfrentados pelos cinco países: “Qualquer grupo, aliança ou associação, numa fase inicial, sempre tem alguma coisa artificial, porque há sempre alguns parâmetros que parecem semelhantes e ao mesmo tempo há alguns que não o parecem. Os sistemas políticos da Rússia, Brasil, Índia, China e África do Sul são muito diferentes um de outro. A diferença é muito grande, digamos, entre o sistema comunista na China e a democracia no Brasil, este ultimo sendo livre de qualquer dominação ideológica. Os elementos-chave que fizeram com que esses cinco países se juntassem são as elevadas taxas de crescimento, o grande tamanho das suas economias e as populações suficientemente numerosas. A combinação destes parâmetros permite aos cinco países ter um peso bastante notável no sistema econômico global durante os próximos 20-30 anos”. Vantagem emergente Mark Mobius, o chairman executivo do Templeton Emerging Markets Group, um dos investidores mais respeitados do mundo e especialista em mercados emergentes, escreveu um artigo exclusivamente para a nossa edição da “BRICS Business Magazine”. O autor dá uma análise e previsões sobre cada país do grupo: O Brasil continua sendo uma destinação atraente para investimento de longo prazo, apesar de certo abrandamento dos ritmos do crescimento interno e o estado bastante frágil em que ainda se encontra a economia mundial. No entanto a sua competitividade, porém, está sujeita ao risco devido à tendência da desvalorização de ações nos mercados de capitais resultante dos crescentes problemas econômicos que têm afetado o país desde o início de 2012. A Rússia evoluiu bastante como um destino de investimento nas duas últimas décadas. No primeiro trimestre de 2012, a  Rússia foi a única nação dos BRICs a experimentar aceleração no crescimento do Produto Interno Bruto em relação ao trimestre anterior (de 4.9% perante 4.8%). Outro motivo de orgulho para a Rússia podem ser níveis invejáveis baixos de alavancagem na sua economia. A relação dívida externa ante ao PIB na Rússia estava em 8.7% em 2011, enquanto o crédito doméstico como porcentagem do PIB estava em 45.9%. A maior preocupação dos investidores na Índia é a falta de reformas e os escândalos de corrupção envolvendo casos do abuso de recursos públicos. No entanto, os protestos violentos do ano passado forçaram o governo indiano a adotar algumas mudanças, enquanto os políticos de alto escalão tiveram que incluir a corrupção como o primeiro ítem nas suas agendas. Mas Mark Mobius está certo que a Índia acabará por superar alguns desses escândalos envolvendo altos escalões para poder avançar adiante. Segundo o megafinancista, a economia indiana está crescendo pelo menos a uma taxa de 4-5 por cento em 2012. Ainda persiste uma grande preocupação com alguns sinais de uma desaceleração econômica na China. Na verdade, a taxa de crescimento do PIB chinês diminuiu dos dois dígitos nos últimos anos para estimados 7% a 8% em 2012, mas esta diminuição não se pode qualificar de forma alguma como uma “aterrissagem difícil”, se fosse um avião: de fato, a taxa de crescimento da China ainda continua sendo muito impressionante. Segundo as estimativas dos peritos do Templeton Emerging Markets Group, a economia chinesa vai continuar crescendo a uma taxa anual de 7% a 8% no futuro mais próximo. O que destaca a África do Sul entre os outros países do continente africano é a existência nela de um mercado de capitais maior e de alta liquidez. É o setor de consumo que hoje parece particularmente atraente e promissor, especialmente bancos de varejo, seguros e telecomunicações. De particular interesse é o comércio a retalho, em primeiro lugar as cadeias e redes de comércio varejista que se estão expandindo para outros países do continente africano. Translation into Portuguese Victor Bereznoi

Premier Issue

Перевод на португальский Виктор Березной

Translation into English Alexandre Ponomarev Laurence Binnington  Anna Ovyan 111

Перевод на английский Александр Пономарев Лоренс Биннингтон Анна Овян


Thirsty for wine Жажда вина

The BRICS countries would hardly pass as your garden-variety wine connoisseurs but they still deserve the attention of wine makers (South Africa, however, already falls into that category). Why do the BRICS countries have a great potential for wine consumption and why do suppliers find them convenient? We can name five reasons: the emerging culture of consumption, a favourable demographic environment, generous new millionaires, a rapidly pro­ gressing middle class and a stable strong economy. Wine offers a wonderful excuse to remind ourselves of the advantages offered by the BRICS.

Million litres Миллионы литров

2

Forecast actual volume gains in still light grape wine by category in the BRICs 2011—2016 Прогноз по росту реальных объемов неигристого легкого виноградного вина в БРИК в 2011–2016 годах (по категориям)

Forecast actual volume gains in still light grape wine by country in the BRICs 2011—2016 Прогноз по росту реальных объемов неигристого легкого виноградного вина в БРИК в 2011–2016 годах (по странам)

2,500 2,000 1,500

Red Красное

China Китай

1,000 White Белое

Russia Россия

500 Rosé Розовое

India Индия

0 South Africa was excluded from the forecast as a wine exporter. India’s share is

ЮАР, являясь страной-экспортером, не учитывается в прогнозе.

insignificant as both Buddhism and Islam do not tolerate alcohol consumption.

Доля Индии незначительна, поскольку буддизм и ислам запрещают употребление алкоголя.

112

Source: Euromonitor Источник: Euromonitor

1

Страны БРИКС едва ли похожи на типичных ценителей fine wines, но все равно заслуживают внимания виноделов (впрочем, ЮАР уже относится к этой категории). Почему БРИКС обладает хорошим винным потенциалом и удобен для поставщиков? Назовем пять причин: зарождающаяся культура потребления, благоприятная демография, щедрые новые миллионеры, прогрессирующий средний класс, стабильно сильная экономика. Вино – отличный повод вспомнить о преимуществах БРИКС.


BRICS Business Magazine Premier Issue  

http://bricsmagazine.com/

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you