Page 9

Противостояние туру надо изучать в школе?» — бесконечно глубока и совсем не однозначна. Более того: вчера я о ней написала бы так, завтра — подругому, а поскольку я села писать её именно сегодня, то это будет третий, сегодняшний, вариант. А чтоб при чтении были понятны некоторые мои противоречивые суждения, хочу пояснить, с колокольни какого читательского и преподавательского опыта я подхожу к данному вопросу. Итак, я учительская дочка, с детства любящая книги и живущая среди них, получившая от мамы-филолога в своё время мудрый совет: «Риточка, успей прочитать книгу ДО того, как вы её будете изучать в школе!», прочитавшая с огромным интересом все программные произведения (не любила, пожалуй, только Радищева, гоголевские «Мёртвые души» и не очень любила Салтыкова-Щедрина). В школьные и студенческие годы читала всё подряд: классику — русскую и зарубежную, советскую литературу — с любовью, с интересом, выискивая в каждой книге что-то важное именно для меня, какие-то пароли, поводы для размышлений и раздумий. Этим своим пристрастием и руководствовалась далее в годы преподавания в школе. Я приносила пачками, стопками книги в класс (из собственной библиотеки, из школьной — записывала на себя, а потом раздавала), таращила глаза: «Как?! Ты ещё не читал это?!» — и книга шла по рукам… Отправляясь в поход или на оснянку-зимовку-веснянку- в летний трудовой лагерь, я (ладно, признАюсь — не я, а мой муж) тащила огромный рюкзак книг, которые раздавала направо и налево, по которым каждый день проводила ЧП (час просвещения), и ребята узнавали о мирах Грина, Крапивина, о стихах Цветаевой, Г. Шпаликова… Потом — перерыв. Книги остались в моей жизни, обмен книгами — остался (постоянно у кого-то на руках не менее 15-20 книг с моих полок), обсуждения книг — остались, но стали проходить в несколько другом формате, в т.ч. в виртуальном. И наслушалась я о преподавании литературы в школе много разного, чаще — негативного. Думала об этом много…

Fermalion:

Думаю, ни для кого не секрет, что большинство учителей литературы преподают материал совершенно бездарно. Книги читаются из-под палки, обсуждаются с использованием десятка заранее заготовленных фраз-шаблонов, а в конце всего этого фарса — обязательное сочинение о том, «что автор хотел сказать своим произведением». Формализм и дидактика пытаются подогнать все книги под одно лекало, «уквадратнить» самую нетипичную идею и уложить её в специально отведённую ячейку памяти. Календарно-тематический план велит нам потратить три академчаса на «Войну и мир» — а минутой больше потратить не моги! Сказали госстандарты, что «Анна Каренина» — это про тяжкую женскую долю, — значит, будем обсуждать именно её, и не важно, что кто-то из учеников увидит в этом произведении рассказ о развитии железнодорожного транспорта. Таков он, квадратно-гнездовой способ мышления. У многих людей есть такой друг-книгомансоветчик, к которому всегда можно прийти за рекомендацией и попросить что-нибудь почитать (думаю, не ошибусь, если скажу, что посетителям Ливлиба это очень знакомо: почти все из них и были этими самыми друзьямикнигоманами). Мне кажется, что школьные учителя литературы должны стать именно такими друзьямисоветчиками для своих учеников. Во-первых, перестать насильно заставлять весь класс читать одно и то же. Во-вторых, наладить контакт с каждым отдельным учеником, просто найдя для себя ответ на один вопрос: что интересно этому ребёнку. Мальчику нравятся пришельцы и «Звёздные войны», а девочке — истории про любовь и «Клуб Винкс»? Дайте ему почитать Стругацких или Герберта, а ей — Вишневского или Ахерн. Подросток молчалив и ершист? Может, он считает себя нонконформистом? Пропишите ему Пелевина в малых дозах, может, найдёт себя в экзистенциальных практиках. Рубахапарень и заводила? Андрея Белянина ему — точно сойдутся характерами. У ребёнка красные глаза и беспокойный вид? Не иначе, он играет в «Ворлд ов Варкрафт»! А фэнтези он читал?

9

LiveLib №5  
LiveLib №5  

Литературный журнал - рецензии, обзоры литературы и всего, что с этим связано

Advertisement