Page 1

Настоящият материал е предоставен от автора за публикуване в рамките на „Състояние и перспективи на юридическото образование в България” на Юридическия факултет на СУ „Свети Климент Охридски” http://www.legaleducation.eu със съдействието на доц. к. ю. н. Т. С. Касимов – декан на ЮФ на Башкирската академия за държавна служба и управление при Президента на Република Башкортостан, Уфа, Руска федерация

Балльно-рейтинговая система оценка успеваемости студентов в вузе и реальная практика преподавания О.В.Полстовалов д-р юрид. наук, заведующий кафедрой уголовного права, процесса и криминалистики юридического факультета Башкирского академии государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан (г. Уфа) Система высшего юридического образования в России, как и всё вузовское образование в целом, переживает модернизацию, связанную с все более интенсивной интеграцией нашей страны в общемировое образовательное и научное пространство. На этом пути неизбежны проблемы конфликта традиционно сложившихся ценностей высшего образования с избыточной технологичностью и формализмом тех стандартов, которые привносятся извне. Не на руку реформаторам и современное сложное социально-экономическое положение в стране, когда проект российского бюджета на 2014 год предусматривает сокращение на 20% расходов на образование в целом (с 1% до 0,8% от ВВП). Высокие технологии в образовании могли бы оправдать такой подход, если бы они использовались повсеместно, а бюджет в этой части, как известно, не является адекватно гибким. Иными словами, сложно будет дифференцированно подойти к развитию тех отраслей образования, которые нуждаются в коренном техническом переоснащении, не ущемив права тех, кто шагает в ногу со временем. В любом случае исполнение бюджета в этой части к тому же в свете новой политики Контрольно-счетной палаты России будет однозначно новым вызовом для исполнительной власти. Для, например, юридического образования это будет означать лишь одно – последовательное сокращение бюджетных мест, поскольку о кризисе «перепроизводства юристов» уже боле десяти лет не говорит разве что ленивый. На частном уровне конкретных вузов стратегия повышения заработной платы для преподавателей обернется российским вариантом оптимизации кадрового состава, учебной, научно-исследовательской и воспитательной нагрузки на каждого ассистента, старшего преподавателя, доцента и профессора. Технология решения вопроса лежит на поверхности: укрупнение академических групп студентов, рост оплаты за обучение, сокращение штатной численности профессорско-преподавательского состава. Помимо сугубо финансовых проблем в системе образования в вузах вызывает опасения не совсем гибкая политика по внедрению дорожной карты. Не обсуждая вопрос о целесообразности этой меры, которая скорее перезрела, чем только что назрела, стоит отметить прогнозируемое сокращение профессорско-преподавательского состава в вузах (в том числе, посредством ликвидации и объединения самих вузов), которое экспертами оценивается к 2018 году практически в 50%. Но и этот вопрос непосредственно связан с государственными расходами. 1


Настоящият материал е предоставен от автора за публикуване в рамките на „Състояние и перспективи на юридическото образование в България” на Юридическия факултет на СУ „Свети Климент Охридски” http://www.legaleducation.eu със съдействието на доц. к. ю. н. Т. С. Касимов – декан на ЮФ на Башкирската академия за държавна служба и управление при Президента на Република Башкортостан, Уфа, Руска федерация

В этих условиях деление вузов на эффективные и неэффективные подливает масла в огонь, и высшее образование и без того зависимое от средней школы по качеству знаний поступающих и, что самое абсурдное, по количеству зачисляемых абитуриентов в условиях не всегда оправданной формализации учебного процесса становится все более далеким от идеалов болонского процесса. В частности, вводимая балльно-рейтинговая система хороша повышением активности студентов, которые оказываются в реальной конкурентной среде, но даст ли она великих ученых – большой вопрос. Усредненная массовость участия в проводимых занятиях и при выполнении иных заданий по изучаемой дисциплине не гарантирует получения системных фундаментальных знаний, поскольку в восприятии студентов самоцелью становятся те самые пресловутые баллы, а не сами знания. Известны факты из личного опыта, когда студент, набрав достаточное количество баллов к экзамену, уже относится к промежуточной аттестации с прохладцей и свойственной юношескому расчету ленцой. Хотя, возможно, это исключение из общего правила ответственного отношения студентов к обучению, но ведь и в школе вместо преподавания базовых знаний до сего дня научились лишь тренировать к успешной сдаче ЕГЭ. Кто может уверенно ответить на вопрос: что в приоритете у студента – количество набранных балов или полученные знания, что больше занимает его ум первое или второе в каждом акте учения? Даже проводимые опросы несколько разнятся. Выборочные опросы показали, что, в частности, у студентов медицинского университета доминируют высокие показатели отношения к учению (61,7%), и в то же время резко отрицательное отношение к балльно-рейтинговой системе (73,6%), хотя большинство опрошенных считает, что переход на балльно-рейтинговую систему должен повысить качество медицинского образования (79,4%)1. В результате профильных специализированных исследований выявлено, что «только 8% студентов ориентированы на соревновательную учебную мотивацию и только 12%, оценивают данную технологию оценки знаний как инициирующую учебную деятельность», а введение модульно-рейтинговой системы оценки текущей успеваемости нацеленное, казалось бы, на осмысленный подход студента к обучению упирается в плохую информированность обучаемых, в результате чего «65% студентов считают, что модульно-рейтинговая система не способствует повышению ответственности к учебе»2. Казалось бы все просто: недостаток опыта работы по этой системе, низкая активность конкретных преподавателей по информированию студентов о конкретной методике оценки качества их текущей успеваемости по балльно-рейтинговой системе, отдельные недостатки в работе по адаптации студентов к модульной системе в вузе в целом и пр. Однако стоит свести воедино две затронутые уже выше нами позиции: укрупнение групп студентов, как средство оптимизации (читай – сокращения 1

Подкорытов Ю.М., Клюшников О.В., Мокренко Е.Ю., Флайшер И.М. Балльнорейтинговая система: анализ анкетирования студентов // Проблемы и перспективы современной науки. Сборник научных трудов. Том 2, № 1. Под ред. проф., докт. биолог. наук Н.Н.Ильинских. Томск, 2009. С. 95. 2 Куденцова С.Н. Психолого-дидактические условия учебной адаптации студентов к модульно-рейтинговой системе проверки знаний: автореф. дисс. … канд. психол. наук. Ростов-на-Дону, 2011. С. 7. 2


Настоящият материал е предоставен от автора за публикуване в рамките на „Състояние и перспективи на юридическото образование в България” на Юридическия факултет на СУ „Свети Климент Охридски” http://www.legaleducation.eu със съдействието на доц. к. ю. н. Т. С. Касимов – декан на ЮФ на Башкирската академия за държавна служба и управление при Президента на Република Башкортостан, Уфа, Руска федерация

профессорско-преподавательского состава вузов), помноженное на необходимость аттестации всех присутствующих на занятии с позиции балльно-рейтинговой методики, ставит преподавателя в цейтнот, когда в группе двадцать и более человек, поскольку на оценку подготовленности каждого обучаемого в течение пары можно отвести менее пяти минут. А если в академической студенческой группе тридцать человек? Есть, разумеется, выход – тестовые задания, экспресс-контрольные работы и пр. Однако не каждую тему по юридическим дисциплинам можно «загнать в тесты». Где место дискуссии в организации учебного процесса, если балльно-рейтинговая система становится не просто основной, но и вообще единственно возможной? Почему, к примеру, не дать в качестве эксперимента право вузам выбирать – по какой системе оценивать качество знаний студентов? Именно здесь возможны всякие симбиозы, куда как более ситуативные, учитывающие реалии действительной педагогической практики. Проведенный Р.П.Аркаевой опрос среди преподавателей, работавших по балльнорейтинговой системе более 3-х лет, показал, что только «36% не одобряют систему полностью и считают, что БРС нужно отменить; 53% преподавателей одобряют БРС, но с условием доработки некоторых ее пунктов применительно к иностранным языкам; 8% – частично одобряют эту систему, 3% считают, что она не дает объективной оценки знаниям, ее необходимо отменить. … На вопрос: «Какие преимущества Вы наблюдаете в БРС?» 56% ответили, что она позволяет студенту самостоятельно определять темп и интенсивность работы в течение семестра, исходя из желаемой оценки на экзамене; 37% считают, что заметно повышается общая посещаемость студентов и их активность во время занятий; 18% отметили, что система мобилизует студентов на работу в течение всего семестра; 29% указали на то, что легче оценивать результаты сдачи экзамена (зачета) с учетом работы в семестре»3. Думается, что самостоятельность студента в выборе темпа и интенсивности работы в течение семестра, исходя из желаемой оценки на экзамене, можно назвать лишь относительным преимуществом, поскольку практически это выглядит иногда так: студент набирает достаточные, по его мнению, баллы для удовлетворительной оценки и никакой активность впредь не проявляет, спокойно отсиживаясь за спинами одногруппников. Получит ли такой студент системные знания по дисциплине? Это вопрос риторический. Что же касается повышения активности и дисциплины студентов, облегчения оценки знаний с учетом работы в течение всего семестра, то с этим трудно не согласиться. В любом случае важно, чтобы критические замечания и анализ показателей неэффективности балльно-рейтинговой системы оценки знаний студентов не воспринимались как mauvais ton (франц. – дурной тон), превращая тех, кто и так со всем передовым всегда согласен, в некую касту посвященных. Необходим взвешенный теоретический и, что не менее важно, эмпирический анализ для модернизации этой системы. Ни в коем случае не повергая ревизии достоинства рассматриваемой системы оценки, стоит отметить направления ее совершенствования:

3

Аркаева Р.П. Квалиметрический подход к реализации балльно-рейтинговой системы контроля и оценки знаний студентов вузов: автореф. дис. … канд. педагог. наук. Владикавказ, 2011. С. 13. 3


Настоящият материал е предоставен от автора за публикуване в рамките на „Състояние и перспективи на юридическото образование в България” на Юридическия факултет на СУ „Свети Климент Охридски” http://www.legaleducation.eu със съдействието на доц. к. ю. н. Т. С. Касимов – декан на ЮФ на Башкирската академия за държавна служба и управление при Президента на Република Башкортостан, Уфа, Руска федерация

1. Формирование общего подхода к определению балловых эквивалентов в модульной системе оценки знаний студентов и их текущей успеваемости на уровне ведомственного положения, которое определило бы основные сегменты балльнорейтинговой системы в России в совокупности со свободой выбора вузами или их сообществами применения или, напротив, неприменения этой методики. 2. Максимально дифференцированный подход в формировании баллового эквивалента в зависимости от гуманитарного или естественнонаучного профиля, конкретного направления подготовки бакалавров с соблюдением требований необходимости обеспечения активного участия студентов в учебном процессе на всем протяжении обучения. 3. Мониторинг успешности применения методики в ретроспективном анализе прошлых достижений студентов (сравнение с качеством знаний тех студентов, которые обучались в рамках прежних критериев оценки). Активное использование смешанных форм оценки качества знаний 4. студентов и их текущей успеваемости, где наряду с балльно-рейтинговыми показателями эффективно применяли традиционные системы по направлениям, по которым модульный подход по обоснованным прогнозам не может гарантировать качества знаний, либо вовсе себя не оправдал). Обеспечение вузов передовыми балльно-рейтинговыми методиками на 5. основе обобщения положительного и негативного опыта преподавания различных дисциплин. 6. Передача функций по определению балльно-рейтинговой составляющей в высшем образовании на уровень вузовского сообщества. Законодатель понятие «образование» рассматривает как двуединую категорию, вопервых, в качестве единого целенаправленного процесса «воспитания и обучения, являющийся общественно значимым благом и осуществляемый в интересах человека, семьи, общества и государства», а во-вторых, как «совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенции определенных объема и сложности в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов» (п. 1 ч. 1 ст. 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»4). Коль скоро по тексту закона воспитание идет по сравнению с обучением на первом месте, то возникает вопрос: может ли весьма эффективная в вопросах повышения активности студентов балльно-рейтинговая система обеспечить должный уровень воспитательной насыщенности проводимых занятий, поскольку приоритет тестов и контрольных срезов дистанцирует студента и преподавателя, опосредуя их контакты формальными критериями оценки знаний. Приоритеты, цели и задачи в законе выстроены достаточно точно, но когда технология становится важнее цели интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, то это, разумеется, не может 4

Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об образовании в Российской Федерации» // первоначальный текст опубликован в Собрании законодательства РФ, 31.12.2012, № 53 (ч. 1), ст. 7598 4


Настоящият материал е предоставен от автора за публикуване в рамките на „Състояние и перспективи на юридическото образование в България” на Юридическия факултет на СУ „Свети Климент Охридски” http://www.legaleducation.eu със съдействието на доц. к. ю. н. Т. С. Касимов – декан на ЮФ на Башкирската академия за държавна служба и управление при Президента на Република Башкортостан, Уфа, Руска федерация

не вызывать вопросы. Заметим также, что вариант «или (выделено – О.П.) профессионального развития человека» с позиции оценки логики пусть даже нестрогой дизъюнкции в целях образования в России вызывает опасения. Неужели будущий профессионал может быть свободен от необходимости интеллектуального, духовнонравственного, творческого совершенствования? Эгида болонского процесса для новых технологических решений в высшем образовании прямо противоположна патерналистскому подходу. Болонский процесс в объективной интерпретации его сущности выглядит несколько иначе, чем следовало бы нам, преподавателям вузов, понимать. В частности, в Великой Хартии европейских университетов (Болонья, 18 сентября 1988 г.) первым фундаментальным принципом признается следующее положение: «Университет, будучи в сердце различно организованных обществ в силу разнообразных географических условий и различий исторического развития, является автономным учреждением, которое критическим образом создает и распространяет культуру через научные исследования и образование. Чтобы адекватно реагировать на нужды современного мира, он должен иметь моральную и интеллектуальную независимость по отношению к любой политической и экономической власти (выделено – О.П.), реализуя свою деятельность в области исследований и образования». Здесь сложно что-либо добавить.

5

Проф. Олег Постовалов - Системата за оценяване...  

проф. О. Постовалов Балльно-рейтинговая система оценка успеваемости студентов в вузе и реальная практика преподавания http://legaleducatio...

Проф. Олег Постовалов - Системата за оценяване...  

проф. О. Постовалов Балльно-рейтинговая система оценка успеваемости студентов в вузе и реальная практика преподавания http://legaleducatio...

Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded