Page 1

VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART 04/08 – 30/08 2011 www.shiryaevo-biennale.ru

ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART 04/08 – 30/08 2011

ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011 Организаторы: МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИВОЛЖСКИЙ ФИЛИАЛ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЦЕНТРА СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА САМАРСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД «ЦЕНТР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА»

ПРОЕКТ РЕАЛИЗОВАН ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ГУБЕРНАТОРА САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ Художественные институции партнеры биеннале: ГУК СО «САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ» ГАЛЕРЕЯ «ВИКТОРИЯ» ГАЛЕРЕЯ «АРТ ЦЕНТР» ГАЛЕРЕЯ 11 КОМНАТ ЦЕНТР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА ВИНЗАВОД ПЛОЩАДКА МОЛОДОГО ИСКУССТВА СТАРТ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА, Г. КАЛЬМАР, ШВЕЦИЯ STUTTGARTER KUNSTVEREIN E.V. ФЕСТИВАЛЬ ИСКУССТВ «АРТПОЛИС» Партнеры биеннале: МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ ГУ «МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ В САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ» АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДСКОГО ОКРУГА САМАРА АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДСКОГО ОКРУГА ЖИГУЛЕВСК ООО «САМАРА — ЦЕНТР» ЭКСПО-ВОЛГА САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ NEWS OUTDOOR САМАРА, ООО «АПР – СИТИ / ТВД» СТУДИЯ ШИРОКОФОРМАТНОЙ ПЕЧАТИ «АЛЬБАТРОС» ГОСТИНИЦА "БРИСТОЛЬ-ЖИГУЛИ" ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ОБЩИНА СВ. ГЕОРГА В САМАРЕ

002

Международные партнеры биеннале: ПОСОЛЬСТВО ШВЕЦИИ В МОСКВЕ ШВЕДСКИЙ СОВЕТ ИСКУССТВ IASPIS МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРОГРАММА ДЛЯ ХУДОЖНИКОВ ШВЕДСКОГО ГРАНТОВОГО КОМИТЕТА ИСКУССТВ ПОСОЛЬСТВО ФРАНЦИИ В РОССИИ ФРАНЦУЗСКИЙ ИНСТИТУТ АЛЬЯНС ФРАНСЕЗ САМАРА ПОСОЛЬСТВО ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ В МОСКВЕ НЕМЕЦКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР ИМ. ГЁТЕ ФОНД ИМ. РОБЕРТА БОША ПРОГРАММА «ДНИ ГЕРМАНИИ В РОССИЙСКИХ РЕГИОНАХ» АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ШТУТТГАРТ ЭСТОНСКИЙ ФОНД КУЛЬТУРЫ АВСТРИЙСКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ ФОРУМ Информационные Партнеры: OPENSPACE.RU ГАЗЕТА «КУЛЬТУРА» ГАЗЕТА «МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ» ИНФОРМАГЕНТСТВО КУЛЬТУРА GIF.RU PHOTOGRAPHER.RU ARTINFO.RU ГАЗЕТА «ВОЛЖСКАЯ КОММУНА» ЖУРНАЛ «АСС ПРОЕКТ ВОЛГА»


Organizers: MINISTRY OF CULTURE OF RUSSIAN FEDERATION VOLGA REGION BRANCH OF NATIONAL CENTER FOR CONTEMPORARY ARTS SAMARA REGIONAL PUBLIC CHARITABLE FUND «CENTER FOR CONTEMPORARY ART»

THE PROJECT IS SUPPORTED BY THE GOVERNOR OF SAMARA REGION

STUTTGARTER KUNSTVEREIN E.V. ESTONIAN FUND FOR CULTURE AUSTRIAN CULTURAL FORUM

Partners of Biennale:

Media Partners of Biennale:

MINISTRY OF CULTURE OF THE SAMARA REGION THE ADMINISTRATION OF THE CITY OF SAMARA SIC SR "SAMARA REGIONAL ART MUSEUM" GALLERY "VICTORIA" GALLERY "ART CENTER" OF COMPANY "SAMARA - CENTER" SAMARA STATE ECONOMIC UNIVERSITY NEWS OUTDOOR SAMARA, LTD. "APR - CITY / TVD" STUDIO LARGE FORMAT PRINT "ALBATROSS" HOTEL "BRISTOL-ZHIGULY" EVANGELICAL - LUTHERAN COMMUNITY OF ST. GEORGE IN SAMARA

THE NEWSPAPER "CULTURE" OPENSPACE.RU THE NEWSPAPER "MOSCOW NEWS" CULTURE NEWS GIF.RU PHOTOGRAPHER.RU ARTINFO.RU NEWSPAPER "VOLGA COMMUNE" THE MAGAZINE "ACC PROJECT VOLGA"

International partners of Biennale: EMBASSY OF SWEDEN IN MOSCOW SWEDISH ARTS COUNCIL IASPIS KALMAR KONSTMUSEUM, SWEDEN FRENCH EMBASSY IN MOSCOW L’INSTITUT FRANЗAIS ALLIANCE FRANCAISE SAMARA EMBASSY OF THE FEDERAL REPUBLIC OF GERMANY IN MOSCOW ROBERT BOSCH STIFTUNG PROGRAM “THE DAYS OF GERMANY IN RUSSIAN REGIONS” GOETHE INSTITUT CITY ADMINISTRATION OF STUTTGART

003


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011

ОСНОВНОЙ ПРОЕКТ БИЕННАЛЕ: ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ И «НОМАДИЧЕСКОЕ ШОУ» ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ Ханнс-Михаель Руппрехтер / Германия / Мартина Гейгер-Герлах / Германия / Катрин Зон / Германия / Барбара Карш-Шайеб / Германия / Роза Рюкер / Германия / Клеменс фон Видмаер / Германия / Эмили Пичедда / Франция / Валентин Суке / Франция / Нина Суке / Франция / Йорген Платцер / Швеция / Грета Вейбулл / Швеция / Клас Эрикссон / Швеция / Калле Бролин / Швеция / Кристина Мюнтцинг / Швеция / Ингела Ирман / Швеция / Мари Картау / Эстония / Андрюс Йонас / Эстония / Яно Бергман / Эстония / Ербосын Мельдибеков / Казахстан / Неля Коржова / Россия / Анатолий Гайдук / Россия / Елена Дендиберя / Россия / Сергей Шутов / Россия / Сергей Катран / Россия / Иван Лунгин / Россия / Владимир Потапов / Россия /

MAIN PROJECT OF BIENNALE: CREATIVE LABORATORY AND «NOMADIC SHOW» STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA Hanns-Michael Rupprechter / Germany / Martina Geiger-Gerlach / Germany / Kathrin Sohn / Germany / Barbara Karsch-Chaïeb / Germany / Rosa Rücker / Germany / Clemens von Wedemeyer / Germany / Emilie Pischedda / France / Valentin Souquet / France / Nina Souquet / France / Jörgen P. Platzer / Sweden / Greta Weibull / Sweden / Klas Eriksson / Sweden / Kalle Brolin / Sweden / Kristina Müntzing / Sweden / Ingela Ihrman / Sweden / Mari Kartau / Estonia / Joonas Andrus / Estonia / Bergman Janno / Estonia / Erbossyn Meldibekov / Kazakhstan / Nelya Korzhova / Russia / Anatoly Gajduk / Russia / Elena Dendiberja / Russia / Sergey Shutov / Russia/ Sergey Katran / Russia / Ivan Lungin / Russia / Vladimir Potapov / Russia / Curator Nelya Korzhova

Куратор Неля Коржова

004


СПЕЦИАЛЬНАЯ ПРОГРАММА БИЕННАЛЕ:

«СТОЛКНОВЕНИЕ ДИСКУРСОВ» Гай Бен-Нер Хит Бантин Дмитрий Булныгин Фил Колинз Олег Елагин Сорен Тило Фандер Феликс Гмелин ИРВИН Светлана Хегер Зузанна Янин Ладония (Ларс Вилкс) Бо Кристиан Ларссон Марина Напрушкина Анне Олофссон Магнус Петерссон Алесь Пушкин Пилви Такала Артур Жмиевский Куратор Мартин Шибли

«STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST» Александр Зайцев Светлана Шуваева Сергей Баландин Полина Хвостова Дарья Емельянова Анна Коржова Анатолий Некрасов Александр Веревкин Евгений Бугаев Алиса Кот-Николаева Александр Катков Илья Поляков Максим Якунин Елена Дендиберя Фрол Веселый Александр Торчинов Андрей Сяйлев Кураторы: Ханнс-Михаель Руппрехтер, Владимир Логутов

«В СУМЕРКАХ» Художники, кураторы Валентин Суке и Эмели Пичедда

Алиса Николаева Аня Коржова Анастасия Альбокринова Анастасия Колодочко Сергей Ткаченко Антон Ткаченко Олег Захаркин Николай Онищенко Иван Новиков Сева Выводцев Миша Горелов Ксения Алексеева Кураторы: Анна Коржова, Анатолий Гайдук

«НЕЙТРАЛЬНАЯ ПОЛОСА» Люк Товен Владимир Логутов Кирилл Скачков Оксана Котлярова Катя Юрченко Ира Павлова Олеся Кокранова Вениамин Дьячков Дима Швецов Егор Иванов Олег Клейменов Кураторы: Дмитрий и Мария Храмовы

SPECIAL PROGRAM OF BIENNALE: «COLLIDING DISCOURSES» Guy Ben-Ner Heath Bunting Dmitry Bulnygin Phil Collins Oleg Elagin Sören Thilo Funder Felix Gmelin IRWIN Swetlana Heger Zuzanna Janin Ladonia (Lars Wilks) Bo Christian Larsson Marina Naprushkina Anneé Olofsson Magnus Petersson Ales Pushkin Pilvi Takala Artur Zmijewski Curator Martin Schibli

Sergey Balandin Pauline Khvostova Daria Emelianova Anna Korzhova Anatoly Nekrasov Alexander Verevkin Eugene Bugaev Alice Cot-Nikolaeva Alexander Katkov Ilya Polyakov Maxim Yakunin Elena Dendiberya Frol Veselyi Alexander Torchinov Andrew Syaylev Curators: Hanns-Michael Rupprechter and Vladimir Logutov

«IN THE DUSK» Curators and artists Valentin Souquet & Emilie Pischedda

«CHINESE WALL» Alexander Verevkin Alexander Zaitsev Anatoly Haiduk Oleg Elagin Vladimir Logutov Alisa Nikolaeva Anna Korzhova Anastasia Albokrinova Anastasia Kolodochko Sergei Tkachenko Anton Tkachenko Oleg Zakharkin Nikolay Onishchenko Ivan Novikov Showa Vyvodtsev Misha Gorelov Ksenia Alekseeva Curators: Anna Korzhova, Anatoly Haiduk «NEUTRAL STRIP» Luc Thauvin Vladimir Logutov Kirril Skachkov Oxana Kotlyarova Ekaterina Jurchenko Irina Pavlova Olesya Kokarnova Veniamin Dyachkov Dmitriy Shvetsov Egor Ivanov Oleg Kleymenov

«КИТАЙСКАЯ СТЕНА» Curators: Dimitry and Maria Khramovs Анатолий Гайдук Александр Веревкин Александр Зайцев Олег Елагин Владимир Логутов

«STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST» Alexander Zaitsev Svetlana Shuvaeva 005


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011

006


Alliance franรงaise de Samara

007


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011

008

КОМАНДА

TEAM

Председатель организационного комитета биеннале АННА ГОР

Chairman of the Organizing Committee of the Biennale ANNA GOR

Комиссар биеннале РОМАН КОРЖОВ

The commissar of the Biennale ROMAN KORZHOV

Куратор биеннале НЕЛЯ КОРЖОВА

The curator of the Biennale NELYA KORZHOVA

Куратор группы художников из Штуттгарта ХАННС-МИХАЕЛЬ РУППРЕХТЕР

The curator of the artistic group from Stuttgart: HANNS-MICHAEL RUPPRECHTER

Куратор проекта «Пираты» АЛЕКСАНДР ПАНОВ

The curator of the project "Pirates" ALEXANDER PANOV

Куратор проекта "Столкновение дискурсов" МАРТИН ШИБЛИ

Curator of the project "COLLIDING DISCOURSES" MARTIN SCHIBLI

Кураторы проекта "STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST” ХАННС-МИХАЕЛЬ РУППРЕХТЕР ВЛАДИМИР ЛОГУТОВ

Curators of the project "STRANGE · · · STRANGER · · · STRANGEST" HANNS-MICHAEL RUPPRECHTER, VLADIMIR LOGUTOV

Пресс секретарь АМИР САЙФУЛИН

Press secretary AMIR SAYFULIN

Координатор АННА КОРЖОВА

Coordinator ANNA KORZHOVA

Координатор по связям с общественностью в Нижнем Новгороде ОЛЬГА ТАТОСЬЯН

Coordinator Of Public Relations in Nizhny Novgorod OLGA TATOSYAN

Координатор по международной деятельности АЛЕКСЕЙ ПРОКАЕВ

Coordinator for International Relations ALEXEY PROKAEV


Организаторы выражают благодарность за помощь и поддержку: ИРИНЕ КАЛЯГИНОЙ, заместителю Министра культуры Самарской оласти АНДРЕЮ ГЛУХОВУ, директору Международного центра развития культуры в Самарской области АРТЕМУ МАЛОМУ, Международный центр развития культуры в Самарской области ГАЛИНЕ РЯБЧУК, директору Самарского областного Художественного Музея ТАТЬЯНЕ ПЕТРОВОЙ, заместителю директора Самарского областного Художественного Музея КОНСТАНТИНУ ЗАЦЕПИНУ, заместителю директора Самарского областного Художественного Музея ЛЮДМИЛЕ ПАТРАТИ, генеральному директору Галереи «Виктория» ЭДУАРДУ МАТУШКИНУ, руководителю проекта «СамараЦентр» СВЕТЛАНЕ ПИЧУГИНОЙ, пресссекретарю ООО «Самара-Центр» АЛЕКСЕЮ ПРОКАЕВУ, генеральному директору продюсерского центра «Марлен» АНДРЕЮ РЫМАРЮ, обозревателю газеты «Волжская Коммуна» ИГОРЮ СОКОЛОГОРСКОМУ, атташе по культуре Посольства Франции в России НАТАЛИ КОНЬО ТОВЕН, директору "Альянс Франсез Самара" СВЕТЛАНЕ СОРОКИНОЙ, заместителю директора "Альянс Франсез Самара" по культурным программам МОРТЕНУ ФРАНКБЮ, атташе по культуре Посольства Швеции в России МАТРИНУ ШИБЛИ, директору выставочных проектов Kalmar Konstmuseum МАРИНЕ НАПРУШКИНОЙ, художнику ЛИЛИИ ДОБЫШ, Посольство Германии в России

ОЛЬГЕ ТЕМИРБУЛАТОВОЙ, пастору Евангелическо-Лютеранской Общины Святого Георга в Самаре СИМОНУ МРАЗУ, атташе по культуре Посольства Австрии в России СЕРГЕЮ НИКИФОРЧУКУ, директору регионального представительства News Outdoor СЕРГЕЮ ЕФАНОВУ, директору студии Альбатрос

EDUARD MATUSHKIN, head of project "Samara-Centre" SVETLANA PICHUGINA, press secretary of Company "Samara-Centre" ALEXEY PROKAEV, president of the production center "Marlene” ANDREW RYMAR, columnist for the "Volga Commune” IGOR SOKOLOGORSKIY, cultural attache of Embassy of France in Russia

КЛАВДИИ КАЗАРИНОВОЙ, заведующему филиалом Самарского Областного Художественного Музея “Историко-музейный комлекс в селе Ширяево”

SVETLANA SOROKINA, deputy director of the Alliance Française de Samara

НИНЕ КОКОРЕВОЙ, сотруднику музея И. Е. Репина

MÅRTEN FRANKBUE, cultural attache of Embassy of Sweden in Russia

ЛЮДМИЛЕ МАРЧЕНКО, сотруднику музея И. Е. Репина

MARTIN SCHIBLI, director of exhibition of Kalmar Konstmuseum

АНТОНИНЕ ВДОВИНОЙ ВОЛОНТЕРАМ: ДАШЕ КОКОРЕВОЙ АЛЕКСАНДРУ КОКОРЕВУ ЛИЛЕ БАРИЕВОЙ АЛИСЕ КОТ - НИКОЛАЕВОЙ

The organizers are grateful for the personal assistance and support for the project: IRINA KALYAGINA, deputy Minister of culture of Samara region ANDREY GLUKHOV, director of International center of developing culture in Samara region ARTEM MALY, International center of developing culture in Samara region GALINA RYABCHUK, director of the Samara Regional Art Museum

NATHALIE CONIO-THAUVIN, Director of the Alliance Française de Samara

MARINA NAPRUSHKINA, artist LILIYA DOBYSH, Embassy of Germany in Russia OLGA TEMIRBULATOVA, pastor of the Evangelical Lutheran Communion in St. George Samara SIMON MRAZ, cultural attache of Embassy of Austria in Russia SERGEY NIKIPHORCHUK, director of regional branch of News Outdoor company SERGEY EFANOV, director of studio Albatros KLAVDIA KAZARINOVA, director of branch of Samara regional Art Museum “Historical museum complex in Shiryaevo village” NINA KOKOREVA, Museum named after Ilya Repin LUDMILA MARCHENKO, Museum named after Ilya Repin ANTONINA VDOVINA

TATIANA PETROVA, deputy director of the Samara Regional Art Museum KONSTANTIN ZATSEPIN, deputy director of the Samara Regional Art Museum LUDMILA PATRATTI, president of Gallery "Victoria”

TO VOLUNTEERS: DASHA KOKOREVA ALEXANDER KOKOREV LILIYA BARIEVA ALISA KOT-NIKOLAEVA

009


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011

010

ОСНОВНОЙ ПРОЕКТ БИЕННАЛЕ:

MAIN PROJECT OF BIENNALE

ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ И «НОМАДИЧЕСКОЕ ШОУ» ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ

CREATIVE LABORATORY AND «NOMADIC SHOW» STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA


Ханнс-Михаель Руппрехтер Мартина Гейгер-Герлах Катрин Зон Барбара Карш-Шайеб Роза Рюкер Клеменс фон Видмаер Эмили Пичедда Валентин Суке Нина Суке Йорген Платцер Грета Вейбулл Клас Эрикссон Калле Бролин Кристина Мюнтцинг Ингела Ирман Мари Картау Андрюс Йонас Яно Бергман Ербосын Мельдибеков Неля Коржова Анатолий Гайдук Елена Дендиберя Сергей Шутов Сергей Катран Иван Лунгин Владимир Потапов

Hanns-Michael Rupprechter Martina Geiger-Gerlach Kathrin Sohn Barbara Karsch-Chaïeb Rosa Rücker Clemens von Wedemeyer Emilie Pischedda Valentin Souquet Nina Souquet Jörgen P. Platzer Greta Weibull Klas Eriksson Kalle Brolin Kristina Müntzing Ingela Ihrman Mari Kartau Joonas Andrus Bergman Janno Erbossyn Meldibekov Nelya Korzhova Anatoly Gajduk Elena Dendiberja Sergey Shutov Sergey Katran Ivan Lungin Vladimir Potapov

Куратор Неля Коржова

Curator Nelya Korzhova

07 - 19.08.11 Творческая лаборатория Ширяево, Самарская область 20.08.11 Номадическое шоу Ширяево, Самарская область

07 - 19.08.11 Creative laboratory Shiryaevo, Samara region 20.08.11 Nomadic Show Shiryaevo, Samara region

011


НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ / NELYA KORZHOVA / RUSSIA /

«ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ» Выбор темы продиктован конфликтными настроениями в различных слоях общества и неоднозначной позицией contemporary art в нем. Несмотря на то, что современное искусство активно внедряется на разных уровнях жизни, для большинства людей оно осталось явлением чужестранным. В русском языке «чужестранец» - это не «чужой», а пришедший из другой «страны», или скорее с «другой стороны». С неизвестной нам стороны, возможно, с другой стороны луны. И, конечно же, он «странный», то есть «непонятный».

014

Умение адептов современного искусства сомневаться во всем и, в первую очередь, в себе самих, но осознать постоянную изменчивость, как новую константу, - это попытка перевоплощения без разрушения себя. 20 августа состоялось Номадическое шоу 7 Ширяевской биеннале «Чужестранцы: между Европой и Азией». Зрители приехали на трех кораблях. Мы показали все, что сделали в течении двух недель проживания в Ширяево - 28 новых работ. Сам по себе вход небольшой группы носителей новых ценностей на территорию «заповедника», соединяющего традиции фольклора и

советского прошлого с «новорусским» укладом, поступок смелый. В русском селе свои «табу», и для художников архиважно наладить коммуникацию с местным ментальным слоем, чтобы говорить об общих проблемах. Почему все вдруг стали друг другу «чужими»? Как мы все попали в систему тотального контроля? Как регламентированность действий купирует наши мысли? Именно сейчас, когда я набиваю эти строчки, я ощущаю это особенно ярко. Невозможно выразить страсть через нажатие пера. Пера нет. До клавиатуры следует дотрагиваться мягко. Дело не только в том, что исчезает почерк. Коррекция действий влечет за собой корректирование смыслов. На художниках современного искусства это отражается особенно сильно, поскольку они часто используют новые технологии. Возникает диссонанс между революционной мыслью и постоянной физической скованностью. Это похоже на тотальную милитаристскую дисциплину, только в более жесткой форме. Эта жесткость приняла странные формы мягкости — солдат, разозлившись, может тверже чеканить шаг, и это его неформальное высказывание поможет ему в победе. А карточку в банкомат вы должны засовывать один и тем же мягким движением, если хотите дружить с этой системой... В этой ситуации всемирной дисциплины тело художника, как носителя невербального высказывания, теряет энергию. Сам формат творческой лаборатории в Ширяево направлен на освобождение художника от всеобщей догмы закодированных действий. Ярким примером явилась работа Греты Вейбулл и Класа Эрикссона «Детектор народа». Эта творческая группа спонтанно сложилась именно в Ширяево и это их первая совместная работа. Грету и Класа интересовала система контроля. С самого начала они хотели сделать парафраз перформанса Марины Абрамович — пропускать зрителей между своими обнаженными телами, повернутыми спиной друг к другу. Однако, после нескольких дней проживания на месте авторы изменили форму проекта, вероятно осознав, что в деревенской среде реакция будет только на голое тело. В итоге им удалось реализовать потрясающе точный проект, обыграв удивительная готовность народа к досмотрам. Переодевшись в униформу блюстителей порядка, художники выстроили послушную очередь, которую пропускали через

узкую щель «детектора». К сожалению, эта рамка, внедренная во все слои нашей жизни, незаметно стала рутинным символом повседневности. Почему, впервые оказавшись в чужой стране, даже в раскрепощенной ситуации деревенского лета с его неторопливым и необязательным укладом, молодые европейцы как самое острое и свежее впечатление выдвигают систему досмотра? Вряд ли они выражают отношение конкретно к России, хотя поводов для подобных наблюдений эта страна дает более чем достаточно. Скорее это базовое знание о сегодняшней глобальной системе. «Детектор народа» встречал зрителей у самого причала, в момент проникновения на территорию искусства, явно маркируя «другую» территорию. Весёлая разнузданная парочка полисменов демонстрировала полную свободу действий на контрасте с вынужденным ожиданием толпы. Нет, они ни в коем случае не грубили, просто объявляли перекур или ходили за пивом, в общем «хамили» деликатно. Другая работа Греты Вейбулл и Класа Эрикса «Общественный шёпот» к теме контроля и народа прибавляет историю российской газовой трубы, как бы идущей никуда и берущейся ниоткуда. Противоположное ментальное воззрение демонстрирует художник из Казахстана Ербосын Мельдибеков в своем граффити на болоте «Сусанин». По поверхности зеленой ряски, покрывающей водоем, начертано только одно слово – СУСАНИН. Метровые буквы обнажают темноту глубины водоема. Брутальность почерка свидетельствует о ширине доски, использованной в качестве пера. Обнажен глубинный пласт переживаний, сопряженный, прежде всего с пониманием вечности, бессилия человека перед природой. Найдено точное совмещение вербальных и невербальных ценностей. На ваших глазах водоросли начинают затягивать надпись. У вас есть время вспомнить подробности самого исторического события, к которому отсылает имя, пропадающее на глазах. Возможно, вы даже вспомните какой-то мотив из одноименной оперу, где Сусанин завел завоевателей в чащу леса, откуда не было пути назад. Ербол удивительным образом выявил общие языческие начала русского и казахского менталитета. Вспоминаются старые казахские кладбища. Неожиданно возникающие


“STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA” The choice of topic is dictated by conflicting sentiments in different layers of society and the ambiguous position of contemporary art in it. Despite the fact that contemporary art is being actively promoted at various levels of life, for most people it still remains a foreign phenomenon. In Russian, "a stranger" is not "an alien", but the one who came from a different "country", or rather from the "other side", from an unknown side, possibly from the other side of the moon. And, of course, he is "strange", meaning "incomprehensible." The ability of adherents of contemporary art to doubt everything, and especially themselves, but to realize the regular volatility, as a new constant, is an attempt to reincarnate without destroying themselves. August 20 was the date of the Nomadic Show of the 7th Shiryaevo Biennale "Strangers: between Europe and Asia." Three ships of spectators have arrived. We showed everything that we’d done during our 2 weeks stay in Shiryaevo 28 new works. By itself, the experience of a small group of new values’ carriers, who enter the territory of the "reserves", with a commitment to the tradition and folklore of the Soviet past, intricately fused with "new Russian" way of life, is a courageous action. In the Russian village there are its own "taboos" and therefore it is extremely important for artists to establish communication with the local mental layer, to talk about common problems. Why did everybody become “strange” to each other? How did we all get into the system of total control? How does regulation of action arrest our minds? Right now, when I’m writing these lines,

I feel it is especially vivid. It is impossible to express the passion through the pressing of a pen. There’s no pen. Your touching the keyboard should be soft. Handwriting is not easy to disappear. The correction of actions entails the correction of meanings. It is reflected particularly strong on the artists of contemporary art, as they often use new technologies. There appears a dissonance between a revolutionary thought and a constant physical constraint. It's like a total militaristic discipline, but in a more rigid form. This rigidity has taken a strange form of softness - being angry, a soldier may march harder and this informal statement will help him to win. And if you want to be friends with the system, you should put a card in the ATM in the same smooth motion… In this situation of the global discipline the artist's body, as a carrier of nonverbal expressions, loses energy. The format of the creative laboratory in Shiryaevo aims to release (at least temporary) the artist from the universal dogma of coded actions. A bright example was "People Detector" - the work of Greta Weibull and Klas Eriksson. It is important to note that this creative team has developed spontaneously in Shiryaevo and this was their first work. From the beginning, they were interested in the system of pass and control, they wanted to make a paraphrase of a performance by Marina Abromovich – to pass the viewers between their naked bodies, turned their backs to each other. However, after several days of living there the authors changed the shape of the project, probably realizing that only the naked body will attract attention in the village area. As a result, they managed to create the incredibly explicit project, which showed a marvelous readiness of people for inspection. Dressed in the uniform of peace officers, the artists built an

obedient queue, which was passed through a narrow slit of "detectors." Unfortunately, this framework, implemented in all sectors of our life, has quietly become a symbol of the everyday routine. Why, being for the first time in a foreign country, even in the relaxed atmosphere of the summer village, with its deliberate and dispensable lifestyle, young Europeans put forward a system of inspection as the most acute and fresh impression? It is unlikely that this is the attitude to Russia specifically, although the reasons are more than enough. More likely it is a basic knowledge of today's global system. "People Detector" met visitors near the pier, at the time of entry onto the territory of art, clearly marking "the other" area. A merry and unbridled couple of policemen showed their complete freedom of action in contrast to the forced waiting of the crowd. No, they were not rude, they just announced a smoke break or went for beer, and in general they were delicately “rude”. The other work of Greta Weibull and Klas Eriksson "Public Whisper" adds the story of the Russian gas pipe as if going nowhere and coming from nowhere to the subject of control and people. An artist from Kazakhstan Erbosyn Meldibekov shows the opposite mental outlook. The graffiti in the swamp "Susanin." Only one word is inscribed on the green duckweed covering the surface pond - Susanin. Meter letters reveal the dark depths of the pond. The Brutality of hand indicates the width of the board used as a pen. There reveals the deep layer of experience that involves, above all, understanding of eternity and weakness of humans before nature. The exact combination of verbal and nonverbal values is found. In front of your eyes algae begin to swallow the inscription. And you have time to 015


НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ / NELYA KORZHOVA / RUSSIA /

в степи, издалека они напоминают настоящий город. И на каждом домемавзолее написано имя владельца. Пожалуй «Детектор народа» и «Сусанин» обнаруживают основные векторы номадического шоу этого года: генерация культуры в общественном сознании и использование её. Молодая художница Ингела Ирман в своем творчестве обращается к теме животного как «представителя» вечности, с её постоянной трансформацией и неизменностью. У человека слишком мало времени, чтобы увидеть и понять целостность жизни. Но если он окажется в шкуре зверя, можно мгновенно считать другие знания. Понять, что такое вода, можно лишь войдя в воду. В ширяевских штольнях Ингела показала «Зоологический музей в Ширяево», приняв облик козы. Действительно, коз в Ширяево много и они часто используют штольни как укрытие от летнего зноя. В сумраке пещеры животное жалостно блеяло, озираясь на посторонних. Несмотря на возможность угадать, что костюм животного создан из колосьев трав, оставалось ощущение встречи с паранормальным явлением. Калле Бролин и Кристина Мюнтцинг в инсталляции «Стачка» представили театр теней, в котором главную роль играли дети. Маленькие актеры должны были работать, держа над головой огромные буквы. Но они настроены на забастовку и не готовы к послушанию. После некоторой возни и замешательства, зрители могут прочитать слово СТАЧКА, как бы вырастающее из детских силуэтов,

016

шрифт и название явно копируют заставку фильма Эйзенштейна. Художники видели свою задачу в том, чтобы соединить идею и образ сопротивления. Для этого они предлагают посмотреть на «наших» детей, как на «чужих», отстраняя их силуэты за экраном. В начале авторы хотели разыгрывать действо ночью, чтоб усилить драматизм ситуации, и, возможно, провести параллель с тем чувством ужаса, которое вызывает катящаяся под гору детская коляска у Эйзенштейна. Позже решили провести показ днем. Солнце исполняло роль сценического прожектора, как бы легализуя определенные формы детского принуждения, что повернуло работу в русло философского осмысления жизни нового поколения и нашей собственной смертности. Перформанс “Мольба” Елены Дендибери Анатолия Гайдука выглядел очень кинемотографично. Находясь под обаянием творчества режиссера Сергея Параджанова, художники выбрали героем своего действа дерево. Дерево как метафора дороги, как путь, по котоpомy можно достичь загробного мира - общий мотив славянских поверий и обрядов, связанных со смеpтью. Прекрасная Елена сидела на ветвях в белом платье, ниспадающем на землю, как развернутый свиток метров десять в длину. Мужчина красным вином писал на подоле платья грузинскую молитву. После того, как он закончил писать, девушка сошла на землю, оставив платье на ветвях. В размышлениях о чужестранцах феномен кино (или видео, как производное явление) можно рассмотреть как индикатор восприятия реальности, где «вместе с кино в искусство вместо подобия жизни врывается сама жизнь». Мне показалось интересным в обстановке русского деревенского быта, на телевизоре, являющемся самым дорогим предметом обстановки, показать видео о забастовке 2007 года в Париже против режима Саркози, когда чернокожие женщины

требовали признать их права. Для меня это очень важный вопрос: насколько я (и мои товарищи художники) можем считать своей ту землю, где 12 лет проводим Ширяевскую биеннале? Своей не в контексте собственности, а как граждане своей Родины? Безусловно, отношение к современному искусству среди жителей нашей страны неоднозначно. И в Ширяево тоже, одни из местных жителей оказывают нам всестороннюю поддержку, а другие говорят, что не хотят допускать здесь непонятное им искусство. Когда мы с группой товарищей впервые пришли в Ширяево, чтобы провести творческую лабораторию, из которой выросла традиция биеннале, мы были пленены особым укладом местной жизни, очарованы деревянными домиками с треугольными крышами и стремились выявить эту красоту. Дом, выбранный мной для показа видео с демонстрантами, - часть истории. Эта пустующая ныне изба была облюбована нами за человечность хозяйки - бабы Клавы, и отсутствие забора, что позволяло жечь костер во дворе, сделав его основным местом проведения творческих конференций. Вокруг лепились милые домишки, большая часть которых в настоящий момент заменена на однотипные «ново-русские» строения. Парадоксальная ситуация: вдохновленные метафизикой места, мы явились пособниками резкого поднятия цен на землю, что стало опасным для самой земли. Нельзя не осознавать, что международный резонанс Ширяевской биеннале спровоцировал перезагрузку места. К сожалению, эта перезагрузка настроена не на сохранение уникальности заповедника, где сохранились растения доледникового периода. Сейчас, когда в Ширяево планируется постройка огромного туристического комплекса, присутствие здесь носителей современного искусства приобретает и охранный характер.


remember the details of the historic event, the name of which is vanishing in front of your eyes, you may even hear the same-titled opera, revealing the abyss of revenge where Susanin brought conquerors to the depths of the forest, where there was no way back. Erbol surprisingly revealed common pagan origins of Russian and Kazakh mentality. Old Kazakh cemeteries can be remembered. Suddenly appearing in the desert, from a distance they resemble a real city, only smaller. And there is the name of the owner on each house-mausoleum. Perhaps “People Detector” and “Susanin” reveal the main vectors of the Nomadic show of the year: the generation of culture in the public consciousness and its usage. A young artist Ihrman Ingela in her work addresses the theme of animals as eternity, with its constant transformation and immutability. Human has too little time to see and understand the integrity of life. And if he finds himself in the skin of an animal, other knowledge can be instantly assumed. You can understand what water is only when you enter water. In tunnels, Ingela showed "the Zoological Museum in Shiryaevo", taking the form of a goat. Indeed, there are a lot of goats in Shiryaevo and they often use the tunnel as shelter from the summer heat. In the twilight of the cave the animal bleated piteously, gazing at the strangers. But, despite the possibility to guess that the animal costume was made of grass stalks, a sense of facing a paranormal phenomenon remained very noticeable. Kalle Brolin and Kristina Müntzing in the installation “Strike" presented the theater of shadows, where children played a leading role. Young actors had to work, holding huge letters above their heads. But they are set to strike and are not willing to obey. After some fuss and confusion, the audience can read the word CTAYKA, as if growing out of children's silhouettes; the print

and the name explicitly copy the intro of Eisenstein’s film.The artists saw their task in connecting the idea and the image of resistance.For this very purpose they suggest to take a look at our children like at others, pushing their silhouettes aside behind the screen. In the beginning, the authors wanted to make a performance at night to strengthen the dramatic effect of the situation and probably draw a parallel with the feeling of terror, caused by a pram rolling down the hill in Eisenstein's film.Later they decided to make a performance in the daylight. The sun played the role of a stage spotlight, as if legalizing certain forms of child compulsion, which turned the work into the direction of philosophical understanding of life of the next generation and our own mortality. The performance "Prayer" by Elena Dendiberja and Anatoly Haiduk looked very cinematic.Being under the spell of creative work of the director Sergei Paradzhanov, the artists chose a tree as a cult hero of the action. The tree as a metaphor of the road, as a way to reach another world - a common motif of Slavic beliefs and rituals associated with death. Beautiful Helen was sitting on the branches in a white dress, pulling down on the ground like an unfolded scroll ten meters long. A man wrote a Georgian prayer on the hem of the dress in red wine.

After he finished writing, the girl went down to the ground, leaving the dress on the branches. Thinking about strangers the phenomenon of cinema (or video, as a derivative phenomenon) can be considered as an indicator of reality perception, where life itself instead of its semblance bursts into art together with cinema. I found it interesting in the Russian village atmosphere to show videos on TV, which is the most expensive part of the furniture, about the strike in 2007 in Paris against the Sarkozy’s regime, where black women demanded recognition of their rights. For me a very important question is to what extent I (and my fellow artists) may assume the land where we have been conducting Shiryaevo Biennale for 12 years as ours. Some villagers provide us full support, while others say they do not want to tolerate art which is strange to them. I remember when we first arrived at Shiryaevo with a group of friends to hold the first creative laboratory, out of which the tradition of the Biennale grew, we were fascinated by the unique lifestyle of local people, small wooden houses with triangular roofs and strived to reveal this true beauty. The house I chose to show the video with demonstrators is a part of history. This empty hut was chosen by us due to its

017


НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ / NELYA KORZHOVA / RUSSIA /

Внутри одной из деревенских изб Яно Бергман создал инсталляцию «Пикассо на луне», оклеив интерьер обоями из газет с интервью Пикассо. Публикация, выполненная на двух языках, сообщала о новых воззрениях и творческих планах гения, переехавшего на Луну. Дом представлял собой некогда просторный пятистенок, состоящий из двух половин, соединенных длинным коридором, с большим подворьем, садом и несколькими входами. В последнее время он был необитаем и изрядно разрушен. Однако, пожилая хозяйка, верящая в неиссякаемый потенциал своего строения, иногда находила постояльцев. Действительно, дом обладал своей «харизмой» и наши художники часто там жили, пленяясь гулкой пустотой заброшенности, красивым видом и демократичностью владелицы, разрешающей проводить через весь дом толпу зрителей во время номадического показа. В нем и поселился Яно Бергман вместе с Андрюсом Йонасом. Здесь ощущались токи земли и появлялась надежда найти свою пустоту. Безусловно, это место со следами разных времен, проступающих островами из тени забвения, повлияло на характер созданных или задуманных под этой крышей произведений. И есть надежда, что зрители, читающие на стенах сведения о «Пикассо на Луне», цепляя взглядом то китчевую статуэтку, то ковёр с каймой, вдыхая запах старого дерева, проникались чужестранными идеями прошлого. За два дня до презентации Яно разложил в почтовые ящики ширяевцев газеты с новостью с луны. Так же в стиле инопланетных мечтаний он показал инсталляцию «Культурное вторжение». Недалеко от кладбища, на косогоре, приземлились несколько цилиндрических форм. Зритель сразу угадывает в них ржавые ведра, которые можно использовать, как туалет. Однако их правильная форма и материал в контрасте с невнятным бурьяном вокруг наводят на мысли о контакте с внеземной цивилизацией.

018

«Номадическое шоу» строится по правилам мистерии с большим количеством участников. Действие, разворачивающееся в долине Жигулевских гор, на берегу Волги,

начинается с приходом пароходов, отталкивается от ближайшей горы, доходит до противоположной, и как бы обратной волной, возвращается назад с обязательным восхождением в холодные пещеры. Конечно, главные роли здесь принадлежат художникам. Но… вспомните: какое сильное впечатление производят на сцене большие хоры или просто массовка? её гул и настроение? В этой ситуации важной структурой становятся действия, длящиеся в режиме «нон стоп», действия, направленные на перманентный контакт со зрителями. Их было четыре, четыре причудливо переплетающиеся линии. Сразу после «Детектора …» стартовал перформанс «Поехали!» французской группы «Дилижанс проект». В фокусе внимания - девочка и химера. Эта химера – ее отец, переодетый в костюм верблюда, оснащенного космическими элементами. Сценический костюм скрывает изнеженного странника. Названием проекта взят клич Юрия Гагарина во время первого запуска в космос. Таинственное семейство весь день сопровождало толпу, то растворяясь, то привлекая её внимание незатейливыми приемами кочующих цыган. В причудливом наряде с «золотыми» трусами Андрюс Йонас демонстрировал standup перформанс «Aledoia. Чудо птица и злая коза». Основные зрительские симпатии были отданы монологу автора «Это искусство – это не искусство», сопровождавшегося сниманием и одеванием «золотого» аксессуара. «Транс-медиа-перформанс» ХаннсаМихаеля Руппрехтера заключался в очерчивании контура общего пути красной нитью со столбиками флюгеров из фольги. Совсем другую линию тянула Мартина Гейгер-Герлах. Точнее, не линию, а трубу, сделанную из пластиковых

бутылок. Вместе с Катрин Зон, Барбарой Карш-Шаеб, Розой Рюкер, она несла этот аналог Ширяевского газопровода под гимн «Спасибо Репин!» Особенно точно это звучало, когда шествие проходило по Путинской дороге. Эту дорогу заасфальтировали в 2000 году за одну ночь, подготавливаясь к визиту президента в Ширяево. В селе президент посетил главную достопримечательность - музей Репина. Дела с газом стали налаживаться. Прекрасный русский живописец Илья Ефимович Репин действительно культовая личность для Ширяево. Думается, что и Ширяевская биеннале возможна в этом месте благодаря его начинаниям. Когда в 1870 году он вместе с Ф. А. Васильевым приехал в Ширяево для поиска натуры к картине «Бурлаки на Волге», местные крестьяне приняли его сурово, и не хотели, чтобы он рисовал деревенских девушек. (Ширяево - село богатое, со своими устоями, в его окрестностях более двух сот лет добывали известняк.) Однако дружелюбный настрой, аренда квартиры у местных жителей и покупка дорогостоящего самовара, позволили художнику найти путь к сердцу селян. Автор, пожил, вдохновился и уехал писать великую картину в столичный Петербург. Прошли годы, власти поменялись, добыча камня прекратилась, а музей Репина остался, его посетители кормят это село. Сейчас непонятное современное искусство имеет шансы на выживание в этом месте, поскольку тут уже есть опыт победы творческих порывов. Спасибо Репину! Другая групповая работа немецких художниц «Из-за острова на стрежень…» тоже связана с историей. Немок настолько потрясла песня о Стеньке Разине, бросившем персидскую княжну в реку, что они решили исполнять её во время вхождения в Волгу. Девушки шли с песней на устах до тех пор, пока вода не залилась в рот. Неожиданно выйдя из пляжной раздевалки, с явным акцентом, негромко и красиво они пели нашу залихватскую мужскую песню так уверенно, что заставили притихнуть шумную толпу и двинуться за ними. Теперь эта песня звучала, как гимн феминисток, это были героини нового времени, готовые скорее утонуть самостоятельно, чем быть игрушкой в чужих руках. Это был ещё один коллектив, сложившийся Ширяево. Вопрос о различных взглядах, о «своих» и «чужих» и их опыте поднимает объект эстонской художницы Siram (Мари Картау)


humane hostess - aunt Clara and the absence of a fence, which allowed us to make fires in the courtyard, the main place for creative conferences. There were lovely houses around, most of which are currently replaced by new buildings. We have witnessed a paradoxical situation: inspired by the metaphysics of the place, we became the accomplices of a sharp rise in land prices, which was dangerous for the land itself. It is impossible not to recognize that international resonance of Shiryaevo Biennale provoked the rebooting of the place. A Unique place, the reserve, where the plants survived preglacial period. Unfortunately, this reboot is not configured to preserve uniqueness. Now, when the construction of a huge tourist complex in Shiryaevo is being planned, the presence of carriers of modern art in this area gains protective character. Inside the hut Janno Bergman created the installation "Picasso on the Moon" by pasting wallpapers, made of newspapers with Picasso’s interviews, on the walls. The publication, made in two languages, reported on new views and creative plans of the genius, who left for the moon. The house was a once spacious fivewall log house, consisting of two halves connected by a long corridor with a large backyard, a garden and several entrances, but currently it was uninhabited and badly damaged. However, the old housekeeper, who believed in the inexhaustible potential of the house, sometimes found the guests. Indeed, the house had its "charisma" and our artists often lived there, being charmed with the echoing emptiness of abandonment, the beautiful view and the democratic character of the owner, who allowed to lead the entire crowd of spectators through the house during the Nomadic show. It was the place where Janno Bergman and Joonas Andrus stayed. The currents of the Earth could be felt in this place, and there appeared a

hope to find your emptiness. And, of course, this place with traces of various periods of time, revealing from the shadows of oblivion, had impact on the character of the works created or planned under this roof. And there is hope that the spectators who read the information on the walls about "Picasso on the Moon", glancing at a kitschy statue, at a bordered carpet, breathing in the scent of old wood, were imbued with foreign ideas. Two days before the presentation Yano put the newspapers with the news from the moon into the villagers’ mailboxes. He also showed an installation "Cultural invasion” in the style of alien dreams. Several cylindrical objects landed on the hillside not far from the cemetery. The spectator immediately guesses they are rusty buckets that can be used as a toilet. However, their proper form and material in contrast to the vague weeds around, involves contact with an extraterrestrial civilization. "The Nomadic show" bases on the rules of the mystery play (mass performance) with a large number of participants. The action, happening in the valley of Zhiguli Mountains on the bank of the Volga River, begins with the arrival of steamers, pushes off from the nearest mountain, reaches the opposite, and as if with the reverse wave comes back with the obligatory climbing in cold caves. Of course, the leading roles here belong to artists. But ... but, remember, what strong impression big choruses or just crowds produce even on stage? Its buzz and mood? In this situation non-stop actions and actions aimed at permanent contact with the audience become a significant structure. There were four of them, four intricately interlacing lines. Right after "Detector" the performance "Let's go!" by a French group "Stagecoach project" started. A girl and a chimera are in focus. This chimera is her father, dressed in a

camel suit with cosmic elements. The Costume conceals a pampered traveler. The name of the project is Yuri Gagarin’s call during his first trip to space. A mysterious family accompanied the crowd for the whole day, first dissolving then attracting its attention by unpretentious methods of nomadic Gypsies.In bizarre clothes with "golden" trunks Andrews Jonas showed a standup performance “Aledoia. A miraculous bird and an evil goat". The main Audience Award was given to the author's monologue "This is art - this is not art," accompanied by taking the "golden" accessory on and off. "Trans Media performance" by HannsMichael Rupprechter consisted in outlining the general contour of the way with a red thread with columns of weather vanes made of foil. Martina Geiger-Gerlach pulled quite a different line. To be specific it was a pipe made of plastic bottles. Together with Kathrin Sohn, Barbara Karsch-Chaпeb, Rosa Rücker, she carried this Shiryaevo gas pipeline analogue to the national anthem, "Thank you Repin!". It sounded especially true when the procession passed along the Putin road. This road was paved in 2000 during one night, preparing for the visit of the President to Shiryaevo. The President visited the main attraction of the village – the Repin museum. The situation with gas became better. A prominent Russian painter Ilya Efimovich Repin is really a cult hero in Shiryaevo. It seems that Shiryaevo Biennale is possible in this place due to his endeavors. When in 1870 he together with with F. A. Vasiliev came to Shiryaevo in search of models for his painting "Barge Haulers on the Volga" the local peasants took him severely and did not want him to draw the village girls. (Shiryaevo is a rich village, with its foundations; for more than two hundred years people mined limestone in its surroundings). However, a friendly spirit, leasing a local apartment and buying an expensive samovar, allowed the artist


НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ / NELYA KORZHOVA / RUSSIA /

«Монумент». Прозрачное 5 метровое изображение верхнего контура горы с крестом высоко поднято над землей. Зрители стоят так, чтобы их взгляд совмещал реальный пейзаж и изображение. Приглядываясь, они замечают, что контуры реального монумента изменены на контуры Креста Свободы, стоящего на главной площади Эстонии. Перед собравшимися художница зачитала манифест, в котором говорится о том, что памятники являются инструментом власти, что изображенный памятник в Таллине является чужим для эстонцев и что люди должны строить меньше памятников и сажать больше деревьев. Место, выбранное для этой акции, располагалось на берегу озера, в тени подножия другой горы, восхождение на которую только предстояло. Все происходящее звучало, как диалог, как эхо, перекатывающееся между двумя возвышенностями. Тема апроприации была развита Йоргеном Платцером в инсталляции «Странный подарок», представлявшей тройную игру с «троянским конем»: он сам, запряженный в повозку, и матрешка, составленная из скульптуры коня, вложенной в коня же. Эту же тему развернул Ербол Мельдибеков в серии документальных фотографий «Пьедестал», рассказывающей об истории сквера в Ташкенте, где за одно столетие сменилось десять памятников. Но наиболее развернуто захватнический подход был выражен в проекте московских художников с общим названием «Пираты». Идею придумали Ирина Кулик и Александр Панов, который и выступил в роли куратора. Объект «Торрентова Башня» Сергея Катрана в виде серебряного прямоугольника, выстроенного на

020

берегу Волги из cd-дисков, по словам автора «…служит не только для запускания 3 тысяч солнечных зайчиков, но и для возможности получить информацию в виде простого обмена. Пиратский торрент вынесен из виртуального пространства в реальное, чтобы подтвердить или опровергнуть идею о всеобщем братстве, основанном на информационном социализме. Современный пират - это человек, не желающий платить за интеллектуальный труд из идейных или меркантильных соображений…» «Атомное радио» Сергея Шутова представляло собой всепогодный рупорный громкоговоритель, установленный на крыльце деревенского дома. По первоначальному замыслу автора он должен был транслировать «радиопрограммы постапокалиптического содержания. Имитация настройки на разные станции, профессиональные, любительские, военные, зарубежные. Рекомендации для выживания. Интересно о радиации. Новая кулинария. Мутирование организмов, что это? Маленькие хитрости. Куплюпродам-поменяю. И прочее…». Однако, в последний момент всё заменила музыка. Владимир Потапов под лозунгом «Pirats. TM» нарисовал картину с

видом планеты «Земля», перепоясанную черной пиратской полосой, и вывесил ее в качестве флага. «Пиратство как торговая марка – абсурдность данного утверждения предполагает, что какое-либо юридическое или физическое лицо может быть наделено уникальными правом заниматься пиратской деятельностью и это право будет защищено законодательством об авторском праве со стороны государства. Современный художник это пират, который постоянно захватывает новые территории и пространства. Пиратский флаг с обозначением TM (trade mark) украсит собой жилище художников, которое по сути превратилось в своеобразную пиратскую штаб-квартиру», рассуждал Потапов. Наконец, самый романтичный проект этого блока «Она утонула» Ивана Лунгина. «…В 1848 году, одновременно с первым интернационалом, со вспыхивающими повсюду революциями, изобретатель цемента и бетона Joseph Lambot строит свой первый железобетонный предмет – лодку. Семь лет спустя он регистрирует патент на изобретение. В контексте фестиваля про пиратство я хочу восстановить подобие этой лодки (фактически, реапроприировать этот предмет). Проплыв на ней несколько десятков метров от берега


to find the way to the heart of the villagers. The author lived there and left inspired to write his great picture to St. Petersburg. Years passed, the governments changed, the mining stopped, but the Repin museum remained, its visitors feed the village. That is why now obscure contemporary art has a chance to survive in this place, for here the experience of creative impulses’ winning can be found. Thank Repin! The other group work of these German artists, "To the rod from the island..." is also related to a story. They were so shocked by the song about Stenka Razin, who had thrown the Persian princess into the river that they decided to sing it at the time of entering the Volga. The girls were walking singing the song until the water burst into their mouths. Suddenly, going out from a beach locker room, with a clear accent, softly and beautifully they were singing a rollicking men’s part. Their singing was so confident, that they made the noisy crowd become quiet and go after them. Now it sounded like a hymn of feminists, they were modern time heroes, ready to drown rather than to be a toy in somebody’s hands. It was another team formed in Shiryaevo. The question of different views about "friends" and "strangers" and their experience Siram "Monument". A 5 meter long transparent image of the upper contour of the mountain with a cross is lifted high above the ground. Spectators stand in such a way that their sight combined real landscape and its image. Looking closely, they notice that the contours of the real monument are changed to the contours of the Cross of Liberty, standing on the main square of Estonia. The artist read the manifesto, which stated that monuments are a tool of power that the monument shown is alien to the Estonians in Tallin and that people

should build fewer monuments and plant more trees. The place chosen for this action located on the shore of the lake, in the shadow of the foot of another mountain which was planned to climb. Everything that was happening sounded like a dialogue, like an echo, rolling between two hills. The theme of appropriation was appropriated by Jürgen P. Platzer in the installation "A strange gift" that was where he introduced a triple play with a "Trojan horse": he himself, harnessed to a wagon and a nesting doll from a sculpture of a horse in a horse. This theme was also appropriated by Erbol Meldibekov in a series of documentary photographs "The pedestal", which tells the story of the square in Tashkent, where over 10 monuments were changed during ten years. But the most invasive approach has been made in the project by Moscow artists titled "Pirates." The idea was developed by Irina Kulik and Alexander Panov, who acted as a supervisor. The Object "Torrent Tower" by Sergei Katran, which looked like a silver rectangle built from the CD-ROMs on the bank of the Volga, according to the author"... not only serves to create three thousand plashes of sunlight, but also to have an opportunity to receive information by simple exchange. A pirate torrent taken out of virtual space into the real world to confirm or refute the idea of universal brotherhood based on informational socialism. A modern pirate is a man who does not want to pay for the intellectual work on the basis of his ideological or mercantile motives..." "The Atomic Radio" by Sergey Shutov was a weatherproof horn loudspeaker placed on the porch of a village house, and under the heading “Moscow atom radio" to the author’s idea was to broadcast “Radio programs with postapocalyptic content. It was the imitation of tuning different stations:

professional, amateur, military, foreign. Recommendations for survival. Interesting facts about radiation. New cookery. Mutation of organisms, what is it? Little tricks. Buy-sell-change. And so on...", but at the last minute replaced the music. Vladimir Potapov, under the slogan “Pirates. TM” created a picture with a view of the “Earth”, surrounded with a black pirate band. "Piracy as a trademark - the absurdity of this statement implies that any individual or legal person may be given a unique right to lead a pirate activity and this right will be protected by copyright laws of the state. A contemporary artist is a pirate who is constantly seizing new territories and space. A pirate flag with the TM (trade mark) symbol will decorate the artists’ house, which essentially turned into a kind of pirate headquarters", Potapov thought and hung the canvas on the house as a flag. And the most romantic project of this set is "It has sunk" by Ivan Lungin."...In 1848, together with the First International, with revolutions happening everywhere, the inventor of the cement and concrete, Joseph Lambot builds his first ferroconcrete object – a boat. Seven years later he registers a patent for this invention. “I want to restore something like boat in the context of the festival of piracy (actually to reappropriate this subject). After floating a few dozen meters from the bank of the Volga I am going to sink it...", the author described his ideas during the preparation. After arriving at Shiryaevo he worked hard, producing cement, building framework... And it really sank, but a little bit earlier than expected. Wanting to rehearse the action, Lungin floated off the undried boat into the water. The balance was disturbed and having scooped up some water, the boat went to the bottom. The spectators who came to that place helped to raise it from the bottom.

021


НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ / NELYA KORZHOVA / RUSSIA /

сигара валяется рядом, а в руке цветок?... Мало по малу зеваки расходятся, шоу продолжается. Через какое-то время знакомая фигура мелькает в толпе. Под большим зонтом проглядывает женская шляпа с вуалью, клубы дыма окутывают ожившую фигуру. Это программное произведение художника, перенёсшего утрату своей матери. Когда я попросила его рассказать об идее перформанса, он написал историю о том, как однажды за ужином в бедной семье кусок хлеба упал маслом наверх. Испуганное семейство, заподозрив вмешательство нечистой силы, обратилось к волшебнику. Тот долго рылся в старых книгах и, наконец, сказал, что не стоит беспокоится, здесь нет никакого колдовства, просто масло намазали не на ту сторону. Неля Коржова, куратор биеннале

022

Волги, я собираюсь её затопить…», так описывал автор свой проект во время подготовки. Приехав в Ширяево, он трудился без устали, добывая цемент, строя опалубку… И она действительно утонула, но чуть раньше, чем предполагалось. Желая отрепетировать действо, Лунгин рискнул спустить на воду непросушенное судно. Равновесие нарушилось, зачерпнув воды, лодка пошла на дно. Пришедшие на место происшествия зрители помогли поднять ее со дна. Образ чужестранца Ханнс-Михаель Руппрехтер провел через границу жизни и смерти в акции «ППППППДЕД». В название взяты первые буквы из девяти строчек детской считалки. Неожиданно для себя зрители обнаруживают «бездыханное» тело высокого мужчины средних лет, распластанное возле дома. Притихшие собравшиеся рассматривают лежащего, отмечая странности его антуража: длинный черный маникюр на руках с множеством колец, яркие вычурные очки, серьга в ухе, с ног соскочили лаковые туфли на высоких каблуках, темная майка с плейбойским зайчиком, в руках шелковый пиджак с иероглифами. Ночной карнавальный костюм раскрывает личные тайны. Человек явно не был готов к случившемуся, и теперь не избежать вопросов: откуда рядом детская игрушка на колёсиках? и почему изо рта торчит рыба? недокуренная

Hanns-Michael Rupprechter lead the image of the stranger across the border of life and death in his action "PPPPPPDED." The name is the nine letters from the children's counting-out rhyme. Suddenly the audience finds a "lifeless" body of a tall middle-aged man sprawled near the house. Infolded in silence, the audience examine the man, noticing his strange entourage: a long black manicure on his hands with a lot of rings, colorful and fanciful glasses, an earring, varnished shoes on high heels come off his leggs, a dark Tshirt with a playboy bunny, a silk jacket with hieroglyphs in the hands. A night carnival costume reveals personal secrets. The man was not prepared for what happened, and now some questions can’t be avoided: why is there a duck toy on wheels near him? And why is there a fish sticking out of his mouth? Why is a half-smoked cigarette lying next to him and why is there a flower in his hand? Little by little the spectators disperse but the show continues. Soon a familiar figure flickers in a crowd. Under the big umbrella a woman’s hat with a veil can be seen, clouds of smoke steep a revived figure. This is a scheduled work of an artist who has lost his mother. When I asked him to describe the idea of the performance, he wrote a story about how one day at dinner in a poor family a piece of bread fell butter on top. The frightened family, suspecting the intervention of evil spirits, turned to a magician. He spent a lot of time searching old books and finally said there was nothing to worry about, there was no magic, just the butter had been smeared on the wrong side.

Nelya Korzhova, Biennale curator


023


024


025


ГРЕТА ВЕЙБУЛЛ, КЛАС ЭРИКССОН / ШВЕЦИЯ / GRETA WEIBULL, KLAS ERIKSSON / SWEDEN / «ДЕТЕКТОР НАРОДА» Перформанс, объект. Пристань в Ширяево «DETECTOR PUBLIC» Performance, object. At the pier Shiryaevo

026


ЭМИЛИ ПИЧЕДДА, ВАЛЕНТИН СУКЕ, НИНА СУКЕ / ФРАНЦИЯ / EMILIE PISCHEDD, VALENTIN SOUQUET, NINA SOUQUET / FRANCE / «ПОЕХАЛИ!» Перформанс. В разных местах «Номадического шоу» «LET'S GO!» Performance. At different places of "nomadic show"

028


СЕРГЕЙ КАТРАН / РОССИЯ / SERGEY KATRAN /RUSSIA/ «ТОРЕНТОВА БАШНЯ» Объект. На холме у кафе «THE TORRENT'S TOWER» Object. On a hill at a cafe

Башня на берегу Волги выполненная из сд-дисков служит не только для запускания 3 тысяч солнечных зайчиков,но и для возможности получить информацию в виде простого обмена. Питратский торрент вынесен из виртуального пространства в реальное, чтобы подтвердить или опровергнут идею о всеобщем братстве основанного на информационном социализме. Современный пират - это человек не желающий платить за интеллектуальный труд из идейных или меркантильных соображений. (Столкновение Западной и Восточных культур рождает этот объект) "Торрентова Башня" привлечет людей с различными взглядами на тему современного пиратства.

The tower on the bank of the Volga, built from the CD-ROMs serves not only to create three thousand plashes of sunlight, but also to have an opportunity to receive information by simple exchange. A pirate torrent taken out of virtual space into the real world to confirm or refute the idea of universal brotherhood based on informational socialism. A modern pirate is a man who does not want to pay for the intellectual work on the basis of his ideological or mercantile motives. (Colliding western and eastern cultures produces this object) «Torrent Tower» will attract people with different attitudes to the problem of modern piracy.


СЕРГЕЙ КАТРАН / РОССИЯ / SERGEY KATRAN /RUSSIA/ «ИНФОРМАЦИОННЫЙ СУП» Перформанс. Около объекта «Торентова башня» «THE INFORMATIONAL SOUP» Performance. Near the object "Torrent's Tower"

031


МАРТИНА ГЕЙГЕР-ГЕРЛАХ, БАРБАРА КАРШ-ШАЙЕБ, РОЗА РЮКЕР, КАТРИН ЗОН / ГЕРМАНИЯ / MARTINA GEIGER-GERLACH, BARBARA KARSCH-CHAÏEB, ROSA RÜCKER, KATHRIN SOHN / GERMANY / «ИЗ-ЗА ОСТРОВА... / ПТИЦЫ» Перформанс. На берегу Волги «IZ_ZA OSTROVA... / BIRDS» Performance. On the Volga’s banks

… Немецкие женщины поют русские песни… Мы не знали друг друга прежде, не знали Россию, деревню и ее жителей – все казалось чужим, странным. Это и стало основной темой Биеннале. Объединённые желанием познакомиться с сельскими жителями, найти способы узнать об их жизни, их культуре и традициях, мы выяснили, что совместное пение – это возможность почувствовать принадлежность к этому обществу, войти в контакт и свести к минимуму лингвистические различия. Мы пригласили наших соседей, Эльзу и Владимира, спеть с нами и попросили их научить нас традиционным русским песням. Тот вечер мы запомнили навсегда: веселье, водка, соленые огурчики и помидоры, музыка и русские слова – настоящее пение и попытки петь. Почему Владимир выбрал именно эту балладу, мы так и не поняли. …о женщине, которая должна войти в Волгу… Стих 1: Плывет по реке лодка с атаманом и его людьми. Стих 2: Он женится. Стих 3: О женщине, она напугана, потому что он пьян Стих 4: Стенька Разин (Атаман) говорит, что готов отдать все ради нее, но обвиняет ее. Стих 5: Друзья смеются над ним, говорят, что женщина для него важнее, чем они. Стих 6: Он это осознает и злится. Стих 7: Его глаза наливаются кровью, раздается гром. Стих 8: Ему стыдно перед друзьями. Стих 9: Он говорит Волге, что она еще не видала такого подарка. Стих10: Он бросает жену в реку. Стих 11: Его друзья потрясены и молчаливы. Он спрашивает их, почему они молчат, и предлагает спеть песню о душе персиянки. Когда же мы наконец, с трудом поняли и перевели балладу, мы были удивлены покорностью и безразличием женщины в песне: …и вошла с песней в Волгу… Наша другая песня «Из-за острова на стрежень» - интерпретация этой баллады.

032

... German women sing a Russian song... We did not know each other before, did not know Russia, the village and its people – everything felt foreign, strange – which was the subject of the Biennale. Sharing the wish to connect with the villagers, to find ways of relating to their lives, their culture and traditions, we discovered that singing together was a way to having a sense of community, to getting in contact and bridging linguistic differences and distances. We invited our neighbours Elsa and Vladimir to sing with us and asked them to teach us a traditional local song. We will never forget this evening full of laughter, Vodka, cucumbers and tomatoes, full of musical sounds and Russian words – singing and trying. Why Vladimir chose this specific ballad, we never knew. ...about a woman who must go into the Volga... Verse one: There is a boat with Ataman and his people, they are on the river – Verse two: He marries – Verse three: about the woman, she is afraid, because he is drunk – Verse four: Stinka Rasin (Ataman) says, that he would give everything for her, he blames her – Verse five: his friends laugh at him, they say, that the woman is more important than they – Verse six: he realizes that and gets angry – Verse seven: Blood comes to his eyes, there is a thunderstorm – Verse eight: he feels ashamed to his friends – Verse nine: He talkes to Wolga: she never got a present like this – Verse ten: he throws his wife overboard - Verse eleven: his friends are shocked and quiet. He asks, why are you silent, lets sing for the soul of the Persian woman. When we finally, and with a certain effort, had understood and translated the ballad, we were astonished at the passive attitude of the woman in the ballad ...and walks singing into the Volga ... Our performance of ‘Is-sa ostrova’ reinterprets this ballad.


ЕРБОСЫН МЕЛЬДИБЕКОВ / КАЗАХСТАН / ERBOSSYN MELDIBEKOV / KAZAKHSTAN / «ПЬЕДЕСТАЛ» Инсталляция. Автобусная остановка «BASEMENT» Installation. Bus stop


ЕРБОСЫН МЕЛЬДИБЕКОВ / КАЗАХСТАН / ERBOSSYN MELDIBEKOV / KAZAKHSTAN / «СУСАНИН» Граффити. На болоте «SUSANIN» Graffiti. On a bog


ЙОРГЕН ПЛАТЦЕР / ШВЕЦИЯ/ JÖRGEN P. PLATZER /SWEDEN/ «СТРАННЫЙ ПОДАРОК» Объект. Развалины «STRANGE GIFT» Object. Ruins

Мы хорошо помним коварный подарок греков троянцам. Фигура коня, скрывающая свою ношу внутри, проникает за стены города. Так и я построил своего троянского коня в Ширяево. В Ширяево я также обнаружил стены Трои. Стены, исписанные именами западного искусства, оставшиеся с выставки 2007 года. Встреча была назначена. Когда встречаются чужестранцы, или один из них оказывается на вашей территории, можно услышать нелепые, колкие фразы, а иногда и получить подарок. Некоторые ценности теряются в процессе перевода, но при этом, они интерпретируются поновому. Визуальные образы также могут интерпретироваться по-другому, иногда даже неправильно. Загадочные ценности и понятия могут вызвать множество проблем и недоразумений в отношениях между чужестранцами. The insidious act with the Greek´s gift to the Trojans lingers in our memory. The shape of a horse, brooding its content, on its way in through the walls. So I built a Trojan horse in Shiryaevo. In Shiryaevo I also found the walls of Troy. The walls with names of the western art world scattered over its surface. Leftovers from a performance 2007 serving as site specific ready made. The meeting was set. When strangers meet or when a stranger occurs in your own territory there will be exchange of unsecured words and sometimes gifts. Values lost in translation are replaced by new breeds of interpretation. Visual representation contains other (mis-) interpretations. Enigmatic values may enrich the problematic misunderstandings between the strangers. The concrete appearance of a cardboard Trojan horse attempts to bring about the joyfull sensation of a moment of bald sensual presence doing its job, representing. 036


037


ГРЕТА ВЕЙБУЛЛ, КЛАС ЭРИКССОН / ШВЕЦИЯ / GRETA WEIBULL, KLAS ERIKSSON / SWEDEN / «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ШЁПОТ» Перформанс, объект. Ул. Пугачевская «THE PUBLIC WHISPER» Performance, object. Pugachevskaya street

038


МАРТИНА ГЕЙГЕР-ГЕРЛАХ / ГЕРМАНИЯ / MARTINA GEIGER-GERLACH / GERMANY / «СПАСИБО, РЕПИН!» Многочасовая процессия со скульптурой «THANK YOU, REPIN» Hours-long Procession with a sculpture

Скульптура: около 180х600х20 см (пустые пластиковые бутылки, клейкая лента, фотография Владимира Путина из газеты) Процессия: 4 художницы, поющие "Спасибо”

Sculpture: approx. 180 x 600 x 20 cm (collected plastic bottles, tape and an up to date newspaper photograph of Wladimir Putin) Procession: 4 „Спасибо / thank-you“ singing German artists

Русский художник 19-го века Илья Репин проводит лето в селе Ширяево, где пишет свою самую знаменитую картину, вызывая тем самым настоящую цепную реакцию. Вслед за ним в село приезжают многочисленные художники и ценители искусства, строятся музеи и дачи, планируется разбитие парка отдыха имени Репина... Русский президент Владимир Путин также посещает село и музей Репина. В заключении своего визита Путин отдаёт распоряжение о строительстве газопровода — огромной стальной скульптуры, простирающейся через весь жилой массив. Эта скульптура связывает жителей села не только между собой, но и с другими россиянами, а также с населением стран Европы и Азии. Отношение к этому доминантному сооружению исключительно положительно. Искусство действительно может быть двигателем прогресса! Подтверждение этого факта вдохновило меня на новую интерпретацию деяний Путина. Созданная мной скульптура в форме газопровода повторяет по форме оригинал. Она изготовлена из пустых пластиковых бутылок, клейкой ленты и фотографии Владимира Путина, опубликованной в одной из последних газет. Процессия из 4 немецких художниц, поющих "Спасибо" проносят скульптуру, как реликвию, через всё село, чествуя заслуги Ильи Репина. Скульптура будет предоставлена музею Репина для дальнейшего использования.

In the 19th century the Russian painter Ilya Repin, spends one summer in Shiryaevo, where he paints his most important painting which triggers a chain reaction: a lot of artists and art lovers come, a museum is created, dachas are built, a Repin spa garden is planned… Also the Russian president Vladimir Putin visits the village and the Repin museum. Following his visit, Putin commissions the construction of a gas pipe system, a huge steel sculpture in the public space, which connects the residents to each other as well as to their fellow countrymen in the rest of Russia, and on top of that the countries of Asia and Europe. Reactions to the dominant piece are extremely positive. Impressed by the observation that art can actually bring things forward, I am going to build a new interpretation of Putin’s work. The original lends its form to my pipe sculpture, which consists of used plastic bottles, tape and an up to date newspaper photograph of Vladimir Putin. In a kind of procession this sculpture becomes equal to a relic, carried through the village by four „Спасибо“(thank you)singing German artists honoring the influential work of Ilya Repin.The sculptur is left to the Repin-Museum to make it available for pubilc use.

Спасибо Барбаре Карш-Шайеб, Розе Рюкер и Катрине Зон!

Thanks to Barbara Karsch-Chaïeb, Rosa Rücker and Kathrin Sohn!


АНДРЮС ЙОНАС / ЭСТОНИЯ / JOONAS ANDRUS / ESTONIA / «ALEDOIA. ЧУДО ПТИЦА И ЗЛАЯ КОЗА» Перформанс «ALEDOIA. WANDER-BIRD AND EVIL GOAT» Standup performance

Послание Что делать, когда целью постмодернистского высокотехнологичного медийного общества является поддержка постоянной работы механизмов, которые нейтрализуют потенциал народа, исключая всякую нетрадиционность. Смоделированное общество, которое в независимости от многообразия деталей скорее живописно, чем линейно, опирается на традиционность массового сознания. Поскольку модернизм – это законченный проект, было бы полезным разобраться, как в мифах так и в различных технологиях, что, несмотря ни на что, обязательно приведет к политическому и социальному взаимодействию. Маньеризм выращен апокалипсисами, которые субъективно канонизированы и одобрены в современном дискурсе. Что делать? Ответ – ALEDOIA.

Message What to do, when the purposes postmodern high-tech media society. The tenacious workings of mechanisms which neutralize the potential of representational democracy ruling out every unconventionality. Simulational society, that regardless the multiplicity of details is rather picturesque than linear and rests on the conventionality of the mass consciousness. Because the modernism is a finished project it would be useful to deconstruct, the myths as well as the different technologies. Which leads no matter whether one welcomes or rejects the move, to political and social engagement. The mannerism cultivated by apocalypses, which is canonized subjectively and friendly in contemporary discourse What to do? The answer is ALEDOIA.


ЕЛЕНА ДЕНДИБЕРЯ, АНАТОЛИЙ ГАЙДУК, АРМЕН АРУТЮНОВ / РОССИЯ / ELENA DENDIBERJA, ANATOLY GAJDUK, ARMEN ARUTYUNOV /RUSSIA/ «МОЛЬБА» Перформанс у дуба «ENTREATY» Performance near an oak

044


ХАННС-МИХАЕЛЬ РУППРЕХТЕР / ГЕРМАНИЯ / HANNS-MICHAEL RUPPRECHTER / GERMANY / «ППППППДЕД» Трансмедиа перформанс «PPPPPPDEAD» Transmedia performance

046


СТРАННОЕ ЧУДО Одним вечером одна бедная семья в своём маленьком доме ела хлеб с маслом. Внезапно один из её членов уронил хлеб с маслом и, к большому удивлению всей семьи, хлеб не упал на пол маслом вниз, как обычно. Семья была напугана этим и подумала, что это дьявол так ведёт свою игру. «Что делать?» - с таким вопросом семья обратилась к их соседям и к главе деревни. Никто не мог найти ответа или помочь им, не считая одного старика, который посоветовал спросить философа, живущего неподалёку в соседней деревне. Тогда они посетили философа и рассказали всё, что случилось, спросив при этом совета. Философ пообещал им помочь, но также добавил, что ему придётся изрядно подумать над этим, а также прочитать об этой проблеме во всех философских книжках вселенной. Это должно занять всю ночь и они могут пока пойти домой и посетить его следующим днём, чтобы наконец получить совет. Так они и сделали, и, очень озабоченные, пришли следующим днём к философу снова, чтобы наконец получить совет. Философ очень дружелюбно объяснил им, что он провёл целую ночь над размышлениями об их проблеме и то, что они не должны бояться, что дьявол вовлечён в дело. Он сказал им, что всё было нормально: хлеб упал на правильную сторону. Только масло было на неправильной. THE STRANGE MIRACLE A poor family at their little house was i the evening eating buttered bread. Suddenly one of them felt down the buttered bread on the floor and for big surprise for all of them the bread did not land with the butter-side on the floor as usual. The family was afraid of this and they thought, that the devil has played a game. What to do? They asked the neighbours and also the chief of the village. Nobody could find an answer or could help without one old man, who advised to ask a philosopher, living nearby in the next village. They visited this philosopher and told him, what has happened and asked him for advise. the philosopher promised them to help, but said also, that he has to think about all and to read also in all the philosophical books of the universe about this problem. This would take the whole night and they should now go to their home and visit him next afternoon to get advise. They did and very anxiously next afternoon visited the philosopher again to get help. The philosopher very

friendly explained them, that he has thought about it the whole night and they not must have fear or think, that the devil was involved. Then he told them, that all was all right: the buttered bread has fallen on the right side. Only the butter was on the wrong side.


РОЗА РЮКЕР / ГЕРМАНИЯ / ROSA RÜCKER / GERMANY/ «КАТЕГОРИЯ» Инсталляция «CATEGORY» Installation

Категория

Category

Что значит «странный»? Обращаясь к двусторонним переводам с русского, английского и немецкого языков, я прихожу к основному значению – «незнакомый». Действительно, все, что мне незнакомо и не касается меня, я считаю странным, то есть другим. Но что же на самом деле значит «другой»? Я занялась этим вопросом, используя модель, которую я переняла у людей, побывавших на Номадическом шоу: когда посетители остановились, я пробралась сквозь толпу, спрашивая одного за другим: «Вы родились с помощью кесарева сечения? – Да, нет, не знаю», «Вы левша? – Да, нет, не знаю». Я собрала все ответы. Девять различных возможных схем ответов были отмечены на девяти карточках разных цветов, которые я приготовил заранее. Я разложила эти карточки на траве в соответствии с полученными ответами, и таким образом получилась картинка. Какая разница между человеком рожденным с помощью кесарева сечения и тем, кто родился естественным путем? Какая разница между правшой и левшой? Что общего между рожденным с помощью кесарева сечения и левшой? С одной стороны, все упростилось до двух категорий. Однако, в этот момент работа раскрывает сложную реальность, так как посетители сталкиваются с категориями их цветных карт. Таким образом, работа включает самих посетителей, их реалии и упрощённую модель. Те невидимые условия, что кто-то левша, а кто-то родился с помощью кесарева сечения, существуют на протяжении всей жизни человека, но он не несет ответственность за это. Поэтому, я принимаю именно эти категории за модель. При этом, их разнообразие показывает произвольность моделей. Людям нужны категории и структуры, чтобы понять и интерпретировать мир. В то же время, чтобы просто понять мир, но позволить ему оставаться сложным, нам необходимо ослабить эти ограничения снова. Таким образом, мышление – это создание всегда новых и, в то же время, всегда разных схем мира, в которых и заключается его постоянное разнообразие.

What does strange mean? The to and –fro translation of the word between Russian, English and German takes me to unfamiliar. Actually everything, which is not me, I consider to be strange: different. But what exactly does different mean? I followed up this question with a model, which I developed from the people who visited the Nomadic Walk: At the point where the visitors paused, I moved through the crowd, asking one after one: Were you born by caesarian section? Yes, no, unclear. Are you left-handed? Yes, no, unclear. I collected the answers. The nine different possible answer schemes were matched to cardboard cards of nine different colors, which I had prepared in advance. I spread out the respective cards on the grass according to the collected answers and in this way a picture grew. What is the difference between a person born by caesarian and a person not born by caesarian? What is the difference between someone who is right-handed and someone who is left-handed? What have those who were born by caesarian and those who are left-handed in common? On one side the visitors are reduced to these two categories. However, at this point the work opens up to the complex „reality“, as the visitors are facing the categories of their colored cards. Thus the work consists of the visitors, their realities and the simplifying model. The not visible conditions of being lefthanded and being born by caesarian are lasting a lifetime and lie beyond the visitors’ responsibility. This is why I chose these to be categories for the model. With its pretension of differences, it also shows the arbitrariness of models. People need categories and structure, to be able to think and interpret the world. At the same time to simply interpret the world and let it remain in its complexity, we need to ease these restrictions again. Thinking, then, is the creation of always new and always different patterns of the world – by which it constantly comes up with new distinctions.


ЯНО БЕРГМАН / ЭСТОНИЯ / BERGMAN JANNO /ESTONIA/ «КУЛЬТУРНОЕ ВТОРЖЕНИЕ» Инсталляция под горой «CULTURAL INVASION» Installation under the mountain

050


КЛЕМЕНС ФОН ВИДМАЙЕР / ГЕРМАНИЯ / CLEMENS VON WEDEMEYER /GERMANY/ «ОТЪЕЗД» Видео инсталляция. Дом Без Забора «OTJESD / LEAVING» Video installation. House Without a Fence

052

В фильме “Отъезд”, фон Ведемейер изучает иммиграцию русских в Германию, которая значительно увеличилась после падения берлинской стены. В одной пятнадцатиминутной ленте, которая напоминает работу великих российских режиссеров Андрея Тарковского или Александра Сокурова, в кадр попадают люди, ждущие свои визы возле посольства Германии в Москве. Камера медленно следит за молодой женщиной, которая пытается пробиться сквозь толпу в здание. Многочисленные диалоги на русском языке слышны громко и четко, погружая зрителя в атмосферу замешательства и дезориентации. Эти ощущения еще больше усиливаются из-за постоянно движущейся камеры, и из-за того, что съемки проходили не у стен посольства, и вовсе не в Москве, а в лесу под Берлином.

In Otjesd / Leaving von Wedemeyer investigates the immigration of Russians to Germany, which increased after the fall of the Berlin Wall. In a single fifteen minute shot, which recalls the camera work of the great Russian masters such as Andrei Tarkovsy or Aleksandr Sokurov, the film captures an imaginary scene of people waiting for visas in front of the German consulate in Moscow. The camera slowly follows a young woman trying to fight her way into the building. The different dialogues in Russian are not dubbed or subtitled, creating for the viewer an atmosphere of confusion and disorientation. This is further enhanced by the incessantly moving camera, and the fact that the scene was shot neither at a consulate nor in Moscow, but in a forest near Berlin.


Сегодня, когда мы постоянно сталкиваемся с часто несущественной информацией через «новые медиа», то вряд ли что-то в нашем глобальном мире теперь кажется странным и неизвестным для нас. Когда мы едем в далекие, чужие земли, мы в первую очередь имеем дело с разницей во времени и приспосабливаемся к новому часовому поясу, обстоятельствам и ситуации. Мы сами разобрались с «глобальным английским» во всем мире ... Мы кочевники, добираемся в короткий срок от А до Б и постоянно "виртуально" общаемся с людьми «других языков». Что же появляется иностранного? И есть ли иностранное во мне? Во время моего пребывания в Ширяево, шаг за шагом, я создала инсталляцию Переходы. В поисках разных вещей, неизвестных мне, я сделала много наблюдений и собрала много впечатлений, "переварила" и использовала их по-разному. Я чувствовала, что важно принять участие в «местной жизни», и, если возможно, изучить и проанализировать найденные материалы и работать с ними.Выставочное пространство представляет собой нежилое помещение, которое используется только как склад. Я включила в инсталляцию несколько вещей, которые хранились в этом сарае: панели из листов бумаги (бланки из местного почтового отделения) и подвесила их к потолку в форме комнаты, открытой с одной стороны, секретная и, в то же время видимая, доступная для посетителей. Рисунки являются частью пространственной инсталляции. Граффити, символы, графические символы, написанные предложения и эскиз подобных знаков на листах бумаги относятся к местам и зданиям в окрестностях. Подвешенные перед окнами, они выглядят более или менее прозрачными и читаются в зависимости от качества и интенсивности дневного света. Некоторые эскизы крепятся на полке стоят четко, но в то же время, кажется, сливаются с другими объектами. Внутренние и наружные пространства выявляют знакомые и незнакомые вещей и представления. Они собирают и держат дистанцию.... Они открывают перспективы перемен и преобразований, создавая промежуточные или переходные пространства, которые дают необычные ассоциации. Барбара Карш-Шайеб

As today we are permanently confronted with often insubstantial information through the ‘new media’, hardly anything in our global world now appears unknown and strange to us. When we travel to a faraway, foreign land, we first of all have to cope with jet lag and to adapt ourselves to the new time zone, circumstances and situation. We make ourselves understood with ‘global English’ all over the world… We are nomads going at short notice from A to B and we also constantly communicate ‘virtually’ with people of other languages. What, then, appears foreign? Is the foreign in me? I created the installation entitled Transitions in a step-by-step process during my stay in Shiryaevo. While searching for things that were different and unknown to me I made many observations, collected many impressions and ‘digested’ and used these in various ways. I felt it was important to get involved in the life and situation of the place and, if and where possible, to study and analyse the materials I found locally and to work with them. The exhibition space is a room, which – though used privately – was not lived in, but was only used for storage. I integrated the few things kept in it in this installation: Panels made of pieces of paper (forms from the local post office) and hung from the ceiling form a room in a room, open on one side, secret and at the same time

БАРБАРА КАРШ-ШАЙЕБ / ГЕРМАНИЯ / BARBARA KARSCH-CHAÏEB /GERMANY/ «ПЕРЕХОДЫ» инсталляция / рисунки «TRANSITIONS» room installation / drawings

visible and accessible for visitors. The drawings are part of the spatial installation. Graffiti, symbols, graphic characters, written sentences and sketch-like signs on sheets of paper refer to places and buildings in the surroundings. Hung in front of the windows, they appear more or less transparent or readable depending on the quality and intensity of the daylight. Some sketches fixed to a shelf stand out clearly, yet at the same time seem to fuse with the objects on the shelf. Interior and exterior spaces reveal familiar and unfamiliar things and views. They puzzle and keep their distance. … They open a perspective of change and transformation, creating intermediate or transitional spaces, which allow for unusual associations. Barbara Karsch-Chaïeb


НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ / NELYA KORZHOVA / RUSSIA / «МЫ У СЕБЯ ДОМА!» Видео инсталляция. Дом Без Забора «WE ARE AT HOME!» Video installation. House Without a Fence

В заброшенном деревенском доме, транслируется видео о забастовке 2007 года в Париже против режима Саркози. Африканские женщины в защиту своих прав. In an abandoned farmhouse, translated video of the 2007 strike against the regime in Paris, Sarkozy said. African women in protection of their rights.

054


055


СЕРГЕЙ ШУТОВ / РОССИЯ / SERGEY SHUTOV /RUSSIA/ «АТОМНОЕ РАДИО» Аудио инсталляция. Дом Без Забора «ATOMIC RADIO» Audio installation. House Without a Fence

Атомное радио. Радио Московский Атом.Радиопрограммы постапокалиптического содержания. Имитация настройки на разные станции, профессиональные, любительские, военные, зарубежные.Рекомендации для выживания. Интересно о радиации. Новая кулинария. Мутирование организмов, что это? Маленькие хитрости. Куплю-продам-поменяю. И прочее. Профилирующий аудиодизайн - стимпанк, советское радио. Ретро музыка. 1.Всепогодный рупорный громкоговоритель- 2500 руб 3шт традиционная установка, столб, крыльцо и тп. Покрасить в красный цвет. 2.провода по месту. 3.CD проигрыватель в защищенном месте.

"The Atomic Radio". “Moscow atom radio". “Radio programs with postapocalyptic content. Imitation of tuning different stations: professional, amateur, military, foreign. Recommendations for survival. Interesting facts about radiation. New cookery. Mutation of organisms, what is it? Little tricks. Buy-sell-change. And so on. Profile design of audio – steam punk, soviet radio. Retro music. 1. Loudspeaker for any weather – 2500 rubles, 3 pieces, traditional setting, pole, ring and so on. Paint into red. 2. Wires. 3. CD player in protected place.


КРИСТИНА МЮНТЦИНГ, КАЛЛЕ БРОЛИН / ШВЕЦИЯ / KRISTINA MÜNTZING, KALLE BROLIN / SWEDEN / «СТАЧКА» Инсталляция около клуба культуры «STRIKE» Installation near village cultural club

Участвовали: Матвей Рыбкин Снежанна Епишкина Сережа Климов Никита Ерёмин Александра Рымарь Никита Любушкин Помогали: Даша Кокорева и Саша Кокорев Participants: Matvey Rybkin Snezhanna Epishkina Sergey Klimov Nikita Eremin Alexandra Rymar Nikita Lyubushkin Helpers: Dasha Kokoreva and Sasha Kokorev

Описание:

Description:

Мы подготовили киноэкран, через который можно будет показывать театр теней. Наш экран будет показывать контуры названия фильма Эйзенштейна «Strike», CTAЧKA, где буквами будут силуэты на экране. Буквы будет держать небольшая группа детей, которые на самом деле бастуют и отказываются участвовать в театре теней, и согласны показывать только слово CTAЧKA. Работа может быть показана только в темное время суток. Свет, бросающий тени на экран, будет идти от костра. Мы прилагаем кадр из фильма и эскиз, чтобы объяснить устройство театра.

We have prepared a cinema screen, through which it is possible to show a shadow theater. Our screen will show the title frame from Eisensteins film 'Strike', CTAYKA, with the letters of the title as silhouettes seen through the screen. The letters will be held up by a small group of children, who are actually on strike, refusing to perform the shadow theater, only willing to show the word CTAYKA. The work can therefore only be shown after dark. The light that casts the shadow on the screen will come from a fire. We include a screenshot from the film and a sketch to explain the shadow theater setup.

Тема: Theme: Дети представляются нам «странными», так как отказываются вести себя так как мы ожидаем; театр теней должен использоваться для игры, а не для забастовки, чтобы поднять заработную плату за детский труд. Здесь есть, что обсудить – эти дети должны работать на нас; с одной стороны, они отказываются это делать, но с другой стороны, их отказ преподносится как произведение искусства. Сопротивление и изображение сопротивления – одно и то же. Видеть наших собственных детей в роли незнакомцев, в данном случае, в виде силуэтов на экране – это первичная форма страха, который, возможно, говорит нам о смене поколений и о нашей собственной смертности. Как для художников, наше видение России и ее истории окрашено теми культурными знаниями, которые мы смогли получить, а фильм Эйзенштейна можно рассматривать как клише или стереотип. В этом случае, так как CTAЧKA его первый полнометражный фильм, мы хотели вернуться к основам настоящего кино: направленные свет и тени, самый первый фильм в «пещере Платона», с низким качеством звука и в «самодельной» форме.

058

Children are made strange before us as they refuse to behave in expected ways; the shadow theater should be used for play, not for a strike to raise the wages of child labor. Power is being negotiated these children are supposed to work for us; on one hand they refuse to do so, but on the other hand their refusal is put on display, made into an artwork in itself. Resistance and the image of resistance are one. To see our own children as strangers, in this case as silhouettes behind a screen, is a primal form of horror that perhaps speaks to us of the turnover of generations and our own mortality. As artists, our view of Russia and its history is coloured by what cultural artifacts we have had access to, and to make use of Eisenstein could very well be a cliche or stereotype. In this case, since CTAYKA is his first full length film, we wanted to go back to the basics of what makes a film: projected light and shadows cast, the very first film in the cave of Plato, reimagined in lofi and DIY form.


ЯНО БЕРГМАН / ЭСТОНИЯ / BERGMAN JANNO /ESTONIA/ «ПИКАССО НА ЛУНЕ» Инсталляция. Дом на ул. Пугачевская «PICASSO ON THE MOON» Installation at house on Pugachevskaya street

002 001

060


ВЛАДИМИР ПОТАПОВ / РОССИЯ / VLADIMIR POTAPOV /RUSSIA/ «ПИРАТЫ. ТМ» Инсталляция. Дом на ул. Пугачевская «PIRATS. TM» Installation at house on Pugachevskaya street

Пиратство как торговая марка – абсурдность данного утверждения предполагает, что какое-либо юридическое или физическое лицо может быть наделено уникальными правом заниматься пиратской деятельностью и это право будет защищено законодательством об авторском праве со стороны государства. Современный художник - это пират, который постоянно захватывает новые территории и пространства. Пиратский флаг с обозначением TM (trade mark) украсил собой жилище художников, которое по сути превратилось в своеобразную пиратскую штаб-квартиру.

Piracy as a trademark - the absurdity of this statement implies that any individual or legal person may be given a unique right to lead a pirate activity and this right will be protected by copyright laws of the state. A contemporary artist is a pirate who is constantly seizing new territories and spaces. A pirate flag with the TM (trade mark) symbol has decorated the artists’ house, which in fact turned into a kind of pirate headquarters.


КАТРИН ЗОН / ГЕРМАНИЯ / KATHRIN SOHN / GERMANY/ «ВСЁ, ЧТО МЫ ЗНАЕМ» Перформанс на берегу ерика «ALL WE KNOW» Performance on the erik’s bank:

064

Пиво, Берлин, Октоберфест – Водка, Москва, Путин. Когда люди из разных стран, с разным культурным фоном собираются вместе, они владеют знаниями и информацией друг о друге, а также полны предрассудков и эмоций, еще до начала какой-либо коммуникации. Когда немецкие женщины попадают в российскую глубинку с населением 400 человек, на них автоматически проецируются, как на экран, все знания и все предрассудки, связанные с Германией, они сталкиваются с судьбами российско-германской истории – они становятся представителями Германии. И наоборот, находясь за границей, вы наблюдаете за вещами о которых знаете, хотите чтобы ваши стереотипы подтвердились, как, например, постоянно пьющие водку русские, или жирная еда. Также, вам приятно, когда вы можете использовать свои знания, например, 20 русских слов, или когда вы узнаете церковь по куполам в виде луковиц. Но улыбка и «Добрый день» в ответ на «Гутен Морген» вряд ли помогут достичь настоящей отдачи и понимания, чужаки так и останутся чужаками друг для друга. Под влиянием самых разнообразных встреч и столкновений с жителями села Ширяево, их реакции на меня как на чужестранца, а также редкие случаи проявления немецкой культуры и языка, я захотела узнать больше о моменте «первой встречи» в моем проекте «Все, что мы знаем». Раньше, я пыталась собрать знания и информацию, предрассудки и стереотипы, а также опыт и эмоциональные представления о Германии у жителей всего села, спрашивая прохожих и людей во дворах

домов, и, рассылая письма во все почтовые ящики с просьбой предоставить мне информацию. После прочтения письма, недоверие жителей как правило влекло вопросы, на которые мне приходилось отвечать улыбкой из-за незнания русского языка. Последующие долгие монологи на русском, часто теплые и дружеские, переходили в приглашение на чай, обед или подарки; отказы и недовольство были довольно редки. В результате четырехдневного опроса и бесед я получила 50 ответов, массу различных фактов и информации, такой как личный опыт и воспоминания о Германии. Помимо Анеглы Меркель и Гете, упоминалось и о смерти близких людей во время второй мировой войны и о службе в армии в ГДР; еще говорили о таких чертах немцев, как аккуратность и чистоплотность, также как и о многообразии цветов в Веймаре и о тёте в Дрездене. Это собрание знаний, своего рода «сельская Википедия», наложилось на все, что я знала о России, и вылилось в некое представление. Это похоже на ситуацию, когда сидят два человека и читают выборочно собранные факты о другой стране, культуре и людях, которые написаны на небольших листочках бумаги. Приклеивая листочки друг другу на лицо, люди постепенно исчезали. В конце они попытались пожать руки, не видя друг друга под слоем бумажек. Катрин Зон, Август 2011 Bier, Berlin, Oktoberfest - Wodka, Moskau, Putin When people from different countries with a different cultural backround come together, knowledge and half-knowledge about the other, but also prejudices and emotions accompany people, are around, sometimes between them, before a sort of communication starts. A German woman in a Russian 400 inhabitants village, gets automatically a projection screen for all the knowledge and all the prejudices about and towards Germany, gets confronted with personal destinies of the German-Russian history - gets turned into a representative of Germany. As a countermove you watch out for things you know when you are abroad, you want your stereotypes to be confirmed, like the wodkadrinking Russian and the fatty food. Also you are happy when you can use what you have learned, like the 20 Russian words or if you recognize a church

because of the onion spire. But more than a smile and a „Dobri Den“ in return of the shouted try of a „Guten Morgen“, a real exchange is hardly to achieve, stranger and stranger remain strange to each other. Stimulated by very different encounters with the inhabitants of the village Shiryaevo, by the reactions towards me as a stranger, but also by the sporadic emerging of pieces of the German language and culture, I want to find out more about the situation of the „first encounter“ with my project „All we know“. Previously I tried to collect the existing knowledge and half-knowledge, the prejudices and stereotypes, but also experiences and the emotional knowledge about Germany of the whole village by asking passengers and people in their front gardens and by distributing a letter in all post boxes of the village with the request for information. After the letter was read, the distrusting behavior of the inhabitants was often followed by questions, which I had to answer with a smile because of the absence of the Russian language. The following unbridled monologues in Russian, often friendly and warm, were sometimes accompanied with invitations to tea, food or presents; refusal or abuses were rarely. The result of four days opinion poll and interviews were 50 answers, accumulations of facts and halfknowledge as well as personal experiences and memories of Germany. The death of close people during the second world war and the time in army in the GDR were mentioned besides Angela Merkel and Goethe; the German characteristics clean and accurate were mentioned, just as the variety of flowers in Weimar and the aunt in Dresden. This collection of knowledge, a sort of a „village Wikipedia“, was confronted with all I know about Russia and presented in a performance. Similar to a conversation situation two persons were seated opposite and read alternately the collected knowledge about the other country, the culture and the people, which was written on small papers. Adhering the papers on the others face, the persons disappeared little by little. In the end they try to shake hands, covered by the papers and blind for the opponent. (Kathrin Sohn, August 2011)


ИВАН ЛУНГИН / РОССИЯ / IVAN LUNGIN / RUSSIA / «ОНА УТОНУЛА...» Объект, перформанс. На ерике «IT HAS SUNK...» Object, performance. On the erik

В 1848 году, одновременно с первым интернационалом, со вспыхивающими повсюду революциями, изобретатель цемента и бетона Йозеф Ламбо / Joseph Lambot строит свой первый железобетонный предмет – лодку. Семь лет спустя он регистрирует патент на изобретение. В контексте проекта про пиратство я хочу восстановить подобие этой лодки, фактически реапроприировать этот предмет. Проплыв на ней несколько десятков метров от берега Волги, я собираюсь её затопить.

In 1848, together with the First International, with revolutions happening everywhere, the inventor of the cement and concrete, Joseph Lambot builds his first ferroconcrete object – a boat. Seven years later he registers a patent for this invention. I want to restore something like boat in the context of the project of piracy (actually to reappropriate it). After floating a few dozen meters from the bank of the Volga I am going to sink it.


067


СИРАМ / МАРИ КАРТАУ / ЭСТОНИЯ / SIRAM / MARI KARTAU / ESTONIA / «ПАМЯТНИК» инсталляция, перформанс. Перед горами «MONUMENT» Installation, performance. Place before a mountains

Монументы бесконечно вдохновляют современных художников. Монументы — это инструменты власти. Монументы — чужестранцы. Пример для меня — это монумент Эстонской Войны за освобождение в 1918 — 1920 годах. Его построили в Таллине в 2009 году. Образ монумента — это копия самого важного ордена Эстонии — Креста Свободы, который создали в 1919 году. Некоторые считают, что это очень похоже на фашистский символ. Кто-то думает, что это религиозный символ и вспоминает христианство. Кто-то думает, что образ монумента слишком старомоден. Монумент был построен некачественно и его нужно всё время ремонтировать, поэтому стоимость его эксплуатации слишком высокая. Люди не любят этот монумент — монумент-чужестранец. Я думаю, что люди не должны строить столько монументов, а сажать больше деревьев.

Monuments are endless inspiration for contemporary artists. Monuments are tools of power. Monuments are strangers. The example behind me is victory monument of Estonian Liberty War in 1918-1920. It was erected in Tallinn in 2009. The design was made by group of young engineers and is a copy of the most important decoration medal in Estonia – Cross of Liberty, that was designed in 1918. For some people it reminds Nazi symbolics. For some Christianity, but Estonians are not that religious. Some people consider the design just oldfashioned. The monument is not built in highest quality and needs constant repairs. The exploitation costs are too high. People don't love this monument. Monument is stranger. I think people should build less monuments and plant more trees.


ИНГЕЛА ИРМАН / ШВЕЦИЯ / INGELA IHRMAN / SWEDEN / «ЗООЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ В ШИРЯЕВО» Перформанс. Штольни «ZOOLOGICAL MUSEUM OF SHIRYAEVO» Performance at tunnels

070


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011

072

СПЕЦИАЛЬНАЯ ПРОГРАММА БИЕННАЛЕ:

SPECIAL PROGRAM OF BIENNALE:

«СТОЛКНОВЕНИЕ ДИСКУРСОВ»

«COLLIDING DISCOURSES»

«STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST»

«STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST»

«В СУМЕРКАХ»

«IN THE DUSK»

«КИТАЙСКАЯ СТЕНА»

«CHINESE WALL»

«НЕЙТРАЛЬНАЯ ПОЛОСА»

«NEUTRAL STRIP»


СТОЛКНОВЕНИЕ ДИСКУРСОВ

COLLIDING DISCOURSES

Гай Бен-Нер Хит Бантин Дмитрий Булныгин Фил Колинз Олег Елагин Сорен Тило Фандер Феликс Гмелин ИРВИН Светлана Хегер Зузанна Янин Ладония (Ларс Вилкс) Бо Кристиан Ларссон Марина Напрушкина Анне Олофссон Магнус Петерссон Алесь Пушкин Пилви Такала Артур Жмиевский

Guy Ben-Ner Heath Bunting Dmitry Bulnygin Phil Collins Oleg Elagin Sören Thilo Funder Felix Gmelin IRWIN Swetlana Heger Zuzanna Janin Ladonia (Lars Wilks) Bo Christian Larsson Marina Naprushkina Anneé Olofsson Magnus Petersson Ales Pushkin Pilvi Takala Artur Zmijewski

Куратор Мартин Шибли

Curator Martin Schibli

04 - 22.08.11 Галерея «АРТ-ЦЕНТР» ул. Мичурина 90, Самара

04 - 22.08.11 Gallery «ART-CENTER» Michurina str. 90, Samara

073


СТОЛКНОВЕНИЕ ДИСКУРСОВ COLLIDING DISCOURSES ВЫСТАВКА EXHIBITION

Столкновение дискурсов

074

само собой разумеющиеся. Хорошим примером послужит Швеция, где как раз недавно произошел конфликт между свободой выражения и уважения к мировоззрению других людей. Наше видение сексуальной стороны жизни выходит на поверхность через равные промежутки времени в публичных дебатах, что приводит к весьма эмоциональным откликам со стороны различных групп людей.

Для верного и правильного понимания и восприятия всегда необходим контекст - дискурс, который, в свою очередь, может рассматриваться как своего рода система отсчета с характерным использованием языка и комплекса согласованных допущений. Как правило, дискурс строится на определенной версии истории своего поля, которая дает ему законное право на существование. Все индивидуумы, вовлеченные в дискурс, более или менее осведомлены о таком порядке вещей. Дискурс также предоставляет своим членам широкий круг знаний инициирующих процесс обучения и понимания окружающего мира. В конце концов, дискурс может определить, как индивид воспринимает и строит свое собственное мировоззрение. Дискурсы редко бывают статичными, их двигает своя собственная внутренняя логика, знания и история.

За последние десятилетия глобализации мы являлись и являемся свидетелями постоянного увеличения скорости обмена информацией, а также передвижения и миграции, что тоже ведет к росту разногласий и конфликтов среди различных дискурсов. Реальные изменения, вытекающие из процесса глобализации, заставляют дискурсы вырабатывать новые условия. Скорость изменений влияет на то, что мир начинает все больше сомневаться во многих вещах. Глобализация меняет правила игры, делая победителями одних и проигравшими других. Каждое мировоззрение вынуждено соприкасаться с взглядами других людей и иногда эти взгляды сталкиваются. Индивиды, стремящиеся к упрощенному мировоззрению, как правило, выступают против глобализации.

Существует целое множество дискурсов. В более узком толковании, данный концепт рассматривается научными дисциплинам. В более же широком понимании, дискурс охватывает целую идеологию, как западную мысль, например. Таким образом, параллельно существует множество дискурсов: современное искусство тоже имеет свой дискурс, университет имеет несколько, у феминизма их немало, даже политика и психиатрия имеют свой собственный дискурс. В обществе всегда существует несколько различных постоянных дискурсов, каждый из которых создает свое собственное понимание и значение в соответствующей области. Время от времени между различными дискурсами могут возникать разногласия, которые, в свою очередь, могут косвенно повлиять на отношения различных социальных групп людей. В данных конфликтах каждая из сторон хочет иметь прерогативу. Конфликты же вызваны событиями и переменами в общественных отношениях. Они затрагивают различные социальные группы людей и разрушают привычные понимания, которые данный дискурс рассматривает как

Выставка «Столкновение Дискурсов» (“Colliding Discourses”) имеет дело с тем, что происходит, когда встречаются и сталкиваются различные дискурсы. У кого из дискурсов имеется прерогатива перед другим при их противопоставлении? Какие дискурсы имеют больший вес? Выставка пытается обрисовать некоторые перспективы современного искусства. Все это выстроено художниками в форме некого столкновения дискурсов в своих работах. Первая группа включает произведение искусства «Мои соседи» Артура Змиевского (“My Neighbors” - Artur Zmijewski), которое демонстрирует нам всю сложность разрешения ИзраильскоПакистанского конфликта, когда многие мировоззрения людей, построенные на чем-то логическом, рациональном и основанном на знании, сталкиваются. Серия работ Магнуса Петерссона «Стилс» (“Stills” – Magnus Petersson) изображает кораблекрушения на Балтийском море – величественные формы молчаливо покоящиеся на дне морском. Однако многие люди, не желающие наблюдать крушений, всплыли на поверхность в прямом и переносном смысле. Многие из

кораблей были подбиты торпедами во времена Первой и Второй Мировой Войн. Данная серия включает в себя запечатленные образы таких кораблей как «Густлофф», «Гойя», «Штойбен», которые попали в наиболее ужасные катастрофы на море в истории. Данные корабли были подбиты торпедами в конце Второй Мировой Войны, тем самым утащив тысячи своих пассажиров на дно морской пучины. Жертвами стали женщины и дети, но поскольку они были немцами, едва ли кто-то когдалибо вспомнил о них. Мог ли хотя бы один немецкий мирный гражданин считаться невиновным во времена Второй Мировой Войны? В своей работе «Марксизм сегодня (Пролог)» Фил Колинс (“Marxism Today” – Phil Collins) показывает нам, как воссоединение Германии стало бедой для многих профессоров из университетов Восточной Германии, построивших карьеру, обучая людей плановой экономике. В одночасье они потерпели поражение, перестали быть экспертами в своей области, более того их учения воспринимались не просто как устаревшие, но и как изначально неверные. Анне Олофссон (Anneé Olofsson) досконально изучила наш взгляд на сексуальность воссоздавая фотографию голой двенадцатилетней девочки с обложки альбома “Virgin Killer” («Лишающий девственности») рок группы Scorpions 1976 года. Многие художники рассматривают художественный дискурс как стратегию в своей работе. Искусство может быть использовано, чтобы вторгнуться во внутреннюю логику дискурса, во влиятельные политические структуры и иногда даже просто в массы. Художник Марина Напрушкина (Marina Naprushkina) извлекает пользу из анти-пропаганды и использует ее как стратегию для освещения тоталитарных аспектов различных общественных систем. Очень часто ее работы основываются на политических событиях в Республике Беларусь, отражаемых в официальных новостях и других средствах пропаганды распространяемого режима. Другой белорусский художник, Алесь Пушкин (Ales Pushkin), обличает власть через серию выступлений и утверждений альтернативного белорусского национализма, тем самым, изображая президента-диктатора Лукашенко. Микронация страны Ладонии находящейся на юге Швеции, созданной в рамках интернет-проекта художником Ларсом Вилком (Lars Vilks) в 1996 году в южной Швеции в


Colliding Discourses

issues seems to surface at regular intervals in the public debate, inciting emotional responses from various groups.

For an assertion to have meaning and be understood, it must be embedded in a surrounding context—in a discourse. A discourse may be seen as a kind of reference system with a characteristic use of language and a set of agreed assumptions. A discourse is usually built on a specific version of the history of its field that serves to give the discourse legitimacy. All of the individuals involved in a discourse are more or less aware of these conditions. A discourse also provides for its members a great deal of knowledge that generates learning and an understanding of the surrounding world. In the end it can determine how an individual perceives and constructs his or her worldview. Discourses are seldom static; they are driven on by their own internal logic, knowledge, and history.

In the recent decades of globalization we have seen an ever-accelerating speed of information exchange, for example, and transportation and migration, which has also lead to increased friction and conflict among various discourses. The real changes stemming from globalization challenge discourses to rework the new conditions. The speed of change makes the world seem increasingly uncertain for many. Globalization redefines the rules of the game, making winners of some and losers of others. Each individual’s worldview is challenged by friction with other worldviews, and sometimes they collide. Those searching for a simplified worldview tend to oppose globalization.

There are many discourses. Narrowly interpreted, the concept refers to academic disciplines. A broader understanding sees a discourse as encompassing an entire ideology, such as western thought, for example. Thus there are many discourses existing in parallel: contemporary art has its discourse, the university has several, feminism has a number of discourses, and politics and psychiatry each have their own. There are always several different ongoing discourses in society that each create understanding and meaning in their respective areas. Occasionally a friction arises between different discourses, which can indirectly challenge the power relationships among various groups. In such conflicts, each side wants to have the interpretative prerogative. The conflicts are caused by events or changes in attitudes in society that effect different groups and challenge the established understandings that a given discourse takes for granted. Recent examples in Sweden include the relationship between freedom of expression and respect for others’ worldviews. Our view of sex and related

The exhibition Colliding Discourses deals with what happens when different discourses meet, create friction, and collide with one another. Who gets the interpretative prerogative when two discourses stand opposed? Which discourses carry more weight than others? The exhibition attempts to give some perspectives based on contemporary art. It looks at the kind of collisions artists address in their work and at their use of colliding discourses as an artistic strategy. The former group includes Artur Zmijewski’s piece My Neighbours, which shows the difficulty of resolving the Israeli-Palestinian conflict when many people’s worldviews lead them to see their perception as logical, rational, and knowledge-based. Magnus Petersson’s Stills series depicts shipwrecks from the Baltic Sea—beautiful forms lying silently on the seabed. And many don’t want to see wrecks come to the surface, both literally and figuratively. Many of the ships were torpedoed in the First or Second World War. The series includes images of the Gustloff, the Goya, and the Steuben, which are all among the greatest seafaring catastrophes in

history. These ships were torpedoed in the last phase of the Second World War, sending thousands of passengers to the bottom of the sea. The victims were women and children, but because they were German there were few who cared. Can any German citizen during the Second World War really be considered an innocent civilian? With his contribution Marxism Today (Prologue), Phil Collins shows how the reunification of Germany was a disaster for many professors in East German universities who had made careers teaching planned economics. They were outranked overnight, their expertise suddenly judged to be not only antiquated but even wrong. Anneé Olofsson makes a personal study of our view of sexuality by recreating the photographing of the rock group the Scorpions’ 1976 Virgin Killer album cover, which originally featured an image of a naked twelve-year-old girl. Many artists exploit art’s discourse as a strategy in their work. Art can be used to disturb the inner logic of a discourse, of the dominant political powers, and sometimes even of the general public. Artist Marina Naprushkina makes use of anti-propaganda as a strategy for illuminating totalitarian aspects of various social systems. She often bases her work on the political situation in Belarus, commenting on the official reports and propaganda disseminated by the regime. Another Belarusian artist, Ales Pushkin, heckles the authorities through a series of performances and asserts an alternative Belarusian nationalism than that represented by dictatorial President Lukashenko. The micronation of Ladonia in southern Sweden, established by artist Lars Vilks in 1996 in an attempt to protect two large driftwood sculptures constructed without a permit in a nature preserve, ИРВИН IRWIN NSK PASSPORT HOLDERS 3-х канальное видео NSK PASSPORT HOLDERS 3 channels video

075


СТОЛКНОВЕНИЕ ДИСКУРСОВ COLLIDING DISCOURSES

«Новое словенское искусство» (NSK “Neue Slowenische Kunst) получили тысячу заявок на получение гражданства от жителей Пакистана и Нигерии, то есть от тех людей, которые и понятия не имели о существовании государства в качестве арт-объекта. Понятно, что они вряд ли поймут концептуальное искусство европейцев. Выставка включает в себя несколько писем, отправленных по электронной почте Нигерийцами в NSK с целью получения гражданства. Светлана Хегер (Swetlana Heger), Гай Бен-Нер (Guy Ben-Ner) и Пилви Такала (Pilvi Takala) демонстрируют нам столкновения дискурсов в социальной среде. Хегер создает целое шоу в ночь открытия выставки, на которую она приглашает местных музыкантов выступающих в новом контексте в течение всей ночи. «Игроки» Такалы (“Players” – Pilvi Takala), расположившись в Бангкоке, имеют дело с молодой финской/шведской командой интернет-игроков в покер. В «Ускользающей красоте» (“Stealing Beauty”) художник Гай Бен-Нер(Guy Ben-Ner) пытается научить своего сына основам капитализма. Картина снималась скрытой камерой в различных магазинах компании Ikea, что создает комедию положений, некую конфронтацию между реальностью и вымыслом, столкновение идеологии рыночной экономики и якобы столь невинных вопросов сына к отцу. Феликс Гмелин (Felix Gmelin), Сорен Тило Фандер (Sören Thilo Funder), Хит Бантин (Heath Bunting), Zuzanna Janin (Зузанна Янин) начинают с отношения индивидуумов к конкретному дискурсу. Гмелин разбирается в основах зрения и видения на базе старого немецкого документального фильма о нескольких слепых детях. В

076

попытке защитить 2 огромные скульптуры из дерева без разрешения Министерства природопользования делает свой вклад в выставку. Она демонстрирует всю сложность, с которой столкнулась Швеция в переговорах с Ладонией как на формальном, так и на административном уровнях. Государство попыталось использовать юридические и административные ресурсы, чтобы иметь дело с тем, для чего оно не было создано и, соответственно, не могло справиться. Неуместность власти и правовой системы в искусстве освещают всю внутреннюю логику. Удивительно, что такие микронации как Ладония и

«Совете граждан» (“Council of Citizens”) Фандер имеет дело с, окружающими политические системы, ритуалами. Янин организует встречу маленькой девочки и социолога Славой Жижек (Slavoj Zhizek). Бантинг демонстрирует нам личные связи, которые сеют разногласия между индивидуумами. Вклад Бо Кристиана Ларссона (Bo Christian Larsson) заключаться в изображении конфликта, с которым сталкиваются индивидуумы, а именно, конфликта возникающего в человеке между его принадлежностью к текущим современным социальными системам и желанием принадлежать чему-то еще. Художники: Гай Бен-Нер (Guy BenNer), Хит Бантин (Heath Bunting), Дмитрий Булныгин (Dmitry Bulnygin), Фил Колинс (Phil Collins), Олег Елагин (Oleg Elagin), Сорен Тило Фандер (Sören Thilo Funder), Феликс Гмелин (Felix Gmelin), ИРВИН (IRWIN), Светлана Хегер (Swetlana Heger), Zuzanna Janin (Зузанна Янин), Ладония (Ladonia), Бо Кристиан Ларссон(Bo Christian Larsson), Марина Напрушкина (Marina Naprushkina), Анне Олофссон (Anneé Olofsson), Магнус Петерссон (Magnus Petersson), Алес Пушкин (Ales Pushkin), Пилви Такала (Pilvi Takala) и Артур Змиевский (Artur Zmijewski) Куратор: Мартин Шибли, директор выставочных проектов, Кальмар Констмузеум (Kalmar Konstmuseum)

ЛАРС ВИЛКС NIMIS, ЛАДОНИЯ инсталляция

LARS WILKS NIMIS, LADONIA installation


makes a contribution to the exhibition that treats the difficulty the Swedish state has in dealing with Ladonia, both formally and administratively. The state has tried to use legal and administrative logic to deal with something it’s not designed to handle. The ineptitude of the authorities and the legal system when it comes to art projects also illuminates their inner logic. Micronations such as Ladonia and NSK (Neue Slowenische Kunst), incidentally, receive thousands of applications for membership from countries such as Pakistan and Nigeria—from people who have no idea they are art-based projects. And these people understandably have a hard time relating to and understanding the European conceptual understanding of art. The exhibition includes examples of some of the emails written by Nigerians to NSK with the goal of obtaining citizenship. Swetlana Heger, Guy Ben-Ner, and Pilvi Takala offer examples of colliding social environments. Heger executes a performance during the opening night of the exhibition in which she invites local musicians to play in a new context for a night. Takala’s Players deals with a young Finish/Swedish gang of Internet poker players based in Bangkok. In Ben-Ner’s Stealing Beauty, the artist tries to teach his son the fundamentals of capitalism. It is filmed with a hidden camera at various Ikea stores, creating a humorous sit-com

confrontation between reality and fiction, the ideology of the market economy and the son’s ostensibly innocent questioning. Felix Gmelin, Sören Thilo Funder, Heath Bunting, and Zuzanna Janin begin with the individual’s relationship to a specific discourse. Gmelin’s contribution deals with the fundamentals of seeing and sight based on an old German documentary film about a few blind children. Funder’s piece Council of Citizens may be said to treat the rituals that surround political systems. Janin’s contribution deals with the meeting between a young girl and the sociologist Slavoj Zizek. Bunting demonstrates the personal networks that contribute to friction between individuals. Bo Christian Larsson’s contribution may be seen as addressing the conflict an individual faces between the current modern social system and the desire to belong to something else. Participating artists: Guy Ben-Ner, Heath Bunting, Dmitry Bulnygin, Phil Collins, Oleg Elagin, Sören Thilo Funder, Felix Gmelin, IRWIN, Swetlana Heger, Zuzanna Janin, Ladonia, Bo Christian Larsson, Marina Naprushkina, Anneé Olofsson, Magnus Petersson, Ales Pushkin, Pilvi Takala, and Artur Zmijewski.

ЗУЗАННА ЯНИН ZUZANNA JANIN МАЙКА В ДВИЖЕНИИ эпизод - Героини 2011, DVD видео, 15 мин., Предоставлено LOKAL_30 Warszawa MAJKA FROM THE MOVIE episode Heroines 2011, DVD video, 15 min, courtesy LOKAL_30 Warszawa

IRWIN and NSKSTATE.COM Curator: Martin Schibli, Director of Exhibitions of Kalmar Konstmuseum

Слова из Африки флеш анимация, 2007

IRWIN and NSKSTATE.COM Words from Africa flash, 2007

077


ДМИТРИЙ БУЛНЫГИН DMITRY BULNYGIN «ЦВЕТЫ» 2009 Видео, цикл 7’40’’ Музыка: Аркаша Диджидайс «FLOWERS» 2009 Video, loop 7’40’’ Music by Arkasha Deejedies В древности, показать жопу - являлось жестом бесстрашия и презрения к врагу. В современном обществе, демонстрация задниц(ы) является признаком покорности, подчиненности, признания силы и власти зрителя. Данное видео визуальный плод этой смысловой трансформации.

078

In the ancient time, to show asshole was gesture of fearlessness and contempt for the enemy. In a contemporary society, demonstration of ass is a sign of humility, subordination, a recognition of force and the power of the spectator. "Flowers" fruits is visual embodiment of this semantic transformation.


ФИЛ КОЛИНЗ PHIL COLLINS

В работах Фила Коллинза в кино, видео и фотографии часто изображаются пренебреженные и лишенные прав. «Марксизм сегодня» – это действующий проект, в котором говорится о тех, кого принято считать проигравшей стороной в политических и социальных взлетах, и который заработал следуя учениям марксистско-ленинских последователей в бывшей коммунистической Восточной Германии. Короткометражный фильм Коллинза «Марксизм сегодня» (пролог, 2010) представляет собой интервью с бывшими учителями, что в сочетании с архивными материалами формирует центр выставки, а также включает в себя новое видео, где несколько основных концептов марксистского экономического анализа предлагаются на рассмотрение новому поколению студентов. Проекту Коллинза, переезд в начале учебного года в Манчестер, где Энгельс написал «Положение рабочего класса в Англии», позволил шире отразить развивающую роль города в становлении радикального мышления. Серия взаимодействий с ближайшими школами и местной общественностью позволяет исследовать актуальность марксистских идей в наши дни.

Phil Collins’ work in film, video and photography often provides a platform for the overlooked or the disenfranchised. Shining a light on what is generally perceived as the losing side in the political and social upheavals of the past two decades, Marxism today is an ongoing project that began by following the fortunes of MarxistLeninist teachers in the former Communist East Germany. Collins’ short film Marxism today (prologue) (2010) mixes contemporary interviews with the ex-teachers alongside archive material, to form the centrepiece of this exhibition, which also includes a new video in which a number of concepts central to Marxist economic analysis are introduced to a new generation of students. Relocating from the start of this school year to Manchester, where Engels wrote The Condition of the Working Class in England, Collins’ project prompts a wider reflection on the city’s formative place in the history of radical thinking. Initiating a series of interactions with nearby schools and the local public, it also enquires into the continuing relevance of Marxist ideas in the present day.

«МАРКСИЗМ СЕГОДНЯ (ПРОЛОГ)», 2011 HD Видео, 35 мин. Собственность Шэди Лейн Продакшнз «MARXISM TODAY (PROLOGUE)», 2011 HD video, 35 min. Courtesy Shady Lane Productions


ГАЙ БЕН-НЕР GUY BEN-NER «УСКОЛЬЗАЮЩАЯ КРАСОТА», 2007 Видео «STEALING BEAUTY», 2007 Video

Stealing Beauty is a sitcom-inspired film where the artist's own family are the actors, filmed with a hidden camera in Ikea stores in New York, Tel Aviv and Berlin. The homely settings of the stores are used as the stage and the props. The scenes and the dialogue between the family members are carried out while other Ikea customers look at prices and products; the blurred boundaries between fact and fiction have a great comedic effect.

“Ускользающая красота” - фильм, вдохновлённый ситуационными комедиями, в котором актёрами являются члены семьи самого художника. Фильм снят скрытой камерой в магазинах Икеи в Нью-Йорке, Тель Авиве и Берлине. Сцены и диалоги между членами семьи осуществляются во время того, как другие клиенты Икеи смотрят на товары и цены на них; размытая граница между действительностью и вымыслом создаёт внушительный комедийный эффект. Семья с точки зрения внутрисемейной иерархии, так и с точки зрения её функции в обществе и в политике – это постоянная тема в работах Бен-Нера. Он рассматривает семейный институт как основу для частной собственности и как движущую силу капиталистической системы, а также показывает, как в семье воспитываются следующие поколения, выполняя необходимые функции в обществе. Здесь возникает вопрос: как объяснить капиталистическую систему и ее ценности детям? Важность института семьи и каждого человека в отдельности в капиталистическом обществе описана Фридрихом Энгельсом, например, в его работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884), о которой также упоминается в фильме. Эта же проблема обсуждается в работе Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма» (1904).

080

Идея фильма пришла к Бен-Неру, когда он увидел рекламу Икеи, тогда художник решил интерпретировать лозунг компании “чувствуй себя как дома” в буквальном смысле. Историю самой Икеи можно понять опираясь на вышеупомянутую книгу Вебера, и на фоне этой истории новое поколение выросло и было воспитано, основываясь на капиталистической системе и ее ценностях. В этом фильме Икеа представлена не как типично шведская компания, но как глобальный представитель мировой экономики. Для сравнения можно взять тот факт, что в провинции Смоланд, Икеа все еще воспринимается как местная компания, хотя и добившаяся успеха во всем мире. Можно также добавить, что для большинства жителей города Кальмар, открытие магазина Икеи летом 2006 стало лучшим из того, что произошло в городе за целый год. Это событие имело огромную символическую значимость для Кальмара как города, своего рода восстановление, признак того, что город растет и развивается, чтобы стать частью мировой экономики. Это еще раз говорит о том, что часто «глобальное» начинается с малого.

The family as an institution is a recurring theme in Ben-Ner's work, both in terms of the internal hierarchy of the family and the function of the family in society and within politics. He examines the family as the base for private ownership and as the motor in the capitalist system and looks at how the family unit educates the next generation in the functions of society. It asks questions such as how do you explain the capitalist system and its values to children? The family's and the individual's importance within capitalism is described by Friedrich Engels, for example in The Origin of the Family, Private Property and the State (1884), which is also mentioned in the film. It is also discussed in Max Weber's The Protestant Ethic and the Spirit of Capitalism (1904). The idea for the film came to Ben-Ner when he saw an advert for Ikea and the artist decided to interpret the company's slogan "feel at home" literally. The history of Ikea itself can be understood through Weber's above-mentioned book and in the scope of this history a new generation has grown up, brought up within the capitalist system, adhering to its values. In the film Ikea is not presented as a typically Swedish company but as a global representative for the global economy. This can be compared to the fact that in the county of Smеland Ikea is still seen as a local company, albeit a globally successful one. It can also be added that for many people in Kalmar, the local opening of an Ikea store in the summer of 2006 was the best thing that happened in the town that year. This event had a strong symbolic value for Kalmar as a town, a kind of re-establishment, and a sign that Kalmar is progressing and growing fast, to become part of the global economy. This emphasises yet again the idea that the global often is manufactured locally.


Проект «Социальный Статус».

The Status Project.

Работа «Гражданин Европы и Азии» является частью подборки Хита Бантинга в рамках проекта «Социальный Статус». Мы идентифицируем себя как человека, который может быть физическим лицом (подставным лицом) и иметь несколько юридических лиц (компаний). Человек низшего класса является физическим лицом со значительно ограниченными правами, и не может иметь юридических лиц. Средний класс всегда является физическим лицом и может иметь юридическое лицо. Высший класс может быть представлен несколькими физическими лицами и может обладать многочисленными юридическими лицами, которые тесно связаны, либо наоборот разделены. Данный проект позволяет исследовать эту классовую систему управления людьми и составлять карты влияния и личностные портреты для понимания их взаимодействия.

The work Citizen of Europe and Asia is a part of Buntings “The Status Project”. Our identity is constructed as human beings, that can possess one or more natural persons (straw men) and control one or more artificial persons (corporations) Lower class human beings possess one severely reduced natural person and no control of an artificial person. Middle class human beings possess one natural person and perhaps control one artificial person. Upper class human beings possess multiple natural persons and control numerous artificial persons with skillful separation and interplay. The status project is surveying these class systems of human being management and is producing maps of influence and personal portraits for both comprehension and mobility.

ХИТ БАНТИН HEATH BUNTING «ЖИТЕЛИ ЕВРОПЫ И АЗИИ» Печать, формат A0 «CITIZEN OF EUROPE AND ASIA» Print, A0

081


ОЛЕГ ЕЛАГИН OLEG ELAGIN «НА ДНЕ», 2010, видео «LOWER DEPHS», 2010, video

«…На экране множество рыбок, плавающих в океанских глубинах, постепенно выстраивалось в некую фигуру. Точнее, в адрес, по которому в России принято посылать тех, кто не к месту учит жить…» Андрей Рымарь «…Она представляет собой подобие компьютерной заставкискринсейвера. Косяки океанских рыб неторопливо снуют в освещенном сверху пространстве морской пучины. Однако постепенно они сплетаются в нецензурное русское пожелание "На ..." Знаки препинания после слова из трех букв отсутствуют. Хотя можно поставить и восклицательный знак (и тогда работа представляет собой радикальное высказывание, адресованное и остальным художникам, и зрителям), и вопросительный (в этом случае видео становится вопрошанием, намекающим о бренности и тщете)…» Константин Зацепин

082

Тема пофигизма открывает бесконечные просторы для исследования российского менталитета. Это не пассивное бездействие, это созерцательность, помноженная на «самость творца не равного самому себе».В этом смысле крепкое словцо из трех букв - не

ругательство, а клич, родившийся из золотых недр отечественной словесности. Видео транслирует великолепие морских глубин с хаотическим движением рыбного косяка. Постепенно рыбки складываются в определенный узор, и зритель может явственно прочесть высказывание автора – «нахуй». Неля Коржова «…On the screen there are a lot of fish, swimming in the ocean depths, which is gradually for mingup a certain image. To bemoreprecise, the image of a word what means the way some one will be sent in Russia if he is kibitzing…» Andrey Rymar «…It looks like a computer screen saver. Fish flocks are swimming slowly in the lighted top area of these a depths. However, gradually it is forming a Russian coarse word which means «fu… off». The punctuation marks after the word are missed. Although we can put an exclamation point (then the work is a radikal statement, addressed to other artists and the audience), and a question mark (in this case the video raises a question of the frailty and vanity)…» Konstantin Zatsepin The subject of «apathy» offer

sanendless scopes for research Russian mentality. It is not a passive quiescence, it is the contemplation, multiplied by «the selfness of creator who is not equal to himself». In this meaning the Russian coarse three letter word is not a curse, but a call heard from the depths of our native literature. The video shows the splendor of the sea depths where the fish flock swims randomly. Gradually fishes form a specific figure, and a viewer can clearly see the author’s statement – fuck off. Nelya Korzhova


Гражданский совет представляет собой ритуал заседания общины, что в свою очередь, отражает ритуалистические свойства управляющих политических систем – голосование, установление границ и публичные заявления. Театральность и инертность общей политики имитируются местным собранием граждан, как в языческие и племенные времена. В «Совете граждан», местные фольклорные и политические движения соединяются с современными глобальными субкультурными элементами, позволяя встретиться традициям и тенденциям в столичной среде. Медитативный ритуал собрания совета представляет понятие конкретной городской местности, в то время как танец или музыка городских подростков предполагают гибкое массовое сознание, выходящее за городские границы. «Совет граждан» – это видео работа, совмещающая жесткий танцевальный стиль и ритмы музыки, созданные в современном виртуальном городе, с критикующей литературой, уходящей корнями в более классические понятия столичного модернизма. Заявив о ненадежности связи между человеком и миром, «Совет граждан» ставит под вопрос нашу безусловную веру в городские условия. При поддержке The Danish Art Council, Rangvald & Ida Blix Fond и Ливерпульская Биеннале 2010

A citizens council is gathered to perform the ritual of the circle commune. The performance mirrors the ritualistic qualities of operating systems of politics - voting, border settlement and public statement. The theatricality and stagnation of common politics is mimicked by the local citizens council, in a heathen and tribal display. In Council of Citizens, local folkloric and political gestures intermix with contemporary global subcultural elements, creating a meeting between tradition and trend in the metropolitan subject. The meditative circular ritual of the council presents a notion of fixed urban locality, while the dance performance and soundtrack produced by an urban teen-generation, suggests a fluid tribal organism transversing given city limits. Council of Citizens is a video work, fusing Hard-Style dancing and Beats music developed in a modern virtual city landscape, with critical literature rooted in more classical notions of metropolitan modernism. Proclaiming the precariousness of the link between man and world, Council of Citizens sets out to question our unconditional belief in the urban condition. Supported by The Danish Art Council, Ragnvald & Ida Blix Fond and Liverpool Biennial 2010.

СОРЕН ТИЛО ФАНДЕР SÖREN THILO FUNDER «СОВЕТ ГРАЖДАН», 2010 HD Видео - AppleProRes, 11'50'' «COUNCIL OF CITIZENS» 2010 HD Video - AppleProRes, 11'50'’


ФЕЛИКС ГМЕЛИН FELIX GMELIN «TOOLS AND GRAMMAR» Видео «TOOLS AND GRAMMAR» Video

Работа «ИНСТРУМЕНТЫ И ГРАММАТИКА» основана на немом фильме «Со слепыми», в котором показаны слепые дети, изучающие могилы на кладбище и затем воссоздающие их из песка, как часть их гуманитарного образования в монастыре в Штутгарте 1926. Работа включает тексты Пудовкина, Диберота и Годара на четырех языках, и представляет звуковой и визуальный материал, проникающий в наше сознание. Создано при сотрудничестве с Анной Адаль, Дженнифер Аллен, Томасом Боманом, Кирой Карпелан, Хинден/Ланной Ательеерна, Микаэлем Хеглундом, Хенриком Лаго, Магнусом Ларссоном, Лав Нордбергом, Бьянкой Рампас, Анной Солма, Ким Уэст и Линой Акерлунд. Любезно предоставлено галереей Милликен, Стокгольм / ООО Маккароне, Нью-Йорк. Материалы документального фильма 1926 года показаны с любезного разрешения Диаконийской службы Вюрттембурга. Произведено при поддержке IASPIS, Международные художественные студии в Швеции и Современный Музей, Стокгольм.

Мы живем в разные времена. В инсталляции Феликса Гмелина «Инструменты и грамматика» (2005-2007) голос объясняет: «Всегда существует два ритма, общий ритм объективного мира и ритм с темпом, благодаря которым человек воспринимает этот мир». В мире все подчиняется ритму, в то время как человек получает всего лишь часть ощущений с помощью зрения и слуха, через глаза и уши, и еще меньше – через свою кожу». Это то, что Всеволод Илларионович Пудовкин (русский кинематографист 20х годов, разработал теории монтажа) называл асинхронизмом. Он продолжает: «Человеческое восприятие подобно редактированию, что позволяет сопоставить различную скорость, как со звуком, так и с изображением». «В конечном счете, кино – не что иное, как кадры и их монтаж. Здесь нет больше ничего», говорит Ален Бадью, который определяет кино как «седьмое искусство» в очень специфическом смысле: «Просто больше нет ничего, что могло бы заменить кино»[1]. Кино – это не чистое искусство. Это вид искусства, который существенным образом зависит от «общего пространства», где «фильм» связывается с другими видами искусства и раскрывает

свою специфику как некое несоответствие. Таким образом, «фильм» существует только благодаря связи с другими видами искусства. Кино не приравнивается к другим шести видам, но в тоже время как бы, стоит на одном уровне с ними. «Скорее всего», говорит Бадью, «кино – это дополнительное искусство, которое подразумевает все остальные. Пост-кинематографический эксперимент Гмелина не делает его изобретателем другого кино, в котором специфика достигается с помощью очищения. Наоборот, его работы позволяют увидеть то, что уже существует долгое время: недостатки (засоренность) и неоднородность кино как жанра. «Сила кино, как вида современного искусства», говорит Бадью, «как раз и заключается в превращении искажения каждой идеи в идею саму по себе. Чтобы открыть и продемонстрировать паразитизм и противоречивость, типичные для подобного «дополнительного искусства» с момента его возникновения, нужно показать основную специфическую черту кино –зависимость от других видов искусств и взаимодействие с ними. «Инструменты и грамматика» - это мультимедийная инсталляция, включающая четырехканальное видео, транслируемое на два двусторонних проекционных экрана, три параболических динамика, которые передают три разных голоса на фоне музыки, и около тридцати различных картин, фотографий и с-принтов. Гмелин начинал как художник, затем занялся видео и кино инсталляциями, и сегодня создает тонкие работы, которые провоцируют напряжение и трение между дисциплинами. В таких работах как «Цветовой тест, Красный Флаг II» (2002), «Два фильма обмениваются музыкой» (2004) и «Свободная форма» (2004) используется материал революционных 60х годов, который он показывает поновому. Некоторые из этих старых пленок принадлежали его отцу, прогрессивному немецкому режиссеру и педагогу. Таким образом, Гмелин лично заинтересован в изменениях политического языка. Мне кажется, что, благодаря материалам столь близким к семье, он воспроизводит свое собственное видение истории. Он постоянно мысленно возвращается в шестидесятые, хотя и без ностальгии, чтобы изменить сам принцип коммуникации. То, что он ищет – это не абсолютные формы и конструкции, но политические и творческие инструменты для будущего. В своих новых работах он продвинулся гораздо дальше в прошлое. Отправной точкой является документальный фильм о слепых детях в Берлине. Работая над очередным трудом, Гмелин отметил: «Мы нашли невероятно красивый фильм 1926 года «Со слепыми» в архивах рейха. Фильм рассказывает о слепых детях из пансиона, которые изучали могилы и затем воссоздавали их с помощью глины и дерева. Эта невероятная сцена из фильма будет транслироваться с обеих сторон первого экрана, а в качестве звукового сопровождения, помимо музыки, будут звучать два разных голоса, для каждой стороны экрана». Эти тексты – дидактические лекции о восприятии и технологиях. А все эти тридцать картин,

фотографий, с-принтов основываются на фотографиях работ, которые слепые дети делали из глины в том фильме. Все они имеют оттенок сепии. Дэвид Риманелли, в одном из своих лучших эссе, описывая «Цветовой тест. Красный флаг II», утверждает, что работа может «подразумевать различные восприятия наследия радикализма шестидесятых. Поколение 1968 года не могло представить себе будущего, также не можем и мы».[2] Возможно, новая работа Гмелина может быть проанализирована аналогичным образом, но в ней говорится о 20-х годах, периоде, когда «прогрессивные» теоретики и практики Германии и Росси предвидели новую форму субъективности (в соответствии с последними технологиями механического воспроизведения), форму коллективизации, которая оставила позади традиционные представления о творчестве и эстетике, чтобы по новому взглянуть на функции искусства в рамках (социалистической) политики, массового производства и распространения. Посредством свободного взаимодействия человека с технологиями кино, личный опыт должен был превратиться в мощное коллективное восприятие. Единство – это не данность. Последние инсталляции Гмелина передают ощущение собственного «я», а в редких случаях – «самоидентичности». Казалось бы, что его работа открывает позицию опытного субъекта по отношению к различным технологиям и системам представления, но осознающего, что воссоздание субъективности – это бесконечный процесс. Собственное «я» возникает не как закрытый элемент, а как зона разногласий, где сталкиваются антагонистические силы. Жизнь разума вовсе не продолжительна. Наоборот, субъективность, возможно, сравнима с китайской коробочкой. Запутанная конфигурация потоков, проходящих друг через друга: восприятие, сопереживание, память, предчувствие, фантазия создают основную систему. Мы все живем в разных часовых поясах одновременно. Технологии сегодня, также как и в двадцатые годы, делают это очевидным. Эта «гетеро-хронология», используя концепт Бориса Гройса, представляет собой самую стандартную «трудность». «Может быть сейчас два часа? Вы смотрите на часы и в это же время слышите их тиканье. Это первый момент синхронизации изображения и звука, с момента, как вы услышали крик», заявляет Пудовкин. Мы, на самом деле, живем в разные времена. Даниель Бирнбаум [1] Ален Бадью, «Лживые моменты кино», Малое руководство по инэстетике, в переводе Альберто Тоскано, Стэнфорд Юниверсити Пресс, Стэнфорд, 78-88 стр. [2] Дэвид Риманелли, «Революционное искревление времени: «Цветовой тест, Красный флаг II» Феликса Гмелина, Стареющая революция» (Мальмо Коншаль/Портикус Франкфурт на Майне, 2005).


TOOLS AND GRAMMAR is based on the silent journal film 'Bei den blinden' depicting blind children examining a graveyard and then reconstructing it in a sand box as a part of their liberal education at a monastery in Stuttgart 1926. The work compiles text's by Pudovkin, Diderot and Godard in four languages, and presents audial and visual material disclosing our reeding and understanding. Made in collaboration with Anna Adahl, Jennifer Allen, Tomas Boman, Kira Carpelan, Hinden / Länna Ateljéerna, Mikael Höglund, Henrik Lago, Magnus Larsson, Love Nordberg, Bianca Rampas, Anna Sohlman, Kim West and Lina Åkerlund. Courtesy Milliken, Stockholm / maccarone inc., New York. The documentary film material from 1926 is shown with the kind permission of Diakonisches Werk Württemberg. The production was supported by IASPIS, International Artist's Studios in Sweden and Moderna Museet, Stockholm.

We live in different times. In Felix Gmelin’s installation ‘Tools and Grammar‘ (20052007) a voice explains: ‘Always there exist two rhythms, the rhythmic course of the objective world and the tempo and rhythm with which man observes this world. The world is a whole rhythm, while man receives only partial impressions of this world through his eyes and ears and to a lesser extent through his very skin.’ This is Sevelod Illarionovich Pudovkin (the Russian filmmaker who in the 1920s developed influential theories of montage), elaborating on what he calls asynchronism. He carries on, ‘The course of man's perceptions is like editing, the arrangement of which can make corresponding variations in speed, with sound just as with image.’ ‘After all, cinema is nothing but takes and editing. There is nothing else,’ says Alain Badiou, who defines cinema as the ‘seventh art’ in a very specific sense: There simply is nothing else that would constitute the ‘film.’[1] Cinema is the impure art, an art that is essentially dependent upon a ‘general space’ in which ‘the film’ relates to the other arts and unfolds its own specificity as a kind of contamination. Thus ‘the film’ exists only through its relationship to that which it is not, i.e. to the other arts. It does not add itself to the other six pretending to be on the same level as them. Rather, says Badiou, cinema is the ‘plus one’ of the arts and already implies them. Gmelin’s post-cinematic experimentation does not make him the inventor of another cinema that seeks its own specificity through purification. On the contrary, his works make visible what has been there all along: the impurity and heterogeneity of cinema qua cinema. Cinema’s force as a contemporary art, says Badiou, lies precisely in turning the impurity of every idea into a an idea in its own right. To explore and

visualize the parasitism and inconsistency typical of the ‘plus one’ art since its inception is to display cinema’s most specific feature – its dependence on and productive interaction with the other arts. ’Tools and Grammar’, a case in point, is a multi-media installation including a four-channel synchronized video shown on two double sided projection screens , three parabolic loudspeakers presenting three different spoken voice over soundtracks, and some thirty-odd paintings, photographs, overpainted c-prints and chemigrams. Gmelin started out as a painter, moved on to video and film-related installation, and is today creating subtle works that make productive the very tensions and frictions between the disciplines. Works such as ‘Farbtest, die Rote Fahne II’ (2002), ‘Two Films Exchanging Soundtracks’ (2004), and ‘Free Form’ (2004) use found footage from the revolutionary 1960s, which he displays in novel ways. In some cases the found footage belonged to his own father, a progressive German film-maker and educator. Gmelin’s interest in the transformations of political language are thus both personal and of general interest. It seems to me that with materials that are very close to home, he produces his own sense of history. Although by no means nostalgic, he consistently revists the past, often the 1960s. in order to transform the very code of communication. What he looks for are not obsolete forms and designs, but political and artistic tools for the future. In his new work he reaches further back. A starting point is a documentary about blind children in Berlin. In a note on the work in progress, Gmelin states: ‘We found an outstandingly beautiful film called "Bei den Blinden" (with the blind) from 1926 at the Reichsarchiv in Berlin, were blind children from a boarding school examine a graveyard and then in class reconstruct it as a model in clay and wood. This extraordinary film scene, shown on both sides of the first screen, will be accompanied by two different voice over soundtracks, one on each side of the screen.’ These texts are didactic lectures about perception and technology. And the thirtyodd paintings, photographs, over-painted cprints and chemigrams are all based on photographs showing reconstructions in clay of the works in the silent movie with the blind children. They all have the film’s sepiacolored hue. Writing about ‘Farbtest, Die Rote Fahne II.’ David Rimanelli, in one of the best essays on the artist, claims that the work may ‘presage alternative receptions of the legacy of sixties radicalism. The generation of ’68 could not envision the future; neither can we.’[2] Perhaps Gmelin’s new work can be analyzed in similar terms, but this time its about the 1920s, the period in which ‘progressive’ theorists and practitioners in Germany and Russian envisioned a new form of subjectivity in sync with the latest technologies of mechanical reproduction—a form of collectivized subject that has left traditional notions of creativity and esthetics behind in order to re-negotiate the function of art in terms of (socialist) politics and new forms of mass-production and distribution. Through the liberating integration of the human subject with the

technology of cinema, individual experience was to be transformed into energized collective perception. Unity is never a given. Gmelin’s recent installations convey a sense of a self that gains self-identity only in rare instances. It would seem that his work explores the position of the experiencing subject in relation to various technologies and systems of representation, but with the awareness that the construction of subjectivity is an open-ended process. The self emerges not as a closed unit but as a zone of friction where antagonistic forces clash. The life of the mind is by no means continuous. On the contrary, subjectivity is perhaps comparable to a Chinese box. A mazelike configuration of flows given inside each other: perception, empathy, memory, anticipation, fantasy creating a nested arrangement. We all inhabit many time zones simultaneously. Technology, that of 20s as well as that of our times, makes this visible. This “heterochronology,” to use Boris Groys’s concept, is the most normal of predicaments. ‘Can it be two o'clock? You look at the clock and at the same time you hear its ticking. This is the first synchronized moment of an image and its caused sound since first you heard the cry,’ declares Pudovkin. We do live in different times. Daniel Birnbaum [1] Alain Badiou, “The False Movements of Cinema,” in Handbook in Inaesthetics, translated by Alberto Toscano, Stanford University Press, Stanford, pp. 78-88. [2] David Rimanelli ‘Revolutionary Time Warp: Felix Gmelin’s “Farbtest, Die Rote Fahne II,” in Gmelin, The Aging Revolution (Malmö Konshall/ Portikus Frankfurt am Main, 2005).

ФЕЛИКС ГМЕЛИН «TOOLS AND GRAMMAR» Видео FELIX GMELIN «TOOLS AND GRAMMAR» Video

085


СВЕТЛАНА ХЕГЕР SWETLANA HEGER «БУДУЩИЕ РАБОТЫ» Видео «FUTURE WORKS» Video

Меня зовут Светлана Хегер, я художница. На данный момент я проживаю в Берлине. Я работаю в области концептуального искусства. Для выставки «Столкновение дискурсов» я подготовила работу под названием «future works». Что я хочу сделать, это вовлечь публику, когда работа будет установлена и готова. Она выполняется на месте и всегда может быть другой. «Future works» занимается идеями, которые уже существуют в моей голове, но которые ещё не были реализованы. Поэтому работа и называется «future works», которые состоят из одних только этикеток — бумажек с названиями. Когда их видишь в музее, можно прочитать, как называется работа, из чего она состоит, и поначалу видны только эти бумажки, и ничего, кроме них. Один из этих трёх листков будет показан во время открытия. Кроме того я пригласила музыкантов, чтобы они стали частью перфоманса. В день открытия они выступят здесь. Часть проекта я назвала «Paint it Black», это

086

с одной стороны, особенно, в России, отсылает к Малевичу и является чемто очень абстрактным, но также и к песне The Rolling Stones. Тем самым я хочу внести в проект некоторую смесь из различных областей искусства, где не знаешь, что является первичным смыслом. И это очень интересует меня в проекте — этот процесс, который также может и не удастся — может вообще ничего не получается - в любом случае это останется работой. И если я её сделаю где-либо в другом месте, она может выглядеть совсем иначе. Это кажется мне интересным, также как и эта интерактивность между публикой, кураторами биеннале, зрителями и другими художниками.

My name is Swetlana Heger, I am an artist. At the moment I live in Berlin. I work in the sphere of conceptual art. I prepared my work called «Future works» for exhibition «Colliding Discourses». My purpose is to involve the audience after the work is installed and ready. It is performed on-site and can always be different. «Future works» presents ideas which live in my head but have not been realized yet. That is why it is called «Future works», they consist of labels only – papers with names. When you are in museum you can read the name of the work, what it consists of, but there is nothing else except these papers. One of these three sheets will be shown at the opening. In addition, I invited musicians to become a part of the performance. They will perform here on the opening day. A part of the project I have called «Paint it Black». It refers, especially in Russia, to Malevich and to something very abstract, but at the same time to the song of Rolling Stones. Thus, I want to bring into the project a sort of mixture of different arts, when nobody knows what the primary sense is. I am interested in this process very much, although it does not guarantee success, anyway, this project will be realized. And if I realize it in any other place, it will be seen quite different. I believe it is really interesting, as well as the interaction between the public, biennale curators, audience and artists.


БО КРИСТИАН ЛАРССОН BO CHRISTIAN LARSSON «ПОТЕРЯННОЕ И НАЙДЕНОЕ», 2009 Видео перформанс, 3’34’’, камера Андреас Ланг предоставленоArtist and Steinle Contemporary «LOST AND FOUND», 2009 video Performance, 3'34'', photo: Andreas Lang courtesy the Artist and Steinle Contemporary

087


МАРИНА НАПРУШКИНА MARINA NAPRUSHKINA «ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН», 2011 видео, инсталляция «GENERAL PLAN», 2011 video, installation

Главной темой проекта является построение советского общества архитекторами, чья работа заключается в превращении идеалов в функциональные формы. Что это значило для белорусских архитекторов с периферии, которые хотели заявить о себе, но всегда оставались в тени крупных московских архитекторов? Белорусская советская архитектура, основанная на промышленных объектах, подала пример всему СССР. «Генеральный план» изначально подразумевает городское проектирование. Но в Белоруссии оно тесно связано с промышленным строительством. Проектирование крупных заводов и прилегающих культурных объектов, и жилых комплексов характерно для градостроительства Минска и других белорусских городов. Проект состоит из видеозаписи «Генеральный план», архива с рабочими материалами и серии рисунков под названием «Ванечка». На видео, два главных минских архитектора, посвятивших свои жизни реконструкции Минска, рассказывают, как они проектировали и строили город и крупнейшие промышленные комплексы. Архивы показывают исторические фотографии, слайды и книги о градостроительстве и промышленной архитектуре в советской Белоруссии; сегодняшние кадры зданий заводов показывают, как изменились политическая и экономическая системы в стране. Более того, в архивах показаны фотографии 70х и 80х годов, сделанные во время редких поездок за границу советских архитекторов в западные страны и Азию. Серия рисунков «Ванечка» основана на рукописных воспоминаниях Клары Бовт, жены архитектора Ивана Бовта. Это история об одаренном мальчике из провинции, который стал одним из самых главных и заслуженных архитекторов республики, история, больше похожая на один из коммунистических пропагандистских фильмов. В результате получается многослойная картина, где личное и политическое переплетается друг с другом. И эта история о надежде, вере и поражениях людей, которые решили «построить» коммунизм.

088

The building of the Soviet society by the work and duty of the architects which gives these ideals a functional form stands in the centre of the project. What did it mean for the Belarusian periphery architects who wanted to assert themselves and were standing constantly in the shadow of the Moscow great architects? Belarus soviet architecture placed on industrial architecture set an example to the whole USSR. "General plan" primarily means city planning. But in Belarus they are strongly connected with industrial construction. The planning of most large-scale Plants and enclosed cultural buildings and residential areas stamped the city planning of Minsk and other Belarusian cities. The Project consists of the video "General plan", an archive with some working material and a drawing series "Vanechka". In the video "General plan" two Minsk based architects, who spent there working life on Minsk reconstruction, tell how the city and the biggest industrial complexes were planned and built by them. The archive shows historical photos, slides and books about city planning and industrial architecture in the Soviet Belarus; the current shots in the plant buildings show the change of the political and economic system of the country. Furthermore, the archive shows pictures from the 70s and 80s which were taken on the rare "foreign tours" of the Soviet architects to the Western countries and Asia. The drawing series "Vanechka" is based on the handwritten memories of Clara Bovt, wife of the architect Ivan Bovt. The growing up of a gifted boy from the province up to one of the most important and deserving architects of the republic – a story like one of the communist propaganda movies, shown from a very much private perspective. The result is a multi-layered picture where the private and the political melt into each other. And this is a story about hopes, faith and defeats of people who decided "to build" the communism


В 1976 году, немецкая рок-группа Scorpions, выпустила запись под названием «Virgin Killer». На обложке изображена обнаженная 12 летняя девочка. Обложка вызвала такую сильную реакцию публики, что была заменена в нескольких странах. Изображение всплыло в 2008 году, когда Британский Фонд Наблюдателей за Интернетом (British Internet Watch Foundation) поместил его черный список и даже заблокировал Википедию, где фото было доступно. Это, в свою очередь, повлекло за собой бурные рассуждения на тему цензуры и свободы слова. Эта обложка навсегда запала в душу Анне Олофссон с того момента, как она увидела ее в магазине несколько лет назад и купила альбом. Она признается: «По каким-то причинам, я все еще под впечатлением от этого снимка, и часто размышляю о том, что же в нем такого провокационного. Мне хочется попасть внутрь этой обложки, вернуться в то время и узнать больше об этой девочке и о том дне, когда было сделано фото». Анне Олофссон нашла фотографа, который сделал этот снимок, Михаэля фон Гимбута. Девочке пообещали, что ее личность никогда не будет раскрыта общественности, но ходили слухи, что ее могли звать Жаклин. Теперь мы можем увидеть оригинальную фотографию той девочки на выставке, где представленное без истинного контекста, и не связанное с обложкой альбома, изображение обретает новое значение и вызывает новые вопросы. В видео, «Желание демона» (2011), воплощены ее фантазии о том, как эта фотография могла быть сделана. За камерой мы видим Михаэля фон Гимбута, а помогает ему его жена, как и в 1976 году. Михаэль фон Гимбут был единственным мужчиной на этой выставке: так вышло, что помимо матери и сестры девушки, пиарщики, стилисты и представители записывающей компании – все были женщинами.

In 1976, the German heavy metal group, Scorpions, released their record ”Virgin Killer”. On the cover a 12-year old girl poses naked. The cover caused such strong reactions that it was exchanged for another in several countries. The image resurfaced in 2008 when the British Internet Watch Foundation blacklisted it – and for several days even blocked Wikipedia where the cover photo was available. This in turn provoked an intensive debate about censure and freedom of expression. This record cover has been with Anneé Olofsson ever since she saw it in a record shop several years ago and bought it. She admits that “for some reason I am still caught by that picture and I have thought a lot about what it actually is in it that is so provocative. I got the urge to get inside that cover, to go back in time and find out more about the girl and about the day the photo was taken.” Anneé Olofsson found the photographer, Michael von Gimbut, who took the original picture. The young girl was promised that her identity would never be revealed, but it was speculated that she might be called Jacqueline. Now we can see the original photograph of the girl in the present exhibition, where removed from its original context and separated from the record cover, the image acquires a new meaning and prompts new questions. In the video, A Demon’s Desire (2011) has made a sort of reconstruction of her fantasies about how the photograph might have been done. Behind the camera we see Michael von Gimbut, assisted by his wife Parvin, just

АННЕ ОЛОФССОН ANNEÉ OLOFSSON «ЖЕЛАНИЯ ДЕМОНА» 2010 / 11 HD видео, 12' «A DEMONS DESIRE» 2010 / 11 video HD, 12' as in 1976. Michael von Gimbut was the only man present at the session: in addition to the girl’s mother and sister, the PR people, stylists and representatives of the record company were all women. Anneé Olofsson is interested in how we decode images and how the gaze changes over time. She delves through different layers of meaning, dissects and investigates, trying to find new questions and answers.

Анне Олофссон интересуется, как мы интерпретируем изображения и как изменяется наше видение с течением времени. Она открывает и исследует разные слои смысла, пытаясь найти новые вопросы и ответы.

089


МАГНУС ПЕТЕРССОН MAGNUS PETERSSON «СНИМКИ» фотографии «STILLS» photo prints

Звук кораблекрушения записывается гидролокатором. Это – прибор, позволяющий сканировать морское дно с помощью диагональных звуковых волн, которые посредством цифровой обработки превращаются в изображения. Объектив направлен на то, что не видит человеческий глаз, запечатлевая недоступный мир. Это совместный проект Deep Sea Production и Marine Mdtteknik (Measurement Technology), которые в настоящее время участвуют в шведском телевизионном шоу «Vrakletarnar» («Охотники за кораблекрушениями»).

090

Sound imaging of a shipwreck shot with the aid of aside-scan sonar, an instrument used in marine technology to read the seabed by means of diagonal sound waves, which are then digitally rendered into images. An objective eye is directed towards that which remains invisible to human vision, recording a world beyond the attainable. This is a collaborative project between Deep Sea Production and Marine Mдtteknik (Measurement Technology), who are currently participating in Swedish TV’s show called `Vrakletarnaґ (The Shipwreck Hunters).


БНР 90 лет.

BNR 90 Years

В работе «БНР 90 лет», представленной в 2008 году, Пушкин отмечает 90 летнюю годовщину провозглашения Белорусской Национальной Республики 25 марта 1918 года. Он стоял на городской площади Бобр и предлагал прохожим куски пирога, который испекла его жена. Все закончилось как обычно: оперативно приехала полиция, спросила, что он замышляет, записала «преступление» на видео и, в конце концов, арестовала его. После проведенного расследования, он был признан виновным и был оштрафован на 2 заработные платы за то, что выставлял флаг ЕС, красно-белый белорусский флаг, и табличку с гербом «Погоня» (красно-белая эмблема с рыцарем на коне, служившая национальным символом в 1991-1995 годах), и 5 скворечников для птиц. Скворечники, под названием Птичьи Гнезда, могут быть интерпретированы как маленькие домики для разных групп и фракций Белоруссии. Эти гнезда очень символичны: одно для военнослужащих, оно означает такие элементы, как емкость со слезоточивым газом, оружие и шлем. Другое – посвящено молодым людям, которых Лукашенко хочет расселить в безликие организации наподобие советских колхозов (коллективные фермы): их скворечники содержат шлем, колючую проволоку и наручники, окрашенные в государственные красный и зеленый цвета.

In BNR 90 Years, performed in 2008, Pushkin celebrates the 90th anniversary of the declaration of the Belarusian National Republic on March 25, 1918. He stood in Bobr’s public square and offered passers by pieces of a cake his wife had baked. It ended as usual, with the police arriving promptly on the scene, asking what he was up to, videotaping the “crime,” and finally arresting him. In the trial that followed, he was convicted and fined the equivalent of two months’ pay for having set out an EU flag, a red-and-white Belarusian flag, and a table with the “Pogonia” crest (a red-and-white emblem with a knight on horse that had served as the national symbol 1991-5), and five nesting boxes for birds. The nesting boxes, a work entitled Bird Nests, may be read as small homes for various groups and factions of Belarus. The boxes are overtly symbolic: the one for the military holds elements such as a tear gas canister, a weapon, and a helmet. Another is dedicated to the young people whom Lukashenko wants to house in faceless structures reminiscent of Soviet kolkhozes (collective farms): their nesting box includes a construction helmet, barbed wire, and handcuffs painted in the president’s red and green colors

Planner Freedom / Планировщик свободы, 2009 Каждый год 25 марта, Пушкин достает одну и ту же картину с чердака для работы только в этот день, на представлении «Planner freedom». Идея картины основана на истории Белоруссии, и художник не закончит ее пока страна не будет свободна. Для представления, он берет образ наивного художника, который стоит посреди заснеженной местности, склонившись над мольбертом. Во многом он представляет собой стереотип художника, потерявшегося в своем собственном мире, с палитрой в руке и беретом на голове. Для своего представления 25 марта 2009 года, берет был покрашен свежей краской в качестве защитного оружия против полиции, чья униформа была бы испорчена при любой попытке арестовать его: сопротивление с помощью краски. Полиция приехала и допрашивала его как обычно; однако, они не стали арестовывать его сразу, а только после того, как проконсультировались со своим начальством. В этом представлении художник раскрывает абсурдность той неопределенности, которая превращает государственных служащих в диктаторов, когда они вынуждены принять меры, которые не соответствуют стандартным формам политического сопротивления, которые являются преувеличенно мирными, несмотря на то, что власти осознают, что данные меры являются протестом. Пушкин демонстрирует силу поэзии в диктатуре. Вуют.

АЛЕСЬ ПУШКИН ALES PUSHKIN «БНР 90 ЛЕТ» видео «BNR 90 YEARS» video

«ПЛАНИРОВЩИК СВОБОДЫ» видео «PLANNER FREEDOM» video

Planner Freedom, 2009 Every year on March 25, Pushkin brings the same painting down from the attic to work on for that day only in a performance called Planner Freedom. The painting is based on the history of Belarus, and artist will not consider it completed until the country has become free. For the performance, he takes on the persona of the naпve artist standing in a snow-covered landscape, working at his easel. In many ways, he appears to be the stereotypical artist, lost in a world of his own, palette in hand and a beret on his head. For his performance on March 25, 2009, the beret was covered in wet paint as a defensive weapon against the police, whose uniforms would have been spoiled in any attempt to arrest him: resistance through paint. The police came as usual and interrogated him; for once, however, they decided not to arrest him—but only after consulting with the higher authorities. In this performance, the artist reveals the absurdity of the uncertainty that plagues civil servants in a dictatorship when they are forced to take a stand on actions that don’t conform to the usual forms of political resistance, actions that are exaggeratedly peaceful, even though the authorities realize that those actions are definitely intended as some sort of protest. Pushkin demonstrates the power of the poet in a dictatorship.

091


ПИЛВИ ТАКАЛА PILVI TAKALA «ИГРОКИ», 2010 видео, 7'50'' «PLAYERS», 2010 video, 7'50''

Работа «Игроки» изображает 6 профессиональных игроков в покер, которые живут в большом покерном сообществе в Бангкоке. Игра в покер – это скорее просто способ заработать деньги, чем страсть к ним, но правила управления в сообществе следуют логике игры. Они используют теорию вероятностей, основные теории покера, что гарантирует справедливое отношение друг к другу, и то, что каждый вносит свой вклад в равной степени. После систематизации и анализа отношения этих игроков к повседневной жизни, это отношение может показаться абсурдным, и его легко осудить. Но больше поражает, то, что они игнорируют свое первоначальное общество, а не способ, которым они построили свое собственное.

092

"Players" portrays a community of 6 poker professionals who live among a larger poker community in Bangkok. Playing poker is more just a way to make money than a passion for them, but the rules that govern their community follow the logic of the game. They use probability theory, the fundamental theory of poker, to ensure that they treat each other justly, and that everyone contributes equally. The systematic and analyzed way these poker players look at everyday life may seem absurd, and their life style is easy to judge, but this shock might be more over their ignoring their original society than over the way they have built their own.


АРТУР ЖМИЕВСКИЙ ARTUR ZMIJEWSKI «МОИ СОСЕДИ» видео «MY NEIGHBORS» video

В «Моих соседях», Жмиевский беседовал со своими соседями по дому на тему недавнего конфликта в секторе Газа, и просил их объяснить, что случилось и почему. Как и в своей работе «Они», он просил жильцов нарисовать то, что они чувствуют.

In “My Neighbors”, Zmijewski interviewed his neighbors in the residency apartment building about the recent conflict in Gaza, asking them to explain what had happened and why. Like in his work, "Them," he asks the tenants to draw a representation that manifests their feelings visually

093


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011

СПЕЦИАЛЬНАЯ ПРОГРАММА БИЕННАЛЕ

094

SPECIAL PROGRAM OF BIENNALE


STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST

STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST

Александр Зайцев Светлана Шуваева Сергей Баландин Полина Хвостова Дарья Емельянова Анна Коржова Анатолий Некрасов Александр Веревкин Евгений Бугаев Алиса Кот-Николаева Александр Катков Илья Поляков Максим Якунин Елена Дендиберя Фрол Веселый Александр Торчинов Андрей Сяйлев

Alexander Zaitsev Svetlana Shuvaeva Sergey Balandin Pauline Khvostova Daria Emelianova Anna Korzhova Anatoly Nekrasov Alexander Verevkin Eugene Bugaev Alice Cot-Nikolaeva Alexander Katkov Ilya Polyakov Maxim Yakunin Elena Dendiberya Frol Veselyi Alexander Torchinov Andrew Syaylev

Кураторы: Ханнс-Михаель Руппрехтер, Владимир Логутов

Curators: Hanns-Michael Rupprechter and Vladimir Logutov

12 - 30.08.11 Галерея «ВИКТОРИЯ» ул. Некрасовская 2, Самара

12 - 30.08.11 Gallery «VICTORIA» Nekrasovskaya str. 2, Samara

095


STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST ВЫСТАВКА EXHIBITION

"STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST” – это собрание видео арта, которое транслируется одновременно разными видео носителями в одном пространстве. Целостность общей инсталляции подавляется звуком каждого из видео. Однако вместе они образуют органическую конструкцию звуков, воспринимающуюся как концерт. Этот концерт будет постоянно концентрировать внимание посетителей во время осмотра инсталляции. Посетитель должен прислушиваться и поворачивать голову, что бы передвигаться по выставке. Постоянный переход от одного видео к другому меняет впечатления от звуков, и странные звуки меняют изображение, которое рассматривается в этот момент. Поэтому на видео нет субтитров, и не названы авторы. Продолжительность инсталляции (можно сказать: «аудиовидеоколлажа») 120 минут. Куратор Ханнс-Михаэль Руппрехтер

Работы молодых самарских художников продолжают заданный формат «без подписей». Объекты, инсталляции, графика и живопись представлены как «странные артефакты», преодолевающие узнаваемость стиля каждого из авторов. Все работы не были созданы специально для выставки «на тему». Одним из критериев отбора стал «неформат» как исключение из других выставочных проектов. Элемент случайности экспозиции побуждает зрителя «найти» объект искусства, приблизиться к его «странности». Участники: Александр Зайцев, Светлана Шуваева, Сергей Баландин, Полина Хвостова, Дарья Емельянова, Анна Коржова, Анатолий Некрасов, Александр Веревкин, Евгений Бугаев, Алиса Кот-Николаева, Александр Катков, Илья Поляков, Максим Якунин, Елена Дендиберя, Фрол Веселый, Александр Торчинов, Андрей Сяйлев. Куратор Владимир Логутов

"STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST” is a collection of videos, which are showed together at the same time in one room by different beamers and screens. This video-installation is dominated by the sounds of each video, which together build a construction of sounds ending in a concert for the ears. This concert can be remarked all the time by the visitors, while to see the composition of the videos, the hearer has to turn the head or move around. Chnaging from one video to the next will also change the impression by the sounds and also the strange sounds will change the picture, which is to be seen. Therefore there are no titles of the videos and no names of the authors. The running time of the installation (you can also say: a audiovideocollage) will be 120 minutes. Hanns-Michael Rupprechter, curator The works of young artists continue to Samara specified format "unsigned". Objects, installations, drawings and paintings are represented as "strange artifacts" that transcend recognizable style of each of the authors. All the works were not created specifically for the exhibition "on the subject." One of the criteria for selection was the "unformat" as an exception to the other exhibition projects. The element of chance exposure encourages the viewer to "find" the object of art closer to its "strangeness". Participants: Alexander Zaitsev, Svetlana Shuvaeva, Sergey Balandin, Pauline Khvostova, Yemelyanova Daria, Anna Korzhova, Anatoly Nekrasov, Alexander Verevkin, Eugeniy Bugaev, Alice Kot-Nikolaeva, Alexander Katkov, Ilya Polyakov, Maxim Yakunin, Elena Dendiberya, Frol Vesely, Alexander Torchinov, Andrey Syaylev. Vladimir Logutov, curator

096


097


STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST ВЫСТАВКА EXHIBITION

098


099


STRANGE ··· STRANGER ··· STRANGEST ВЫСТАВКА EXHIBITION

100


101


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011

СПЕЦИАЛЬНАЯ ПРОГРАММА БИЕННАЛЕ

102

SPECIAL PROGRAM OF BIENNALE


В СУМЕРКАХ

IN THE DUSK

Группа «PROJET DILIGENCE» Валентин Суке, Нина Суке и Эмели Пичедда

«PROJET DILIGENCE» group Valentin Souquet, Nina Souquet & Emilie Pischedda

12 - 30.08.11 Самарский областной Художественный Музей ул. Венцека 55, Самара

12 - 30.08.11 Samara regional Art Museum Ventseka str. 55, Samara

103


В СУМЕРКАХ IN THE DUSK Группа «PROJET DILIGENCE» Валентин Суке, Нина Суке и Эмели Пичедда «PROJET DILIGENCE» group Valentin Souquet, Nina Souquet & Emilie Pischedda

«В сумерках» – это высказывание в форме скульптуры, фото, видео и перформанса. Его основная тема – рефлексия перемещения человеком культурных границ, осознания себя в различных культурах, укладах жизни. Это форма современной эпопеи, связанной с блужданием и открытиями, столкновением ритуалов современной глобализованной культуры с традиционными формами жизни. Номадизм и оседлый образ жизни Покупка и потребление Примитивные ритуалы - Современные ритуалы Одиссея – Эпопея Экспозиция размещена в 4 залах музея. Два зала посвящены скульптурам–инсталляциям. Художники работают в собственном жанре – «органической скульптуры». Они создают их из подручных материалов. Две модели скульптур / инсталляций являются формальными антагонистическими скульптурами. Первая сделана на основе из дерева и накрыта чаем, травами, сосудами, жидкостями, изделиями из стекла, веревками, матрасами, коврами. Она материализует передвижения людей. Вторая – минималистичная скульптура из черного дерева и алюминия. Она материализует транспорт в себе, механический, формальную смесь футуристической эстетики и эстетики транспорта. Третий зал посвящен видео. 4 одновременные проекции, рассказывающие о перформансах, реализованных Дилижансом в Бельгии, России, Мексике, Китае. Все видео обыгрывают концепты чуждости / чужого, номадизма. Четвертый зал посвящен серии фотографий, основанных на перформансах, подготовительных рисунках и скульптур маленького формата. Этот зал одновременно задуман и как консультационное пространство, соединяя вместе все представленные проекты. Также в рамках проекта задуман костюмированный перформанс. 104

"In the dusk" - this statement in the form of sculptures, photos, videos and performances. His main theme - the reflection of a person crossing cultural boundaries, self-awareness in different cultures, ways of life. This is a form of modern epic, related to walk and discoveries, the rituals of modern globalized clash of culture with traditional forms of life. Nomadism and sedentary Purchase and Consumption Primitive rituals – modern rituals Odyssey - The Epic The exposition is located in the four halls of the museum. Two halls are devoted to sculptureinstallations. The artists work in their own genre - "organic sculptures." They create them out of scrap materials. Two models of sculptures / installations are formal antagonistic sculptures. The first is made on the basis of wood and covered with tea, herbs, blood vessels, liquids, glassware, ropes, mattresses, carpets. It materializes the movement of people. Second - minimalist sculpture made of black wood and aluminum. It materializes in a transport, mechanical, formal futuristic blend of aesthetics and the aesthetics of transport. The third room is dedicated to video. 4 video projections, telling about the performances realized by «Project Diligence» in Belgium, Russia, Mexico and China. All videos play up the concepts of alienation / strange, nomadism. The fourth room is devoted to a series of photographs based on performances, preparatory drawings and sculptures of small format. This room is designed both as a consulting space, linking together all the submitted projects. The project also intended costumed performance.


Создание кочевой химеры, которая будет сопровождать девушку в дороге. Эта химера – ее отец, странный и секретный, остающийся переодетым в верблюда, чтобы замаскировать свою сценическую костюмировку, под слоем макияжа изнеженного странника. Они проедут через Самару, встретят бродячих собак, сделают остановку на «first-flourmill», сядут на корабль до Ширяево, пойдут в карьер на урок философии сделают привал в пещере для звука и света, которые они предложат номадическому шоу биеннале. Совокупность этих перемещений и действий будут сфотографированы, зафиксированы для последующего восстановления. Часть действий, проводимых в Самаре, будет выставлена в первом зале Музея.

Create a nomadic chimeras, which will accompany the girl on the road. This chimera - her father, a strange and secret, disguised in the remainder of the camel, to disguise his stage costume, make-up under a layer of pampered traveler. They will pass through Samara, stray dogs will be met, will make a stop at the «firstflourmill», will take a ship to Shiryaevo, will go to quarry for a lesson of philosophy will make camp in a cave for the sound and light that they will offer nomadic biennial show. The combination of these movements and actions will be photographed, recorded for later retrieval. Part of the actions carried out in Samara, will be exhibited in the hall of the first hall of the Museum.

105


106


107


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011

СПЕЦИАЛЬНАЯ ПРОГРАММА БИЕННАЛЕ

108

SPECIAL PROGRAM OF BIENNALE


КИТАЙСКАЯ СТЕНА

CHINESE WALL

Анатолий Гайдук Александр Веревкин Александр Зайцев Олег Елагин Владимир Логутов Алиса Николаева Аня Коржова Анастасия Альбокринова Анастасия Колодочко Сергей Ткаченко Антон Ткаченко Олег Захаркин Николай Онищенко Иван Новиков Сева Выводцев Миша Горелов Ксения Алексеева

Alexander Verevkin Alexander Zaitsev Anatoly Haiduk Oleg Elagin Vladimir Logutov Alisa Nikolaeva Anna Korzhova Anastasia Albokrinova Anastasia Kolodochko Sergei Tkachenko Anton Tkachenko Oleg Zakharkin Nikolay Onishchenko Ivan Novikov Showa Vyvodtsev Misha Gorelov Ksenia Alekseeva

Кураторы: Анна Коржова, Анатолий Гайдук

Curators: Anna Korzhova, Anatoly Haiduk

04 - 12.08.11 Галерея 11 Комнат ОЦ “Биг-Бен”, Самара

04 - 12.08.11 11 Rooms Gallery “Big-Ben” office-center, Samara

109


КИТАЙСКАЯ СТЕНА CHINESE WALL ВЫСТАВКА EXHIBITION

Современные молодые художники как китайские рабочие. Их много, и они готовы строить стену голыми руками, вмуровывая себя в фундамент. Они готовы покорять просторы с огромной клетчатой сумкой в руках, ехать в общем вагоне - только позовите. Готовы много работать, производя погонные метры искусства, участвовать, и еще раз участвовать. Нужно везде быть! Стоит лишь ослабить хватку, и ты уже не в обойме, твое место уже занято. На одном дыхании они создают новые произведения, не успев обдумать старые, мечтая «прорваться», быть на виду и рано или поздно превратиться из безымянного строителя стены в творца. Как и для китайского рабочего, для молодых художников свойственно двигаться «стеной», проникать в другие города и государства, быть чужестранцами и наслаждаться этим: легко переезжать, не зависеть от материального, и главное легко создавать. Легко и просто, из ничего. В этом главная притягательность китайского рабочего и того что он создает своими руками, будь то бумажный фонарик, розвальни блестяшек «все по 10 рублей» или же китайский i-phone в десять раз дешевле настоящего. Это интервенция неоновых морей, безделиц странной формы и чесалок для головы. Современные художники умеют легко жить, создавая хрупкие инсталляции из найденной фольги, и снимая на видео, как колышутся на ветру провода и течет вода, умеют быть независимыми от обстоятельств, и, как азиатские чужестранцы, показывать чудеса изобретательности и выживания в современном мире. Кураторы проекта: Анна Коржова, Анатолий Гайдук ХУДОЖНИКИ

110

Анатолий Гайдук - «Портрет», 3*3 м, живопись Александр Веревкин — проект «If you like it, take it now» Александр Зайцев - «Распродажа или сделано рекламой», инсталляция, 100 х 132 см Елена Дендиберя - «Портрет» Олег Елагин - "Экспериментальный кинофильм неизвестного самарского

киномеханика. Киноплёнка, монтаж, 1960е годы." Найдено и восстановлено Олегом Елагиным Владимир Логутов - «Curriculum vitae», объект Алиса Николаева – «Без названия», перформанс Аня Коржова - «Теория множеств», видео Евгений Бугаев – «Ловушка, или испытание бесконечностью», инсталляция Анастасия Альбокринова — «Нужно подойти», серия объектов Анастасия Колодочко – «Бессоница», серия фотографий Сергей Ткаченко - «Флуктуации. Индивидуальность в поточном производстве и проблема выбора», серия фотографий Антон Ткаченко - «Вопреки» , видео Олег Захаркин — «Краеведение», видео Николай Онищенко - «FRAGILE», инсталляция Иван Новиков - « Без названия», инсталляция Сева Выводцев, Миша Горелов, Ксения Алексеева — проект «Дружба народов», серия граффити

Today’s young artists are like Chinese workers. There are a lot of them, and they are ready to build the wall with their bare hands, immuring themselves in the foundation. They are ready to scale new heights carrying a checkered bag in hands, using a sitting carriage – «please, just call». They are willing to work, to create arts, participate and participate again. They must be everywhere! Once has loosened the grip – your place has already taken. In one breath they create new works, forgetting the old ones, hoping to «break forth», to be in the limelight and sooner or later to turn into creator from anonymous wall builder. There is a tendency for young artists as for Chinese workers, to move to other cities and countries by specific way «the wall». They like to be strangers: it is easy to move, not depend on the material things and the most important – easy to create. Easy and simple, out of nothing. This is the main attraction of a Chinese worker and the things he produces with his hands: paper lantern, cheap finery «10 rubles each» or Chinese i-phone, which is much cheaper than the original one. It is an intervention of neon seas, strange trifles and head scratchers. Today’s artists can live easily, creating delicate installations from the foil they had found somewhere, making video of

wires swinging in the wind, the water flowing. They can be independent of the circumstances and as Asian foreigners, demonstrate the miracles of ingenuity and survival in present world. Project curators: Anna Korzhova, Anatoliy Gayduk ARTISTS Anatoliy Haiduk – «Portrait», 3x3 m, painting. Alexandr Verevkikn – project «If you like it, take it now». Elena Dendiberya– «Portrait» Oleg Elagin – «Experimental film of unknown Samara cinema operator. Film footage, editing, 1960s». Found and reconstructed by Oleg Elagin. Vladimir Logutov – «Curriculum vitae», object. Alisa Nikolaeva – «No name», performance. Anna Korzhova – «Theory of Sets», video. Evgeniy Bugaev – «The Trap or Test by Infinity», installation. Anastasia Albokrinova – «Need to come», series of objects. Anastasia Kolodochko – «Insomnia», series of photographs. Sergey Tkachenko – «Fluctuations. Individuality in line-production and the problem of choise», series of photographs. Anton Tkachenko – «Against», video. Oleg Zakharkin – «Local History», video. Nikolay Onishchenko – «FRAGILE», installation. Ivan Novikov – «No name», installation. Seva Vyvodtsev, Misha Gorelov, Ksenia Alekseeva – project «People’s Friendship», series of graffitis.


ЕЛЕНА ДЕНДИБЕРЯ «Портрет» ELENA DENDIBERYA «Portrait»

АЛЕКСАНДР ЗАЙЦЕВ «Распродажа или сделано рекламой» инсталляция ALEXANDR ZAYTSEV «Sale or Promotion» installation

111


КИТАЙСКАЯ СТЕНА CHINESE WALL ВЫСТАВКА EXHIBITION

АЛИСА НИКОЛАЕВА «Без названия» перформанс ALISA NIKOLAEVA «No name» performance

112

ЕВГЕНИЙ БУГАЕВ «Ловушка, или испытание бесконечностью» инсталляция EVGENIY BUGAEV «The Trap or Test by Infinity» installation


АНАТОЛИЙ ГАЙДУК «Портрет» ANATOLIY HAIDUK «Portrait»

113


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011

СПЕЦИАЛЬНАЯ ПРОГРАММА БИЕННАЛЕ

114

SPECIAL PROGRAM OF BIENNALE


НЕЙТРАЛЬНАЯ ПОЛОСА

NEUTRAL STRIP

Люк Товен Владимир Логутов Кирилл Скачков Оксана Котлярова Катя Юрченко Ира Павлова Олеся Кокранова Вениамин Дьячков Дима Швецов Егор Иванов Олег Клейменов

Luc Thauvin Vladimir Logutov Kirril Skachkov Oxana Kotlyarova Ekaterina Jurchenko Irina Pavlova Olesya Kokarnova Veniamin Dyachkov Dmitriy Shvetsov Egor Ivanov Oleg Kleymenov

Кураторы: Дмитрий и Мария Храмовы

Curators: Dimitry and Maria Khramovs

05 – 30.08.11 Филиал Самарского областного Художественного Музея «Историко — музейный комплекс в селе Ширяево»

05 – 30.08.11 The branch of Samara regional Art Museum «Historical complex of museums in Shiryaevo village»

115


ДМИТРИЙ И МАРИЯ ХРАМОВЫ DIMITRY AND MARIA KHRAMOVS НЕЙТРАЛЬНАЯ ПОЛОСА арт проект NEUTRAL STRIP art project

Концепция проекта основана на переосмыслении темы VII Ширяевской биеннале современного искусства «Чужестранцы» через призму взаимосвязи Цивилизации и Природы, и роли человека-творца в этом взаимодействии. Цивилизация - это «чужестранец» в девственном мире Природы, который пытается понять некий смысл и адаптироваться в этом мире. Адаптация не может происходить как без трансформации самого «чужестранца», так и без изменений, разрушений среды внедрения. Человек смотрит на Природу сквозь рамки Цивилизации. Человек-творец пытается переосмыслить и адаптироваться в Природе через это переосмысление. Чужестранец, пытаясь понять новую для него среду, заговорить на ее языке, в первую очередь внимательно вслушивается в нее. Только лишь Искусство является Нейтральной полосой – пространством взаимопонимания и У-миро-творения. Нейтральная полоса – территория адаптации – пространство «слушания». Проект «Нейтральная полоса». Основой структуры всего сложного артпроекта является инсталляция «Нейтральная полоса». Образным воплощением концепции является создание Белого Коридора, который представляет собой конструкцию из металлического каркаса и ткани длиной 75 м, проходящего по территории музеяусадьбы И.Е.Репина. По мере движения по этому коридору, Нейтральной полосе, мы раскрываем для себя взаимодействие Природы и Цивилизации через Искусство – систему арт-объектов. Каждый из арт-объектов по-своему перфорирует Белый Коридор, превращая внешний контекст Природы и Цивилизации в объект Искусства. Время возведения арт-объектов: 26 июля – 4 августа Экспозиция: 5 – 31 августа, с.Ширяево, музей И.Е.Репина. Авторы проекта: Дмитрий и Мария Храмовы. Система арт-объектов Белого Коридора:

116

«Цвет горы» - система рам-окон в теле Белого Коридора с цветными фильтрами-кадрами, направленными на пейзаж с Верблюд-горой. По мере перемещения меняется восприятие (ракурс и цвет) внешнего мира. Авторы: Дмитрий и Мария Храмовы,

Иван Щекаев. «Радужная анфилада» - система цветных арок, выходящая за пределы Белого коридора, ориентированная на саженец березки. Человек выходит в Природу со своими рамками и, пытаясь войти в нее, он становится заложником этих рамок. С каждым шагом, преодолевая каждый цвет, человек чувствует невозможность преодолеть свои рамки (последняя щель, красная, слишком узка). Человек остается внутри своего мира, ему остается только созерцать или покинуть эту преграду, растворившись в Природе! Авторы: Дмитрий и Мария Храмовы, Иван Щекаев. «Нейтральная полоса» представляет собой растущий «организм», артлабораторию, действующую во время биеннале. Другие арт-объекты предлагаются участниками артлаборатории. Участники проекта: Кирилл Скачков, Оксана Котлярова, Катя Юрченко, Ира Павлова, Олеся Кокранова, Вениамин Дьячков, Дима Швецов, Егор Иванов, Олег Клейменов, Былинкин Алексей Фильм Люка Товена «Мираж русской деревни» Видео арт Люка Товена «Без плоти» Видео арт Владимира Логутова «Без названия» The project conception is based on the rethinking of the main theme of VII Shiryaevo Biennale of Contemporary Art «Strangers» in the terms of interaction of Civilization and Nature, and the role of a man-creator in this interaction. Civilization is the «stranger» in the virgin world of Nature who is trying to find some kind of meaning and adapt to this world. The adaptation process cannot exist without transformation of the «stranger» himself or without changes and destruction of introduction environment. A man looks at Nature in the scope of Civilization. The man-creator is trying to rethink and adapt to Nature through this rethinking. The stranger, trying to understand this new environment, to speak its language, first of all, is listening attentively. Art only is Neutral Strip, a space of mutual understanding and appeasement. Neutral Strip is the territory of adaptation, the space for «listening». Project «Neutral Strip» The structure of the complex art-project is based on the installation «Neutral Strip». The implementation of this conception is the creation of White Corridor. It is a construction from metal frame and fabric 75 cm long, which is passing through the Repin’s Museum. As we move through this corridor, «Neutral Strip», we explore the interaction of Nature and Civilization by means of Art – system of art-objects. Each of these objects stands out in its own way in White Corridor, transforming the

external context of Nature and Civilization into the object of Art. Time of art-objects construction: July 26 – August 4 Presentation: August 5-31, Shiryaevo village, the Repin’s Museum Authors: Dmitry Khramov and Maria Khramova. The system of art-objects in White Corridor: «Colour of the mountain» is a system of frames and windows with coloured filtersshots in the body of White Corridor facing the Camel-mountain. While moving through the corridor, the perception (perspective and colour) of the world is changing. Authors: Dmitry Khramov and Maria Khramova, Ivan Shchekaev. «Rainbow enfilade» is a system of coloured arches going beyond White Corridor, focused on the birch sapling. Man comes to Nature with his own limits and trying to come in he becomes the hostage of these limits. With each step, reaching every colour, man realizes the inability to overcome his own limits (last slot, red, too narrow). Man remains inside his world, he just has to contemplate or leave this barrier by merging with Nature. Authors: Dmitry Khramov and Maria Khramova. Participants: Kirril Skachkov Oxana Kotlyarova Ekaterina Jurchenko Irina Pavlova Olesya Kokarnova Veniamin Dyachkov Dmitriy Shvetsov Egor Ivanov Oleg Kleymenov Luс Thauvin film «Mirage of Russian Village» Video art by Luc Thauvin «Without body» Video art by Vladimir Logutov «Untitled»


117


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011 ПРОГРАММА БИЕННАЛЕ 04.08 – 30.08.2011 04.08 В 19.00 ОТКРЫТИЕ, ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА «ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ» ГАЛЕРЕЯ АРТ-ЦЕНТР, ООО «САМАРА – ЦЕНТР», САМАРА, УЛ. МИЧУРИНА 90 04.08 – 21.08 ОТКРЫТИЕ В 20.00 ВЫСТАВКА, "СТОЛКНОВЕНИЕ ДИСКУРСОВ", ГАЛЕРЕЯ АРТ-ЦЕНТР, ООО «САМАРА – ЦЕНТР», САМАРА, УЛ. МИЧУРИНА 90 04.08 – 22.08 ОТКРЫТИЕ В 21.00 ВЫСТАВКА, "КИТАЙСКАЯ СТЕНА", ГАЛЕРЕЯ 11 КОМНАТ, В ЗДАНИИ ОФИСНОГО ЦЕНТРА «БИГ БЕН» САМАРА, МОСКОВСКОЕ ШОССЕ, ЛИТЕРА «Д» 05.08 - 30.08 В 12.00 ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКА «НЕЙТРАЛЬНАЯ ПОЛОСА», СЕЛО ШИРЯЕВО, ФИЛИАЛ ГУК СОХМ «ИСТОРИКО - МУЗЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС В С. ШИРЯЕВО» 07.08 – 19.08 РАБОТА МЕЖДУНАРОДНОЙ ТВОРЧЕСКОЙ ЛАБОРАТОРИИ В ШИРЯЕВО. 15-17.08 12.00 -14.00 АВТОРСКИЕ ПРЕЗЕНТАЦИИ УЧАСТНИКОВ ТВОРЧЕСКОЙ ЛАБОРАТОРИИ, СЕЛО ШИРЯЕВО, ФИЛИАЛ ГУКСОХМ «ИСТОРИКО - МУЗЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС В С. ШИРЯЕВО» 15.08 ХАНЦ – МИХАЕЛЬ РУППРЕХТЕР / ГЕРМАНИЯ / МАРТИНА ГЕЙГЕР – ГЕРЛАХ / ГЕРМАНИЯ/ КАТРИН СОН / ГЕРМАНИЯ / БАРБАРА КАРШ-ШАЕБ/ ГЕРМАНИЯ/ РОЗА РЮКЕР / ГЕРМАНИЯ / 16.08 ЙОРГЕН ПЛАТЦЕР / ШВЕЦИЯ / ГРЕТА ВЕЙБУЛЛ / ШВЕЦИЯ / КЛАС ЭРИКССОН / ШВЕЦИЯ / КАЛЛЕ БРОЛИН / ШВЕЦИЯ / КРИСТИНА МЮНТЦИНГ / ШВЕЦИЯ / ИНГЕЛА ИРМАН / ШВЕЦИЯ /

118

17.08 МАРИ КАРТАУ / ЭСТОНИЯ / АНДРЮС ЙОНАС / ЭСТОНИЯ / ЯНО БЕРГМАН / ЭСТОНИЯ / ЕРБОСЫН МЕЛЬДИБЕКОВ / КАЗАХСТАН / 12.08 – 30.08 ОТКРЫТИЕ В 18.00 ВЫСТАВКА «PROJET DILIGENCE» VALENTIN SOUQUET & EMILIE PISCHEDDA, САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ, САМАРА, УЛ. ВЕНЦЕКА 55 ОТКРЫТИЕ В 20.00 ВЫСТАВКА "STRANGE ••• STRANGER ••• STRANGEST" , ГАЛЕРЕЯ «ВИКТОРИЯ», САМАРА, УЛ. НЕКРАСОВСКАЯ 2, ВЫСТАВКА РАБОТАЕТ С 11 ДО 19.00, ВХОД СВОБОДНЫЙ. 20. 08 «НОМАДИЧЕСКОЕ ШОУ» В ШИРЯЕВО НАЧАЛО В 11.20 ЧАСОВ ОТ ПРИСТАНИ В ШИРЯЕВО 21.08. НАЧАЛО В 10.00 КОЛЛОКВИУМ НА ТЕМУ: «ТЕХНОЛОГИЙ ЗАХВАТА И СОПРОТИВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ИСКУССТВЕ», ФИЛИАЛ ГУКСОХМ «ШИРЯЕВСКИЙ МУЗЕЙ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ». 21.08. НАЧАЛО В 20.00 ФИНИСАЖ ВЫСТАВКИ "СТОЛКНОВЕНИЕ ДИСКУРСОВ" ВСТРЕЧА С ХУДОЖНИКАМИ И КУРАТОРАМИ, ГАЛЕРЕЯ АРТ-ЦЕНТР ООО «САМАРА – ЦЕНТР», САМАРА, УЛ. МИЧУРИНА 90. 30.09 ЗАКРЫТИЕ VII ШИРЯЕВСКОЙ БИЕННАЛЕ "ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ" В 16.00 КРУГЛЫЙ СТОЛ НА ТЕМУ: «ШИРЯЕВСКИЕ ИТОГИ 2011» В 19.00 ФИНИСАЖ ВЫСТАВКИ МОЛОДЫХ ХУДОЖНИКОВ, ГАЛЕРЕЯ «ВИКТОРИЯ», САМАРА, УЛ. НЕКРАСОВСКАЯ 2

BIENNIAL PROGRAM 04.08 – 30.08.2011 04.08 AT 19.00 PRESS CONFERENCE AND OPENING OF VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART "STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA", ART CENTER GALLERY, MICHUINA STR. 90, SAMARA 04.08 AT 20.00 OPENING OF THE ART EXHIBITION "COLLIDING DISCOURSES" ART CENTER GALLERY, MICHUINA STR. 90, SAMARA 04.08 - 22.08 OPENING OF EXHIBITION "CHINESE WALLS", GALLERY 11 ROOMS IN THE BUILDING OFFICE CENTER "BIG BEN" SAMARA, MOSCOW HIGHWAY, THE LETTER "D" 5 - 30.08 05.08 AT 12.00 OPENING OF EXHIBITION "NEUTRAL STRIP", CURATOR DIMITRY AND MARIA KHRAMOVS , THE REPIN'S MUSEUM, BRANCH OF SIC SR SRAM "SHIRYAEVO OPEN AIR MUSEUM", SHIRYAEVO VILLAGE 7.08 — 20.08 INTERNATIONAL CREATIVE LABORATORY WORKS IN SHIRYAEVO. 15 – 17.08 FROM 12.00 TO 14.00 AUTHOR’S PRESENTATIONS OF PARTICIPANTS OF CREATIVE LABORATORY THE REPIN'S MUSEUM, BRANCH OF SIC SR SRAM "SHIRYAEVO OPEN AIR MUSEUM", SHIRYAEVO VILLAGE 15.08 HANNS-MICHAEL RUPPRECHTER/ GERMANY/ MARTINA GEIGER-GERLACH / GERMANY / KATHRIN SOHN / GERMANY / BARBARA KARSCH-CHAÏEB / GERMANY / ROSA RÜCKER /GERMANY/ 16.08 JÖRGEN P. PLATZER / SWEDEN / GRETA WEIBULL / SWEDEN / KLAS ERIKSSON / SWEDEN / KALLE BROLIN / SWEDEN / KRISTINA MÜNTZING / SWEDEN / INGELA IHRMAN / SWEDEN / 17.08 MARI KARTAU / ESTONIA / JOONAS ANDRUS / ESTONIA / BERGMAN JANNO / ESTONIA / ERBOSSYN MELDIBEKOV / KAZAKHSTAN /


12.08 – 30.08 AT 18.00 OPENING OF EXHIBITION OF «PROJET DILIGENCE» GROUP: VALENTIN SOUQUET & EMILIE PISCHEDDA,, SIC SR "SAMARA REGIONAL ART MUSEUM", VENTZEKA STR. 55, SAMARA AT 20.00 OPENING OF EXHIBITION "STRANGE ••• STRANGER ••• STRANGEST" , VICTORIA GALLERY, NEKRASOVSKAYA STR. 2, SAMARA THE EXHIBITION IS OPEN FROM 10.00 TO 19.00 20.08 "NOMADIC SHOW" IN SHIRYAEVO BEGINNING AT 11.20 ON THE PIER IN SHIRYAEVO 21.08. AT 10.00 ROUND TABLE ON THE THEME: "TECHNOLOGY TO CAPTURE AND RESISTANCE IN ART", THE REPIN'S MUSEUM, BRANCH OF SIC SR SRAM "SHIRYAEVO OPEN AIR MUSEUM", SHIRYAEVO VILLAGE 21.08. AT 20.00 FINAL SITTING OF THE ART EXHIBITION "COLLIDING DISCOURSES" MEETING WITH ARTISTS AND CURATORS, ART CENTER GALLERY, MICHUINA STR. 90, SAMARA 30.09 FINAL EVENTS OF VII SHIRYAEVO BIENNALE "STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA" AT 16.00 - ROUND TABLE DISCUSSION: "SHIRYAEVO RESULTS 2011" AT 20.00 - FINAL SITTING OF EXHIBITION "STRANGE, STRANGER, STRANGEST" / GERMANY, RUSSIA/ VICTORIA GALLERY, NEKRASOVSKAYA STR. 2, SAMARA

119


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA 04/08 – 30/08 2011 © 2011-12, ПРИВОЛЖСКИЙ ФИЛИАЛ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЦЕНТРА СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА

© 2011-12, VOLGA REGION BRANCH OF THE NATIONAL CENTER FOR CONTEMPORARY ARTS

© 2011-12, САМАРСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД «ЦЕНТР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА»

© 2011-12, SAMARA REGIONAL PUBLIC CHARITABLE FOUNDATION «CENTER FOR CONTEMPORARY ART»

© Все опубликованные материалы принадлежат авторам Фото: © Сергей Катран © Анна Коржова © Янно Бергман Редакционная коллегия: Неля Коржова Роман Коржова Сайт: www.shiryaevo-biennale.ru Перевод Артём Трибунский Елена Федоровских Типография “Книга”, Самара

120

© All published materials are property of their authors Photos: © Sergey Katran © Anna Korzhova © Janno Bergmann Editorial board: Nelya Korzhov Roman Korzhov Web site: www.shiryaevo-biennale.ru Translation: Artem Tribunskiy Elena Fedorovskikh Typography: “Book”, Samara


VII ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА / 2011 / VII SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART

STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA  

STRANGERS: BETWEEN EUROPE AND ASIA VII Shiryaevo Biennale of Contemporary Art ЧУЖЕСТРАНЦЫ: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ VII международная биеннале...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you