Page 1


ПЕРЕ ЛОМНЫЕ ГОДЫ. С ТРА НИЦЫ У КРА ИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ


ПЕРЕЛОМНЫЕ Г О Д Ы У КСРТА РИАННСИКЦО ЫЙ РЕВОЛЮЦИИ

Георгий Чижов, Татьяна Мосенцева, Лана Самохвалова, Леонид Швец под редакцией Георгия Чижова

КИЕВ L AURUS 2018


94(4/7)+323.2(091) Ч59

Ч59

Чижов Г., Мосенцева Т., Самохвалова Л., Швец Л. Переломные годы. Страницы украинской революции. — К : Лаурус, 2018. — 456 с.

Пять лет отделяют нас от начала революционных событий, вошедших в историю как Евромайдан или Революция Достоинства. Авторы попытались объективно описать произошедшее в Украине. Охватывая 2013–2015 гг., книга обращается и к более ранним процессам, чтобы понять, из чего выросло стремление Украины интегрироваться в Европу и как накопились серьёзные противоречия внутри страны. Книга окажется полезной для историков современности, политологов, журналистов, студентов. Однако адресована она не только специалистам, которые смогут использовать её в работе. Собранный и систематизированный авторами материал может быть интересен и полезен как украинцам, неравнодушным к своей новейшей истории, так и читателям из других стран, испытывающим дефицит непредвзятой информации о событиях в Украине. Читатель сможет отрефлексировать то, что произошло с нами, посмотреть на это глазами очевидцев и с позиции сегодняшнего дня. Книга позволяет составить для себя полную картину, очищенную от наслоений дезинформации, ложных стереотипов и рукотворных мифов, сделать собственные выводы. И разумеется, она не только даёт ответы, но и порождает новые вопросы.

Это издание стало возможным благодаря поддержке Экспертной группы «Европейский диалог»

В оформлении обложки использована фотография Валерия Милосердова

ISBN 978-966-2449-94-5 

2018 © Издательство «Лаурус» 2018 © Георгий Чижов


О ГЛ А В Л Е Н И Е

9

ЛЕТОПИСЬ ЕВРОМАЙД АНА. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ Михаил Минаков

1 5

ГЛ А В А 1 . Н АЧ А Л О И РА З В И Т И Е Е В Р О И Н Т Е Г РА Ц И О Н Н Ы Х ПР ОЦ ЕССОВ В У К РА ИНЕ

17

1.1. Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве с ЕС

21

1.2. Леонид Кучма: цель — подписание Соглашения об ассоциации

31

1.3. Президентский срок Ющенко: переговоры о зоне свободной торговли, вступление в программу «Восточное партнёрство»

40

1.4. Новая власть — прежние приоритеты: саммит Украина — ЕС в ноябре 2010 года

44

1.5. 2012-й: соглашения об ассоциации и о ЗСТ парафированы

48

1.6. Премьер и консерваторы — против. Дискуссия о Таможенном союзе

51

1.7. Позиция Партии регионов. Внутренняя оппозиция. Смена риторики накануне Вильнюсского саммита

56

1.8. Переговоры с Глазьевым. Арбузов vs Азаров

60

1.9. PR-кампания властей в поддержку евроинтеграции. Проекты помилования Тимошенко

63

1.10. Нормативная основа евроинтеграции: требования ЕС и ход их выполнения

66

1.11. Доклад об издержках Ассоциации. Начало контркампании

69

ГЛ А В А 2. С М Е Н А П Р И О Р И Т Е ТО В. Е В Р О М А Й Д А Н

71

2.1. Тайны встречи президентов 9 ноября

74

2.2. Приостановка Кабмином подготовки к заключению соглашения, первые протесты на площади Независимости и на Европейской площади

78

2.3. Хроника протестов до 29 ноября

80

2.4. Виктор Янукович в Вильнюсе

83

2.5. Разгон Майдана в ночь на 30 ноября: факты и версии

86

2.6. События ночи и дня 30 ноября

88

2.7. Народное вече 1 декабря, начало «большого» Майдана

92

2.8 Голосование в Верховной Раде по вопросу отставки правительства

94

2.9. Появление лагерей Антимайдана

5


6

96

2.10. Народное вече 8 декабря

100

2.11. Визит В. Нуланд и К. Эштон. Уничтожение баррикад и попытка разгона Майдана в ночь на 11 декабря

104

2.12. Провластные митинги 14–15 декабря

107

2.13. Народные веча в городах Украины

109

ГЛ А В А 3. П О Я В Л Е Н И Е Р О СС И Й С КО ГО ФА К ТО РА . П Е Р Е ХО Д П Р О Т И В О С Т О Я Н И Я В З АТ Я Ж Н У Ю ФА З У

111

3.1. Визит Януковича в Москву; договорённости президентов как психологичес­кая победа украинской власти

113

3.2. Снижение динамики протестов, нападение на Татьяну Черновол, предновогодние выезды Автомайдана

116

3.3. Стычка у Святошинского районного суда

118

3.4. Визит Арбузова и Порошенко в Брюссель

1 21

ГЛ А В А 4 . У Ж Е С ТО Ч Е Н И Е П Р О Т И В О С ТО Я Н И Я. СИЛОВЫЕ С ТЫЧКИ И СМЕРТИ. ПОПЫТКИ ДЕ ЭСК А ЛАЦИИ

123

4.1. Принятие «диктаторских законов»

128

4.2. Народное вече 19 января и начало столкновений на Грушевского

132

4.3. Первые жертвы. Кровавый День соборности

134

4.4. Переговоры в Администрации Президента

136

4.5. Принятие на вооружение МВД спецсредств, доставленных из России

137

4.6. Захваты зданий администрации в регионах. Народные рады

139

4.7. Формула компромисса от Януковича

141

4.8. Отставка Азарова; принятие закона об амнистии

144

4.9. Финансирование и обустройство Майдана

148

4.10. Майдан и церковь

152

4.11. Визит Януковича на открытие Олимпиады в Сочи

156

4.12. Разблокирование улиц и зданий. Освобождение арестованных

1 59

ГЛ А В А 5. П О С Л Е Д Н И Е Д Н И М А Й Д А Н А . « Н Е Б Е С Н А Я С О Т Н Я ». Б Е Г С Т В О П Р Е З И Д Е Н ТА Я Н У КО В И Ч А

161

5.1. «Мирное наступление» на Верховную Раду и попытка «зачистки» Майдана

167

5.2. «Ночь гнева» в регионах Украины

169

5.3. Перемирие 19 февраля

173

5.4. Отступление «Беркута» и стрельба по протестующим

177

5.5. Заседание Верховной Рады, переформатирование большинства

179

5.6. Соглашение об урегулировании кризиса

182

5.7. Массовый выезд силовиков из Киева

184

5.8. Возмущение Соглашением на Майдане; отъезд Януковича в Харьков

186

5.9. Съезд депутатов юга и востока Украины; заявление Януковича о непризнании Соглашения, попытка выезда в Россию и бегство в Крым


189

5.10. Формирование новой, переходной украинской власти, назначение досрочных выборов президента

195

ГЛ А В А 6 . К Р Ы М С К И Й К Р И З И С

197

6.1. Ситуация накануне смены власти в Киеве

205

6.2. Избрание А. Чалого «народным мэром» Севастополя

208

6.3. Митинги в Симферополе

211

6.4. Захват органов власти Крыма

215

6.5. Назначение референдума

218

6.6. Захват и блокирование военных объектов Украины в Крыму

222

6.7. Перенос даты референдума, изменение формулировки вопроса

224

6.8. Преследование проукраинских активистов

226

6.9. Референдум. Вхождение Крыма и Севастополя в состав РФ

231

Г Л А В А 7. В Ы С Т У П Л Е Н И Я В Р Е Г И О Н А Х В О С Т О К А И Ю ГА У К РА И Н Ы

233

7.1. Антимайданы, митинги по выходным, захват зданий, народные губернаторы

242

7.2. Силовые и иные меры со стороны Киева. Кадровые назначения

247

7.3. Нормализация ситуации в Харькове, Днепропетровске, Николаеве

252

7.4. Сохранение напряжённости в Донецкой и Луганской областях, а также в Одессе

257

ГЛ А В А 8. К А Д Р О В Ы Е П О Д ХО Д Ы, И Д Е О Л О Г И Я Р Е Ф О Р М И ПРИОРИТЕ ТЫ ПЕРЕ ХОДНОЙ ВЛАС ТИ В КИЕВЕ; ПОДПИС А НИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО Б ЛОК А СОГЛ А ШЕНИЯ ОБ АССОЦИАЦИИ

263

ГЛ А В А 9. Н А Ч А Л О Б О Е В Ы Х Д Е Й С Т В И Й Н А Д О Н Б А С С Е

265

9.1. Провозглашение ДНР и объявление АТО

270

9.2. Захват Славянска и ряда других городов Донбасса

274

9.3. Неудачи первых операций украинских силовиков

278

9.4. Провозглашение ЛНР

282

9.5. Боевые действия в Мариуполе, столкновения и жертвы в Одессе

286

9.6. Референдумы о самоопределении ДНР и ЛНР; проект «Новороссия»

289

ГЛ А В А 1 0. П Р Е З И Д Е Н ТС К И Е В Ы Б О Р Ы В У К РА И Н Е И П Е Р В Ы Е Ш А Г И П Р Е З И Д Е Н ТА П О Р О Ш Е Н КО

291

10.1. Впервые — в один тур; провал Юлии Тимошенко

296

10.2. Изменения в правительстве и других властных структурах

299

10.3. Одностороннее перемирие и возобновление боевых действий Киевом

303

10.4. Подписание экономической части Соглашения об ассоциации

305

10.5. Военные успехи и неудачи украинской армии

308

10.6. Гибель малайзийского «Боинга»

7


312

10.7. Изменения в политическом и военном руководстве ДНР и ЛНР; взлёт и закат москвичей

315

10.8. Бои второй половины лета; поражение под Иловайском

319

10.9. Первые Минские соглашения

323

ГЛ А В А 1 1 . П О Л И Т ИЧ Е С К И Е И Э КО Н О М ИЧ Е С К И Е И ЗМЕНЕНИ Я В У К РА ИНЕ В 2014 ГОД У

325

11.1. Конституционная реформа и идея децентрализации власти

330

11.2. «Рождённые Майданом»: феномен волонтёрства

336

11.3. Добровольческие батальоны, их роль в боевых действиях и в структурировании гражданского общества

345

11.4. Резкий рост патриотизма и поляризация общества в регионах востока и юга Украины

351

11.5. Украинский национализм и призрак нацизма

356

11.6. «Казус Коломойского»

361

11.7. «Правый сектор»: материализовавшийся фейк или востребованная политическая сила?

365

11.8. Парламентские выборы

371

11.9. Формирование коалиционного Кабмина; министры-иностранцы

376

11.10. Экономическая политика Киева. Попытки дерегуляции

380

11.11. Газовые манёвры: в попытках диверсификации

384

11.12. «Заграница нам поможет»: что и на каких условиях получила Украина от зарубежных партнёров

389

ГЛ А В А 1 2. Н О В Ы Й ГО Д — Н О В Ы Е В Ы З О В Ы

391

12.1. Возобновление масштабных боевых действий, потеря донецкого аэропорта, отход армии из Дебальцева

396

12.2. Минск-2: невыполнимая «дорожная карта»?

401

12.3. Конфликт Порошенко и Яценюка с Коломойским

404

12.4. Стремительное падение и коррекция курса гривны

407

12.5. Кадровая политика. Саакашвили — губернатор Одесской области

410

12.6. Проблемы и решения в энергетической сфере

414

12.7. Переговоры о реструктуризации внешних долгов

418

12.8. Пробуксовка реформ в социальной сфере

422

12.9. Непростая судьба конституционной реформы

427

12.10. Стрельба в Мукачеве; борьба с контрабандой и незаконной добычей янтаря

430

12.11. Курс на деолигархизацию и активное сопротивление олигархов

434

12.12. Майдан-3: угроза или реальность?

437

12.13. Выборы в местные органы власти

4 41

ПЯТЬ ЛЕТ ПОД ЗНАМЕНЕМ МАЙДАНА


ЛЕТОПИСЬ ЕВРОМАЙД АНА. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ


Интеграция с Европой — идея, ставшая для многих в современной Украине выражением цели развития общества, государства и экономики. И эта идея не нова: она мерцает в самопонимании украинцев, то вспыхивая, то угасая на время, несколько столетий. Во время этих вспышек вокруг «европейской идеи» собираются усилия социума спроектировать себя как политически свободное общество, единое с семьей европейских народов. За географической метафорой передвижения на Запад скрывается эмансипативная надежда переосновать себя в развитии, ориентирами которого становится идеализированная социально-политическая реальность Франции, Британии, Италии или Германии. Также это стремление связано и с идеей освободиться от диктата властных центров Санкт-Петербурга или Москвы, создать свой собственный национальный центр, будь то Киев или Харьков. Идея европейской интеграции Украины состоит в преодолении себя и своей географии, что требует героических и трагических сверхусилий в создании «Запада» на «Востоке». В долгом ряду таких сверхусилий последним стоит Евромайдан. В его многоголосии, хаосе и разнонаправленности объединяющей была лишь повестка реальной европеизации и слияния с идеализированной Европой. С момента начала гражданского движения за ассоциацию с Европейским cоюзом и против авторитаризма и кор-

рупции в Украине прошло пять лет. Последующие события — с осени 2013 до осени 2015 года — радикально изменили украинскую историю и развитие всей Восточной Европы. В эти два года вместилось так много изменений, разрывов и новых начал, что хватило бы и на десятилетие: Евромайдан, аннексия Крыма, нарушение международных договоров, Донбасская война, волонтёрский подъём, реформы, волна сецессионизма и многое другое. И эти двадцать четыре месяца ещё долго будут определять судьбы народов Европы и Западной Евразии. Эта книга — современная летопись Евромайдана и последовавших за ним конфликтов. Скрупулёзная работа авторской группы по сбору данных и критическая (в том числе по отношению к себе) работа с языком описания привела к созданию очень важного текста. Важного для памяти об этих драматических временах и людях, наполнивших их смыслом, дерзостью, славой или подлостью. Хотя описываемые в этой летописи события произошли совсем недавно, память о них уже подвергается сильным коррекциям и мутациям. Этот период стал предметом яростных споров как среди ученых и экспертов из разных стран, так и среди политических групп, борющихся за присвоение или уничтожение наследия Майдана. С одной стороны, масштаб этих споров говорит о Евромайдане как о событии всеевропейского, а не только наци11


1 Tilly C. From Mobilization to Revolution, NY: R andom House, 1978, с. 190 и далее.

2 Arendt H. On Revolution, NY: Penguin, 1965, с. 29.

3 Arendt H. On Revolution, NY: Penguin, 1965, с. 40 и далее.

Calvert P. A Study of Revolution, Oxford: Clarendon Press, 1970, с. 12.

4

онального порядка. С другой стороны, результатом идеологизации и использования в пропагандистских целях памяти о Евромайдане и начале Донбасской войны явилось то, что многие поступки участников и действия вовлечённых групп и организаций стали подвергаться фильтрации и сортировке на нужное и ненужное, вытесняться в коллективное бессознательное причастных к этим событиям обществ. И данная летопись может хотя бы отчасти уменьшить идеологические коррекции памяти о Евромайдане и отдать должное его участникам. То, что Евромайдан стал точкой перелома в развитии Украины, а также повлиял на соседние страны и международный порядок, возводит его в ранг революционного события. Под влиянием теории коллективного действия Чарльза Тилли, в современной политической науке принято называть революцией такой набор социально-политических процессов, который включает в себя «революционное событие» и «революционные последствия»1. Революционное событие возникает в момент, когда наряду с существующим правительством возникают альтернативные центры власти, претендующие на государственные функции. Согласно Тилли, в ситуации множественных суверенностей разные части общества начинают предоставлять ресурсы, поддерживать претензии разных властных центров и использовать разные символические манифестации этих центров. Ханна Арендт дополняет понимание революционной ситуации тем, что указывает на неё как на время и пространство, когда/где участники творят новые формы политического взаимодействия, в которых совпадают идея свободы и опыт новых начал2. Революционная ситуация завершается, когда в конкуренции побеждает одна группа, принимающая на себя всю полноту от12

ветственности правительства и сворачивающая возможности новизны и множественных суверенностей. Революционные последствия, согласно Тилли, включают в себя как замену старой правящей группы новой, так и смену групп, контролирующих средства производства и символическое пространство власти и собственности. Также революционные последствия измеряются глубиной выполнения революционных обещаний новыми властями. Кроме того, Ханна Арендт относит к революционным последствиям интервенцию со стороны анти- и прореволюционных государств, а также внутренний гражданский конфликт3. В нашем случае её правота подтверждена попытками установления «народных республик», войной на Донбассе и потерей Крыма. Дополнением к двум ключевым измерениям революции становится ещё одно: политический миф о революционном событии. Эта дополнительная характеристика революции принята под влиянием исследователя мировых революционных процессов Питера Кальверта4. Речь идёт о том, что при смене контроля над правительством и ресурсами необходимо обеспечить её легитимность. Если эта смена не была «тихой революцией», то победители создают политический миф, легитимирующий новый порядок. Противники изменений создают мифы, подрывающие права победителей. И в нашем случае сторонники и противники Евромайдана создают мифы о «Революции Достоинства», «хунте», «заговоре Запада» и так далее. Итак, каждая революция оказывается временем великих возможностей для человеческой креативности в политических формах и не меньших предпосылок для насилия. И Евромайдан соответствует этой модели: если его последствия ещё длятся и могут ещё не раз воодушевить и разочаровать, то само революци-


онное событие произошло и завершено, а политические мифы созданы. Эта книга предлагает вернуться и пережить время революционного события в Украине 2013–2015 годов. Вернуться и ослабить дегуманизирущее влияние политических мифов, вспомнить имена участников этого события и возвратить человеческое лицо нашему недавнему прошлому, предопределяющему настоя-

щее и ближайшее будущее нашего континента. Но что ещё важнее, эта книга заставляет каждого читателя спросить себя: «Насколько выполнена европейская повестка дня Евромайдана сегодня? Остаётся ли она ведущей идеей развития Украины? Можем ли мы сегодняшние посмотреть в глаза нам же, но тогдашним?» Михаил Минаков, доктор философских наук


1 . Н АЧ А Л О И РА З В И Т И Е Е В Р О И Н Т Е Г РА Ц И О Н Н Ы Х П Р О Ц Е ССО В В У К РА И Н Е


1.1. Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве с ЕС

В качестве точки отсчета евроинтеграционных процессов в Украине принято брать момент заключения Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве (СПС) с Евросоюзом. Подписанное 14 июня 1994 года в Люксембурге, оно было ратифицировано Верховной Радой 10  ноября того же  года, а вступило в силу 1  марта 1998  года, поскольку потребовалось время на ратификацию тремя европейскими сообществами (ЕЭС, Евратом и ЕОУС  — Европейским объединением угля и стали) и всеми странами-членами. Появление более-менее внятных планов европейского сотрудничества принято настолько тесно увязывать с именем президента Леонида Кучмы, что порой даже подписание СПС приписывают именно ему, хотя на исторической встрече в Люксембурге Украину представлял Леонид Кравчук (Кучма получит президентские полномочия лишь месяц спустя). И хотя ратификация и дальнейшая работа в рамках СПС пришлась на два президентских срока Кучмы, вся подготовительная работа была проделана при Кравчуке. Процесс переговоров по подготовке соответствующего соглашения с Украиной стартовал в сентябре 1992  года, после подписания президентом Украины Кравчуком и председателем Еврокомиссии Жаком Делором Совместного коммюнике. В марте 1993  года официальные переговоры Украины с европейскими структурами продолжились, а в

октябре того же года в Киеве открылось Представительство Комиссии Европейских сообществ в Украине. Сейчас, спустя двадцать с лишним лет, Леонид Кравчук говорит, будто особые европейские устремления были у Украины уже во время его президентства. В интервью газете «Сегодня» он вспоминает о разговоре, который у него якобы состоялся с Борисом Ельциным1. «Мы сидим как-то с Ельциным. И он говорит: „Леонид Макарович, вы действительно верите, что Украина пойдёт в Европу?“ Я говорю: „Борис Николаевич, мы же подписали с вами Беловежское соглашение, там написано: ‚Каждый народ сам определяет политику‘“. — „Леонид Макарович, это соглашение, но мы 325 лет вместе жили“, — и начинает мне рассказывать, как мы хорошо жили вместе. А потом посмотрел: „Вы думаете, только я так считаю? Давайте пойдём на Красную площадь, вы покажете на сто человек, но чтобы это не были иностранцы, и мы спросим у них, хотят ли они, чтобы Украина ушла из России, чтобы Украина не была в сфере стратегических национальных интересов России. И 98 человек скажут, что Украина должна быть с Россией“. Я сказал: „Борис Николаевич, с Россией или под Россией?“ Он улыбнулся и говорит: „Это вопрос политики“. То есть независимо от кормчего — Ельцин, Путин, Горбачёв — есть вещи, которые глубоко сидят, и мы это чувствуем кожей». 17

«Сегодня», 5 октября 2015 года 1


Трудно судить, насколько первый президент Украины точно воспроизводит беседу и нет ли тут невольной аберрации, опрокидывания возникшего гораздо позже конфликта геополитических ориентаций в прошлое. Уже хотя бы потому, что соглашения о партнёрстве и сотрудничестве были подписаны Евросоюзом почти со всеми государствами, возникшими после распада Советского Союза (и с той же Россией в том числе). Причём подписание СПС с Российской Федерацией произошло лишь десятью днями позже, чем с Украиной, — 24 июня 1994 года на греческом острове Корфу, ратификация Федеральным собранием состоялась заметно позже, в ноябре 1996 года, а вот вступило в силу Соглашение даже раньше, чем украинское, — с 1 декабря 1997 года. Ни о каком особом пути Украины в Европу в этот период говорить не приходится. Да и не шла тогда речь о каких-то формах объединения. Скорее Европейский союз упорядочивал свои контакты с новыми независимыми государствами, и СПС были стандартной формой такого упорядочивания. Кроме фактора распада СССР, следует принять во внимание изменения, произошедшие в самих европейских структурах. Седьмого февраля 1992  года в Маастрихте был подписан договор об образовании Европейского союза на базе ЕЭС, вступивший в силу 1 ноября 1993 года. Предусмотренное договором объединение ставило перед собой уже не только экономические, но и политические цели, что отразилось в документах, подписанных  год спустя с новыми  независимыми государствами. Базой же для СПС послужило Соглашение о торговле, коммерческом и экономическом сотрудничестве, которое было подписано между ЕЭС, ЕОУС и Евратомом и СССР 18  декабря 1989  года. После того как в декабре 1991 года Советский Союз распался, положения Со18

глашения распространялись на Украину как республику бывшего СССР, и на основе обмена соответствующими письмами началась трансформация союзного соглашения в СПС. При этом специфической чертой соглашений о партнёрстве и сотрудничестве с ЕС было положение о сохранении единого экономического пространства между странами — членами СНГ. Ни о каком вычленении отдельных стран  — бывших союзных республик и предоставлении им преференций в отношениях речи не шло. Даже страны Балтии с их изначальной недвусмысленно прозападной ориентацией прошли через процедуру заключения СПС и лишь позже вышли на ускоренный евроинтеграционный курс. Так, в Латвии «Основные направления внешней политики Латвийской республики до 2005  года», в которых вступление в ЕС и НАТО определялось в качестве приоритетной внешнеполитической задачи, были приняты лишь в апреле 1995 года. Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве Украины с ЕС имело комплексный и в то же время очень общий характер. Статья № 1 определяла следующие цели партнёрства: • развитие тесных политических отношений путём политического диалога; • содействие торговле, инвестициям и гармоничным экономическим отношениям; • обеспечение основы для взаимовыгодного экономического, социального, финансового, научно-технического и культурного сотрудничества; • поддержка усилий Украины по укреплению демократии и завершению перехода к рыночной экономике. Украина и ЕС выделили 28  сфер, в  которых стороны договорились расширять сотрудничество. Это промышленное производство, содействие инвестициям и их защита, государственные закупки, стандарты, добывающая про-


мышленность и производство сырья, наука и технологии, образование и профессиональная подготовка, сельское хозяйство, энергетика, использование атомной энергии в мирных целях, окружающая среда, транспорт, космическая промышленность, финансовые услуги, борьба с отмыванием денег, денежно-кредитная политика, региональное развитие, социальная сфера, малые и средние предприятия, информация и связь, защита потребителей, таможенное дело, экономика, статистика, борьба с распространением наркотиков, культура. Практически по всем позициям, как и положено добрым соседям. СПС было заключено на десять лет, при этом автоматически должно было продлеваться на год, если ни одна из сторон не сообщит об ином желании. Хотя несколько лет ушло на ратификацию документа, отношения Украина  — ЕС сразу же заметно интенсифицировались. Регулярно проходили встречи на уровне министров иностранных дел. С 1995 по 1998 год состоялось восемь таких встреч, посвящённых актуальным вопросам. Причём, по сути, со стороны Украины это была рутинная деятельность внешнеполитического ведомства, которую нельзя назвать повышенной активностью на европей­ ском направлении. Таким образом, Украина практически все 90-е не вырабатывала особой политики относительно Евросоюза, следуя общим среди соседей подходам. Здесь политические силы, отторгавшие всякую возможность тесной политической кооперации с новой Россией, не были настолько сильны, как в странах Балтии. В то же время существовали достаточные опасения по поводу москвоцентричности процессов сотрудничества новых независимых государств, что объясняет особый статус Украины в СНГ. Страна стала учредителем организации, однако не ратифицировала её

устав, поэтому де-юре членом СНГ не являлась и не является. А в 1995 году Украина не стала присоединяться к Соглашению об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, а также к Соглашению о создании Сообщества Суверенных Республик в составе Беларуси и России с общими координационными органами. Был проигнорирован и Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества, подписанный в октябре 2000 года Беларусью, Казахстаном, Кыр­ гызстаном, Россией и Таджикистаном. Для Украины был важен прежде всего статус независимого государства, и она это всячески декларировала. Во внешней политике страны, да и на внутреннем политическом «рынке», с середины 90-х надолго укрепилась доктрина многовекторности. Её контуры просматриваются уже в постановлении Верховной Рады от 2 июля 1993 года «Об основных направлениях внешней политики Украины». На президентском посту всё ещё Леонид Кравчук, до заключения Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве с ЕС остаётся год, а на законодательном уровне в Украине впервые обозначаются три основных вектора внешнеполитической ориентации: США и Североатлантический альянс, Евросоюз и СНГ. При этом постулируется, что «насущной потребностью современного этапа является пересмотр старых и переход к новым формам интеграции, которые содействовали бы вхождению Украины и других заинтересованных стран СНГ в европейскую и мировую экономические системы». Определённый приоритет европейского вектора тут просматривается, но он вполне укладывается в ещё горбачёвскую концепцию «общего европейского дома», настолько просторного, что в нём нашлось бы место даже тогдашне19


2 «Левый берег», 8 апреля 2013 года

му СССР. Михаил Горбачёв первый раз назвал Европу «нашим общим домом» в декабре 1984 года, выступая в Вестминстерском дворце в качестве главы парламентской делегации СССР в Великобритании. Тогда это была скорее удачная находка спичрайтеров, не более того. Однако уже в марте 1985-го Горбачёв возглавляет Советский Союз, и спустя небольшое время метафора из произнесённой когда-то речи становится основой для новой советской внешнеполитической доктрины. В наиболее развёрнутом виде она была выражена генсеком и председателем Верховного Совета в выступлении перед Парламентской ассамблеей Совета Европы 6 июля 1989 года в Страсбурге: «Европейцы смогут ответить на вызовы грядущего столетия, только объединив свои усилия. Мы убеждены: им нужна одна Европа — мирная и демократическая, сохраняющая всё своё многообразие и придерживающаяся общих гуманистических идеалов, процветающая и протягивающая руку всему остальному миру. Европа, уверенно идущая в завтрашний день. В такой Европе мы видим собственное будущее. Перестройка, ставящая своей целью глубокое обновление советского общества, предопределяет и нашу политику, направленную на развитие Европы именно в таком направлении». За этим логично последовало подписание в декабре этого же  года Соглашения о торговле, коммерческом и экономическом сотрудничестве с европейскими сообществами, из которого, как отмечалось выше, произошли затем отдельные СПС новых независимых государств, вскоре возникших на развалинах Советского Союза.

20

Другое дело, что обустройство в новых государственных рамках, да ещё и в условиях тяжёлого экономического кризиса, на годы отодвинуло актуальность интеграционной темы. Вопросы элементарного выживания вышли на первый план, и так называемая многовекторность на этом этапе сулила больший потенциал. По наблюдению политолога Олеси Яхно2, многовекторность выполняла в Украине несколько важнейших функций: • способствовала налаживанию отношений со всеми геополитическими игроками; • снижала возможные потери от перекосов в сторону одного из векторов политики; • снимала существующие разногласия между ментально разными слоями элиты и общества внутри страны; • позволяла стране играть на существующих противоречиях между мировыми центрами влияния. А эти противоречия к концу 90-х стали обозначаться всё явственнее. До определённого момента Россия не воспринималась в Украине как альтернатива Европе, а потому и не стояла проблема выбора между ними. Страны в разном темпе (причём довольно долго казалось, что Россия даже быстрее) двигались по пути внедрения и освоения рыночных и демократических институтов и должны были по мере прогресса плотнее включаться в общеевропейские и мировые процессы, к тому же на общих основаниях: ЕС, очевидно, было даже удобнее иметь дело с некой нерасчленённой общностью СНГ там, где когда-то был Советский Союз, и работать по шаблону. Однако в единый шаблон новые страны не вписывались.


1.2. Леонид Кучма: цель — подписание Соглашения об ассоциации

Ключевым событием, обозначившим претензию России на особую роль в мировой политике и особые отношения с Западом, стали налёты бомбардировщиков НАТО на Сербию. Сначала демонстративный разворот самолёта главы российского правительства Евгения Примакова, отменившего официальный визит в США в знак протеста против начала бомбардировок 24 марта 1999  года. Затем чреватый непредсказуемыми последствиями бросок российских десантников на аэропорт в Приштине в ночь с 11 на 12  июня того же  года. Всё это отчасти возродило привычную и в некотором роде психологически комфортную для Кремля конфронтацию с Западом. Кризисный для российских международных отношений 1999 год стал годом победы Леонида Кучмы на его вторых президентских выборах. Во время первой кампании, в 1994-м, Кучма позиционировался как выдвиженец хозяйственной элиты и доминировал в южных и восточных регионах, оппонируя более национально ориентированному Кравчуку. Бывший парторг, а затем и директор крупного оборонного предприятия — днепропетровского «Южмаша» Леонид Кучма ещё в бытность премьером воспринимался российским руководством как понятный и «свой», в отличие от Кравчука, неожиданно совершившего дрейф с позиции второго секретаря ЦК КПУ, ведавшего идеологией, на позиции «буржуазного нацио­

налиста» в терминах советской пропаганды. Сначала президент Кучма, казалось бы, подтверждал свою пророссийскую репутацию. В одном только 1995 году было подписано больше двадцати двусторонних соглашений между Украиной и Россией. В конце мая 1997  года премьер-министры Украины и России (тогда это были Павел Лазаренко и Виктор Черномырдин) подписали три соглашения о Черноморском флоте, в которых были определены условия его разделения и порядок сдачи в аренду Российской Федерации военно-морских баз в Севастополе и в других населённых пунктах Крыма. А 23 июля 1997 года указом президента был создан Национальный институт украинско-российских отношений. Активизировалась работа Украины в Содружестве независимых государств: на 1 сентября 1995 года Украина активно работала в 54 комитетах СНГ из 74 (в двадцати семи  — как полноправный  член, в остальных — как наблюдатель). Тридцать первого мая 1998 года страны подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве, так называемый большой договор. Церемония подписания прошла в Киеве, подпись поставил президент Российской Федерации Борис Ельцин. Стороны обязались уважать территориальную целостность друг друга, придерживаться принципа нерушимости границ, строить отношения на мирной основе, не прибегая к силе или 21


Борис Парахонський, З оглядками на Мос­ кву, «Полiтика i час», 2000, № 9/10

3

угрозе её использования. Исключались экономические или иные формы и средства давления. Договор был заключён на десять лет с автоматической пролонгацией, если ни одна из сторон не заявит о желании его изменить. При декларируемой многовекторности Украины и её формальном сотрудничестве с европейскими структурами ничто, казалось, не могло помешать России при необходимости скорректировать ситуацию в свою пользу. Например, Украина официально не осуждала российские действия в Чечне — предмет неустанной западной критики тех лет. Но Леонид Кучма второго срока ещё на стадии избирательной кампании заявил, что все увидят нового президента. Пожалуй, он и сам тогда не подозревал, как далеко зайдёт его обновление. Схему, позволявшую без особого труда победить в борьбе за второй срок, Кучма, в общем-то, позаимствовал у России: необходимо было обыграть угрозу коммунистического реванша, для этого требовалось вывести во второй тур выборов лидера украинских коммунистов Петра Симоненко. Президент, таким образом, выступал в качестве гаранта демократических и рыночных преобразований и защитника национального суверенитета, так как возрождение СССР в той или иной форме было одной из ключевых идей кампании Симоненко. Это неизбежно смещало электоральную поддержку Кучмы на запад и в центр страны. В имиджевом плане это был, конечно, манёвр «прочь от России». А поскольку он совпал с собственным манёвром России «прочь от Запада», эффект получился впечатляющий. Уже в 2000  году заведующий отделом Национального института российско-украинских отношений Борис Парахонский дал жёсткую оценку предмету своих исследований: «Анализ тенденций развития украинско-российских отношений за последний  год показывает, что 22

явное нежелание России видеть Украину в кругу европейских держав приобрело черту целенаправленной политики, главной задачей которой является включение нашего государства в более жёсткую систему зависимостей от Москвы, аналогичную белорусскому варианту»3. Главным испытанием для Леонида Кучмы в 2000 году и практически до конца его второго срока стало обнародование так называемых «плёнок майора Мельниченко». Сотрудник Управления государственной охраны Николай Мельниченко осуществлял тайную запись разговоров президента Кучмы в его кабинете, а затем передал часть расшифровок лидеру социалистов Александру Морозу, которые тот озвучил с трибуны Верховной Рады 26  ноября. Мельниченко был заранее переправлен за границу, откуда время от времени поступали новые порции расшифровок, в которых изобличались нравы правящей верхушки и содержались указания на причастность президента к коррупции, травле оппозиции и убийству журналиста Георгия Гонгадзе. До сих пор так и не появилось достоверной информации, которая очевидно указывала бы на организатора этой операции по дискредитации украинского руководства. При этом «российский след» представляется весьма вероятным. Так, в апреле 2002 года в новой порции информационного вброса появились свидетельства, будто бы президент Кучма отдавал распоряжения о поставках в Ирак систем радиолокационного обнаружения «Кольчуга». В ситуации войны международной коалиции против режима Саддама Хусейна это означало реальную опасность для военно-воздушных сил коалиции. Информационная атака сработала: президент Украины попал в жёсткую международную изоляцию. Когда он попытался преодолеть её, приняв участие в праж­ с­ком саммите НАТО в ноябре, произо-


шёл знаменитый эпизод с размещением участников за большим круглым столом в порядке французского написания названий государств. При традиционном «английском» размещении президент Украины сидел бы, немыслимое дело, рядом с главами Великобритании и Соединенных Штатов, а так в соседях оказался турецкий президент. Наверное, когда тебя отталкивают на Западе, вполне логично податься на восток. Но Леонид Кучма далеко не сразу пришёл к такому решению. Возможно, он пытался не поддаться столь явному давлению с российской стороны и очистить своё имя перед своей страной и перед Западом. Во всяком случае, начало 2000-х одновременно характеризуется попытками Украины заявить об однозначном европейском выборе. Рассматривать эти попытки в качестве ухода от «восточной альтернативы» вряд ли стоит. Во-первых, альтернатива пока только начинает вырисовываться, во-вторых, во внешнеполитических ориентирах Украины работает инерция подхода, доминировавшего в 90-е, согласно которому по европейскому пути идут и Украина, и Россия. Какие-то интеграционные успехи воспринимаются в качестве приза за развитие демократических и рыночных институтов, свидетельства правильно проделанной работы и поощрения за неё. Поэтому, например, перед саммитом ЕС в Хельсинки в декабре 1999 года, на котором должно было произойти объявление о расширении Евросоюза с 15 до 28 членов, Украина предпринимала усилия, чтобы быть обозначенной в качестве потенциального кандидата на вступление. Результатом стало принятие Единой стратегии Евросоюза относительно Украины, где страна была названа стратегическим партнёром ЕС. Это, конечно, не желанное ассоциированное членство, но хоть что-то. Параллельно

при этом было утверждено так называемое Северное измерение в политике ЕС, расширяющее сотрудничество с Россией, несмотря на все сложности в отношениях с ней. «Кассетный скандал» на некоторое время парализовал европейские усилия Украины, сделав их бессмысленными, но уже в 2002 году Леонид Кучма на саммите Украина  — ЕС в Копенгагене снова пообещал достигнуть всех стандартов, которые требуются от кандидатов на приём в ЕС. О сроках, в которые предполагалось уложиться, можно судить по ежегодному президентскому обращению к Верховной Раде, которое в 2002 году носило название «Европейский выбор. Концептуальные основы стратегии экономического и социального развития Украины на 2002–2011 гг.». Европейский вектор рассматривался как синоним модернизации Украины. «Вообще говоря, складывается ощущение, что фразеология „евровыбора“ в тексте послания использована скорее как повод для проведения давно на­ зревшего „евроремонта“ национальной экономики: активизации роста, структурных преобразований, социальных реформ. Если же эти преобразования, которые попросту жизненно необходимы для дальнейшего существования самого независимого государства Украины, ведут к сближению со стандартами и нормативами ЕС, — почему бы не совместить приятное с полезным, а необходимое — с неизбежным?» — так оценивали документ эксперты Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило и Владимир Головко4. Иными словами, за Европу — значит, за всё хорошее против всего плохого. При этом Жалило и Головко отмечают, что сотрудничество на европейском направлении обозначено в послании самым общим образом, а вот взаимоотношения с Россией очерчены предельно конкретно: «Евроинтеграция представ23

«Компаньон», 20 июня 2002 года

4


«Компаньон», 20 июня 2002 года

5

ляется политической декларацией, однако, пока с эфемерными конкретными шагами по её реализации. Отношения же с Россией предстают как совокупность вполне осязаемых и животрепещущих проблем, прежде всего экономического толка, которые надо решать уже сегодня»5. И делают вывод о том, что президентское послание, несмотря на своё название и содержащиеся в нём декларации, как раз не позволяет спешить с утверждениями, будто Украина покончила со своей многовекторностью. К тому же становилось очевидно, что после беспрецедентной волны расширения, намеченной на 2004 год, Евросоюз не скоро будет готов принять новых членов: понадобится немало времени, чтобы переварить только что принятых. Поэтому Украине было рекомендовано сосредоточиться на промежуточной цели — вступлении в ВТО, без чего было сложно получить статус страны с рыночной экономикой и претендовать на прогресс в европейском направлении. Представляет интерес другая попытка: объявить о своём курсе на вступление в НАТО. Болезненность натовской тематики для Москвы и значительной части украинского общества и политического класса была известна, тем не менее Кучма обозначил движение в эту сторону. Впервые на официальном уровне о намерении Украины присоединиться к НАТО было заявлено 23 мая 2002  года на заседании Совета национальной безопасности и обороны страны, как раз перед публикацией президентского послания «Европейский выбор». Леонид Кучма тогда заявил: «Мы знаем, что внутри НАТО никто никогда не воевал. И я хочу, чтобы мы никогда не воевали,  — вот главная цель нашей политики. Это прагматическая цель. Это в интересах всех украинцев, потому что европейскую безопасность без Украины не построишь». Секретарь СНБО Евгений Марчук выразился жёстче: «В связи с 24

изменениями ситуации в Европе, дальнейшее соблюдение Украиной политики внеблоковости бесперспективно, а в отдельных случаях и вредно». Членство в НАТО представлялось более близкой перспективой, чем приглашение в Евросоюз. Будучи с визитом в Италии в ноябре 2002 года, Леонид Кучма призвал Европейский союз определить место и роль Украины в будущей Европе: «Страна в условиях не­ определённости жить не может». На что получил довольно обидный ответ президента Еврокомиссии Романо Проди: мол, Украине в ЕС нет места, а то обстоятельство, что украинцы или армяне чувствуют себя европейцами, ничего не означает, потому что точно так же европейцами чувствуют себя новозеландцы. С европейской интеграцией не складывалось, следовало попытать счастья с североатлантической. С одной стороны, речь шла о тех же попытках попасть на правах полноправного члена в «общеевропейский дом», где НАТО выполняет функции обеспечения безопасности. С другой, следует не забывать контекст, в котором были сделаны эти заявления украинского руководства: за месяц до них появились вбросы о продаже «Кольчуг» Хусейну. Демонстрация евроатлантических устремлений должна была служить дополнительным свидетельством, что Украина оклеветана и не помышляла действовать в ущерб безопасности Запада. Недовольством Москвы в такой чрезвычайной ситуации можно было пренебречь. Не говоря уже о том, что подозрения об участии российских спецслужб в спецоперации у украинского руководства не могли не возникнуть, и вопрос безопасности Украины в таком случае выглядел совсем в ином свете. Можно было перетерпеть и обидное размещение за круглым столом НАТО. Но Москве этот манёвр Украины очень не понравился. На фоне намечав-


шегося на 2004 год расширения НАТО за счёт государств Прибалтики, а также Румынии, Болгарии, Словении и Словакии, это грозило утратой и самого важного для России партнёра на западном направлении. Ожили страхи увидеть базы НАТО на украинской земле. Поэтому за Украину взялись серьёзно. Резко увеличивается количество личных встреч Путина и Кучмы. В начале 2003 года по предложению Путина Кучма становится главой СНГ — тактический шаг с далёким замахом. Россия начинает оживлять Содружество независимых государств за счёт разработки на его основе нового проекта — Единого экономического пространства. Важнейшее значение в этих планах имел саммит лидеров стран СНГ в Санкт-Петербурге в мае 2003  года, именно на нём была достигнута договорённость о создании ЕЭП — объединения России, Украины, Беларуси и Казахстана. Поскольку согласие Киева играло решающую роль, перед этой встречей Владимир Путин провёл переговоры с Леонидом Кучмой в Крыму, которые шли беспрецедентно долго  — пять  (!) дней. Президент России успешно справился со своей задачей. В сентябре 2003  года успех был закреплён на саммите СНГ в Крыму. Символически важно, что хозяином встречи, на которой подписали соглашение о создании ЕЭП, был Леонид Кучма. Торжественные процедуры прошли в Ливадийском дворце, после чего Владимир Путин на совместной пресс-конференции показательно поделился добрыми словами о Советском Союзе: «Эта страница — СССР — была очень сложной, героической, созидательной и трагической, но она перевёрнута, поезд ушёл, мы должны думать о дне сегодняшнем и будем собирать весь позитив, который остался от предыдущих поколений. Нельзя всё сбрасывать метлой в помойку, нужно бережно относиться к нако-

пленному». А после президенты Украины и России провели разговор тет-а-тет на косе Бирючий Остров на Азовском море, подчеркнув свои особые отношения. Насколько эти отношения действительно особенные, стало ясно буквально через десять дней. От российского города Тамань Темрюкского района Краснодарского края в направлении украинского острова Тузла по распоряжению губернатора Александра Ткачёва начали интенсивно, в три смены, насыпать дамбу. Никаких уведомлений, предупреждений или объяснений украинской стороне никто не давал. Такие действия были восприняты украинской стороной как агрессия и стали для неё полной не­ ожиданностью — ведь ещё буквально на днях обнимались и заверяли друг друга в неизменной дружбе. Кучма даже пошёл на резкое обострение отношений с собственным парламентом из-за подозрений, что он «продал страну России», а тут вдруг такое… Ещё большей неожиданностью стала тактика российских властей, которая по ходу конфликта менялась несколько раз: демонстрировались признаки знаменитой теперь гибридности (тогда такой термин не использовался). Попытка прояснить ситуацию, предпринятая отправившимся в Москву министром иностранных дел Константином Грищенко, провалилась: ему было сказано, что возведение дамбы до Тузлы — инициатива местных властей и центр не имеет к этому никакого отношения. Затем в Москве стали утверждать, что остров является частью российской территории и не имеет отношения к украинскому Крыму. Украинская сторона стала усиливать свои пограничные подразделения в районе конфликта. Двадцатого октября глава Администрации Путина Александр Волошин сделал скандальное заявление: «Никогда Россия не оставит Украине Керченский пролив. Хватит того, что Крым сегодня украинский… 25


Хватит издеваться над нами. Если надо, мы сделаем всё возможное и невозможное, чтобы отстоять свою позицию. Если надо, мы сбросим туда бомбу!» Слова о бомбе следовало воспринимать как шутку, но прозвучали они совершенно дико. Верховная Рада Украины приняла решение в случае дальнейшего обострения обратиться за помощью в ООН и НАТО. Россия, в свою очередь, обозначила военное присутствие в районе Керченского пролива. 24 октября встретились премьер-министры Михаил Касьянов и Виктор Янукович, но конфликт стал терять остроту лишь после того, как Леонид Кучма прервал визит в Бразилию, а Владимир Путин вернулся с саммита АСЕАН в Брунее, и президенты обсудили ситуацию по телефону. Статус Тузлы так и не прояснился, хотя проблеме дали рассосаться. В декабре Кучма и Путин встретились в Керчи в знак полного примирения и взаимопонимания. Характерно, что тогда же президенты России и Украины подписали совместное поручение правительствам двух стран о вступлении в силу соглашения по формированию Единого экономического пространства. Выглядело это так, будто в сентябре Украина не дала достаточных гарантий, что всерьёз подключится к формированию ЕЭП, а конфликт вокруг Тузлы послужил для Киева достаточным стимулом. Впрочем, истинный замысел российской стороны не до конца понятен и по сей день. Чтобы добиться уступок при делимитации границы в Керченском проливе и Азовском море, такие меры кажутся явно избыточными. Зато Украине была продемонстрирована её незащищенность в случае серьёзного конфликта с Россией. 19 июня 2003  года, в период, когда решался вопрос о ЕЭП, Верховная Рада конституционным большинством приняла Закон «Об основах национальной безопасности Украины». В 26

нём провозглашалось, что во внешнеполитической сфере Украина осуществляет активную международную политику с целью «...обретения членства в Европейском союзе и Организации Североатлантического договора при сохранении добрососедских отношений и стратегического партнёрства с Российской Федерацией, другими странами Содружества Независимых Государств, а также другими державами мира». А в сентябре министр обороны Евгений Марчук публично делился планами к следующему саммиту стран НАТО выйти на подписание Плана действий относительно членства (ПДЧ), в котором определялись бы конкретные сроки присоединения. Возможно, Тузла должна была обозначить пределы североатлантических мечтаний Украины и убедить её выбрать: строить с Россией ЕЭП или продолжать двигаться в сторону НАТО. Впрочем, даже конфликт вокруг Тузлы не заставил Кучму полностью отказаться от многовекторности. На седьмом саммите ЕС — Украина, прошедшем в Ялте в октябре 2003-го, буквально через месяц после ялтинского саммита СНГ, он обозначил целью Украины подписание Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, чем, по мнению некоторых экспертов, дал старт евроинтеграции. А за несколько недель до начала тузлинского кризиса Леонид Кучма презентовал в Москве свою книгу «Украина  — не Россия». Она была написана на русском и издана в российской столице. Выступая на презентации, украинский президент разъяснил свой замысел: «Русский человек давно создан своей историей, и нет опасности, что он перестанет быть русским. У нас же на повестке дня стоит задача, о которой в этой книге я сказал, перефразируя выражение известного итальянца: создать украинца. Опасность не вернуться к своему украинству актуальна для миллионов граждан Украины. Рос-


сийские интеллигенты делятся на тех, кто желает нам удачи в восстановлении и развитии украинства, и на тех, кто не желает нам этого. О таких было когда-то сказано, что русский демократ кончается там, где начинается разговор об Украине. Так, кажется? Это они, эти люди, сегодня пишут, что Украина является младшей сестрой России, а её независимость — так, недоразумение, результат провалов и просчётов руководства КПСС и СССР. А рядом с этим пишется, что без Украины союзное государство автоматически потеряло „и военно-политический, и социально-экономический, и, главное, идеологический смысл“. Без младшей-то сестрёнки!.. Это они, эти люди, советуют Кремлю пользоваться нашими трудностями — пользоваться тем, что Украина ещё не до конца осознала себя Украиной. Надо, мол, это использовать для того, чтобы она никогда не ощутила себя вполне Украиной. Я от всей души сочувствую президенту Путину, которому приходится иметь дело с такими настроениями. Его призывают подыскать на должность следующего президента Украины такого человека, который — дословно — „готов стать нашим человеком в Киеве“. Что я могу сказать на сей счёт? В Киеве Россия всегда будет иметь своего человека, но своего в другом смысле. Этот человек, как я надеюсь, будет понимать, что подлинная независимость Украины — в интересах России, что украинство Украины  — это очень хорошо для России. В этом смысле, повторяю, любой украинский президент будет человеком России в Киеве, потому что другого человека Украина не поймёт и не примет». Для самого Леонида Кучмы весьма острой была проблема президентских выборов 2004 года. Кассетный скандал и дело Гонгадзе грозили вылиться в большие неприятности при нелояльном преемнике. Рассматривались три вари-

анта решения проблемы. Первый — самому пойти на третий срок. Перед новым, 2004 годом Конституционный суд даже вынес решение, что Кучма имеет право баллотироваться снова, поскольку, дескать, был избран по Конституции 1996 года лишь раз. Однако осуществить это замысел было бы чрезвычайно трудно из-за массового недовольства президентом. Нужный результат пришлось бы буквально выдавливать из Украины. Окончательный разрыв с Западом был бы гарантирован. Кремль вполне устраивало такое развитие событий. Но Кучма, уже имевший возможность прочувствовать, что такое быть изгоем в глазах международных лидеров и душителем свободы в глазах собственных граждан, отказался. Был также вариант договориться с популярным лидером оппозиции. Особой твёрдостью позиции Виктор Ющенко никогда не отличался. Всем запомнилась его подпись под заявлением руководства страны в феврале 2001  года, в котором движение «Украина без Кучмы!», возникшее после кассетного скандала, характеризовалось как «украинская разновидность национал-социализма», что оскорбило многих сторонников Ющенко — активистов этого движения. Но категорическим противником договорённости с Ющенко был глава Администрации Президента Украины (и кум президента России) Виктор Медведчук. В октябре 2003 года он заявил, что Виктор Ющенко никогда не станет президентом: «[Ющенко] дерзко обещает прийти к власти через 394  дня. Напрасно! Украина является и останется цивилизованной страной. А в цивилизованной стране экстремистская политическая сила к власти не придёт никогда». С позиции сегодняшнего дня интересно заметить, как ключевые элементы оппонирования будущим «майданам» закладывались ещё на предыдущих этапах 27


http://www.db.niss.gov. ua/docs/polmil/136.htm

6

политического противостояния, в частности обвинения в экстремизме и национал-социализме. Ровно за год до президентских выборов, 31 октября 2003 года, партия Ющенко «Наша Украина» пыталась провести съезд в Донецке. Делегатов встретили билборды, изображавшие Ющенко в фашистской форме, с выкинутой в нацистском жесте рукой и отбрасывающего тень Гитлера. Надпись гласила: «За чиSSтоту нации!». Тысячи собранных студентов и работников бюджетных учреждений, а также ставшие впоследствии традиционным элементом Антимайдана лица спортивно-уголовной внешности тот съезд сорвали. Третий вариант заключался в выборе преемника из пропрезидентского лагеря, способного обыграть Ющенко. Таким потенциалом и ресурсной базой обладал премьер-министр Виктор Янукович. Глава Нацбанка Сергей Тигипко выглядел менее основательной фигурой, и от ставки на него отказались. Позже его привлекут к руководству предвыборным штабом Януковича. Чтобы следующий президент был в достаточной мере контролируем, была затеяна конституционная реформа, превращавшая президентско-парламентскую систему в парламентско-президентскую. А гарантией победы преемника должна была послужить тотальная поддержка Януковича со стороны России. И такая поддержка была оказана. В 2004 году Путин и Кучма встречались беспрецедентно часто  — семнадцать раз, из них семь раз — в Украине. Выиграв в марте свои выборы, российский президент сосредоточился на украинских. В страну было отправлено множество российских политтехнологов. Непосредственно курировал их работу глава Администрации Президента Дмитрий Медведев, находившийся в постоянном контакте со своим украинским коллегой Виктором Медведчуком. Работавший тогда в Киеве московский 28

политолог Сергей Марков заявлял: «Мы всегда, и это мы подчёркивали, работали на российское руководство. И в Украине мы всегда об этом говорили: наш главный заказчик, наше главное руководство — это Администрация Президента России». Однако непосредственную поддержку Януковичу Путин оказал не сразу. Он продолжал дожимать Кучму по вопросу Единого экономического пространства. От Украины требовались ускоренные темпы интеграции. «Специалисты двух стран до конца года сверстают весь пакет документов из 62 соглашений, которые должны составить единое экономическое пространство; может быть, мы с Леонидом Кучмой выйдем на решение чуть раньше в двустороннем плане», — заявил российский президент на саммите ЕЭП в Ялте в июле 2004-го. Месяцем раньше, после саммита НАТО в Стамбуле, Кучма своим указом изменил недавно принятую Военную доктрину Украины. Вместо тезиса «Исходя из того, что НАТО и ЕС являются гарантами безопасности и стабильности в Европе, Украина готовится к полноправному членству в этих организациях» в документе появились расплывчатые слова о «существенном углублении отношений с НАТО и ЕС как гарантами безопасности и стабильности в Европе». В то же время в стране уже была создана определённая инерция ожиданий по североатлантическому вектору, и, например, сотрудники Национального института стратегических исследований при Администрации Президента Брежнева и Шевцов в аналитическом материале по итогам, в общем-то, провального для Украины саммита пишут о том, что, несмотря на все сложности, «членство Украины в НАТО ещё до конца нынешнего десятилетия является политической реальностью»6. Девятого октября 2004  года в резиденцию Путина в Ново-Огарёво при-


были Кучма и Янукович. На этот раз их встреча широко освещалась: СМИ специально обращали внимание, что российский президент при встрече не только пожал руку украинскому премьеру, но и приобнял его. А когда хозяин и гости рассаживались для беседы, Виктор Янукович, вопреки протоколу, оказался по правую руку от Владимира Путина, а премьеру РФ Михаилу Фрадкову пришлось сесть рядом с Леонидом Кучмой. Путин заявил, что России небезразличен исход украинских выборов, потому что нынешний курс Киева отвечает коренным интересам россиян, и пожелал успехов правительству Украины. В тот же день Виктор Янукович навестил патриарха Алексия II в патриаршей резиденции в Переделкино. Российские звёзды гастролировали по Украине, давая концерты в пользу премьера-кандидата. В Москве появились билборды с изображением Януковича. В России к выборам было подготовлено около 400 избирательных участков, чтобы смогли проголосовать проживавшие там граждане Украины. Российское телевидение, популярное в соседней стране, не оставляло зрителям сомнений, кто же правильный кандидат. Апофеозом стал трёхдневный визит Владимира Путина в Киев непосредственно перед выборами. Вечером 26 октября президент России в прямом эфире трёх популярных украинских телеканалов  — Первого национального, Интера и 1+1 — отвечал на вопросы украинских телезрителей. Львиная доля времени была посвящена перспективам ЕЭП и вежливому сдерживанию зрителей, которые, судя по вопросам, хотели бы пойти в восстановлении связей с Россией ещё дальше, начиная с введения двойного гражданства и заканчивая восстановлением СССР. На следующий день Путин участвовал в возложении цветов на могилу Неизвестного Солдата и в торжественном

заседании во дворце «Украина», а 28 октября принимал на Крещатике парад в честь 60-летия освобождения Украины от фашистских захватчиков. На него в сопровождении почетного караула доставили из Москвы Знамя Победы, когда­-то водружённое над Рейхстагом. Кучма по такому случаю отменил давно намечавшийся визит в Польшу, чтобы совместно с московскими высокими гостями и премьер-министром Януковичем принять парад. Новая встреча Путина и Кучмы состоялась ближе ко второму туру выборов — 12–13 ноября. Символично начавшись в Краснодаре, она продолжилась в Крыму: президенты урегулировали вопросы паромного сообщения через Керченский пролив. Конечно же, Виктор Янукович принял в этой встрече участие. Владимир Путин, не дожидаясь официального объявления результатов, поздравил побеждавшего, по предварительным данным, украинского премьера. Повторное поздравление прозвучало 25  ноября на фоне жёсткой международной реакции и массовых протестов против фальсификаций. В британском документальном фильме «Путин, Россия и Запад» Леонид Кучма вспоминает, что Путин в их общении был сторонником жёстких мер против протестующих. «Путин — человек жёсткий. Какие-то намеки, так сказать, были. Это не секрет. Но в лоб „Давай танки на площадь“ он не говорил». Кучму пугала цена, которую пришлось бы заплатить в этом случае. «Я и Путину сказал, что силой разгонять Майдан не буду, потому что я знаю, что там дети». Ситуация стала меняться коренным образом после того, как Кучма среди ночи позвонил президенту Польши Александру Квасьневскому с просьбой приехать и стать посредником в урегулировании кризиса. По воспоминаниям Квасьневского в том же фильме, Кучма был очень взволнован, звонок состоял29


Науково-популярне видання

ПЕРЕЛАМНІ РОКИ СТОРІНКИ УКРАЇНСЬКОЇ РЕВОЛЮЦІЇ

Георгій Чижов, Тетяна Мосенцева, Лана Самохвалова, Леонід Швець Під редакцією Георгія Чижова

(російською мовою)

Коректор, літературний редактор Наталія Потеряйко Макет і обкладинка Катерини Корчагіної Відповідальна за випуск Катерина Корчагіна

Підписано до друку 13.11.2018 Формат 84 × 108 / 16. Гарнітури Aelita, PT Sans Папір офс. Друк офс. Видавництво Laurus ДК № 4240 від 23.12.2011 04114, Київ, вул. Дубровицька, 28 Телефон: +380 (44) 234-16-30 laurus.info@yahoo.com www.laurus.ua Надруковано в ТОВ «Гнозіс» 04655, м. Київ, вул. Межигірська, 82а, корп. 1 gnozis@ukr.net Телефон: +380 (44) 537-22-45


Profile for Laurus Press

Георгий Чижов и др. Переломные годы. Страницы украинской революции  

Пять лет отделяют нас от начала революционных событий, вошедших в историю как Евромайдан или Революция Достоинства. Авторы попытались объект...

Георгий Чижов и др. Переломные годы. Страницы украинской революции  

Пять лет отделяют нас от начала революционных событий, вошедших в историю как Евромайдан или Революция Достоинства. Авторы попытались объект...

Advertisement