Page 106

106

Ме две ж ий у гол

Kто главный.  03.2011

Шульга и Кочерга.

В преддверии международного женского дня «Главный» решил напомнить мужчинам об одной особенности женской природы — дамы всегда тянутся к чему-нибудь необычному и из ряда вон выходящему. текст Сергея Медведева. иллюстрации галины боднарук.

в

молодости, когда ее муж занимал должность второго заместителя председателя горисполкома, Кочерга — так называли соседи Клавдию Ивановну — занимала подчиненное положение. Поскольку зависела от его зарплаты — сама Клавдия не работала. Когда Шульгу отправили на пенсию, роли поменялись. — Я моложе тебя на десять лет, — часто говорила мужу Клава. — Наверное, тебе надо лечь в госпиталь на профилактику. На профилактику Владимир Станиславович отправлялся каждые полгода. Кочерга считала, что мужчины не следят за своим здоровьем. И ее муж не исключение. Что ж, она возьмет оздоровительную функцию на себя. Кто-то же должен! Несмотря на невзрачный вид жены, Шульга ревновал ее к другим мужчинам: — Клава, опять ты все пересолила. Влюбилась, да? — Ах, если бы! Да только в кого здесь влюбишься? — говорила в такие моменты Кочерга. — Ты, Клава, всегда найдешь. Я тебя знаю. Жена бывшего второго заместителя председателя горисполкома готовить не умела, часто пересаливала пищу, так что поводов для ревности у Шульги было предостаточно. Надо заметить, что ревность Шульги к Кочерге была основана не только на пересоленной пище. Когда-то, давным-давно, на первомайские праздники в горисполком пригласили фокусника по имени Рубен, который, как выяснилось впоследствии, был еще и гипнотизером. Рубен был, на вкус Владимира Станиславовича, невзрачным мужчиной — небольшого роста, почти лысым, с большим носом. Еще он казался всегда небритым — щетина на его щеках росла очень быстро.

На первомайский праздник, который проходил в зале приемов администрации, пригласили и жен руководителей города. Рубен должен был заканчивать первое отделение праздничного концерта — сразу после симфонического оркестра. Чтобы немного развеселить заскучавшую после симфоний публику. Фокусник, как и было оговорено в сценарии праздника, снял цилиндр, из-под которого вылетели голуби — символы миролюбивой внешней политики СССР. Затем фокусник попросил подняться на сцену любую желающую даму. — Я хочу, можно? — шепнула Кочерга сидящему рядом Владимиру Станиславовичу. — Неймется, да? Ну, иди, — сказал Шульга и отвернулся. — Дурак! Я ради тебя! — шепнула Клавдия и привстала. — Вот, я вижу, женщина во втором ряду не боится экспериментов? — сказал Рубен и протянул Клавдии Ивановне руку с массивным перстнем. Рубен предложил Клаве залезть в довольно большой деревянный ящик, обитый красным бархатом. Клава уселась на дно ящика и помахала присутствующим рукой. Раздались редкие хлопки, а председатель горисполкома сказал: — Это по-нашему! — А то! — ответил начальнику Шульга. — Коня на скаку остановит. Рубен закрыл крышку, поводил над ящиком руками, и открыл его. Из-под крышки вылетели опять-таки голуби. Рубен предлагал, чтобы для разнообразия из ящика выскакивали кролики, но ответственный за праздник сказал, что кролики символизируют неизвестно что, а голуби — известно. Фокусника сменил детский танцевальный ансамбль, потом был

Kto Glavny#63  

ne xnau yzhe

Kto Glavny#63  

ne xnau yzhe

Advertisement