Page 158

158

к у л ьт л и ч н о с т и

Kто главный.  03.2011

теперь родовое гнездо алфераки — городской краеведческий музей.

торую ее так старательно не пускали, была Россия. Интересный эпизод: в 1964 году в Париже выступал знаменитый хор имени Александрова — пели «Песню партизан», не подозревая, что в зале сидит ее русский автор, а песня посвящена смоленским партизанам. Няня тогда сказала растрогавшейся до слез Ане: «Россия все у нас отняла, а теперь они поют твои песни». Кстати, в 1945 году Анна Марли пела в Берлине на грандиозном концерте в честь Победы. Артистов поздравляли генералы, дарили цветы, жали руку. Был среди них и Жуков. Русской девушке, которая пела на концерте и «Полюшко-поле», и «Катюшу», он руки не подал — белоэмигрантка. Гимн для новой России. Ее еще 10 лет не пускали на Родину. Но всетаки в России она побывала — всего один раз, в 1974 году, в туристической поездке сроком в 2 недели. Об этом всю жизнь ожидаемом визите Анна Юрьевна не любила говорить: «Не хочу мимолетными впечатлениями испортить самое главное — я ступила на русскую землю и принесла несколько листиков с дерева Летнего Сада...». После выхода мужа на пенсию супруги обосновались в США, штате Филадельфия, в большой русской колонии. Анна Юрьевна создала в своем доме «Салон Марли», где пела свои песни, где читали лекции... Ее круг общения составляли русские эмиг-

Анна Марли в своем доме в Ричфилд Спрингс, штат Нью-Йорк. Сентябрь 2003 года.

ранты, которые до конца жизни сохраняли и передавали новым поколениям русский дух, русскую культуру: «Никто не жалел ни времени, ни денег, чтобы устраивать концерты, лекции, благотворительные балы с русскими костюмами и обычаями, сопровождаемые нашим духовенством». Православная церковь была стержнем, центром, объединявшим и дававшим силы. В честь 1000-летия крещения Руси в американской колонии устроили грандиозный юбилей... Перестройку эмигранты встретили с трепетом и новыми надеждами — многие стали строить планы возвращения. Анна Юрьевна загорелась идеей написать гимн для обновленной страны, но ее остановила подруга художница Нина Бурова: «Слишком рано!.. Много, много лет, переворотов, слез и крови должно пройти, чтобы над Россией разошлись злые тучи и Русь восторжествовала с новым гимном». ...В США Анна Смирнова-Марли и закончила свои дни. Лишь незадолго до своей смерти, в 2000 году, она случайно узнала, что в русском городе Таганроге в доме ее предков есть музей, хранящий память о ее родных. Анна решила послать туда семейные реликвии, которые странствовали с ней повсюду со времен революции. — Личные вещи в музей передавала сама Анна Юрьевна — она хотела возвратить их в свое родовое гнездо, — рассказывает Алла Августовна. — Нам вручали их в Фонде Культуры — эти вещи нашему представителю пе-

редавал Никита Михалков. Сама она приехать не смогла — в последние годы жизни она была больна и никуда не выезжала. Теперь в доме Алфераки в Таганроге хранятся старинная гитара, школьный портфель, золотой наперсток, нотная тетрадь, фотографии... Два ордена — французский «Орден Почетного легиона», которым Анну наградили в знак признания значения «Песни партизан», и орден за вклад в культуру от короля Испании. Личность Анны Марли пользуется неизменным интересом посетителей, и музейные работники говорят, что она еще совершенно не изучена и еще будет оценена потомками по достоинству. «Вечна русская душа... — заканчивает свои мемуары Анна Юрьевна. — Замыкается круг судьбы. Не роман ли это? Перекличка сотен голосов, смешение писем, песен, сердец... Как будто над реальностью еще какой-то мир движется по-своему и ведет тебя туда, куда и не смел надеяться войти...». Сделав немыслимый круг, она всетаки вернулась к своим русским корням, которые так щедро питали ее талант, оцененный во всем мире. ×

Kto Glavny#63  

ne xnau yzhe

Kto Glavny#63  

ne xnau yzhe

Advertisement