Page 1

Бар / Ч и ф а н № 1


BAR

кашаса, писка, аяхуяска, с н ю с

и сигары из Африки ОДЕЖДА ДЛЯ ДОСУГА И РАБОТЫ:

С ВОНЮЧКОЙ НА БАМЕ И.ФАЛЬКОВСКИЙ

ВЕНГЕРСКАЯ БАНЯ:

XYZ – ВЫС ТАВКА, КОТОРАЯ ТАК И НЕ СОС ТОЯЛАСЬ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТРЕСТ:

«БЕЛАЯ ГОРЯЧКА» С.ПАХОМОВ

Бар / Ч и ф а н № 1


3

Содержание

Бар / Ч и ф а н № 1


У Вас 2 1.

Мне еще нет 18, но когда я станну совершеннолетним, я обязательно сюда вернусь. И пошли вы все в жопу.

«Чиф предупр Бар / Ч и ф а н № 1


5

2 пути! 2.

Мне уже больше 18 лет и я знаю (или догадываюсь) о смысле слова Х...Й. И голые тела - это норма в моей жизни. Пожалуйста, поднесите паспорт к экрану компьютера страницей, на которой указан Ваш возраст.

фан» реждал Бар / Ч и ф а н № 1


6

Бар / Ч и ф а н № 1


7

Бар / Ч и ф а н № 1


8

ДУЛЕВКА - ЖЖЕНКА, СУМАСШЕДШИЙ ИНДЮК КРОВАВЫЙ БИЛЛ КТО ГДЕ В МИРЕ СИГАР «Завтрак мексиканца»: текила - 50-80 мл, пиво без пены - 120 мл, соус “Табаско – Вочестер”, хрен, соль. «Молох»: белый ром – 50 мл, коричневый ром – 50 мл, крепкий ром (73%) - 30 мл, абрикосовый бренди - 30 мл, ананасовый сок - 40 мл, апельсиновый сок - 60 мл, сироп зеленого лимона - лайма (или сироп Grenadine) - 30 мл, лимон, лед. «Кровавый Билл»: водка - 80 мл, концентрированный говяжий бульон - 40 мл, соус “Табаско”, тертый хрен, молотый (в порошке) лук, аджика, свежий зеленый лук, петрушка, кинза. “Сумасшедший индюк” - 80 мл водки, 20 мл сиропа вишневого сиропа, табаско, соль, рукола. “Цц” - равные части писки, черного рома и шоколадного молока. Дулека - спелые дули, медицинский спирт. Совершенно спелые дули разрезать на четыре части, сушить их вначале на солнце, потом в печи, наполнить ими половину емкости и залить подогретым спиртом, накрыть крышкой и поставить в вырытую яму; засыпать землей, настаивать в течение 6 месяцев, после чего хранить в погребе. Жженка - 0,5 л 96%-ного спирта, 0,5 л воды, 1 чайная ложка ванильного сахара, 2 ст. ложки сахарного песка, щепотка соли. Готовят карамель, кипятят воду, растворяют в ней карамель, добавляют щепотку соли; охлаждают, размешивают со спиртом, отстаивают в течение трех дней. Ратафия кофейная - 400 г молотого кофе, 1,6 л кипяченой воды, 2,4 л спирта, 1,2 кг кг сахара, кофейные зерна заливают 1,2 л кипяченой воды и плотно закупоривают; настаивают сутки, затем заливают спиртом, плотно закрывают и ставят на солнце, настаивают три недели, добавляют сироп - 1,2 кг сахара и

Бар / Ч и ф а н № 1


9 400 мл воды; кипятят на медленном огне, настойку и сироп смешивают и дают отстояться. 1 место – КУБА. Cohiba - легендарная марка гаванских сигар, получившая название от забытого слова из языка таино. Выпуск Cohiba начался в 1982 году под руководством великого Че Гевары, считавшего сигару «постоянным спутником революционера». Популярности сигар способствовал сам Фидель Кастро, неизменно появлявшийся на публике с 192-миллиметровой Lanceros, ставшей «сигарой самого команданте». 2 – ДОМИНИКАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА. После Кубинской революции сюда эмигрировало целое поколение специалистов по возделыванию табака. Такие марки доминиканских сигар, как Juan Clemente, Arturo Fuente, Avo, Davidoff, Ashton, The Griffin’s, по качеству ничуть не уступают кубинским. 3 - ГОНДУРАС. Don Lino, Puros Indios - лучшие гондурасские сигары. 4 – НИКАРАГУА. Никарагуанская марка Padron прекрасно зарекомендовала себя на мировом рынке. 5 – ЯМАЙКА. Успешно конкурирует с другими странами. Тропический климат и плодородные почвы делают остров идеальным местом для возделывания табака. Мягкий вкус ямайских Macanudo известен ценителям всего мира. 6 – МЕКСИКА. Большая часть урожая табака идет на выработку покровных листов. Это делает мексиканские сигары дешевле аналогов из других стран. Cruz Real, Te-Amo - недорогие мексиканские сигары хорошего качества. 7 – ИСПАНИЯ. Единственная европейская страна, предлагающая миру сигары, сделанные вручную в лучших кубинских традициях. Основное производство сосредоточено на Канарских островах. Calypso, Puros Vargas, Don Julian - лучшие испанские марки. 8 – ФИЛИПИНЫ. Ведущий производитель сигар в Азии. Филиппинские Flor de Isabella снискали мировую славу благодаря своей оригинальной форме. «башмакслона» - большую прямоугольную головку, напоминающую слоновью стопу.

Бар / Ч и ф а н № 1


10

Бар / Ч и ф а н № 1


11

Бар / Ч и ф а н № 1


12

Oдежда для досуга

Бар / Ч и ф а н № 1


13

Бар / Ч и ф а н № 1


Бар / Ч и ф а н № 1


промо

15


16

Бар / Ч и ф а н № 1


17

Бар / Ч и ф а н № 1


18

Т

оржественная встреча поезда и митинг назначены на 16 часов. Это знали все, да разве усидишь в такой день дома? С полудня на автобусах, «вахтовках», вездеходах, самосвалах, мотоциклах, пешком люди стали прибывать из поселка. Заснеженная долина, окруженная ослепительно сверкающими горами, празднично расцветилась ярким узором. В редколесье и на порубках вдоль крутых склонов насыпи кое-где уже занялись костерки. Пахнувшие хвоей голубые дымки доносили аппетитные ароматы жарящихся шашлыков. У высокой, обтянутой кумачом трибуны, там, где насыпь заканчивалась широкой площадью, украшенной стягами и транспарантами, из орсовских фургонов выгружались столы, ящики, коробки, лотки с пирогами, тортами и прочей праздничной снедью. Симпатичные розовощекие девчушки, одна в русском, другая в бурятском национальных костюмах, поверх которых наброшены бамовские полушубки, дышат в замерзшие ладошки и стучат модными сапожками по шпалам. Огромный пышный каравай с солонкой, прикрытой вышитым полотенцем, лежит на капоте урчащего газика. Все готово к встрече. Каждые четверть часа из радиофицированного автобуса, прервав музыку, сообщают, где находится поезд. Сейчас по графику он проходит двадцатый километр обходного пути. До нас осталось еще шесть. Самые трудные. И еще крутой спуск с сорокатысячным уклоном. Провести по нему поезд - такого «трюка» никто еще в мире не пробовал. Мы знали, поезд ведут Юрий Крупский и Николай Владимиров. Машинисты они известные. Им верили - эти не подведут. Я-то чувствовал, не у меня одного покалывало, скребло: «А вдруг... мало ли что...» Но никто не сказал об этом вслух. Проведут! Все будет как надо! Разъезд Окусикан. 1983. 93 * 84. Горьковский государственный художественный музей. Андрей Строганов, мастер пути СМП-597. 1983. 86 * 66. Министерство культуры РСФСР. Москва. Седьмая весна БАМа. Юрий Ширинский, бригадир проходчиков ТО-11. Фрагмент. Игорь Павлович Попов, заслуженный строитель РСФСР, проходчик ТО11. Почетный пассажир первого поезда. 1983. 100 * 84. Горьковский государственный художественный музей. Бар / Ч и ф а н № 1


19

Бар / Ч и ф а н № 1


20

С Вонючкой на БАМе.

Мы

с Вонючкой летели на БАМ. Выпили в баре по две кружки пива и по сто граммов водки. Тут объявили, что рейс задерживается. На восемь часов. Выдали в качестве компенсации талоны на питан coffeehouse.ru ие. Мы рассудили, что глупо тратить деньги на еду и пропили талоны в кафе «Роза ветров». Затем почему-то поехали на автобусе в Шереметьево-Карго. Билетиков у нас не было, так что из автобуса нас высадили. Оставшуюся часть дороги шли пешком. Кафе в Шереметьево-Карго помню плохо. Помню, что там пела женщина, и Вонючка пел с ней хором, а я хлопал

и приплясывал. Обратной дороги в аэропорт не помню совсем. Помню, как спал в парке под самолетом, а Вонючки рядом не было. Потом помню какуюто улицу рядом и ларек. Помню, как пили коньяк из горла. А потом Вонючка заметил ее. Это была девочка лет двенадцати. Она стояла на остановке и ждала автобус. Нетвердой походкой морячка Вонючка направился к ней.

«Маленькая, сколько стоишь?» - спросил он. Кучковавшиеся рядом таксисты

недружелюбно смотрели на нас. Девочка побежала куда-то во тьму. Вонючка побежал за ней. Я побежал за ним. И мы прибежали. Прямо к милицейской машине. Нас отвезли в отделение. Вонючку куда-то увели, а меня отпустили. Я ждал на пороге. Вышел милиционер. Закурил. Сказал: «Вот друг там твой бузит. Говорит, что мы у него мечту забираем. Двенадцать лет мечтал на

Бар / Ч и ф а н № 1


21

Бар / Ч и ф а н № 1


22

понеслись по БАМу.

БАМ вернуться». Я посмотрел на часы. До отлета самолета оставалось пятьдесят Нашей первой остановкой была пять минут. «И как быть?» - спросил я. Чара. Родной поселок Вонючки. Ранним «Ну, как. утром в тумане мы сошли с поезда. Было промозгло и неуютно. Вонючка показал Я позвонил на мобилу мне развалившееся деревянное здание. Вонючке. «Меняй бабки на мечту» - «У Это был клуб, где когда-то работали его меня всего штука осталась» - «Отдавай родители. От нечего делать зашли в избу штуку». И мы улетели. с вывеской – “Газета “Северная Звезда””. За столом редактора сидел маленький совсем. Ведь мы лысый человечек с бородой и в очках. сразу отметили прилет. Помню лишь, Классический интеллигент семидесятых, что плясали на дискотеке. Дискотека только нос у него был слишком красным. походила на Сиднейский театр с Он попытался продать нам номера известной картинки и была на Ангаре. газеты по шесть рублей, но, узнав, что Потом мы очутились в поселке Листвянка мы из Москвы, отдал их даром. В одном на Байкале. Пили с девушкой, которую из номеров была рубрика «Стихи». Но звали Белка, и с человеком по имени стихов я там не обнаружил. Оказалось, Морской. Морского так прозвали, потому что это статья с названием «Стихия» про что в бытность коком он ополаскивал то, как речка поселок затопила, просто посуду не пресной водой, а прямо в буква «я» куда-то затерялась. Вонючка море. У толстой Белки было испитое навел справки о своих одноклассниках. лицо. Она уверяла, что ей завтра в Услышав имя одного из них, редактор рейс и говорила: «Мальчики, давайте оживился, а от имени второго танцевать». Но мы не слушались и не погрустнел. Первый оказался судьей танцевали. нарсуда, второй – бандитом. Первый Они падали по очереди, здесь, в Малой Чаре. А второй в Большой как ваньки-встаньки из театра кукол. кого-то прижимал и теперь скрывается. Рейс до Северобайкальска Мы пошли к судье. отложили на сутки. Мы пили и пили. С Судья, здоровый кругломордый нами были усач и юный француз. Усач детина, утверждал, что он пишет диссертацию вызвал водителя и отвез нас к себе по биохимическому составу армянского домой. Казалось, он нисколько не языка. И для этого ему нужен чистый удивился нашему появлению. На его байкальский воздух. Француз – его лице, словно на лице индейца, не было коллега. Потом оказалось, что усач вовсе никакого выражения. «Вернусь не – медбрат из иркутской больницы. поздно», - сказал он, показал, что к чему, А француза он просто раскручивает и уехал на работу. Я отправился во двор на бабло. Наконец, туман рассеялся искать туалет. Но двора у судьи не было. и мы улетели. В Северобайкальске Не было и туалета. Во дворе соседнего было тепло. дома меня облаяла злобная собака. Я Тяпнули. Сели в поезд нашел туалет только через два дома.

Вы нам бабки, а мы вам мечту обратно». Иркутск я не запомнил

Танцевали три бурята.

обнял Вонючку,

Окунулись в Байкале.

и

Бар / Ч и ф а н № 1


23

Бар / Ч и ф а н № 1


24

Постоял в нерешительности, но природа взяла свое. Озираясь по сторонам и пригибая голову, прокрался к сортиру. Когда я вышел, то заметил, что с улицы за мной следит Вонючка сидел на крыльце и курил. Мы зашли в магазин, взяли две бутылки водки и пошли в тайгу. Бурят вначале шел за нами, но потом отстал. Искупались в озере Лябич, дошли до речки Сасыкан.

молодой бурят.

Дальше были болота и бурелом. Первую бутылку выпили на Сасыкане. Вторую думали отнести к судье, но тут Вонючка насупился. «Ну его на хуй, сказал он.

– Раньше был нормальным парнем, Кинг Кримсон слушал. А теперь вот мудак, судьей оказался». И мы выпили вторую. В поселок вернулись, немного

сегодня – 1

пошатываясь. Услышали торжественную музыку. Вспомнили, что Побрели смотреть школу, где когда-то учился Вонючка. Приехал автобус с детьми из эвенкийского села. Рядом мелькнул тот самый бурят. Мы зашли в школу. Стали зачем-то рассматривать списки с фамилиями учеников. Я нагнулся, чтобы получше разглядеть буквы. За нами стоял милиционер в обычной форме, но почему-то с длинной седой бородой. «Попались, террористы», - злорадно зашипел он. Из-за его спины высовывался

сентября.

И тут мне заломали руки. Бар / Ч и ф а н № 1


25

бдительный бурят. Наверное, мы и вправду странно выглядели на фоне родителей и детей. Нас отвели в отделение. Вонючка опять вспомнил своих одноклассников. Правда, только одного из них, бандита.

Милиционер сразу помрачнел.

Я понял, что наше положение ухудшается. И быстро напомнил про второго – судью. Наши акции тут же подскочили вверх. Милиционер отдал нам честь. Его молоденький помощник вытянулся по струнке. И мы оказались на свободе. Судья во дворе колол дрова. «Эх, что вы так поздно, - посетовал он. – А я думал вас на горячий источник отвезти». «Ну, так поехали», – сказали мы. Загрузились в машину. По пути спросили про бандита. Оказывается, его недавно короновали. Он живет по старым понятиям. Нигде не работает, нет жены, но три сожительницы. Сейчас скрывается в тайге. Мы приехали в разрушенный санаторий.

За забором на сопке стояли три грязные ванны. Судья налил в них из

шланга вонючей воды. «Сероводород с родоном, - гордо объявил он. – Мы здесь всегда с телками отдыхаем». Мы разделись и улеглись. Потом нас ждал накрытый стол. На столе были закуски – помидоры, огурцы – и бутылок водки. К нам присоединились водитель и сторож. Татуированный с ног до головы сторож оказался весьма начитанным человеком. Мы говорили с ним об истории и философии. Жалко, я спьяну не запомнил деталей. По пути обратно, по-видимому, мы заезжали в магазин. Потому что у судьи пили снова.

пять

Вонючка спал за столом. Но заснул он не сразу. Перед тем как заснуть, он вспомнил историю из юности. Про туриста. Как-то сидят они впятером у костра:

Артур, Тугрик, Нос, Чифан и наш Вонючка. Выпивают, что-то там

жарят. И тут мимо турист чешет. Сутулый такой очкарик с рюкзаком. «Вы тут группу туристов не видели? - спрашивает. - А то я отстал». «Видели, - отвечают. – Только вряд ли ты их догонишь. Часа два назад. А уже темнеет. Посиди лучше с нами, а с утреца пойдешь». Ну, турист соглашается. Сидят дальше. Жарят там чего-то, бухают. Тут Тугрик и говорит: «Слышь, турист, - показывает на Носа, - у моего друга сегодня день рождения. Поздравь его мастеркой и трико». Ну, то есть, штаны снимай и олимпийку. - Артур добавляет. Тут наш Вонючка в палатку спать идет. Слышит, среди ночи какой-то шум. «Эй, вы чего там, - просыпается, который час?» «Слышь, Артур, - кричит Тугрик, - сколько там времени на наших часах?» То есть, и часы с туриста сняли. Вонючка снова засыпает. Опять шум. «Эй, вы чо там?» - спрашивает. «Чо,

«И кеды давай»,

Бар / Ч и ф а н № 1


26

чо, туриста ебем. Будешь?» Вонючка досказал историю и заснул. Я хотел его растолкать и спросить. Но не решился. Часто ли они так проводили время, поебывая туристов, или это был исключительный случай? И куда потом они дели раздетого и выебанного туриста? Ведь вряд ли так и отпустили бежать голым по тайге…. Тут я и сам отключился. Когда очнулся, увидел, что по пояс голый судья играет на баяне и плачет. Он рассказал, что три недели назад исчез его отец. Пошел к другу на поминки и не вернулся. Всего через два дома. Там были дочка друга, ее сожитель и их друзья. Молодежь, двенадцать человек. Всех допытали, но не колются. Кто его знает… «А как, как он мог пропасть, старый таежник, охотник и рыболов», плакал судья. Наверное, закопали. А три дня назад эта дочка зарезала сожителя. Судья думал, что раз вторая мокруха, то тут и первая точно всплывет. Одна за другой потянется. Снова всех взяли. Но никто не колется…

Выпил, мол, и ушел в тайгу.

Вдруг в дверь постучали. Вошел маленький человек с бегающими глазками. Посмотрел по сторонам и исчез. И в комнате нарисовался высокий статный красавец.

Черный, с орлиным носом, гуран. Я сразу понял, что это вор.

Его как раз не хватало для сюжета. Он посмотрел на спящего Вонючку. Поднял его голову за волосы и заглянул в лицо. «Приехал, - любовно протянул он. – Леха». «Мне как доложили, что с Москвы нагрянули, так я сразу понял, кто это», - хохотал он. Мы сидели за столом. Маленький караулил на пороге, то и дело выглядывая во двор. Мы чокались и веселились. Потом мы брели по поселку. За водкой в ночной. Фонарей не было. Шли на ощупь в полной темноте. Помню окошко и свет. Помню, как из окошка высунулась рука и протянула нам бутылку. Помню толпу местных пацанов рядом с окошком. Все в сапогах и кепках. «Илюхан, с тобой познакомиться хотят», - прошептал мне вор, скаля зубы. И я со всеми знакомился. «Илюхан», – представлялся я каждому по очереди.

Бар / Ч и ф а н № 1


27

«Косой, Шпала, Чпок», - отвечали мне. И мы обнимались. Потом снова помню дом судьи. Мы сидели с вором уже на террасе. На корточках. Рядом дремал судья. За спиной дежурил шнырь. Он игрался ножом-выкидушкой. Туда-сюда, туда-сюда. «В Москве люди хуевые», зачем-то сказал я. Я хотел сказать, что зато в Сибири хорошие. Но не договорил. Вор неожиданно изменился в лице. Его губы исказила нехорошая злая гримаса. «Ты кого говоришь, Илюхан, - прошипел он. – В Москве? Люди? Хуевые?!» Я вспомнил словарь воровской фени и понял, как я ошибся. Черт, ведь люди на фене – это воры.

Ведь судья спит. И Вонючка. Спросит завтра утром: «А где Илюхан?» - «Где, где. А кто его знает.

Выпил и ушел в тайгу погулять.

Ищи-свищи». Внезапно я понял, что надо держаться до конца. Главное - не путаться в словах и не заметать следы. И я сказал: «Да, в Москве люди хуевые. Раньше были нормальные, а теперь хуевые. Живут не по закону, понятия не соблюдают. Творят беспредел». «Кого говоришь, Илюхан? – все равно сипел вор. – Я в Москве людей знаю». «Ну, а кого ты знаешь? – неожиданно для самого себя перешел я в отчаянное и пьяное наступление. – Скажи, я привет передам». Это была моя вторая Мне показалось, что шнырь сзади ошибка. Вор вначале побагровел, надвигается со своей выкидушкой. Я затем побелел. На его губах проступила вспомнил про туриста. Про исчезнувшего пена. Шнырь надвинулся еще ближе. Я отца. Подумал: «А вдруг меня закопают?» слышал над ухом щелканье выкидушки.

Получается, что я наехал на воров.

Бар / Ч и ф а н № 1


28

«Кого говоришь, Илюхан? – орал вор.

– Привет передашь? Ты кого говоришь? От меня? Привет?

Ты знаешь, что это значит? Обречен ты после этого будешь! Твоя жизнь изменится, Илюхан!!!» В ужасе я пытался вспомнить, что значит передать привет от вора ворам. Вор орал. «Все равно передам, - тихо, но твердо произнес я. - Скажи, кому. Я передам». Вор замолчал. Изумленно он смотрел на меня. Может быть, он не ожидал такой наглости. А может, ему просто некому было передать привет. Ведь он никогда не был в Москве. Кого он там мог знать, молодой сибирский вор из далекой Чары. Отрезанной от цивилизации. Тут ведь даже нет сотовой связи. Нет канализации и воды. Воду привозит водовозка. Ее наливают в бочку. Зимой вода замерзает. Наверное, хорошо, что родители увезли Вонючку отсюда… Стояла тишина. Нелепые мысли бегали в моей голове. И тут неожиданно проснулся судья.

Непонимающим взглядом он смотрел на вора. А потом сказал: «Я тебя, Игорек, посажу!» Вор переключился на судью. «Кого говоришь, Диман, - шумел он. – Друга своего посадишь, одноклассника?» «Все равно посажу», - настаивал судья. «Зачем, зачем тебе это надо? – удивлялся вор. – Мы же за партой одной сидели!» «Посажу и все», - твердил судья. К счастью, про меня забыли.

Шнырь с интересом глядел на судью. Я осторожно встал и незаметно отправился спать. Проснулся от окрика судьи. «Илюхан, вставай! – будил он меня. – Машина ждет!» Вспомнил, что мы должны ехать дальше. Обнаружил, что почему-то лежу в детской кроватке. Ноги свешиваются на пол. «Черт, как ты здесь оказался? - бормотал судья. – Я же тебе там нормально постелил. Ну ладно, подымайся скорей». Я и сам не помнил, как там оказался. Семья у судьи в Чите, и я, значит, зачем-то проник в детскую. Тут я заметил, что вся кроватка мокрая

Бар / Ч и ф а н № 1


29

насквозь. Блин, значит я обоссался. Но как же я мог обоссаться? Да еще в детской кроватке? Ведь я никогда, ни разу за всю жизнь не обоссывался? И почему тогда штаны у меня сухие? Может, нассали воры, чтобы меня опустить? Надо спешить. Я выкарабкался из кроватки и сгреб белье в кучу. Случившееся так и осталось тайной. Вонючка впоследствии предположил, что я просто во сне сходил в туалет. То есть расстегнул штаны, справил нужду и спокойно застегнул их обратно. Все может быть. Ноги не держали меня. С трудом я добрел до машины и свалился внутрь. На

станции стоял утренний рабочий поезд. Один вагон, говоря по местному, «окурок». Тошнило очень сильно. Я плюхнулся на полку, положил под голову сумку и заснул. До следующей станции, где когда-то жил Вонючка и которую нам предстояло посетить, три часа. Проснулся от шума в тамбуре. Услышал голос Вонючки. «За сто рублей . Вонючка отдудонишь? – Нет. – А за двести?» стоял с расстегнутыми штанами и махал своим ослиным болтом. Напротив стояла удивленная девушка лет пятнадцати. Я вернулся в наш отсек и снова заснул. мы сразу нашли магазин. Длинные мохнатые сопки и между ними сплющенный поселок. Одна пустынная улица вдоль реки. «Вы что, больно смелые?» - ошарашила нас с порога продавщица. «В смысле?» переспросили мы. «Да ко мне уж третий день никто не ходит. Я и сама на улицу выходить боюсь. Здесь в подсобке и ночую, однако». Под ложечкой засосало. «А что стряслось-то?» - спросили мы. «Да как что. Третьего ж дня Пал Палыча загрызли.» «Да кто загрыз-то?» - «Как кто? Лошадь эта дикая. Он отсюда, из магазина, вышел,

Я выглянул в тамбур

В поселке Хани

Бар / Ч и ф а н № 1


30

водки взял и хлеба батон, так она здесь бегает, вот с голодухи ему руку-то вместе с хлебом и откусила. Ну, он-то, однако, и умер с этого. Кровь-то вся утекла, однако». Взяли только водку. Без хлеба. Илья Фальковский

Мы переглянулись. пить в тайгу.

И ушли

Бар / Ч и ф а н № 1


31

Бар / Ч и ф а н № 1


32

Бар / Ч и ф а н № 1


33

Бар / Ч и ф а н № 1


34

Бар / Ч и ф а н № 1


35

Бар / Ч и ф а н № 1


36

Бар / Ч и ф а н № 1


37

Бар / Ч и ф а н № 1


38

Вот: Пахом – бредет по планете босиком Добрый агент куда угодно вам продаст билет, только гроши из карманов выгребай: на дно морское, даже в космос. Единственное – земля - то сдулась! Раньше едешь себе на лошади - год, второй, глядишь: только до океана добрался. Сегодня не успел стакан опрокинуть - ты уже в гостях у людоедов или у белых медведей. Или у жирафов хвосты задираешь. Однако путешествия к глубинам подсознания актуальны и по сей день. Ведь возможно окольными путями перейти за границу жизни; и если ловок, вернуться назад. Некоторым это удалось. Вспомните старину Вергилия. В страну «Белой горячки». В страну соблазнительного и ужасного Делириума. Пахом купил, не за дорого, горящий тур. И привез из потустороннего лабиринта путевые заметки.

Бар / Ч и ф а н № 1


39

Виртуальное интервью с Пахомом взял альманах «ЧИФАН» у компьютера. Все зависит от того, хочешь ли ты за пять минут рассказать про свою жизнь или не хочешь? То есть про любовь я знаю, а с кем конкретно она была - не помню У меня все ближние мои, родные, жена страдают Я - говно, или Я ссу, или Я ничего не боюсь Не все люди говорят мне хорошие вещи. Некоторые говорят: сдулся Я сначала злюсь. Но так как я мудрец, то сразу их прощаю всех Сдулся! А какую дулю я им приготовил, они еще не знают! «Мертвый домик», «Жора Апездл», «Зеленый слоник», «Кокки - бегущий доктор» и «Пять бутылок водки» А почему на концертах зрителей все время обижаю? Педерастами называю? Это мерзкие интеллигентишки, которые чаек там, кофеек - они смотрели, как там народ чего А что народ? У народа низовой интерес. Секс, алкоголь, труд, большой брат, батюшка-царь. Испражнения, обнаженность... А мы уже умерли! В пустых лужковских офисах будет один Лужков плясать И вообще - космос, скоро туда все полетим Все вместе полетим в космос, самолеты Virgin уже готовы, 200 тыщ стоит билет все полетим в космос Брошу работу начальником ну я же начальник, работаю в офисе Хвать - и готово В общем, мир устроен справедливо. Главное, не болеть - вот и все А у меня это - фитиль в жопе. Понимаешь, в чем дело? Я в сумасшедшем доме был в 84-м году, в Кащенко, в Москве Хотели меня отправить в Афганистан А это Некротеатр прекрасный - театр ужаса про то, как плохо в клетке жить, как плохо есть проклятую еду, как плохо всем, а хуже всего - ему, зеленому слонику На обложке альбома голый лежу? был один человек, который замерз, а потом проснулся - и лицо у него стало красным хрен на улице спросишь кого-нибудь, случайного прохожего, почему красное лицо Получишь по морде - ничего страшного по наблюдениям окружающих – я сошел с ума Бар / Ч и ф а н № 1


40

Бар / Ч и ф а н № 1


41

Бар / Ч и ф а н № 1


42

Бар / Ч и ф а н № 1


43

Бар / Ч и ф а н № 1


44

Бар / Ч и ф а н № 1


45

Бар / Ч и ф а н № 1


46

Бар / Ч и ф а н № 1


47

Бар / Ч и ф а н № 1


48

Бар / Ч и ф а н № 1


49

Бар / Ч и ф а н № 1


50

Бар / Ч и ф а н № 1


51

Бар / Ч и ф а н № 1


52

Бар / Ч и ф а н № 1


53

Бар / Ч и ф а н № 1


54

XYZ

Лет десять назад родилась и тут же скончалась художественная артель XYZ: Спиридонов-

Ягубский-Платонов. Но после скоропостижной смерти остались пыльные остовы ее жизнедеятельности. Чифан выудил из тлена

старые кости и выставил для всеобщего обозрения. Тем более что накропали много. Это была попытка проникнуть в сакральный смысл трех букв. И действительно - тайна открылась. Секрет оказался абсолютно непредсказуемым. Последствия экзгумации были сокрушительны. В итоге: судно затонуло, а рыбакам пришлось спасаться вплавь в ледяной воде. Некоторые не добрались до

берега.

Бар / Ч и ф а н № 1


55

Бар / Ч и ф а н № 1


56

Бар / Ч и ф а н № 1


57

Бар / Ч и ф а н № 1


58

Бар / Ч и ф а н № 1


59

Бар / Ч и ф а н № 1


60

Бар / Ч и ф а н № 1


61

Бар / Ч и ф а н № 1


62

Бар / Ч и ф а н № 1


63

Бар / Ч и ф а н № 1


64

Бар / Ч и ф а н № 1


65

Бар / Ч и ф а н № 1


66

Бар / Ч и ф а н № 1


67

Бар / Ч и ф а н № 1


68

Бар / Ч и ф а н № 1


69

Бар / Ч и ф а н № 1


70

Бар / Ч и ф а н № 1


71

Бар / Ч и ф а н № 1


72

Бар / Ч и ф а н № 1


73

Бар / Ч и ф а н № 1


74

Бар / Ч и ф а н № 1


75

Бар / Ч и ф а н № 1


76

Бар / Ч и ф а н № 1


77

Бар / Ч и ф а н № 1


78

Бар / Ч и ф а н № 1


79

Бар / Ч и ф а н № 1


80

DEEP PURPLE DEEP PURPLE – наше все! Di PAPL под фанеру 1997 А.Кузнецов, Б.Спиридонов, Б.Матросов, А.Петрелли и К.Звездочетов Диксиленд под фанеру 1999 +Л.Бруни, И.Бурый, В.Дубосарский, А.Платонов, В.Флоренский В 1997 году семь художников сидели в подвале - выпивали и не закусывали; обдумывали план новой выставки. Ну что выставки? Были выставки; и такие, и сякие. А если собрать зал, взять гитары да как грянуть на все 1000 ватт, так чтобы потолок рухнул. Хотелось из грязи в князи. Раз, и в дамки. Фантом повис над гранеными стаканами, обкусанными солеными огурцами, корками хлеба – ПРОЕКТ: ДИ ПАПЛ – ПОД ФАНЕРУ! Конечно, Ди Папл! Наша советская народная группа. Слушая вражеские голоса, мы пытались проникнуть внутрь старенького лампового приемника; силясь уловить, сквозь скрежет, волны хард-рока. Мы прыгали и трясли слабо оформленными хайрами, с теннисной ракеткой или клюшкой в руках, чувствуя себя Блекмором или Гловером. Родители думали, что через нас пропустили ток высокого напряжения. Комета мигала зеленым глазом, аккорд хрипел дрянным динамиком, но мы чувствовали себя на вершине славы. Девки визжали, чуваки рвали на себе рубахи. А вырезки из иностранных журналов? Плакат в красном углу вместо иконы. Чтобы его купить, я целый месяц собирал бутылки. А самодельные трафареты, на майках и холщовых сумках? Купили грузовик фанеры. Две недели не выходили из подвала - пилили, резали, Бар / Ч и ф а н № 1


81

строгали. Выбирались на белый свет, только чтобы нетвердой походкой дойти до гастронома. Мы сделали даже фанерные усилители, микшеры и микрофоны со стойками. Построили гигантские колонки - 3,5 метра высотой, с полутораметровыми динамиками. Некоторые докатились до фанерных волос. Из коллекции Петлюры подогнали парики и шузы на платформе. И вот мы в боевой раскраске на сцене перед фанатиками. Главное - все честно. Поешь под фанеру - скажи честно: “Пою под фанеру”. Мы выступали под фанеру, никто не мог нас заподозрить в обратном. И мы грянули и spase truckin, и smokie on the water, и highway star! Мы бились в эпилептическом припадке, и с нами бился с удвоенной силой весь зал. Началось все со сломанных палочек барабанщика. Затем переломились пополам клавиши. Толпу накрыло упавшими колонками. Свалившиеся с них усилители вырубили сразу несколько человек. Фанеру рвали, топтали, грызли; ее размололи в пыль. Внутри кучи мусора стонал застрявший в барабане Пэйс. По полу катались бутылки, в туалете заперлись влюбленные, в углу молился голый человек; раненых складывали рядом с парадной дверью. Мы не осрамились перед нашими заморскими кумирами. Это был грандиозный успех: мы бросили краски и занялись концертной деятельностью. Следующим стал фанерный диксиленд. Где, к крашенным под негров музыкантам, явились настоящие черные ребята в костюмах Ку-клус-клана. Они перерубили братву в капусту. Фанерное диско, ксп, органная музыка, горловое пение. Никто никогда не задумывался, насколько фанера сакральный материал. Купите себе грузовик фанеры и билет в бессмертие вам обеспечен.

Бар / Ч и ф а н № 1


82

Бар / Ч и ф а н № 1


83

Бар / Ч и ф а н № 1


84

Бар / Ч и ф а н № 1


85

Бар / Ч и ф а н № 1


86

Бар / Ч и ф а н № 1


87

Бар / Ч и ф а н № 1


88

МАКСИМ ЮРЬЕВИЧ МИРСКИЙ Эти рисунки - анонс творчества нашего замечательного друга Максима Мирского. Который, как многие, не смог подняться на пьедестал 2000. Бар / Ч и ф а н № 1


89

Бар / Ч и ф а н № 1


90

Бар / Ч и ф а н № 1


91

Бар / Ч и ф а н № 1


92

Бар / Ч и ф а н № 1


93

Бар / Ч и ф а н № 1


94

Бар / Ч и ф а н № 1


95

Бар / Ч и ф а н № 1


96

котлетная ЧИФАН

Бар / Ч и ф а н № 1


97

в следующем номере:

6 американских

прогулок по ЛУНЕ Бар / Ч и ф а н № 1


98

Бар / Ч и ф а н № 1

Альманах "Чифан" - Бар - №1  

Электронный журнал «ЧИФАН» — это интерактивный аттракцион для тех, кто устал от штампов журналистики, политики, кино и литературы. «ЧИФАН» п...