Page 1

41

О, СЧАСТЛИВЧИК! стр.

ПАЛАТА № 2 стр.

НАШ ВЕРНИСАЖ стр.

ИБОГАИН

М Ы В О Н С М О ГОД АДИ!

6 9

11

стр.

«ВСЁ» В ГРЕЦИИ

12

ЛОШ

стр.

«ФЕЛЬДШЕР»

15

стр.

Рождественская фантазия «Андреевский спуск», рис. О.Ефименко /стр. 6–7/

Поздравляем!

2

С НОВЫМ ГОДОМ, С НОВЫМ СЧАСТЬЕМ! НЕТ ПОРЫ, ЧЕМ ЭТА СЛАЩЕ, И В АЗАРТНЫЕ БЕГА СТРЕЛКА НА ЧАСАХ УШЛА...

ИНОХОДЦЫ И ТРУДЯГИ ПОЛУДИКИЕ, БРОДЯГИ, И НИ ТО НИ СЁ КОНЯЧКИ ВСЕ ГОТОВЫ К НОВОЙ СКАЧКЕ!

В СВОЁМ ДОМЕ НЕТ ПРОРОКА – МОДА К НАМ ПРИШЛА С ВОСТОКА, И ОБЫЧНЫЙ НОВЫЙ ГОД – ЛОШАДИНЫМ НАЗОВЁТ.

ПОБЕЖИТ ЛОШАДКОЙ БОДРОЙ СТРЕЛКА НА ТВОИХ ЧАСАХ, НЕ ЗЕВАЙ, ЛОВИ МГНОВЕНЬЯ, ПОКА ПУЛЬС СТУЧИТ ТИК-ТАК! Оля «Художница»

www.ucab.org.ua


2 стр. №41/2013

ЗПТ

WWW.MOTILEK.COM.UA

ОП!ПОЗИЦИЯ

Павел КУЦЕВ, рук.проекта «Мотылёк», пациент ЗПТ: «Становится доброй традицией начинать каждый выпуск нашей газеты с обзора событий вокруг главного направления украинской наркополитики – всестороннего и повсеместного обеспечения людей, употребляющих наркотики, доступом к качественным медико-социальным услугам. И прежде всего – к программам заместительной поддерживающей терапии. Этот выпуск «Мотылька» не исключение. Более того, настоящий номер в определённом смысле является особенным. И не только потому, что он последний в уходящем году, и самое время подводить итоги. А потому, что пока мы его верстаем, в стране кипят «Евромайданы» – решается судьба самой Украины. И мы должны чётко осознавать, что от того, каким будет наш дальнейший выбор – в ТС или ЕС – зависит и наше будущее, какой быть наркополитике и как жить наркозависимым. Должны помнить, что в первую очередь судьба заместительных программ будет зависеть от нас самих, от пациентов. Так что, как говорится, – флаг нам в руки!

О, СЧАСТЛИВЧИК!

Номер, дата реєстрації: 3473 від 23.10.2013 Проект вноситься народними депутатами України Калетник О.М. (посвідчення № 241) Калєтніком І.Г. (посвідчення № 175) Тимошенко В.А. Михальчишин Ю.А. Пишний А.Т. Різаненко П.О. Поляченко Ю ЗАКОН УКРАЇНИ «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України»

щодо заборони використання синтетичних наркотиків метадону гідрохлориду і бупренорфіну гідрохлориду в замісній підтримувальній терапії Верховна Рада України постановляє: I. Внести наступні зміни до Закону України «Про протидію поширенню хвороб, зумовлених вірусом імунодефіциту людини (ВІЛ), та правовий і соціальний захист людей, які живуть з ВІЛ» № 1972-XII від 12.12.1991 (Відомості Верховної Ради України (ВВР), 1992, N 11, ст.152): 1. У пункт 8 частини першої статті 4 після слів «замісної підтримувальної терапії» додати слова «за виключенням використання синтетичних наркотиків метадону гідрохлориду і бупренорфіну гідрохлориду в замісній підтримувальній терапії». II. Внести наступні зміни до Закону України «Про наркотичні засоби, психотропні речовини і прекурсори» № 60/95-ВР від 15.02.1995 (Відомості Верховної Ради України (ВВР): 1. У частину другу статті 2 після слів «включені до списків N 1, N 2 та N 3» додати слова «а також синтетичні наркотики метадон гідрохлорид і бупренорфін гідрохлорид в замісній підтримувальній терапії». 2. У частину третю статті 2 після слів «включені до списків N 1 і N 2» додати слова «крім синтетичних наркотиків метадону гідрохлориду і бупренорфіну гідрохлориду в замісній підтримувальній терапії». 3. Частину першу статті 21 доповнити «Заборонено використання синтетичних наркотиків метадону гідрохлориду і бупренорфіну гідрохлориду в замісній підтримувальній терапії». Цей Закон набирає чинності з дня його опублікування. Кабінету Міністрів України: забезпечити приведення міністерствами та іншими центральними органами виконавчої влади їх нормативно-правових актів у відповідність із цим Законом. Голова Верховної Ради України

Да-да... Ни больше, ни меньше. Именно такой законопроект был подан и зарегистрирован в секретариате ВР ровно за месяц до долгожданного дня подписания Украиной пресловутого договора ассоциации с Евросоюзом. Кроме собственно самого «закона», авторы приготовили пакет сопроводительной документации, обосновывающей в лучших традициях «совка» неприятие всего, что не приемлет... российская наркология. Но спокойно, без паники! Вот как прокомментировал ситуацию Павел Скала (менеджер программ политики и адвокации в МБФ «Международный Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине»): «Инициаторы» законопроекта только и ждут, чтоб запустить эту «дурь» в информационное пространство и в дальнейшем продолжать спекулировать на теме, используя чрезмерную обеспокоенность пациентов и заинтересованных организаций. И чем ближе к выборам, тем больше будет подобной дури. Про запрещение абортов, презервативов, русского языка и т. п. – мы тоже уже проходили. С точки зрения перспективы прохождения в Парламенте – у подобного законопроекта шансов нет. Зато есть шанс поПиАриться, поспекулировать и даже поторговаться. Существующие постулаты законотворчества не позволяют в документах формата Закона опускаться до такого уровня детализации как запрет или разрешение использования конкретного химического вещества, тем более наркотического. Такая детализация – целиком компетенция МОЗ, ДСКН или Кабминета Министров максимум. Но данные государственные органы подобным идиотизмом не страдают. Точнее, подобные попытки закончились ещё в далеком 2005 году, на заре внедрения ЗПТ в Украине. Аргументы авторов законопроекта в сопроводительных документах о вреде метадона, смертности, отказе от него в большинстве стран и т.п. возвращают нас в середину 2000-х. Но даже в то время для специалистов это уже выглядело смешно, а сейчас и подавно. Особенно, учитывая 8 000 пациентов, получающих ЗПТ во всех без исключения регионах Украины, недавнюю либерализацию наркополитики и оборота наркотических средств в лечебных учреждениях. На сегодняшний день Альянсом и партнёрами в Парламент официально направлены документы, подтверждающие неадекватность и необоснованность аргументов, изложенных в сопроводительных документах к новому законопроекту. Надеемся, что профильное Министерство здравоохранения тоже не останется в стороне, как и заинтересованные агенства ООН, которые популярно разъяснят украинским парламентариям, какова на самом деле позиция системы ООН в отношении ЗПТ и обоих препаратов, которые уже давно включены в Модельный список основных лекарственных препаратов Всемирной организации здравоохранения, не говоря уже о национальном перечне жизненно важных лекарственных средств».

Призываем пациентов ЗПТ не поддаваться на политические спекуляции, но быть готовыми в любую минуту встать на защиту своего права на лечение! П. Куцев (при подготовке публикации автором использована информация, размещённая на facebook.com/AidsAllianceUkraine и др.)

ЗПТ ПО РЕЦЕПТАМ – РЕАЛЬНОСТЬ! Днепропетровск, Ивано-Франковск, Житомир, – только лечащий врач решает, выписывать вам реСимферополь, Кировоград, Винница, Луганск, цепт или нет! Главное – знать, что сегодня у нас в стране ниНиколаев, Черновцы и наконец... Киев! Не прошло и десяти лет ежедневного участия в программе ЗПТ, и более двух лет настойчивой адвокации рецептурного доступа к заместительным препаратам, как первый пациент Киевского сайта ЗПТ на базе КГКНБ «Социотерапия» – пополнил ряды счастливчиков, получающих своё лекарство на руки, по рецептам в аптеках! Конечно, пока их всего лишь несколько десятков на страну. Пока только в десяти городах Украины преодолён самый серьёзный барьер, отличающий нашу заместительную программу от европейской, но и это уже прорыв. И прежде всего – это грандиозный прорыв в осознании значимости ЗПТ, как неотъемлемой части национальной наркополитики. Прорыв в преодолении стигмы и наркофобии в отношении наркозависимых граждан. А стоит ли говорить, что значит рецептурная форма выдачи заместительных препаратов для самих пациентов? Это – всё! Решение практически всех проблем, начиная с беспрерывности лечения и заканчивая полноценной свободой. Это и доверие, и ответственность, и главное – обретение чувства собственного достоинства. Снижение очередей на сайтах, а значит, возможность уделять больше внимания пациентам, нуждающимся в медицинской помощи. Наконец – это самая мощная мотивация для остальных. Ведь чтобы получить такой кредит доверия со стороны медперсонала – нужно проделать коллосальную работу над собой, необходимо доказать, что ты достоин лучшего. Сам собой напрашивается вопрос, а что надо такого сделать, чтобы тоже получать препарат на руки, по рецепту, отмечаясь на сайте раз в неделю, а то и реже (в зависимости от дозы)? К сожалению, пока ситуация выглядит примерно следующим образом. Как правило, медперсонал больше волнует вопрос занятости. Чем следует крыть на безапелляционное: «Ну зачем вам рецепт, голуба, если вы всё равно целыми днями на диване валяетесь?» – Во-первых, на получение своего лекарства по рецепту я имею полное право согласно Приказу МОЗ № 200 от 27.03.2012 г.: «Выдача амбулаторным больным препаратов для их самостоятельного приёма может быть обеспечена для пациентов, которые принимают ЗПТ не менее, чем 6 месяцев, являются стабильными и социально адаптированными; имеют приверженность к ЗПТ, придерживаются правил участия в ЗПТ, при наличии отрицательных анализов мочи на нелегальные опиоиды». – Во-вторых, наличие препарата увеличит мои шансы на трудоустройство, а не наоборот: невозможно одновременно быть привязанным к диспансеру и соблюдать рабочий график. Ну, и в третьих. Док, как вам нравится во-первЫх? Тем не менее, решение о выдаче препаратов ЗПТ клиентам программ для их самостоятельного приёма – принимается лечащим врачом по каждому отдельному пациенту индивидуально, на основании его заявления. Другими словами:

каких законодательно-правовых препятствий для получения наркотических препаратов по рецептам НЕ СУЩЕСТВУЕТ! Правда, в каждом регионе существуют свои специфические нюансы. Если, скажем, в Днепропетровске, уже после первого года существования ЗПТ практически без проблем была налажена рецептурная форма выдачи, и сегодня в «Днепре» почти тридцать пациентов получают бесплатный бупренорфин по бесплатным рецептам, то в других городах понадобилось время (долгие годы!) чтобы пациенты смогли доказать, что их терпение не безгранично, а медикам – чтобы согласиться, собраться с духом и таки решиться сделать прогрессивный шаг. В Крыму тоже есть чему позавидовать. К примеру, всех пациентов, приезжающих на рабочие мероприятия, гостеприимные крымчане обеспечивают рецептурным «буприком» на всё время визита. Курорт, одним словом. Но особо продвинутым остаётся Ивано-Франковск. Здесь наркологи давно наладили наиболее приемлимую форму доступа к заместительным препаратам. Даже решили вопрос получения по рецепту метадона (пока только в виде 1% раствора отечественного производства во флаконах по 20 мл.). Правда, эта услуга платная, но зато при наличие средств – есть возможность позволить себе наиболее приемлемый режим лечения. В общем – Европа! Ну, почти... Кстати, в Киеве тоже выдача заветных таблеток пока возможна только на «коммерческой основе». Да и бренд свой – «Бупрен IC». Но важен сам факт – реализована возможность получения наркотического препарата по рецепту! Что ж, пусть препарат пока платный, да и процедура получения чуток мудрёная выходит, но первый блин, как говорится... Важнее всего было начать. Пациентам – действовать! Врачам/провизорам – преодолеть сомнения и, если угодно, страх. А мне – от имени редакции – поздравить: С ПОЧИНОМ, КИЕВ! Из рассылки zpt_users@googlegroups.com «Не получится посадить ЗПТ на коммерческую основу! – Бред!» «Ясное дело, к хорошему привыкаешь быстро. Но когда средства на ЗПТ начнут искать в бюджете Украины, мы ещё рады будем такой возможности. Просто, отношение к благотворительной помощи нужно менять, это не бесконечная данность! Пора готовиться ходить самим, без ходунков, и думать о том, как не дать предпринимателям от медицины превратить ЗПТ в золотую жилу, и о том, как этот переход сделать наименее болезненным, вплоть до дотаций на первый год лечения. И думать об этом нужно уже сейчас, чтобы когда Верховна Рада «вдруг решит» закрыть ЗПТ из-за нехватки средств, нам хотя бы было, что им предложить!»


О”ПОЗИЦИЯ!

WWW.MOTILEK.COM.UA

продолжая тему Но наверняка, большинство пациентов волнует другой, куда более актуальный вопрос: Есть ли надежда, что и метадон разрешат получать на руки для самостоятельного приёма? В настоящее время уже существуют прецеденты, когда госпитализированным пациентам или нуждающимся в медицинском обслуживании в условиях домашнего стационара, выдают заместительный препарат (в т.ч. метадон) для самостоятельного приёма на несколько суток, в соответствии с Постановлением КМУ №333. Разумеется, что пока эта возможность доступна единицам. И основания для выдачи должны быть, ну очень серьёзными. Да и выдают «мёд» только доверенным лицам (близким родственникам, опекунам), видимо, полагая, что это увеличивает их ответственность. Но как бы там ни было – важно признать, что прогресс налицо – схема выдачи на руки заместительных препаратов непосредственно из ЛПУ реально работает! И после обкатки – данная форма выдачи ЗПТ будет широко применяться в Украине. При этом не требуется никаких новых приказов по ЛПУ и т. п. «разрешительных циркуляров». Но наиболее исчерпывающе ответил на этот вопрос эксперт по наркополитике Павел Скала:

«Поскольку в последнее время ко мне поступают запросы от пациентов ЗПТ относительно механизма получения препарата ЗПТ на руки/на дом – предлагаю принять к сведению следующие рекомендации по практической реализации данного механизма. Надеюсь, большинство пациентов уже в курсе, что со вступлением в силу Постановления КМУ № 333 от 13.05.2013 вопрос возможности «рецептурной выдачи» (особенно с учётом невозможности рецептурного отпуска метадона) отходит на второй план по приоритетности, в сравнении с возможностью получения препарата ЗПТ (как бупренорфина ТАК И МЕТАДОНА) на руки/на дом на срок до 10 дней. Данная информация была мною доведена до сведения региональных координаторов Альянса по ЗПТ во время последней рабочей встречи в Киеве. Итак, последовательность действий: 1. Пациент пишет заявление на имя Главврача с просьбой предоставить ему возможность получить препарат на руки/на дом. При этом обязательно необходимо ссылаться на пункты 27-30 «Порядку придбання, перевезення, зберігання, відпуску, використання та знищення наркотичних засобів, психотропних речовин і прекурсорів у закладах охорони здоров’я», утверждённого Постановлением КМУ № 333 от 13.05.2013 г. В качестве причин для получения препарата на руки могут быть указаны: плохое состояние здоровья, стабильность/многолетнее без нарушений пребывание в

программе, госпитализация в непрофильное ЛПЗ, круглосуточный присмотр за больным родственником/близким человеком, невозможность/проблематичность отлучаться с основного места работы, график учёбы в ВУЗе и т. п. 2. Необходимо одновременно распечатать и собственноручно заполнить бланк заявления по установленной в Постанове КМУ № 333 форме, и приложить его к основному заявлению пациента. 3. Оригинал заявления с приложением (заявлением-бланком) подаётся в канцелярию ЛПЗ, на копии заявления ставится отметка о принятии документа. Как вариант, можно отправить заявление рекомендованным письмом по почте, с уведомлением. 4. Желательно – предварительно с оригиналом или копией заявления прийти к врачу и по-человечески ему объяснить ситуацию, обосновав необходимость получения препарата на руки на 10 дней. 5. При положительном сценарии – пациент сможет получить препарат на руки в тот же день или через несколько дней после оформления необходимых документов. 6. При получении официального ответа с отказом (отказ должен быть мотивирован) – действовать необходимо будет по ситуации, с учётом всех имеющихся обстоятельств. Если вы спросите меня, сколько понадобится подобных заявлений от пациентов ЗПТ, чтобы теория превратилась в практику – отвечу следующим образом. Возможно, механизм заработает уже после первых официальных обращений пациентов. Возможно, понадобится и несколько сотен... но, как говорится, под лежачий камень (пациента) вода (препарат) не потечёт. Здесь можно проводить аналогии с рецептурным отпуском… Но так случилось, что выдача на руки нормативно и практически оформляется гораздо проще. Не нужны рецепты Ф3, аптеки, провизоры, сверки и т. п. В случае «особо злостных» отказов «особо заслуживающим» пациентам – будем подключать юристов/ правозащитников. Где-то не обойдётся без судебных прецедентов. Будем смотреть по ситуации и имеющимся возможностям. Так что – вперёд и с песней!

из нашей почты «Я слышал что все больные (пациенты) имеют право брать свою амбулаторную карту на руки, например для того, чтобы предоставить её инфекционисту для дальнейшего лечения. А могу ли я взять карточку на один день и с ней поехать в другое ЛПУ для консультации?» С ув., Алексей

ОТВЕЧАЮТ ЭКСПЕРТЫ Павел Скала:

№41/2013 стр. 3

Возможные вопросы со стороны администрации лечебного учреждения и грамотные ответы – Нужно ли информировать о новой форме выдачи препаратов ЗПТ милицию, разъясняя, что ему препараты выданы на руки законно, по назначению врача и т. п.? Ответ: Незнание закона не освобождает от ответственности». В нашем случае – милиция должна сама знать и выполнять Постановление Кабмина № 333 от 13.05.2013 г., в котором прописана возможность выдачи на руки/на дом, и которое МВД даже визировало перед подписанием. Как вариант, после практического запуска данного механизма – Главврач может направить в РОВД по месту нахождения сайта информационное письмо о том, что с такого-то дня/месяца препарат ЗПТ на руки получает такое-то количество пациентов (без указания персональных данных). Сообщение милиции персональных данных о пациенте, получающим ЗПТ по рецепту, является грубым нарушением действующего законодательства, за которое можно привлечь к ответственности. При этом – никто не запрещает сообщать милиции статистические данные в контексте ЗПТ (количество пациентов всего, и сколько из них получает препараты по рецепту или на руки, их дозировки и т. п.) – А как же выдавать пациенту на руки метадон из банки по 100 шт. (в карман, коробку, кулёк), если это нарушение?.. Ответ: Можно выдавать хоть в кулёк, хоть в коробку и т. п., и это уж точно не большее нарушение, чем изменение формы препарата перед выдачей (дробление, растирание, растворение и т. п.), за что никто из медперсонала никогда к ответственности не привлекался. Если есть опасения по этому поводу – можно у пациента брать письменную расписку, что он не возражает/счастлив получить препарат именно в пакете/ кулёчке и т. п. – Правда ли, что по такой схеме можно выдавать препарат на руки пациенту, который госпитализирован в непрофильное ЛПЗ, вместо того, чтобы возить ему таблетки каждый день? Ответ: Совершенно точно. Можно и нужно.

- Нужен ли специальный Приказ по ГУОЗ/ЛПЗ на выдачу на руки/домой? Ответ: Нет, не нужен. Достаточно Постановления Кабмина и записей в соответствующих медформах. – Как же в таком случае контролировать приём препарата? Ответ: Никак! Приём препарата за пределами ЛПЗ – это уже ответственность не медперсонала, а пациента, который в соответствующей форме № 3 предупреждается об уголовной ответственности в случае нарушения порядка оборота. Если будет зафиксировано нарушение – отвечать будет пациент, а не медперсонал. И еще… В действующем законодательстве нет никакой разницы между таблетированным трамадолом, морфином, бупренорфином или метадоном. Соответственно, схема выдачи этих препаратов на руки из ЛПЗ ничем не отличается. Разве что препараты для паллиативной помощи могут выдаваться на 15 дней, а не на 10, как для ЗПТ. Поскольку данная схема показана преимущественно «лежачим» больным, возможно она не так скоро заработает, как гораздо более простая альтернатива рецептурной выдачи для всех остальных стабильных пациентов. Но, тем не менее, я уверен, что именно апробация выдачи препаратов-заместителей в регионах на руки пациентам или их близким/родственникам, которые осуществляют уход, позволит существенно упростить «рецептурную форму ЗПТ» для бупренорфина, а возможно, и вообще отказаться от неё в пользу «выдачи на руки» для метадона. Ведь именно пациенты на метадоне (которых подавляющее большинство) чувствовали себя наиболее ущемлёнными в правах, поскольку таблетированного метадона нет в «рецептурном» Приказе № 360. Сейчас именно у пациентов на метадоне появилось больше возможностей для получения препарата «на руки» без использования громоздкой рецептурной схемы. Я уверен также, что при реальном желании самих пациентов – уже до конца этого года проблема «рецептурного отпуска» отойдет на второй план, и в нескольких областях выдача на руки будет работать без особых проблем. Как, впрочем, она сейчас уже работает для паллиативных и прочих больных, которые на основании Постановления № 333 получают на срок до 15-ти дней таблетированный морфин, трамадол и другие, равноценные препаратам ЗПТ, наркотические препараты.

– опрашивает/допрашивает вкладчика в банке или заталкивает его в служебный/личный транспорт, – угрожает операционисту или другому клерку/начальнику посадить за излишки/недостачу денег в кассе или хранилище? И т.д., и т. п... Конечно же, есть существенное отличие в статусе «наркозависимый пациент ЗПТ» и «денежный мешок/вкладчик», но с точки зрения закона разницы большой во всех вышеуказанных сравнениях НЕТ. Так вот, задача в том, чтобы это не только понимали медперсонал и пациенты, но и чтобы это работало на практике. В Украине достаточно сайтов ЗПТ, где вышеуказанных проблем с милицией не было никогда, в т.ч. по«У нас становится правилом, когда при выдаче метадона в ка- тому, что для них пациент – это «клиент/вкладчик». бинете вместе с медсестрой сидят сотрудники милиции. Они А есть сайты и регионы, где это постоянный геморр... По целому ряду ведут себя по-хозяйски, листают амбулаторные карты. На- объективных и/или субъективных причин. сколько законно их присутствие?» С ув., Ярослав могу представить основания для таких ограничений, а вот для пациентов на ЗПТ даже не знаю, чем врач может аргументировать отказ пациенту, пожелавшему ознакомиться с документацией. На счёт копирования – самому интересно, так как в законе пишется только об ознакомлении. Но теоретически может возникнуть ситуация, когда после таких копирований информация конфиденциального характера может стать доступной всем. И как тогда быть, кто отвечает за её разглашение? А вот цитата: Стаття 26: «...особа при наданні їй психіатричної допомоги або її законний представник має право на ознайомлення з історією хвороби та іншими документами...»

Даже с «уголовным делом» может при желании ознакомиться и обвиняемый, и его адвокат. Что уж говорить о собственной медкарте... И, конечно же, пациент имеет полное право делать выписки, копии/ Павел Скала: фото и т. п. Отказ в данном случае незаконен. Разве что, пациент по- Проведём аналогии: просит медкарту главврача посмотреть :) «клиент/пациент ЗПТ» – «клиент/вкладчик банка», «Главврач» – «директор банка», Леонид Власенко: «медицинская тайна» – «банковская тайна», На руки вряд ли отдадут. Во-первых, это документ, по которому про- «правила оборота наркотиков» – «правила обращения валютных/денежводятся проверки, в том числе, и по поводу назначения наркотиков. ных ценностей», Во-вторых, везде пишется о праве пациента или его законного представителя «ознакомиться» с историей болезни, но не забрать её с со- и т. д., и т. п. А теперь встречный вопрос: бой, пусть и временно! Кто-то себе может представить мента любого подразделения, который Есть одна статья в законе о психиатрии, которая регулирует эти во- без соответствующим образом оформленных документов в банке испросы, а, учитывая, что наркологические учреждения приравниваются полняет следующее: в этом законе к психиатрическим, то с некоторой натяжкой это положе- – проникает в служебные помещения банка или в денежное хранилище, ние может быть использовано для ограничения права на информацию. – присутствует при оказании банковских услуг вкладчику, Но это уж очень надо постараться врачам, так как такое ограничение должно быть официальным, с записью в истории болезни и обосно- – требует от администрации списки всех вкладчиков или тех, у которых ваннием. В отношении людей с психическими расстройствами я еще на счету, скажем, больше 1000 грн.,


4 стр. №41/2013

ПРОФПОРТАЛ

WWW.MOTILEK.COM.UA

Как бы ни бранили наше несчастное государство за то, что оно не уделяет должного внимания своим живущим с ВИЧ гражданам, однако, хотя бы в одном ему, государству, можно сказать «спасибо». За то, что не мешает, а порой и помогает работать и развиваться общественному ВИЧ-сервисному сектору. Впрочем, мешать работе благотворительных фондов и организаций не имеет смысла: все программы и проекты помощи ВИЧ-позитивным, наркозависимым и другим уязвимым группам населения, которыми занимаются НПО, оплачиваются поступающими из зарубежных и международных «карманов» денежными грантами, и в казну исправно поступают налоги. А главное – такие объединения оказывают реальную помощь конкретным людям, и от этой помощи нередко может зависеть человеческая жизнь. В гостях у одной из таких общественных организаций Киева побывал наш корреспондент.

ШАГ за шагом. К новой ЖИЗНИ!

Светлана ТИЩЕНКО, руководитель ГО «Крок за кроком»: «Было бы здорово иметь возможность зарабатывать на свои социальные проекты самостоятельно... Ещё из наших инноваций хочется отметить недавно проведённые переговоры о перспективах открытия первого в Украине пункта безопасного употребления инъекционных наркотиков...»

фото автора

Общественная организация «Центр психосоциальной реабилитации химически зависимой молодёжи «Шаг за шагом» была создана в 2000 году группой неравнодушных людей, столкнувшихся с проблемой наркозависимости. Большинство из них успешно преодолели свою зависимость, и решили оказывать помощь тем, кто ещё страдает от наркомании. Миссия организации заключается в снижении уровня распространения ВИЧ-инфекции путём создания условий для повышения качества жизни и предоставления психологической и медико-социальной поддержки людям, которых коснулись проблемы наркомании и ВИЧ/СПИДа. Клиенты ОО «Шаг за шагом» – это активные потребители инъекционных наркотиков (ПИН), среди них – потребители опиатов, психостимуляторов, дезоморфинщики; люди, живущие с ВИЧ и другими инфекционными заболеваниями. Родные и близкие этих людей.

– Светлана Павловна, Вы руководите организацией с момента её основания. Что удалось сделать за без малого двенадцать лет работы ОО «Шаг за шагом»? – Первым проектом у нас был реабилитационный центр для наркозависимых. Мы использовали Миннесотскую модель программы «12 шагов» и помогали людям преодолеть ад наркомании. Но со временем опыт показал, что не всем прошедшим реабилитацию клиентам удаётся сохранять трезвость после выхода в социум. К сожалению, многие возвращались к употреблению. И, зачастую, это употребление было таким жёстким, что приводило и к передозировкам, и к ВИЧ-инфекции, и к смерти. Тогда мы поняли, что необходимо расширять свою сферу деятельности. Нужно не только помочь людям избавиться от наркозависимости, но и помогать им решать другие проблемы. В 2004 году мы разработали программу, направленную на помощь семьям, столкнувшимся с проблемой наркомании, и предложили сотрудничество киевскому Центру социальных служб (ЦСССМ). Сегодня наша Программа включает в себя все аспекты, связанные с проблемой наркомании, помогая решать проблемы как самих наркозависимых, так и их детей, родителей, окружения. Обретя опыт в сотрудничестве с ЦСССМ, мы поняли, что для дальнейшей успешной работы нам необходимо расти, расширяться. Остро встал вопрос с новым помещением, и после неоднократных обращений в Киевскую администрацию, мы получили в аренду помещение, находящееся в коммунальной собственности города. В том же 2004 году мы начали реализацию программы Снижения Вреда, в рамках которой предоставляем всеобъемлющую помощь наркозависимым людям непосредственно в местах их скопления. Аутрич-работа (работа вне офиса, прим. авт.) предполагает вовлечение в профилактическую работу самих потребителей наркотиков. Мы обмениваем на использованные и бесплатно выдаём нашим клиентам новые одноразовые шприцы, гигиенические и спиртовые салфетки, противогнойные мази, презервативы, лубриканты, информационно-образовательные материалы, предоставляем консультационные услуги, проводим тестирование на наличие антител к ВИЧ, на гепатиты и заболевания, передающиеся половым путём. Тестирование осуществляется как в офисе организации, так и на улице, с помощью мобильной амбулатории. Ещё одно направление нашей деятельности – профилактическая работа через сеть аптек «Фармация» и «Медицинский Альянс» – охватывает около полутора тысяч наших клиентов. «Плюс» этого направления в том, что аптеки работают до позднего времени или круглосуточно, и люди могут получить услуги в удобное для них время. Для участия в этой программе достаточно обратиться к нам и получить карточку клиента. Провизоры сети аптек «Фармация» без лишних слов обслуживают предъявителей таких карточек. Согласитесь, это и удобно, и выгодно. На каждую карточку можно ежедневно бесплатно получить инъекционный инвентарь, дезинфицирующие растворы, презервативы и др. Пакет наших услуг с каждым годом расширяется. Следующий наш проект мы направили на раннее выявление туберкулёза, его диагностику и лечение. В рамках исследований наши сотрудники проводят опрос потребителей наркотиков, и если выявляют симптомы заболевания – сопровождают клиента в тубдиспансер (с которым у «Шаг за шагом» заключён договор), где человек проходит бесплатную диагностику на туберкулёз. Кроме этого, сейчас мы реализуем проект по кейс-менеджменту. Но об этой деятельности лучше расскажут наши сотрудники, непосредственно работающие в данном проекте. – Светлана Павловна, список добрых дел вашей организации впечатляет. Уверен, в будущем он пополнится ещё. Какие перспективы Вы видите в своей, такой нужной людям, работе?

– Первое. Проект Снижения Вреда продлевается до следующего года. Надеюсь, мы будем предоставлять услуги наркозависимым людям и в дальнейшем. Кроме того, мы работаем над тем, чтобы получить социальный заказ на выполнение программ Снижения Вреда от государства. В стратегическом плане развития организации также есть пункт о разработке коммерческого направления в нашей работе: было бы здорово иметь возможность зарабатывать на свои социальные проекты самостоятельно. Ещё из наших инноваций хочется отметить недавно проведённые переговоры о перспективах открытия первого в Украине пункта безопасного употребления инъекционных наркотиков. Эта проблема весьма актуальна, ведь передозировки, пренебрежение инъекционной безопасностью и гигиеной часто случаются потому, что человеку приходится колоться в спешке, в отсутствии нормальных условий, рискуя быть застигнутым милицией или родственниками. Всё же будет лучше, если наркозависимый сделает себе укол в специальном помещении, под присмотром медперсонала, а не в туалете или грязном подъезде. А самая главная наша перспектива в том, что мы, весь коллектив, верим в хорошее, светлое будущее.

Елена СКРУПСКАЯ, социальный работник/кейс-менеджер. – Лена, расскажите, чем вы занимаетесь? – Я работаю в проекте кейс-менеджмента. Этот проект создан для комплексной помощи ВИЧ-позитивным клиентам нашей организации и их половым партнёрам, которые по тем или иным причинам не стоят на диспансерном учёте в Центре СПИДа и не получают жизненно важное бесплатное лечение. Так сложилось, что наши клиенты неохотно идут к врачам, даже если знают, что их здоровье не в лучшем состоянии, предпочитая не знать о подстерегающих их опасностях. На контакт с соцработником клиент идёт охотнее, что делает нас своего рода мостиком от пациента к врачу. Задача проекта – консультирование и мотивация людей к своевременному прохождению обследований, социальное сопровождение клиента на приём к врачу, для сдачи анализов, помощь в приёме лекарств, в общем – оказание всех медико-социальных услуг, необходимых клиенту. – Какими успехами в этом проекте вы могли бы похвастаться? – Одним из главных достижений нашего проекта, я думаю, можно назвать положительные результаты в работе с ВИЧ-позитивными людьми, которые, сдав анализ и узнав о своём статусе, не стали своевременно на учёт в Центре СПИДа и не появлялись для анализов и консультаций с врачом. Такие люди закрываются в себе, боятся узнать подробности о своём заболевании и живут по принципу «будь что будет». Так может продолжаться и пять, и семь лет, но в результате – такое поведение может привести к тяжёлым последствиям и даже к смерти. Благодаря проекту нам удаётся достучаться до таких людей, вместе составить план дальнейших действий, и помогать им шаг за шагом выполнить все необходимые медицинские требования для постановки на учёт и получения жизненно важной АРВ-терапии. – Значит, главная задача проекта – поставить на учёт тех, кто не понимает всей серьёзности вопроса и увиливает от обследования? – Иногда приходится буквально брать человека за руку и сопровождать его по врачам и процедурным кабинетам. Ведь мы работаем со специфической группой населения, поэтому и подход к клиентам должен быть особый. Например, может оказаться, что у клиента нет денег на проезд, или ухудшилось самочувствие, и он не может выйти из дома. Все наши совместные действия мы согласовываем по телефону, при необходимости – заезжаем к человеку домой. В рамках этого же проекта, при необходимости мы перенаправляем клиентов на сайт ЗПТ или в реабилитационную программу. Но вечно за руку водить же не станешь. Важная составляющая проекта – научить человека самостоятельно решать свои проблемы. В процессе работы с нами – человек потихоньку начинает включать свою активность, и в результате может справляться без посторонней помощи.

Елена САХНОВСКАЯ, старший социальный работник/кейс-менеджер. – Лена, поделитесь каким-нибудь ярким случаем из практики? – У нас все случаи яркие. Вот свежая история девушки, нашей постоянной клиентки, которая пользуется услугами проекта Снижения вреда больше пяти лет. Чуть больше года назад она похоронила мужа, умершего в Центре СПИДа. Она давно знает о своём ВИЧ+ статусе, о плохом состоянии своего здоровья, но по причине употребления наркотиков долгое время ничего с этим не делала, пока не попала в нашу организацию на групповые занятия для активных потребителей дезоморфина. Во время занятий мы даём информацию о возможности стать участником проекта по кейс-менеджменту и получать соответствующую помощь. Она обратилась ко мне, и я рассказала ей, как всё будет происходить, что будут соблюдены все условия конфиденциальности, как в медицинских учреждениях, так и среди родственников. Затем была

фото автора

На консультации у Елены Сахновской выполнена формальная сторона – мы вместе заполнили необходимые документы: информированное согласие на участие в проекте, личную карту пациента, план совместных действий. Но дело осложнялось тем, что у девушки, как и у многих наших клиентов, не было паспорта, а без него стать на учёт и получить медицинскую помощь в центре СПИДа невозможно. Мы начали с устранения этого препятствия. Я помогла ей написать заявление Главному врачу центра СПИДа и мы вместе пошли к нему на приём. Учитывая крайне тяжёлое состояние здоровья клиентки с острой фазой пневмонии, «главный дал добро». Девушка прошла все необходимые медицинские обследования, пролечила в стационаре запущенную двухстороннюю пневмонию, сейчас принимает профилактику от туберкулёза и готовиться к началу приёма АРТ. Параллельно она занимается восстановлением паспорта. Следующим нашим совместным шагом будет подготовка необходимых документов для поступления на программу ЗПТ. – Трудно ли работать с людьми из уязвимых групп? – Иногда бывает непросто, но со временем приобретаешь опыт, учишься, практикуешься. Главное, нужно понимать, что в нашей работе самое важное – это доброжелательное, человеческое отношение к людям. Люди чувствуют добро, понимают, что они не один на один со своей бедой, что есть возможность получить поддержку и реальную помощь. Они начинают задумываться о своей жизни, здоровье, близких, меняются на глазах, благодарят за оказанную помощь. Приятно, когда клиенты отвечают взаимностью. А как без этого? – Согласен, без этого – никак. Я желаю вашей организации успешно развиваться, реализовать все задуманные проекты, и дальше помогать тем, кто так нуждается в вашей нелёгкой работе! Так держать!

НПО «ШАГ ЗА ШАГОМ» 04215, г. Киев, пр. Г. Гонгадзе, 20В (Виноградарь)

(044) 568-32-59 Друзья! Мы предлагаем БЕСПЛАТНЫЕ услуги для ВИЧ+ потребителей наркотиков и их сексуальных партнеров. Пакет услуг включает: • постановку на диспансерный учёт в Центр СПИДа; • социальную поддержку для внеочередной сдачи необходимых анализов; • компенсацию расходов для поездки в медицинские учреждения в обоих направлениях; • помощь в получении АРВ-терапии и ЗПТ; а также многие другие важные услуги. Контактные телефоны социальных работников:

Сахновская ЕЛЕНА Филиппова ЖАННА Скрупская ЕЛЕНА

(093) 601 18 41 (063) 107 71 63 (063) 681 48 07

В гости ходил Славентий МАЛЫШКО

Полосу готовил Смирнофф


НАРКОПОЛИС

WWW.MOTILEK.COM.UA

Настоящий полковник! текст и фото: vantala Работа и судьба занесли меня недавно в г. Бишкек, Кыргызстан, где 28-29 ноября проходил Второй региональный круглый стол стран Восточной Европы и Центральной Азии по усилению роли правоохранительных органов в ответ на эпидемию ВИЧ. Целью круглого стола было установление диалога между правоохранительными органами, сектором здравоохранения и организациями гражданского общества для более активного вовлечения полиции в планирование и осуществление программ по профилактике ВИЧ. Здесь я и познакомилась с удивительным человеком, о котором уже много лет слышала и чьи работы перечитывала не один раз – Александром Зеличенко. Сам факт, что статьи Александра уже неоднократно публиковались в «Мотыльке» – тут же пробудил во мне журналистское желание взять у него интервью специально для нашей газеты и поделиться с читателями мнением эксперта с мировым именем, его комментариями относительно «новой наркополитики», особенно в контексте с сегодняшней ситуацией в моей стране. Александр Зеличенко – директор Общественного фонда «Центрально-Азиатский центр наркополитики». Полковник в отставке, кандидат исторических наук, он возглавляет Сеть «Полиция и ВИЧ» (СПВИЧ) – международную организацию, которая ставит своей целью объединить полицию и работников здравоохранения, работающих с представителями групп населения, уязвимых к ВИЧ. СПВИЧ нацелена на построение устойчивого партнерства на местном и глобальном уровне для снижения вредных последствий рискованного поведения таких групп населения, как наркозависимые, секс-работники и мужчины, практикующие секс с мужчинами. Сеть предоставляет возможности ознакомиться с лучшими практиками, поделиться историями успеха и случаями из практики, чтобы повысить осведомленность о снижении вреда.

Vantala (V): Александр, конечно, Вы слышали, что в Америке существует организация, в которой работают полицейские, выступающие против войны с наркотиками (LEPA)*. А есть ли перспектива создания чего-то подобного в регионе ВЕЦА, что нужно сделать для того, чтобы это свершилось? Александр Зеличенко (АЗ): Да, такая организация существует и действует в США, по-моему, с 80-х, и если целиком перевести название – оно будет звучать примерно так: «полиция, выступающая против запрета наркотиков» или дословно – «полиция за легализацию наркотиков». Я не знаю, сколько этой организации лет, боюсь Вам соврать, но у неё большая и очень глубокая история. С её представителями я не раз встречался, они реализуют очень интересную программу, а в состав LEPA входят сами полицейские, которые когда-то работали под прикрытием, по 18-20 лет «сидели на ямах», выявляли наркопритоны, раскрывали целые преступные цепочки, сети… Вот такие ребята… До недавнего времени возглавлял эту организацию – парень из США, который 18 лет до этого работал под прикрытием. Совсем недавно он ушел в отставку, так сказать, освободил место… V: И, что, эти ребята приняли решение, выйдя в отставку, создать организацию, сказав, что вариант с войной не работает? АЗ: Да, они заявили, что это всё ерунда: все наши потуги и наши посылы – это полумеры, это – полдела. Нет, это надо делать, НО: попытка силового решения, в конечном итоге, это – путь в никуда. А последствия – выброшенные огромные средства, гибель людей (часто случайных) в гангстерских перестрелках...

Когда начинается такая перестрелка – Тихуанский картель, возьмите, например, последние события, – десятками люди гибнут, когда начинается вдруг задержание… Недавно я познакомился с женщиной, представителем этой организации в Европе. Она сама из Лондона, работала в этой организации в разведке. Интереснейшая женщина, она всю жизнь посвятила отслеживанию связей между наркотиками и терроризмом. Она с полной уверенностью заявляет, что воевать с этим злом нельзя. Они выступают за полную легализацию. Если Вы спросите моё личное мнение – я постараюсь от прямого ответа уйти. И не потому, что лукавлю, а потому, что я на сегодня еще не сформировал свою конкретную точку зрения на этот счёт. Но, что я знаю точно – что война ведет точно в никуда. Надо ли всё это легализовать? Я пока не уверен... Но что я знаю точно, так это то, что не сегодня, не сейчас и не в рамках отдельно взятой страны. По поводу создания чего-то подобного в нашем регионе… Я, боюсь, что сегодня, наверное, рано ставить вопрос здесь о полной легализации. Нам добиться хотя бы, так скажем, декриминализации, толерантного отношения к потребителям наркотиков, к наркозависимым… Ни ментально мы к легализации не готовы, ни экономически, никак!

V: Но, какие-то шаги всё же можно предпринимать? АЗ: А вот шаги – да, шаги делаются. Сеть создана: «Полиция и ВИЧ». Нужно активно внедрять программы «снижения вреда», нужно вовлекать полицию в профилактику ВИЧ/СПИД, в работу с уязвимыми группами, формировать толерантность к наркозависимым, к секс-работницам, к ранее судимым и т. д. Это очень сложный процесс – изменение философии полицейского, изменение образа мышления. Ведь мы «заточены» совсем на другое, на нарушение, если уж по большому счёту говорить, прав этих самых уязвимых групп. Нас так учили… От тебя требуют результата, ты должен быть хорошим и там, и здесь – как это все совместить?.. И вот сейчас мы начинаем искать возможности, как получить полицейского «с человеческим лицом», если хотите. V: Как Вам видится адвокация, вообще, этого вопроса в наших странах, вовлечение милиции/полиции в этот процесс? АЗ: Ну, я думаю, что по этому вопросу уже есть кое-какие наработки. Полицейским надо объяснить их роль, рассказав о том, какой опыт уже есть. Мы начинаем объяснять полицейскому: «Твои глаза «замыливаются», ты каждый день видишь перед собой этого бедного наркозависимого, – уйдём от политкорректности и перейдем к полицейскому слэнгу – наркомана или проститутку, – и ты видишь в них врага. На самом деле – враги не они. Они – тоже потерпевшие. Когда я начинаю свои тренинги, я рассказываю о связи наркотрафика с терроризмом, с транснациональной организованной преступностью, с наркокартелями, говорю о том, откуда идут деньги на подпитку преступности. И когда я дохожу уже до конкретного наркозависимого, у полицейского формируется определённая точка зрения: они не его мишень. Я операм говорю: слушай, какой же ты опер?! Ты не можешь наверх дотянуться, у тебя не хватает ни опыта ни сил, ты понимаешь, что наркозависимые – слабое звено, и, чтобы тебя не трогал начальник, ты ему показываешь: я, вот, задержал столько-то. Так я задеваю его оперскую честь, делаю ему больно и сердце его царапаю немного: какой ты опер?! Иди в патрульно-постовую службу и делай себе засаду у метадонового центра... Тогда я ещё как-то пойму: ты – патрульно-постовой, ты отслужил в армии и пришёл служить в милиции, ты ничего не знаешь… Тебе сказали: «Лови наркозависимых!» – и всё. Но если ты опер – ищи себе цели серьёзные, те, которые ты обязан искать: акул наркобизнеса, с ними работай! Вот так, примерно, да?.. V: А планируете ли Вы проведение таких лекций в Украине? Потому что их остро не хватает. Кто бы уже наших «задел за живое» и «поцарапал»! АЗ: Вы знаете, я уже получил приглашение приехать в Украину. Я думаю, что если Бог даст и всё будет нормально, то в январе следующего года (2014-го – Ред. М.) приеду. Мы сейчас проводим тренинги совместно с UNODC, под их, так сказать, патронатом, в одиннадцати странах мира: это вся Юго-Восточная и Центральная Азия. Остались Филиппины (там цунами, полиции не до тренингов). Во Вьетнаме было очень интересно и здесь, в Азии… Ребята мыслить начинают по-другому, подходят, спрашивают. Надо всё же понимать: полицейский – нормальный человек. Если ему хорошо объяснят его роль: «Твоя зада-

ча не в том, чтобы всех посадить, ты должен помочь обществу» – тогда он начнёт понимать, я думаю, и в Украине. Я бывал уже с тренингами в Украине.

V: Есть ли специфика какая-то у украинской милиции? АЗ: Ну, что сказать. Милиция – везде милиция, полиция – везде полиция. У них свой язык, и не важно, на каком языке они говорят. Полиция всегда понимает друг друга, в любой стране. Я служил в Косово, это была первая полицейская миссия для моей страны. Всего было представлено 55 стран. Мы великолепно находили общий язык со всеми. Я думаю, что и в Украине будет всё хорошо. Я был там у Вас в 2011 году. Мы проехали всю Украину. Начали мы со Львова, из Львова полетели в Одессу. Две большие разницы, как говорят в Одессе. Это – как из одной страны в другую попасть: и ментальность и отношения между людьми отличаются. Но полиция – всё равно полиция. Это были двухдневные семинары. Мы работали и в Киеве: приглашали врачейнаркологов, НПО-шников и полицию. Уровень был высокий: приглашали начальников ОБНОН. Мы все великолепно друг друга понимали. Когда реально объясняли, кто твой реальный враг, говорили – отстань ты от наркозависимого, отдай ты его врачу, социальному работнику… V: Если ты, конечно, заинтересован в социально полезном результате… Александр, каков Ваш прогноз в связи с нашим возможным вхождением в Таможенный союз? Я имею в виду прогноз по наркополитике. Как для России, так и для Украины. АЗ: Это очень больная тема, и для ваших, и для Кыргызстана: здесь также обсуждается этот вопрос. Есть попытки влияния на нас со стороны России: у нас наркополитика очень либеральная, взвешенная. Наряду с большими сроками за распространение и сбыт, существует и либеральное отношение по многим вопросам. Вот в Казахстане, например, я был очень удивлён: за килограмм марихуаны у них нет наказания. V: У нас, как только мы начали «приближаться» к России, наркополитика стала сворачивать в сторону репрессий. АЗ: Об этом уже сегодня нужно говорить с политиками, которые будут решать этот вопрос. Я думаю, что вопросы есть не только в области наркополитики. Такие вопросы надо выделять и работать по ним конкретно. Политикам надо дать понять, что у нас существует своя специфика, и не обязательно всё менять. Вы когда будете подписывать Соглашение, обязательно оговорите это. Чтобы не было влияния на те вещи, которые вам уже присущи, являются вашими национальными особенностями. Если мы становимся единым таможенным пространством, то это не означает, что мы должны стать единым государством, соблюдать единые законы. А говоря конкретно, я думаю, что будут отрицательные вещи в связи с программами заместительной терапии, с метадоном, бупренорфином, поскольку Россия этих вещей не признает. V: Вообще, программы снижения вреда могут начать закрываться, а учитывая ситуацию с ВИЧ, это же смерти подобно! АЗ: Вот тут наша с Вами цель – этого не допустить. Об этом уже сегодня нужно думать, прорабатывать, формировать общественное мнение и поднимать общество… V: Безусловно. Как жаль, что у нас так мало времени для беседы… АЗ: Спасибо за Ваш интерес, проявленный ко мне. Расставаясь, мы заверили друг друга, что будем и дальше поддерживать связь и обязательно ещё вернёмся к обсуждению актуальных тем на страницах нашей газеты.

*КСТАТИ!

Деятельности LEPA («Копы за легалайз») и информации о её руководителе Джеке Коуэле, проработавшем 18 лет под прикрытием, «Мотылёк» посвятил в своё время две публикации. Более того, БФ «Дроп ин Центр» является ассоциативным членом LEPA с 2008 г.

Общалась Vantala (Лена Цукерман)

№41/2013 стр. 5 (с) Александр ЗЕЛИЧЕНКО:

– Со стороны это выглядело несколько сюрреалистически: собранные воедино, направляемые «ведущим», силовики и представители гражданского общества планировали совместное противостояние ВИЧ-эпидемии…

Полиция и ВИЧ

… Благодаря десятилетиям кропотливого труда, уровень распространения ВИЧ во всем мире стабилизировался или существенно сократился. Иначе говоря, эпидемию этой некогда смертельной, вселяющей ужас, болезни, удалось повернуть вспять. Везде, кроме Центральной Азии и Восточной Европы, где инфекция всё ещё главным образом распространяется с наркоиглы. В ЦА регионе, к примеру, свыше 60 % инфицированных ВИЧ и гепатитом С – составляют потребители инъекционных наркотиков. Избегая преследований, в основном со стороны правоохранительных органов, наркозависимые боятся обращаться как за медицинской, так и за социальной помощью. Зачастую, не понимая сути программ СВ, полиция изначально настроена по отношению к ним весьма отрицательно. «Метадон для наркомана – что стакан коньяка для алкоголика» — такое мнение не раз звучало в высоких начальственных кабинетах… Учитывая огромный опыт работы с полицией, здесь резонно рассудили, что её обучение по привитию толерантности к клиентам программ СВ и представителям других уязвимых групп – следует вести на понятном полицейской аудитории языке. Так, в государствах с высоким уровнем распространения ВИЧ-инфекции (9 стран Центральной и Юго-Восточной Азии, Африканского континента, Индии, на Занзибаре) решено было провести тренинги для полицейских и сотрудников ВИЧ- и нарко-сервисных НПО. От ранее проводившихся эти мероприятия должны были отличаться высокими стандартами проведения с опорой на международный опыт; глубоким освещением гендерных вопросов (женщины, как известно, гораздо чаще рискуют быть инфицированными ВИЧ и подвергаются наркостигме и дискриминации); психологизмом в подаче проблем уязвимых групп населения – так, чтобы сотрудники правоохраны прониклись их болью и чаяниями… Иными словами, пройдя тренинг, полицейские должны были стать более толерантными к наркозависимым и ВИЧ-инфицированным. Согласитесь, задача не из легких: здесь десятилетиями насаждалось мнение, что наркоман – враг. Враг обществу, государству, семье, враг самому себе. А потому – чем больше их за решеткой, тем лучше. Полицейские и представители профильных неправительственных организаций впервые собрались вместе, чтоб разобраться с проблемой изнутри. Поначалу они даже расселись не в форме призывающего к диалогу Круглого стола, а друг против друга, VS (сокр. от лат. versus — против)! Немалых усилий стоило тренеру сломать уже только этот стереотип… Но… Шаг за шагом налаживался диалог, хотя отличия в подходах между двумя соседними государствами, – Кыргызстаном и Казахстаном, — видны даже невооружённым глазом. Подходы и практики, прекрасно зарекомендовавшие себя у одних, оказались неприемлемыми у других, и наоборот. Всех буквально «завёл» метадон. Но и здесь, призвав на помощь международный опыт, воззвав к авторитетнейшим международным организациям, таким, как ВОЗ, UNODC, UNAIDS, тренеру, в конце концов, удалось ввести дискуссию в позитивное русло. Счастливые лица участников свидетельствовали о том, что цель тренинга – сплотить априори «непримиримых» участников ВИЧ-превенции и научить их толерантности – достигнута: к концу двухдневного тренинга подавляющее большинство полицейских добровольно подписало Заявление о поддержке целей и задач Международной Сети «Полиция и ВИЧ»! Проявление уважения к правам человека и толерантное отношение к ВИЧ-инфицированным и потребителям инъекционных наркотиков – и составляет суть этого документа… фото автора


6 стр. №41/2013

WWW.MOTILEK.COM.UA

SEX&$ЛЁЗЫ

Проблема туберкулёза давно вышла за пределы диспансеров и больниц, а палочка Коха перебралась из хат-развалюх и городских подвалов – в конторы бюджетных организаций и даже офисы коммерческих структур. Может, это ее месть за пренебрежительное отношение к ее возможностям? Столько лет осваивают миллионы долларов, составляют рапорты об успехах в борьбе, а количество больных не уменьшается. Своими откровениями, насколько острой остаётся эта проблема в Украине и насколько ужасна действительность «изнутри», поделилась Евгения Пенашкина, активистка мариупольской инициативной группы БО «Всеукраинская Лига «Легалайф».

Палата №2

или чему я научилась, наблюдая за жизнью в противотуберкулёзном учреждении для смертников.

например, постоянного обезболивания. Впрочем, вскоре в больнице не стало возможности хранить морфин и другие наркотические обезболивающие средства, потому для этой цели умирающим предлагался исключительно анальгин. Вторая палата, а иногда к ней добавлялась и третья, была предназначена для женщин, № 4 и № 5 – для инвалидов, пенсионеров и участников войны, № 6 – для вышеупомянутых бездомных, № 7 – для сельских жителей, а последующие палаты – для прочего мужского народонасления. Следует сказать, что подавляющее число мужчин в этом отделении в те годы, о которых идёт речь, обладали криминальным прошлым и имели твёрдые устоявшиеся понятия, что требовало чуткого подхода даже к такой мелочи, как размещение больных по палатам. Понятно, что «порядочные арестанты» не пожелали бы жить в одной палате с «чертями» и БОМЖами из палаты номер 6. Если в отделении появлялся опущенный (а об этом узнавали ещё до того, как он попадал в стены здания), местные сидельцы «предупреждали» врача и медсестёр об этом и очень просили для осмотра таких людей использовать отдельный стетоскоп (трубочку для прослушивания дыхания и сердца) и отдельные перчатки. В каждой палате с сидельцами обязательно был кто-то один, вроде коня или шестёрки – кто-то, кто убирает посуду, выносит мусор, проветривает и убирается в палате.

В своей небезоблачной юности я вынужденно перепробовала все возможные способы заработка. Это были разные места работы: и совершенно легальные, и не очень, более или менее престижные и такие, где другая не то чтобы побрезговала работать, но и зайти даже не рискнула бы. Одним из наиболее запоминающихся мест работы, стало отделение для смертников в противотуберкулёзном стационаре, куда меня занесло в качестве медсестры в начале двухтысячных... Надо сказать, что противотуберкулёзные учреждения в нашей стране являют собой смесь строгого режима и распущенности, нищеты (как пациентов, так и самих работников) и изломанных людских судеб. Особенность пребывания в туберкулёзном стационаре пациентов такова, что они находятся там безвылазно по нескольку месяцев, в то время как и амбулаторное лечение – это когда человек лечится на дому и приходит лишь за таблетками в кабинеты ДОТС или противотуберкулёзное учреждение – может растянуться на годы. В отличие от остальных больниц здесь строго придерживаются протоколов и правил, и вас не имеют права отпустить на выходные домой помыться, так как вы считаетесь опасными для общества с точки зрения эпидемиологии. На ночь на несколько сотен пациентов остаётся один врач, в каждом отделении – одна дежурная медсестра. В то же время, охраны здесь, как и в большинстве учреждений, нет, а несколько престарелых санитарок и медсестёр никак не смогут сдержать разбушевавшегося пациента, которому надо вырваться на улицу. Например, в поисках дозы или для встречи с дружками. От цивилизации это учреждение отделено лишь одной старой металлической дверью и одним накладным замком, с которым справится любой человек с отвёрткой. На окнах больницы со второго по четвёртый этаж уже давно появились решётки. На всякий случай. Впрочем, не в тот год, ни в последующие, это не мешало покидать территорию больницы всем, кому было куда спешить. Те же бедолаги, кому уже некуда и не к кому было идти, жили в нашем отделении смирненько и безвыходно до самой выписки, а затем Бога молили, чтобы в анализах нашли активного возбудителя и отправили обратно на «долечивание». Среди таких людей были, как правило, бездомные, не имеющие ни работы ни имущества, а также люди, страдающие от насилия в семье. Также в осенне-зимний период к нам на временную зимовку возвращались трудовые мигранты и девочки с трассы, I Nжители отдаO лённых районов и сёл, которым нечем топить хату и т. п. R Размещались пациенты в те E годы в палатах нашего отделения с умом. В первойHпалате, поближе к врачам, размещали либо актированных подконвойных (привезённых из зоны для спокойного умирания на свободе), либо других пациентов, требующих особого внимания:

...На тот момент каждый четвёртый пациент в отделении имел ВИЧ-инфекцию. Разумеется, без антиретровирусного лечения, а его тогда в стране не предоставляли, двойной удар по иммунитету в виде туберкулёза и иммунодефицита почти сразу приводили к 4-й стадии СПИДа и быстрому развитию сопутствующих заболеваний... Однако, сейчас есть больше возможностей для лечения устойчивых форм туберкулёза, также антиретровирусная терапия предоставляется бесплатно. Поэтому в стенах здания больше не происходит такого количества мучительных смертей, как было 12 лет назад. В те годы выздоровление и выписка из отделения с улучшением или зарубцевавшейся в лёгких «дырами» (особенно такого, как наше) был во истину чудом. Может, от ощущения безнадёги и безысходности многие больные тогда предпочитали пьянствовать и совершать бездумные поступки. Поэтому алкоголь и сношения между пациентами и пациентками были теми двумя нарушениями режима, которые невозможно было предотвратить так же просто, как, скажем, самовольный уход, драки или воровство. Мужчин старались оградить от контактов с женщинами, но этого не удавалось добиться никому и никогда: месяцы пребывания в закрытом учреждении давали о себе знать, и в половые отношения вступали люди любого возраста, семейного положения и моральных устоев. И никто из медсестёр или врачей не мог этому помешать. Конечно, пылких влюблённых можно было за нарушение режима выписать, однако уже в течении ближайшей недели они, как правило, возвращались в отделение на машине скорой помощи со значительным клиническим ухудшением. Несколько дней на препаратах – и давай заново влюбляться. Среди женщин иерархия не соблюдалась, жили более или менее мирно, сообща. Были здесь и сексработницы с трассы, и те, кто неоднократно оказывался в местах лишения свободы, и сельские, и бездомные. Интересно, что женщины, как правило, аккуратно выполняли все врачебные предписания, пили противотуберкулёзные препараты без пропусков, реже употребляли спиртное, а потому чаще мужчин шли на поправку и выписывались не посмертно, а при жизни, причём со значительными клиническими и рентгенологическими улучшениями. Многие из них живы до сих пор. Единственным исключением были секс-работницы, особенно те из них, у которых на воле оставались долги, либо дети без присмотра. Также тяжело было удержать в палате потребительниц наркотиков. Впрочем, при желании – наркотик можно было достать, не уходя далеко от больницы. Ведь учреждение здравоохранения, в котором содержится до сотни наркозависимых – лакомое место для наркодилеров. Так что проблема была не в том, где достать наркотик, а в том, чтобы раздобыть деньги. Многие жили настолько бедно и не имели возможности приготовить себе горячую пищу, что, попав в отделение, быстро набирали вес. Больничное питание три раза в день для некоторых пациенток дали пользы больше, чем медицинские препараты. По утрам и вечерам кроме горячего питания – выдавали по кусочку масла и сыра, в обед – суп и плов или рагу, тоже с кусочком мяса или

курицы, компот или сок. Часто давали шпроты, рыбные консервы, пирожки, варёные яйца. Несмотря на скудность рациона и небольшой объём порций, некоторые девочки набирали в весе почти по 5-8 кг в месяц. Однако, было в каждой из них что-то, похожее на программу самоуничтожения... какая-то ненависть к себе и людям, безразличие к построению новой жизни. Какбудто внутри любой из этих девушек, женщин жила маленькая, заплаканная девочка – обречённое, затравленное существо... ИРОЧКА. Она с десяти лет жила на теплотрассе со своей матерью. В лихие девяностые отец выгнал их из собственного жилища; они жили сперва в общежитии, а после закрытия предприятия и ликвидации общежития – где попало. Летом уезжали в южные города, зимой жили на теплотрассе. Когда теплотрассу стали охранять (по приказу нового руководства завода) – мать её замёрзла насмерть. А Ирочка, красивая тонкая блондиночка, продолжала мигрировать от клиента до клиента, да по машинам дальнобойщиков. Не знаю, с какого возраста лет она была обречена на то, чтобы заниматься такой деятельность, но в противотуберкулёзное учреждение она попала лет в 17 в печальном состоянии. Со временем она начала употреблять алкоголь и наркотики. Поскольку Ира была крайне низкооплачиваемой секс-работницей, то даже на скромную дозу ей приходилось пахать и пахать. Её часто выписывали за нарушение больничного режима. В больницу она возвращалась только в зимнее время, во время морозов. Ведь жить ей было по-прежнему негде. Самое печальное, что все, на кого кашлянет или подышит такой больной, будут инфицированы таким же неизлечимым, агрессивным возбудителем, и при благоприятных обстоятельствах этот возбудитель запустит тяжёлый неизлечимый туберкулёзный процесс, конец которого предрешён. В последний раз, когда Ира уползла от нас в 2002 году, девушка весила около тридцати килограмм. Через несколько дней её нашли на улице и притащили на руках в отделение верующие, и долго обвиняли медперсонал в чёрствости и бездействии. Прожила Ирочка ещё несколько недель и умерла в свои 19 лет, не приходя в сознание. Хоронили её мы, как безродную, в братской могиле, завёрнутой в целлофан.... ОЛЬГА была одной из старожилок отделения. Когда я с ней познакомилась впервые, Ольге было под 50, а выглядела она на 37-38 лет. Лечилась регулярно и аккуратно. Из-за состояния здоровья оставила своё занятие секс-работой и помогала более молодым девчатам находить клиентов. Правда, во время одного из курсов лечения она познакомилась на свою беду с молодым наркозависимым повесой, сошлась с ним, начала много и безбожно пить, чуть не пристрастилась к наркотикам. Немного подпортила здоровье. Но как бы ни прозвучало это жестоко, её спасла смерть сожителя, который употреблял без меры, был носителем ВИЧ и болел туберкулёзом. Сама Ольга тогда отправилась в места лишения свободы, где снова прошла сезонный курс лечения. Жива до сих пор. Не знаю, насколько счастлива, но живёт и лечится на свободе. От очагов деструкции на лёгких остались лишь рубцы, а антиретровирусная терапия помогает контролировать ВИЧ и не даёт ему причинить существенный вред организму. АЛИНА. Когда она попала во вторую палату, ей едва исполнилось 18. Для тех лет было удивительно, что у такой молодой девочки уже последняя стадия ВИЧинфекции, устойчивый к любому лечению туберкулёз лёгких и вирусные гепатиты В и С. Такой набор в начале 2000-х чаще встречался у мужчин с большим наркостажем. Алина уже три года работала на трассе. Мне было странно, что могло толкнуть эту девочку из обеспеченной семьи, с необыкновенной внешностью, на работу в столь непрестижном месте. Хрупкое идеальное телосложение, чёрные волосы, белая кожа, синие глаза, приятный голос и правильная речь, аристократичные жесты… Поговаривали, что мама этой девочки – сама работает элитной проституткой, и это со временем подтвердилось. Несколько раз она приезжала в отделение на дорогущей машине, красивая и ухоженная, с длинными нарощенными волосами, в дорогой одежде. Она давала дочери деньги – единственное, что теперь могла дать, а та сразу же тратила их на наркотики. После смерти Алины в приватной беседе мамаша эта обвиняла себя в том, что её невнимание к собственному ребёнку и её образ жизни повлияли на то, что произошло.

Вообще, Алинка была слабой до мужского пола. Половых партнёров из числа пациентов – меняла каждый день, иногда нескольких за сутки. И всё это на альтруистичных началах. Хотя иногда – за деньги или дозу. Ближе к смерти она всё реже употребляла наркотики, и всё чаще таскалась с мужчинами. Узнав об этом, руководство изолировало её в 1-й палате. Но оргии не прекращались. Встречи проходили и в туалете, куда ей не могли запретить ходить, и в других местах, путём разных ухищрений. Когда она переключилась на пенсионеров и сельских жителей, людей семейных, которые уже шли на поправку, мне было очень трудно сдерживаться: хотелось предупредить их о потенциальной опасности в связи с ВИЧ и вирусными гепатитами. Однако, история с медсестрой, которую реально посадили за разглашение диагноза такой же пациентки, была реально сдерживающим фактором. Никакие увещевания врача и ежедневные беседы с мужчинами из разных палат не привели ни одного из них к мысли о том, что информация об опасности ВИЧ может как-то соотноситься с существом неземной красоты. Умирала Алина в мучениях. Лёгкие плавились, сильнейшая энцефалопатия привела к множественным изменениям во внешности, болезни набрасывались на неё с особым остервенением. У неё слезала кожа с ног, выпячивались из орбит глазные яблоки. Вопли агонирующей умирающей привели меня к мысли, что я буду работать где угодно, но не здесь. Я подала заявление по собственному желанию... В течение года у нескольких пациентов обнаружили ВИЧ-инфекцию. Жена одного из умерших сельских жителей, мать четверых детей, приехала к врачу рассказать о своих подозрениях, что и у неё ВИЧ-инфекция появилась после того, как муж побывал в стационаре и был выписан… Прошли годы... В жизни случалось всякое. Но работа во втором отделении и память о палате № 2 преподнесла мне урок на всю жизнь. Напоследок хочется обратиться к тем девушкам, которых Бог уберёг от ВИЧ-инфекции и прочих неприятностей со здоровьем. Сейчас в большинстве европейских стран фаст-секс при общем тарифе в 20-30 евро допускает контакт без презерватива, если клиент дополнительно оплатит 5-10 евро. Девчата, подумайте, насколько дороже Вам собственное здоровье, чем лишние 50-100 грн.? Задайте себе вопрос, что могло случиться с таким клиентом, с кем он мог переспать до вас, и почему он так настойчиво требует незащищённого секса? Быть может, ему откровенно наплевать на вас и ваше женское здоровье… А ведь женщина при половом контакте в 7-8 раз более уязвима к ВИЧ, чем мужчина. Может, именно поэтому в начале 2000-х соотношение мужчин и женщин с ВИЧ-инфекцией было приблизительно 80% на 20%, а сейчас – почти 40% на 60%?! И ещё. Что бы там не говорили в народе про врачейвзяточников, бесполезность медицины и пользу собачьего (медвежьего, барсучьего) жира при туберкулёзе, хочу засвидетельствовать: только тот, кто своевременно обращается за помощью и принимает все противотуберкулёзные препараты (а их предоставляют абсолютно бесплатно, это правда) – тот выздоравливает и возвращается к нормальной жизни. Конечно, если речь идёт не об устойчивой форме туберкулёза. А чтобы избежать инфицирования агрессивным возбудителем неизлечимого туберкулёза и его дальнейшего развития в организме, соблюдайте простые правила. Старайтесь избегать тёмных, сырых помещений с плохой вентиляцией. Меньше пейте алкоголя и меньше курите. Не дышите «рот в рот» поблизости с посторонними. Намного больше опасного «аэрозоля» с возбудителем туберкулёза выделяется из дыхательных путей человека, когда тот кашляет, активно дышит (как при дыхательной гимнастике на йоге или во время секса), а также чихает. Принимайте душ после любого контакта с клиентом, особенно после посещения сауны, гаража, салона автомобиля, грузового авто. Не ленитесь стирать и гладить одежду. Носите туфли с закрытыми носками, колготки или чулки (чтобы максимально закрыть своё тело от попадания на него возбудителя) и вещи, которые легко обрабатывать, чтоб не таскать всякую заразу к себе домой. Одним словом... Девчата, берегите себя, будьте здоровы и благоразумны! Не верьте в целебные свойства водки, чешуи медведки и во всемогущество силы разума в борьбе с заразными заболеваниями – такая беспечность плохо заканчивается. Я желаю никому из вас не увидеть лично то, что происходит в стационарах противотуберкулёзных учреждений...


ПАЛАТАУМА

WWW.MOTILEK.COM.UA

№41/2013 стр. 7

АБСОЛЮТ: made in USSR

(с) Дмитрий ГЛАМАЗДА

В основе советского типа личности лежит несвобода, как внутренняя необходимость.

«Из той пыли получилась эта грязь» яды были элементом «сладкой жизни» аристократов, молодых дегенератов ское общество в своего рода марево холодных эгоистов. И эксцессы 1917 Испанская пословица или тех же уголовников (1). Но вот началась перестройка, пал «железный занавес», и страны бывшего Союза столкнулись с наркоманией уже именно как с социальной проблемой. Наркотики очень быстро «пошли в массы», стали такой же повседневностью, как инфляция или пробки на дорогах. Причём, важно отметить, что у нас размеры бедствия далеко превзошли европейские (2). Почему же так произошло? Отбросим сразу поверхностный ответ, который дают воздыхатели по всему советскому: мол, порядок был, все работали, а не шлялись. Действительно, тотальный контроль, осуществлявшийся властью над людьми (система прописки, система наказаний за тунеядство, партийный и КэГэБэшный надзор на работе) – распространению наркомании препятствовал. Такую «роскошь» как наркотики, могли себе тогда позволить лишь люди, правдами и неправдами живущие внеобщественно или антиобщественно. Для этого надо было обладать известным мужеством, нонконформизмом (каково бы ни было его содержание), силой воли. Таких людей всегда немного, да и не все они интересуются наркотиками (3). По сути же, рядовой советский обыватель был растением, выращенным в тепличных условиях, а к концу советского периода – похожий на переспевшее яблоко, готовое упасть от первого подувшего ветерка (4). И тут мы подходим к главному вопросу: в чём же специфика этого тепличного растения? Иначе говоря, какие свойства советского человека сделали его столь лёгкой добычей для наркотиков?

В Советском Союзе наркомании в современном смысле этого слова – не было. То есть, наркотики, конечно, были, но их употребление не являлось таким общественным недугом, который бы серьезно влиял на социальные процессы. Наркотики употребляли маргиналы, которых было тогда очень немного и с которыми обычный советский человек в своей повседневной жизни практически не пересекался. Уголовники употребляли опиаты, неформалы, появившиеся вслед за Западом в конце 60-х и в Союзе, курили «план», а позже освоили методы изготовления препаратов на основе эфедрина (джефф, винт), но все это, повторюсь, оставалось чем-то подпольным, побочным, как бы даже и не существующим. Встретить на улице «убитого» наркомана или увидеть в подъезде выброшенный шприц – было так же нереально, как встретить в подворотне космонавта. Советский человек черпал свои представления о наркомании в основном из детективов, где губительные

Начну несколько издалека – любой человек живёт тем или иным Абсолютом (по изначальному смыслу латинского слова: Абсолют – то, что имеет источник в самом себе). Т. е., каждый человек ещё до всякой мысли и слова, до всякого чувства живёт некой безусловной ценностью, часто даже не отдавая себе в этом отчёта. Этой ценностью может быть что угодно: Христос, Будда, Родина, деньги, обильная и вкусная еда, коллекция марок, любимая женщина, наркотики, наконец (5). Человек, не задумываясь, умирает за свой Абсолют. Да-да, наркоман также умирает за дозу, как триста спартанцев умирали за Элладу в Фермопильском ущелье, как первохристианские мученики умирали на арене римского Колизея. Но что было Абсолютом для советского человека? Абсолютом советского человека, по крайней мере, в идее, был социум. И не случайно. Когда в новое время Европой было отвергнуто христианство, отброшен старый трансцедентный (внемирный) Бог, пути к обожествлению природы (мира) были уже закрыты. И это потому, что обожествление природы (классическое язычество) было преодолено ранее этим самым, отвергнутым христианством. Человеку ничего не оставалось в этой возникшей пустоте, кроме как обожествить самого себя. В человечестве, сохранившем христианские амбиции (мечту об обожении), возобладали языческие похоти. Человек, как барон Мюнхаузен вытаскивающий себя из воды за волосы, начал спасать себя сам. Опять же, в рамках этой новой религии человеческие средства спасения (естественные и социальные науки (6) и искусства) уже мыслились как божественные. Учёные, политики, художники, шире – интеллигенция, исполняли роль прежнего жречества, да они и были, по сути, своего рода спрофанированым (обмирщлённым) жречеством. Отсюда, кстати, и ставшие обиходными выражения: жрецы науки (об ученых), святое искусство. Но что давала эта религия человекобожия (если использовать счастливый термин Достоевского) в плане социальном? А давала она знаменитую Лосевскую (7) триаду: либерализма, социализма, анархии. Либерализм как обожествление личности – сменяется социализмом, обожествлением социума. Когда же обе эти возможности оказываются исчерпанными – наступает безначалие, анархия (8). Надо сказать, что социализм был своего рода реакцией самосохранения, возникшей в результате торжества либеральных идей, на практике, превративших всё ещё формально христиан-

1. Мне рассказывали об одном старом хиппаре, который не раз давал прикуривать от своего туго набитого косяка постовым милиционерам. Такая тогда царила наивность нравов, если будет позволено так выразиться. 2. Об этом хорошо пишет Владимир Мельник (сам живущий в Голландии) в своей замечательной статье «О святой Руси и гнилом Западе»: «…показатели опыта употребления и регулярное употребление даже лёгких наркотиков среди голландцев – одни из самых низких в Европе и мире, и цифры эти снижаются с каждым годом. Например, Отчёт Европейского центра мониторинга за наркотиками 2003 г. приводит следующие данные. Марихуану хоть раз в жизни (!) пробовали около 12% голландцев и финнов, 25% датчан, 30% англичан, а в целом в Европе этот показатель колеблется около 18-20%. Этот факт лишь подтверждает, что фактором, определяющим потребление наркотиков в той или иной стране, является не наличие предложения, а ограниченность спроса, т.е. попросту люди не желают потреблять наркотики. Вопреки бытующему мнению, сильнодействующие наркотики и их компоненты, например, кокаин и героин, в Голландии запрещены. Процент людей, хоть раз пробовавших этот тип наркотиков, гораздо ниже. Амфетамины хоть раз в жизни в Европе пробовали от 1% до 5% взрослого населения (голландцы, опять-таки, в аутсайдерах — менее 1%); кокаин и экстази — соответственно 0,5% и 4,5%. Тех же, кто хоть раз в своей жизни употребил героин, оказалось менее 1%. Отметим также, что по данным Европейского центра по контролю за наркотиками, Нидерланды имеют самый низкий в Европе показатель смертности из-за применения наркотиков любых видов. Для сравнения, только по официальным данным Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков в России регулярно употребляет наркотики (включая сильнодействующие) до 4% от всего населения РФ, хотя бы раз в жизни их пробовали 11% россиян. При этом около 140 тысяч наркозависимых — несовершеннолетние, из них 8 тысяч детей до 14 лет. По потреблению тяжёлых наркотиков Россия занимает одно из первых мест в мире, потребляя, в частности, 75–80 тонн афганского героина. Ежегодно только от передозировки наркотиков в стране погибает до 100 тысяч человек» (krotov.info/libr_min/13_m/el/nik_2.htm).

В настоящее время на постсоветском пространстве (в частности, России, Украине, Молдове – тройке стран бывшего СССР с самым высоким уровнем распространения ВИЧ, гепатита и туберкулёза) проживают до 3 млн. наркозависимых.* В некоторых регионах до 75% потребителей инъекционных наркотиков являются ВИЧ-положительными (самый большой показатель в мире!). Средняя продолжительность жизни потребителей инъекционных наркотиков в этих странах составляет 27–28 лет, в то время как в Голландии продолжительность жизни людей, употребляющих героин – 45 лет. Более того, Европа уже готовится к «нашествию» пожилых потребителей наркотиков: согласно прогнозу Европейского центра мониторинга наркотиков и наркозависимости (European Mоnitoring Centre for Drugs and Drug Addiction – EMCDDA), к 2050 году 25% от общего числа наркоманов будут составлять лица старше 65 лет. У нас же наблюдается противоположная тенденция – смерть от употребления наркотиков лишь «молодеет».

г., были, как говорил тот же Лосев, ещё недостаточным ответом на этот либеральный вызов. Итак, религия самообожествления просто требует в своём развитии социалистической стадии. Поэтому советский ответ на либеральный вызов не был уникальным. По сути, речь шла не о самом социализме, но лишь о тех или иных его формах: от мягкой шведской – до жесточайшей северокорейской. Как при торжестве либеральных идей личность угрызает социум, так при торжестве идей социальных, социум угрызает личность – и это повсеместно так. Речь тут идёт лишь о количестве и качестве этого угрызания. Так в Швеции, к примеру, ввели высокие налоги на частный капитал, а в России уничтожали целые классы населения. Однако идея Абсолюта-социума одинаково присутствует и там, и там. Итак, как мы убедились, социум не случайно был для советского человека божеством. В жертву этому божеству приносилась личная жизнь человека. Частная жизнь – семейная, деловая, даже жизнь на уровне быта – всё приносилось в жертву социуму. Кстати, именно поэтому советский быт был таким серым, а «товары народного потребления» столь уродливыми и низкокачественными. Не случайно и появление обожествленных вождей в социалистических станах. Ведь человек не может верить в социум, просто как в абстрактную идею. Абстрактная (отвлечённая) идея должна быть непременно явлена в своей живой, зримой, плотской конкретике. Но что является наибольшей, ярчайшей, очевиднейшей конкретикой для человека? Только другой человек. Таким воплощением абстрактного бога-социума и были вожди: Ленин, Сталин, Мао, Ким Ир Сен. Им воздавали божеские почести уже при жизни, их мощам поклонялись. Понятно, что такой ход дел сформировал определённый тип человеческой личности так же, как особые типы формируют христианство, ислам, буддизм. В основе такого советского типа личности лежит несвобода, как внутренняя необходимость. Человек тут сознательно отрекается от свободы ради общества. Идея такая: человек отрекается от себя ради общества, и общество делает его свободным. Это и называл Маркс «прыжком из царства необходимости в царство свободы». Царство свободы, однако, всё не наставало и не наставало, люди, понемногу начали разочаровываться в ещё недавно новом и многообещавшем божестве, разочаровываться вплоть до ненависти ко всему социальному («мама-анархия!»). При этом необходимость во внутренней несвободе успела настолько глубоко запечатлеться в их душах, что когда оковы внешнего принуждения пали (распался СССР), они тут же начали искать себе новых хозяев. Искалеченная социалистическими экспериментами человеческая природа, органически отторгая свободу, буквально ищет зависимости. И тут – наркотики приходятся как нельзя более кстати. В этом, мне кажется, и состоит главная причина столь быстрого распространения наркомании на постсоветском пространстве. Кстати, как социалисты, так и наркоманы имеют своих «обожествлённых» вождей: рок-звезд, артистов, философов типа Гурджиева или Кастанеды.

Остаётся лишь сказать о том, почему Европа меньше нас страдает от наркомании? Думается, это потому, что социализация человека никогда не заходила там так далеко, как у нас. Да это было бы и невозможно. Так государство – лишь надстройка, хотя и важнейшая, над многочисленными спаянными корпорациями: местными общинами, религиозными и профессиональными объединениями и т. п. Социальной идее очень сложно преодолеть, заложенную в последних силу инерции. В сущности же, Запад переживает все те же процессы, что и мы, только менее драматично.

3. В начале 90-х мне удалось ещё застать хиппарей первой советской волны (конца 60-х, начала 70-х) – очень яркие были люди. Возможно, это субъективное впечатление, но современные нью-хиппи – лишь бледная их копия. 4. Тут уместно вспомнить Англию эпохи Кромвеля. Исповедуя жесткую форму кальвинизма (т. н. пуританство) лордпротектор запретил бордели, зрелища, кабаки и игорные дома. Когда Кромвель умер, была восстановлена монархия и эти законы были отменены, по стране разлилось невиданное никогда ранее море пьянства и разврата. 5. Например, циклоп Полифем в пьесе Эврипида так говорит о своем Абсолюте: «… не богов я мясом угощаю, А сам себя. Утроба – вот наш бог, И главный бог при этом. Пища есть, И чем запить найдётся на сегодня, Ничто не беспокоит – вот и Зевс Тебе, коль ты разумен» (пер. И. Анненского). 6. Надо напомнить, что марксизм-ленинизм мыслился именно как научное мировоззрение. В строгой научности коммунистической идеи, как утверждали большевики, и состояла её сила. 7. А. Ф. Лосев (1893-1988) – один из наиболее выдающихся русских и мировых философов ХХ в. 8. В этом плане мне всегда казались знаковыми слова неформалов из песни В. Цоя, адресованные советскому солдату: «Мама – анархия, папа – стакан портвейна». После распада СССР мир вступил в предвиденный Лосевым еще в 20-е годы страшный период анархии.

Но наиболее чудовищная ситуация складывается в России, где борьба с «дурью» сама превратилась в дурь. Не менее 200 тысяч людей, как правило, молодых, находятся в местах заключения по обвинению в преступлениях, связанных с оборотом наркотических и сильнодействующих веществ. Практически все — по одной статье Уголовного кодекса, 228-й.** Это около трети всех заключенных. Но и это ещё не всё. Недавно президент Путин подписал закон, дающий судам право направлять больных наркотической зависимостью и людей, употребляющих наркотики и психотропные вещества без назначения врача, на принудительное лечение. Следить за исполнением закона вменяется в обязанность уголовно-исполнительной инспекции. *При подготовке публикации использованы данные УНП ООН, Human Rights Watch, «gаzеtа.ru» **Статья 228 УК РФ Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. /приготовил «Смирнофф»/


8 стр. №41/2013

WWW.MOTILEK.COM.UA ПРЕЗЕНТАЦ

Знакомьтесь: Оля Ефименко. Она же «Художница». Причем «Художница» – это и второе имя, и призвание, и ремесло, или, как сама Оля говорит об этом, потребность. Потребность рисовать. О себе Оля рассказывает с неохотой. Но между тем, она одна из тех, кто не скрывает и не стесняется своего «статуса» – женщина, живущая с наркозависимостью. Более двадцати лет Оля употребляла наркотики, а последние четыре года является пациенткой заместительной терапии. Кстати, Оля не только рисует. Оля и пишет. Насколько удачно у неё это получается, можем убедиться сами. Стихотворение на обложке и эссе, размещённое ниже, принадлежат одному автору. Оле-Художнице. Пожалуй, вот так – без кавычек, будет правильно. Яна К.

(с) Ольга ЕФИМЕНКО:

«Всем достойным пациентам больницы № 5 – респект. Всего вам от Бога! И да пребудет с вами Сила»

М имо

жизни шагая, На З Т уповая

Пошли по жизни, спотыкаясь и виляя хвостами. А хвосты-то мы умеем распустить. Посмотришь – ну павлины, ни дать ни взять. В смысле – ни хорошего, ни плохого. Прошёл до гробовой доски, не оставив после себя доброго слова на помин души, одно недоумение... Умер? Когда? Вчера? Это ж надо... Ведь не старый... Так мы одни за другим мерной поступью уходим. Никто не задумывался, куда? Да некогда нам задумываться! Есть дела поважнее! А душа... Где она, душа-то? Что за орган такой? В какой части тела? Печень – это да. Болеем-с. Сердце... Ага, побаливает. Лёгкие... Покашливаем. Некоторые выплёвывают. Ноги... «Трофики» достали. Голова... Для себя любимых – мы самые вумные. А душа?.. Где? На кой? Функционально бесполезная вещь. А посему – к чему сопли развозить? И топаем мы, хвостами размахивая. К бездне. Я не предлагаю о Боге подумать. Скажите – достали проповедники! И всё же бессонными ночами, в тиши и одиночестве ноет что-то, не дает покоя. Окружаем себя телеками, компами, музычкой, догоняемся всяким дерьмом... Только бы не думать, только бы заглушить в себе этот тоненький голосок внутри. Вот и договорились... Голоса... Внутри... Это же шиза! Или душа всё-таки? Та ну её, эту тему. На другую программу переключить ТВ. Дотянуться бы до пульта... Так, а где он?.. Оля «Художница», шагающая вместе с остальными мимо жизни...

ИЯ

А ты чЁ на трёхколёсном припёрлась?

Ты на колёса глянь! На таких трёх все клиенты мои.

АРТМАЙДАН

НАШ ВЕР


АРТМАЙДАН

РНИСАЖ

WWW.MOTILEK.COM.UA

№41/2013 стр. 9


10 стр. №41/2013

WWW.MOTILEK.COM.UA

ИНТЕРВЬЮ

(с) Евгения БИЛЬЧЕНКО: «Тоска – единственное реальное чувство на этой земле. Именно она стирает и оправдывает все мотивы и социальные отличия между нами. Именно от нее придумывают гуманистические рецепты и радикальные революции... »

С ЧЕГО БЫ ТОСКЕ ВЗЯТЬСЯ?

«Нет ничего обольстительнее для человека как свобода его совести, но нет ничего и мучительнее...» Фёдор Достоевский «В городе, где не летают птицы» Юрий Крыжановский

– Долго. Много лет. – Ты где-то работал? – Где можно работать… (смеётся). – Ясно (дальше не решаюсь спросить, за что он жил). – У тебя были судимости? – Четыре. – Из них за наркоманию? (подспудно надеюсь, что все четыре). – Две (лицо становится отрешённым). – За употребление? (заранее знаю, что вопрос бессмысленный: за простое употребление не сажали). – За распространение и продажу. Поэт, который умер, делил людей, связанных с наркотиками, на три категории, по степени возрастания моральной вины: наркозависимые потребители, потребители и распространители (как называют их знающие люди, «звенья цепочки») и обычные барыги, которые продают, но сами не пробуют. Для последних мой поэт не делал никаких духовных скидок: это зло. Есть и другие классификации. В первой категории нередко оказываются дети из богемных и академических кругов, молодые хиппи, очкарики и интеллигенты, люди, как правило, творческие, которые ищут в наркотиках забвения от скуки, боли и тоски.

фото автора

С чего бы тоске взяться? Солнечное летнее утро в уютном провинциальном городе Х. О таких городах (и утрах) обычно пишут: «Лёгкий ветерок колеблет ветки цветущих деревьев». Мамаши везут в колясках своих орущих деток. На углу тётки торгуют позавчерашней морковью и свежими кабачками. Из радиоприемника на всю улицу ревут старые добрые восьмидесятые устами неунывающей Красной Шапочки и сентиментальной итальянской эстрады. Стоят заводы. Город стабильно лидирует по количеству трафика и потребления наркоты. Людям, как и во временя бандитских девяностых, не платят зарплату по несколько месяцев. На углу улицы, на покосившемся сарае надпись: «Вкусняшка». Там продают шоколадные конфеты. С чего бы тоске взяться? Во «Вкусняшке» уже много лет неделю через две работает Натаха, жена Вадика. Натахе и Вадику по пятьдесят два года. Они вместе уже тридцать лет. Родители были против их брака: как же, девочка из порядочной семьи, и тут вдруг – уличный хулиган. У них двое взрослых дочерей и энное количество внуков. Один из внуков – цветастый, загорелый, веселый мальчонка – выкатывается из парадного навстречу деду со звонким смехом. Натаха и Вадик – бывшие наркозависимые. Из тридцати лет совместной жизни – двадцать лет опиатов и десять лет воздержания. Натаху, естественно, подсадил Вадик. Я иду брать интервью у Вадика. Мне интересно, собственно, только одно: как он соскочил и жену оттуда вытащил? Как он освободился от зависимости в городе, находясь в котором, отчётливо понимаешь: либо ты двинешься, либо просто так сдохнешь. Мне это интересно ещё и потому, что не так давно умер очень дорогой мне человек – и тоже в пятьдесят два года. Он употреблял наркотики и алкоголь. Он был известным писателем. Он не смог. Подсознательно я ищу нравственный пример и/или якорь надежды. Звоню в квартиру. Мне никто не отвечает, хотя предварительно наш общий товарищ, который, собственно, и выступил посредником при встрече, договорился о нашем визите. Обшарпанное парадное недобро светит всеми дырами Вселенной. Мелькает подспудный страх: «А вдруг он умер?» Через пять минут я встречаю человека на лавочке во дворе. Он ждёт нас. Глядя на него, я понимаю: а ведь и вправду умер. Ко мне навстречу поднялось то, что некогда было человеком. Это существо, больше похожее на некую сущность из скандинавских мифов, вымученно улыбалось больной спокойной улыбкой безразличия. У Вадика всего час свободного времени. Вадику нечего сказать для газеты. Вадик смотрит на нас, как на пришельцев с Марса. Он курит. Я тоже. Я сижу перед ним, скрестив по-буддистски ноги, рассказываю о своем алкоголизме, о наркомании в среде моих творческих знакомых и понимаю, что выгляжу нелепо. Мне становится стыдно. Вадик не занимается творчеством и не читает поэзию. Вообще. Никакую. У него умные, усталые и пустые глаза. Он шутит: и правда, с чего бы тоске взяться? Начинается лаконичный диалог-недиалог. – На чём ты сидел? – На опии. – Как долго?

Хотя, с чего бы тоске взяться? Так полагает вторая и особенно третья категории, в основном, из люмпенов и гопников, которые им это зелье продают. Мол, каждый сам несёт свою муку за свою свободу. Он сам выбрал этот путь. И если ему не продам я, продаст кто-то другой. Я закипаю сочувствием к ботаникам и ненавистью к гопникам. Я для себя уже решила, что могу простить Высоцкому, но не его поставщикам. Иногда я забываю, что поставщик сам может быть чуть-чуть Высоцким… Мир слепо делит людей на своих и чужих, белых и черных, элиту и массу, оправдывая грехи первой как следствие страха отчаяния и осуждая грехи второй как следствия жажды наслаждения и/или наживы. В силу этой классификации я вывожу следующий вопрос и уже почти предчувствую ответ: – Скажи, ты кололся от боли или для удовольствия? – Для удовольствия. Голос внутри меня шепчет: «Вот из-за таких умер твой Юрка Крыжановский. Из-за таких не стало поэта Тараса Липольца, потому что Вадики продавали им их же смерть. А Липольц и Юра отдавали за радость соития с ней последние крохи жизни. Из-за таких твой одухотворенный столичный товарищ сейчас – инвалид неизвестной группы, а ему бы писать и людей радовать своим словом. Из-за таких. Ненавижу»... Только, если есть ненависть, с чего бы тоске взяться? Солнце припекает всё беспощаднее, а Вадик сидит и смотрит мёртвыми глазами на то, что раньше считалось золотым шаром. Мне хочется напиться. В городе Х – детей ещё с советских времён приучали к станкам, а не к академиям. Именно поэтому мальчишки, едва дотянув свой табель с тройками, шли в моряки, повары, охранники. И в наркоторговцы. В школе их учили молодые учителя, которые на переменках покупали наркоту у такого же поколения постарше. Среди этих учителей были и мои друзьяинтеллигенты. Я всматриваюсь в лицо Вадику. Он тянется за третьей сигаретой. Разговор, неловко начавшись, столь же неловко прекращается. Вадику надо в больницу – бороться за инвалидность. Мой интеллектуальный друг из Киева тоже отстаивает своё право на льготы среди бездушных лиц, которые некогда купили дипломы с клятвой Гиппократа. Мне неожиданно становится стыдно. Вспоминается эпизод из романа «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, где врач при осмотре умершего красноармейца-пролетария и раненого белогвардейского салонного мальчика обнаружил одну и ту же ладанку с изображением Святого Георгия: только у аристократа она была из слоновой кости с инкрустациями, а у простого солдата – из дерева. Но молитва-то – одна и та же. Я неловко прощаюсь и, пряча смущение в пытливую открытость взгляда, бреду по пропыленной лучами улице хлестать свой коньяк. Рядом тащится Вадик. Нам по пути. Мучительное интервью закончено, но необходимость пройти вместе ещё отрезок дороги располагает к откровенности. Я всё острее осознаю, что в споре своих и чужих нужен кто-то Третий. Или чтото Третье. Наверное, Бог. Поэтому я бросаю заветное: – Ты веришь в Бога? – Да. – Тебе вера помогла соскочить? – Нет (интонации категоричны). – А что? Йога? Медитации? Переход на синьку? – Нет, нет и нет. Просто осознание, что я умираю. Как для скомканной беседы это было очень внятно и выразительно сказано. Наконец, я уезжаю. Вадик остается на остановке – нелепый, сгорбленный, одинокий, выглядящий в свои пятьдесят с гаком – на семьдесят.

Я вдруг отчётливо понимаю, что он, собственно, никогда и не страдал. По-настоящему. И сейчас не страдает, несмотря на пустоту, образованную в его жизни. Он не лежит в психбольнице, не горит на огне крематория, не сидит на метадоновой терапии… И переживать здесь не о ком. Только вот, с чего бы тоске взяться? Из радиоприёмника всё так же звучит ретро-эстрада. Город становится почти невыносимым. Напоследок хотелось бы завершить тему ботаников и гопников. В моей жизни так сложилось, что я имела дело только с богемной частью людей, употреблявших ширку. Это были сплошь творческие люди. И они, как правило, наркоту не продавали, – благо, деньги на неё всегда можно было выделить из гонораров, выклянчить у благополучных родителей или одолжить у друзей. Сегодня мне довелось увидеть вторую часть наркотического мира – совершенно другой духовный полюс, который никогда не мучался депрессиями и скукой, а просто выживал. На обратном пути ловлю себя на споре с другом, познакомившим меня с Вадиком. В нас просыпаются гены красноармейца и белогвардейца. Друг мой – тоже из бывших наркозависимых, причём, он в одинаковой мере знаком и с творческими людьми, и с обыкновенными торговцами. Последним он сочувствует: дескать, они пороху нюхали, а те, мажоры и салаги, просто с жиру бесились. Я возмущаюсь: во мне говорит человек, который сам, будучи из этих, что «гимназии кончали», скупает литрами водку у пролетариев. Именно с «жиру». С «бесовства». С тоски. А с чего бы тоске взяться?. Тоска – единственное реальное чувство на Земле. Именно она стирает и оправдывает все мотивы и социальные отличия между нами. Именно от неё придумывают гуманистические рецепты и радикальные революции. Тоска ощущается в каждом звуке, в каждом оттенке этого мира: в смехе ребятишек, в заводских трубах, в бунинских тенистых аллеях, в охах Красной Шапочки о «прекрасном далёко», в стихах мёртвого, но живого поэта, в глазах живого, но мёртвого Вадика… Тоска не выбирает, кто из них лучше. Тоска уравнивает. Тоска – и есть тот Третий, который пробуждает голос Бога. Она мирит между собой поэта и бандита. Этой тоски становится так невыносимо много, что я не выдерживаю и протягиваю Вадику книгу со стихами Юрия Крыжановского. Он недоуменно смотрит. Он стесняется. Рука друга уверенным жестом пресекает мою: – Он не читает стихи. Он не будет его читать. Из меня рвется крик: «А ПРОДАВАТЬ ЕМУ ОПИЙ ОН МОГ?!!» И пусть не конкретно он. Но ТАКИЕ, как он. Не остается никакой конкретики. Только крик – и неспособность понять и простить. У Вадика падает костыль. Я поднимаю. Я прощаю. Прости и меня, Господи, грешную.

фото автора


ИНPHARMACIА

WWW.MOTILEK.COM.UA

№41/2013 стр. 11

Пока одни представители хомо сапиенс ищут новые вещества, способные изменять сознание, другие с неменьшим (а то и большим!) энтузиазмом ищут новые методы лечения, способные вернуть ускользающее сознание к его первоначальному, «нормальному состоянию». В последнее время всё чаще встречается информация об очередном чудо-средстве, побеждающем любую химическую зависимость, вне зависимости (пардон за калабур) от её происхождения. Будь она алкогольной или того пуще – наркотической. И ничего удивительного – ведь в обоих случаях корни заболеваний находятся в одном месте. Даже начинающий психиатр скажет: «Всё у нас в голове!» И с этим не поспоришь. Кстати, количество свидетельств целительных свойствах этого экзотического «корешка» уже столь высоко, что даже в традиционной медицине, похоже, скоро приживётся терминология «ибогаиновая терапия».

ЕСТЬ ТАКОЙ КОРЕНЬ

Окунувшись в море информации об ибогаине, мы решили остановиться лишь на самых любопытных, на наш взгляд, а главное, объяснимых с научной точки зрения, фактах. Пожалуй, наиболее удачно на все волнующие вопросы, как относительно самой природы этого растения, так и его фармацевтических возможностях, ответила ученый с мировым именем Дебора Мэш, в своем интервью журналисту Полю де Риенцо из авторитетного французского издания («La Mond»). Результаты проведенных Деборой исследований ибоги впечатляют. Но насколько стабильными окажутся результаты лечения ибогой наркозависимости показать может только время...

Дебора Мэш (Dr. Deborah Mash), заведующая кафедрой неврологии в Университете Майами, руководитель проекта по исследованию Ибогаина, как альтернативного метода лечения зависимостей. – Является ли ибогаин галлюциногеном подобно ЛСД? – Нет. Я не считаю ибогаин подобным ЛСД или любому другому галлюциногену. Дело в том, что Ибогаин обладает уникальными свойствами воздействия на мозг. Мозг видит не заданные препаратом картинки, а причудливо изменяющиеся фрагменты собственных переживаний. Маршрут переживаний зависит не от сиюминутных внешних обстоятельств, а от накопленного человеком опыта, его переживаний и ожиданий. Но уникальность Ибогаина заключается в том, что само растение каким-то естественным образом создало удивительное химическое соединение, где основой является серотониноподобная структура. Серотонин (С) – это естественный нейротрансмиттер, который обычно ассоциируется у нас с депрессией и антидепрессантами. (С) стимулирует работу ЦНС и мышечную активность, избавляет от депрессии и психической усталости, и так же успешно лечит неврастению и астению. У tabernanthe iboga есть и другие алкалоиды, которые являются приложением к основной структуре. Оказалось, что некоторые из них имеют химическое сходство, как с опиатами, так и с кокаином. Это открытие привлекло моё внимание, как учёного. С помощью современных знаний о молекулярном строении ибогаина мы получили возможность заглянуть внутрь процесса формирования зависимости. В итоге, всё что я узнала исследовав ибогаин, оказалось чистейшей правдой о его исключительных свойствах исцеления людей от депрессий нарко- и алко- зависимостей! – Когда Вы поняли, что нужно начинать лабораторные исследования по ибогаину? – Мне нравятся загадки. Сначала мне не верилось в то, что все истории об ибогаине были правдой. И всё же где-то на подсознательном уровне, я чувствовала, что здесь кроется такое, что могло бы действительно помочь людям. Ибогаин действительно чудо-лекарство? Как глубоко зарыта истина? В фармакологии препарата или его молекулярной формуле? Возможно, ибогаин всего лишь промежуточная субстанция в загадочном процессе избавления от зависимости? В результате я отложила в сторону мои суждения, и решила найти ответы на поставленные вопросы научным путем. Я собрала вокруг себя группу учёных из 20-ти человек самых различных специальностей: токсикологи, фармакологи, кардиологи, нейропсихологи, неврологи, психиатры, фармакокинетики. – У меня состоялся разговор со специалистом из NIDA (National Institute on Drug Addiction), который сказал мне о существующем сопротивлении в отношении перспектив ибогаина..? – Так оно и есть. Такое положение вещей касается не только ибогаина. Например, лекарство против СПИДа или что-либо другое, когда оно разрабатывалось, вне поля сложившихся научных стереотипов вызывает сопротивление. К сожалению, люди часто воспринимают ибогаин как еще один галлюциноген из 60-х. И это действительно огорчает, так как мы порой недоверчивы к глобальным открытиям фундаментальной науки. – Я не слышал о случаях применения ибогаина в качестве наркотического вещества. – С уверенностью могу сказать, у ибогаина нет наркотического потенциала. Дело в том, что много ошибок было сделано в ходе исследования

психотропных средств в 60-х. Психоактивные субстанции, которые угрожают здоровью нации, основам общества должны быть запрещены. ибогаин случайно по ошибке попал в группу препаратов, подобных ЛСД. Разрешите мне привести пример. Наркоман или человек, который употреблял ЛСД, и также пробовал ибогаин скажет вам, что между ЛСД и ибогаином нет ничего общего. Действие ибогаина совсем не похоже на действие ЛСД! Хотя бы тем, что ибогаин – не галлюциноген и к нему нет привыкания. Молекулярная структура ибогаина абсолютно уникальна. Влияние ибогаина на человеческое подсознание, на мозг, настолько отличается от того, что мы знаем в отношении других субстанций, что Ибогаин должен классифицироваться как отдельная субстанция, не принадлежащая ни к одному типу из известных психотропных препаратов. Прототипы всех применяемых даже самых современных психотропных препаратов были разработаны в 50-60-х годах прошлого века. Поэтому они малоэффективны при лечении наркомании и алкоголизма. Преимущества ибогаина ещё в том, что это природный растительный препарат с уникальными свойствами, который растёт только в западной Африке и нигде больше!

общественных и трудовых процессах. Но не следует забывать, что при этом, сам метадон является весьма тяжёлым наркотиком. Зависимость от метадона, ничем не лучше, а в каком-то смысле даже хуже, чем от других наркотиков. Так, например, метадоновая абстиненция очень тяжёлая. Это скажет любой, кто употреблял метадон, и пытался избавиться от метадоновой зависимости. На данный момент есть эффективные методы купирования наркотической абстиненции. Лечение ибогаином позволяет это сделать практически незаметно. Одновременно происходит также детоксикация от остатков наркотиков и их метаболитов (в т.ч. долгоживущих). При помощи Ибогаина мы пролечили не одну сотню больных, страдавших от злоупотребления практически всеми возможными наркотическими веществами. Почти все они успешно прошли лечение. И после этого, впоследствии, им уже не требовалась какая-либо профильная медицинская помощь. Помню одного из наших пациентов из Германии. Я видела весь процесс детоксикации, от начала и до конца. Поразительно было наблюдать, как, буквально на моих глазах, под действием ибогаина, наркотик терял свою, казалось бы, безграничную власть над этим человеком. Абстиненция бесследно исчезала, и пациент преображался и освобождался от печати зависимости, о которой после окончания лечения не напоминало уже ничего. Его наркотический стаж, был почти двадцать лет. И наркотики он начал употреблять, когда ему было всего пятнадцать лет. Казалось, что сама жизнь ополчилась на него. Его личность была практически разрушена. Во время лечения я пыталась ему внушить, что ибогаин – это и есть тот спасательный круг, который вытащит его из пучины наркозависимости и вернёт в мир полноценной жизни, поможет стать полноценной личностью и занять своё достойное место в обществе. Как должен себя чувствовать здоровый человек? Каков путь к здоровой жизни? Что для этого может сделать ибогаин, и может ли он изменить то, что нас окружает? Каким образом, он даёт пациенту возможность достичь стабильной, длительной ремиссии? Как исследователь – я хочу знать, каким образом ибогаин столь эффективно помогает возвращению наркозависимых людей к нормальной жизни.

– Вы можете рассказать об открытии метаболитов ибогаина, таких как Норибогаин? – Среди наркопотребителей существует миф об ибогаине как о серебряной пуле в лечении зависимости. Хочу сказать – ибогаин это не серебряная пуля. Но лабораторные исследования и неоспоримые многочисленные факты излечения, а также научные доказательства в экспериментах над животными доказывают мощный лечебный эффект ибогаина. Как учёные объясняют этот факт? По-видимому, ибогаин трансформируется в промежуточные метаболиты, которые фиксируется на определённых участках мозга на очень длительный период времени, получаются так называемые отсроченные эффекты («after-effects»). Наша команда учёных, которая работала над открытием кока-этилена, обнаружила, что ибогаин превращается в 12-гидроксиибогаинамин, который мы обозначили как норибогаин. Удивительно то, что его метаболиты присутствует в организме человека более продолжительное время, чем в организме – Каким образом можно больше узнать об ибогаине? К кому лучше обратиться для животных. этого? – Ещё раз повторю, лечение ибогаином должно – В разговоре Вы стараетесь не употреблять проводиться только квалифицированными врачами слово наркоман? в СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОМ медицинском учрежде– Да, я избегаю этого слова, т.к. в нём есть нии. Не обращайтесь к тем, кто нарушает закон и крайне негативный в социальном отношении образ пытается лечить ибогаином, а вернее подделками, неполноценной личности. Я вижу эту проблему в т.н. реабилитационных центрах, в офисах, на несколько в другом свете. Мы уверены, что дому и т. д. И не пытайтесь вырастить ибогу санаркомания является болезнью. Как и множество, мостоятельно. Очевидно, что в этой истории ещё других заболеваний нервной системы, вроде много секретов... эпилепсии, или заболеваний других органов и систем, как например остеохондроз. И у нас есть все основания говорить, что данное заболевание – Складывается впечатление, что изучая может быть излечено медицинскими препаратами. Ибогаин, можно будет открыть совершенно механизмы функционирования Необходимо изменить отношение к этой проблеме, новые центральной нервной системы человека. на более гуманное и человечное. Что даст толчок к открытию совершенно новых препаратов, которые смогут решить – У Вас есть какая-то позиция по отношению все те проблемы, которые до сих пор к метадоновым программам? не удавалось решить всей современной – Да, конечно есть. И нельзя сказать, что оно психофармакологии. однозначно. Большое количество людей хвалят – Я очень надеюсь на это, и уверена, что, изучая метадон, и считают, что это средство для полного ибогаин, мы сможем решить множество глобальных решения проблемы наркомании. В то же время, проблем, связанных с патологиями нервной клиник, применяющих метадон, становится все системы человека, формированием зависимости больше, а проблема наркомании всё также далека от наркотиков и алкоголя, дисфункциями личности. от своего решения. Люди должны быть свободны Мы вдохнём новую жизнь в фармакологию, чтобы от употребления чего-либо в принципе. Тем по-настоящему возвращать людям бесценные не менее, для многих людей метадон является здоровье и радость жизни. эффективным промежуточным средством, на пути от употребления наркотиков к воздержанию Полосу готовили Оля Б. и Лена.Ц. от них, т.к. во многих случаях он позволяет им Публикуется в сокращении. Полная версия motilek.com.ua поддерживать свой социальный статус, участвуя в

Фрагмент дискуссии одной рассылки: «...Меня зовут Иван. Сидел на метадоне 10 лет. Узнал про ибогаин. Лечился в Мексике, в городе Канкун. Лечился там потому, что ни в Европе, ни в Украине эти клиники не легальны. А в Канкунской клинике – квалифицированные врачи, хорошие условия проживания, даже есть переводчик для русскоязычных пациентов. А Ибогаин – это конечно чудо: неделя лечения – и о наркоте даже мысли нет!» «...В 90-х я работал в Луанде (Ангола) на рыболовецком судне. Деньги были – и я подсел на героин. Короче, три года жил и торчал в кайф. Ну и спалился... Капитан уже хотел меня выгнать, но я его упросил дать мне дней десять на решение проблем с героином. Только вот, как можно спрыгнуть за десять дней?! И тут, наш кок (он был из местных) отвёл меня в деревенскую церковь. И там мне дали съесть кусочки какой-то древесины. Ужасно горькой. Помню, что у меня началось такое жуткое состояние, что и не описать. Глюки, рвота... Но уже через неделю я заступил на вахту! И вот уже прошло столько лет, а я не торчу и не тянет. И вот только недавно узнал, что это была ибога...» «...Любит всё-таки наш народ верить в сказки. О живой воде, о волшебной палочке... А теперь вот – об очередной панацее, «излечивающей от всего» – лекарстве «Ибогаин», получаемом из заморского чудо-корня. Мол, примешь один раз – и многолетнюю (и многострадальную) зависимость как рукой снимет, и живи потом себе счастливо. И не нужно потом принимать никаких лекарств, ходить на группы, заниматься всякой ерундой, вроде психотерапии и личностного развития. В общем, народ неизменно в поисках панацеи, способной чуть ли не мгновенно покончить раз и навсегда с любой зависимостью и восстановить утраченный покой душевный. Вы в это верите? Будь этот Ибогаин так эффективен и безопасен, он бы уже давно предлагался пациентам во всех ведущих наркологических центрах мира!» Ибогаин — индольный алкалоид, содержащийся в вечнозелёном кустарнике ибога (лат. Tabernanthe iboga) и некоторых другиx видах растений семейства Кутровые, произрастающих в тропических лесах Западной Африки. Корни ибоги используются в африканском религиозном культе бвити для ритуальных целей. В последние три десятилетия научные исследования и частные репорты показали, что употребление ибогаина (даже однократное) способно снять наркотические ломки и даже избавить человека от зависимости от алкоголя, героина, метадона, кокаина и метамфетамина. За всю сознательную жизнь человек принимает различные решения, когда кажется, что поступить нужно именно так, а не иначе. Под действием ибогаина можно вернуться к той или иной ситуации, дать ей новую оценку и найти альтернативный путь решения проблемы. Именно это может помочь человеку изменить решение, принятое в прошлом, и обрести острое желание избавиться от зависимости в настоящем. Эта стадия сменяется состоянием покоя и неподвижности. Пациент после длительного воздействия ибогаина устает и впадает в дрёму. Однако он не спит и у него не паралич, если попросить его встать – можно увидеть, что он это сделает, но с некоторыми трудностями. Употребление ибогаина – это серьёзное психоделическое путешествие, это возможность прервать порочный круг наркотической зависимости... Считается, что ибогаин способен производить «перезагрузку» нейромедиаторов в мозге, возвращая их в нормальное состояние.


WWW.MOTILEK.COM.UA

12 стр. №41/2013

ВОКРУГ СВЕТА

Мы продолжаем публиковать откровения наших соотечественников, которых жизнь разбросала по всему миру. Но сегодня многих из них, повязанных одной проблемой, собрал вместе наш форум. Своими историями делятся наши собратья, живущие не только на просторах «ближнего зарубежья», но и из США, Испании, Израиля, Германии... А в этом выпуске «Мотылька» мы публикуем письмо Димы «G», предоставившего нам уникальную возможность узнать «из первых уст» впечатления парня, живущего с наркозависимостью в Греции. В стране, где по убеждениям классиков «всё есть»...

«ВСЁ» В ГРЕЦИИ

...До приезда в Грецию, я жил в Темиртау, Казахстан. Окончив там восьмилетку, я пошёл работать на автобазу учеником автоэлектрика. Там и начались приключения, плоды которых я пожинаю и по сей день.

беру, и смотрю – двое наших на машине. Спрашиваю их, типа, как вы его варите? Они, мол, лимонная кислота нужна и всё. Короче, сделали мы вместе. Они сварили в ампуле и мне 4 точки дали... …Сознание медленно возвращалось, я приподнялся… Какой-то недостроенный коттедж, вокруг пустырь, вдалеке – трасса. Вспоминаю, что был не один, и то, что на работу надо... Ищу телефон – нету, денег – тоже. Вот, думаю, гандоны. А лиц, хоть убей, не вспомнить. В сторонке стоит старик и смотрит в мою сторону. Я подошёл, спросил, что он видел. Дед рассказал, что видел только как подъехала машина, что-то выбросили из дверей и уехали… В дальнейшем ещё много раз я такие передозы выхватывал. И в компании, и сам дома, и по дороге после вмазки на ходу отключался. А как-то, как в кино – очнулся в скорой, трубки от капельниц срываю и ноги оттуда…

Начиналось всё, как водится, с травы. Но от постоянно укуренного состояния – устаёшь. Не куришь какоето время – приходит депра, и уходит только после очередного косяка. При мне много раз варили ханку и кололись. Предлагали и мне, но я отказывался, считая что свой кайф я уже нашёл. Но как-то в очередной сезонный «голодняк» с травой, я, всё-таки, решил попробовать чёрную. И началась жизнь белки в колесе. Раньше мой электроцех был «накурочной», куда каждое утро подтягивались «плановые» на утреннюю раскурку и, пока наверху шла разнарядка, мы сидели и пыхтели. И только потом все расходились по рабочим местам. Теперь мой цех превратился в варочную. С утра все собирались, скидывались деньгами, кто сколько, и я В 2006-м я узнал, что у меня гепатит С. И понеслась: срывался на Цыганский. Благо, проблем с транспор- RNA, биопсия, готовился к терапии, но надо было том не было, и через 15 минут мы уже обычно вари- прекратить бухать. Почти год я собирался с духом, ли. Так продолжалось 4 года, с редкими перерывами и наконец, весной 2007-го приступил к лечению. Все раз в 3 месяца на медицинские услуперекумарку. Наги представлялись Больным гепатитом С в Греции каждые дежда была, что за счёт страховки. брошу, но в луч- 2 месяца выплачивают 640 евро. Таких Интерферон – раз шем случае удавав неделю укол в лось продержаться больных здесь считают инвалидами. живот (276 евро), неделю и сбить пачка Рибовирина дозняк, который за три дня взлетал до исходного. на месяц (1034 евро)... Терапия очень тяжёлая, после Перекумаривал относительно легко. Крутило конечно, каждого укола колбасит пару суток, как на кумаре, но но на четвёртые сутки я уже выходил на работу. с температуркой 37,2. Если принимаешь опиаты, моИ вот в 98-м мы всей семьёй переехали на ПМЖ в жет так не почуствуешь. Но я на живую большую часть Грецию, в Салоники. Гуляя по городу, я машинально продержался, а зря. Худеешь страшно, в инструкции высматривал среди прохожих «близких по духу», но не написано, что «присутствуют мысли о суициде», что находил. В то время наркоманов здесь было настоль- «некоторые покончили жизнь самоубийством», в чёрко мало, что если со всего города их собрать, едва ли ной рамке, как предупреждение, чтоб были морально можно было наполнить два автобуса. Это радовало. готовы. Но у меня по-другому было, я как бешеный Люди вокруг свежие, бодрые. Шмотьё на базаре – стал, и не себя, а кого-то хотелось убить, и не просплошной Китай, любая шмотка 5-10 евро, но всё чёт- сто, а вспороть живот и кровью умыть лицо, прям эта кое. А в магазах то же самое, только раз в 10 дороже! картина перед глазами стояла. Через пару месяцев Почти шесть лет я не прикасался к «делам». Правда, немного привыкаешь к этим крутиловам, переносишь полегче, но всё равно тяжко. Худеешь страшно, через трава иногда, пивко, ну и водяра, всё чаще и чаще. 6 месяцев начинают волосы падать очень сильно, чесотка и сухость кожи такая, что местами болячками и расчёсами покрываешься. После терапии (не сразу, через год) – синдром хронической усталости немноВ 2002-м я пошёл в армию, через год женился и стал го проходит, но т.к. я сейчас на опиатах, мне трудно жить самостоятельно. Но продолжал частенько напи- сказать... постоянные недомогания, которые глушу ваться. В 2005-м жена ушла, и я начал пить запоями. буприком. По 2-3 недели. Мог пить, пока не рухну, тормозов не Пахал я на стройках Греции. Больше двух недель на было. И как-то… Заехал я, значит, на Цыганский (где одном месте не задерживался. Благо, работы было их нет! – прим. ред.)… Хожу от дома к дому, а плана валом и можно было перебирать. Ну как я про пенсию ни у кого нет. Зато везде есть героин. Ну и дёрнуло тогда не знал?! Оказалось, что больному гепатитом меня его взять. Купил почти грамм за двадцать евро. в Греции каждые два месяца выплачивают 640 евро, Как его готовить я ещё не знал, но по фильмам вспом- как инвалиду. А я, дурак, въ%бывал во время лечения нил, что его можно нюхать. Высыпал половину на ла- на стройке, чтоб за хату платить… Потом, уже после донь, бежевый такой порошок, на вкус горьковатый, и терапии, я сделал бумаги, позволявшие мне год полупрям с ладони его носом – шмыг. Еду дальше – ниче- чать эту пенсию. Но пришёл кризис и всем срезали го, только пьяный угар и отходняк... Ну, думаю, туфту халяву. А ведь такие пособия – неплохое подспорье: подсунули, высыпал остальное и шмыг! И минут через если довольствоваться малым – можно даже не рабопять началось… тать! Этих денег хватает и за коммуналку заплатить, и Сколько было у меня здесь приёмов – уже не вспом- ещё 50 евро на хавку и сигареты на неделю остаётся. ню. Но менты здесь человечные: если на них буром В жизни, правда, так редко получается… не прёшь – пальцем не трогают. И кофе угостят, и Во второй половине курса терапии стал я по выходпоп%здеть любят, в общем, простые пацики в форме, ным двигать героин – не было сил больше терпеть. а не мусора, как на советской родине! Какое-то время контролированно принимал, но потом В систему я теперь долго не лез, знал, чем это чре- стал юзать его каждый день. Работать надо, сил нет, а вато. Но пил по-чёрному, запоями. А по пьяни чаще герыч их давал достаточно. стал ездить на Цыганский – это останавливало от бух- В общем, присел я на иглу плотно – больше двух сула. Просплюсь – нормально. Дальше опять – пиво на ток на кумаре не мог вытерпеть. Однажды на Цыганработе, а по дороге домой – бутылка Абсолюта 0,7 л ском я познакомился с местным, который был «хомяв одно лицо. Оставляю на донышке, а утром перед ра- ком» на ЗПТ (выносил лекарство для продажи – прим. ботой вместо кофе – водяру, и на работе опять пиво ред.). Я потом три года подряд покупал у него субик, весь день… И так по кругу, который мог разорвать забыв про ширево... Сначала «восьмёрки» хватало на только... героин. Однажды приезжаю на Цыганский, три дня, затем я начал уменьшать дорожки и дошёл

Гепатит

Героин

до минимума, растягивая «восьмёрку» на десять дней. Меня устраивало: берёшь раз в неделю – и голова не болит о том, что делать завтра. Есть лишние деньги – мутишь геру, нет – и не надо. А если и попустился (хоть бы на неделю) – просто переходишь на субик и кумаров никаких нет. Чудо-лекарство! Помню, на родине один казах, ныне покойный, сказал мне: «Опий – лекарство от всех болезней, но от опия – нет лекарства». Знал бы он, что всё-таки есть, и я открыл его для себя, наконец!..

ствует. Только если через пару часов после «геры» его по вене сделать, то кумарнёт на полчасика, но потом по-любому отпустит.

Наркосцена

В 2008-м грянул кризис, пенсии и прочие льготы стали урезать, а ЗПТ – на удивление расширили. В ЗПТ у нас используют кроме Метадона ещё два препарата бупренорфина: пренорвин (аналог субутекса) и субоксон. Пренорвин без налоксона, его дают только внутри программы и у него много побочек – такое впечатление, что человек высыхает, «садится» печень… Раньше, чтоб поступить в Греции на программу ЗПТ, У меня от него постоянно немели руки и ноги, пока нужно было ждать 5-7 лет своей очереди, независимо, правдами и неправдами не выскочил оттуда и не дона метадон или бупренорфин. Поэтому я не замора- бился права брать его на руки раз в неделю. Напомчивался с тем, чтобы подавать заявку, тем более, что ню, что пренорвин – тот же буприк, только греческого по деньгам (с моей дозой) субутекс мне обходился производства. дешевле сигарет. Но в 2011-м прошёл слух, что стали Надо заметить, что как только ЗПТ стало доступно, брать «всех подряд». Не думая долго, я пошёл и запи- Цыганский – опустел. Я иногда туда хожу, чисто за сался. Через пару месяцев мне позвонили и предло- планчиком, и вижу, как программа ЗПТ их вы%бала. жили на выбор три больницы, куда мне удобнее было На каждом шагу на тебя вешаются цыганки, чтоб ты бы ходить. Я выбрал поближе к дому. купил у них отраву, но нет – сами её жрите теперь! Пришёл я, а там комиссия из трёх человек. Я сказал, Когда-то они пихали более или менее нормальную дурь, но с 2010что героин уже три года юзаю эпизо- За малейшую провинность тебя сходу на го можно было 50 дически, но плотно месяц исключают из программы. И как евро там оставить, а толком даже не сижу на субутексе. раскумариться: воПрокатило. В тот хочешь, так этот месяц и держись. да-водой. Вот я и же день мне дали выпить раскрошенную «восьмёрку». Засыпаешь по- предпочёл ещё до ЗПТ пересидеть на субике, спорошок под язык – и сидишь. А с тебя глаз не сводят койнее так. Бывало, брал и городскую отраву, вот та двое за стеклом, через окошко, из которого выдают – даже буприк пробивала, с пары точек иногда языки лекарство. Потом подходишь к стеклу, открываешь глотали. рот, показываешь, что пусто, и уходишь. Первую Сейчас народ тут по-другому торчит. Все на програмнеделю ходишь каждый день, пока подбирают дозу му ЗПТ с утра идут, пьют свою пайку, кто метадон, типа (но все нарки говорят, что им плохо, пока дозу кто субик. Потом или прям за больницами, где прога не поднимут до 16 мг). Со второй недели приходишь работает, или в центре, где полно парков, покупают у в понедельник, среду и пятницу, выпиваешь 32 мг за местных таблетки флюнитразепама, ипноседона 1 мг раз. Это много, дозняк набивается нечеловеческий, и вулбегала 2 мг. Мощная штука, если не пристроен а двое суток всё равно не держит. На воскресенье на них, то 2 мг – унесут. И ходят по городу убитые... – 16 мг дают с собой. Врачи уверены, что мы фан- Кто ворует, кто грабит, телефоны отнимают, велики тазируем, говорят, что должно держать двое суток, пи%дят, кто на что горазд. Что примечательно, под этиоднако уже в обед второго дня начинает ТАК жарить, ми колёсами – клептомания просыпается даже у тех, что на следующий день буквально приползаешь на кто раньше газету из чужого почтового ящика не взял прогу. Кто-то не выдерживает и кипеш устраивает, бы! Это всё только в Салониках, про Афины не знаю. но за малейшую провинность – тебя сходу на месяц Тех, кто на метадоне – можно безошибочно опредемогут исключить из программы, и тода – как хочешь, лить издалека. Они – как сонные мухи, медлительтак этот месяц и держись. Я сделал просто: снизил ные, цвет лица серо-жёлтый, такое впечатление, что дневную дозу до 12 мг, чтоб не так жарило, а вос- он, «мёд», им печень сожрал. Ходить на него нужно кресную пайку разбивал на 4 части – суббота, вос- каждый день, а на буприк через день. «Мёд» сейчас кресение, вторник, четверг, и по ноздре, а две двушки идёт в сиропе, а на руки выдают во флаконах. В по– оставлял «на развод». Так и вышел из положения. следние годы, после того, как ввели ЗПТ «для всех» – Мочу для анализов на наличие посторонних психоак- народ забросил героиновый движ, разве что изредка. тивных веществ – берут выборочно, когда хотят. Если Кто на себе крест поставил и хочет тащиться – для восемь раз подряд сдаёшь чистую мочу, то можешь тех, пожалуйста, «мёд». Ну а для активных людей, для претендовать на то, чтобы брать терапию на руки на тех, кто ещё хочет пожить нормально и поработать – неделю, что я и сделал. Теперь хожу в четверг, пью «буприк». там 12 мг субутекса, а на руки беру субоксон. Они наивно думают, что из-за присутствия в его составе Метадон на улице не найдёшь, там его нет, только на налоксона – субуксон нельзя колоть, но народ колет прогах. Субутекс – редко, но гуляет. Субуксона валом, за милую душу, и никакого синдрома отмены не чув- восьмёрка – всего 6-8 евро. В больницах или аптеках нет, только на ЗПТ. Если ты приедешь, то на улице по этой цене его полно, на кумарах не останешься. На прогах метадон – он жидкий, выноса нет, а те, кому его дают на руки – не пихают, а сами пьют. Это с субиком можно четверть дозы занюхать, а остальное продать, а «мёда» ж впритык, сколько дают – всё выпивают, к тому же на руки его берут единицы. С транками – проблем нет, любые можно у частника выписать, но на улицах есть только Флюнитразепам (1мг – 1 евро). Но вот мне всё больше кажется, что наша ЗПТ – это направленная диверсия против нас. Все плачут, что попали в эту кабалу, а выйти из программы никому не удаётся. По крайней мере, в Салониках я ни одного такого не знаю…

Метадон

Эмигранты наводнили греческие улицы Подготовила Оля Б.


НАРКОСЦЕНА

№41/2013 стр. 13

WWW.MOTILEK.COM.UA

РАЗНО Г Л АZИЕ Брёл я как-то по улице, погружённый в раздумья о том, что бы мне эдакого написать в очередной номер «Мотыля». Словно прочитав мысли, тема для статьи сама отправилась мне навстречу, приняв облик моего давнего знакомого, с которым мы не виделись года три... Тут надо сказать пару слов о Вовке – так зовут моего приятеля. Он, между прочим, интереснейший человек, имеющий собственный взгляд на природу вещей, а также – классный рассказчик с внешностью артиста комического жанра. Вовкины выразительные карие глаза, в глубине которых плещется извечная боль всего вечно гонимого еврейского народа – удивительно гармонируют с крупным породистым семитским носом, а чёрные непокорные кудри – отчаянно нравятся всем без исключения женщинам. Вова уважает наркотики, но относится к ним с должной осторожностью, умудряясь не залезать в системную «торбу». Периодическое употребление не мешает ему руководить юридическим отделом одной уважаемой общественной организации. Как-то раз он по секрету поделился рецептом своего умения петлять мимо наркоманских капканов: «Главное, – говорил, доверительно понижая голос Вова, – не покупать наркоту за свои деньги. Если соблюдать этот принцип, то наркоманом не станешь, проверено на себе»... Наверное, Вовчик прав, только, по-моему, чтобы обрести такое умение, нужно родиться в еврейской семье. «Привет, журналюга, – обрадовался встрече Вовка, – хорошо, что встретились. У меня есть для твоей газеты прикольный сюжет, даже два. Бери пиво в качестве гонорара, расскажу. Пол-литра за рассказ, пойдёт? С моралью и поучительным подтекстом – как раз на газетную полосу. Не прогадаешь! Я согласился, мы взяли пиво и устроились на лавочке. Отхлебнув из горлышка, Вова закурил и, устремив вдаль взгляд своих замечательных глаз, начал рассказ... «Летом я езжу на ежегодную итоговую конференцию, которую наши доноры традиционно организовывают в Ялте. Солнце, морской прибой и прочие многочисленные курортные радости вдали от дома – влияют на людей, и даже самые стойкие трезвенники и борцы

за здоровый образ жизни, на ялтинской конференции иногда могут позволить себе расслабиться. Поэтому я не сильно удивился, когда вечером, случайно очутившись на балконе чужого гостиничного номера в компании врачей, увидел передающийся по кругу «косячок». Медики отрывались по полной: после травки часть из них решила отправиться в бар, а остальные – остались в номере для дегустации привезённого кем-то порошка. Я решил идти с первой группой, но отказываться от бесплатного героина тоже не хотелось, и я попросил завернуть мне «дорожку-другую» с собой. Врачи подивились моей наглости, но порошка отсыпали. Ночь мы провели так, как и положено проводить первую курортную ночь: гуляли по набережной, заглядывали в кафе и шашлычные, пели и танцевали. А под утро коллективно решили вести здоровый образ жизни, и, не откладывая решение в долгий ящик, постановили начинать новую жизнь с рассвета, который ожидался минут через двадцать по местному времени. Времени как раз хватило на то, чтобы поднять торжественный тост за трезвость. И тут я вспомнил про героин – не тащить же его с собой в новую жизнь! Порошок быстро исчез в ноздрях, и восход солнца наша утомлённая группа встретила ароматным кофе без кофеина. Несколько часов сна и освежающий душ перед началом сессий привели меня в более или менее бодрое состояние. Но глаза! В зеркале отражались мутные красные гляделки с «убитым» в точку зрачком. Если я в таком виде заявлюсь на сессию конференции, то окружающие (добрая половина из которых врачи) моментально уличат во мне наркомана. Оно мне надо? Вот тут-то и пригодились некоторые домашние заготовки: раствор таблетку бесалола в небольшом количестве воды. Это желудочное средство с универсальными особенностями я закапал в глаза – по одной капле в каждый. Рецепт проверенный: через полчаса зрачок расширится до нормального размера. Только важно не переборщить, иначе зрак расплывётся на весь глаз, а зрение на время станет нечётким.* На завтраке всё, как будто, было нормально, но на сессии я обратил внимание, что мои собеседники как-то странно на меня косятся. Некоторые даже оглядываются. Знакомые девчёнки-бухгалтерши уставились на меня, как на привидение, а потом с нервным смешком

шуганулись в сторону. Проскользнув в туалет и посмотрев в зеркало, я пришёл в ужас! На меня таращился персонаж ночных кошмаров: опухшая красноглазая физиономия – это ещё полбеды, не один я такой с утра, но у отражения были РАЗНЫЕ глаза! Один – с малюсеньким, как булавочная головка, зрачком, а второй – смотрел на мир огромным чёрным бельмом. Я – циклоп! Более жуткого зрелища мне видеть не приходилось, так что я понимаю тех, кто оглядывался мне вслед. Подлые капли! Ведь старался же капать равномерно! И сделать уже ничего нельзя, только сидеть и ждать несколько часов, пока глаза сами не придут в порядок. Последний гвоздь вколотил Миша, врач из вчерашней весёлой компании. Он отвёл меня в сторонку, заглянул в глаза, нахмурился и сказал: «Дружище, такое дело… то, что я сейчас вижу на твоём лице, может проявляться только в двух клинических случаях: если у человека сломаны шейные позвонки, в результате чего пережат один из стволов мозга, или же при запущенном сифилисе. Ты ведь шею вчера не ломал?..» Нужно ли говорить, что весь тот день я провёл, не снимая солнцезащитных очков, а обещание вести здоровый образ жизни держал целых полгода. До следующей конференции… *Среди потребителей алкоголя и наркотиков (особенно среди водителей авто) широко распространена практика закапывания в глаза различных средств, «отрезвляющих взгляд». К примеру, сосудосуживающие свойства нафтизина помогают достичь эффекта отбеливания при покраснении и нездоровом блеске глаз подвыпившего или накуренного «испытателя», и приводят в норму зрачки, сужая их до «нормального» размера. Что касается таблеток «бесалол», то следует помнить, что большую опасность для зрения представляет экстракт красавки, входящий в состав этого препарата. Плохо растворимая оболочка наспех подавленных таблеток, создает вредную, липкую на ощупь среду, разрушающую слизистую глаза и роговицу. Исключительно в рамках снижения вреда опытные наркопотребители рекомендуют избегать сильной концентрации приготовленных из таблеток капель. Лучше лишний раз прокапать (промыть) глаза слабым раствором (из расчёта 1 таблетка на 1 столовую ложку воды), чем раздражать и разрушать слизистую опасной клейкой массой!

автор: Славентий Малышко

П С И Х О Н А В Т Ы ?..

Психонавтов можно сравнить с высшим обществом, но в данном случае – это интеллектуалы мира «упаривающихся» (т. е. порабощённого наркотиками и прочей эйфорической дрянью). Термин стали активно применять после того, как в свет вышла одна из книг Дмитрия Гайдука (собирателя русскоязычного растаманского фольклора), известная как винрарная сказка «Про психонавтов». Гайдук родился в Украине, в городе Днепропетровск, где собственно и начал свою творческую деятельность. Сегодня писатель считается основателем нового направления в фольклоре и современным писателем «растаманских народных сказок».

Психонавт (Psychonauts) – высшая степень эйфорического состояния (другими словами «объ%боса») у наркоманов. Психонавты – люди, которые употребляют качественные психоделики. Кроме того, это состояние характеризуется сильной тягой к различным тривиальным поискам глубинного смысла (СПГС – синдром поиска глубинного смысла), не исключено наличие высших элитарных понятий... Синонимы термина «психонавт»: глюконавт, псиоружие, глюколов, спихонавт, письхонавт и т. п. Как правило, каждый, уважающий себя интеллектуалглюконавт, презирает «быдло-объ%босов». Но при этом он не прочь употребить любой наркотик, попавшийся ему на пути. Просто люди этой категории – всегда стараются скрыть данный факт. Поэтому при отсутствии денег на качественную кислоту, каждый второй глюколов с удовольствием употребит любую другую химию (как выражаются сами наркоманы – наглюкаться какой-нибудь токсичной фигнёй), которая будет ему по карману. В большинстве случаев, психонавт является прототипом среднестатистического гражданина, который гдето работает, а значит – имеет деньги на хорошие психоделики, которые он и употребляет по выходным, в компании друзей. А вот его менее расторопные «коллеги» по образу жизни, которые предпочитают сидеть дома и ничего не делать, скорее всего, догоняются «моментом» или «тарэном».

Отличия психонавтов от закоренелых наркоманов Глюколовы – намного более сообразительны и рассудительны, нежели обычные наркоманы. Их жизнь наполнена глубинным смыслом тайного знания (пусть даже такового и нет), в то время, как жизнь наркомана сводится только к одному – получить новую дозу «объ%боса». Так, например, типичный психонавт, читая книгу Кастанеды, сразу же подумает, что как было бы хорошо попробовать кактусы, потому как ему уже надоела сальвия. Кроме того, эти люди любят поразмыслить об астральных сущностях, о чём позже

можно даже написать «трип-репорт». Не редкость, что они употребляют и так называемые «сиропы» (те же психоделики), в которых смешаны Триган-Д, мускатный орех и гуталин, ну очень «полезные» для организма вещества. Благодаря этой гремучей смеси люди превращаются в «магов», они чувствуют, как ускоряется поток их мыслей, ещё несколько минут и глюколов сможет покорить мир!.. Но надо помнить, что в итоге за такое можно сесть в тюрьму, так как распространение амфетаминов и прочих психоактивных веществ запрещено законом.

Психонавты. Прохождение Массово российское общество столкнулось с этим термином в начале 2007 года, когда как раз набирала обороты новая одноимённая компьютерная игра, в которой шла речь о новом классе людей. Изначально создатели игры несерьёзно относились к её названию, так сказать, это было ради шутки. Но игровые персонажи психонавтов до ужаса любили психоделики. Впоследствии, уже где-то приблизительно через месяц-другой на различных форумах начали создаваться группы с названием игры, что способствовало росту популярности нового слова. Таким образом, чем больше людей стало играть в игру «Psychonauts», тем скорее данный термин распространился в массы, где уже сами глюколовы склоняли его, как того пожелает их душа.

Распространённые категории психонавтов Психонавт неупотребляющий Люди данной категории скорее будут «дрочить» (то есть, упорно втыкать) на всякие астральные проекции, рассуждать на тему снов, тем самым тратя годы жизни на медитации, мантры и прочую подобную дребедень. В ответ же они получают жалкий эффект на уровне «плацебо», который далёк от истинного эйфорического состояния. Это говорит о том, что силой мысли сложно, а то и невозможно имитировать действие ЛСД и любого другого психоделика. Такой глюколов куда более мнителен и скучен, чем его собрат – психонавт употре-

бляющий (он же практикует силу воздействия психоделиков), но в тоже время эти люди всё же что-то всерьез практикуют, потому как их «медитации» дарят кайф и имеют свои последствия.

Психонавт форумный Этот человек знает обо всём, что творится в сети, в том числе, в курсе всех «триптаминов», где описаны предельные дозировки того или иного наркотического вещества, а также – почему нельзя употреблять тот же MDMA с SSRI, и каким образом действует растворитель, с помощью которого добывают DMT из сырья растительного происхождения. Однако в реале – этот глюколов, кроме травы, так ничего ещё и не попробовал, потому как ничего не смыслит в жизни и не умеет вести разговоры вживую. Но всё же его знания могут пригодиться на практике, так как этот тип может, к примеру, помочь при необходимости легко отличить ЛСД от фенилэтиламинов и т. д.

Психонавт растительный Этот человек считает, что все те растения, которые есть в природе, полезны для организма (пусть даже это будут галлюциногенные грибы). В то же время он считает, что синтетические наркотики – моментальная смерть для мозга. Поэтому он будет радостно выращивать коноплю, сальвию или грибы, но «плеваться» на ЛСД и другие психотропы.

Психонавт кислотный Одним словом, это тяжелый случай. Этот «чувак» имеет возможность употреблять по-настоящему опасные вещества, и в ходе процесса – получать яркую «психоделическую пьянку». А ещё, после самого процесса – он ещё способен вести интеллектуальные разговоры на философские темы. К примеру, может рассуждать о Станиславе Грофе (американском психологе и д-ре философии по медицине) и его деятельности, в частности – о его методах лечения изменений состояний сознания. Источник: legalrc.biz/entries/kto-takoj-psixonavtopredelenie-i-proisxozhdenie-psixonavtov.521 Автор: Оля Б.


14 стр. №41/2013 © Юрий ОСТРОВЕРХ

1 На фельдшера А. М. Липова, администрация исправительного учреждения всегда могла положиться. Несмотря на то, что сам Липов частенько «ложил» на возложенные на него обязательства, он слыл хорошим работником и знали его, как порядочного семьянина безо всяких «социально разлагающих» привычек. Да, такой вот парадокс: если не следуешь строго правилам работы в МЛС, то зеки считают тебя хорошим человеком. Хотя, я уверен, что Липов не усердствовал в процессе поднятия своего авторитета среди осуждённых, просто он по природе не был дотошным и мог найти общий язык со многими, относясь к каждому с уважением. Он запросто принимал участие в проблемах больных медчасти. Мог и освобождение от работы дать без очевидных для того обстоятельств, и в стационар на обследование поместить прямо из штрафного изолятора, не опасаясь негодования оперов... В общем – Человек ! Липову было не больше тридцати, но, несмотря на молодость, – на своих коллег прапорщиков (инспекторов) и на прочую административную шваль помладше – похож он не был совершенно. Спиртного не пил, хотя, в те годы алкогольный перегар был неотъемлемым атрибутом почти всего вольнонаёмного состава администрации. Взяток тоже не брал, ни деньгами, ни ширпотребом, даже воздерживался от таких несущественных «знаков внимания», которые, и взяткой-то не назовёшь... Тогда многие вопросы решались с помощью американских сигарет, и доллар был менее востребован, чем «Marllboro» , «LM» или «Bond», на худой конец. Барыги целыми днями метались, переворачивая блоки заработанных сигарет на «бумагу» (денежные купюры), что совсем не унимало платёжеспособности сигаретных магнатов, скорее наоборот. Странно, что теперь всё по-другому в лагерях, хотя сигареты и подорожали в три раза… ..Бурлю от возмущения: подорожали сразу табачные изделия, в два с половиной раза! Как быть? Не знаю, толком… Заразная привычка! Курить не бросил, только – стал экономить спички. Я меньше пью, питаюсь, не трачусь на газеты. При этом улыбаюсь – с дымящей сигаретой!.. Ещё Липов не ругался матом, а это уж совсем фантастично. Такой себе интересный тип – «интеллигентишка из глубинки», всегда гладко выбрит и аккуратно подстрижен, в меру улыбчив и совсем не напрягающе серьёзен. Не то, чтобы метросексуал, но всегда с запахом хорошего одеколона, ухоженный. И ещё – я никогда не видел у него в руках пустой и несерьёзной литературы. Строго классика и новинки, как правило, достаточно увесистые и «художественные», чтобы стать классикой по исстечению времени. Всегда у него на приёме было ощущение, что пожаловал к маститому психоаналитику. Не к тому, который смотрит: «А у всех ли нАлито?» А как минимум – к ярому столичному последователю фрейдовского учения, но совсем не к фельдшеру из медчасти «ИК» чёрт знает какого района N-ской области. Неравнодушие З. Фрейда к кокаину В средине 19-го века… Мечты под эйфорию у камина – Лечить подобным средством человека – Конечно же смешно... «Эксперименты с белым порошком»… В себя полез, в других... О, как ужасны люди, Инстинкты выложив на блюде... А я пишу про это стих: После недолгой паузы, Займусь ПСИХОАНАЛИЗОМ! – Увы, я тоже наркоман, Ведь за наркотики сижу. Своей вины не нахожу, Лишь потому, что я баран! О, господа присяжные, поверьте, Я о такой мечтаю смерти… От морфия, на склоне лет, Как умирал известный Фрейд!

WWW.MOTILEK.COM.UA

ФЕЛЬДШЕР

2 На рабочем месте А. М. Липов курить себе не позволял, но иногда выходил в прогулочный дворик «МЧ», где во время перекура, наблюдая за курящими тяжелыми пациентами, пытался их образумить, приводя известные примеры о вреде никотина и табачного дёгтя. Но стоило «тяжёлым» сквозь кашель прохрипеть: «А вот сами Вы почему курите, если это так вредно?» – Липов сразу же терял серьёзность, и с улыбкой переводил разговор на другую тему. После чего – у него уже не стеснялись «стрелять» сигареты, и редко слышали отказ. Не чаще раза в неделю Липов дежурил в манипуляционной, заменяя сестёр, не желающих работать в выходной день. Попросишь у него нужную таблетку (бинт, мазь, лейкопластырь, да мало ли что) – грубо не откажет, как прочие, не посоветует писать домой родне, чтоб те слали медицинские посылки в санчасть, не заорёт, что всё выдаётся строго по назначению доктора. Только посмотрит в твои историю болезни и лист назначений, помолчит. Не поленится, осмотр проведёт, и, если решит, что твоя просьба реально обоснована – полезет в стеклянный шкаф, и выдаст драгоценный медикамент, приговаривая: «Ты же для себя берёшь, а? На чай и сигареты менять не станешь?..» Конечно же, на словах все брали исключительно для удовлетворения личных потребностей, кто ж признается? Кому анальгин, кому аспирин, а кому – бинт с мазью Вишневского, или мензурку с карвалолом. Чтоб подобная самодеятельность выглядела законно, Липов записывал, кому, что и сколько выдавалось, и рядом с каракулями врача сразу был заметен его аккуратный подчерк. Осоловела природа от зноя, рыжее солнце упорно горит. Это природа, «прожарку» устроив, пробует вылечить свой гайморит! Осенью, дура, лечила примочками, дождями холодными – кожную сыпь. Видимо, зной – это крайняя точка, или быть может опять удивит?! Лучше уж так (подумал я, ёрзая под солнцепёком). «Да здравствует зной»! Чем как зимою – снежком да морозами – природа лечила себе гемморой. Только на это «самолечение» у «нашей мамы», такой нездоровой, Всё чаще, увы, не хватает терпения, Всё чаще родная выходит из строя... 3 Я не администрация, и нет у меня никаких званий (скорее наоборот), но частенько во время суточного дежурства А. М. любил заходить в манипуляционный кабинет (он же – «процедурная»). И, меряя мне температуру, удобно устроившись на кушетке, поджав под себя ноги, мы разговаривали о том и об этом. О свободе, о тюрьме, о религии, о преступности. Нравилось слушать, как картофель садят, почему в этот год абрикос не уродил. И о том, что у врачей такой несносный подчерк из-за обязательного изучения латыни в годы студенчества. Кстати, интересное наблюдение! Выходит, что Липов латынь не зубрил, если с подчерком у него всё нормально? За такими разговорами время пролетало быстро. Глядишь – и температуру померил, и нужных таблеток прихватил, и с хорошей сигаретой в отряд идёшь. А главное, что из-за этой незатейливой болтовни, настроение становится необыкновенно приподнятым! Словно на свободе побывал! Может, действительно, ещё не всё потеряно, и мир не окончательно сошёл с ума, если планету заселяют не только придурки? Вот наглядный пример славного человека, который, вместе с запахом одеколона, расточает вокруг себя добродетель и видит личность в тебе, выделяя из кучи генетического мусора. А может, Липов со всеми таким хорошим был? И почему он обладал властью по своему желанию класть и выписывать пациентов из стационара, если это всегда было прерогативой доктора? Прочие фельдшеры без предписания врача даже не смели снять показания тонометра, а чтоб назначить лечение – так об этом и говорить не стоит! Да, вот такой был Липов. Фельдшер, выполняющий обязанности не только врача, но и иногда принимающий решения на уровне начальника медчасти. Кто засомневается, что в середине девяностых – злостным нарушителям режимосодержания медпомощь оказывалась строго по протекции начальника МСЧ, с разрешения оперативного отдела? Это было не так уж и давно, и слава Богу, что «было»! Господи, иногда в одночасье всё меняется, и нельзя забывать это…

4 С хозяйственной обслугой санчасти, т. е., с осуждёнными помогающими администрации, «козлами», Липов был до нужной меры строг. Бывало – прикрикнет на замешкавшегося дневального или уборщика, требуя своевременного и качественного выполнения работы. Понимал, что с нашим братом церемониться особо не нужно, если желаешь добиться положительного результата. Но стоило комуто из «козлят» заболеть, как Липов уже не видел в них подчинённых, превращаясь из строгого начальника – в заботливого и доброго доктора Айболита. Вот и теперешний помощник лаборанта слёг на неделю с высокой температурой и кашлем. Липов авторитетно уверял, что это грипп, но опасаясь пневмонии, сам усердно взялся его лечить. Отстранили Васю от работы (или Петю, или Толю, их там столько поменялось – фиг упомнишь), и вольный лаборант сам потел над бумажками и снимками, проклиная и грипп, и все прочие заболевания, моля о скорейшем выздоровлении помощника Васи. Но Вася-то не дурак, и тот ещё наркопитон: отбывал за сбыт «винта», коим успешно приторговывал в солнечной республике Крым, до момента, пока нетрудовыми доходами не привлёк к себе внимание Симферопольского ОБНОНа. Так что выздоравливать он не спешил. Наоборот, решил по полной воспользоваться своим VIP-статусом в надежде подправить известным способом и без того шаткое здоровье, подорванное непосильным трудом. Не зря же он посвятил медицине лучшие годы перевоспитания в МЛС? Вася получил права пациента стационара, и столкнуться с ним можно было теперь и в столовой, и на процедурах... В палате места для него не нашлось (грипп свирепствовал), но ему вполне комфортно было и на кушетке в дальней комнате-архиве, за дверью рентген-лаборатории. Лаборатория эта, к слову, в нерабочее время (заботами Васи) ловко превращалась в лабораторию по производству первитина («винта», «кремля», «джефа» – в зависимости от использованных в производстве ингредиентов и «кулинарных» тонкостей). За десять дней импровизированной госпитализации, Вася так осунулся и похудел, что Липов стал винить себя во врачебной некомпетентности. Но дело было не в ошибочной диагностике, и не в НЕэффективности получаемого курса лечения, а в назначаемых тем же Липовым капсулах от простуды «ЭФФЕКТ». Путём несложной химической реакции, с помощью марганцовки и уксуса, из безобидного, на первый взгляд, медикамента – получался «катинон», который в камерной системе вполне «сглаживал бугры на спине» у предприимчивого Васи. До сбыта дело не дошло, но на «уходах» (во время отходняков) Вася злоупотребил положением и, что намного хуже, доверием А.М. Липова, и обпился доступными в его бедственном положении лекарствами. Оперируя дозами, многократно превышающими терапевтические, при выходе на вечернюю поверку, Вася, со слов дежурного контролёра, был «дезориентирован в пространстве, что выражалось в глупом выражении лица, обильном слюноотделении и передвижении на полусогнутых конечностях под стенкой»… Кошмар! Скандал! Оперов понабежало со шмоном! Массовая выписка из стационара с учётом фейсконтроля. В общем, болван этот Вася, или Петя, или как его... ...Леченье вам не целесообразно, пустая трата времени и сил. Профессор пояснил – ему всё ясно, и безнадёжно, доктор подтвердил!.. 5 Дело было в будний день. Не всегда же Липову дежурить по выходным! В этот раз он тянул СВОЮ смену по графику, а не заменял, как часто бывало, очередную хитрую медсестру, не постеснявшуюся воспользоваться джентльменским нравом фельдшера. Я в канун освобождения лежал в стационаре и, дождавшись своей очереди, прошёл на процедуры в манипуляционную. Смотрю, а Липов по диагонали кабинета «тасы нарезает», словно ему «лоб зелёнкой намазали». Ходит туда-сюда спортивным шагом, курит нервно, «как под вышаком»… Вот тебе и раз! Что за атас-с? Тут и дураку понятно, А. М. переживает, волнуется и чутьё подсказывало, что причина этих волнений – последние события, связанные с вышеописанной историей про Васю, или Петю, или Толю. В общем – драма... Часто меняющаяся маска на гладковыбритом лице негодующего фельдшера – приобретала различные оттенки. Гамма его благородных переживаний была

КРЕАТИФФ они ли Туп о К и к запис

зова

так широка и глубока, что я не посмел с ним заговорить, как обычно, а молча сделал сам себе перевязку, получил назначаемые строго по списку таблетки, и хотел было уже улизнуть, не измеряя температуры. Но Липов узрел оскорбление в самоуправстве и, вставив, словно кинжал, градусник мне подмышку, молча указал на кушетку, приглашая меня присесть. Что ж, мы люди подневольные, сижу, жду, меряю температуру. Какие уж тут отвлечённые разговоры про огород да урожай?.. Липов набрал в стакан воды и проследил, чтоб я проглотил выданный рифампицин и аспирин. Снова начал ходить, как маятник, только полы расстёгнутого халата мелькают, как крылья ангела возмездия. Кстати, сигаретный дым тоже добавлял своеобразной художественности этому мифологическому образу! Слава Богу, неловкость, возникшая из-за молчания, и перерастающая в напряжение, которое из-за плотности можно было резать ножом, нарушило новоявленное действующее лицо: 6 Тук – тук –тук… – Кто там? – Это я, осуждённый Диабетов из инвалидного отряда. Извините, я к Вам прямо перед ужином забежал, хотел прямо сейчас сделать укол инсулина, чтоб потом вечером не идти… – Как так – «сейчас»?! Ты что, не знаешь, что на процедуры водят два раза в день, утром в одиннадцать, и вечером в восемь? Что это за самодеятельность – «прямо перед ужином»?! Или мне больше делать нечего, как только заниматься Вами? Ведь кроме жилой зоны, у меня есть тут стационар и тубонар! Или Вы предлагаете мне их на хрен всех послать (Липов указал рукой в мою сторону)?! – Нет, что Вы, просто раньше мы так всегда с Вами делали. Сами говорили, что инсулин лучше перед приёмом пищи вводить. Так и вам проще, чтоб тут поздно не засиживаться... – «Раньше» было раньше, а сейчас всё будет по расписанию и только! Мне совсем нет дела до тебя и твоего диабета, как, впрочем, и до всех остальных! Хватит, натерпелся! Вам навстречу идёшь, а потом получается: «недоглядел», «нарушил порядок»… Так что в будущем – никаких самовольных похождений в санчасть! Строго по времени и в сопровождении дневального! Ясно?! – Ясно... 7 Выговор не только Липову влепили... Всю хозобслугу поменяли, поставили новых дневальных, перевязчика и завхоза. Помощник рентген-лаборанта Вася (или как там его…) поехал на три месяца в ПКТ (помещение камерного типа). Неуютно стало находиться в стационаре, все издёрганные, недоверчивые. Врачи опасались потерять работу, зэки – тёплое место, в общем полный «кикоз»… Тогда я сам себе завидовал, ведь через неделю после описанных событий, я был уже дома, и начал складывать заново судьбу свою из оставшихся осколочков. ...Покидая медчасть и лагерь, я попрощался с Липовым и его пациентами, и как дурной сон – позабыл все те переживания, которые тогда казались такими значимыми, но теперь всё осталось в прошлом. Пусть Хранит Бог нас от глупости!


WWW.MOTILEK.COM.UA

НЕТЛЕНКА

№41/2013 стр. 15

МЫ ВЫБИРАЕМ СВЕРХ!

Есть Поэты... Их катастрофически мало. Их единицы, но они есть. Так вот, из их творчества невероятно трудно выбрать «что-нибудь самоесамое». Нет, «трудно» – это не то слово... Невозможно! Таков Тарас Липольц. Как для меня, у него – что ни вещь, то самая-самая. Уверен, что многие из нас читали, встречали или, как минимум, «где-то слышали» его произведения. И именно это «где-то встречалось» и есть высшая похвала. Это и есть всенародное ПРИЗНАНИЕ. Тарас Липольц (1965-2002) – апостол контркультурного Киева, член Левого Объединения Молодежи (ЛОМ). Апогей активности – 1985-1995 гг. Писал всё. Дохерища стихов, из них только малая часть – в рукописных и самиздатовских сборниках, микродоза – в полуофициальном сборнике неформальных поэтов, а остальное – по крупицам у людей. В последние годы Тарас получил дополнительную «раскрутку» в неблагодарной среде из-за «Криминальных басен». А вообще – он всегда был исследователем сопредельных реальностей и препаратором текущей.

Криминальные басни

КАЙФ НА ШАРУ Сидит Косой и думу дрочит: «За что судьба меня курочит?.. – КУМАРНЫЙ ВОЛК Кумарный волк просил полкуба в долг, – Лаве просажено в иглу; Три дня не есть, пять дней не бриться; На хареве шкивало так бродягу, А не пойти ли мне к Ослу не то чтоб за приход, за тягу, На шару обкуриться?!» Отдал бы все, что только смог. Осёл у зайца был по зоне кент, Он так и так крутил барыгу Пса, Он ездил каждый год в Ташкент, Тот на деревне банковал по маку. И потихоньку на траве, – Последний раз прошу собаку! Сам жил, как все живут в Сове, – Волк рвал на попе волоса. Стакан скурил, стакан спульнул, – Дай вмазаться, кумарит, не могу... Четыре ходки оттянул… Дашь – мы расходимся краями. Вот Зайка, бросив все дела, Нет – обложу хуями, Пошёл искать в «трубе» Осла. Глаз вырву, будку подожгу. Нашёл его в стекляшке под «Столичным», Барыжный Пёс не растерялся, Прикинулся делком приличным: – Кто вырвет глаз? Кто будку спалит? «Мол, мне нужна, Осёл, трава, Тебя как суку ветром валит. Но дай попробовать сперва». Ты братец просто доширялся, Осёл в ответ: «Мастырь штурпак, Таких я конченных видал! Примолочу такой косяк, Волк пасть открыл Что ты отъедешь с двух напасов, И дуба дал... Мой драп растаскивает асов, – Чем так бездарно подыхать, – Убьёт с пол-пыха и коня…» Торчки, – не лучше ли бухать?! Косой в ответ ему: «Хуйня!

Вот дай-ка пыхну и узнаю; Хороший план – беру стакан; Труху, прости, не покупаю.» Он затянулся чуйским драпом, Курнул, и на Осла нахрапом: «Ублюдок, падло, х%есос!.. Ты что, бл%дина, мне поднёс? Чтоб я курил х%йню такую, – Идёшь ты с этим драпом к х%ю; Его ты в дупу затусуй, А мне покруче нарисуй… Да я тебя загримирую!» Осёл Косому бьёт вторую. Косой не может, но берёт… А сам же, бля, укурен в сраку, Едва ко рту гребёт цырляку, Стоит – ногой не шевельнуть… Стоит, едва метлой долдонит, Но сам всё ту же феню гонит: «Твой драп гавно, Ослячье рыло, Меня не то чтобы не прёт, Но буду бля, не зацепило; Такую шмаль ебал я в рот!» Осёл обиду проглотил И третий дрын замолотил.

Эпидемия

Косой в соплях, в глазах темно, Челюху набок своротило, Но гонит то же: «Драп – гавно…», А самого, пиздец, – накрыло. И зайка – от такой укурки – Очнулся в дурке. А самого и прёт, и глючит, И крыша свёрнута в черняк, Лежит на шконке и канючит: «Твой драп гавно – забей косяк…» Но врач, глотая валидол, Отрезал: «Галоперидол!..» Мораль сей басни по базару – Весьма опасен кайф на шару! ТОРЧАТЬ — ТОРЧИ, НО ВЕНЫ НЕ ДРОЧИ торчать — торчи, но вены не дрочи умей в руках держаться на отходе но у торчков иное в моде — на голяке гнать ширку из мочи однажды лев, осел и заяц-вор мутили на флету раствор была средь них лиса-путана ребята с ней за десять дней

История Тараса поучительна. Он всегда выбирал «СВЕРХ». Алкоголь, анархизм, наркотики, отчаяние, всегда трагическое мировосприятие… Но наркотики – убивают. И сколь бы ни было романтично пасть жертвой наркоголии, алкомании и министерства внутренних органов – ему это не удалось. С другой стороны, чтобы познать свободу, необходимо познать её отсутствие. «Криминальные басни» – во многом свидетельство таковой свободы. В книге – три раздела, словно три божественные ипостаси или три буквы в небезызвестном слове… Но не злой иронией и не пессимизмом проникнута поэзия Тараса, о чём свидетельствуют его слова: Промолвит воин: «Истины нет, Но солнце всё-таки есть!» ...В конце лета, 24 августа 2002 года, Тарас ушёл из жизни. Говорят, покончил жизнь самоубийством, спасаясь от мучительной болезни. Похоронили его в Киевской области, Бориспольском р-не, с. Морозовка… сторчали ящик солутана пришёл пи%дец — в баяне хоть бы х%й из фильтров смывки сделаны раз сорок догнаться нечем, как ты ни колдуй тут началась одна из тех разборок которых много тут и там бывает по таким флэтам вначале лев наехал на братву «ублюдки! жопы всем порву, коль не признаетесь, жлобы, куда занычили кубы!» осёл пытался отпи%деться, мол, лёва, дуру не пори, мы буду бля не нычкари, но чувствуя, от пи%дюлей не деться придумал хитроумный план, мол я поехал на дербан, мол знаю где созрели маки... «поедешь ты в пи%ду по раки, коль не отыщешь мне, скотина, на раскумарку эфедрина» промолвил лев, качая вену, осла сажая на измену. косой наехал на лису: «я за тобой давно пасу!

ЭПИДЕМИЯ

МЫ ВЫБИРАЕМ СВЕРХ!

БАРРИКАДЫ

Я не сочинитель стихов на вырост, Мне не до метафор нежно-воздушных, Я вывожу поэтический вирус, Поражать способный мозги и души. Уготовано мне, может быть, падение – Теми, кому не даю покоя, Но пройдет по стране моя эпидемия – Во всех дурдомах не хватит коек.

Бабочкой у костра Кончится человек Наша тропа остра – Мы выбираем СВЕРХ

Какие б ветры нам ни дули, Какие б ни пестрели флаги, На нас уже отлиты пули, Для нас уже построен лагерь

Я развращаю молодёжь Пишу о чёрном и ужасном, А ты, редактор, верно ждешь, Стихов о чем-нибудь прекрасном.

Ты слишком сладко обмануть Сумел меня в былые годы, Так дай же честно блевануть Теперь- на все твои свободы.

Будет переполох – Света конец и свет, Пепси выберет лох, Мы выбираем СВЕРХ

Все так же сытые жируют Но между звоном винных чарок Они успешно дрессируют На наши запахи овчарок

О том, страна как широка, Как государство наше крепнет, Не поднимается рука, Боюсь, читатель мой ослепнет.

За то, что я катился вниз, Читая сводки о погоде, Что слепо верил в коммунизм И дело партии в народе.

Свобода – это не подарок Её не выиграешь в карты, Свобода не дается даром К ней путь один – на баррикады!

Пока я жив, в своём уме, И мне глаза не изменили, Писать я буду о дерьме, Помойке, гадости и гнили.

За то, что был таким как все, Когда о трудовых победах Читал на первой полосе, Не зная о насущных бедах.

Твоей редакторской лапше Я доверяю очень мало, Канализацию в душе – Моей – давно уже прорвало.

Цены тебе, редактор, нетТрудись, работай, бедолага, Коль люди ходят в туалетТы нужен, как твоя бумага.

Она пройдет сквозь запреты крутые, Сквозь все застенки пройдет, как бестия, Слякоть червей сотрём В порохе наш успех Она пройдет, как войска Батыя, Даже когда умрём, Она пройдет, как стихийное бедствие. Мы выбираем СВЕРХ И если ваш сын, от вас отчалив, Богу – его кресты Выйдет из поля вашего бдения, Ворох заветов ветх Знайте – это только начало, Наши слова просты Это идет моя эпидемия. Мы выбираем СВЕРХ

и помню, бля, не будь я вором, как на флету у кабана вы мне подсунули говна, а сами втрескались раствором. не впадло было вам вдвоём затихарить второй подъём, а мне ху%в, и хоть опухни да мы с ослом тебя прибъём!» и заморочились на кухне лиса в ответ по этой теме: «я лет как десять на системе! а ты, ушастый ху%плёт...» она в лицо ему плюёт тут рявкнул лев на всех — расход! он только выловил приход не знали звери, охуев что все кубы занычил лев мораль сей басни — кто поймёт увы, двигалово не мёд а потому средь нарколыг так много гадов и сквалыг

Я РАЗВРАЩАЮ МОЛОДЁЖЬ

Больная лирика МИРУ ЧТО ЗАКАТЫ, ЧТО РАССВЕТЫ

Юрий Остров ерх, г. Запорожь е

миру что закаты, что рассветы, мир к поэтам холоден и глух, потому спиваются поэты, потому садятся на иглу им не жалко, встав на четвереньки и облаяв контуры луны, души посадить, как батарейки, в поисках лирической волны чтобы после, музыкой глаголя, тешить обывателей сердца, и тонуть в пучине алкоголя, и сгорать на кончике шприца

У РОДИТЕЛЕЙ БУДУТ СЛЁЗЫ

НЕ ДРУЗЬЯ

У родителей будут слёзы, У милиции пот со лба, Ты глотала свои колёса, Ты садилась на три куба. А теперь, побелев губами, Из прокуренной темноты Просишь «скорую». Не грибами Отравилась сегодня ты. Все расходятся понемногу, Сиротеют твои углы. Я останусь. Я, слава Богу, Поумнев, соскочил с иглы.

Как часто замечаю я И в этом сознаюсь невольно Мои вчерашние друзья Сегодня делают мне больно

***

Наплевать хотел на закон и сплетни я Ты подарена для блаженства... Ну, какая же ты несовершеннолетняя Если ты - само совершенство?! фото из домашнего архива Натальи Антоновой (Тарас в центре)

***

Святая мудрость бытия О дружбе - сложена веками Но часто старые друзья Потом становятся врагами Бессильны вечные круги С их философскими краями Но вот вчерашние враги Не станут никогда друзьями

*** подготовил Смирнофф


НУЛёВЫЙ МЕРИДИАН

WWW.MOTILEK.COM.UA

16 стр. №41/2013

меридиан провел “Смирнофф” Нид ерланды

Долой стереотипы!

РСФСР

Опий умеет ждать!

В 1918 году, когда в условиях Гражданской войны поступление денежной массы из России было прервано, Совнарком Семиречья — исторической области в Казахстане — принял решение напечатать свои банкноты. Причём обеспечением этим деньгам стало не золото, которого просто не было, а опиум, хранящийся в подвалах Государственного банка города Верного (сейчас — Алматы). Выпущенные купюры были изъяты из оборота только в конце 1919 года. А вот как сложилась дальнейшая судьба опиума – история умалчивает. После обнародования настоящего факта и стабильного роста цен на наркотики после 1919 г., вопрос, во что следует вкладывать капитал, заслуживает внимания не только правоохранителей!

Голландцы меньше всех в Европе употребляют марихуану, несмотря на то, что этот наркотик разрешён в их стране. Курить «травку» приходилось всего 5,4 % взрослых жителей Голландии, в то время, как средний показатель по Европе составляет 7 %, сообщает Европейский мониторинговый центр по наркотикам и наркомании (EMCDDA). Гораздо большее количество взрослых употребляли в этом году марихуану в Италии, Испании, Чехии и Франции. Самый высокий показатель был выявлен в Италии – там «травку» курили 15% взрослого населения. В Нидерландах, известных своей самой либеральной в Европе политикой по отношению к лёгким наркотикам, разрешена продажа марихуаны в так называемых «кофешопах», а также её хранение в количестве менее 5 грамм. В самом Амстердаме примерно пятая часть из 228 кофешопов, которые так сильно притягивают туристов, должна быть закрыта, так как эти кофешопы расположены слишком близко к школам. Кроме того, правительству Нидерландов предлагалось обложить курение «травки» налогом, чтобы пополнить казну в условиях кризиса. Лёгкие наркотики легализованы в Голландии почти сорок лет назад, и каждый год здесь продаётся в среднем 265 тонн марихуаны и гашиша на общую сумму в 2 миллиарда евро. 702 кофешопа, где разрешена торговля лёгкими наркотиками, ежегодно приносят бюджету страны около 400 миллионов евро!

myjane.ru

КНДР

План товарища Ким Ир Сена

Северная Корея — единственное в Азии и одно из немногих государств в мире, где выращивание конопли и употребление марихуаны — легально! Однако это не касается туристов — приставленные к ним гиды не будут на безвозмездной основе инструктировать их, где можно купить наркотик. При этом, на границе Южной и Северной Кореи находится демилитаризованная зона, шириной 4 километра. На одном из участков этой зоны — расположен конференц-зал, в котором происходят все официальные переговоры между делегациями государств. Стороны совершают переговоры за столом, прямо посередине которого и проходит граница, так что ни одна из сторон не заступает на территорию соседей. Остаётся догадываться, почему столько лет представители одного народа никак не могут достигнуть взаимопонимания...

По материалам «Известий»

lenta.ru

ПОЛЕЗНЫЕ

КОНТАКТЫ

ВСЕ НА ФОРУМ!

FORUM.MOTILEK.COM.UA ГОРЯЧАЯ ТЕЛЕФОННАЯ ЛИНИЯ ПО ВОПРОСАМ ВИРУСНЫХ ГЕПАТИТОВ 0-800-305-10-50 (круглосуточно, бесплатно)

НАЦИОНАЛЬНАЯ ЛИНИЯ ТЕЛЕФОНА ДОВЕРИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ВИЧ/СПИД № 41 / 2013 г. Бесплатная газета “Мотылёк” Свидетельство о регистрации: КУ № 196 ГКТРУ от 25.11.04 Учредитель: Всеукраинский Благотворительный Фонд “Дроп ин Центр” Главный редактор: Янина Куцева Вёрстка: Loon

Данное издание подготовлено к печати ВБФ “Дроп ин Центр” в рамках проекта “Равность-Профилактика-Здоровье”, г. Киев.

Продукция издана при финансовой поддержке МБФ «Международный Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине» в рамках реализации программы «Построение устойчивой системы предоставления комплексных услуг по профилактике ВИЧ, лечению, уходу и поддержке для групп риска к ЛЖВ в Украине». Изложенные здесь мнения и точки зрения являются мнениями и точками зрения организации, издавшей данную продукцию, и авторов публикаций, и не могут рассматриваться как мнения или точки зрения МБФ «Международный Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине».

0 800 500 45 10

Письма и обращения читателей могут быть опубликованы. Рукописи не возвращаются! Переписка с читателями только на страницах газеты! Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением редакции. Редакция сохраняет за собой право иногда нарушать правила русской и украинской пунктуации, а также публиковать авторские работы, сохранив стиль и орфографию в версии оригинала!

Так жить нельзя! Пора предохраняться!:-)

Адрес редакции и издателя: г.Киев, ул. Виктора Забилы 3 Тел./факс: +38 (044) 258 88 96 Адрес для писем: Киев-126, а/я 50, 03126 e-mail: dropincenter@mail.ru

www.motilek.com.ua Печать: ОО “Интерэкспресспечать” тираж: 15 000 экз.

M41correct  
Advertisement