Page 1

VI ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VI SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART 01/08 – 25/08 2009 WWW.SHIRYAEVO-BIENNALE.RU

А М Е Р И КА : М Е ЖДУ Е В РО П О Й И А З И Е Й A M E R I CA : B E TW E E N E U RO P E A N D A S I A


VI ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VI SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART 01/08 – 25/08 2009 WWW.SHIRYAEVO-BIENNALE.RU

А М Е Р И КА : М Е ЖДУ Е В РО П О Й И А З И Е Й A M E R I CA : B E TW E E N E U RO P E A N D A S I A


VI ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VI SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART АМЕРИКА: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ AMERICA: BETWEEN EUROPE AND ASIA 01/08 – 25/08 2009 WWW.SHIRYAEVO-BIENNALE.RU

02

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ И МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

MINISTRY OF CULTURE AND MASS COMMUNICATION OF THE RUSSIAN FEDERATION

организатор: ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЦЕНТР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА ПРИВОЛЖСКИЙ ФИЛИАЛ

organizer: NATIONAL CENTRE FOR CONTEMPORARY ARTS PRIVOLZHSKIY BRANCH

САМАРСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД «ЦЕНТР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА»

SAMARA REGIONAL PUBLIC CHARITABLE FUND «CENTER FOR CONTEMPORARY ART»

Председатель организационного комитета биеннале Анна Гор

Chairman of organizational committee Anna Gor

Комиссар биеннале Роман Коржов

Commissioner of biennale Roman Korzhov

Куратор биеннале Неля Коржова

Curator of biennale Nelya Korzhova

Кураторская группа Ханнс-Михаель Руппрехтер Марлен Перонет Александр Панов Владимир Логуов Антонио Джеуза

Curators Hanns-Michael Rupprechter Marlene Perronet Alexandr Panov Vladimir Logutov Antonio Jeusa

Координатор по международной деятельности Алексей Прокаев

Coordinator for international relation Alexei Prokaev

Координаторы по связям с общественностью Ната Морозова Ольга Татосьян

Coordinators for public relation Nata Morozova Olga Tatosyan

Координатор Юлия Львова

Coordinator Julia Lvova


ХУДОЖНИКИ:

ARTISTS:

Наталья Абалакова Сергей Баландин Геро Гётце Георг Зайсс Анатолий Жигалов Мари Картау (Сирам) Анна Коржова Неля Коржова Роман Коржов Андрей Кузькин Диана Мачулина Ербосын Мельдибеков Марлен Перронет Эмели Пичеда Ханнс - Михаель Руппрехтер Хайм Сокол Валентин Суке Оксана Стогова Андрей Сяйлев Маре Трала Манфред Унтервергер Вольфранг Шпет

Natalia Abalakova Sergey Balandin Gero Goetze Georg Zaiss Anatoliy Zhigalov Mari Kartau (Siram) Anna Korzhova Nelya Korzhova Roman Korzhov Andrey Kuzkin Diana Machulina Erbosyn Meldibekov Marlene Perronet Emilie Pischedda Hanns-Michael Rupprechter Haym Sokol Valentin Souquet Oxana Stogova Andrey Syaylev Mare Tralla Manfred Unterweger Wolfgang Spaeth

03


ПАРТНЕРЫ БИЕННАЛЕ ПОСОЛЬСТВО ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ В МОСКВЕ

ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ОБЩИНА СВЯТОГО ГЕОРГА В САМАРЕ

PRODUCER CENTER «MARLENE» NEWS OUTDOOR SAMARA

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ

«APR - CITY / TVD» LTD.

ПРОГРАММА "ДНИ ГЕРМАНИИ В РОССИЙСКИХ РЕГИОНАХ”

ИНФОРМАГЕНТСТВО КУЛЬТУРА GIF.RU

«ALBATROSS» STUDIO OF A LARGEFORMAT PRINT

ФОНД ИМ. РОБЕРТА БОША

PHOTOGRAPHER.RU

«BRISTOL-ZHIGULI SERVICE» LTD.

НЕМЕЦКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР ИМ. ГЁТЕ

ARTINFO.RU

EVANGELICAL LUTHERAN COMMUNITY OF ST. GEORGE IN SAMARA

ФОНД ФОРДА

PARTNERS OF BIENNALE

ПОСОЛЬСТВО ФРАНЦИИ В РОССИИ

DEUTSCHE BOTSCHAFT MOSKAU

INFORMATION PARTNERS NEWS AGENCY CULTURE GIF.RU

АЛЬЯНС ФРАНСЕЗ САМАРА

PROGRAM "THE DAYS OF GERMANY IN THE RUSSIANS REGIONS”

PHOTOGRAPHER.RU

ЭСТОНСКИЙ ФОНД КУЛЬТУРЫ

ROBERT BOSCH STIFTUNG

ARTINFO.RU

STUTTGARTER KUNSTVEREIN E.V.

GOETHE - INSTITUTE MOSKAU

АДМИНИСТРАЦИЯ Г. ШТУТТГАРТА

FORD FOUNDATION

САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ

AMBASSADE DE FRANCE EN RUSSIE ALLIANCE FRANÇAISE DE SAMARA

ГАЛЕРЕЯ «ВИКТОРИЯ» EESTI KULTUURKAPITAL КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР «АРТ ПРОПАГАНДА»

STUTTGARTER KUNSTVEREIN E.V.

САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ADMINISTRATION OF STUTTGART CITY

ТЕХНОПАРК СГЭУ

THE SAMARA REGIONAL ART MUSEUM

ПРОДЮСЕРСКИЙ ЦЕНТР "МАРЛЕН” NEWS OUTDOOR САМАРА

THE GALLERY «VICTORIA» CULTURAL CENTRE «ARTPROPAGANDA»

ООО «АПР – СИТИ / ТВД» СТУДИЯ ШИРОКОФОРМАТНОЙ ПЕЧАТИ «АЛЬБАТРОС» ООО "БРИСТОЛЬ-ЖИГУЛИ СЕРВИС”

THE SAMARA STATE ECONOMIC UNIVERSITY TECHNOPARK OF SAMARA STATE ECONOMIC UNIVERSITY

04

Издание каталога осуществлено при поддержке ФОНДА ФОРДА

The edition of the catalogue is carried out at support of FORD FOUNDATION


05


ОРГАНИЗАТОРЫ БИЕННАЛЕ ВЫРАЖАЮТ БЛАГОДАРНОСТЬ: ЛИЛИИ ДОБЫШ, координатору программы Германского Посольства в Москве «Дни Германии в российских регионах» БЛАНШ ГРИНБАУМ-САЛЬГАС, атташе по культуре посольства Франции в России

МИХАИЛУ САВЧЕНКО, арт директору культурного центра "Арт Пропаганда” ОЛЬГЕ ТЕМИРБУЛАТОВОЙ, пастору ЕвангелическоЛютеранской общины Святого Георга в Самаре

РЯБЧУК ГАЛИНЕ ВЛАДИМИРОВНЕ, директору Самарского Художественного Музея ПЕТРОВОЙ ТАТЬЯНЕ АНАТОЛЬЕВНЕ, заместителю директора Самарского Художественного Музея ПАТРАТИ ЛЮДМИЛЕ ИОСИФОВНЕ, генеральному директру галереи "Виктория" ЖАБИНУ АЛЕСАДРУ ПЕТРОВИЧУ, ректору Самарского Государственного Экономического Университета ПРОКАЕВУ АЛЕКСЕЮ ВЛАДИМИРОВИЧУ, директору Центра Международных связей СГЭУ НИКИФОРЧУКУ СЕРГЕЮ ИВАНОВИЧУ, региональному директору News Outdoor НАТЕ МОРОЗОВОЙ, представителю Самарского РОБФ «ЦСИ» в Москве ЕКАТЕРИНЕ ОРЛОВОЙ, руководителю театральной программы культурного центра "Арт Пропаганда"

06

ALEXEY PROKAEV, director of the Center of the International communications of the Samara State Economic University SERGEY NIKIFORCHUK, regional director of News Outdoor

ЮЛИИ ЛЬВОВОЙ ВИТАЛИЮ ЛЕХЦИЕРУ

НАТАЛИ КОНЬЙО-ТОВЭН, директору Альянс Франсез Самара

Samara State Economic University

ЕЛЕНЕ БОГАТЫРЕВОЙ Волонтерам: ЕКАТЕРИНЕ БЕЛЯЕВОЙ и ЕЛЕНЕ КОРЖОВОЙ, студентам Самарского Государственного Университета Переводчикам: АРТЁМУ ТРИБУНСКОМУ и ЕВГЕНИЮ ГВОЗДЕВУ THE ORGANIZERS OF BIENNALE EXPRESS THEIR GRATITUDE TO: LILIA DOBYSH, Сoordinator of Program of Germany Embassy in Moscow "Days of Germany in the Russian regions” BLANCHE GRIBAUM-SALGAS, Cultural Attaché at the Embassy of France in Russia NATHALIE CONIO-THAUVIN, Director Alliance française de Samara RIABCHUK GALINA, the director of the Samara Art Museum TATYANA PETROVA, the deputy director of the Samara Art Museum PATRATI LUDMILA, general director of Gallery "Victoria” ZHABIN ALEXANDER, rector of the

NATA MOROZOVA, representative of Samara RPCF «SCCA» in Moscow EKATERINA ORLOVA, head of the theater program of the cultural center "Art Propaganda” MICHAIL SAVCHENKO, art director of the cultural center "Art Propaganda” OLGA TEMIRBULATOVA, pastor of the Evangelical Lutheran community of St. George in Samara JULIA LVOVA VITALY LEHTSIER ELENA BOGATYRYOVA Volunteers: EKATERINA BELYAEVA and ELENA KORZHOVA, students of Samara State University Translators: ARTYOM TRIBUNSKY and YEVGENY GVOZDEV


А М Е Р И КА : М Е ЖДУ Е В РО П О Й И А З И Е Й A M E R I CA : B E TW E E N E U RO P E A N D A S I A


08


09


КОНЦЕПЦИЯ

Америка не только USA. Но именно эта страна сияла в зените славы весь 20 век, неотвратимо захватывая новые горизонты рынка, политики, масс медиа. В памяти всплывают кадры классических американских вестернов, со скачущими к заветной метке всадниками, когда каждый завоевывает свою землю сам, имея в арсенале лишь свое тело и свою энергию. «Бойцовские рыбки» времен Баскии вызывали восхищение! Они открывали «новый свет» без рабства перед новыми технологиями, и пока этот «новый свет» открывался, все помнили, что Америка, это эксперимент всех народов. Но вот он и «открылся». Этот тотальный захват можно сравнить с движением «современного искусства», почти век борьбы за «другое видение», неожиданно привел к победе. Почти полной, во всяком случае, в определенном культурном поле. Все согласны, что это хорошо. Сопротивления нет. Технологии борьбы и захвата перестают быть востребованными. Что-то произошло. С одной стороны – явное перепроизводство в границах «белого куба» и зависимость от арт рынка, вгоняет всех в контекст «там и потом». С другой, автор – творец и демиург, тот, кто захватывал бескрайнее будущее, сам оказался в плену новых технологий, методов, да и просто денег, если для воплощения его творческого замысла необходимо подвесить на кране пыхтящий паровоз или выставить формальдегид акулы. В такой ситуации «поле борьбы» может быть только «вне борьбы», где минимум подручных материалов, где важно владеть своим телом, идти «на поводу руки», быть «здесь и сейчас». В назначенный день «здесь» в селе Ширяево соберутся зрители, чтобы только «сейчас» вместе с художниками, пройдя от одной «арт-точки» к другой, обрисовать контур общего искусства-события, который проявится в реальности на короткий фрагмент времени, чтобы исчезнуть после окончания «номадического шоу». В русле темы 2009 года «Америка: между Европой и Азией» освоение собственной «арт-точки», приобретает дополнительный аспект. Это сродни освоению «нового света». И этот «свет» горит внутри художника. Неля Коржова куратор биеннале

10


America is not only the USA.

STATEMENT

It is America that bathed in limelight all the 20th century, inevitably conquering new horizons of market, policy and mass media. It reminds us of the snapshots from classical American westerns with riding horsemen, who conquer lands all by themselves, having only their bodies and energy by their side. “Fight fish” dating back to Basque times were really impressive. They unveiled the “new world” without any submission to new technologies and while it was being unveiled that America is an experiment of humanity. So, it was finally unveiled. This capture can be compared to the contemporary art movement. Almost a century of struggle for “another point of view” has unexpectedly turned out to be a victory. It was almost final and binding when it comes to the sphere of culture. Everyone agrees that it’s good. There is no resistance. Technologies of fight and capture are becoming more and more unnecessary. Something has happened. On the one side, overproduction in boundaries of the “white cube” and dependence on the art market bring us to the context “there and later”. On the other side, the author, who is the creator and demiurge, capturing the boundless future, was captured by the new technologies, methods and money, if it is important for the realization of his creative concept to present a puffing train or a formaldehyde of a shark. In such a situation the “battlefield” can only be beyond it, where there is the minimum of improvised material and where it is important to control your own body, to be here and now. On a stipulated day “here” in Shiryaevo the spectators will gather for a short period of time to assess this event by wandering from one art point to another in order to disappear after the end of the nomadic show. In terms of the topic of 2009 “America: between Europe and Asia” the foundation gets another aspect. It is something close to the foundation of the New World. This New World is constantly burning inside of the artist. Nelja Korzhova curator of Biennale

11


НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ

12

Для художников всегда привлекательна зона свободы как таковая. Даже не привязываясь к конкретному высказыванию, они ищут незанятые лакуны, где оно могло бы прозвучать без купюр и без надзора. Тема этого года «Америка: между Европой и Азией». «Новый свет» предполагается рассмотреть, с точки зрения различных ментальных и культурных стратегий, вербальных и невербальных методов освоения. Собственно, что такое Ширяевская биеннале? Это и есть такое незанятое место, куда пришла международная компания художников, чтобы творить на безотносительном фоне русской деревни. Во многом, благодаря именно этому привольному проживанию, родилось целостное синтетическое произведение - Ширяевская биеннале, где важно все: идеи художников, и как они взаимодействуют друг с другом и местным контекстом, как много зрителей приехало и с каким настроением. Был дождь? или солнце? Сколько времени было проведено у реки или в горах? где ели и как пили? Биеннале развивается в контексте того, что искусство есть чудо. Событие незапланированное, как метеорит, который мог и не упасть, а пролететь мимо, или лишь коснуться краем. Необязательность как программа, возвышающая искусство над политикой и рынком, выводящая из системы менеджмента «самость творца, неравного самому себе», позволяет избегнуть сиюминутной «актуальности». Эта незапланированность и есть наш план. «Когда художники собираются вместе, обязательно произойдет что-нибудь интересное», - убежден Ханс -Михаель Руппрехтер. Этот простой лозунг и стал основой наших встреч, которые Х-Михаель предложил делать как биеннале. К теме этого года Руппрехтер сделал работу «Леон Шенендоа умер в 1996, а Америка до сих пор жива»: легко соорудил на берегу расписной вигвам и декламировал оттуда собственные стихи про «Дракулу». Шалаш никем не охранялся, но простоял до последней вечеринки, после чего был фрагментами раздарен желающим. Работа посвящена памяти культового героя, умевшего путешествовать по всему миру без паспорта. Сегодня, когда наши личные коды внесены во всевозможные реестры, и каждый шаг делается под прицелами видеокамер, опыт бродяги без «порта приписки» вызывает восхищение. Возможно, доверие и открытость самая большая защита. А непосредственное общение со зрителями спасет нас от давления управленческих институций и рыночных механизмов. Идея приглашать зрителей в Ширяево исходила из желания художников играть с толпой. Так в 1999 году, первая биеннале проходила как творческая лаборатория для художников. Но ближе к концу всем как-то понадобились зрители - чтоб арбузы им раздавать, в штольни зазывать. Зрители нужны были как союзники, как часть внутрихудожественной практики, «они» были «мы», и мы вместе шли дорогой самопознания. Особая важность отводилась такому понятию, как «токи земли». Первыми об этом заговорили художники из Казахстана. Основным носителем этой идеи был Рустам Хальфин. Токи земли, на которой всё происходит, соединялись с токами той земли, откуда приехали художники. Получалась этакая евроазиатская многослойность.


13


НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ

14

Представителем Азии в этом году был Ербол Медльдибеков. Он сделал две работы: «Пик коммунизма» и «Форточка». Тема Америки представлена в них как тема о захватчиках и переселенцах. «Форточка» - это двухметровый кубический объем, сколоченный из старых досок. Вроде бы это дом, но без дверей. Вместо них - сквозной проем, состоящий из множества окон. Несуразных, слишком близко прибитых друг к другу, полуоткрытых. Створки заунывно хлопают в такт порывам ветра. Странный размер строения, одиноко стоящего на заброшенном пустыре, напоминает безымянный памятник с казахского кладбища, тоже уменьшенная копия дома, дома в котором нельзя жить по настоящему. На создание этой работы автора натолкнуло наблюдение за жизнью наемных рабочих в Ширяево. Многие из них были из Казахстана. Форточка, хоть и маленькое, но легко открываемое пространство. Это метафора о способности гастарбайтеров незаметно (вместе с воздухом) преодолевать границы. Без средств, связей и документов они умудряются внедриться в незнакомую, зачастую недружелюбную среду. Непостижимая мудрость Азии, дает им силы перетерпеть всё, пустить корни. Не только выжить в чужеродной традиции, но и вплавить её принципы в свои идеалы, перерасти испытание, сделав его пластом своего прошлого. В тоже время, в своей работе Мельдибеков акцентирует внимание на постоянном ощущении дискомфорта, которое испытывают эти люди из-за вынужденной оторванности дома. Это похоже на специально сделанную поломку в объекте. Скульптура «Пик коммунизма» представляет собой перевернутый эмалированный таз с заостренным днищем, водружённый на высокий постамент. Белая, облупленная посудина, обозреваемая на фоне неба, действительно очень похожа на горную вершину. И являет миру жгучее слияние азиатского и постсоветского мировосприятия. Прообразом этой работы, стала распространенная для всех переворотов история, когда один постамент используется под статуи разных лидеров. Для удобства, верхняя часть памятника никак не прикреплена к нижней, и при желании «пик» можно поменять. Тема советского прошлого нашла свое отражение и в перформансе Мары Трала и Мари Картау « Superwoman за забором». На фоне декораций из штакетника, был разыгран полномасштабный спектакль с активным участием зрительской массовки о всеядности дамских желаний. Барочный каскад цирковых аллюров сочетал в себе блеск пионерок в исподнем с сиянием гей-звезды на коньках. В обезоруживающей стилистике американского комикса художницы донесли до зрителей своё понимание проблем феминизма и широту взглядов малых народов. Вновь покоренный «новый свет» здесь, в Ширяево, откровенно ржал, забыв про войны между Севером и Югом.


15


NELYA KORZHOVA / RUSSIA

16

For the artists the sphere of freedom has always been attractive. Even without getting attached to a concrete utterance, they are looking for free lacunas , where it can be said without and control and prejudice. The theme of this year is “America: between Europe and Asia”. The New World is suggested to be overviewed from different mental strategies points of view and verbal and non-verbal methods of adaptation. So, what is the biennale in Shiryaevo? It is an unoccupied lacuna, where there is an international team of artists, who came to create on the background of the Russian village. It is because of this free living there is a united synthetic thing – the biennale in Shiryaevo. Every detail is important there: the ideas of the artists and how they cooperate with the local context, how many spectators came and what their mood was. Was there any rain or was it sunny? How much time was spent at the river or in the mountains? Where did people eat and drink? The biennale is developing due to understanding that art is a miracle. It is a spontaneous event like a meteorite which could have flied by without touching the earth. This spontaneity makes the art higher than policy or market, which is identifying the creator himself and let us escape this momentary actuality. This spontaneity is our plan. “When artists get together something interesting happens”-Hans Michael Ruprichter says. This plain utterance has become the basis of out meetings, which Hans Michael proposed to hold as a biennale. As for this year, Ruprichter presented his work “Leon Shenedoa died in 1996, but America is still alive”, where he constructed a wigwam on the bank of the river and read the poems about Dracula out loud. The wigwam wasn’t anyhow protected, but it remained untouched up to the last party, where it was given by parts as a present. The work was dedicated to the cult hero, who could travel all over the world without any passport. And it is especially impressive today when we are surrounded by the cameras and our codes are listed everywhere. Maybe trust and openness is the best protection. And communication with the spectators is the best way to escape from the market mechanisms. The idea to invite the spectators to Shiryaevo was based on their wish to play with the audience. In 1999 the first biennale was a lab of the artists. But in the end they needed the audience as an ally, as a part inside of the artistic practice. Another important definition was “earth current”. The artists from Kazakhstan were the first to talk about it. Rustam Halfin was the founder of this idea. Earth currents where the biennale takes place and where the artists came from united. There was a multilayer unity. The representative of Asia was Erbol Medldibekov, who made two works – “Communism peak” and “Ventlight”. The theme of America was represented as a story about invaders and settlers. “Ventlight” is a two-metered cube, made of old boards. It could be a house if there were any doors. There were only half-opened windows, which were close to each other. With the gust of wind they flap timidly. It reminds of an old monument from the


cemetery in Kazhkhstan, a copy of house, where one can’t really live. Ventlight is a small space which can simply be opened. It’s a metaphor about the ability of guest workers to cross borderlines. Without any money, friends and connections they manage to intrude into unfriendly surroundings. Their wisdom helps them to live through many things and make its principles coexist with their ideals. But at the same time Meldibekov points out a kind of discomfort feeling, which they feel when they are uprooted from their homeland. It looks like the damage made on purpose. The sculpture “Communism peak” is a basin erected on a special pedestal. It really looks like a mountain peak. It represents Asian and postsoviet mentality. Its aim is to show that the pedestal will always be there and the basin can easily be changed like the monuments to famous people. The theme of the soviet times was also represented in the performance of Mara Trala and Mary Carau “Superwoman behind the fence”. With the background of board fence there was a play with the active participation of the audience and what women desire. The baroque gates combined the glory of pioneers and a gay superstar dressed in skates. The artists wanted to show us the problems of feminism and the breadth of views of small nations. Newly conquered “New World” was laughing out loud, having forgotten about of the wars between The Suoth and the North.

17


ОКСАНА СТОГОВА / РОССИЯ OXANA STOGOVA / RUSSIA ШЕСТВИЕ АМЕРИГО ВЕСПУЧЧИ перформанс PROCESSION AMERIGO VESPUCCI performance

Чествуя Христофора Колумба и конкистадоров, уничтоживших цивилизации Древней Америки, не стоит забывать о том, что не Колумб был первым открывателем Америки и не его именем назван весь континент. Имя Америго Веспуччии было подарено Новому Свету и, если уж говорить об Америке между Европой и Азией и о шествии его имени в Ширяево, то открывать номадическую процессию в этом месте и в это время в поисках очередных Нового ли Света или Нового Времени должен флаг, хотя не тот, под которым он шел к берегам Америки, но с его изображением. Honoring Christopher Columbus and the conquistadors destroyed the civilization of ancient America, do not forget that Columbus was not the first discoverer of America and it is named the continent The name of Amerigo Vespucci was given the New World, and if we talk about America between Europe and Asia and on the march in his name in Shiryaevo, the opening of nomadic procession at this place at this time in search of a regular New World or the New Age has a flag, though not the one under which he went to America, but with his image.

18


ЕРБОСЫН МЕЛЬДИБЕКОВ / КАЗАХСТАН ERBOSYN MELDIBEKOV / KAZAKHSTAN ФОРТОЧКА инсталляция, дерево WICKET installation, wood

19


20

ЕРБОСЫН МЕЛЬДИБЕКОВ / КАЗАХСТАН ERBOSYN MELDIBEKOV / KAZAKHSTAN

ФОРТОЧКА инсталляция, дерево WICKET installation, wood


21


22

ЕРБОСЫН МЕЛЬДИБЕКОВ / КАЗАХСТАН ERBOSYN MELDIBEKOV / KAZAKHSTAN

ФОРТОЧКА инсталляция, дерево WICKET installation, wood


23


24


ГЕОРГ ЗАЙСС / ГЕРМАНИЯ GEORG ZAISS / GERMANY

ЛЕСТНИЦА В НЕБО инсталляция со звуком (голос Билли Грехема) дерево, кожа и др. STAIRWAY TO HEAVEN installation with sound (voice of Billy Graham) wood, leather, etc.

Религия играет очень важную роль в обществе США, каждый политик зависит от евангелической церкви - с другой стороны они по-прежнему отправляют людей на электрический стул, не зная пощады. США застряли в средневековье. Religion plays a very important role in the US-american society, even politic is influenced by the evangelical church – on the other side they still execute people on the electric chair without giving mercy. The USA keeps staying in the middle age.

25


ГЕОРГ ЗАЙСС / ГЕРМАНИЯ GEORG ZAISS / GERMANY ГДЕ ТВОЙ НОС, МАЙКЛ? деревянная скульптура WHO NOSE MICHAEL? wood sculpture

26

Эо было написано в одной из газет похищен нос мертвого Майкла Джексона. Спустя несколько недель нос был найден в маленькой русской деревне Ширяево.

It was written in the newspaper that the nose was stolen from Michael Jacksons dead body. Some weeks later it appeared in a small russian village called Shirjaevo.


МАНФРЕД УНТЕРВЕРГЕР / ГЕРМАНИЯ MANFRED UNTERWEGER / GERMANY 21147 инсталляция 21147 installation Это число не только название моего проекта на шестой биеннале в Ширяево, а также символ для заключенных, которые ожидают в камере смертников день своей казни. Заключенные теряют не только свои гражданские права, но и свою идентичность, они становятся числами. Еще одна тема моего проекта относится к результатам владения оружием в США, где в 90% всех домохозяйств имеется во владении одна или несколько Единиц огнестрельного оружия. Местом моего проекта (инсталляция из 5 сегментов о смертной казни) стало небольшое помещение флигель музея И. Е. Репина в Ширяево. Для меня было ясно с самого начала, что я могу осуществить эту работу только в этом замкнутом пространстве, потому что я хотел создать для зрителя тесную и удручающую атмосферу тюремной камеры. This number is not only the title of my project for the 6th biennale in Shiryaevo, but also a symbol for the prisoners who wait in death cells for the day of her execution. Prisoners lose not only her civil rights, but also her idendity, they become a number. Another subject of my project refers to the results of the weapon possession in the USA where 90% of all households are in the possession of one or several firearms. The Location for my project (a installation existing of 5 segments about the death penalty was a small space in an outbuilding of the Repin of museum in Shiryaevo. To me was clear from the outset that I could realise this work only in a closed space, because I also wanted to provide the narrowness and depressing atmosphere of a prison cell for the viewer.

28


29


МАНФРЕД УНТЕРВЕРГЕР / ГЕРМАНИЯ MANFRED UNTERWEGER / GERMANY

Сегмент 1: Последние слова перед смертью В США приговоренные люди имеют право на последнее слово перед исполнением смертной казни. Темой этих последних слов американских приговоренных, как одним из компонентов моей инсталляции, я хотел бы подчеркнуть, что эти люди не скрывают свои эмоции в последние минуты перед казнью. Многим из них, приговоренных к смертной казни в США за убийство, пришлось ждать более 15 лет в тюрьме исполнения приговора, и зрителю, читающему эти последние слова, становится ясно, что личность большинства приговоренных полностью изменилась к этому времени. Многие из них искренне сожалеют о совершенном преступлении, некоторые стали глубоко религиозными, другие протестуют и заявляют о своей невиновности в день казни.

30

21147 инсталляция 21147 installation

Сегмент 2: Рекламные щиты Эта работа показывает 3 больших рекламных щита, которые я обнаружил и сфотографировал в июне / июле 2009 года во время поездки по юго-западу США, недалеко от ЛасВегаса. Эти рекламные "щиты" обычно устанавливают в окрестностях американских городов. В моем случае они стояли прямо друг за другом, в ряд, с одной стороны. Первый рекламный щит рекламирует посещение стрельбища, где американские граждане могут стрелять, заплатив за вход около $ 70, всеми возможными видами огнестрельного оружия, включая крупнокалиберные пулеметы, по людям-манекенам. Дети также могут посещать это место, при условии, что они находятся в сопровождении взрослых. Второй щит, который выглядит на первый взгляд также, как гигантская реклама, сообщает о поиске убийцы и о просьбе полиции о содействии. Последний билборд в этом ряду рекламирует оружие всех видов, которое можно проверить, сравнить и купить на выставке в Лас-Вегасе. Покупка оружия в США является относительно беспроблемной и простой. Покупатель должен быть не младше 21 года и иметь удостоверение личности. В результате этого фактически 90% всех домохозяйств США имеют в распоряжении от одной до нескольких единиц огнестрельного оружия, что является одной из причин необоснованно большого количества убийств по сравнению с другими странами..

Сегмент 3: Ловушка Эта работа тематически связана между сегментами 1 и 2. 4 старых металлических пластины размещены в ряд на полу комнаты. На пластинах лежат американские конфеты, каждая из которых связана с проводами, которые соединимы с 4 электрическими розетками: соблазн осуществление/действие - следствие/ наказание. В контексте с сегментами 1 и 2, эта работа представляется как причина для размышлений о возможных последствиях широкого владения оружием в США.

Сегмент 4: Занавес Зритель видит свободно висящую занавеску из колючей проволоки перед небольшим окном. Взгляд через этот "железный занавес" вызывает чувство смотрящего как через окно тюремной камеры. На подоконнике несколько коробок с печеньем, так называемым "крекером" (взломщик). В американском английском слово "Крекер" имеет несколько значений. Оно является попкорном и печеньем, а также фейерверком и взрывным устройством. Одна из коробок раскрыта и показывает свое истинное содержание: склад боеприпасов.


Сегмент 5: Последняя трапеза. Эта часть моей инсталляции, где в качестве центральной темы - смертная казнь в Китайской Народной Республике, где казнят не только за убийство, но и за сравнительно менее тяжкие преступления (например, за хранение наркотиков, промышленный шпионаж, призыв к демонстрации против режима). Как правило казни проводятся сразу после суда, это часто происходит в общественных местах, таких как, например, футбольные стадионы, где зрители могут наблюдать за расстрелами. После казни использованные боеприпасы для стрельбы по преступникам (гильзы) высылаются по почте семьям этих преступников, которые должны оплатить расходы на казнь. Однако, не все казни в Китае осуществляется в общественных местах. Эти "не публичные" казни часто проводятся таким образом, чтобы приговоренный умер не сразу. Этот особенно бесчеловечный и жестокий подход служит лишь для поддержки и функционирования жизненно важных органов у заключенных перед их смертью. С помощью этого власти в Китае проводят незаконные, но чрезвычайно выгодные сделки по торговле органами. Конечно, эти операции по перевозке органов осуществляются без уведомления членов семьи преступника. Рядом тарелка, заполненная рисом и гильзами, вы можете увидеть "последнюю" докуренную сигарету и пожелтевшие китайские газеты, которые, однако, напечатаны и изданы не в Китае, а в Германии, проживающими там тибетцами. Газета информирует о политической ситуации в Китае - о подавлении тибетского народа китайским правительством. Металлическая кружка, заполненная углями, стоит на газете. Кроме того, металлический ковш, который стоит у входных дверей, заполнен шлаком. Казненных в Китае сжигают сразу после казни. Их не хоронят, они не должны оставить никаких следов. Пепел развеивается по ветру, они исчезают навсегда.

31

21147 инсталляция 21147 installation


МАНФРЕД УНТЕРВЕРГЕР / ГЕРМАНИЯ MANFRED UNTERWEGER / GERMANY

32

21147 инсталляция 21147 installation

Segment 1: Last statements from the Death Row In the USA doomed men have the right on a last statement shortly before their execution. By the thematization of these last words of US-American doomed men as a component of my installation I wanted to emphasis these people not only from her anonymity, but also indicate her emotions during the last minutes before their execution. Many of these in the USA because of murder sentenced to death people had to wait partly more than 15 years in the prison for the day of their execution and it becomes clear to the viewer while reading these last statements that most doomed men changed her personality in this long time up to her execution completely. Many of them regretted their crime deeply sincerely, became in the custody strictly religiously, others protested their innocence until the date of their execution.


Segment 2: Billboards This work shows 3 big advertising boards which I discovered and photographed in June / July, 2009 during a trip through the southwest of the USA close to Las Vegas. These 'Billboards' are usually put up for advertising purposes in the edge districts of American towns. In this case they stood directly one after the other in a row, at the same place. The first advertising board advertises for the visit of a Shooting Range where American citizens can shoot against an entry fee of about 70 $ with all possible firearms, among the rest, also with large-calibre machine guns at human dummies. Even children are not excluded from it, provided that they are in company of an adult. The second Billboard which looks at first sight also like a gigantic advertising board it concerns in reality a gigantic wanted poster that informs informs about a murderer in request by the police The last Billboard in this row advertises to a weapon fair in Las Vegas where weapons of all kind can be tested, compared and be bought. Buying firearms is relatively unproblematic and easy in the USA. The buyer must be 21 years old and present an identity card. Of this fact results that 90% of all households in the USA are in the possession of at least one or several firearms, which is one of the reasons for the unreasonably high number of murder in comparison to other countries.

Segment 4: The curtain The viewer sees a freely hanging curtain from barbed wire before a small window. The look through this 'iron curtain' should provide the feeling for the viewer to look through the window of a prison cell. On the windowsill there are several biscuit boxes, socalled 'crackers'. In american English the word 'Cracker' has several meanings. It stands for pop grain and biscuits, as well as for fireworks and explosive device. One of the box is opened and shows her true contents: Gun ammunition.

Segment 3: The trap This work is the thematic connection between the segments 1 and 2. There are 4 old metal plates which are placed in a row on the ground of the room . On the plates lie American sweets which are connected in each case with wires which lead directly to 4 outlets right about the plates: Seduction - implementation / action punishment /consequence In the context with the segments 1 and 2 this work should provide a cause for thought about the possible consequences of the widespread weapon possession in the USA. Segment 5: The last meal This part of my installation picks out as a central theme the death penalty in the People's Republic of China where people are executed not only because of murder, but also because of comparatively less serious crimes (for example, because of drug possession, industrial spying, call to demonstrations against the regime). As a rule the executions are carried out immediately after the trial, this often happens on public places as for example in football stadions where spectators can watch the shootings. After the executions the used ammunition for the shooting of the offenders is sent by post to the family of the executed who must arise then

for the costs of the execution of her family member. However, not all executions in China are carried out in public. These 'non public' executions are often carried out in a way that the offenders do not die immediately. This especially inhuman and cruel approach serves only the purpose, to take still vital and functioning organs from the executed shortly before their death. With it the authorities in China pursue an unlawful, but extremely profitable organ trade. Of course the organ withdrawals are carried out without previous approvals of the offenders and her family members. Beside the plate filled with rice and cartridges you can see a burnt 'last' cigarette and a yellowed Chinese newspaper which was however was not printed and published in China, but from exile Tibetans in Germany. The newspaper informs about the political situation in China and the suppression of the tibetan people by the Chinese government. A metal cup which is filled with cinder stands on the newspaper. Also a metal bucket which stands directly beside the entry door of the cell contains cinder. The executed are burnt in China immediately after their execution. They get no regular burial, they should leave no tracks. Their cinder goes with the wind, they disappear forever.

33

21147 инсталляция 21147 installation


34


ХАННС - МИХАЕЛЬ РУППРЕХТЕР / ГЕРМАНИЯ HANNS-MICHAEL RUPPRECHTER / GERMANY

35


ХАННС - МИХАЕЛЬ РУППРЕХТЕР / ГЕРМАНИЯ HANNS-MICHAEL RUPPRECHTER / GERMANY ЛЕОН ШАНАНДОА УМЕР В 1996, А АМЕРИКА ДО СИХ ПОР ЖИВА инсталляция, перформанс LEON SHANANDOAH DIED 1996 AND AMERICA IS STILL ALIVE installation, performance

Леон Шанандоа был последним большим суверенным вождем индейцев, живущих в Америке. Этот замечательный континент, как культурное и природное явление, попал в плен - некоторые воспитанные говорят: люди - ищут, находят, воруют "золото", используя рабов и злоупотребления и по сей день. Ранние демократии, такие, как ирокезы, были уничтожены. Сегодня оставшиеся в живых могут только смотреть на эту Америку, далекую от совершенства и танцевать на вулкане. Дракула есть везде, и если вы не осторожны, то будете укушены. Leon Shanandoah was the last big sovereign chief of Indian cultures living in America. This wonderful continent and not only the human cultures, but also the whole nature, was captured – some say civilized – by people, searching, finding and stealing “gold” by using and abusing slaves still today. Early democratic societies, like the iroquese, were destroyed. Today the survivors only can watch this America out of balance and dance on the volcano. Dracula is everywhere and if you don’t take care, you will be bitten

36


37

ХАННС - МИХАЕЛЬ РУППРЕХТЕР / ГЕРМАНИЯ HANNS-MICHAEL RUPPRECHTER / GERMANY

ЛЕОН ШАНАНДОА УМЕР В 1996, А АМЕРИКА ДО СИХ ПОР ЖИВА инсталляция, перформанс LEON SHANANDOAH DIED 1996 AND AMERICA IS STILL ALIVE installation, performance


38

ЭМЕЛИ ПИЧЕДА, ВАЛЕНТИН СУКЕ, НИНА СУКЕ / ФРАНЦИЯ EMILIE PISCHEDDA, VALENTIN SOUQUET, NINA SOUQUET / FRANCE


39

EAST SIDE STORY серия фотографий EAST SIDE STORY series of photographs


НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ NELYA KORZHOVA / RUSSIA ОТПУСК БЕЗ КОНЦА живопись, холст, масло PERMANENT VACATIONS paint, oil on canvas

40


41

НЕЛЯ КОРЖОВА / РОССИЯ NELYA KORZHOVA / RUSSIA

ОТПУСК БЕЗ КОНЦА живопись, холст, масло PERMANENT VACATIONS paint, oil on canvas


42


43

ЭМЕЛИ ПИЧЕДА, ВАЛЕНТИН СУКЕ, НИНА СУКЕ / ФРАНЦИЯ EMILIE PISCHEDDA, VALENTIN SOUQUET, NINA SOUQUET / FRANCE

FAR EAST & EAST SIDE STORY инсталляция и серия фотографий FAR EAST & EAST SIDE STORY installation and series of photographs


МАРЛЕН ПЕРРОНЕТ / ФРАНЦИЯ

46

Работа группы Project Diligence была разделена на две части для показа, в соответствии с однодневной экскурсией "номадического шоу". Сначала, утром, зрители отправляются на экскурсию по двору и залам музея Репина, в местах для обычных групповых посещений. Их визит происходит в атмосфере аншлага параллельно с празднованием Медового Спаса: фольклорные сувениры, люди в народных костюмах, туристы ... В самой последней комнате музея они видят выставку фотографий: мужчина и девочка, в разных местах, в селе, на улице и в домах, с экзотическими животными. В центре комнаты, на длинном деревянном столе размещен реквизит для этих фотографий, напоминание о подлинности (посвящается реалистический традиции художника Репина во время своего пребывания в этом месте) и в более общем плане традиции музея: датирование, соответствие контексту, происхождение. Члены группы Project Diligence были там "во плоти" и готовы были ответить на вопросы, комментируя фотографии и показывая экзотических животных. Позднее, в тот же день, процессия зрителей, сделав перерыв в пути, встречает металлический синий фасад, где они могли узнать одну из сцен на картинах, без приглашения войти внутрь этой декорации. На вертикальной поверхности, некоторые фотографии из той же серии, как и в музее, коллаж. Кресло-качалка. Члены Project Diligence снова там, чтобы приветствовать и объяснить, что они жили там, в этом доме, во время своего пребывания в Ширяево. На углу дома, своего рода настенный знак этих фотографий, в стиле старых деревянных магазинов - вывеска с указанием: "Дальний Восток". Трейлер плаката даже показали в сети Интернет, ещё до начала выставки , с подзаголовком: "повесть восточной стороны". Хотя мы находимся в Западной России. Эти животные родом из Южной Америки. А эти люди, они выглядят как Средиземноморцы. Их чрезмерная игра на фотографиях

выглядят подозрительно. Это обман? Изображение товарных знаков? Или они пытаются продать Marlboro Classic стиль? Серия фотографий, кажется, представляет собой фрагменты фильма, сценарная раскадровка: жизнь отца и его дочери, возможно, побег в пустыню ... Но золотые лучи пересекают бессмысленные сцены: иногда персонажи приобретают позы очень пострадавших, во время какой-то фантастической и утомительной оккупации, он показывает свою загорелую, потную кожу, она носит меховую шапку; иногда сцена строится через экзотических животных, смотрящих серьезными глазами в камеру, на зрителя, картинка становится предлогом для этой демонстрации. Фантастика заключается в отсутствии какой-либо сюжетной линии, нет ни истории, ни сообщения, бессодержательность рекламы на ничейной земле, которые дают горожанам призрачные изображения дикого мира. Америка началась "между Европой и Азией", когда одни стали сомневаться в картах, другие получили доступ к изменчивой части мира. В этой бездне, во время резиденции, члены Project Diligence создают собственный портрет эталонов Запада: их работы будут реализованы только в документах, фотографиях и рассказах, когда они вернутся в свое привычное окружение. Для художника необходимо быть всегда в движении относительно интернациональной арт сцены, вдохновенно изображая плутовское исследование в пустом месте.


Project Diligence's work was split up into two places, following the one-day excursion of the “nomadic show”. First, in the morning, the audience of the guided tour walked around through the yard and the rooms of the Repin Museum, place for a conventional group-show. Coinciding with the celebrations of the Medoviy Spas (Honey Day), their visit occurred in an atmosphere of crowded, busy folklore – souvenir stands, people wearing costumes, tourists... When reaching the very last room of the museum, they could see some photographs of a man and a young girl in different rural places, outside and inside, posing with exotic animals. In the center of the same room, the props from these pictures were placed on a long wooden table, reminding the original display of this museum (dedicated to the realist painter during his stay in the region) and more generally, reminding the museum tradition of the “period rooms” (i.e. artworks shown in a decor corresponding to their origin context). The members of Project Diligence were there in flesh and bones to answer to questions, accompanied by some of the alarming animals of the pictures. Later in the day, the procession of visitors would make a break on the way, along a metallic blue facade they could recognize as being one of the scenes of the pictures, without being invited to go behind this backdrop. On the vertical surface, some pictures from the same series than in the museum, draftily placarded. A rocking chair. Project Diligence's members again there to welcome and explain they stayed there in this dacha during their residence in Shiryaevo. On the corner of the house, a kind of a wall label for these photographs, taking the form of an old school wooden shop sign and indicating: “Far East”. A trailer poster was even shown before the exhibition on the Internet, with an evocative subheading: “an east-side story”. Though, we are in Western Russia. These animals come from South America. And these people, they look Mediterranean. Their overplaying mimics on the pictures look suspect. Is it a hoax? A product placement? Are

they trying to sell Marlboro Classics clothing? The series of photographs seems to represent fragments of a movie, a story-board: the life of a father and his daughter, maybe running away in some desert area... But the golden rays of light cross senseless scenes: sometimes the characters have very affected poses, during some bizarre laborious occupation, one exhibiting his tanned sweating skin while the second wears a fur-cap; sometimes the scene consists in the basic exposure of exotic animals to the viewer, serious eyes gazing at the camera, the image being like the pretext for this exposure. The fiction stands for the absence of any line, nor story, nor message, in the vacuity of those advertising no-man'slands that give to the people of the cities phantasmal images of a wild world. America started to be “between Europe and Asia” when one started to question the maps, the access to mobility of a part of the world to the others. In this abyss, the members of Project Diligence are portraying themselves as Western models during a residence: the realization of an artwork that will be seen only through documents, pictures and tellings when they are back in their environment. The necessity for an artist, always to be on the move to face the state of an International art-scene depicted as a picaresque research of inspiration in an empty place.

MARLENE PERRONET / FRANCE

47


48

МАРЕ ТРАЛЛА, МАРИ КАРТАУ (СИРАМ) / ЭСТОНИЯ MARE TRALLA, MARI KARTAU (SIRAM) / ESTONIA


49

СУПЕРВУМЕН ЗА ЗАБОРОМ инсталляция и перформанс SUPERWOMAN OF THE FENCE installation and performance


АНДРЕЙ СЯЙЛЕВ / РОССИЯ ANDREY SYAYLEV / RUSSIA ОБЪЕКТИВНОЕ инсталляция THE OBJECTIVE installation

50

Говоря об этой работе, как от лица зрителя, а не автора, потому что как автору, мне не хотелось бы давать никаких комментариев, их попросту у меня нет, я бы отметил несколько этапов восприятия разного рода эффектов от нее. Итак, это первые моменты восприятия, моменты освобождения от «наблюдателя», выносящего суждение о мире и всегда исходящего из определенной точки зрения. Точнее это не моменты освобождения от…, а скорее мгновения внутренней тишины, после которых наступает перетекание в состояние первооткрывателя, ребенка, тыкающего палочкой в непонятную штуку. И уже следом включается аналитическое мышление , и возникают, артикулированные контекстом биеннале, образы «нечто», существующего и под ногами и над головой, пробивающегося сюда из какой то другой, иной стороны мира, нашедшего плодородную для себя почву, на фундаменте «отмершей за ненадобностью, сельской почты». И еще, ниже я привожу очень уместное высказывание Юнга, пожалуй, наилучшим образом характеризующее мою позицию по отношению к этой работе. «Художник, как творец, в высочайшей степени объективен, существенен, сверхличен, пожалуй, даже бесчеловечен или сверхчеловечен, ибо в своем качестве художника он есть свой труд, а не человек».

When it comes to this work, from spectator’s point of view (as the author I wouldn’t like to make any comments), I would like to point out several stages of perception of various effects it produces. So, these are the first moments of the perception, the moments of deliverance from the “observer”, who gives his own judgments of the world and always has his own point of view. To be precise, these are not the moments of deliverance from something, but the moments of internal silence after which there comes the transition to child state, which is always aimed at discovering something new. Only after that process analytical thinking comes and brings the images of “something”, existing under the feet and over the head and coming from another part of the world. This “something” has finally found a “fertile” land. I would also like to give Jung’s quote, which characterizes my attitude towards this work. “The artist as a creator is highly objective, essential, overpersonal and, I’d rather say, inhumane, because he is his work itself, not a human being.”


51


52

МАРЕ ТРАЛЛА, МАРИ КАРТАУ (СИРАМ) / ЭСТОНИЯ MARE TRALLA, MARI KARTAU (SIRAM) / ESTONIA


53

СУПЕРВУМЕН ЗА ЗАБОРОМ инсталляция и перформанс SUPERWOMAN OF THE FENCE installation and performance


МАРЕ ТРАЛЛА, МАРИ КАРТАУ (СИРАМ) / ЭСТОНИЯ MARE TRALLA, MARI KARTAU (SIRAM) / ESTONIA СУПЕРВУМЕН ЗА ЗАБОРОМ инсталляция и перформанс SUPERWOMAN OF THE FENCE installation and performance

55


СЕРГЕЙ БАЛАНДИН / РОССИЯ SERGEY BALANDIN / RUSSIA «ДЕРЕВО-МУЗЕЙ ТОЛСТОГО-АМЕРИКАНЦА» перформанс TREE-MUSEUM OF TOLSTOJ-AMERICANETZ performance

56

Фёдор Иванович Толстой (граф) 1782-1846 русский авантюрист, картёжник и дуэлянт, участвовал в кругосветном путешествии фрегата «Надежда», за хулиганские выходки был высажен на Аляске, за что и получил впоследствии прозвище «американец». На Алеутских островах Ф.И.Толстой раскаялся в прошлых грехах, стал вождём местного племени и распространял христианство. Религиозному быту Ф.И.Толстого в Америке посвящен этот Дерево-музей.

Feodor Ivanovich Tolstoy (Count) 1782-1846 Russian adventurer, gambler and duelist, participated in his world tour of the frigate "Hope", for his tricks were landed in Alaska, for which he was subsequently nicknamed "American.” In the Aleutian Islands Tolstoy repented of past sins, became the leader of a local tribe and spread Christianity. Religious life of Tolstoy in America dedicated to this tree museum.


57


58

ГЕРО ГЁТЦЕ / ГЕРМАНИЯ GERO GOETZE / GERMANY


59

У МЕНЯ МЕЧТА... Я ХОЧУ ПРОДАТЬ МОРОЖЕНОЕ перформанс I HAVE A DREAM ... I WANT TO SELL ICE CREAM performance


АЛЕКСАНДР ПАНОВ / РОССИЯ

СМЕРТЬ ПО ЖИВОМУ

60

Раздраенное тело русского человека всегда, согласно диагнозу «всеотзывчивости», хочет припасть к целокупности некоего искомого идеального существа, обладающего качествами подлинности, идентичности, гомогенности. Европа сама всегда страдала страстью к сепарациям – протестанты и католики, Алая и Белая Розы, битвы за суверенитет, карликовые государства вроде Монако и Ватикана. А вот Америка, несмотря на четкое деление на штаты, была идеальным вариантом возникшего неоткуда (молодое с точки зрения вечности государство эмигрантов-переселенцев) образца единой ментальности, вдохновленной Господом. Религиозная составляющая закреплена даже банкнотами с лозунгом «Бог с нами». В общем, отправиться в Америку для россиянина означает, как ни парадоксально это звучит, осуществить русскую идею соборности. Путешествие через океан похоже на переход в Эдем, заоблачный мир общности, не знающей различий. И уверенный в своей непогрешимости. На самом деле всякая утопия есть описание царства мертвых – капитаном «Титаника», перевозивших вожделеющих потустороннего счастья, был, несомненно, Харон. И герой Достоевского, говоря о путешествии в Америку, имел в виду всего лишь самоубийство. Но ведь хочется во что-то верить, хочется жить и работать. И там хорошо, где нас нет. Московские участники Ширяевской биеннале рефлексируют именно по поводу этой дихотомии «живого – мертвого», заданной «американской» темой. Диана Мачулина отправляет рукотворный хрупкий кораблик в безнадежное плавание – это не колумбовы невесть куда идущие флагманы, а чистая в своей искренности попытка суицида искусства. Хаим Сокол впрямую разговаривает с мертвыми, развешивая на скале ненужные старые почтовые ящики, для которых нет писем – и адресаты, и корреспонденты уже давно находятся в той самой ментальной «Америке», откуда не возвращаются. Андрей Кузькин искренне старается быть американским индейцем, погружая себя в смертоносный перформанс истощения и аскезы, уйдя из здешнего мира биеннальского буйства в холодные пространства заповедника. Ну а легендарная группа «ТОТАРТ», классика отечественного неофициального искусства, просто ностальгирует по своим america dreams 60-х, выставляя с концептуалистским скепсисом офорты –рэди-мейд. Их подлинный автор, кстати, тоже умер. Вот такая получилась оптимистическая московская программа, целью которой было показать, что всякая утопия плодотворна для искусства, но безжизненна для жизни. Между прочим, очень ортодоксальная идея – хилиазм (вера в осуществимость рая на земле) проклят Вселенским собором в Бог весть каком году и веке. Так что и Америка – не сахар, хоть сладкая на вкус.


According to the diagnosis of “sympathy” the Russian man’s body always tends to join some perfect essence characterized by such qualities as genuineness, identity, homogeneity. Europe itself always suffered from the separation tendency that can be traced in such examples of opposition as Protestants and Catholics, White and Red Roses, struggles for sovereignty, diminutive states - Monaco and Vatican. Whereas America, despite its strict state division, turned out to be the ideal variant, as if it had appeared out of the blue (the state of settlers young enough from the point of eternity), of common mentality inspired by God. Religious spirit is even depicted on dollars cash notes by mean of the slogan - “In God we trust”. Generally speaking, it may sound ironic, but it is a fact that for the Russian man going to America means not simply a trip but an implementation of the Russian conciliar nature. Traveling on the other continent resembles much of entering the doors of Eden, transcendental world of generality with no place for differences, the world that is confident in its infallibility. Every utopia is the description of the world of Death by the captain of “Titanic” indeed. Actually, it was Charon, the mythic being, who floated the lusted after the other world happiness. Even the Dostoyevsky’s hero, speaking about a trip to the US, meant nothing but a suicide. Nevertheless, we all need to trust in something, we all have a strong desire to live and to work. Thus, the grass is always greener on the other side of the fence. The Moscow participants of biennale exhibition that took place in Shiryaevo introspect on the topic of dichotomy of “live and dead” predetermined by the “American theme”. Diana Machulyna sets her artificial fragile ship on hopeless sail that can be compared with an attempt, pure in its sincerity, to commit a suicide, but never with strong only-heaven-knows-to-which-places-they-make-their-way-to Columbus’ flagships. Khaim Sokol, while putting on the cliffs old useless mail boxes that have no addresses and which correspondents are in that mental “America” for a long time with no way back home, speaks with the dead tête-àtêtes. Andrey Kuzkin tries his best to be an American Indian by absorbing into mortal performance of exhaustion and ascesis, by leaving the present world of biennale’s riot and heading for cold reserve spaces. At the same time the legendary group “TOTART”, the classics of Russian underground culture, feel extremely nostalgic about their America 1960s sweet dreams by displaying etchings with conceptual scepticism - the so-called “ready-made”. By the way, their originator is also dead. All in all, such an optimistic Moscow program was developed, which aim was to demonstrate, that every utopia is fruitful for art but languid for life. Incidentally, an extremely orthodox idea – chiliasm (trust in paradise on earth) was cursed by the Ecumenical Council “goodness knows how many centuries ago”. Thus, in spite of its sweet taste, America is not all milk and honey.

ALEXANDER PANOV / RUSSIA

THOUGHTS OF LIFE AND DEATH

61


ИРИНА КУЛИК / РОССИЯ

ПОВОЛЖСКИЕ ИНДЕЙЦЫ. VI ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА Газета "Культура". №33 (7696) 27 августа - 2 сентября 2009 г.

В селе Ширяеве Самарской области, вошедшем в историю искусства благодаря тому, что именно здесь, на волжских берегах, среди Жигулевских гор, Репин писал своих хрестоматийных "Бурлаков", состоялась шестая Ширяевская биеннале современного искусства. Собственно говоря, публичное артсобытие - "Номадическое шоу", во время которого художники и публика этаким "крестным ходом" шли по деревне и ее окрестностям, открывая всевозможные объекты, инсталляции и перформансы, - продолжалось ровно один день.

62

Ширяевская биеннале, придуманная самарскими художниками Нелей и Романом Коржовыми, которые остаются ее бессменными кураторами, - событие, радикально не желающее вписываться ни в какие привычные форматы. Это не столько шоу для зрителей и тем более не изготовление товаров для арт-рынка, сколько лаборатория для самих художников, в течение недели работавших бок о бок, в довольно-таки спартанских условиях, общаясь на языке искусства. Ширяевская биеннале - событие, несмотря на свою камерность, вполне международное: в этом году среди его участников, помимо художников из Москвы и Самары, были представители Эстонии, Казахстана и Франции, а также целый арт-десант из Штутгарта, собранный старожилом Ширяевской биеннале, немецким художником и куратором ХаннсомМихаелем Руппрехтером. Впрочем, за десять лет своего существования Ширяевская биеннале все же обзавелась собственным зрителем: в этом году ее посетило более 500 человек. Количество людей, три часа добиравшихся из Самары до Ширяева на "Ракетах", оказалось сюрпризом для самих организаторов и участников биеннале. С самого начала Ширяевская биеннале проходит под девизом "Между Европой и Азией", к которому каждый раз добавляется новая тема. В этом году такой темой стала "Америка", которую предлагается трактовать не только географически или политически, но и метафорически как некий "новый свет", который еще предстоит открыть, захватить, освоить. Можно вспомнить, что в русской и европейской культуре "Америка" долгое время была еще и вектором побега. Что также делает ее весьма уместной темой для биеннале современного искусства, еще с начала прошлого века вынашивающего многочисленные планы побега из переполненного сокровищами прошлого музея или же из стерильного галерейного "белого куба" непосредственно в реальность, в жизнь. А что может быть реальнее и жизненнее, чем отрезанная от

"цивилизации" деревня на берегах Волги, в которой художники жили в домах местных жителей. Конечно, у участников Ширяевской биеннале "Америка" вызывала самые разные ассоциации. Так, например, эстонские художницы Маре Трала и Сирам устроили эпатажнофеминистический перформанс "Superwoman за забором", в ходе которого предстали в образе пародийных героинь американского комикса - в бюстгальтерах из вантузов, ручки которых были увенчаны раскрашенными в цвета американского флага боксерскими перчатками. "Суперженщины" сначала зачитывали статьи об абортах, детских пособиях, душещипательных сериалах и прочих женских вопросах из русскоязычной эстонской прессы, а затем насильно "феминизировали" попавшегося им в руки мужчину накрасили ногти и губы, нарядили в кислотных расцветок трико и на котурнах-коньках поставили на подиум. Казахский художник Ербол Мельдибеков представил объект "Пик Коммунизма" - подобие присыпанной снегом горной вершины, очень убедительно сделанной из погнутого эмалированного таза с обсыпавшейся краской. Классики московского концептуализма Наталья Абалакова и Анатолий Жигалов продемонстрировали всю мифичность культурного конструкта "Америка", прибегнув к уже классическому в современном искусстве приему "апроприации". В качестве своего произведения они выставили в местном музее гравюры советского графика Виктора Бибикова из альбома 1960-х годов, посвященного Нью-Йорку, в стиле сурового соцреалистического экспрессионизма представляющего "город контрастов" со спящими под Бруклинским мостом бездомными и фланирующей по залитым огнями рекламы улицам Манхэттена праздной "золотой молодежью". Неля Коржова куда более личным образом апроприировала фильм культового американского режиссера Джима Джармуша "Отпуск без конца", переписав его кадры в виде


живописных полотен. Московскоизраильский художник Хаим Сокол представил вечную тоску представителя диаспоры по раскиданным по всему свету близким в лэнд-артной инсталляции "Адресат выбыл". Старые, еще советского образца почтовые ящики были развешаны в заведомо недоступном и безлюдном месте - на пятнадцатиметровой высоте на скале. А москвичка Диана Мачулина спустила на воды местного озерца игрушечный кораблик, повторяющий "реди-мейд", некогда найденный ею на Белом море. Крошечное плавсредство, чей корпус был сделан из выломанной из забора доски, а паруса - из разрезанных пластиковых бутылок из-под "Колы", и правда, оказалось замечательным символом открытия Америкой местных "колумбов", которым не спрятаться от нее ни за какими частоколами. Самарца Андрея Сяйлева Ширяево вдохновило на произведения в самом что ни на есть нонспектакулярном духе: деревенские дома у него проросли мехом, то пробивающимся сквозь трещины бетонного фундамента, то нарастающим под крышей наподобие осиного гнезда. Правда, какое отношение эти посвоему изящные объекты имеют к Америке, - понять сложно: разве что предположить, что это символ неизбывной, животной витальности Нового Света. Немецкий художник Георг Зайс представил изящную, хотя и злобную, шутку на актуальную тему. Его выставленный в ширяевском музее объект назывался "Где твой нос, Майкл?" - в напоминание о недавней сплетне из желтой прессы о якобы похищенном из гроба короля попмузыки многострадальном носе Майкла Джексона. Выточенный из дерева крошечный носик, торчавший из белой музейной стены, несмотря на опознаваемый абрис, выглядел скорее как абстрактный минималистский объект - вполне в духе тех, что в последнее время изготовляет Анатолий Осмоловский. А еще один немец, Геро Гетце, придумал для "Номадического шоу" простодушный только на первый взгляд перформанс

"У меня мечта - продавать мороженое". Вполне в духе уже ставших классикой перформансов Рикрита Тиравания, основоположника такого важного в современном искусстве направления, как "эстетика взаимоотношений", Геро Гетце устроил акцию-угощение, в ходе которой предлагал публике купить у него "настоящее американское мороженое", которое он на самом деле изготовил самостоятельно. "Американское мороженое" было двух сортов - "Утопия" и "Ностальгия". И это, пожалуй, и правда, два основных вкуса "американской мечты", культуры, азартнее и убедительнее всех остальных фантазирующей о будущем. И, в силу относительно короткой, по меркам Старого Света, истории, быстрее всего мифологизирующей даже самое недавнее прошлое: американская культура с особым увлечением относится к стилю "ретро"; достаточно вспомнить, с какой любовью разнообразные фильмы и сериалы воспроизводят любую из минувших эпох - будь то "Великая депрессия" или хиппующие 60-е. "Утопия" оказалась электронно-зеленого, как буквы в заставке "Матрицы", цвета, с горькокислым вкусом яблока (в честь "Большого Яблока", как называют НьюЙорк), приправленного имбирем, ради того азиатского духа, с которым будущее ассоциируется со времен "Бегущего по лезвию бритвы". А "Ностальгия" - консервативношоколадной, но с неожиданным солоноватым привкусом - ибо сладость прошлого всегда приправлена слезами по его утрате. Одной из сквозных тем биеннале оказалась смертная казнь: как-никак Америка - одна из немногих цивилизованных стран, в которой до сих пор выносятся и приводятся в исполнение смертные приговоры. Манфред Унтервергер показал в тесном, как тюремная камера, зальчике дома-музея местного поэта Василия Ширяевца мрачный проект "21147", посвященный смертным казням в США и Китае. Чашка риса, перемешанного с пулями, пепельница, переполненная окурками последних сигарет. Фотографии украшающих

автодорогу где-то в Неваде билбордов - один зовет на ярмарку оружия, другой демонстрирует фотографию разыскиваемого за вооруженное ограбление преступника, третий опять рекламирует оружие. Однако самый сильный элемент этого проекта распечатки последних слов смертников. "Я ухожу в красивое место. ОК, охранник, рок-н-ролл!" "Я только хочу сказать, что прокурор и Бил Скотт - сукины дети". "Пусть всегда будут только небо и зеленая трава. И сегодня хороший день для смерти". "У меня не хватает слов, чтобы сказать, как мне жаль, что я убила своих детей. Сейчас я смогу быть с ними, как я всегда хотела". "Я не виноват, я не виноват, я не виноват. Не совершайте ошибку, у меня нет долгов перед обществом. Я невиновен. И сегодня совершится несправедливость. Да благословит нас Господь. Я готов." Бравада и смирение, раскаяние преступников и ярость невиновных кажутся в равной степени душераздирающими. По сравнению с этими высказываниями инсталляция другого немецкого художника, Георга Зайсса, "Лестница в небо" выглядит куда более безобидной: возведенное прямо на вольном волжском берегу дощатое подобие электрического стула, несмотря на ремни на подлокотниках и шлем с проводами, выглядит решительно неправдоподобным. А смерть, пусть и насильственная, начинает казаться всего лишь еще одним вариантом побега. Впрочем, мечта о побеге у многих участников Ширяевской биеннале воплотилась в куда менее мрачных и куда более ожидаемых образах. Как и можно было догадаться, даже у современных художников "Америка" ассоциируется с неотразимой романтикой вестернов. Молодые французские художники, семейная пара Валентин Суке и Эмили Пичедда, приехали в Ширяево сразу после долгого путешествия в Мексику. Но ту Америку, о которой рассказывают все самые прекрасные фильмы, смогли создать прямо на берегах Волги, из подручных средств,

63


ИРИНА КУЛИК / РОССИЯ

ПОВОЛЖСКИЕ ИНДЕЙЦЫ. VI ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА Газета "Культура". №33 (7696) 27 августа - 2 сентября 2009 г.

в общении с местными жителями. Они познакомились с владельцами местного крошечного зверинца и одолжили у них игуану и удава. Собрали по домам гардероб и реквизит - хвостатую шапку-малахай, старый нож, металлическую флягу. И даже причудливый, сваренный из железных листов дом, в котором они поселились, оказался отличной, почти в духе "Безумного Макса", декорацией для фотосессии, главной героиней которой оказалась прелестная дочь художников, семилетняя Нина. Буквально "на коленке" французы сделали изумительную серию снимков, напоминающих кадры из несуществующего, увы, фильма истории о похождениях странствующих циркачей, отца и дочки, в вольных прериях то ли Дикого Запада, то ли столь же заманчиво дикого Востока. "Far East" выпиленные из фанеры буквы, напоминающие вывеску салуна, отлично дополнили жестяной фасад дома, ставший стендом для их фотовыставки. Французские художники, конечно, не видели "Белое солнце пустыни" и не знали, что в советском кино существовал особый жанр, который киноманы назвали "истерном". Но создали на редкость привлекательную его версию. Дань вестерну отдали еще два участника Ширяевской биеннале, во время которой в поволжской деревне появилось целых два вигвама. Утлый шатер из белых полотнищ, разрисованных лихими ньювэйверскими молниями типа "не влезай - убьет", соорудил прямо на местном пляже Ханнс-Михаель Руппрехтер. Во время "Номадического шоу" художник вылез из вигвама в

64

облике настоящего деревенского сумасшедшего и продекламировал поэму о Дракуле. Не так уж и важно, каким образом отлично прижившегося на почве американской массовой культуры трансильванского вампира занесло в индейский вигвам, - акция немецкого художника казалась перемещением не в пространстве, но во времени. Полнейшая ее абсурдность казалась этаким рецидивом безумных шестидесятнических хепенингов в духе легендарного неодадаистского движения Флуксус. В отличие от Руппрехтера, молодой московский художник Андрей Кузькин, ставший лауреатом последней премии "Инновация", построил свой вигвам не понарошку, а по всем правилам и традициям коренных американцев, не забыв даже место для алтаря, в котором он расположил атрибуты искусства кисти и карандаши. Вигвам Кузькина, расположенный в живописной "прерии" на некотором отдалении от села Ширяево, сооружался не просто как инсталляция, но как настоящее жилье, в котором художник анахоретом прожил целую неделю, отказавшись почти от всех связей с "цивилизацией", но в своем отшельничестве продолжая творить. Увидеть плоды его уединенных трудов можно было только во время "Номадического шоу", причем сам художник продолжал пребывать в образе непроницаемого "индейца", уклонявшегося от каких-либо контактов с "бледнолицыми" посетителями и бродившего вокруг вигвама с самодельным луком, из которого он время от времени выпускал стрелы. Однако многочисленные рисунки, которыми был изнутри завешан весь вигвам, рассказывали вовсе не об охоте на бизонов, шаманских ритуалах и прочей туземной экзотике, до которой так охочи посещающие резервации туристы, в роли которых невольно оказались зрители Ширяевской биеннале. В своей привычной манере, напоминающей альбомы классиков московского концептуализма, Ильи Кабакова или Виктора Пивоварова,

Андрей Кузькин зарисовывал дневник собственного путешествия из Москвы в Самару и Ширяево со скрупулезнообыденными деталями и подробностями. "Быть художником быть индейцем" Андрея Кузькина один из самых впечатляющих проектов Ширяевской биеннале, и впечатляет здесь не только героическая аскеза автора, но и то, каким парадоксальным образом он обыгрывает ключевые темы современной культуры. В связи с этим проектом можно рассуждать хоть о пресловутой коммуникации, которую часто представляют как едва ли не основную функцию искусства, хоть о сказанной еще в XIX веке знаменитой фразе поэта Артюра Рембо "Я - это Другой", под которой подписались бы многие деятели модернизма, авангарда и современного искусства, ищущие свою идентичность вне классической европейской традиции. Можно вспомнить и высказывание еще одного классика московского концептуализма, Андрея Монастырского, в середине 1980-х годов сравнившего художника, живущего в Советском Союзе, но работающего в русле международного современного искусства, с "Ливингстоном в Африке", английским исследователем, врачом и миссионером, заброшенным в дикие края для того, чтобы рассказать о них цивилизованному миру. Судя по проекту Кузькина, в постсоветском мире ситуация стала зеркально противоположной - художник отождествляет себя уже не с колониальным миссионером, но с колонизированным аборигеном, бесконечно одиноким в окружающем его мире глобалистской цивилизации.


Shiryaevo, a small village on the bank of the river Volga, among the Zhiguli Mountains, which went down in history because Repin had painted his wellknown “Barge Haulers” here, has hosted the Sixth Biennale of Contemporary Art. As a matter of fact, the public art event called “The Nomadic Show”, during which the artists and the public went along the village and its surroundings as a kind of a religious procession and discovered various objects, installations and live art performances, lasted for a day. The biennale in Shiryaevo was created by Nely and Roman Korzhovs, who are currently its permanent supervisors. This event doesn’t fit any usual format. It is more of a lab for the artists, who work together for a week under rather severe conditions and communicate with the help of artistic language, than a show for the audience and a production of different goods for the art market. Despite its artistic boundaries, the biennale in Shiryaevo is an international event. Besides the artists from Moscow and Samara there were several representatives from Estonia, Kazakhstan, France and also the whole art-descent from Stuttgart, organized by the long-term resident of the biennale Hanns-Michael Rupprechter. After ten years of its existence the biennale in Shiryaevo gathers lots of spectators: more than 500 people visited it this year. The quantity of people, commuting from Samara to Shiryaevo for 3 hours, turned out to be a real surprise for the organizers and the participants of the biennale. From its very beginning the biennale in Shiryaevo has been using the motto “Between Europe and Asia” to which a new topic is applied each time. This year it was America, which is supposed to be interpreted not only geographical or political terms, but also metaphorically – as a New World to be discovered, captured and domesticated. In Russian and European culture “America” has for a long time been a symbol of escape. It is an appropriate topic for the biennale of contemporary art, which has been building numerous plans for an escape from the museum replete with treasures of the past or a

sterile white cube of galleries to the reality, to life. What can be more real and lively than an village on the bank of the Volga isolated from the civilization, in which the artists stayed in the houses of the local residents. The participants of the biennale associate America with different things. So, for example, Estonian painters Mahre Trala and Siram made an outrageously feministic performance “Superwoman over the fence”, in which they represented the heroes of an American commix. The were dressed in bras made of force cups and there were boxing gloves decorated in colors of the American flag. First of all, these “superwomen” read out the articles abortions, child allowances, soulful soap operas and other female-based topics from the Estonian press. Then they feminized a man – colored his lips and nails, dressed him in pants of acid color and buskins and presented him on a catwalk. “The Top of Communism”, a witty installation by Erbol Meldibekov – an artist from Kazakhstan – represented a mountain peak covered with snow, which was made of a deformed porcelain enameled washtub with a partly deformed layer of paint on it. Natalia Abalakova and Anatoly Zhigalov, who are classical scholars of the Moscow conceptualism, demonstrated the whole mythology of the cultural construct “America”, appealing to the classical hint in contemporary art called “appropriation”. As their creation they exhibited in a local museum the engravings of the Soviet graphic artist Victor Bibikovfrom his album of 1960s dedicated to NewYork. The style is a harsh socio-realistic expressionism representing “the city of contrasts” with the homeless sleeping under the Brooklyn bridge and gilded youth strolling along the bright streets of Manhattan. Nely Korzhova took some of the snaps from the film of the iconic American film-maker Jim Jarmusch entitled “Permanent Vacation” and painted them. Moscow-Israel artist Haim Sokol presented eternal aguish of a member of a community for his relatives all over the world in his installation “The Addressee Quitted”. Old mailboxes from the Soviet times

IRINA KULIK / RUSSIA

THE VOLGIAN INDIANS. THE SIXTH BIENNALE OF CONTEMPORARY ART IN SHIRYAEVO The Culture newspaper. №33 (7696) 27 August – 2 September 2009.

were put in inaccessible and deserted places like the peak of the 15-meter cliff. Diana Machulina from Moscow floated out a toy ship to a local lake, which was like a “ready-made” she had found when was traveling along the White Sea. The small boat made of a piece of a fence and its sails of Cola bottles became a perfect symbol of America discovery by local Columbuses. Andrey Syailaev from Samara was inspirited by Shiryaevo to make a nonspectacular work of art. He created houses covered with fur, which comes from both a concrete base and its roof like a hornet's nest. Although it is tough to guess what it symbolizes, we can presume that it’s a kind of animal vitality. German painter George Zeis presented both a graceful and spiteful joke on a relevant topic. His work was named “Where is your nose, Michael?” aimed at pointing at a recent gossip about Michael Jackson’s nose, stolen from his coffin. A small nose from the wall of the museum was more like a work of Anatoly Osmolovsky, executed according to minimalistic trends. Another German – Gero Getze made a performance entitled “I have a dream – to sell ice-cream”. It was very much like Rikrit Tiravania, who is a founder of the important trend of contemporary art which is “relationship aesthetics”. Gero Getze proposed to everyone buying his ice-cream, saying it’s a real American one. He made it himself as it turned out. There were 2 types of ice-cream – Utopia and Nostalgia. These are two main tastes of the American dream, which is more venturesome and persuasive than any other dreaming of the future. As American history is not that long, it quickly absorbs even recent past. American culture is interested in

65


IRINA KULIK / RUSSIA

THE VOLGIAN INDIANS. THE SIXTH BIENNALE OF CONTEMPORARY ART IN SHIRYAEVO The Culture newspaper. №33 (7696) 27 August – 2 September 2009.

retro style, which can be proved by different American films about the Great Depression or hippies in 1960s. Utopia turned out to be acid-green like “Matrix” logo and tasted bitter-sour like New-York. It was seasoned with ginger to convey Asian air, its future associates with since “Blade Runner”. Nostalgia was conservatively-chocolate with an unexpected salty after-taste, because the sweet past is always seasoned with tears about its loss. Death penalty was one of the main topics of the biennale as America is one of a few countries, in which it is executed. In a small hall of the housemuseum of the local poet Vasily Shiryaevets. Manfred Underwerger exhibited his sullen project "21147", dedicated to death penalties in the USA and China. There was a plate with rice and an ashtray full with cigarette ends. There were photos of billboards in Nevada, one of which invited you to guns fair, another one demonstrated a criminal wanted, the third advertises guns again. But the best feature of this project are transcripts of the last words of the persons sentenced to death. “I’m leaving for a fabulous place. Ok, turn on rock’n’roll.” “I only wanna say that the prosecutor and Bill Scott are sons of a bitch.” “Let there always be a sky and a fresh green grass. And it a good day to die.” “I can’t express how terribly sorry I am that I’ve killed my kids. Now I can be with them as I always wanted.” “I’m not guilty! I’m not guilty! I’m not guilty! Don’t make a mistake! I don’t have any duties to the society. I’m not guilty! Injustice takes place today. God bless us. I’m ready.” Bravery and humility, remorse of the criminals and fury of the innocent are really harrowing. Contrasted to these quotes, the

66

installation of the German artist Karl Zeis called “Ladder to the sky” looks far more harmless. The electric chair, built on the bank of Volga with all its belts and a wired helmet looked highly improbable. And death begins to be interpreted as another way of escape. However, many participants of the biennale in Shiryaevo interpreted the dream of escape in less gloomy and more expected manner. It was expected that even many of the artists associate America with the romance of its westerns. Young French artists Valentin Fuke and Emily Pichedda came to Shiryaevo after their journey to Mexico. The question was: is it a real America on the bank of Volga which was made of different flotsam and jetsam? They got acquainted with the owners of the local menagerie and lent an iguana and a boa. They picked stage props from houses around like a malakhai-cap, an old knife and a flask. And the metal house they lived in was a perfect match to the whole photo session in spirit of “Mad Max”. The main hero of the photo session was the lovely daughter of the artists Nina. In a short period of time French artists made an amazing series of photos like snapshots from a nonexistent film about a wandering father and daughter, who are circus actors somewhere in Wild West. "Far East" – the letters made of veneer - reminded of a saloon sign-board was a perfect match to the house façade, which became a stand for their exhibition. Surely they haven’t seen the Russian film “White sun of the desert” and didn’t realize that there existed a genre called “eastern”, but they managed to create its alluring version. Another two participants of the biennale paid their dues to westerns and two wigwams appeared in Shiryaevo. A fragile wigwam made of white towels covered with new-wave lightenings like “Danger!” was constructed by HansMichael Rupprechter right on the beach. During the “Nomadic Show” the artist appeared looking like a village madman and recited the poem about Dracula. And it doesn’t really matter how the Scandinavian vampire was able to get to the wigwam. This installation of the German artist was a shift in time, not in space. Its pure absurdity was a kind of set-back of the

crazy happenings of the 1960s in spirit of a legendary neo-dadaistic Flucksus. Contrasted to Rupprechter, a young Moscow painter Andrey Kuzkin, who was a winner of the last “Innovation” prize, built a real wigwam according to the traditions of the native-born Americans. He didn’t forget even of an altar, where brushes and pencils were placed. But this wigwam was not only a part of the exhibition. Placed a bit away from Shiryaevo, it was also Kuzkin’s dwelling, where he lived for a week neglecting the connections with the civilization, but continuing to create. One could only see his works during the Nomadic show, where he went on being an Indian, deviating from contact with Whiteys and wandering with a self-made bow and firing with arrows. But various paintings inside of the wigwam weren’t dedicated to hunting, shaman rituals or other native exotics, which interests tourists all over the world. In his usual manner, which reminds of the albums of Moscow conceptualists Ilya Kobakov or Victor Pivovarov, Andrey Kuzkin sketched his journey from Moscow to Samara and Shiryaevo with every detail. Kuzkin’s motto “Being an artist is being an Indian” is one of the most impressive projects of the biennale. It isn’t only the heroic content which impresses us, but also the way he unveils all key topics of modern culture. This project can be understood both as a communicative function of art and quotation of Arthur Rimbaud “I am the Other”, which is the main idea of many modernists, avantgardists and other representatives of the modern art, who search for their identity beyond the classical European tradition. We can give another quotation of Moscow conceptualism classic, Andrey Monastyrskiy, who in the mid 80-s compared the artist from the Soviet Union working in terms of modern art with Livingstone in Africa. He was an English explorer, doctor and missioner, who went to wild lands to tell the world about them. According to Kuzkin’s project the situation in the post-Soviet time is contrary – the artist associates himself not with the colonial missioner, but with the colonized aboriginal, eternally lonely in the surrounding world of the global civilization.


67 БЫТЬ ХУДОЖНИКОМ, БЫТЬ ИНДЕЙЦЕМ… графика TO BE AN ARTIST, TO BE AN INDIAN... graphics

АНДРЕЙ КУЗЬКИН / РОССИЯ ANDREY KUZKIN / RUSSIA


АНДРЕЙ КУЗЬКИН / РОССИЯ ANDREY KUZKIN / RUSSIA БЫТЬ ХУДОЖНИКОМ, БЫТЬ ИНДЕЙЦЕМ… перформанс, ленд-арт инсталляция. TO BE AN ARTIST, TO BE AN INDIAN... Performance, land-art installation.

68

На поле близ деревни художником был построен индейский вигвам. Художник жил в нем 5 дней, избегая контактов с публикой. В течение всей поездки из Москвы в Ширяево, и во время жизни в вигваме, велся дневник, куда заносились разнообразные мысли и зарисовывались с натуры окружающие предметы, также на листы приклеивались фрагменты этих предметов. Листы дневника были развешены внутри вигвама. Во время шоу, художник неоднократно произносил вопрос, обращенный к публике «Do you have any tobacco?» цитата из фильма Джима Джармуша «Dead man».

In the field by the village Shiryaevo, the Artist has build a wigwam and lived in the wigwam for 5 days, avoiding any contact with public. During the travel from Moscow to Shiryaevo and while staying there, the Artist has kept a diary, where he wrote down random thoughts and drew different objects, gluing bits of these objects onto the pages. The pages from the diary were hanged inside the wigwam. Over the course of the show, the Artist would repeat a single question, directed to public: "Do you have any tobacco?" - a quote from Jim Jarmush's film "Dead Man".


69


71 АДРЕСАТ ВЫБЫЛ ландшафтная инсталляция, Фото: Наталья Шамфарова THE ADDRESSEE HAS LEFT outdoor installation, Photo: Natalya Shamfarova

ХАЙМ СОКОЛ / РОССИЯ HAYM SOKOL / RUSSIA


72


РОМАН КОРЖОВ / РОССИЯ ROMAN KORZHOV / RUSSIA ПРОСТО ФЛАГ (РИТУАЛ ПЛЕЙБОЯ) инсталляция, перформанс JUST FLAG (RITUAL OF PLAYBOY) installation, performance

73


ХАЙМ СОКОЛ / РОССИЯ HAYM SOKOL / RUSSIA АДРЕСАТ ВЫБЫЛ ландшафтная инсталляция, 7 почтовых ящиков высота 4 м THE ADDRESSEE HAS LEFT outdoor installation, 7 mailboxes height 4m

74

Описание проекта: почтовые ящики устанавливаются в труднодоступных местах – несколько ящиков на высоте 4-5 метров на деревьях в лесу, ящик на высоком шесте в реке, несколько – в пещерах в каменоломнях. ( Если имеются технические трудности по установке в реке и в каменоломнях, можно ограничиться только развеской в лесу).

Project Description: The mailboxes are installed in remote places - a few boxes at a height of 4-5 meters in the trees in the forest, a box on a tall pole in the river, a few - in a cave in a quarry. (If there are technical difficulties for installation in the river and in the quarries, we can confine ourselves hanging in the woods).

Идея: Новый Свет и Тот Свет – почти синонимы. И туда и туда люди отправляются навсегда, в надежде обрести там рай. Там у них начинается совсем другая жизнь, они меняют имена, язык, привычки. И только сны, как письма, уходят в никуда и возвращаются с пометкой «Адресат выбыл». Технические требования и материалы: ящики устанавливаются навсегда, без права и возможности демонтажа.

Idea: The New World and The Next World are almost synonymous. People go forever to both sides, hoping to find paradise there. They've started a completely different life, they change their names, language, habits. And only dreams, like mails, go to nowhere and returned are marked "addressee has left". Specification and materials: boxes are installed permanently, without the rights and opportunities for dismantling.

1. Ящики дверные для писем и газет, металлические –10 шт. 2. Видео и фото-съемка 3. 1 подособный рабочий 4. Саморезы (длина 5-6 см), дюбели, молоток, дрель, лестница (высота 4 -5 м) 5. Металлическая труба ( диаметр 3см, длина 8-10 м) для установки ящика на реке

1) 10 door metal mail boxes for letters and newspapers 2) video and photo-shooting 3) 1 labourer 4) Self-tapping screws (length 5-6 cm), plugs, hammer, drill, ladder (height must be 4 -5 m) 5) Metal pipe (diameter of 3 cm, length 8 - 10 m) for installation of the box on the River


75


ГРУППА ТОТАРТ: НАТАЛЬЯ АБАЛАКОВА АНАТОЛИЙ ЖИГАЛОВ / РОССИЯ TOTART GROUP: NATALYA ABALAKOVA ANATOLY ZHIGALOV / RUSSIA АМЕРИКА-АМЕРИКА... инсталляция AMERICA-AMERICA… Installation

Вы видите здесь линогравюры, созданные художником В.С. Бибиковым, которые мы нашли в архиве отца Анатолия, Ивана Матвеевича Жигалова, военноморского историка, писателя и журналиста. Там же обнаружился обрывок письма, из которого следовало, что эти гравюры были сделаны в 1962 году для альбома в связи с тем, что в политических отношениях между Америкой и Советским Союзом наступило временное «потепление». Странной виделась Америка «поколению отцов»: многие образы словно взяты из классической русской литературы, кажется, они навеяны рассказом «Без языка» (1895) В.Г. Короленко или «Городом желтого дьявола» М. Горького. Этот альбом, скорее всего, существует в единственно экземпляре, он никогда не был издан или выставлен. Период «оттепели» оказался слишком кратким, а книгоиздание (как, впрочем, и по сей день) предполагает более длительные сроки, чем всего лишь одна человеческая жизнь. «Поколению победителей» Америка виделась "for White only", страной расового неравенства, безработицы, хищнического уничтожения природы, варварского отношения к земле, эксплуатации и прочих бедствий капитализма. Мы, «дети победителей» знали тогда уже другую Америку, Америку 1960-х. Для нас это был рок-н-рол, джинсы, мистические учения Востока, дым марихуаны, новая американская

76

культура - поколение «бит», писатели Кен Кизи и Джек Керуак, поэт Аллен Гинзберг, Уильям Берроуз, "action painting" - Поллок, Джаспер Джонс, Де Куннинг, Нам Джун Пайк - и музыка, музыка, сплав "White" культуры и «цветного джаза», - ветер свободы, домысливаемой нами на свой лад обетованная земля - «наши перегородки не достигали небес» - во всем мире шло бурное развитие нового языка интернациональной культуры, и мы не догадывались, что уже тогда были частью ее... хотя очень скоро этот период закончился и, как сказано у В.Г. Короленко в конце его рассказа «Без языка»: «Туманная дымка сгущалась, закрывая бесконечные дали. Над протянутой рукой «Свободы» вспыхнули огни...» Вероятно, у молодого поколения есть свой образ Америки, совсем другой. Образы Америки, увиденной глазами советского художника, накладываются на их видение и, претерпевая какието изменения, отталкивания и коррекции, порождают нечто новое... Here you can find linocuts created by the artist V.S. Bibikov that were found in the archive of the father Anatoly (his full name is Ivan Matveevich Zhigalov), who was a naval historian, writer and journalist. Moreover, at the same place the fragment from the letter was discovered, in which the following information about the etchings were given. Speaking precisely, it was said that they were created in 1962 for the album because of the politic improvement of relations between the USA and The Soviet Union. “Older” generations of Soviet artists had a strange attitude towards America: many images seemed to be taken from the classical Russian literature as if they were influenced by V.G. Korolenko, the author of the short story “Without tongue” (1895) or M. Gorky, the author of “The city of yellow devil”. Only one copy of this album is believed to exist and it was never published or exhibited. The “thaw” period turned out to be very short, whereas a book edition is rather a long-term process and can take even more time than one human life. The generation of “Soviet

superior winners” considered the USA to be a country intended for “White only”, a country of racial inequalities, unemployment, uncontrolled nature destruction, demonstration of barbarism to the earth, exploitation and other illnesses of capitalism. However, we, the children of “Soviet superior winners”, knew the other America at that time, the USA of the 1960s. For us it was rock-n-roll music, jeans, mystical teachings of the East, the smoke of marijuana, the new American culture – “bit” generation, writers Ken Kesey and Jack Kerouac, poets Allen Ginsberg, William Burroughs, “action painting” – Pollock, Jasper Johns, de Kooning, Nam June Paik and music, the integration of “White” culture and “colored jazz”, - the wind of freedom which was in our minds in contrast to our “Promised Land”. All over the world there was an impetuous development of the international culture and, in spite of the fact that we never knew about it, we were the part of this culture. Although this period of freedom was too short and as V.G. Korolenko said at the end of his short story “Without tongue”: “Heavy clouds are becoming thicker and thicker covering the sky and endless spaces” – “Then there were lightning above the stretched hand of freedom…” Probably, the young generation possessed its own perception of the USA, the different one. All in all, some new images of America were formed in the minds of the young generation while they, having their own view, looked at the images of America through the lenses of a Soviet artist.


77


78

ДИАНА МАЧУЛИНА / РОССИЯ DIANA MACHULINA / RUSSIA


79

ЭПОХА ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ объект, инсталляция ERA OF GEOGRAPHICAL DISCOVERIES object, installation


АННА КОРЖОВА / РОССИЯ ANNA KORZHOVA / RUSSIA АНАТОМИЧЕСКИЙ ТЕАТР серии перформансов THE ANATOMICAL THEATER series of performances

В серии перформансов «Анатомический театр» я соединяю разные виды (организмы и их части) как детали механизмов в новые существа. Это исследование границы между традицией, «привычным» и мутацией, свойственной современной действительности, рождением нового. С помощью хирургических приборов я внедряю рыбам (символ традиционного) инородные чуждые им органы (свиные сердца, желудки и мозги) – измененные чувства и сознание, лишая при этом их привычной, естественной им сути – внутренностей. Действие каждого перформанса меняется, как бы эволюционирует с каждым разом. Во время перформанса перед столом на котором происходит «операция» стоит камера, и снимает крупный план, как «учебное пособие» по хирургии. С камеры идет трансляция на большой экран, который расположен или позади стола или вообще находится в другой комнате, тогда визуальный ряд разбивается на два пространства – сам перформанс и его трансляция, картинка, так сказать. Зритель волен выбирать то что ему смотреть: общий, несколько отстраненный ракурс или погрузиться в самую суть процесса изменения и наблюдать за движением внутри крупной виртуальной картины, отображающейся на экране. Неявная таинственная реальность или четкая показывающая все детали виртуальность. На Ширяевской Биеннале в рамках темы «Америка» перформанс проводился в пещере, на камнях происходила операция – рыбе вшивалось свиное сердце. Крупный план операции транслировался на

80

стену пещеры – первобытного «дома», укрытия человека. Операция имела ритуальный характер изменения, перехода в новое состояние. Место в данном случае обостряет смысловую и визуальную составляющие, появляются новые контексты. Раньше перформансы из этой серии проводились в галереях где было электричество и свет и предоставлялось все необходимое оборудование. В пещере этого ничего нет, это новая неизвестная земля, символизирующая Америку. Для того что бы иметь видеопроэкцию, и осветить момент вшивания рыбе сердца в пещеру была привезена переносная электростанция – цивилизация, издающая индустриальный гул. Электрический свет - еще один символ цивилизации, возможно, зажегся в пещере впервые. «Первобытное» и «современное» стакнулись, образовав пространство на котором стала возможна операция по изменению. В серии перформансов «Анатомический театр» я ссылаюсь на такие понятия как «квантовая модель мира», постнаучная теория и трансгрессия. Один плюс один не равно два, это третье абсолютно новое состояние, новый организм, развитие от одного качества к другому. Рыба символ традиции, изведанного и освоенного. Внедрение ей огромного инородного мозга хирургическим путем символизирует насильственное изменение, искусственное изменение. Под влиянием среды, видений нашего времени она превращается как бы в киборга, мутанта, становится новым «неестественным» организмом. Она уже не просто рыба которую создала природа, теперь она «продукт», «продукт» с искусственным интеллектом, вставленными органами. Серия «Анатомический театр» посвящена мутациям: мутациям понятий, мутация отношений, человеческими и животными, мутация нашего мира, а главное мутация нашего сознания.

In a series of performances of "The Anatomical Theater" I combine different species (organisms and their parts) as the details of arrangements in the new substance. This is the research of border between tradition and "habit" and a mutation characteristic of contemporary reality, the birth of a new. With the help of surgical instruments, I put into the fish (symbol of traditional) foreign bodies which are alien to them (pork hearts, stomachs and brains), by that I deprive them their familiar and natural essence - guts. The action of each performance varies, it evolves every time. During a performance a camera is disposed in front of a table on which there is a "transaction" and it takes a close-up as study guide of surgery. This video is broadcast on the big screen, which is located behind the table or in another room (as it happened in the gallery “XI rooms”). The viewer is free to choose what to watch him: general perspective or dive into the very essence of the process of change and observe movement within the large virtual picture displayed on the screen. Implicit mysterious reality or virtuality showed clearly all the details. At Shiryaevo Biennale under the theme "America" performance was held in a cave on the stones operation takes place - the fish sewed pig heart. Closeup operation was broadcast on the wall of the cave - the primitive "houses", the shelter rights. The operation had a ritual nature of the change, the transition to a new state. Place in this case exacerbates semantic and visual components, new contexts. Earlier performances in this series were held in the galleries where it was electricity and light and provided all the necessary equipment. In this cave there is nothing, it is a new unknown land, symbolizing America. In order that would have video and highlight point sewing hearts in a cave fish was brought a portable power station - the civilization that publishes the industrial hum. Electric light - another symbol of civilization, perhaps, lit up in a cave for the first time. "Primitive" and "modern" made common cause, creating a space


where the operation is made possible by the change. In a series of performances of "The Anatomical Theater" I refer to such concepts as "quantum model of the world", postscientific theory and transgression. One plus one don’t give two, but the third absolutely new condition, a new organism, the development of one quality to another. Fish is a symbol of tradition, experienced and assimilated. The surgical introduction of her huge alien brain symbolizes violent change, artificial change. Under the influence of the environment, the vision of our time, it becomes like a cyborg, mutant, becomes the new "unnatural" organism. It is not just fish that created by nature, now it is "product", "product" with artificial intelligence, inserted bodies.

Series "The Anatomical Theater" is dedicated mutations: mutation of concepts, mutation of relationship, mutation of human and animal, the mutation of our world, and most importantly a mutation of consciousness.

81


82

КОЛЛОКВИУМ В ШИРЯЕВО: «ТЕХНОЛОГИЙ ЗАХВАТА И СОПРОТИВЛЕНИЯ В ИСКУССТВЕ» И «ШИРЯЕВСКИЕ ИТОГИ 2009»


83

COLLOQUIUM IN SHIRYAEVO: «TECHNOLOGIES OF THE CAPTURE AND RESISTANCE IN ART» AND «SHIRYAEVO RESULTS OF 2009»


«ЗАХВАТ»

ВЫСТАВКА МОЛОДЫХ ХУДОЖНИКОВ Участники выставки: АЛЕКСАНДР ВЕРЕВКИН, ФРОЛ ВЕСЕЛЫЙ, ОЛЕГ ЕЛАГИН, ФЕДУЛ ЖАДНЫЙ, АЛЕКСАНДР ЗАЙЦЕВ, АНАСТАСИЯ КОЛОДОЧКО, ИЛЬЯ ПОЛЯКОВ, ВЛАДИМИР СЕЛЕЗНЕВ, КИРА СУБОТИН, АНДРЕЙ СЯЙЛЕВ, АСЯ ФИТИСОВА, СВЕТЛАНА ШУВАЕВА. Куратор выставки: ВЛАДИМИР ЛОГУТОВ

84

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ БИЕННАЛЕ SPECIAL PROJECTS OF BIENNALE

Выставка призвана продемонстрировать новую волну в самарском современном искусстве, которое активно развивается, захватывая новые территории, привлекая в свои ряды новых авторов, и расширяя круг ценителей contemporary art. На выставке собраны работы художников, которые заявили о себе несколько лет назад. Некоторые из них имеют классическое художественное образование, другие пришли из смежных областей: дизайна, архитектуры. Всех их объединяет пристрастие к художественному эксперименту и поиску новых форм. Анастасия Колодочко и Владимир Селезнев в своих работах исследуют процесс возникновения абстрактного изображения из окружающей реальности, показывая нам фрагментированные фотографии живых цветов и рисуя акварели с изображения в микроскопе. Увеличивая фигуративное изображение, они преобразовывают его в новый вид зрелища, открывая интересные эстетические особенности.

сетевую вебкамеру, используя изображение из отдаленных частей планеты в реальном времени, подвергает его дальнейшей аналоговой обработке. Светлана использует сканер для снятия копии с репродукций классических картин. В результате чего изображение деформируется, теряя свою ауру и автоматическую узнаваемость. Этот классический постмодернистский прием разоблачения задает определенную дистанцию между зрителем и изображением, и дает возможность увидеть, что это всего лишь плоская картинка, композиция из цветовых пятен. Александр Веревкин, занимаясь аналитической графикой, постоянно депрограммирует собственные художественные навыки, пытаясь найти альтернативную моторику, альтернативные пластические последовательности для современного графического искусства. Александр Зайцев и Ася Фитисова обращаются к традициям классического модернизма, пытаясь на новом витке времени открыть возможные пути развития абстрактной живописи. Илья Поляков, Кира Суботин и Федул Жадный делают объекты, иногда доходя до чистых ready-made объектов, в очередной раз, поднимая вопрос о границах искусства, который спустя уже почти 100 лет, все еще волнует умы и вызывает живые дискуссии. Владимир Логутов


The aim of the exhibition is to show a new wave in Samara contemporary art, which is today in the process of its active development, by covering new territories, by involving new authors and by expending the circle of contemporary art lovers. On the exhibition the works of the artists, who made themselves known a few years ago, were collected. Some of them have classical art education; others came from adjacent fields such as design, architecture. However, they are all united by an irresistible urge for experiments and search of new forms of art. Anastasia Kolodochko and Vladimir Seleznev in their works investigate the process of originating of a surrounding reality abstract image, by showing us the fragmentary photos of nature flowers and by painting with watercolors the things they see in the microscope. By means of enlarging a figurative image, they transform it in a new kind of performance and are able to uncover interesting aesthetic features. Andrey Saylev flirts with the surrealism tradition. In his works he uses the contrast of mildness and inoffensiveness of fur to sharpness of broken glass and, thus, creating sophisticated visual sights. In their creative work Svetlana Shuvaeva and Oleg Yelagin take an advantage of digital technologies. For instance, in one of his installation Oleg Yelagin uses a web camera, which is connected to the Internet, and translates pictures

from distant parts of our planet in real time. Svetlana makes use of a scanner by making copies of reproductions of classical pictures. As a result, pictures are deformed, loosing their aura and automatic recognizing. This classical postmodern device of disclosure sets a distance between an audience and a picture and gives an opportunity to notice that it is just a flat picture, a composition from color spots. Alexander Verevkin, by devoting himself to analytical graphic arts, constantly deprograms his own painting skills, trying to find alternative motor functions, alternative plastic sequences for modern graphic art. Alexander Zaytsev and Asya Fitisova, trying to discover new possible development ways of abstract painting, appeal to the classical modernism traditions. Ilya Polyakov, Kira Subotin and Fedul Zhadny make objects, sometimes coming up to ready-made objects, again bring up the question about boarders of art, which after about 100 years still excites people’s minds and provokes lively discussions. Vladimir Logutov

«CAPTURE»

YOUNG ARTISTS EXHIBITION Participants of the exhibition: ALEXANDER VEREVKIN, FROL VESELY, OLEG YELAGIN, FEDUL ZHADNY, ALEXANDER ZAYTSEV, ANASTASIA KOLODOCHKO, ILYA POLYAKOV, VLADIMIR SELEZNEV, KIRA SUBOTIN, ANDREY SYAYLEV, ASYA FITISOVA, SVETLANA SHUVAEVA. Curator of the exhibition: VLADIMIR LOGUTOV

ГАЛЕРЕЯ «ВИКТОРИЯ» GALLERY «VICTORIA»

85


СВЕТЛАНА ШУВАЕВА Скан SVETLANA SHUVAEVA Scan

86

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ БИЕННАЛЕ SPECIAL PROJECTS OF BIENNALE

«ЗАХВАТ» «CAPTURE» ВЫСТАВКА МОЛОДЫХ ХУДОЖНИКОВ Куратор: ВЛАДИМИР ЛОГУТОВ YOUNG ARTISTS EXHIBITION Curator: VLADIMIR LOGUTOV


АНДРЕЙ СЯЙЛЕВ Без названия ANDREY SYAYLEV Untitled

ВЛАДИМИР СЕЛЕЗНЁВ Паразиты VLADIMIR SELESNYOV Parasites ГАЛЕРЕЯ «ВИКТОРИЯ» GALLERY «VICTORIA»

87


88

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ БИЕННАЛЕ SPECIAL PROJECTS OF BIENNALE

«PUZZLE СТУДИЯ» «PUZZLE STUDIO» Постановка ТОНКИЕ ДОЩАТЫЕ СТЕНЫ Performance THIN WOODEN WALLS

Руководитель студии: ПАВЕЛ САМОХВАЛОВ Состав: МИХЕЕВА НАТАЛИ, АНИКИНА АННА Head of studio: PAVEL SAMOKHVALOV Cast: MIKHEEVA NATALI, ANIKINA ANNA


Постановка ТОНКИЕ ДОЩАТЫЕ СТЕНЫ / Performance THIN WOODEN WALLS / «PUZZLE СТУДИЯ» / «PUZZLE STUDIO»

Руководитель группы: Head of group: "КАФЕДРА СОВРЕМЕННОГО ТАНЦА" МАРИЯ БРЫКИНА MARIA BRYKINA "CONTEMPORARY DANCE DEPARTMENT"

Постановка ЛЮБОВЬ К МУЖЧИНЕ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНА Performance LOVE TO MAN IS NOT REQUIRED

Состав: ВЛАСОВ СЕРГЕЙ МАКЕЕВА ДАРЬЯ САМИГУЛЛИНА РЕНАТА КУРАМШИНА СВЕТЛАНА ТИНГАЕВА ЕКАТЕРИНА

Cast: VLASOV SERGEY MAKEEVA DARYA SAMIGULLINA RENATA KURAMSHINA SVETLANA TINGAEVA EKATERINA

89

КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР «АРТ ПРОПАГАНДА» CULTURAL CENTER «ART PROPAGANDA»


«ШИРЯЕВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ»

Мастер классы в рамках программы Приволжского филиала Государственного Центра Современного Искусства «Green city» Нижний Новгород

90

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ БИЕННАЛЕ SPECIAL PROJECTS OF BIENNALE

«Ширяевское движение» – это независимое объединение художников современного искусства, работающих, как передвижная творческая лаборатория. «Ширяевское движение» основывается на концепции «здесь и сейчас», приветствует простые материалы для воплощения творческих проектов. «Ширяевское движение» сформировалось в 2009 году на базе Ширяевской биеннале современного искусства «:между Европой и Азией», и реализуется как фестиваль. В 2009 году «Ширяевское движение» помимо Ширяево и Самары представлено, в Нижнем Новгороде в рамках программы Приволжского Филиала Государственного Центра Современного Искусства «Green city», в составе 7 человек: Неля Коржова, Роман Коржов, Ханнс – Михаель Руппрехтер, Георг Зайсс, Манфред Унтервегер, Вольфганг Шпет, Геро Гетце. «Ширяевское движение» основано художниками Самары /Россия/ и Штуттгарта /Германия/ при участии Самарского регионального благотворительного фонда «Центр Современного Искусства» и Штуттгатсгого союза художников Stuttgarter Kunstverein e.V. «Ширяевское движение» открыто для всех участников «Ширяевской биеннале», а так - же приглашает к сотрудничеству всех художников и творческие союзы, разделяющие взгляды движения.


«Shiryaevo movement» - is an independent association of artists of contemporary art, working as a traveling art laboratory. «Shiryaevo movement» is based on the concept of «here and now», welcomes the simplest materials and ways for creating art projects. «Shiryaevo movement» was formed in 2009 based on Shiryaevo Biennale of Contemporary Art «: between Europe and Asia », and is sold as a festival. In 2009, «Shiryaevo movement» in addition Shiryaevo and Samara presented in Nizhny Novgorod in the Volga branch of the Program of the National Center for Contemporary Arts - «Green city» and presented by: Nelya Korzhova, Roman Korzhov, Hanns-Michael Rupprechter, Georg Zaiss, Manfred Unterweger, Wolfgang Spaeth, Gero Goetze. «Shiryaevo movement» was founded by artists of Samara, Russia and Stuttgart, Germany with the cooperation of the Samara Regional Charitable Fund «Center of Contemporary Art» and Stuttgarter Kunstverein e.V. «Shiryaevo movement» is open to all participants of Shiryaevo Biennale, as well is to invite the cooperation of all artists and creative alliances, follows of the movement.

«SHIRYAEVO MOVEMENT»

Master classes in framework of Privolzhsky Branch of National Center for Contemporary Arts program «Green city» Nizhni Novgorod

«ГРИН СИТИ», НИЖНИЙ НОВГОРОД «GREEN CITY», NIZHNI NOVGOROD

«ШИРЯЕВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ» «SHIRYAEVO MOVEMENT»

91


ГЕРО ГЁТЦЕ ХАННС - МИХАЕЛЬ РУППРЕХТЕР МАНФРЕД УНТЕРВЕРГЕР ГЕОРГ ЗАЙСС Художник под давлением GERO GOETZE HANNS-MICHAEL RUPPRECHTER MANFRED UNTERWEGER GEORG ZAISS Artist under press

92

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ БИЕННАЛЕ SPECIAL PROJECTS OF BIENNALE

Мастер классы в рамках программы Приволжского филиала Государственного Центра Современного Искусства «Green city» Нижний Новгород

Master classes in framework of Privolzhsky Branch of National Center for Contemporary Arts program «Green city» Nizhni Novgorod


«ГРИН СИТИ», НИЖНИЙ НОВГОРОД «GREEN CITY», NIZHNIY NOVGOROD

«ШИРЯЕВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ» «SHIRYAEVO MOVEMENT»

93


94

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ БИЕННАЛЕ SPECIAL PROJECTS OF BIENNALE

Мастер классы в рамках программы Приволжского филиала Государственного Центра Современного Искусства «Green city» Нижний Новгород

Master classes in framework of Privolzhsky Branch of National Center for Contemporary Arts program «Green city» Nizhni Novgorod


НЕЛЯ КОРЖОВА РОМАН КОРЖОВ Волга - Волга NELYA KORZHOVA ROMAN KORZHOV Volga - Volga

«ГРИН СИТИ», НИЖНИЙ НОВГОРОД «GREEN CITY», NIZHNIY NOVGOROD

«ШИРЯЕВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ» «SHIRYAEVO MOVEMENT»

95


96

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ БИЕННАЛЕ SPECIAL PROJECTS OF BIENNALE

ELECTION программа видео искусства ELECTION video art program

Куратор: АНТОНИО ДЖЕУЗА Curator: ANTONIO JEUSA


Художники: ДМИТРИЙ БУЛНЫГИН АНТОН ЛИТВИН ВЛАДИМИР ЛОГУТОВ СЕРГЕЙ ШУТОВ

97

Artists: DMITRY BULNYGIN ANTON LITVIN VLADIMIR LOGUTOV SERGEI SHUTOV КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР «АРТ ПРОПАГАНДА» CULTURAL CENTER «ART PROPAGANDA»


VI ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VI SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART АМЕРИКА: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ AMERICA: BETWEEN EUROPE AND ASIA 01/08 – 25/08 2009

98

Программа биеннале

Biennale program

1 августа - 14 августа 2009 Работа международной творческой лаборатории в Ширяево 3, 6 августа 2009 Авторские презентации участников творческой лаборатории Музей им. И.Е.Репина в Ширяево 7 - 9 августа 2009 Вечера современной хореографии «Puzzle студия», «Кафедра современного танца», Культурный центр «Арт Пропаганда» 7 – 25 августа 2009 Выставка молодых художников «ЗАХВАТ», галерея «ВИКТОРИЯ», Самара 15 августа 2009 Номадическое шоу в Ширяево 16 - 17 августа 2009 Коллоквиум на темы: «Технологии захвата и сопротивления в искусстве», «Ширяевские итоги 2009» село Ширяево 18 - 19 августа 2009 Переезд из Ширяево в Самару, Нижний Новгород 20 - 21 августа 2009 Мастер классы «Ширяевское движение» в рамках программы ПФГЦСИ «Green city» в Нижнем Новгороде 22 августа 2009 Презентация проектов «Ширяевское движение» в «Green city» 23 августа - 25 августа 2009 Программа видео арта «Election» Культурный центр «Арт Пропаганда», Самара 25 августа 2009 Закрытие VI Ширяевской биеннале «Америка: между Европой и Азией»

01.08 - 14.08.09 The work of the international creative laboratory in Shiryaevo 3, 6.08.09 The author's presentation of all participants of creative laboratory. Repin Museum in Shiryaevo 7 - 9.08.09 Evenings of Contemporary Choreography «Puzzle studio», «The Department of Modern Dance» Cultural Center «Art Propaganda», Samara 7.08 - 25.08.09 Exhibition of Young Artists «Capture» Gallery «Victoria», Samara 15.08.09 Nomadic show in Shiryaevo 16 - 17.08.09 Colloquium on the themes: «Technologies of the capture and resistance in art», «Shiryaevo results of 2009», Shiryaevo 18 - 19.08.09 Moving from Shiryaevo to Samara, Nizhny Novgorod 20-21.08.09 Master classes «Shiryaevo movement», the program of Volga branch of National Center for Contemporary Arts «Green city» in Nizhniy Novgorod 22.08.09 Presentation of project «Shiryaevo movement» in the «Green city» 23 - 25.08.09 The program of video art «Election» Cultural Center «Arts Advocacy», Samara 25.08.09 Closing of VI Shiryaevo Biennale «America : between Europe and Asia»


Программа номадического шоу 15 августа 2009 года куратор Неля Коржова

Program of nomadic show August 15, 2009 Curator Nelya Korzhova

11.15 - Встреча зрителей участниками Ширяевской биеннале на пристани 11.20 - Оксана Стогова «Шествие Америго Веспуччи» 11.30 - Ербол Мельдибеков «Форточка» (инсталляция в руинах) 11.45 - Георг Зайсс «Лестница в небо» (объект около кафе) 12.15 - Ханнс-Михаель Руппрехтер «Леон Шенендоа умер в 1996, Америка до сих пор жива» (инсталляция и перформанс на пляже) 12.45 - Сяйлев Андрей "Субъективное" (старая редакция газеты) 13.00 - 13.45 - "Музейно туристический центр в Ширяево" экспозиция в "Белом доме": Георг Зайсс "Где твой нос, Майкл?" (скульптура), Наталья Абалакова и Анатолий Жигалов "Америка Америка" (инсталляция), Неля Коржова "Отпуск без конца"(живопись), Валентин Суке, Эмели Пичедда, Нина Суке, (инсталляция) во дворе дома Ширяевца: Ербол Мельдибеков "Пик коммунизма" (объект), Унтервергер Манфред "21147" (инсталляция), Андрей Сяйлев "Без названия" (инсталляция) 14.10 - Маре Тралла и Сирам "Superwoman за забором" (перформанс у реки) 15.00 - Диана Мачулина "Эпоха географических открытий" 15.20 - Геро Гетце "У меня мечта... я хочу продать мороженое" (акция) 15.30 - Валентин Суке, Эмели Пичедда и Нина Суке "Дальний Восток и East Side Story" (инсталляция в доме за клубом) 15.50 - Сергей Баландин «Деревомузей Толстого-американца» 16.00 - Андрей Кузькин "Быть художником, быть индейцем" (инсталляция и акция в горах) 16.30 - Роман Коржов "Просто флаг" инсталляция (у озера) 17.00 - Хайм Сокол "Адресат выбыл" (инсталляция в горах) 17.20 - Анна Коржова "Анатомический театр" (инсталляция в штольнях)

11.15 - Meeting of the audience at the Pier 11.20 - Oksana Stogova "Procession of Amerigo Vespucci” 11.30 - Erbol Meldibekov "Wicket" (installation in ruins) 11.45 - George Zaiss "Stairway to Heaven" (an object near the café) 12.15 - Hanns-Michael Rupprechter Leon Shanandoah died in 1996, America is still alive "(installation and performance on the beach) 12.45 - Syaylev Andrey "Subjective" (old newspapers) 13.00 - 13.45 - Museum - Tourist Centre in Shiryaevo " Exposition in the "White House": George Zaiss "Where's your nose, Michael?" (Sculpture), Natalia Abalakova and Anatoly Zhigalov "America - America" (installation), Nelia Korzhova "Permanent Vacation" (painting), Valentin Souquet, Emily Pischedda, Nina Souquet, (installation) in the yard Shiryaevets: Erbol Meldibekov "Communism Peak" (object), Unterwerger Manfred "21147" (installation), Andrey Syaylev "Untitled" (installation) 14.10 - Mare Tralla and Siram "Superwoman of the fence" (a performance near the river) 15.00 - Diana Machulina "The Era of Discovery” 15.20 - Hero Goetze, "I have a dream ... I want to sell ice cream"(performance) 15.30 - Valentin Souquet, Emily Pischedda and Nina Souquet "Far East and East Side Story" (installation on the house) 15.50 - Sergey Balandin "Tree Museum of Tolstoy-American " 16.00 - Andrey Kuzkin "Being an artist, be an Indian" (installation and action in the mountains) 16.30 - Roman Korzhov "Just flag" installation (at Lake) 17.00 - Haim Sokol "Addressee has left"(installation in the mountains) 17.20 - Anna Korzhova "Anatomical Theatre" (installation and performance in the galleries)

99


VI ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА VI SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART АМЕРИКА: МЕЖДУ ЕВРОПОЙ И АЗИЕЙ AMERICA: BETWEEN EUROPE AND ASIA 01/08 – 25/08 2009 WWW.SHIRYAEVO-BIENNALE.RU

Редакция каталога и дизайн Неля Коржова Роман Коржов

Catalogue edited and designed by Nelya Korzhova Roman Korzhov

Перевод Артём Трибунский Евгений Гвоздев

Translation Artyom Tribunsky Yevgeny Gvozdev

Печать Типография «Книга»

Print Typography “Book”

© Права на все опубликованные произведения принадлежат художникам, музеям © Права на все тексты статей принадлежат авторам © Фотографии: Марлен Перроне, Ханнс-Михаель Руппрехтер, Анна Коржова, Манфред Унтервергер, Сергей Хачатуров, Андрей Сяйлев, Роман Коржов, Маре Тралла, Мари Картау, Георг Зайсс, Геро Гётце, Эмели Пичеда, Диана Мачулина

© Copyright for all published artworks belongs to the artists, museums © Copyright for all texts belongs to the authors © Photos by: Marlene Perronet, Hanns-Michael Rupprechter, Anna Korzhova, Manfred Unterweger, Sergey Khachaturov, Andrey Syaylev, Roman Korzhov, Mare Tralla, Mari Kartau, Georg Zaiss, Gero Goetze, Emilie Pischedda, Diana Machulina

© ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЦЕНТР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА Приволжский филиал, 2009 © САМАРСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД, 2009 «ЦЕНТР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА»

100

© NATIONAL CENTRE FOR CONTEMPORARY ARTS Privolzhskiy branch, 2009 © SAMARA REGIONAL PUBLIC CHARITABLE FUND «CENTER FOR CONTEMPORARY ART», 2009


VI ШИРЯЕВСКАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА / 2009 / VI SHIRYAEVO BIENNALE OF CONTEMPORARY ART

America: between Europe and Asia, 2009  

VI Shiriaevo Biennale of contemporary art 01/08 - 25/08 2009

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you