Page 25

Рецензии

Матильда Кшесинская. Воспоминания Матильда Кшесинская

metrika о мемуарах неординарной женщины, пережившей революцию

Г

Гремели войны, полыхали революции, рушились империи, а Кшесинская занималась только собой, своим состоянием, своими развлечениями. Пока не пришлось вдруг бежать из собственного дома в старом пальто, бросив все сокровища, окружающего мира вокруг неё будто не существовало. Нет, она, конечно, упоминает и о войне, и даже рассказывает о своём госпитале, но такое ощущение, что это всего лишь ещё одно модное развлечение. На протяжении всей книги я напрасно пыталась ухватить, о чём же она конкретно пишет. При кажущейся плотности событий ничего не происходит. Вечера в компании великих князей, встречи с очередным любовником, даже очередной спектакль всего лишь повод сказать, как она была хороша, как ею все восхищались. Даже о балете она толком не пишет. Только о том, как ей удавалось расстраивать козни завистников, и как она была хороша в той или иной роли. Хороша как женщина, а не как балерина. Вообще, в женской своей ипостаси она была чрезвычайно успешна. Одних Романовых через её постель прошло как минимум четверо. И не просто прошло. До конца своих дней они все опекали её, помогали ей, заботились. Один даже женился, правда, уже в эмиграции.

Её балетные заслуги тоже общепризнанны. Хотя, читая, как она по любому капризу жаловалась чуть не государю и как заставляла унижаться администрацию театра, начинаешь в них как-то сомневаться. Кстати, описывает она это всё без всякого стеснения, с сознанием собственной полной правоты. Обычно я всегда сочувствую людям, вынужденным бежать от революции. Каковы бы ни были их личные ошибки и несовершенства, крушение привычного мира, опасность, нищета всегда вызывают сочувствие. По отношению к Кшесинской у меня впервые проскальзывала мысль «так ей и надо». Слишком уж она не осознавала ситуацию, заботилась о каких-то мелочах, упуская главное. Фактически, по её вине погиб великий князь Сергей Михайлович. Задержался в Петрограде, пытаясь спасти её имущество. С другой стороны, мемуары Кшесинской не вызывают ни злости, ни раздражения. Может быть, потому, что она сама ни к кому ни злости, ни раздражения не испытывает. Да, она такая, какая есть - безусловно, неординарная женщина.

25

http://www.livelib.ru/review/93852

LiveLib №5  
LiveLib №5  

Литературный журнал - рецензии, обзоры литературы и всего, что с этим связано

Advertisement