Page 47

Хватило бензина до Луны долететь «Главный» наотрез отказывается представлять свою собеседницу как «жену Сергея Безрукова» — у Ирины Безруковой и без того немало заслуг. Синефилам она знакома по историческим сериалам и фильму «Коля», получившему «Оскара», домохозяйкам — по «Магазину на диване», любителям спорта — в роли факелоносца на МОСКОВСКОМ ЭТАПЕ АФИНСКОЙ ОлимпиадЫ 2004 года. У ростовчан с Ириной Безруковой особые счеты. Она для нас — своя автор / ПОЛИНА ЧЕРКАСОВА фото / лиана хусаинова

Артистка в литейном цехе — Вы себя больше ростовчанкой или москвичкой ощущаете?

— Человеком всей Земли. Я уже долго живу в Москве, ребенка родила, у меня тут вся жизнь, но родину забыть просто невозможно... Невозможно весной, на севере, не думать, какое сейчас солнце на юге, а летом не вспоминать запах настоящих помидоров. У ростовчан есть любимая фраза: «Уехала и зазналась». Нет у меня такого. Я чувствую свою принадлежность к землячеству. Ростовчан я всегда вижу издалека — говорят громко, запросто подходят, бывает, что шлепают по плечу и кричат: «Здрасьте!». Да, они такие, и я к этому спокойно отношусь. — Тот факт, что вы из Ростова, в Москве вам помогал или мешал?

— Вот у меня зубной врач, доктор Александр Волков, практикующий и в Ростове, и в Москве, — один из лучших именно для актеров. Умеет делать пломбы так, что их не видно ни при свете рампы, ни при фотовспышке, ни при телевизионном или киношном свете. Когда я услышала, что он — ростовчанин, то почему-то сразу поняла, что все будет

хорошо. Так и оказалось. Потом Сергей Жигунов... Сначала мы с ним снимались как партнеры, а потом он взял меня в «Графиню де Монсоро». Встретились на «Мосфильме»: «Привет, че делаешь?», — спрашивает. «Вот, — говорю, — снимаюсь, только тут современная картина». «А-а, я вспомнил, ты же повернутая на истории. У меня королеву сыграешь? Только там роль небольшая». Вот так, каким-то образом с ростовчанами пересекаюсь, видим друг друга, поддерживаем. Мы, как люди, выросшие в одном дворе или ходившие в один детский садик... Я всегда искренне радуюсь успехам земляков, отхлопала все ладошки, когда вручали художнику Николаю Симонову «Чайку» в этом году. Я в его декорациях, еще в юности, в Ростове в спектаклях пантомимы играла... — А на родине давно не были?

— Пару лет назад оказалась в Ростове и увидела, как много всего изменилось. Даже улицы Энгельса больше нет. Нет на Газетном Дома учителя, фактически моего родного дома. Я там получала первые основы актерского мастерства, все мое естество стремилось туда, на эти

репетиции. Там были первые опыты на сцене. А теперь там какие-то учреждения, кондиционеры, пластиковые окна. Жаль... Не знаю, существует ли еще РМЗ. Помню, этот завод выпускал какие-то аппараты для макаронных изделий. Я не поступила в театральный с первого раза, так что пришлось вернуться в Ростов и идти работать в литейный цех. «Доброжелатели» ерничали: «В артистки подалась! Теперь — на завод!». Я должна была обсчитывать зарплаты. Для этого мне выдали первобытный калькулятор — серый, с черным экраном и крупными кнопками. Как две большие книжки, в розетку втыкался. Объяснили: приходит рабочий, его нужно отметить в табеле, если он полный день отработал — столько-то начислить, если на бюллетень ушел — столько-то. Сама получала 96 рублей. — Провинциальное желание «пробиться в Москву» тогда появилось?

— Нет. Я думала, что Москва — это не про меня. Ходили целые легенды: мол, был такой актер, сейчас — в Москве, был такой режиссер, уехал в столицу. Для меня Москва была, как космос, а МАРТ 2006 | КТОГЛАВНЫЙ

45

Kto Glavny #06  

utochka v yiblochkax