Page 5

1937

К 75-летию великого террора Рубрика Евгения Жирнова

Из спецсообщения наркома внутренних дел Союза ССР Н. И. Ежова И. В. Сталину 8 сентября 1937 года Согласно решения о репрессировании антисоветских элементов, с 5 августа были начаты аресты бывших кулаков, уголовников и контрреволюционных элементов, ведущих активную антисоветскую подрывную работу. В первую очередь арестам были подвергнуты наиболее враждебные контингенты, отнесенные к первой категории. Поскольку же в процессе следствия по делам арестованных начали вскрываться контрреволюционные формирования, то арестам были подвергнуты и лица, отнесенные ко второй категории и являющиеся участниками этих формирований.

РГАКФД / РОСИНФОРМ

Всего на 1 сентября сего года было арестовано 146 225 человек. Из них 69 172 бывших кулака, 41 603 уголовника и 35 454 человека — контрреволюционных элементов. Из этого количества арестованных осуждено тройками — к расстрелу 31 530 и к заключению в лагеря и тюрьмы 13 669 человек. Уже первичные результаты операции показывают, что удар был нацелен правильно и что он наносился по тем наиболее враждебным элементам, которые, будучи мало затронуты в прошлом, являлись основной базой для работы контрреволюционеров всех мастей.

Эта фотография сделана в Индонезии в 1993 году известным местным репортером. Он фотографировал коридор суда, по которому на следующий день должны были провести известного преступника-убийцу.

Производимые аресты дали возможность вскрыть большое количество контрреволюционных формирований различных политических окрасок в сельском хозяйстве, в промышленности и даже в секторе и на транспорте… В результате трудовая дисциплина в колхозах повысилась, невыходы на работу резко сократились, увеличились производительность и качество труда. В городах и на селе резко сократились грабежи и кражи. Операция происходит в обстановке подъема положительных настроений и большой активности по выявлению и разоблачению населением. Показателями этих настроений являются хотя бы такие факты, как подача единоличниками заявлений о вступлении в колхозы, активное добровольное содействие органам.

Нужно еще больше арестовать, чтобы другим затаившимся врагам было неповадно вредить колхозам». По показаниям этих колхозников в станице Галюгаевской была вскрыта контрреволюционная организация. Чернигов, 22 августа. (Корр. «Правды»). На днях ряд стахановцев и директоров маслозаводов Черниговщины получили из Москвы через Посылторг Наркомвнуторга РСФСР книжные посылки, в которые среди других книг чья-то враждебная рука вложила книги со статьями. (Курбанов Байсур, колхозник села Гучум-Кале ЧеченоИнгушской АССР села)… В Людиновском и Вяземском айонах Западной области колхозники по собственной инициативе задержали скрывавшихся кулаков и доставляли их в районное отделение НКВД… В станице Галюгаевской Моздокского района на следующий день после операции рядовые колхозники в числе 6 человек явились к начальнику оперативной группы и заявили: «Мы услышали об аресте Сорокина, Шального, Серова и других и решили прийти к вам и дать показания о враждебных настроениях к Советской власти и их вредительской деятельности». События «Большого террора» только в не-большой своей части выходили на поверхность общественной жизни: в советской печати появлялась информация лишь о больших и — на местном уровне о малых показательных процессах, сопровождавшихся погромной пропагандой. Личный опыт человека, попавшего в жернова репрессий, также не мог раскрыть общей картины происходящего. Тем самым, масштаб, структура и механизмы репрессий оставались скрытыми как для большинства современников (за исключением, разумеется, «авторов» и главных исполнителей террора), так и для нескольких поколений историков. Сейчас совокупность доступных источников дает возможность разглядеть чертеж «Большого террора» более или менее отчетливо. Однако в данной хронике мы не стремились представить этот чертеж, как связное целое, — наша задача была значительно скромнее: дать представление о последовательности репрессивных событий, сопроводив главные из них минимальным комментарием.

По сведениям, которые удалось собрать создателям базы данных «Жертвы политического террора в СССР», из арестованных с 27 августа по 2 сентября осуждено 8449 человек, из них расстреляно 5362 человека.

27.08.1937 Арестован начальник Военной академии химической защиты РККА комиссар Я. Л. Авиновиц. Расстрелян 8 января 1938. Арестован секретарь Куйбышевского обкома ВКП(б) А. А. Левин. Расстрелян 21 апреля 1938. Арестован секретарь Камчатского ВКП(б) Л. С. Никольский. Расстрелян 16 марта 1938.

30.08.1937 Застрелился председатель Совнаркома Украинской П. П. Любченко, обвинен в связях с буржуазными националистами.

28.08.1937 Арестован прокурор Западной области М. Н. Еремин. Расстрелян 2 февраля 1940.

2.09.1937 Арестован секретарь Тамбовского союза горкома В. А. Касименко. Расстрелян 10 мая 1938. Арестован обновленческий архиепископ Буинско-Тетюшский Василий (В. М. Катагощин). Расстрелян 4 января 1938.

29.08.1937 Арестован бывший член правления Союза советских писателей драматург В. М. Киршон. Расстрелян 28 июля 1938. Арестован министр внутренних дел в Камчатской области Л. С. Фоминин. Расстрелян 16 марта 1938.

31.08.1937 Арестован председатель Татарской АССР Г. Г. Байчурин. Расстрелян 9 мая 1938. 1.09.1937 Арестован директор завода Уралмаш Л. С. Владимиров. Расстрелян 14 января 1938.

НКВД в выявлении и разоблачении контрреволюционных элементов; инициативная явка в органы НКВД и добровольная дача показаний, изобличающих арестованных в антисоветской деятельности и вскрывающих контрреволюционные формирования; положительные высказывания, одобряющие мероприятия Правительства. «Советская власть правильно арестовала врагов колхозного строительства.

8

Коммерсантъ ВЛАСТЬ

1937

3 сентября 2012

3 сентября 2012

1937

Коммерсантъ ВЛАСТЬ

9

КАТЯ ЛЯСКОВСКАЯ  

Журналы ВЛАСТЬ и СОВРЕМЕННАЯ АРХИТЕКТУРА, курсовой проект, 4 курс

КАТЯ ЛЯСКОВСКАЯ  

Журналы ВЛАСТЬ и СОВРЕМЕННАЯ АРХИТЕКТУРА, курсовой проект, 4 курс

Advertisement