Page 67

— Что-нибудь о Ростове вам известно?

— Честно говоря, не особо, но моя бабушка здесь жила некоторое время после войны. Где жила, я бы, конечно, спросил у нее, но, к сожалению, уже не могу… Сами мы были только проездом: то из Москвы летели через Ростов, то куда-то на юг ехали. — Тогда вернемся на вашу родину. Что реально изменилось с приходом Ющенко? Например, Саакашвили у себя в Грузии гаишников разогнал.

— Вы считаете, это самый интересный вопрос, который можно задать музыканту? (Вздыхает). Хорошо, попробую ответить. Главное, что изменилось, это появилась беспрецедентная свобода слова. На моей родине мне позволено делать все, что я хочу, — если это не вредит свободе других людей. Раньше этого не было. А сейчас у нас в стране можно критиковать власть и это помогает власти быть лучше и умнее. Что касается негативных изменений, то я даже не могу их назвать… За исключением того, что очень многие спекулируют на политических чувствах людей. Покритиковать президента? Я мог бы, но поскольку являюсь его советником, поговорю с ним об этом лично. Не в интервью. — Раскололась ли музыкальная тусовка после того, как одна ее часть спела за одного кандидата, а другая — за другого?

— Я не знаю, за кого пела «часть тусовки». Я пел не за кандидата, я пел за свободу.

— А как правильно называется ваша политическая должность? Вас называют то послом украинской культуры, то послом доброй воли ООН?

— Посол украинской культуры — это не должность. Это — звание, которое дают за вклад в культуру. Моя единственная официальная немузыкальная должность — это внештатный советник президента, но опять же — внештатная. — И каковы ваши реальные функции?

— Вместе с другими моими коллегами, нас около 20, создавать для президента и его команды интеллектуальное поле, подавать свежие идеи и стараться воплощать их в жизнь. На заседания не хожу, нет. Я человек неформальный и не собираюсь менять свой образ жизни. А посол доброй воли — это, скорее, почетная миссия, я езжу по городам, встречаюсь со студентами, более активно занимаюсь благотворительностью. — Давайте о музыке: что за последнее время понравилось?

— Новый альбом британского рокового электронного коллектива «Zero Seven» очень понравился. Кстати, Пол Маккартни записал, как ни странно, очень хороший альбом. Приятно поразил. Правда, продюсировал его бессменный продюсер «Radiohead» Найджел Годрич. Мы даже шутили с друзьями, что, может, и «Radiohead» такими крутыми из-за Годрича стали? Потому что Маккартни со времен «Band on the Run» ничего такого не выпускал. — А из русских групп кто радует?

— Из русских всегда радовала Земфира. Музыкально меня достаточно часто радует группа «Сплин», а Саша Васильев радует просто как человек. Это то, что приходит в голову сразу. «Звери»? Не знаю, как это комментировать. Это хороший качественный поп-продукт, который собирает стадионы, но это же не музыка, а так... «Запрещенные барабанщики»? Я, кстати, знаю, что они из Ростова-на-Дону, это правда?

— Боже, господи, чтоб я стоял у зеркала и смотрел, что у меня сексуально?! Если мужчину уже оценивают по внешности, то это пропащий вариант. Ну, они хорошо играют, но я только одну песню про негра слышал, больше ничего. Я помню, когда она вышла, в Киеве ее крутили. — Ваш последний альбом, точнее, его обложка (девочка в одежде «Глории Джинс») и название Gloria — на первый взгляд чистой воды product placement. Какие еще брэнды вы согласились бы вынести в название и на обложку — Cola, Puma..?

— А при чем здесь «Глория Джинс», что это? Какая корпорация? А при чем здесь наш альбом? Кто вам это сказал, откуда вы это взяли?! Где вы там видите «Глория Джинс»?! Вот у меня обложка. Там написано где-то? Девочка просто в одежде домашней! Там на ней может быть что угодно написано. Слушайте, откуда вы… Я уже просто второй раз слышу эту глупость, прекратите, пожалуйста, рекламировать кого-то нашим именем. Чтобы на обложку мы поместили рекламу!? Мы даже сзади отказываемся писать логотипы спонсоров, не то что на лицевой стороне. Вы нас не за то держите, как говорят в Одессе.

— Ну, значит, совпало. Кстати, об одежде. У вас, говорят, большая коллекция шейных платков?

— Большая — штук 20, а может, и 30. Но они не шейные, я их на микрофон вешаю. Последние полгода мой любимый — такой белый с красивыми стразами индийскими. Я его из Англии привез, купил в диско-магазине, он очень мне дорог, я с ним весь тур Gloria в общем-то… — А что в вашем облике, на ваш, конечно, субъективный взгляд, является самым сексуальным?

— Боже, господи, чтоб я стоял у зеркала и смотрел, что у меня сексуально?! Если мужчину уже оценивают по внешности, то это пропащий вариант. Я пытаюсь хорошо выглядеть, но это не для того, чтобы… Хорошо выглядеть — это эстетика! Человек может быть грязный, нечесанный, немытый и одет за пять копеек, грубо говоря, а при этом — очень сексуальный. И только потому, что у него глаза горят. А глаза горят, потому что он внутренне цельный и умеет доставить удовольствие другому человеку. Я не скрываю того, что моя внешность, наверное, не совсем типична и поэтому привлекает внимание, но я бы не хотел за счет нее очки себе прибавлять. Мои песни, мое поведение, мой, в конце концов, голос гораздо важнее. Это ведь, по-моему, вы, а не мы придумали, что женщины любят ушами. И я думаю, что мужчин нужно любить ушами в первую очередь. Честно. Я так думаю. — Но кто-то работает над вашим имиджем?

— Много людей, но главный человек — наш бессменный директор, Ляля Фонарева. Это известный киевский стилист, у нее салон, но она главным образом работает с «ОЕ». И то, каким вы меня видите, на самом деле ее заслуга. МАРТ 2006 | КТОГЛАВНЫЙ

65

Kto Glavny #06  

utochka v yiblochkax

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you