Page 1


Карта России. 1581-1652 гг.

«В северной и средней Европе с Тридцатилетней войны царила над международными отношениями маленькая Швеция. Ее преобладание тяжелым гнетом ложилось особенно на государства, близкие к Балтийскому морю, на Данию, Польшу и Московию. Для Дании Швеция создала под боком у нее непримиримого врага, герцога шлезвиг-гольштейнского, которому она покровительствовала. У Польши Швеция в XVII в. успела значительно урезать территорию, захватив Лифляндию, а еще раньше Эстляндию. Обе страны чувствовали себя жестоко обобранными и обиженными с шведской стороны и искали третьего союзника в Московии, считавшей себя тоже обобранной и обиженной поПавел Рыженко. Великий князь Алексей Михайлович сле Кардисского мира 1661г. (при Алексее Михайловиче),

не возвратившего ей ни Ингрии, ни Карелии. Это заставило Петра повернуть свои усилия с берегов Черного и Азовского морей к Балтийскому морю, перегнать туда народные силы, направленные на внешнюю борьбу. Новой столицей государства суждено было стать не Азову или Таганрогу, а С.Петербургу. Таким образом, задача исправления южной границы была покинута ради ограждения северо-западных пределов». В.О.Ключевский. Курс русской истории. ЛекцияLXI. «Войну начали кое-как, спустя рукава. Намечены были ближайшие цели, но не заметно разработанного плана. За 5 месяцев до разрыва Петр приторговывал продажные пушки у шведов, с которыми собирался воевать. Двинутая под Нарву армия, численностью около 35 тысяч, Молодой ПетрI. Неизвестный состояла больхудожник XVIII века шею частью из новобранцев под командой плохих офицеров и иноземных генералов, не пользовавшихся доверием. Стратегических путей не было; по грязным осенним дорогам не могли подвезти достаточно ни снарядов, ни продовольствия. Начали обстреливать крепость, но пушки оказывались негодными, да и те скоро перестали стрелять за недостатком пороха. Осаждающие, по словам очевидца, ходили около крепости, как кошки около горячей каши;


мер против наступления Карла XII не приняли. В злую ноябрьскую вьюгу король подкрался к русскому лагерю, и шведская 8-тысячная бригада разнесла русский корпус». После позорного поражения под Нарвой, «…Петр не унывал от неудач - по стойкости ли духа или по слабости чувства ответственности, - тотчас принялся укрепляться, пополнять войска усиленной вербовкой, конфисковал четвертую часть всех церковных и монастырских колоколов, чтобы отлить новую артиллерию. Правда, Карл XII ему помогал, как умел, гоняясь за Августом II по польским городам и лесам и оставив на русской границе сла-

бые отряды. Началось прерывистое взаимное кровососание, длившееся 7 лет». В.О. Ключевский. Курс русской истории. Лекция LXI. «В ходе этой войны Петр I создал русскую регулярную армию и военно-морской флот, разработал основы русского военного искусства, которые в течение долгого времени — до Румянцева и Суворова — были тем фундаментом, на котором строилась, обучалась и воспитывалась русская армия. Созданные им русская армия и военно-морской флот менее чем за четверть века достигли таких результатов, для достижения которых многим наиболее передовым странам Западной Европы по надобились десятки и сотни лет. Все усилия теперь обратились к Балтийскому морю» морю». Б.С.Тельпуховский. Северная война. - М.: Воениздат. 1946 1946, с.4. Почти за тысячу лет до основания Санкт-Петербурга новгородцы обосновались на побережье Ладожского озера и Финского залива и вышли к реке Нарове. Здесь проходила северная граница племенной территории славян ильменских, открытая поверхность которой с незапамятных времен стала местом, где совершались исторические события и где в течение столетий шла борьба двух народов — шведов и русских, разрешающих вопрос, кому из них должно принадлежать первенство на севере. Карл XII.


вская лавра, а у истока Невы на Ореховом острове разместили передовой дозор. Такое опасное соседство сильно встревожило новгородцев, и не прошло года, как на призыв последних прибыл из Суздаля великий князь и уничтожил шведское поселение. В 1323 году под руководством князя Юрия Даниловича (внука Александра Невского) новгородцы построили на Ореховом острове первое деревоземляное укрепление, чтобы запереть Ладожское озеро от беспокойных соседей. В летописи о том сказано: «В лето 6831 ходиша новгородцы князем Юрьем и поставиша город на устье Невы, на Ореховом острове». Новгородская крепость Орешек превратилась в Нотебург. Теперь русские купеческие суда уже от истока Невы плыли по шведским владениям. Почти на 100 лет утратила Россия эти земли земли. В 1702 году русские войска уничтожиИнгерманландия. XVIII век. ли флотилии неприятеля на Чудском и Ладожском В 1283 г. шведские суда прошли по Неве в Ладож- озерах, а Шереметев вторично одержал победу над ское озеро, где напали на русских купцов, направляв- войсками Шлиппенбаха. Вся пехота шведов была шихся в Обонежье. По словам Новгородской Первой уничтожена, и Шереметев доносил царю: «посылал летописи, «вьзъедиша немци (шведы) ратью Невою в озеро Ладоское, избиша новгородцев обониских купецъ». В 1300 году, в самый Троицын день, на берега Невы приплыл с войском и с итальянским архитектором, присланным от самого Папы, шведский маршал Торкель Кнутссон и основал там крепость Ландскрона (Венец края) на месте, где теперь стоит Александро-НеКрепость “Орешек”.


А. Коцебу. Штурм крепости Нотебург.

я во все стороны пленить и жечь; не осталось целаго ничего, все разорено и пожжено…» В то же время Апраксин одержал значимую победу на Ижоре. Известия об этих успехах застали Петра на Белом море. Он увидел возможность идти теперь дальше, двинуться к заветной цели – овладению берегами Финского залива. Но, не доверяя еще своим силам и искусству своей армии, Петр решил начать военные действия не с Нарвы, а с пункта более удаленного. Задуманный им главный удар направлен был против небольшой шведской крепости Нотебурга, бывшего Орешка. В конце сентября 1702 года Нотебург был обложен со всех сторон, наши отряды расположились на обоих берегах Невы и на отмелях, поставив там пушечные и мортирные батареи. После отказа коменданта Шлиппенбаха сдать крепость без боя, начата была канонада. Всего за несколько дней осады выпущено было более 10 тысяч ядер и бомб. В стенах крепости образо-

вались провалы. В воскресенье 11 октября нетерпеливый Петр на рассвете подал знак к штурму. Бой произошел жестокий. Шведы оказали отчаянное сопротивление; русские настойчиво ломились вперед, неся страшные потери. Была минута, когда наступающие дрогнули, и сам Петр усомнился в успехе и приказал отступать. Но отважный князь Голицын, командовавший семеновцами, не послушался приказания и, прихватив также часть преображенцев, бросился на провалы. Снова завязался отчаянный бой. Князь Голицын, лично предводительствуя гвардейцами, взбежал наконец на стену крепости со знаменем в руках. Настойчивость русских поколебала силы гарнизона, шведы прекратили огонь. По приказанию коменданта крепости барабаны забили «сдачу». Нотебург сдался. Потери русских были несоразмерно велики: из строя выбыли убитыми и ранеными до полутора тысяч человек. Петр по этому поводу писал: "Правда, что зело жесток сей орех был, однакож, слава Богу, счастливо разгрызен". Он торжествовал, сознавая значение древнего русского Орешка, и назвал его Шлиссельбургом, Князь Михаил Михайлович Голицин.


то есть Ключ-городом. Взятием Нотебурга закончились военные действия 1702 года. Следующему году выпала не менее важная задача — овладеть Невским устьем, т. е. местностью нынешнего Петербурга. Утром 27 апреля 1703 года Шереметев со значительными силами подступил к Ниеншанцу и приказал ставить батареи. Крепость с шестью бастионами защищали 800 человек гарГраф Борис Петрович низона, на взморье плавали Шереметев. шведские военные суда. 30 апреля русская артиллерия начала громить крепость. Огонь продолжался до следующего утра. Шведы не стали ждать приступа и вступили в переговоры. Им дозволили уйти в Выборг. Преображенцы торжественно вступили в сдавшийся город, названный Петром Шлотбургом. Взяв Нотебург и Ниеншанц, Петр возвратил России древний путь «из варяг в греки» и получил открытый выход к морю. «Его царское величество по взятии Шлотбурга, в одной миле оттуда, ближе к восточному морю, острове новую и зело угодную крепость построить велел, в ней есть шесть бастионов, где работали двадцать тысяч человек подкопщиков, и тое крепость на свое государское именование прозвание Питербургом обновити указал». Первые русские ведомости, СПБ, 1885, стр. 202. Строительство Петербурга вызывало особые заботы у Петра. По постановлению военного совета на острове Яни-Саари была заложена Петропавловская крепость. Для защиты подступов к

Закладка Петропавловской крепости.

Петербургу на острове Котлин построили крепость, назвав ее Кроншлотом. «В то время, когда Петр пробрался к невскому устью и начал строить здесь новый городок, войска его забирали старые русские города, которые швед завел за себя». С.М.Соловьев. История России с древнейших времен. - М.: Эксмо, 2009. стр. 518.

А.Н.Семенов. Артиллерия в Потавском сражении.


В 1703 г. русские войска отняли у шведов крепости Ям, Копорье, Мариенбург. «Наступила весна 1704 года. Петр был в Петербурге: надобно было защищать этот дорогой городок, но Петр не хотел ограничиться одной оборонительной войною. Куда же наступать? В Ливонии и Эстонии опустошать было нечего более, но были там две сильные крепости, утверждение в которых было делом первой важности для России на случай, когда Карл XII обратит против нее свои главные силы: то были Дерпт и Нарва. Надобно было спешить с их покорением, пока «швед увяз в Польше», по выражению Петра. …» С.М.Соловьев.История Росии с древнейших времен. - М.: Эксмо, 2009. стр. 519 В 1704 году петровские войска двинулись к Дерпту и Нарве. По взятии Дерпта, была быстро взята Нарва, а за Нарвой капитулировал и Ивангород. Но безопасности столь дорогого Петру Петербурга угрожал город-крепость, опорный пункт шведских войск – Выборг. Петр прекрасно понимал, что пока город не будет взят, новой столице постоянно будет постоянно грозить швед.

Крепость Кроншлот.

Первая попытка взятия этого хорошо укрепленного города была предпринята Петром в 1706 году. Подготовка к походу началась в августе 1706 г. Базой для сбора вооружения и провианта стал остров Котлин. Распускался слух, что свозимые материалы предназначены для строительства крепости Кроншлот. В Князь Александр Данилович Меньшиков. то же время в Петербурге собирались войска. И наконец 4 октября 1706 года, благодаря стараниям организатора похода петербургского обер-коменданта Я.В. Брюса, чей полк тоже принял участие в походе, 13000 пехоты, 5 000 регулярной кавалерии и 2000 казаков выступили по направлению к реке Сестре. Полки переправились через Неву, и отошли от города на 20 верст к урочищу Осиновая Роща. Уже 7 октября войска подошли к реке Сестре. К Выборгу подошли вечером 10 октября. «О здешнем возвещаю, что мы пришли сюды в 11 день сего месяца. Неприятель встретил нас за милю с пехотою, которой было 400 и две пушки, при Яков Вилимович Брюс. зело жестокой


переправе, где сделаны были два шанца, где наши также с двумя пушками на них приступили. И по довольном стрелянии из пушек с голыми шпагами оных неприятелей выбили из обоих их шанцев и пушки взяли (наших убито 5 человек да несколько ранено)». – писал Петр Меньшикову. Вечером 11 октября под стенами Выборга собрались русские войска, началась осада. «Выборг лежит на небольшом проливе, образуемом озером, — описывал город английский посланник Ч.Витворт, — которое около двух английских миль шириной и соединено с Карелией мостом, перекинутым с помощью острова, лежащего посреди пролива. После того как русские взяли Нотебург (Шлиссельбург), вокруг Выборга построено несколько новых верков (прежде в нем были только старинные укрепления), но главная сила заключается в выгодном положении на неровной каменистой почве,

вблизи двух небольших холмов, у подошвы которых стоит вода, так что город может быть атакован только с одной стороны и то не путем вырытых траншей, а возведением защит из туров, мешков и т.п.» Уже в начале войны в Выборге были произведены значительные работы по ремонту старых укреплений и возведении новых. В частности, наиболее серьезные из них были связаны с реконструкцией Рогатой крепости, которыми руководил капитан от фортификации Лоренц Стобеус. Город был готов к обороне и имел гарнизон из 3000 солдат под началом генерала Майделя. Укрепления, а особенно географическое нахождение Выборга на редкость осложнило положение осаждавших. Из-за недостаточных разведданных кампания была плохо подготовлена. И не учтено возможное направление для атаки Выборга – с моря.


“Рогатая” крепость.

«Однакож изволишь вразуметь, чья вина в том, понеже сей город стоит на морском протоке и чрез оный имеет мост, и оный протянулся даже до Корели (чему посылаю чертеж при сем), а у нас судов было только две вереи. И когда б сие ведали, взяли б морем мелких судов (о чем пространнее опишу на чертеже). Мне зело досадно на тех, которые в соседях живут без отлучки, а того не сведали, и так ныне больше крепкого бомбандирования иного за поздним временем исполнить не можем», - писал Петр Меньшикову. Вторая основная проблема в проведении осады заключалась в дождливой осенней погоде. Дороги развезло и они стали практически непригодны для доставки тяжелой артиллерии. Через две недели с огромными трудностями было доставлено только 5 мортир, а остальные вернулись обратно в Петербург.

Они прибыли 22 октября и начался артиллерийский обстрел. Он продолжался четыре дня и ночи. Город начал гореть, по нему было выпущено более 500 бомб. Но урон причинен был Выборгу незначительный. Шведы тоже вели жестокий огонь по позициям русских войск. Видя бессмысленность продолжения дальнейшей осады, невозможность немедленного штурма и понимая, что скоро наступят настоящие холода, которые при условиях нехватки провианта приведут к массовой гибели людей, царь дал приказ к отступлению. Первая попытка взятия Выборга окончилась неудачей. Авантюрный плохо подготовленный поход послужил к тому, что теперь русские «проведя разведку боем» были хорошо осведомлены о расположении крепости и городских укреплений. Петр также понял, что взять Выборг возможно только при одновременном наступлении с суши и с моря. В 1710 году был предпринят новый поход к городу-крепости. На острове Котлин был сформирован осадный корпус из 13000 человек, оснащенный 24 пушками и 4 мортирами. 21 февраля 1710 года Апраксин получил царский указ «чтобы он, собрався, шел под Выборг». 12 марта граф «с корпусом пехоты и кавалерии через лед морем с Котлина острова марш свой восприял …мимо Адмирал Федор Матвеевич Березовых остроАпраксин. вов».


А также, что «жители финские все разбежались в глубь Финляндии. Как шёл, отпущал мужиков и давал письма, чтобы жили без опасения. Ничто не помоществует! И жилищ, Государь, их единаго, как пришел, нигде не сожжено —сами, прокляты, где успеют, сами жгут и бегут в непроходимыя пустыни». В это время гарнизон Выборга состоял 6 тысяч человек при 151 орудии. Командовал комендант крепости полковник Магнус Шернстроле. Гарнизон поддерживало и около 200 человек ополчения. Наместник Георг Любекер к тому времени покинул город. Одна из взятых для допроса у стен города женщин: «сказывала, что генерал маеора Любекера в Выборге нет…комендант новый приехал». С Любекером связана одна любопытная история. Русские после победы под Полтавой усердно распространяли газету с сообщением об этом славном Войска совершили почти невероятное, пройдя по событии. Одна из таких газет была доставлена в Выльду почти 150 километров в лютый зимний холод. борг. Но Любекер к тому времени уже донес шведским властям о победе Карла XII и взятии им 20000 Датский посланник Юст Юль в своих записках пленных. писал, что войска выступили «в самый ужасный Подойдя к городу, русские отрезали сухопутное мороз, какие бывают только в России; перешли сообщение Выборга с остальной Финляндией. они прямо через лед с орудиями и со всем обозом. Началась осада Выборга. Несмотря на то, что поход Всякая другая европейская армия, наверное, по- 1710 года подготовлен был лучше, чем предыдущий, гибла бы при подобном переходе. Но где предводителем является само счастье, там все удается. Впрочем, русские выносливы, что для солдат других наций невыполнимо». 23 марта Апраксин докладывал, что «за Выборг с финского берега, 21 числа в седьмом часу пополуночи, с кавалериею и пехотными полками пришел благополучно и посад при Выборге чрез помощь Божию и Вашего Величества счастие овладели и пост заняли». Также он сообщал, что войска неприятеля, «не вытерпя от наших солдат жестокого наступления», бежали. Путь осадного корпуса.


все равно осаждающие сразу столкнулись с нехваткой провианта и фуража. Успех действий русских войск также был под вопросом из-за отсутствия тяжелой артиллерии. Изрядно досаждала и холодная погода. Хотя Петром был подготовлен флот из 250 судов для выхода к Выборгу, он не мог отправиться по назначению в связи с тяжелой ледовой обстановкой в заливе. Царь дожидался только «распаления водного». Апраксин писал Петру:«Провианту нет и голоду войска помрут и ежели от атаки возвратиться, то и внутри пропитания не имея, с голоду помрут, а Выборгский уезд весь опустошен и жителей в близости нет и лошади все от глада обезсилели и артиллерии отвесть не на чем». А также 2 апреля: «Жители финские все разбежались вглубь Финляндии... Где успеют, сено жгут и бегут в непроходимые пустыни...И такое, Государь, место пустое, истинно не можём ни в какой деревне соломы сыскать; а хлеба мужики, которые были в руках наших, клятвенно клянутся, многие сей зимы не видали, не только что едали». 7 мая: «Провианту, Государь, у нас остается почитай за нет». С 30 марта начинается обстрел города. Но ответные действия шведов более успешны, он стреляют «зело жестоко и цельно». Так же они прибегают к вылазкам из крепости, но как правило - «авантажу не получили, но только сами с потерею нескольких людей в город едва ушли» (о вылазке совершенной 12 апреля). Апраксин исправно доносит Петру о ходе боевых действий. По приказу царя на берегу определено подходящее место для склада припасов. 30 апреля под командованием Петра и контр-адмирала Боциса от Кроншлота вышла флотилия в составе 250 больших и малых судов с дополнительным подкреплением, боеприпасами и продовольствием. Командование было возложено на вице-адмирала К.Н.Крюйса.

Переход был исключительно труден, так как с 30 апреля по 5 мая на протяжении всего пути пришлось пробиваться через льды. Любимая шнява Петра «Лизета», на которой он сам (участвуя в походе в чине шаутбенахта или контр-адмираАдмирал Корнелий Крюйс. ла) вышел на разведХудожник П.П.Брукс. ку ледовой обстановки была затерта льдами. Петр I приказал Крюйсу: большим кораблям идти вперед, разбивать лед, малые корабли взять на буксир. Льдины были настолько толсты, что некоторые суда, столкнувшись с ними, дали течь и вынуждены были вернуться в Кроншлот. Таким образом, флот достиг Березовых

Шнява “Мункер”.


Суда петровской эпохи.

островов, и 8 мая Петр I со всеми судами, на которых было 5 тыс. человек, 108 орудий, боеприпасы и продовольствие для армии. Между островом Бьёрке и материком часть судов была затерта льдами и изза разгулявшейся непогоды их относило от Карельского берега. Петр повелел судам встать за мысом у островов Березовых у мелей и они были спасены. Он сам всю ночь с 5 на 6 мая присутствовал на работах. Грузовые суда, по его словам: «находились, почитай, в конечном отчаянии ото льду». Когда непогода стихла, флот пошел к Выборгу, куда благополучно прибыл 9 мая. В журнале Петра записано: «В нашем войске великая была нужда в провианте так, что ежели бы не ускорил с эскадрою гребных судов к Выборгу г-н шаутбенахт корабельный, на которых был провиант еще дни 2 или 3, то бы принуждены были наши солдаты несколько дней есть мертвых лошадей и потом, конечно, отступить назад». Беспримерная и безрассудная храбрость этого похода определяется еще и тем, что: «…во флоте не было людей, знакомых с фарватером, что большая часть судов построены были из ели и, следовательно, являлись непригодными для морского плавания,

и что наконец на многих судах находились простые крестьяне и солдаты, едва умевшие гресть». С наступлением весны и открытием навигации осажденный и шведский гарнизон ожи да л поддержки своего флота. Для того чтобы зайти в гавань Выборга, русские применили хитрость: на ластовых судах они подняли флаги и вымпелы «подобные шведским флагам, а на людей, обре тавшихся на с удах надели мундир, подобный шведскому». При проходе мимо батарей у Транзунда открыли стрельбу якобы с неприятелем. Комендант, наблюдая эт у картину, «отворя ворота, вышел навстречу». Суда, пройдя опасное место, повернули к русскому лагерю. Шведы открыли огонь, но было уже поздно. Шведская эскадра появилась в Выборгском заливе 16 мая. 18 линейных кораблей под командованием адмирала Ватранга. Ватранг подошел к Транзунду, но, увидев батареи русских, вынужден был ограничиться только наблюдением за русским флотом у Кроншлота, не решившись оказать помощь осажденному Выборгу. Любекер,, возглавлявший сухопутную армию в Финляндии,

Шведская флотилия. Юберг Свен, 1954, с картины Э.Компарделя, 1700.


держался тоже пассивно на позициях у реки Кюмени. Шведы не ожидали прихода русского флота и «пришли в конфузию». С 10 по 14 мая с русских судов выгружали на берег провиант и артиллерию. Потом флот немедленно пошел назад к Котлину, опасаясь, чтобы шведы не отрезали его от Кроншлота. Русские, получив подкрепление и боевые припасы, с усиленной энергией возобновили осаду. 14 мая, перед своим отбытием вместе с флотом, Петр оставил Апраксину «Рассуждение о добывании Выборха. Во имя Господне». По слухам, чтобы составить эти распоряжения о штурме города с двух сторон Петр специально посылал к городским стенам офицера Преображенского полка под видом барабанщика. Он, якобы, доставлял письма местным купцам. На это время боевые действия прекращались, и царь мог без помех осмотреть местность. По распоряжениям Петра одной батарее следовало «стрелять брешь», с двух «катель» - разорять крепость и «на брешь метать», если будет возможность подойти к бастионам «их брандером зажечь». (Брандер судно, назначенное для сожжения неприятельского флота. Обыкновенно с этою целью употребляли старые транспорты или бриги, до 200 тонн водоизмещения. Брандер должен был быть так снаряжен, чтобы мог вдруг загореться внутри и снаружи. Для этого палубы покрывали брезентами и посыпали их мелкими кусками брандкугельного состава и порохом; на кубрике, в деке и у самых стен корабля ставили кадки с тем же составом; весь корабль наполнялся зажигательными и разрывными бочками, ящиками, снаряженными гранатами, факелами, смолеными фашинами, стружками, кроме того, все поливалось скипидаром. Для зажигания брандера употреблялись сосисы (длинные мешки с составом селитры и серы), которые укладывались в деке так, чтобы концы их приходились в кормовой части судна у самых отверстий, которые для этого прорубались; в конце сосисов вставлялась трубка, набитая медленно горя-

щим составом, который давал возможность команде, воспламенив ее, отвалить на шлюпке, привязанной за кормой). А так же бастион «машиною инфорналис подорвать». «Прочее, что сделать и не упомянуто, а может быть полезно сему делу, оное полагаю на разсуждение и на волю господина адмирала и генерального совета». Наставления включали и прочее, вплоть до указания ««смотреть тово накрепко, чтоб женского полу и малых младенцев и духовного чину не убивать», и чтобы «грабительства никакого не чинили». 23 Мая Апраксин вел переговоры с комендантом Выборга, предварительно как бы случайно дав увидеть последнему вновь прибывшую артиллерию. Но комендант ответил, что «не уповательно, чтоб до крайняго раззорения жители Выборга оную крепость допустили, но на добрый акорд сдадут». 28 Мая Апраксин предложил коменданту сдаться «на акорд какого желает». Комендантъ «ответствовал честно», что «де мне крепости без принуждения отдать не мочно, и буду держать, сколько будет возможно».

Разгром Непобедимой Армады.Использование брандеров. С картины Филиппа де Лутербурга. 1796 г.


К 1 июня всю привезенную артиллерию — 80 осадных орудий и 19 больших мортир — поставили на позиции и начали «неприятельскую крепость с обеих сторон бомбардировать и из пушек стрелять». Стреляли днем и ночью до 6 июня, сделали большую брешь в стене. В «Обстоятельной реляции о взятии града Выборха в 1710 году» читаем: «Когда изо всех пушек и мортиров залпом выпалили, тогда всем жителям будучим в городе (которые хотя и в погребах сидели со всеми своими фамилиями) великой навело страх. Понеже многия домы испортило и тако оныя пушечная стрельба и метание бомб продолжалось даже до 6 числа беспрестанно, отчего и сделался и великой брешь». На город было сброшено более 900 бомб. 6 июня состоялся генеральный консилиум, на котором было постановлено «оную крепость достать штурмом».

План осады Выборга.

Но Петр, которому было об этом решении донесено, ответил «штурмом обождать» (9 июня). Он писал Апраксину: «Я слышал, что сего дня намерились вы учинить приступ, и ежели сие уже учинено, то Бог в помощь; ежели же сего дня не учинено, то прошу, дабы до воскресенья или понедельника отложено было, к Офицер и сержант. которому времени могу Рис. В.И. Семенова я поспеть: понеже сего дня последнее лекарство приму, а завтра буду свободен». 9 же числа Петр пишет предписание о штурме: «Перед оным же штурмом, Господа молить подобает всем о помощи. Понеже все дела человеческия от сердца происходят, того ради солдатския сердца Давыдом реченным веселием увеселить». Сам же приступ, нужно было произвести днем, «никак не ночью, в чем уже давно отведано, что ночные штурмы не удаются ради многих причин». Но предписание «штурмом обождать» оказалось на редкость кстати. Поскольку 10 июня от коменданта Шернстроле прибыл подполковник. Он предал просьбу от защитников крепости выпустить гарнизон «на капитуляцию», с условием, что шведы смогут выйти из Выборга со знаменами, оружием и музыкой. К этому времени крепостная стена была разрушена настолько, что в проем могли пройти почти два батальона. Осажденные находились в ужасном положении, провизии не хватало, они питались в основном овсом и ячменем. Магнус Шернстроле поначалу надеялся, что русские, не выдержав ужасных условий (голод, холод болезни) уйдут, потом он основные на-


дежды возлагал на шведский флот и помощь Любекера, не зная, что Транзунд был перекрыт огнем русских батарей, а Любекер не решается выступить против русских по суше от реки Кюмени. Хоть на валах вместе с солдатами сражались горожане, даже гимназисты и школьники, но их храбрость не могла противостоять русским снарядам. Множество домов было разрушено, свирепствовали голод и болезни. На военном совете решили: если через 3 дня крепость не будет сдана, взять ее приступом. Петр I, узнав, что на 9 июня назначен штурм, 11 июня к Выборгу прибыл Петр. Он отправил к шведам с условиями договора гвардии капитана Семена Нарышкина. Договор включал в себя следующие условия: 1). Осажденные будут выпущены из крепости с оружием, но без музыки, знамен и барабанов; 2). Купцы, ремесленники, духовные лица и другие «будут содержаны при их вере»; 3). Поселяне будут отпущены по их землям. В 5 часов 12 июня комендант крепости вернул подписанный им договор, после чего наши войска вошли в город. 14 июня в выборгскую крепость вошел лейб-гвардии полковник (Петр I) во главе Преображенского полка. Петр I писал из Выборга («В Выборге, а не у Выборга"): «Объявляю…, что комендант выборгский по изготовлении бреша, не дожидая штурма, вчерашнего числа на акорд сдался, и того же времени наши 2 батальона с сей стороны и несколько рот от генерал-майора Бергольца на бреши поставлены, а сегодня наш полк будет караулы у шведов всего города принимать. И тако чрез взятие сего города Санкт-Петербургу конечное безопасение по-

Взятие Выборга. Старинная гравюра.

лучено, чем вам и всем во флоте обретающимся поздравляю и прошу объявить всем». Петр I принял караулы. По условиям капитуляции выборгский гарнизон обещано было выпустить, однако за многие нарушения он был задержан. Были отпущены только раненые и больные офицеры и рядовые, дети и вдовы. В «Ведомостях» 1710 года №14 – в реляции о взятии «Выборка» - написано: «И хотя выборгской гарнизон по тои капитуляции обещано выпустить однако за многие с неприятельской стороны не правды, чиненные против его Царского величества, а особливо за последующие (которые к нему коменданту за рукою господина адмирала графа Апраксина посланы с объявлением, дабы оные послал с нарочным офицером к стекголскому сенату) задержан. Следует перечень неправд. Прежде всего, шведы удержали, как приз, шняву «Фалк», шедшую под белым парламентерским флагом в Стокгольм с письмами


от шведских пленных. Со шнявы сорвали русский вымпел. Затем резидента нашего князя Хилкова держат с начала войны в заключении, не взирая на то, что с нашей стороны резидент Швеции был отпущен. Русских генералов вероломно схватили Икона-складень лейб-гвардии под Нарвою и увели Преображенского полка Преображение Господа нашего в Стокгольм. РусИисуса Христа. Икона находится ских купцов в мирв Александро-Невском соборе в ное время, вопреки Париже. трактатам, задержали с товарами. По исправлению всех «неправд» и по «оказанию сатисфакции» на виновном в сорвании вымпела, всему гарнизону обещалось освобождение». В плен взято 3880 рядовых, капралов и офицеров. Трофеи: мортир и пушек — 151, гранат и брандкугелей — 9644 (Брандкугель - относится к числу зажигательных артиллерийских снарядов. Представляли из себя первоначально просто раскаленные чугунные ядра; употреблялись они для стрельбы с целью зажечь корабли. Раньше состояли из железной чашки с двумя обручами — остов, внутрь которого клался воспламеняющийся состав, но каркасы не выдерживали давления пороховых газов и были заменены собственно брандкугелями, представляющими полое ядро с 3—5 отверстиями (очками); полость ядра наполняется горючим составом, очки заполняются заготовкой из пороховой мякоти, которая загорается в канале орудия в момент выстрела), ядер — 7550, пуль — 24000, пороха — 1890 пудов, мушкетов и ка-

рабинов — 3650, патронов мушкетных — 5000, шпаг — 3650 и т. п. На второй день после взятия Выборга Петр I писал Екатерине: «Матка, здравствуй. Объявляю Вам, что вчерашнего дня город Выборг сдался и сею доброю ведомостью, что уже крепкая подушка Санкт-Петербургу устроена. .. Вам поздравляю». Взятие Выборга и овладение побережьем от Нарвы до Риги имело огромное стратегическое и

Мортира. У памятника Петру I, г. Выборг.

политическое значение. Русский флот теперь мог свободно курсировать по Финскому заливу, а так-

Пушка. Государственный музей “Выборгский замок”.


же мог выйти в Балтийское море и Ботнический залив. 15 июня граф Апраксин торжественно вошел в Выборг. Его встречали оба коменданта, бургомистр и купечество, они преподнесли ему ключи от города на серебряном блюде. Со стен троекратно палили пушки. На флагштоке (на башне св.Олафа или «ЛангГерман», как называли ее русские) подняли царский штандарт, со всех ворот сняли шведские гербы и заменили их русскими. К городу приблизился русский галерный флот и троекратно салютовал. 16 июня состоялся парадный вход в Выборг царя. По этому слуяаю был отслужен молебен. Были спешно убраны мертвые тела и расчищены улицы, «ибо во всей крепости не было ни на едину сажень целаго места». Любекер писал: «Неприятель с особой похвалой отзывался о храбрости осажденных и признал стрельбу столь сильной, что нигде не находил от нея надежной защиты». Одной из основных причин больших потерь русских были белые ночи, поскольку они не могли пользуясь темнотой приблизиться к крепостным стенам. «В городе и лагере победа торжествовалась только пальбою из всех орудий, при чем войска стреляли также из ручнаго оружия».— пишет датский посланник Юст Юль. 16 июня в город прибыл генерал-фельдмаршал кн. Меньшиков и был встречен пушечной пальбой. За взятие Выборга царь пожаловал Апраксину орден св.Андрея Первозванного, князь Голицин получил деревни, генерал-майоры Брюс и Берхольц награждены были царскими портретами украшенными драгоценными камнями, офицеры — золотыми медалями. Была учреждена медаль за взятие Выборга: на одной ее стороне грудное изображение Петра I, вокруг надпись «Петр Алексеевич, В.К.Царь, В.К.Московский»; с другой стороны — план крепости с наружными укреплениями, в воздухе орел удерживает за крыло журавля; наверху надпись «Занимает

предприимчивого», внизу — «Выборг взят силою 14 июня». Комендантом Выборга назначен бригадир Г.П.Чернышев. 20 июня к Выборгу подошел небольшой шведский флот, но, увидев, что крепость взята, повернул восвояси. 23 июня Петр I вернулся в Петербург, за ним несли Орден св. Андрея Первозванного. знамена, взятые в Выборге. Память взятия крепости была отмечена заложением Троицкого собора в новой столице. В Выборге началось строительство галер. Руководил постройкой и командовал галерным флотом шаутбенахт Иван Боцис. В его распоряжении находились галерные мастера и подмастерья Юрий Антонов, Захарий Марков, Стамати Лаврентьев, 500 солдат и матросов, несколько сот пленных шведов. Уже в 1710 г. было построено и оснащено 5 бригантин. Датский посланник Юст Юль пишет: «Я осматривал Выборг (30 июня 1710 года). Разорение, которому он подвергся от поПетр I. жаров, ядер и бомб не


Инициалы ПетраI, выбитые в граните около памятника царю в Выборге.

поддается описанию; большая часть его домов, особенно по набережной, разрушена до основания; прочие же так повреждены, что стали почти необитаемы». После взятия города «горожане присягнули Царю на верность и остались при своих домах и имуществах». «Нехорошо отнеслись», по словам Юст Юля, только к попадавшимся на улицах женщинам, которых солдаты забирали с собой в Россию. Пленные солдаты были отправлены на работы в Кроншлот, а офицеры отправлены в Новгород. Население Выборга почти все принесло присягу русскому царю. «Население было так утомлено войной, что ему было все равно, состоять в том или другом подданстве. Даже часть Выборгскаго гарнизона … около 5000 человек, перешли в русскую военную службу». В «Ведомостях» №18 от того же года: «Его Царское Величество нарочитым торговым людям в Выборге «и абое» (Або) указ дал своим именем в «Санкт Питербург» переходить, тамо им лес и много материалов дается, дворы и амбары строить, также и повольность в некоторых городах».

Горожане в Выборге занимались в основном восстановлением города и налаживанием мирной жизни и быта. Долгое время Выборг напрямую зависел от поставок из Санкт-Петербурга, оттуда же поступали указы регламентирующие практически все стороны жизни в городе. Выборг жил на «военно положении» вплоть до заключения Ништадского мира в 1721 году. Юст Юль писал, что по всем человеческим соображениям «экспедиция Царя» должна была закончиться катастрофой, а в действительности все завершилось падением Выборга и «опрометчивость обратилась в славу». Кампания в 1713 г., руководимая Петром, проходила более успешно. Она подготовила изгнание шведов из Финляндии. В 1713 г. была поставлена задача - овладение Финляндией. Операционное направление оставалось от Выборга вдоль побережья на запад. Необходимо было захватить опорные пункты шведов в Финляндии, расположенными на побережье, главным из которых был Гельсингфорс. Петр так оценивал стратегическое значение взятия Гельсинг-Форса: «Неприятельская эскадра из Финского моря выбита. . . и так неприятелю ныне нет ближе гавани, как Готланд и Эланд». Памятник Петру I в Выборге.


Гангутское сражение. С гравюры Маврикия Бакуа.

Овладение Гельсингфорсом, а затем и Ревелем, расположенным на противоположной стороне Финского залива, создавало мощную преграду на подступах к Петербургу и вместе с тем давало широ кие возможности русским подготовить операции на Балтийском море. Шведские войска в Финляндии были окончательно деморализованы и больше не проявляли активности. Так было подготовлено изгнание шведов из Финляндии, которое Завершилось знаменитой победой Балтийского флота при Гангуте. Гангутское сражение — одна из блестящих страниц в истории Русского флота. Оно тем более замечательно, что это была первая победа русского молодого флота над сильнейшим в то время Шведским флотом, который до Гангута не знал поражений. «На его беду, к нему (Петру I) в союзники поступили тогда еще Бранденбург и Ганновер, курфюрст которого только что стал английским королем, а у Петра зародился новый спорт - охота вмешиваться в дела Германии. Разбрасывая своих племянниц по разным глухим углам немецкого мира, выдав одну за герцога курляндского, другую за герцога мекленбургского, Петр втягивался в придворные дрязги и мелкие династические интересы огромной феодальной паутины, опутывавшей великую культурную нацию. С другой стороны, это московское вмешательство пугало и раздражало. Ни с того ни с сего Петр впутался в раздор своего мекленбургского племянника с его дворянством, а оно через собратов своих, служивших и при ганноверском, и при датском дворе, поссорило Петра с его союзниками, которые начали прямо

оскорблять его. Германские отношения перевернули всю внешнюю политику Петра, сделали его друзей врагами, не сделав врагов друзьями, и он опять начал бросаться из стороны в сторону, едва не был запутан в замысел служившего шведскому королю голштинца Герца, этого Паткуля наизнанку, хотевшего помирить Россию со Швецией, чтобы они низвергли ганноверского курфюрста с английского престола и восстановили Стюартов. Когда эта фантастическая затея вскрылась, Петр поехал во Францию, чтобы навязать свою дочь Елизавету в невесты малолетнему королю Людовику XV и этим матримониальным пособием дипломатии найти союзницу в постоянной своей противнице. Так главная задача, ставшая перед Петром после Полтавы, решительным ударом на Балтийском море вынудить мир у Швеции разменялась на саксонские, мекленбургские и датские пустяки, продлившие томительную 9-летнюю войну еще на 12 лет. Кончилось все это тем, что Петру пришлось разделывать собственное дело, согласиться на мир с Карлом XII, обязавшись помогать ему в возврате шведских владений в Германии, отнятию которых он сам больше других содействовал, и согнать с польского престола своего друга Августа, которого так долго и платонически поддерживал. Но судьба еще раз посмеялась над Петром. По смерти Карла, застреленного в 1718 г. под норвежской крепостью Фридрихсгаллем, шведы помирились с союзниками Петра, который опять остался глаз на глаз со своим врагом и опять, как под Полтавой, одинокий, нанес ему решительный удар двукратной опустошительной высадкой в Швецию (1719 и 1720 гг.). Ништадтский мир 1721 г. положил запоздалый конец 21-летней войне, которую сам Петр называл своей "трехвременной школой", где ученики обыкновенно сидят по семи лет, а он, как туго понятливый школьник, засиделся целых три курса, все время цепляясь за союзников, страшась одиночества, и только враги-шведы открыли ему, что вся Северная война велась исключительно русской силой, а не силой союзников». В.О.Ключевский. Курс русской истории. Лекция LXI. ЛИТЕРАТУРА. В.О.Ключевский. Курс русской истории. ЛекцияLXI. С.М.Соловьев. История России с древнейших времен. - М.: Эксмо, 2009. М.Бородкин. Двухсотлетие взятия Выборга. - СПб.: Гос.типография, 1910. Б.С.Тельпуховский. Северная война. - М.: Воениздат. 1946. Е.Е.Кепп. Выборг. - Выборг: «Фантакт», 1992. Страницы выборгской истории. Сборник статей (книга первая) - СПб.: «Европейский дом», 2004. Выборг. Фортификация. Сборник статей. - СПб.: «Европейский дом», 2005.


Выставочный центр “Эрмитаж - Выборг”

Выборгская Виктория  

Выборгская Виктория