Issuu on Google+

íèæåãîðîäñêèå ïðîìûñëû è öåðêîâíîå èñêóññòâî àëåêñåé êèñåë¸â

НАРОДНЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОМЫСЛЫ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

ÀËÅÊÑÅÉ ÊÈÑÅ˨Â

íèæåãîðîäñêèå ïðîìûñëû è öåðêîâíîå èñêóññòâî


НАРОДНЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОМЫСЛЫ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Нижний Новгород 2010


ББК 85.125 УДК 913(С142) К44

Библиотека имени Ивана Петровича Склярова НАРОДНЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОМЫСЛЫ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ в 10-ти книгах ПРОЕКТ ОСУЩЕСТВЛЕН ФОНДОМ РАЗВИТИЯ НАРОДНЫХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОМЫСЛОВ  НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ  В РАМКАХ ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ПРОГРАММЫ ПРАВИТЕЛЬСТВА НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ  ПРИ УЧАСТИИ МИНИСТЕРСТВА  ПОДДЕРЖКИ И РАЗВИТИЯ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА, ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО РЫНКА И УСЛУГ

Руководитель проекта Н.Г. СМИРНОВ Главный редактор проекта В.А. ШАМШУРИН РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Н.Г. Смирнов (председатель), В.А. Алексеев, Б.С. Извеков, А.Г. Киселев, Е.В. Муравьев, Н.Я. Николаев, В.В. Федоров, С.П. Чуянов, В.А. Шамшурин К44

Киселев А.Г. Нижегородские промыслы и церковное искусство. – Нижний Новгород: «Литера», 2010. – 152 с.: ил.+цвет. ил. (32 с.) – (Библиотека им. И.П. Склярова «Народные художественные промыслы Нижегородской области»). На разнообразном и широком фактическом и иллюстративном материале автор показывает церковные корни большинства традиционных нижегородских промыслов – хохломской и городецкой росписи, казаковской филиграни и т.д., а также реконструирует историю становления в древности, забвения в ХХ веке и современного возрождения в рамках промыслов канонического церковного искусства – иконописи и храмовой живописи, производства предметов церковного убранства и утвари. На страницах книги в качестве экспертов выступают известные искусствоведы и богословы, секретами своего мастерства делятся мастера.

ББК 85.125 + 26.89(2Рос-4Ниж) УДК 913(С142)

ISBN 978-5-900915-87-6

© Киселев А.Г., 2010 © Фонд развития народных художественных промыслов Нижегородской области, 2010 © Издательство «Литера», 2010


НАРОДНЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОМЫСЛЫ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Алексей киселёв

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

*


СОДЕРЖАНИЕ Предисловие..................................................................... 5 Часть 1. Золото земное и небесное................................ 7

Глава 1. На родине золотой хохломы................... 8 Глава 2. Семеновский секрет............................. 30 Глава 3. Иконописцы города мастеров.............. 38

Часть 2. Железных дел мастера................................... 67

Глава 1. Павловские кудесники.......................... 68 Глава 2. «Перекуем мечи...»............................... 84 Глава 3. Уголок святой Руси............................... 90

Часть 3. Золотая нить времен........................................99

Глава 1. Светличное дело................................. 100 Глава 2. Городецкая золотная вышивка........... 107 Глава 3. Нижегородская «Юнона» ...................124

Заключение. Послание миру....................................... 142


5 ПРЕДИСЛОВИЕ Наше время привычно называют временем возвращения к традициям и формирования национальной идеи, восходящей к традиционным духовным ценностям. Новая Россия еще очень молода, поэтому ни наука, ни идеология, ни литература не могут дать однозначной и всеобъемлющей картины духовной жизни наших предков и реального места в ней того или иного явления культуры. и вряд ли кто сегодня может однозначно сказать: приживутся ли в нашем ХХI веке многочисленные старинные традиции, возвращенные на волне всеобщего интереса к истории и культуре дореволюционной России, страны, в которой жили наши деды и прадеды, но которая остается для современного человека далекой и неизведанной. Все больше людей в поисках национальных идеалов и  духовных корней приходят к пониманию когда-то непреложной для каждого русского человека истины: во все времена и при всех политических режимах основу русской культуры и духа составляла Православная Вера. Вот почему сегодня, как и сто, и пятьсот, и тысячу лет назад, напоминанием о вечном, вышнем, незыблемом стоят по всей Руси златоглавые храмы, святые образы становятся неотъемлемой частью важнейших событий личной и общественной жизни современного человека, наполняя особым смыслом его будни и праздники, а современное и традиционное искусство ищет и находит в себе церковные формы и корни. Для человека светского, далекого от Веры, икона и священные предметы являются эстетической ценностью, частью истории России... Ищущий духовные истины видит в них «мостик» между мирами видимым и невидимым, миром культуры и миром откровения. Для входящего в Церковь образ – лучший катехизатор, потому что образносимволическим языком содержание догматов и заповедей раскрывается много глубже, чем словами. Для людей церковных икона – это помощь в молитвенном углублении и духовном делании. И, наконец, особое значение Церковь имеет в жизни людей, которые в силу своей профессии призваны создавать церковные предметы, – мастеров, воспринявших забытые старинные профессии и стоящих у истоков школ и мастерских. Новые страницы летописи церковного искусства пишутся на наших глазах. В них и тяжелый труд, и экономическое «выживание», и духовный подвиг одиночек-энтузиастов. Стали историей 1990-е годы, когда на волне всеобщего интереса к православной культуре открывались и множились «церковные», то есть работающие над заказами для Церкви, мастерские. Но прошло время – и выжили, продержались немногие: не только из-за конъюнктуры, а и потому, что работа оказалась тяжелой. А еще более трудным и для многих непостижимым был выбор единственно возможного пути профессионального роста: от копирования образцов – к освоению церковных канонов. Герои этой книги – наши современники, мастера нижегородских художественных промыслов: иконописцы, ювелиры и златошвейки. Все они получили профессиональное художественное образование, впитали уникальные традиции народного промысла, но, работая над заказами для храмов и монастырей, постепенно обратились к принципам канонического церковного искусства, а сами пришли в Церковь. Это не случайно: сохранив в годы безверия традиционную, восходящую к древним церковным канонам форму, нижегородский народный промысел, подобно невидимому граду Китежу, сберег до времени духовные сокровища и ждал своего часа. И этот час настал. Мы являемся свидетелями возрождения не просто традиций нижегородского ремесла, но исторического, переломного процесса, возвратившего нам древнее церковное искусство – окно в Святую Русь, которая вечно жива в Природе, в Храме и Мастеровом человеке, творящем во Славу Божию.


Золото земное и небесное


8

НА родине золотой хохломы

В

 этот край невозможно не влюбиться. Здесь особенно чувствуется красота русской зимы и  весны. И все-таки нет ничего краше осени. Не в этих ли дремучих лесах скрывается сказочная Жар-птица, которой стоит только коснуться крылом, чтобы самое простое деревянное изделие, например, чашка или ложка, стало золотым, воздушным, сказочным – хох-лом-ским?

С.6 Образ святого Крестителя и Пророка Иоанна Предтечи работы хохломских мастеров. Конец XIX – начало XX в. Храм Вознесения Господня в р. п. Ковернино Село Хохлома. Современный вид

Вопросами происхождения технологии изготовления «хохломского золота» уже давно занимаются ученые. А наш путь лежит в центры хохломского промысла, в Сёмино и Семенов, чьи жители из поколения в поколение передают легенду о мастерах-староверах, знавших особый метод золочения и применивших его сначала на


На родине золотой хохломы

иконах и церковной утвари, а потом и на деревянной посуде. И сегодня в здешних домах и храмах еще сохранились старинные иконы с особым золотым покрытием, а на предприятиях художественных промыслов созданы иконописные мастерские, возрождающие эту древнюю духовную традицию. Хохлома – что это такое? Деревня, река или имя причудливой птицы? Хохлома – это тайна, распространенная повсюду, это что-то родное и близкое с детства: от причудливой ложечки маминой утренней «кашки-малашки» до бабушкиной сказки на ночь и школьных уроков литературы... Здешние края – место паломничества ученых, журналистов, искусствоведов. Названия этих деревень, расположенных вдоль лесистых берегов реки Узолы, звучат как песня. Здесь живут мастера, отцы, деды и прадеды которых с незапамятных времен занимались точением и росписью деревянной посуды. В старые времена, о которых современные жители знают по рассказам дедов и родителей, крестьяне целыми семьями обтесывали баклуши, «теснили» ложку, строгали, скоблили, чистили, равняли, обрезали края, округляли черенок и  «коковку». В  сырых маленьких токарнях, расположенных по берегам речек Ройминка и Узола, точили чашки, поставцы, кондейки, бочата. Выточенные изделия – «бельё» – свозились на продажу в село Хохлому, где их раскупали «красильщики». Рассказывают, что красильни легко было узнать по особому запаху красок и  подгорелой олифы, по сложенным у входа плетеным коробам, в которые упаковывалась готовая посуда. Работало в  избе до десяти красильщиков. Росписью занимались мужчины; а женщины и дети выполняли подсобные операции – грунтовку, олифление. – Моя мама, Зоя Григорьевна Соборова, рассказывала о работе в артелях, – вспоминает заслуженный художник России Наталья Пешехонова. – Там начинали работать затемно – при свечах, при лампах. Сначала изделие грунтовалось (тогда говорили – «вопилось»), затем олифилось и натиралось алюминиевым порошком. В  печи, под воздействием высокой температуры, образовывалось «золото». Затем, после лужения, мастера приступали к росписи, и, мазь за мазью, накладывалось пять «мазей» (то есть слоев) лака.

9

*


10

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

О занятиях населения до сих пор напоминают местные названия (например, Художиха)... Только вот «Хохломы» среди них нет. Не расписывали здесь посуду никогда. Рассказывают, что, бывало, горе-журналисты, прочитав на карте название «село Хохлома», приезжали сюда в надежде сделать репортаж о работе искусных мастеров. А тут жители руки разводили: «Не сюда приехали, вам в Сёмино надо. Это там располагается фабрика «Хохломский художник». – И все-таки, почему же за росписью укрепилось название именно этого села? – мой вопрос был адресован директору предприятия Владимиру Соловьеву. – Да все очень просто. Наша узольская хохлома – деревенская. Единого центра, где жили бы и художники, и мастера – резчики да токари – не было. Как-то так

1 1. Преподобный Макарий Унженский и Желтоводский 2. Вид на монастырь с реки Унжи. Фото С.М.ПрокудинаГорского, 1910 г.

сложилось, что по всей Узоле что ни село, что ни деревенька, то мастеровые. А вот свозили все наработанное в село Хохлому – место не мастеровое, а торговое... Ученые – в большей части приезжие – так окончательно и не решили, почему же именно это село дало имя всемирно известному промыслу, а местные жители, изучавшие историю своего лесного и речного края вовсе не по книгам, а воочию, понимают однозначно: просто, это село, бывшее ранее волостным, располагалось как раз в середине торгового пути «от Макария до Макария». В этом смысле история хохломы неотделима от имени одного из наиболее почитаемых нижегородских святых – преподобного Макария Желтоводского и Унженского, Чудотворца.

2


На родине золотой хохломы

11

*

Общеизвестно, что, после пленения татарами, основатель знаменитой нижегородской Макарьевской обители на Желтых водах (близ нынешнего Лысково) дал слово, что не будет проповедовать в этих местах и в 1439 году ушел в костромские пределы на речку Унжу, где основал еще один монастырь, который со временем тоже стал центром торговли. – И, видимо, Господом так предначертано: где Макарий – там ярмарка, – продолжил мой собеседник. – А  село Хохлома находится как раз на середине пути между двумя макарьевскими монастырями. Но и рынок там установился не случайно. В старину Унженский и Желтоводский монастыри общались, и водный путь между ними был нелегок: в районе теперешнего Городца и там, где теперь разливается Горьковское море,

1

были большие отмели, а в районе нынешнего Чкаловска река делала поворот и разливалась, так что бурлакам было тяжело тащить туда против течения к Унженскому Макарию суда. И вот со временем они нашли более короткий путь: по Узоле с двух берегов тащили суда до Хохломы, а там делали остановку и уже пересаживались на сани или на телеги. Живо описывал хохломской базар старейший художник Акиндин Васильевич Красильников. Он сообщал, что в Хохлому съезжались не только местные жители, но и  крестьяне Балахнинского и  Семеновского уездов. Они привозили для продажи свои изделия. Нередко наезжали сюда люди, живущие за Семеновским уездом, – варнавинцы, тонкинцы, ветлужане, прибывая

2 1. Унженская монастырская Часовня преподобного Макария. Фото С.М.ПрокудинаГорского, 1910 г. 2. Вид Макарьевского Желтоводского монастыря. 1816 г.


12

*

Чашки из Историкохудожественного музея Семеновского района. Конец ХIХ – начало ХХ в.

Нижегородские промыслы и церковное искусство

с зерном, мукой, кожами, льном, льняным маслом и другой продукцией. Еще с раннего утра при подъезде к селу слышался шум. Ржание лошадей, мычание коров, блеяние овец, выкрики и говор людей, щелканье кнутов – все это смешивалось в общий шум. В такие дни вся торговая площадь походила на муравейник. Люди двигались взад и вперед и во все стороны площади, разыскивая нужный товар, приценивались, торгуясь и споря. ...Немного в стороне – ряд с полуфабрикатами для хохломской окраски: семеновские ложки, половники, ковши, деревянные подносы, токарные изделия из дерева – блюда, чаши, поставки, солонки, бочата. Все это было еще не окрашено и потому называлось «бельём». Тут же находился ряд с окрашенной продукцией, продававшейся в розницу населению и оптом – скупщику. Это описание относится к началу ХХ века. Тогда торговую инициативу перехватил третий «Макарий» – Нижегородская ярмарка, а хохломской базар и вовсе стал не тот. А когда-то он имел значение международного торга, поэтому название «Хохлома» можно найти даже на картах XVI века. Сюда приезжали покупать пушнину, заодно и поделки местных мастеров обязательно захватывали. – То, что здешняя деревянная посуда разительно отличалась от общераспространенной и была такой, что не стыдно подать и к боярскому, и даже к царскому столу, – не случайно, – сообщал Владимир Соловьев. – Никогда здесь ни для кого не было секретом, что наш промысел очень многое перенял от церковного искусства.


На родине золотой хохломы

13

*

Например, я не раз слышал от старых мастеров, что хохломское золочение – не открытие, здешние мастера пользуются известным с древности методом золочения культовых предметов. Этот способ на Руси знали многие, но применили к бытовым нуждам и поставили на поток именно здесь, на Приузолье.

* К истокам * О такой седой старине говорить можно только предположительно. Как и многое в русском искусстве, золотая хохлома вдохнула новую жизнь в  доступный, добротный, но все-таки бессильный перед временем материал – древесину. Деревянная посуда, изготовлявшаяся вручную или на токарном станке, со временем ломалась, портилась, и ее можно было легко заменить новой. Именно благодаря дешевизне и доступности – одному из своих достоинств – хохломские «золотые» изделия, как произведения народного искусства, всеобщее внимание обратили на себя достаточно поздно – на рубеже XIX и XX веков. С этого момента хохломой начали интересоваться, а кое-кто стал ее коллекционировать. Церковные истоки промысла долго не находили официального признания, потому что корни хохломской

Общий вид ТроицеСергиева монастыря


14

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

росписи принялись «искать» не в  монастырских мастерских XVII века, когда здешние земли развивались под хозяйственным и  культурным влиянием ТроицеСергиевой Лавры (о чем было немало документальных свидетельств), а в раскольничьих скитах секуляризованного XVIII столетия. Видимо, дымом питиримовых костров навеяно и местное предание о беглом раскольникебогомазе, который умел делать чудесную золоченую посуду из дерева: «Когда же донесли на него завистники и царские солдаты зашагали в  земли узольские, чтобы поймать и доставить в Москву беглого мастера, созвал он народ из ближних селений, открыл свои секреты, раздал инструмент, а свой дом поджег и сам в нем сгорел заживо. Искры того вот пожара и запалили пламя красок хохломских по лесным деревням и селам, и починкам».

* От Сергиевых стен * Многие ярмарки и торги ведут свое начало от монастырских стен, а секреты многих ремесел – из церковных мастерских. История хохломы – еще одно тому подтверждение. И, видимо, не случайно заволжские села Хохлома и Скоробогатово, приписанные в XVII веке к  Троице-Сергиевой лавре, стали очагами хох-


На родине золотой хохломы

ломского промысла, изделия которого имитировали золоченую «парадную» и «дарственную» посуду. В ХУII веке Сергиева обитель постоянно принимала у себя венценосных паломников, бояр, иностранных послов. Именитых гостей принято было одаривать посудой, расписанной красками и золотом. В дни праздников монастырь благословлял своих паломников из народа посудой менее ценной, для чего имел специальные запасы. Так, в описи монастырского имущества от 1642 года числятся 9570 братин «киноварных» и «под суриком» таких же ложек 17 тысяч штук. Посуду эту поставляли монастырские ремесленники из соседнего с Лаврой сельца Клементьева, а также завозили из дальних вотчин монастыря и, конечно же, из мастерового и богатого сырьем Заволжья.

В XVII веке хохломские травные узоры и особый колорит, основанный на сочетании красного, черного цветов и золота, встречаются довольно часто: на иконах и рукописных книгах, фресках, затканных золотом малиновых и алых шелках и бархатах, на серебряной позолоченной посуде с черненым орнаментом. Возможно, что даже само название «травка» (то есть стилизованное изображение травы), пронесенное через века и неотделимое от хохломского промысла, восходит

15

*

Хохломская «травка»


16

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

к иконописному термину «травное письмо», то есть написание орнаментов. И в старину, и ныне иконописцев, писавших фон и украшавших оклады икон, называли и называют «травщиками». А еще «травка» – это невидимый рисунок, прорись, которую наносили по трафарету, – начало всякой иконы, основа ее каноничности. Кроме типовой «иконной» росписи, сергиевские монахи принесли на Узолу и секреты особого золочения деревянной посуды. Покрытое слоем металлического порошка изделие олифили и закаляли в печи. Закалка делала лак золотистым, и просвечивающее сквозь него серебро выглядело как золото. Вот этот способ и был воспринят заволжскими ремесленниками, а потом усовершенствован: вместо серебра начали применять олово, посуда стала очень дешевой и стала пользоваться большим спросом.

* Сокровенная хохлома *

Протоиерей Владимир Краев, настоятель храма в честь Владимирской иконы Божией Матери в с. Владимирском Воскресенского района

Существует ли «церковная» хохлома? Встречались ли прежде в  Заволжье изделия церковного обихода местного производства? Безусловно, и в затаенных скитах, и в деревенских «красильнях» растертое в порошок олово могло использоваться не только для изготовления посуды, но и при декорировании книжных переплетов, и  в  иконописи, и даже при изготовлении (из-за бедности или аскезы ради) деревянной (а не металлической) церковной утвари – например, евхаристических (то есть предназначенных для совершения Божественной литургии) наборов. Такая замена значительно удешевляла изделие, которое становилось доступным не только храмам, монастырям и состоятельным людям, но и широким массам православных крестьян, ремесленников, торговцев. Вынужденные поначалу писать иконы для себя или односельчан, узольские мастера, естественно, должны были заметить востребованность своих недорогих изделий и начать удовлетворять эту потребность, обретая профессиональные навыки. Так появились в здешних краях особые артели – иконописные.


На родине золотой хохломы

– Дело обстояло таким образом, – объясняет искусствовед, преподаватель Нижегородской Духовной семинарии, протоиерей Владимир Краев. – Артель из нескольких человек ездила по деревням. У мастеров было разделение: один занимался «графьем», то есть царапал контур будущего изображения, другой – писал лик, третий – части тела, и, наконец, последний специализировался на одеяниях. «Артельные» иконы нельзя назвать примитивными, но все же, писанные совместно, «на потоке», они не трогали воображение искушенного в живописном деле жителя Приузолья. Поэтому настоящие шедевры были явлением единичным. Они могли появиться в том случае, если по обету или особому заказу к иконописи или церковной росписи обращался известный мастер. Вот почему в отличие от Холуя и Палеха, где иконное дело приняло форму народного промысла и стало самобытным явлением культуры, старинная хохломская иконопись долго не находила широкого признания. Оттого история здешнего потаенного края не оставила громких имен старинных иконописцев. О том, каким было здешнее церковное искусство, сегодня можно судить разве что по некоторым чудом сохранившимся иконам и киотам, спасенным когда-то прихожанами разоренных в 1930-х годах храмов, а еще – по тем «церковным» элементам и символике, которые, несмотря на годы безверия, сохранила в себе сама Хохлома, «скрыв» их до времени в зарослях витиеватых завитков «травки» и «кудрины» на бытовых изделиях. – О  церковной традиции свидетельствует символизм наших традиционных хохломских цветов, применяемых и в «верховом» письме, при котором красочный орнамент расположен на золотистом фоне, и в «фоновом», где узор – золотой, а фон черный или красный, – говорит главный художник комбината «Хохломский художник» Наталья Пешехонова. – В красных облачениях выходят священники в пасхальный день. Золотой цвет – это цвет нимба, горнего горения, цвет поиска, в том числе – поиска вечной жизни. Черный цвет – это не цвет траура, а цвет занавеси, очищения, цвет монашеской одежды. Вот почему, видя редкие хохломские иконы, многие современные мастера никогда не воспринимали их как музейные реликвии, относящиеся к церкви, а напротив, находили в своих работах родственное сходство с предшественниками, менее всего думая о религии. Искусство само по себе вызывало интерес.

17

*


18

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

О высоком мастерстве старинных художников свидетельствует роспись двух киотов конца XVII века, сохранившихся в коллекции Нижегородского художественного музея. Растительными мотивами она напоминает покровы из драгоценных золотых тканей. Формы фантастических цветов очерчены контурными линиями и искусно разделены штрихом. На темно-красном фоне среди зелени блестят золотые стебли и лепестки, столь похожие на хохлому. А смог бы современный мастер создать что-то подобное? Этот наивный вопрос все-таки не лишен смысла. На него постепенно отвечает современная история промысла, о которой речь впереди, а пока, согласитесь: еще пару десятилетий назад он звучал бы совершенно дико – так далеки были для советского человека все эти киоты, иконы... А ведь такой живой пример связи поколений и эпох на Узоле был...

* Неизвестный Бедин *

Федор Андреевич Бедин. Фото 1930-х гг.

С портрета в музее семинского комбината смотрит немолодой человек. Рядом с ним – великолепная ваза с портретом «вождя народов». «Ф.А. Бедин. 1958 г.», – гласит скромная надпись, а на полке рядом – бесподобные изделия этого уникального мастера – классика семинской хохломы, на которой учились поколения художников. Примечательно, что именно с именем Федора Бедина связан единственный пронесенный через советское время рассказ о том, как хохломской мастер, отложив на время в сторону свой привычный посудный промысел, приложил свои старания и умение к украшению храма. ...На холмах, примыкающих с обеих сторон к речке Ройминке, стоят напротив одна другой две деревеньки – Ново-Покровское и Виноградово. Это бывшие Большие и Малые Бездели. Надо сказать, Бездели, как древний центр хохломского промысла, впервые упоминается в отчетах Макарьевского монастыря еще в середине XVIII столетия, когда кустари-умельцы поставляли для обители большое


19

На родине золотой хохломы

количество посохов, деревянных ложек и других изделий, окрашенных киноварью и покрытых особым лаком, устойчивым к жаре, холоду и влаге. По мнению современного знатока истории Ковернинского края В. Аветисяна, именно Бездели – главное из семи древнейших поселений на Узоле, которые, вместе взятые, явились колыбелью хохломской росписи. Отсюда родом многие выдающиеся династии, такие, например, как Красильниковы и Бедины. В 1901 году в Больших Безделях заложили храм Покрова Пресвятой Богородицы. Именно по названию этого храма и деревню стали именовать Покровское. В 1910 году деревню Покровское озарил очередной страшный пожар. Не пощадил он и часть церковных строений. Но деревня быстро отстроилась и  в  память о  пожаре стала именоваться теперь уже Ново-Покровским, а храм был окончательно восстановлен только спустя год. Вот как рассказывает об этом В. Аветисян: «В 1911 году местный 22-летний парень Федор Бедин изготовил резной иконостас для Новопокровской церкви: все иконы вставил в резные рамы, изготовил резные двустворчатые «царские врата» и две боковые двери, смастерил стенки для аналоя, дарохранительницу и возвышение под купол в стене алтаря. Немало кропотливого труда приложил юноша-самородок. Наконец, когда все было покрашено бронзовым порошком и покрыто лаком, в храм повалил народ. Изумленные прихожане только ахнули: в пламени свечей золотом горел иконостас, вся утварь светилась теплым загадочным свечением...» В этот день в Ново-Покровском зажглась звезда прославленного Мастера. Пройдет немного времени, и  творчество этого художника станет яркой вехой в истории хохломского промысла... И все-таки промыслительно, что легендарный Мастер нового времени оказался

*

1

2

1. Подсвечник (1930-е гг.) и ваза «Плодородие» (1950-е гг.). Роспись «под фон» 2. Столик шестиугольный


20

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

последним мастером, потрудившимся для последнего построенного храма. Как выглядело убранство Покровской церкви, можно только предполагать: в 1930 году с письменного «согласия» большинства населения церковь была закрыта и вскоре разрушена. Такая же судьба постигла большинство храмов здешнего края: не счесть святынь и не счесть шедевров человеческого труда и таланта, погибших в ту пору... И все-таки связь времен не прервалась.

* В храме * В церковь Вознесения Господня, что в поселке Ковернино, мы отправились с Натальей Пешехоновой. – Здесь, в этом краю, люди жили давно, – рассказала она. – Люди эти были православные, и  так как Храм Вознесения Господня в р. п. Ковернино

хохломская роспись и самобытная, с хохломскими элементами, резьба по дереву были их основным промыслом, то они хотели свое умение и таланты применить для благоукрашения храмов. Последняя здешняя церковь закрылась в  1939 году, а первая открылась только в 1989 году. Полвека на ковернинской земле не было храмов, не совершалась Божественная литургия, многое забыто и потеряно, но благочестивые традиции отцов и дедов живы до сего дня. В  самые богоборческие годы многие


21

На родине золотой хохломы

люди не переставали молиться, помнили о Боге, спасали и, несмотря на запреты, хранили у себя в домах иконы и даже большие резные киоты, а потом, когда настало время возрождения, принесли их в  восстановленные храмы. Сегодня духовным центром Ковернинского благочиния является церковь Вознесения Господня. Среди святынь этого храма можно видеть и несколько замечательных икон местного письма. Одна из них – старинный образ Божией Матери «Утоли мои Печали». Он был передан в храм в 1999 году накануне открытия и сейчас находится в старинном киоте местной работы, который тоже сохранен верующими. Эта икона выполнена в классической манере: с ковчегом, с широкими полями. Тем не менее, оливковый колорит полей и  темный фон самой иконы характерны для мастеров севера Нижегородской области. Крупные цветовые плоскости в одежде Богоматери и в фоне

1

удивительно сочетаются с мелкой, практически бисерной отделкой орнамента. Строгий профессионал-иконописец или искусствовед может отметить некоторое нарушение пропорций, но именно эти гармоничные и едва уловимые отступления как раз и придают иконе своеобразие и трогательность. Сразу видно, что перед нами не московская «маэстрия» и не работа артельщиков, а образ, написанный человеком, который вложил в эту работу всю свою веру, всю душу.

*

2 1. Алтарная часть храма, внутренний вид 2. Священник Роман Смирнов перед иконой Божией Матери «Утоли моя Печали» работы хохломских мастеров


22

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

Удивительную пронзительность дивного образа отметил во время посещения Вознесенской церкви архиепископ Георгий. Однажды, будучи здесь проездом из Высоковского монастыря, Владыка прошел через весь храм и очень долго стоял перед этой иконой, а отходя, сказал: «Какие очи!» – Вот перед нами образ святого Крестителя и Пророка Иоанна Предтечи, – Наталья Петровна подводит к другой иконе. – Он выполнен с применением элементов хохломской росписи. При первом взгляде на икону ясно, что перед нами не самостоятельный образ, а  одна из икон триптиха. К ней прикладывались иконы Спасителя и Божией Матери. Предтеча развернут влево, туда, где должна находиться икона Спасителя. – Это домашняя икона. Такую могли изготовить артельщики-иконописцы, – подтвердила мою догадку нижегородский искусствовед Наталья Квач. – И заказ был – написать образ именно в духе хохломы. И в фоне, и в одежде Иоанна, и на столе и чаше перед ним просматриваются элементы хохломской «кудрины». И это необычно, потому что одежды Иоанна Предтечи по традиции орнаментом не украшаются.

* Соработничество * В Вознесенском храме мы с Натальей Петровной Пешехоновой долго стояли перед старинной «хохломской» иконой – этим сохранившимся шедевром огромной, самобытной, неоцененной и теперь, вероятно, невосполнимо утраченной церковной культуры, которой жили наши предки... – И  все-таки жизнь продолжается, – подумалось мне. Как бы в подтверждение моих мыслей Наталья Петровна произнесла: – А вот это – работа современных мастеров. Зайдя в ковернинский храм, сразу понимаешь, что находишься на родине хохломы. И низ старинных киотов, и ограждения обоих клиросов в этом храме украшены хохломской «кудриной». Директор фабрики «Хохломский художник» Владимир Соловьев активно участвовал в строительстве храма и, когда сюда принесли иконы и утварь, на фабрике специально изготовили расписные плиты. Это придало церкви особый местный колорит и стало первым делом многолетнего соработничества предприятия и Церкви.


На родине золотой хохломы

23 Старинный киот с современной росписью работы мастеров фабрики «Хохломский художник»

Знаменательным стало участие хохломских иконописцев в выставке, посвященной 70-летию Святейшего Патриарха, которая проходила 11-12 января 1999 года в Свято-Даниловом монастыре. Среди нижегородских участников выставки были и два иконописца из Семина. Это Алевтина Костюхина и Клавдия Лебедева. Тогда же, в 1999 году, был изготовлен иконостас. Он достаточно скромный, но самобытный: современные мастера выдержали его резьбу в той же манере, в которой выполнены сохраненные старинные киоты. Примечательно, что среди икон иконостаса есть надвратные образы Умиления Божией Матери и  Спаса Нерукотворного работы иконописца предприятия Алевтины

*


24

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

Старинный киот с современной росписью работы мастеров фабрики «Хохломский художник». Фрагмент

Надвратный образ Спаса Нерукотворного работы иконописца Алевтины Костюхиной. Храм Вознесения Господня в р. п. Ковернино

Надвратный образ Пресвятой Богородицы «Умиление» работы иконописца Алевтины Костюхиной. Храм Вознесения Господня в р. п. Ковернино

Костюхиной. Мастерская тогда делала первые шаги, поэтому написание этих икон можно считать отправной точкой здешнего современного иконописания, своего рода экзаменом. Действительно, икона – образ Бога, и иконописец – не автор, автор – Бог. Недаром в прежние времена для того, чтобы стать мастером, будущий иконописец должен был написать Нерукотворный Образ, и это означало, что он сдавал экзамен не перед комиссией, а перед Богом. Если написанная икона была каноничной, соответствовала всем стандартам, то человека принимали в гильдию иконописцев. Так приходили в профессию иконописцы прошлого. Другое дело – современные мастера, которым предстояло быть первопроходцами, начинать, по сути дела, с нуля. На этом трудном пути очень важной для них стала поддержка Церкви. – 1994 год – юбилейный для нашего предприятия, – вспоминает Владимир Соловьев. – Примечательно, что накануне 75-летия на предприятии побывал ныне покойный митрополит Николай (Кутепов) (†2001). Владыка прошел по цехам, познакомился с работой мастеров, освятил все помещения, в том числе и только что организованной иконописной мастерской. Позднее мастерская получила благословение Владыки на написание и реализацию икон. С тех пор и сегодня все иконы, которые пишутся на фабрике, освящаются положенным чином в храме.


25

На родине золотой хохломы

*

Икона обязательно должна быть освящена. До этого времени она является просто изображением Господа Иисуса Христа, Божией Матери или святого. А в освященном образе пребывает благодать Божия, и на эту икону можно молиться, почитать ее. Через нее Господь подает благодатные дары и совершает чудеса. В Вознесенском храме есть несколько образов работы семинских мастеров. Это Казанская икона Божией Матери письма Клавдии Лебедевой, икона Трех святителей работы Марии Матюшовой, икона Трех Святителей с орнаментом «кудрины» (иконописец Наталья Пешехонова).

* Начало *

Митрополит Нижегородский Сегодня те не слишком удаленные от нас времена и Арзамасский Николай уже стали историей, а первые написанные семинцами (Кутепов). иконы находятся в  храмах, расположенных в  разных Фото 1980-х гг.

1

уголках страны, и для многих людей стали домашними святынями. И все же несколько первых образов находятся в музее предприятия. Здесь мы и продолжим разговор о церковной хохломе. – О церковных корнях хохломского промысла мы не слышали, – рассказывает главный художник предприятия Наталья Пешехонова. – Время было безбожное, даже крестики заставляли снимать, поэтому и разговоров таких вестись не могло.

2 1. Образ святых Вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Богослова 2. Казанская икона Божией Матери


26

*

Икона Божией Матери «Владимирская». Образ преподобного Серафима Саровского

Нижегородские промыслы и церковное искусство

Действительно, насколько хохлома близка по духу к церковной культуре, стало понятно спустя годы, когда появилась литература. А когда отношение к Церкви изменилось, и на комбинат стали приезжать и с церковными заказами, старинные мотивы проявились. Так появились хохломские расписные пасхальные яйца, ларцы для хранения ладана, потиры. Для мастеров все это было делом новым, поэтому, обсуждая роспись и выполняя заказы, они не только искали старинные образцы, но, конечно же, прислушивались к рекомендациям священников. И  почти всегда соглашались с  их мнением, потому что эти советы оказывались полностью в русле хохломской традиции... Так постепенно созревало решение о создании иконописной мастерской. Это было не данью моде, не слепое подражание, а обдуманный шаг и руководства предприятия, которое сумело создать условия для работы и  творческого роста, и  мастеров, которые решились круто изменить свою профессию, – Алевтины Костюхиной, Клавдии Лебедевой, Марины Матюшовой и Натальи Заварухиной. Первые шаги были, конечно, самыми трудными. Уже состоявшимся мастерам пришлось изучать каноническую иконопись, а вот элементы орнаментов и золочения они применили свои, хохломские. Когда они начали осваивать иконопись, применение технологического процесса для золочения церковных предметов, а  потом и фона и нимба на иконах, показалось совершенно


На родине золотой хохломы

естественным. Они получили новое (а может быть, старое, традиционное) звучание. Например, на этой ��коне работы Алевтины Костюхиной «кудрина» на нимбе святителя Николая смотрится, как чеканка. Через три года к иконописцам присоединилась и Наталья Пешехонова. – У  меня тоже было много переживаний и сомнений, – вспоминает мастер. – Но идти по стопам других было проще. Помню, я Клавдии Степановне говорю: «Почему ты постоянно любуешься на свои готовые иконы?» А она: «Я просто смотрю, что в этой иконе не удалось, что не увидела, а в другой – сделаю. Вот и ты смотри своим взглядом и сама доходи». И на самом деле, как только я написала свою первую икону, все сомнения ушли – так радостно и светло стало на душе. Даже и сейчас, если что-то не получается, я созерцаю иконы и смотрю на них совсем другими глазами, и вижу то, что не Н.П. Пешехонова видела раньше». в мастерской Освоение иконы продолжается, как продолжается и  путь в  Церковь. И  в  этом иконописцы всегда ощущали понимание со стороны руководства: например, на двунадесятые праздники они освобождались от работы и ходили на праздничное богослужение. – У  каждого из нас был свой путь к  храму, – говорит Наталья Петровна. – Мой был долгим. И можно сказать, что нас с  супругом в  храм привели дети. Обе дочки были очень музыкальными, начали ездить в храм, потом их батюшка пригласил на клирос, а там и мы потянулись. Хохломские иконы предназначены, в первую очередь, для домашних божничек, для подарков, которые благочестивые люди делают своим близким по важным событиям жизни: к крещению ребенка, к свадьбе. Сами недавно прошедшие путь неофита, иконописцы с пониманием и терпением работают с заказчиками – рассказывают об особенностях иконографии того или иного образа, традициях. Действительно, иногда, особенно в тех семьях, где православная церковная традиция как-то прерывалась, верующие и вполне благочестивые хозяева не знают, как им лучше устроить новые для их дома святые иконы, лампады, подсвечники. Ведь икона – это святыня, но она – и изделие, имеющее свою форму, вид, цену. Как “вписать” ее в сложившуюся привычную обстановку?

27

*


28

*

Протоиерей Игорь Пчелинцев

Нижегородские промыслы и церковное искусство

* СЛОВО ПАСТЫРЯ. Икона в доме * Протоиерей Игорь Пчелинцев, клирик храма в  честь иконы Божией Матери Владимирской Оранской, советует: – Для икон лучше определить удобное, красивое место в свободном углу или на стене, даже если это потребует некоторой перестановки. Иногда возникает вопрос: в доме несколько комнат – где уместнее расположить иконы? Особого правила тут нет. И все же согласитесь: молитесь вы чаще в той комнате, в которой спите. К тому же молитва требует некоторого уединения. «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему. Который втайне...», – читаем в Евангелии (Мф. 6, 6). Значит, в спальне разумно иметь иконы, перед которыми вы будете читать утренние и вечерние молитвы. Если у вас есть детская комната, то в ней обязательно должна находиться икона. Ребенок часто по-своему, по-детски обращается к «Боженьке» – хорошо, если при этом он может видеть образ. Кроме того, любая святая икона – чудотворная, и она чудесным образом охранит ваше дитя. Вспомните, что в общей комнате собирается вся семья, здесь часто происходит общая трапеза, и здесь также должен находиться святой образ. Не забудьте и про кухню. В ней хозяйка проводит большую часть времени. Кухня – место будничных завтраков и ужинов. Молитву перед вкушением пищи лучше произносить, обратив взгляд на икону. Итак, пусть иконы будут в каждой комнате и в кухне. «...Желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения», – говорит Апостол (1 Тим. 2, 8). Икону принято ставить не прямо на полку, а на небольшую красивую салфетку, или, как ее называют, «пелену». Она может быть украшена вышивкой, кружевом, оборкой. Здесь вполне могут выразить себя фантазия, вкус и умение хозяйки. Если нет свободного угла или удобной части стены и при этом жаль нарушать сложившийся интерьер, то иконы можно временно поместить на книжной полке, комоде, невысоком серванте. В таком случае следует обратить внимание, какие книги и предметы стоят на полке, вполне ли они сочетаются со стоящей над ними святыней.


На родине золотой хохломы

И еще одно условие: над иконами ничего не располагают. Часы, картины, фотографии и прочие элементы декора должны занять место несколько в стороне. Так когда-то не позволялось строить здание выше храма в непосредственной близости к нему. В заключение напомню, что присутствие святыни в доме обязывает хозяев заботиться не только о внешнем благолепии интерьера, но и о внутреннем содержании дома, то есть подвигает их к благочестию, молитве.

* послесловие * Шли годы. Мастерская и сама фабрика переживали разные времена; все же, создав мастерскую, семинцы исполняют благословение Владыки Николая – иконы здесь не переставали писать никогда. Сегодня постоянно работает только сама Наталья Петровна, другие мастера подключаются по мере поступления заказов. Вот и  сейчас на ее рабочем столе незавершенный образ Владимирской иконы Божией Матери. – Золото здесь написано по технологии хохломских изделий: золочение нимбов, – объясняет мастер. – Оклад тоже отделан хохломским орнаментом: здесь допускается работа по задумке художника – это может быть и «кудрина», и «травное» письмо, и «фоновое». Сейчас икона находится в стадии росписи: еще предстоит «разживка» одеяния. ...Семинская мастерская переживает сегодня переходный период. И первейшая забота главного художника – чтобы нить мастерства не прерывалась, чтобы у опытных мастеров появились ученики; и тогда на древней хохломской земле из поколения в поколение будет продолжаться и развиваться завещанное предками иконописное дело.

29

*


30

СЕМеНОВСКИЙ СЕКРЕТ

С

егодня город Семенов известен во всем мире, а в России, пожалуй, во многих домах можно встретить семеновские изделия. «Хохлома» продолжает развиваться. Наряду с массовым производством здесь изготовляются штучные, уникальные вещи, которые представлены в ассортиментном кабинете предприятия – зале, где выставлены все виды здешних изделий – от крохотных ложечек до грандиозных царских столовых наборов и великолепных кресел. – Иконопись, как особое направление, появилось на предприятии в 1993 году, – рассказывает руководитель иконописной мастерской предприятия «Хохломская роспись» Марина Майорова. – Среди гостей, приехавших тогда на юбилей предприятия, было немало церковнослужителей. Побывав у нас на празднике, посмотрев изделия, они сказали, что промысел интересный, и уже пора выпускать вещи, связанные с церковной тематикой. Эту идею поддержал и областной департамент промыслов, а вскоре благодаря инициативе директора предприятия Николая Васильевича Короткова была создана наша иконописная мастерская. Технологию работы темперными красками Марина Юрьевна знала по учебе в Московском художественнопромышленном училище, но, написав несколько икон, скоро поняла, что нужно искать старинные образцы – подлинники, написанные местными дореволюционными мастерами. И вот они ездили по окрестностям, изучали, рассматривали. «Хохлому» отличить легко: в орнаменте местной


31

семеновский секрет

иконы можно встретить узнаваемый хохломской «завиток» либо славянскую вязь. Но самое главное – фон: смотришь, выложен ли фон сусальным золотом или же это наша хохломская «подкладка»? Здешнее «золото» – не плоскостное, оно имеет «глубину», оно горит!

* В Лавре * Работа мастерской стала постепенно налаживаться... И тут произошло событие, круто изменившее жизнь этого маленького коллектива: в 1993 году из ТроицеСергиевой лавры в Семенов приехал иконописец игумен Лука (Головков). Он внимательно осмотрел хохломские иконы и предложил семеновцам отправиться в Лавру поучиться иконописному делу. Сначала поехали два человека – Наталья Майорова и Алена Никитина. У семеновцев был доступ на территорию монастыря, и, конечно же,

Грамота Патриарших мастерских

Пасхальное расписное яйцо и сувенирный бочонок с изображением преподобного Серафима Саровского.

*


32

*

Образ преподобного Серафима Саровского

Икона Божией Матери «Тихвинская»

Нижегородские промыслы и церковное искусство

в  реставрационную мастерскую, где их наставниками стали отец Эммануил и отец Ювеналий. Под руководством опытных мастеров начинающие иконописцы грунтовали доски, делали прориси, писали Святой Лик – в общем, проходили все этапы создания икон. И все зарисовывали себе в альбомы, журналы, пытались как можно больше записать, запомнить, увидеть, чтобы, вернувшись домой, в Семенов, построить грамотно свою работу. – У  нас был насыщенный день, и почти настоящий монастырский режим, – вспоминает Марина Юрьевна. – Мы ходили на богослужения, исповедовались, причащались, наблюдали за работой опытных иконописцев. Смотрели, как мастера подходят к своей работе и в первую очередь учились в Лавре духовности в отношении к своему делу: как нужно вести себя, и что нужно делать, чтобы дело продвигалось вперед. Две недели пролетели быстро, но это было только начало. Скоро в Лавру выехали еще несколько иконописцев, а со временем семеновцы уже периодически выезжали за помощью и советом... А в 1999 году, в год 70-летия Святейшего Патриарха Алексия II, они привезли иконы своего письма – Божией Матери Тихвинской и Неупиваемая чаша – на конкурс, который проводился среди предприятий народных промыслов. Его победители были отмечены грамотами патриарших мастерских. Одна из этих грамот – признание мастерства и  ответственность одновременно – сегодня хранится в мастерской как одна из самых дорогих реликвий. Но самое главное – появилась возможность участвовать в выставках. Одна из таких выставок проходила в СвятоДаниловом монастыре в Москве и сопровождалась семинарами, которые


33

семеновский секрет

вела матушка Ольга. Два раза выезжали туда со своими работами: иконами и церковной утварью – потиром и дискосом. На этих семинарах были представители и других промыслов. Они обсуждали свои работы и определялись, в каком направлении дальше работать. Например, посмотрев, что в  Семенове выпускают потиры, все пришли к мнению, что они все же чаще всего уступают традиционным из металла. А вот церковные сувениры – расписные пасхальные яйца со вписанной в хохлому иконой, изображения святого на ларцах и сувенирных чугунках, что расписывались по заказу Дивеевской обители, проверку этого взыскательного «худсовета» выдержали. Вот так в трудах, постоянном поиске уже 15 лет пребывает мастерская. Сегодня здесь работает 14 человек. Конечно, можно было набрать и обучить еще немало желающих, но, считают иконописцы, тогда мастерская утратит нечто сокровенное. В ней должно быть тихо, спокойно, молитвенно. В такой обстановке и икона приобретает особую глубину. А суеты хватает в миру... Постоянные покупатели – из разных уголков страны. Чем привлекает их хохломская икона? Может быть, тем, что она нарядная и праздничная? Самобытным орнаментом, который никогда не повторяется? – Орнамент – это очень важный вопрос, – считают мастера. – Если мы применяем хохломскую «кудрину», то стараемся стилизовать ее так, чтобы она была гармонична в иконе – грамотно подобрана по цвету, не «мешала» восприятию изображения святого. Иконописцы поддерживают связь с Семеновским благочинием. Особенно крепким стало сотрудничество со здешней православной гимназией. Там находится икона святого Луки работы здешних мастеров. Ее специально заказали благотворители этого учебного заведения.

*

Образ Спаса Нерукотворного

Икона Божией Матери «Умиление»


34

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

– Кстати, – интересуюсь напоследок у руководителя мастерской, – а как относятся к вашей необычной профессии домашние? – Поддерживают и понимают, – говорит Марина Юрьевна. – И  супруг, и  сын ходят со мной в церковь, постятся. Даже младший сынок уже умеет креститься, пьет святую водичку, умеет зажечь свечку. Очень хотелось бы, чтобы со временем он тоже пошел учиться в православную гимназию. Хохломские иконы не купишь в магазине. Заказчики приезжают в  мастерскую, соучаствуют ее созданию, общаются с иконописцами, а потом очень многие из них приезжают сюда опять – уже для того, чтобы заказать образ для храма. – Первое время я много всего передумала, – сообщает мастерица, – переживала, мне казалось, что интерес к иконе – дань моде. Но потом поняла: большинство заказчиков – люди глубоко верующие, они трепетно относятся к нашей работе. Для них рождение иконы – большое духовное событие. Не всегда запросы и вкусы заказчика совпадают с тем, каким видят будущий образ иконописцы. – С  одной стороны, – рассуждает Марина Юрьевна, – конечно же, хочется строго придерживаться древних канонов, но, работая с заказчиками, я скоро поняла, что не стоит отказывать и человеку, который хочет иметь дома образ в соответствующем современности исполнении. Главное, наша работа должна быть направлена на то, чтобы как можно больше людей пришло к вере, чтобы в храмах и домах звучали слова молитвы.

* Хохломское горенье *

Иконописцы Андрей Романов, Татьяна Степанова, Елена Напылова

Мы – в творческой мастерской предприятия. Пояснения дают мастера. Марина Майорова: – Доска готовится по старинной технологии, только вместо оловянного порошка мы сегодня используем современный алюминиевый материал и сами готовим темперные краски. После этого по золотому фону доски пишется лик святого, а потом икона покрывается глянцевым лаком, что подчеркивает горение, или матовым, который практически идентичен традиционной олифе. В храме не всегда можно поставить икону с глянцевым лаком. Здесь важно, чтобы


семеновский секрет

35

*

ее горение не дисгармонировало со старинными иконами, с освещением и убранством храма. Да и заказчики – священнослужители – чаще всего знают о нашей манере и специально «едут на хохлому» именно за «горящими», солнечными иконами. Екатерина Смирнова: – Вот так у нас натираются краски. Мы берем сухой пигмент и растираем его мраморным курантом с яичным желтком на стекле. Ольга Батареева: – Вы видите, с чего начиналась работа над иконой Спаса Нерукотворного. Теперь делаются первые заливки цветом. Андрей Романов: – А это продолжается работа над образом Николая Чудотворца: уже написаны некоторые элементы одежды святого, сделан орнамент, и теперь прорисовываются основные черты. Татьяна Степанова: – У каждого есть свой любимый образ. У меня это Николай Чудотворец. Работа движется к концу, завершается она детальной проработкой всех элементов, будет закончен нимб, руки, на лике появятся светлые штрихи – «движки». Елена Напылова: – Это образ преподобного Серафима Саровского. Икона уже покрыта лаком, идет доработка стилизованного хохломского орнамента.

* СЛОВО ПАСТЫРЯ: Икона в доме * Протоиерей Игорь Пчелинцев, клирик храма иконы Божией Матери Владимирской Оранской: – Какие образы нужно иметь в доме? В этом вопросе также нет правила, а есть лишь благочестивая традиция. Большинство наших молитв обращено к Спасителю и Божией Матери. Разумно иметь дома образ Господа Иисуса Христа и Его Пречистой Матери. В русском православном доме чаще всего вы встретите триптих: Спаситель, Богородица и святитель Николай. Кроме того, многие благочестивые люди обычно имеют дома образ своего небесного покровителя, чье имя они носят. Иногда тот или иной угодник Божий оказывается чем-то близок нам. Мы находим в его жизни какую-нибудь близкую или любимую нами черту

Иконописцы Марина Юрьевна Майорова, Екатерина Смирнова, Ольга Батареева


36

*

Посещение архиепископом Георгием фабрики «Хохломский художник»

Нижегородские промыслы и церковное искусство

характера, нас восхищает какое-то деяние или чудо, сотворенное по молитве угодника. Появляется желание иметь дома образ этого святого. Конечно, молитва перед ним будет особенно сердечна. Иконы сейчас можно приобрести разные. Любой освященный образ – святыня. И бумажная литография, и воспроизведенный художником-иконописцем, и старинный фамильный образ, и  приобретенный в  антикварном магазине раритет – все это икона. И все же замечательно, если дома появится специально заказанная иконописцу семейная икона – святыня, которая будет передаваться из поколения в поколение.

* БЛАГОСЛОВЕНИЕ НА ТРУДЫ * Вехой в  современной летописи мастерской стало посещение правящего архиерея. Архиепископ Георгий побывал на фабрике 5 марта 2010 года в связи с архипастырским визитом в город Семенов. Экскурсию для владыки провел директор предприятия Николай Коротков. Он познакомил гостя с технологическим процессом производства и условиями труда работников, провел по цехам, где изготавливают разнообразную продукцию: декоративно-художественную,


37

семеновский секрет

*

сувенирно-подарочную, утилитарную, украшения для интерьера и мебель.  Особый интерес у  правящего архиерея вызвала иконописная мастерская. Осмотрев изделия мастерской – пасхальные яйца, подставки, крестики, медальоны, иконы, художественные изделия с использованием элементов церковного зодчества – владыка Георгий дал совет мастерам, как улучшить качество икон, в частности, роспись ликов. Покидая иконописную мастерскую, владыка пообещал ее работникам свою поддержку. В завершение экскурсии владыка Георгий посетил музейнотуристический комплекс «Золотая хохлома», где на память о  своем приезде оставил запись в книге почетных гостей: «Хохломская роспись, – отметил Владыка, – является достоянием всего русского народа, в ней отражена красота русской души. Господь да благословит добрые дела во славу Божию и на пользу нашего Отечества».

* ПОСЛЕСЛОВИЕ * Наблюдая за работой иконописцев Семина и  Семенова, беседуя с  ними, рассматривая созданные ими иконы, хотелось понять: к какой школе их можно отнести. Такой школы пока нет, но, может быть, со временем можно будет говорить о  хохломской иконописи. Мастерских много, но, как и в прежние времена, иконы с хохломским золотом пишутся только здесь, в заповедном краю Золотой Хохломы.

Мастера в творческой лаборатории


38

иконописцы города мастеров

У

слышав название «Городец», вспоминаешь летописные сказания о Мамаевом нашествии и граде Китеже, наставнике преподобного Андрея Рублева святом старце-иконописце Прохоре, о святом благоверном князе Александре и Феодоровском монастыре.

Храм во имя Святого Архистратига Божия Михаила города Городца. Фото конца XIX в.

Вот уже два столетия «визитной карточкой» этого древнего города является всемирно известный художественный промысел – городецкая роспись и резьба по дереву. Не случайно именно при фабрике «Городецкая роспись» в середине 1990-х годов начала работу первая на заволжской земле иконописная мастерская.


39

иконописцы города мастеров

*

Иконы письма здешних мастеров можно увидеть на многочисленных православных выставках в  России и за ее пределами, в палатах архиереев и в домах мирян, в монастырях и храмах. Сотрудничают иконописцы и с городецкими приходами, но все-таки своим они считают храм Михаила Архангела, что стоит у древнего крепостного вала.

1

2

Благодарение Богу, мы живем сейчас в такое время, когда храмы возрождаются, а люди вспоминают о своих православных корнях, – говорит настоятель МихаилоАрхангельского храма иерей Иоанн Долбунов. – Когда в 1999 году по благословению покойного митрополита Николая (Кутепова) (†2001) я был назначен на этот приход, то встретил здесь много отзывчивых, порядочных, талантливых людей. Они вкладывают свою душу в добрые дела, в служение Церкви. Среди прихожан нашего храма есть несколько иконописцев из мастерской, которую возглавляет Николай Карасев. Николай Николаевич – профессиональный художник. В свое время он окончил заочный народный университет искусств. В 1990 году приехал с семьей из Баку в Городец и пришел работать на фабрику: сначала – столяром, потом – художником-оформителем. С 1995 года он – организатор и руководитель иконописной мастерской.

* Первые шаги * – Когда весной 1993 года при областном управлении художественных промыслов были организованы иконописные курсы для художников из разных фабрик,

3 1. Священник Иоанн Долбунов 2. Иконописец Николай Николаевич Карасев 3. Протоиерей Владимир Краев


40

Нижегородские промыслы и церковное искусство

*

1

2

3

1. Иконописная мастерская фабрики «Городецкая роспись». Современный вид 2. Елена Шашкова 3. Наталия Ваганова 4. Надежда Васильева

4


41

иконописцы города мастеров

*

2

1

– вспоминает Николай Карасев, – многие художники отнеслись к этому с сомнением: все-таки резко менять профессию не хотелось. И все же желающих ездить несколько раз в месяц в Нижний учиться новому для себя делу набралось 12 человек... Курсы действовали три месяца. Художники изучали основы иконописи, знакомились с методами реставрации. Постепенно перед будущими иконописцами открывался неведомый до тех пор мир русской иконы. – Конечно же, мы не могли научить писать иконы, – считает преподаватель курсов протоиерей Владимир Краев. – Мастерство должно передаваться от иконописца к иконописцу. Но мне как священнослужителю было важно теоретически объяснять, как относиться к иконе. Икона – это Литургия в красках. В ней все символично и нет ни одной детали, которая не несла бы в себе чистого боже-

3

4 1. Красный угол («божничка») в иконопской мастерской фабрики «Городецкая роспись» 2. Екатерина Бушуева 3. Галина Ворожейкина 4. Наталия Носкова


42

*

Нижегородские промыслы и церковное искусство

ственного содержания. Так мы начали с самого главного, а потом они варились «в своем соку»... После окончания курсов, еще работая в цехе, несколько художников в  обеденные перерывы ходили в мастерскую к Николаю Николаевичу и уже там осваивали практические навыки иконописи. Учились грунтовать доски, делать прорись... Наконец, начали писать по картону гуашью. Поначалу не очень-то получалось. И вот однажды стало ясно, что так, урывками, учиться смысла нет: надо заниматься этим всерьез. Итак, когда 1 марта 1995 года на «Городецкой росписи» была сформирована иконописная мастерская, из 12 человек, занимавшихся на курсах, осталось только трое: Светлана Скворцова, Галина Лапшина и Елена Шашкова. Поначалу работали в переоборудованном спортзале, а в это время уже делался ремонт в специальной комнате. Через год в коллектив влились еще два замечательных художника – Наталия Ваганова и Надежда Васильева, а еще три года спустя – сестры Галина Ворожейкина и Наталия Носкова. В 2002 году из воскресной школы при храме Михаила Архангела пришли сюда молоденькие девушки Катя Бушуева и Лида Калинина. – Николай Николаевич вел у нас в воскресной школе предмет иконописи, – рассказала Екатерина. – Сначала мы с Лидой стали ходить сюда после уроков, а когда закончили одиннадцатый класс – начали работать. С приходом новых иконописцев мастерская расширялась: им выделили сначала две, а потом и три комнаты. В нынешние помещения мастерская переехала накануне нового 2009 года... Сегодня в этой по-домашнему уютной мастерской работают девять иконописцев. – Если вам интересно, с чего началась наша мастерская, скажем так: с вот этой бумажной иконы, – Светлана Скворцова показывает на «красный угол» – одну из стен, на которой организована небольшая «божничка»: развешано множество икон, а в центре – огромная репродукция Федоровской иконы Божией Матери. Эту фотографию в мастерскую принес один из местных жителей и попросил наклеить ее на твердую основу. Николай Николаевич наклеил, но заказчик так за ней тогда и не пришел, а иконописцы закрепили на стене... И теперь без нее свою мастерскую иконописцы уже не представляют...


43

иконописцы города мастеров

*

Икона Божией Матери «Феодоровская». Начало XVIII в.

– Тогда у нас еще не было ничего, – говорит Николай Николаевич, – ни опыта, ни образцов – только желание учиться и вера, что Богородица нас не оставит, и что на Городецкой земле снова должны писаться святые образы.

* Матушка Феодоровская * Феодоровская икона Божией Матери всегда была одной из наиболее почитаемых на Руси. Первоначально этот чудотворный образ считался списком с Владимирской иконы Божией Матери, созданной, по преданию, евангелистом Лукой и привезенной в XII веке из Царь-града в Киев. – Изображение Богоматери с  младенцем в  позе взаимного ласкания было широко распространено


44

*

Битва с татарами у первых ворот земляного вала. Миниатюра из рукописной книги И.Г. Блинова

Княжеский шлем. XIII в. Из коллекции Городецкого краеведческого музея

Нижегородские промыслы и церковное искусство

в византийском искусстве, а в русском варианте именовалось «Умилением» – объясняет Николай Карасев. – Подлинная икона – двусторонняя, выносная. На одной стороне была изображена Богоматерь с Младенцем на руках, на другой – Параскева Пятница. Одной из отличительных черт этой иконы служит то, что у Младенца по коленочко открыта одна ножка. Именно с этой иконой связано предание об основании города Городца. По данным Китежского летописца, эта чудотворная икона сопровождала основателя Городца Ростово-Суздальского князя Юрия Долгорукого и сама указала место учреждения первого монастыря, названного по образу Феодоровским. В 1239 году Городец был сожжен монголо-татарами, а образ исчез. По свидетельству летописцев, незадолго до этого великий князь Ярослав Всеволодович благословил ею своего сына – благоверного великого князя Александра Невского – на брак с Параскевою, дочерью полоцкого царя князя Брячислава. Здесь раскрывается интересная особенность нашей Феодоровской иконы: на оборотной стороне обнаруживается изображение святой мученицы Параскевы (Пятницы), считавшейся на Руси покровительницей свадеб и невест. Затем икона явилась под Костромой. Князь Василий Ярославич, по прозванию Квашня, младший брат Александра Невского, отправляясь на охоту к речке Запрудне, увидел, что его гончие собрались вокруг сосны и «притужно» лают. Он подъехал, слез с коня и увидел стоящую на ветвях икону Божьей Матери с младенцем на руках. Он хотел было взять ее, но она невидимой силой поднялась выше. В это же самое время в Костроме было явление воина с иконой в руках. Ликом воин был похож на изображение святого великомученика Феодора Стратилата, в честь которого был построен собор в Костроме. Вернувшись с охоты, молодой князь в волнении рассказал о случившемся духовенству. Перед иконой был отслужен молебен, вслед за которым священнослужители, после коленопреклоненной молитвы, сняли образ с дерева и отнесли его в Кострому, где поставили в соборе Феодора Стратилата. Отсюда и произошло название иконы. На месте ее явления был основан монастырь во имя Нерукотворного образа Спасителя, в день празднования которого была обретена Феодоровская икона. В  первый же день пребывания чудотворной иконы в  соборе к  ней собралось множество больных


1

*

иллюстрации

*


2

ХохломскИЕ ИКОНЫ 1

2

1. Образ святителя Николая Мирликийского Чудотворца 2. Икона Божией Матери «Владимирская» 3. Образ святых Вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Богослова 4. Образ святой равноапостольной царицы Нины, просветительницы Грузии 5. Икона Божией Матери «Казанская»

5


3

3

4


4

СЕМеНОВСКИЕ ИКОНЫ 7

8

6 6. Икона Божией Матери «Владимирская» 7. Икона святых Петра и Февронии 8. Образ святого Георгия Победоносца


5

9

9. Икона Божией Матери «Гребенская» 10. Образ святого благоверного князя Александра Невского 11. Образ святого Пантелеимона

11

10


6

12

13

12. Икона «Спас Нерукотворный» 13. Пасхальное расписное яйцо и сувенирный бочонок с изображением преподобного Серафима Саровского 14. Образ святого апостола и евангелиста Луки


7

14


8

15


9

ГОРОДЕЦКИЕ ИКОНЫ

15. Икона Божией Матери «Феодоровская». Начало XVIII в. 16. Икона «Господь Вседержитель» 17. Икона Божией Матери «Неувядаемый Цвет» 18. Икона Божией Матери «Неопалимая Купина»

16

17

18


10

ГОРОДЕЦКИЕ ИКОНЫ

19

21

20

22


11

19. Образ святого Николая Чудотворца 20. Икона Божией Матери «Владимирская» 21. Образ Архангела Михаила 22. Образ святых апостолов Петра и Павла 23. Икона святого Георгия Победоносца 24. Образ святого благоверного князя Александра Невского 25. Икона Божией Матери «Казанская»

23

24

25


12

Изделия павловских мастеров

26. Икона святой Троицы 27. Икона Божией Матери «Владимирская» 28. Образ преподобного Сергия Радонежского

26

27

28


13

29

30

29. Икона «Господь Вседержитель» 30. Икона Божией Матери «Казанская» 31. Икона Божией Матери «Коневская»

31


14

Изделия предприятия «САРО»

32

33

34


15

32. Икона Божией Матери «Казанская» 33. Образ святого Иоанна воина 34. Лампада. Фрагмент 35. Лампада 35


20

Казаковская филигрань

39

40 Иконы преподобного Серафима Саровского (39) и святого Николая Чудотворца (40) 41-43. Лампады с подлампадниками


21

42

41

43


32

Научно-популярное издание Библиотека им. И.П. Склярова «Народные художественные промыслы Нижегородской области»

Киселев Алексей Геннадьевич Нижегородские промыслы и церковное искусство Фотографии Б. Извекова, А. Киселева, А. Козориза, В. Макарова, Б. Поварова, А. Фалина и НППЦ «Глагол» Редактор В. Красунов Художественное оформление и компьютерная верстка А. Белякова, Е. Константиновой Предпечатная подготовка А. Белякова, В. Чернова Ответственный за выпуск Н. Николаев

Подписано к печати 08.10.2010. Формат 70х100 1/16. Усл. печ. л. 9,5. Тираж 1000 экз. Зак. Издательство «Литера» 603001, Нижний Новгород, ул. Рождественская, 23 тел. (831) 431-32-06, 414-43-00 E-mail: litera@nts.nnov.ru • www.litera-nn.ru Отпечатано по технологии СtP в ОАО «Печатный двор» им. А. М. Горького 197110, Санкт-Петербург, Чкаловский пр., 15


íèæåãîðîäñêèå ïðîìûñëû è öåðêîâíîå èñêóññòâî àëåêñåé êèñåë¸â

НАРОДНЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОМЫСЛЫ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

ÀËÅÊÑÅÉ ÊÈÑÅ˨Â

íèæåãîðîäñêèå ïðîìûñëû è öåðêîâíîå èñêóññòâî


Нижегородские промыслы и церковное искусство