Page 33

Литература

КОЗЬМА ПРУТКОВ. Кем же он был, чиновник-мыслитель? В 50-60 годы XIX века в журналах «Искра» и «Современник» печатались популярные насмешливые стихи, афоризмы и сатирические миниатюры, обличавшие правление царя Николая I и бюрократизм. Все эти произведения принадлежали перу некоего Козьмы Пруткова, служащего Пробирной Палатки.

Когда в толпе ты встретишь человека, Который наг; Чей лоб мрачней туманного Казбека, Неровен шаг; Кого власы подъяты в беспорядке; Кто, вопия, Всегда дрожит в нервическом припадке,Знай: это я! Кого язвят со злостью вечно новой, Из рода в род; С кого толпа венец его лавровый Безумно рвет; Кто ни пред кем спины не клонит гибкой,Знай: это я!.. В моих устах спокойная улыбка, В груди – змея! К. Прутков «Будучи умственно ограниченным, он давал советы мудрости; не будучи поэтом, он писал стихи; полагая быть историком, он рассказывал анекдоты; не имея никакого образования и малейшего понимания потребностей Отечества, он сочинял для него законы». На протяжении многих лет его считали реальным персонажем, а неискушенный читатель, несмотря на явную гиперболичность и пародийность высказываний Пруткова, принимал его произведения с абсолютной серьезностью. В действительности, Козьма Прутков был «литературной маской» братьевпоэтов Жемчужниковых и писателя Алексея Толстого.

роводя лето 1849 года в своем старинном родовом имении Павловке, Орловской губернии, Александр Жемчужников занимал свой досуг сочинением шуточных басен («Незабудки и запятки», «Цапля и беговые дрожки», «Кондуктор и тарантул»). Такая «писаная глупость» очень понравилась братьям, и они продолжают развивать серию озорных стихов, которые начинают приобретать большую ироничность. Вскоре к Жемчужниковым присоединяется кузен – Алексей Толстой. Первоначально произведения публикуются в известных журналах без указания автора. В 1851 году решено издать сочинения отдельным сборником, но какой псевдоним выбрать? Владимир Жемчужников предложил приписать все творения его камердинеру Кузьме Пруткову: – Кузьма, мы написали книжку, дай нам для нее свое имя, как

П

(818) 377-2102

будто ты ее сочинил. А все, что от нее выручим, отдадим тебе. – Книга-то умная или нет? – Глупая-преглупая. – А коли глупая, не желаю, чтобы мое имя под ней стояло. И денег мне ваших не надо. Такой ответ старичка Кузьмы очень рассмешил Толстого, за что камердинер и был награжден 50 рублями. Но имя все-таки было позаимствовано. ...Родился Козьма Петрович Прутков 11 апреля 1803 года в деревне Тентелевой близ Сольвычегодска. Провел всю свою жизнь, за исключением детских и отроческих лет, состоя на государственной службе. В 17 лет, с целью получения мундир ра, поступил в гусарский полк («Если хочешь быть красивым – посступай в гусары»). Военная карьера длилась всего 2 года. В ночь с 10 на 11 апреля 1823 года Козьме приснился сон, в ккотором голый бригадный генерал вел его темными длинными ккоридорами на вершину горы, где вынимал и показывал драггоценные материи, а некоторые прикладывал к телу Прутковва. И вдруг «ощутил во всем теле сильный электрический удар, о от которого проснулся весь в испарине... В то же утро, едва п проснувшись, я решил оставить полк и подал в отставку; а когд да вышла отставка, я тотчас же определился на службу по мин нистерству финансов в Пробирную Палатку, где и останусь наввсегда!» Так началась гражданская служба Козьмы Петровича. Нач чальство благоволило и награждало его: дослужился до директора Пробирной Палатки, получил орден Святого Станислава I степени. Тихо и неторопливо текла бы жизнь Пруткова, оживляемая поэтическим баловством, если бы не внезапная кончина от нервного удара, постигшая директора Пробирной Палатки на месте службы, о чем сообщает журнал «Современник». Отправить Козьму Петровича в Аидово царство было решено по причине «отсутствия молодости и веселости авторов, и очерченности образа», как сообщает в письмах к А. Пыпину Владимир Жемчужников. Но классический образ самодовольного, благонамеренного и глупого канцелярского человека не канул в воды Стикса, Козьма Прутков жив и поныне. Не теряют популярности его блистательные афоризмы, а пародия на государственного мужа – злободневности. ДАША ШПИЛЬМАН

Volume 20 / Number 390 • MAY, 2013

33

Fact # 390  

Fact Magazine, May issue

Fact # 390  

Fact Magazine, May issue

Advertisement