__MAIN_TEXT__
feature-image

Page 1

25 ЛЕТ ЧУДА


25 ЛЕТ ЧУДА

Издательский дом «Слово» 2011


УДК 655.1 ББК 37.8 Ч71

«Радонеж»: 25 лет чуда М.: Издательский Дом «Слово», 2011. — 204 с., ил. ISBN 978–5-98062–012–9 Православное братство «Радонеж» — крупнейшее просветительское объединение Русской Православной Церкви. Сейчас «Радонеж» — это три православных гимназии, радиостанция, газета, интернет-портал, кинофестиваль, паломническая служба и множество просветительских проектов. В 2012 году братство отмечает свое 25‑летие.


СОДЕРЖАНИЕ

07

Вместо введения

123

Фестиваль «Радонеж»

29

Духовник

143

Газета «Радонеж»

35

О братстве по-братски

157

Православные гимназии

53

Истоки

185

Программа «Погост»

75

Радио «Радонеж»

197

115

Паломническая служба

«Радонеж» вчера, сегодня и завтра


1 ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ


Выпуск птиц на праздник Благовещения

8 | «Радонеж»: 25 лет чуда


СЛОВО ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ КИРИЛЛА

«На протяжении многих лет вы трудитесь на ниве приобщения людей к жизнодательному источнику Православия. За прошедшие годы поистине небольшой кружок единомышленников вырос в целое братство, объединяющее под своим крылом радиостанцию, газету, паломническую службу, три православных гимназии и фестиваль православных теле- и радиопрограмм. Все эти многочисленные масштабные проекты, осуществление которых стало возможным благодаря помощи Божией, обрели всенародную известность, признание и любовь. Желаю вам, чтобы и в будущем благодать Божия и покров Пресвятой Богородицы не оставили братства “Радонеж”, но способствовали его дальнейшему развитию и процветанию на благо святого Православия».

Вместо ввеления | 9


МЫ ИНАКОВЫ ВО ВСЕМ Беседа с председателем православного братства «Радонеж» Евгением Никифоровым

— Верно ли, Евгений Константинович, что начинался «Радонеж» как кооператив? — Верно. Время было такое, середина восьмидесятых, когда кооператив имел статус юридического лица, который позволял нам легализоваться. Вот и зарегистрировались как духовно-просветительский кооператив. Но, по сути, началось все еще раньше. Уже вовсю шла работа, накопился опыт, был у нас и духовник — архимандрит Амвросий Юрасов. Он остается нашим духовником и по сей день. — То есть появился «Радонеж» еще до того, как Церковь вышла из гетто, а вера стала модой? Что же вами двигало? Вы ведь не из церковной среды? — Произошло нечто удивительное, к чему можно приложить слова Священного Писания о том, что Господь волен из камней создать детей Аврааму. И вот мы — те самые дети, которые созданы из камней. Потому что нельзя сказать, что мы являемся продуктом какой-то миссионерской деятельности. Просто душа искала Бога, а мы даже сами этого не знали. Думаю, наш путь к вере был примерно таким, как у многих в нашем поколении. Мой отец — моряк, оба деда — фронтовики-орденоносцы. Я рос в нерелигиозной семье и не был обучен основам веры, поэтому, когда советская пропаганда утверждала, что духовное — это наука и искусство, я с доверием и усердием занялся наукой и искусством. Но вскоре понял, что духовный мир имеет свою собственную сферу. Вместе с друзьями увлекся религиозной философией, восточной мистикой — индийской, китайской, японской. А когда расширяются поиски и обнаруживаешь христианство, ахаешь: это же было рядом! Мы проходили мимо церкви и не думали туда зайти, это даже пугало: странные люди, мрак, запахи какие-то непривычные. И вдруг обна-

10 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Мне выпало счастье все эти годы ежедневно общаться и сотрудничать с цветом нашего общества».

руживаешь тут невероятные высоты, просто Гималаи духовности! Какие там йоги, гуру, какие там китайцы?! Все это сразу кажется милым, чудным, тоже, конечно, мудрым, но по сравнению с тем, что написано в Евангелии, все-таки человеческим. А тут — Сын Божий! Понимаешь, что человеку и говорить так невозможно, и так вести себя. Это высота совсем другого уровня. Мне очень нравятся слова Мандельштама: «Я христианства пью холодный горный воздух». Красота церковной жизни открывается с трудом, но когда вы для себя ее откроете, все остальное кажется карикатурой, неудачным отражением. И понимаешь, что здесь действительно дом Божий, которому очень хочется послужить. — И в чем вы увидели такую службу? — Мы с самого начала были обществом малых дел. Хотелось самим читать религиозные книжки, мы и стали их издавать для других. Наладили религиозный самиздат. Алексей Владимирович Рогожин, первый главный редактор радио «Радонеж», умудрялся тогда издавать тысячестраничные книжки тиражом в тысячу экземпляров. Евгений Андреевич Авдеенко, филолог-классик, философ, преподавал древнегреческий язык, язык восточных отцов Церкви, и возник кружок по изучению святоотеческой литературы. Из этого и вырастали издательство, гимназии. Когда мы стали кооперативом, получили печать, смогли заключить договор с ДК «Меридиан» и там проводить вечера, на которые сбегалась вся Москва. В полуторатысячном зале люди сидели на ступеньках: тогда такого открытого общения христиан еще не было. Мы проводили вечера, посвященные творческому наследию князей Трубецких, С. Нилусу, патриарху Тихону… Это все сейчас не в диковинку, а тогда патриарх Тихон еще даже прославлен не был, считался контрреволюционной фигурой.

Вместо ввеления | 11


Открытие первого в России православного магазина «Православная книга» стало сенсацией. Правда, тогда издавалось так мало литературы, что многие сомневались в успешности предприятия

— Андрей Кураев как-то вспоминал о легендарном магазине, прозванном в свое время «Православная обувь», где он покупал каждую книжную новинку. Речь об обувном магазине, в котором кооператив «Радонеж» арендовал один отсек и размещал там первые плоды зарождавшегося церковного издательства. Это, по его мнению, стало важным фактом истории Русской Церкви. Так начинался знаменитый ныне магазин «Православное слово». Ну, а сегодня ваш статус каков? — Сейчас православное братство «Радонеж» — это религиозное объединение Русской Православной Церкви. Мы — часть Русской Православной Церкви, но независимая ее часть, в том смысле, что не подчинены организационно Священному Синоду. Он не несет ответственности за наши возможные ошибки. Ведь миссионерство — это живое дело, и, конечно, возможны какие-то ошибки — редко, но они бывают, и мы их исправляем. А направлений работы много. Структура стала разветвленной, хотя аппарат совсем невелик. У нас, к примеру, три шко-

12 | «Радонеж»: 25 лет чуда


В 1995 году Святейшим Патриархом Алексием II по инициативе братства «Радонеж» и при поддержке Всероссийского общества спортивного голубеводства был возрожден старинный обычай выпуска птиц на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы после патриаршего богослужения в Кремле. Этот обычай продолжил и Святейший Патриарх Кирилл лы со своими юридическими лицами и расчетными счетами, также радио, газета и паломническая служба… У них, в свою очередь, тоже отделения, филиалы. Вот, скажем, паломническая служба, руководитель и основатель которой Юрий Ахметович Минулин, проводил в Иерусалиме семинар наших региональных отделений — их 35, и каждое невероятно интересно по содержанию. Ведь немногие наши православные знают, что в паломничество можно поехать не только в общеизвестные места, но и, к примеру, на Алтай, и получить удивительные духовные впечатления, соприкоснуться с замечательными святынями. — А турфирмы, которые возят людей по святым местам, вас не теснят? — Так у нас с ними разный формат деятельности. Наше дело — не просто религиозный туризм. Мы участвуем в молитве, в жизни общины, можем исповедоваться и получить совет у людей, опытных в духовной жизни. Научиться молиться. Научиться общению с Богом. Молитва — это ведь не просто воздел руки

Вместо ввеления | 13


и: «Господи, вот я!» Необязательно, что Бог это услышит. Нужно умение настраивать духовный камертон. А монастырь — это люди, которые профессионально, ежесекундно занимаются своей душой. Это институт духовной жизни. Там тоже есть свои «доценты», «профессора». Есть старцы. И кто хочет разобраться в своей душе, отправляется в паломничество в монастырь. А так, как скрепляет одиноких людей паломническая поездка, не скрепляет ни один другой вид общения. Ведь духовное путешествие сопряжено со многими событиями, оно включает в себя послушания, в том числе и физический труд, тут масса впечатлений, приключений. Люди едут, как правило, интеллигентные, возвышенные или старающиеся жить возвышенно. И там они находят близких себе. Это тоже часть нашей миссии. — Но все же визитной карточкой «Радонежа» считается радио. — Это — особенное явление в радиоэфире, прямо противоположное тому, что звучит там в основном — все эти мычалки, пыхтелки, для моего, например, уха малоразличимые. Их бойкость лишь подчеркивает внутреннюю пустоту, которую пытаются заполнить шумовым мусором. А «Радонеж» — это три часа тишины в эфире, хотя мы — разговорное радио. Наша интонация — молитвенная, она отражает тишину сердца, когда человек пытается быть один на один с собой, с Богом. Это разговор о самых серьезных вещах в жизни. О ее смысле, о смерти, о детях. Нет у нас аналогов и в том смысле, что живем мы исключительно на пожертвования наших слушателей. Без каких-либо хозяев‑спонсоров. И при этом развиваемся. Вышли и на короткие волны, кроме многих российских регионов стали вещать и на Украину. Так что дело идет к созданию всемирного православного радио. — Вы за добро, любовь, мир, а врагов у вас много, почему? — Ничего нового тут нет. Идет борьба за души. Борьба сатаны с Богом. Атаки на Церковь становятся сильнее, но это нас не пугает. И никакой агрессии с нашей стороны не может быть. Есть, скажем, люди, которые на дух не переносят все русское. А здесь русский дух, здесь Русью пахнет. Ну что поделаешь? Можно просто указать на них, объяснить истинные мотивы их деятельности — так же, например, как Церковь вовсе не воюет с сектантами, а указывает на них, предупреждает. И мы говорим: смотрите, ребята, осторожнее, это не сахар и даже не сахарин, это опасно. А противников у нас действительно немало. Вот сейчас одним из главных врагов мирового христианства является секулярное, либеральное сознание. Оно

14 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Алексей Рогожин и Евгений Никифоров — одни из основателей радио «Радонеж»

Вместо ввеления | 15


четко институизировано и ставит своей целью прямую борьбу с христианством. Никто пусть не заблуждается на этот счет. Это настоящая война, хотя она ведется новыми методами. Много изощренного лукавства, постоянно происходит подмена терминов. Для того чтобы увидеть инструменты, которыми разрушаются общество, семья, брак, человеческая душа, их надо анализировать и отслеживать — это сложно. А давление возрастает — и в мире, и в нашей стране. — Но у нас-то многие считают, что Церковь в привилегированном положении, даже срастается с государством. — Все, конечно, не так. Это лишь злонамеренная пропаганда. Что говорить, если даже по законодательству и здания храмов не переданы Церкви в собственность. А что происходило с «Основами православной культуры»? Когда 85 процентов народа являются православными по культуре и даже по крещению, то ему, этому самому народу, запрещали знакомиться с основами своей собственной культуры. Просто истерика была настоящая! Как будто предлагалось что-то ужасное. И при этом — какая мощнейшая кампания идет в защиту уроков планирования семьи или полового воспитания, хотя за этим — воспитание разврата, понижение планки стыда у детей. А чему дурному могут научить «Основы православной культуры»? Это же уроки любви. Кому может навредить любовь? Вот, говорят, надо выносить из школ крест, а то это кого-то оскорбит. Я просто задаю вопрос: «Господа, что такое крест? Это символ жертвенной любви. Символ любви Бога к человеку. Кого это может оскорбить?». Те, кто говорят, что их это оскорбляет, свидетельствуют о самих себе. Что сами они злы, что проповедуют царство ненависти. Это понятное противостояние. Христианство учит сохранению жизни. Противоположные силы стремятся погубить и человеческую душу, и физически человека уничтожить. Мы сочувствуем любым больным, жалеем их, но ведь и СПИД, и наркомания — это же плоды того самого поведения, стиль которого сейчас усиленно насаждается, в том числе на наших телеэкранах. Я как психолог могу свидетельствовать: любая страсть, угнездившаяся в сердце человека, ведет к разрушению личности, к уничтожению уникального, индивидуального образа Божия в человеке, того сокровища, с которым мы в мир появляемся. Остаются маски, личины, как говорили наши предки. Ведь не только маска, скажем, пьяницы всем знакома. Наркоман моментально видит наркомана, блудник — блудника. Садисты, мазохисты и прочие имеют свои личины страсти, которые ими овладевают. Страсть, становясь главной в человеке, уничтожает его душу, она иссыхает, погибает, и вместо личности от человека остается личина, за которой — пустота.

16 | «Радонеж»: 25 лет чуда


— Еще апостол Павел предостерегал от любых зависимостей: «Ничто не должно обладать мною». Так что и рецепт давно известен, и угрозы тоже, разве что масштабы изменились? — Конечно, сейчас развернулось тотальное наступление на личность человека, его душу. Нас хотят загнать в рабство. А мы — за свободу. Православие и христианство в целом — это и есть искусство осуществить свою свободу. — У вас лично перспективы этого противостояния вызывают оптимизм или пессимизм? — Я оптимист, потому что полный пессимист. Ясно вижу, что мир так активно движется к своему концу, силы зла так захватывают сейчас все в мире, тьма просто кромешная сгустилась вокруг, и поэтому меня невероятно радуют островки Православия, это светлые островки в пенящемся житейском море страстей. Меня невероятно радует, что есть живые люди, не замаранные окружающим миром, люди с высокими идеалами, которые стремятся к истине. И сейчас, милостью Божией, таких людей много. Таковы и все друзья, авторы, соратники «Радонежа». Это, например, и диакон Андрей Кураев, и писатель Владимир Крупин, и режиссер Владимир Хотиненко, и ректор МГУ Виктор Садовничий, и музыкант Максим Шостакович… Много и молодых. Посмотрите, какие чудесные дети в наших школах! А в храмы зайдите. Ведь раньше говорили, что наша Церковь — это Церковь бабушек в белых платочках, а сейчас совсем другая картина: там масса молодежи. Христианство вообще сейчас это уже не простонародная, крестьянская религия, а городская, преимущественно интеллигентская. И всегда свежая, чистая — как горный воздух. — В России проходит несколько фестивалей православного кино, какое место среди них занимает «Радонеж»? — «Радонеж» — первый подобный фестиваль в России. В 1995 году, когда все только начиналось, сама идея его проведения казалась, по меньшей мере, фантастической и авантюрной. Мы не были уверены даже в том, что кто-то к нам приедет. И вдруг к нам обратилось сразу около ста телекомпаний. Мы были рады уже тому, что увидели столько родных лиц. Оказалось, что православные журналисты, которые профессионально занимаются православной темой на телерадиовещании, есть всюду: на Камчатке, в Магадане, в Питере и на Украине. Оказалось, что Россия живет, православное телевидение живет. И что есть в провинции маленькие группки, которые очень интересно работают над православной темой. И был очень интересный период — лет пять — когда мы разраба-

Вместо ввеления | 17


«Христианство и экология» — первый опыт художественно-публицистической выставки, где были объединены работы художников‑авангардистов с публицистической фотографией и текстами о христианском понимании мира и ответственности человека за него. Гражданин Швеции представил экологическую продукцию из платинового сплава. Тогда это выглядело весьма экстравагантно тывали телевизионный язык. Как говорить о религии, о Православии на языке телевидения. Это же особый язык. Начинали, конечно, с банальностей. Девочка со свечкой, позолота, колокольный звон. Колосится рожь, поют птички, и происходит какая-то гадость. Вот ход: природа — творение Божие, а человек его портит. Теперь это уже банальность. Но задача не в том, чтобы показать Церковь этнографически или иллюстративно, а в том, что православное телевидение — это телевидение, снятое православными людьми. Это самое сложное. Быть православным человеком — это не только ходить в храм, исполнять какие-то требы, или даже знать молитвы. Это значит воплощать в себе заповеди Божии. А это очень тяжелое, очень ответственное занятие. И мало кому удающееся. Православных людей в этом смысле мало. Другими словами православный человек иначе видит. Он видит совестливыми глазами. Это другая жизнь, другая картинка, другой взгляд на вещи. Гораздо более глубокое понимание жизни, чем то, которое может предложить

18 | «Радонеж»: 25 лет чуда


В выставке «Христианство и экология» приняли участие такие знаменитые ныне художники как И. Гонсовская, В. Хрущ, Г. Виноградов, К. Звездочетов, И. Чуйков, С. Ануфриев и многие другие. На фото: тогда еще молодые профессор Н. Гаврюшин, протоиерей А. Макаров

не то что журналистика, даже наука. Она окажется поверхностной в сравнении с тем, что может дать взгляд православного человека. И сейчас мы получаем каждый раз рекордное количество работ на фестиваль. Многие из них совмещают в себе и глубокое духовное понимание жизни, и высокий профессионализм одновременно. Потому что это очень важно. Потому что проповедь, сказанную плохо, лучше вообще не произносить — это мое правило. Лучше вообще не выходить к людям со словом, если ты косноязычен, не можешь профессионально донести слово Божие до людей. И Священное Писание говорит: проклят тот, кто делает дело Божие с небрежением. Высочайшая ответственность — выходить к людям, как сейчас принято говорить, с месседжем, с посланием каким-то. — А география участников меняется? — К нам поступают работы не только российских авторов. Со всего мира. Итальянцы, французы, американцы, армяне, грузины, болгары. Но, конечно, 99 про-

Вместо ввеления | 19


центов всего, что снимается на религиозные темы, — это русские работы. Это говорит о состоянии нашей страны. Ведь журналистика — это, разумеется, не самая целомудренная, нравственная часть общественной жизни. И вот если в журналистской среде громадное количество людей, которые живут чистой жизнью, обращены к Церкви, к Богу, это говорит о состоянии общества. Мы очень рады Сначала фестиваль носил название «Православие на ТВ» и работал в формате семинара при Государственном институте телевидения и радиовещания. В 2000 году мы разделились на два фестиваля: «Православие на ТВ» и «Радонеж». Я ждал этого разделения, поскольку очень хотелось вывести фестиваль на международный уровень. Планка «Радонежа» сразу была поднята довольно высоко — с семинара, где просто проходит учеба, до фестивального уровня. Потом появились и другие фестивали: «Сретение» в Обнинске, «Покров» в Киеве, фестиваль «Вера и слово». И организация таких фестивалей, безусловно, дело доброе. Коечто они идейно почерпнули у нас, а мы, в свою очередь, рады отдавать все, что уже изобретено, в надежные руки. И никакой конкуренции у нас, конечно, нет. Мы просто находимся на разных уровнях. Православные фестивали не конкурируют между собой и не дублируют друг друга, а взаимодействуют. — Каковы основные задачи фестиваля? — «Радонеж» — не ярмарка тщеславия. Для нас главное — проповедь Слова Божия. Конечно, отметить лучшие работы нужно. Мы работаем в режиме интерфеста, отбирая лучшие фильмы из конкурсных программ тех фестивалей, которые уже существуют. Наша задача — дать им большую аудиторию, которой они достойны. Таким образом, мы выступаем и как начинающий продюсерский центр. Создавая свои проекты — фестиваль православных телепрограмм и радиостанцию, — Братство «Радонеж» ставило своей целью найти людей, с одной стороны, православных, а с другой — умеющих профессионально и качественно рассказать о вере и Церкви своему народу. — Как сейчас обстоят дела с качеством православной телепродукции? — Оно стало несравнимо выше. А глубина присуща самой теме. Ведь Православие — это ответ на вопрос о жизни и смерти, об отношениях человека и общества. Православные фильмы — это фильмы, снятые, прежде всего, православными людьми. И самое главное в них — христианское отношение к окружающему миру — любящее, «милующее сердце». Например, один из наших лауреатов — фильм «Мой отец Сергий» — сжатая летопись мучительного возрождения Церкви и нашего народа за последние годы. Подобные картины являются подлинны-

20 | «Радонеж»: 25 лет чуда


ми документами, подтверждающими, что люди, живущие по заповедям Божиим, люди невероятного бескорыстия есть, что это реальность, а не просто декларация. И таких картин становится все больше. При этом они очень качественные, поскольку сделаны талантливыми людьми. Ведь телевизионная проповедь — это совершенно особое искусство, она должна быть только качественной, а плохая не нужна вовсе. — Вот парадокс: за эти годы вы не изменили своих позиций, говорите о том же и в принципе так же, как и в самом начале, но тогда очень многие воспринимали вас как каких-то радикалов, маргиналов, а теперь ваш голос признан и уважаем. Что произошло? — Общество становится более зрелым религиозно. Ему уже не нужно объяснять, как двадцать лет назад, что Бог есть, на каких-то, честно говоря, дурацких примерах. Потому что доказывать взрослым людям такие элементарные вещи как бытие Божие, существование духовного мира — как-то даже унизительно. Сейчас для обычного русского человека это само собой разумеющиеся вещи. Многое становится на свои места, возвращается к естественному порядку. Но еще недавно все было иначе. Мы сами, вышедшие из советского плена, не могли осознать, насколько низко пали, что собой представляли. Это было чудовищно изолгавшееся общество. И любой разговор о нравственных понятиях зачастую воспринимался чуть ли не как агрессия. «Вы злой», — говорили мне. Я говорил: «Ребята, я разговариваю с вами не раздраженно, и ведь говорю правду. Правда — разве это зло? Говорить по совести — это зло?». Но люди не готовы были говорить по существу своей жизни, вот в чем дело. Не готовы были к самым главным вопросам. И когда такие вопросы ставились, они входили в ступор, раздражались, не знали, как на это вообще реагировать. И нас поэтому считали какими-то радикалами. Теперь люди привыкают жить в области нравственных понятий, которые не закрепощают нас, а, напротив, делают по-настоящему свободными. Православие ведь настаивает на свободе человека и всегда протестует против тоталитаризма. А как раз тоталитаризм и отнимает у человека свободу, отучая его говорить на языке ясных понятий. Все размывается, одно другим подменяется, и это все называется толерантностью, политкорректностью. А мое глубокое убеждение, что если вы не говорите с человеком прямо, то вы его просто не уважаете. Все люди имеют совесть, чувствительность к любви, к правде, и с ними нужно говорить честным языком. Так мы и делаем — на нашем радио и во всех остальных наших проектах.

Вместо ввеления | 21


Выставку новых работ предваряла коллекция дореволюционных открыток, которые чудом сохранились у филокартистов. Некоторые из них мы издали. Это были первые пасхальные открытки в России за 70 лет

Певческий праздник имени архидиакона Константина Розова проходил в Успенском соборе Кремля. Задачей было восстановление традиций диаконского искусства. Этот праздник положил начало фестивалям православной музыки, бессменным руководителем которых Г. Поляченко является и поныне

22 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Первый Всероссийский конкурс на лучшую пасхальную и рождественскую открытку проходил в Центральном доме литераторов. Было прислано множество работ как профессиональных художников, так и любителей

— Вся ваша история — это развитие вопреки обстоятельствам, а ваша структура — это сплошное ноу-хау. Наверное, одно вытекает из другого? — «Радонеж» представляет собой сложный организм о сорока ногах, такую сороконожку. Благодаря этому он очень устойчивый, но мы не специально эти ноги выращивали. Это органический процесс, который нас вынудил к тому, чтобы мы состоялись в этой жизни. Видите ли, в отличие от коммерческих организаций, «Радонеж» существует совершенно по другим законам. Это духовно-просветительская организация, у которой, к сожалению, нет достаточно серьезного финансового основания. И наше существование, с точки зрения мира, с точки зрения обычного бизнеса, невозможно и непостижимо. Поэтому я могу утверждать, что мы являемся в полном смысле слова иноками. То есть мы инаковы во всем. Инаковы в экономике, в своих целях, задачах, в своей манере, в своем стиле, в своей журналистике. У нас все другое, все не соответствует тому, что обычно в мире принято. И здесь, мне кажется, мы изобрели

Вместо ввеления | 23


Первая патриаршая рождественская елка в Колонном зале Дома союзов

очень много нового. Благодаря этой творческой потенции мы стали, в частности, популярным радио. Потому что радио — одна из ног, на которых мы держимся. Но у нас и другие есть. Взять православные гимназии. Наша гимназия — это вообще первое в России негосударственное учебное заведение. Со своей концепцией, своими достижениями. Ведь посмотрите, во что превратились негосударственные учебные заведения. Практически все стали дрейфовать в условиях рыночной экономики в сторону коммерческих школ для детей состоятельных родителей. А православные школы остались существовать так же инаково. Потому что они не преследуют цели получать прибыль от образовательного процесса. Эти школы предназначены для обучения способных детей из малообеспеченных семей. Они привлекают самых творческих педагогов, которые согласны, несмотря на весь рынок, работать за копейки, но чтобы им дали состояться. И это наше преимущество вообще. Потому что «Радонеж» — это вообще организация для творческих людей. У нас ведь, кроме газеты и сайта, есть и телестудия «Радонеж». Она тоже инаково существует. Мы не сумели выйти на эфирное телевидение и стали работать на видеорынок. А он оказался достаточно емким, для того чтобы, продавая кассеты, за-

24 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Великолепный тканый задник был изготовлен Илоной Гонсовской и прослужил много лет рабатывать деньги на производство следующего фильма. И то, что мы не были подгоняемы гонкой эфирной сетки, делало фильмы каждый раз очень хорошо выверенными, продуманными. То есть это настоящие документальные фильмы. И они пользуются большим успехом. — Например? — Например, фильм, посвященный Алексею Алексеевичу Осипову. Или фильм о старце Николае с острова Залит. Или фильм о детской сексуальности. Это, по-моему, один из самых удачных фильмов. Потому что нам удалось на целомудренном языке найти слова о том, как вообще об этом говорить с юношеством. Не в ригористической, не в запретительной манере. А показать духовный вред и ужас самого явления, связанного с блудом, с нарушениями нормальных отношений между людьми. И этот фильм пользуется большим успехом. — Ваша инаковость создает огромный творческий потенциал, но и ограничивает вас экономически? — Да, мы не можем существовать за счет рекламы. Реклама по своей сути,

Вместо ввеления | 25


по интонации — антихристианская. Это противоречит тому, чему мы хотим научить людей. Для нас-то главное не то, что продается лучше всего, а нечто совсем другое. Мы не можем существовать и за счет партий. Потому что политический выбор не связан прямо с религиозной позицией. Церковь не есть партия. Партия в переводе с латыни — это часть. А Церковь — это целое. И мы не можем занимать партийную позицию по отношению к чему-то. Вот и получается, что такое дорогое предприятие как радиостанция существует за счет пожертвований своих слушателей, а не каких-то крупных инвестиций. Хотя, конечно, я был бы рад, если бы пришел к нам какой-то крупный инвестор с государственным, национальным мышлением. Но пока, видимо, мы не воспитали таких слушателей-бизнесменов, для которых духовные ценности были важнее, чем норма прибыли. Но, вместе с тем, мы все эти годы существуем. Пусть пожертвования наших слушателей невелики — от пятидесяти рублей до тысячи. Но слушателей достаточно, и они-то как раз велики во всех смыслах. Это и делает «Радонеж» настоящим гражданским обществом. То есть, люди разделяют наши ценности, сознают свою ответственность за слово Божие, хотят его слушать и переживать. Хотят вместе с нами противостоять либеральному агрессивному аморализму, который разрушает жизнь людей. Хотят совместно отстаивать добро и любовь. Все это диктует особую интонацию, создает атмосферу, которая привлекает все новых слушателей и авторов. — Вокруг вас собралось очень мощное интеллектуальное сообщество. — Мне выпало счастье ежедневно общаться и сотрудничать все эти годы с цветом нашего общества. Это изысканные, умнейшие, тончайшие люди с душой, которая трепетнее лани. Так поэтически хочется выражаться, потому что это, на самом деле, духовный цвет нации. Среди них — священники, историки, врачи, писатели… Так хочется, чтобы этих людей больше слышали, потому что это духовное наслаждение. И потому еще, что всем нам надо знать: у нас есть настоящая элита, а не та, которую пытаются изобразить в различных тусовках. — Ваша позиция совпадает с официальной позицией Русской Православной Церкви? — Мы не являемся официальным голосом Церкви. Но то, что мы являемся голосом Православия, безусловно. То есть мы не синодальное учреждение, но выражаем мнение Церкви по основным нравственным, религиозным вопросам. Нашу независимую позицию ценят как раз за то, что мы не ангажированные,

26 | «Радонеж»: 25 лет чуда


не партийные, даже не внутрицерковно партийные. Мы основываемся на традиционном святоотеческом учении. Для нашего человека, оторванного от корней, возвращение к святоотеческому учению о Православии, о Христе, это самое важное, мне кажется. Наша задача не в том, чтобы призывать к тем или иным гражданским акциям. Наша задача — другая: научить тому, что называется основами православной культуры. Дать камертон. Чтобы люди почувствовали даже не текст, а интонацию. Она будет тем камертоном, с которым люди будут сверять свое собственное состояние и потом сами будут принимать решение. Это будет верный критерий понимания ситуации общественной, жизненной и всякой другой. Беседовал Валерий Коновалов


2 ДУХОВНИК


СЛОВО БОЖИЕ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ Архимандрит Амвросий (Юрасов), духовник братства «Радонеж»

Было время, когда Христос ходил из города в город, из села в село и проповедовал слово о спасении. Это слово проникало в души, и люди распространяли его среди ближних. Господь дал человеку разум открывать тайны природы, чтобы использовать их для спасения души. И в последние времена Господу было угодно, чтобы люди узнали, что есть радиоволны. По радио передают не только новости и музыку — по милости Божией, есть и православные передачи, и даже православные радиостанции. Люди могут говорить слово спасения, есть возможность повсюду вещать во славу Божию. Лет тридцать тому назад мне довелось читать, что придет такое время, когда в России будут открывать храмы, монастыри и будут проповедовать Евангелие, и мне все хотелось узнать, когда же это время настанет. И вот это время пришло, слово Божие вещают по всей России: в Сибири, на Дальнем Востоке, и на Западе, и даже через Интернет в Америке. Что на это можно сказать? Слава Богу, что пока это слово проповедуется. Очень много людей, которые не знали Бога, но, услышав слово по радио, пришли в храм, пришли к покаянию, к исправлению. Многим в минуты скорби Господь Духом Святым внушает включить радиоприемник, попасть на волну, где вещает радиостанция «Радонеж», и люди, услышав слово проповедника, спасаются. Сколько людей покаялось, знает только один Господь! Ведь слово Божие можно распространять не только через книги, через газеты, но и через телевидение, через аудиокассеты, через радио (в прямом эфире и в записи). И когда в эфире вещают слово Божие, оно освящает воздух, и люди, которые слушают его, внутренне очищаются и просвещаются.

30 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Народ слушает и постепенно начинает понимать, что такое правильный путь спасения».

Кого-то слово Божие застает в пути. Мы знаем немало людей, которые ехали в машине, крутили настройку приемника и неожиданно попадали на радиостанцию «Радонеж». С этого дня они становились постоянными слушателями, шли в церковь, каялись и жили с Богом. А других слово заставало в квартире, а когото — в поезде, кого-то — в самолете. Как-то летели мы в самолете и разговорились с бортпроводниками. Они говорят: «Батюшка, а мы радиостанцию “Радонеж” постоянно слушаем». Повели нас к себе и весь полет задавали вопросы. Многим помогает радио. Особенно тем, кто болен, прикован к постели и не может уже бывать в храме. Таким людям слово дает энергию, дает силы, крепость все переносить с благодарностью Господу и в таком благодатном состоянии перейти в мир большинства. У радиостанции «Радонеж» большой круг слушателей. Многие уже так привыкли к радиостанции, что всех, кто выступает и трудится там, воспринимают как родных, потому и обращаются с самыми разными просьбами. Особенно часто просят помолиться в прямом эфире соборно о своих близких: о тех, кто находится в тяжелых обстоятельствах, кому предстоит операция, о пропавших детях. И когда эти просьбы объявляют по радио, все люди, которые сидят или лежат у приемников, осеняют себя крестом и говорят: «Господи, помоги». Не один человек, а миллионы! Мы всегда об этом говорим: в какой бы точке мира ни случилась беда, если вы узнали об этом или увидели по телевизору, надо сказать: «Господи, помоги этим людям». Почему? Потому что не только мы, живущие в России, но и все, находящиеся за границей, — дети Божии. Господь их тоже любит и желает им спасения. Велика сила соборной молитвы! После таких обращений люди звонят и рассказы-

Духовник | 31


вают, что дочь нашлась, операция прошла успешно, сын перестал пить, а муж покаялся и вернулся к Богу. Это происходит тогда, когда усиленно молится не один человек, а миллионы, потому что одна капля воды никакой силы не имеет, а миллионы капель, соединившись, могут выбросить утопающего на берег. Так, слушая передачи, люди решают свои проблемы, исцеляются, получают здоровье не только телесное, но, самое главное, духовное, воскресение души, а выше этого ничего нет. На радио немало интересных передач: читают Евангелие, жития святых, есть исторические, просветительские передачи, проповеди, передают православные новости, но самое интересное, на наш взгляд, живое общение — прямой эфир. Каких только вопросов не задают! На первом месте среди вопросов — покаяние. Как спастись, как уверовать в Бога, как покаяться в грехах? И дети — это больной вопрос всего рода человеческого — как помочь им спастись? Как привести их к Богу, как помочь им избавиться от винопития, от наркомании, от разврата? И священники, говоря о покаянии, о Священном Писании, просвещают слушателей. Народ слушает и постепенно начинает понимать, что такое правильный путь спасения. Ведь на этом пути бывает немало всякого рода искушений, демоны со всех сторон бьют, но своих Господь не оставляет. — Алло. Добрый вечер. Батюшка, благословите рабу Божию Веру. — Бог тебя благословит. — У меня вопрос к батюшке. Батюшка, Вы меня слушаете? — Слушает, слушает… — Батюшка, как справиться с раздражением? Когда на улице машина едет на всей скорости и грязной водой из лужи всю окатит, вслед только хочется сказать: «Ах ты, козел такой! Что ж ты так ездишь — людей не видишь?» Грешу я таким словом, батюшка? — Конечно, матушка, грешим, когда так человека — творение Божие — называем. Сейчас о водителе мы говорить не будем. То, что он делает — на его совести. А вам в этот момент советую подумать: может быть, не напрасно Господь попустил такому быть. Если машина нас грязью облила, надо сказать себе, что без воли Божией ни один волос с головы не падает, ни один листочек с дерева. Если вы удостоились такого, значит, какие-то грехи есть, в которых надо покаяться. Нам неприятно бывает, когда нас так грязью обольют. Так и Господу неприятны наши грехи. Наша душа вся в грязи, так и смердят грехи человеческие пред Ним. А обзывать никого не надо. Вспоминаю, как оптинскому старцу Никону пришло

32 | «Радонеж»: 25 лет чуда


грязное письмо, оскорбительное. У него было промелькнула мысль: «Кто же это написал?» Но он сразу себя осек: «Никон, не твое это дело — если Господь попустил, значит, за какие-то твои грехи. Значит, тебе надо потерпеть». Кто-то нас оскорбил, обидел, машина грязью облила — скажите: «Слава Богу! Значит, так Господу угодно. Господь знает, что мне полезно!». И вообще, когда случается какая-то неприятность, надо благодарить Бога. И наши возмущение, обида, раздражение начнут исчезать из души. Мы разучимся негативно реагировать на неприятности, на обиды, на оскорбления. И кроме этого, Господь, видя наше смирение, зло превратит в добро, и ситуация изменится. У нас на подворье есть коровы, навоза много бывает. Разбрасывают его по полю, зимой вывозят санями на снег. С вешними водами он весь уходит в землю, впитывается. Вроде бы все осквернено. А смотришь, со временем этот навоз превращается в удобрение, и земля хорошо плодоносит. Урожай богатый бывает. Так что надо научиться никого не обвинять, а только себя корить и за грехи терпеть.


3 О БРАТСТВЕ ПО-БРАТСКИ


ПРОСВЕЩЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА СТРАНУ И МИР Протоиерей Всеволод Чаплин, руководитель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества

С деятельностью братства «Радонеж» и его руководителем Евгением Никифоровым я знаком практически с того момента, когда оно только зарождалось. Первые труды предпринимались в условиях, когда было много надежд и устремлений, но не было ни материальной базы, ни опыта практической работы. За двадцать пять лет «Радонеж» прошел очень большой путь. Участвующие в этом братстве люди стали мудрее. Они оказались способны к миротворческому служению, к серьезной оценке окружающей нас реальности — как церковной, так и общественной. Газета «Радонеж» — одна из самых умных в стране. В ней публикуются глубокие аналитические материалы. Радио «Радонеж» стало местом, где можно услышать очень серьезный и в лучшем смысле этого слова просвещенный взгляд на жизнь страны и мира. Братство «Радонеж» работает в целом ряде сфер церковной и общественной жизни. Хочется пожелать ему успеха. Надеюсь, что труды его будут расширяться. А для этого ему очень нужна поддержка миллионов православных мирян, людей, которые сегодня призваны не только быть прихожанами, но и вносить свой вклад в общецерковное дело.

36 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Они в очень высокой степени оказались способны к миротворческому служению, к серьезной оценке окружающей нас реальности — как церковной, так и общественной».

О братстве по-братски | 37


СОБИРАТЬ СИЛЫ РУССКОГО МИРА Иеромонах Филипп (Рябых), заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата

«Русский мир» — это то понятие, которое может уразуметь каждый, наверное, кто принадлежит к русской культуре. Потому что «русский» понимается не как этническое понятие, а как понятие, за которым стоит культура, духовность, определенная традиция общественной жизни, менталитета, образа жизни, сформированного на пространстве исторической Руси. И корень, конечно же, произрастает из Киевской Руси, из того единого государства, которое начало складываться на берегах Днепра. Более того, я бы сказал, что Русская Православная Церковь сегодня является главной носительницей идеи русского мира, не замыкающегося только на границе современной Российской Федерации. Россия в этой концепции рассматривается как центр русского мира, как ядро, как та страна, которая воспроизводит русскую культуру. И очень важно, что «Радонеж» собирает вокруг себя силы русского мира, православного мира, чтобы нам в современном глобальном мире выстоять, чтобы не утратить свои духовные силы и сохраниться как православным народам. Без того, чтобы собирать нашу православную культуру, без того, чтобы ее демонстрировать, невозможно нам выжить. Вот поэтому очень важно то, что вы делаете.

38 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Очень важно, что “Радонеж” собирает силы русского мира, православного мира, чтобы нам выстоять в современном глобальном мире».

О братстве по-братски | 39


ДАРЯТ ЛЮДЯМ РАДОСТЬ Людмила Стебенкова, депутат Московской городской Думы

Я знаю, как много православных людей слушают радио «Радонеж». Очень важно, что есть такая уникальная площадка в медиапространстве. Но ведь у «Радонежа», у людей, которые в нем работают, это не единственное дело. У них есть замечательный фестиваль православных фильмов. У них очень хорошая паломническая служба, которая приносит людям много радости. Я и сама, когда ездила с дочкой на Соловки, обратилась за помощью к Евгению Никифорову. И благодаря его содействию эта поездка стала для нас незабываемой. С благодарностью вспоминаю замечательного православного человека по имени Олег, сотрудника музея на Соловках — он встречает группы. Он показал нам Соловки совсем другими. Никогда не забуду наши походы по Соловкам, по озерам, по святым местам. Это потрясающее событие. Важно, что эта православная организация ориентирована на все общество. Церковь — вообще организм живой, открытый. И «Радонеж» действует за оградой Церкви, но неразрывно связан с Церковью, принадлежит ее телу. Иначе и быть не могло. Ведь эта общественная некоммерческая организация имеет очень четкую православную направленность. Является рупором Православия. Не только позволяет людям познакомиться с православными ценностями, но и тем, кто уже воцерковлен, помогает дальше духовно совершенствоваться, что очень важно. Убеждена, что деятельность этой организации приносит колоссальную пользу. И очень хочу пожелать многая и благая лета всем ее организаторам, учредителям, людям, которые трудятся на этом поприще. Ведь, по словам Феофана Затворника, любовь к Богу познается в действии. А вот у этих замечательных людей как раз и очевидны конкретные действия, в которых проявляется любовь к Богу.

40 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Убеждена, что деятельность этой организации приносит колоссальную пользу».

О братстве по-братски | 41


ОТКРЫВАЕТСЯ СМЫСЛ СОБЫТИЙ Протоиерей Владислав Свешников, доктор богословия, профессор

Для людей, начинающих свою церковную жизнь, передачи радиостанции «Радонеж» оказываются довольно полезными. А во многих случаях — очень полезными, потому что помогают сориентироваться в некоторых важных жизненных вопросах. Надо иметь в виду, что церковная жизнь идет своим чередом: люди ходят на исповеди, слушают проповеди, читают книги. А потребность позвонить в прямой эфир и спросить о чем-то возникает, пожалуй, только в экстраординарных случаях, когда по-другому не получается. Но тем важнее такие ситуации и такие возможности. Я хотел бы особо отметить работу отца Дмитрия Смирнова, ведущего воскресного прямого эфира. Он замечательно владеет словом. Это талантливый проповедник, и он говорит вещи порой даже очень неожиданные, не по существу, а по форме. Дает ответы так, что они глубоко врезаются в сознание слушателя. Газета «Радонеж», на мой взгляд, очень приличная по основному содержанию. Меньше мне нравится полемика, но это можно отнести к любой прессе вообще. Очень многие статьи о церковной жизни в «Радонеже» глубоки и серьезны. Это чрезвычайно важно. Ведь в светских газетах пишут о Церкви много безобразного и глупого. А здесь авторы работают очень выверенно, открывают главный смысл событий.

42 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Очень многие статьи о церковной жизни в “Радонеже” глубоки и серьезны. Это чрезвычайно важно».

О братстве по-братски | 43


ГЛАВНОЕ ДЕЛО Валентин Лебедев, главный редактор журнала «Православная беседа», председатель Союза православных граждан

Я не работаю в светских учреждениях начиная с 1986 года, когда пришел в Издательский отдел Московского Патриархата. Работая в «Журнале Московской Патриархии» у митрополита Питирима, мы как профессионалы наблюдали за всем, что происходило на ниве духовного возрождения в период перестройки. Сначала не было никого, кроме отдельных диссидентов. Они были сильны в семидесятые, в начале восьмидесятых годов. А к этому времени уже все написали, все издали и ничего нового сказать не могли. Это было отчасти какое-то безвременье. Почему-то, когда дело доходило до выхода в мир, эти мастодонты стали постепенно исчезать, или, может быть, просто выдохлись, устали. А на смену им должны были прийти новые люди. И уже наши батюшки, такие как Дмитрий Смирнов, Владимир Воробьев и другие, ездили и выступали по фабрикам, заводам и обществам. А когда в 1989 году мы с Александром Макаровым, ныне уже батюшкой, создали первую гласную православную газету «Церковный вестник», она стала своеобразным духовным центром. И к нам в редакцию потянулась масса разных людей, которые активно хотели послужить делу духовного возрождения России. А первый, кого мы увидели, был Евгений Константинович Никифоров, председатель тогда еще не братства, а общества «Радонеж». Это было весной 1989 года, сразу после Пасхи. Вот уже и двадцать пять лет нашей встрече. Он пришел к нам с Вячеславом Родионовым за консультацией и с предложением о сотрудничестве. И мы стали сотрудничать. Я помню, как в известном клубе «Меридиан» на метро «Калужская» общество «Радонеж» стало проводить различные встречи и, в том числе, с известными заграничными священниками. Например, в 1989 году туда приезжал отец Виктор Потапов из Вашингтона, который выступал еще тогда по «Голосу Америки» с религиозными передачами. Вел тот

44 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Кого сейчас удивишь встречей со священником? А тогда это было в диковинку. Настоящий священник, да еще американский, да еще ведет передачи по “Голосу Америки”!»

О братстве по-братски | 45


вечер Александр Макаров. Зал был полон. Кого сейчас удивишь встречей со священником? А тогда это было в диковинку. Настоящий священник, да еще американский, да еще ведет передачи по «Голосу Америки»! Клуб «Меридиан» был наполнен так, что нельзя было даже пройти. Я шел, как один из активистов, со служебного входа, потому что пройти через центральный вход было просто невозможно. Народу было больше, чем на Неделе французского кино при советской власти. Это было только начало реальной работы общества «Радонеж». С тех пор эти люди трудятся на ниве духовного возрождения России. В 1990 году они организовали первый магазин православной книги. Тогда, еще при советской власти, мы его называли «Православная обувь». Он находился на Погодинской улице в обувном магазине. Потом, где-то к 1991 году, его закрыли, потому что все-таки советская власть еще была, да и, наверное, надавила какая-то местная власть. И этот магазин «Православная обувь» послужил прообразом теперешней православной книжной торговли, которая развернулась потом достаточно широко. Мы все тогда находились в начале деятельности, связанной с духовным просвещением. Была одна газета «Церковный вестник» — теперь их, какие бы они ни были, много. Был один магазин — теперь магазины православной книги — не редкость, и книжный оборот православных изданий колоссален. По некоторым параметрам, скажем, по отдельным группам книг, он превышает многие светские показатели. В начале 1991 года мы сделали журнал «Православная беседа». И где-то в это же время радиостанция «Радонеж» начала свои первые передачи. Поэтому «Православная беседа» и радиостанция «Радонеж» существуют практически одно и тоже время. Но потом, лет через десять, появились и другие журналы, такие как «Фома», «Нескучный сад», студенческий журнал «Встреча». А радиостанции такого объема вещания и такой длительности, как «Радонеж», так и не появились. Есть местные радиостанции: в Ставропольском крае, в Петербурге — но не такого масштаба. И ведь это только одна часть деятельности общества «Радонеж». Бурно работало оно в последующем, когда образовался Союз православных братств. Образовался он на Покров 1990 года. И одним из ведущих братств тут же стало православное братство «Радонеж». В этот момент произошло объединение и иных активных людей. Тогда же организовалась (сейчас она уже не работает) Ассоциация православных издателей. Я был ее ответственным секретарем и заведовал издательским отделом религиозного образования. И вот там мы проводили массу различных собраний, на которые собирались все активнейшие православные люди, в том числе и ныне известные православные священники.

46 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Тогда зародилась мысль у ныне покойного отца Глеба Каледы, отца Владимира Воробьева, отца Аркадия Шатова, отца Дмитрия Смирнова, у которого, кстати, было и работает сейчас Братство Всемилостивого Спаса, создать катехизические курсы. Они были созданы, а потом, вслед за ними, Свято-Тихоновский институт (ныне гуманитарный университет) и Сестричество царевича Димитрия при Первой Градской больнице. В то же время начала издаваться газета «Русь державная». В 1995 году был организован созыв Православного политического совещания, на основе которого через год был создан Союз православных граждан, объединяющий десятки различных церковно-общественных организаций в России и ближнем зарубежье. Мы проводим различные акции, призывающие к защите церковных интересов и внесению во все сферы жизни высоких духовных начал. Вот эти церковные, церковно-общественные катехизические организации существуют и поныне. На самом деле, их не так много. Братство «Радонеж», которое празднует сейчас двадцатипятилетие, празднует его заслуженно. Потому что оно выдержало испытание временем. Ведь появлялись и другие издания, общества, церковные организации с громкими названиями. Они сейчас исчезли, так бывает: вспыхнет искра — и нет ее. Но работает братство «Радонеж». Причем, работает многогранно, в отличие от других. «Радонеж» — это не только гимназия, радиостанция, газета, паломническая служба. Есть еще Международный фестиваль православных кино-, теле- и радиопрограмм «Радонеж», и аз, грешный, являюсь членом жюри этого фестиваля. Видите, как тесно мы связаны. Все мы идем по воде, и каждую минуту можем утонуть, но Бог спасает, терпит пока. Мы твердо знаем, что это главное дело, как говорит Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «Божие дело — это главное дело». Возродится духовная Россия — возродится все: и экономическая жизнь, и политическая, и гражданская, и духовно-интеллектуальная.

О братстве по-братски | 47


МЫ НА ОДНОЙ ВОЛНЕ Михаил Леонтьев, тележурналист, главный редактор журнала «Однако»

Радио «Радонеж» занимается очень важным и неимоверно трудным делом. Как вообще говорить о вере в эфире или на телевидении, тем более — в общедоступном формате? Это страшная проблема! Мы хотим сделать религию предметом СМИ, но, конечно, она больше, шире и глобальнее, чем предмет СМИ. Православное радио в конкурентной среде неизбежно встречается с труднопреодолимыми барьерами. Тем ценнее эта вполне успешная попытка, которая уже так долго и плодотворно реализуется. Это попытка, с одной стороны, в современном, незамшелом стиле говорить с позиций русского православного взгляда о текущем общественном и политическом процессе в историческом и философском контексте, а с другой стороны — внедрение туда проповеди, вообще религиозных сюжетов. Тут очень трудно найти ритм, интонацию. Вообще совершенно другое состояние энергии! Это суперпрофессиональная задача, но ее «Радонежу» удается довольно успешно решать. Очень важно, что эфир «Радонежа» открыт. Он — в самой широкой жизни, он не ограничен церковной оградой. Его формат располагает к широкому обсуждению, к дискуссии. А ведь у нас в обществе сложилась очень интересная ситуация. Наше, так сказать, либеральное сообщество в массе своей, можно сказать, практически полностью, изжило в себе способность к дискуссии по существу. Интересно, что в консервативном лагере, в лагере даже иногда право‑националистическом, где существуют эти общие основания и у людей есть общий ценностный язык, появляется возможность самой жесткой, иногда совершенно нелицеприятной, но дискуссии по содержанию. А либералы — как тетерева на току: они увидели какую-то метку — знаковое слово, по этой метке включаются, и начинается токование. Для них принципиальная позиция — не слышать собеседника. А вот

48 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«На “Радонеже” собеседники слышат друг друга и если спорят, то по существу».

О братстве по-братски | 49


на «Радонеже» собеседники слышат друг друга и если спорят, то по существу. И еще одно важное качество «Радонежа»: для многих людей это помощь в поиске веры, укреплении в вере. Для нашего общества сейчас такая площадка крайне необходима. Сам я к вере пришел уже в совсем зрелом возрасте. То есть, пришел, наверное, гораздо раньше, но крестился уже совсем зрелым человеком, когда мне было под сорок. Я считал себя таким латентно верующим. Крещение было очень серьезным решением, к нему было сложно быстро прийти. Потом нашлись правильные люди, которые меня привели. А что для меня значит вера? Все. Это критерий и основание всего. Мне кажется, что я нахожу в христианстве то, на чем все стоит. И ничего, что противоречит этому, во всяком случае, мировоззренчески, я в себе терпеть не могу. И допустить не могу. «Радонеж», его сотрудники и авторы, находятся на одной волне со мной в этом — самом главном. И я им желаю успешной, плодотворной, долгой работы!


4 ИСТОКИ Сотрудники «Радонежа» вспоминают, как все начиналось и развивалось


ПОД МОЛИТВЕННЫМ ПОКРОВОМ Виктор Саулкин

Когда двадцать пять лет назад Женя Никифоров предложил основать общество «Радонеж», я, признаюсь, плохо представлял, что из этого выйдет. С 80‑го года я расписывал храмы, писал иконы, и Евгений не раз говорил о том, что ему тоже хотелось бы каким-то образом по мере своих сил помогать Церкви. Поэтому его желание меня не удивило. Но предположить, что вся моя дальнейшая жизнь будет связана с «Радонежем», я тогда, конечно же, не мог. Первое мероприятие общества «Радонеж» было связано с живописью. В выставочном зале у метро «Калужская» собрали работы художников, посвященные природе и человеку. Выставка, если не ошибаюсь, так и называлась — «Человек и природа». Братьямхудожникам, многие из которых по случаю открытия выставки были навеселе, на встрече с преподавателями МДА объясняли православный взгляд на отношения Творца, человека и сотворенного Богом мира. Темы некоторых работ, написанных православными художниками, были: «Преподобный Серафим Саровский и медведь», «Преподобный Сергий Радонежский и голуби». Время ведь было советское, и многие из художников и зрителей впервые услышали о преподобном Серафиме на этой выставке. Значительным событием для православной Москвы стали вечера в доме культуры «Меридиан» на «Калужской», организованные «Радонежем». Вечера были посвящены святому патриарху Тихону, Сергею Александровичу Нилусу. Зал был переполнен, люди сидели на ступеньках в проходах. Но все же, я думаю, в числе самых значительных событий, во многом определивших дальнейшую судьбу «Радонежа» были две фотовыставки: «Царский архив» и «Оптина пустынь». В Москве выставка «Царский архив» прошла камерно, в небольшом музее на Мещанской. А в Петербурге выставка, посвященная святым Царственным мученикам, была

54 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Послушание, если ты верующий человек, бросать нельзя».

представлена достойнейшим образом. Народ подходил к Этнографическому флигелю Русского музея и видел два огромных полотнища государственных флагов Императорской России — черно-бело-золотое и бело-сине-красное. В прекрасном белоснежном зале, где витражи украшены двуглавыми орлами, и на горельефах, опоясывающих зал, все народы Империи приносят дары русскому царю, были выставлены фотографии царской семьи. Мне приходилось рассказывать о святых Царственных мучениках и в Москве, но в Петербурге на выставке собиралось множество людей. Более двух тысяч посетителей ежедневно проходили через выставочный зал, и я наблюдал настоящее чудо — чудо преображения человеческих лиц при встрече с ликами царской семьи на фотографиях. Многие фотографии, подобно подлинным иконам, доносят свет, необычайную чистоту и духовную красоту Царственных мучеников. А как благодарно, с какой радостью узнавания своего святого царя, царицы, царевича и царевен, ловили люди каждое слово правды об оклеветанном государе, оклеветанной и оболганной царской России. Выставка «Оптина пустынь» проходила во Владимирском соборе Санкт-Петербурга. Храм недавно вернули Церкви, и я не забуду первую службу в этом соборе только назначенного на Петербургскую кафедру митрополита Иоанна. Уверен, что с тех пор общество «Радонеж» находилось под молитвенным покровом не только преподобного Сергия, но и святых Царственных мучеников и преподобных старцев Оптинских. Надо заметить, что в жизни ничего случайного не бывает. В 1988 году я по благословению архиепископа Василия написал для него икону святых, прославленных к 1000‑летию Крещения Руси. Икона получилась неплохая, но все отмечали, что лучше всех, почему-то, получился преподобный Амвросий Оптинский. Не думал я тогда, что моя жизнь в следующие

Истоки | 55


Макет пространства выставки «Оптина пустынь». Возрождению Оптиной пустыни мы посвятили передвижную выставку, которая с успехом была показана в Москве и Санкт-Петербурге. Макет хранится в монастыре двадцать пять лет будет так тесно связана с Оптиной пустынью и с батюшкой Амвросием. По милости Божией мне удается почти каждый месяц бывать в Оптиной. И этим я во многом обязан паломнической службе «Радонеж». В советские годы Юра Минулин тайно, на такси, возил людей по местам, связанным с жизнью и служением святого патриарха Тихона. Сегодня возглавляемая Минулиным паломническая служба «Радонеж» отправляет паломников к православным святыням во все уголки нашей страны и во многие страны за рубежом. Хорошо помню, как первый раз в 90‑м году мы везли паломников из Сибири, из Барнаула в Оптину пустынь. Оптина тогда была тихая, только восстанавливалась, народу было немного. А Рождественским постом 90‑го года по Введенскому храму ходили со свечечками малыши, наши гимназисты первого набора первой в Москве православной классической гимназии «Радонеж». Помню, в один из дней у наших гимназистов было послушание очистить от снега аллею старцев, ведущую от монастыря к скиту Иоанна Предтечи. Малыши то махали лопатами, то играли в снежки. Одна монахиня пожаловалась благочинному отцу Мелхиседеку: «Батюшка, ну что это за православные гимназисты, второй час

56 | «Радонеж»: 25 лет чуда


не могут такое простое послушание исполнить! В снежки играют!». Отец Мелхиседек ответил: «Мы за них сами все послушания исполним. Пусть только Богу молятся. Когда ребенок обращается: “Господи!”, то Господь сразу откликается: “Что тебе?”». Восемнадцать лет в оптинском лесу, рядом со святой обителью, каждое лето стоит лагерь нашей Радонежской гимназии. За эти восемнадцать лет поездок с паломниками в Оптину пустынь я был свидетелем и чудесных исцелений, и удивительных встреч. Помню, как в 91‑м году подошел ко мне православный паломник из Польши, прямой, с офицерской выправкой старик. У него слезы на глазах. «Виктор, мог ли я себе представить, когда лежал в 39‑м году в Введенском соборе на полу на соломе, и сквозь разбитые купола на нас падал дождь, что останусь жив, что приеду в Оптину, и здесь будет сиять иконостас, петь монашеский хор, и я приступлю к Святой Чаше!». (В 1939 году в Оптиной был лагерь для пленных польских офицеров.) Я могу свидетельствовать о том, что прикосновение к Оптиной пустыни оставляет благодатные впечатление в душе каждого паломника, даже если первый раз едет не совсем воцерковленный человек. Преподобные старцы Оптинские очень близки к нам, ждут нас и радуются каждому человеку, который ищет встречи с Богом, помогают всем, кто желает исправить свою жизнь. Не случайно в Оптиной пятнадцать лет назад сподобились небесных венцов отец Василий, отец Ферапонт и отец Трофим. Наши современники, Оптинские новомученики, пока еще не прославленны Церковью, но, несомненно, вместе со старцами Оптинскими, ходатайствуют у Престола Божия за всех, кто поминает их в молитвах. Многих они привели к Богу, известны чудесные исцеления. Когда была организованна паНа фото: Евгений Никифоров и ныне проломническая служба, то мне захотоиерей Геннадий Беловолов на освящетелось познакомить людей с любинии выставки в Петербурге мыми мною чудотворными иконами

Истоки | 57


Пресвятой Богородицы. Так появилась первая поездка к иконам Божией Матери «Споручница грешных», «Нечаянная Радость», «Взыскание погибших», «Утоли моя печали». Затем к «Казанской», «Иверской», «Державной». В Москве такое количество святынь, что за эти годы нами разработано больше десяти маршрутов паломнических поездок к чудотворным иконам Царицы Небесной, но их, конечно же, может быть гораздо больше. Москву не зря называли домом Пресвятой Богородицы. Очень люблю я эти поездки. Всеблагая Скоропослушница откликается на молитвы каждого человека. И, когда видишь, как меняются лица людей у икон Богородицы, испытываешь радость. Могу только сказать, что для меня эти паломнические поездки в Оптину пустынь и к чудотворным иконам Богородицы не менее важны и полезны, чем для наших паломников. Кстати, на первые паломнические поездки людей записывали в обувном магазине у метро «Спортивная», который назвали в народе «Православная обувь». В этом магазине выделили «Радонежу» прилавок, на котором впервые были собраны все немногочисленные православные книги и издания. Теперь, когда в Москве огромные православные книжные магазины, а количество издаваемых новых книг даже запомнить невозможно, это любопытно вспоминать. Конечно, нельзя не вспомнить и восстановленный в то время крест в Новодевичьем монастыре на могиле Сергея Михайловича Соловьева. И особенно нам дорог восстановленный «Радонежем» крест, стоявший в Кремле на месте убиения Великого князя Сергея Александровича. Замечательной красоты крест, исполненный по эскизам Васнецова, лично ломал Ленин во время первого «субботника». Мощи святого князя-мученика перенесены в 1995 году в Новоспасский монастырь в усыпальницу рода Романовых, в монастыре установлен и васнецовский крест. Но, наверное, самым важным событием, во многом изменившим мою жизнь, было основание в 91‑м году радиостанции «Радонеж». Надо сказать, что многие предприятия общества «Радонеж» обязаны своим существованием неуемной энергии и безудержной фантазии председателя общества Евгения Константиновича Никифорова. Как ему удалось нас всех втянуть в это, казалось бы, безнадежное дело, никто до сих пор не понимает. Я, разумеется, к радиовещанию никакого отношения прежде не имел (как, кстати, и сам Евгений, и Алексей Рогожин с Сергеем Ивановым). Но пообещал, что сделаю передачи о почитании Пресвятой Богородицы на Руси, о чудотворных иконах Матери Божией. Первые передачи вышли на Страстной седмице. А на Светлой седмице во вторник празднуется «Иверская», в среду — «Касперовская», в пятницу — «Живоносный источник». Естественно, нельзя было не рассказать и о других чудотворных иконах Бо-

58 | «Радонеж»: 25 лет чуда


городицы, любимых и почитаемых на Руси, о чудесах милости Пречистой Девы. Так первый год нашего вещания и пролетел. Пытался первое время работу на радио совмещать с росписью храмов. Но когда пришлось выбирать, меня благословили не оставлять радиостанцию. Да и оставить ее было уже очень трудно, потому, что делали все впервые, многому учились, и то, что получалось, становилось очень дорогим для нас. Так незаметно и все восемнадцать лет существования радио «Радонеж» в эфире пролетели. В первый год формировались и основные циклы наших передач. Это были не только чтение Евангелия, проповедь священника, жития святых, но мы старались говорить обо всем, что волновало православных христиан в это время. А эти годы были непростые для всей страны, да и для каждого из нас. Август 91‑го, расстрел Белого дома в 93‑м году, первая Чеченская война, вторая Чеченская война, трагедии Буденовска, «Норд-Ост», Беслан… В начале 90‑х слово «патриот» в большинстве СМИ звучало как ругательство. «Радонеж» в те годы удостоился в «демократических» СМИ, враждебных исторической русской государственности, звания «монархо-фашистской организации». Для меня особенно дороги передачи нашей радиостанции, посвященные святым Царственным мученикам. Так случилось, что первый раз о святой царской семье мне удалось рассказать еще при советской власти в эфире радио «Маяк». На Солянке в выставочном зале проходила выставка, посвященная 1000‑летию Крещения Руси. Мне довелось на выставке пообщаться со зрителями. Многие ведь не понимали смысла изображенного на иконах. И я рассказывал им о двунадесятых праздниках, о патриархе Тихоне, о Царственных мучениках. Журналист радио «Маяк» Игорь Тернавский заинтересовался этой темой и записал интервью. Я все рассказал, но не надеялся, что передача прозвучит по радио. Власть-то была советская. Но мне позвонили друзья художники с «Мосфильма» и сообщили, что слушали, как в эфире «Маяка» я целый час рассказывал о царской семье как о святых. Конечно же, с появлением нашей радиостанции мы стали посвящать много передач святым Царственным мученикам. Мы не только рассказывали о царской семье, но и свидетельствовали о глубокой любви и почитании Царственных мучеников, хранившемся в православном русском народе все эти годы. Это почитание, по мере того как открывалась правда, становилось все шире и шире, и наконец в 2000 году от Рождества Христова, в восстановленном храме Христа Спасителя, царская семья была причислена к лику святых. Я благодарю Бога за то, что наша радиостанция смогла внести свой вклад в прославление царской семьи. С почитанием Царственных мучеников связано будущее России, ее возрождение, возвращение к своим истокам, на свой прямой, Богом предназначенный путь.

Истоки | 59


Выставка «Царский архив» впервые сделала доступной широкой публике уникальные фотографии царской семьи

Мне очень дороги передачи нашей радиостанции о русской истории, о русских героях, о христолюбивом воинстве. Не только проповедь Евангелия, слово наших пастырей, но и прикосновение к подлинной истории России, ее героям, традиционной русской культуре способно открыть сердце человека, обратить его ко Христу. Русский архистратиг Александр Васильевич Суворов; Милорадович, Ермолов, Бакланов, Скобелев, Юденич — десятки удивительных и великих имен. Многих наших героев, давно забытых, чьи имена сегодня даже не знают, хватило бы, чтобы составить славу любой европейской стране. В их честь называли бы площади, улицы и города, ставили бы им памятники. Я могу засвидетельствовать, что и в последних войнах на Кавказе совершено множество подвигов, о которых, к сожалению, мало кто знает в нашей стране. Не умирают традиции христолюбивого русского воинства. Поверьте, многие наши солдаты и офицеры — не только храбрые воины, но люди замечательных духовных и душевных качеств. Только бы армия выжила после новых, последних реформ… Но главное на радиостанции «Радонеж» — это, конечно, наши дорогие батюшки. Иногда думаешь: столько лет подряд мы общаемся с такими замечательными

60 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Особенно ярко выставка прозвучала в Санкт-Петербурге, где была экспонирована в Этнографическом музее (флигеле Михайловского дворца). Выставку в день посещало до шести тысяч человек пастырями. Вот могли бы ума набраться на нашем месте другие, более внимательные люди! Главное, что дает нам всем работа на радиостанции «Радонеж» и что ничем не возможно заменить, — это встречи с удивительными, необыкновенными людьми. Это действительно милость Божия. Кстати, мне, можно сказать, повезло, потому что я чаще, наверное, чем другие встречаюсь с нашими слушателями в паломнических поездках. И должен вам сказать, что многому учишься у наших слушателей, и понимаешь всю глубину ответственности, когда работаешь для таких людей. Замечательный у нас народ, глубокий, тонкий, добрый. Поверьте, мы понимаем, что не всегда работаем так, чтобы

Истоки | 61


оправдать все их надежды, их доверие. Многое не успеваем. Но стараемся. Конечно, и искушения бывают, как и в любом деле. Когда-то, приступая первый раз к росписи храма, я услышал, что искушения бывают либо перед работой, либо во время работы, либо дело испытывается искушением по завершении росписи. Но обычно при работе в храме искушения бывают и до начала работы, и во время работы, и после ее завершения. Так, наверное, и у нас на «Радонеже». Спасает понимание, что работаешь по благословению духовника, а послушание, если ты верующий человек, бросать нельзя. А потом облако искушений пройдет — и снова солнышко сияет. И думаешь: как же все-таки хорошо, что Господь свел с такими замечательными людьми, доверил такую работу. Признаюсь, очень хочется почаще браться за кисти. Наверное, когда меня иногда представляют: «иконописец Виктор Саулкин», то можно добавлять «бывший». Или, вернее, — «в запасе». Писать удается очень редко. Но понимаю, что за эти годы появилось довольно много талантливых иконописцев, работающих на более высоком уровне, чем я. Возникли новые иконописные школы и мастерские. Есть работы не только мастерски исполненные, но и высокого молитвенного духа. Мне тоже очень хочется чаще брать в руки кисть, но… Вот так основание общества «Радонеж» двадцать пять лет назад изменило мою жизнь. Многое изменилось за эти годы. Не все, к сожалению, в лучшую сторону. Среди православных людей появилась часть, на мой взгляд, излишне прагматичных. В те годы много было надежд, может быть, некоторые сегодня кажутся излишне романтичными. Сегодня можно услышать и о «православных шоуменах», и прочих, что двадцать лет назад и в голову придти не могло. В церковной жизни, как и в жизни всей страны, появилось много новых искушений и опасностей. Это естественно. Невозможно было предположить, что будут открывать храмы, православные гимназии, а враги нашего спасения поднимут руки кверху и завопят: «Сдаемся!». Некоторые искушения в современной церковной жизни, вероятно, гораздо серьезнее, чем были при советской власти. Но стоит храм Христа Спасителя, и многие дети даже не знают, что десятилетиями на его месте был бассейн. Возвышается Храм на Крови в Екатеринбурге, дивной, небесной красоты монастырь Царственных мучеников на Ганиной яме. Вернулась в Россию чудотворная Тихвинская икона Пресвятой Богородицы. В больницах, тюрьмах, воинских частях — храмы. В Москве двадцать пять лет назад было 44 действующих храма, сегодня — больше шести сотен. На фестиваль «Радонеж» присылают сотни православных фильмов и телепередач. Появилось много интересных православных изданий, журналов.

62 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Кстати, газета «Радонеж» своим появлением в 1995 году обязана все той же неуемной фантазии Никифорова. И к ее изданию приступали, как когда-то — к работе на радиостанции: решили, что не хватает газеты, в которой бы говорилось не только о церковной жизни, но православные излагали бы свою точку зрения на все стороны жизни общества: от политики, культуры, экономики до спорта. «Газета — дело хорошее. А кто будет делать? — Да мы и будем делать!» И газета «Радонеж» существует! Может быть, не все получилось так, как задумывали, но все же газета не затерялась среди православных изданий. Много разных хороших идей появлялось за это время. Что-то удалось осуществить, что-то не удалось. Но когда встречаешься на Рождественских чтениях, которые за эти годы приобрели необыкновенный размах, с представителями различных православных братств и организаций со всех концов России, то понимаешь, что, оказывается, все очень просто. Не надо спасать всю Россию, но можно, взяв благословение, каждому на своем месте делать свое дело. По возможности, спокойно и терпеливо. Надеясь на помощь Божию. Помнить, что Церковь — это и есть мы с вами. И никто, кроме нас самих, не будет создавать православные гимназии, кадетские корпуса, радиостанции. Во всяком случае, мы старались так работать эти двадцать пять лет. Есть, конечно, и печальные мысли, связанные с 25‑летием «Радонежа». Недавно мне пришлось выступать на одной из радиостанций, вещающих в FMдиапазоне. Попросили рассказать о подвиге «Варяга» и о неизвестной для многих Русско-Японской войне, о забытых героях. Сравнил студии, рабочие помещения, аппаратуру и условия работы на этой, в общем-то, совсем небольшой радиостанции, и наше православное радио «Радонеж»… Это не говоря уже о том, что получить для вещания волны на FM нам, несмотря на все усилия, на поддержку святейшего патриарха, не удается. Так же, как и ввести в школах предмет основы Православной культуры. Это, разумеется, говорит о многом в жизни современной России. Но, наверное, и то, что мы, не имея, как принято говорить, стратегических спонсоров, с помощью наших слушателей, их посильной лептой и молитвой продержались все эти годы в эфире — тоже можно назвать чудом. Я думаю, что многие из нас, кто работает на радиостанции, в Радонежских гимназиях, в газете, паломнической службе, должны быть благодарны нашему обществу «Радонеж» за то, что мы смогли, в меру наших сил послужить Церкви. Ради этого 25 лет назад и создавалось общество «Радонеж».

Истоки | 63


«РАДОНЕЖ» ПОЯВИЛСЯ ВОВРЕМЯ Владимир Махнач, публицист, историк Церкви

«Радонеж» появился вовремя. Он был предельно востребован. Заработала первая (и до сих пор основная) православная радиостанция — радиостанция «Радонеж», в это же время начал выходить и журнал «Православная беседа», который, слава Богу, существует и сейчас. Они связаны личной и общественной дружбой основателей, организаторов. Сегодня уже ни у кого язык не повернется отдать распоряжение, чтобы «Радонеж» прикрыли, потому что через пару месяцев об этом будет знать вся страна. Мы живем в православной стране, но не в православном государстве. Согласно опросам общественного мнения последних лет, православными в России себя называют процентов 75–76 населения. Притом что в стране есть еще и мусульмане, иудеи, буддисты и протестанты, получается, что верующих людей значительно больше. В начале 2009 года произошел показательный случай. Воскресенье 11 января было сделано рабочим днем. Вы попытайтесь себе представить на секунду, сколько часов просуществует премьер-министр государства Израиль, если один раз он объявит субботу рабочим днем? Или президент государства Египет, если он один раз объявит пятницу рабочим днем? Демократия — это власть большинства, и если большинство — православное, то функция власти — скакать перед православными на задних лапках. Но мы еще до этого не дошли. Я не думаю, что президент или премьер-министр хотели намеренно оскорбить православных, объявив воскресенье рабочим днем, нет. Вероятнее всего, они даже не думали об этом. Но кто-то должен был думать, кто-то должен был об этом говорить и писать. Вот почему нужен был «Радонеж». И он появился. Сейчас «Радонеж» — довольно независимый и в хорошем смысле неуправляемый. А появился он благодаря разгулу демократии. Всем позволено было соз-

64 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Власть решила: пусть и этим пятерым бабулям будет тоже дозволено объединиться. Но выяснилось, что мы — не пять бабуль».

давать различные ассоциации и объединения. И власть решила: пусть и этим пятерым бабулям будет тоже дозволено объединиться. Но выяснилось, что мы — не пять бабуль. Трудно переоценить роль радиостанции «Радонеж». Ничего подобного по масштабу православного влияния на аудиторию в России до сих пор не существует. Но это плохо. Поскольку большинство у нас — православные, то совершенно естественно, что и в печатных органах СМИ, и в электронных они должны преобладать. Но мы этого не видим. В Интернете неизмеримо проще сразу же отыскать, простите, голую задницу, нежели что-то на православную тему. Году в 81‑м, когда мне еще запрещали публично читать лекции, на одной из московских квартир я сделал проблемный доклад. Там было человек тридцать избранных слушателей. Суть доклада была такова: большевистский режим закончится в ближайшие годы (я привел массу аргументов «за»), но мы, православные, окажемся к этому не готовы. Нам скоро скажут, говорил я: «Можете открывать храмы». Но кто будет в них служить? Нам по дореволюционным масштабам (они примерно сопоставимы с территориальными масштабами Советского Союза) нужно 50–60 тысяч православных священников. Рукоположить за литургией можно только одного священника, двух нельзя по канонам. Значит, надо совершить 50–60 тысяч литургий. А у нас всего сотня архиереев. И даже если каждый архиерей (а среди них есть усталые, больные, очень пожилые люди) сумеет каждый день служить одну литургию, то в год это примерно 300 литургий или всего 30 тысяч рукоположенных священников. Это нереально, и поэтому мы окажемся не готовы. Еще нам скоро могут сказать: «Пожалуйста, делайте телевизионный православный канал». Но кто будет его делать, кто готов? Нам скажут: «Вот вам школы, начинайте преподавать». Кто будет преподавателем? У нас сейчас три

Истоки | 65


высших духовных школы: Московская, Ленинградская и Одесская. А нужны они везде, и школы для детей тоже нужны. Но где взять преподавателей? Где взять преподавателей, которые будут преподавать будущим преподавателям? Мои слова тогда восприняли скептически. Но прав‑то оказался я. Не прошло и восьми лет, как мои слова начали сбываться. И это была удивительная ситуация. «Радонеж» создан. Чем заниматься — понятно. Вопрос о журнале — кто его будет делать? Тростников, Никифоров, Саулкин и Махнач. Кто может преподавать? Тростников, Никифоров, Саулкин и Махнач. И так постоянно. Совершенно очевидно, что любой прорыв, в том числе и тот, который совершили супруги Родионовы и Никифоров, был большой ценностью. Гимназия, радиостанция, газета… наконец, отливание колоколов — все это одно огромное дело. Напомню, что тогда в несчастной нашей России встречались только литейщики, которые умеют колокола переливать на медь в обратном направлении. Один из законов гегелевой триады гласит: количество переходит в качество. Чем больше мы будем заниматься православной политикой, тем быстрее заставим, наконец, власть «подпрыгивать» (а это наш долг перед Господом Богом и святой Церковью). Заниматься политикой в том смысле, в котором ей занимается любая тетя Дуся: обращать внимание на рабочий день в воскресенье. А еще нужно больше работать над воспитанием, над настоящим христианским просвещением, и это тоже будет приближать становление православного государства. Сейчас уже есть где работать. И «Радонеж» многое сделал для созидания этого плацдарма.

НЕКРОЛОГ С глубокой скорбью восприняли мы, сотрудники редакции радиостанции и обозрения «Радонеж», весть о кончине 5 мая 2009 года нашего дорогого друга и соработника — Владимира Леонидовича Махнача, последовавшей на 62‑м году его жизни. Владимир Леонидович был истинным защитником православной русской традиции и русской культуры, и это стало делом его жизни еще в годы государственного безбожия. Уже в 70‑х годах он начал проводить неофициальные лекции по истории России и русского Православия. В 80‑е годы Владимир Леонидович внес свой вклад в дело восстановления исторического облика Москвы, участвуя в деятельности Московского отделения Всероссийского общества охраны памятников. Исторические и культурологические работы Владимира Леонидовича, изданные в 1990‑х — 2000‑х годах, составили золотой фонд совре-

66 | «Радонеж»: 25 лет чуда


менной православной культурологии и для очень многих послужили основой серьезного внимания к вопросам русского национального самосознания и православной русской культуры. С первых дней работы радио «Радонеж» — в апреле 1991 года — Владимир Леонидович стал нашим постоянным сотрудником и автором. Наши слушатели помнят его великолепные исторические беседы и комментарии к текущим событиям, которые всегда отличала ясная православная позиция, компетентный и аналитический подход к предмету. В 2008 году во внимание к многолетним трудам и в связи с 60‑летием Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II удостоил Владимира Леонидовича церковной награды — ордена преподобного Сергия Радонежского III степени. В нашей благодарной памяти Владимир Леонидович навсегда сохранится как верный друг и добрый христианин. Православное братство «Радонеж» выражает глубокое соболезнование семье и близким усопшего и молит Всемилостивого Господа, да упокоит Он душу новопреставленного раба Своего Владимира в селениях небесных и сотворит ему вечную память.

Истоки | 67


«РАДОНЕЖ» СТАЛ ОСНОВНЫМ СОДЕРЖАНИЕМ ЖИЗНИ Алексей Рогожин

В конце 80‑х годов отношение к Церкви у властей стало меняться. После празднования 1000‑летия крещения Руси внешнего давления на православных мирян уже не было. И поэтому появлялись возможности, скажем, организации просветительских выставок или интереснейших по тем временам вечеров в ДК «Меридиан». В Москве тогда было мало действующих храмов, но много пустых, заброшенных. И стали организовываться двадцатки, то есть общины, которые занимались передачей храмов Церкви. Такая форма предусматривалась законодательством. В этих общинах, в одной из которых и мне довелось участвовать, завязывались знакомства, начинались многие интересные дела. И где-то в это же время мы с друзьями стали организовывать православное братство. У него были разные формы регистрации, потому что законодательство в ту пору менялось довольно быстро. А основной своей задачей тогда мы понимали духовное просвещение людей. Поскольку подавляющее большинство народа в этом смысле было невежественным, естественно, что нас озаботила эта проблема. К тому же присутствовали и чисто личные мотивы. У многих ведь дети подрастали, как и у нас, например. Посещали наши дети советскую школу, которая, при всех своих достоинствах, обладала рядом недостатков, в том числе, и атеистических. На этой почве могли и у детей, и у родителей возникать проблемы. Вот для того, чтобы решить проблему образования своих детей, мы и создавали первую православную гимназию. Это была вообще первая негосударственная школа в России. Образовательных чиновников, сохранивших прежние убеждения и привычки, она просто ввела в шоковое состояние. Нас пытались закрыть, но безуспешно, поскольку внимание общественности, благодаря нашим и зарубежным СМИ, уже было привлечено. И, по милости Божией, гимназия, как бы на птичьих правах, просуще-

68 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Не было доступных православных книг, библиотек, прессы. Наше радио стало первым опытом».

ствовала довольно долго. Сейчас это уже стабильное, самодостаточное учебное заведение. Потом и еще несколько православных школ было открыто. Конечно, мы не только детей таким образом просвещали. Я тогда занимался и катехизацией взрослых родителей, которые к нам приходили. Первые год-два у нас стали временем массовых крещений. Многие родители крестились вместе с детьми. Это было одно из направлений, но не единственное. В конце 90‑го года мы задумались о том, чтобы попробовать себя на поприще радиопроповеди. У нас был отличный пример чисто православной радиостанции — «Голос Православия» во Франции. Она уже там какое-то время вещала, правда, ограниченное время, но достаточно стабильно. Организовали это дело православные парижане, в основном — из русской эмиграции. Кроме того, всем были известны религиозные передачи на иностранных радиостанциях, которые вещали на Россию, но это было уже немножко другое, так как, в отличие от французской радиостанции, в эти программы примешивались разнообразные политические аспекты. Наконец, были пред глазами и примеры инославных христиан — протестантов, в основном, которые вещали и на Россию в том числе. Все это для нас было очень важно. Ведь церковную проповедь в те времена люди могли слышать только в храмах, но тогда и храмов было немного. Да и вообще в начале 90‑х не было многого из того, что есть сейчас. Не было доступных православных книг, библиотек, прессы. Наше радио в этом смысле стало первым опытом, и, я считаю, достаточно удачным, поскольку это начинание существует, развивается, и, Бог даст, будет еще совершенствоваться. Естественно, поначалу приходилось очень непросто. Мы старались найти форматы, которые точно отвечали бы потребностям духовного просвещения людей. Желательно было помочь человеку как-то

Истоки | 69


КЦ «Меридиан». В. Тростников и писатель С. Стрижов на вечере С. Нилуса. Эти встречи — первые масштабные легальные собрания православных в Москве. На фото внизу: доктор физико-математических наук, религиозный писатель В. Тростников на вечере С. Нилуса организовать свою жизнь в соответствии с ритмом, который задается Церковью. Это круг годовых богослужений, чтение Священного писания. Мы предложили форму ежедневных чтений с краткими толкованиями, чтобы не выходить из возможностей радиоформата. Читать жития святых в день празднования святого. И беседовать о вере. Многие московские пастыри сразу оценили эту возможность обращения к большой аудитории. Мы первые годы вещали еще и на коротких волнах. Охват был достаточно большой, фактически вся страна. Я даже как-то слушал радио «Радонеж», находясь в Эгейском море. С первых дней в наших передачах участвовали отец Димитрий Смирнов, отец Артемий Владимиров. Они приходили в студию

70 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Один из первых вечеров в КЦ «Меридиан» был посвящен творчеству братьев Трубецких. С этого дня стартовала программа памяти князя Евгения Трубецкого. Нам удалось провести обширные мероприятия в Новороссийске, частью их стала закладка памятного камня на месте захоронения князя несколько раз в неделю и записывали передачи. Первые годы вещания мы выходили только в записи, прямого эфира тогда не было. Отец Артемий, практически с самого начала, терпеливо стал отвечать на письма с многочисленными вопросами, которые сразу же пошли к нам. Он брал охапку писем, заходил в студию, знакомился с ними и записывал ответы на вопросы. Отец Амвросий Юрасов, наш духовник, регулярно присылал из Иванова на кассетах свои проповеди, которые он читал у себя в храме, а впоследствии — в Свято-Введенском монастыре. Иногда проповеди были приурочены к праздникам, иногда это были просто беседы о покаянии, об исповеди, о таинствах Церкви. Ведь обо всем этом тогда люди знали очень мало. Тридцать с небольшим храмов, действующих в Москве первые несколько лет, переполнялись. Священникам было достаточно сложно найти время для обстоятельной беседы, не говоря уже о том, чтобы подробно объяснять церковные правила. А радио давало такую возможность, и, кроме того, мы говорили не только о собственно духовных вопросах. Русская история, русская культура тоже были важным направлением возвращения к прерванной нацио-

Истоки | 71


нальной, культурной и духовной традиции. Поэтому мы предлагали в своих передачах и тематический цикл исторических бесед. Так этот проект постепенно развивался. Возникла идея прямого эфира. А прямой эфир давал возможность живой связи с нашими слушателями. Кроме этого, были программы и музыкальные, и о богослужении, и о философии, и об истории философии. Многие московские батюшки, из тех, кто начинал с нами работать, так и продолжают свои передачи. Это и упомянутый мною отец Артемий, и отец Дмитрий Смирнов, отец Олег Стеняев, отец Александр Шаргунов. Еженедельные их передачи пользуются огромным интересом, и все новые слушатели присоединяются к этой аудитории. Преподаватели духовных академий и семинарий, Свято-Тихоновского института принимали и принимают участие в наших программах. Если говорить о моем участии в создании братства «Радонеж», то первые 7–8 лет это было просто основным содержанием моей жизни. То есть, весь мой опыт, все мое время этому посвящались. Нас ведь поначалу было немного. И приходилось заниматься всем. Одной из главных забот стало создание православных гимназий. Я всегда был в совете гимназии. Иногда занимаюсь газетой, интернет-сайтом. Мы еще вещаем и в Интернете, и, кроме того, даем аналитические материалы, комментарии. Словом, «Радонеж» — это моя жизнь.


5 РАДИО «РАДОНЕЖ»


НЕТ НОВОСТИ СВЕЖЕЕ, ЧЕМ НОВЫЙ ЗАВЕТ Николай Бульчук, главный редактор радио «Радонеж»

Дипломный проект в Московском институте связи и информатики в 1991–92 годах я писал под звуки радио «Радонеж». Помню, как почти каждый вечер включал радиоприемник и занимался, слушая проповеди отца Артемия Владимирова, увлекательные лекции историка Владимира Махнача и чудесные музыкальные передачи Николая Васильевича Тюрина и Сергея Ивановича Беликова. Само существование в российском эфире православной радиостанции тогда казалось мне, выросшему в церковной среде, весьма необычным. Я любил читать «Журнал Московской Патриархии», который был тогда едва ли не единственным официальным церковным СМИ, но из радиоэфира веяло необыкновенной творческой свободой — хотя все передачи были, что называется, каноническими. Дело, вероятно, было в новизне явления — православное радио в России, молодые сотрудники, новые, интересные темы. По-моему, именно тогда я принял для себя решение: надо сделать попытку поработать на радио «Радонеж». Тем более что специальность у меня была профильной — радиосвязь, радиовещание и телевидение. Моя попытка увенчалась успехом. Мы, честно говоря, гордимся, когда радио «Радонеж» называют самым консервативным из всех современных околоцерковных СМИ. Наша сетка вещания строится по православному церковному календарю. Стержнем наших программ является Евангелие, толкование Священного Писания, церковные праздники и богослужебная жизнь Русской Православной Церкви. Какая, скажите, новость может быть более современной, чем Новый Завет? Радио «Радонеж» — уникальный проект. В том смысле, что это церковный организм. Созданная по благословению Святейшего Патриарха Алексия II, наша радиостанция живет жизнью Церкви. Мы как бы дополняем церковную жизнь

76 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Откровенно говоря, мы не стремимся наращивать популярность любой ценой. Мы ориентируемся на мыслящую часть радиослушателей».

для самого широкого слушателя. Мы счастливы, что Господь привел нас потрудиться именно сюда. Ведь, общаясь с нашими авторами, большинство из которых в священном сане, живя в Церкви и продолжая эту церковную жизнь за ее оградой, мы не расстаемся с ней ни на минуту. Выходные? Они являются праздничными днями, а значит, надо найти хорошее слово или проповедь на этот праздник, а еще лучше — яркого проповедника, записать его, подготовить программу, и тогда его паства увеличится в геометрической прогрессии, а о самом празднике слушатели узнают много нового. Интересная статья появилась в Интернете? Значит, это наш автор, и уже завтра о нем узнают слушатели радио «Радонеж»! Кризис? Но для наших слушателей нет главного кризиса — смыслового. У наших авторов колоссальный социальный опыт. В последнее время в передачах радио «Радонеж» принимают участие ведущие российские психологи, юристы, правоведы, преподаватели, ученые, — словом, как раз те люди, которые напрямую работают с социумом. Я уже не говорю про социальный опыт православной Церкви, который мы стараемся транслировать слушателям, приглашая в эфир пастырей. Самый желанный для нас гость — занятый священник, который и на приходе служит, и в отделе Патриархии работает, и читает лекции в университете, да еще ведет курс Основ православной культуры в школе. Его непросто заманить в студию для беседы. Зато его слово, его ответы на всевозможные вопросы слушателей в прямом эфире, включая житейские, — это гарантированный успех передачи. У нас примерно 50 миллионов слушателей. Это внушительная цифра. Она могла бы стать больше, будь «Радонежу» доступно FMвещание. Но мы выходим на средних волнах, где неизбежны помехи (особенно это касается областей вещания вблизи Москвы). Чтобы помочь слушателю

Радио «Радонеж» | 77


Рабочее место сотрудника радио «Радонеж» продраться сквозь помехи, мы готовим очень качественные эфиры — не только по содержанию, но и по звуку. Наверное, нам далеко до рейтинга популярности тех или иных развлекательных станций. Но, откровенно говоря, мы не стремимся наращивать популярность любой ценой. Мы ориентируемся на мыслящую часть радиослушателей (я уверен, что их все же большинство), на тех, кто не просто убивает время у радиоприемника, слушая музыку или участвуя в голосованиях по поводу и без. На тех, кто намерен услышать в эфире голос умного собеседника, сопоставить его размышления на жизненно важные темы со своими мыслями. Наверное, среди наших слушателей недостаточно людей молодых, мы на молодежь специально не ориентированы. По всей вероятности, это большой минус, хотя на «Радонеже» время от времени поднимаются молодежные темы. Но здесь, я думаю, нас удачно дополняют другие СМИ православной направленности и, в первую очередь, телевизионные программы и журналы, которых на сегодняшний день существует огромное количество. Хотя, не скрою, нам бы хотелось, чтобы «Радонеж» слушало как можно больше молодых людей. Повторюсь: мы выходим в эфир не для того, чтобы с кем-то соревноваться. Наша цель — спасение души. В сегодняшней сумасшедшей жизни православный человек должен выбирать только этот компас. Тут важно помнить завет Апосто-

78 | «Радонеж»: 25 лет чуда


В студии идет запись прямого эфира ла: «Что бы ты ни делал, делай для Господа!». На всех нас, сотрудниках православной радиостанции, лежит громадная ответственность за сказанное слово. Ибо слово это — о Боге, о вечной истине, о правде, о блаженстве, о Царствии Божием. Конечно, мы не ответственны за все, что говорят наши авторы, но так получается, что, при всем многообразии личных мнений у авторов «Радонежа», общий тон выступлений является единым. Мы твердо верим, что Господь, неисповедимыми путями сохранивший нас на протяжении двух десятилетий (некоторые из этих лет были критическими для существования «Радонежа»), будет и впредь покрывать нас Своей милостью. Лишь бы мы были верны Христу и Его Церкви, не лукавили перед слушателем, не заигрывали с ним. И мы так же, как и все православные, ожидаем утешения от Господа: «В малом был еси верен, войди в радость Господа Своего!».

Радио «Радонеж» | 79


ШКОЛА, КОТОРАЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ ДО СИХ ПОР Игумен Мелхиседек, настоятель Оптинского подворья в Москве

О появлении радиостанции «Радонеж» я узнал еще задолго до ее первого эфира, в Ясеневской гимназии. Сначала по «Радонежу» передавались мои проповеди, записанные в Оптиной пустыни, но это было крайне редко. И как-то Евгений Константинович пригласил меня на студию один раз, потом другой, и так началось у нас взаимное соработничество на ниве просвещения. Дело в том, что «Радонеж» для меня — очень ответственное поле деятельности. Настолько серьезно время, которое там используется, и тот круг радиослушателей, который в нем задействован, что все это предполагало и заставляло творчески подходить к каждой передаче, то есть заранее готовиться: что-то почитать, подобрать притчу, подобрать вопросы. Я раскрою секрет. Наслушавшись пустых передач, когда слушатели задают вопросы, совершенно банально повторяющиеся из передачи в передачу, из недели в неделю, из месяца в месяц, мы с моими помощниками свой эфир планировали. Готовили вопросы и исчерпывающие ответы так, чтобы была выдержана определенная тема, определенный план. Чтобы это не перебивалось абсолютно пустыми и ненужными разговорами. Все это требовало прочтения определенного круга литературы. Так получилось, что если бы не было «Радонежа» — не было бы такого послушания, и себя подвигнуть к этому чтению было бы крайне тяжело из-за занятости. А когда наступает предел, что вот завтра надо ехать, и завтра нужна тема, то ты понимаешь, что это все слишком серьезно, это не разговор на приходе во время воскресной беседы, когда там 50–100 человек. Здесь совершенно иной масштаб, а это уже определенное бремя ответственности, которое требует более творческого, вдумчивого подхода. «Радонеж» в этом плане явился таким подталкивающим моментом для того, чтобы углубиться в нашу святоотеческую традицию, в толкования Евангелия, в круг чтения

80 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Богословский уровень передач довольно высок, потому приходится особенно тщательно готовиться к ним».

святых отцов. Ведь качество передач, их богословский уровень довольно высоки, поэтому хотелось этому уровню соответствовать. А это я считаю для себя очень большим вдохновляющим моментом для того, чтобы не останавливаться на достигнутом и вместе с «Радонежем» двигаться вперед, к Богу, углубляться в себя, в духовную жизнь, делиться духовным опытом. Так что это не мы что-то там для «Радонежа» сделали, а «Радонеж» для нас оказался школой, которая продолжается до сих пор. Но «Радонеж» — это не только радио. Мы помогаем Елене Борисовне Рогожиной организовывать выезд и благоустройство детского летнего лагеря под Оптиной пустынью. Для нас это уже традиция. Я направляю людей и в паломнический отдел «Радонежа». Хочу отметить, что там очень профессиональные экскурсоводы. Юрий Минулин подходит к этому очень трепетно и заботится о том, что бы люди не только хорошо знали маршрут, но и благочестиво рассказывали жизнеописания наших святых, историю города или обители, в которую они едут. Это на самом деле тоже большой профессионализм, который дается огромным-огромным трудом и усердием. Они существуют уже давно, и до сих пор на плаву. И дай Бог, что бы они и дальше продолжили свое дело, потому что паломничество помогает человеку реально увидеть помощь Божию. Ведь паломничество — это всегда экстремальные условия, в которых происходит столько, как мы говорим, совпадений, столько состыковок, что начинаешь понимать, что человек в этих ситуациях Богом водим. Наша повседневная жизнь — это дом, работа, храм, магазин. Ну, чего тут Богу водить? Дорога и так известна. А когда человек находится в паломничестве, тем более в другой стране, то там, конечно, уже и святыни, и мы сами принимаем какое-то участие в этом труде. И когда Господь устраивает многие

Радио «Радонеж» | 81


Детский лагерь в Оптиной пустыни вещи, в паломничестве мы это особенно чувствуем и не удивляемся. Оцениваем это только дома. Поэтому, для укрепления веры, многим советую свой отпуск (хотя бы неделю из него) посвящать посещению того или иного святого места: Валаама, Соловков, Почаева, Иерусалима, Греции… Это просто необходимо для духовного подкрепления. Расскажу такую историю, которая была навеяна жизнью в Оптиной пустыни. Дело в том, что Оптина пустынь отличалась тем, что оптинские старцы никогда не унывали и говорили так: «Делай что должно, и будь что будет, а будет то, что Бог даст». И вот это верование в десницу Божию, управляющую жизнью каждого человека, давало фундамент, и силы, и надежду не отчаиваться ни в болезнях, ни в старости, ни в лишениях. Давало понимание, что все это устраивает Бог, ведя каждого из нас по нашему пути спасения, порой даже так, как нам не хотелось бы. А все это Он делает ради нашей души, потому что Богу дороже наша душа, а не наш комфорт. Так вот, есть такая история, которую я хотел бы подарить читателям, которая показывает, как нам надо относиться к своей жизни, как нам надо ее воспринимать в духовном плане. Жил-был один царь. В его дворце почему-то вдруг засох колодец, а один из ослов, который трудился в его саду, стал совсем стареньким. И приходят жаловать-

82 | «Радонеж»: 25 лет чуда


ся на этого осла, что он уже ничего не делает, приходится только зря его кормить. Антикризисные меры — надо штаты сокращать. Царь дал распоряжение: сухой колодец засыпать, чтобы никто в него не свалился, а заодно и осла похоронить. А садовник, старенький дедушка, заплакал, потому что любил осла, вместе они много лет трудились в этом саду. Осла бросили в сухой колодец и начали закапывать. Осел долго кричал, а потом затих. Царь издали смотрел, как его закапывают, а работники, не глядя в яму, кидали землю, старый садовник печально смотрел в яму, как бы прощаясь с ослом. Так продолжалось какое-то время, и вдруг царь увидел потрясающую картину: из ямы вдруг показалась голова осла. Осел сделал несколько усилий, выпрыгнул из ямы и, как молодой, припустился бежать на всех своих четырех ногах. Царь был в шоке: что же произошло? Подходит к работникам и спрашивает: «Что же вы делали?» Они говорят, что усиленно трудились, чтобы засыпать этого осла. Тогда он спрашивает у садовника, который наблюдал за этим процессом: «Старик, что произошло?» И садовник сказал, что когда первые комки грязи попали на спину осла, он начал энергично их с себя стряхивать. Они падали ему под ноги, и он их приминал копытами. И чем больше работники бросали земли, тем быстрее он поднимался наверх. Так они помогли ослу выбраться из ямы. Так вот, дай Бог, что бы жизненные обстоятельства, которые падают на нашу спину, мы с Божьей помощью могли с себя стряхнуть под наши ноги, и, чтобы мы их топтали и все выше и выше могли бы подниматься и в духовном плане и в отношении к своей жизни. И знали, что все преходяще, бессмертна только наша душа, бессмертен Бог, который каждому человеку хочет спасения и в разум истины прийти. Аминь!

Радио «Радонеж» | 83


СВОБОДА УТВЕРЖДАТЬСЯ В ДОБРЕ Протоиерей Артемий Владимиров

Как быстро несется время! Мы измеряем уже двумя с половиной десятками лет начало того благодатного периода, по существу, новой эпохи в жизни Русской Православной Церкви, когда Господом нам была предоставлена свобода утверждаться в добре, созидать новое, содействовать просвещению общества. Одним из застрельщиков новых явлений в жизни Русской Церкви является общество «Радонеж», вобравшее в себя самых разных людей: мыслителей, издателей, строителей и реставраторов, экономистов и предпринимателей, объединенных общей идеей созидания. Хорошо помню тот день, когда во дворике храма Воскресения Словущего в Брюсовом переулке совсем еще молодой, но брызжущий энергией Евгений Константинович представил мне симпатичную даму — директора православной классической гимназии. Мне было предложено заняться законоучительством в затерянной среди ясеневских многоэтажных домов, еще никому не известной православной школе. По тому времени дело было неслыханное, ибо нога человека в рясе не должна была, по замыслу стратегов советского образования, переступать порог среднего учебного заведения. Дважды будучи вынужден покинуть советскую школу, где работал учителем в середине 80‑х годов, я принял это предложение с воодушевлением. Все тогда было на волне православного энтузиазма в радость, а не в тягость: и путешествие на двух автобусах от дома до школы, и праздничный шум в коридорах, и самая возможность обратиться к подросткам со словом веры, правды и любви. Хорошо помню, как, подходя к этому уютному зданию бывшего детского сада, я молился Господу и Божией Матери, дабы мне совладать с православными детками, установить необходимую для школьного процесса дисциплину, а главное — о даровании мне живого слова, которое бы вдохновляло учащихся.

84 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Всё тогда было на волне православного энтузиазма в радость, а не в тягость».

Быстро пролетели несколько лет еженедельных трудов. Бог сполна наградил дерзновение православных учителей. Дети стали поступать в высшие учебные заведения, в открывшийся Свято-Тихоновский богословский институт. Классическая гимназия «Радонеж» стала первой ласточкой, расчертившей траекторию для многих подобных ей школ, гимназий, лицеев, православно ориентированных учебных заведений. Сегодня я молюсь и желаю лишь одного: чтобы открывшиеся по всей стране православные учебные заведения выдержали испытания нашего нелегкого времени и выполнили ту великую задачу, которую впервые поставило общество «Радонеж», — создать для детей определенную нишу, нравственный климат, атмосферу, благоприятную для раскрытия моральных качеств личности. Другим, как казалось в 90‑е годы, невероятным почином было открытие православной радиостанции «Радонеж». Помню, как мы, священники, появлялись в Центре всесоюзного радиовещания, не без страха и трепета садились перед микрофоном, сознавая, что сейчас нас будут слушать уже не десятки и сотни, а тысячи и, может быть, миллионы людей. На первых порах все мы испытывали описанное нашим баснописцем Крыловым нелегкое состояние: «в зобу дыханье сперло»… Но Евгений Константинович вдохновлял, ободрял ведущих радиостанции, предлагал темы, загораясь сам, передавал свой олимпийский огонек тем, трудами которых поначалу чахлое растеньице православной радиостанции превращалось в древо с развесистой кроной. Сейчас, двадцать пять лет спустя, путешествуя по стране, убеждаешься в том, насколько велико духовное значение православного радиовещания для укрепления церковной жизни не только в столицах, но и в отдаленных губерниях и епархиях. За эти двадцать пять лет нивы человеческих душ побелели, земля оказалась разрыхленной ежедневным веща-

Радио «Радонеж» | 85


Священник Артемий Владимиров служит первую литургию в первом домовом храме России в гимназии «Радонеж» нием. Сегодня у нас, слава Богу, появились не столько конкуренты, сколько друзья по общему делу: «Народное радио», екатеринбургский канал «Воскресение», питерское радио, наконец, телеканалы «Спас», «Союз», — вещающие уже по двадцать четыре часа в сутки. Чем больше — тем лучше, только бы количество наших трудов переходило в качество: народу нужны проповеди высокие в культурном отношении, подлинные и глубокие с точки зрения духовного содержания, обращенные и к ближним, и к дальним, слышимые уже и на других континентах. До сих пор, приходя на радиостанцию «Радонеж», усаживаясь перед микрофоном, я сознаю и ответственность за каждое произнесенное слово, и благодатность этого труда, отзывающегося в сотнях тысяч сердец жизнеутверждающим мажором веры, надежды и любви к нашему Спасителю и Его святой Церкви. Все сказанное, безусловно, является визитной карточкой общества «Радонеж», которое уже два с половиной десятка лет стремится держать в руках пальму первенства во всех новых для православного сообщества начинаниях. Не будем сегодня подсчитывать количество отреставрированных Радонежским обществом храмов; православных паломников, отправленных во все концы земли для знакомства с христианскими святынями; наименований изданных

86 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Молебен о начале учебного года в домовом храме гимназии «Радонеж»

душеполезных книг, снятых фильмов, проведенных конкурсов и фестивалей, выставок и ярмарок… Царь Давид своим печальным примером научил нас не увлекаться статистикой и подсчетами достижений. Но воздадим справедливую хвалу Господу Богу, Который дарует «Радонежу» возможность трудиться в столь многих сферах, налаживать связи между Церковью и обществом, взаимно сближая представителей церковного и светского миров ради возрастания удельного веса православной культуры в нашей жизни. Что в заключение я мог бы пожелать бессменным но, к сожалению, небессмертным застрельщикам православного просвещения, объединившимся в «Радонеже»? Личного покаянного, молитвенного подвига, незазорной благочестивой жизни, таланта бодрости и радости в общении с окружающими, критического отношения к самим себе, умения видеть преимущества, достоинства, сильные стороны своих конкурентов и, конечно, подлинной любви к матери Церкви и к России, ради которых стоит жить, трудиться, самоумаляться и побеждать на всех фронтах православного просвещения.

Радио «Радонеж» | 87


ГЛАВНАЯ ТЕМА — ПРОПОВЕДЬ ЕВАНГЕЛИЯ Протоиерей Олег Стеняев

На радио «Радонеж» я попал по приглашению Евгения Константиновича Никифорова, когда он узнал, что мы проводим чин присоединения в храме «Всех скорбящих Радость» на Ордынке. Первая группа сектантов, которую мы присоединили, были участники секты Аум Синрикё. Это было где-то в 1994 году и произошло при следующих обстоятельствах. Тогда эта секта была очень популярна. Ее лидер Асахара выступал по телевидению, рассказывал о своей программе, встречался с Горбачевым, с Руцким, потом уже с окружением Ельцина. Я пошел прямо к ним на собрание. К тому времени мы уже стали выводить людей из этой секты, и они стали приходить к нам в центр реабилитации. Я предложил руководству этой секты в Москве провести у них религиозный диспут. Моя задача во время этого диспута заключалась в том, что я должен был доказать слушателям, что Аум Синрике — это не буддизм, это не христианство, это именно имитация неких традиций, то есть синкретическая, сектантская мешанина. После этого диспута я объявил телефон Центра реабилитации, адрес, и в течение недели двадцать пять аумовцев пришли ко мне в храм и изъявили желание вернуться в Православие. Я связался с Чистым переулком, и владыка Арсений посоветовал мне совершить над ними чин присоединения, помазав их святым миром, так как они были в языческом заблуждении, и они даже поменяли имена. Потом уже я написал прошение на имя Святейшего о том, что целесообразнее, чтобы чин присоединения совершал епископ, когда собираются большие группы. Мы начали работать и с другими сектами. И сейчас каждый год проходит два-три чина присоединения в этом же храме. Возникла уже такая московская традиция, и, наверное, она будет продолжаться и после нас (я имею в виду себя и отца Евгения Тремаскина). Чин присоединения

88 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Когда я получаю письма от моих радиоприхожан, я понимаю, как важно служение радио “Радонеж”».

заключается в том, что полгода мы разъясняем бывшим сектантам, как им вернуться в Православие. Они ходят на занятия воскресной библейской школы для взрослых, изучают там Писание, догматы веры, приходят лично ко мне, задают вопросы, говорят о наболевшем. Реабилитация сектантов — это очень сложный процесс. Приходится заниматься не только чисто религиозной, но и социальной, и юридической реабилитацией, если эти люди все потеряли. Иногда нужна и медицинская реабилитация. В таких случаях мы прибегаем к помощи специалистов. Надо ведь помочь человеку как-то прийти в себя. Когда на меня вышел Евгений Константинович, он предложил мне интервью на радио «Радонеж». Я рассказал о том, как помог группе людей из секты Аум Синрике вернуться в Православие. И тогда господин Никифоров предложил мне по субботам приходить на студию и в прямом эфире общаться с верующими. На радио «Радонеж» я провел много разных циклов. Сначала это были передачи по отдельно взятым темам. Потом были беседы по Евангелию от Матфея, цикл антисектантских бесед. А сейчас идет новый цикл по Евангелию от Матфея, я думаю, что он будет продолжаться еще несколько лет. На радио трудятся прекрасные женщины, которые помогают отвечать на вопросы. Если позвонивший не может долго ждать, они записывают вопросы. Иногда подсказывают людям, как надо сформулировать вопрос. Я привык к радио «Радонеж». Считаю себя радиопроповедником — ведь у меня самостоятельная субботняя передача и очень большой радиоприход. Когда я объявлял, что надо собирать помощь для дальних епархий, я видел своих радиоприхожан. Их очень много. Они приходили, приносили помощь, собирали религиозную литературу, чтобы укомплектовать библиотеки Камчатки, Сахали-

Радио «Радонеж» | 89


на, Чукотки, Магадана. Мы посылали эти огромные контейнеры на Дальний Восток, чтобы люди получали литературу. Делали мы и сбор хороших вещей для детей. Также через радио «Радонеж» собирали гуманитарную помощь для Чечни, для наших военнослужащих. Я обратился тогда к руководству «Радонежа», чтобы в наших православных гимназиях детям дали послушание написать письмо солдату. Эти письма мы вкладывали потом в собранные теплые вещи: в варежку, в перчатку, в шапку. Когда солдаты это читали, из их глаз текли слезы, я сам это видел. А дети писали приблизительно так: «Дорогой солдат, я тебя не знаю, но я знаю, что ты меня защищаешь, и я, может быть, никогда не узнаю твое имя, но я буду молиться, чтобы эти вещи тебя грели, и чтобы ангел-хранитель тебе помогал. Меня зовут Миша, мне 9 лет». Эти письма наполняли сердца наших солдат надеждой, что их ждут, их любят, за них молятся. Я спросил у одного солдата: «Может “Живый в помощи” в следующий раз привезти?». А он говорит: «Нет, у меня есть письмо от Катеньки, я зашью его в погоны, и оно меня будет оберегать крепче всего. Тут такие слова, такое упование на Бога, такая любовь ко мне, несмотря на то, что она не знает кто я, что я»… Это были реальные программы, которые мы делали от лица «Радонежа» и Московской Патриархии по благословению священноначалия. Когда мне приходится ездить в дальние епархии, я часто слышу от людей, что им не хватает «Радонежа». Им доставляют передачи радио «Радонеж», но в виде кассет. Люди делают записи и привозят в дальние регионы своим родственникам. Но сейчас многие слушают наше радио и через Интернет, причем качество звука очень хорошее. Когда я получаю письма от моих радиоприхожан, я понимаю, как важно служение радио «Радонеж». Иногда пишут инвалиды, которые не могут выходить из дома. Для них это единственная возможность как-то осуществлять свой духовный рост. Они слушают все передачи «Радонежа». Благодарят также те люди, которые живут там, где нет храма или не хватает литературы, и они не могут изучать Священное Писание самостоятельно. Очень благодарят люди из Украины, где тяжелая церковная ситуация. Из Белоруссии часто поступают приглашения выступить с миссионерскими программами. Я приезжаю и провожу эти программы. Я думаю, что «Радонеж» — это очень важное и ответственное служение. Оно меня очень радует, и я им дорожу. Поэтому к каждой передаче готовлюсь обстоятельно — как правило, у меня на это уходят четверг и пятница. Этот эфир дорого стоит, ведь это денежки наших бабушек, и надо ответственно относиться к этим передачам. Сейчас выходит моя книга «Беседы на Евангелие от Матфея». Это беседы, которые велись на радио «Радонеж» в течение достаточно длительного периода.

90 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Священники Олег Стеняев и Артемий Владимиров на открытии первой православной гимназии «Радонеж» Это первый опыт, когда передачи радио «Радонеж» превращаются в большие увесистые книги. Бывают у меня и прямые эфиры, когда я отвечаю на вопросы. Такой формат мне интересен, но у него есть и недостаток — вопросы повторяются. И я планирую издание книги, где будут собраны вопросы и ответы. Это тоже интересная форма общения с нашими радиоприхожанами. Она оживляет эфир и, я думаю, приносит благословение Божие нашим радиослушателям. Я люблю острые вопросы. Но главная тема всех моих передач — проповедь Евангелия. Евангелие — это благая радостная весть о том, что независимо от наших дел, плохих или хороших, в этот мир пришла правда Божия, чтобы совершить акт нашего примирения с Богом.

Радио «Радонеж» | 91


СИМ ПОБЕДИШИ Игумен Савва Молчанов

С 1996 года я как священник окормляю Вооруженные силы, и очень хорошо знаком с проблемами, связанными с этим делом. А главная проблема состоит в том, что в современной России нет института военного духовенства, и потому каждый священник трудится сейчас преимущественно сам по себе, без приобщения к уже имеющемуся общецерковному опыту. Так вот именно радио «Радонеж» дало возможность делиться этим опытом и этими проблемами со всеми православными людьми нашей страны. И это очень важно. Сразу поднимается уровень окормления, и в результате более плодотворной становится работа священника с людьми, его проповедь о Христе солдатам и офицерам. Поэтому трудно переоценить значение того события, когда Евгений Константинович предложил организовать и вести программу «Сим победиши». Надо сказать, что все началось с Виктора Саулкина. После того, как я несколько раз съездил в Чечню, именно он пригласил меня впервые на радио «Радонеж». Это было в 1999 году. Мы объявляли в прямом эфире о гуманитарной помощи, перечисляли список вещей, которые солдаты просили привезти в Чечню. Иногда сразу после передачи возле подъезда на Пятницкой улице нас уже ждали люди, которые привозили нужные вещи, продукты. После этих эфиров Евгений Константинович и принял решение о начале новой передачи. Ведь что у нас получается? Священник в армии очень нужен, и мы уже второй десяток лет убеждаемся в этом. Как в мирное время в учебных процессах, так и в боевых условиях священник всегда востребован. И это прекрасно видят и солдаты, и офицеры, командиры частей и подразделений. Последние данные статистики Министерства обороны говорят, что двое из трех военнослужащих — верующие. Из этих верующих 84 процента — православные,

92 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«По последним данным статистики, двое из трех военнослужащих — верующие. Представляете, какая громадная православная паства нуждается в работе священника!»

6 процентов — мусульмане, остальные 10 процентов — буддисты, иудеи и сектанты. Представляете, какая громадная православная паства ждет, нуждается в работе священника! Сейчас священник может себе позволить приехать в воинскую часть только два раза в неделю на два-три часа. Это для него колоссальная нагрузка, потому что он занят в своем приходе. А ведь он мог бы постоянно находиться среди личного состава. Разумеется, что результаты этой работы тогда будут несравнимо выше. Во время Великой Отечественной войны некоторые командиры дивизий, частей по собственной инициативе могли организовать службу или служение благодарственного молебна после завершения военных операций. Такие факты были, это подтверждается документами в советских архивах. Мне жаль, что институт военного духовенства, который существовал в России с 1800 года по 1917 год, пока не восстановлен. Служба в армии — это серьезная часть жизни молодого человека, будущего главы семьи. Как он будет смотреть на это служение, зависит от него, но, прежде всего, это зависит от его родителей. И мы в наших передачах не раз говорили о том, что наше общее спасение складывается из деталей. И каждая страница нашей жизни должна быть прожита во Христе. И эти передачи, я надеюсь, позволяют взглянуть на воинское служение с православной точки зрения. И нашему русскому православному человеку легче сориентироваться и принять правильное решение, если он живет со Христом и имеет осознанный религиозный взгляд на современную жизнь. Я считаю, что эти передачи необходимы как священникам, так и всем людям. Надеюсь, что они хоть минимально, но приблизят нас к спасению души.

Радио «Радонеж» | 93


КАК ЦЕРКОВЬ БУДЕТ ВСЕГДА, ТАК И НАШЕ РАДИО Антонина Арендаренко, Журналист радио «Радонеж»

Я проработала на радиостанции «Радонеж» десять лет. И без преувеличения могу сказать, что это действительно мои лучшие годы. До этого я работала на радио в Омске, и мне там нравилось. Это было начало 90‑х. Я открыла и вела религиозную программу. Мне без конца ее зарубали и возвращали. Хотя, как я теперь понимаю, ничего особенно религиозного там и не было — обычные просветительские программы. Меня благословил на это архиепископ тогда еще Омский и Тюменский Феодосий. В 1994 году архиереи еще не очень охотно шли на контакт с прессой, да и пресса их побаивалась. А он был из дальновидных владык: устраивал пресс-конференции, встречи с журналистами и как-то ненавязчиво нас воспитывал, образовывал — мы же в религиозном отношении практически ничего не знали. Он как-то привлекал к себе интеллигенцию и, благодаря тому, что он имел большой авторитет, нам позволялось немножечко говорить. И уж когда было совсем плохо, я только его авторитетом и прикрывалась. А когда приезжали коллеги из Москвы и рассказывали, что есть такая православная радиостанция, я думала: какие счастливые — они там работают, и им никто не мешает. Приехав в Москву, я начала слушать радио «Радонеж» и некоторое время не решалась туда придти. Думала: зачем я туда пойду, там такие люди (я же слышала, кто в эфире), мне там делать нечего. Но потом осмелилась. Позвонила Евгению Константиновичу и сказала, что я хотела бы у них работать, и он пригласил меня. Тогда мы еще сидели в издательском отделе на Пироговке. Я захватила с собой несколько кассет со своими программами, оставила их ему и с трепетом стала ждать. Корреспондент — это вспомогательное дело, потому что я и тогда не считала и сейчас не считаю, что на религиозной радиостанции должен быть журналистский авторский эфир. Автор должен просто умирать в своем собесед-

94 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Я думаю, что никакие кризисы нас не уничтожат. Радио люди не перестанут слушать никогда, и книги всегда будут читать».

нике, кто бы он ни был, тем более — священник. От журналиста должна быть самая малость. А себя умалить бывает трудно, всегда бывают искушения чтото сказать, порассуждать, но потом понимаешь, что «не нам, не нам, Господи, но имени Твоему дай славу». Думаю, что я больше получаю сама, чем отдаю радиостанции. И за это свою профессию, такую искусительную, трудную, я очень люблю и ни на что не променяю. Я просто понимаю, что, будучи обычным человеком, я не смогла бы общаться с такими замечательными людьми, а тут — такая милость Божия. Ведь мы все об одном и том же радеем — о спасении своем. То, что волнует меня, волнует многих. И среди наших слушателей это находит отклик. Жалко, что я не имею возможности ездить в командировки. Работая на светском радио, я, конечно, поездила. Россия — это далеко не только Москва. А здесь эту возможность восполняешь тем, что на православных выставках встречаешься с людьми из всех регионов — это такое необозримое поле деятельности. И когда я начинаю говорить, они меня узнают по голосу и начинают благодарить. Я понимаю, что благодарить надо радио, но все равно, конечно, душу греет. И тут понимаешь насколько важно то, что мы делаем. Многие мне говорили, что для них радио «Радонеж» — это замена тому, чтобы пойти в церковь. Они там сидят где-то в глубинке, иногда это бабушки, дедушки, неподвижные уже, которые не могут выбраться на службу в другое село или город. И я не раз слышала, что, когда они слышат фрагменты службы или слушают какого-то архиерея или патриарха, тем паче, то крестятся. Представляете? Для них это возможность хоть как-нибудь поприсутствовать в церкви. Ну а уж когда прямой эфир, вопросы и ответы пастырей… Конечно это трудно переоценить. И это меня так согревает, что я готова работать

Радио «Радонеж» | 95


Протоиерей Дмитрий Смирнов в прямом эфире и без денег, и не только я одна. Слава Богу, есть возможность заработать в другом месте, а здесь я готова ничего не получать. Как-то потрудиться для спасения своего и чуточку помочь другим. Светское радио я уже слушать не могу. Начинаю брюзжать и ругаться, когда они в эфире перебивают друг друга, почти не давая высказаться собеседнику. Я считаю, это просто непрофессионально. Мы понимаем, конечно, что далеки от совершенства. Трудно выживать православному радио, но все равно даже при всех наших недостатках и немощах оно действительно греет душу. Хотя у нас тоже есть острые материалы. Наш слушатель — очень чуткий: если мы немножко выбиваемся за нашу тональность, лексику, они нас сразу поправляют, появляются сразу возмущенные звонки. Эта непосредственная связь со слушателями нам очень нужна. Хотя обычно они нас всегда хвалят. Находясь в этом потоке, трудно судить, как мы меняемся. Однажды в газете «Радонеж» мы поместили анкету, где были перечислены наши авторы, названия рубрик, передач, и попросили выставить оценки и высказать свои пожелания. Но ничего у нас из этой затеи не получилось, потому что все наставили пятерок, восклицательных знаков. И вместо пожеланий они писали: «Слава Богу, что вы есть, и желаем вам, чтобы вы были всегда». Ну, это, конечно, не тот слу-

96 | «Радонеж»: 25 лет чуда


чай, который стимулирует к работе над собой. Тем не менее, хоть и незаслуженно, но приятно. Про «Радонеж» рассказать нельзя, в этом надо повариться. Главное достоинство радио — это возможность рассказать своим слушателям о том, что произошло сегодня. Кто-то напишет лучше, краше, но это будет завтра. Какие-то светские источники об этом тоже расскажут, но люди ждут нашей реакции: кого мы пригласим, как мы это объясним. А уже вечером едешь в метро усталая, голодная и думаешь: «Я настолько выложилась ради этих двух часов, которые ушли в эфир, как камень в воду — бульк, а людям этим и дела нет»… Я думаю, что никакие кризисы нас не уничтожат. Радио люди не перестанут слушать никогда, и книги всегда будут читать. Радио — это всегда доверительный разговор, это интонации. Может быть, мы иногда и не очень складно говорим, но что-то все равно задевает сердце. Наши радиоприхожане нам многое прощают, потому что они чувствуют, что это неподдельно, что мы не читаем по бумажке, а говорим о том, что наболело. Мы никогда не имели спонсорской поддержки. Наша поддержка всегда была молитва людей и копеечки, которые они жертвовали. Я иногда спускаюсь в холл к людям, которые приносят пожертвования — и по сто рублей несут, и по пятьсот. Когда в очередной раз нам повышают арендную плату, и мы оказываемся на грани исчезновения, люди спрашивают: «Чем вам помочь? Мы будем подписи собирать, мы будем с ящиками стоять у метро, только чтобы вы были». И это для нас самая главная поддержка. Поэтому я надеюсь, что как всегда будет Церковь, так всегда будет и радиостанция «Радонеж». Очень хочется в это верить.

Радио «Радонеж» | 97


ВСЕГДА ПРИХОЖУ СЮДА С РАДОСТЬЮ Нина Карташова, поэтесса

Двадцать лет назад мы с Виктором Саулкиным начали на «Радонеже» одними из первых в стране развивать царскую тему. Для меня в этом было много личного. Родилась я на Урале в поселке спецпереселенцев. Это Свердловская область, город Верхотурье. И я помню, как бабушка меня маленькую привозила к дому Ипатьевых. Он не был тогда снесен. Днем милиция не разрешала никаких сборов, но ночью 17 июля верующий народ поминал государя всегда. Нас было немного, человек двадцать, и я, маленьким ребенком, это запомнила и всегда почитала государя. Я давно дружу с русской эмиграцией, живущей в Австралии, и поэтому моя первая книжечка вышла в Мельбурне. Оттуда мне прислали икону Царственных мучеников. Сразу, как я ее получила, начались чудеса. Мне, по моим грехам, было наказание: я упала в прорубь, и у меня открылась хроническая пневмония. Я лежала в бреду, и вдруг как будто очнулась и вижу: сидит напротив в кресле девочка в таких длинных одеждах, глаза большие, серые. Спрашиваю: «Кто это?» — «Я, говорит, Мария». А меня знобило очень, и вдруг вижу: поверх одеяла я накрыта шинелью. Шинель с орлами. Это чудо было: явилась мне во сне царевна Мария. Это было 19 мая — на день ангела государя. И она сказала, что день ангела ее отца — это день Николая Чудотворца. Я мало что соображала, а она читала надо мной акафист Николаю Чудотворцу по тетрадочке. Вот в такой же тетрадочке, когда я много шалила, бабушка в наказание заставляла меня переписывать акафисты. Тогда же не было никакой литературы: ни богослужебной, ни молитвенной. После этого чуда никакой хронической пневмонии, слава Богу, у меня нет. Вот такое было со мной. И Виктор Саулкин, наверное, как-то почувствовал мое особое отношение к этой теме, и мы стали с ним делать цикл передач о государе. Как же нас тогда

98 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Я часто бываю на разных радиостанциях, там ощущается обычная рабочая обстановка. На “Радонеж” приходишь, как в церковь».

ругали! Тогда же и в Церкви много было противников прославления Царственных мучеников. А народ откликался. Мы сделали объявление по «Радонежу», что в Доме литераторов будет вечер, посвященный памяти государя. Народу пришло очень много. Даже сказали, что Карташова устроила в ЦДЛ Ходынку. А когда взрывали два раза памятники работы Клыкова, мы после этого собирали деньги. Я сама ходила по рядам с пакетиком и просила: кто сколько может. Это были 90‑е годы. Кто монеточку одну даст, кто — побольше, и все равно мы лепту какую-то внесли. И теперь в селе Тайнинское стоит третий памятник государю. Я считаю, этот памятник лучший, и стоит он тоже благодаря «Радонежу». Потому что как иначе мы собрали бы народ? А «Радонеж» слушают все. И еще — сколько стало верующих, благодаря радиостанции «Радонеж»! Я знаю, какие были противостояния, даже некоторые батюшки не разрешали слушать. Ты лучше молись, ходи в церковь, стой у подсвечников, говорили бабушкам. А «Радонеж» такое утешение посылал и болящим, и тем, кто не может в церковь пойти, и новоначальных укреплял. Мне даже говорили, что когда радиостанция «Радонеж» работает, то цветы лучше растут. А лекции отца Олега Стеняева, например, раньше записывали на магнитофон и потом передавали из рук в руки. Сейчас-то они уже издаются. Так что «Радонеж» — это поистине народное радио. Очень хороши детские программы с отцом Артемием Владимировым. Какие замечательные вопросы задают дети! И какие хорошие ответы получают! А отца Димитрия Смирнова любит больше мужская аудитория, потому что у него есть и сарказм, и ирония. В 90‑е годы мы, радиостанция «Радонеж» и газета «Русский вестник», прилагали много усилий для сближения с Зарубежной церковью. К нам уже тогда приезжали архиепископ Ньюйоркский и Манхеттенский Лавр и архиепископ Женевский Миха-

Радио «Радонеж» | 99


ил. В течение двадцати лет приезжают из Аргентины супруги Светлана и Владимир Беликовы. «Радонеж» не побоялся их принять, были очень интересные беседы. Гостем «Радонежа» из Австралии был и Александр Васильевич Шахматов — певец и общественный деятель. То есть, когда не было еще официального воссоединения, наша народная дипломатия работала. Я думаю, что «Радонеж» — это народное радио еще и потому, что существует на народные средства. Вижу, приходят бабушки, несут буквально десяточки. И, тем не менее, «Радонеж» как-то существует. Сейчас многие храмы имеют спонсоров: и строят, и купола золотят. Ну почему же для «Радонежа» не отчислить какие-то средства? Мы же для храмов новых прихожан готовим. Многие мои стихи впервые прозвучали на «Радонеже». В те времена зачастую и слово «Бог» писали с маленькой буквы. И если многие журналы мне отказывали, то на «Радонеже» мне всегда давали возможность читать свои стихи, и они находили отклик. Не боялись давать говорить о государе, когда это было везде запрещено. И все мои стихи, посвященные государю и царской семье, звучали у нас впервые в России на «Радонеже». Я в Австралию посылала записи, они со слезами это принимали. Особенно я благодарна радиостанции «Радонеж», что она всегда дает нам возможность сделать объявление о вечерах в Славянском центре письменности и культуры в Черниговском переулке. Они тоже очень нужны. Одно дело, когда человек у себя дома слушает радио, смотрит телевизор, а другое дело — когда он идет в церковь или на вечер русской духовности и культуры. Ну, где нам еще общаться? Только в приходе и только на таких мероприятиях. Стоит по «Радонежу» объявить, и всегда народу полон зал. Я часто бываю на разных радиостанциях, там ощущается обычная рабочая обстановка. На «Радонеж» приходишь, как в церковь. Здесь пахнет ладаном, здесь иконы, и люди такие замечательные. Я всегда с радостью сюда прихожу.

100 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Евгений Никифоров на записи передачи

Радио «Радонеж» | 101


ВОЗМОЖНОСТЬ ГОВОРИТЬ О РОССИИ Максим Емельянов-Лукьянчиков, кандидат исторических наук, автор и ведущий исторической программы «Акценты»

Слушаю «Радонеж» с самого начала работы радиостанции. По профессии я историк. Закончил истфак, защитился и постепенно стал востребован на различных передачах на радио и телевидении. Собственно, меня и на «Радонеж» приглашали как человека, умеющего со знанием дела рассказать об истории. Евгений Константинович Никифоров предложил работать редактором, но с акцентом на то, чтобы делать исторические передачи, рассказывать о прошлом России, о взаимоотношениях России и Европы. Но специфика радио «Радонеж» такова, что все, кто здесь работает, универсальны. Ведь сотрудников у нас не очень много. Финансовое положение диктует свои условия, хотя авторитет «Радонежа» среди православной аудитории весьма прочен. Я работаю на «Радонеже» почти три года, но впечатление такое, что прошло уже лет двадцать, потому что время здесь очень насыщено событиями. И, если я ожидал, что буду заниматься только исторической конкретикой, то вышло иначе — круг занятий и обязанностей оказался намного шире, но меня это не пугает. Даже наоборот. Ведь здесь я научился многому: записывать интервью на выезде, работать в студии, монтировать материал и делать из него конкретные передачи, вести круглые столы. Радио «Радонеж» мне многое дало именно в плане расширения профессиональных возможностей. Не имея журналистского образования, именно здесь я почувствовал себя журналистом и смог себя реализовать как человека, которому есть что сказать о русской истории, о России. Такова историческая программа «Акценты», автором и ведущим которой я являюсь с 2007 года. Я давно, еще не работая на «Радонеже», задумывался о том, что хорошо бы опросить своих старших современников на темы, которые для меня важны. К сожалению, уже

102 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Здесь воспринимаешь своего собеседника в целом. Это для меня очень важно».

ушли из жизни такие люди как скульптор Вячеслав Клыков или философ Александр Зиновьев. Ушли до того, как я смог бы их расспросить. Но было и есть значительное количество людей, которых я глубоко уважаю и мнения которых по этим проблемам безусловно ценны, и не только для меня. Это писатели, художники, представители других профессий, которые являются настоящей русской элитой. Не по принципу денег и власти, а в первую очередь — по принципу интеллекта. Особенность передачи «Акценты» заключается в том, что на протяжении полутора часов, двое — ведущий и гость программы — беседуют о русской истории. От самого ее начала и по настоящее время. Даже иногда пытаемся заглянуть в будущее. Может показаться, что мы несемся «галопом по европам», но, на самом деле, у меня существует четкая схема, по которой человек рассказывает, что он думает о России, не растекаясь мыслью по древу, а освещая все ключевые моменты нашей истории. В этом мы отличаемся от других, столь популярных сегодня, исторических программ. Там речь идет о какой-либо конкретике. И нет таких передач, где бы в рамках одной беседы обсуждалось все в хронологической последовательности. А у нас это дает возможность радиослушателю понять совокупно, что же гость думает о России. То есть, создается соборный взгляд, а не нарезка кусочками, которая так характерна для современных СМИ, после чего в голове у человека получается каша. А здесь в целом воспринимаешь своего собеседника. Это для меня очень важно. Радиостанция «Радонеж» подарила мне возможность дальнейшей самореализации как историка, возможность говорить о России, приглашать наших гениальных современников. Чтобы наша огромная аудитория знала все самое главное о своей стране.

Радио «Радонеж» | 103


НАМ ГОВОРЯТ: ТОЛЬКО НЕ ВЫКЛЮЧАЙТЕСЬ Таисия Козлова, сотрудник «Радонежа» по связям с общественностью

Радио «Радонеж» я слушала с самого его открытия. Очень любила эту радиостанцию и всегда ждала начала ее передач. Однажды в своем храме я встретила Тамару Москвичеву (ныне мать Нонна), которая сказала, что на радио «Радонеж» требуется помощник, и пригласила меня. Я тогда очень боялась, что не справлюсь. Кроме основной работы в геологии, я еще работала за свечным ящиком на Иерусалимском подворье. Так продолжалось почти полгода. А потом поняла, что не смогу так раздваиваться, и передо мною встал выбор. Я выбрала радио, где и пребываю уже пятнадцать лет. Работать приходится практически во славу Божию. Когда ходишь в храм, понимаешь, что хочется как-то Богу послужить. А как — трудно понять. Господь каждого ведет своим путем. Я принимаю пожертвования, а во время прямого эфира контролирую звонки и вижу, какие хорошие люди окружают радиостанцию. Сколько любви, тепла! Для меня большая радость, когда приходят бабушки, эти Божьи одуванчики. Многих из них теперь уже нет, и я, честно говоря, очень жалею, что у меня не было диктофона, чтобы записывать воспоминания этих старушек, которые рассказывали о стольких чудесах из своей жизни, о промысле Божьем в их судьбе. До сих пор некоторые из них стоят у меня перед глазами. Есть и молодые люди, которые находят нас через Интернет и начинают воцерковляться. Приходят и зрелые мужчины, для которых «Радонеж» — как глоток живой воды. Звонки тоже разные бывают. Бывают, скажем так, и вредительские. А еще нас очень часто просят помолиться о близких, которые попали в трудную ситуацию. А потом проходит время, нам звонят и благодарят за молитвенную помощь в эфире. Работая здесь, я поняла, что наше радио для многих верующих — как ликбез на дому. Я вижу, как люди приходят к нам с благодарностью, плачут и гово-

104 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Лично мне “Радонеж” очень много дает. Когда микрофон выключается, мы часто продолжаем разговор с нашими гостями».

рят: мы без вас не можем, если не будет вашего радио, нам нечего будет слушать, только не выключайтесь. Знаю, что некоторые выкинули из дому телевизоры, не слушают другие радиостанции, а слушают только «Радонеж», ждут этих часов с восьми до одиннадцати вечера, и живут от вечера до вечера. А духовный рост, он у всех разный. Лично мне «Радонеж» очень много дает. Когда микрофон выключается, мы часто продолжаем разговор с нашими гостями. Например, вот уже на протяжении многих лет, бывая в Москве, к нам на эфир приходит владыка Игнатий, архиепископ Петропавловский и Камчатский, и мы принимаем его как старого друга. Вообще, на каждого батюшку свой слушатель, поэтому и вопросы бывают разные: и о духовной жизни, и просто о жизни. Бывают и глупые, бывают и глубокие вопросы. Мы все очень любим детский эфир. После этого нам многие слушатели звонят в студию и просят переписать для них детский час. Они говорят, что дети задают такие глубокие вопросы, какие бы взрослые догадались задать. И, слушая детский эфир, мы получаем ответы на то, что нас волнует.

Радио «Радонеж» | 105


МЫ ПОНИМАЕМ ДРУГ ДРУГА БЕЗ СЛОВ Галина Малинина, звукорежиссер

Получилось так, что радиостанция «Радонеж» сама пришла к нам в Государственный дом радиовещания и звукозаписи. Я работала тогда звукооператором на средних волнах. Нас вызвал к себе начальник и сказал, что у нас теперь будет православное вещание, мы будем работать на православной радиостанции, и к нам батюшки будут приходить. На пятом этаже выделили студию, и мы стали ждать. А я ждала особенно, потому что это совпало с моим воцерковлением, и мне хотелось как можно больше узнать о Православии. До этого я просто приходила в церковь, чтобы поставить свечи, послушать песнопения, и еще мне нравилось приводить свою маленькую девочку. Но много чего в церковной жизни я еще не понимала. И как раз радиостанция открыла для меня школу веры, возможность православного образования. Постепенно, общаясь с нашими священниками, я стала расти духовно. Сейчас у меня и дочка, и внуки ходят в храм. И даже зять стал православным. Постепенно происходило и становление самой радиостанции, потому что люди пришли нерадийные и не очень-то знали, как профессионально работать. Все они имели гуманитарное образование, разбирались во многих вещах, но не знали, как все это донести до слушателя, как передачи собирать, как их монтировать. И постепенно мы вместе научились делать передачи. Я обучала людей правильно читать, правильно работать с микрофоном, даже правильно дышать. Сейчас мы настолько хорошо друг друга знаем, что понимаем все без слов. Когда я стала носить очки, многие стали меня просить: «Галя, сними очки, мы тебя не видим». Наша студия располагается в одной комнате: здесь и микрофон, и пульт. За микрофоном сидят ведущий и наши гости, и мы можем общаться только же-

106 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«За микрофоном сидят ведущий и наши гости, и мы можем общаться только жестами, иначе всё будет слышно в эфире».

стами, иначе все будет слышно в эфире. Даже по выражению моего лица они понимают, какие там проблемы. Я очень стараюсь, чтобы и батюшкам, и нашим гостям было комфортно работать, чтобы они чувствовали себя как дома. Ведь наша работа и в этом состоит. Ну а мне эта работа дала очень много. Ведь зачастую священники отвечают в эфире на те вопросы, которые волнуют и меня. Получается и воспитательный, и познавательный процесс. Как-то, помню, отец Амвросий (Юрасов) в своей радиопроповеди говорил, что с мужем не надо спорить, женщина должна вести себя смиренно. И вот возвращаюсь я с эфира домой и думаю: «Постница из меня никакая: то что-нибудь нарушу, то со сковородочки стяну что-нибудь вкусненькое, и правило иногда на ходу читаю. Ну что же ничего из меня не получается?! Дай хоть попробую, действительно, с мужем не спорить. Это-то я могу! Будет он мне говорить: “Я хочу так вот сделать”. А я ему буду говорить: “Да, милый, делай, как ты хочешь”». И вскоре получилось так, что мой любимый муж не стал со мной спорить ни о чем, и сам стал говорить: «Галя, пожалуйста, сделаем так, как ты хочешь». И так во всем. Нам теперь не из-за чего даже спорить, настолько мы стали близки и милы друг другу. Теперь мне легче стало жить, и прощать стало легче. Я стала иначе вести себя и вне дома, научилась смирению. Но все это благодаря радиостанции «Радонеж». Она дает возможность воспитать в себе настоящего человека. Мне кажется, что здесь мои братья и сестры. В храм когда приходишь, кажется, что здесь все свои, потому что стоишь, молишься, и как-то приятно на душе. И так же приятно и хорошо приходить на радио «Радонеж».

Радио «Радонеж» | 107


ЗДЕСЬ ПОНИМАЕШЬ, КАК НАС МНОГО Светлана Усачева, секретарь православного братства «Радонеж»

Я пришла в «Радонеж» в 1996 году человеком, еще не воцерковленным. И, конечно, попала сюда только милостью Божией. Кое-что я в то время слышала о «Радонеже», а однажды вслух высказала пожелание, что хотела бы там работать секретарем. Именно так это и прозвучало, но забылось, собственно говоря. И вдруг, не проходит и года, как мне поступает предложение работать в «Радонеже» именно секретарем! Я сразу честно созналась Евгению Константиновичу, что в церковь захожу только поставить свечку, не более того. И он все-таки меня взял, что сейчас для меня удивительно. Хотя, в принципе, ничего удивительного нет, потому что люди воцерковляются потихонечку, было бы желание. Все получают шанс: кто-то оседает, найдя здесь свое место, а кто-то отсеивается сам по себе. В первые месяцы работы, когда я еще не совсем освоилась, Евгений Константинович попросил меня позвонить в Бельгию Чингизу Айтматову и договориться с ним об интервью. Когда моя мама, литератор, об этом узнала, она была на вершине счастья — большего для своей дочери она и пожелать не могла. Хотя в секретарях меня не видела. А в основном, это обычная рутинная работа. Читатели звонят, слушатели звонят, особенно после интересных эфиров. Например, если что-то отец Дмитрий Смирнов скажет так, что всех проймет. Радиослушатели разные бывают — кому кто нравится. Иногда звонят люди, которым просто нужно поскандалить, поэтому валерьянка на столе всегда, как рабочий инструмент. Невозможно же ответить резкостью на резкость, потому что понимаешь, что ты представляешь Русскую Православную Церковь, и стараешься помнить об этом всегда. Очень часто звонят, как в справочное бюро — «потому что “Радонеж” все знает». И вот начинаешь копаться в какой-то литературе, в Интернете и выискивать нужную информацию. Иногда бывает загрузка такая, что просишь людей

108 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Все новости проходят через “Радонеж”, ничего не упускается».

перезвонить позднее или на следующий день. Бывают и смешные звонки. Звонит как-то мужчина из Краснодарского края и говорит: «Я хочу найти православную жену! Ну, а куда же мне обратиться? У вас же есть, наверно, женщины?». Я ему отвечаю, что у них в храме тоже, наверное, есть молодые женщины и девушки, и советую обратиться к батюшке. Он отвечает: «Есть, но это все не то, что мне надо». Иногда бывает даже интересно разговор поддержать, выяснить: так что же человеку надо, если он звонит в «Радонеж» по такому вопросу? Здесь интересно работать даже потому, что всегда знаешь, что где происходит в Русской Православной Церкви. Все новости проходят через «Радонеж», ничего не упускается. И круг общения здесь очень широкий: радио, газета, фестиваль, православный мир: священники, владыки, ученые и просто интересные люди. Причем, это люди все верующие, и понимаешь, как нас много. И много нас в любой сфере, не только работающих в религиозных организациях. Это литераторы, историки, художники, артисты. Когда попадаешь в обычный мир и начинаешь общаться с обычными людьми, вдруг выясняется, что ты знаешь много важного. Но в нашей повседневности это незаметно: живешь в этом и живешь, кажется, что и весь мир в этом живет. А мир-то живет совсем по-другому, оказывается. И я замечаю это только раз в году, когда выезжаю куда-нибудь отдохнуть за стены нашего «Радонежского монастыря».

Радио «Радонеж» | 109


СОЗИДАЮЩИЕ Савва Ямщиков, ведущий программы «Созидающие»

Радио «Радонеж» помогает людям ориентироваться в жизни нашего общества, переживающего не самые легкие времена. Мой цикл «Созидающие» — это беседы с лучшими, не побоюсь этого слова, людьми России, которые, не жалуясь на мировую тьму, зажигают свои лучины. Пытаются найти выход из того тупика, в котором мы оказались. Моими собеседниками были люди самых различных профессий. Конечно, ближе мне деятели культуры, писатели, художники, артисты, музыканты, как и те, кого я узнал близко в последние трудные годы. А с теми, кого узнаешь в трудные годы, дружба всегда прочнее, чем просто знакомство. Cозидающие — это определение в полной мере относится и к людям, которые собрались в «Радонеже».

110 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Я МОГУ НАЗВАТЬ СЕБЯ СЧАСТЛИВОЙ Валерия Амплеева, помощник редактора

На радио «Радонеж» я пришла в 1997 году. Тогда главным редактором был Алексей Рогожин. С ним и с Евгением Никифоровым мы познакомились в Свято-Введенском монастыре — у нас общий духовник, архимандрит Амвросий Юрасов. С этого знакомства и началась моя жизнь на «Радонеже». К тому времени я закончила ГИТИС и только в общих чертах представляла себе, как работает радиостанция. В эту новую и интересную профессию меня посвятили Валентина Питерская, Ирина Моисеева, Таисия Козлова, Галина Малинина, Сергей Герасимов, который тогда был редактором. Теперь моя должность официально называется «помощник редактора». Но дело не в названии, а в причастности к нашему общему делу. Могу назвать себя счастливым человеком, ведь я встретила столько замечательных людей, авторов и гостей нашей радиостанции. Сотрудников у нас не очень много, а потому в редакции возникает ощущение второго дома. Наверное, так и должно быть у счастливого человека: с удовольствием идти на работу, и с радостью возвращаться к семье.


6 ПАЛОМНИЧЕСКАЯ СЛУЖБА


МЫ НИКОГДА НЕ МЫСЛИЛИ СЕБЯ ПРОСТО ТУРФИРМОЙ Юрий Минулин, генеральный директор паломнической службы «Радонеж»

Началось все в 1989 году. В течение полугода мы готовили первую поездку по святым местам Москвы, посвященную патриарху Тихону. Готовили вместе с отцом Кириллом Колядой (сейчас он настоятель храма Воскресения Христова и Новомучеников и исповедников Российских на Бутовском полигоне) и Ириной Хазиной. Мы не создавали фирму, а просто подготовили первую поездку. Она стала уникальным событием, потому что раньше православными экскурсиями вообще никто не занимался. Ни в Москве, ни вообще в России. Поездка заинтересовала не только церковные круги, но и светские тоже — туристические компании, людей, которые профессионально занимаются экскурсиями. Они начали нас приглашать, и в итоге мы провели за год сто пятьдесят поездок, посвященных святителю Тихону. Это был, конечно, фурор. Вскоре после этого мы познакомились с Евгением Константиновичем Никифоровым и с обществом «Радонеж». Поняли, что сможем работать вместе, что нам это просто необходимо. Можно сказать, что в общество «Радонеж» мы пришли с собственным паломническим отделом. При этом мы никогда не мыслили себя фирмой и не рассматривали свою деятельность как бизнес-проект. Поэтому о прибыли не думали, но ставили во главу угла просвещение — церковное, религиозное. Так было задумано изначально. Так оно и сегодня. У паломнической службы «Радонеж» есть благодарственное письмо от Его Святейшества Патриарха Московского Алексия Второго. В нем написано: «Самое ценное — это то, что вы за эти годы не изменили себе». Но иначе и быть не могло, ведь мы изначально были внутри Церкви, внутри ее недр. Для нас самих паломничество было естественной потребностью души. Сегодня организация таких поездок — это, если хотите, наше церковное служение.

114 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Паломническое общение, разговоры о вере, о Христе, о спасении души тоже помогают скреплению Церкви».

В Русской Православной Церкви есть особо чтимые святые, понятные и близкие нам, как родственники. Сергий Радонежский, Александр Невский, Дмитрий Донской. Для нас они — образец государственного мышления и благочестия одновременно, без них невозможно понять историю российского государства и русского Православия. Кто о них расскажет? Кто повезет людей по местам, которые связаны с их служением? Ведь потребность в этом у всех, кто считает себя чадами Русской Православной Церкви, колоссальная. И мы решили: мы повезем, мы расскажем. В 90‑е годы стали открываться закрытые несколько десятилетий храмы, начали восстанавливаться монастыри. Это была просто кладезь новых маршрутов для паломничества. Потому что там нужны были рабочие руки и новые молельники. Для начала мы сами отправлялись туда в поездки, выясняли, чем можем помочь. Многое держалось на личных контактах. Вот, например, в 90‑х отца Валерия Бояринцева благословили восстанавливать храм в Крыму, в Алупке. До этого мы встречались с ним здесь, в Москве, он был прихожанином нашего храма. Потом Господь свел нас еще раз. Он говорит: «Чего ты в Крым не приезжаешь?». Я приехал. С тех пор вот уже несколько лет мы отправляем к нему в Алупку группы паломников. Это особенное строительство — и духовное строительство самого себя, и физическое строительство храма в Крыму. Наши паломники там и отдыхали, некоторые впервые там исповедовались, впервые начали читать утреннее и вечернее правило, впервые причастились. Это наша позиция, если хотите: любая поездка должна быть душеспасительной. Мы об этих поездках начали рассказывать сначала своим знакомым, потом рассказывали при случае сотрудникам туристических компаний. В московских

Паломническая служба | 115


Наш каталог предлагает 200 паломнических поездок храмах стали расклеивать листовки, несколько раз мы с Евгением Константиновичем на лекциях и встречах делали объявления. Потом у нас появился не то что бы офис, но уголок, в котором были стол и стул, больше нам и не нужно было. Это в магазине «Православная книга» напротив Новодевичьего монастыря. Отдел поездок по святым местам «Православный паломник» — таково было название. Уже в 90‑м году туда приходили люди, оплачивали поездки, и мы возили их святым местам. Маршруты рождались спонтанно. Приходили люди и говорили: «Мы хотим поехать в Оптину пустынь». Первыми экскурсоводами были Сергей Бушуев и Виктор Саулкин. Открывался Серафимо-Дивеевский монастырь — мы ехали туда, смотрели, где и как можно разместить людей, договаривались с теми, кто их сможет принять. Открывался следующий монастырь — мы ставили его в программу поездок. Причем, с самого начала и по сей день мы исповедуем один принцип: мы не просто предоставляем услуги, а люди, приходящие к нам, не просто покупатели этой услуги. Мы соратники, сотрудники. Мы вместе стоим в церкви, мы молимся за литургией, мы причащаемся вместе. Мы братья и сестры, мы чада одной Церкви.

116 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Работа в офисе Год от года ширятся запросы православных паломников. Таким образом, уже освоенные нами маршруты составляют лишь малую толику того, что можно показать людям. И в России-то еще много святых мест, докуда мы не доехали. Если европейская часть еще более-менее открыта, то Сибирь, Алтай, Дальний Восток, куда Евангелие стараниями православных миссионеров пришло позже, в этом смысле пока не очень изучены. Хотя там просто бездна материальных свидетельств христианизации коренных народов. Есть Америка, Северная и Южная, есть Австралия, в которых жили и живут чада Русской Зарубежной Церкви, с которой Русская Православная Церковь теперь, после 17 мая 2007 года, снова вместе. Кстати, «Радонеж» еще лет за восемь до подписания Акта о каноническом общении начал принимать паломников Русской Зарубежной Церкви. Мы возили их по святым местам: от Тобольска до Курска, от Соловков до Новороссийска. Они ездили по нашей стране и смотрели, как живет Русская Православная Церковь. Мы старались, чтобы они поняли: здесь их ждут. При этом мы политикой не занимались, мы просто делали свое дело. Если раньше в нашей работе можно было обойтись исключительно душевными порывами людей и их энтузиазмом, то теперь этого мало. То есть, душевные порывы и энтузиазм никуда не исчезли. Но с расширением географии па-

Паломническая служба | 117


ломнических поездок мы стали думать о том, как готовить своих экскурсоводов. Четвертый год при паломнической службе «Радонеж» действуют курсы по подготовке экскурсоводов. И наши курсанты работают во всех туристических, паломнических организациях. Кроме того, мы посылаем людей учиться на курсы в греческие, сербские теологические вузы, чтобы потом они становились там нашими экскурсоводами. Есть еще одна немаловажная составляющая в паломничестве. Мы всегда считали своей задачей не только самим ездить по святым местам и возить желающих, но еще и встречаться с теми, кто несет слово Божие. Вообще паломническое общение, разговоры о вере, о Христе, о спасении души — это тоже часть кровеносной системы Церкви. Думаю, что свыше ста наших маршрутов, по которым ежегодно ездит больше тысячи групп, реально помогают этому скреплению Церкви, цементируют ее. Принято считать, что первую паломническую поездку предприняла царица Елена, отправившись из Константинополя на Святую Землю за крестом, на котором распяли Христа. Что из этой поездки вышло — известно. Праздник Воздвижения Креста Господня. Мы между собой называем его своим профессиональным праздником. При этом серьезно имеем в виду, что каждая паломническая поездка должна способствовать духовному росту человека, должна венчать некую его духовную победу.


7 ФЕСТИВАЛЬ «РАДОНЕЖ»


ПРИВЕТСВИЕ ФЕСТИВАЛЮ Организаторам, участникам и гостям Международного кинофестиваля «Радонеж»

Дорогие братья и сестры! Сердечно приветствую всех вас, собравшихся ныне в Москве для участия в работе православного кинофорума «Радонеж». Вот уже в четырнадцатый раз все, кому дорог кинематограф, исполненный духом нравственной ответственности, собираются вместе для того, чтобы объединить усилия в благом деле его возрождения и развития. Сегодня совершенно очевидна важность создания таких фильмов, в которых профессионализм сочетался бы с сознательным следованием высоким христианским принципам. В этом мне видится главное предназначение ежегодно проводимого кинофестиваля «Радонеж». Отрадно, что, помимо традиционной программы, участники фестиваля смогут увидеть работы в жанре социальной рекламы, который позволяет в рамках сжатого формата рассказать зрителю о важнейших базовых ценностях, побуждает его задуматься над сущностными вопросами бытия. Желаю всем участникам фестиваля помощи Божией в предстоящих трудах, взаимообогащающего и полезного общения, вдохновения и дальнейших творческих успехов. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

122 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Сегодня совершенно очевидна важность создания таких фильмов, в которых профессионализм сочетался бы с сознательным следованием высоким христианским принципам».

Фестиваль «Радонеж» | 123


О ФЕСТИВАЛЕ «РАДОНЕЖ»

«Радонеж» — крупнейший форум духовно-нравственного кино, действующий по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, объединяет около 200 теле- и кинокомпаний со всего крещеного мира. Фестиваль «Радонеж» проводится регулярно с 1995 года при поддержке Министерства культуры РФ, Федерального агентства по кинематографии, Федерального агентства по печати и средствам массовой коммуникации, Московского правительства, Московской городской думы, Союза кинематографистов России. Фестиваль носит благотворительный характер. Целью фестиваля является повышение качества православной проповеди в средствах массовой информации, возможность обмена опытом для журналистов, режиссеров, операторов — всех творческих работников этой области. Главная же цель — участие в конкурсе и получение профессиональной оценки своих работ. Высокое качество оценки обеспечивается высокопрофессиональным составом отборочной комиссии и жюри. К участию в конкурсе принимаются фильмы не только строго церковной тематики, но также размышления художника-христианина о жизни и смерти, о добром и вечном, о войне и мире, о красоте и зле, о нашей истории и любви к Отечеству, о современных проблемах человечества.

124 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Оператор готовится снимать открытие одного из фестивалей

Фестиваль «Радонеж» | 125


СВИДЕТЕЛЬСТВО О ЛЮБВИ Александр Авдеев, министр культуры Российской Федерации

Вопросы о смысле жизни, об ответственности перед собой, обществом и Богом всегда были самыми важными для человека, тем более — для художника. Не случайно на рубеже веков появились фестивали, представляющее религиозное кино не только в России, Москве, Татарстане, Краснодарском крае, Калужской и Костромской областях, но и на Украине, в Белоруссии, в странах Европы. Людей волнует не только экономический или политический кризис, но и духовный. А главное, волнует вопрос: как выйти из кризиса? Фильмы, которые представлены в программах фестиваля «Радонеж», помогают ответить на многие вопросы современного человека. Где искать правду? Как жить в кризисные годы и не отчаиваться? Можно ли быть счастливым даже в самой бедственной ситуации? На фестивалях религиозного кино представлены произведения, укрепляющие душу и дух человека, помогающие становлению, созиданию личности, восстанавливающие лучшие традиции отечественной и мировой культуры, укрепляющие историческую память, утверждающие надежду, свидетельствующие о любви.

126 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Людей волнует не только экономический или политический кризис, но и кризис духовный».

Фестиваль «Радонеж» | 127


ВЕЛИКОЕ ДЕЛО Никита Михалков, председатель Союза кинематографистов России

Фестиваль православных фильмов и телепрограмм «Радонеж» собирает со всего православного мира лучшие работы о христианском образе жизни, о великих святынях и людях веры, достигших высот духовной жизни. Они служат нам свидетельством о высоком предназначении человека на Земле, о бессмертии человеческой души. Героями фильмов и телепрограмм стали русские воины, священнослужители, монахи, миряне, старцы Греции, Болгарии, России прошлых веков, включая век двадцатый. Они жизни свои положили за други своя. Размышления о святынях, духовных традициях, которые не разделяют, а объединяют людей, не могут оставить равнодушными даже неверующих зрителей. Великое дело — рассказывать с киноэкрана о том, что укрепляет душу, а не растлевает. Благо — уметь видеть, находить в современном мире не только грех и падение, но и проявления духовного подвига, верности традициям не на словах, а на деле. Желаю всем участникам, организаторам и зрителям фестиваля «Радонеж» духовных открытий, глубоких впечатлений и радости общения!

128 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Великое дело – рассказывать с киноэкрана о том, что укрепляет душу, а не растлевает».

Фестиваль «Радонеж» | 129


ИЗ ЦЕХОВОГО СОБЫТИЯ — В НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ Игорь Елеференко, советник председателя телеканала «ТВЦ», президент фестиваля «Радонеж» 2008 и 2009 годов

История фестиваля «Радонеж» началась не в самое легкое для страны время — в середине девяностых. И это тоже во многом показательно. «Радонеж» регулярно проводится с 1995 года. В нем традиционно участвуют более ста государственных и негосударственных телерадиокомпаний. А главное — в работу фестиваля с самого начала активно включилась Церковь. У нас можно встретить многочисленных представителей поместных Православных Церквей. Это, конечно, не случайность. Ведь цель фестиваля — повышение качества православной проповеди в средствах массовой информации. Здесь появляется уникальная возможность обмена опытом журналистов, режиссеров, операторов, всех творческих работников, занятых в этой области. Здесь же они получают достоверную, неискаженную информацию о реальной жизни Русской Православной Церкви. Это очень важно в нынешние времена, когда Церковь остается единственным действительным охранителем русских православных и культурных традиций. Авторитет «Радонежа» является подтверждением все возрастающей роли Православия в нашем обществе и государстве. Из цехового события «Радонеж» с годами превратился в фестиваль общенационального масштаба, ориентированный на самую широкую публику. Этому не помешал и экономический кризис. Так, на «Радонеже –2009» была собрана уникальная коллекция православных кинофильмов и телепрограмм. Скажу больше: наш фестиваль стал заметным событием во всей современной российской культуре. И касается он не только Москвы, но и всей России. Так, один из фестивалей с успехом прошел в Ярославле — он был посвящен двадцатилетию возрождения Свято-Введенского Толгского монастыря и 250‑летию прославления святителя Димитрия, митрополита Ростовского. И потому «Радонеж» — это не просто конкурс на лучший фильм или телепрограмму,

130 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Россия жива, Россия все более осознает себя как великая держава с великой историей и культурой».

Фестиваль «Радонеж» | 131


хотя для участников конкурса важна профессиональная оценка их работ. Но это, прежде всего, смотр достижений отечественной православной культуры, неотъемлемой частью которой остается православное кино. Для сегодняшней возрождающейся России это особенно важно, как важно не растерять в погоне за экономическими показателями духовную составляющую нашей страны. Международный статус фестиваля тоже ко многому обязывает: ведь, кроме российских, в нем участвуют и иностранные теле- и радиокомпании, и мы, члены жюри, особенно тщательно следим за тем, чтобы качество представляемых на конкурс фильмов и программ оставалось высоким. Стоит добавить, что в фестивале участвуют не только государственные и коммерческие компании из России и из-за рубежа, но и частные лица, создающие произведения о Православии. Впрочем, речь идет об участии в фестивале не только фильмов строго религиозной тематики. Нас интересуют размышления художникахристианина о современных проблемах, касающихся не только России, но и всего человечества. Тематика здесь самая разнообразная, и мы только приветствуем ее расширение. Хотя, конечно, в основе должно лежать истинно христианское, православное видение мира, понимание происходящих в нем процессов. И тут не так важно деление на большие и малые жанры. Для нас большими остаются все произведения, созданные истинными художниками, для которых вера в Бога и любовь к Отечеству — не пустые слова. Жюри исходит из того, что православные фильмы должны оцениваться несколько иначе, нежели светские. Мы не ограничиваем хронометраж присылаемых нам произведений, дело ведь не в том, сколько минут идет фильм или телевизионная передача, — дело в той нравственной отдаче, которую несет в себе это конкретное произведение искусства. Именно искусства, я это хотел бы особо подчеркнуть, потому что мы ни в коем случае не должны занижать профессиональную планку произведений, ссылаясь на тему. Да, темы здесь затрагиваются действительно святые для всех нас, но именно это и накладывает на истинного художника особую ответственность за профессиональное качество произведения. О святом нельзя писать плохо, здесь видна малейшая фальшь. Становится очевидным, что в последнее время фильмы и телепередачи на православную тему становятся менее пафосными, привязываются к реалиям религиозной жизни страны, рассказывают об актуальных для Церкви проблемах. Спасение человека, приход его в церковную ограду, попытка человека осознать свое место и свою роль в созданном Господом мире, путь человека к Богу — вот наши главные темы. Да, это можно показать разными средствами, и мы только радуемся, когда художнику удается использовать современные технические возможно-

132 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Фотография с XIV фестиваля сти кино и телевидения для передачи этих главных тем, которые мы считаем основополагающими при оценке присланных на конкурс работ. Меня радует, что сейчас стало меньше слезливых фильмов, оплакивающих «погибель России». Россия жива, Россия все более осознает себя как великая держава с великой историей и культурой. Потому и образ умирающей России во многих работах участников фестиваля сегодня сменяется образом быстро развивающегося государства с великим прошлым и не менее великим будущим. Здесь есть оптимизм, есть вера в Господа и надежда на спасение нашего Отечества от всех зол, с которыми нам приходится сталкиваться в последние десятилетия.

Фестиваль «Радонеж» | 133


ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ФЕСТИВАЛЯ Владимир Крупин, писатель, председатель жюри фестиваля «Радонеж»

Привычно для нас зрелище многочисленных кинофестивалей. Барабаны и фанфары, шествия звезд, богатые награды, интервью. Фильмы-победители, конечно, называются гениальными, выходы их на экраны — событиями. Сколько доходов собирают киноленты, сколько стоит их производство — все нам подробно рассказывают, убеждая в величии киноиндустрии. На самом же деле индустрия эта давно проституирована и подчинена или политике, или доходам. Побольше состричь шерсти с баранов‑зрителей да как следует их оболванить — вот и вся задача «творцов». Да, есть и честные режиссеры, но они вставлены в жесткость структуры и если не обслуживают интересы закулисных заказчиков, то просто не будут иметь возможности снимать фильмы. Есть же новый фильм Владимира Хотиненко «Поп» по роману Александра Сегеня о православной Церкви в условиях фашистской оккупации, фильм «Скоро будет весна» Веры Сторожевой. Они, конечно, в Канны не поедут. Хотя… Хотя мы видим, как свершается медленное, но неуклонное изменение зрительского интереса к фильмам, которые действуют не на нервы, а на душу. В этом все дело. Да, сильны «сети миродержца», по выражению святителя Игнатия Брянчанинова, но усиливаются и наши прорывы этих сетей. Все больше фильмов выходит через каналы телевидения к людям. Отмечены на фестивале каналы «Союз», «Спас», «Радость моя», «Доверие», Втором всероссийском. Даже канал «Культура» понял, что развлекаловкой Швыдкого и болтовней Ерофеева внимание не удержишь, и все чаще транслирует православные документальные фильмы. А они — основа фестиваля «Радонеж». Сделанные в полном смысле этого слова бессребрениками, православными режиссерами, снимающими, что важно подчеркнуть, по благословению священноначалия, фильмы эти настолько душевно полезны, что теперь уже и представить без них духовную жизнь России невозможно.

134 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Мы сидели в обороне, а теперь наступаем».

Фестиваль «Радонеж» | 135


Журналисты берут интервью у Первого заместителя Председателя Совета Федерации, председателя попечительского совета братства «Радонеж» А. П. Трушина в фойе кинотеартра Взять, к примеру, фильм «Мир на кончиках пальцев» В. Орехова. Столько благодатных, очищающих слез в большом зале Центрального дома кино никогда не бывало пролито за всю его историю. Это о сергиевопосадском интернате слепых и слепоглухих детей. Слепой мальчик так радостен в своей вере в Бога, в своем стремлении делать добрые дела, что стыдно перед ним. И скульптурки слепого отрока, и стихи слепой девушки. Она не видела солнца, но видела Бога. Нет, не пересказать. А фильм «Форпост» о монастыре на границе с Румынией. В нем такой величайший образ батюшки, что потрясенно думаешь: такие силы на такие великие свершения этому немолодому, больному человеку может дать только Господь. А лента «Дорогою любви» о женской Махрищской обители. Настолько талантливо снято, что полное ощущение, что никаких кинокамер нет, что мы пришли к сестрам, ходим с ними на послушания, стоим на молитвах, учимся терпению, смирению, радости. А какие цветы, посевы, какие коровки. Все живо в этом мире, все! Удивительно высок уровень операторской работы. В фильмах о Монголии, о Кавказе, о греческих Метеорах это особенно ощутимо. Нужнейшие фильмы о Святейшем Патриархе Алексии, о тайнах заговора против русского царя, о траге-

136 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Зрительский зал. Реакция публики всегда очень живая

дии и победе Южной Осетии, о незаживающей нашей боли — уходе Аляски из состава России, о возвращении праха философа Ильина, полководца Деникина, писателя Шмелева в Россию (вспомним Пушкина: могила героя — национальное достояние), о казачестве, о судьбе гражданина Отечества Василия Шукшина, о музейных работниках… нет, не берусь всего перечислять. Все-таки назову те картины, которые были справедливо отмечены на фестивале: «Антитеза Питирима Сорокина», «Кронштадтский пастырь», «Деревенский фотограф», «Перелом», «Убить русского императора, или Заговор по-английски», «Я пришел дать вам сказку», «Пропавшая Казанская икона Божией Матери», «Повторение пройденного», «Кавказский фронт», «Дорога на Богослов», «Сямжа. История сельского священника»… Надо упомнить еще любимые нами коротенькие по метражу мультяшки, называемые ныне анимацией, надо. И они воюют, и они — противостояние бездуховности западных и восточных создателей всяких монстров и страшилок. Трогателен и православен фильм «Солдатская песня», смешны и поучительны фильмы «Про собаку Розку», «Козья избушка», доступен детскому уму подвиг Василия Блаженного из одноименного мультфильма. Впечатляет «Егорий Храбрый».

Фестиваль «Радонеж» | 137


Но что же будет в так называемой постфестивальной жизни «Радонежа»? Тут много зависит от понимания руководителями каналов важности показа православного кино, от щедрости покровителей и благодетелей для тиражирования фильмов и продажи дисков. По опыту зная, что чаще всего этим занимаются те епархиальные управления, которые помогали в создании фильмов, уверен, что и нынче будет так же. Идет и обмен дисками. То есть замолчать такое великое событие как фестиваль «Радонеж» невозможно. А ведь с чего начинали! Рады были обычной хронике церковной жизни. Умиляли зрелища освящения престолов, крестных ходов, первых шагов воскресных школ; деточки на рождественских елках, приход батюшек в больницы. И это надо было — как свидетельство эпохи. И казалось, что это и есть цель экранного документа. А ему оказалось под силу, оставаясь документом, возвыситься до обобщенного портрета эпохи. И то, что сейчас творится в мире кино художественного, помогает кинематографу документальному. Чем более падает первое, тем более возвышается второй. Сказки о Золушке, благородные Робин Гуды, агенты с нулями, постели, экранная кровища, паразитирование на классике и деньги как цель жизни, и сплетни из жизни знаменитостей… все это такая ложь, и так вся эта кинятина надоела, что люди в ней разуверились. Да, сейчас явный для всех стремительный рост и количества православных фильмов, и их качества. Нравится это кому-то или нет, но интерес зрителей повернулся к магнитному полюсу спасения души. Мы все сидели в обороне, теперь уже и наступаем. Это наступление я вижу в попытках документалистов постигнуть тайну молитвы, покаяния. И остается только Бога благодарить в надежде на Его милость к фестивалю и в дальнейшем.


8 ГАЗЕТА «РАДОНЕЖ»


СОВРЕМЕННО В ЛУЧШЕМ СМЫСЛЕ СЛОВА Лонгин, епископ Саратовский и Вольский

Это издание современно в лучшем смысле этого слова: оно видит своим собеседником человека активного и образованного, обращается к читателю, который, созидая свой внутренний мир, не забывает при этом и заботиться о ближнем.

142 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Это издание видит своим собеседником человека активного и образованного».

Газета «Радонеж» | 143


ОЧАГ РУССКОСТИ Наталия Нарочницкая, доктор исторических наук, руководитель Института демократии и сотрудничества в Париже

В наши дни газета «Радонеж» стала очагом подлинной русскости, в которой цели и ценности русского национального бытия освящены высшими православными идеалами и побуждают русского человека обратиться к традиционным нравственным истокам национальной культуры. Именно такой путь возрождает способность России и русских сохранить себя как уникальное явление мировой истории и культуры, противостоять ложным соблазнам, цинизму, обесцениванию, обессмысливанию русского слова, русской идеи и дает новый импульс сформулировать подлинные национальные интересы. Желаю сотрудникам газеты благословенных успехов на ниве духовного просвещения и возрождения в народе духа патриотизма, любви к нашей Родине, к нашей истории; творческих находок, успехов и поддержки вашей читательской аудитории.

144 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Именно такой путь возрождает способность России и русских сохранить себя как уникальное явление мировой истории и культуры».

Газета «Радонеж» | 145


ЖИВОЙ ГОЛОС Протодиакон Андрей Кураев

«Радонеж» — непредсказуемая газета. В отличие от четко партийных изданий, чьи комментарии и оценки известны еще до тех событий, которым они будут посвящены. А вот «Радонеж» умеет вызывать гнев и возмущение самых разных «партий». Он верен лишь одному катехизису — православному вероучению. У «Радонежа» есть свой голос. Он живой, порой дающий петуха, но это ведь тоже сегодня редко: поди найди еще такое издание хоть в Церкви, хоть за ее пределами, которое разрешало бы своим авторам ошибаться и полемизировать между собой.

146 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Поди найди еще такое издание хоть в Церкви, хоть за ее пределами, которое разрешало бы своим авторам ошибаться и полемизировать между собой».

Газета «Радонеж» | 147


ПОЛЕ ОБЩЕНИЯ МИРА И ЦЕРКВИ Всеволод Богданов, председатель Союза журналистов России

Газета увидела свет в переломный для России и всех нас период, когда люди стали осознавать, какая глубокая пропасть отделила общество от духовной основы отечественной культуры — от Церкви. Поэтому так важна была предпринятая изданием попытка заговорить с читателями о волнующих их проблемах современным и понятным им языком. Создать то поле общения мира и Церкви, без которого невозможно серьезное обсуждение вызовов новейшего времени. Высокопрофессиональная публицистика, глубокий и точный анализ положения дел, которые в своих публикациях предлагает читателю газета, а также отчетливая идейная и нравственная позиция издания стяжали обозрению «Радонеж» репутацию одной из авторитетных православных газет. Надеемся, что все большее число россиян будет и впредь иметь возможность узнавать из вашей газеты аутентичную церковную точку зрения на сегодняшние российские проблемы.

148 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Создать то поле общения мира и Церкви, без которого невозможно серьезное обсуждение вызовов новейшего времени».

Газета «Радонеж» | 149


ЭТО НУЖНО ЛЮДЯМ Наталья Ларина, журналист

За свою творческую жизнь, которой почти пятьдесят лет, я поработала во многих центральных издательствах, таких как «Советский писатель», «Литературная газета», «Культура». Но Господь знает, когда и куда человека наставить. Так и со мной случилось. Когда пришел пенсионный возраст, когда я уже решила, что моя творческая деятельность позади и все лавры я уже получила, мои друзья мне сказали: «Слушай, чего тебе уходить? Ты иди работать в “Радонеж”, там твое место». Евгения Никифорова я знала еще по гимназии «Радонеж», которую закончил мой сын. Принесла ему свой первый материал, который прошел на ура, и с тех пор стала публиковаться практически в каждом номере обозрения «Радонеж». Из всех этих публикаций и некоторых других даже сложилась книжка «Жизнь от Бога мне дана». «Радонеж» для меня очень много значит. Раньше любимым местом моей работы был журнал «Сельская новь». Я там проработала двадцать три года. Каждый месяц ездила в командировки по России, и постепенно Господь подвигал меня к Церкви. В 45 лет я крестилась и стала потихонечку воцерковляться. Раньше я писала об известных людях, таких, например, как Бэлла Ахмадулина или Андрей Вознесенский, то теперь меня стали привлекать люди другого плана. Мне стали интересны священники. Я вообще считаю, что наше священноначалие является сейчас самой элитарной частью общества. И дело даже не столько в образованности, сколько в их потрясающем служении. Я ездила по России и искала священников, которые создавали детские сады, богадельни, гимназии или даже подобия колхозов. Ну а потом добралась уже и до митрополита. Я долго добивалась встречи с митрополитом Смоленским Кириллом. Наконец меня ему представили, и вместо обещанных тридцати минут мы беседовали два

150 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Я долго добивалась встречи с митрополитом Смоленским Кириллом. Наконец меня ему представили, и вместо обещанных тридцати минут мы беседовали два с половиной часа.

Газета «Радонеж» | 151


с половиной часа. А то, как все это происходило, меня очень впечатлило. И теперь могу сказать со всей убежденностью, что наш патриарх Кирилл, кроме всего прочего, очень простой и обаятельный человек. Газету «Радонеж» я ценю больше любых других изданий. Ведь она сочетает в себе политизированность с совершенно правильно расставленными акцентами. Там нет никаких загибов ни вправо, ни влево. Зато есть здравый смысл, целесообразность и интерес. Мне очень нравится в ней колонка «От редакции». И где бы я ни была — в своем храме, в командировке — всегда беру эту газету с собой и раздаю. А реакция у самых разных людей очень позитивная. Восхищался, например, газетой и наш секретарь Союза журналистов Всеволод Богданов. И в нашем приходе «Радонеж» расходится моментально. Это значит, что газета очень нужна людям.


9 ПРАВОСЛАВНЫЕ ГИМНАЗИИ


ВЫРАСТИТЬ ДОБРОГО ХРИСТИАНИНА Татьяна Лещёва, директор Православного центра непрерывного образования во имя преподобного Серафима Саровского

Инициатива открытия гимназии принадлежит не мне. И даже не священнику. Это инициатива родителей, которые проживали в МЖК «Сабурово», самом первом молодежном жилищном комплексе. В конце 80‑х годов, на волне перестройки, они сами возвели эти дома, школу. Но тут появилась проблема содержания учебы. Учебники, по которым в свое время занимались сами родители, безнадежно устарели, несли много неточной информации — и лживой, и неполезной. А вот кто возьмется за учебу по-новому — вопрос был очень не простой. Как только открыли территорию МЖК «Сабурово», родители заняли самозахватом недостроенное здание почты и аптеки. Достроили это здание по принципу трудового вклада по отработанным субботникам. И вот это место заняли баптисты. Приехали американские проповедники с проектом «пилотной школы будущего». Многие родители встали в очередь, чтобы туда попасть, потому что эти проповедники были носителями английского языка. Более того, они читали Библию и псалмы на английском языке, что родителям очень нравилось, и даже молились на английском. Но через год родители поняли, что образовательный уровень тут очень низкий, что наши дети осваивают все программы с подозрительно космической быстротой, и все это очень мелко для нас. А то, что дети много потеряли, это было тоже очевидно. Богатство и красота русского языка от них просто отпадали. Они уже по-русски разговаривали, строя предложения по типу — «я есть». Другая часть родителей МЖК, именно по этой причине, решила открыть альтернативный вариант — православную школу. Обзвонили желающих отдать туда своих детей, набрали педагогов. В то время было легко и просто на базе государ-

156 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Мы всему учились сами: кто — методике, кто — Православию, кто — общению с родителями».

ственной школы открыть классы, привести туда священника преподавать закон Божий. Положения о негосударственных школах еще отсутствовали. И наши первые православные школы возникали именно таким образом — неофициально, как классы православной гимназии на базе государственной школы. Позже всех оттуда выгнали по разным причинам, дали часть помещений детских садов, которые в тот момент пустовали. Ну, отделили нас от государственной школы. Мы, конечно, больше всего протестовали такому решению, потому что дети из православных классов у нас все были из одного микрорайона. Родители сами строили здание школы, и было удобно заниматься именно в этих стенах. И нам как педагогам, которые работали в государственной школе, было удобно одновременно преподавать в православных классах. Мы могли даже работать во славу Божию, без начисления зарплаты. С деньгами всегда было очень тяжело, но, конечно, уходить мы не хотели. И не понимали, что в этом решении властей есть промысел Божий. На самом деле нас не лишили здания, просто дали другой адрес, иные возможности. Я думаю, что росток православного образования был тогда еще некрепким. Это было начало 90‑х. Пришли работать в православные школы люди, которые толком не знали, что такое урок. Они не имели практики общения с детьми, не знали методики. И мы всему учились сами: кто — методике, кто — Православию, кто — общению с родителями. Я была крещена в младенчестве в верующей семье. Меня в детстве водили в храм, причащали, мы ездили в Лавру. Потом в школе наступил у меня период сомнений. Мы ведь верили учителям: и полеты в космос, и как это освещалось в школьной жизни — все, конечно, сыграло свою роль в жизни многих людей. Кто-

Православные гимназии | 157


Начало учебного года то устоял в вере, кто-то — нет. У меня есть сестра и брат, они все равно остались верующими, что бы ни говорили учителя. А я пошатнулась. Не смела об этом сказать маме, но бабушка заметила. У нее хватило мудрости поговорить с моей мамой и убедить ее, чтобы меня не водили больше в храм, то есть насилием не занимались. А в старших классах и в студенческие годы, по сути дела, я вернулась в лоно Церкви, хотя многого еще не понимала. До причастия в те годы дело не доходило, но выбранная мною специализация художника — тоже неслучайна. Видимо, по молитвам моих предков, Господь так управил: художнику было легче воцерковиться. Даже на примере шедевров мировой живописи многое открывалось. Но все равно было много сомнений. Насколько важно ходить в храм и причащаться? Может быть, достаточно в душе верить? Одним словом, обычная болезнь интеллигенции: можно верить, но не до такой же степени. Много было у нас всевозможной литературы, и не только православной: и астрологии, и уфологии… Ходили по подвалам Арбата, тайно занимались на этих курсах, читали с увлечением журналы «Наука и религия» и «Знание — сила». И в институте на научный атеизм я ходила с удовольствием, не пропускала ни одной лекции: меня интересовала история Церкви. Слава Богу, в те годы там

158 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Знаятия в библиотеке атеистические идеи уже почти не продвигались, по крайней мере, у нас в художественном училище. И когда родители подбирали педагогический коллектив для работы в православной гимназии, они обратились и ко мне в том числе. Потому как видели, наверное, что на уроках изобразительного искусства мы достаточно часто обращались к изображениям храмов, к образам древнего города, русской деревни, которые без храмов как чужие, голые. Были у меня и открытые выездные уроки в Коломенском, в Царицыно. Устройство храма, по крайней мере, мы хорошо знали, историю искусств изучали, могли многое рассказать детям как искусствоведы. В 1994 году мы получили здание детского садика. Сначала не целиком, но постепенно нам передали все помещение. Был такой период, когда нам аренду то продлевали, то не продлевали, или давали на короткий срок. И, по сути дела, это дерзновение священника, духовника нашей школы отца Александра Иванникова — стать независимыми от государства. Мы же растем, детей все больше и больше становится, а помещения прежние. И решили, что в Подмосковье намного проще со стройкой, с землей. Дали нам небольшой участок земли, и тут же появился архитектор с очень успешным про-

Православные гимназии | 159


Праздник славянской письменности ектом. С легкостью были получены все согласования, все разрешения на строительство. Собрались какие-то средства, да и сами родители жертвовали, оказалось много жертвователей. Батюшка думал, что за два месяца все выстроят, но этих денег хватило только на нулевой цикл. И строили это здание не два месяца, а пять лет с большими перерывами. Здесь мы находимся уже шестой год. Сюда были переведены классы с пятого по одиннадцатый, а в здании детского садика, где у нас оставалась аренда, развернулась работа с дошколятами и с начальной школой. На сегодняшний день у нас учится 286 детей. С дополнительным образованием — еще больше. По сути дела, мы реализуем программу центра образования. Дополнительное образование, в нашем случае, — это воскресная школа и работа кружков и студий по разным направлениям. У нас в приходе ведется работа священника с родителями. Наша молодежь, образовывая семью, как правило, заводит потом много детей, то есть, несколько лет проходит, и семья уже многодетная. Наши молодые папочки, мамочки каждое воскресение для своего прихода пишут сказки, ставят спектакли, пишут сценарии для музыкальных спектаклей. Есть такая традиция, особенно на Рождество. Вот сейчас пасхальную сказку написали. И родители вместе с детьми в этой

160 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Стенгазета из подручных средств студии занимаются. Причем, ведущее место там отводится родителям. Вот здесь их таланты и раскрываются. Конечно, подвиг совершают все мамочки, папочки, сами дети. Вы представляете, каково родителям разводить каждое утро по разным зданиям нескольких детей? Переезжали мы в эти апартаменты в поселке Развилка в середине года, но ни один ребенок по этой причине не ушел. Нам даже так удобно. Местные власти просто мечтают, чтобы мы были подмосковной школой. Они готовы нас принять как своих, не ущемляя никаких интересов. Все государственные школы в Развилке занимаются в бассейне бесплатно. Мы, хоть и московская школа, имеем такую же возможность. Большого потока детей из поселка у нас все равно нет. Есть дети прихожан нашего храма, но я не сказала бы, что их много. Это же тоже надо трудиться, надо ходить в храм. И все это прекрасно понимают, но, тем не менее, этот процент увеличивается. Дети приезжают к нам и из деревень, и из города Видного. В области мы более востребованы, потому что таких школ там мало. А в Москве — в одном только Южном округе у нас пять православных школ. Социальный заказ велик. Процесс обучения в православных школах достаточно трудоемкий, это ведь школа полного дня. Общие интересы сближают детей, поэтому все их друзья —

Православные гимназии | 161


не во дворе, а в школе. И окончив институт, они тоже дружат, и мы это прекрасно знаем. Многие из них приводят сюда своих младших братишек и сестренок. Мы уже выпустили шесть выпусков. Им намного проще поступить в православные высшие учебные заведения по сравнению с детьми, которые учились в государственных школах, проще туда сдать экзамены. Тем не менее, они у нас, если им надо, поступают и в медицинские вузы в большом количестве каждый год, в МИФИ, МИСИ, МАДИ, МГУ. Наша школа носит имя преподобного Серафима Саровского, но мы его не сами выбирали. Так случилось, что при смене директора сотрудники разбирали директорский стол. И я там была. Достают из стола распечатанный конверт. На нем написано, что адресовано оно директору православной гимназии «Сабурово». Письмо пришло из Дивеевского монастыря. Конечно, такое письмо нельзя оставить без внимания. Мы к новому директору: «Георгий Витальевич, если директору, то, значит, Вам». Открываем письмо, читаем. А там такой совет-благословение, что гимназию надо назвать во имя преподобного Серафима Саровского. И нам надлежит каждый день читать акафист преподобному. И тут мы поняли, что с вопросами обращался в Дивеево наш прежний директор. Теперь он и сам стал монахом, а прежде был просто Алексей Николаевич Мамонтов, родитель, даже не педагог. Я здесь третий по счету директор — уже почти 15 лет. Первым был тот самый Мамонтов, ныне иеромонах, отец Макарий. Второй директор — это Георгий Витальевич Гусев. На его долю выпало оформление всей начальной документации. Первую лицензию мы получили с его помощью. Школа была официально зарегистрирована при Георгии Витальевиче. А меня уже поставили в тот момент, когда меняли здание, когда школу переселяли. Очень хлопотное время было. Уговаривали временно поработать. Меня это совершенно не привлекало. Представляете: художник и какие-то там бумажки. Учителем я стала только потому, что это работа с детьми, творчество. А руководить никогда не хотела. Но кого как смиряют: иногда инженер идет мыть полы, это для смирения. А меня Господь смиряет руководящим постом. Получается, что нечего любоваться своими талантами, какой ты художник, какой ты учитель, сколько у тебя каких выставок, какие достижения, какие места и где занимают твои дети. А вот побудь-ка ты в этой шкуре и позанимайся ты такой работой, которая тебе даже неприятна, и ты не подготовлена к ней. Но потом я поняла, что Господь вел меня на это место давно.

162 | «Радонеж»: 25 лет чуда


У нас ведь светское учебное заведение, как ни странно это звучит. Оно для православных воцерковляющихся светских семей. Мы создали здесь комфортные условия для учебы, чтобы происходило соединение Церкви, семьи и школы. У нас день начинается с молитвы, пред едой молимся, после еды молимся, соблюдаем календарные праздники, каникулы у нас особые. Конечно, и педагоги православные. Те же самые школьные учебники они видят совершенно под другим углом зрения. И как люди православные иначе освящают события истории, иначе трактуют литературные произведения. И сами дети это прекрасно видят, они глубже мыслят, рассуждают, анализируют. В последних классах мы их адаптируем к современной жизни, чтобы они могли представить себя, свою роль, свою миссию человека православного в иной среде. Чтобы они не потерялись, смогли остаться православными, могли отстоять свои устои. Ведь главная цель образования в нашей школе — это вырастить ребенка добрым христианином, полезным своему отечеству. Большего ничего и не надо. Семнадцатый год с нами трудится наш духовник, отец Александр Иванников, протоиерей, настоятель храма преподобного Иосифа Волоцкого в поселке Развилка. Первое занятие с педагогами он вел по русской истории. Он готовил нас к самой настоящей генеральной исповеди. Отец Василий Бабурин (он сейчас настоятель храма Всех Святых у метро Сокол) тоже помог нам в совершенствовании исповеди. Он детально рассказывал нам все, что мы могли совершить только по одной-двум заповедям. И так каждый день с нарастанием. А потом мы исповедовались, потом соборовались, и такая практика у него до сих пор ведется.

Православные гимназии | 163


ВОСПИТЫВАЕМ БУДУЩЕЕ НАШЕЙ ЦЕРКВИ Михаил Тишков, директор православной гимназии «Радонеж»

Можно сказать, что «Радонеж» вырос из банного братства. Еще при советской власти мы, чада разных духовников, регулярно ходили в баню. Это хороший русский обычай. А после бани все вместе шли в ресторан или кафе и там продолжали наше общение за столом. Ну, чем не повод потом продолжить совместную деятельность? В баню просто так люди друг с другом не ходят. Очевидно, это отражает какую-то их общность, духовную близость. Кто-то вышел из кухни, а мы вышли из бани, в этом наше отличие от иной московской интеллигенции. В первое время существования братства одним из интеллектуальных центров его был главный редактор радио «Радонеж» Алексей Владимирович Рогожин. Почему назвали наше братство «Радонеж», каждому более или менее понятно. Очевидно, это связано с фигурой Сергия Радонежского, духовного просветителя, собирателя Земли Русской. Так вот, у Алексея Владимировича есть дача, куда он ездил со своей семьей из года в год. Она находится по Ярославской дороге на платформе, которая называлась «53‑й километр». А теперь представьте: открыли радио «Радонеж», Алексей Владимирович стал главным редактором «Радонежа». Однажды они с семейством приезжают к себе на дачу, выходят из электрички и видят, что вместо прежнего названия «53‑й километр» крупными буквами написано: «РАДОНЕЖ». То-то они удивились! Ведь дача у них находится в тех местах, где проходило духовное становление будущего святого. И отсюда, похоронив родителей, преподобный Сергий пошел на гору, где образовал монастырь. Так что связи глубинные, и даже не проследишь, откуда вдруг выплыло это на редкость удачное название. Наша гимназия образовалась в 1990 году. Тогда еще и не было каких-либо государственных нормативных документов, которые регламентировали бы возник-

164 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«На пространстве в 45 квадратных метров садились в разных углах разные классы, и у них были разные уроки».

новение негосударственных образовательных учреждений. И получилось все это как бы случайно. Сначала она возникла как классы православной направленности в общеобразовательной школе. Потом нашли незанятое помещение детского сада в Ясеневе, было получено согласие на уровне местной власти. А дальше все произошло просто явочным порядком. На открытие пришли дети, родители. Евгений Константинович собрал туда человек пятьдесят журналистов. Были и иностранные журналисты, и кто-то из правительства. Причем это произошло так ярко и громко, что в условиях тогдашнего безвластия и неопределенности, естественно, никто не рискнул сказать потом, что гимназии не будет. Как же перед всей демократической общественностью вдруг опозориться? Гимназия была легализована, и поскольку раньше ничего подобного не было, наполняемость ее оказалась совершенно колоссальной. В одном классном помещении занимались по два класса сразу. На пространстве в 45 квадратных метров садились в разных углах разные классы и вели разные уроки. Какой был энтузиазм! Следующие гимназии стали образовываться только через год после этого. Дело было новое, опыта не было никакого, кадров тоже не было. Поэтому изначально это все было уделом энтузиастов. В результате наших усилий была выбрана концепция старой дореволюционной российской классической гимназии. В свое время моя бабушка училась в классической гимназии, и мне это было понятно на уровне семейного предания. В третьем классе бабушка забрала меня из обычной школы и отдала во французскую спецшколу с такими словами: «Я в свое время учила пять языков, так пусть мой внук знает хотя бы один». Поэтому я имел представление, что такое классическая гимназия. Там изучали латынь, древнегреческий, английский, французский, немецкий, церковнославянский.

Православные гимназии | 165


Открытие православной гимназии «Радонеж». У микрофона Мария Потапова, супруга отца Виктора Потапова, ведущего популярных религиозных передач на «Голосе Америки». Так началось наше сотрудничество с Зарубежной Церковью Конечно же, возникли трудности. Надо сказать, что в первые годы было много очень ярких учителей, зачастую крайне неформальных, которые впоследствии ушли из гимназии, потому что, когда стало происходить осмысление более строгого формата, кто-то в него уже не вписывался. Первый выпуск состоялся спустя три года. А это был как раз первый набор очень талантливых детей, которые смогли осилить столь нагруженную программу. Программа, если честно, почти нечеловеческая. Пять иностранных языков плюс объем знаний современной школы — задача почти нечеловеческая. Конечно, не все ее могли освоить полностью, это могут только отдельные очень талантливые дети. У нас в гимназии сейчас работают пять выпускников тех лет. Яркий пример тому — Анна Алексеевна Рогожина. Она преподает латынь, древнегреческий, закон Божий, знает еще около пяти древних мертвых языков и несколько современных европейских. Лет пять назад мы поняли, что наша программа пришла в серьезное противоречие с реалиями жизни, то есть школа стала работать неэффективно. Понятно, что в школе возникли по этому поводу разномыслия и противоречия. Это потре-

166 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Евгений Никифоров звонит в колокол в честь открытия гимназии. Так прозвучал первый звонок нашей школы

бовало от учредителя серьезного осмысления ситуации, и была заявлена программа модернизации. С этим не все согласились. Старое руководство вынуждено было уйти, и на этом этапе я пришел как новый директор школы. Мое первое образование — медицинское. Я закончил мединститут, какое-то время поработал в медицине, а затем ушел получать второе, художественное, образование. Это было неслучайно, потому что я параллельно рисовал, занимался с художниками в мастерской, и, в конце концов, это перевесило. Я стал работать дизайнером в сфере интерьера. Создал свое предприятие, был там и художником, и проектировщиком, и директором. Проработав несколько лет в арт-бизнесе, я пошел получать третье образование, богословское. Это были богословские курсы при Московской духовной академии, мое второе высшее образование. К тому времени я уже пел на клиросе. С возрастом, с жизненным опытом сфера интересов смещается, и поэтому в искусстве, в бизнесе мне стало неинтересно. И когда возник вопрос, кто готов возглавить гимназию, желающих было мало, честно скажу. Этот человек должен был быть в курсе гимназических проблем, он должен был иметь свои идеи и представления об этом. Никифоров сделал мне

Православные гимназии | 167


Святеший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II впервые посещает школу это предложение. Посоветовавшись с духовником, я согласился. И взялся за модернизацию программы. Проблема, с которой мы столкнулись, — это отток детей из старших классов. Потому что гимназия перестала соответствовать запросам современного образования. Мы оставили обязательный минимум — изучение одного древнего и одного нового языка. Это по выбору либо английский, либо немецкий, начиная со второго класса, и с шестого класса — латынь. И еще с третьего по шестой класс идет церковнославянский язык. Понятно, что закон Божий у нас преподается с первого по одиннадцатый класс по два часа в неделю на очень высоком уровне. В младшей школе это специальная ознакомительная программа, когда дети просто погружаются в Священное Писание, историю Ветхого, Нового завета. А вот программа с пятого по одиннадцатый класс очень серьезная, сопоставимая в определенном смысле с семинарской программой. Эти результаты видны по олимпиадам по закону Божьему. Очень сильный блок — словесность и литература, их мы стараемся преподавать на высоком, требовательном уровне. Далее, с восьмого класса, мы предлагаем детям предметы по выбору, то есть, они могут специализироваться в одном из выбранных направлений: историческом, лингвистическом или филологическом. Они могут выбрать второй иностранный язык,

168 | «Радонеж»: 25 лет чуда


У юных гимназистов закончились уроки либо они берут дополнительные часы и углубленно изучают математику, либо историю. Это количество часов из года в год возрастает и в последнем классе занятия по выбранному профилю достигают восьми часов в неделю. И есть еще много дополнительных занятий, которые мы организуем по желанию детей. Например, для поступления в медицинский вуз это биология, химия. Мы воспитываем тех, кто пополнит Церковь вслед за нами. От того, какое образование мы им дадим, зависит и будущее нашей Церкви. Если это будут люди хорошо образованные, соответственно, их удельный вес в нашем будущем обществе будет максимально велик. Нам нужно искать способы выживания, потому что в каком-то смысле мы — малое стадо. Сейчас официальный процент практикующих, воцерковленных верующих составляет в России всего 5–7 процентов. Это не те 80 процентов людей, называющих себя православными согласно традиции, исходя из того, что они не иудеи и не мусульмане. Поэтому мы прививаем своим ученикам высокое качество воцерковленности и образованности, глубину знания своей веры: догматов, истории Церкви, Священного Писания. Такого знания, чтобы молодой человек, выходя в большую жизнь, не просто имел привычку ходить в храм, а мог, при необходимости, свою веру защитить.

Православные гимназии | 169


ЧУДО В РАБОЧЕМ ПОРЯДКЕ Протоиерей Сергий Махонин, директор школы во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова

Мы начинали интересно, это была другая эпоха, а не просто другой век. В стране были огромнейшие изменения. А празднование тысячелетия крещения Руси дало очень сильный духовный импульс. В то время в людях чувствовалась внутренняя приподнятость, и очень многие пришли в храм, многие приняли священный сан. Я тоже принадлежу к этому поколению людей, которые стали священниками на волне этих торжеств. Многие приходили в храм и не очень представляли себе, что такое церковная жизнь — традиция ведь была прервана. Но у людей было сильное желание вернуть традицию и что-то изменить к лучшему. Когда начали проводить опросы в 90‑м году, оказалось, что было много родителей, желающих дать своим детям другое образование. Чтобы их дети изучали закон Божий и чтобы система некоторых взглядов была изменена. Идеологизация, от которой все устали, из школы ушла. Все бросились изучать исключительно английский язык и компьютер. Совершенно потерянной оказалась отечественная история, ее преподавали очень слабо. И за какое-то короткое время система образования стала выхолащиваться. Можно сказать, что наши намерения были продиктованы и социальным заказом. И директор школы № 1130 в Крылатском оказалась человеком продвинутым. Она была экспериментатором и решила: пусть будут классы еще и такие. И мы открыли православные классы в рамках государственной школы и таким образом целый год там прожили. А уже со следующего года ситуация изменилась. Многие поняли, что мы не вписываемся в общую модель школы, и нас попросили уйти оттуда. Чудо у нас в Церкви бывает ежедневно, а тогда оно встречалось на каждом шагу. Я помню, вдруг раздается телефонный звонок, и мне говорят, что прие-

170 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Человек стал как игрушка –конструктор «Лего» или кубик Рубика».

хал Кирилл Александрович Ельчанинов, сын отца Александра — замечательного приснопамятного пастыря, который много сделал для русской эмиграции. Каким образом, и кто его привел, не помню. Человек очень высокой культуры — в нем это чувствовалось очень. Ему уже было тогда за восемьдесят лет. Мы с ним долго беседовали, и он подарил мне 10 000 франков. На них этот ремонт мы, собственно, и сделали. А времена были тяжелые — 1991 год. Кушать было нечего, и не платить вовремя людям зарплату — это значило ставить их на грань выживания. И школа таким образом выжила. Был еще один прекраснейший эпизод, когда нас попросили уйти из школы № 1130, причем попросили 1 сентября. Мы пришли на занятия, а нам сказали, что в школьном здании идет ремонт, и нас не могут впустить. Наша школа должна была уже, кажется, рухнуть. Но тут появляется наш замечательный друг, болгарин по происхождению, Иван Стоянович, верующий человек очень горячих южных кровей. Он быстренько куда-то съездил, куда-то позвонил, подъехал к нам и говорит: «Батюшка, мы должны поплыть на теплоходе». И мы начали учебный год на теплоходе «Иван Сусанин». Это был старенький теплоход, такие пароходики плавали по Волге во времена Островского. Мы собрали какие-то небольшие деньги, загрузили этот кораблик своими продуктами: мешками и ящиками с мукой, сахаром, маслом и прочей гуманитарной помощью — и поплыли. Больше недели мы плавали от Москвы до Ярославля и через Углич вернулись обратно. Это была очень запоминающаяся, яркая поездка. Ну, а потом начались будни. Переехали мы в детский сад на улице Герасима Курина и там довольно-таки долго жили, до тех пор, пока этот детский сад про-

Православные гимназии | 171


сто не снесли. Затем нам выделили здание на улице Партизанской. Совершенно непригодное для учебы — обычный жилой дом. Это была территория воинской части, там в свое время жила охрана маршала Жукова. Мы его полностью переделали, приспособили под школу, сделали капитальный ремонт. И до сих пор, милостью Божией, здание не снесли, хотя по плану реконструкции района все эти дома подлежат сносу. Здание само по себе добротное, теплое, только, к сожалению, там тесновато. Вот так в нем и живем. В течение всех лет постоянное количество учащихся у нас — от 130 до 140. Это связано с тем, что помещения были ограничены, и мы должны были вписаться в лицензии комитета по образованию. Старшие уже закончили школу. Сейчас их младшие братья и сестры заканчивают — это семейная, в этом смысле, гимназия. Раньше в нашей школе был кукольный театр. Сейчас дети занимаются факультативно театром, росписью по дереву и в кружке информатики и дизайна. Все, что преподается в обычной государственной школе, у нас тоже изучается. Добавляются только такие предметы как закон Божий, церковнославянский язык, латинский, греческий языки, история христианской культуры. Самое главное здесь — принцип преподавания. В церковном понимании, это процесс взаимообогащения. Наше образование ведь начинается от материнской утробы, и в каком-то смысле оно продолжается даже и тогда, когда человек уходит из земной жизни. Процесс этот бесконечный. Задача заключается в том, чтобы через каждый предмет провести правильное восприятие мира. Образование — это, в широком смысле, не только получение знаний, как это происходило в советской школе, когда все образовательные структуры были пронизаны идеологией. Задача образования — это цельное мировоззрение человека. У Гоголя есть такое выражение, что человек стал «лоскутным». Сейчас можно об этом же сказать, что человек стал как игрушка: конструктор «Лего» или кубик Рубика. Но это не нормальное состояние человека. Он не имеет жизненного стержня. У каждого человека должно быть цельное и ясное определение идеала. Церковь определяет его четко, потому что идеал дается самим Спасителем и Евангелием. Это проходит через всю систему образования, через все предметы. Конечно, через историю, литературу, русский язык — это понятно. Но это вполне можно сделать и через географию, химию, биологию. Это не значит, что на уроках биологии надо читать Псалтырь, но раскрыть красоту Божьего мира на таких уроках вполне возможно. В перестроечные годы воспитательная составляющая была изгнана из школы. А у нас есть примеры святости. И мы знаем, что для того, чтобы быть нормальным развитым человеком, надо иметь и хорошее образование. Бог ленивым не помогает.

172 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Одноклассники.ру Когда мы начинали, основой нашего обучения было гуманитарное образование, потому что среди гуманитариев легче найти православных учителей — филологов, историков. Сложнее всего было найти хорошего учителя начальной школы. Я их искал, как жемчужинки, уговаривал. У нас были люди блестяще образованные, и нашим ученикам они задали такую интонацию. Был, скажем, покойный ныне, Евгений Новиков. Он знал языков двадцать, от санскрита до современных. И он ввел курс эллинославики. Это интересный курс, в котором преподавались параллельно церковнославянский и греческий язык в одном предмете. А потом постепенно качество преподавания выровнялось и по естественнонаучным дисциплинам. Появились свои кабинеты физики, химии. И многие наши выпускники, благодаря нашим педагогам, стали поступать в технические, медицинские вузы. Когда начиналось возрождение православного образования в России, общество «Радонеж» выступило в качестве учредителя трех московских гимназий. В том числе и нашей. И, таким образом, наша деятельность с тех пор связана с деятельностью православного братства «Радонеж». Через паломническую службу «Радонежа» школа совершает многие поездки. А мое личное участие в братстве состоит еще и в том, что я регулярно выступаю в прямом эфире радио «Радонеж».

Православные гимназии | 173


ВСЕ РЕШИТ МОЛИТВА Матушка Мария Махонина

На первых порах Господь всегда помогает новоначальным. Я поняла, что существование православной школы определяют никак не экономические законы. Наоборот, все идет вразрез с этими экономическими законами. В основном, жизнь православной школы развивается по духовным законам. Существует система ценностей, которым мы должны следовать, и когда школа уходит в сторону от этого, то она рушится, независимо от того, сколько у нее есть средств. Жизнь нашей гимназии связана с двумя уже ушедшими в вечность старцами. Это отец Иоанн Крестьянкин и отец Николай Гурьянов. Когда были сложные вопросы, и сил уже больше не было, благословение и утешение батюшек всегда нам помогало. Когда в очередной раз решался вопрос о здании, когда детский сад должны были сломать, да и тесновато там было, мы нашли подходящее здание. Очень большие усилия нужно было приложить, чтобы его получить. Мы обратились к старцам, и отец Иоанн Крестьянкин сказал: «Все решит молитва». Дети молились по соглашению. Читали эту молитву и родители, и педагоги. А отец Николай Гурьянов сказал: «Им станет стыдно, и они здание дадут». Так все и получилось. Благодаря молитвенному заступничеству старцев, нашим молитвам и усиленной детской молитве, это здание мы все-таки получили. А сейчас у нас строится здание летнего лагеря в Рязанской области рядом с монастырем святителя Феофана Затворника на Выше.

174 | «Радонеж»: 25 лет чуда


На уроке

Православные гимназии | 175


СПАЛИ, КАК ШПРОТЫ В БОЧКЕ, И БЫЛИ СЧАСТЛИВЫ Елена Рогожина, организатор и руководитель детского летнего лагеря под Оптиной пустынью

Поскольку в организации братства «Радонеж» принимали участие все наши близкие знакомые, то волей-неволей я в этом тоже участвовала. В основном это было участие в организации гимназического лагеря. Но сначала появилась гимназия. Идея ее создания принадлежала Евгению Константиновичу Никифорову. Как-то он пришел к нам домой. Его встретила моя маленькая дочка Аня, и со слезами на глазах стала показывать, что в учебнике написано про святого равноапостольного Константина. Ее это очень расстроило, а он сказал: «Не расстраивайся, мы сделаем такую школу, в которой все будут правильно про всех говорить». Мы это восприняли как шутку. А Евгений Константинович — он не такой. У него любое случайно оброненное слово служит сигналом к действию. И эта идея получила продолжение. Как-то промыслительно получилось, что нашли директора нашли людей, которые согласились на это. Честно говоря, согласились потому, что они плохо представляли, что такое православная гимназия. У многих это было связано с бальными танцами, с конной выездкой, одним словом, с красивым светским дворянством. А что это будут простые люди, которых, в основном, интересует возможность молиться и больше узнать о Боге, чего в те годы особенно не хватало, этого никто не представлял. И, конечно, сначала были определенные трудности. Как-то в октябре 90‑го года Юрий Минулин, руководитель нашей паломнической службы, предложил мне: «Хотите поехать в Оптину пустынь? Туда отправлю, а обратно — как хотите». Кто от таких предложений отказывается? Конечно, мы согласились. Он отправлял пустой автобус забирать паломников, и мы, несколько взрослых и одиннадцать детей, поехали. Оптину пустынь к тому мо-

176 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«В те годы люди, которые крестились, ничего не знали о Церкви, о службе. Нам хотелось, чтобы наши дети поучаствовали в монастырских послушаниях».

менту отдали Церкви только два года назад, и там, фактически, негде было жить. Но наше первое посещение произвело на нас такое впечатление, что через некоторое время стало понятно: невозможно существовать без Оптиной пустыни. Причем, мы попали на прощание с первым наместником монастыря отцом Евлогием, которого тогда отправляли епископом во Владимир. С тех пор мы стали ездить в Оптину на все праздники, а потом и на все каникулы. Сейчас народ иногда ропщет: то этого не хватает, то того не хватает — а тогда мы жили в надвратном храме, спали на полу, как шпроты в баночке, и были счастливы. Видя такую нашу любовь к монастырю, наместник отец Илия и отец Михаил согласились, чтобы мы летом приехали с лагерем. Мы договорились, что будем жить прямо около монастыря и питаться в монастырской трапезной. Но когда приехала наша первая группа, наместником уже назначили отца Венедикта, а у нас с ним никаких договоренностей нет. И нам отказывают, говорят: готовьте сами, живите сами. И вот нас, троих взрослых с двумя маленькими детьми и 38 гимназистов (это были дети, которые окончили шестой и седьмой классы, самые старшие тогда), повели в лес к озеру. Деваться было некуда, и мы устроились совсем неплохо. Нам дали посуду, ведра, и мы зажили своей жизнью. Готовили сами, еды у нас было вдоволь. Мы много ее оставили в монастыре и еще увезли в гимназию. Это была гуманитарная помощь — 6 тонн продуктов, которые один добрый папа нам привез на двух «Икарусах». Со временем появилась традиция: когда мы приезжаем, всегда освящаем лагерь. Приходит батюшка, служит молебен на освящение нашего временного жилища. И всегда по нашей просьбе освящали озеро, поэтому мы разрешали детям купаться сколько угодно, точно знали, что озеро освящено, и все будет в порядке.

Православные гимназии | 177


Одно время мы сами шили себе палатки. Сейчас уже наше благосостояние дошло до того, что покупаем hp-палатки. Ставим их на деревянных настилах, чтобы было тепло и всегда сухо. У нас уже есть своя трапезная с раскладными столами, туалеты сборные. В первый год все эти поездки оплачивал один бизнесмен, его дочка училась в нашей гимназии. Причем человек был не то чтобы верующий, просто считал, что отдал дочку в хорошее место, так почему бы не помочь. И вот весной его прямо на пороге дома убили. Не знаю, что раньше было в его жизни, но последнее, что он сделал — это оплатил паломнические поездки для всех трехсот человек, которые туда ездили, — всех детей и родителей. Видимо, некоторым людям Господь дает в конце жизни что-то такое сделать, что, наверное, их оправдает, если что-то было не так. С самого начала целью создания нашего лагеря было воцерковление детей. В те годы люди, которые крестились, ничего не знали о Церкви, о службе. Нам хотелось, чтобы наши дети поучаствовали в монастырских послушаниях. В первые годы основным послушанием была разгрузка кирпичей. Потом, когда стали расписывать Казанский и Владимирский соборы, нашим основным послушанием стала растирка красок у иконописцев. Ну а сейчас уже, в общем-то, монастырь весь восстановлен, но все равно есть много послушаний: в ризнице, в библиотеке — это, можно сказать, постоянные наши послушания. Каждый год приезжаем и все, что положено, там делаем. На подсобном хозяйстве, в основном, нужно полоть, поливать. Для больших мальчиков есть послушание колоть дрова для бани, работать в иконной лавке. Есть послушание на огороде, а есть — в пекарне. Конечно, в пекарню очередь — там выпекают булочки. А у малышей одно вечное послушание — это уборка мусора, и не только вокруг лагеря. В основном, они убирают от монастыря до Пафнутьевского источника. Цепью проходят этот лес и все очищают. В лагере есть и культурная жизнь. В прошлом году у нас отдыхал православный англичанин, и от него все узнали про святого Патрика, который просветил Ирландию, а уже его ученики просвещали Шотландию, Уэльс, Англию. Вот и была у нас организована игра «По следам святого Патрика», и всех детей нашего лагеря поделили по жребию на четыре народа. У нас были шотландцы, ирландцы, валлийцы и англичане. Они изучали историю, учили народные песни на английском языке, стихи, и должны были устроить презентацию своего народа. Даже ставили народные сказки. Такие простые, чтобы всем было весело. А в этом году мы решили провести игру «По следам Кирилла и Мефодия», то есть у нас будут жить греки, сербы, болгары и русские. Опять нужно подгото-

178 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Первый лагерь на озере вить материалы об отличиях, чтобы они что-то вспомнили, рассказали, выучили песни, пляски. Все это происходит у нас уже в послеобеденное время. Работают на послушаниях дети с 9 до 12 часов каждое утро. В первые годы мы работали утром и вечером, потому что было тяжело монастырю. А сейчас уже столько народу на работах не нужно, поэтому наш день строится так: в 6 часов утра подъем, утренние молитвы, завтрак, потом все идут на службу в монастырь. Честно говоря, не к началу, потому что к началу только самые благочестивые успевают, остальные — кто когда добредет. А после службы все расходятся по послушаниям. Каждой группе дают листочек, на котором написано, у кого какое послушание. А когда возвращаются, то обычно там стоит подпись: «Послушание пройдено. Послушник такой-то». В общем, кто в монастыре руководит послушаниями, тот на этом нарядике и расписывается. А потом мы все эти листочки сдаем отцу-наместнику. Он был очень тронут, когда мы сдали ему эти листочки, и был очень утешен нашим усердием. На самом-то деле, проще разослать детей по послушаниям, чем с утра до ночи их развлекать. Так хоть польза какая-то и для них, и для нас, и для монастыря. В лагере в это время тихо, и дежурные спокойно могут готовить обед. Обед всегда готовят по очереди: у нас дежурят и мальчики, и девочки по 5–6 человек. Им дается

Православные гимназии | 179


Лагерная кухня кто-то из взрослых, и они готовят на плите. У нас есть большая армейская кухня на колесах. Не походная с котлами, а именно плита, на которую ставится много котлов, поэтому мы готовим и всевозможные подливочки. Вечером читаем вечерние молитвы. К нам приходит один иеродиакон из монастыря. Он читает детям Евангелие, проводит беседы на евангельские темы, дает всевозможные задания. Например, узнать, что на иконе у такого-то старца написано на свитке, что у другого — чтобы дети полазили, посмотрели. Мы устраивали соревнования. Одним задание: нарисовать план монастыря и все храмы, какие есть в монастыре. Другим — нарисовать ко всем храмам все престолы, какие там находятся. Еще кому-то — указать, где какие старцы похоронены. Или узнать, в честь каких святых были пострижены оптинские старцы. Сложные были задания. Дети бегали с блокнотиками по монастырю, всех ловили и пытались выяснить. Нам потом рассказывали, что братия в трапезной обсуждали, в честь кого были пострижены старцы, чтобы не ошибиться — «а то завтра прибегут эти, с блокнотиками». У нас есть свои традиции. Например, проводится трапезное чтение. Во время обеда всегда читается какая-нибудь интересная книга. Мы стараемся читать та-

180 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Дети у входа в храм кие книги, чтобы дети ждали продолжения. Они ведь очень трепетно относятся к этому чтению и очень переживают, когда им приходится что-то пропускать. Что для меня значит братство «Радонеж»? Вот уже 25 лет это стиль жизни, наверное. У нас получилось так, что мы все — я, муж, дочь — все как-то связаны с братством «Радонеж». Мои дети учились в этой гимназии. Я не могу себе даже представить, что можно пойти работать в другое место. Здесь уже все свое, родное. За эти 25 лет жизни разное бывало. Но сознание того, что ты делаешь чтото полезное и находишься среди единомышленников, очень вдохновляет. Для меня много значит то, что моя работа здесь позволяет вести православный образ жизни: в церковные праздники всегда выходные, и тебе не надо думать, как попасть в храм. В гимназии постом не надо заботиться о том, как поститься, — вся еда постная. На самом деле, для православного человека работа в православной организации значительно упрощает жизнь: все за тебя сделали, все организовали, а ты просто работаешь и делаешь свое дело, и все. Так что это как дом родной.


10 ПРОГРАММА «ПОГОСТ»


ЛЮБОВЬ К ОТЕЧЕСКИМ ГРОБАМ Дмитрий Гришин, руководитель программы, кандидат исторических наук

Это направление нашей деятельности возникло практически сразу. Собственно говоря, никакой программы на первых порах не было. Просто существовало четкое понимание того, что давно назревший вопрос о состоянии многих захоронений видных сынов Отечества требует срочного вмешательства. Что положение, в котором находятся порой (если они сохранились) могилы выдающихся представителей русского государства и национальной культуры, совершенно недопустимо, и что долгом — моральным, нравственным и просто человеческим — для современного поколения является приведение их в порядок. Да, за долгие годы богоборчества многое было искалечено, повреждено и уничтожено. И неудивительно, что особую ненависть безбожников вызывали русские погосты, то есть кладбища. Сокрушая кресты, выкорчевывая надгробные плиты, снося часовни и склепы, они пытались стереть народную память, вытравить из сознания людей их связь с прошлым, подрубить их духовные корни. Разумеется, для православного христианина память заключается не только в сооружениях из камня или бронзы, но священное, трепетное отношение к могилам предков, почитание последних пристанищ своих героев и учителей всегда было неотъемлемой частью русского мировоззрения. Здесь укреплялась вера, здесь черпались национальные силы. Помните, как у А. С. Пушкина: Два чувства дивно близки нам, В них обретает сердце пищу: Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам.

184 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Все в конце концов преодолимо, когда перед тобой такая цель!»

Вряд ли кто-то сомневается в том, что без восстановления отечественного некрополя возможно действительное духовное возрождение России. И мы решили по мере своих скромных сил и возможностей внести в это дело свою лепту. О трудности задуманного знали. Но не боялись. Бюрократические барьеры? Вечная нехватка средств? Все в конце концов преодолимо, когда перед тобой такая цель! Надо только искренне добиваться ее, уповая на помощь Всевышнего и надеясь на отклик в сердцах людей. Пожалуй, весьма символично, что первым именем, на которое мы обратили внимание, было имя историка. В Новодевичьим монастыре Москвы похоронен выдающийся русский ученый, автор фундаментальной «Истории России с древнейших времен» Сергей Михайлович Соловьев. В советское время его памятник лишился большого беломраморного креста, который мы и решили восстановить. Когда, красивый и величественный, он вновь занял свое место, стало ясно, что монастырский ансамбль вернул в его лице и немаловажную эстетическую деталь. Кстати, до сегодняшнего дня сотрудники расположенного там музея (филиал ГИМ) не перестают восхищаться этим видом и благодарят нас за старания. Но при всей важности художественной стороны вопроса, нас всегда в первую очередь волновала духовная. В 1990 году в рамках уже постепенно складывавшейся программы братство «Радонеж» почтило память видного русского философа князя Евгения Николаевича Трубецкого. 23 января, в день семидесятилетия со дня его кончины, на территории кладбища старого военно-морского госпиталя в Новороссийске, где покоится ученый, была отслужена панихида. А в ноябре 1991 года по инициативе философа С. М. Половинкина и усилиями общества «Радонеж» в Новороссийске были организованы религиозно-философские чте-

Программа «Погост» | 185


На закладке памятного камня на месте захоронения князя Е. Н. Трубецкого в Новороссийске ния. В день их открытия, 15 ноября, на бывшем кладбище позади Свято-Успенского кафедрального собора состоялась закладка камня в основание памятника-часовни. «Вчера в утренний час они были вместе в госпитальном скверике, что позади церкви. Там, на месте старинного христианского кладбища, где были захоронены русские солдаты, сражавшиеся здесь в гражданскую, где нашел вечный покой князь Евгений Трубецкой, был установлен камень — серый гранит с высеченной надписью: “Здесь будет поставлена часовня в память Е. Н. Трубецкого и всех в российской смуте убиенных”. Восковые свечи все время пытался задуть ветер, но люди, столпившиеся вокруг, не давали им погаснуть, передавали огонь от своих свечей» («Новороссийский рабочий», 1991, 16 ноября). Позже попечением семьи Трубецких и стараниями известного кинорежиссера

186 | «Радонеж»: 25 лет чуда


В. Тимощенко рядом был сооружен крест. Тогда же братство «Радонеж» провело несколько мероприятий в память Е. Н. Трубецкого, а позднее инициировало создание Новороссийского религиозно-философского общества его имени, которое действует и поныне. Таким образом, было положено начало почитанию памяти философа в Краснодарском крае. Памяти единственного крупного деятеля русской культуры, нашедшего свой покой в земле Новороссийска и Кубани. Так постепенно программа «Погост» расширяла свои границы, соединялась с другими нашими мероприятиями, выводила нас на новые задачи. Стараниями братства возле Института философии в Москве появился памятный знак видному религиозному мыслителю Владимиру Сергеевичу Соловьеву, а в Черниговском скиту Троице-Сергиевой Лавры был установлен крест на месте захоронения известного духовного писателя Константина Николаевича Леонтьева (в иночестве — отца Климента). Имя последнего гениального мыслителя, византиниста и религиозного эстетика, апологета государства и строгой православной церковности мы никак не могли обойти, видя то небрежение, в котором оказалась его могила. В 1991 году при участии сотрудников Государственного музея литературы мы привели ее в порядок и одновременно воздвигли крест на соседнем захоронении друга К. Н. Леонтьева — писателя Василия Васильевича Розанова. Год спустя «Радонеж» подошел к началу своего самого грандиозного проекта в рамках данной программы. Поначалу мы даже не могли представить, к каким событиям это приведет, и сегодня, видя достигнутые результаты и оглядываясь на пройденный путь, мы в глубине души осознаем, что сподобились прикоснуться к чему-то чудесному. Речь идет о восстановлении достойной памяти выдающегося деятеля Российского государства и подвижника Православия, стойкого патриота и защитника национальных основ, благоверного супруга святой преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Феодоровны, Великого князя Сергея Александровича. Все началось с негласной информации о сохранившимся на территории Кремля подземном склепе Великого князя. Он уцелел при сносе Чудова монастыря и с тех пор находился вблизи административного здания под служебной автостоянкой. Понятно, что такое кощунство недопустимо в любом случае, а уж когда дело касается столь значительной личности, никаких сомнений в том, как следует поступить, возникать не должно. Но оказалось, что, кроме нас, так почти никто не считал. Во всяком случае, среди тех, от кого зависело принятие решения. Началась долгая и кропотливая работа, занявшая три года. Наша инициатива привела к созданию распоряжением премьер-министра В. С. Черномырдина специальной комиссии. К делу подключили Министерство культуры, Кремлевскую комендатуру, советников президента, аппарат пра-

Программа «Погост» | 187


вительства, сотрудников Оружейной палаты… Сложность вопроса заключалась не только (и не столько) в особом режиме территории, на которой предстояло провести первые работы, но и в том, чье имя стояло в центре внимания. Некоторых чиновников, воспитанных понятно в каком духе, еще просто пугала фигура Великого князя Сергея Александровича. Наконец, высокий административный уровень, на котором решалось дело, вносил дополнительные бюрократические трудности. Достаточно сказать, что для окончательного решения требовалась и была получена личная резолюция президента Б. Н. Ельцина. Позицию Русской Православной Церкви выразил Святейший Патриарх Алексий II. Сразу же благословив начинание, он определил новым местом погребения Великого князя родовую усыпальницу Романовых в Новоспасском монастыре. Долгожданное событие состоялось 17 сентября 1995 года. Церемония торжественного перенесения останков была заявлена как государственно-церковное мероприятие и включала патриаршие богослужения, крестные ходы, участие представителей императорского дома, присутствие мэра Москвы, воинские почести, поминальную трапезу. Нет слов, чтобы описать нашу радость при виде восстановления исторической справедливости! Но успокаиваться на достигнутом было рано. С самого начала мы считали, что будет правильным вместе с перезахоронением Великого князя Сергея Александровича воссоздать и поклонный крест, стоявший ранее на месте его мученической гибели в Кремле. Наша задумка трактовалась даже еще шире. Снесенный в 1918 году по указанию и при личном участии главного «вождя трудового народа», крест стал первой уничтоженной большевиками святыней, первой жертвой варварского сокрушения памятников. Пусть же его восстановление станет важным зримым символом, пусть начертанные на нем слова: «Отче, отпусти им, не ведают бо что творят» ознаменуют покаяние и сделают высокое бронзовое Распятие памятником всем погибшим русским мемориалам и монументам. Тем более что сам по себе крест представлял художественное произведение высочайшего уровня. Его автор — выдающийся русский живописец Виктор Михайлович Васнецов. В доме-музее художника мы нашли сохранившийся проект, но на все организационные и технические вопросы ушло еще три года. И здесь мы должны сделать низкий поклон и выразить глубочайшую благодарность замечательному скульптору Николаю Васильевичу Орлову. Благодаря его огромному таланту и пониманию всей важности дела в Москве вновь появился знаменитый васнецовский шедевр, украшающий с сентября 1998 года Новоспасский монастырь. За проделанную работу скульптор Н. В. Орлов и руководитель проекта Д. Б. Гри-

188 | «Радонеж»: 25 лет чуда


Воздвижение креста великому русскому историку С. М. Соловьеву положило начало программе «Погост»

Программа «Погост» | 189


Выставка «Утраченная Москва», подготовленна������������������������������ я����������������������������� обществом «Радонеж» совместно с московскими филокартистами в 1985 году шин были удостоены дипломов Правительства Москвы. Отрадно, что вскоре памятник стал признанной московской достопримечательностью — его фотографии можно встретить в альбомах, в путеводителях, на календарях. Но еще радостнее видеть перед ним молящихся людей. Среди них немало и тех, кто приходит в святую обитель поклониться Великому князю Сергею Александровичу, ибо его почитание с каждым годом возрастает в Москве и по всей России. Для «Радонежа» светлый образ Великого князя стал особенно близким. Неслучайно мы выступили инициаторами и во многом организаторами двух мемориальных торжеств, связанных с его именем. В феврале 2005 года по случаю столетия со дня мученической кончины Сергея Александровича в Новоспасском монастыре прошел небольшой военный парад и состоялось возложение венков. Надписи на их лентах были красноречивее всех комментариев: от главы Российского императорского дома, от Московского Патриархата, от командования Московским военным округом, от Императорского православного Палестинского общества… Дополнили их цветы от присутствовавших на церемонии представителей руководства Центрального Федерального округа России, депутатов Государственной Думы, делегатов от общественных организаций, сотрудников учреждений науки и культуры.

190 | «Радонеж»: 25 лет чуда


О восстановлении Храма Христа Спасителя только шли разговоры. Это представлялось совершенно несбыточной фантазией А спустя два года при поддержке директора Государственного Исторического музея А. И. Шкурко нам удалось устроить юбилейную выставку, посвященную 150‑летию со дня рождения Великого князя. Она называлась «Свет предназначения» и проходила в главном музейном здании на Красной площади. В оглашенном в день ее открытия приветствии Святейшего Патриарха Алексия Второго говорилось: «Празднуя эту годовщину, мы вспоминаем Великого князя как выдающегося государственного деятеля, человека глубокой веры, твердого духа и праведной жизни, которую он всецело посвятил служению на благо Отечества. Его неустанные заботы о нуждах родной земли, верная служба на административных постах, личное мужество и самопожертвование

Программа «Погост» | 191


являют нам образец чести, непоколебимого следования долгу и беззаветной любви к России. Немало сил было положено Великим князем на поприще просвещения и благотворительности, а также в области содействия Русской Православной Церкви в осуществлении ее спасительной миссии. Двенадцать лет назад с обретением останков Великого князя Сергея Александровича начало возрождаться почитание его светлой памяти. И сегодня, в год его полуторавекового юбилея новым шагом в деле восстановления исторической справедливости призвана стать выставка «Свет предназначения», созданная Государственным историческим музеем совместно с православным братством «Радонеж». Убежден, что, раскрыв перед посетителями жизненный путь и богатый духовный мир ее героя, выставка поможет незабвенному образу приснопамятного Великого князя Сергея Александровича, благоверного супруга святой преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны, занять достойное место». Уже из одного перечня имен видно, насколько разнообразен круг тех ярких личностей, памяти которых мы посильно постарались воздать должное. Каждый из этих людей по-своему трудился над приумножением русской духовности, что в первую очередь и определяло нашу активность. Так случилось и в декабре 2008 года, когда исполнилось двести лет со дня кончины прославленного живописца Федора Степановича Рокотова. Его могила затерялась в полностью разоренном некрополе Новоспасского монастыря, но дело заключалось не только в этом. Памятная дата вообще могла остаться полностью незамеченной, что по отношению к имени художника, чьи работы украшают лучшие музейные собрания и чье творчество входит в золотой фонд русской культуры, было бы вопиющей несправедливостью. Один из основоположников отечественной школы портрета, живописец, создававший удивительно одухотворенные полотна, Ф. С. Рокотов по праву считается гордостью национального искусства, и благодарность сегодняшней России должна, как мы посчитали, заключаться не только в любовании обретенными шедеврами. По нашему предложению в день памяти художника в соборе Новоспасского монастыря была отслужена панихида, а на территории обители мы совместно с фондом «Содействие восстановлению и строительству православных храмов и монастырей» и в присутствии представителей Государственной Третьяковской галереи установили закладной камень будущего памятника Ф. С. Рокотову. Вот скромные результаты программы «Погост» за годы ее существования. Скромные потому, что, при всей значимости достигнутого, общее положение дел в данном вопросе остается еще далеким от благополучного. С Божией помощью мы сделали все, что могли. Но это вовсе не означает завершения программы.

192 | «Радонеж»: 25 лет чуда


У нас есть и планы, и мечты, и желания, и, конечно, надежды на их осуществление. Мы бесконечно благодарны всем, кто откликался на наши инициативы, кто помогал нам и содействовал в этом нелегком, но необходимом деле. И главное — мы твердо верим, что движение по данному пути духовно целительно для всех. Давайте же идти по нему вместе!


11 «РАДОНЕЖ» ВЧЕРА, СЕГОДНЯ И ЗАВТРА


ИСТОРИЯ «РАДОНЕЖА»

Православное братство «Радонеж» — крупнейшее просветительское объединение Русской Православной Церкви. Сейчас «Радонеж» — это три православных гимназии, радиостанция, газета, интернет-портал, кинофестиваль, паломническая служба и множество просветительских проектов. В 2011 году братство отмечает 20‑летие радио «Радонеж». Хотя началось все гораздо раньше. — Первая наша регистрация, — говорит председатель «Радонежа» Евгений Никифоров, — произошла в 1987 году, с началом горбачевской перестройки. Тогда мы зарегистрировали сначала экспериментально-творческое объединение, а вскоре (в 1988 году) — кооператив «Радонеж». Это была единственная возможность получить юридическое лицо. Мы назывались «творческо-производственный кооператив “Радонеж”». «Радонеж» никогда не был формальным объединением и не ставил перед собой надуманных целей. Мы всегда были братством православных людей, объединенных любовью ко Христу, Его Церкви, собравшимися вокруг одного духовника — знаменитого архимандрита Амвросия (Юрасова), основателя одного из крупнейших женских монастырей — Свято-Введенского монастыря в городе Иванове. Мы, видимо, не являемся каким-то особенным исключением этой эпохи. Я знаю, что в Польше в то же время возникло братство православной молодежи, которое так же, как и мы, открыло для себя существование Православной Церкви, было вдохновлено ее величием и красотой и горячо пожелало ей послужить. Мирослав Матренчик, Евгений Чиквин, Юрек… Их стремления и мотивы настолько нам близки и понятны, что нам иногда трудно себя как-то особенно от них отличать.

196 | «Радонеж»: 25 лет чуда


«Мы всегда были братством православных людей, объединенных любовью ко Христу, Его Церкви».

Мы представляли то поколение, которое уже не было запугано КГБ, которое не знало чудовищных гонений на Церковь, и которое впитало в себя дух свободы и независимости, стойко обозначило свое неприятие коммунистической идеологии и всей связанной с нею лжи. Я думаю, что, если бы перестройка задержалась еще на несколько лет, я и мои приятели остаток жизни провели бы в лагерях. Хочу вам напомнить, что уже во времена гласности, в 1989 году, мой друг был арестован по статье «религиозная пропаганда». И действительно, ведь до этого мы существовали как сообщество религиозных диссидентов, мы создали три подпольных воскресных школы для детей, занимались религиозным самиздатом. Ведь тиражи-то были по нынешним меркам совсем не маленькие! Скажем, труды святителя Иоанна Златоуста, в тысячу страниц том, были изданы тиражом в 1000 экземпляров. И ведь это на ксероксах, которые находились под особым контролем КГБ. Эти аппараты находились в особых комнатах с оцинкованной дверью, и право размножить даже производственную инструкцию давал только руководитель предприятия. Но когда в России наступили дни свободы, мы со всей своей нерастраченной энергией бросились организовывать православные выставки, концерты, вечера. И тогда мы во всем были первыми: первая пасхальная открытка была издана нами, первая официально вышедшая православная книжка была выпущена нами. Мы обратились в Союз архитекторов и делали с ними выставку «Христианское жилище». Вместе с Союзом писателей делали конкурс на лучший рождественский рассказ. С Союзом художников делали первые выставки религиозной живописи. Наши вечера в культурном центре «Меридиан» собирали полуторатысячную аудиторию, билет невозможно было купить, и люди стояли в проходах между кресел.

«Радонеж» вчера, сегодня и завтра | 197


С развитием законодательства и мы меняли свой статус. Сначала мы получили статус общественного объединения, а с принятием Закона о свободе совести стали тем, чем нам и полагалось быть, — религиозным объединением Русской Православной Церкви Московского Патриархата, православным братством «Радонеж». К этому времени многие наши начинания также приобрели законченные формы. Наши дети подрастали, им нужно было идти в школу. Но ужасы советской школы, особенно в ее постсоветском, уродливом выражении, нас пугали. Поэтому мы создали для своих детей первую православную и, соответственно, первую негосударственную школу в России — Православную классическую гимназию «Радонеж» (1990 год), а в следующем году открыли еще две подобные ей школы в Москве. Гимназия «Радонеж» сделала уже пятнадцать полных выпусков. Почти все ее выпускники поступили в высшие учебные заведения Москвы, многие окончили семинарии и уже стали священниками Русской Православной Церкви — впрочем, это касается всех наших школ. В этих школах мы не стремились возродить дореволюционную гимназию. Да и вообще дух стилизации нам не свойствен. Изменилось общество, у людей другие потребности. Мы должны были сделать современную гуманитарную школу, в которой дети получали бы повышенный уровень гуманитарного образования и православно-нравственное окормление. Мы прекрасно понимали опасность искуса фарисейства и как можно более тщательно обходили ее. Мне кажется, многое удалось. Главное, что достигнуто в наших школах, — это дух христианской любви. Дети не чувствуют себя скованными, а отсюда возникает и особенная мотивация к обучению. Это негосударственные светские учебные заведения, дающие среднее образование повышенного уровня, гуманитарной (классической) направленности с преподаванием ряда дисциплин вероучительного характера. И дети легко и с интересом учатся по 9 уроков в день, да еще ходят на факультативы. Нам хотелось посещать святые места — и мы создали паломническую службу «Радонеж». Теперь это крупнейшая паломническая служба Русской Православной Церкви, имеющая более 170 маршрутов в России и за рубежом. Слава Богу, что наша служба за эти годы не превратилась в коммерческое предприятие, а сохраняет главное в своем названии — служение. Даже самые неимущие могут отправиться с нами помолиться в крупнейшие обители Русской Церкви и к святыням вселенского Православия. В год более десяти тысяч паломников отправляются по маршрутам «Радонежа». Начавшаяся перестройка привела к тому, что практически все СМИ оказались не столько средствами массовой информации, сколько средствами влияния и пропаганды отдельных финансово‑промышленных групп. Создавалось ощущение,

198 | «Радонеж»: 25 лет чуда


что правды вообще невозможно доискаться. Поэтому мы создали православное обозрение «Радонеж» — первую независимую православную газету. Сейчас, хотя у газеты и нет больших спонсоров, а развиваться без них в современной российской экономической ситуации очень трудно, это все-таки 16‑полосный еженедельник, выходящий тиражом в 10 тысяч экземпляров. Это голос московских и санктпетербургских духовных школ, московской православной интеллигенции. Но самым крупным нашим проектом стала радиостанция «Радонеж». Идея создания такой радиостанции появилась в 1990 году, каким это ни покажется парадоксальным, в Париже. Там я встретил замечательного человека, представителя древней русской дворянской семьи, священника, ректора Свято-Сергиевского Богословского института, отца Бориса Бобринского. Оказалось, что этот чудесный подвижник в течение многих лет собирал средства для существования созданной им маленькой радиостанции, студия которой находилась в Париже, а передатчик — в Португалии. И вот оттуда, из Португалии, на коротких волнах, радиостанция «Голос Православия» дважды в неделю около часа вещала для России. Отцу Борису были чрезвычайно дороги даже малейшие весточки из России. Он буквально жил редкими письмами своих слушателей. Но сейчас, когда появилась свобода слова в России, можно было делать дело гораздо масштабнее. И в 1990 году мы основали первую в России независимую и, естественно, первую православную радиостанцию «Радонеж». Она пережила и путчи, и расстрел Белого дома, и всевозможные кризисы и дефолты, доказывая в самые критические моменты новейшей российской истории, что Православие остается поистине совестью нации. Не вдаваясь в политические интриги, мы старались всегда свидетельствовать о правде, справедливости, о том, что Христова любовь торжествует в мире. Сейчас мы выходим ежедневно четырехчасовой программой с 20 до 24 часов по московскому времени. У нас более десяти передатчиков, таким образом, мы покрываем значительную часть российской территории. Нас слышат в Москве и Санкт-Петербурге, Владивостоке и Новосибирске, Рязани, Ярославле, Ростовена-Дону, Саратове, Орле, а с недавнего времени мы стали доступны через Интернет всему миру. Нам звонят в прямой эфир слушатели из Аризоны (США), из Сиднея (Австралия), не говоря уже о Франции, Италии и других европейских странах. Концепция нашего радиовещания совершенно противоположна принятой сейчас на современном радио бойкости. «Радонеж» — это три часа тишины в эфире. Мы стараемся полемику и споры, которые так характерны для современной жизни Православия, выносить из наших радиопередач в газету или на форумы в Интернет. Наша задача — проповедь здравого учения. Мы хотим дать возможность па-

«Радонеж» вчера, сегодня и завтра | 199


стырям, которые сохраняют церковное предание, которые укоренены в духе церковности, передать свой духовный опыт последующим поколениям. Ведь в России еще в 20‑х годах прошлого века большевиками было уничтожено 300 тысяч священнослужителей и монашествующих. Это нанесло громадный урон нашей Церкви. Поэтому только с помощью средств массовой информации, учитывая гигантские просторы России, на наш взгляд, возможно духовное возрождение России. Часто возникает у людей, далеких от Церкви, лукавый вопрос: а на какие средства все это громадье было создано и существует? Но у нас никогда не было богатых спонсоров, мы всегда существовали исключительно на свои заработки, просто старались подходить к делу со всей возможной долей практичности и деловитости. И сейчас радио «Радонеж» существует исключительно на пожертвования православных христиан. Мы действительно народное радио, существующее на подписку своих слушателей. Люди любят нашу радиостанцию, и жертва на радио для них не просто веление долга, это жертва любви. А большего удовлетворения для верующего сердца и для профессионала невозможно представить. Но, слава Богу, мы не обделены вниманием священноначалия. Ведь все наши основные проекты создавались по благословению приснопамятного Святейшего Патриарха Алексия II, а ныне продолжают свою деятельность по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Труды наших братьев и сестер, служащих и в газете, и на радио, и в паломнической службе, и в гимназиях, отмечены орденами Русской Православной Церкви. В приветственном письме Святейшему Патриарху Алексию по случаю десятилетия его интронизации я искренне писал, что мы поистине являемся духовным чадами Его Святейшества, плодом его патриаршества — эти слова можно было бы повторить и через еще одно прошедшее с тех пор десятилетие. Ныне братство «Радонеж» вступило в третий десяток своего служения. Нашу Церковь возглавил Святейший Патриарх Кирилл, с которым мы долго и плодотворно работали многие годы. Мы помощники ему в его трудном патриаршем служении, и нам хотелось бы быть достойными соработниками ему в той миссии, которую на него возлагает Церковь.


Тексты подготовили Елена Варыханова, Валерий Коновалов, Михаил Петров Корректор – Анастасия Варчева Дизайн и верстка: Екатерина Воронкова

Подписано в печать 21.04.11 Формат 84x108/16 Бумага мелованная Гарнитуры Charter, DINPro Печать офсетная Тираж 1000 экз. Заказ (номер) Отпечатано в ОАО


Profile for екатерина воронкова

radonezh  

First attempt. And last, I hope.

radonezh  

First attempt. And last, I hope.

Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded