Page 1

Слово, дело, судьба

Гамарджоба,

Ариадна ювелирных лабиринтов В гостях у редакции Platinum — уникальный грузинский художник-ювелир   Натия Гоциридзе. Ее путь к мастерству прошел через школу ювелирного искусства в Чехии, мастер-классы в Италии, открытие собственной студии   в Праге и завершился созданием ювелирного Дома Marilisi. Потрясающей, магической красоты украшения из золотых кружев очаровали публику, посетившую последний Антикварный салон в Киеве. Platinum: Калбатоно Натия, как Вы пришли к своему творчеству? Натия Гоциридзе: Самым пра­ вильным ответом, наверное, будет  — желание следовать своим эмоциям и воля случая. По профессии я медицинский ра­ ботник, но творческий подход ко всему, к чему прикасаются мои руки, превали­ ровал над реальностью и забросил меня туда, где я лишь подспудно чувствова­ ла свое предназначение — в ювелирное искусство. Случайно оказалась в Европе и там решилась на первые шаги, с ужа­ сом поняв, насколько сложна работа ювелира. Сегодня, оглядываясь назад, я шокирована: где я нашла силы так кар­ динально изменить свою жизнь? Повто­ рить такой «подвиг» теперь невозможно. «Ювелирка» подарила мне мгнове­ ния вечности, открыла склонность к со­ средоточенному мыслительному процессу. Я поняла, что это искусство дает полную свободу, если тебе есть что сказать миру. Pl.: Кого Вы считаете своими учителями и чей ювелирный гений для Вас непререкаем? Н. Г.: Академическую ювелирную школу я прошла в Праге, система обуче­ ния там просто великолепная. Многому научилась у грузинских и итальянских мастеров. Назвать одного учителя — обидеть всех других. Я, как губка, впиты­ вала от каждого из них все, отвечающее моему мироощущению, поэтому благо­ дарна всем без исключения, кто встре­ тился на пути во время моего становления как ремесленника, так и художника. Гении? Бенвенуто Челлини, Рене Лалик, Альфонс Муха или грузинские «златоваятели» Опизари — они и се­ годня питают мое творчество.

108

platinum


Pl.: Как родились Ваши теперь ставшие знаменитыми золотые кружева? Н. Г.: Многие художники лю­ бят повторять фразу: «Все мы родом из детства». Я не исключение. Засыпая под бабушкины сказки, я грезила о вол­ шебном принце и золотых туфельках. Прошли десятилетия, и настал момент, когда я по­настоящему разозлилась из­ за отсутствия у меня обуви настоящей принцессы. Для туфелек мне понадобил­ ся золотой текстиль, но золото — это не руно, и ткацкие станки не могут ткать из металлической проволоки, пусть даже самой тонкой. Я изобрела такой способ и могу плести кружева любых видов. Это очень сложный многоступенчатый про­ цесс, который техникой не назовешь — настоящее искусство ручной работы. Pl.: А про туфли забыли? Н. Г.: Какое там забыла!!! Как только у меня получилась золотая ткань, я сразу обратилась к чешскому

«УКраШениЯ, СоГреваюЩие людеЙ и делаюЩие их СЧаСтливее, — Это та дУШевнаЯ роСКоШЬ, беЗ КотороЙ мне тЯжело работатЬ»

platinum

109


Слово, дело, Судьба модельеру Яне Бух, и с ней мы сделали пару золотых туфель. Если бы Вы знали, как билось мое сердце, когда я, как Зо­ лушка, пыталась примерить их! И толь­ ко надев, поняла, что носить их невоз­ можно. Муж, утирая мне слезы, сказал: «Не сдавайся, ты сделаешь, что задума­ ла!» Первый блин всегда комом — из­ менив подход к задаче, я сделала туфли, только теперь это туфли не принцессы, а царицы — золотые кружева, вышивка на коже, бриллианты и гранаты...

«ХОЧУ ДАРИТЬ ЖЕНЩИНАМ ЧУВСТВО УВЕРЕННОСТИ И ОЩУЩЕНИЕ КОРОЛЕВСКОГО ВЕЛИЧИЯ. Я ИЗОБРЕЛА СПОСОБ ПЛЕСТИ КРУЖЕВА ЛЮБЫХ ВИДОВ. ЭТО ОЧЕНЬ СЛОЖНЫЙ МНОГОСТУПЕНЧАТЫЙ ПРОЦЕСС, КОТОРЫЙ ТЕХНИКОЙ НЕ НАЗОВЕШЬ — НАСТОЯЩЕЕ ИСКУССТВО РУЧНОЙ РАБОТЫ»

Pl.: Существует мнение, что лучшие украшения для женщин делают мужчины. Н. Г.: Меня в компании окру­ жают шестеро мужчин. Это настоящие строгие эстеты, мастера высочайшего класса, справедливая критика которых иногда похожа на ледяной душ, но ког­ да они хвалят, я нахожусь на вершине блаженства. Pl.: Украшения Marilisi, очевидно из-за большой массы золота и размера камней, называют музейными. Как Вы к этому относитесь? Н. Г.: Скорее горжусь, чем оби­ жаюсь. Кто­то скажет: «слишком боль­ шой камень» или «слишком желтое золо­ то», «это не модно»... Но такие украшения символизируют простор души, озаренный мыслью и образами. Я хочу дарить жен­ щинам чувство уверенности и ощущение королевского величия. Pl.: Натия, почувствовав тяжесть не одного килограмма золота и обладая россыпью драгоценных камней, что считаете роскошью?

110

platinum

Н. Г.: В разные периоды жизни это понятие меняется. Сегодня, думаю, это признание моего труда. Украшения, со­ гревающие людей и делающие их счаст­ ливее, — это та душевная роскошь, без которой мне тяжело работать. Pl.: Marilisi с грузинского — это..? Н. Г.: Литераторы знают, что пере­ вод с одного языка на другой практически невозможен, это всегда интерпретация того, что сказал человек на своем языке. Моя интерпретация слова Marilisi — «соль стиля и роскоши».

Pl39 02  
Pl39 02  
Advertisement