Page 1

Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

Zawiadomienie o ZAMACHU STANU M23 Prokuratura Krajowa PK I Ko1 1284.2018 Prokuratura Rejonowa Łódź-Śródmieście PR Ko 1910.2019

Napsal sowa (») dnes v kategorii ARCIBISKUP OLOMOUCKÝ, přečteno: 17×

audio: https://gloria.tv/audio/eWXVZUJgMUSH4UtouT9eaiYBa https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

Sep 13 Gerechtigkeit und Frieden von Teresa Pośpiech MUSZELKI 23 Zniweczona Rzeczywistość von Stefan Kosiewski Zarys Estetyki Chazarów Fascynacja Obłędem Studia Slavica et Khazarica https://sowamagazyn.blogspot.com/2019/09/gerechtigkeit-und-frieden-von-teresa.html CO JEST GRANE? Dziewczyna nie ludzie https://vk.com/wall467751157_656 Zawiadomienie o ZAMACHU STANU M23 Prokuratura Krajowa Prokuratura Rejonowa Justice and Peace von Teresa Pośpiech ZR von S.K. ZECh FO SSetKh 20190915 ME SOWA PDO577 - audio: https://t.co/ZCjRfbtMcz Zawiadomienie o ZAMACHU... https://t.co/rkvi7Ecn2p — sowa (@sowa) September 15, 2019 audio: https://www.mixcloud.com/stefankosiewski/zawiadomienie-o-zamachu-stanu-m23prokuratura-justice-and-peace-von-teresa-pospiechpdo577/ vk.com/doc467751157_515997522 CO JEST GRANE? Dziewczyna nie ludzie Zaraza homoseksualna, przed którą abp Jędraszewski przestrzegał jeszcze nie tak dawno Polaków i Katolików, nie gołosłownie przecież i nie bez pokrycia, zamierza tak oto na naszych oczach dokonać zamachu stanu w RP, po zajechaniu limuzynami pancernymi na królewski Wawel 17 września 2019 r. w obstawie partyjnych najemników, legalnie wyposażonych w broń krótką, pistolety,

kastety, noże myśliwskie, sznur do snopowiązałek, pikowane kamizelki kuloodporne i w niewymowne, dosłownie paralizatory lisowszczyków opłaconych ze sejmowego funduszu partyjnego koalicji rządzącej, po wdarciu się do krypty rzymskokatolickiej katedry drzwiami przeznaczonymi od czasu śp. Abpa Krakowa Sapiehy, X dla kryptosyjonistycznego marszałka Piłsudskiego, odstępcy od katolickiej wiary św. dla wygody żydoskiej kochanki, którego winno się za całokształt przewieźć już tylko ciężarówką, ze szczególnym uznaniem osobistego wkładu Piłsudskiego (i brata jego, terrorystycznego kolegi Lenina) w dokonanie antypaństwowego i antypolskiego zamachu stanu w maju 1926 r., przy pogwałceniu wszelkich procedur obowiązujących lojalnych obywateli II Rzeczypospolitej w demokratycznym państwie prawa.

Piechota znał numer listy PiS jeszcze przed losowaniem? https://t.co/b4PH803S9c kandydat PiS do Sejmu ze Śląska Pruskiego, graniczącego przez Brynicę z Czeladzią, ujawnił ustawkę 26 sierpnia odkrywając się z plakatem, na którym wskazał numer listy (2) PiS https://t.co/Nez3wZjqch — sowa (@sowa) September 14, 2019

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

Uczestnicy bandyckiej zmowy z Magdalenki żydokomuny promoskiewsko-izraelsko-amerykańskiej 1989 r. ze żydoską lewicą laicką Michnika bezczelnie odkrywają karty, zamiast trzymać debila przy orderach, jak Breżniewa. Senator Leszek Piechota, obecnie kandydat PiS do Sejmu ze Śląska Pruskiego, graniczącego przez Brynicę z Czeladzią i z resztą terytorialną biskupiego Księstwa Siewierskiego, już 26 sierpnia 2019 ujawnił ustawkę wyborczą odkrywając się z plakatem wyborczym, na którym wskazał numer listy (2) wyborczej PiS, który Państwowa Komisja Wyborcza wylosowała rzekomo dopiero dzisiaj, 13 września 2019. Wnioskując z tego widać, że Zamach Stanu w Rzeczypospolitej Polskiej przygotowała gwałcąc z innymi niepisane prawo naturalne marionetkowa marszałek Witek, które to prawo nakazuje wszak kończącym kadencję osobom pozostawienie po sobie w stanie czystym zajmowanego stanowiska, spuszczenie za sobą wody przez osobę wychodzącą z kibla, parlamentarnej ubikacji, ażeby nie zostawiać po sobie g(.)wna śmierdzącego w Pojln po formalnym ogłoszeniu wyniku wyborów do Sejmu i Senatu RP, obliczanych tradycyjnie po Magdalence na serwerze w Rosji.

Dlatego ucząc się na cudzych błędach kurdupla, winno się w naszych czasach z wielką ostrożnością i W-Z-ką (wuzetką, słownie) opiewającą także na trumnę Urzędnikostwa Lechostwa Kaczyńskich, powieźć Piłsudskiego z powrotem przez całą Polskę na odkrytej, kolejowej lorze, aby i oby żydostwo nagminne, pospólstwo prostackie i sekciarstwo protestanckie po miasteczkach na zapadłej prowincji mogło sobie nabożnie nakryć głowę jarmułkami na zadupiu, albo odkryć pobożnie głowy z kaszkietami (quod libet),

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

natomiast w interesie lepszego sortu powinno się dostarczyć całe to barachło z pompą na historyczną bocznicę kolejową na Powązkach, na koszt odbiorcy i za zwrotnym potwierdzeniem odbioru przez żyjącego adresata. https://vk.com/doc467751157_516216186 Tym samym zostaną spełnione de facto w Nowej Polityce Wschodniej Polski warunki potrzebne w tzw. rzeczywistości (realu) do zwrotu państwu polskiemu doczesnych szczątków tupolewa, złomu zalegającego z resztkami organicznymi pod pałatką na byłej płaszczadce wojskowej w Smoleńsku, po podpisaniu oczywiście, rzecz jasna, stosownej lojalki (albo dwóch dla pewności, wzorem Jarosława Kaczyńskiego w stanie wojennym gen. Janiszewskiego z GRU), przez Andrzeja Dudę podpisania, robiącego obecnie jeszcze za prezydenta RP, zięcia mojego Kolegi po piórze, Julka Kornhausera z Gliwic na Sląsku Pruskim, teścia Głowy Państwa; zobowiązania do nie wychylania się z jakimikolwiek odzywkami, petycjami, szmoncensami, które mogłyby rzucić niewłaściwe światło, czy zostać odczytane jako roszczenia restytucyjne w stosunku do Kremla, niestosowne w szczególności, osobowo biorąc pod uwagę młodego Ministra Kultury Rosyjskiej Federacji, Miedzińskiego z polskimi korzeniami, do których przyznał się nie pytany o to przez nikogo w tvp Kurskiego, którego pora - do odstawki. Należy przy tym wyjaśnić zasadnicze, tzn. niewyjęte: Polski Komitet Narodowy na emigracji politycznej poza Granicami Kraju nigdy i nikomu nic także tu nie chce sugerować niniejszym w zastępstwie suwerena bez prerogatyw, a tylko zwraca się niebopolitycznie do zaprzyjaźnionych Organów: TERRITORIYA ZDRAVOGO SMYSLA ROSSIYSKOY GOSUDARSTVENNOSTI jako TERYTORIUM ZDROWEGO ZMYSŁU PAŃSTWA POLSKIEGO z ułożonym zapytaniem: Алексей Назаревский В-73 <president@clubvi.ru> zdrastwuj Drug, Poljaki tiepier mogut, zo vczerajszego dnya, prawilno, spasiba, nie tolko z Wilna, Wołynia, Lwowa i Grodzieńszczyzny, bez wizy do Pitra, w cełuju obłast; nie skażu; mnie nada; chciałaby dusza do raju, ale w dyplomacji razwiedki sztuka po Myśli pułkownika Devjatova góruje wszak nie bez kozery, że tak powiem hasłowo: żeby się dobrze zrozumieć: Ciota sdawała w bagaż dywan, czemodan, sakwajaż, https://youtu.be/cEY_AcfSeHg czy można wobec powyższego sobaku, która tymczasem podrosła do monstrualnych rozmiarów, posłać wreszcie w odstawkę (do Diabła!)? Całą tę antypolską bandę worów, sitwę szurków, mafię byłych oficerów tajnych służb wojskowych Ludowego Wojska Polskiego, Mossadu, Zwiadu we Wrocławiu, Stasi, KGB, CIA, brytyjskich rezydentów miejscowych Grupy Windsor, tajnych służb sowieckich w tzw. Polsce po Magdalence, w której doszło do takiego bezhołowia, że na ogródkach przydomowych oligarchia bizantyjskim obyczajem urządza sobie bezprawnie staroświeckie cmentarze prywatne, lapidaria; mają miejsce sepulkralne wybryki sztubackie osobników olewających Sanepid bezczelnie, w majestacie bezprawia, kalające osiągnięcia cywilizacyjne europejskiego wolnomularstwa postępowego, oświeceniowego. Zabawiają się makabrycznie epitafijnym pisaniem Pisma Pochwalnego wystawionego dla Policji przez Najbogatszego miliardera żydoskiego w Polin; widać w tym dłoń i brak stylu dziennikarki z telewizji prywatnej, które to pisemko stronniczo wchodząc, wciskając się między wódkę, a zakąskę bierze w obronę mafii przed Prokuraturą tych funkcjonariuszy, którzy złamali prawo obowiązujące jednakowo wszystkich obywateli RP, nie zawożąc niezwłocznie trupa wyłowionego do najbliższego prosektorium policyjnego w celu dokonania urzędowych oględzin zwłok, za protokołem, jak rodzina Igora Stachowiaka we Wrocławiu obejrzała sobie syna i brata zabitego w prosektorium, ale zawieźli nadgorliwcy mundurowi w towarzystwie Prokuratora nie lepszego, ciało wyciągniętego z jeziora na teren prywatnej posiadłości, w której topielec przebywał wg. zeznań świadków do godz. 2 w nocy z niewiastą obstawianą dzisiaj ciągle przez prywatną firmę najemników nie mających z Policją nic wspólnego, femme fatale zastraszanej mafijnie tak samo, jak rodzina Magdaleny Zuk zastraszana była i jest ciągle przez funkcjonariuszy Prokuratury, którzy ukrywają przed Narodem Polskim handel ludźmi,

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

który Prokurator Generalny RP Zbigniew Ziobro obiecał ukrócić, ale Układ Dolnośląski musiał mu widocznie powiązać ręce, jeżeli nie przeniósł jeszcze bezczynnego dochodzenia do innej jednostki Prokuratury. 1,8K Aufrufe PDF: https://de.scribd.com/document/408250944/Czy-Zbigniew-Ziobro-rzadzi-sie-w-interesiemafijnych-ZR-SSetKh-FO-von-StefanKosiewski-ZECh-Przeslanie-na-May-Day20190501-ME-SOWA-Kushner-TrumpPDO57 Kotek nadany przez damę, która zabawiała się czterojajecznie; jak damy (a jak nie damy, to WSI może nie dać wygrać Porozumieniu Centrum w nadchodzących wyborach! Bierz, .:.bracie jako i ja biorę, oralnie i doodbytniczo, lojalnie), mógł przecież piesek tymczasem przepoczwarzyć się w potworne kocisko z pazurami, raka odbytnicy, wilka stepowego jelita grubego, panterę tygrysa za sztabami tarota, gangrenę i zarazę żydokomunistyczną, przed którą przestrzegał Polski Naród Arcybiskup Krakowa, ks. Jędraszewski, który zna się na rzeczy, bo jeszcze tak niedawno, na zajmowanym stanowisku kościelnym biskupa pomocniczego w mieście Łodzi święcił dla czystego zysku, dla samej kasy, pieniędzy, dekle od studzienek kanalizacyjnych. Bo przecież nie polewał klecha wodą święconą żeliwnych dekli do studzienek kanalizacyjnych dla Zbawienia ich od wieczystej rdzy, która zażera mosty i drogi jeszcze nie wybudowane, jeszcze nie postawione przez Cezariusza Mariusza Lesisza, Pełnomocnika Premiera Morawieckiego po krótkim kursie na stypendium w USA, byłego kierowcy Kornela Morawieckiego walczącego z rakiem. Dzisiaj, w sobotę, 14 września „Polska pod Krzyżem”, NA GIEWONCIE, a jeszcze się taki Dziwisz nie urodził, który by wszystkim dogodził gwiazdą żydoską w herbie biskupim nad krzyżem na Giewoncie, pod którym za wiarę polegli Polacy, za których się jeszcze ksiądz Szydło w Oświęcimiu nie pomodlił, bo raptus porzucił urząd kościelny przed puszczeniem po wnętrzu pustej budowli sakralnej tacy na ofiarę, której nie spodziewał się z powrotem dostać kleryk-niedowiarek, jak św. Tomasz, bez wyobraźni zakonnika Rydzyka, któremu bezdomni członkowie rządu RP 260 mln dotacji dali, to temu Tymoteuszowi Szydło, synowi byłej polskiej pani premier, ile mogło dać żydostwo światowe, rządzące w POLON? Wracaj, śmoku, jak Owsiaki do orkiestry i nie wychylaj się, nie panikuj; mszę po łacinie można przecież dla dobra .:.Sprawy wszystkich nieobecnych puścić z taśmy, OREMUS na YouTube. Watykan ostrzega niemiecki Episkopat przed naruszaniem nauki Kościoła https://t.co/zgs8KQME7z nauczanie papieża Franciszka; ostrzega jawnych Marksistów Kościoła św. w Niemczech, czyli tzw. komitet wykonawczy Niemieckiej Konferencji Biskupów, 4 września b.r. na ręce kard. Reinharda Marxa wpłynął list z Watykanu — sowa (@sowa) September 14, 2019

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

W peregrynację udasz się, młody człowieku do Ambasador Azari (ale nie przekręć po drodze nazwiska na: Chazari), złożysz należny pokłon, protokołem przewidziany, podasz książkę w prezencie, dostaniesz odpowiednią zawczasu, podołasz, powołasz się na nauczanie papieża Franciszka; franz (w jidysz nie posługuje się bez potrzeby wielkimi literami) ostrzega jawnych Marksistów Kościoła św. w Niemczech, czyli tzw. komitet wykonawczy Niemieckiej Konferencji Biskupów, w liście z 4 września b.r. skierowanym na ręce przewodniczącego niemieckiego episkopatu, kard. Reinharda Marxa, prefekt Kongregacji ds. Biskupów, kard. Marc Ouellet, ponieważ stwierdził ex kathedra, że plany Zgromadzenia Synodalnego RFN muszą być zgodne z wytycznymi wydanymi przez papieża Franciszka 29 czerwca b.r., w których Ojciec Święty stwierdza, że synod w Niemczech nie może zmienić nauczania, ani dyscypliny Kościoła Powszechnego. Do listu pasterskiego dołączono czterostronicową ocenę prawną projektu statutu synodu niemieckiego, czytamy na onecie. Podpisał ją przewodniczący Papieskiej Rady ds. Tekstów Prawnych, abp Filippo Iannone OCarm. A nie słuchaj się debili, którzy głoszą, jak senator Bogdan Klich z PO, że PiS jest głupi, bo zrobił tak, że obywatel nie ma zagwarantowane, że stanie przed sądem, jak gwarantuje mu konstytucja. Bo może obywatel, panie Klich nie chce wcale, nie życzy sobie być po sądach ciągany, osądzany wyrokiem nakazowym 1 sierpnia 2008, w postępowaniu kapturowym, pod nieobecność osoby oskarżonego, skazanego przez grupę przestępczą osobników o żydoskich nazwiskach ukrytą w strukturach Ministerstwa Sprawiedliwości i w mundurach MSWiA, skazanego zaocznie z rażącym naruszeniem prawa tzw. Polski Kaczyńskiego z nadania GRU. A CO MA BYC? Cyraneczka nie ptak Wracając do Oświęcimia: Przejmie, mój Drogi Pani Matula schedę partyjną po Piłsudskim, który chciałby 17 września zaklepać sobie jeszcze u Jędraszewskiego z Dziwiszem reformę Kościoła Krakowskiego, fundamentalną, sięgającą krypty kryptosyjonistycznej św. Leonarda na Wawelu tak, żeby sarkofag Dziadka szło przenieść na stałe do przedsionka Lechostwa Kaczyńskich, albowiem zapragnął konający (oczyma wyobraźni z .:.Góry danej Piechocie), że po udanej operacji (jednej, drugiej i trzeciej stawu kolanowego) polegnie dosłownie w pośrodku Całego Nieszczęścia, za przedsionkiem z Piłsudskim i bratem jednojajowym z bratową. Ten zaś, kto jest już konsekrowaną osobą i został przyjęty do stanu, temu na drogę: vade me cum w biskupy! Albowiem staną przed Najwyższym, Trybunałem Narodu Polskiego wszyscy po kolei, cała ta banda obżydliwa zwyrodnialców nepotycznych, a będzie zgrzytanie zębami, które zagwarantuje debilom z Bilderbergami m.in. europoseł Radek Sikorski, obywatel Wielkiej Brytanii a chyba i USA także, skoro żyje zgodnie i przykładnie od lat ze swą ślubną, bez przysłowiowych, głośnych pyskówek na Mazurach, po północy, bez rękoczynów i bez wyrzucania Gości z posiadłości o godzinie drugiej w nocy. Obcej damy! Cudownie wyplutej po wszystkim na brzegu jeziora z brzucha Wielkiej Ryby, niczym biblijny Prorok Eliasz. Pozostającej do zakończenia dochodzenia Prokuratury pod ochroną tajemniczych najemników, którymi nie jest zainteresowana Policja, bo po co ma się mieszać do cudzych wyborów, jeśli wszystko jest już .:.Odgórnie Poukładane, jak w Planie Bożym? Szanowna/ -y Pani/ Panie Prokuratorze Rejonowy Łódź-Śródmieście, jeżeli jeszcze raz dostanę z Waszego Adresu Wezwanie z brakami formalnymi (brak imienia i nazwiska Prokuratora), to może skorzystam z proceduralnej możliwości złożenia w tej sprawie wniosku, poskarżenia się do Prok. Szeleszczyka z Prokuratury Krajowej. A gdyby miało to nie pomóc, to złożę może wniosek do Prokuratora Krajowego, Siemiątkowskiego ze Sosnowca za Czeladzią, który urodził się tak samo, jak poseł Andzel z naszej Czeladzi, od Komisji do służb specjalnych, tajnych, w pokoleniu młodszym od mojego o ćwierć wieku dosłownie, na terenie tego samego, biskupiego Księstwa Siewierskiego, które za Cyrankiewicza w PRL włączono do województwa Sląsko-Dąbrowskiego likwidując tym samym Małopolskę Zachodnią, na kartach książek do nauki magistra historii.

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

Uzasadnię projektowane pro publico bono wnioskowanie tym, że nie mają żadnego innego pomysłu na ściągnięcie wielomiliardowego odszkodowania, o którym tyle gadają, za wojnę i okupację, od przywiezionego z USA pomysłu przez emisariusza Friedmana ze Stratfor, Chodakoskiego, sposobu na podział, podzielenia się miliardami od Niemców po połowie: połowa do Stanów pójdzie, jako egzekucja 447 dla amerykańskich, a druga połowa miliardów dla miejscowych w POLON, którzy nie skorzystali jeszcze na żadnym SKOKU, nie załapali się, jak powiada mój były kolega związkowy, Wałęsa, na żadnym SKOKU Wołomin, Amber Gold, FOZZ itd. sięgając w przeszłość aż do fermy lisów, którą premier Cyrankiewicz (o żydoskim nazwisku utworzonym od nazwy ptaszka wodnego), sprzedał jako prywatna osoba, w ostatniej chwili, na czas koledze mojego wakacyjnego znajomego ze Sarbinowa, za wykorzystaniem przez żyda kaczkowatego (cyranka, to euroazjatycka, dzika kaczka z piosenki śpiewanej przez Zespół Folklorystyczny Mazowsze: cyraneczka nie ptak) wiedzy o tym, co zrobi nazajutrz jako premier PRL, któremu to znajomemu miałem załatwić coś w Koszalinie 1973 roku, ale nie poszło, nie dlatego, że w dowodzie osobistym, w rubryce zawód miał nieszczęśnik wpisane grubo długopisem niebieskim słowo: ZŁODZIEJ, przez kogoś nieżyczliwego mu najwidoczniej, ale z braku zwykłego papierka, upoważnienia dla plenipotenta, podpisanego notarialnie przez osobę podprowadzającego. Z Panem Bogiem Z Frankfurtu nad Menem czytał Autor https://gloria.tv/audio/eWXVZUJgMUSH4UtouT9eaiYBa

PDF: https://issuu.com/kulturzentrum/docs/czy_zbigniew_ziobro_rzadzi_sie_w_in/48 Justice and Peace I am the Way, seid Jesus one day, I am the Truth and the Life. And He gave life for what He had said And He died, so we could have life. His message was clear and yet not for all, For Truth is not welcome in our world. So many are driven by hunger of might That they kill everything that's in their way. If there is no truth, please don't look for peace, For peace is born in the human heart That is filled with truth and justice. I am the Way, the Truth and the Life, Says to me and to you, No one can give you more than I can, No justice and peace without Me.

https://vk.com/photo467751157_456239909 585/5000 Gerechtigkeit und Frieden Ich bin der Weg, sagte Jesus eines Tages, Ich bin die Wahrheit und das Leben. Und er gab Leben für das, was er gesagt hatte Und er starb, damit wir Leben haben konnten. Seine Botschaft war klar und doch nicht für alle, Denn Wahrheit ist in unserer Welt nicht willkommen. So viele sind von Machthunger getrieben Dass sie alles töten, was ihnen im Wege steht.

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

Wenn es keine Wahrheit gibt, bitte suche nicht nach Frieden, Denn Frieden wird im menschlichen Herzen geboren Das ist erfüllt von Wahrheit und Gerechtigkeit. Ich bin der Weg, die Wahrheit und das Leben, Sagt zu mir und zu dir, Niemand kann dir mehr geben als ich, Keine Gerechtigkeit und kein Frieden ohne mich.

Sprawiedliwość i pokój Jestem Drogą, rzekł razu pewnego, Jestem Prawdą i Życiem. I dał życie za to, co nam powiedział A skonał, dla naszego życia. Jego tweet był jasny, a jednak nie dla każdego; Prawda nie jest mile przyjmowana na tym świecie. Tak wodzi złoczyńcami głód nadużywania władzy Że zabijają wszystko, co napotkają na swej drodze. Jeśli nie ma prawdy, proszę nie wypatruj pokoju, Albowiem pokój rodzi się w sercu człowieka Jest wypełniony prawdą i sprawiedliwością. Jestem Drogą, Prawdą i Życiem, Mówi Jezus do ciebie i do mnie, Nikt nie może ci dać więcej, aniżeli ja mogę, Nie ma sprawiedliwości i pokoju beze Mnie.

https://issuu.com/kulturzentrum

16. September 2019


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

We Wigilię urodzin Autorki, Teresy Pośpiech z Gloucester, born in the Duchy of Siewierz ** Okt, 13 AD 2019 do polskiego przekabacił nebotycznie* kuzyn: S.K. https://vk.com/photo467751157_457241796

Przypisy: *nebotyzm, to Ideologia Nowego Człowieka, Niebopolityka w Praxis/ πρᾶξις Instytut Niebopolityki https://issuu.com/kulturzentrum/stacks/a2d86f444649425b84bdd3203185620 ** Zakupione za "60 tys. grzywien szerokich groszy praskich".... J.Caro pisze: „Oto Wacław, książę cieszyński ... znajdował się w kłopotach pieniężnych. A ponieważ w imieniu małoletnich braci zarządzał samoistnem księstewkiem położonym u granic polskich, przeto, nie robiąc sobie żadnych skrupułów, zaproponował sprzedaż biskupowi krakowskiemu”. Według niego również, książę cieszyński zanim znalazł kupca na księstwo siewierskie w osobie biskupa krakowskiego, proponował je Akademii Krakowskiej. ... W latach 40-tych XV wieku książę rybnicko – karniowski Mikołaj miewał zatargi z biskupem krakowskim Zbigniewem Oleśnickim. Z tymi zatargami często były związane łupieskie wyprawy na dobra biskupów krakowskich: Siewierz, Chełm, Imielin. Zakończyły się one zajęciem przez księcia Mikołaja Siewierza, dopiero co kupiony od książąt cieszyńskich Wacława i Bolesława, przez biskupa Zbigniew Oleśnicki. W związku z tym nie obyło się bez zbrojnej interwencji Polaków, którym przewodził starosta sieradzki, Piotr Szafraniec. Dość powiedzieć, że zatargi te, liczne najazdy te, jak i zła sława księcia Mikołaja spowodowały, iż umierał on, określany przez źródła śląskie, jako nieprzyjaciel Kościoła. W drugiej połowie lat 40-tych XV wieku, w okresie bezkrólewia w Koronie Polskiej, książę Mikołaj ostatecznie stał się stronnikiem dworu polskiego.Udało mu się pozyskać tam, nawet wszechmocnego biskupa Oleśnickiego, którego w związku ze sprawą Siewierza, był dotąd śmiertelnym wrogiem i w 1445 roku książę oddał biskupowi Siewierz Obszar księstwa wynosił 607 km2, a w jego skład wchodziły trzy miasta: Siewierz, Czeladź i Koziegłowy oraz wioski: Gołuchowice, Łagisza, Wojkowice Komorne, Rzeniszów, Nowa Wieś, Strzyżowice, Sączów, Myszkowice, Tąpkowice, Wojkowice Kościelne, Dąbie, Rogoźnik, Twardowice, Sadowie, Winowno, Będusz, Żelisławice, Bobrowniki, Cynków, Chruszczobród, Grodziec i Ożarowice. Wśród nowej szlachty siewierskiej nobilitacje i indygenaty otrzymują m.in. Kazimierz Olearski - bliżej z pochodzenia nieznany, Michał Bontani najemny kapitan konnej gwardii królewskiej i Kazimierz Bontani zaciężny namiestnik tej gwardii, Jan Koliński - wójt siewierski, Wojciech Dziembowski - dzierżawca ceł królewskich, Ignacy Wędrychowski - włodarz klucza siewierskiego, Wincenty Szyrnczykiewicz - regent kancelarii nadwornej biskupa, Gabryjel Bodurkiewicz - wójt Czeladzi, Walenty Roździeński, kuźnik śląski i poeta (twórca dzieła; Officina ferraria abo huta i warstat szlachetnego dzieła żelaznego) i inni (.. .) http://www.historycy.org/historia/index.php/t58292.html https://vk.com/photo467751157_456239921

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

https://t.co/xoSHstKrPz pic.twitter.com/bJ9eeL4gaK — sowa (@sowa) September 13, 2019

audio: https://gloria.tv/audio/64MEkGKycWgT2ksyHyDp4yW3k Propozycje Polaków zamieszkałych za granicą dla katolików rządzących w Polsce po Magdalence PDO607 https://vk.com/wall467751157_269 PDF: https://issuu.com/kulturzentrum/docs/propozycje_polakow_zamieszkalych_za 1,4K Aufrufe PDF: https://de.scribd.com/document/388193896/Propozycje-Polakow-zamieszkalych-za-granica-dlakatolikow-rzadzacych-w-Polsce-po-Magdalence-PDO607-ZR-von-Stefan-Kosiewski-SSetKh-ZECh-FO20180909-ME ZR von Stefan Kosiewski Studia Slavica et Khazarica ZECh FO 20180909 ME SOWA http://sowa.quicksnake.cz/ARCIBISKUP-OLOMOUCKY/Propozycje-Polakow-zamieszkalych-za-granica-dlakatolikow-rzadzacych-w-Polsce-po-Magdalence-PDO607-ZR-von-Stefan-Kosiewski-Studia-Slavica-etKhazarica-ZECh-FO https://vk.com/photo467751157_457241965 Duda wezwany do Bialego Domu na dywanik HEAD M21 Panama-Pampers-Poland PDO314 Uciekinierzy o zydowskich nazwiskach FO von Ste.. 3.3 MB, 9 września 2019 Duda, wezwany do Bialego Domu na dywanik, HEAD, M21, Panama-Pampers-Poland, PDO314, Uciekinierzy o zydowskich nazwiskach, FO, Stefan Kosiewski, 20190909 https://vk.com/wall467751157_647

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

PR Ko 1910.2019 274 KB, wczoraj o 11:54 Prokuratura Rejonowa, ŁódźSródmieście, PR Ko 1910.2019, Stefan Kosiewski, Wezwanie -----Wiadomość oryginalna----Od: Prokurarura Rejonowa Łódź-Śródmieście <pr.srodmiescie@lodz.po.gov.pl> Wysłano: piątek, 13 września 2019 10:41 Do: skosiewski@gmail.com Temat: PR Ko 1910.2019 Dzień dobry, w załączeniu przesyłam pismo PR ŁódźŚródmieście.

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

Trzustka sie odezwala M22 FURA w oczko SZACHISTY von Stefan Kosiewski SSetKh abp Jedraszewski sarkofag ZARAZY na Wawel 201909.. 3.7 MB, 12 września o 15:13 Trzustka sie odezwala, M22, FURA w oczko SZACHISTY, Stefan Kosiewski, SSetKh, abp Jedraszewski sarkofag ZARAZY na Wawel, 20190912, ME SOWA, POJLN, 3D

https://issuu.com/kulturzentrum


Europäisches Magazin SOWA

Studienreise Posen und Gnesen 5. bis 8. Dezember 2019 Freundeskreis Frankfurt/ Krakau c/o Ra Klaus Sturmfels

PDF: https://vk.com/doc467751157_515892326

doc02979320190913092927 Slawomir Szeleszczyk PK I Ko1 1284.2018.pdf 229 KB, wczoraj o 12:22 doc02979320190913092927, Slawomir Szeleszczyk, PK I Ko1 1284.2018, Stefan Kosiewski, Trzustka się odezwała, M22, abp Jędraszewski, Wawel, Sarkofag Zarazy, Jarosław Kaczyński Od: Nożewski Paweł (PR) <Pawel.Nozewski@pk.gov.pl> W imieniu Biuro Podawcze Wysłano: piątek, 13 września 2019 12:12 Do: skosiewski@gmail.com Temat: PK I Ko1 1284.2018 W załączeniu przesyłam pismo z dnia 12 września 2019r. PDF: https://vk.com/doc467751157_515997522 BIURO PREZYDIALNE Wydział Skarg i Wniosków ul. Rakowiecka 26/30 02-528 Warszawa Email: biuro.podawcze@pk.gov.pl

https://issuu.com/kulturzentrum

16. September 2019


Europäisches Magazin SOWA

16. September 2019

Trzustka sie odezwala M22 FURA w oczko SZACHISTY ZR von Stefan Kosiewski SSetKh abp Jedraszewski moze sobie wcisnac Polakom i Katolikom sarkofag ZARAZY na Wawel FO ZECh sowa (») | 11. 9. | czytaj: 89× | audio: gloria.tv/audio/GvPeYap9Pfrf3RsBjHAHMZDrz PEGASUS: Prezent od Chińczyków dla posła Suskiego https://t.co/RWyKmASyIq Wiceprzewodniczący komisji służb specjalnych Marek Suski (PiS) posługiwał się telefonem Huawei, a obecny szef tej komisji Waldemar Andzel (PiS) z Czeladzi nie ma zielonego pojęcia o służbach, Kukiz — sowa (@sowa) September 13, 2019 TYTUŁ (pełnym) CAŁYM ZDANIEM: abp Jędraszewski może sobie już wcisnąć Polakom i Katolikom krypto syjonistyczny sarkofag ZARAZY HOMOSEKSUALNEJ na Wawel: FASCYNACJA OBŁEDEM, jeżeli Jarosław Kaczyński nie przeniesie przed październikowymi wyborami 2019 r. trumny ze zwłokami Urzędnikostwa Lechostwa Kaczyńskich do zbudowanego wszak przezeń w tym właśnie… Przeslanie na May Day PDO577 PDO640 Prokuratura Rejonowa w Tomaszowie Mazowieckim czy Zbigniew Ziobro w interesie zbrodniarzy mafijnych 20190501 ME SOWA Aneta Rusekmysowa 30. Apr. audio: https://gloria.tv/audio/2HQoBwQmn6RS2spxVop82cyrb PDF: Czy Zbigniew Ziobro rzadzi ... by Stefan Kosiewski on Scribd http://sowa.quicksnake.cz/ARCIBISKUPOLOMOUCKY/Zawiadomienie-o-ZAMACHU-STANU-M23Prokuratura-Krajowa-PK-I-Ko1-1284-2018-ProkuraturaRejonowa-Lodz-Srodmiescie-PR-Ko-1910-2019

https://ligon.wordpress.com/2019/09/15/leszekpiechota-ujawnil-numer-listy-macierewiczareporterka-magazynu-sowa-przylapala-kandydata-nadozynkach-prezydenckich-spala-niedziela-15-092019/ https://www.pinterest.de/pin/452752568791203295

https://issuu.com/kulturzentrum


ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № 93 ОТ 11.09.19 "ТЕРРИТОРИЯ ЗДРАВОГО СМЫСЛА РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ" ЦЕЛЬ - СОХРАНЕНИЕ РОССИИ КАК КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЕДИНСТВЕ НАСЕЛЕНИЯ, ТЕРРИТОРИИ И ГОСУДАРСТВЕННОСТИ Полная информация с иллюстрациями (видео, фото) и активными ссылками смотрите в соцсетях: Адрес ВКонтакте: https://vk.com/territoriazs Адрес в Фейсбуке: https://www.facebook.com/territoriyazs/ Адрес в Инстаграм: prusakov.v Адрес в Телеграмм: t.me/territoriazs Адрес координатора проекта: wt@wtjsc.com В ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ДОБАВЛЕН "РАЗДЕЛ - ДЛЯ ОБЩЕГО РАЗВИТИЯ (ЛИКБЕЗ)" , КОТОРЫЙ ДОСТУПЕН ТОЛЬКО СЛУШАТЕЛЯМ "ШКОЛЫ ЗДРАВОГО СМЫСЛА" В РАССЫЛКЕ И ОТСУТСТВУЕТ НА СТРАНИЦАХ "ТЕРРИТОРИИ" В СОЦСЕТЯХ РАЗДЕЛ - ДЕЛАЕМ ВЫВОДЫ СТРАННАЯ ИМПЕРИЯ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ, ГДЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОКРАИНЫ ЖИЛИ ЗА СЧЕТ МЕТРОПОЛИИ "Какой мы знаем по учебникам советского периода империю классического типа, к примеру Британскую империю, либо Испанскую империю. Правильно, империя классического типа, это когда метрополия живёт за счёт эксплуатации и нещадного ограбления окраин. Британия во время "эпохи географический открытий", как и несколько ранее Испания исхитрились захватить громадные территории по всему свету, и вывозили из подконтрольных территорий громадные богатства. Российская империя тоже была точно такой же, хотя и в значительно более мягком варианте. СССР же был империей странного типа, в Союзе было всё наоборот, в Союзе национальные окраины жили, и очень неплохо жили за счёт метрополии - России, РСФСР, если кому не понятно. Всё наглядно, всё предельно понятно. Если кто думает что так было только во время так называемого "позднего СССР", от которого старательно открещиваются наши контокоммунисты, то зря тот так думает. Во времена "классического - сталинского СССР", было точно также, если не хуже. Нагляднее и представить невозможно. Национальные республики СССР жили на полном иждивении России. Руководство Союза во все времена нещадно грабило и эксплуатировало РСФСР, и дотациями покупало лояльность национальных окраин Союза. Сейчас модно обвинять Россию в развале СССР. Говорят что именно принятие Россией декларации о "государственном суверенитете России" и спровоцировало распад Союза. И вот что я хочу сказать по этому поводу, если это так, то слава Богу. 1


Почему? А вы посмотрите, в какой ныне независимой стране - бывшей национальной республике Союза, народ живёт лучше чем народ современной России? Напрасный труд, таковой вы не найдёте. Сейчас в Россию на заработки едут практически со всех бывших республик СССР, за исключением разве что республик Прибалтики, да и то хоть и в меньшей степени, но едут. Кстати, это и есть хороший ответ на очень спорный и болезненный вопрос "кто кого кормил в СССР". Едут ли из России люди на заработки в среднеазиатские республики? Смешной вопрос, всё наоборот. Едут ли из России на заработки в Украину? Молдавию, и так далее? Вопросы чисто риторические, в Россию на заработки едут сейчас со всех республик бывшего СССР. Россия освободившись от тяжких гирь - национальных окраин, несмотря на санкции, развивается, крепит и перевооружает армию. До 2014 года стабильно и неуклонно рос жизненный уровень нашего народа. Да, под влиянием санкций за последние годы жизненный уровень нашего народа снизился, но тем не менее он всё равно значительно выше чем уровень жизни во всех соседних странах - бывших республик СССР. Да, не спорю, распад СССР наша трагедия, распалась огромная страна. Но эта трагедия послужила для блага России. Россия сейчас уже превзошла Советский Союз по военной мощи. Россия вышла сейчас на первое место по продаже зерна за границу, в то время как СССР закупал хлеб в США и Канаде. Впервые после 1913 года Россия стала продавать мясо в другие страны. И "вишенка на тортике", впервые с того же пресловутого 1913 года, Россия обеспечила свою продовольственную безопасность. В СССР такого никогда не было, чтобы не говорили наши комми. Сожалею ли я о распаде СССР? В какой то мере, да, желаю ли я восстановления СССР? Конечно же нет. Опять повесить на шею России все республики, опять обрушить жизненный уровень нашего народа, и для чего? Только для того чтобы через несколько десятков лет повторился распад нового Союза?" Автор: Виктор Анисимов 2


РАЗДЕЛ - "ШКОЛА ЗДРАВОГО СМЫСЛА" РЕКОМЕНДУЕТ ПУТИН О СТАЛИНЕ: "ПАПАША ВСЕ ЗАБРАЛ, И ДЕЛО С КОНЦОМ! ОТЕЦ НАРОДОВ!" "Президент России Владимир Путин оценил подход лидера СССР Иосифа Сталина к вопросу принадлежности Курильских островов. Об этом он заявил в ходе встречи с представителями общественности на Восточном экономическом форуме. «Давайте будем на это опираться, как на исходную точку, — сказал президент, имея в виду положение в регионе, сложившееся в 1945 году. — Папаша все забрал, и дело с концом! Отец народов!» Вы знаете, что когда самурай делал себе харакири, то ему полагался помощник – кайсяку, который должен был отрубить самоубийце голову, чтобы тот не агонизировал? Япония в вопросе Курильских островов напоминает курицу, которая сделала харакири, а после вскочила и носится без головы. Короче, мы ещё долго будем наблюдать, как японская безголовая курица бегает по международной арене, показывая крыльями, что всё под контролем и что Россия непременно прогнётся. Держите карман хакама шире, болезные. И не забывайте по-самурайски нагибаться, когда сзади приближается американский господин." РАЗДЕЛ - "ШКОЛА ЗДРАВОГО СМЫСЛА" РЕКОМЕНДУЕТ МИФЫ О РОССИИ. МИФ ПЕРВЫЙ - РОССИЯ НИКОМУ НЕ НУЖНА. РОССИЯ НА ПЕРИФЕРИИ МИРОВОГО РАЗВИТИЯ. "Представьте, что в мире никому не нужна страна - одна из двух в мире, управляющая единственной в мире орбитальной станцией, одна из трех в мире, имеющих собственную спутниковую навигационную систему, одна из двух в мире, способная самостоятельно проводить долгосрочные экспедиционные военные кампании, одна из пяти стран с правом вето в ООН, одна из двух стран в мире, обладающая суверенными технологиями критпозащиты и кибербезопасности, первая страна в мире, сделавшая гиперзвуковое оружие, одна из трех стран в мире, производящих широкофюзеляжные самолеты, страна, превосходящая все страны мира по количеству атомных ледоколов (20 против НУЛЯ), единственная страна, построившая города за Полярным кругом, страна, имеющая газо-, нефтетрубопроводную сеть в 1 000 000 километров, страна в одну шестую часть суши с третью мировых запасов газа и Северным морским путем в своих территориальных водах. Не знаю, как Вы, а я хочу такую! Дайте две!" РАЗДЕЛ - "ШКОЛА ЗДРАВОГО СМЫСЛА" РЕКОМЕНДУЕТ МИФЫ О РОССИИ. МИФ ВТОРОЙ - В РОССИИ ОГРОМНЫЕ ДЕНЬГИ ОТ НЕФТИ, НО ОГРОМНАЯ КОРРУПЦИЯ. ВОТ В САУДОВСКОЙ АРАВИИ....РЕСУРСНОЕ ПРОКЛЯТИЕ РОССИИ. Нефть играет значительную роль в ВВП России с начала семидесятых, когда евроатлантисты утратили контроль за Ближневосточной нефтью и арабские страны национализировали добычу углеводородов. За год-два цены на нефть с двух-трех долларов за баррель выросли до восемнадцати ( в предыдущие 100 лет цена в два3


три доллара за баррель удивительным образом не менялась). До этого народы арабских стран “добровольно” дотировали 90% стоимости нефти для свободных, эффективных западных экономик. К 1980 году цены на нефть взлетали до ста долларов за баррель, упав до 36 долларов в 1986 году и, наконец, до 11 долларов в 1998 году. Итак за последние сорок лет, когда Западу не удавалось железной рукой заставлять арабов дотировать либеральные экономики, Россия 10 лет в 70-ые годы и 10-12 лет в 2000-ые смогла получить реальные деньги за самостоятельно добытую, на своей территории и проданную Западу нефть. Россия не получала никаких подарков, не продавала нефть из оккупированных стран, не заставляла Запад с помощью санкций или угроз покупать наши углеводороды. Вы спросите почему мы каждый день извиняемся за добычу и экспорт своих углеводородов? Спросите у русского “начитанного” класса, это явно результат его внутренней психологической драмы. Найти британцев, немцев, французов или итальянцев, которые рвали бы на себе волосы, за то, что 100 лет платили за углеводороды 10% от их реальной стоимости и создали экономики-паразиты - мне не удалось. Сколько у России доходов от нефти и газа и что будет, если их “правильно поделить”? В любом разговоре, в любой день недели, при обсуждении любой проблемы обязательно всплывает аргумент, что если говорящему дать “правильно поделить” доходы от нефти и газа, то…далее следует очередная версия чуда. При любой попытке предложить посчитать или обосновать решения появляется “абсолютный” аргумент: “ А вот в Саудовской Аравии, в Норвегии и …” Возьмите не самый дружественный к России Международный ежегодник ЦРУ (CIA Factbook) и составьте себе сравнительную таблицу или диаграмму чистого экспорта нефти на душу населения для разных стран, потому что 2-3 миллиона жителей Катара и Кувейта или 5 миллионов граждан Норвегии как выгодоприобретатели нефтедоходов - это не тоже самое, что 145 миллионов граждан России. Итак, Катар экспортирует баррелей нефти на одного гражданина 326,8 против 12,8 у России (в 25 раз больше), Кувейт - 307,4 против 12,8 у России (24 раза), Норвегия - 177,9 против 12,8 у России (14 раз). Неужели норвежцы живут в 14 раз дольше русских или бензин у них в 14 раз дешевле, чем в России? В 14 раз!!!, Карл, мне кажется в Норвегии ктото круто ворует. Для сравнения чистый экспорт крупных нефтяных стран: Ирака (30 миллионов граждан) и Ирана (70 миллионов граждан) - 22,8 и 11,1 барреля на жителя в год. У России 12,8 барреля. И тут, возникает второй вопрос, Карл, а где у Ирака и Ирана - орбитальная космическая станция, атомные подводные лодки, глобальная спутниковая навигационная система, миллион километров трубопроводов и десятки атомных энергоблоков. Не знаю, какие выводы сделаете Вы, а по мне, так у России огромная не нефтяная экономика, и проблема не в ней, а в наших счетоводах. Ну, и наконец, о РЕСУРСНОМ проклятье России. Вот тут верю евроатлантистам сразу и без комментариев. Если у русских, индусов, китайцев, ацтеков, американских индейцев, сирийцев или ливийцев обнаруживается ресурс, который понадобился евро-американцам, то над этими народами сразу повисает проклятье. Их страны становятся колониями стран евроатлантики, там начинаются гражданские войны, несправедливые выборы, экономические санкции и корректирующие визиты ракетных крейсеров и авианосных групп. Надеюсь, что русский Генштаб в ближайшие годы снимет проклятье сначала с экономики России, а затем и со стран союзников. 4


РАЗДЕЛ - "ШКОЛА ЗДРАВОГО СМЫСЛА" РЕКОМЕНДУЕТ МИФЫ О РОССИИ. МИФ ТРЕТИЙ - РОССИЯ ДВЕНАДЦАТАЯ, СЕМНАДЦАТАЯ...ЭКОНОМИКА МИРА (МЕНЬШЕ ПОРТУГАЛИИ, КАНАДЫ, ИТАЛИИ И Т.Д.) Международный валютный фонд, Всемирный банк и Международный ежегодник ЦРУ дают России шестое место в мире по ВВП (по паритетной покупательной способности). Это порядка четырех триллионов долларов, причем от пятого места Германии нас отделяет так мало, что можно сказать, что Россия делит с Германией 56 место во ВВП. Почему по Паритетной покупательной способности, а не по курсу доллара? Англосаксы эмитируют столько внутреннего долга в долларах, которым поддерживают свой же ВВП и надувают фондовый рынок, что использовать курс доллара при сравнении экономик - невозможно. Могу понять Терезу Мэй, которая негодует, как Россия с ВВП меньше, чем у Канады 1,7 триллиона долларов (у англосаксов ВВП в долларах и по ППС одинаковые), позволяет так вести себя в мире. Ну не говорить же избирателям, что экономика самой Британии составляет лишь 70% от российской. Другой способ проверить размер экономики России - это расходы туристов. В 2014 году до санкций и девальвации рубля Россия - пятая в мире по расходам туристов. Впереди только Китай, США, Германия и Британия. Утрата потоков русских туристов на Турцию и Египет произвела большее впечатление, чем распад Советского Союза. Но главное когда экономику России сравнивают с Канадой, Испанией, Италией или даже Британией, я никак не могу отделаться от мыслей, что не могу вспомнить продукцию этих стран. Электроника, одежда, станкостроение, дорожная техника, танкеры, программное обеспечение, социальные сети, поисковики, распределенные системы вызова и управления такси. Где глобальные бренды этих стран? А если экономики этих стран “все равно” больше, чем у России, то почему у них нет своих орбитальных станций, систем спутниковой навигации, атомных ледоколов, газо- и нефте-танкеров ледового класса, сотен тысяч километров трубопроводов, которые “ржавая бензоколонка” построила и содержит за свой счет. Ну и отдельная область сравнения - Оборонно-промышленный комплекс. По признанию западных профессиональных аналитиков перевооружение, проведенное Россией в 2012-2018 годах, говорит о другой экономике. Каждый доллар, вложенный русскими был равен пяти долларам, потраченным США. Поэтому “скромные” триста-четыреста миллиардов долларов, вложенных Россией в перевооружение, эквивалентны 1,5-2 триллионам долларов, которые должно вложить НАТО. Россия - пятая-шестая экономика мира, и это не смотря на многие провалы, недостатки и неэффективность управления активами. Это говорит о том, какой же у нас с Вами огромный потенциал, если при всей нашей внутренней склочности, базарности и “кругом виноватости” - Россия - пятая в мире. РАЗДЕЛ - ДЕЛАЕМ ВЫВОДЫ ТЮРЬМА НАРОДОВ - ЕВРОСОЮЗ, А НЕ СССР "Если бы СССР действовал как Евросоюз, и потребовал бы от Прибалтики и Украины миллиарды отступного за право выхода — они бы до сих пор оставались бы под властью Москвы. ЕС потребовал миллиарды (сорок? девяносто?) от Англии за выход из ЕС, а Англию ЕС не отстроил — в отличие от Прибалтики и Украины 5


Русские всегда легко уходили — хоть из Парижа в 1815, хоть из Берлина, Тбилиси, Киева, Риги… А европейцы — тем паче американцы — не уходят, пока всю кровь не выпьют. Народ хочет выйти из ЕС. Не только народ Англии — народ Франции голосовал за Выход в 2005, народ Голландии — так же, греки голосовали недавно, датчане — давно, и ничего ни у кого не вышло. Как клещ, как бульдог, ЕС прилип и не хочет оторваться. Англия — отличный донор, она не только кормит Польшу и Литву, Болгарию и Румынию; в ней еще и поселился миллион поляков, и половина Риги. ЕС — новая Тюрьма Народов; недемократическая структура; им правит неизбираемая комиссия; избирается только парламент, но у него нет никаких прав. ЕС поддерживает массовую иммиграцию, вытеснение и замену коренного населения, поддерживает сексуальные извращения, ненавидит христианскую веру, верит в изменения климата, зеленую энергию и Грету Тунберг. Евросоюз — затягивает пояса рабочим и среднему классу, щедр к банкирам. Кто хочет в Евросоюз? Литва, Словакия и Северная Македония. Евросоюз — механизм колониального управления оккупированной Европой." РАЗДЕЛ - "ШКОЛА ЗДРАВОГО СМЫСЛА" РЕКОМЕНДУЕТ ПЕРЕПАЛКА ПРЕЗИДЕНТА ФРАНЦИИ С ГЛАВОЙ ПЕНТАГОНА ПО ВОПРОСУ ОТНОШЕНИЙ С РОССИЕЙ В ходе пресс-конференции в Париже новоиспеченный глава Петагона заявил, что для совместной работы с западным миром, России необходимо изменить свое поведение. Эспер хотел продолжить свой рассказ о том, что у России все не так как нужно и тут его неожиданно прервал президент Франции Эмануэль Макрон, которому уже видать надоела эта излишняя самоуверенность и напыщенность главы Пентагона. Эмманюэль Макрон заявил: «Я думаю, что толкать Россию дальше от Европы — глубокая стратегическая ошибка. Потому что мы толкаем Россию либо в изоляцию, что создает напряжение, либо в союзничество с другими большими державами, как Китай. И это совсем не в наших интересах » Подробности в видео (4 мин):

6


РАЗДЕЛ - ДЛЯ ОБЩЕГО РАЗВИТИЯ (ЛИКБЕЗ) ИНЬ И ЯН - ПОЛЯРНОСТЬ И ЕДИНСТВО (ИЗУЧАЕМ КИТАЙ) "У истоков китайского образа мышления и чувств лежит принцип полярности, который не следует путать с представлением о противоположности или конфликте. Прибегая к метафорам других культур, это представление можно выразить как войну света и тьмы, жизни и смерти, хорошего и плохого, положительного и отрицательного. Таким образом, возник и начал процветать по всему миру идеализм, предписывающий содействовать первому и избавляться от второго. С точки зрения традиционного мышления китайцев, этот подход так же немыслим, как электрический ток без положительного и отрицательного полюсов, поскольку принцип полярности состоит в том, что «-» и «+», север и юг являются различными аспектами одной и той же системы и что исчезновение одного из них всегда приводит к исчезновению всей системы. Это разочаровывает людей, воспитанных в среде с христианскими и иудейскими идеалами, потому что такой подход, как может показаться, отрицает возможность прогресса — представление о котором основано на линейном (а не циклическом) видении времени и истории. Фактически вся западная технология началась с попыток «сделать мир лучшим местом» — получить удовольствие без страдания, богатство без бедности, здоровье без болезни. Однако, как становится все очевиднее в настоящее время, наше насильственное стремление достичь этого идеала с помощью таких средств как, пенициллин, ядерная энергия, передвижение на автомобилях, компьютеры, индустриализация сельского хозяйства, запруживание рек и принуждение всех членов общества казаться «здоровыми и хорошими» — создает больше проблем, нежели разрешает. Дело в том, что во всех технологических начинаниях мы вмешиваемся в сложную систему взаимоотношений, которой не понимаем, и чем больше мы изучаем ее, тем больше она ускользает от нас, открывая все новые и новые особенности для дальнейших исследований. Когда мы пытаемся понять и подчинить себе мир, он убегает от нас прочь. Даос же, вместо того чтобы все дальше вовлекаться в эту ситуацию, спросит, в чем ее смысл. Что убегает от нас тем быстрее, чем больше мы его преследуем? Ответ: мы сами. Идеалист (в моральном смысле слова) считает вселенную отличной и отдельной от самого себя — то есть системой внешних объектов, которая нуждается в подчинении. Даос же видит вселенную как то, что неотделимо от него и является им — и поэтому Лао-Цзы изрек: «Не покидая своего дома, я знаю всю вселенную». Отсюда следует, что искусство жизни больше напоминает навигацию, чем боевые действия, поскольку в данном случае важно понять ветры, приливы, течения, времена года и принципы роста и увядания так, чтобы в своих действиях использовать их, а не воевать с ними. 7


В этом смысле даосский подход не противопоставляет себя технологии как таковой. В действительности, писания Чжуанцзы изобилуют ссылками на промыслы и ремесла, совершенство в которых достигается, когда «идут вдоль волокон». Ведь технология разрушительна лишь в руках людей, которые не понимают, что они неотделимы от процесса развития вселенной. Увлеченность сознательным вниманием и линейным мышлением привела нас к пренебрежению и неведению в отношении основных принципов и ритмов этого процесса, главный из которых — принцип полярности. В китайском языке двумя полюсами космической энергии являются Ян (положительный) и Инь (отрицательный). Иероглифы Ян и Инь являются солнечным и тенистым склонами холма (фоу) и ассоциируются с мужским и женским началом, с устойчивостью и податливостью, силой и слабостью, светом и тьмой, подъемом и падением, небом и землей, и их распознают даже в таких повседневных делах, как приготовление пищи, которая, например, может содержать или не содержать специи. Таким образом, искусство жизни рассматривается не как следование Ян и отказ от Инь, а как поддержание их равновесия, поскольку одно невозможно без другого. Рассматривая Ян и Инь как мужское и женское начала, мы говорим не столько о мужчине и женщине как индивидах, сколько о характеристиках, преобладающих у представителей одного пола, но присущих не только им. Ясно, что у мужчины имеется выпуклый пенис, тогда как у женщины — вогнутое влагалище и хотя люди склонны рассматривать мужской орган как наличие, а женский как отсутствие (отсюда фрейдовская «зависть к пенису»), очевидно, что выпуклое теряет смысл в отсутствие вогнутого и что грозный membrum virile никому не нужен, если его некуда поместить, и наоборот. Однако мужчина не должен пренебрегать своей женской составляющей, равно как и женщина — мужской. Так, Лао-Цзы говорит: «Зная мужское, но следуя женскому – Так становитесь единым потоком. Если вы стали единым потоком, Вы не отделимы от вечной добродетели». Ян и Инь — это мужское и женское начала, а не мужчины и женщины, и поэтому между притворно грубым мужчиной и притворно хрупкой женщиной не могут установиться подлинные отношения. Ключ ко взаимоотношению Ян и Инь называется сян-шэн, совместное возникновение или нераздельность. Лао-Цзы говорит об этом так: «Когда все почитают красоту красивой, появляется уродство; Когда все согласны в том, что хорошее хорошо, появляется зло; «Быть» и «не быть» возникают вместе; Трудное и легкое познаются в сравнении; Длинное и короткое известны в отношении друг к другу; Высокое и низкое расположены взаимно… До и после следуют друг за другом.» Таким образом, Ян и Инь подобны различным, по неразделимым сторонам одной монеты, полюсам одного магнита, пульсациям и промежуткам одной вибрации. В 8


конечном итоге ни одна противоположность не может победить другую, поскольку они больше похожи на борющихся влюбленных, нежели на сражающихся воинов. Однако нам, с нашей логикой, трудно видеть, что бытие и не-бытие возникают одновременно и поддерживают друг друга, поскольку в западном человеке живет великий воображаемый страх того, что вселенная в конце концов погрузится в пустоту. Нам нелегко согласиться с тем, что пустота созидательна и что бытие возникает из не-бытия, как звук из тишины, а свет из пространства. Лао-Цзы в «Дао дэ цзин» говорит: «Тридцать спиц объединяются в ступице колеса, Но только центральная дыра [буквально, "их не-бытие"] делает их полезными. Вылепи из глины сосуд, Но только пространство внутри него сделает его пригодным. Проруби двери и окна в стенах комнаты, Только пустоты делают ее удобной. Посему достоинства возникают из того, что есть; Полезность же проистекает из того, чего нет.» Я не знаю, можно ли с помощью нашей логики подвергнуть сомнению эту точку зрения, поскольку я обнаруживаю, что не могу вообразить себе физический объект без окружающего его более или менее пустого пространства. Мы упускаем пространство из виду именно потому, что оно однородно, как вода для рыб, а воздух для птиц. Нам очень трудно дать разумное описание стихий и измерений, которые постоянно присутствуют в наших переживаниях, — таких, как сознание, время, движение и электричество. … И все же я интуитивно чувствую, что «пространство» и «пустота» (кун) в значительной мере присутствуют в нашем восприятии всегда, и у каждого ребенка путаются мысли, когда он пытается вообразить себе пространство, простирающееся беспредельно. Это пространство не есть «полное ничто» в том смысле, в котором мы обычно используем это выражение, поскольку я не могу избавиться от ощущения, что пространство и мое осознание вселенной суть одно и то же. Тут я сразу же вспоминаю слова чаньского (дзэнского) патриарха Хуэй-нэна, который, через одиннадцать столетий после Лао-Цзы, сказал: «Емкость ума велика и широка, как безграничное небо. Не сидите, сосредоточив ум на пустоте. Если вы будете это делать, вы окажетесь в безжизненной пустоте. Подлинная же пустота объемлет солнце, луну, звезды и планеты, великую землю, горы и реки, все деревья и травы, плохих людей и хороших, плохие вещи и хорошие, небеса и ад — все это пребывает среди пустоты. Такова же пустота человеческой природы.» Таким образом, полярность Ян — Инь проявляется в том, что нечто и ничто, наличие и отсутствие, объекты и пространство, а также пробуждения и засыпания, чередования существования и не существования — необходимы друг другу. Позвольте мне спросить вас, как бы вы знали, что живы, если бы когда-то вы не были мертвы? Как можно говорить о реальном и наличествующем, если при этом не имеет место полярное восприятие пустоты? Ян — Инь в некотором смысле соответствуют (более поздним) буддистским представлениям о форме (сэ) и пустоте (кун) — о которых «Хридайя-сугра» говорит: «Что есть форма, то воистину пустота; что есть пустота, то воистину форма». Этот 9


кажущийся парадокс становится понятен, когда мы рассматриваем идею о ясности (цин), поскольку ясность мы представляем себе и как прозрачное свободное пространство, и как прорисованную в деталях форму — некое подобие того, что фотографы, пользующиеся сильными линзами, называют «высоким разрешением». Это снова возвращает нас к изречению Лао-Цзы о полезности дверей и окон. С помощью совершенного ничто мы видим совершенное нечто. Во многом подобно этому философы школы Инь — Ян (III век) видели в положительном — и отрицательном — аспекты тай-цзи, или Великого Предела, который изначально представлялся как «пустой круг» (у-цзи), хотя слово цзи вначале, по-видимому, имело значение «коньковый брус», на котором держатся две стороны крыши — Ян и Инь. Поэтому полярность Инь и Ян означает не то, что мы обычно понимаем как дуализм, а скорее явную двойственность, подразумевающую неявное единство. Эти два начала, как я уже говорил, не воюют друг с другом, как зороастрийские Ахура Мазда и Ариман, а влюблены друг в друга. Интересно отметить, что традиционная эмблема двойной спирали является одновременно структурой сексуального общения и очертанием спиральной галактики. Инь и Ян вместе называется Дао. Страстное единение Инь и Ян, а также совокупление мужа и жены, образуют вечную структуру вселенной. Если бы небо и земля не сливались, откуда бы все получило жизнь? Практическая задача жизни в том, чтобы не давать игровому поединку Ян и Инь заходить слишком далеко. Лишь недавно китайцы стали верить в социальную утопию, и это следует понимать как необходимую реакцию на долгие годы оккупации, анархии и крайней бедности. Однако в IV веке Чжуанцзы писал: Все, кто говорят, что желают иметь добро без его дополнения, зла, или хорошее правительство без его неизбежного спутника, беспорядка в стране, не понимают ни великих законов вселенной, ни природы всего мироздания. С таким же успехом можно говорить о существовании Небес без Земли, или же о господстве отрицательного начала над положительным — что совершенно невозможно. Однако люди толкуют об этом без умолку. Такие люди могут быть только глупцами или хитрецами. … С точки зрения учения об Инь и Ян, мир равномерно движется по кругу. Удача и неудача, жизнь и смерть, в большом и в малом масштабе, вечно приходят и уходят без начала и конца. Вся же система защищена от монотонности тем, что, наряду со всеми остальными феноменами, чередуются также вспоминание и забывание. В этом Благо хорошего – и — плохого…" Из книги Алана Уотса «Дао. Путь Воды». РАЗДЕЛ - "ШКОЛА ЗДРАВОГО СМЫСЛА" РЕКОМЕНДУЕТ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ РЕЧИ ЭММАНУИЛА МАКРОНА В ЕЛИСЕЙСКОМ ДВОРЦЕ НА КОНФЕРЕНЦИИ ПОСЛОВ (27 АВГУСТА 2019 ГОД) - ЗАПАДНОМУ ДОМИНИРОВАНИИ В МИРЕ НАСТУПАЕТ КОНЕЦ....А ОТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ ТРЕБУЮТ ПЕРЕСМОТРА 10


27 августа, на следующий день после завершения саммита G7, Эммануэль Макрон выступил на традиционной конференции послов, организуемой каждый год в Елисейском дворце. Это возможность для главы государства обсудить направления своей внешней политики на ближайшие месяцы. Он отметил, что западному доминированию в мире наступает конец. А отношения с Россией требуют пересмотра. "Уважаемый премьер-министр Уважаемые министры, Уважаемые парламентарии, Уважаемые послы, Дамы и господа, Дорогие друзья, Я много колебался перед тем, как прийти сюда сегодня, чтобы произнести эту речь перед вами. Несмотря ни на что мне хотелось следовать традиции, но я сомневался, не лучше ли было остаться на саммите «семерки», который недавно подошел к завершению. Я боялся быть не на высоте тех результатов, которых нам с вами удалось коллективно добиться. В любом случае, мне кажется, что время, проведенное с вами перед той работой, которую вам предстоит проделать, все равно имеет значение. Прежде всего, мы уже в третий раз встречаемся с вами в этом формате, и эта встреча особенно важна с учетом преемственности, саммита «семерки», который состоялся во Франции. Прежде всего, мне хотелось бы сказать, что его успех — это ваш успех. Это успех дипломатов, которые организовали его, парламентариев, которые обеспечивали его сопровождение, команд многих министерств, которые проявили большой профессионализм в этой работе. Относительная неудача, отсутствие достаточных подвижек — все это коллективно ложится на нас, глав государств и правительств. Как бы то ни было, во всем этом есть доля настоящего успеха, которого удалось добиться французской команде, вашей команде. И мне сегодня хотелось бы искренне поблагодарить вас за это. Многомесячная подготовка в секретариате президента, работа всех министерств, обеспечение безопасности мероприятия, его эффективная организация, подключение всех сил государства и депутатов — все это позволило сформировать должный образ Франции и — впервые за долгое время — провести саммит семерки в спокойной обстановке. Я считаю, что это было полезно. Только будущее может сказать, стал ли он настоящим успехом: мы увидим, получится ли закрепить полученные на нем результаты. В любом случае, я уже сейчас могу сказать, что то, что было сделано — это ваше достижение, и что это успех. Я также считаю, что этот саммит стал последовательной частью нашей стратегии, которая заключается том, чтобы вернуть Францию в центр дипломатической игры — я вернусь к этому чуть позже — и является продолжением того, о чем я говорил вам на протяжении двух лет. Перед тем, как прийти сюда на встречу с вами я перечитал за последние дни два моих прошлых выступления перед послами. Они всегда опираются на следующий триптих: безопасность, суверенитет и влияние. Он, безусловно, остается в силе, и вся проделанная за последние два года работа в сфере борьбы с терроризмом и всех прочих областях дает все более ощутимые результаты. Мне кажется, что стратегия, которую мы реализуем на протяжении двух лет, является последовательной, что, кстати говоря, проявилось и на недавнем саммите. 11


Эти выступления также подтолкнули меня к тому, чтобы быть скромнее, поскольку многое из того, что мы планировали еще два года назад, до сих пор находится в работе, и многое из того, что мы озвучивали два года назад, к сожалению, до сих пор остается в силе, будь то Сахель, кризис в Ливии и прочее. При всем этом меня поразила одна вещь, которой мне хотелось бы поделиться с вами перед тем, как вдаваться в детали. Все увязано друг с другом. Премьерминистр чуть позже будет говорить с вами о преобразованиях, которые были осуществлены во Франции правительством, и их смысле, а также связях с дипломатической деятельностью. Меня каждый день поражает то, что для нас как граждан ваша работа становится все важнее. Я думаю, что в этом заключается душа нашей страны, однако перемены в мире тоже способствуют этому. К сожалению, мы видели в нашей стране (и осуждали это), как представители государства оказались под ударом из-за подписания торгового соглашения с Канадой. Наша страна ощущает гордость, когда мы принимаем весь мир и добиваемся ощутимых результатов, как вчера. Я убежден, что отношение к миру во многом определяет нацию. Поэтому мне хотелось бы рассматривать нашу дискуссию не как какой-то изолированный элемент, а как логичную часть того, что мы делаем. Речь идет о социальных, экономических и климатических вопросах — все это тесно связано между собой. Поэтому в первую очередь мне бы хотелось поделиться с вами своего рода общей картиной мира и его проблем, а также очертить в этой связи наши приоритеты. Дело в том, что именно они должны определять нашу работу во Франции, в Европе и на международной арене. Мы все живем в одном мире, и, как вы знаете еще лучше меня, международный порядок переживает небывалые потрясения. Если позволите, я бы выделил большое потрясение, которое, без сомнения, наблюдается впервые в нашей истории практически во всех областях и отличается поистине историческими масштабами. В первую очередь, это геополитические и стратегические преобразования и перестановки. Мы определенно являемся свидетелями конца западной гегемонии в мире. Мы привыкли к международному порядку, который полагался на западную гегемонию с XVIII века. Эта гегемония была, видимо, французской в XVIII веке благодаря Просвещению, безусловно, британской в XIX благодаря промышленной революции и, логично, американской за счет двух мировых конфликтов, а также экономического и политического доминирования этой державы. Все меняется. Ситуация серьезно изменилась из-за ошибок Запада в ряде кризисов, из-за решений Америки на протяжении нескольких лет — они, кстати говоря, начались не с нынешней администрацией. Все это заставляет задуматься об определенных последствиях в конфликтах на Ближнем Востоке, а также переосмыслить военно-дипломатическую стратегию и даже составляющие солидарности, которую мы считали нерушимой и вечной. Она была сформирована в четко определенные геополитические моменты, которые, кстати, с тех пор претерпели изменения. Далее, нужно отметить появление новых держав, значение которого мы долгое время недооценивали. Прежде всего, речь идет о Китае, а также о российской стратегии, которая, нужно сказать, реализуется последние годы с большим 12


успехом — к этому я тоже вернусь чуть позже. Индия тоже набирает силу и становится не только экономической, но и политической державой, которая рассматривает себя как настоящее государство-цивилизацию. Она не только изменила международный порядок и заявила о себе в экономике, но и переосмыслила политический порядок и связанные с ним представления. Она проявила гораздо больше сил и вдохновения, чем есть у нас. Посмотрите на Индию, Россию и Китай. Ими всеми движет гораздо более сильное политическое вдохновение, чем есть сегодня у европейцев. Они смотрят на мир с настоящей логикой, настоящей философией и представлениями, которые мы потеряли в определенной степени. Все это очень сильно изменило расклад и смешало карты. Я также имею в виду подъем Африки, который подтверждается с каждым днем и тоже ведет к масштабным перестановкам. Позднее я подробнее остановлюсь и на этой теме. В рамках этих больших перемен мы сталкиваемся с геополитическими и военными потрясениями. В нашем мире растет число конфликтов, и я вижу два основных фактора риска. Первый заключается в том, что конфликты приводят к растущему числу жертв среди мирного населения, тогда как их природа меняется. Взгляните на театры боевых действий по всему миру. Второй момент, это растущая дикость. Порядок, в котором мы были уверены и на который опирается наша организация, исчезает. Участники отказываются от договоров по контролю вооружений, которые существуют с окончания холодной войны. Все это должно вызывать у нас серьезные вопросы. Прежде всего, нам нужно понять, что наши привычки и данности больше не имеют смысла. Далее, мы должны задуматься о нашей собственной стратегии, потому что две страны, у которых сегодня есть настоящие карты на руках — это США и Китай. Нам предстоит сделать выбор насчет этой великой перемены, великого перелома: будем ли мы младшими союзниками той или другой стороны? Или чуть-чуть одного и чуть-чуть другого? Или же мы будем пытаться вести свою собственную игру и оказывать влияние? В настоящий момент мы переживаем небывалый кризис рыночной экономики. Мне кажется, что этот кризис не менее важен, чем то, о чем я сейчас говорил, и даже накладывается на него. Эта рыночная экономика, которая была придумана в Европе и для Европы, постепенно сбилась с пути за последние десятилетия. Прежде всего в ней произошла глубокая финансизация. Лежавшая в основе сформированного нами равновесия рыночная экономика — в некоторых теориях отмечалась даже социальная рыночная экономика — стала экономикой накопительного капитализма. В ее рамках финансизация и технологические преобразования привели к большому сосредоточению богатств в руках «чемпионов», то есть талантливых людей в наших странах, а также добившиеся успехов в глобализации больших метрополий и стран. Как следует из теории сравнительных преимуществ, и в соответствии с тем, что мы все старательно учили, рыночная экономика до недавнего времени обеспечивала распределение богатств и прекрасно работала на протяжении десятилетий, добившись небывалого в истории человечества свершения: сотни миллионов людей по всему миру смогли выбраться из бедности. Теперь процесс обратился вспять и ведет к неравенству, с которым больше нельзя мириться. Мы ощущаем это в нашей экономике. Франция очень остро переживала 13


это за последние месяцы, но все это существует уже не первый год, причем по всему миру. Эта рыночная экономика формирует небывалое неравенство, которое приводит к глубоким переменам в нашем политическом порядке. В первую очередь, пошатнулась сама легитимность этой экономической организации. Как объяснить гражданам, что организация — хорошая, если они не находят в ней свое место? Кроме того, все это ставит под вопрос равновесие наших демократий. Дело в том, что с XIX века мы живем в сбалансированной системе, в которой личные свободы, демократические структуры и стабильный рост среднего класса с рыночной экономикой были своего рода треногой, удерживающей наш прогресс. Если средний класс, который представляет собой ядро наших демократий, больше не видит себя в них, у него возникают сомнения и вполне понятная тяга к авторитарным режимам, нелиберальным демократиям или критике экономической системы. В любом случае, речь идет о масштабных сменах парадигмы, о которых мы не задумывались до недавнего времени. Этот кризис может привести к закрытиям: некоторые проводят их, но Франция не стала делать этого весной 2017 года. Как бы то ни было, соблазн все еще есть. Именно поэтому нам следует хорошо задуматься о пересмотре равновесия в этой системе, которая касается не только Франции, но и Европы и всего мира. Нужно понять, как мы можем добиться открытости — я считаю ее необходимой и полезной для нашей страны, соответствующей нашим ценностям и ДНК — обретя при этом в ней должную часть контроля. В конце концов, то, что сторонники Брексита предложили британским народам, звучало очень правильно: возвращение контроля над нашими жизнями, нашей нацией. Мы должны понимать это и уметь действовать в рамках открытой нации. Возвращение контроля. Прошло то время, когда гражданам описывали блага переноса производства. Все это в порядке вещей, так будет лучше для вас. Рабочие места уйдут в Польшу, Китай и Вьетнам, а вы получите… Лично я уже не могу это объяснить. Другими словами, мы должны найти средства, чтобы заявить о себе в глобализации, а также переосмыслить международный порядок. Я осознаю масштабы того, о чем говорю, и понимаю, что все это не случится за день. Но я убежден в необходимости такого мышления и инициативы на уровне Франции и Европы. В противном случае мы рухнем. Третья большая перемена, которую мы наблюдаем в современном мире, это, без сомнения, технологическая революция. Это небывалое явление. Интернет, социальные сети, искусственный интеллект… Это в первую очередь небывалая глобализация ума, набравший невероятную скорость технический прогресс. В то же время это глобализация представлений, эмоций, насилия, ненависти, это вносит большой вклад в одичание мира, которое мы наблюдаем каждый день. Это касающееся наших демократий глубокое антропологическое преобразование, а также новое пространство, которое формируется на наших глазах и требует переосмысления правил, находящийся на этапе становления международный порядок. Я уверен, что эта технологическая революция ведет не только к экономическому, но и антропологическому дисбалансу. Нам нужно осмыслить его и принять соответствующие меры. В противном случае у нас будет порывистая дипломатия, которая рискует быстро стать несостоятельной. Стоит отметить, что другие поняли 14


это раньше нас. И сделали это инструментом дестабилизации демократий и влияния. Наконец, поговорим о большом экологическом преобразовании. Я убежден, что его темпы только растут. Мы осознали это еще несколько лет назад, и Франция проводила активную экологическую дипломатию, результатами которой стали Конференция по климату в Париже и парижские соглашения. Мы видим, что этот вопрос сегодня набирает обороты, будь то потепление климата или борьба за биологическое разнообразие. Все укоряется, потому что последствия нашего коллективного бездействия в прошлом сегодня проявляются в наших обществах, экономиках и по всему миру. Все укоряется, потому что наши граждане в гораздо большей степени осознают ситуацию и требуют от нас действий. Все укоряется, потому что последствия этой большой перемены у нас перед глазами каждый день. Эти последствия представляют собой настоящие геополитические кризисы. Изменение климата, масштабные экологические потрясения ведут к серьезному нарушению регионального баланса, к масштабным миграционным явлениям. Они уже ускорили большие демографические изменения, которые выводят из равновесия мир. Вам все это известно. Но я думаю, что нам следует поставить все это в перспективу не просто для констатации фактов, а чтобы понять, как нам правильно действовать в данный момент. Слова — это одно, но какую роль мы будем играть? Мы можем быть зрителями, комментаторами. И я могу остановиться на том, что уже сказал. И заявить, что мы продолжим те же действия во Франции и ту же дипломатическую работу. Это стратегия осторожности и сохранения привычек, потому что можно продолжить идти по этому пути, не считая его осторожным. Вне зависимости от того, о ком идет речь, предпринимателе, дипломате, министре, президенте, военном, любом человеке в этом зале, если мы продолжим действовать, как раньше, то окончательно потеряем контроль. А это будет означать исчезновение. Я могу с уверенностью вам об этом заявить. Нам известно, что цивилизации исчезают, как и страны. Европа исчезнет вместе с распадом этой западной эпохи, и мир будет выстраиваться вокруг двух больших полюсов: США и Китая. У нас будет выбор между доминированием двух сил. Мы можем сделать вид, что обо всем забыли. Мы прекрасно умеем это делать. Мы уже очень давно поступаем так по многим вопросам. Мы скажем, что у нас есть суверенитет. Мы будем бороться за сохранение рабочих мест в стране с помощью шатких компромиссов с группами, над которыми мы уже совершенно не властны. Мы попытаемся провести экологическую политику в стране и на континенте, но для нее будет уже слишком поздно, поскольку ситуация выйдет изпод контроля. Это путь большого падения. Существует другая стратегия: приспособление. Она заключается в следующем: нужно двигаться быстрее в меняющемся мире. Мы попытаемся принять какие-то туманные меры по экологии, но нам нужно приспосабливаться к ускоряющемуся порядку, проводить реформы просто для того, чтобы нагнать других, не пытаясь на самом деле ничего изменить и ни на что повлиять. Это промежуточный сценарий, который, как мне кажется, приведет нас к тому же результату, но при этом еще вызовет резкую реакцию, отторжение населения, потому что наша страна не любит приспосабливаться. Мы не хотим менять мир, чтобы нам не пришлось приспосабливаться, ведь мы не любим это делать. 15


Я считаю, что цель Франции в соответствии с необходимостью настоящего времени состоит в том, чтобы повлиять на мировой порядок с имеющимися у нее на руках картами, не уступать року, а попытаться построить новый порядок, в котором нашлось бы место не только для нас, но и для наших ценностей и ключевых интересов. Я верю только в смелую стратегию, стратегию риска. Это означает, что не все, что мы делаем и сделаем, обязательно окажется успешным. Найдется немало комментаторов, которые скажут, что в определенные моменты это не работает. Это не важно. С учетом всего упомянутого, отказаться от попыток сегодня равносильно смерти. Отважная и дальновидная стратегия в том, чтобы попытаться найти в нынешних условиях то, что является глубинной чертой французского духа, и переосмыслить коренные основы европейской цивилизации. Мне кажется, что именно такой должна быть задача нашей страны в нашей европейской и международной стратегии. Французский дух — это дух сопротивления и стремления к всеобщности. Дух сопротивления означает нежелание поддаваться року, приспособлению, привычкам. Он означает, что если что-то несправедливо, мы можем принять меры, поэтому что даем себе средства, чтобы стать сильнее, проводим для этого экономические реформы, наращиваем экономическую и производственную мускулатуру. Нужно менять вещи, не поддаваясь окружающему порядку, вернуть наши истинные ценности. Я считаю, что Европа всегда характеризовалась настоящим гуманизмом, который проходит красной нитью через нашу судьбу. Я говорю об этом, потому что это уже не считается очевидным фактом. Если мы продолжим двигаться по пути к обвалу и рассматривать мир, так как я это описал, европейский гуманизм исчезнет. США находятся в западном лагере, но не несут в себе того же гуманизма. Они иначе относятся к вопросам климата, равенства и общественного равновесия. Существует примат свободы, который глубоко характеризует американскую цивилизацию и объясняет наши отличия, несмотря на прочные союзнические связи. У китайской цивилизации, мягко говоря, несколько иные коллективные предпочтения и ценности. Мы — единственное геополитическое пространство, которое поставило человека с большой буквы Ч на центральное место в своем проекте в эпоху Возрождения, Просвещения и всякий раз, как нам приходилось переосмыслить себя. Мне кажется, что с учетом этих потрясений, именно в этом заключается проект, который является нашим и должен вновь им стать. Он предполагает требования по отношению к нам самим и к другим по ключевым экономическим, промышленным и климатическим вопросам. Необходимо также переосмысление образовательного, производственного, социального и экологического проекта в нашей стране. Именно это мы сейчас пытаемся сделать, но мы не сможем сделать это в одиночку, поскольку, хотя социализм в историческом плане действительно не работает в одной взятой стране, гуманизм в одной взятой стране тоже не продержится долго. Нам нужно растить плоды в Европе и на международной арене. Именно здесь должна проявиться последовательность нашего проекта. Именно гуманизм лежит в основании плана правительства. Речь идет о новых усилиях в гуманитарной сфере на основании проекта в образовании, социальной сфере и здравоохранении. Нужны реформы, которые позволят нам получить настоящий производственный проект 16


и провести необходимый переходный процесс в экологии. Я глубоко уверен, что мы должны руководствоваться именно этими целями. Я принимаю мою роль в этой коллективной работе и осознаю незавершенность моих заявлений по этому вопросу. Как бы то ни было, нам нужно воссоздать на этой основе коллективный нарратив и представления. Именно поэтому я убежден, что наш проект следует признать проектом европейской цивилизации. Проект европейской цивилизации не может продвигать вперед ни католическая Венгрия, ни православная Россия. Мы же отдали инициативу двум этим лидерам. Я говорю об этом с большим уважением. Послушайте выступления в Венгрии или России: у этих проектов хватает различий, но они несут в себе культурную и цивилизационную жизненную силу, которую я лично считаю ошибочной, но вдохновляющей. Поэтому нам нужно найти с помощью европейского проекта, который я также считаю глубоко французским проектом, вдохновляющую силу для нашего народа. Это дух Возрождения, дух Просвещения. Это глубинный дух французского гуманизма, который мы несли вперед и осмысливали, и который нам теперь предстоит переосмыслить. Что это означает? Это означает, что часто упоминаемые нами темы не должны быть исключительно техническими вопросами. Они должны способствовать формированию представлений, настоящего цивилизационного проекта, в самом центре которого вновь стоит человек. Разумеется, я осознаю масштабы такого проекта, но считаю важным поделиться с вами моими убеждениями, потому что именно это должно питать наши действия и пространство на каждодневной основе. В рамках наших новых альянсов этот проект, безусловно, подразумевает требования с точки зрения человеческого достоинства. Те, кто сегодня с угрозой для жизни защищают по всему миру право на свободу, смотрят в нашу сторону. Когда я говорю о европейском цивилизационном проекте и французском проекте, я хочу сказать именно это. Мы вновь нащупали суть этого требования по всему миру без ущерба для суверенитета любой страны. Необходимо защищать силу и жизнеспособность прав человека, которые ослабли за последние годы. Мы пришли к тому, что Дэвид Милибэнд назвал на одной из недавних конференций эпохой безнаказанности. 20 лет назад мы бы сказали, что права человека это процесс неостановимый и что все автоматически должны прийти к демократии и тем же ценностям, что и мы. Взгляните, в какой ситуации мы сейчас оказались. В ряде стран, в том числе и в Европе, наблюдается регресс прав и независимости правосудия, угрозы для правозащитников. Взгляните, какая ситуация складывается повсюду в местах боевых действий. В таких условиях на нас лежит обязанность — я верю в наши силы — оживить дух Просвещения, то есть выдвигать новые требования в сфере прав человека для повсеместной защиты наших демократий и ценностей. Нужно бороться с безнаказанностью, защищать мирных жителей и гуманитарных работников в местах боевых действий, обеспечить повсюду безопасность правозащитников, внести вклад — как мы сделали несколько недель назад — в формирование интернета, который уважительно относится к демократии, свободам и равновесию. 17


Как бы то ни было, защита европейской цивилизации и продвижение этой цели у нас и в мире предполагают в наших основополагающих дипломатических действиях образовательные, климатические и демократические устремления, переосмысление глубинного равновесия рыночной экономики — чем мы уже начали заниматься — и культурный проект, который является сердцевиной этой программы и этого духа. Для этого мне бы хотелось, чтобы в ближайшие месяцы и в продолжение того, что делается на протяжении вот уже двух лет, мы могли бы действовать по пяти приоритетным направлениям. Я не стану охватывать все геополитические поля и все темы. Не сердитесь на меня и не думайте, что молчание означает отсутствие интереса. Коллективное равновесие заслуживает пристального внимания, причем, боюсь, уже слишком давно. Таким образом, хочу еще раз подчеркнуть, что этот список не является исчерпывающим, однако существует пять важных вещей, которые мне хотелось бы вам сказать после краткого объяснения того, как я вижу этот мировой порядок и нашу задачу в этих условиях. Я искренне верю, что для достижения данной цели в нынешнем беспорядке нам нужно играть нашу роль, роль державы равновесия. Быть державой равновесия, значит, действовать в соответствии с нашим статусом великой экономической и промышленной державы, пусть даже за последние десятилетия у нас были потери по многим аспектам. Нам нужно вернуть упущенное, и мы должны это сделать, чтобы остаться такой державой. В этом суть нашей национальной и европейской программы, и мы по-прежнему остаемся военной и дипломатической державой. Мы, безусловно, становимся первой европейской армией с точки зрения утвержденных инвестиций по военной программе, качества наших солдат и привлекательности нашей армии. Сегодня ни у кого в Европе нет таких сил, и никто не принял решение о таких стратегических и людских инвестициях. Это важнейший момент в плане влияния. Мы также остаемся великой дипломатической державой, постоянным членом Совета безопасности, занимаем центральное место в Европе и во многих коалициях. Но когда я говорю, что мы должны быть державой равновесия, это означает, что у нас должны быть определенная свобода игры, мобильность, гибкость. Мы как держава ни на кого не равняемся. Я хочу особо это подчеркнуть. У нас есть союзники, мы — европейцы и должны работать с нашими европейскими партнерами и уважать их. У нас есть союзники в каждом регионе мира и важный союзник в лице США в стратегическом и военном плане. Тем не менее, если говорить просто, мы не та держава, которая непременно считает врагов наших союзников нашими врагами и запрещает себе говорить с ними. Я считаю, что в этом сила Франции. У нас должна быть наша собственная стратегия, потому что эта стратегия стоит на службе наших интересов и нашей эффективности в мировом сообществе, как показали последние недели и последние дни. Мы должны играть роль державы равновесия в крупнейших кризисах и конфликтах. Сейчас не буду перечислять их все. И поговорю только об одном: Иране. Мы видели это в последние дни в Биаррице, создав необходимые условия для снятия напряженности. Министр иностранных дел и министр экономики и финансов активно участвуют в этом процессе и провели за два дня прекрасную работу — после нескольких недель и даже месяцев инициатив — чтобы не просто 18


повлиять на ситуацию, а создать условия для снятия напряженности и поиска решения. Что касается Ирана, как всем нам известно, Франция не была инициатором СВПД. Она даже оправданно ужесточила его условия в 2015 году. Но после подписания договора мы оказались в такой ситуации. Его инициатор решил выйти из него, а возникшие между нами разногласия могут привести к эскалации в регионе с ужасными результатами. Я считаю, что наша роль в конфликте подобного рода заключается в том, чтобы обеспечить последовательность великих держав. Именно это мы сделали в ходе саммита G7, выделив два четких посыла, которые были впервые приняты всеми. Никто за столом G7 не хочет, чтобы у Ирана когда-либо было ядерное оружие, и все выступают за стабильность и мир в регионе. Это означает, что все воздержатся от действий, которые могли бы угрожать этому миру и безопасности. С другой стороны, мы приняли меры для того, чтобы активнее вовлечь Иран в переговоры и избежать эскалации в связи с отсутствием диалога двух главных сторон. Мы добились первых результатов. Они хрупки, и на их счет следует проявить предельную осторожность, но они позволяют наметить путь в двусторонних переговорах с Ираном с возможностью экономических и финансовых компенсаций, а также дополнительных требований. Они позволяют — по крайней мере, в краткосрочной перспективе — добиться снижения напряженности и создать условия для полезных встреч. Мы сделали это при поддержке наших европейских партнеров, и в полной мере играем роль державы равновесия. Для того чтобы эффективно играть эту роль в ключевых конфликтах или так, как мы это сделали за столом «семерки», нам нужно, если так можно сказать, очертить такую форму необходимой независимости нашей дипломатии и стратегической автономии, которая предполагает глубокое переосмысление отношений с рядом держав. Я знаю, что, как сказали бы некоторые иностранные теоретики, у нас тоже есть глубинное государство. Поэтому бывает, что президент Республики делает некие заявления, отправляется в поездки и что-то говорит, но тут возникает коллективная тенденция: «Он это говорит, но мы-то знаем правду и продолжим делать то, что делали всегда». Рекомендую вам не идти по такому пути. Прежде всего, он неэффективен с коллективной точки зрения, поскольку дискредитирует слово президента Республики и, следовательно, слово всех тех, кто его представляют. Но самое главное в том, что он лишает нас возможности действовать. В переосмыслении ключевых отношений стоит в первую очередь отметить отношения с Россией. Я знаю, что многие из вас в своей карьере вели дела, в которых все подталкивало вас к недоверию к России, причем иногда справедливо. После падения Берлинской стены мы выстраивали эти отношения в недоверии из-за череды недопонимания. Я подхожу к пересмотру этих отношений без капли наивности. Но мне хотелось бы подчеркнуть несколько очевидных фактов. Мы находимся в Европе. Как и Россия. И если мы не сможем в какой-то момент сделать что-то полезное с Россией, то останемся в состоянии совершенно бесплодной напряженности. У нас сохранятся замороженные конфликты по всей Европе. Европа останется ареной стратегической борьбы между США и Россией. И мы будем продолжать видеть последствия холодной войны на нашей земле и не создадим условия для масштабного проекта восстановления европейской 19


цивилизации, о котором я только что говорил. Потому что все это нельзя сделать без очень глубокого переосмысления наших связей с Россией. Кроме того, я считаю, что вытеснять Россию из Европы — это большая стратегическая ошибка. Дело в том, что мы подталкиваем Россию к изоляции, которая усиливает напряженность, или альянсу с другими крупными державами, такими как Китай, что совершенно не в наших интересах. В то же время нужно отметить, что наши отношения выстраивались на недоверии и задокументировали его. Кибератаки, дестабилизация демократий, современный российский проект, который носит глубоко консервативный характер и противостоит проекту Евросоюза… Корни всего этого уходят в 1990-е и 2000-е годы, когда произошла череда недопонимания, а Европа, безусловно, не сумела сыграть должную стратегическую роль и создалось ощущение, что она является троянским конем Запада, чья конечная цель заключается в разрушении России. В России в свою очередь сформировались представления с прицелом на разрушение Запада и ослабление Европейского союза. Мы пришли именно к этому. Об этом можно сожалеть, можно остаться в состоянии позиционной войны, но это не отвечает нашим интересам. Мы заинтересованы не в том, чтобы покаянно проявлять слабость по отношению к России, заявлять о необходимости забыть все прошлые разногласия и конфликты, во что бы то ни стало стремиться к потеплению. Нет. Но я считаю, что нам нужно кардинально пересмотреть грамматику этих отношений. Я думаю, что нам следует построить новую архитектуру доверия и безопасности в Европе, потому что европейский континент никогда не будет стабильным и безопасным, если мы не добьемся мира и ясности в отношениях с Россией. Скажем прямо: некоторые из наших союзников не заинтересованы в этом. Кто-то подталкивает нас к введению все новых санкций, потому что это в его интересах. Хотя это наши друзья. Но это не в наших интересах. Я считаю, что для достижения только что заявленной мной цели — восстановление настоящего европейского проекта в движущемся к биполярной системе мире — совершенно необходимо сформировать общий фронт между Европейским союзом и Россией, задуматься о структурирующих сейчас Европу концентрических кругах и прийти к новым отношениям с Россией. Для этого нам нужно продвигаться вперед шаг за шагом, что я уже сказал на прошлой неделе президенту Путину в Брегансоне. Каждый день у вас будут аргументы в пользу того, чтобы не идти в этом направлении. Они будут появляться каждый день, потому что этому проекту будут постоянно угрожать силы с одной и другой стороны, в том числе с российской, потому что в спецслужбах и экономических кругах найдется немало тех, кто попытается устраивать нападки и провокации, постараются расшатать этот путь. Мы должны быть непреклонными, когда под угрозой находится наш суверенитет и суверенитет наших партнеров. Тем не менее нам нужно стратегически рассмотреть пути сближения и создать для него необходимые условия. Речь идет об урегулировании замороженных конфликтов на европейском континенте, переосмыслении всей системы контроля над обычным, ядерным, биологическим и химическим оружием. Взгляните на ситуацию, в которой мы оказались. В современной Европе тема вооружения была отдана на откуп договорам, которые были подписаны еще до окончания холодной войны между США и Россией. Разве так выстраивается Европа, которая осмысливает свою судьбу? Лично я так не думаю. 20


Поэтому нам нужен диалог с Россией. Конец ДРСМД подталкивает нас к такому диалогу, потому что ракеты могут вернуться на нашу территорию. Нам также нужно вместе задуматься о космической стратегии. Стоит отметить, что нам уже удавалось сделать это в нашей истории и, насколько мне известно, наши главные союзники в космической сфере не американцы. Нам также следует сообща поразмыслить над стратегией в киберпространстве, хотя до этого нам еще очень далеко. Сегодня такие атаки носят каждодневный характер, но мы должны без какой-либо наивности говорить об этом в общественном пространстве, неустанно стремиться восстановить атмосферу доверия. Кроме того, нам нужна настоящая стратегическая дискуссия, чтобы сформировать условия для технологического суверенитета в промышленном плане — я считаю это очень важным. Ничто из этого нельзя назвать очевидным и простым, и перед вами каждый день будут аргументы против движения в этом направлении. Я прошу вас не поддаваться на провокации, всегда отстаивать наши интересы и суверенитет, оставаться сильными. В то же время я глубоко уверен, что нам нужно перетасовать карты в прямом и требовательном диалоге с Россией. Мне хочется, чтобы мы сформировали эту ось, поскольку она необходима для успешного достижения результатов и настоящей европейской стратегии. Именно этим займутся министр Европы и иностранных дел и министр обороны, когда через несколько дней отправятся в Москву на встречу в формате 2+2. Именно это мы продолжаем с помощью стабильного диалога с президентом Путиным. Мы сформируем рабочую группу для прогресса по этой общей архитектуре. Разумеется, одна из главных тем для продвижения вперед в этом направлении касается нашей способности добиться прогресса по российско-украинскому конфликту, то есть по реализации Минских соглашений. В этой связи недавние дискуссии позволили наметить конкретные подвижки, которые приведут нас и канцлера Германии к тому, чтобы предложить в ближайшие дни новую встречу в нормандском формате. Я понимаю, что у некоторых из вас, тех, кто сейчас слушает меня, могут возникнуть сомнения, но я прошу вас пойти по этому пути. Не из наивности, а потому, что искренне считаю его правильным. В качестве последнего аргумента я попрошу вас всех задуматься о том, какую стратегию может принять Россия сама по себе. (в отрыве от Европы, судя по контексту) Взгляните на эту великую страну. Она вернула себе поле для маневра благодаря нашим слабостям. За последние пять лет Россия заняла исключительное место во всех крупных конфликтах. Это объясняется тем, что США, Великобритания и Франция оказались слабыми. Были намечены красные линии. Затем их нарушили, но мы ничего не предприняли. Русские прекрасно все поняли и продвинулись вперед. Нельзя пытаться кого-то вытеснить, будучи слабым. Нужно выбрать логику. Руководствоваться логикой силы в отношениях с соседом не отвечает нашим интересам. Россия максимизировала все свои интересы в текущих условиях: она вернулась в Сирию, Ливию, Африку, она участвует во всех кризисных ситуациях в связи с нашей слабостью и нашими ошибками. Но насколько устойчива такая ситуация? Мне так не кажется, и на месте России — нам всегда стоит ставить перед собой этот вопрос — я бы задумался. Эта великая держава, которая направляет такие 21


инвестиции на вооружение и внушает нам такой страх, находится на уровне Испании в плане ВВП, имеет дело с демографическим спадом и старением населения, растущей политической напряженностью. Сколько это может продолжаться, как вы думаете? Думаю, что судьба России не в том, чтобы быть младшим союзником Китая. Поэтому нам нужно с помощью требующего больших усилий диалога и поставленных условий предложить стратегический вариант этой стране, которая, безусловно, поставит перед собой такой вопрос. Нам же следует подготовиться к этому и суметь продвинуться в этом направлении. Кроме того, наша роль державы равновесия должна проявиться в Азии. Китай изменился, как и мир вместе с ним. Нам следует выстроить европейско-китайское партнерство в XXI веке. В рамках Европы нашей стране предстоит сыграть решающую роль в этой сфере вместе с Германией и Великобританией. Здесь нам уже удалось заложить важные вехи за последние месяцы, в частности во время визита китайского лидера в Париж, когда у нас впервые состоялся прямой, искренний и конструктивный диалог. При этом необходимо сделать упор на европейской стратегии. Китай проявил настоящий дипломатический гений, играя на наших разногласиях и ослабляя нас. Именно поэтому я решил впервые пригласить канцлера Меркель и председателя Юнкера на эту встречу, где мы впервые выработали настоящий стратегический план, не просто франко-китайский, а франко-европейский. Я считаю необходимым систематически интегрировать этот европейский подход, работая по трем приоритетным направлениям. Прежде всего, это торговоэкономическая программа, которая вписывается в международные рамки, но позволяет добиваться полноценных результатов с точки зрения взаимности. Это слово зачастую избегают в данной сфере, но такова реальность, и наши предприятия прекрасно знают о ней. Нам предстоит защитить наши интересы в целом ряде отраслей, от мирного атома до авиастроения и агропромышленного комплекса. Далее, это многосторонняя программа с упором на климат и биологическое разнообразие. Китай стал нашим союзником в этой программе, что повлекло за собой небывалые изменения. Коалиция по углеродному нейтралитету к 2050 году пережила небывалый момент, когда на полях саммита в Осаке министры иностранных дел подписали стратегический документ, в котором Китай вместе с нами взял на себя обязательства по этому плану, хотя еще за несколько недель до того у ряда европейцев были на этот счет сомнения. Наконец, отмечу евразийскую программу, которая нацелена на эффективное сближение китайской инициативы новых шелковых путей и европейской стратегии взаимосвязи. Этот процесс должен осуществляться с уважением и постановкой требований. Мы уважаем интересы и суверенитет Китая, но Китай должен в свою очередь в полной мере уважать наш суверенитет и единство. В такой перспективе европейская динамика очень важна. Десять лет назад мы допустили в этой сфере большие ошибки. В своем подходе к урегулированию экономического и финансового кризиса Европа подтолкнула ряд государств к форсированной приватизации без европейского варианта и сама решила методично ограничивать свой суверенитет, передав часть ключевой инфраструктуры Южной Европы китайцам. Нельзя упрекнуть китайцев в том, что они проявили ум. Нужно упрекнуть себя в том, что мы проявили 22


глупость. Не будем и дальше руководствоваться этой логикой. Я также прошу вас приложить все силы для формирования французской стратегии по индийскотихоокеанской оси в дополнение к стратегии по Китаю. Если мы хотим добиться уважения Китая, нам в первую очередь нужен европейский подход, о котором я уже говорил. Кроме того, нам необходимо взаимодействовать с региональными державами. Это крайне важно. Это означает, что нам нужно действовать как индийско-тихоокеанской державе. У Франции более миллиона граждан в этом регионе благодаря заморским территориям и более 8 000 солдат. Мы входим в число главных морских держав региона, относимся к числу тех немногих, кто проводят настоящие операции в Южно-Китайском море и океанах. До недавнего времени мы недостаточно активно пользовались этим во всех отношениях. Поэтому нам нужно вернуться в этот регион и в первую очередь действовать как входящая в него держава. При этом следует развивать альянс, который должен опираться не на конфронтацию, а на дополнение отношений с Китаем посредством индийско-тихоокеанской оси. Я говорил об этом в прошлом году в Индии и Австралии. Наши партнеры в этом вопросе — это Индия, Австралия, Япония, Индонезия, Сингапур. В каждом случае сотрудничество развивается по разным осям, но в дополняющей друг друга логике. Нам нужно перевести эту индийско-тихоокеанскую программу в стратегическую сферу. Мы уже обозначили цели в военном плане, и министр представила их на встрече в Шангри-Ла несколько месяцев назад. Сейчас нам нужно определить задачи в дипломатическом плане и перераспределить наши силы, которые плохо приспособлены к этой задаче: речь идет о помощи в развитии, о наших инвестициях в этой зоне, которая не всегда была для нас приоритетной. Стоит также отметить, что мы не связали все программы между собой. Кроме того, мне хотелось бы, чтобы мы смогли поставить цели в экономическом, климатическом и технологическом плане. У нас есть в этой зоне важнейшие партнеры по климату, поскольку там много уязвимых государств. У нас также есть партнеры по важнейшему вопросу технологий, на котором я остановлюсь подробнее. Если мы хотим обеспечить суверенитет в плане технологий и связи, нам нужно вести игру по индийско-тихоокеанской оси. Суверенитет подводных кабелей, сетей пятого поколения и прочих технологий будет опираться на эти географические альянсы, поскольку там существует ряд государств, которые боятся лишь одного: ситуации, когда подводные кабели и все технологии контролируются Китаем. Мы являемся союзниками в этой стратегии, и у них есть в этом плане настоящая взаимодополняемость и синергия планов с Европой. Таким образом, эта индийскотихоокеанская ось обладает большой синергией с тем, что мы хотим сделать на национальном и европейском уровне. Вот некоторые из больших географических осей, которые, как мне кажется, позволят нам сформировать державу равновесия в дополнение к уже упомянутому урегулированию кризисов. Второй приоритет — это работа по формированию европейского суверенитета. Я уже неоднократно отмечал этот момент. Он занимает центральное место в европейском проекте, который разделяют со мной многие из сидящих в этом зале. Европейский суверенитет — не пустой звук. Я считаю, что мы допустили ошибку, слишком долго отдавая слово «суверенитет» на откуп националистам. 23


Суверенитет — красивое слово. Оно перекликается с тем, что лежит в основе нашей демократии и нашей Республики. Речь идет о том, что суверенитет принадлежит народу. Именно он принимает решения. Но если мы потеряем контроль над всем, этот суверенитет ни к чему не приведет. Возникнет демократическая апория, в которой народ будет суверенно выбирать руководство, не имеющее возможности ни на что повлиять. Таким образом, задача руководства сегодня заключается в том, чтобы создать условия, в которых оно сможет влиять на свою судьбу и будущее народов, предпринимать ответственные действия. На протяжении последних десятилетий Европа формировалась как выдающееся пространство открытости, дружбы, мира и размывания суверенитета. Мы — самый открытый и самый наивный рынок. Самый благожелательный. Вопреки тому, что говорили вчера некоторые из моих друзей, мы вовсе не является самым закрытым рынком в плане торговли или с других точек зрения. Мы забыли о нитях нашего суверенитета на европейском уровне. Мы не забыли об этом на национальном уровне в военном или экономическом плане, но нам следует кардинально переосмыслить ситуацию на европейском уровне, поскольку по многим темам выстраивать суверенитет можно только на нем. Речь идет о цифровой сфере, климате и т.д. Этот европейский суверенитет подразумевает масштабный план, который находится в центре того, что председатель Европейской комиссии взяла из нашего плана в своем выступлении в Европейском парламенте, и того, что нам предстоит построить в ближайшие пять лет. Я убежден, что этот проект европейского суверенитета должен включать в себя Великобританию. Какими бы ни были итоги Брексита, мы непременно должны рассматривать наш суверенитет вместе с Великобританией. В военном и стратегическом плане, по всем вопросам. Речь, разумеется, идет о наших краткосрочных интересах, соблюдении правил, суверенитете и единстве Европы. Тем не менее у истории и географии есть свои реалии. Свой детерминизм. Нам нужно включить это в наши размышления. В любом случае, думать о европейском суверенитете необходимо. Прежде всего, рассмотрим оборонный вопрос. Взгляните, какой путь был пройден за два года. У нас не было никакого прогресса по европейской обороне с 1950-х годов. Она была запретной и даже немыслимой. Мы можем достичь большего суверенитета в оборонной сфере, ни в чем не поступаясь нашим национальным суверенитетом, а также нашей стратегической и операционной автономией. Мы укрепили сотрудничество в оборонной сфере, создали европейский оборонный фонд и запустили европейскую инициативу по вмешательству. Чего я только не услышал, когда ровно два года назад предложил в Сорбонне эту европейскую инициативу по вмешательству. Вздор, французское безумие, ничего не получится. Я говорю вам об этом, чтобы подкрепить мой призыв действовать смелее. В итоге соглашение о европейской инициативе по вмешательству было подписано 14 июля этого года. В день нашего национального праздника государства-подписанты собрались за столом и на трибунах перед нашими согражданами и армиями. Там были Великобритания, Германия, все участники. Я призываю вас оценить значение этого события. Финляндия, Эстония и Греция теперь хотят присоединиться. О чем это говорит?

24


Это означает, что даже те европейские государства, которые вели себя предельно нервозно по оборонным вопросам и рассматривали свою защиту лишь в перспективе отношений с Россией или НАТО, теперь считают, что Европа вновь станет суверенной в оборонной сфере. Эта инициатива не ставит под сомнение НАТО, а дополняет ее, причем очень серьезно, поскольку предоставляет нам поле для маневра и стратегическую автономию. Я считаю необходимым этот суверенитет в военном плане, в том числе с точки зрения напряженности в контроле над вооружениями, о которой я только что говорил. Суверенитет подразумевает и необходимость задуматься о наших границах. Я только что упоминал демографические и миграционные вопросы. У нас должна быть возможность лучше защищать наши границы. В этом плане я тоже прошу вас задействовать все силы. Европа переживает с 2015 года небывалый миграционный кризис, причины которого с тех пор сильно изменились. Речь идет о геополитическом кризисе на Ближнем Востоке, глубоком дисбалансе ситуации в Африке и ливийском кризисе. Сегодня нам нужно отойти от ситуации, когда нам приходится экстренно решать все новые миграционные проблемы. Нам следует сформировать эффективный механизм на основании того, о чем мы договорились в июле в Париже с УВКБ и МОМ, с опорой на работу министров иностранных дел и внутренних дел. Нам нужно быстро вернуться к фильтру, который мы задействовали в Париже в августе 2017 года и который позволил добиться результатов. Нужно выстроить структурированный диалог между европейскими странами и странами южного побережья Средиземного моря, чтобы достичь четырех главных целей. Предотвратить отъезд мигрантов и ускорить возвращение тех, у кого нет оснований для прибытия в Европу и получения убежища. Активизировать борьбу с торговлей людьми, которая лежит в основе наших усилий, хотя о ней часто забывают в обсуждении. Открыть прямой путь из третьих стран для тех, кто имеют право на нашу защиту. Позволить тем, кто имеют право на убежище, избежать ненужных рисков и воспользоваться защитой. Помочь тем, кто оказались в ловушке в Ливии, вернуться на родину при поддержке Международной организации по миграции, Африканского союза и ЕС. Мы смогли сделать это во время кризиса в конце 2017 года, но не можем поддерживать такие усилия в долгосрочной перспективе. Должен признать, что в некотором роде вина лежит на всех нас. Тут опять-таки у нас есть сложившиеся формы, глубокие административные убеждения, в том числе в Министерстве внутренних дел и Министерстве иностранных дел, которые обычно не хотят ничего менять по этим темам. Здесь существуют самые разные теории, призывы… Нужно пересмотреть все эти догмы. Я говорю об этом с лета 2017 года. Мы сами этого не делаем. Я тоже собираюсь приложить больше усилий на этом направлении, потому что считаю, что отсутствие прогресса в этой сфере не в наших интересах. Я говорю об этом в ситуации, когда Франция выходит на первое место среди европейских стран по числу прошений об убежище. Не будем наивными. Проблема не в тех людях, которые садятся на корабль в Ливии. Такая ситуация неприемлема, совершенно неприемлема в гуманитарном плане. Это люди, которые приезжают из соседних европейских стран, хотя уже подали там прошение об убежище. Они приезжают к нам, потому что мы плохо организованы в этом вопросе, в плане эффективности или в человеческом плане. Нам нужно кардинально активизировать 25


нашу работу в этой сфере. Помимо границ и обороны, мы должны заняться переосмыслением и организацией настоящего европейского суверенитета в промышленном и климатическом плане. Я намеренно увязываю два этих слова. Европа прекрасно проявила себя в формировании конкурентной стратегии. Она оказала большое содействие в развитии инноваций и конкуренции, защите потребителей. И она не может потерять это качество. Но мы перестали думать о нашей промышленной стратегии. Мы сами сформировали составляющие нашей зависимости в плане промышленности, технологий и т.д. Поэтому нам следует в будущем пересмотреть промышленную стратегию, которая, кстати, связана с климатической программой. Дело в том, что будущая промышленность должна быть совместима с этой программой. Европе нужно активнее инвестировать в научные исследования, вкладывать больше средств в новые отрасли промышленности, восстанавливать правила конкуренции, которые совместимы с промышленным суверенитетом и ориентируются на чемпионов нового рынка, глобального рынка во всех областях. Настоящая промышленная и климатическая стратегия Европы подразумевает налог на выбросы углекислого газа, который должен подтолкнуть предприятия к переходному процессу, и настоящие таможенные пошлины, позволяющие избежать нечестной конкуренции с теми, кто отказываются от этого переходного процесса. Мы слишком долго действовали порознь в этом вопросе. И этот суверенитет необходимо вернуть. Это необходимо, если мы хотим в будущем сохранить настоящий суверенитет в этих вопросах, продолжить строить электростанции, развивать экологические климатические услуги, создавать самолеты и оборонные технологии, развивать промышленность. В этой стратегии я делаю упор на технологический суверенитет, который нам нужно сохранить. Что касается 5G, какой перед нами стоит выбор? Мы выбираем между американскими или китайскими технологиями. Я твердо убежден, что мы должны отстаивать подлинный европейский суверенитет в этом вопросе без какой бы то ни было стигматизации. На уровне Франции в результате работы, проделанной премьер-министром в сотрудничестве с другими министрами, были приняты решения, дающие нам возможность определить, что в некоторых наиболее уязвимых технологических секторах нам нужно взять комплектующие под свой контроль, чтобы избежать слишком большой зависимости наших телекоммуникационных операторов от определенных технологий. Приняв данное решение, мы запустили настоящее движение на европейском уровне, и наши партнеры пересмотрели ряд своих требований. И теперь нам предстоит выработать действенную стратегию и выбрать заинтересованные стороны на европейском уровне. Нам нужно переосмыслить также экономический и финансовый суверенитет. Я выше говорил об Иране. Мы можем с гордостью отстаивать нашу иранскую повестку. Почему мы оказались в подобной ситуации? Потому что существует фактическая экстратерриториальность доллара. Потому что наши предприятия, даже когда мы принимаем решение об их защите, зависят от доллара. Я не говорю, что нужно бороться с долларом, но нужно выстраивать подлинный экономический и финансовый суверенитет евро. И в этом вопросе мы 26


тоже действуем слишком медленно. Так за что же нам нужно бороться? Разумеется, за укрепление и большую интеграцию еврозоны, за большую интеграцию финансовых рынков еврозоны, за способность выстроить надежный финансовый и валютный суверенитет. И мы еще не достигли этой цели. А это необходимо. Мы должны также выстроить и суверенитет в области информационных технологий. Мы добились весьма значительного прогресса в этом вопросе благодаря беспрецедентному на европейском уровне нормативному акту о защите личных данных, который, кстати, был принят также многими нашими партнерами. Но нужно идти еще дальше. Мы должны работать в том же направлении в сфере налогообложения и защиты данных. И Европа — это хороший уровень. Для того, чтобы претворить в жизнь проект, о котором я только что говорил, нужен также культурный суверенитет. Мы добились успеха в защите авторских прав, но у нас есть гораздо более обширный проект, касающийся европейского наследия, европейской культуры и знаний. Программы, которые мы запустили в университетах, проект по передаче произведений искусства и крупные европейские культурные проекты необходимы, потому что благодаря этому мы можем найти в себе силы и стимул для проекта, о котором я говорил только что. Это тоже один из элементов суверенитета. Потому что суверенитет связан с духом Европы. Важно, чтобы мечты, которыми мы живем, романы, фильмы, все, что наше по духу и что объединяет нас с нашими согражданами, проистекало из нашей собственной культуры, а не навязывалось бы извне. Эта стратегия, на мой взгляд, совершенно необходима, и она должна также подталкивать нас к совместной работе, к возвращению к вопросу о языковом суверенитете в Европе. Я не буду вновь здесь возвращаться к теме франкофонии, которую я долго развивал, в частности, в марте 2018 года во Французской академии. Однако эту стратегию мы должны наблюдать по всему миру, но ее необходимо внедрить в план развития Европы. Иначе возникает парадокс. Ведь если бы в момент Брексита мы решили, что английский язык навсегда останется единственным европейским языком делового общения, это было бы странно. На мой взгляд, здесь у нас в руках оказывается настоящий козырь, состоящий в том, чтобы вернуть тему образования на дискуссионные форумы, вот что станет настоящим достижением на пути к осуществлению этой европейской стратегии. Эта стратегия суверенитета, и вы видите, насколько она дополняет эту стратегию равновесия власти. Я прошу вас также вернуться к двустороннему сотрудничеству. Меня поражало, что Европа, в сущности, оказалась в руках специалистов. Они необходимы и они невероятно разнообразны. Но нам надо попытаться найти форму компромисса между очевидно необходимым сотрудничеством министерств по европейским вопросам, пронизывающим нашу повседневную жизнь, и тех, с кем они должны быть скоординированы. Это компетенция премьер-министра. Но, на мой взгляд, нужно также возобновить двусторонний диалог, он дополняет диалог в ЕС. Дополняет, потому что он расширяет пространство для маневров. Я позволю себе это сказать, потому что именно это я и пытался сделать в течение двух лет. Я провел двадцать двусторонних встреч в странах Европейского союза за эти два года. Я порой приезжал в страны, куда президенты нашей страны не ездили 15-20 27


лет. Это невероятно. И при восстановлении двустороннего диалога мы порой выясняем, что перестали развивать эти отношения на политическом, культурном и часто образовательном уровне, потому что во многих этих странах французский язык отходит на второй план. Но главная наша задача — это создание пространства для маневров в европейском проекте. Потому что после возобновления двусторонних отношений в Совете образуются альянсы. И я должен сказать, что Германия действовала в этом вопросе гораздо эффективнее нас за последние 15 лет. Таким образом, мы должны говорить со всеми группами. Мы должны восстановить диалог со странами Прибалтики, со странами Восточной Европы, с Вышеградской группой, со странами, расположенными на южном побережье Средиземноморья, и я считаю, что это необходимый элемент, которому я прошу вас уделить значительное внимание. Я также считаю, что нам удастся — я еще вернусь к этому в заключении — обсудить все технические вопросы в дипломатическом ключе. Это один из наиболее трудных вопросов нашей современной дипломатической работы. Все вопросы становятся техническими. И, таким образом, когда все вопросы становятся техническими, существует риск, что мы упустим из виду глобальную картину. А значит, решать эти вопросы будут технические специалисты некоторых министерств или порой люди, не обладающие в необходимом объеме техническими навыками и, следовательно, не так близко с ними знакомые. Таким образом, стоящий перед нами риск — это риск разрыва, простите, что я излишне вдаюсь в детали, но именно так можно добиться полезных результатов. Что касается вопросов, связанных с информационными технологиями. Когда ими занимается дипломат широкого профиля, он менее эффективен по сравнению с экспертом по цифровым технологиям. Мы проанализировали два вопроса, могу вам сказать, и результат вполне очевиден. И напротив, когда эксперт по цифровым технологиям сидит в своем уголке и занимается вопросами цифровой отрасли, он упускает из виду глобальную дипломатическую картину и наши интересы. Таким образом, нужно эффективным образом сочетать эти компетенции. И я считаю, что в вопросах, связанных с Европой, это необходимо. И именно таким образом мы сможем вернуться к обсуждению вопросов, в которых мы очень отстали, а это вопросы европейских стандартов, норм и того, что можно назвать элементами суверенитета. И я вас попрошу в том, что касается Европы, вновь заняться рассмотрением географических вопросов на западных Балканах. В июле я был с визитом в Сербии, в ходе которого некоторые из вас меня сопровождали. Кажется, это первый визит в эту страну президента Франции с 2001 года. Это просто невероятно! И я вижу, что мы делаем, например, в области культуры, в общественной сфере, гораздо меньше, чем государства с намного меньшими стратегическими интересами и гораздо более отдаленные, чем мы, несмотря на то что от нас этого ожидают. Удивительно. А разрабатывать европейскую стратегию — значит задумываться о границах Европы. Это наши границы, наши соседи и это страны, которые, тем более, нас любят, и с которыми мы должны наладить отношения, чтобы не сыграть на руку неевропейским силам. В противном случае судьбу западных Балкан будут решать Соединенные Штаты, Россия и Турция. И в этом вопросе тоже, я должен сказать, у Германии есть гораздо более действенный и стратегический замысел, чем у нас. 28


Я бы хотел, чтобы мы смогли пересмотреть средства и степень эффективности в этом вопросе. Третий приоритетный вопрос, который я хотел с вами обсудить — это формирование обновленного партнерства со странами Средиземноморья и Африки. Могу вас заверить, что все географические зоны я охватить не смогу, но я бы хотел обсудить несколько тем, которые я не смог подробно раскрыть в два предыдущих раза, поэтому сегодня я хотел бы уделить им больше внимания. В сущности, это партнерство является нашей политикой стратегического соседства. Однако и его необходимо осуществить и перезапустить. Я не буду здесь снова говорить ни о Сирии, ни о Ливии. Я уже подробно рассказал об этих странах на вчерашней пресс-конференции. Мы кропотливо работаем над этими кризисными вопросами, которые имеют непосредственное отношение к нам и к нашей повседневной жизни. Мы тщательно работаем над решением этих вопросов. Мирный процесс на Ближнем Востоке был центральной темой этого саммита «Большой семерки», и я не буду повторять здесь того, что имел возможность сказать там. Я скажу лишь, что работа по этому вопросу должна проводиться тщательно, должна продолжаться и возобновляться. Почему я не решил взять на себя никаких инициатив? Потому что я считаю, что на территории конфликта не выполняются поставленные условия. Я считаю, что инициативы, которые исходят с другого конца света, как правило, имеют мало шансов на успех. Однако я убежден в одном: статус кво не работает, и он недопустим. У нас есть — как я говорил уже много раз — свои убеждения, это позиция Франции, от которой она ни разу не отрекалась. На мой взгляд, с некоторыми из наших союзников мы должны сотрудничать на Ближнем Востоке в новом ключе, чтобы найти эффективное решение, а мы еще далеки от этого. Я хотел здесь просто в двух словах поговорить о южном побережье Средиземного моря и Африке в этом партнерстве. С южным побережьем Средиземноморья у нас сложились очень глубокие исторические, культурные и цивилизационные связи. И Европа не может добиться успеха, и Франция в первую очередь, если мы не пересмотрим и не модернизируем эти связи. Сегодня о Средиземноморье речь идет исключительно в рамках обсуждения проблемы миграции, гуманитарной катастрофы, о которой я уже упоминал, или мер защиты, которые мы должны взять на себя. Тут тоже существует риск геополитического и внутриполитического спада. Потому что когда мы говорим о южном побережье Средиземного моря, как и об Африке, то фактически мы говорим и о Франции тоже. Я вынужден был об этом напоминать с памятных мероприятий в августе. Франция содержит в себе частицу Африки, потому что солдаты этого континента спасли нашу страну и нашу свободу. И наши судьбы связаны, хотя в них есть и мрачные, тяжелые страницы. Поэтому сегодня в Магрибе мы, само собой разумеется, внимательно следим за всеми возникающими ситуациями, за тем, что говорит алжирский народ и за крайне уязвимым положением дел в Тунисе. У меня была возможность сказать после похорон президента Эс-Себси, насколько мы поддерживаем народ Туниса в этот критический момент. Нас всегда сближало уважение к их суверенитету и дружбе. Мы должны начать вести работу на этой территории по-новому, равномерно. Без налетов мишуры ни колониализма, ни антиколониализма. И я твердо верю, что эти отношения способны перерасти в самый оживленный диалог между нашими гражданскими обществами. И поэтому я стремился к этому саммиту двух 29


побережий и к диалогу между гражданским, университетским, академическим, предпринимательским сообществом наших стран, а также нашего правительства, чтобы добиться восстановления прежних отношений между нашими двумя побережьями, принимая во внимание как наши существующие связи, так, вероятно, и связи со странами южного побережья. Потому что мы не можем равнодушно смотреть на то, что Магриб сегодня перестает быть геополитической действительностью, потому что между этими странами появились глубокие расхождения, которые их ослабляют и препятствуют их развитию. Мы провели первый саммит в Марселе в июне, и я надеюсь, что мы сможем общими усилиями продолжить эту работу, и вы все сможете приложить как можно больше усилий в поиск оснований для налаживания и укрепления нового диалога между этими гражданскими обществами, этими интеллектуалами и этими профессионалами. Я должен вам признаться, что в июне в Марселе меня поразило, насколько оживился этот диалог, после того как некоторые из этих стран стали играть по правилам. На саммите были молодые люди, в частности, из Ливии, Туниса и Мавритании, удивительно вдохновляющие и предлагающие нам сотрудничество и взаимодействие, о котором никто не мог подумать и которого мы не видим в межправительственном диалоге. Наша судьба совершенно неотделима от судьбы Африки. Мы необычайно много занимаемся ее проблемами и должны продолжать это делать, пытаясь прийти к тому, что я назвал переменами взаимных отношений. В Африке наше участие связано и с военными вопросами, и об этом я тоже много и не раз вам рассказывал, поэтому я буду краток, но мы продолжим нашу работу. Мы занимаемся урегулированием кризисов, в том числе кризиса в Ливии, о котором я уже упоминал. Значительный прогресс в этом вопросе, на мой взгляд, был достигнут после последнего саммита «Большой семерки», на котором было официально заявлено о необходимости проведения международного форума и конференции по внутриполитическим ливийским проблемам, где бы собрались вместе африканские страны, ранее проявлявшие скептическое отношение к этому процессу, но с которыми мы ведем тесное сотрудничество. И, разумеется, существует проблема Сахеля. Это театр военных действий наших основных вооруженных сил, это вопрос, по которому Франция немногим более пяти лет назад была вынуждена предпринять решительные действия, чтобы избежать распространения и закрепления на этой территории джихадизма. Если бы Франция не приняла тогда решения о немедленном вмешательстве, если бы не высокий профессионализм нашей армии, вероятно, положение дел в Сахеле было бы совершенно иным. Тем не менее, сегодня совершенно очевидно, что в Сахеле происходит дестабилизация обстановки и расширение террористической активности. Теперь террористы действуют в Гвинейском заливе и в регионе озера Чад. Мы должны проявлять осторожность, говоря о терроризме в данном регионе, потому что он не обладает теми же характеристиками, что территориальный халифат, который мы наблюдали в Леванте. Это также те террористические группировки, которые играют на этнических разногласиях, на экономической ситуации, что, можно сказать, очень характерно для Африки. Тем не менее, мы должны поддержать в этом вопросе суверенные государства этого региона. И поэтому в данном контексте мы продолжим, разумеется, активно 30


участвовать в операции «Бархан», сохраняя, как всегда, мобильность в оперативном плане, но необходимо, чтобы попутно с этим происходило возобновление участия наших африканских партнеров. Именно этого мы добивались, с одной стороны, в ходе встречи «Пятерки» в Сахеле, а с другой, в рамках «Альянса за Сахель» являющихся военной опорой и союзом по развитию, а также за счет расширения участия международного сообщества и соседних государств, что мы продемонстрировали накануне с канцлером Меркель и президентом Каборе в рамках нового «Партнерства для стабильности и безопасности в Сахеле», позволяющего сотрудничать государствам Гвинейского залива, которые были наблюдателями этого конфликта, но теперь начинают ощущать на себе его последствия, а также допускающего партнерские отношения между африканскими государствами по этому вопросу и допускающего также участие международного сообщества в решении этой проблемы безопасности с целью оказания помощи каждому из этих государств. Как бы то ни было, Африка является для нас чем-то большим. Она — наш ключевой союзник в том, чтобы Европа продолжила играть свою роль в делах мира. Мы заложили основы нового партнерства, которое нужно нам для решения главных проблем завтрашнего дня, в рамках речи в Уагадугу в ноябре 2017 года. Продолжать работу следует именно на этой основе. В этой связи, я прошу вас заняться важной и, как мне кажется, необходимой работой. Речь идет об изменении наших действий, наших отношений с африканскими партнерами и наших методов. Прежде всего, это касается помощи Африке в нынешних региональных и интеграционных проектах. Я думаю, что нам нужно участвовать в этих переменах. Именно поэтому мы оказываем содействие ЭКОВАС на пути к единой валюте. Раньше с нашей стороны были только препятствия, а с их — напряженность. Путь будет трудным, и никаких гарантий нет, но я считаю, что это станет историческим вкладом Франции в помощь Западной Африке: настоящая экономическая и валютная интеграция. Именно поэтому мы также поддерживаем проект Африканского союза по формированию континентальной зоны свободной торговли. Именно поэтому во всех конфликтах мы привлекали Африканский союз для работы с нами, принятия лидерства во всех операциях, поддержки стратегии проведения ооновских операций в тесном сотрудничестве с Африканским союзом. Наконец, именно поэтому я поддерживаю то, что по самым чувствительным политическим вопросам, по сложным демократическим и политическим переходным процессам, мы приняли стратегию давления равного партнера, вместо прямых указаний и нравоучений. Некоторые иногда упрекали меня в молчании, но это молчание никогда не означало бездействие. Оно опиралось на тщательно проработанную стратегию альянсов с другими африканскими лидерами для того, чтобы нужные вещи были сделаны. Я считаю, что в ДРК эта стратегия оправдала себя. Не знаю, позволила ли она добиться всего, что было нужно в демократическом плане, однако она хотя бы помогла добиться всего необходимого с точки зрения смены власти. Мне кажется, что нам нужно руководствоваться этой стратегией и по другим вызывающим напряженность вопросам, например сегодняшняя ситуация в Того и другие, которые еще определенно возникнут в будущем. В более широком плане, мне кажется, что мы хотим отойти от таких отношений с Африкой, которые опираются на ощущение, 31


а иногда и реалии асимметрии. Таким образом, речь идет о разработке стратегий с нашими африканскими партнерами, о реализации этих стратегий вместе с ними, о продвижении этих стратегий вместе с ними и ради них. Именно поэтому, говоря о составленном в Уагадугу плане, мы уделили большое внимание спорту, установили партнерские отношения с баскетбольными и футбольными спортивными ассоциациями, с олимпийскими федерациями и странами. Мы уделили большое внимание работе по культурному направлению, открыв, в частности, широкую тему возврата произведений искусства, которая необходима, чтобы помочь ряду этих государств восстановить и переосмыслить собственные представления, сделать это в партнерстве с Францией. Именно поэтому мы также решили вновь поднять вопрос образования, опять-таки на других основах. И я в полной мере принимаю реформу университетов, которая дала результаты, поскольку сопровождалась ответственной стратегией в образовательной сфере. До недавнего времени мы бесплатно принимали всех во Франции. Это было просто прекрасно, у нас была во многом постколониальная система, если использовать громкие слова, которые так любят некоторые. Мы говорили студентам в ряде стран: «Хотите получить высшее образование? Приезжайте во Францию, все будет замечательно». Мы вели себя так, словно в их собственной стране невозможно получить диплом. Сейчас мы приняли стратегию, которая в первую очередь указывает на то, что у высшего образования есть цена, и я считаю это справедливым. Мы просили за него в 10-20 раз меньше, чем канадцы, другие европейцы и американцы. Мы приложили усилия по стипендиям, в связи с чем, кстати говоря, число новых студентов в этом году не стало меньше. Помимо этого, мы вложились в стратегию образовательного партнерства, в первую очередь в Африке, и впервые открыли университетские программы в странах, которые на протяжении стольких десятилетий являются нашими союзниками. В результате мы можем предложить определенные университетские программы, первые программы в Сенегале, Котд'Ивуар, Тунисе или Алжире. Мне кажется, что в этом заключается настоящий путь развития такого партнерства, что наши преподаватели смогут передать свои образовательные силы, позволить этим странам развить образование и сформировать настоящую стратегию альянса, а не гегемонии. Мы хотим утвердить новое партнерство с Африкой и в экономической сфере. Объявленная несколько дней назад программа содействия развитию женского предпринимательства была разработана африканцами вместе с Африканским банком развития. Мы финансируем ее. Мне также хотелось бы отметить изменение взглядов. Речь идет о том, что мы сами должны иначе действовать и работать с африканцами, продумывать шаги вместе с ними и реализовывать самые перспективные программы с африканцами в Африке. Хочу представить вам два примера. Климатический переходный процесс является, по моему мнению, одной из ключевых осей действий, которые нам следует проводить с Африкой. Дело в том, что африканцы могут стать первыми жертвами этих процессов, поскольку именно на их территории они могут разворачиваться в первую очередь. Энергетическая программа Африканского банка развития и Всемирного банка должна быть в центре отношений Французского агентства по развитию — оно, безусловно, играет важную роль в этой стратегии — с этими структурами. В частности, мы смогли добиться этого несколько месяцев назад в Буркина-Фасо 32


и нарастить эти действия. Такую же стратегию нам следует развивать с Африкой в сфере инноваций. Поэтому мы решили, что инновации должны быть главной темой саммита АфрикаФранция, который мы проводим в Бордо в 2020 году. Это способ отразить то, что готовится в Африке в будущем, и задействовать африканцев. Мне кажется, что в этом плане данная политика имеет большое значение, это крайне важная и самая эффективная стратегия. Нужно избежать ловушки, которая подталкивает к тому, чтобы сделать Африку ареной влияния. Сегодня там разворачивается китайская, японская, турецкая стратегия. У каждой из них есть своя логика. Есть, разумеется, в Африке и американская стратегия. Я глубоко убежден, что наша стратегия не должна быть стратегией рынка и влияния, хищнической гегемонии, которая лежит в основе некоторых из недавно упомянутых мной проектов. Нет, она должна переосмыслить партнерство, потому что мы иногда допускали ошибки в прошлом. Мы можем рассмотреть эти ошибки и учиться на них. Я считаю, что только эта политика может принести плоды. Разумеется, сейчас не говорю обо всех темах. Как мне кажется, важно продолжить наши стратегии на других относящихся к нам континентах. Отмечу четвертый приоритет, на котором мне хотелось бы сейчас остановиться, и который я считаю ключевым направлением: утвердить с помощью результатов дипломатию общего блага и попытаться в многосторонних рамках внести наш вклад в поиск решения для урегулирования дисбаланса и неравенства в мире, о которых я только что говорил. Прежде всего, нам следует самим проявить больше усилий в многосторонних рамках. Мы уже не раз упоминали прочный многосторонний подход. Некоторые хотят сегодня выстраивать вещи вне многосторонних рамок и говорят: «Я могу все сделать и решить сам». Я считаю, что это не в наших интересах. Кроме того, существует немалый риск построения альтернативных многосторонних рамок, в частности Китаем, который находится в центре этой стратегии. Мне кажется, что если мы хотим добиться настоящих результатов в этой дипломатии общего блага, нам нужно принять сильные многосторонние рамки, активно действовать в многосторонних структурах, как мы это делаем в ООН, приложить усилия и стремиться к инновациям в переживающих кризис организациях вроде ВТО. Мы решили принять такое обязательство. Если мы не добьемся инноваций в ВТО, ВТО исчезнет. Успешный поиск новых союзников лежит в основе нашей будущей инициативы в рамках Генеральной ассамблеи ООН с альянсом за новую многостороннюю систему, или вместе с Германией. Мы объединим не только европейские державы, но и демократические державы доброй воли, которые разделяют этот взгляд на мир и осознают важность этого равновесия. Я считаю, что эта стратегия крайне важна, если мы хотим сохранить многосторонние структуры, укрепить и продвигать их. Помимо этого, нам нужно в ближайшие месяцы добиться результатов по многим вопросам, представляющим общий интерес. В первую очередь это климат и биоразнообразие. И главные решения будут приниматься в будущем году. Многое сделано в области борьбы с глобальным потеплением. Здесь нам известна позиция США. Но повлияла ли она на предпринимаемые меры на международной арене? Думаю, нет. Нам удалось убедить Россию начать ратифицировать Парижское соглашение по климату, процесс, которого мы ждали с момента подписания. Мы 33


убедили Индию присоединиться к Международной коалиции по углеродному нейтралитету — 2050. Таким образом, мы видим серьезные подвижки. Предстоят важные встречи. В сентябре состоится саммит по климату в ООН под председательством Генерального секретаря. Саммит государств-участников Рамочной конвенции ООН по вопросам изменения климата запланирован на декабрь в Чили. В июне 2020 года в Марселе пройдет конгресс Международного союза охраны природы. В октябре 2020 года пройдет встреча в Пекине по вопросам биоразнообразия. По этим направлениям нам надо продолжать активизировать наши усилия и расширять коалиции. Что касается финансирования. Я заявил на саммите G7 о повышении в 2 раза наших вложений в Зеленый климатический фонд ООН. В общей сложности и благодаря участию Германии и Великобритании фонд может получить 4,8 миллиардов евро. И я прошу вас продолжать искать другие возможности, способствующие успешному воссозданию фонда. Мы должны в сентябре начать привлекать всех участников финансовой системы с тем, чтобы они учитывали климатические риски при принятии своих инвестиционных программ. Без этого будет трудно добиться улучшения экологии в нужном объеме. Вы уже знаете, что Франция подписала подобный мандат с Ямайкой, и это стало возможным благодаря усилиям всего нашего дипломатического корпуса. Это будет также обсуждаться на саммите «Одна планета» (One Planet), который проводится по инициативе Франции с декабря 2017 года и пройдет в рамках Генассамблеи ООН. Помимо финансовых вопросов, нам нужно продвигаться дальше в области углеродного нейтралитета, о чем я уже упоминал. Этот вопрос был поднят на G7. Здесь прежде всего надо продвигаться на европейском уровне в соответствии с указаниями нового председателя Комиссии. Напомню, что в марте было всего два европейских участника, в Китае в мае нас было уже восемь европейцев. Мы убедили еще многих других, и я думаю завершить эту работу в ближайшие недели. Это позволит нам серьезно обсуждать этот вопрос, в том числе с Китаем. Я уже говорил, что Китай сильно продвинулся в этом вопросе в Осаке, и мой визит в Китай в октябре будет способствовать дальнейшему прогрессу в этом направлении, так как Китай стал основным партнером. Мы должны также продолжать начатое расширение конкретных ассоциаций. Я не буду упоминать их всех, но на G7 они были широко представлены. Например, организации, занимающиеся фторсодержащими парниковыми газами, морским транспортом или текстильным производством. Это позволяет выявлять сектора, которые до сих пор полностью игнорировались. А текстильная промышленность занимает второе место по объему выбросов CO2. До сих пор не было предпринято никаких согласованных действий. Мы смогли мобилизовать промышленных игроков, но сегодня государства должны взять на себя обязательство внести необходимые нормативные корректировки. Мы говорим о секторе, на который приходится 8% выбросов, 30% загрязнения океана. В отношении фторсодержащих газов, которые более вредны для окружающей среды, чем CO2, мы также инициировали стратегию промышленного участника, вовлекая Индию в этот исторический процесс. Теперь нам нужны результаты. Что касается морских перевозок, мы знаем, что это загрязняющий окружающую среду сектор, который также взял на себя обязательства, и будет предлагать нам свою повестку дня 34


на международных форумах и встречах с нашими главными партнерами. Что касается биоразнообразия, его актуальность очевидна, и здесь многое надо сделать. Мы впервые подписали хартию по биоразнообразию на G7, которая является конкретным результатом первого отчета, представленного Фондом исследований в области биоразнообразия (IPBES) прошлой весной. Но теперь мы должны отказаться от конкретной повестки дня. За это будет отвечать Марсель, и особенно конференция стран, подписавших Конвенцию по биоразнообразию в Китае. Это важно. Но шаг, который был сделан в Биарриц, является историческим шагом. Потому что хартия по биоразнообразию была подписана не только членами G7, но и такими странами как Южная Африка и Индия. По этому вопросу, следует вспомнить о последних событиях в Индии. Благодаря быстрой мобилизации членов G7 и всех существующих держав, я смог вчера вместе с президентом Пинера выступить с инициативой по Амазонии. Это инициатива отвечает чрезвычайным потребностям сегодняшнего дня и мобилизует наши ресурсы. В связи с этим я также благодарю министра внутренних дел, который немедленно отреагировал, направив несколько пожарных, которые находились в этом регионе, а также оказав финансовую помощь, потому что это то, что может быть наиболее эффективным для ряда других стран. Особенно необходимо немедленно принимать меры по устранению ущерба и обновлению лесопосадок, поскольку этот вопрос является стратегическим для каждой из стран Амазонии и стратегическим для всей планеты с точки зрения глобального потепления и биоразнообразия. По этому вопросу я отметил обеспокоенность, возможно, грубые ошибки некоторых лидеров, считающих, что суверенитет — это в сущности агрессия. Я глубоко уверен, что это ошибочное мнение. Мы суверенная страна, когда у нас большие события, мы с удовольствием принимаем международную солидарность, потому что это признак дружбы. Но, прежде всего, в бассейне Амазонки расположено девять государств. Есть много других стран, которые обратились к нам за помощью, и поэтому важно быстро мобилизоваться, чтобы Колумбия, Боливия, все бразильские регионы, которые хотели бы получить доступ к международной помощи, могли получить ее и быстро восстанавливать выгоревшие леса. В более широком смысле нам нужно будет поделиться соображениями с тем, чтобы продолжить эту повестку дня и провести несколько мероприятий. Мы видим, что международные рамки меняются. Во-первых, когда мы говорим об Арктике, Антарктике, океанах, тропических лесах Амазонки или африканских лесах, которые также горят, уважая суверенитет государств, которые имеют территориальную юрисдикцию над этими регионами, мы очень четко говорим об общем географическом достоянии, тесно связанном с биоразнообразием и проблемами климата. Нам также необходимо выстроить правильное управление и международные рамки для выработки полезных мер. Я думаю, что это важно. И затем мы должны продолжить начатую, но заблокированную многими работу для определения новых экологических прав. Необходимо возобновить работу, начатую рабочей группой под председательством Лорана Фабиуса, занимающейся разработкой нового международного права в области окружающей среды, и инициативу Франции. Я считаю, что мы не должны отказываться от этого, и я надеюсь, что мы сможем вовлечь французскую дипломатию в процесс по достижению этой цели с новой силой. 35


Говорить об общих благах означает говорить и о здравоохранении. Я бы хотел сказать, что Франция в октябре будет проводить в Лионе встречу во вопросу воссоздания Глобального фонда по борьбе со СПИДом, малярией и туберкулезом. Здесь также мы ожидаем активного участия нашей дипломатии. На G7 было решено выделить в общей сложности почти 5 миллиардов евро фонду, в Лионе я объявлю о взносе Франции, но я прошу вас к тому времени приложить максимум усилий, чтобы достичь цифры в 13 миллиардов евро. Французская дипломатия также должна обеспечивать равенство между женщинами и мужчинами. Этот вопрос обсуждался вместе с другими вопросами борьбы с неравенствами на саммите G7, но и здесь мы должны активизировать настоящую женскую дипломатию. Именно Канада выдвинула эту инициативу и вдохнула в нее жизнь, мы должны признать заслугу предыдущего председательства. Мы сохранили Консультативный совет по гендерному равенству и официально приняли законодательный пакет в соответствии с вынесенными рекомендациями. Эти действия должны быть продолжены и расширены в преддверии конференции, которую мы проведем в Париже в июле 2020 года, а затем в Пекине в 2025 году, что станет важной встречей по этому вопросу с точки зрения результатов. Борьба с неравенством также означает наличие реальной образовательной программы. Это связывает нашу национальную и международную стратегию. В прошлом году мы вложили значительные средства в восстановление Глобального партнерства в области образования с нашими сенегальскими друзьями. Мы взяли на себя больше обязательств, мы должны продолжать эти усилия. Это один из приоритетов Французского агентства развития, это приоритет наших действий, он должен быть приоритетом и нашего участия, о котором я говорил недавно, когда говорил об Африке. Это также будет одним из приоритетов, подпитывающим реформу Агентства по французскому образованию за границей, которую представит перед вами министр Европы и иностранных дел, Реформа базируется на парламентских работах, написанными некоторыми присутствующими в зале и прорабатывалась в очень тесном сотрудничестве с министром образования. Эта реформа позволит нам разработать модель французского образования, чтобы иметь возможность не только предоставлять услуги нашим соотечественникам, но и развивать преподавание на французском языке, преподавание с использованием французской методики. Я считаю, что когда мы вкладываем средства в образование, будь то кредиты или строительство школ, мы также должны убедиться, что делаем все необходимое для качественного образования, и это будет частью нашей инвестиционной стратегии. Во всех этих вопросах мы создаем новые способы действий. Тем самым я подтверждаю взятое на себя обязательство увеличить нашу официальную поддержу в целях развития до 0,55% ВВП к 2022 году. Эти совместные инвестиции лежат в основе нашей стратегии, и теперь мы должны определить все ее рычаги и, главное, привести ее в соответствие со стратегическими приоритетами, о которых я только что рассказал. Это я постараюсь сделать после президентского совета по развитию, который я проведу в начале октября, после чего министр должен будет представить текст, где будет изложен наш план действий. И наконец, последний приоритетный вопрос, о котором я бы хотел с вами поговорить — это суть нашего подхода. Если мы хотим, чтобы нам удалось 36


действительно стать государством, стремящимся к равновесию сил, выстроить заново европейский суверенитет, добиться успехов в дипломатии общего блага и возобновить партнерство с Африкой и Средиземноморьем, я считаю, что мы также должны продолжать глубокое обновление наших методов. В этом отношении «Большая семерка» благодаря вашей работе, вашему активному участию стала наглядным примером того метода работы, в который я верю. О чем я до этого говорил в более стратегическом ключе — это решительность. Если Франция и Европа не наберутся смелости пересмотреть свои мировоззренческие схемы, свои доведенные до автоматизма стандарты, международные институты, никто не сделает этого вместо нас. И мы единственные, для кого бездействие окажется смертельным. У других может быть не многосторонняя, а односторонняя или двусторонняя стратегия, а у нас — нет. И поэтому я твердо призываю вас к решительности и в некотором роде к свободе при осуществлении глубоких действий очень простыми способами. Во-первых, я думаю, что необходимо возобновить и усилить — я знаю, что многие из вас этим занимаются — связи с гражданским обществом во всех междоусобицах в каждой из стран, где вы представляете Францию, и где речь идет не просто о глубине двусторонних отношений, а о понимании глубинных проблем. Знакомство с художниками, интеллектуалами, творцами выявляют глубокие ошибки этих стран и позволяют понять не только политические игры, но и то, что мы, возможно, не привыкли замечать и не понимаем. И я действительно верю, что сегодняшняя наша система дипломатии должна стремиться именно к этому. Это крайне трудная работа, и я это осознаю, но пожинать ее плоды предстоит именно нам. И поэтому я обращаюсь к вам с просьбой взаимодействовать со всеми этими сообществами, с молодежью, прислушиваться к ее идеям, к ее надеждам, к ее проектам, объяснять, что такое Франция, каковы ее особенности, что в ней есть притягательного, инновационного, а также постараться понять и все то, что играет глубинную роль в каждой из этих стран. Я считаю, что именно это глубоко необходимо нашей дипломатии. И я считаю, что, если мы хотим быть эпицентром этого потенциала для пересмотра ведущих тенденций в мире и полезных действий и действовать, то мы должны также заниматься вопросами гражданского общества и именно в этой сфере продолжать вводить инновации. Вот почему я хотел учредить в прошлом году первый Парижский форум мира. Цель этого форума состоит в попытке, по меньшей мере, раз в год в Париже собирать великих мыслителей, аналитические центры, компании, правительства со всего мира, чтобы они вместе они могли задуматься об общей повестке. Тем не менее эта работа с гражданским обществом, интеллектуалами и академическими кругами со всего мира чрезвычайно важна, если мы хотим переосмыслить себя, справедливо рассматривать большие вопросы, о которых я говорил, если мы хотим проводить полезную работу и иметь для этого необходимые опоры. Мы смогли продвинуться по вопросу защиты информации в интернете на саммите «семерки», потому что у нас была очень тесная работа с «Репортерами без границ», которые запустили эту инициативу на парижском мирном форуме в прошлом году. Мы же продолжили работу. Мы сеем зерна, подхватываем идеи, тянем за нити. У нашей дипломатии есть партнеры. Считаю, что работа с гражданским обществом не должна быть чем-то обыденным. Именно так можно 37


восстановить глубокое понимание страны, понимание Франции в этих странах, а также полезные действия для нас самих в международном плане. Работа с гражданскими обществами этих стран означает гарантию отражения наших действий в них. Именно поэтому, когда мы говорим об Амазонии, мы продолжим работать с коренными народами, регионами, неправительственными организациями, потому что они тоже окажут давление на правительства, в том числе, когда у тех возникает тяга к обскурантизму. В этой работе заключается эффективность нашей дипломатии. Помимо всего этого я прошу вас в первую очередь проявить больше интеллектуальной отваги и операционного упорства. Старайтесь не мыслить в установленных рамках. Я рассказал вам о моих убеждениях и жду, что вы поделитесь ими и будете эффективно работать для их реализации. Как бы то ни было, я считаю, что, помимо этого, вы должны нести в себе силу предложения, помогать руководству в Париже, министрам, правительствам и мне самому в переосмыслении меняющегося равновесия. Современная дипломатия — это дипломатия движения, и иногда мы оказываемся в позиционных войнах, которые мешают нам. Предлагайте, не бойтесь, выдвигайте каждый раз предложения. Добейтесь операционной эффективности, которая лежит в основе нашего доверия, чтобы формировать и продвигать инициативы в двустороннем и многостороннем плане, добиваться результатов. И считаю этот момент очень полезным. Эта смелая и подвижная дипломатия очень важна, если мы хотим восстановления. Как я уже говорил, мы взяли на себя обязательства, чтобы убедить американцев в том, что урегулирование проблемы международной торговли возможно не только с помощью торговых войн. Но это сработает только в том случае, если у нас самих получится провести реформы Всемирной торговой организации. Я прошу вас быть не экспертами, а знатоками и друзьями народов, рядом с которым находитесь, изобретателями требующей обновления дипломатии. В новом мире эксперты, разумеется, необходимы, но если эксперты повсюду, все ориентировано на старый мир, потому что эксперты, по определению, являются экспертами в том, что уже существует. Поэтому мне нужны эксперты и знатоки в определенных вопросах, но в то же время друзья, дипломатические предприниматели и новаторы. Я считаю, что это не просто прихоть, а то, что на самом деле нам необходимо. Наконец, премьерминистр будет подробнее говорить с вами об этом моменте, в наших жизнях произошло немало перемен, но в какой момент мы проявляем наибольшую эффективность. В этом главное призвание французской дипломатии: все элементы французского государства вместе работают ради одной цели. Мне прекрасно известно обсуждение того, должны ли экономические службы быть в МИДе или вне МИДа, вопросы климатической дипломатии и т.д. Я осознаю организационные и бюджетные последствия все этого. Но мне кажется, что ключевой момент в том, что мы должны быть эффективными. Если мы хотим быть эффективными, нам нужна Франция, которая говорит в один голос и наилучшим образом проявляет себя по всем вопросам. Поэтому мы должны выделить на это средства и вести командную игру. Как я только что говорил, нам нужны люди, которые объединяют, продвигают стратегию, окружают себя грамотными и эффективными специалистами. Если объединяющий человек не понимает тему, он бесполезен. Если у специалиста нет общей стратегии, он может быть опасен. 38


Раз у всех нас есть стремление выработать последовательную и эффективную стратегию, я думаю, что повышение организационной эффективности необходимо, если мы хотим заявить о себе в киберпространстве, космосе, по ключевым технологическим и промышленным стандартам, которые тоже лежат в основе дипломатии завтрашнего дня. Мне хотелось бы, чтобы в этой сфере мы тоже смогли проявить настоящие инновации. Глядя на других, мне кажется, что нам нужны такие организации, которые позволят со временем лучше понять народы, страны, региональные переходные процессы. Тем не менее для этого требуется настоящая организационная подвижность, потому что когда есть приоритеты, существует и проектные команды, которые могут направить все силы на проект. Иногда это подводит нас к пересмотру приоритетов. Нам не нужна армия, которая сформирована для позиционной войны, потому что нынешняя война опирается на подвижность. В этой связи нам следует пересмотреть сложившиеся у нас рефлексы. Кстати говоря, это касается не только дипломатии, а всего государства. Как и вы, я поражен тем, что происходит в организационном плане. 95% всего бюджетного финансирования приходится на старые службы и приоритеты. На новые приоритеты идет всего 5%. Так, не годится. Нам нужно быть более гибкими. Именно так, дамы и господа. Я многое сказал. Я не сказал обо всем, но после недавнего саммита G7, который стал впечатляющей демонстрацией эффективности нашей дипломатии, мне хотелось поделиться с вами рядом убеждений и представлений. Дамы и господа, у нас есть сильная и последовательная дипломатия. Я говорю об этом, потому что это не стоит забывать. Мы каждый раз демонстрировали, что нужно действовать. Мы можем гордиться, и я хочу вновь это подчеркнуть. У нас сильная армия и сильное государство, и считаю необходимым продолжить размышлять о нас самих. Тем не менее, мне бы хотелось, чтобы эта сильная дипломатия служила только что упомянутой мной стратегической цели. Речь идет о том, чтобы вновь взять судьбу в свои руки в мире, который претерпевает глубокие изменения. Вернуть нашему народу должный контроль и придать второе дыхание продвигаемому нами проекту европейской цивилизации. В политическом, стратегическом, культурном и интеллектуальном плане. Дипломатия должна сыграть в этом ключевую роль. Новый гуманизм, который мы должны построить, должен быть в центре правительственной стратегии и нашей дипломатии. Каждый день я рассчитываю в этом на вас. Я буду настолько же требовательным, насколько признательным. В любом случае, я будут рядом с вами для того, чтобы Франция находилась в центре всех ключевых тем, чтобы наши граждане были повсюду эффективно представлены, а наши интересы и, что самое главное, ценности были защищены. Благодарю вас. Да здравствует Республика! Да здравствует Франция!" Всегда с уважением и всегда на связи, Александр Гарунович Ибрагимов Запад - 78 Ректор Школы Здравого Смысла при КТ ВИИЯ КА (Школа создана в 2008) Вицепрезидент КТ ВИИЯ КА alexibr@mail.ru http://shzs.info/ Алексей Николаевич Назаревский Восток - 73 Начальник Клуба Товарищей Военного Института Иностранных Языков Красной Армии Проректор ШЗС при КТ ВИИЯ КА president@clubvi.ru www.clubvi.ru Клуб создан 31 августа 1999 года Знающие сроки не суетятся

39

Profile for sowa magazyn

Zawiadomienie o ZAMACHU STANU M23 Justice and Peace von Teresa Pośpiech ZR von S.K. ZECh FO SSetKh  

Leszek Piechota ujawnił numer Listy Macierewicza * Reporterka Magazynu SOWA przyłapała kandydata na Dożynkach Prezydenckich Spała – Niedziel...

Zawiadomienie o ZAMACHU STANU M23 Justice and Peace von Teresa Pośpiech ZR von S.K. ZECh FO SSetKh  

Leszek Piechota ujawnił numer Listy Macierewicza * Reporterka Magazynu SOWA przyłapała kandydata na Dożynkach Prezydenckich Spała – Niedziel...

Advertisement