Page 1

1


радиус действия Марина Литвиненко, главный редактор

Многообразие современного фотографического языка, вызванное технической революцией и массовостью фотографии, привело к мысли о том, что мы каким-то образом должны показать это многообразие на конкретных примерах. Поскольку формат журнала не позволяет привести большое количество сравнений, мы ограничились двумя наиболее яркими представителями в рамках одного жанра. Александр Гляделов (Aleksandr Glyadyelov), признанный фотографдокументалист, работает со всемирными общественными организациями. Его фотографический язык традиционен. Его изображения понятны и доступны людям разных возрастов, не зависимо от того, на какой фотографии они воспитаны.

— 5,6 — журнал о фотографии — №5 — март 2011

2011

2

Сэнди Ким (Sandy Kim) – представитель молодого поколения – тоже снимает репортажно, но не заботится о формальной стороне, что более типично для современной фотографии. Важным моментом также является и то, что Ким не выполняет никаких заказов, а фактически снимает свой личный дневник, предназначенный для узкого круга. Скорее всего, что ее фотографии не воспринимаются людьми, воспитанными на классиках ХХ века. Этот конфликт является сегодня типичным в украинской фотографии. В мировой же фотографии он отсутствует, поскольку представители различных языков и стилей (старого или нового) мирно уживаются, занимая при этом каждый свою нишу. Например, даже в таком авторитетном агентстве как «Магнум» со времен КартьеБрессона (Cartier-Bresson) фотографический язык заметно изменился, о чем говорит разнообразие стилей таких фотографов как Мартин Парр (Martin Parr), Антуан Д’Агата (Antoine D’Agata) или Георгий Пинхасов (Gueorgui Pinkhassov) и других. Представляя в этом номере работы Гляделова и Ким, мы хотим показать, что, несмотря на различие в возрасте и изобразительном стиле, можно найти в их работах и много общего. Таким общим является «радиус действия» фотографа или погружение в ту среду, которая им близка, интересна и о которой они хотят нам рассказать. Способность авторов максимально приблизиться к объекту съемки и явилась принципом отбора фотографий.

3


Новый документализм зародился в среде художников, которые стали выставлять в качестве арт-объектов Сэнди Ким свое тело, свою жизнь. Аллан Танненбаум впервые вывел на страницы глянцевых журналов сладкие сексуально-алкогольно-наркотические оргии. Он стер границу между солидным светским изданием и легким порно журнальчиком. И наконец — апогей! Наркотики, алкоголь, геи, лесбиянки, череда любовников, убийственное одиночество и порожденный этим жутким чувством эксгибиционизм вытолкнул на поверхность Нэн Голдин с ее отчаянно откровенными рассказами о своей жизни. Она выставила на всеобщее обозрение то, что до нее никто не решался показывать: глубокое, пронизанное болезненными трещинами нутро своей жизни. Больной СПИДом страдалец и драгдилер Эрот стал ее богом. Постаревший, пьяный, обкуренный купидон — вдохновителем. А она — неутомимым летописцем своих взлетов и падений. Множество людей окунулись в ее грязные мятые постели, дотронулись до голых тел, к которым прикасалась и любила художница; морщились от боли, получив от любимого в глаз; их мучили те же страсти, страдания, противоречивые чувства. Это нервный панковский похоронный марш, исполненный фотографом. Вскоре почти все ее герои на самом деле умерли от передоза, СПИДа, алкоголя или просто от усталости. Наверное, Нэн Голдин выжила благодаря фотоаппарату. Ее выставки и слайд шоу можно было бы назвать «Стань мною», но первую свою книгу она назвала «Баллада о сексуальной зависимости» и посвятила сестре, покончившей с собой в 18 лет. Она — Шекспир, рассказавший о себе. Перед глазами все время маячит лицо, украшенное синяком. Двадцатый век закончился именно им. Это главный знак премии Хассельблада, которую она получила в 2007 году. Получила за честность, за силу, за боль, за цвет, за самопожертвование, за свою сгоревшую жизнь, за фотографию, в которой все это отразилось. Нэн Голдин открыла ларец Пандоры. У нее появились тысячи последователей, а интернет способствовал развитию жанра публичного интимного дневника. Сэнди Ким — последовательница Нэн Голдин и порождение онлайновой стихии. Она выдает поток красивых чувственных фотографий, иллюстрирую4

щих быт, любовь и маленькие безумства. Ким легче, воздушнее, изящнее, моложе. И если у Нэн Голдин удобрением для эмоций служат тяжелые наркотики, взрослый секс и панк-музыка, то Ким — красивая легкая бабочка, прозрачный дурманящий дым, почти мираж, колышущийся в такт простым грустным инди-мелодиям. Ее фотографии — молодой гротескный эротический театр, где кровь и та в радость. Стекающая с уставшего члена ее друга, она не пугает и не шокирует, а украшает его. «Это же моя кровь», — говорит, смеясь, Сэнди. Она снимает себя утреннюю, припухшую после сна. Фотографирует подругу, распустившую волосы и тонущую в крем-брюле из цвета и света. Снимает свою любовь к пленке, осыпая кассетами нежный лобок. Сэнди — художник с хорошим образованием. Она живет цветом. Он должен излучаться, считает она, обнимать и почти просвечивать, лишать телесности, переливаться тонами и оттенками. Сэнди чувствует стихию линий и пятен. Она поэт фотографии. Радость от деталей, от артистичности, от демонстрации, от способности видеть все это и запечатлевать вкусно и с ароматом полного удовлетворения. Посмотрите, как классно выглядит то, что мы тут наделали. Кучи пачек сигарет, банки от пива. Все сделано в цвете с любовью и радостью. Это театр молодости и бесшабашности.

— Великие события ХХ века создали великий стиль в документальной фотографии. Век кончился, стиль устарел и трансформировался, но остался неизменным в главном — это черно-белая фотография, сделанная преимущественно с помощью культовой «Лейки», с глобальным содержанием вне зависимости от сюжета. Если бы фотографы этого стиля снимали еще и обычную порнографию, то получилась бы абсолютная картина мира, максима нашей жизни. Этот стиль — стиль войны и улицы. Фотография завораживала, проникала глубоко в мозг. Осуществляя, таким образом, связь света реальности с темнотой бессознательного. Десятки талантливых фотографов становились последователями Картье-Брессона, Роберта Франка, Йозефа Куделки… Гляделов среди них, в их культуре, знании, силе. Работая волонтером, Александр Гляделов снимает беспризорных детей, тем самым помогая им выжить. Ездит по тюрьмам, рассказывая миру о том, кто виноват в том, что туберкулез непобедим. С «Врачами без границ» сидит в Африке в зоне военных и социальных конфликтов. Гляделов вовлечен в мир, который фотографирует. Он — часть этого мира. В фотографиях — его переживания, мысли, страдание, обеспокоенность и совесть. Он фотограф смерти, которая редко непосредственно появляется в кадре, но всегда рядом, оставляя на пленке свой холодный след. Она отражается в глазах надышавшихся клеем малышей, в бледной коже зеков, в худобе африканцев, в диком танце чеченских боевиков у могил братьев по оружию. Гляделов снимает там, где решаются судьбы тысяч, а, может, и миллионов человек.

В Штатах сформировалось поколение молодежи, которое сильно отличается от своих предшественников. Девиз «дневник — интимное» остался в прошлом. Поколение 2000-х отвергает интим и личное. Сэнди просто, с витальной силой высвечивает то, чем жила или живет молодежь Запада, начиная с 50-х. Например, роман Керуака «На дороге». Большинство, увидев фотки Ким, хитро улыбнется, вспомнив свою молодость. Она гастролирует вместе с музыкальной группой «Девочки» и, когда ее просят вспомнить что-то интересное из поездки, пожимает плечами: «Была пьяна! Ничего не помню». Ей все равно как называют ее творения — искусством или просто фотографией. Сэнди жмет на кнопку до отказа. Ее стиль — это самозабвенная откровенность и самолюбование. Ким пестрит, чарует, играет в детскую игру, и ей подыгрывают друзья. Ну чем не Теллер с Ричардсоном в женском обличии и с душком Донны Феррато. Зачем снимает Ким? Ей нравится, проснувшись после вечеринки, первым делом схватить камеру и снять перепутавшиеся на полу тела друзей и подруг. Вот будет прикол, когда проснутся и обнаружат, кто на ком и под кем лежал.Сэнди снимает маленькой удобной мыльницей, и это вносит в снимки шум и анархизм.

Он темен, монохромен и мрачен. Его фотография солидна, важна и однозначна. Часто единственный акцент — глаза, глаза мучеников и жертв. Александр Гляделов находится в семье таких же двухцветных бродяг-документалистов как Роберт Франк, Йозеф Куделка, Себастио Сальгадо, фотографов агентства NOOR и старой гвардии Магнума. Старый стиль убила массовая культура. Новый же не приспособлен к непосредственному столкновению фотографа с настоящей смертью, а не с ее имитацией. Новое поколение фотографов работает с цветом — это лучше покупается. Они ищут красивые картинки. Они ироничны и циничны, что также лучше покупается. Они уже не шарахаются от арт-фотографии, а используют ее приемы. Фотошоп в репортажной фотографии стал занимать значительное место. Чистая и жесткая фотожурналистика умирает.

Однажды я сел за компьютер и сделал все снимки Сэнди Ким черно-белыми, добавил контраста. И она сразу предала свой клан — мгновенно переметнулась в лагерь солидных и мрачных фотографов классической школы документальной фотографии. Сочные черные тени, сквозь которые пробиваются пятна лиц. Сместились акценты. Психологизм фотоснимков зашкалил. Она вдруг воспарила над миром как гений. И даже легкая неряшливость ее съемки превратилась в важный элемент проникновения в ту самую глобальную суть, чем и славились титаны фотографии ушедшей эпохи. 5

Зачем снимает Гляделов? Он работает с международными организациями, такими как Александр Гляделов ЮНИСЕФ, «Врачи без границ» и другими. Цель — иллюстрирование и оправдание деятельности этих организаций для мировой общественности. Он — гуманист в фотографии, и подспудно ставит перед собой глобальную, но утопическую цель — спасти мир. Это накладывает отпечаток на его стиль. Каждая фотография — это мощный слепок реальности. Четкий смысловой акцент, иерархия пятен и планов. Каждый снимок информационно тяжел, как стопудовая гиря. Гляделов давит, поглощает темнотой, заставляет сопереживать и протестовать. Он настолько вживается в среду, что становится совершенно своим для тех, кого снимает. Его «Лейка» щелкает бесшумно, не обращая на себя внимание. Никому нет дела до человека с фотоаппаратом. Гляделов по-библейски значителен и ошеломляет силой, заключенной в композиции. Именно композиционные построения закручивают центробежную силу содержания, которое просто ввинчивается в мозг зрителя мощным буром. Фотография вызывает ощущение крушения миров и рождает ком сопереживания под горлом. О чем говорит Гляделов? Его рассказ предельно социален по содержанию и повествует о свободе, выборе и смерти. Александр Ляпин, фотограф, куратор

5


Сэнди Ким Сэнди Ким родилась 23 октября 1985 года (Монтерей, Калифорния). Окончила академию художественного университета, где получила степень бакалавра изобразительных искусств. Фотографирует с 2008 года. Персональные выставки — EverGold Gallery (Сан-Франциско, США, 2009), Camera 16 (Милан, Италия, 2011). Принимала участие в групповых выставках, в том числе Miami Art Fair. Публиковалась в журнале Dazed & Confused. В 2009 году вышла авторская книга фотографий под названием «Сэнди Ким». Любимый фотограф — ­ Нэн Голдин. Снимает камерой Olympus stylus.

Колби. Я сделала это фото, потому что просто обожаю его фотографировать.

— Известный американский фотограф Райан МакГинли (Ryan McGinley) отметил Сэнди Ким как лучшего фотографа 2010 года, документирующего свою жизнь. «Я познакомился с Сэнди Ким на фестивале Pitchfork в Чикаго. Это милая азиатская девочка с ангельским лицом и порочностью внутри. Мы отрывались с группами Girls и Smith Westerns, а Сэнди фотографировала всю ночь напролет. Я был наслышан о ней от всех моих учеников и ассистентов. И она действительно крута! Иногда это хардкор, иногда же это чистая красота. Мне нравятся ее сексуальные автопортреты и фото ее бойфренда. Сэнди всегда с камерой и постоянно в поисках момента. Мне нравится, что она все еще снимает на пленку — ­ это старая школа. Мне она напоминает себя в молодости — каждую ночь мы тусовались, а фотографии помогали восстановить в памяти все события прошедшей ночи». Райан МакГинли

6

7


Документация — это то, что каждому нравится делать тем или иным образом, особенно когда ты молод и каждое событие несет такую большую значимость в твоей жизни.

8

9


Концерты, автопортреты, интимные моменты своей личной жизни и своего бойфренда. Ее камера — отображение того, как она видит, думает и запоминает.

Не стоит скрывать, каждый это делает.

10

11


Сэнди Ким понятия не имеет, зачем она фотографирует то, что фотографирует. Не знает, почему собирает то, что собирает или что-либо создает. У нее нет никаких причин для творчества, она просто делает это.

12

13


Сначала мы покурили, потом проголодались и решили сходить за мороженым. Мне было лень одеваться, и Колби предложил этого не делать. Я подумала, что он прав. У меня были те самые дни, так что на фото можно увидеть прокладку под нижним бельем.

14

15


Ее чувство света происходит не от знания, а от интуиции. Кто угодно может научиться использовать естественный свет, но не многие способны чувствовать его. Это всегда определяет хорошего фотографа. 16

17


Александр Гляделов Александр Гляделов родился в Легнице, Польша, в 1956 году. С 1974 постоянно живет в Киеве. Окончил Киевский Политехнический институт, где изучал оптику и приборостроение. В 80-х начал самостоятельно изучать фотографию, с 1989 работает независимым фотожурналистом, с середины 90-х сконцентрировался на документальной фотографии. Он снимал в Украине, России, Молдове, Киргизии, Узбекистане, Таджикистане, Туркмении, Грузии, Азербайджане, Армении, Литве, а также в Польше, Чехии, Франции, Соединенных Штатах, Швейцарии, Сомали, Кении, Южном Судане, Свазиленде. Освещал военные конфликты в Молдове (где был ранен), Нагорном Карабахе, Чечне. С 1996 Александр Гляделов работает над долгосрочными документальными фотопроектами, уделяя особое внимание проблемам эпидемии ВИЧ/СПИДа в Украине, социально обездоленным детям, существованию человека в условиях тюремного заключения. Гляделов является автором фотографий для книг «Здесь и сейчас», «Интервью с надеждой», «Чорнобиль: опромінений час», «The Prison Within». На основе его фотографий в Париже был создан документальный фильм «Enfants des rues d’Ukraine». Фотографии Гляделова широко экспонируются в Украине и за рубежом, он автор тридцати персональных и многочисленных групповых выставок. Награжден Гран-При Укрпрессфото-97, призом Hasselblad конкурса европейской фотографии в городе Вивей (Швейцария, 1998), Mother Jones Medal of Excellence (приз Международного Фонда Документальной Фотографии, США, 2001), Moving Wolls (OSI, США, 2002). С 1997 и по сей день активно сотрудничает с международной гуманитарной организацией «Врачи без границ» (Medecins Sans Frontieres). Фотографии Гляделова используют такие международные организации как HRW (Human Rights Watch), The Global Fund (Глобальный Фонд), UNAIDS (Агентство ООН по противодействию распространению ВИЧ/СПИД), UNICEF (Детский фонд ООН), ICRC (Комитет Международного Красного Креста) и другие.

Редакционный отбор комментирует автор фотографий Александр Гляделов.

18

2000 Киев

Это спецшкола на Куреневке. По законодательству ребенок (до 14 лет), совершивший правонарушение, попадает в специальную школу. Причины помещения могут быть разными — проблемы с поведением, мелкие преступления, иногда даже убийство. Я был там пару дней, более или менее проследил их распорядок: подъем, умывание, зарядка. На этом фото они вышли после бани. Я не стал лезть туда под душ — для многих это главное, раз в тюрьме, то значит татуировки. Я ждал на улице. Они выходили по одному, чтобы потом построиться в отряд со своим воспитателем и пойти в корпус. Я там крутился среди них, мы разговаривали, шутили, они ко мне уже привыкли. Отснял я приблизительно полпленки, но здесь именно то, что и хотел снять. Видно, что каждый из них — это очень сильная индивидуальность. Мы не о плохом и хорошем, а про индивидуальность, которая в более благополучных местах стерта, а тут она присутствует в каждом из них. И этот отчаянный советский кошмар на фоне, вот все это вместе.

19


1997 Одесса

1997 Киев

20

Это «Привоз». Я тогда приехал в Одессу и полтора месяца жил в приюте «Светлый дом». Если не снимал в приюте, то снимал на улице. Когда я приезжаю в город и, если есть такая возможность, то просто болтаюсь по улицам, «обтираю рецепторы». И по этому рынку я ходил каждый день. Этот парень шел вдоль ряда, ему все что-то давали, очевидно, они его знают. В другой руке у него пакет, куда он все это складывает. А эта тетка сделала вид, что она его просто не видит. Вот он и демонстрирует свое присутствие. На меня он никак не отреагировал, а когда увидел, развернулся и ушел.

Это перекресток Заньковецкой и Городецкого. Из ресторана обычно выходили люди купить сигару (в этом киоске кубинские продавали), а пацаны просто стояли рядом и шутили. Если человек засмеется, то сам давал денег. Т.е. не воровство, а настоящее зарабатывание денег. Это они уже заработали — им отдали сдачу, они купили сигарет и стоят курят. Максим (слева) — совершенно новый здесь человек, когда первый раз меня увидел, повел себя очень агрессивно. Ему свои же немедленно сделали внушение, он подошел, извинился. Он был самый смышленый, но при этом вор и трус. Из компании его вышибли этой же осенью — начинались холода и он украл у соседа кроссовки. Через год я снимал в приемнике-распределителе и видел его там.

1998 Днепропетровск

2001 Новокузнецк

У меня тогда в этом городе была выставка про уличных детей. Это площадь Ленина, я иду по проспекту, слышу какой-то шум. Тот, который снизу, кричит: «Спасите, помогите!» Верхний: «Отдай мой пакет!», а пакет с клеем. Я сразу кинулся их разнимать. На заднем плане видно стенд с очками, и продавцы мне говорят: «Да Вы успокойтесь, они уже минут пятнадцать дерутся». Никому не было до них дела. Потом появился патруль, и их за шиворот утащили в отделение. Я сначала не понял, а потом посмотрел, что они оба в истерике находятся, аж ноги подкашивались.

Сибирь, Кемеровская область, город Новокузнецк – вся область была СИБЛАГом. Это, кстати, тот город, про который Маяковский писал: «здесь будет город сад». Я тогда снимал в колониях для организации «Врачи без границ». Город невероятно жесткий. Я несколько раз проходил мимо этого места (привокзальная площадь) и каждый раз видел, как на этом самом люке грелись уличные дети (было около 20 градусов мороза). Никогда дольше 15 минут я там не задерживался, потому что увязывались какие-то гопники, которые в наглую шли за мной. Не знаю, может, пытались выследить, или просто отлупить хотели — я явно не вписывался со своим внешним видом в стандарты этого города.

21


1997 Одесса

2001 Одесса

22

Я приехал в Одессу, хотел разобраться, что такое «Палермо», что происходит здесь со СПИДом. Меня познакомили с людьми из организации «Вера. Надежда. Любовь». Они работают по принципу «равный — равному», т.е. зависимые, или бывшие наркоманы изымали использованные шприцы в обмен на новые. Сначала я ходил с волонтером Наташей, она была наркозависимой. Она везде с собой меня водила, всем представляла, знакомила. Все уже знали, что я не опасный — две недели человек снимает — никого не вяжут. Некоторые думали, что я тоже колюсь. Шел однажды с утра вдоль железной дороги, подбегает какой-то мужик, бросается на шею и говорит: «Ну что, раскумарился, бородуля!». Движение в «Палермо» было непрерывным и двухсторонним: в одну — за дозой, обратно — уже получившие. Купить тогда в Одессе можно было все что угодно у бабушек — и шприцы, и растворы.

Здесь женщину везли в милицейский участок, но брезговали посадить ее в салон. Поэтому она в багажнике. Я был знаком с милиционерами, поэтому мне не помешали сделать этот снимок.

2005 Кировоградская обл.

1998 Ширяево

Это один из центров, находящихся в провинции для того, чтобы люди проходили длительную реабилитацию в отрыве от городской среды, в условиях замкнутого коллектива, занятые простым трудом и ежедневными собраниями. Все садятся в круг лицом друг к другу и по очереди проговаривают свою ежедневную ситуацию. Это очень интимный момент, и человек с фотоаппаратом на такие собрания не допускается. Без — пожалуйста — садишься в круг (а ты обязан участвовать), здороваешься, представляешься, рассказываешь. Здесь меня единственный раз пустили с камерой (потому как никто не был против). Я был одним из них в тот момент.

Основатель этого центра, человек с криминальным прошлым, попал в аварию, находился в клинической смерти, и после всего пережитого сказал: «Я вернулся в жизнь с новой задачей». Когда я был в этом месте первый раз (1997 год), там находились бандиты, гопники, бывшие заключенные, решившие завязать с криминалом, наркотиками. А через год 40% уже составляли студенты (ведут себя и общаются в компании точно так же, а потом узнаешь, что у него четвертый курс юридической академии). Сначала здесь лечили как экстрасенсы, не касаясь человека руками. Через год это практически превратилось в изгнание бесов. Всех некрещеных приглашали в местный приход и крестили. Сейчас, говорят, это напоминает монастырь, но все равно общественная организация. Раньше она называлась ПКТ — это помещение камерного типа, крытая часть любой колонии, теперь это называется «Путь к творцу».

23


2010 Кыргызстан Человек со следами пыток, которым он подвергся в милиции.

24

25


Я снимал для организации «Врачи без границ» для проекта о тюремном туберкулезе и о том, как его лечат. Дня два-три я снимал в бараке для выздоравливающих (очень похоже на армейские казармы с двухэтажными 2001 койками и шестьюдесятью людьми в одном помещении). Во время такой съемки ко мне подошел мужчина (на Сибирь, фото он в шапке) и сказал: «Вас приглашают». Я заметил, что сопровождающий меня сотрудник службы Мариинск внутренней безопасности заволновался. Мы пошли в отдельную комнату в этом же бараке, где жил один человек (у него был стол, телевизор, кое-какие кухонные принадлежности, холодильник, диван). Он угостил меня чайком и сказал: «Что ты этих мужиков снимаешь, меня снимай!».

2003 Одесса

26

В годовом календаре есть две даты, связанные со СПИДом — 1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом, и второе воскресенье мая — всемирный день памяти людей, погибших от СПИДа. Второй датой больше занимаются общественные организации. На данном фото — встреча людей из 14 колонии (Одесса) и организации «Жизнь+». Не все люди на фото больны, просто это первая колония на территории бывшего СССР, куда свозили всех ВИЧ-инфицированных заключенных. Сначала публика реагировала на двух молодых женщин соответственно. А здесь, через некоторое время, если посмотреть на лица, совсем другое восприятие. Они видят такого же человека, как они сами, с тяжелой историей, который может с ними многим поделиться.

2001 Сибирь, Мариинск

На вводном инструктаже мне запретили снимать две вещи — как людей принимают в колонию, и как их хоронят. В тот момент я снимал в бактериальной лаборатории. Пожилая заведующая угостила нас чаем, вареньем, мы сидели, разговаривали. Я стоял у окна и вдруг увидел, как из морга вывозят гроб. Приставленный ко мне человек в тот момент на секунду отвернулся, и я успел сделать этот снимок.

Если заключенный хорошо себя ведет и на то есть соответствующие показания администрации, то существует форма условно досрочного освобождения. С определенной периодичностью в колонии происходят 2001 выездные сессии суда – приезжает судья, секретарь, комиссия, и очень быстро рассматривают каждое дело. Сибирь, Заключенные стоят в очереди и ждут решения. Если их освобождают, то в этот же день надо быстро Мариинск собрать свои вещи и сдать казенные. Человек, который спиной на фото, уже выходит, его судьба известна, он свободен. Этой съемкой я должен был рассказать, что происходит дальше с туберкулезными больными, как они лечатся на свободе. 27


Первый день съемок, пятница, меня привезли оформить постоянный пропуск в СИЗО. Провели экскурсию, рассказали о тюрьме. Мимо нас по коридору протащили человека как мешок, как бревно (несли его 2001 под мышки, ноги тащились по полу). И когда экскурсия уже заканчивалась, снизу я услышал крики Сибирь, контролеров и маты: «Где этот фотограф, что он решетки фотографирует, лучше бы это снял!». Мы Мариинск спустились. Я не совсем понимал, что происходит. Врач вместе с медсестрой делали какие-то инъекции, ощупывали его. Этот человек дергался от боли при каждом прикосновении, все время смотрел вверх и повторял свой адрес в Москве (сейчас точно не помню, но это центр города, Садовое кольцо). Мне сказали: «Ну хватит уже, потом мы его перевезем в колонию, дальше там и снимешь». И тут я заметил, что у врача, который отошел к окну, текут слезы. Я тогда еще не понял, что же здесь такое происходит?

28

2001 Сибирь, Мариинск

Дня через три я захотел увидеть этого человека, и меня отвели в морг. Тело, которое на первом плане, это он. У него была туберкулома, но умер он от истощения на этапе. Это очень сильно на меня подействовало, потому что я понял, что видел тогда агонию. Почему-то мне кажется, что гроб на фото ранее, это его тело. По времени совпадает. Да и в морге он лежал ближе всех к выходу.

29


г. Киев, ул. Б. Хмельницкого, 32 Галерея РА-фото 044 235 36 21 www.marushchenko.com school@marushchenko.com

5,6 — журнал о фотографии

Главный редактор Марина Литвиненко editor@magazine56.com.ua

Фото на обложке: Сэнди Ким

Над номером работали: Виктор Марущенко Максим Чатский Александр Ляпин Дарья Малыга Галина Панченко Фото редактора: Мина Сорвино

учредитель: Школа фотографии Виктора Марущенко

Особая благодарность: Сэнди Ким Александр Гляделов

Адрес редакции: 01030 г. Киев, ул. Б. Хмельницкого, 32 Галерея РА-фото 044 235 36 21 www.magazine56.com.ua Журнал напечатан в типографии Wolf г. Киев, ул. Сырецкая, 28/2 044 464 40 09 www.wolf.ua

Учим фотографически мыслить

выпуск 5 — март 2011

Свидетельство о регистрации КВ №15599-4071Р от 08.09.2009. Перепечатка материалов разрешается только с письменного разрешения редакции. При цитировании ссылка на журнал «5,6» обязательна. Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. За содержание рекламы ответственность несут рекламодатели.

Распространяется бесплатно в галереях, культурных центрах, посольствах, по адресной рассылке. Тираж 1000 экз

партнеры:

30

31


В Парижi — La Coupole, в Нью-Йорку — Balthazar,

в Києві —

Бессарабська площа, 2 тел.: +38 067 500 82 94 / www.jcbrasserie.com 32

* Ля Куполь, Бальтазар, Жан-Клод Брассерi Мюзiк Бар

№5Март 2011  

photo mag ukraine

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you