Page 24

БЫЛОЕ

№ 7 (1083) 18 февраля 2014 г.

31

Февральский закат Российской империи Валерий ЯРХО

Ходят слухи С нача ла 1917 года из Петрограда приходили слухи о падении доверия к правительству и Думе. Среди коломенской интеллигенции ходили письма к царю князя Львова и председателя Госдумы Родзянко с пре дупреждениями о грядущей катастрофе в случае развития дальнейших процессов разложения государственной власти. Все это усугублялось известиями об отступлении на Юго-Западном фронте, тяжелых потерях армии и т. д. В конце февраля в Коломну перестали приходить газеты. Это был верный знак того, что в столице происходит нечто серьезное, и все коломенцы с тревожным нетерпением ждали известий. Продовольственный комитет, членом которого был доктор Брушлинский, 28 февраля 1917 года заседал, ища пути выхода из царившего в городе «перманентного продовольственного кризиса». В перерыве председатель земской управы Лунин отозвал Брушлинского в сторону и тихо сообщил, что «циркулируют слухи об отречении Николая II». Но пока это был только слух.

Нежданный праздник На следующий день рабочие Коломенского завода явились на работу, как обычно, еще затемно. Перед работой сели покурить, разговаривали, передавали слух: что-то случилось. После гудка, просигналившего о начале работы, по цехам

ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. К чему все придет, во что выльется, никто тогда не знал, а потому все надеялись на лучшее и очень радовались.

пошли телефонные звонки, которыми собра ли уполномоченных больничной кассы – это была выборная структура рабочих представителей. На собрании уполномоченным прочитали телефонограмму из Петербурга, в которой сообщалось, что царское правительство свергнуто. Перед обедом все потянулись к цеху паровозной сборки, где был назначен митинг. Огромное помещение сборочного цеха едва вместило пришедших. Стоявшие на сборке паровозы, краны, возвышенности были облеплены людьми. Рабочий Чиркин взобрался на штабель рельсов, который использовали вместо трибуны, и зачитал депешу, в которой говорилось об отречении царя и переходе власти в руки Временного комитета Государственной Думы. Слова потонули в криках и аплодисментах.

В тот день на заводе состоялся еще один митинг, после которого толпа заводчан двинулась с красными знаменами в Коломну. В этой толпе перемеша лись рабочие и служащие, инженеры, торговцы, интел лигенты – словом, как выразились мемуаристы, «все слои населения». У всех на груди были красные розетки, и даже полицейский пристав, ехавший впереди шествия на лошади, и тот свою грудь украсил революционным символом. Подле городской заставы, у ворот кладбища, демонстрацию встречал священник к ладбищенской церкви Петра и Павла с причтом. Он осенял шествие крестом, время от времени воск лицая: «Христос воскресе!» Толпа ему радостно отзывалась: «Воистину воскресе!» Все очень радовались, как на Пасху.

Как создавалась власть Вопрос с новой властью реши лся вечером 1 марта 1917 года. В тот вечер к Брушлинскому зашел член земской управы Кашперов, и, переговорив, они решили собрать экст ренное совещание общественных деятелей Коломны. Главным делом было выяснение настроений военного гарнизона – от того, признают ли военные новую власть, зависел дальнейший ход событий. Около десяти часов вечера в здании управы собрались ее члены, правление Коломсоюза (организации, управлявшей деятельностью торгово-закупочных кооперативов, созданных во время войны для организации обеспечения продовольствием населения), земские служащие, туда же был приглашен и коман дир запасного

полка полковник Маянский с несколькими офицерами, представлявшими гарнизон. Полковник быстро согласился встать на сторону новой власти и отправился в городское офицерское собрание, чтобы переговорить со своими подчиненными. Вернувшись, Маянский сообщил, что весь командный состав гарнизона признает власть нового правительства. На другой день было решено созвать широкое собрание всех общественных организаций с обязательным представительством раб оч и х. Ком иссар ом и представителем Временного правительства в Коломне был назначен доктор Брушлинский. Вечером 2 марта было о тд а но ра споря жен ие об аресте жандармов, высших чинов полиции, изъятии оружия у городовых, а 3 марта Исполнительный комитет принимал воен-

ный парад войск, где впервые вместо царского гимна прозвучала революционная «Марсельеза». В тот же день было написано обращение Коломенского исполкома, опубликованное 4 марта 1917-го: «Граждане! Свершилось великое дело – рухнул старый строй, приведший страну в такое ужасное положение. Представители народа в лице Государственной Думы и армии взяли власть в свои руки. Разруха государственной жизни так велика, что лишь при дружной, полной беззаветной любви к Родине, работе всего населения возможно вывести нашу Родину на новый, светлый путь. Граждане! Сохраняйте полное спокойствие, продолжайте свой мирный, созидательный труд, относитесь с доверием к новой власти в лице Исполнительного комитета. Помните, что сейчас от нас самих зависит вопрос – быть или не быть свободной России».

Туман грядущего Политзак люченным, содержавшимся в тюрьмах, отбывавшим ссылку и каторгу, Временное правительство объявило амнистию. И ранней весной в Коломне высадился целый десант опытных революционных деятелей, прибывших с заданием своих партийных организаций. Нача лся новый период в жизни страны и города, заверш и вш и йся событиями октября 1917 года. К чему все придет, во что вы льется, никто тогда не знал. Все надеялись на лучшее и очень радовались.

ОКНА И ДВЕРИ

07 2014  

Коломенский вестник "Ять"

07 2014  

Коломенский вестник "Ять"

Advertisement