Issuu on Google+

"Московские новости", № 45, 14 ноября 2000 г. Игорь Корольков ПРИВАТИЗАЦИЯ ВЛАСТИ Вот что происходит за широкой спиной патриота и отца родного кемеровчан Амана Тулеева Кемеровская область живет на федеральные дотации, которыми Москва исправно пополняет местные бюджеты. При этом денег, как утверждает губернатор Тулеев, на решение проблем области не хватает. Зато вполне хватает на решение личных проблем отдельных кемеровских чиновников. Начнем со списка. Руководитель федерального казначейства в ЛенинскеКузнецком Любовь Майер подозревается в махинациях с налоговыми освобождениями. Мэр города Белова Паршуков осужден за злоупотребление властью. Возбуждено уголовное дело в отношении главы администрации Промышленновского района Алексея Шмидта - нахимичил с деньгами, выделенными для переселения людей из ветхого жилья в новое, благоустроенное. За последние три года органами Кемеровской областной прокуратуры расследовалось 15 уголовных дел, в которых фигурировали чиновники самого разного уровня: от глав районных администраций до вице-губернаторов. Они подозревались во взяточничестве и злоупотреблении должностными полномочиями. Только четыре из них закончились приговором суда. Герои этого материала вполне могут дополнить список кемеровских чиновников, успешно приватизировавших власть. Мэр, управляющий отделением Пенсионного фонда, вице-губернатор. Они занимают разные должности, но используют их одинаково. Чем для нас и интересны. Налоговая амнистия Мэр Междуреченска Щербаков стал героем скандальной хроники около года назад. Бывший генеральный директор ООО "Междуреченскторг" (преемник ОРСа) Владимир Котов обратился в прокуратуру с заявлением: давал взятки мэру Щербакову и его заместителю, председателю комитета по управлению муниципальным имуществом Зырянову в обмен на освобождения от налогов в местный бюджет. Я встретился с Котовым в гостиничном номере. - Как же вы давали взятки? - поинтересовался я. - Регулярно раз в месяц приходил к мэру в кабинет и отдавал конверт с деньгами. По 3 миллиона рублей. Всего передал ему без малого 40 миллионов. Тогда это были немалые деньги. - У вас была "черная" касса? - Нет. В 1996 году Щербаков потребовал, чтобы я ежемесячно выплачивал ему и Зырянову такую же сумму, какую получал сам. Пришлось оформить государственных чиновников на подставных лиц - Михайлова и Прохорова. Это реальные люди, хорошие знакомые мэра и его зама. Но они никогда не расписывались ни в ведомости, ни в расходных кассовых ордерах. Это делали Щербаков и Зырянов. У Щербакова в столе лежала бумага с образцом подписи. Глядя на нее, мэр расписывался в документах. То же самое делал и Зырянов. Забегая вперед, замечу: эксперты Волгоградского юридического института МВД РФ провели почерковедческую экспертизу подписей на нескольких расходных кассовых ордерах и пришли к выводу - подписи выполнены не Михайловым, не Зыряновым, не Котовым, а, вероятно, Щербаковым. Более определенными эксперты были в оценке подписи Прохорова: ее сделал Зырянов. - Почему вы решили раскрыть тайну, которую все это время тщательно скрывали?


- У меня не оставалось иного выхода, - сказал Котов. - Щербаков с компанией решили отнять то, что я с коллективом так долго и упорно создавали. После приватизации ОРС остался практически без магазинов, с гигантскими пустыми складами, приносившими одни убытки. Я организовал там три рынка. Мы начали зарабатывать деньги. В перспективе рынки обещали давать приличный доход. Мои компаньоны, Щербаков и Зырянов, поняли это и решили отнять лакомый кусок. - Нынешнее руководство "Междуреченскторга" предоставило мне справку: при вас торг нес убытки. - При мне общая сумма долгов составила 11 миллионов рублей. Сегодня она достигла 20 миллионов. - Откуда у вас эта цифра? - Из местного банка, где открыт счет "Междуреченскторга". - Мне показали еще один документ: ежемесячную выручку продовольственнопромышленного и мясного рынков. Как только вас сместили, выручка резко возросла. Полагают, вы сдавали не все деньги в кассу. - Чтобы привлечь людей на только что открытые рынки, мы установили мизерные расценки за торговое место. Об этом нас просил и мэр города. Ведь если бы мы расценки увеличили, это сразу сказалось бы на стоимости продуктов. Новое руководство расценки резко увеличило - отсюда и увеличение выручки. Но в то же время подскочили и цены на продукты. - На какую сумму Щербаков и Зырянов освободили ваше предприятие от налогов? - Только в 1996-1997 годах - более чем на миллион деноминированных рублей. Один из учредителей "Междуреченскторга" - фирма "Багомес". И вот любопытная деталь. Волгоградские эксперты установили, что в протоколе собрания учредителей АО "Багомес" подпись выполнена не одним из учредителей, Башкатовым, а мэром Щербаковым. Башкатов же - тесть мэра. Подпись в учредительном документе, возможно, говорит о том, кто истинный владелец 20 процентов акций АО. Еще одно, связанное с семейством мэра, предприятие - ООО "Умит". Часть акций этого общества принадлежит все тому же тестю мэра. В учредительных документах "Умита" напротив фамилии учредителя Башкатова правоохранительные органы обнаружили подпись, поразительно похожую на подпись супруги мэра Щербакова. Как установила финансовая ревизия, "Умит" незаконно получало из рук главы администрации освобождения от уплаты налогов в местный бюджет. Междуреченск - город небольшой. Здесь все про всех знают. Например, таксист, подвозивший меня к магазину "Юбилейный", назвал его Щербаковским. Видимо, потому, что "Юбилейный" - один из крупнейших магазинов города, входящих в ООО "Умит". Скромная зарплата государственного служащего и жизнь на широкую ногу разве это скроешь? В городе прекрасно осведомлены о том, как мэр расширил квартиру и сколько казенных денег истратил на ее ремонт, как в результате ловкой операции преподнес еще одну квартиру дочери, как год назад, когда нечем было платить зарплату учителям и врачам, на бюджетные деньги для служебного пользования купил дорогостоящий джип. Щербаков не самый богатый человек в Междуреченске. Тем не менее, насколько мне удалось выяснить, на его рублевых и валютных счетах в банках города еще до недавнего времени хранились немалые деньги оборот составил миллион деноминированных рублей. Интересовалась ли налоговая полиция, из каких источников мэр накопил сумму, которая для большинства жителей Междуреченска - за пределами их воображения? А вот как, используя свои властные полномочия, мэр ловко вывернулся из финансового кризиса, разразившегося в августе 1998 года. В Междуреченском филиале Кузбасспромбанка Щербаков хранил 10 тысяч долларов. После объявленного дефолта банк оказался не в состоянии расплатиться с вкладчиками. Что делает мэр? Заключает договор уступки с ЗАО "Углеметкооперация". Теперь банк обязан вернуть 10 тысяч долларов не Щербакову, а ЗАО. С "Углеметкооперацией" он рассчитывается векселями, а "Углеметкооперация" с Щербаковым - "живыми" деньгами.


Я попытался встретиться с мэром Междуреченска, но тот от встречи уклонился: уголовное дело-де в отношении него в связи с заявлением Котова прекращено, а потому и говорить не о чем. Действительно, давний приятель Щербакова Халезин, с которым они когда-то вместе работали в обкоме КПСС, возглавил областную прокуратуру. Он-то и прекратил уголовное дело. Оказалось, незаконно. Генпрокуратура отменила постановление и поручила расследование своему сотруднику. "Пенсионный" тариф Какие средства недополучил бюджет и какие, соответственно, получил мэр Междуреченска, надеюсь, установит суд. А вот в какую сумму можно оценить ущерб от деятельности другого кемеровского чиновника, управляющего отделением Пенсионного фонда РФ по Кемеровской области Виктора Старикова, уже ясно. На 117 миллионов рублей он незаконно списал долг предприятиям Кузбасского отделения железной дороги в федеральный Пенсионный фонд. Чиновник проявил великодушие ровно в тот момент, когда задолженность предприятий области перед фондом день ото дня росла. Уголовное дело в отношении Старикова возбудили в связи с куда меньшим прегрешением. Он незаконно списал с предприятий Тайгинского подотдела Кузбасского отделения Западно-Сибирской железной дороги 22 миллиона рублей. Это пеня, которая набежала на основной долг - в 16 миллионов рублей. Стариков направил руководству Западно-Сибирской дороги письмо, в котором сообщил: за железную дорогу с Пенсионным фондом рассчиталась новосибирская фирма "Сибавтотранс". Разумеется, дорога вернула автомобилистам долг - льготными железнодорожными тарифами. Позже выяснилось: в Пенсионный фонд за железнодорожников денег никто не вносил. А "Сибавтотранс" тем не менее успешно перепродавал льготные тарифы на те самые 117 миллионов рублей, на которые Пенсионный фонд освободил Кузбасское отделение дороги от уплаты пени. Правоохранительные органы, расследующие дело управляющего отделением Пенсионного фонда, подозревают, что доброта Старикова с освобождением железнодорожников от пени далеко не бескорыстна, а за махинации в пользу "Сибавтотранса" он в благодарность от новосибирской фирмы получил японский автомобиль. "Пенсионный" чиновник вряд ли чувствовал себя преступником, задумывая свою нехитрую комбинацию. Таковы нравы. Подтверждением тому куда более масштабная махинация, придуманная кемеровским вице-губернатором. Загадка "Белона" Редакция располагает двумя письмами генерального директора ОАО "КОКС" Дьякова, адресованными руководству Кемеровской области. Оценивая ситуацию с поставками на металлургические заводы кокса, Дьяков полагает, что коксовое производство будет испытывать острую нехватку угля. А следовательно, некоторые заводы могут оказаться на грани остановки. Эта проблема могла бы не коснуться Кемеровской области: здесь и свой уголь, и коксовое производство, и металлургические предприятия. К сожалению, как вытекает из письма Дьякова, этот комплекс в области не работает. В частности, из-за того, что ОАО "КОКС" поставлено в чрезвычайно сложное положение: 70 процентов угля оно получает от угольной компании "Кузбассуголь". Монополист диктует условия, выгодные для себя и разорительные для партнера. Например, в конце прошлого года угольная компания вынудила "КОКС" изменить схему поставок - получать уголь не напрямую, а через посредника - Торговый дом "Кузбассуголь". Уставный капитал этого дома - всего 100 тысяч рублей, и принадлежит он частной новосибирской фирме "Белон". (Запомним это название!) Если исходить из интересов области, то включение в схему посредника нонсенс. Из-за него стоимость концентрата возросла на 25 процентов! При этом следует иметь в виду, замечает Дьяков, фирма "Белон" покупает уголь на 20 процентов дешевле других покупателей. "КОКС", чтобы защитить свои интересы, решил стать акционером самой угольной компании "Кузбассуголь". Совету директоров предприятия стало известно,


что администрация области, владеющая 16,2 процента акций "Кузбассугля", намерена продать их. Справедливо полагая, что пакет выставят на открытые торги, "КОКС" решил принять в них участие, о чем официально уведомил администрацию области. И что же? Неожиданно выяснилось, что администрация уже продала акции. Причем без всякого конкурса, тайно, за 100 миллионов рублей уже известной фирме "Белон"! В то время как за тот же пакет акций "КОКС" готов был выложить вдвое больше. Интересная деталь: когда 16-процентный пакет приобрести не удалось и "КОКС" через брокерскую фирму "Горизонт" стал скупать акции "Кузбассугля" и входящих в нее шахт, неизвестные подстерегли директора брокерской фирмы и жестоко избили его. Обращаясь с письмами к руководству Кузбасса, генеральный директор коксохимического предприятия предлагал восстановить справедливость и провести честный конкурс с продажей 16 процентов акций. Увы, его письма оказались гласом вопиющего в пустыне. Да и как проведешь новый конкурс, если акций и след простыл - "Белон" продал их другим компаниям. Тут самое время назвать героя этой аферы. Организовал продажу акций первый заместитель губернатора области Валентин Мазикин. Он же акционер ОАО "Белон", член совета директоров этой фирмы, председатель совета директоров ОАО "УК "Кузбассуголь". *** Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев любит метать громы и молнии в сторону Москвы. Центр, говорит он, не думает о регионах, обделяет вниманием и деньгами. Его постоянные требования к центру: списать старые долги и дать новых денег. Иначе не упускает случая припугнуть Тулеев, шахтеры снова могут перекрыть Транссиб. Для тех, кто не знает, Кузбасс по уровню экономического развития - один из ведущих регионов страны. Он обладает крупнейшим в мире эксплуатируемым угольным бассейном, мощнейшей металлургической базой федерального значения. Большинство российских регионов о такой ресурсной базе могут только мечтать. Кузбасс вполне мог бы кормить и себя, и страну, считают в Министерстве финансов РФ, но сегодня он один из крупнейших нахлебников федерального бюджета. Если посчитать полный баланс финансовых потоков между федеральным бюджетом и Кемеровской областью, то окажется, что Кузбасс, несмотря на свой мощный экономический потенциал, - типичный "реципиент". Что же мешает губернатору Тулееву и его области использовать возможности региона? Происки центра? Или все-таки нравы местных чиновников, которые, фактически приватизировав власть, поставили ее на службу не столько общественным, сколько личным интересам. Кемеровская область Следуя правилу предоставлять все точки зрения, программа "Чистые перья", перед тем как рекомендовать журналистское расследование Игоря Королькова к публикации, направила полный текст его статьи в четыре адреса: губернатору Кемеровской области Аману Тулееву, его первому заместителю Валентину Мазикину, главе г. Междуреченска Сергею Щербакову и управляющему отделением Пенсионного фонда в Кемеровской области Виктору Старикову. К условленному сроку ответ получили лишь от главы г. Междуреченска Щербакова. Правда, пришел ответ и от руководителя пресс-службы администрации Кемеровской области Черемнова. Но, по нашим правилам, мнение пресс-секретаря не может заменить ответа губернатора или его заместителя, которые персонально названы в статье. А потому обнародовать личную точку зрения Черемнова мы не намерены. Тем более что его ответ не касается конкретных фактов, о которых идет речь в расследовании, а представляет собой хорошее публицистическое упражнение, изложенное в назидательной и агрессивной манере. Аргументы же главы г. Междуреченска Щербакова, как это и предусмотрено правилами программы "Чистые руки", публикуем практически полностью, лишь с незначительными сокращениями общих рассуждений. Расследование Королькова полностью соответствует критериям программы "Чистые перья": материал основан на документах, изложен с соблюдением журналистской этики, и мы рекомендуем его к публикации.

Валерий Руднев, эксперт программы "Чистые перья"


"Глубоко разделяю принципы, заложенные в реализацию программы "Чистые перья". В то же время считаю, что материал Игоря Королькова носит тенденциозный, откровенно заказной характер. Причина появления этого материала понятна. Очень уж многим не нравится деятельность губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, направленная на вывод региона из кризиса и защиту интересов простых людей. Чтобы всем было понятно, сразу скажу, что в отношении меня как главы города было возбуждено не одно, целых три уголовных дела: первое - по заявлению г-на Котова о незаконном предоставлении ООО "Междуреченскторг" льгот по платежам в городской бюджет; второе - о "незаконной" покупке дорогостоящего автомобиля для служебного пользования главы города; третье - по заявлению г-на Котова о даче им взяток главе города на сумму 40 миллионов. рублей (неденоминированных). Все уголовные дела были прекращены Кемеровской областной прокуратурой ввиду отсутствия состава преступления. Причем по первому и третьему делам мне даже не было предъявлено обвинение, по ним я проходил свидетелем. Действительно, в настоящее время в порядке надзора Генеральной прокуратурой одно из дел (третье - по так называемым взяткам Котова) направлено на дополнительное расследование, срок которого заканчивается в ближайшее время. По завершении этого расследования вам будет предоставлена соответствующая информация. Что же касается предоставления льгот, покупки машины и других "фактов", изложенных в статье г-на Королькова, то решения о прекращении этих дел оставлены Генпрокуратурой в силе, т.к. следствием доказано, что глава действовал в соответствии с законодательством о бюджете и налогах. Все заявления Котова В.М., Шевалье М.М. и других подвергались тщательной проверке в течение полутора лет. Контрольно-ревизионным управлением Минфина, в рамках следствия, проведена проверка финансово-хозяйственной деятельности администрации за последние пять лет, по итогам которой ни один из этих фактов незаконной деятельности не нашел подтверждения. В действительности ООО "Умит" не имеет никакого отношения к главе города. Это не более чем сплетня. Гражданин Башкатов тоже не является учредителем данного предприятия (справку - прилагаю). О законности предоставления льгот ООО "Умит" и "Междуреченскторгу" свидетельствуют заключения налоговой инспекции, прокуратуры, КРУ Минфина. Спасибо за возможность высказать свое мнение. Надеюсь, что наряду с мнением журналиста будет опубликована и моя точка зрения.

Глава города Междуреченска С.Ф. Щербаков". Комментарий редакции: Мы изучили аргументы главы администрации, документы, присланные им, сравнили их с документами, имеющимися у редакции, и пришли к выводу: несмотря на то, что мэр Междуреченска оспаривает как статью в целом, так и ее отдельные положения, расследование журналиста убедительно и доказательно. Например, в досье автора справка, составленная и.о. руководителя налоговой инспекции по г. Междуреченску советником налоговой службы 2го ранга Т. Трубецкой, а также другие документы, в которых перечисляются незаконно предоставляемые мэром города льготы "Междуреченскторгу" и "Умиту". В досье "МН" имеется также документ, подтверждающий, что тесть мэра Междуреченска Башкатов - один из учредителей фирмы "Уми��".

"Новая газета", № 65, 20 ноября 2000 г. Григорий Рожнов СЕКРЕТНОЕ СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРОКУРОРАМИ РОССИИ И ШВЕЙЦАРИИ Дела "Мабетекса" и "Аэрофлота" надоели и Москве, и Берну. Генеральные прокуроры России и Швейцарии заключили секретное соглашение: в Москве творят, что хотят, в Берне этого не замечают, обиды друг на друга держат в себе и молчок.


Две недели прошло, как я вернулся из Женевы и Берна. Каждого знающего человека допекал все теми же вопросами о "Мабетексе" и "Аэрофлоте": "зависли" дела или двигаются помаленьку; ждать ли чего-то конкретного - возврата России украденных миллионов (у одного только "Аэрофлота" умыкнули 600 миллионов долларов); ждать ли предъявления обвинений и арестов самых жуликоватых фигурантов; как в Швейцарии аукнулся вышибон из Генпрокуратуры следователя Волкова; знают ли здесь, что сменивший его Филин громогласно клянет свалившуюся на него обузу - поди разберись в полутонне документов, если в этих счетах, схемах, графиках сам черт ногу сломит? Так начиналась война Говорили со мной нехотя и подчас раздраженно, но с десяток кассет, пяток исписанных блокнотов и пузатую папку с собранным с миру по нитке досье все же привез. Мне бы взяться за перо и бумагу, да вот хоть убей - не пишется, и все тут. И понимаю то, в чем и признаваться-то неловко: надоели мне все эти дрязги, которыми уже год полна голова. Как следователи из Швейцарии Даниэль Дево, Лоран Каспер-Ансермет шлют в Москву, в Генпрокуратуру России, поручение за поручением, а коллеги с Большой Дмитровки молчат месяц, другой, третий. Как генеральный прокурор кантона Женева Бертосса делает сердитые заявления, заместитель генпрокурора России Василий Колмогоров всякий раз на них обижается и тоже сердится. Как, наконец, тот же Волков в Берне клянется пересажать всех хапуг по делу "Аэрофлота", в Москве от своих слов тут же отказывается, часто ездит в Берн, получает нужные для следствия документы, привозит их домой и прозрачно намекает, что не позднее ноября появятся у него первые арестанты, да вдруг сам оказывается не у дел - не осточертело еще кому-то читать то, что и мной, и многими другими моими коллегами было уже не раз печатано? А напоминать вынужден, иначе будет трудно понять, почему с середины августа раздрай в отношениях российских и швейцарских правоохранителей нарастает с каждым днем, влиятельные газеты Женевы полнятся желчными статьями о российской коррупции, "Кремлингейте". Вдобавок то Бертосса, то Дево отказываются от какихлибо контактов с прокурорскими чиновниками России, демонстративно не слышат приглашений приехать в Москву, а в прессе я все чаще читаю жутковатое слово "война". Первым его произнес все тот же неугомонный ястреб Бертосса, а почти все крупные европейские СМИ растиражировали: "Вероятнее всего, речь идет об объявлении войны". Это теперь так называется недавнее сотрудничество двух стран в ловле своего и чужого жулья? Просьба на трех языках Не буду гадать, у кого первого сдали нервы, - лучше рассказать о попытке встретиться с негодующими коллегами и, если случится, протянуть им руку. Шаг этот сделал генеральный прокурор Швейцарской Конфедерации Валентин Рошахер. 15 сентября он прибыл в Москву с делегацией из шести человек. Перед отлетом из Женевы Рошахер был атакован журналистами. Узнали они немногое: делегация намерена обсудить ход следствия по делам "Мабетекса" и "Аэрофлота" и передать коллегам ряд важных документов по тому же "Аэрофлоту". Рошахер обмолвился, что везет с собой личное послание Владимиру Устинову, но хотя бы намекнуть о его содержании решительно отказался. Вся последующая информация, которой со щедростью скупого рыцаря делился с прессой начальник Центра информации и общественных связей Генпрокуратуры России Леонид Трошин, была полна таинственности и недомолвок. Мы узнали, что в официальной встрече принимает участие директор ФСБ Николай Патрушев, что с докладом о совместном расследовании ряда уголовных дел выступил заместитель генпрокурора РФ Василий Колмогоров и что Устинов с Рошахером встретятся с глазу на глаз. Коммюнике по итогам переговоров было тоже довольно куцым: правоохранительные ведомства двух стран продолжат сотрудничество, окажут друг другу необходимую помощь и вообще будут дружить, а не ругаться. Как Устинов с коллегами отреагировали на поистине жуткое следственное поручение Даниэля Дево по "Мабетексу" и "Меркате", что было написано в личном


послании Рошахера, как стерпели гневные тирады женевского ястреба Бертоссы - об этом ни слова. Столь же скуп на откровения был при возвращении в Берн и Валентин Рошахер - пожалуй, впервые мои швейцарские коллеги были посажены на столь мизерный информационный паек. Я звонил в Берн, из Берна звонили мне, в нашу редакцию наведывались московские корреспонденты из Цюриха и Женевы - так не бывало, чтобы столь высокие переговорщики не подписали ни меморандума, ни соглашения, ни протокола о намерениях. Пожалуй, именно в этих разговорах мы, не сговариваясь, выдвинули свою версию: какие-то документы в Москве были подписаны, но нам о них знать не положено. Что делает любой нормальный журналист, когда перед ним тайна? Старается ее раскрыть. Вот почему мы с коллегой и поехали в Швейцарию. Любезность с черного хода С самого начала мы решили, что не станем добывать информацию с черного хода - только через официальных лиц. А потому позвонили в пресс-центр Генеральной прокуратуры Швейцарии - его шеф Доминик Реймон запомнился мне еще по прошлогодней поездке своей любезностью, готовностью ответить на любой нормальный вопрос. Отыскать его по телефону тоже не было проблемой - если г-н Реймон отсутствовал, я тут же попадал под опеку его милой секретарши. И вот звоним - в ответ голос автоответчика. Мой коллега говорит пофранцузски: русский журналист из "Новой газеты" просит оказать содействие в интервью с господином генеральным прокурором Валентином Рошахером. Даем свой телефон и покорно ждем. Через сутки терпение иссякает, и с автоответчиком сначала говорят по-французски, затем по-английски и по-немецки. И происходит чудо: нам звонит сотрудник Доминика Реймона и просит прислать факс с вопросами для г-на Рошахера. Несколько вопросов я приведу: "Господин генеральный прокурор! 15 сентября в Москве Вы встречались с генеральным прокурором России Владимиром Устиновым. Какие вопросы вы обсуждали? Во всем ли были едины во взглядах на общие для вас проблемы? Ваше личное впечатление от этих встреч? Известно ли Вам, что 18 августа, в день внезапного увольнения следователя Николая Волкова, в его кабинет прибыли офицеры ФСБ с автоматчиками, изъяли все документы, привезенные им из Берна, и увезли в неизвестном направлении? Не опасаетесь ли Вы, что такая же участь постигнет и те документы, которые возглавляемая Вами делегация привезла в Москву? Как Вы считаете - переданные российской стороне материалы позволяют следствию получить картину движения денежных средств "Аэрофлота" на счетах швейцарских компаний "Андава" и "Форус"? Упоминаются ли в переданных Вами документах такие лица, как Березовский, Абрамович, руководство телекомпании ОРТ, бывшее руководство "Аэрофлота"? Действительно ли по инициативе Николая Волкова в рамках расследования дела "Аэрофлота" Вы изъяли аналогичные материалы по АвтоВАЗу и "Трансаэро"? Поступало ли к Вам обращение российской прокуратуры о передаче этих материалов в Россию? Нам сообщили, что к судьбе украденного транша МВФ, кроме Касьянова и Кириенко, якобы имеют отношение Мамут, Смоленский, Абрамович и Березовский. Так ли это?" Было бы глупо излагать эти вопросы, если бы я смог встретиться с г-ном Рошахером и получить ответы. Как можно уже догадаться, этого не случилось. После того, как мой факс получили в Берне, позвонил господин с безупречным английским, попросил уточнить два вопроса и заверил, что буквально завтра я получу приглашение на встречу с Валентином Рошахером. С того дня, 12 октября, звонков из Берна не было, а все мои попытки добиться ответа отвергали автоответчики как в пресс-центре, так и в секретариате Рошахера. Таубенштрассе, 16, стала похожа на Б. Дмитровку, 15. Спешу объяснить: на Таубенштрассе, 16, в Берне находится Генеральная прокуратура Швейцарской Конфедерации, на Большой Дмитровке, 15, в Москве - главный офис Генеральной


прокуратуры России. И уж совсем банальное: с некоторых пор в этот офис журналисты не вхожи, а всем следователям и прокурорам строго-настрого запрещено разговаривать с ними. В прошлом декабре в мрачное здание на Таубенштрассе, 16, я едва не влюбился: по первому же звонку ко мне едва не бежали сотрудники, с которыми надо было поговорить, выписывали пропуска, водили по кабинетам, непременно поили кофе или пивом в баре. И если ты не задавал дурацких вопросов о подробностях следствия, разговор шел свободно и широко. В этом же здании разместились и Федеральное управление полиции, и Департамент секретной службы. В Берн я приехал ранним утром, сначала пешком, а потом на фуникулере доехал до Генпрокуратуры. Вошел в холл, попросил вежливого дежурного позвонить в пресс-центр. Тот с кем-то долго говорил о журналисте из России, а потом улыбнулся: не ��твечают, никого нет. Прошу позвонить советнику генерального прокурора Хансу Штадлеру - опять какой-то разговор и ответ все тот же с той же улыбкой: нет и не будет. Называю Винцента - нет и не будет. А в аппарат самого генерального вежливый малый и звонить не стал - контакты с журналистами только через пресс-центр. "Не записывай - запоминай" Я не нервничал, сидел на удобном диване, покуривал и ждал - сейчас должен появиться Ханс - коллега и приятель Хайнца, который меня опекал в прошлый приезд. Оба они - офицеры полиции. Хансу я позвонил еще с вокзала домой, сговорились мы с полуслова. И вот идет - в легкой куртке и джинсах, на меня не смотрит, открывает дверь и выходит на улицу. Через три минуты, улыбнувшись дежурному, выхожу я. Встречаемся у фуникулера, молча садимся в кабинку. Сейчас мертвый сезон, вагончики почти пусты, благодать для потаенных встреч. - Ты хочешь знать, о чем договорились в Москве господа Устинов и Рошахер? - говорит Ханс, глядя в сторону. - Диктофоном не щелкай, ничего не записывай, запоминай. Документ небольшой, четыре пункта. Составлен на английском, немецком и русском языках. Я видел немецкий вариант, так что возможны маленькие ошибки при переводе. Вверху крупно: "Конфиденциально". Заголовок: "Протокол о намерениях". Теперь текст: "Генеральные прокуроры России и Швейцарской Конфедерации выражают свою озабоченность нарастающей конфронтацией между правоохранительными органами двух стран. Общему делу борьбы с коррупцией не способствуют ни отдельные представители прокуратур, ни средства массовой информации - от критики некоторых просчетов в проведении следствия по ряду дел они переходят к вмешательству во внутренние дела двух стран, негативной оценке как политического строя, так и правовых усилий России и Швейцарии. В связи с этим нами подписывается нижеследующий протокол о намерениях. Первое. Стороны намерены в целях сохранения следственной тайны ограничить личные контакты своих сотрудников с СМИ, поручив официальные заявления по наиболее серьезным вопросам правового сотрудничества своим пресс-центрам. Второе. Стороны выражают сожаление по поводу имевших место некорректных высказываний ряда своих ответственных сотрудников. Третье. Стороны намерены впредь не подвергать публичной критике уголовно-процессуальную политику друг друга, воздерживаться от заявлений по поводу уровня демократии в стране, с которой поддерживается правовое сотрудничество. Четвертое. Стороны намерены предоставить друг другу свободу действий в расследовании уголовных дел и отдельных эпизодов, касающихся граждан только своих стран... Ханс закурил еще одну сигарету, стал застегивать куртку. - Знаешь, что я по этому поводу думаю? А то, что и Москве, и Берну осточертели все эти "Мабетексы" и "Аэрофлоты". Мы делаем одно, Москва - другое. Наши усилия уходят в песок. Поэтому я на господ Устинова и Рошахера не сержусь они тоже люди и прекрасно понимают, что в партнеры они не годятся. Так зачем морочить друг другу голову? Ханс вышел и быстро пошел по парку. А я поспешил наговорить услышанное на диктофон.


Устинов переходит в наступление Вопрос, который меня мучил после этой встречи, понятен: действительно ли такой протокол был подписан? Уже в Москве, читая новостные ленты, я стал находить подтверждение. Первое. В конце октября следователь по делу "Мабетекса" Руслан Тамаев делает сенсационное заявление: так называемый счет Dean-S, который якобы подписывали Ельцин и Бородин, - фальшивка. Так ему сообщили из Швейцарии. Господи, год с лишним Генпрокуратура России по поводу этого счета помалкивала, а теперь вдруг прозрела. И кто именно из Швейцарии сообщил Тамаеву столь невероятную новость? Нет, не его коллеги из прокуратуры, не Даниэль Дево или Каспер-Ансермет, еще недавно убежденные в подлинности счета. Добрую весть Тамаеву прислали из "Банко эль Готардо" - того самого, где этот счет был открыт. Раньше Генпрокуратура Швейцарии в ответ на такое заявление немедленно выступила бы с опровержением, отстаивая свою позицию. Теперь - молчок. А это значит, что и дело "Мабетекса" Тамаев без помех из Берна вот-вот прикроет: 8 ноября закончился продленный в очередной раз срок следствия по этому делу. Второе. Еще раньше, в конце сентября, обвинительная палата апелляционного суда Швейцарии ни с того ни с сего снимает арест со счетов фирм "Мерката" и "Мабетекс". Ровно год жалобы этих фирм оставляли без внимания, а сегодня спешат навстречу. И Швейцарская генпрокуратура снова молчит! Еще одно: в начале ноября Генпрокуратура России впервые гневно заявляет, что не обнаружила никаких злоупотреблений в использовании кредита МВФ в 4,8 миллиарда долларов, - из Берна не слышится ни слова протеста. Все эти странности легко объяснимы, если всерьез отнестись к полюбовному соглашению Устинова с Рошахером - Берн более не мешает Москве. Женева - Берн - Москва Старшина Гильдии судебных репортеров Леонид Никитинский отправил материал Георгия Рожнова генеральному прокурору РФ В.В. Устинову - какова его точка зрения? Вот ответ, который был получен: "С большим уважением отношусь к Вашим усилиям по реализации программы "Чистые перья". <...> В свою очередь, Центр информации и общественных связей Генеральной прокуратуры Российской Федерации будет и впредь расширять контакты с журналистами, чтобы в средствах массовой информации появлялась как можно более точная и объективная информация о деятельности прокуратуры, публиковались материалы, воспитывающие уважение к закону. В то же время, на мой взгляд, декларируемая Вами возможность представления в издании мнений всех заинтересованных лиц автоматически не приводит к объективности. В первую очередь это касается публикаций, подобных направленному Вами (материал Г. Рожнова "Дела "Мабетекса" и "Аэрофлота" надоели и Москве, и Берну"). Автор, основываясь на слухах и домыслах, пытается втянуть прокуратуру в беспредметную дискуссию. Все же думаю, что со временем на страницах газет будет меньше подобных "детективов", а в рубрике "Журналистское расследование" появятся материалы, действительно таковыми являющиеся. С уважением!

Начальник Центра информации и общественных связей Л.Л. Трошин 20.11.2000"

"Новая газета", № 2, 15-21 января 2001 г. Сергей Соколов САМООБЛАДАНИЕ ЛУКОЙЛа


Крупнейшая нефтяная компания сама у себя берет кредиты, сама с собой проводит сделки, сама с собой конкурирует. Скоро и налоги будет платить сама себе... Как получается, что в России есть все, кроме денег? Куда они уплывают и по какой схеме? Почему вдруг появляются из небытия для того, чтобы принести новые миллионы долларов и опять исчезнуть? Чтобы ответить на эти вопросы, мы изучили только один из проектов одной из компаний России - ЛУКОЙЛа, связанный с освоением Каспийского шельфа. В этом невозможно разобраться: тома документов ситуацию ничуть не проясняют, лишь запутывают до конца. Начинаешь сходить с ума, и появляется непреодолимое желание забросить все к чертовой матери. А потом говоришь себе: "Стоп. Ведь именно для этого, собственно, все и задумывалось". Давайте попробуем все упростить. Для чего? Чтобы разрешить банальное противоречие: нефть, газ, лес и металл (разный) в России есть, а денег нет. И все в это верят, включая налоговую полицию. Хотя если хорошенько подумать: раз есть олигарх, значит, у олигарха тоже что-то есть - ведь как-то затеваются грандиозные стройки? В чем секрет бизнеса в России? В оптимальной схеме сокрытия доходов. Чем прибыльнее бизнес, тем меньше у олигарха денег официально и тем больше - где-то там. А хочется еще больше. Значит, пора расширяться. А как? Вложи средства в строительство какого-нибудь завода - моментально посыплются вопросы: какие такие деньги, откуда, где они раньше были, когда налоговую декларацию сдавали? И вообще - делиться надо... И посему для того, чтобы вложить деньги, их надо сначала легализовать. Как это делается, я вам покажу на примере одного конкретного случая - так называемого "Каспийского проекта" (новой козырной бизнес-карты нефтяной компании "ЛУКОЙЛ") Где взять деньги, если хитрость уже есть? О том, что ЛУКОЙЛ продает нефть много и зачастую бесконтрольно, а бюджет от таких продаж получает шиш с маслом, мы уже писали ("Новая газета" № 21, 28 мая 2000 г.). А где деньги? Вот вам схема. Нефть добыли в Когалыме или еще где-нибудь и продали на Запад. Иногда никто, кроме самого ЛУКОЙЛа, не знает, сколько продали и сколько получили. И поэтому деньги преспокойно утекают в некий зарубежный траст. Траст - это своеобразная "финансовая помойка" - группа неких компаний, зарегистрированных в какой-нибудь оффшорной зоне (на Кипре, Виргинах либо еще где). Оффшор чем хорош - он свободен от налогов и свято блюдет тайну траста: узнать, что там за компании кучкуются, с каким оборотом и кто их хозяин, можно только по суду. А это хлопотно и долго. Траст лучше, чем чулок: во-первых, никто не отнимет, вовторых, деньги не пылятся, а живут своей денежной жизнью - крутятся то есть. Это типичная схема вывоза капитала для многих российских экономических монстров, ЛУКОЙЛ - один из них. Трастовые компании, если, конечно, не копаться в учредительных документах и денежных проводках, никакого отн��шения к ЛУКОЙЛу не имеют. Это как на очной ставке: "Знаете этого гражданина?" - "В первый раз вижу". И даром, что троюродный племянник: "А вы докажите..." Формально-то, конечно, фирму учреждал некий английский господин. Но за этим господином числится еще сотня-другая фирм, и не только российских, и называется сей господин трастистом - то есть этаким Фунтом из "Рогов и копыт", который владеет, но не имеет. Имеют другие, которые якобы не владеют, поскольку все эти трастовые компании расписаны между высшими менеджерами ЛУКОЙЛа. И хранятся себе деньги на счетах трастовых компаний, чтобы сделать безбедной жизнь олигархов и приближенных к ним лиц. А иногда в нужный момент эти свои средства от чужого имени можно вложить в новые бизнес-проекты. По дороге обратно в Россию деньги как раз и меняют свою национальность: были русские доллары, а стали деньгами


"уважаемых портфельных инвесторов", например, с острова Кипр. А какой с киприотов спрос... А зачем деньгам возвращаться? Ответ прост: чтобы помочь уйти на ПМЖ за границу еще десяткам или сотням миллионов долларов. О том, как деньги, сбереженные от налоговой инспекции, вложить в дело Еще несколько лет назад в ЛУКОЙЛе родилась идея освоить "Каспийский проект". Чтобы читатель понял, о чем речь, поясню: "Каспийский проект" - это разработка нефти на шельфе Каспийского моря. Стратегическая, надо сказать, задача, учитывая интерес сопредельных государств: Азербайджана, Туркмении, Казахстана, Ирана. Это безумные деньги. Это и дипломатическая проблема, касающаяся национальной безопасности России, если принять во внимание, что все эти страны никак между собой не могут договориться о способах дележа одного и того же моря. А ЛУКОЙЛ хочет добывать там нефть. И - будет. Но в том, что ЛУКОЙЛ хочет и может, необходимо еще и убедить государство, которое, конечно, само обманывается с удовольствием, но требует иногда соблюдения правил игры. А правила игры диктуют необходимость поиска зарубежных инвесторов, которые и будут вкладывать в строительство те деньги, которых якобы нет в России. Инвесторов, как разговор заходит о нефти, на самом деле - пруд пруди. Но если инвестор настоящий, то и настоящий доход пойдет к нему. Теряется смысл комбинации. Значит, инвестора нужно создать. Так 23 января 1997 года появляется фирма, которая должна была отвечать за приобретение буровой вышки для "Каспийского проекта", "Хазойл", зарегистрированная в оффшорной зоне на Каймановых островах. Фирма эта в лице своего учредителя... вице-президента ЛУКОЙЛа Виталия Шмидта и одного из менеджеров этой же нефтяной компании Октая Мовсумова заключает договор с... "ЛУКОЙЛ-Астраханьморнефтью" в лице г-на Решетняка. То есть фактически договариваются сами с собой и начинают собирать кредиты, искать партнеров... И кредиты находит... опять-таки у себя. Вернее, у дальних "родственников" трастовых дочерних компаний ЛУКОЙЛа, рожденных на свет как раз для этой цели. "Дальние родственники" обнаруживаются на Сейшельских островах - Elliott Inv. PLC (документы подписывал знатный сейшелец Вячеслав Ракчеев) и в Панаме - Reimond Trading and Inv. SA. Именно эти компании дают деньги "Хазойлу" на "Каспийский проект" (только по имеющимся в редакции документам - примерно по 17 миллионов долларов каждая) и становятся теми самыми "уважаемыми иностранными портфельными инвесторами", которые помогают другому "уважаемому иностранному портфельному инвестору" "Хазойлу" - освоить российскую нефть. Причем кредит этот был дан сам себе под высокие 12-13 процентов годовых. Но больше всего, например, западных аудиторов удивляло, что и гарантировать кредит должным образом никто не собирался. Откуда деньги у этих новорожденных компаний? Смешной вопрос. Да с той самой "финансовой помойки" - траста, куда были вложены средства самого ЛУКОЙЛа. Вот и замкнулся круг, по которому будут теперь течь, прирастая прибылью, деньги, не выходя за пределы одних и тех же карманов. А что касается кредитования средств по высоким процентным ставкам для финансирования собственной же деятельности, то, по мнению западных экспертов, это вошло в практику ЛУКОЙЛа. Таким случаем как раз и является история с "Хазойлом". Аудиторы, например, в частных беседах предполагают, что это обычное дело для оффшорных компаний, которые лично держатся высшими менеджерами ЛУКОЙЛа и у которых, как правило, проблемы с излишней задолженностью и акционерным капиталом. О том, почему Каспий переместился из Карибского бассейна в Средиземное море


Так что, господа, в школе вас учили неправильно: Каспий - не где-то рядом с Волгой, Каспий - он мечется между Панамой и Сейшелами. Но проходит время, и его координаты резко перемещаются в сторону Средиземного моря - а именно на Кипр. Здесь и разворачивается основное детективное действо. Начинается оно с загадочной смерти в Москве автора "Каспийского проекта" - вице-президента НК "ЛУКОЙЛ" и основателя "Хазойла" Виталия Шмидта. Выясняется, что Шмидтом в проект были вложены отчасти личные средства из контролируемых им трастовых компаний; что остались наследники, которые претендуют на свою долю и мало того - пытаются выяснить, своей ли смертью умер их муж и отец (об этом тоже писала "Новая газета"). Адвокаты родственников начинают искать деньги Шмидта, и ЛУКОЙЛу приходится создавать новых "иностранных портфельных инвесторов". Уже освоенные деньги отдавать тоже не хочется: и без малого 50 миллионов помощник Шмидта Анна Бринкман-Маковски ("героиня" наших прежних публикаций), используя поддельную генеральную доверенность, при помощи американского адвоката, прячет среди многочисленных "дочек-внучек" и "правнучек" генеральной компании НК "ЛУКОЙЛ". А в 1999 году представлять интересы "Хазойл ЛТД", основанной Шмидтом, и действовать от имени этой компании стал... тот самый американский адвокат Гремильон из конторы Akin, Gutp, Strauss, Hauer. Захват был завершен. На это потребовалось время и некая рокировка "инвесторов", но к 1999 году все было успешно завершено и ЛУКОЙЛ вновь активно приступил к "Каспийскому проекту". Старая пьеса и новые актеры На пути к вожделенному шельфу обнаружились две неприятности. Главная беда: на Каспии нет плавучих буровых установок необходимого класса. Есть одна недостроенная - в Астраханском порту, чья форма собственности неясна: то ли государственная, то ли нет. Значит, ее необходимо заполучить и модернизировать, а для этого нужны хитрость и деньги. Сначала о хитрости: как почти государственное сделать совсем своим. В этом ЛУКОЙЛу помогла та самая адвокатская контора г-на Гремильона. Американцы составляют пространный секретный меморандум, в котором чуть ли не на пальцах объясняют, как плавучую буровую установку "Шельф-7" сделать частной собственностью, в какие законодательные дыры пролезть. Проблема вторая - деньги. И здесь провертывается простая операция, которая позволяет опровергнуть пословицу о двух зайцах, за которыми лучше не гоняться. Схема используется вся та же: ЛУКОЙЛу удается вложить свои деньги под видом чужих, получить якобы иностранного инвестора, параллельно выкупить 9 процентов государственных акций ЛУКОЙЛа, а теперь появилось еще желание получить под это безобразие настоящие иностранные кредиты. Все происходит, как в Ветхом Завете: ЛУКОЙЛ родил в Калмыкии "ЛУКОЙЛ резерв инвестмент", калмыцкий "ЛУКОЙЛ резерв инвестмент" родил на Кипре "Реформ инвестментс" и "Кортинвей трейдинг ЛТД". Последние изъявили желание принять участие в тендере на освоение Каспия как самостоятельные иностранные компании. Кто будет качать деньги из Каспия Как видите, ничего нового ЛУКОЙЛ не изобрел: вся та же история с созданием зарубежных фирм, которые и выдаются за "иностранных инвесторов". Смотрите сами: "Реформ инвестментс" была зарегистрирована 5 мая 1999 года двумя кипрскими структурами, прописанными по одному адресу и чуть ли не в одной комнате. Вы можете задать тот же вопрос, что и в самом начале: где эти новорожденные фирмы нашли сотни миллионов долларов инвестиций, необходимых для вложения в "Каспийский проект", за столь короткий срок, если акционерный капитал "Реформ инвестментс", например, составлял всего 1000 акций по фунту стерлингов за каждую? Ведь ни один западный банк, дорожащий своей репутацией и своим бизнесом, не провел бы деньги для такой сомнительной, по словам "Файненшнл таймс", компании, хотя бы потому, что "иностранный инвестор "Каспийского проекта" "Реформ инвестментс" не прошла даже трех положенных годовых аудита. (На это не решился даже Bank of New-York - давний партнер ЛУКОЙЛа.)


Надеюсь, вы, читатель, не столь наивны, как российские чиновники, и уже нашли ответ на этот вопрос. Конечно же, деньги нашлись у самого ЛУКОЙЛа. Иначе как расценивать хотя бы финансовые документы на оплату офисных помещений, которые были отправлены "кипрской" "Кортинвей трейдинг ЛТД" в адрес калмыцкой "мамы" - "ЛУКОЙЛ резерв инвестмент", которая, в свою очередь, дочерняя компания ЛУКОЙЛа? В итоге "Реформ инвестментс" в конкуренции с "сестрой" "Кортинвей трейдинг ЛТД" выиграла тендер с перевесом в 5 тысяч долларов - не правда ли, сумасшедшая сумма для многомиллиардного контракта?! И все бы ничего, если бы под эту сделку не ушли 9 процентов госуд��рственных акций ЛУКОЙЛа, которые выкупила "кипрская компания" "Реформ инвестментс", выигравшая тендер. Причем ушли они в тот момент, когда цена на эти акции была минимальной. Это и привело западных экспертов к мысли о том, что рынок акций подтасован, цены на них искусственно занижены. Хитрости не завершились и на этом. "Реформ инвестментс" часть капитала обязалась вложить деньгами, а часть - оборудованием, то есть буровой вышкой. А где ее взять? И тут вспомнили о переговорах, которые вел еще покойный Шмидт о приобретении буровой установки "Марава" и даже проплачивал (в том числе и 1,7 миллиона из личных средств) через Banques Paribas компании "Акер Раума". Как же провести эту вышку через "Реформ инвестментс", если она уже проводится через "Хазойл"? Очень просто - переименовать вышку, например, в "Астру". Но и это не финал операции: из проплаченных по тендеру денег немалая часть должна уйти на погашение займа... другой дочерней компании - "ЛУКОЙЛ оверсис ЛТД". То есть фактически не только выкупили у государства 9% собственных акций по заниженной цене через специально созданную фирму, не только получили "инвестора", который находится под полным контролем, но и еще за счет этой сделки решили проблемы с собственными долгами. Подводим промежуточный итог: ЛУКОЙЛ опять конкурировал сам с собой, а позиция государства на нефтяном рынке, конечно, не без помощи чиновников, значительно ослабла. Сделано это отчасти для того, чтобы прибыль шла в ЛУКОЙЛ, вложенные деньги были легализованы через "иностранную" фирму, а вопросы по налогам адресовались бы к оффшору, что само по себе несерьезно. Господа, мы с вами как налогоплательщики остались с носом. Про государство и не говорю, поскольку чиновничий нос оказался, судя по всему, в долларовом пуху. Мыльные пузыри как средство доставки долларов Теперь вам должно быть понятно, как на пустом месте рождается "серьезный портфельный инвестор", о котором с придыханием говорит вице-президент ЛУКОЙЛа Федун. И можно попробовать запросить под эту компанию серьезные деньги у серьезных людей в Лондоне. Знали бы международные финансовые организация раньше про все структурные хитрости ЛУКОЙЛа, то они бы тысячу раз подумали, давать ли кредиты, которые, увязнув в многочисленных "дочках", могут оказаться под риском невозврата. А ведь кредиты давали. Тот же Европейский банк реконструкции и развития в январе 1999 года выделил внушительную сумму для развития каспийских месторождений. (Постойте-постойте, а наша кипрская счастливица "Реформ инвестментс" регистрируется как раз 5 мая 1999 года - опять совпадение?) На самом деле существуют очень жесткие правила межгосударственного кредитования, за которыми пристально наблюдают и которым следуют и Международный банк, МВФ и ЕБРР. И то, что часть кредита попала к еще одной "дочке" - "ЛУКОЙЛ Интернешнл" - уже могло бы вызвать шум. Теперь же кредит просится, судя по всему, под "внучку" от другой "дочки". (Господи, во нагородили.) Можно возразить: бог с ними, с кипрскими фирмами, - ну, прокололись, бывает, но ведь есть же еще серьезные западные инвесторы. Конечно, есть. Но их наличие никак не реабилитирует ЛУКОЙЛ, скорее наоборот. Напомню: фирма "Хазойл" основана самим ЛУКОЙЛом, Elliott Inv. PLC и Reimond Trading and Inv. SA созданы опять-таки не без участия "дочек" ЛУКОЙЛа. Попадаются фирмы с названиями,


которые как бы специально придуманы, чтобы поиздеваться над налоговиками: "Пельмень", "Малина Трейдинг"... Возьмем для примера панамскую Reimond Trading and Inv.SA, о которой мы уже упоминали. Официально ею руководил некий израильский гражданин Мор. Но трудно себе представить, что этот никому не известный г-н Мор, разъезжающий на машине отнюдь не последней модели, смог нанять на работу в качестве директора вицепрезидента ЛУКОЙЛа Шмидта, владевшего миллионами долларов. Когда же попробовали уточнить эту нестыковку у самого г-на Мора, тот порекомендовал за всеми разъяснениями обращаться в... израильское представительство ЛУКОЙЛа. О предстоящих скандалах Универсальная схема, согласно которой крутятся деньги, принося прибыль, но минимизируя налоги, настолько прижилась в ЛУКОЙЛе, что она продолжает тиражироваться. Опять - компании-"дочки", "внучки" и "правнучки"... Например, проект "Каспийский трубопроводный консорциум". Под строительство трубопровода стоимостью почти 2,5 миллиарда долларов, срок ввода в эксплуатацию которого - октябрь 2001 года (?!), ЛУКОЙЛ уже просил правительство дать разрешение на вывоз 23 миллиона долларов за рубеж, чтобы вложить означенную сумму в уставный капитал своей дочерней фирмы "ЛУКАРКО Б.В." в Нидерландах. Эта записка рассматривалась на заседании рабочей группы по вывозу капитала 19 июля 2000 года. Результаты обсуждения как-то не вызывают особых сомнений. Хотя бы потому, что ранее, когда министром топлива и энергетики был еще г-н Калюжный, все финансовые трюки ЛУКОЙЛа заканчивались успешно. А теперь г-н Калюжный спецпредставитель президента по Каспию. (Не правда ли, странная забота о национальных интересах России со стороны руководства страны, учитывая, что все, о чем я рассказывал выше, происходило в бытность Калюжного министром, когда он и не скрывал даже в интервью, что лоббирует интересы ЛУКОЙЛа?) Недавно на горизонте замаячила еще одна "внучка" ЛУКОЙЛа - "ЛУКОЙЛ Хазар Лтд", которая будет собственником буровой вышки и, судя по всему, собирается сдавать ее в аренду компании-"бабушке". "Хазар" зарегистрирована в декабре 1997 года на тех же Виргинских островах для того, чтобы снизить финансовые издержки, которых не избежать в том случае, если получателем кредитов станет российская фирма. Но так как права на разработку нефтяных месторождений у ЛУКОЙЛа, то именно ЛУКОЙЛу и пойдет основная прибыль. А 9 марта 2000 года ЛУКОЙЛ внес в Минэкономики РФ предложение вывезти из России 10 тысяч долларов, чтобы создать на территории Британских Виргинских островов еще одну "дочку" за счет покупки 100 процентов (?!) акций собственной же компании "ЛУКОЙЛ Хазар Лтд". (Вообще какой-то дурдом - сами у себя покупают и, вывозя капиталы за рубеж, просят это сделать официально.) Правда, в "Каспийском проекте" есть одно "но". Сомнение относится к спорному статусу шельфа, на который имеет вид и азербайджанская государственная нефтяная компания "СОКАР", во многом жесткая позиция которой и заставляла некоторых настоящих западных инвесторов с осторожностью подходить к предложениям ЛУКОЙЛа о сотрудничестве. Но, кажется, эти сомнения не мучают руководство ЛУКОЙЛа. По-моему, Алекперов и президент Азербайджана Алиев смогут договориться. Кто-то ведь распускает слухи о том, что отдельные политические круги Азербайджана всерьез рассматривают Алекперова в качестве наследника на пост президента этой закавказской республики. А в счетах за оплату зарубежных гостиниц, которые приходят в головную компанию ЛУКОЙЛа, почему-то мелькает фамилия, очень похожая на фамилию президента Азербайджана. Если бы следователем был я Хорошо, давайте забудем про господина Мора и панамо-каймановые фирмы - это было достаточно давно. Забудем и про будущие скандалы, которые, может быть, так и не случатся. Можно ли прояснить махинацию с 9% государственных акций и с национальными интересами России на Каспии? Можно.


Прежде всего, уважаемые следователи, вам нужно выяснить дату регистрации кипрской фирмы "Реформ инвестментс" и сравнить с числом, которым датируется контракт. Судя по всему, между этими событиями срок минимальный, а значит, вы сможете убедиться в том, что "Реформ инвестментс" и была создана как раз для этой хитроумной операции. То же самое можно проделать и с "Кортинвей трейдинг ЛТД" ("соперницей" в тендере), чтобы уж вообще сомнений не оставалось. Далее было бы неплохо покопаться в учредительных документах той же "Реформ инвестментс" и выяснить, кто является ее бенефициарным владельцем. Как-то не верится, что фамилия всплывет киприотская, скорее - чисто лукойловская. Еще необходимо задаться вопросом: почему Госкомимущество России приняло решение продать 9 процентов акций высокорентабельной корпорации именно в тот момент, когда цена на них оказалась самой низкой за последнее время? Какова роль в этом регистрационной компании "НИКОЙЛ" и насколько верно утверждение, что игра на понижение велась специально и об этом были все прекрасно осведомлены? Может быть, именно поэтому четырехкратное уменьшение стоимости (с 8 до 2,2 миллиарда долларов) не вызвало никакой паники? Так же полезно узнать, кто является автором инвестиционной программы от имени "Реформ инвестментс" и какой чиновник в России отвечал за участие в тендере. Теперь самое интересное. Господа следователи, выясните, пожалуйста, в какой банк РФ поступили 200 миллионов долларов для участия в тендере и когда? На какой конкретный счет в российском банке легли деньги от сделки? С какого корреспондентского счета банка-отправителя деньги ушли? В каком банке имеет счет "Реформ инвестментс", с которого перечислялись эти самые 200 миллионов? И существует ли реально какой-нибудь западный банк, открывший, попирая законы банковской осмотрительности, счет компании, которая была зарегистрирована так скоропостижно и на счет которой с ��еба свалилась сумма в 200 миллионов? И еще: из каких банков и как поступала сумма на счет "Реформ инвестментс" (одним платежом или отдельными траншами)? Потом, как следует из документов, второй частью инвестиций является вышка "Астра"... Так все-таки: "Астра" или "Марава", и где она зарегистрирована? Предположим, что 200 миллионов долларов были изъяты из денег, полученных головной компанией ЛУКОЙЛ от экспорта нефти. Тогда в любом случае должна быть какая-то банковская проводка. В рамках договора о юридической взаимопомощи можно направить запрос на Кипр, чтобы получить документы от "Реформ инвестментс", включая банковские выписки. А потом сопоставить: перевод денег из ЛУКОЙЛа и счета на Кипре. Все это на самом деле не так трудно, как кажется, но имеет смысл только в том случае, если кого-то в этом государстве еще интересует: куда и как уплывают деньги из России. P.S. Правда, уверенности в том, что данным расследованием заинтересуется прокуратура, мало. Поскольку у ЛУКОЙЛа с прокуратурой сложились "особые" отношения. Какие? Об этом читайте в ближайших номерах "Новой газеты". Расследование Сергея Соколова - работа дотошная. Тут и колоссальный объем фактов, и их экспертные оценки, и попытка самостоятельного анализа. Тем важнее было бы услышать голос оппонентов - слишком серьезны обвинения, которые высказаны в адрес нефтяной компании "ЛУКОЙЛ". Как того требуют нормы "Чистых перьев", я в качестве эксперта программы направила текст Сергея Соколова президенту ЛУКОЙЛа Вагиту Алекперову. Ответ из компании пришел оперативно - правда, за подписью руководителя пресс-службы Дмитрия Долгова. Не стану пересказывать его в деталях: господин Долгов специально оговорил, что его письмо носит личный, а не официальный характер. Скажу лишь, что, видимо, у компании "ЛУКОЙЛ" есть что возразить автору. Однако ее представители считают, что полемика на страницах газеты не может быть достаточно аргументированной. Позиция ЛУКОЙЛа такова: в случае публикации статьи Сергея Соколова компания обратится в суд. Что ж, отказ от газетной дискуссии в пользу судебного разбирательства вполне цивилизованный выбор. Будем надеяться, что и автор статьи, и его


оппоненты найдут для суда весомые решение. Каким бы оно ни оказалось.

аргументы

и

сумеют

достойно

принять

его

Людмила Телень, первый заместитель главного редактора "Московских новостей", эксперт программы "Чистые перья"


07