Page 53

нить возможности нового подхода ни врачи, ни безнадежно больные люди, для  которых трансплантация становилась единственным шансом сохранить жизнь, не успели. В апреле 2003 года в Москве разразился скандал: в операционную городской больницы № 20 ворвался ОМОН, чтобы предотвратить «убийство на органы». Омоновцев не остановили ни ссылки хирургов на  российское законодательство, ни  безуспешные попытки оживить потенциального донора силами срочно вызванных «независимых реаниматологов». Было начато уголовное разбирательство, которое завершилось только два с половиной года спустя полным оправданием врачей. Волны этого скандала разошлись по всей стране и докатились до Кузбасса. У нас за эти годы было два судебных иска к медикам. Правда, их  не  обвиняли в  попытках убийства. Вдовы доноров настаивали лишь на  компенсации морального вреда – на  том основании, что  их  согласия на  посмертный забор органов у  мужей не спросили. Но в течение 60 минут после смерти человека получить согласие его родственников практически невозможно (а дальнейшее промедление превращает почки в  трупный материал). И прокуратура отклонила иски, поскольку положение о презумпции согласия нарушено не было. Однако в течение почти двух лет врача, проводившего забор почки, вызывали в суд для дачи свидетельских показаний. Это возымело действие: донорская служба Кузбасса резко сбавила темп работы. Не забранный вовремя орган означает, что будет не одна смерть, а две: погибнет не только донор, но и не дождавшийся своей очереди реципиент. Хирурги понимали это. Но они тоже люди. А кому хочется закрывать собой амбразуру?.. Сегодня на  повестке дня здравоохранения области стоит вопрос разработки региональной программы развития трансплантации и создания центра транспланткоординации. Который стал бы координировать работу баз по  забору органов и  центров трансплантации, вести листы ожидания на пересадку всех органов и анализировать эффективность выполненных пересадок. Чем  шире база пациентов, ожидающих трансплантацию, тем  выше вероятность подобрать наиболее совместимую пару и  больше шансов, что пересаженный орган приживется.

А как у них? Трансплантологи всего мира едины в одном: в недопустимости убийства людей с  целью изъятия их  органов. Во  многих государствах приняты специальные законы или разделы в конституции, регулирующие основные этапы национальных трансплантацион-

ных программ. В Западной Европе, в частности, в Австрии, Бельгии, Венгрии, Испании, Чехии, правовые нормы ориентированы на  принцип презумпции согласия. Пример Испании особенно показателен. Еще  несколько лет назад к  вопросам органного донорства общество относилось там  примерно так, как  сегодня в  России. Затем усилиями церкви, правительственных структур, СМИ отношение изменилось в лучшую сторону. И сегодня перед входами в испанские церкви, больницы, магазины и  другие посещаемые места можно увидеть плакаты примерно такого содержания: «Не берите органы с собой на небо, там они вам не потребуются, а здесь, на земле, они очень нужны людям!» А  вот в  США, Германии, Канаде, Франции, Италии и  других странах действует принцип презумпции несогласия, или  «испрошенного согласия». В соответствии с ним использование органов и  тканей человека без  его юридически оформленного согласия недопустимо. И жители Англии, например, рядом с водительским удостоверением держат прижизненное разрешение на забор органов после своей смерти…

Трансплантация как дар любви Когда кузбасские кардиохирурги еще только готовились выполнить первую трансплантацию сердца, я  спросила у  представителей Русской православной церкви, как они относятся к пересадке органов. Вот что ответил протоиерей Геннадий Князев, руководитель отдела социального служения и  церковной благотворительности Кемеровской епархии: «Русская православная церковь учит, что  смерть – это не  конец, а  переход к  началу новой жизни. Соответственно отношения любви друг к  другу со  смертью не  прекращаются. Христос в Евангелии призывает: «Любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». И Господь подкрепляет эти слова, отдавая на Кресте Свою жизнь за людей. И в этом смысле Православная церковь приветствует трансплантацию органов, расценивая ее как дарение себя, продлевание этим жизни ближнего. Донорство – это выражение человеческой любви. А  всякое принуждение или коммерческое обращение с донорскими органами не является актом дарения. Церковь предостерегает от этого. Что же касается проблемы недоверия людей к трансплантологии, думается, что все действия врачей должны быть открытыми. Когда вся общественность станет соучастником процесса обсуждения темы донорства органов, когда всякий поймет, что его мнение услышано, тогда и опасений и противодействия станет меньше».

Губернатор А. Г. Тулеев наградил сотрудников горбольницы № 3 им. М. А. Подгорбунского, выполнивших успешную трансплантацию печени. Главврачу больницы О. А. Краснову за многолетний добросовестный труд, выдающиеся заслуги в развитии здравоохранения Кемеровской области и большой личный вклад в организацию проведения уникальной операции присвоено почетное звание «Лауреат премии губернатора Кемеровской области «Прорыв в будущее»». Областной медалью «За особый вклад в развитие Кузбасса» 3‑й степени награждены заведующий Кузбасским областным гепатологическим центром К. А. Краснов, заведующая отделением Е. А. Каменева. Медалью «За служение Кузбассу» награждены операционная медсестра Е. В. Харук и санитарка А. Е. Бондарь.

КУЗБАСС ХХI ВЕК

53

Profile for kuzbass21vek

21vek 33  

21vek 33  

Advertisement