Page 16

Интервью Есть люди, которые ищут острые ощущения. Одни принимают наркотики, другие прыгают с банджи, а кто-то любит Паланика и Уэлша. В последнем варианте вред для здоровья, кстати, минимальный что было написано в нашей «неньке». Включая самую бесталанную муть о панщине, девственных сельских девушках и красотах природы. Это просто немыслимый массив, ужас какой-то! Понятно, что читать для души не было ни сил, ни времени. На шесть лет все, кто хоть сколько-нибудь пытался учиться, стали заложниками собственной «литературной» профессии. Помню, как перед защитой диплома одна из одногруппниц вскрикнула: «Девки! Да это ж мы теперь можем читать что ХОТИМ!» Ошеломляющее открытие на тот момент… И вот здесь всплыло два неприятных момента. Во-первых, моё отношение к чтению прочно свелось к прагматичной «обязаловке». А, во-вторых, вдруг выяснилось, что я абсолютно не разбираюсь в том, что пишут сейчас. Однажды дошло чуть не до слёз. Мы с мужем зашли в книжный магазин, и он сказал: «Выбирай что хочешь, сделаем тебе подарок!». Сейчас подобные слова вызывают у меня религиозный экстаз (литература — один из моих любимых богов). А тогда я обвела глазами всё книжное многообразие и впала в глубокий депрессивный ступор. «Кто все эти люди?!» Как было обидно! Я помню биографию Шевченка наизусть, могу назвать отличия европейского и отечественного неоромантизма, в моей башке столько всякого хлама… но я «без понятия», что читать! В такой растерянности прошло где-то полгода. На то время я не знала о Лайвлибе, никто из знакомых тоже не мог помочь. Так что я отправилась в страну современной литературы в одиночку, полагаясь только на собственный вкус и везение. И мне таки повезло! Я не попала под влияние литератур16 ного мейнстрима, не читала модных авторов,

поскольку в упор не представляла, что сейчас на волне. Но так я открыла для себя чудесных малоизвестных писателей, и поняла: неважно, сколько человек прочитало книгу и каким тиражом она вышла. Главное — чтобы это была «твоя» книга. Я и сейчас очень люблю покупать книги, которые на нашем сайте никто до меня не читал. Недавно на Лайвлибе обсуждали «тяжёлые книги» — зачем они нужны читателю, что они дают. К этой категории можно отнести «коров» Мэттью Стокоу, например. Вы считаете подобные книги тяжёлыми для читателя? Ну, и как по-вашему — нужны ли они, и если да, то зачем? Как можно судить, «нужны» или нет? Если звёзды зажигаются, то их назад уже не запихнёшь. Кому-то и Донцова с Марининой нужны, хотя я лично запретила бы их на законодательном уровне. Большинство считает, что авторы таких книг — психи, а читатели — сплошь извращенцы, маньяки и анонимные мучители котят. Какая прелесть! В действительности всё куда прозаичнее. Есть люди, которые ищут острые ощущения. Одни принимают наркотики, другие прыгают с банджи, а кто-то любит Паланика и Уэлша. В последнем варианте вред для здоровья, кстати, минимальный. Иногда читаешь, чтобы отдохнуть: сделал чаёк, укутался в одеяло, расслабился и получаешь удовольствие. Будто кто-то прошёлся легонько по струнам души. Но иногда хочется, чтобы туда залезли грязной вилкой и хорошенечко всё разворотили, достали на поверхность всё самое потаённое, мерзкое, щемящее. Чтобы от чтения было больно и страшно. У нас ведь на дне души столько дряни валяется, порою сам себе удивляешься! «Тяжёлая» литература не привносит ничего извне. И вот когда снимешь социально-бытовую маску благопристойности и посмотришь в глаза своей «тёмной» стороне — вот где катарсис и настоящий кайф! Мне нравится, когда мозги взрываются, а потом складываются... но уже в другой комбинации. «Чернуха» бывает полезнее «светлых» книг в разы. Она действительно заставляет задуматься и переосмыслить своё отношение

LiveLib №5  

Литературный журнал - рецензии, обзоры литературы и всего, что с этим связано

LiveLib №5  

Литературный журнал - рецензии, обзоры литературы и всего, что с этим связано

Advertisement