Page 13

батальоне в городе Уаз…» Васильевич Дистергефт, известные художники. Много немецких фамилий и среди командиров. Подполковник Гонштейн Александр Кондратьевич, командовавший батальонами 685 и 672, начальник колонны № 1480 военинженер 2 ранга Кальвейт Отто Оттович и другие. По директиве наркома обороны И. В. Сталина они были «изъяты» из своих прежних частей. Служить им теперь дозволялось только в тыловых строительных колоннах. Красноармейцам жилось так же тяжело, как и рабочим. Только находились они вдали от своих семей, и климат был непривычно суров. Плохо было с питанием, одеждой и обувью, постельными принадлежностями. Те бойцы, кто имел профессии и хотел работать, быстро стали ценными специалистами на стройках и заводах. Большинство же красноармейцев можно было использовать только на неквалифицированных работах в качестве чернорабочих. Командирам подразделений, партийным и комсомольским организациям пришлось бороться за повышение производительности их труда. На рабочих местах началось профобучение, было организовано соцсоревнование с вручением переходящих Красных знамен и премий. Проблемой стали невыходы на работу. В то время как кадровых рабочих за 20минутное опоздание отдавали под суд, в некоторых батальонах в казармах оставалось до трети личного состава. Причины: болезни и отсутствие одежды. Были и случаи сознательного отказа от работы, неподчинения командирам, порчи обмундирования и оборудования, изготовления оружия. Военным трибуналом виновные приговаривались к разным срокам заключения или расстрелу, командиры налагали дисциплинарные взыскания, но справиться с нарушителями так и не удалось. Дошло до того, что начальник строительства УАЗа А. Н. Прокофьев, чтобы обеспечить безопасность единственного в стране алюминиевого завода, просил Наркомат обороны отозвать из города некоторые стройколонны. Весной 1942 года руководство страны решило, что каждый должен заниматься своим делом: армия - воевать, предприятия - заботиться о рабочей силе. Рабочие колонны Наркомата обороны, занятые в промышленности, были расформированы, в Каменске это произошло в середине апреля. Тех командиров и бойцов, кого было можно, отправили на фронт. Для большинства же служба в РККА закончилась, но они продолжили трудиться на своих местах уже в качестве мобилизованных до конца войны рабочих. Можно долго рассказывать про дальнейшие судьбы каждого из них… Погиб в бою бывший командир батальона 775 полковой

Новый компас 23 июня 2016

комиссар Федор Кузьмич Евтеев. Старший лейтенант В. С. Бугрышев за организацию хищений во вверенном ему 821-м батальоне осужден на 10 лет. Рабочие немецкой национальности опять получили повестки в военкомат и оказались в рабочих колоннах НКВД на Северном Урале. Только 10 месяцев работали в КаменскеУральском стройбатальоны. Но без них ввести в строй эвакуированные заводы и дать продукцию фронту было бы невозможно. Больница рабочих колонн В батальонах были свои санчасти с военфельдшерами и санитарами, но мест в них было мало. В тяжелых случаях бойцов отправляли в районную больницу № 1 в районе лесхоза (только в ней тогда было инфекционное отделение), в городские больницы № 3 на УАЗе и № 4 на КМЗ, которые тоже были переполнены. В ноябре 1941 года четыре барака Южного поселка были переоборудованы под больницу рабочих колонн. Ее также называли инфекционной больницей или гарнизонным госпиталем. Коек в ней было немного, от 65 до 100, но они позволили принять из казарм инфекционных больных. Главным врачом стал Генрих Иоганович Шартнер, 48-летний немец из Днепропетровска. Со стройбатальонами связана и жизнь почетного гражданина города Натальи Кузьминичны Коковиной. После призыва в армию она получила звание военврача 3 ранга и была санитарным врачом гарнизона, а позднее - врачом в больнице. 1 июля 1942 года госпиталь со всем персоналом и оборудованием был передан отделу здравоохранения и стал городской больницей № 7. В феврале 1942 года ставился вопрос об открытии больницы в поселке стройколонн завода № 268, но нет сведений о том, что она начала работать. Воинские захоронения До сих пор живы воспоминания о высокой смертности в стройбатальонах. Но количество умерших неизвестно. В архиве Каменск-Уральского горвоенкомата документов о гибели бойцов сохранилось немного, они поместились в одну папку и касаются колонны № 819. Эта воинская часть работала на строительстве УАЗа, в ней служило около тысячи человек, командиром был майор В. М. Кюкен, комиссаром - старший политрук Фаддеев. Судя по порядковым номерам «Внеочередных донесений об умершем военнослужащем», с ноября 1941 по апрель 1942 года в колонне умерло от болезней 87 человек. По сохранившимся донесениям удалось установить 66 фамилий. Среди них 57 эстонцев, 4 украинца, 2 русских, белорус, поляк и грузин. Их возраст - от 19 до 37 лет. Больше всего смертей - в холодных январе и феврале. Болезни разные, но чаще всего - воспаление легких и дизентерия. «Похоронки» были посланы только трем семьям погибших, остальные находились за линией фронта. Если в других батальонах умирало столько же бойцов, то

Рисунок М. В. Дистергефта «Обмороженный узбек». Каменск. Стройбат. 1941-42

можно примерно оценить масштаб потерь по гарнизону. Более 2 тысяч красноармейцев лежат в безымянных могилах. Документы подтверждают, что местами воинских захоронений стали Волковское и Старое Ивановское кладбища. Если пройти по Старому Волковскому кладбищу, то можно найти только мемориал немецким военнопленным. Памятников лежащим рядом красноармейцам-победителям нет. На Старом Ивановском кладбище (в годы войны оно называлось Новым Городским) стараниями жителей города памятник бойцам Красной Армии появился только в 2015 году. Под фамилиями умерших от ран в эвакогоспиталях - небольшая надпись о захороненных там же неизвестных бойцах стройбатальонов. Пока это единственный памятник военным строителям Великой Отечественной в Каменске-Уральском. Сохранились в архиве и имена трех умерших бойцов из других колонн. Еще 49 человек нашлись в электронном банке данных «Мемориал». После войны родственники, не получившие извещения на погибших, стали разыскивать их через военкоматы и обращаться в суды. Вот выдержка из одного судебного постановления: «Как подтверждают свидетели, Оол Хуго Юханович находился в 820-м рабочем батальоне в городе Уаз, где он умер после заболевания 1 февраля 1942 года». Уаз, Оаз, Овас, Уральск - таким они запомнили название нашего города. Люди даже не понимали, где умирают… Где искать остальных? Возможно, документы есть в Центральном архиве министерства обороны в Подольске. Записи о воинских захоронениях хранятся в отделе ЗАГС, но, увы, они недоступны для исследователей. Видимо, только будущее поколение сможет узнать имена всех воинов, лежащих в каменской земле. Антон ЛЫСКОВ.

13

Profile for Медиа-группа Компас

Новый компас №26 от 23 июня 2016  

Новый компас №26 от 23 июня 2016  

Advertisement