Page 1

ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

М.В. Белов

ФИЛОСОФИЯ ФИЛОСОФИИ (Самоопределение философии в акте рефлексивного мыследействия)

Пермь, 2003

1


l.b. aел%"

УДК 165 ББК 87.22 Б 43 Рецензенты: д-р филос. н., проф. И.С. Утробин; д-р филос. н., доц. С.В. Поросенков Белов М.В. Б 43 Философия философии (Самоопределение философии в акте рефлексивного мыследействия). Пермь, 2003. 112 с. Эта книга - результат размышлений о философии как некоторой способности человеческого разума мыслить и представлять существующее, не данное нам в опыте. Предпринята попытка взглянуть на сущность философии нетрадиционно, что делает невозможным ее отождествление с иными видами познания и наиболее распространенными в общественном сознании мыслительными конструкциями. В книге сформулирован целый ряд дополняющих друг друга определений философии; дана общая картина ее предметной области; сделан критический анализ сложившейся практики присвоения имени философии научным работам, не имеющим достаточных на то оснований. Для того, чтобы легче было понять и усвоить текст книги, в качестве приложения к ней подготовлен глоссарий - тематический, специализированный словарь. Предназначена для философов и тех, кто только намерен ими стать, - преподавателей, аспирантов, студентов гуманитарнофилософских вузов и факультетов, учащихся школ, занимающихся философией факультативно, всех тех, кто проявляет интерес к вопросам философской тематики и склонен к философствованию. © М.В. Б е л о в, 2003

2


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

ОБ АВТОРЕ

Родился 18 октября 1949 г. Трудовую деятельность начал в 1967 г. токарем на машиностроительном заводе. После окончания техникума в 1968 г. работал мастером производственного участка. В 1968 - 1970 г.г. проходил службу в армии. После демобилизации вернулся на завод, где в течение 4-х лет работал слесарем-сборщиком, техником-технологом и инженером. С 1974 г. по 1991 г. находился на партийной работе. В период трудовой деятельности окончил с отличием два высших учебных заведения: политехнический институт и партийную школу. После августовских событий 1991 г. работал в благотворительном фонде, на предприятии малого бизнеса, в финансово-кредитной организации. В настоящее время банковский служащий. В этот же период серьезно увлекся философией. Главный предмет занятий - гносеология и онтология. Любимый философ - Иммануил Кант.

3


l.b. aел%"

Моей жене - Татьяне - посвящаю

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ АВТОРА

Прежде, чем приступить к рассмотрению темы, обозначенной в заголовке книги, мне хотелось бы убедить себя в том, что занятие философией - дело посильное не только для профессионалов, а возраст и образование не играют здесь определяющей роли. Хотелось бы преодолеть собственную неуверенность и развеять мной же созданный миф о неприступности вершины (действительно трудно покоряемой), какой является философия. Мне необходимо свое психологическое состояние привести в соответствующую готовность. Пути в философию неисповедимы. Неисповедимы в том смысле, что они неизвестны заранее, не похожи друг на друга и каждый человек, стремящийся найти ответ на вопрос непреходящего характера, пришел в нее по-своему. Кто-то посвятил себя философии профессионально с юношеских лет (Шеллинг), а для кого-то она стала основным занятием значительно позже, уже после пробы своих сил в иных видах деятельности (Ламетри) или, вообще, на исходе жизни (Ци4


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

церон). У кого-то философское творчество базировалось на блестящей университетской подготовке (Ортега-и-Гассет), а кто-то был просто самоучкой (Фурье). Условия, в которых работали философы, также существенно разнились. Одни создавали свои произведения в относительно спокойные времена (Авенариус), были обласканы властью (Авиценна) и даже обладали ею сами (Бэкон), жили в достатке и благополучии (Сенека). Другим пришлось трудиться в условиях разрушительных войн (Лейбниц) и революционных потрясений (Локк), испытать на себе откровенную неприязнь и по-варварски жестокое отношение власть предержащих (Бруно), трудности, связанные с нуждой (Фихте). Несмотря на все многообразие путей, ведущих в мир философских мыслей, начало они берут в одном и том же месте, и название ему - «незнание». Разумеется, речь идет не о всяком, а только о том незнании, преодоление которого требует усилий, выходящих за пределы человеческих возможностей. Незнание такого рода явилось основной причиной и моего обращения к философии. Вопросы, на которые я не мог получить ответы в обыденной жизни, поистине были моими вечными спутниками. Это вопросы, вне и без которых меня просто не существовало. Они жили во мне, терзали меня, постоянно отправляя к истокам собственного мышления. Такое состояние души стало в конце концов жизненно важной и серьезнейшей потребностью. Философия, которую преподавали мне во времена безраздельного господства марксистско-ленинской идеологии, отвечала на эти вопросы таким образом, что порождала сомнение, очень часто перерастающее во внутреннее противление и несогласие (думаю, по двум причинам: в силу критического характера моего ума и от понимания того, что в условиях, исключающих инакомыслие, любой процесс мышления будет лишен возможности естественного развития, а, значит, изначально не может рассчитывать на 5


l.b. aел%"

полноту, всесторонность и истинность). Взгляды философов - идеалистов, с которыми в необходимом объеме мне удалось познакомиться только в 90-е годы прошлого века, когда свобода мысли и слова в России приобрела реальные очертания, я также во многом (и, прежде всего, в божественной первопричинности всего происходящего) не смог разделить, хотя субъективно-идеалистическая философия, конечно же, по духу оказалась мне близкой. В результате серьезных и глубоких размышлений я понял, что в полной мере меня может удовлетворить только одна философия - та, которая зреет в недрах моего собственного сознания. Таким образом, продолжительное время дремавшее во мне, философское мышление проснулось. Думаю, что «погружению» в философию способствовала и обстановка, царившая в посткоммунистической России. С одной стороны, она была пропитана духом надежд и свобод, с другой, - нарастающим разочарованием, связанным с медленным и болезненным развитием реформ, безнравственностью власти, каким-то иступленным насаждением религиозной идеологии, прогрессирующим дефицитом в обществе элементарной порядочности... Это та редчайшая ситуация, когда желание (не быть соучастником происходящего) совпало с возможностью (уйти в себя и отыскать там то, что практически невозможно найти в жестоком и суровом мире реальности - идеалы, благоразумие и нравственную чистоту). И если бы философии в природе не существовало, то ее обязательно следовало бы придумать. Я приступил к работе, к которой шел долго и трудно. Зияющие пустотами знания1 стали постепенно наполняться содержанием, и в 1996 году размышления о моем понимании философии нашли свое воплощение в небольшой брошюре2 . Разумеется, эта работа - не шедевр и, более того, по всем признакам она вряд ли вышла за рамки школьного реферата. Тем не менее, в психологическом плане ее появление стало 6


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

для меня событием исключительно важным. Настоящая работа - продолжение размышлений о природе и сущности философии, но, надеюсь, уже на другом (в отличие от первой книги), более высоком уровне. Необходимость ее написания обусловлена, прежде всего, внутренней неудовлетворенностью и ощущением поверхностности предыдущего рассмотрения данной темы, что не позволяет достойно вести диалог с оппонентами (не обязательно в очной форме), а поэтому требует более фундаментального обоснования своих позиций. Книгу я назвал достаточно редким, а для обывателя и не очень понятным именем - «Философия философии». Выбор этот сделан, конечно же, не из-за желания показать свою ученость. Скорее, наоборот, он обнаруживает отсутствие таковой, причем по причинам вполне объективным, ибо научно обоснованного ответа на вопрос: что такое философия, не существует в принципе. Безусловным является только то, что философия - это всегда размышление (которое в своей первоначальной форме способно охватить весь спектр интересов человека). Давая книге имя, я исходил из этого обстоятельства, - ни больше и ни меньше. Во всяком случае, тот смысл, который вкладываю в название книги я, не имеет ничего общего с известным мнением ученых, считающих «философию философии» теорией философОбразование я получил в непрофильных, с точки зрения философии, учебных заведениях: политехническом и политическом. Тем более, что лекции по философии, прослушанные мной в рамках действующих в тот период (70-е, 80-е годы XX-го века) учебных программ вузов, не отличались особым свободомыслием, а точнее, их содержание отражало лишь одну, далеко не самую бесспорную (и это сказано в очень мягкой форме) точку зрения. Считать полноценной такого рода подготовку, конечно же, нельзя, но именно она легла в основу моего философского образования. 2 Белов М.В. Философия как она есть. Пермь, 1996 г. 1

7


l.b. aел%"

ского знания. Хотя оснований для того, чтобы оспаривать это мнение, у меня пока нет. Насколько оно соответствует или не соответствует моим представлениям о философии, покажет дальнейший ход размышлений. В начальной стадии работы над книгой философия для меня - лишь объект познания, каких великое множество. Я постарался абстрагироваться от мнений о философии, которые уже существуют, не «засорять» ими свое сознание в надежде построить собственную модель ее понимания. По существу, философия философии представляет из себя поиск ответа на вопрос: что такое философия. Причем поиск этот, кто бы за него ни брался (таких имен можно назвать немало), с неизменным постоянством приводил исследователей философии в мир глубокого смысла. И это понятно, ибо качественный продукт может быть получен только в адекватных этому качеству условиях. Не может идея о началах и причинах такого явления, как философия, родиться чистой и свободной (какой ей и подобает быть) в условиях грубой, полной насилия и жестокости, очень часто бессмысленной обыденной жизни. Правда, вернуться в эту жизнь все равно придется - такова реальность, но уже после того, как понимание философии наполнится содержанием, примет какие-то формы, и, с учетом этого, можно будет определить ее место, значение и роль. Философия такого объекта, как философия, конечно же, отличается своеобразием, ибо вектор ее познания обращен внутрь философствующего субъекта. По сути, это - процесс самопознания. Философия становится, как бы, первым, и, во многом определяющим ее же судьбу, объектом. Как и любое другое явление, философия имеет природу и собственную жизнь, потенциал и границы возможностей, структуру и признаки, разновидности и типы. Она не находится в изоляции, а встроена в общую систему происходящих явлений и существующих знаний, соотносясь с 8


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

ними определенным образом. Возможно, у нее есть и другие качества, позволяющие выделять ее как нечто особенное и своеобразное. Чтобы получить цельное представление о философии, все это необходимо выяснить.

9


l.b. aел%"

Глава I МЫШЛЕНИЕ И ЕГО ВОЗМОЖНОСТИ

Не в пространстве, занимаемом мной, должен я полагать свое достоинство, а в направлении моей мысли. Я не сделаюсь богаче через обладание пространствами земли. В отношении пространства вселенная обнимает и поглощает меня, как точку; мыслью же своей я обнимаю ее.

Блез Паскаль

Под мышлением мы понимаем духовную работу, продуктом которой является определенность восприятия или представления. Свою задачу мышление решает посредством образования понятий с последующим использованием их в построении суждений и умозаключений. Среди всех имеющихся у человека способностей мышление занимает особое место, ибо никакой другой представитель животного мира таковым не обладает. Собственно, своей способностью мыслить человек и выделяется из природы. Всякое мышление имеет свое содержание. Иначе говоря, оно возможно только там и тогда, где и когда есть о чем мыслить, независимо от того, внутри или вне нас находятся предметы мышления. В качестве таковых могут быть вещи как материальной, так и идеальной природы, уже свершившиеся события и то, чему еще предстоит произойти, существующее

10


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

неизвестное нам, но присутствующее в наших фантазиях, и даже невозможное, которое мы себе вообразили. Предметом мышления может быть все, что угодно. Как бы ни было велико множество вещей (обозначим через это слово всю совокупность существующего от единичного до всеобщего, вне зависимости от его субстанциональной сущности и от того, представляет оно из себя часть или целое), все они мыслимы. Мыслятся вещи неодинаково. Для того, чтобы определить эту неодинаковость, все множество вещей необходимо мысленно привести в стройную и в достаточной степени понятную систему. Например, представить в виде образований, самостоятельность и устойчивость которых была бы обусловлена общими признаками. Чем выше степень их общности, тем проще будет решение задачи. На наш взгляд, в качестве таковых вполне могут быть использованы, во-первых, факт существования или не-существования вещей (основная опозиция) и, во-вторых, наличие знания об этом факте или его отсутствие (вспомогательная опозиция). В рамках образований, полученных на этой основе, и попытаемся выяснить возможности мышления, представив для наглядности все пространство обитания мыслимых вещей в декартовой системе координат (рис.1)3.

Здесь и во всех последующих местах, где в целях облегчения понимания текста мы используем наглядный материал, введем для него единое обозначение: «рисунок», независимо от того, схема ли это, график, диаграмма или собственно рисунок. 3

11


l.b. aел%"

Исходя из принятых нами условий систематизации, все мыслимое можно поделить на четыре группы: 1. Вещи, которые существуют и мы знаем о их существовании (I-й квадрант плоскости); 2. Вещи, которые существуют, но нам об этом ничего не известно (II-й квадрант плоскости); 3. Вещи, которые не существуют, но мы не знаем о том, соответствует ли это истине (III- й квадрант плоскости); 4. Вещи, которые не существуют и мы знаем о невозможности их существования (IV-й квадрант плоскости). Рис. 1

Сущ. идея

Незнание

идея чувст. опыт II I III IV

Знание

Несущ.

Вообще, мыслительный процесс нас интересует не сам по себе, а, прежде всего, как возможность его перерастания в процесс познавательный. Нам важно выделить те мысли, с помощью которых можно расширить уже существующее знание или приобрести новое. Поэтому в 12


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

дальнейшем, по мере выявления возможностей мышления, мы будем иметь это в виду и из мыслительного процесса вычленять только ту его часть, качественное состояние которой способно помочь нам решить поставленную задачу. С учетом этого обстоятельства сразу же становится понятным, что в ситуации с несуществующими объектами (третья и четвертая группы) невозможна даже постановка задачи познавательного характера, не говоря уж о ее разрешимости. Мы можем знать или не знать о том, что в природе не существует, но в любом случае наши мысли об этом в силу отсутствия объектов познания будут всегда носить абстрактный характер без какой-либо перспективы на определенность и конкретность. Размышление о несуществующем есть ничто иное как фантазия. Именно поэтому мы не будем углубляться в свободную от объектов познания часть мыслимого пространства, а сосредоточим свое внимание исключительно на вещах существующих, которые будем называть просто вещами (в виду отсутствия в поле нашего интереса вещей иного рода), когда появится необходимость выразить предметы реальности нашего чувственного восприятия или идеальные предметы, нами помысленные, в наиболее общей форме. Первая группа вещей, о существовании которых мы знаем, включает в себя две разновидности: а) вещи, знание о качествах и свойствах которых мы можем получить в опыте (I-й квадрант плоскости - зона «чувственный опыт»); б) вещи, которые невозможно в существующих условиях познать опытным путем (I-й квадрант плоскости - зона «идея»). Поиск ответа на вопрос о том, что они из себя представляют, возможен только в самой мысли. Заданные условия существования вещей первой разновидности этой группы как бы предваряют не только возможность их мыслить, но и возможность получить о них новое 13


l.b. aел%"

знание. В этом легко убедиться, если представить существование вещи и наше знание об этом как два известных члена уравнения с одним неизвестным, где неизвестным является знание о том, какова эта вещь по существу. Такое уравнение всегда будет иметь решение, что равнозначно расширению или приращению знания в данных условиях. После того, как знание о сущности той или иной вещи будет получено, оно естественным образом приобретет иную качественную характеристику, перейдя из категории возможности в действительность. При этом сама вещь продолжает оставаться в данной группе. Информация о ней сохраняется в памяти, которую при необходимости можно воспроизвести и помыслить, но уже без приращения знания. Такой же подход в поиске неизвестного возможен и в отношении вещей второй разновидности этой группы. Правда, в результате решения уравнения мы получим знание о существе предмета, которое не имеет источника вне человеческого сознания, и по этой причине будет отличатся по своему содержательному характеру от знания, полученного в опыте. Как и первая группа вещей, вторая (II-й квадрант плоскости) - представлена той же самой их разновидностью: вещей данных (зона «чувственный опыт») и не данных (зона «идея») нам в ощущениях и, следовательно, познаваемых и не познаваемых опытным путем. Мы ничего не знаем о существовании этих вещей. Однако, отсутствие в нашем сознании такого рода информации не мешает их мыслить. Иным будет лишь порядок абстракции4, меняющейся по своему содержанию в зависимости от изменения степени нашего незнания. Как только эта степень становится близкой к нулю или ему равной, сразу же появляются условия для перехода мыслительного процесса в более высокое (в смысле его определенности и конкретности) качественное состояние. Если, как и в случае с вещами первой группы, перевести сложившуюся ситуацию в математическую плоскость, 14


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

то решение задачи примет вид системы уравнений с двумя неизвестными, каждое из которых есть отсутствие знания: первое - о существовании вещи, второе - о ее свойствах и качествах. Упрощение этой системы до уравнения с одним неизвестным и будет означать переход интересующей нас вещи из второй группы в первую, что позволит определить искомое неизвестное.

Порядок абстракции может быть разным. Чем меньше сведений о предмете, тем более абстрактный характер будет носить размышление о нем. И, наоборот, чем большей информацией о предмете мы владеем, тем легче его мыслить и яснее представлять. Следуя этой логике, можно выстроить некоторую последовательность состояний абстрактного мышления, отличающихся друг от друга насыщенностью содержания. Данная последовательность (будем строить ее в направлении от конкретного к абстрактному) примет следующий вид:   абстракция первого порядка - размышление о существующих вещах нам известных (состояние мышления, граничащее с конкретным и способное в него перерасти);  абстракция второго порядка - размышление о существующих вещах нам неизвестных;   абстракция третьего порядка - размышление о несуществующем, которое при определенных условиях имеет возможность перейти в разряд существующего;  абстракция четвертого порядка - размышление о несуществующем, которое не способно в принципе стать существующим (абсолютная абстракция). 4

15


l.b. aел%"

Глава II ПРИРОДА ФИЛОСОФИИ И ЕЕ СУЩЕСТВО

Если кто-то желает верно мыслить и думать о какой-нибудь вещи, он прежде всего должен знать природу этой вещи, т. е. ее определение, ибо, кто не знает определения, не замечает и всего того, что вытекает из этой вещи.

Давид Анахт

1. Три исходных позиции во взглядах на философию

История возникновения философии имеет вполне законченный вид и, в силу объективных причин, вряд ли подлежит пересмотру. Сложилось устойчивое, веками выверенное научное мнение о том, где она зарождалась, в какие времена, и кто стоял у ее истоков. Редкий историк не согласится с тем, что пошла философия от Фалеса на Западе (Греция) и от Будды с Конфуцием на Востоке (Индия и Китай) в VI веке до н.э. Как понятие она прочно закрепилась в человеческом сознании, пережив в последующем эпохи средневековья (VIII - XV в.в.), Ренессанса (XIV - XVI в.в.), Нового времени (последние годы XVI - XVIII в.в.), относительно непродол-

16


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

жительный, но чрезвычайно продуктивный период немецкой классики (вторая половина XVIII - первая половина XIX в.в.), и поэтому вопрос о ее отрицании уже давно не стоит. Другое дело, что нет единого мнения о сущности этого понятия, определению и назначению философии. Оно меняется в зависимости от того, чья позиция принимается за исходную при решении вопроса о том, что есть философия: собственно человека, природы как саморазвивающегося живого организма или существа высшего порядка, которого, как правило, представляют в образе бога. При всей несхожести обозначенных позиций формально они не отличаются друг от друга, оставаясь по- прежнему только мнениями. Истинный же смысл, то есть тот, который вкладывали в понятие «философия» ее прародители, практически не знает никто. Отсутствие полноты и цельности философского наследия, а также неизбежная трансформация содержания дошедших до наших дней текстов, не позволяют с достаточной степенью точности его установить. О соответствии современных представлений о философии размышлениям известных мыслителей древности можно судить лишь относительно этой неполной и неточной базы данных. Тем более, что «нет ничего такого, что можно было бы раз и навсегда принять как правило»5, в природе нет таких оценочных показателей, которые бы раз и навсегда зафиксировали истинность той или иной философской позиции. Они всегда носят зависимый характер и при определенных условиях допускают возможность смены приоритетов, усиления одних позиций и ослабления других, а в отдельных случаях - радикального изменения взглядов, что, собственно, и происходило в философии не раз. «И поэтому философия

Мамардашвили М. К. Необходимость себя. /Лекции. Статьи. Философские заметки./ М., 1996. С. 99.

5

17


l.b. aел%"

будет вечно жить и говорить, казалось бы, об одном и том же»6, а все существующие мнения могут потенциально рассчитывать на истинность. Здесь важно не только и не столько то, что будет принято за исходную позицию в определении философии: сознание, природа или божественное начало, а насколько сильна эта позиция по своей аргументации и доказательности, безупречна с точки зрения логической выдержанности и обоснованности, детерминирующе совместима с первоисточниками. Только удовлетворение этим критериям, пусть и не отличающимся высокой степенью объективности, может наиболее полно и точно характеризовать близость мнений о существе философии к ее истинному содержанию. Не отвергая ни одно из рассматриваемых мнений и, более того, признавая их во всех отношениях равноправными, будем исходить все-таки из первичности человеческого сознания, но не в контексте постановки «основного вопроса философии»7, а в том смысле, что нет другого такого способа в постижении вещей, неизвестных по природе или известных, но недоступных познанию опытным путем, кроме того, который берет свое начало и имеет основание во внутреннем мире человека.

Мамардашвили М.К. Необходимость себя. /Лекции. Статьи. Философские заметки./ М., 1996. С. 99. 7 Имеется в виду ленинская постановка вопроса о том, что первично: материя или сознание. 6

18


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

2. Причина появления философии. Философия как разновидность мышления. Ее природная функция

Человек, как существо разумное, способен задавать себе вопросы, связанные не только с явлениями повседневной действительности, но и с тем, что скрывается за ними. Специфику такого рода вопросов достаточно точно выразил Б. Рассел. Позволим себе его процитировать: «Разделен ли мир на дух и материю, а если да, то что такое дух и что такое материя? Подчинен ли дух материи или он обладает независимыми силами? Имеет ли Вселенная какое-либо единство или цель? Развивается ли Вселенная по направлению к некоторой цели? Действительно ли существуют законы природы или мы просто верим в них благодаря лишь присущей нам склонности к порядку? Является ли человек тем, чем он кажется астроному, - крошечным комочком смеси углерода и воды, бессильно копошащимся на маленькой и второстепенной планете? Или же человек является тем, чем он представляется Гамлету? А может быть, он является тем и другим одновременно? Существует ли возвышенный и низменный образы жизни или же все образы являются только тщетой? Если же существует образ жизни, который является возвышенным, то в чем он состоит и как мы его можем достичь? Нужно ли добру быть вечным, чтобы заслуживать высокой оценки, или же к добру нужно стремиться, даже если Вселенная неотвратимо движется к гибели? Существует ли такая вещь, как мудрость, или же то, что представляется таковой, - просто максимально рафинированная глупость?»8 . Собственно, вопросы подобного содержания и стали началом, а во многом и причиной появления философии. Их постановка есть ничто иное как поиск первопричин и смысла 19


l.b. aел%"

существующего, стремление выяснить истинное предназначение человека в этом мире, определить его предельные возможности. Понять это не в меньшей, а, может быть, и в большей степени необходимо и важно, нежели, например, удовлетворить первейшие естественные потребности человека: есть, пить и спать. Но природа не предоставила нам возможности найти ответы на эти вопросы в опыте, и, естественным образом, возникла необходимость их поиска иным способом. В результате напряженной интеллектуальной работы, приведшей к серьезным изменениям в мышлении, человек понял, что новые знания можно извлечь и из самой мысли. В самом начале настоящей работы мы определили место вещей, познавательный интерес к которым не может быть удовлетворен вне рамок человеческого мышления. Это первая группа выбранной нами системы расположения вещей в воображаемом пространстве. Причем не вся совокупность включенных в нее вещей, а лишь та их часть, новое знание о которых берет свое начало в недрах рационального мышления и является продуктом его деятельности (рис. 1, I-й квадрант плоскости - зона «идея»). Разум в своем стремлении приобрести знание таким образом опирается на основоположения в области исключительно умозрительного восприятия и конструирования действительности. Мыслительную работу как способ продвижения к новому знанию или расширения знания уже существующего в условиях, когда другие способы для достижения этих целей непригодны или применить их не представляется возможным, мы и будем называть философией. Являясь некоторым состоянием мышления, философия

Рассел Б. История западной философии: В 2 т. Т. 1. Древняя философия. Новосибирск, 1994. С. 11-12.

8

20


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

способна выполнять любую его функцию. Но в этом нет необходимости, ибо мышление и само с успехом справляется со своими обязанностями. То, что делает философию философией и, таким образом, выделяет ее из мышления, есть особенность, присущая только ей: браться за дело, которое другим выполнить объективно не по силам. Дело это - проникновение в область запредельного, трансцендентальноноуменального пространства с целью постижения объектов в нем пребывающих. В отличие от мышления в целом, для которого в выборе объектов познания никаких ограничений нет и его способность познавать осуществима на любом уровне сознания: от обыденного до научного, объектами философии являются только вещи, практика как критерий истины в познании которых в силу вполне определенных причин в данный конкретный момент не применима. Как следствие этого, процесс философского познания по своему качественному содержанию будет принципиально отличаться от всех других9 . В ученых кругах устойчиво бытует мнение о том, что философия имеет многофункциональный характер. Кроме понятийно-познавательной или логико-гносеологической, что, собственно, одно и тоже, ей приписывают разнообразные функции мировоззренческой и методологической направленности. Так ли это в действительности? Философия - явление социальное, каких в природе немало. Они взаимодействуют между собой и, естественно, оказывают друг на друга влияние. Сфера и сила влияния философии не постоянОтличие это до такой степени существенно, что порождает глубокое сомнение в познавательных способностях философии вообще. Например, Мамардашвили прямо заявляет, что «... в философии мы не познаем, а выясняем сами возможности . Познает - наука, а философия занимается выяснением возможностей и пределов, или предельных оснований познания. Этим она отли9

21


l.b. aел%"

ны и меняются в зависимости от того, что будет представлять из себя предмет ее познавательного интереса. Например, сознание человека в качестве такового делает наиболее заметным влияние философии в области гуманитарного знания и социально-ценностных ориентиров, в культурновоспитательной среде; природообразующие начала вещей и первопричины их появления - в сфере естественнонаучных исследований; связи и отношения, характеризующиеся различными состояниями модальности и обусловленности - в истории и механике; процесс развития - в общественно-политической жизни и биологии, и так далее. О философии, назначение которой определяется исходя из функций сопутствующего характера, проявляющихся фрагментарно, в зависимости от вида познаваемого объекта, конечно, можно говорить как о многофункциональном чается от науки.» (Мамардашвили М.К. Необходимость себя / Лекции. Статьи. Философские заметки./. М., 1996. С. 151). И он прав в том смысле, что процесс философского познания, лишенный возможности опереться на опыт, действительно, не дает нам знание в классическом понимании этого слова, каким является знание научное. Но, несмотря на всю состоятельность данной точки зрения, мы бы не спешили отказываться от термина «познание» применительно к философии. Его просто надо иначе понимать. Ведь «выяснение возможностей и предельных оснований познания», по существу, тоже познание, но познание, не выходящее за рамки сознания и использующее в качестве инструмента характерный только для философии категориальный и понятийный аппарат. Это познание называется априорным. В ситуации невозможности эмпирического познания оно занимает его место (как начальная стадия единого процесса познания). Конечным продуктом такого рода познания будет предположение или, если хотите, гипотетическое представление о познаваемом объекте, которое следует рассматривать как исходный пункт и возможное основание для получения в перспективе знания эмпирического свойства.

22


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

явлении. Но такой подход не может быть принят в качестве основополагающего, ибо он не учитывает одного принципиально важного обстоятельства - природы философии. Ведь ее появление следует рассматривать не иначе как необходимость, как единственное условие, при котором возможно продвижение к знанию вещей, непознаваемых в данный конкретный момент опытным путем. В этом заключена вся суть философии, поэтому о ее мировоззренческих, методологических и прочих наклонностях можно говорить только в рамках познавательного процесса. Да, философия обладает потенциалом гуманистического содержания. Несмотря на свою неспособность окончательно ответить на возникающие перед ней вопросы, она дает ключ к пониманию жизненно важных для нас вещей и прежде всего - к пониманию необходимости себя, независимо от того, в какой сфере осуществляется философское познание. Кто я? Зачем я? Где я? Как попал в этот мир и как должен к нему относиться? Само стремление найти ответы на вопросы подобного рода возвышает человека до человека, делает его жизнь достойным продолжением того творческого деяния, которое и положило начало человеческому бытию. Философия помогает осмыслить мир, найти себя в нем, приобрести уверенность и укрепить свой дух. Да, философия не лишена аксиологических возможностей и реализует их, когда объектом ее познавательного интереса становятся ценности морального и эстетического характера, такие, как, например, добро, справедливость, красота. Разработка представлений о них издревле считается делом философии. Да, философия состоятельна в решении задач культурно-воспитательного плана. Она оказывает влияние на развитие личности и формирует в ней разумное отношение ко всему происходящему в нашей жизни. Процесс воспитания через философию отличается высокой культурой и глубиной 23


l.b. aел%"

мышления и ориентирован на получение качественного интеллектуального продукта. Да, философия разумна и последовательна в поисках истины. Она владеет приемами логики и способна формулировать такие методические правила, которые помогают привести в порядок хаотично разбросанные мысли и увязать в единое целое отдельные фрагменты и элементы действительности. В этом состоит ее методологическая ценность и значимость. Да, философия критична по своему духу и, в силу этого способна коренным образом изменить существующие представления о мире и действующих в нем законах. Можно обнаружить и другие способности философии, которые свидетельствовали бы о ее многофункциональных возможностях. Но не они выражают предназначенческий характер философии. Их можно рассматривать лишь как отдельные стороны процесса познания. Функцию же, в строгом смысле этого слова, философия имеет одну, данную ей от природы, - познание силами мысли тайн действительности, не поддающихся открытию никакими другими путями. Рассмотрение философии в одном и единственном качестве, каким является способность мышления к познанию, не прибегая при этом к опыту, может показаться недостаточным - уж слишком упрощено понимание ее существа. Соответствует ли такого рода статус философии сложности решаемых ею задач? Чтобы рассеять наши сомнения, необходимо «покопаться» в истории философии и попытаться найти хотя бы одно законченное, то есть единственное, органично вписывающееся в систему объективной реальности и не подлежащее пересмотру ни при каких обстоятельствах, решение проблемы, за которое она бралась. Как бы мы ни старались, такое решение нам не удастся найти. Оно всегда оказывается многовариантным. Одну и ту же проблему философы решают по-разному. Именно этим 24


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

объясняется непреходящий характер философских проблем. И как только какой-то вариант решения начинает выделяться среди прочих своей близостью к истине, так сразу же возникает ситуация, благоприятная для исчезновения философии. С появлением возможности приобретения знания в опыте, она исчезает, трансформируясь в науку. Истории известно немало примеров такой трансформации. Путь от философской идеи до научного открытия прошли астрономическая концепция Коперника, физический принцип инерции Галилея, теория вероятностей Паскаля, законы движения и всемирного тяготения Ньютона, математический метод дифференциального исчисления Лейбница и многие другие. Таким образом, наши сомнения по поводу недостаточности функциональной нагрузки, привнесенной в понятие философии выше названной способностью мышления, можно считать напрасными и кажущимися. Важность и значимость философии не становятся меньшими от того, что она есть всего лишь мышление. Наоборот, это придает ей особый статус, выделяя из всей совокупности существующих видов познания, взглядов и идей. Данное утверждение мы попытаемся обосновать, но не сейчас, а чуть позже - в IV-й главе настоящей работы.

25


l.b. aел%"

3. Основные определения философии Совершенно понятно, что, даже в рамках исповедуемого нами взгляда на философию, в одно определение нельзя вместить все ее содержание. Решить эту задачу (разумеется, не абсолютно, а в той мере, которая достаточна для понимания) можно лишь в условиях разнообразия формулировок. Их количество и развернутость находятся в прямой зависимости от того, насколько глубоко мы намерены проникнуть в понятие философии и как полно и точно хотели бы передать ее суть. Формообразующим началом определения могут быть самые различные характеристики философии, ее особенности и черты: назначение и функции, предмет и структура, статус и место в системе существующих видов познания, условия функционирования и т.п. Чтобы избежать серьезных погрешностей, при формулировании определения будем опираться на предельные понятия, не прибегая к «заменителям» философии из разряда иных явлений человеческой жизни. Как совершенно справедливо заметил Карл Ясперс, «Философия не имеет ничего вышестоящего, ничего нижестоящего. Она не может быть выведена из чего-то другого. Всякая философия определяется посредством своего осуществления»10 . Как разновидность мышления, философия уже сама по себе есть понятие предельное, и ей не с руки включать в себя изначально содержащиеся в «заменителях» неточности. Определения типа: «философия - это наука ...» или «философия есть мировоззрение ...» в силу своей специфики (в данных примерах специфика заключается в невозможности выхода за рамки понятий «наука» и «мировоззрение», а такая необходимость есть) не позволяют выразить все многообразие философии, раскрыть ее суть. При всем этом, самостоятельно существующей, то есть никуда не встроенной и ни от чего не зависящей, философии 26


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

не бывает. Занимая вполне определенное место в системе субъект-объектных отношений, она выполняет роль этакого посредника, связующего звена, как, например, между Гегелем и природой (I) или Кантом и духом (II) на ниже изображенной схеме (рис. 2). Поэтому для начала выясним некоторые особенности и тонкости структурной организации интересующих нас отношений и уже с учетом этого попытаемся сформулировать одно из ее определений.

Рис. 2 СУБЪЕКТ -

СВЯЗЬ - ОБЪЕКТ

гегелевская философия кантовская философия

10

природы (I) духа (II)

Ясперс К. Введение в философию. Мн., 2000. С. 14.

27


l.b. aел%"

Являясь по своей природе составной частью субъекта, философия, в то же время, имеет столь высокую степень связи с познаваемым объектом, что, в некотором смысле, включает его в собственное понятие. И если объект, недоступный познанию опытным путем, отсутствует, то и существование философии невозможно. Иначе можно сказать, что объект и философия находятся в такой причинно-следственной связи, где объект выступает как необходимое и обязательное условие существования философии, то есть является причиной ее возникновения. Причина, правда, носит опосредованный характер (через вопросы, порожденные нашим незнанием объекта и навязанные человеческому разуму собственной природой), но это не меняет сути дела. Выполняя в данной паре роль ведомого звена, а именно, - следствия, философия, тем не менее, в отношениях с объектом претендует если не на первенство, то уж на взаимное равенство безусловно. И это вполне объяснимо, ибо она заключает в себе ту единственную возможность, без которой проникновение в трансцендентальное пространство с познавательной целью неосуществимо. Теперь, исходя из структуры и характера субъект-объектных отношений, участником которых является и философия, сформулируем ее первое определение: философия есть отношение между субъектом и объектом в условиях недоступности познания опытным путем. Здесь следует пояснить, что под недоступностью познания опытным путем мы понимаем как отсутствие, так и бессилие опыта. Объект познания в условиях отсутствия чувственного опыта представляет собой вещь, знание о которой может иметь только априорный характер (независимо от того, возможен опыт или невозможен), а объект познания в условиях бессилия опыта - вещь, знание о которой может быть и априорным, и апостериорным (определенный опыт в существующих условиях возможен и он есть, но результаты его противоре28


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

чивы, сложившуюся ситуацию не проясняют и не снимают имеющих место вопросов, а поэтому, не являются достаточным основанием для серьезных выводов и заключений). Графически предметная область философии изображена на представленной ниже схеме (рис. 3). Рис. 3

Сущ. A B

A B C

C D

D

Знание

Незнание 0

где, зона «А» - опыт невозможен; зона «В» - опыт возможен, но отсутствует; зона «С» - опыт возможен и есть, но бессилен. В зоне «D» условий для существования философии нет, ибо здесь присутствует опыт, достаточный для преодоления барьера незнания собственными силами. Понимая недостаточность проведенной работы по раскры29


l.b. aел%"

тию всей глубины содержания философии, продолжим поиск определений, дополняющих, разъясняющих и уточняющих то, которое мы первоначально сформулировали. В рамках нашего видения философии выразим ее существо следующим образом: философия есть способность человеческого разума мыслить и постигать существующее в условиях отсутствия возможного опыта или его бессилия. Для удобства последующей изыскательской работы примем данное определение за базовое и представим его несколько в ином - разобранном виде, условно поделив весь текст на части, заключающие в себе предмет определения (I), природу философии (II) и условия, необходимые для ее существования (III): философия есть (I) способность человеческого разума мыслить и постигать существующее (II) в условиях отсутствия возможного опыта или его бессилия. (III) Наибольшие преобразующие возможности, которые позволяют глубже раскрыть смысл философии, заложены во второй части определения. Первая его составляющая способность человеческого разума мыслить существующее - отражает сложный процесс, состоящий из нескольких стадий развития: от несвязанных между собой простых по структуре мыслей до объединяющей их в определенном сочетании идеи такой высокой степени зрелости, что она способна мыслить 30


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

самою себя. Для более ясного понимания этого процесса проиллюстрируем его на примере с работой некоего абстрактного мышления. Из схемы, изображенной на рисунке 4, видно, что каждая из появившихся мыслей (которых условно на схеме показано шесть, а в действительности их количество ничем не ограничено и может быть любым) в отношении исследуемого объекта на первой стадии (А) развивается в самостоятельном режиме, независимо друг от друга. На второй (B) - идет их комбинирование в поисках варианта, в большей степени соответствующего принципу логической выдержанности и обоснованности, а также не входящего в неразрешимое противоречие с научно выверенными данными, если таковые имеются. Здесь же происходит фильтрация мыслей: наиболее ценные с точки зрения возможности перерастания их в философскую идею объединяются (5,1,2,4), а не вписывающиеся по каким-либо причинам в эту совокупность отсеиваются (3,6). На завершающей стадии (C) происходит саморазвитие уже оформившейся идеи внутрь себя. Рис. 4

31


l.b. aел%"

Вторая составляющая - способность человеческого разума постигать существующее - вытекает из первой, являясь ее логическим продолжением. Конечная цель этого сложного мыследействия - получить устойчивое и ясное представление об исследуемом объекте, которое в перспективе могло бы лечь в основу и быть началом движения к истине. О взаимоотношениях мыслительной и познавательной составляющих можно сказать и по-другому: мышление есть средство, которое позволяет приблизить нас, а, при благоприятном стечении обстоятельств, и привести к истинному знанию. Если теперь базовое определение философии представить в развернутом виде, с использованием выявленных подробностей и деталей процесса мышления, то мы получим его новые варианты. Вот некоторые из их возможного разнообразия: философия есть способность человеческого разума вырабатывать мысли, определенным образом группировать их и формировать на этой основе идею, саморазвитие которой внутрь себя в условиях отсутствия возможного опыта или его бессилия позволяет получить представление о существующем как гипотезу и возможность продвижения к знанию эмпирическому. Или такой вариант: философия есть некоторая состоятельность мышления, позволяющая в условиях отсутствия возможного опыта или его бессилия посредством понятий получить представление о существующем как гипотезу и возможность продвижения от абсолютного незнания к знанию эмпирическому. Еще один вариант: философия есть способность человеческого разума через восходящую трансформацию собственного состояния, высшей степенью зрелости которого является идея, мыслящая себя самою11 , познавать (в широком смысле этого слова) существующее в условиях отсутствия возможного опыта или его бессилия. Как нам кажется, внутреннее содержание философии 32


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

на основе природообразующего принципа в той или иной степени раскрыть удалось. Поэтому перейдем к третьей части базового определения, заключающей в себе условия существования философии. Вариантов ее преобразования немного. Рассмотрим один из них, наиболее существенный. Известно, что то знание, вклад опыта в получение которого ничтожно мал или равняется нулю, есть знание априорное. Оно получено исключительно силами человеческого разума. С учетом этого, философию можно определить как мышление, конечным продуктом которого является априорное знание. Философию как мыслящую себя идею в свое время определил и Гегель. Но, несмотря на внешнюю схожесть его определения с нашим, по сути они отличаются друг от друга. Вот как объясняет смысл философии Гегель: «Это понятие философии есть мыслящая себя идея, знающая истина (§ 236), логическое в том значении этого слова, что оно есть всеобщность, удостоверенная в своем конкретном содержании как в своей действительности. Таким образом, наука является возведенной к своему началу, и логическое оказывается ее результатом как духовное в том смысле, что оно из предполагающего суждения, в котором понятие существовало только в себе и в котором его начало было только чем-то непосредственным, тем самым, следовательно, из явления, которое оно имело в этом процессе познания на основе понятия, возвысилось до своего чистого принципа, входя в то же время как бы в свою стихию.» (Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Т.3. Философия духа. М., 1975. С.406) Гегель понимает философию как идею, тождественную по своему содержанию действительности, и это не подвергается им сомнению. Для него она есть единство субъективной и объективной идеи - абсолютная идея, абсолютная и полная истина, которую следует искать в боге. Именно бог, по мнению философа, владеет самым достоверным и в высшей степени совершенным знанием. Гегель, таким образом, полагает, что философия как высочайшая наука (уже не предполагающая, а бескомпромиссно утверждающая) есть сосредоточение всякой истины. 11

33


l.b. aел%"

Понятно, что возможны и другие варианты определений, но мы остановимся в наших дальнейших изысканиях, полагая проведенную работу достаточной, и завершим общую картину нашего представления о существе философии ее краткой характеристикой. Вот ее основные составляющие элементы: природное предназначение - умопостижение вещей, не данных нам в чувственном опыте или не поддающихся истинному определению в нем; предмет - существующие, но не познанные в чувственном опыте вещи; условия, необходимые для существования философии - а) наличие объекта, чувственный опыт познания которого возможен, но бессилен, или отсутствует вообще; - б) наличие сомневающегося, удивляющегося и глубоко мыслящего субъекта; уровень, на котором осуществляется философское познание - мышление; предельные возможности - безграничны в рамках человеческого сознания; в ы с ш а я с т е п е н ь з р ел о с т и - с о с тоя н и е « бе р е м е н н о с т и » н ау ко й , ха р а кт е р и зу ю щ е е с я н а л и чием предпосылок для возникновения научного знания; форма окончательного ответа на вопросы философии (конечный продукт) - представление об познаваемом объекте как логически обоснованное предположение, гипотеза; статус - преднаучный; место в системе существующих видов познания - между религией и наукой. Все заявленное здесь ни в коей мере не следует рассматривать как претензию на какое-то открытие. Взгляд на философию, отождествляющий ее исключительно с познавательными способностями человека, который мы и исповедуем, 34


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

имел место и в прошлом. Знание этого, естественно, наложило свой отпечаток на содержание выше сформулированных дефиниций. Например, нельзя не заметить присутствия в них духа кантовской «Критики» и гегелевской «Энциклопедии», влияния идей Шеллинга, Ясперса или, скажем, Мамардашвили. Но идеи эти в сочетании с нашими мыслями уже не носят характер доминанты, самостоятельных феноменов, являясь лишь «удобрением» для «производства» нового видения философии, во многом не совпадающего с прежними о ней представлениями. В связи с истолкованием философии, как явления с разумным природообразующим началом, возникает еще один вопрос, на который непременно следует ответить. Дело в том, что в переводе с греческого слово «философия» означает любовь к мудрости, а любовь - это чувство. Такое понимание философии никак не согласуется и даже вступает в противоречие с тем, как понимаем философию мы. Безусловно, без внутренней потребности размышлять, тем более, размышлять о вещах, недоступных познанию эмпирическим путем, без влечения и любви к этому занятию философия не состоялась бы. Но такой ли смысл вкладывал автор данного определения философии в слово «любовь»? Или, может быть, оно появилось в результате неточного перевода? Нам представляется, что сомнения такого рода вполне оправданы. Любовь к мудрости - это еще не сама мудрость. Это лишь стремление к ней, неуемное желание овладеть знанием высшей пробы, пробиться к нему несмотря ни на что, в том числе, несмотря и на отсутствие опыта или его бессилие. Это желание, побуждающее и порождающее необходимость действия мысли. Сущность философии есть не владение истиной, а ее поиск. В такой совокупности значений и в таком контексте любовь к мудрости можно рассматривать как преддверие науки, что вполне соответствует статусу философии. 35


l.b. aел%"

Глава III КЛАССИФИКАЦИЯ ФИЛОСОФИЙ. ОБЪЕКТНЫЙ ПРИНЦИП КЛАССИФИКАЦИИ12

Только в четком предметном знании наше сознание может сохранять ясность. Только в нем сознание, обретая опыт своих границ, может благодаря тому, что ощутимо на границе, получить свое содержание. Карл Ясперс

Возможны самые различные подходы к классификации философий. Все зависит от того, какие принципы будут выбраны в качестве определяющих. Если в основу подхода будет положен геополитический принцип, то в этом случае речь пойдет о Восточной и Западной философиях и, может быть, еще о русской как занимающей промежуточное положение между ними, соединяющей их, вбирающей в себя многое из них, но, в то же время, имеющей свой, не похожий ни на чей В основу данного принципа классификации положено различие условий, при которых существующие вещи могут быть объектами философии. Вся совокупность вещей, распределенных по отдельным группам согласно такой классификации, представляет собой ничто иное, как общую картину предметной области философии.

12

36


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

другой, и характер, и путь развития. Исходя из определения и последовательности смены эпох развития человеческой цивилизации можно говорить об историческом типе философии. Это философии древнего Востока, античной Греции, средневековья, Ренессанса, Нового времени, немецкой классики. Принцип национального устройства государств явился основоположением для образования китайской и индийской, арабской и еврейской, голландской и итальянской, английской и французской, и других подобного рода философий. Несхожесть мировоззренческих начал легла в основу создания различных философских школ и послужила благодатной почвой для рождения многочисленных учений, теорий, систем и течений. Вот лишь некоторые из них: буддизм и конфуцианство, милетская школа и пифагорейское учение, стоицизм и оксфордская школа, рационализм и социальные теории, сенсуалистская философия и позитивизм, этические учения и экзистенциализм, лингвистическая философия. Все философии такого типа укладываются в рамки двух направлений: материалистического и идеалистического, являясь их разновидностями. Так или иначе, но название всех выше перечисленных философий пошло от субъекта. Базовой для них является именная философия: Платона, Аристотеля, Декарта, Спинозы, Беркли, Юма, Канта, Гегеля, Шопенгауэра, Ницше, Рассела, Хайдеггера, Соловьева, Бердяева, Франка... Их существует ровно столько, сколько мыслящих личностей посвятило себя этому благородному занятию. Статус именной она приобретает, как правило, не сразу, ибо нуждается в признании, а для этого требуется время. Поэтому судить о ней следует как о прошлом. Это история философии, которая интересна прежде всего для историков. Нас же интересует сущностно-философская сторона вопроса, предполагающая расстановку приоритетов в пользу объекта. Из этого мы и будем исходить, приступая к классификации философий. 37


l.b. aел%"

Предпочтение приоритетности объекта в системе субъектобъектных отношений позволит создать наиболее полную из существующего множества картину предметной области философии. Классификация философий, исходя из выбранного нами принципа, сводится к определению тех вещей, которые по своим качественным характеристикам способны представлять познавательный интерес. Как мы уже выяснили, к этой категории относится вся совокупность вещей, во-первых, существующих, во-вторых, непознанных (вообще или в их существенных сторонах) и, в-третьих, находящихся в условиях невозможности познания опытным путем. По степени соответствия выше названным признакам они неодинаковы, и это дает нам основание для деления философии на несколько разновидностей, в частности, на чистую, неполную, скрытую и условную. Для наглядности и удобства решения задачи по наполнению каждой из них конкретным содержанием, вновь, как и в первом разделе настоящей работы, будем использовать в последующем возможности декартовой системой координат.

1. Чистая философия Чистой назовем философию, предметом которой являются вещи, строго соответствующие признакам принадлежности к философским объектам. В связи с этим будет уместно пояснить, что под строгостью мы понимаем такое значение соответствия, которое близко к абсолютному или абсолютно. Ведь степень нашего знания (или незнания) может быть разной. Мы можем иметь достоверное знание о существовании той или иной вещи, а можем знать об этом весьма поверхностно и не точно. Можем не знать, какова она 38


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

по существу, в принципе; а можем не знать, но иметь при этом некоторое представление о ее свойствах и качествах. Могут отличаться степенью непознаваемости и условия, при которых невозможно познание в опыте. Так вот, мы имеем в виду (1) абсолютно достоверное знание о том, что вещь существует, (2) абсолютное незнание ее сущности в целом или отдельных, наиболее существенных характеристик и, (3) абсолютную невозможность приобрести знание об этом опытным путем в данных условиях. Графически предметная область чистой философии будет располагаться в I-ом квадранте декартовой системы координат, занимаемой площадью многоугольника abcc’b’a’ (рис. 5). Что же представляют из себя вещи, строго соответствующие признакам принадлежности к объектам чистой философии? Как они связаны между собой и в какую структурную схему укладываются? Совокупность вещей такого рода достаточно разнообразна, и для того, чтобы в этом разнообразии увереннее ориентироваться, вещи следует некоторым образом упорядочить, привести в определенную систему. Сделаем это так же, как и в первом разделе настоящей работы - исходя из принципа их общности, но уже не в рамках всего мыслимого пространства, а только той его части, которая представляет из себя предметную область чистой философии.

39


l.b. aел%"

Рис. 5

Выделим три блока, находящихся в этой области вещей. Содержание первого из них, который мы определим как центральный, представляет собой те причины, условия и события, совокупность которых предопределила появление разумного существа, позволила обрести ему человеческие черты и стать человеком, задала направление и основополагающие принципы его становления и развития. Этот блок вещей включает в себя также природу, смысл существования и границы возможностей человека. Вопросы, возникающие в процессе их постижения, сводятся, по-существу, к одному: что такое человек. Но не тот конкретный человек, с которым мы имеем дело в повседневной жизни и о котором способны многое узнать из наличного опыта. Этим занимаются специальные науки, какими являются, например, психология, биология, социология. Речь идет о человеке-ноумене как особом материале, представляющем собой вне предметную область

40


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

наук13 и всем своим содержанием обращенном исключительно к философскому осмыслению. Без преувеличения, этот вопрос в философии можно считать основным14 , ибо поставлен он в отношении предмета, через который проходят многообразные пути других философских размышлений, и от того, каково будет его решение, во многом зависит картина наших представлений о предметной области философии вообще. Мир (то же самое, что и вселенная, космос, мироздание) как целое, который не дан нам непосредственно в восприятии, а также все, что делает его таковым и связано с его существованием, составит второй блок вещей. Их объединяющим началом является внешность положения относительно центра, занимаемого человеком. Философия мира пытается выяснить причины возникновения мира, его структуру и принципы устройства, формы и способы существования, целесообразность и законы, им управляющие. Ей важно понять, на каких основаниях и в качестве кого в этом мире присутствует человек. Вопросы данного порядка есть ни что иное, как философия мира в развернутом виде. Ее содержанием будут философии пространства

Под вне предметной областью разных наук, занимающихся исследованием одного и того же предмета, мы понимаем все, что находится на стыке их компетенции и возможностей, и, таким образом, какой-либо из них в отдельности не перекрывается. В частности, таковой является работа по обобщению результатов этих исследований в стремлении подвести их под некий единый знаменатель. 14 Впервые в истории философии данный вопрос был возведен в статус основного Кантом. Насколько значим для философии человек как объект и предмет ее исследования, он заявил через постановку трех своих знаменитых вопросов: что я могу, что я должен делать и на что я вправе надеяться (Кант И.. Критика чистого разума. М. 1994. С. 471). 13

41


l.b. aел%"

и времени, природы и бытия, причинности и тотальности, необходимости и свободы, единого и бесконечного и многие другие, ориентированные на выяснение сущности мира, его основных качественных и количественных характеристик. Сознание и всю совокупность составляющих его элементов, какими являются чувственные, мыслительные, эмоциональные, волевые, речевые и некоторые другие идеальные процессы, будет представлять третий блок интересующих нас вещей. Сюда же входит собственно сама философия как некоторая состоятельность мышления, а также те предельно общие понятия нашего разума, с помощью которых может быть передан смысл и значение реально существующих, но не воспринимаемых нами непосредственно предметов объективной действительности. Такого рода понятия Аристотель в свое время назвал категориями. Относительно избранного нами центра предметной области чистой философии, вещи третьего блока будут занимать внутреннее положение. Нетрудно заметить, что объекты чистой философии (в ее блочном варианте: мир - человек - сознание), представляют собой ряд, каждый последующий член которого является составным элементом предыдущего или элементом, производным от него. Этот ряд совершенно уникален в том смысле, что, несмотря на категорическую противоположность сущности вещей, его представляющих (материальной, материально-духовной и духовной), он, тем не менее, состоялся как логически выдержанная последовательность. Другого такого ряда, или ему подобного, просто не существует (во всяком случае, нам об этом ничего не известно). Общий вид структуры предметной области чистой философии представлен на рисунке 6, где: I - мир, II - человек, III - сознание.

42


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

Рис. 6

2. Неполная философия В мире существует немало вещей, которые, несмотря на несоответствие тех или иных признаков принадлежности к объектам философии, назвать таковыми все-таки можно. Необходимым условием для этого является их завершенность как вещи в своем существовании, какой она может быть только в идеальном состоянии. Философию такого рода вещей мы будем называть неполной. Предметная область неполной философии «вырастает» непосредственно из сферы практической деятельности людей, сопряжена с ней и теснейшим образом связана. Таковой 43


l.b. aел%"

сферой в полной мере можно считать нравственно-правовые отношения и государственно-политическое строительство. Казалось бы, философии не должно быть дела до нравственных аспектов жизни людей, ибо подключать спекулятивные возможности нашего разума там, где наличный опыт уже присутствует, необходимости нет. А, как известно, моральный опыт человечеством накоплен огромный. Тем не менее, «добро», «справедливость», «любовь» и другие подобные им категории всегда рассматривались как философские. Об этом свидетельствует вся многовековая истории философии. Чем же вызван столь устойчивый интерес философов к предметам нравственного содержания? Причина, как мы полагаем, кроется в том, что интерес этот спроецирован не на происходящее, не на собственно проявление тех или иных нравственных начал, а на некоторую возможность (которая существует безусловно!) к их проявлению, на то, каково это проявление должно быть согласно принципам свободного волеизъявления, лежащим в основе нравственности как таковой. А вот еще один пример, характеризующий предметную область неполной философии. Речь идет о государстве в контексте известных размышлений Платона15 . Несмотря на то, что государственное устройство - дело рук человеческих, то есть апостериорность знаний о его природе и сущности очевидна, размышления на данную тему, без всякого сомнения, есть философия, ибо Платон ведет речь об идеальной форме государства (какой, по его мнению, ей и должно быть). Он противопоставляет ее как образец жестко критикуемой и отрицаемой им эмпирической действительности. Подобная логика рассуждений в равной степени справедлива и в отношении некоторых других явлений социальной жизни, Платон. Собрание сочинений в 4т. Т.3. Государство. М., 1994. С.79-420 15

44


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

например, таких, как власть, политика, право. Графически объекты данного типа философии будут располагаться так же, как и объекты чистой философии, в I-ом квадранте декартовой системы координат, но не на всей территории, обозначенной как «идея», а лишь в зоне, прилегающей к линии a’b’c’ (рис. 5).

3. Скрытая философия Возможности человеческого разума не безграничны, и по этой причине отсутствие у человека знания о существовании тех или иных вещей вполне объяснимо. Но незнание такого свойства совсем не означает того, что эти вещи не существуют. С достаточной долей уверенности, например, можно предположить, что объективно в природе действуют законы, которые пока не доступны научному познанию. Возможно, им еще предстоит быть открытыми (история развития знания с опытом такого рода знакома), хотя не исключено, что это событие никогда не произойдет. Исходя из логики подобного хода мыслей, всю совокупность существующего всегда можно представить в виде двух составляющих: существующего, о существовании которого известно, и существующего, о существовании которого не известно. Практически невозможно точно определить количественное соотношение этих составляющих (скорее всего, знаем мы значительно меньше, чем не знаем), но факт их наличия совершенно очевиден. Философию вещей, которые существуют, но о существовании которых нам ничего не известно, мы назовем скрытой. Графически предметная область скрытой философии будет занимать II-ой квадрант декартовой системы координат (рис. 5). 45


l.b. aел%"

4. Условная философия Обстоятельства, при которых нет ни доказательств, ни опровержений существования вещей, позволяют допустить как возможность, так и невозможность их существования. Это вполне реальная ситуация. Например, мы не располагаем данными, доказывающими или опровергающими существование бога, загробной жизни или жизни иных разумных цивилизаций. Если допустить, что вещи такого рода существуют, то сразу же появляются условия для возникновения философии. Это условная философия, ибо основывается она на допущениях. Наиболее известной ее представительницей является философия религии, имеющая немало своих сторонников. Достаточно вспомнить среди таковых Фому Аквинского как крупнейшего систематизатора всей философско-теологической схоластики, Гегеля, блестящим образом выстроившего мыслительную конструкцию абсолютного идеализма, или, скажем, В.С. Соловьева с его философско-религиозной концепцией всеединства. Если же допустить обратное - невозможность существования в реальности тех или иных вещей, то вся ситуация перемещается в область фантастических представлений, и о философии уже не может быть и речи. На языке графического изображения вещи, возможность и невозможность существования которых в равной мере не исключена, будут находятся на стыке двух квадрантов декартовой системы координат: II-го и III-го - на линии oe (рис. 5). При первом допущении они переместятся в область существующего - II-ой квадрант, при втором - в область несуществующего - III-ий квадрант.

46


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

*

*

*

И последнее, что в этой главе книги можно отметить. Совершенно очевидно, что из той совокупности философий, классификацию которых мы предложили, первой (то есть главной, основной, базовой - здесь уместен любой из приведенных терминов) является чистая философия. Она заключает в себе ядро всей философии, ибо в ней вызревает научная мысль, и только через нее возможно проникновение в мир тайн и открытий. Все остальные философии следует рассматривать как преддверие (скрытая и условная) чистой или как ее неполный вариант (неполная).

47


l.b. aел%"

Глава IV ФИЛОСОФИЯ В СИСТЕМЕ СУЩЕСТВУЮЩИХ ВИДОВ ПОЗНАНИЯ, ВЗГЛЯДОВ И ИДЕЙ: ОБЩЕЕ И ОТЛИЧИЯ Допустим, что перед нами несколько текстов совершенно разной природы и характера - житейский, художественный, научный, философский, религиозный и т.д. Слова Сократа, Будды, тексты Платона или что-то из Августина мы не сомневаясь назовем философскими, не зная почему, на каком основании и каким образом. Потому, что они резонируют в нас по уже проложенным колеям воображения и мысли, укладываясь во вполне определенное соприсутствие (это, а не иное) соответствующих слов, терминов, сюжетов, тем и т.п. Мераб Мамардашвили

После того, как мы ответили на вопросы: что такое философия и каковы ее основные разновидности, самое время выяснить, как она соотносится с другими видами познания и наиболее распространенными в общественном сознании системами мыслительных конструкций иных содержательных форм. Разумеется, мы не собираемся придавать тотальный характер предстоящим сравнениям. Нас интересуют только явления умственной жизни, которые по своим признакам 48


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

схожи с философией до такой степени, что вопрос о их смысловой тождественности приобретает вполне реальные очертания. В связи с этим понятно, что нас не могут заинтересовать, например, изыскания ученых в области техногенной проблематики, ибо степень их общности с процессами философского познания ничтожно мала. То же самое можно сказать о познании житейском, обыденном.

1. Философия и наука Между философией и наукой издревле сложились тесные, если не сказать больше, - «родственные» отношения. Споры о том, является ли философия наукой, ведутся ровно столько, сколько они вместе сосуществуют. Не прекращаются споры и сейчас, и надо полагать, что будут продолжаться и дальше. Тем не менее, хотелось бы продвинуться на этом нескончаемом пути разногласий вперед. Хоть чуть-чуть. Начнем с уточнения смысла понятия «наука», которое мы намерены в дальнейшем употреблять. Определений науки, которые не идентичны друг другу, множество. Отдельные специалисты науковедения полагают, что их количество исчисляется несколькими десятками16 . В связи с этим, конечно же, возникают затруднения в выборе определения, которое бы в наибольшей степени соответствовало ответу на вопрос: что такое наука. Но мы и не будем пытаться «объять необъятное». В качестве приоритетного на данный момент нам представляется Речь идет о данных, изложенных в статьях Карпова М.М. «Определение науки // Наука и научное творчество» (Ростов н/Д., 1970. С.5) и Сурина А.В. «К проблеме определения понятия наука // Методологические и социальные проблемы развития науки» (М., 1979. С.4). 16

49


l.b. aел%"

тот вариант определения, который длительное время не отторгается общественным сознанием и, в связи с этим, прочно в нем закрепился. Такими, на наш взгляд, являются энциклопедические определения науки, выражающие коллективное мнение ученых17 . Не будем цитировать их, ибо издания, в которых они напечатаны, общеизвестны и доступны, и, при необходимости, ознакомление с ними не вызовет затруднений. Заметим лишь, что все эти определения явно (в самом определении) или неявно (в следующем за определением тексте, раскрывающем его содержание) объединяет одна существенная деталь: специально организованная практика (научный эксперимент) как основа знания о действительности, полученного в результате научных исследований, и мерило его истинности. Разумеется, авторитет ученых, каким бы высоким он ни был, не может являться абсолютным гарантом верности выбора в пользу того или иного варианта определения. Мы это отчетливо понимаем. Но кто вообще может дать такие гарантии? За их неимением энциклопедическое определение, представляющее собой результирующую мнений о сущности науки на каком-то, конкретно определенном, этапе развития общества, можно рассматривать как вполне приемлемый вариант. Теперь вернемся к вопросу о том, является ли философия наукой. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо выяснить - удовлетворяет ли она критериям научности. Несмотря на

К числу таковых можно отнести, например, Большую Советскую Энциклопедию (изд. III. Т.17. М., 1974, столб. 956) и Философскую Энциклопедию (Т.3. М., 1964. С. 562). Есть и другие издания энциклопедического характера, содержащие подобного рода определения науки, но более позднего периода. Перечислять их все, видимо, смысла нет, ибо они в той или иной мере интерпретируют друг друга. 17

50


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

многообразие определений науки, из них можно извлечь и кое-что общее. Это общее и будем рассматривать в качестве ее критериев. Так или иначе, современным науковедением они сформулированы. Вот некоторые из них: - объективность содержания; - рационалистическая обоснованность (опора знания на необходимые основания); - систематичность как организация знания по определенным принципам; - теоретичность; - понятийность; - возможность проверки научных истин; - кумулятивность, т. е. приращиваемость новыми знаниями; - специфичность методов познания и правил исследования; - способность предвидения. Безусловно, это не весь перечень признаков, присущих научному познанию. Но, по всей видимости, нет смысла его расширять, ибо даже в таком виде он вполне достаточен для того, чтобы можно было показать, как соотносятся между собой философия и наука. Возможны два варианта их взаимоотношений: в рамках науки (1) и как отношения самостоятельных видов познания (2). Если философия удовлетворяет критериям научности, то, естественно, ее можно отождествлять с понятием «наука». Если же не удовлетворяет (хотя бы одному из них!), то философия и наука - вещи разные. Прежде всего отметим, что эти «дамы», конечно же, имеют много общего. Это следует из того, что цель, которую они перед собой ставят, одна - постижение истины. В поступательном движении к этой цели на протяжении всей своей совместной истории существования философское и научное познание постоянно находились в неразрывной связи, содержательно переплетаясь и дополняя друг друга. Отсюда 51


l.b. aел%"

и общие черты «характера»: понятийность, рациональность, систематичность. Видимо, такая схожесть и явилась основанием для «обвинения» философии в научности. Мы же усомнимся в достаточности этого основания, а значит, и в научной состоятельности философии, опираясь на те существенные различия, которые имеют место между философией и наукой. Учитывая, что мнений в философском мире на этот счет существует немало, не будем «изобретать велосипед» и для обоснования своей позиции воспользуемся теми из них, которые, во-первых, не имеют принципиальных расхождений с нашим видением проблемы, и, во-вторых, аргументация которых наиболее убедительна и понятна в изложении. При этом постараемся не допускать повторов, ибо на одни и те же черты, отличающие философию от науки (разумеется, интерпретируемые по-разному), указывали многие философы: западные и отечественные, древние и современные, признанные как классики и те, которые такого признания не добились. Научное знание - продукт эмпирического свойства, и его достоверность точно таким же образом - эмпирически всегда можно подтвердить или опровергнуть. Природа философских построений носит иной характер - по преимуществу априорный. Их достоверность проверить практически невозможно. Совершенно справедливо в этой связи замечает Никифоров А.Л.: «... разве кому-нибудь могло бы прийти в голову проверить, например, действительно ли развитие природы детерминировано саморазвитием абсолютного духа или правда ли, что свобода есть осознанная необходимость?!». Он же обращает внимание еще на ряд особенностей философии, не позволяющих отождествлять ее с наукой. В частности, в отличии от науки, констатирует Никифоров А.Л., в философии «никогда не было единой парадигмы, для нее, напротив, характерен плюрализм систем, течений, школ.» Не может философия, по его мнению, использовать и такие 52


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

общенаучные методы познания, как наблюдение, эксперимент, индукцию, а также частные методы конкретных дисциплин. И, наконец, отмечает он: «Философия не дает нам истины в том классическом ее понимании, в котором дает нам истину наука. Нельзя говорить об истинных или ложных философских утверждениях и концепциях, ибо к ним истинностная оценка вообще неприменима. Попробуйте сказать, например, что философия Канта ложна, а философия Гегеля истинна или что философия Хайдеггера истинна, а философия Витгенштейна ложна, и вы сразу же почувствуете, как дико это звучит.»18 . Исходя из того, что продукт, который в результате своей деятельности производит философия, может и не соответствовать явлениям реальной действительности, то организовать его в форме теории, как это возможно с результатами научного исследования, нельзя. Более того, философия не только не способна со всей определенностью знать о предметах своего интереса, но, как замечает Библер В.С., она еще и «целенаправленно сомневается в достаточности - для теории - необходимой доказательной и опытной верифицируемости...»19. Продукт философского размышления, по мере своего совершенствования, конечно, может перерасти в иное качественное состояние, например, в знание научное, и стать теорией, но произойти это может только вне предметного поля философии. А вот какие аргументы приводит в пользу философиине-науки Кочергин А.Н.: «Научное мышление отвлекается от любых проявлений, характеризующих отношение человека к миру, т.е. в рамках науки познаваемая действительность

Природа философского знания // Что такое философия? (Материалы «круглого стола» МГУ им. М.В. Ломоносова. Май 1994 г.) Вест. Моск. Ун-та. Сер. 7. Философия. 1995. № 2. С. 3-4.

18

53


l.b. aел%"

рассматривается в форме объекта. Философское мышление рефлексивно, оно обращено не только на объект, но и на процесс его изучения, т.е. отражает определенные аспекты отношения субъекта к объекту. Рефлектируя, мы воспринимаем действительность не саму по себе, а так, как она выступает относительно нашего сознания, как она представлена в формах мышления. Специфичность ее как формы освоения действительности в том и заключается, что она выступает как приобретшая вид традиции рефлексия»20 . Таким образом, Кочергин А.Н. видит отличие философии от науки в неустранимости из ее содержания элемента субъективности. Он же подмечает способность законов науки прогнозировать развитие исследуемых явлений и отсутствие таковой у принципов философских в силу всеобщности последних21. На наш взгляд, заслуживает внимания и мнение Карла Ясперса, который считает, что «В отличие от наук, для философского мышления не характерен прогресс. Мы, определенно, существенно продвинулись по сравнению с древнегреческим врачом Гиппократом. Но едва ли можем сказать, что продвинулись дальше Платона. Только в материале научного познания, которым он пользовался, мы находимся дальше. В самом же философствовании мы, возможно, вряд ли достигли его»22 . Перечень отличительных черт философии на перечисленных нами, конечно же, не заканчивается, и его, безусловно, можно продолжить. Особенности природной функции философии, специфика понятий, на основе которых осуществляется философское мышление, язык, характер Библер В.С. Что есть философия? (Очередное возвращение к исходному вопросу). Вопросы философии. 1995. № 1. С. 164. 20 Природа философского знания // Что такое философия? (Материалы «круглого стола» МГУ им. М.В. Ломоносова. Май. 1994г.) Вест. Моск. Ун-та. Сер. 7. Философия. 1995. № 2. С. 13. 19

54


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

конечной цели - вот лишь некоторые из них. Но вряд ли есть необходимость давать им развернутую характеристику, ибо это все равно не позволит подвести нашу позицию под эмпирические основания, а на уровне логической аргументации смысловое неравенство понятий «философия» и «наука» и так очевидно. Как бы убедительно наша точка зрения не выглядела, бесспорной ее назвать никак нельзя (хотя бы в силу отсутствия тех же эмпирических оснований), а значит, мы не можем игнорировать претензии философии на научность. Значит, мы можем допустить, что философия является наукой. Но допущение это возможно только в той мере, в какой философские идеи, существовавшие когда-либо и существующие нынче, находят свое воплощение в реальной жизни. Практика показывает, что этот показатель не высок. И если мы можем назвать философию наукой, то только наукой во многом несостоявшейся, как не состоялись, например, государство Платона или социализм Фурье.

Философия - не наука

21 22

Там же. Ясперс К. Введение в философию. Мн., 2000. С. 9-10.

55


l.b. aел%"

2. Философия и религия (мифология) Так же, как и с наукой, у философии есть общие черты с религией. Духовная проникновенность размышлений, неотвратимость обращения к началам бытия, общность интереса к нравственным ценностям, непроверяемость утверждений... - все это их объединяет и является благодатной почвой для возникновения философско-религиозных концепций и систем. И, тем не менее, разница между ними так существенна, что заметить ее способен даже не специалист. Отличия берут свое начало в определении этих понятий. Философия, как мы выяснили раньше, укладывается в рамки человеческого мышления и представляет из себя такие операции с мыслями, которые по сложности своей находятся на грани возможного. Столь феноменальные способности мышления неизбежно и непременно ассоциируются с понятием «мудрость». Именно это слово и выступает в философии в качестве ключевого. Религия в своих мировоззренческих и поведенческих устремлениях опирается на категорию иного порядка - «веру», и здесь уже она есть базовое понятие. (Конечно же, в философии также присутствует элемент веры, а в религии - элемент мудрости, но речь идет не о содержании этих понятий вообще, а о их основообразующих составляющих). Философия - целенаправленный процесс динамичного развития мысли, религия - строго и глубоко фиксируемая установка. Философия полна сомнений (фундаментальных и конструктивных), и ее ответы носят предположительный характер; религия, напротив, - утверждает, не затрудняясь при этом о предъявлении достаточных оснований. Философская истина (если так вообще можно сказать) относительна, религиозная - категорически заявляет себя в качестве абсолютной. Философия по своему духу критична, религия же 56


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

не испытывает и потребности быть таковой... Кроме того, следует заметить, что интерес религии распространяется только на часть (причем, не самую большую) объектов философии. В основном это сфера деятельности неполной и условной философий. Черты характера, которыми наделены философия и религия, являются, в некотором смысле, определителем силы их влияния на общественное сознание. Неспособность философии найти истину, погруженность в нескончаемые сомнения и критичность - все это не позволяет рассчитывать ей на благосклонность широкой аудитории и повышенное к себе внимание. Она, как явление глубоко индивидуальное, по существу, людей разъединяет. Религия, наоборот, через веру в бога, любовь к нему выступает объединяющим началом. Определенность в ответах на самые каверзные и, казалось бы, безнадежные (к ответу) вопросы делает ее привлекательной для различных категорий людей. В силу таких вот особенностей характера религия в споре с философией за влияние на умы, как правило, берет верх. Но это совсем не означает проявления слабости последней, а свидетельствует лишь о предпочтениях, к которым склонна человеческая натура. А она по природе своей инертна и пассивна и всегда предпочитает (если есть выбор) то, что дается без особых затрат и усилий. Конечно же, человеку значительно проще, ценой даже самого сокровенного, довериться некоему всемогущему существу (например, в образе бога) в надежде на его помощь, чем заставить себя преодолеть барьер примитивности и ограниченности собственного мышления. Все, что было изложено выше в отношении религии как некоторого явления духовной жизни, имеющего общие черты с философией, в той или иной мере можно спроецировать и на мифологию. Дело в том, что мифология встроена в ту же цепочку эволюционно-исторического процесса становле57


l.b. aел%"

ния и развития философской мысли, что и религия, являясь ее предшественницей. Поэтому, также как и религия, она, безусловно, привнесла в философию элементы своего содержания. Однако, присутствие их столь незначительно, что это не может служить достаточным основанием для рассмотрения мифологии в качестве серьезного претендента на философский статус. Философия - не-религия Философия - не-мифология

58


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

3. Философия и искусство Искусство, наряду с наукой и религией, чаще других оказывается в числе примеряющих философскую «одежду». Это происходит в силу того, что ему присущи те же черты, что и философии. Основная из них - личностный характер содержания. Настолько личностный, что в том сочетании, каким нам представляется постигаемое, - сочетание собственно постигаемого и отношения к нему со стороны субъекта его познающего, - превалирует именно отношение. «Идеальное государство» Платона, «предикаты» Аристотеля, «модусы» Спинозы, «монады» Лейбница, «вещь-в-себе» Канта, «абсолютная идея» Гегеля - все это есть глубоко индивидуальное мышление, его способность перевоплощаться в иную сущность. Точно также и в искусстве. Художественное освоение действительности, как процесс творческий, безличное просто исключает. Произведение искусства - это не только отображение исследуемого явления, но и вся глубина мира эмоций, настроений и переживаний автора, его создавшего. «Гамлет» не был бы «Гамлетом», а «Джоконда» - «Джокондой», если бы в этих работах не нашли свое продолжение и не раскрылись во всей полноте чувственные начала и творческие способности Шекспира и Леонардо да Винчи. При всей очевидности наличия у философии и искусства общего, еще более очевидны их отличия. Причем кроются они в самом существе этих видов познания со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ведь философия возможна только как размышление, а искусство - это прежде всего художественная практика. Предметом философского познания в плоскости художественно-эстетических отношений являются природа и сущность определенных состояний действительности, которые принято обозначать посредством категорий «прекрасное», «возвышенное», «гармоничное». 59


l.b. aел%"

В искусстве эти состояния - уже не предмет исследования или познания, а результат профессионально и творчески выполненной работы. В философии данные категории мыслятся как нечто всеобщее во всем своем многообразии, а в искусстве они олицетворяют, по преимуществу, конкретное и единичное. Отличия можно обнаружить, как это ни парадоксально, и в том общем для философии и искусства, каким является личностный характер их содержания. Как известно, он может проявляться в двух формах: рациональной и чувственной. Так вот, философию отличает познавательный процесс высоколичностного содержания, в котором превалирует рациональное. Если же в процессе такого рода превалирует чувственная составляющая, то он приобретает уже статус искусства. Из вышеизложенного можно сделать вывод, что существенность признаков, отличающих философию от искусства, исключает какую-либо возможность их смыслового тождества.

Философия - не-искусство

4. Философия и мировоззрение Рассматривать понятие «мировоззрение» можно в нескольких аспектах: как взгляд на мир одного человека (1) 60


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

и как некоторую совокупность таковых (2); как восприятие мира в целом (3) и как восприятие его отдельных сторон, которые в своем единстве дают о нем представление (4); как систему представлений о мире, в основе которой лежат умственные и чувственные начала, сознательное и бессознательное, объективное и субъективное, результаты теоретических изысканий и практика (5), и как взгляд специфической природы, каким является, например, философское миропонимание (6). Какую из этих интерпретаций смысла мировоззрения следует взять за сравнительную базу? Если обратиться к статьям энциклопедических изданий, в которых даны определения мировоззрения, то практически все они первую составляющую этого понятия - «мир» - рассматривают в качестве целого, а вторую - «воззрение» - как комплексный взгляд, представляющий из себя все многообразие уже реализованных возможностей познания. Именно такое толкование понятия «мировоззрения», как правило, претендует на статус философского, в связи с чем мы и примем его за сравнительную базу. Правда, здесь необходимо заметить, что воззрение на мир должно носить исключительно индивидуально-личностный характер. В противном случае оно изначально и ни при каких обстоятельствах не сможет стать философским (к таковым, например, относится мировоззрение групповое). Действительно, каждая из двух составляющих словосочетания «мировоззрение», так или иначе, может иметь отношение к философии: первая («мир») - как один из объектов ее познавательного интереса, вторая («воззрение») - как способ его (данного интереса) удовлетворения. Эта возможность - «иметь отношение к философии» - и расценивается некоторыми учеными как собственно философия. Попробуем критически поразмышлять на данную тему, продвигаясь от простого к сложному. Допустим, что философия и есть мировоззрение. Но 61


l.b. aел%"

тогда как быть с теми отличиями, которые между ними существуют? Ведь мир, как мы выяснили раньше, - не единственный объект философии. Есть пространство и время, в координатах которых этот мир существует; есть человек и природа - элементы, его составляющие; есть сознание, способное наполнить мир смыслом, и есть чувства, позволяющие придать ему живительную силу одухотворенности и красочности; есть много других объектов, о которых в предыдущих главах мы уже упоминали. Из изложенного выше можно сделать первый вывод: мировоззрение - это не вся философия. Следующий момент. Мировоззрение возникает как сложный результат взаимодействия человека с окружающей действительностью через все имеющиеся у него возможности (сознательные и бессознательные, мыслительные и чувственные, основывающиеся на реальном действии и религиозно-мистических представлениях и т. п.). Такое многообразие возможностей позволяет ему, наряду с философской, иметь и другие формы образования, например, обыденную и религиозную, эстетическую и научную, энергетическую и механическую (уже в рамках научной), исходя из чего вытекает второй вывод: мировоззрение - это не всегда философия. Совершенно очевидно, что при таких выводах было бы неразумно настаивать на тождественности понятий «философия» и «мировоззрение». Теперь эту же задачу (об истинности соотношения рассматриваемых понятий) попытаемся решить несколько иначе. Дело в том, что мировоззрение можно рассматривать в двух смыслах: как процесс формирования системы взглядов на мир и как конечный результат, или продукт этого процесса. Пока мы рассмотрели соотношение философии только с мировоззрением первого смысла. Если же предположить, что мировоззрение (как представление или система представлений) стало таковым в 62


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

результате философского миропонимания, то его следует признать продуктом философии. Следовательно, для того, чтобы выяснить соотношение философии и мировоззрения, необходимо определить, как она соотносится с продуктом своей же деятельности. Известно, что философия и продукт философии (так же, как процесс познания и знание) - вещи разные, из чего следует и невозможность смыслового тождества философии и мировоззрения. Рис. 7

где, ab - процесс философского размышления; М1, М2, Мn-1, Мn - мировоззрение на разных стадиях философского размышления; Ф1, Ф2, Фn-1, Фn - стадии философского размышления.

63


l.b. aел%"

В тоже самое время, мы можем утверждать, что философское мировоззрение как таковое без философии существовать не может. Оно вырастает из нее и, по существу, после своего рождения продолжает оставаться в ее лоне. Это отображено на схеме, представленной на рисунке 7 (точки М1, М2, Мn-1, Мn принадлежат линии ab). Чтобы развеять возникающие сомнения, произведем с понятиями «философия» и «мировоззрение» такие действия, которые позволили бы выразить их друг через друга или, пользуясь математической терминологией, привести к одному знаменателю. Тогда, после произведенных преобразований, будет более ощутимо и наглядно видно различие между ними. Суть преобразований сведем к терминологической замене. Мировоззрение формируется на основе всей предшествующей ему философии и, в некотором роде, является концентрированным выражением ее сущности (речь, разумеется, идет о философском мировоззрении). Если это так (пусть даже не абсолютно, а в каком-то приближении), то мировоззрение - философия. Но эту философию, спрессованную во временном пространстве, назвать процессом в той мере, каким она должна быть и известна нам по своим качественным характеристикам, уже нельзя. В таком виде философией по существу своему она не является. Теперь, после того, как мы всестороннее и обстоятельно провели рассмотрение соотношения философии и мировоззрения, можно сделать окончательный вывод.

Философия - не-мировоззрение

64


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

5. Философия и идеология Составные части слова «идеология» имеют непосредственное отношение к философии, и уже эта, казалось бы, внешняя схожесть побуждает к мысли о возможности их более глубокой взаимосвязи вплоть до полной смысловой идентификации (корнеобразующее слово первой составляющей - «идея» - является, по существу, «строительным материалом» для философии, второй - «логика» - представляет из себя правила получения и использования этого «материала»). Так ли это в действительности, мы и попытаемся выяснить. Прежде всего ответим на вопрос: что такое идеология. Из вариантов возможных определений остановимся на том, которое наиболее полно и точно передает суть ее содержания. На наш взгляд, отвечает этим требованиям определение в следующем редакционном оформлении: идеология есть система логически выдержанных и обоснованных умозрительных построений, по образу и подобию которых проводится политика преобразований действительности (по преимуществу, социальной) или предполагается ее проведение в интересах отдельных социальных групп. Цели, которые идеология в себе заключает, носят конкретный характер и реализуются исключительно в сфере практической деятельности людей. Теперь мы имеем возможность сравнить интересующие нас явления. Несмотря на то, что «материал», из которого «сотканы» философия и идеология, один и тот же, а именно идеи, достаточно таких позиций, по которым они существенным образом друг от друга отличаются. Прежде всего, это их назначение. Напомним, что предназначение философии заключается в умопостижении вещей, не данных нам в опыте или не поддающихся истинному определению в нем. Идеология же порождена человеческой мыслью как некоторая 65


l.b. aел%"

установка на реализацию социально ориентированной цели. Она встроена совсем в иную, нежели философия, последовательность состояний мысли и выполняет роль разработчика системы ценностей в обоснование или установившегося порядка жизнеустройства и сложившейся практики управления социальными процессами, или намерений изменить этот порядок и практику. Идеология конкретна в своем целеполагании. Она знает, чего хочет и как реализовать задуманное. Характерная для нее черта - самоуверенность, а область наиболее яркого ее проявления - политическая деятельность. Философия представляет и выражает такие интересы, которые присущи человечеству в целом. Это непреходящие интересы, и носят они всеобщий характер. Субъектом идеологии, напротив, всегда является часть общества (государство, политическая организация, религиозное объединение, промышленное предприятие, финансово-кредитное учреждение и т.п.), а это уже ситуация, где присутствуют исключительно социально-групповые и корпоративные интересы. Именно из них в своей деятельности идеология и исходит. По-разному оцениваются и достоинства сравниваемых явлений. Ценность философии (в контексте нашего понимания ее существа) заключается в том, насколько высока степень зрелости образующегося в результате ее деятельности продукта, и в состоянии ли этот продукт перерасти в научное знание. В случае с идеологией это не имеет никакого значения. Ценность ее тем выше, чем полнее и глубже она выражает интересы соответствующих групп людей. Идеологическая пропаганда может исходить даже из заведомо ошибочных посылок, искаженно представлять существующую действительность, негативно влиять (через реализацию собственных установок) на положение значительной части населения нашей планеты и, более того, - нести им горе, страдание и смерть, как, например, это имело место в период тотального распространения и насаждения идей 66


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

фашистского толка - в годы второй мировой войны, но при этом соответствовать взглядам и замыслу ее авторов. Отличия между философией и идеологией на этом не заканчиваются, но понятность их логики и весомость уже предъявленных в ходе сравнительного анализа аргументов вполне достаточны для того, чтобы сделать вывод: философия и идеология - это разные вещи.

Философия - не-идеология

*** Итак, мы убедились в том, что философия есть явление уникальное, принципиальным образом отличающееся от прочих, освоенных человеком и взятых им на вооружение, видов познания. Она не может быть ни наукой, ни религией, ни мифологией, ни искусством, ни мировоззрением, ни идеологией - настолько своеобразны и специфичны ее предназначение, характер, условия существования, статус, предметы исследовательского интереса, оснащение средствами освоения действительности. Любая попытка выразить сущность философии через 67


l.b. aел%"

один из перечисленных выше феноменов умственной жизни (если, конечно, вопреки нашему выводу, допустить возможность их содержательной тождественности) будет страдать односторонностью. Если философия - наука, то она не может быть, скажем, мифологией или религией; если - искусство, то ее вряд ли можно подвести под один знаменатель с идеологией, и т. п. И такое упрощенное понимание философии неизбежно вступает в противоречие с ее же собственной историей, содержание которой не выглядит уж столь однородным. Очень часто в основе нескольких самостоятельных концепций, представляющих собой решение одного и того же философского вопроса, лежат совершенно разные (по исходным началам, используемой аргументации, расставляемым акцентам и т. д.) принципы их образования. Разные до такой степени, что их отношения могут носить остроконфликтный и непримиримый характер. Но, несмотря на это, каждая из них в равной степени является концепцией философской. В среде современного философского сообщества имеет распространение и точка зрения, рассматривающая философию как некое виртуальное образование несводимых друг с другом вещей. Это тот случай, когда все существующие виды познания (от обыденного до научного) представлены в философии как ее отдельные стороны. Сразу же возникают, как минимум, два вопроса: во-первых, возможна ли интегральная система познания как единое целое в принципе, и, во-вторых, способна ли таковой системой стать именно философия. Ответ на первый вопрос, безусловно, имеет утвердительное наклонение, ибо в природе существует такой уровень организации живого организма, на котором возможен синтез любых известных человечеству разновидностей духовного состояния - это сам человек. Совершенно неслучайно, в одном лице можно встретить ученого, философа, богослова, политика, художника, поэта - кого угодно. Столь же очевиден, но уже с противоположным по век68


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

тору содержанием, и ответ на второй вопрос. Философия, как некоторая состоятельность мышления, является только частью общего спектра потенциально возможных способностей субъективно-духовного происхождения. Она не может быть средоточением, например, чувственных или интуитивных начал. Это понятно, ибо, в противном случае, любой человек с полным основанием считал бы себя философом, что не согласуется с действительным положением вещей. Философское мышление - явление исключительно редкое. Тема о месте философии в системе существующих видов познания, взглядов и идей, которой мы посвятили настоящую главу, конечно же, не исчерпана. Ее всегда можно углубить в рамках уже рассмотренного материала. Например, сравнивать философию не с наукой вообще, а с ее разновидностями и, прежде всего, с теми из них, характер которых наиболее схож с философским (психоанализ, биоэнергетика, современная логика и т.п.). Ее всегда можно расширить за счет включения в сравнительную базу новых элементов из числа существующих явлений умственной жизни, в тех или иных плоскостях граничащих с философией и, таким образом, создающих иллюзию тождественности с ней (фантазия, мистика, некоторые явления паранаучного ряда). Другой вопрос: есть ли в этом необходимость. Нам представляется, что та работа, которая уже выполнена, вполне достаточна для того, чтобы вывод о соотношении философии с иными видами познания и наиболее распространенными в общественном сознании мыслительными конструкциями был сделан: философия есть философия и ничем иным, кроме как самой собой, она быть не может.

69


l.b. aел%"

Глава V ЛОЖНАЯ ФИЛОСОФИЯ (Критика «философии» практической деятельности людей и ее результатов)

Достаточно хорошо известно, как бессовестно злоупотребляют понятием философии. Мы уже имеем философию и даже наукоучение сельского хозяйства; можно ожидать, что будет еще придумана философия способов передвижения и что в конце концов будет существовать столько философий, сколько вообще имеется предметов, так что среди такого множества философий сама философия совершенно потеряется. Фридрих Шеллинг

Чем дальше в историю уходит философия классического периода23, тем чаще появляются теории концепции, претендующие на ранг философских, но не имеющие достаточных на то оснований. На рубеже Мы имеем в виду немецкую философию второй половины XVIII и первой половины XIX веков. Именно в Германии философия этого периода представляла наиболее цельное духовное образование. Усилиями Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля она смогла не только вобрать в себя в достаточной степени полно и всесторонне всю совокупность философских идей, доминирующих в европейской 23

70


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

двух тысячелетий наиболее типичной разновидностью таковых оказалась «философия» практической деятельности людей и ее результатов. В качестве объектов познания здесь выступают такие вещи, как рынок, демократия, техника, образование, правозаконность, культура, политика, то есть та реальность, которая создается человеком. На финише ХХ века рождение «философий» такого рода приобрело характер заурядного явления (во всяком случае, в среде отечественных ученых), что и заронило сомнение в их истинности как действительно философского размышления. Для того, чтобы снять все неясные вопросы, нам придется провести некоторую аналитическую работу. Собственно, необходимо получить ответ на один вопрос: насколько обоснованно столь расширительное толкование предметно-объектной составляющей философии, очень часто приводящее к искажению ее истинного содержания и смысла. Ответ на этот вопрос не так уж прост, и сложность заключается в том, что речь идет о наиболее фундаментальных стратегических основаниях и приоритетах развития социально-значимых явлений в жизни людей, исследование которых действительно имеет отдельные признаки, присущие философии. Так, находясь в пространстве возможностей научного познания, в том числе, и познания коллективными усилиями ученых, эти учения в своих притязаниях на истинность используют философскую терминологию и даже аргументацию, опирающуюся на личный опыт и внутренне выношенное и выстраданное понимание вещей.

культуре до нее, придать им естественно-логическую завершенность и законченность, проявив тем самым все необходимые качества классического образца, но и обогатила духовную мысль новым способом философствования, взяв в качестве его исходного пункта сосредоточение всех интеллектуальных интересов, главным образом на гносеологической проблематике.

71


l.b. aел%"

Существует несколько позиций, которые, несмотря на схожесть в главном - в признании правомерности рассмотрения деятельности людей и ее результатов в качестве объектов философии - тем не менее, по разному объясняют эту возможность. Остановимся на тех из них, которые, на наш взгляд, предпочтительнее других с точки зрения логической выдержанности обоснования, и попытаемся им возразить. В основе одной из таких позиций лежит принцип единства части и целого. Социальная жизнь во всем своем многообразии (социальное бытие) является составляющей «всего» бытия. «Все» бытие, безусловно, есть объект философии, а, значит, как полагают некоторые ученые, следует считать таковым и его часть, в данном случае - социальную. Такого мнения, например, придерживается Крапивинский С.Э. Свои размышления о социологии (или ее некоторой составляющей) он определяет как относительно самостоятельную часть философского знания и называет ее социальной философией24 . Нечто похожее присутствует и в рассуждениях Алексеева С.С., который считает, что выстроенная им философия права представляет собой самодостаточную научную дисциплину, охватывающую «как философию (по своим основам), так и правоведение (по своему основному содержанию)». В качестве основания для терминологической совместимости философии и права он называет принадлежность последнего к явлениям социальной жизни, независимо от того, в какой науковедческой плоскости рассматривается философия этого явления: «под углом зрения определенной универсальной философской системы» или «в рамках интегрированной философско-правовой науки». Разницу между ними Алексе-

Крапивинский С.Э. Социальная философия. Волгоград., 1996. С. 19

24

72


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

ев С.С. видит лишь в отправном пункте осмысления права. В первом случае в роли такового выступает действительность в целом, а во втором - ее социальная часть25 . На первый взгляд, здесь все, вроде бы, логично. Но это далеко не безупречная логика, она поверхностна и, если «копнуть» чуть поглубже, то становится очевидным, что между бытием вообще и бытием социальным имеется отличие, которое не позволяет последнему претендовать на получение статуса философского объекта. Дело в том, что в природе существуют два типа вещей: а) без которых философия как таковая не может состояться в принципе; б) наличие которых ее (философию) просто исключает. Речь идет о вещах, которые соотносятся между собой как причина и следствие, первичное и вторичное, основное и производное. Речь идет о вещах априорной и апостериорной природы. Так вот, человеческое общество, со всеми явлениями и процессами, происходящими в нем, - вещь второго порядка. Причина его появления известна - деятельность человека. А все, что создано им, в силу уже свершившегося факта, следует рассматривать как явление познанное. О философии же уместно говорить там и тогда, где и когда отсутствуют как знание, так и возможный опыт его получения. Видимость тождественности целого (бытия «всего») и его части (бытия социального) по сути (по природе, характеру, степени общности) порождает другую видимость - видимость однопорядковости и равновеликости объектов исследования философии и науки с точки зрения их познаваемости, которые не могут быть таковыми по той простой причине, что имеют совершенно разную по глубине корневую систему. Видимость же создается за счет использования 25

Алексеев С.С. Философия права. М., 1998. С. 2-4

73


l.b. aел%"

в качестве критериального одного и того же понятийного аппарата при формулировании предмета как философии, так и науки. Например, претензия Панарина А.С. на философию деятельности, в частности, - политики, основывается на «наиболее общем» в ней. Он рассматривает ее как «способ исследования динамической природы современных обществ»26 . А на взгляд Гершунского Б.Г., для суждения о знаниях (системе знаний) как философии образования достаточным основанием является наличие «объективных закономерностей развития собственно образовательной сферы во всех аспектах ее функционирования»27 . Для него философия есть наука, базирующаяся «на внутренне осознанных и принятых человеком знаниях», то есть - «одухотворенная наука»28 . Природа (начала и причины), наиболее общее, основания, закономерности и некоторые другие понятия из этого же ряда положены авторами «философии» человеческой деятельности в основу определения существа их теоретических изысканий. Но совершенно очевидно, что начала и причины бытия, основания, на которые опираются или могут опираться идеи устройства мира, наиболее общее в природе, закономерности развития материи и духа - вещи, требующие иных способностей и возможностей для понимания и постижения, в отличие, скажем, от таких, как природа общественных отношений, наиболее общее в политике, фундаментальные основания функционирования и развития образования, законы позитивного права. Это разные вещи, и именно поэтому они являются предметами дисциплин, находящихся в зоне компетенции и влияния разных иссле-

Панарин А.С. Философия политики. М., 1996. С. 6-7 Гершунский Б.С. Философия образования. М., 1998. С. 80 28 Там же. С. 73 26

27

74


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

довательских систем - научной и философской. Смешение философии с несоответствующим ей по сути учением стало возможным и в силу своеобразного понимания и толкования современными учеными работ признанных авторитетов философской мысли прошлых столетий, какими являются ее классики, в той их части, которая касается социальной действительности. Дело в том, что классики также использовали в своих текстах словосочетания, вызывающие нынче так много споров. Достаточно вспомнить философию права Гегеля или философию искусства Шеллинга. Это обстоятельство, как бы, изначально придает легитимный характер современным работам с аналогичными названиями. Однако, такой вывод можно было бы сделать только на первый взгляд, ибо легитимность эта ничем не подкреплена. Слабость такого аргумента, как апелляция к классикам философии, обусловлена рядом причин. Во-первых, философ, каким бы крупным и авторитетным он ни был, остается прежде всего человеком, который, конечно же, может ошибаться. Причем, вероятность ошибки в области философии несравнимо выше, чем в любой другой и, в частности, в области научного познания. Во-вторых, личности, равные по масштабу и уровню своего мышления Канту или, скажем, Декарту, как правило, выступают в роли не только философов, но и историков, правоведов, математиков, психоаналитиков, и т.п. Поэтому их мысли, касающиеся научной проблематики, следует отличать от философских, что не всегда удается сделать современным ученым. И, наконец, в-третьих, классики философии, использовавшие в своих работах подобного рода словосочетания, зачастую вкладывали в них иной, нежели нынешнее поколение философов, смысл. Как правило, в качестве объектов философского исследования они рассматривали идеи вещей, а не сами эти вещи. Такое понимание философии соответствует как названию, так и содержанию их работ. Они не перестают 75


l.b. aел%"

быть философскими даже от присутствия в них элементов нефилософского свойства, так как базовые приоритеты при этом остаются неизменными. Современные же авторы размышляют о вещах более приземленных. «Тканью» их творческих изысканий являются не умозрительные построения, а фактический материал, существующая практика. Они фиксируют, сопоставляют, анализируют, обобщают, описывают то, что произошло в результате деятельности людей, выдавая эту работу за философию. Совершенно очевидно, что столь разные по характеру и содержанию вещи должны иметь и разные названия. Хотелось бы обратить внимание еще на одну, как нам кажется, искажающую существо философии, точку зрения. Она заключается в том, что объекту как таковому в субъект-объектных отношениях философского содержания не отводится подобающего места, не придается должного значения и он, зачастую, просто неинтересен ее авторам. Например, Гуревич П.С. полагает, что определяющее положение в философии занимает субъект. Он утверждает, что человек является философом по своей природе и, «как бы ни старался, не может не философствовать»29 . Объектами же исследования философии, как следует из логики его рассуждений, могут быть любые не отягощенные конкретным знанием вещи, в том числе и культура. Эту же мысль проводит в работе «Введение в философию техники» Розин В.М.: «... философствовать сегодня может любой мыслящий человек, любой специалист», полагая также, что нынче «... претензия философии на всеобщность, универсальность и нормативность явно чрезмерна, время глобальных философских систем ушло в прошлое»30 . В связи с таким пониманием философии возникает как минимум два вопроса: почему философий существует значительно меньше, чем их «должно быть» (1) и кто и каким декретом отменил те философские проблемы, которые до настоящего времени не получили 76


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

своего разрешения (2). Ответов на эти вопросы нет. Вот такова суть некоторых известных нам точек зрения, считающих возможным рассмотрение в качестве объектов философии вещей, на наш взгляд, не соответствующих им по своим исходным характеристикам. Все они, так или иначе (по разным причинам), не вписываются в контуры вполне конкретных очертаний предметной области философского мышления. Попытка завести их туда создает ситуацию видимости философии. Такое состояние субъект-объектных отношений мы назовем философией ложной.

Гуревич П.С. Философия культуры. М., 1995. С.38 Горохов В.Г., Розин В.М. Введение в философию техники. М., 1998. С. 64-65

29 30

77


l.b. aел%"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Приступая к работе над книгой, я ставил перед собой скромную задачу: привести в порядок собственные мысли относительно того спектра вопросов, ответы на которые так или иначе раскрывают суть философии, дают возможность получить цельное представление о том, как она внутренне организована и что ее отличает от прочих явлений умственной жизни. Мне хотелось понять: что есть философия. Понять для того, чтобы возможность научного познания мира, доселе неведомого человеку, стала ближе по своей зрелости к состоянию перехода в иную модальность - реальную действительность, а, может быть, и вовсе в это состояние трансформировалась. И такое понимание пришло. Мне стало предельно ясно, что истинный мир философии, кроме как идеальным, рациональным, трансцендентальным, ноуменальным, интеллигибельным, быть не может. Изначально и безусловно философия есть явление умозрительное, посредством которого (через понятия и категории) предпринимается попытка установить или устанавливается связь с возможным опытом. Именно в этом своем стремлении она приобретает реальный смысл. Однако, мнение это разделяют далеко не все. Истории известно немало критиков умозрительной философии. В их числе можно назвать такие имена, как Бэкон, Декарт, Гассенди, Конт, из отечественных, безусловно, - Соловьев со своими единомышленниками и многочисленными последователями. Они считали ее пустой и бесполезной. Предметом их критики являлось отсутствие в содержании такого рода философии опытного познания, практики, то есть как раз тех элементов, присутствие которых в ней и не должно быть, в противном 78


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

случае она сразу же «теряет» себя и перестает быть собой. Их критика сродни ситуации, в которой человек, идущий по узкой, извилистой и, по существу, непроходимой дороге, проявляет недовольство постоянно сопровождающими его трудностями и бранит строителей, построивших эту дорогу. Ему бы хотелось идти по дороге прямой, ровной и широкой. Путник, по всей видимости, не знает или не понимает, что другой дороги туда, куда он во что бы то ни стало стремится попасть, просто не существует, и уж, тем более, дороги прямой, ровной и широкой. Но с критиками, несмотря ни на что, отчасти все-таки можно согласиться. Умозрительная философия действительно несовершенна и малоэффективна (а не пуста и бесполезна, как утверждают они). Представление о познаваемом объекте, как конечный продукт философского размышления, по точности соответствия реальной действительности, разумеется, не может идти в сравнение со знанием научным, но недооценивать, и уж, тем более, игнорировать его ни в коем случае нельзя. Любое, даже ошибочное, представление о существе той или иной вещи несет в себе элементы позитивного и, поэтому, приближает нас к истинному о ней знанию. Философия, как понимаю ее я, в силу исключительности своего положения (одновременно являясь субъектом и объектом познания), позволяет шире взглянуть на мир и глубже в него проникнуть. Тема, рассмотренная в настоящей работе, - это только начало философии. Это тот исходный материал, освоив который, «плавание» по философии уже не покажется столь утомительным и неопределенным. Его маршрут и границы приобретают вполне конкретные очертания. Ясно, например, что «вся» философия не будет полной без философии моральной, как в равной степени и то, что для «философии» практической деятельности людей места в ней нет. Я совершенно отчетливо понимаю, что существу, каким 79


l.b. aел%"

является человек, преодолеть барьер незнания самого себя или объектов, равных ему по сложности познаваемости (все объекты, познание которых находится за пределами возможного опыта), объективно невозможно. Поэтому мои размышления о философии, конечно же, - не претензия на истину, а только скромная попытка преодолеть этот барьер. Перефразируя известное изречение философа древности31 , смысл моей позиции можно было бы передать в несколько ином виде: я знаю, что ничего не знаю и никогда не узнаю, но мое стремление к знанию делает меня к нему, безусловно, ближе32 . Если допустить, что мне как-то удалось продвинуться на пути к истине (а показателем этого может быть только признание - общественное, интеллектуальное, профессиональное - какое угодно), то надо иметь в виду, что задача, решаемая и в какой-то мере решенная мной таким вот образом, - лишь одна из множества существующих, и поэтому мировое пространство в абсолютно большей своей части продолжает оставаться свободным и открытым для философских устремлений и изысканий. И последнее. Независимо от того, как будет воспринята моя «Философия философии» (полагаю, что критиков будет достаточно), мне она уже сослужила хорошую службу. Работа над книгой стала для меня увлекательным путешествием в

Имеется в виду, конечно же, знаменитый тезис Сократа: «Я знаю, что ничего не знаю». 32 Для того, чтобы не было двусмысленности понимания данного выражения, представлю его в развернутом виде, с необходимыми пояснениями и уточнениями: я (достоверно) знаю, что (в опыте об объектах философии) ничего не знаю и (в рамках философии) никогда не узнаю (ибо опыт с философией несовместим), но мое стремление к (истинному) знанию (даже посредством философских размышлений) делает меня к нему, безусловно, ближе. 31

80


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

мир мыслей, способом выяснения моих умственных возможностей, постижением собственного Я. Осознание себя существом думающим, стремящимся понять до сих пор непознанное человеком, наполняет жизнь особым смыслом, принося при этом истинное наслаждение и удовольствие. Занятие философией и, тем более, - философией самоей себя, как объекта, постижение которого во многом определяет, каким образом и в какой степени могут быть постигнуты и все иные вещи, находящиеся за пределами возможного опыта, есть высокоинтенсивная и очень эффективная гимнастика ума. И, как знать, может быть, дефицит именно такого рода занятий (то, что философию недооценивают и не считаются с ней в современном обществе - факт неоспоримый) является тем недостающим элементом в человеческой жизни, без которого идея совершенствования мира, его всестороннего и гармоничного развития в своей реализации неосуществима.

81


l.b. aел%"

Приложение I

100 НАИБОЛЕЕ ЗНАЧИМЫХ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ КНИГИ «ФИЛОСОФИЯ ФИЛОСОФИИ» СЛОВ И ТЕРМИНОВ

Несмотря на все попытки изложить текст книги в форме, доступной для любого, в том числе, и не подготовленного читателя, в полной мере мне это сделать не удалось, и вот по каким причинам. Во-первых, философский язык, обойтись без которого в данном случае невозможно, требует определенных навыков и знаний. Слова и термины, которыми он изобилует, специфичны и, поэтому, сложны в понимании. Во-вторых, одни и те же философские категории и понятия не всегда трактуются философами одинаково. Например, нет единого мнения о том, что такое мышление, опыт, истина, добро, справедливость, дух, материя, пространство, знание, субстанция, вещь, свобода. Да и «философия философии» задумана и написана мной именно потому, что нет согласия в философском сообществе в вопросе о понимании природы, сущности и предназначении философии. Отсутствие в философии единой общепризнанной парадигмы создает ситуацию двусмыслия, запутанности и неопределенности. Все это ставит меня перед необходимостью объяснить читателю свое понимание философских слов и терминов неоднозначного толкования, используемых в книге, а также тех, которые «читаются» лишь в контексте рассматриваемой темы, но, несмотря на это, могли бы помочь уяснить смысл написанной работы, понять суть сделанных в ней выводов и заключений33 . Решить эту задачу совсем непросто, ибо 82


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

слова и термины такого рода, представляя собой самостоятельные объекты философского исследования, обозначают ту реальность, которая в познавательном аспекте мной еще не освоена. Пока я только живу надеждой, лелею мечту встать на путь познания данной реальности и пройти его, насколько это будет возможно. Тем не менее, находясь даже в начале этого пути, в процессе работы над книгой предварительное мнение (пусть и не отличающееся необходимой глубиной и основательностью) о некоторых из них уже сложилось. Отдельные формулировки пришлось позаимствовать у классиков или извлечь из современной философской литературы. Разумеется, я воспользовался только теми из них, которые близки мне по духу и не вступают в противоречие с моим внутренним миром. ***

Абсолютное определяется как характеристика вещей непревзойденного совершенства и недостижимого качества. А. не может быть действительно в некоторой степени или в особых случаях и в этом смысле противоположно относиВообще, это должен делать каждый автор философской книги, уважающий своего читателя (не обязательно отдельным приложением, а, скажем, непосредственно в тексте выполненной работы, как это делали великие классики философии). Речь здесь идет, конечно, о философах, которые являются таковыми, прежде всего, по своему призванию, обладающих самобытным и оригинальным мышлением, пытающихся привнести в философию элементы действительно нового. Философы по образованию, должности и званию они уже потом. Тем же «философам», которые переписывают из книги в книгу широко известные положения, декларируют набившие всем оскомину фразы и повторяют прописные истины, необходимости объяснять смысл употребляемых ими слов и терминов, разумеется, нет. 33

83


l.b. aел%"

тельному (релятивному). Агностицизм - философская позиция, исповедующая идею об ограниченности возможностей познания. Не отрицая факта наличия у человека познавательных способностей, А. считает их недостаточными для постижения всего, что существует, в частности, - сущности материальных систем и закономерностей природы. Противоположностью А. является позиция гносеологического оптимизма, убежденного в безусловной познаваемости мира. Аксиология - философская дисциплина, предметом которой являются ценности как смыслообразующие основания и мотивация человеческого существования. Анализ - мысленное, последовательно проводимое расчленение исследуемого предмета на составные части. А. является противоположностью синтеза, суть которого заключается в мысленном соединении частей ранее структурированного предмета в единое целое. А. и синтез взаимосвязаны и непрерывно сменяют друг друга в процессе исследования. Априори - знание, присущее сознанию изначально и, таким образом, его происхождение не связано с каким-либо опытом. Априорное знание противоположно апостериорному. Аргументация есть обоснование (в той или иной степени) истинности некоторого суждения. А., истинность которой обосновывается с достоверностью, называют доказательством.

Безусловное есть некоторая данность, происходящая из непостижимой глубины и характеризующаяся отсутствием каких-либо связей и ограничений. Б. означает абсолютную свободу вещей и, поэтому, невозможно в пределах опыта. Бесконечное есть множество, не поддающееся определению (числовому выражению) в силу того, что последо84


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

вательный синтез содержащихся в нем данных единиц при изменении количества никогда не может быть завершен. Б. во временных координатах определяется как вечное. Противоположностью Б. является предел (конечное). Бог - высшая мыслящая сущность как идеал могущества и совершенства, объективную реальность которого нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Б. дан человеку только в мыслях. Бытие есть интегральная характеристика самых общих (всеобщих) образований существующего, какими являются мир, природа, человек (с присущими ему субстанциональными состояниями плоти и духа), утверждающая через существование их целостность.

Вещь есть универсальное понятие, обозначающее все, чем только может быть существующее, все его многообразие от единичного до всеобщего, независимо от того, является оно материальным или идеальным и представляет из себя часть или целое (живые существа и неодушевленные предметы, их свойства и качества, явления и процессы, события и факты, действия и мысли, отношения и категории и т.д.). Вещь в себе - понятие, обозначающее вещи (предметы познания) как существующие сами по себе, вне и независимо от нашего сознания, в отличии от того, какими они являются для нас. Возможность есть предпосылка возникновения вещей. В. заключает в себе формальные условия начала сущности, первоприроды вещей и представляет одну из тенденций и потенциальных перспектив их эволюции. Количественной мерой В. является вероятность, определяющая пределы ее существования и степень близости к действительности. Восприятие есть явление вещей, непосредственно воздействующих на органы чувств, как их целостный образ и некоторый материал для осмысления и понимания. В основе формирования В. лежат ощущения. 85


l.b. aел%"

Время есть мера движения (длительность) и порядок существования (последовательность положений и состояний) вещей. Способность В. фиксировать события дает основание конституировать его в феномен истории как осознанной процессуальности социальной жизни. К свойствам В. относятся одномерность (для фиксации положений и состояний вещей во В. достаточно одной величины), необратимость (течение В. от будущего через настоящее в прошлое невозможно) и однородность (равноправие всех моментов В.). В совокупности с пространством, В. образует систему необходимых условий как возможности вещей, так и их существования. Всеединство - принцип, согласно которому все многообразие существующего представляется как некое органическое единство взаимопроникающих друг в друга, и в тоже время, пребывающих в раздельности элементов, его составляющих. В. было представлено в различных философских концепциях, начиная с неоплатонизма. Наиболее ярко оно проявилось в русской философии, где в конце XIX - начале XX веков сложилось самобытное направление - философия В. Ее базовым вариантом стала религиозно-философская концепция В.С. Соловьева. Всеобщее есть форма универсальной связи вещей, представляющая собой условия, предельные основания и принципы существования мира как такового. В отличии от общего в классе вещей эмпирической природы, а также особенного и единичного, В. характеризует высшую степень общности существующего.

Герменевтика есть дисциплина философско-гуманитарной направленности, задачей которой является понимание и истолкование текстов и других продуктов человеческого творчества, порождение новых смыслов в диалоге традиций. Понимание рассматривается Г. как условие (осмысления) социального бытия. С философской точки зрения процесс 86


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

понимания бесконечен, что воплощается в принципе герменевтического круга (целое понимается из частей, части - из целого). Гипотеза есть мнение как возможное решение некоторой проблемы, приведенное в связь с тем, что действительно дано (то есть достоверно), но и не имеющее подтверждения в рамках наличного знания. Истинность и ложность мнения такого рода открыты для проверки. Гносеология - философская дисциплина, предметом которой являются природа и принципы познания, его возможности и границы. Г. разворачивает свои представления вокруг оппозиции «субъект-объект».

Движение есть способ изменения вещей как одно из необходимых условий (наряду с пространством и временем) их существования. Дедукция - способ рассуждения, посредством которого из общих посылок в соответствии с законами логики следуют заключения частного порядка. Противопоставлением Д. является индукция, представляющая собой ход рассуждения в обратном направлении - от частного к общему. Детерминизм - философская позиция, объясняющая все происходящее в мире исходя из принципов причинности и закономерности. Явления объективной реальности, в соответствии с таким взглядом на мир, находятся в универсальной взаимосвязи, причинно обусловлены и носят регулярный и упорядоченный характер. Дефиниция (то же, что и определение) есть описание вещи в ее существенных чертах. Д. всегда предполагает краткость и, вместе с тем, точность изложения сущности вещи, достаточной для ее ясного понимания. Дуализм есть интерпретационная парадигма, существующая в рамках идеалистического направления философии, в основание которой положена идея о наличии двух несво87


l.b. aел%"

димых друг к другу начал (например, духовного и материального). Альтернативой Д. в рамках историко-философской традиции является, с одной стороны, монизм, исповедующий принцип единого начала всего существующего, с другой, плюрализм, утверждающий множественность начал. Дух есть необходимое развитие идеального начала, определяющее смысл, организацию и характер существования вообще. Д. может пониматься и как достояние личности (субъективный дух), и как объективная межличностная и всеобщая действительность (объективный дух). Душа есть данная природой внутренняя идеальность человеческой сущности как ее исходное начало. В своем существовании Д. всегда единична.

Единое - заданное до нашего опыта, в качестве требования к нему, состояние мира или его фрагментов как всеобъемлющая (по форме и содержанию одновременно) и всюду проникающая тотальность. Е. всегда предполагает многое и находится с ним в противоречивом единстве.

Закон - это устойчивая и повторяющаяся существенная связь (отношение) вещей как объективная необходимость. Степень общности З. неодинакова, и в этой связи их принято делить на универсальные (всеобщие), общие и частные (специфические). Знание есть совокупность закрепленных в сознании фактов действительности как результат познавательной деятельности человека. Формой организации З. является теория. Одно и то же явление действительности не может иметь одновременно двух и более объясняющих его теорий, выводы которых диаметрально противоположны и взаимно исключают друг друга.

Идеал есть прообраз всех вещей, являющийся целью 88


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

их преобразования. В процессе реализации этой цели И. выступает в качестве регулирующей функции поведения и деятельности человека. Вне целеполагания И. не может быть сформирован, в связи с чем, по мере достижения цели, он лишается статуса существования. Идеализм - направление в философии, объединяющее всю совокупность взглядов и разработанных на их основе концепций, ориентированных в интерпретации мироустройства на семантическое или аксиологическое доминирование духовного. И. возможен в двух основных гносеологических формах: объективной (признающей в качестве основания всего существующего мировое, безличностное начало) и субъективной (рассматривающей существование мира исключительно или отчасти как результат деятельности нашего сознания). Противоположным И. философским направлением является материализм, объясняющий мир с позиций материального и физического подхода. Идея - это такое необходимое понятие разума, для которого в чувствах не может быть дана никакая адекватная вещь (например, абсолютное целое всех явлений есть только И., так как образно представить это целое невозможно). И. возникают в результате попыток разума выйти за пределы чувственного опыта и рассматриваются как принципы, задающие цель познанию. Изменение есть отличие вещей от самих себя в разные отрезки времени, являющееся следствием их движения или взаимодействия. Интеллект - это система познавательных способностей индивида. Уровень развития И. определяется степенью развитости мышления, рассматриваемого в единстве с другими формами познания. Истина есть соответствие знания своему предмету. В зависимости от степени соответствия различают И. абсолютную (полное соответствие) и относительную (соответствие 89


l.b. aел%"

в некоторой степени). Знание, противоположное истинному, называют ложным (то есть таким, которое не соответствует своему предмету).

Качество есть внутренняя определенность вещи, заключающая в себе ответ на вопрос: какое. К. обнаруживается через свойства вещи, но не сводится к каждому из них в отдельности. К. связано с вещью как целым и от нее неотделимо. Количество есть внешняя, безразличная для вещи определенность, заключающая в себе ответ на вопрос: сколько. Через величину и число К. характеризует вещь в целом или ее отдельные стороны и элементы, а также степень интенсивности и темпы происходящих с ней изменений. Критерий - признак, на основании которого производится оценка, определение или классификация вещей.

Логика есть способность мышления выводить заключения из посылок без каких-либо противоречий, то есть действовать в соответствии с принципами, отвечающими критериям последовательности, обоснованности и закономерности. Л. является основным методом философского познания. Приведение принципов Л. в единую систему позволяет рассматривать ее как науку. Но, в отличие от прочих наук, Л. (так же, как и математика) не имеет своего объекта. Существует понятие современной Л., возникшее в связи с проблемами исследования логических оснований математики. Суть ее заключается в необходимости как логизации математики, так и математизации Л. Тот и другой процессы идут почти одновременно.

Материя есть объективная реальность, существующая вне человеческого сознания и независимо от него. Мера - диапазон изменения вещей, в границах кото90


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

рого они продолжают оставаться идентичными сами себе, сохраняя, таким образом, единство своих качественных и количественных характеристик. Метод есть совокупность принципов и правил, в соответствии с которыми осуществляется познание или преобразование действительности. Следование М. задает логику любой (по своей форме) деятельности, обеспечивая ее регуляцию. Мир (то же, что и мироздание, Вселенная) - все существующее в своем бесконечном многообразии конкретных проявлений как тотальность их синтеза и взаимосвязанное, законосообразное целое благодаря некоторому внутреннему принципу причинности. Мировоззрение - система взглядов на мир и место в нем человека. М. возникает как сложный результат взаимодействия человека через все имеющиеся у него возможности (сознательные и бессознательные, мыслительные и чувственные, основывающиеся на реальном действии и религиозно-мистических представлениях и т. п.) с окружающей действительностью. Модальность - способ существования вещей (возможность, действительность, необходимость, истинность и некоторые другие). Мудрость - глубокий ум, опирающийся на жизненный опыт и здравый смысл. В сочетании с высокими нравственными качествами М. выступает как основа праведной жизни человека, непреложным принципом которой является служение справедливости и добру. М. ориентируется на подлинно духовные ценности и проявляет себя в умении жить в согласии с совестью. Мышление есть действие одной из составляющих сознания, которое через синтез многообразия вещей приводит к возникновению понятий (уровень рассудочного М.) и на их основе позволяет осуществлять познание (уровень раци91


l.b. aел%"

онального М.).

Начало есть универсальный и неизменный принцип, лежащий в основе каждой вещи, как то первое, откуда она возникает или познается. Наука - вид познавательной деятельности, направленной на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о действительности. Предметами научного исследования могут быть любые объекты, находящиеся в сфере практической деятельности людей: фрагменты природы, социальные подсистемы, общество в целом, состояния человеческого сознания и т.п. Н. предполагает применение особых средств и методов, специфичность которых позволяет обеспечить проверку истинности знаний, полученных в результате проведенных исследований. Необходимость есть существование, обусловленное исключительно причинами внутреннего порядка, то есть данное уже самой своей возможностью. Противоположностью Н. является случайность. Ноумен - чувственно не воспринимаемая вещь, в связи с чем постижение ее возможно только посредством спекулятивных операций. Н. следует отличать от феномена - явления, так или иначе данного в опыте.

Объект - это вещь, противостоящая субъекту, как изначально существующее и, в то же время, необходимое условие реализации его возможностей практического, познавательного, оценочного или какого-либо иного свойства. О. невозможен вне субъект-объектных отношений. О. может быть сенсибельным, то есть доступным чувственному познанию, и интеллигибельным, то есть умопостигаемым в условиях невозможности его восприятия с помощью чувств. О., который вовлечен в конкретную сферу целенаправленной, активной деятельности субъекта, например, философского 92


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

исследования или научного познания, приобретает статус предмета. В качестве такового может выступать и некоторая совокупность О. или их отдельные стороны. Онтология - философская дисциплина, предметом которой являются фундаментальные принципы устройства мира, рассматриваемые как совокупность общих допущений, и основополагающие категории существующего. О. всегда является частью гносеологического рассуждения. Опыт - мир, фактически данный человеку в явлениях. Приобрести О. человек может только в процессе деятельности (активная позиция) или через восприятие и переживание (пассивная позиция). От уже приобретенного, наличного следует отличать О. возможный - потенциально свободный от каких-либо ограничений. Отношение есть состояние взаимосвязи вещей или элементов, их составляющих. О. могут носить разный характер, в зависимости от чего различают внутренние и внешние, материальные и духовные, пространственные и временные, необходимые и случайные и некоторые другие их типы. Ощущение есть результат непосредственного воздействия вещей внешнего мира на органы чувств. О. является исходным и простейшим элементом процесса эмпирического познания, способным создать представление лишь о какой-то отдельной стороне познаваемой вещи (цвете, запахе, вкусе и т.п.). О. лежат в основе формирования образа (восприятия) тех или иных вещей в целом.

Парадигма - теория, принятая конкретным сообществом ученых в качестве образца решения научно-исследовательских задач. Время, в течении которого теория выступает в роли П., имеет вполне определенные границы, ибо приоритеты в данной области знания, по мере появления новых идей и развития науки, могут существенно измениться вплоть до полного отрицания прежних истин. 93


l.b. aел%"

Паранаучное знание - форма познавательной деятельности, возникающая как альтернатива или дополнение к существующим видам научного знания. Главный критерий отнесения конкретной формы познавательной активности к области П.З. - несоответствие общепринятым критериям построения и обоснования научных теорий, а также неспособность дать убедительное рациональное истолкование изучаемых феноменов. Познание есть процесс установления субъект-объектных отношений, целью которого является получение новых знаний о существующем. П. можно рассматривать в двух смыслах: широком и узком. П. в широком смысле слова предполагает поиск знания всеми доступными человеку способами, включая и умозрительное постижение вещей, а в узком - исключительно эмпирическим путем. Понимание есть процесс выяснения смысла вещей или его конечный результат. Понять можно только то, что смысл имеет. Понятие есть мысль, в которой обобщаются и выделяются вещи по их существенным признакам. Предельно общие понятия называются категориями. Выражается и закрепляется П. в виде отдельных слов или словосочетаний, являющихся исходным материалом для логического оформления суждений. Практика есть активная чувственно-предметная деятельность людей, направленная на преобразование объективной действительности. Представление - образ вещи, создаваемый памятью или воображением. В отличии от восприятия П. возникает в отсутствии непосредственной связи органов чувств с предметом. Принцип - исходное положение как основание некоторой совокупности знаний или фактов. П. предполагает извлечение частного из общего. 94


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

Природа есть первоначальная сущность вещей, представляющая собой их переход из состояния возможности в существующее (один смысл), или естественная, закономерно развивающаяся среда обитания человека как часть Вселенной (другой смысл). Причина есть такое событие, которое при определенных условиях неизбежно порождает или вызывает другое событие, называемое следствием. Причинно-следственная связь носит объективный и необходимый характер. Ее основой является взаимодействие вещей. Пропедевтика - подготовительный курс как введение в какую-либо науку (философию), предшествующий изучению (исследованию) соответствующего предмета. Пространство есть место вещей и форма их существования. С точки зрения геометрических характеристик, П. представляет из себя объем, не имеющий определенной формы, ибо протяженность его бесконечна. Общими свойствами П. являются трехмерность (положение любого объекта может быть определено с помощью трех независимых величин), однородность (отсутствие в П. каких-либо выделенных точек) и изотропность (равноправность всех возможных направлений). П. находится в тесной взаимосвязи со временем. Дополняя друг друга, они образуют систему необходимых условий как возможности вещей, так и их существования. Психоанализ - комплекс психодиагностических и психотерапевтических методов, разработанных Фрейдом, а также теоретическое направление в психологии, ориентированное на изучение и объяснение бессознательных психических процессов и явлений. Выводы психоаналитических исследований свидетельствуют о глубокой зависимости людей от бессознательных пластов психики. Идеи и принципы фрейдизма получили распространение и в области гуманитарных знаний. 95


l.b. aел%"

Развитие есть процесс последовательно происходящих, неразрывно связанных между собой и определенным образом направленных изменений вещей, в результате которых их качественное состояние в рамках неизменности системного качества (т.е. определяющего существо вещи) становится необратимо иным. Вне конкретных материальных или духовных систем, какими являются, например, природа, общество, собственно человек, Р. невозможно. Разум есть высший уровень мышления, на котором происходит трансформация одного состояния идеального в другое, а именно, - понятия о вещах в умозаключение, восходящее до идеи, как возможность проникновения в сущность вещей и необходимое условие постижения истины. Р. является высшей способностью познания. Рассудок есть исходный уровень мышления, на котором происходит обработка многообразного чувственного материала, организованного с помощью доопытных форм созерцания, и подведение его под единство понятий и категорий как конечный продукт своей деятельности. Рационализм - направление в гносеологии, настаивающее на приоритетности в познании человеческого разума. В узком смысле Р. противостоит сенсуализму и эмпиризму, признающим в качестве источника знания соответственно чувства и опыт, а в широком - иррационализму, провозглашающему примат неразумного начала. Реальность (то же, что и действительность) - все существующее вообще. Р. может быть объективной (как материя) и субъективной (как явление сознания). Рефлексия есть принцип человеческого мышления, требующий анализа результатов внутренней духовной работы, выяснения субъективных условий, при которых они стали возможны, и выявления собственных предельных оснований.

96


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

Свобода - это феномен, необходимость которого определяется исключительно своей собственной природой. То, что имеет основание вне себя (то есть то, что зависит от обстоятельств внешнего порядка) не может быть свободно. В практическом смысле С. есть возможность действовать в соответствии со своими идеалами, интересами и целями. Свойство есть присущая данной вещи качественная или количественная определенность одной из ее сторон. Каждая вещь может иметь множество как существенных, так и несущественных С. Существенное, неотъемлемое С. (то есть такое, без которого вещь существовать не может), называют атрибутом. В отличии от качества, С. представляет собой частичную характеристику вещи. Смысл - сущность вещи, схваченная в мысли, то есть некоторым образом понятая (постигнутая разумом) и адекватно этому пониманию истолкованная. Сознание есть вся совокупность идеальных процессов (чувственных, мыслительных, эмоциональных, волевых, речевых и некоторых др.), взаимосвязанных и согласующихся между собой, как длящаяся реакция человека на существующее. С. носит интегративный характер и несводимо ни к одной из его составляющих. Посредством С. порождается эффект нашего видения (в широком смысле этого слова) даже того, что необъяснимо. Субстанция есть предельное основание всего мироздания, к которому сводятся любые конечные формы ее проявления. Существование С. безусловно. Субъект - носитель субстанциональных свойств и характеристик, определяющих качественные особенности объекта. Сознание С. может быть обращено как на окружающий его мир, так и на самого себя. С. невозможен вне субъект-объектных отношений. Суждение есть результат мыслительного процесса, выражающего отношение субъекта к существующему в целом 97


l.b. aел%"

или к его фрагментам посредством оценочных предикатов (понятий). Сущность есть первоначало вещи, не имеющее внешней причины существования и обладающее всей совокупностью ее атрибутивных свойств. Противоположность С. чувственно воспринимаемых вещей, непосредственно нам данных, называют явлением.

Тождество есть равенство объекта самому себе или нескольких объектов друг другу. Тотальность есть множество, рассматриваемое как единство. Трансцендентальное определяется как предметная область философии, содержательно представляющая собой часть существующего, постижение которого обусловлено исключительно возможностями спекулятивного свойства или невозможно вообще.

Умозаключение есть продукт мыслительного процесса, материалом для получения которого являются ранее установленные знания или уже известные суждения. Умозрение (то же, что и спекуляция) определяется как способность человеческого разума постигать действительность без обращения к опыту.

Факт - свершившееся событие или результат человеческой деятельности как фрагменты действительности, независимо от того, к какой реальности - объективной или субъективной - они относятся. Ф., содержательно представляющий собой знание, достоверность которого доказана опытным путем (эмпирический Ф.), является основой возникновения теории, а в отдельных случаях и причиной ее крушения, играет роль проверки и подтверждения либо опровержения гипотезы. 98


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

Философия - размышление о том, что существует, но не дано нам в опыте. Ф. есть спекулятивное постижение вещей. Как одна из составляющих процесса познания вообще, она не дает знания в классическом понимании этого слова. Конечный продукт философского размышления - представление о познаваемом объекте как логически обоснованное предположение, гипотеза. С точки зрения методологии, Ф. есть способ проникновения в недоступные опыту сферы действительности. В системе существующих видов познания, взглядов и идей Ф. занимает исключительно самостоятельное место, не являясь ни наукой, ни религией, ни мифологией, ни искусством, ни мировоззрением, ни идеологией, ни чемлибо иным. Статус Ф. - преднаучный. Философская антропология - философская дисциплина, предметом которой является природа, предназначение и пределы возможностей человека. По существу, задача Ф.А. сводится к тому, чтобы ответить на вопрос: что такое человек и, следовательно, выяснить, как возможна его способность объединять и согласовывать в себе чувственно воспринимаемую природу, разум и, зачастую, бога. Форма есть способ организации и упорядочения содержания вещи, то есть ее внутреннего состояния или материала (в широком смысле этого слова), из которого данная вещь состоит. Ф. невозможна сама по себе и способна существовать только в единстве с содержанием как внешняя и наиболее устойчивая сторона их отношений. Ф. должна соответствовать содержанию.

Целое есть вещь, включающая в себя в качестве элемента содержания иные по своим свойствам, но органически связанные между собой вещи, которые называются частями.

Человек есть живое существо как одно из явлений чувственно воспринимаемой природы, которое, в силу наличия 99


l.b. aел%"

у него мышления и речи, способно в определенных условиях через преодоление своей естественной данности подняться до уровня осознания самого себя - на недосягаемую для любого другого, известного нам, представителя животного мира ступень развития. Смысл человеческого существования неизвестен, но безусловно, что искать его следует в феномене дуалистичности вещей, в самой возможности и природе такого уникального явления, как единство плоти и духа - двух несоединимых и несовместимых как-то иначе субстанций. Чувственность есть способность воспринимать и испытывать определенным образом воздействие вещей на сенсорную систему человека как возможность получить об окружающем мире некоторое представление. Эпистемология - учение о знании как таковом, его строении, структуре, функционировании и развитии. Базовой для Э. является категориальная оппозиция «объект-знание». Эстетика - философская дисциплина, единственным предметом которой является прекрасное как обобщающее чувственно-выразительное качество вещей. Этика (то же, что и моральная философия) - философская дисциплина, предметом которой является природа и сущность нравственной составляющей человеческого духа как основы для выработки жизненных принципов и установления общепринятых норм поведения. Под нравственностью (или моралью, что одно и то же) следует понимать всю совокупность реальных проявлений человеческого характера за исключением тех из них, которые стали результатом усилий ума или воли.

Я - рефлексивно осознанная самотождественность индивида.

100


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

Приложение II

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН

Августин Аврелий Авенариус Р. Авиценна (Ибн Сина) Алексеев С.С. Анахт Д. - 17 Аристотель (Стагирит) -

Белов М.В. Бердяев Н.А. Беркли Д. Библер В.С. Бруно Д. Будда (Сиддхартха Гаутама) Бэкон Ф. -

Витгенштейн Л. - 55 Галилей Г. - 26 Гамлет - 20, 61 Гассенди П. - 81 Гегель Г. - 28, 34, 39, 48, 55, 61, 72, 77 Гершунский Б.Г. -76 Гиппократ - 57 Горохов В.Г. - 79 Гуревич П.С. - 78

Декарт Р. - 39, 77, 81 Джоконда - 61 101


l.b. aел%"

Кант И. - 3, 28, 39, 43, 55, 61, 72, 77 Карпов М.М. - 51 Конт О. - 81 Конфуций - 17 Коперник Н. - 26 Кочергин А.Н. - 56, 57 Крапивинский С.Э. - 74

Ламетри Ж. - 4 Лейбниц Г. - 5, 26, 61 Леонардо да Винчи - 61 Ломоносов М.В. - 55, 57 Локк Д. - 5

Мамардашвили М.К. - 18, 19, 22, 36, 50 Никифоров А.Л. - 55 Ньютон И. - 26 Ницше - 39

Ортега-и-Гассет Х. - 5 Панарин А.С. - 76 Паскаль Б. - 10, 26 Платон - 39, 46, 50, 57, 58, 61

Рассел Б. - 20, 21, 39 Розин В.М. - 79

Сенека - 5 Сократ - 50, 82 Соловьев В.С. - 39, 48, 81 Спиноза Б. - 39, 61 102


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

Сурин А.В. - 52

Фалес - 17 Фихте И. - 5, 72 Фома Аквинский - 48 Франк С.Л. - 39 Фурье - 5, 58

Хайдеггер М. - 39, 55 Цицерон М. - 5 Шекспир У. - 61 Шеллинг Ф. - 4, 36, 72, 77 Шопенгауэр А. - 39

Юм Д. - 39 Ясперс К - 27, 28, 36, 38, 57

103


l.b. aел%"

Приложение III

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Абрамов Н. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. М., 1994. Акулинин В.С. Философия всеединства: От В.С. Соловьева к П.А. Флоренскому. Новосибирск. 1990. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. М., 1996. Алексеев С.С. Философия права. М., 1998. Анахт Д. Определения философии. Сочинения. М., 1975. Аристотель. Сочинения. Т. 1-4. М., 1975-1984. Арон Р. Избранное: Введение в философию истории. СПб., 2000. Белов М.В. Философия как она есть. Пермь, 1996. Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. Бердяев Н.А. Самопознание (опыт философской автобиографии). М., 1991. Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М., 1994. Беркли Дж. Трактат о принципах человеческого знания. В кн.: Сочинения. М., 2000. Библер В.С. Что есть философия? (Очередное возвращение к исходному вопросу). Вопросы философии. 1995. № 1. Библиотека Флорентия Павленкова. Биографическая серия. Сократ. Платон. Аристотель. Юм. Шопенгауэр. (Сост. общ. ред. Н.Ф. Болдырева). Т. 9. Челябинск, 1995. Библиотека Флорентия Павленкова. Биографическая серия. Паскаль. Ньютон. Линней. Лобачевский. Мальтус. (Сост. общ. ред. Н.Ф. Болдырева). Т. 10. Челябинск, 1998. Библиотека Флорентия Павленкова. Биографическая серия. Дж. Бруно. Бэкон. Локк. Лейбниц. Монтескье. (Сост. 104


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

общ. ред. Н.Ф. Болдырева). Т. 24. Челябинск, 1996. Блинков Л.В. Великие философы. Словарь-справочник. М., 2000. Большая советская энциклопедия. В 30 т. Т. 17. М., 1974. Боно Э. Рождение новой идеи / О нешаблонном мышлении. М., 1976. Бородай Ю.М. Воображение и теория познания. М., 1968. Бэкон Ф. О достоинстве и приумножении наук. Сочинения: В 2 т. Т. 1. М., 1977. Веденеев А.А. Моделирование элементов мышления. М., 1988. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М., 1988. Войтов А.Г. Самоучитель мышления. М., 2001. Гегель Г. Кто мыслит абстрактно? В кн.: Работы разных лет. Т. 1. М., 1970. Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Т. 1-3. М., 1975-1977. Гемпель К.Г. Логика объяснения. М., 1998. Гершунский Б.С. Философия образования. М., 1998. Гильдебрант Д. Что такое философия? СПб, 1997. Горохов В.Г., Розин В.М. Введение в философию техники. М., 1998. Грядовой Д.И. Философия. Структурный курс основ философии .М., 2001. Гулыга А.В. Гегель (Серия избранных биографий). М., 1994. Гулыга А.В. Кант (Серия избранных биографий). М., 1994. Гулыга А.В. Шеллинг (Серия избранных биографий). М., 1994. Гуревич П.С. Философия культуры. М., 1995. Гуссерль Э. Логические исследования. В сборнике клю105


l.b. aел%"

чевых работ. Мн., 2000. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 2000. Декарт Р. Первоначала философии. Сочинения. В 2 т. Т. 1. М., 1989. Делез Ж. Критическая философия Канта: учение о способностях. Бергсонизм. Спиноза. М., 2000. Дильтей В. Сущность философии. М., 2001. Доброхотов А.Л. Введение в философию. М., 1995. Ивашковская Т.В., Павлов В.А. Философия. СПб., 2000. Каменский З.А. Философия как наука. М., 1995. Кант И. Критика практического разума. СПб., 1995. Кант И. Критика способности суждения. СПб., 1995. Кант И. Критика чистого разума. М., 1994. Кант И. Что значит ориентироваться в мышлении? Сочинения: В 4 т. Т. 1. М., 1994. Карпов М.М. Определение науки // Наука и научное творчество. Ростов н/Д., 1970. Кимелов Ю.А. Философия религии: Систематический опыт. М., 1998. Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М., 1995. Крапивинский С.Э. Социальная философия. Волгоград, 1996. Кузина Е.Б. Логика. Экспресс-курс для подготовки к экзамену. М., 1997. Кун Т. Структура научных революций. М., 1975. Лейбниц Г.В. Новые опыты о человеческом разумении автора системы предустановленной гармонии. Сочинения: В 4 т. Т. 2. М., 1983. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Полн. собр. соч. Т. 18. Ленин В.И. Философские тетради. Полн. собр. соч. Т. 29. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. М., 1994. 106


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

Мамардашвили М.К. Мой опыт нетипичен. СПб., 1999. Мамардашвили М.К. Кантианские вариации. М., 1997. Мамардашвили М.К. Картезианские размышления. М., 2001. Мамардашвили М.К. Необходимость себя. /Лекции. Статьи. Философские заметки./ М., 1996. Мамардашвили М.К. Стрела познания (набросок естественноисторической гносеологии). М., 1997. Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей. М., 1991. На переломе. Философские дискуссии 20-х годов: Философия и мировоззрение (сост. Алексеев П.В.). М., 1990. Никифоров А.Л. Природа философии: Основы философии. М., 2001. Никифоров А.Л. Является ли философия наукой? Отклики на статью. Философские науки. 1989. №№ 6, 12. 1990. №№ 1,2. Николай Кузанский. Об ученом незнании. Соч. в 2 т. Т. 1. М., 1979. Новейший философский словарь (сост. Грицанов А.А.). Мн., 1998. Овчинников В.Ф. О понятии исторического типа философии. Вопросы философии. 1996. № 10. Ойзерман Т.И. Философия как история философии. СПб., 1999. Ойзерман Т.И. Этикотеология Канта и ее современное значение. Вопросы философии. 1997. № 3. Оливер П. 101 ключевая идея: Философия. М., 2001. Ортега-и-Гассет Х. Что такое философия? М., 1991. Панарин А.С. Философия политики. М., 1996. Панин Д.М. Теория густот: Опыт христианской философии XX века. М., 1993. Паскаль Б. Мысли. М., 1994. Патнэм Х. Философия сознания. М., 1998. 107


l.b. aел%"

Платон. Государство. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 3. М., 1994. Природа философского знания // Что такое философия? (Материалы «круглого стола» МГУ им. М.В. Ломоносова. Май. 1994 г.) Вест. Моск. Ун-та. Сер. 7. Философия. 1995. № № 2, 3. Прист С. Теории сознания. М., 2000. Райл Г. Понятие сознания. М., 2000. Рассел Б. История западной философии: В 2 т. Т. 1-2. Новосибирск, 1994 Рассел Б. Человеческое познание. М., 1957. Розанов В.В. О понимании // Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания. СПб., 1994. Секст-Эмпирик. Сочинения: В 2 т. Т. 1-2. М., 1975-1976. Современный словарь иностранных слов. (Зав. редакцией Е.А. Гришина) М., 1993. Соколов В.В. Введение в классическую философию. М., 1999. Соловьев В.С. Философское начало цельного знания. Мн., 1999. Спиноза Б. Трактат об усовершенствовании разума. В кн.: Избранные произведения. Ростов н/Д., 1998. Сурин А.В. К проблеме определения понятия науки // Методологические и социальные проблемы развития науки. М., 1979. Фейербах Л. Сочинения: В 2 т. Т. 1. М., 1995. Философия. Конспект лекций в схемах. (Авторский материал А.В. Якушев; редактор-составитель Д.И. Платонов). М., 2000. Философия. Краткий тематический словарь. (Под редакцией Матяш Т.П., Яковлева В.П.). Ростов н/Д., 2001. Философская Энциклопедия: В 5 т. (Гл. редактор Константинов Ф.В., члены редколлегии: Асмус В.Ф., Денисова 108


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

Л.Ф., Иовчук М.Т. и др.). Т. 3. М., 1964. Философский Энциклопедический Словарь. (Редколлегия: Аверинцев С.С., Араб-Оглы Э.А., Ильичев Л.Ф. и др.). М., 1989. Фихте И.Г. Сочинения. Работы 1792-1801 г.г. М., 1995. Франк С.Л. Предмет знания // Об основах и пределах отвлеченного знания. Душа человека // Опыт введения в философскую психологию. СПб., 1995. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М., 1993. Хайдеггер М. Что такое философия? Вопросы философии. 1993. № 8. Чупин П.П. Философские основы методики и логики научного познания. Свердловск, 1975. Швырев В.C. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. М., 1978. Шеллинг Ф. Философия искусства. СПб., 1996. Шпет Г.Г. Философия и история. Вест. Моск. Ун-та. Сер. 7. Философия. 1994. Энгельс Ф. Диалектика природы. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. Юм Д. Исследование о человеческом разумении. М., 1995. Юм Д. Трактат о человеческой природе. Книга первая. О познании. М., 1995. Ясперс К. Введение в философию. Мн., 2000.

109


l.b. aел%"

Приложение IV

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ОТЗЫВОВ О РАБОТЕ «ФИЛОСОФИЯ ФИЛОСОФИИ» Утробин И.С. - доктор философских наук, профессор кафедры истории философии Пермского государственного университета: «Исследование посвящено всегда актуальной теме - проблеме самоопределения философии. Автор придерживается четко выраженной концепции, поэтому изложение материала «понятно» и «сделано» на хорошем языковом уровне. Работа носит оригинальный характер ... Автор сводит содержание понятия философии к мыслительной работе по получению нового знания, когда другие способы для этих целей непригодны... Явная абсолютизация независимости философии от опытного знания приводит к гносеологической концепции». Поросенков С.В. - доктор философских наук, доцент кафедры философии Пермского государственного технического университета: «... Исследование М.В. Белова отличается самостоятельностью и отвечает отстаиваемой автором позиции именного характера философии, всегда присутствующего личностного компонента в философствовании. Вместе с тем, текст характеризуется глубокой связью с традиционной для философии проблемой рефлексии, проблемой исследования философией ее собственных предпосылок. Автор ограничил философию областью мышления и отграничил эту область от философствования посредством поступков, художественных образов, религиозных символов. Поэтому характерная черта этой работы выражается в ориентации на рационализм. Отсюда ясность, точность изложения, 110


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

четкая логическая последовательность с сохранением на протяжении всей работы авторского стиля. ... Ценным качеством работы М.В. Белова является дистанцирование от конкретно-научных вариантов решения затрагиваемых проблем. Он поэтому не злоупотребляет терминологией психологии, лингвистики, социологии и других конкретных наук. Категории, стиль, содержание текста достаточно философичны. ... В целом работу М.В. Белова можно оценить положительно, так как она содержит ценные идеи о рефлексивности философии, априорности философского знания, специфике философии в сравнении с наукой, искусством и другими направлениями познания. Текст аргументирован, содержит новизну понимания философских проблем».

111


l.b. aел%"

ОГЛАВЛЕНИЕ Об авторе ...................................................................... 3 Предварительные размышления автора .................... 4 Глава I. Мышление и его возможности .................... 10 Глава II. Природа философии и ее существо ........... 16 1. Три исходных позиции во взглядах на философию 2. Причина появления философии. Философия как разновидность мышления. Ее природная функция 3. Основные определения философии Глава III. Классификация философий. Объектный принцип классификации ............................ 36 1. Чистая философия 2. Неполная философия 3. Скрытая философия 4. Условная философия Глава IV. Философия в системе существующих видов познания, взглядов и идей: общее и отличия .......................................... 46 1. Философия и наука 2. Философия и религия (мифология) 3. Философия и искусство 112


ÔÈËÎÑÎÔÈß ÔÈËÎÑÎÔÈÈ

4. Философия и мировоззрение 5. Философия и идеология Глава V. Ложная философия (Критика «философии» практической деятельности людей и ее результатов) .................................................. 70 Заключение .................................................................. 78 Приложение I. 100 наиболее значимых для понимания книги «Философия философии» слов и терминов ...........................................82 Приложение II. Указатель имен ...............................101 Приложение III. Список использованной литературы ......................................104 Приложение IV. Выдержки из отзывов о работе «Философия философии»................110

113


l.b. aел%"

Философское издание

Б е л о в Михаил Владимирович ФИЛОСОФИЯ ФИЛОСОФИИ (Самоопределение философии в акте рефлексивного мыследействия)

Изготовлено в дизайн-студии «Сфера» - (34242) 66669. Лицензия ИД № 01456 от 05.04.2000 г. Заказ № 27.03.06. Тираж 1000. Редакция авторская. Дизайн - А.В. Харитонов, член союза дизайнеров России, верстка - Е.А.Чибисова.

114


philosophy of philosophy  

book of Mihail Belov

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you