Page 55

– Евгения, одна из ваших работ называется «Некоторые девочки рождаются сразу принцессами». А вы в детстве чувствовали себя принцессой? – Ой, нет-нет-нет. Я не принцесса и никогда ею не была. Скорее, я была таким «папиным помощником», тире «солдатом», тире его «курсантом» (отец Евгении – военный. – О. С.). Нет, принцессой я не была. Но мечтаю ею стать. – Решающим моментом в вашей карьере, вероятно, можно назвать заказ от директора Венского музея «Albertina». А когда вы почувствовали успех? – Вы знаете, у меня такого до сих пор нет, слава Богу. Мне кажется, что у меня тогда будет сразу такое мерзкое лицо и все такое прочее. Нельзя сказать, что я почувствовала успех, а вот прямо испуг какой-то ощутила – когда была первая выставка в «Русском музее», зимой. Стояли огромные очереди, я проезжала мимо и подумала: «Ничего себе!». Я этого не планировала. Мне было очень приятно и как-то непривычно. Но такого, что «какая я классная» и «наконец-то ко мне пришел успех», такого нет до сих пор и надеюсь, что никогда эта гадость вообще не появится. Потому что... Ну, «успех» – понятие размытое. Быть успешной по сравнению с кем? И вообще, где эти высоты? И кто их определяет? Нет ни шкалы какой-то, ни линейки. И что такое «успех», и что такое «не успех»? Успех для женщины – это быть счастливой. Большего успеха, мне кажется, и быть не может. Понятно, что у мужчин есть, наверное, какие-то цели, приоритеты. Мужчина в какой-то момент понимает, что достиг того-то и того-то, и скажет: «Мне себя есть за что похвалить». У меня не было четко поставленных целей. Поэтому не знаю точно, добилась ли того, к чему шла, или нет. Все относительно…

Картину «Молочная королева» приобрела для себя Жюльет Бинош. Известная французская актриса сказала, что ее дочка очень любит молоко По словам Евгении, в детстве она была не принцессой, а папиным «солдатом»

– В интервью вы не раз говорили, что ваши картины для вас – как дети. А каких людей вы видите «приемными родителями» своих произведений? – Ну, не знаю, все люди разные. И понятно, что мои картины покупают разные люди. Есть люди богатые, люди вполне, возможно, принципиальные, со своими взглядами на жизнь. Возможно, люди сильные, возможно – жесткие. Но мне хотелось бы, чтобы дома вот это тепло или контакт с этой работой у человека сохранялся. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы мои картины любили – там, без меня. Я не могу контролировать, чтобы они доставались именно «хорошимхорошим» людям. Такого не бывает. Мы все – не плохие и не хорошие. Человек за что-то полюбил эту работу, и я рада. Значит, она была предназначена ему. Для меня, наверное, все, кто владеет моими работами, хорошие. И я рада всем «приемным родителям» своих картин.

МАГИЯ УСПЕХА / август /2012

57 

Magiya_Uspeha#4  

The magazine for successful people