Issuu on Google+

НОВОСТИ I ПРОФИ I ЛЕЙБЛЫ I TV I ДИСТРИБЬЮЦИЯ I РАДИОФОРМАТ I СТУДИИ I PR

апрель 2013

№1

Ж У Р Н А Л О Р О С С И Й С КО М Ш ОУ - Б И З Н Е С Е

Евгений Орлов От школы жизни – к «Республике KIDS»

Вячеслав Тюрин Игра без правил

Михаил Богомолов RU.TV охраняет музыкальное телевидение

Вадим Поляков-Мидлер Как пройти все круги ада

Байгали Серкебаев A’Studio борется с радиостанциями

Андрей Разин: Шоу-бизнес в России придумал я WWW.RUPRODUSER.RU


Смотреть


От редакции журнала «Русский продюсер» Легендарный продюсер Джимми Айовин, наставник шоу American Idol, основатель рекорд-гиганта Interscope Records, человек, работавший с Джоном Ленноном, U2, Леди Гагой и многими другими, однажды в интервью сказал: «Самое главное в нашем деле – это музыка. Мы, продюсеры, должны оставаться ассистентами звукорежиссера, мы не должны навязывать артисту свой вкус, ведь они гораздо лучше нас чувствуют музыку». Джимми немного лукавит. Он, по сути, один из покровителей заокеанского шоу-бизнеса, знающий американский рынок во всех деталях, и думать, что Джимми остается за спинами своих подопечных, может только самый наивный читатель. Герой первой обложки журнала «Русский продюсер», легендарный комбинатор Андрей Разин, в отличие от своего коллеги, не склонен преуменьшать собственную роль и выкладывает в ключевом интервью этого номера всю подноготную создания и успеха «Ласкового мая». Открытость, с которой Андрей обсуждает все мелочи и нюансы продвижения этого проекта, – то, чего российской музыкальной индустрии очень долго не хватало. Все последние годы отечественный шоу-бизнес находился в состоянии закрытой борьбы с самим собой. Любой процесс был скрыт от глаз массовой аудитории. В то же время кризис и безграничное пиратство почти что привели к катастрофе: закрывались лейблы, дистрибьюторы, сети ритейла, и все они теряли огромные средства, оказавшись не в состоянии приспособиться к новым условиям. В этой ситуации отчаянно не хватало форума, площадки, где можно было обсудить все насущные проблемы, найти новые источники дохода и в конце концов объединиться для выведения нашей музыкальный индустрии на следующий, более качественный уровень. В свое время таким форумом должен был стать журнал Music Express, в котором своим опытом делились лучшие продюсеры России. Сегодня мы перезапускаем этот бренд с новым названием и слегка измененным форматом. Именно «Русский продюсер» должен в новых условиях стать площадкой, где будут искать общий язык все ключевые персонажи отечественного шоу-бизнеса. Из многочисленных интервью героев первого номера «Русского продюсера» можно сделать вывод, что идеального рецепта успеха в столь сложной сфере не существует, и мы не собираемся вам его давать. Вместо этого наш журнал вместе с героями погружается в реальные истории триумфов и неудач, которые смогут помочь добиться результатов любому изобретательному читателю. А мы надеемся, что среди аудитории «Русского продюсера» других и не существует.

Учредитель и издатель: ООО «Мьюзик Эксперт»

Генеральный продюсер: Ильдар Нуриев Главный редактор: Владимир Юрченко Корреспонденты: Сергей Головин, Кирилл Новоселов Корректор: Евгения Филатова Дизайн и верстка: Александр Федотов Директор по развитию: Юрий Борисов Начальник отдела распространения: Владимир Мягков Главный бухгалтер: Ирина Соколова Ответственный секретарь: Валерия Семененко

Адрес редакции: Москва, ул. Волочаевская, д. 15, стр. 1, офис 510 Телефон редакции: +7 (495) 518-28-75 По вопросам размещения рекламы обращайтесь по электронному адресу: reklama@ruproduser.ru По вопросам подписки обращайтесь по электронному адресу: info@ruproduser.ru По вопросам взаимодействия с артистами обращайтесь по электронному адресу: artist@ruproduser.ru

Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Использование любых материалов, опубликованных в журнале, возможно только после согласования с редакцией «Русского продюсера». Отпечатано в типографии CAPITAL PRESS. Адрес: г. Москва, 111024, ш. Энтузиастов, д. 11А, корп. 1 тел. (495) 363-48-84 http://www.capitalpress.ru Тираж 3000 экз. Выходит 6 раз в год. Распространяется по подписке. Не для продажи. Подписано в печать 9 апреля 2013 г.


СОДЕРЖАНИЕ

6

Мнение индустрии об Андрее Разине

8

Владимир Поляков-Мидлер Об ужасах российского шоу-бизнеса

10 Вячеслав Тюрин Как правильно играть без правил

14 Андрей Чижов О том, как сделать пионерскую радиостанцию одним из лидеров рынка

18 Андрей Разин «Основатель российского шоу-бизнеса» делится секретами своих мировых рекордов

24 Александр Гутин Добро пожаловать в шоу-бизнес, сынок

26 Как YouTube стал ключевым двигателем музыкальной индустрии

30 Байгали Серкебаев A’Studio и их борьба с радиостанциями


34 Евгений Орлов Почему известный продюсер решил работать с детьми?

38 Михаил Богомолов Как RU.TV сохранил музыкальный формат

42 Дмитрий Васильев Детали успеха Couple

46 Чарты, премии и другая статистика за 2012–2013 годы

52 Тимур Казаков Генеральный продюсер Starmax Music рассказывает, как два разных бизнеса помогают друг другу

55 Андрей Субботин Что такое мастеринг?

58 Архив Music Express 62 Кроссворд

СОДЕРЖАНИЕ


6

Мнение

Мы попросили будущих и нынешних героев нашего журнала поделиться своим мнением об Андрее Разине.

Ильдар Нуриев генеральный продюсер журнала «Русский продюсер» Роль Андрея Разина в становлении русского (советского) шоу-бизнеса, на мой взгляд, не поддается какой бы то ни было однозначной оценке. Все, что натворил этот человек, вызывает массу справедливых споров. Взять хотя бы примитивные песни, записанные на коленке, которые как нелепые маски надевают одновременно больше 50 клонов Юрия Шатунова. Казалось бы, у людей сам факт такого суррогата должен вызывать отторжение, но в действительности происходит все с точностью наоборот – песни ЛМ гиперпопулярны, а до качества звучания, как и до того, кто на концерте споет «Белые розы», никому нет дела. Мне кажется, что на тот момент и музыка, и сама система настолько закостенели, что если бы не Разин, то кто-то другой, причем именно в тот – перестроечный – период, обязательно разворошил бы этот улей. Можно сколько угодно обсуждать то, что именно Разин массово внедрил «фанеру», «клонов» и «бесхребетную» музыку, но ведь за 25 лет никто так же очевидно не повторил успех ЛМ. Сегодняшний объем музыкальных радиостанций и телеканалов, не говоря об Интернете, позволяет реализовать самые передовые, самые смелые музыкальные решения, но при этом огромная часть страны с завидным упрямством продолжает слушать дискотеку 80–90-х. Пускай для поколения 80-х, судя по опросам, песни «Ласкового мая» не имеют большой

музыкальной ценности, но для него они представляют сентиментальную ценность, воспоминания из прошлого, которые всплывают при каждом звучании «Белых роз». Хорошо это или плохо, рассудит время. Бесспорно одно – Разин великий авантюрист, и хочется верить, что когда-нибудь в русском шоу-бизнесе, погрязшем в коррупции, заточенном на получение «бонусов» за эфиры, появится такой же величины комбинатор и продемонстрирует всем разницу в понятиях «взять» с артиста и «заработать» на нем.

Евгений Орлов продюсер На мой взгляд, Разин – это самый безобидный персонаж в отечественном шоубизнесе. Он не прочь посмеяться над собой, и в отличие от многих своих коллег в открытую рассказывает обо всех фанерных приключениях, связанных с клонированием группы «Ласковый май». Разин – это, безусловно, один из первых российских продюсеров, обладающих отличным чутьем и авантюрным началом. Но сегодня, чтобы быть успешным, на мой взгляд, необходимо еще и разбираться в музыке. Хотя творчество группы «Ласковый май» не является для меня предметом ностальгии, их музыка, так же как и тексты песен, всегда вызывали у меня улыбку. Поэтому отношусь к нему довольно спокойно, ведь это самое примитивное и при этом самое неагрессивное творчество, которое, к тому же, спровоцировало настоящий беби-бум 90-х годов.

Александр Гутин поэт Положительные герои в истории русской музыки закончились на Чайковском и Глинке. Остальные просто герои или антигерои.

Некого назвать однозначно положительным персонажем, даже Шаляпина. Разин, безусловно, герой, причем завоевавший звание настоящей харизмой и невероятным везением. Но везение тоже любит победителей. Заставить рыдать от простенькой и не ахти какой профессиональной музыки миллионы не удавалось до него никому. Пожалуй, в другой стране это невозможно, но речь идет о герое именно русской музыки, так что все честно. Продюсер ли Разин? А почему должны быть сомнения на этот счет? Какова функция продюсера? Раскрутить исполнителя, сделать из него звезду, заработать денег. Разве Андрею Разину это не удалось? Удалось, причем гениально. Кто еще мог собирать многотысячные аншлаги в разных городах страны одновременно? Это никому не под силу. «Ласковый май» – это самодостаточное явление даже не российской музыки, а российской истории, отображающее ту эпоху, в которую он существовал. Из грязи в князи. Из детдома в звезды, из гопников в братков, из братков в бизнесмены, из бизнесменов в депутаты. И даже сегодня пополневшие и постаревшие девчонки из 80-х готовы так же рыдать и так же бросать нижнее белье на сцену, вот только жаль, что «Ласковый май» уже невозможно собрать в силу разных причин. Это было бы непередаваемое зрелище. И жаль, что «обюргеревший» пожилой Юра Шатунов уже так не убеждает. Славные были времена, что там говорить!

Байгали Серкебаев музыкант (A’Studio) Андрей Разин утверждает, что творчество не имеет значения? Позволю себе не согласиться с таким легендарным продюсером. Я думаю, что если бы у «Ласкового мая» не было такого харизматичного исполнителя и музыки, которая абсолютно попала в струю, полностью соответствовала духу времени,


7

то тогда никакая история не помогла бы. Для продвижения важна в первую очередь достойная песня и хороший продакшн. Никакие разговоры про татуировки или любовные дела в модных журналах тебе не принесут успеха, если нет качественных треков.

который знает, что такое быть матросом, знает, куда нужно привести лодку, и умеет подбирать экипаж. В «Ласковом мае» сложились все эти параметры, и в этом, безусловно, главная заслуга Андрея Разина. Проект «Ласковый май» оказался в нужное время в нужном месте и оставил такой след, какой он должен был оставить, и доказал всем все, что он мог. Это история должна войти в учебники, на ней можно и нужно учиться. Сейчас так не могут, но я буду рад, если кто-то повторит что-нибудь подобное.

Журавлевой, ни Владимира Усланова, а ведь их западные современники Си Си Кетч и Сандра, к примеру, и сегодня невероятно востребованы.

Алексей Козин генеральный директор Navigator Records

Вадим Поляков-Мидлер продюсер (Demo) Основная задача продюсера – собрать воедино огромный пазл, состоящий из сотни, казалось бы, элементарных вещей, но на выходе дающих безупречную картинку. Это удается единицам. Все исходящие параметры известны, но получить такой результат, как получил Андрей, и тогда было практически невозможно, а сейчас вообще из области фантастики. Он, безусловно, гений. Андрей смог адаптировать и подмять под себя ситуацию с ловкостью Остапа Бендера. Другое дело, что он скорее продюсер самого себя, а «Ласковый май» – это лишь часть его грандиозного плана.

Андрей Чижов генеральный продюсер «Пионер FM» Лично я не знаком с Андреем, но мне он кажется положительным, профессиональным и приятным в общении человеком. Хороший продюсер – как известный капитан,

Тимур Казаков генеральный продюсер компании Starmax Music Времена, конечно, не выбирают, и я не могу сказать, что в годы «Ласкового мая» было проще или сложнее. Я никогда не берусь давать оценки и вешать ярлыки, поэтому буду краток. Несомненно, Андрей оставил яркий след и сделал существенный вклад в историю российского шоубизнеса. Считаю, что каждый, кто становится на творческий путь и связывает жизнь с искусством, просто обязан отметиться в истории. Пусть след будет не таким ярким, какой оставил, например, Майкл Джексон, но он, безусловно, должен быть. В свое время Андрей был триумфатором, и если в современных условиях я или любой другой современный продюсер смогут столь же стремительно завоевать популярность, без сомнения, это будет триумф. Убежден, что с его потенциалом он способен еще на многое, и надеюсь, что Андрей нас еще покорит очередным своим проектом. У нас на российской сцене было невероятное количество действительно одаренных артистов. Мне до сих пор жалко, что мы не слышим ни Марины

Андрей Разин – это, безусловно, фигура со всеми своими плюсами и минусами. Она абсолютно не «дутая», она заслуженная, с объективными результатами, которые сложно девальвировать со временем. Андрей умудрился поднять проект и сделать его абсолютным номером один, без помощи редакционных медиа, во времена, когда кроме «Утренней почты» ничего и не было. Для того чтобы собрать настоящий народный коллектив из людей, не обладающих ни артистическим, ни композиторским опытом, нужно обладать организаторскими и продюсерскими талантами. Заметьте продюсерского опыта у него не было, и все это проходило в параллельной реальности по отношению к общему мэйнстриму. Отрицательные факторы? В то время фонограмма была такой же болезнью, какой сейчас являются корпоративы. Это был такой виток развития индустрии с новыми бациллами на нем. Допускаю, что большого количества концертов не под фонограмму просто физически не могло быть из-за отсутствия оборудования. Даже сейчас с этим не все ладно, а что было 20–30 лет назад – даже страшно представить. Что же касается этих коллективов-двойников, то тут вопрос нужно ставить так: принимаешь ли такие методы или нет. Я считаю, что зрителя нужно уважать, ведь он дороже любых денег. И, если он покупает билеты, ты не имеешь права его обманывать: ни с точки зрения отношения, ни с точки зрения качества, ни с точки зрения профессионализма. Но как бы то ни было все, что происходило тогда, у меня вызывает скорее улыбку, чем порицание. Какое было тогда время, такие были и герои.


8

«Экспертное мнение» Вадима Полякова-Мидлера

Так уж интересно получилось, что сегодня в нашей авторской колонке «Заметки на полях» выступает Вадим Поляков-Мидлер – человек, фамилия которого созвучна названию рубрики. Напомним: Поляков – продюсер уже ставшей «классикой» группы DEMO, организатор первых в России концертов «Руки вверх», «Гости из будущего» и практически всех знаковых танцевальных мероприятий 90-х. В те же годы руководил букинг-агентством корпорации «Райс Лис`C». Совладелец и арт-директор первого техно-клуба в столице LSDance, соведущий радиошоу на радиостанции 106.8.

Недавно в каком-то фильме услышал очень забавную фразу: «Статья должна быть такого размера, чтобы человек успел прочесть ее в туалете». Поэтому постараюсь придерживаться этого «золотого» правила журналистики. Меньше слов, аллегорий и всяких «умничаний».

Когда мне предложили написать авторскую статью в журнал, это было очень неожиданно для меня. Ведь все давно привыкли к тому, что глянец крутится вокруг «медийных» персонажей, а не тех, кто кропотливо, день за днем, делает свою работу в студии или у «печатной машинки». Тем не менее я тотчас согласился, так как любой опыт – вещь очень важная и нужная в жизни, а уж возможность разорвать порочный круг отредактированных интервью, в которых, как правило, после публикации остается процентов пять правды и столько же – смысла, предоставляется нечасто.

Итак, российский шоу-бизнес – что же это такое? Для меня три кита, на которых держится весь наш так называемый шоу-биз, это кумовство, взяточничество и феодализм. На этом можно было бы и закончить, так как все, кто сталкивался с этим явлением на бескрайних просторах нашей Родины, понимают, что я вкладываю в эти три слова. Однако говорить сегодня сколько-нибудь серьезно об этом совсем не хочется. Все и так знают, что лет 15 назад, когда только начали появляться всевозможные радиостанции и музыкальные каналы, когда «пираты» еще не были «мэйджорами» крупных лейблов с огромными каталогами, у простых смертных артистов был совсем небольшой, но шанс – именно за счет своего таланта попасть на эти самые каналы и станции и, как следствие, стать популярными и любимыми в народе. Сейчас же – увы и ах. Люди, сидящие у руля шоу-биза, как правило, мало что понимают в музыке. Это обычные чиновники, которые с тем же успехом могли бы управлять банком или агрохолдингом. Им по большому счету все равно, кто и какую песню

Люди, сидящие у руля шоу-биза, как правило, мало что понимают в музыке. Это обычные чиновники, которые с тем же успехом могли бы управлять банком или агрохолдингом.

В. Поляков-Мидлер написал, если это не приносит сиюминутных дивидендов. В какой-то момент емкое слово «неформат» даже умело заменили словом «худсовет», который якобы что-то решает, но на самом деле состоит из одного человека, который и ставит все точки над «i». Раньше происходили парадоксальные вещи, когда приносишь на радио песню, а тебе говорят: «прости, но она очень уж не в вашем стиле, а эксперименты никому не нужны». Делаешь песню, которая в стиле предыдущих, приносишь, и тот же человек тебе говорит: «нет, ну это очень похоже на ваши прошлые работы, а надо что-то новое». Смешно? Мне теперь тоже, но это по прошествии 10 лет безуспешных пробиваний «чиновничьей стены». Сейчас, когда трек тестируется на 4 балла из 5 возможных, его крутит вся страна на всех региональных радиостанциях, а по заказам радиослушателей он входит в 20-ку самых популярных, шоу-биз, он же худсовет, он же программный или музыкальный директор СМИ федерального уровня, говорит: «ну так себе, пока не возьмем», ничего не остается делать, как использовать ресурсы Интернета. Это сегодня единственный реальный показатель популярности артиста. И как ни крути, жизнь артиста без посредников гораздо более продуктивна и гармонична. Наш шоу-биз, если его сравнивать, например, с американским или даже европейским, напоминает несущуюся в непонятном направлении, по бескрайней пустыне, оставляющую после себя кучу пыли «Ладу Калину», в то время как там уже давно едут по автобану на «Бентли»… Самое неприятное во всей этой истории то, что все всё понимают, но в направлении системной модернизации бизнеса делать никто ничего не хочет. Всех устраивает «черный нал», отсутствие профсоюза, который мог бы защищать интересы артиста и продюсера, устраивают проплаченные эфиры, эфиры, навязанные с использованием больших каталогов («не возьмете артистку А, мы не дадим вам артистов Б, В, и Г»), устраивает полный бардак с промоутерами на местах изза отсутствия лицензирования площадок и концертных агентств, тотальное воровство в сфере авторских отчислений, абсо-

Фотографии из личного архива Вадима Полякова-Мидлера.

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ

«Наступило время дилетантов, которых легко подчинять, использовать и выбрасывать на помойку».


9

лютно безнаказанное пиратство в просто устрашающих размерах. Я уже не говорю про законы, которые очень странно и двояко прописаны в 4-й части ГК РФ. Они просто не исполняются. Даже наши суды и судьи не совсем понимают, что такое авторское право и интеллектуальная собственность. И либо совсем не заводят дело по исковому заявлению, либо закрывают по непонятным никому причинам, либо выносят абсурдные решения. Вот на фоне всего этого молодому парню или девчонке нужно взять в руки гитару и попытаться стать звездой. И теперь мы с вами понимаем, что это за человек, который прошел все эти круги ада и оказался на вершине. Как правило, ни о каком творчестве думать уже не приходится. Творчество превращается в фастфуд и клоунаду. Наступило время фриков и роликов в Ютьюбе. Люди уже не готовы воспринимать артиста серьезно, даже если это реальный артист, а не фрик-однодневка из Интернета. Вообще, в сфере индустрии развлечений произошла серьезная девальвация понятий: артист, писатель, режиссер, музыкант, импресарио, продюсер и т. д. На-

Рано или поздно деградация приведет-таки к кардинальным реформам. Очень надеюсь, что большинство настоящих артистов и музыкантов доживут до этих светлых дней. ступило время дилетантов, которых легко подчинять, использовать и выбрасывать на помойку… Я как никто понимаю, что управлять продюсерским проектом гораздо легче, чем реальным артистом – личностью со своими капризами, заскоками, требованиями и пр. Это неподъемная сейчас история, и такую роскошь может себе позволить только реальный меценат, которому не жаль 2–4 миллионов евро. Никто не будет искать таланты и перелопачивать горы дисков в надежде найти талант. Зачем? Все могут всё. Каждый может петь, играть в кино, танцевать на льду, готовить, смешить и т. д. Универсальные роботы пришли на смену сильным творческим личностям. Медиалица! Вот настоящие герои нашего времени! Но все должны понимать, через что они прошли, проходят сейчас и что их ждет в будущем. Как правило, задача медиалица быстро и удачно найти богатого спонсора-мужа-любовника, который оплатит их жизнь в этом медиапространстве, а это в свою очередь принесет материальные дивиденды. Ни о каком творчестве уже не может быть и речи. Кстати, это происходит не только в России. Самое интересное, что во всем мире в той или иной степени есть то, о чем я говорил ранее. Просто у нас (как всегда) все самое порочное обретает чудовищные, если не сказать катастрофические, масштабы. Если подводить итоги всему вышесказанному, я бы обратил внимание молодых, действительно творческих молодых людей, поменьше доверять всему, что они видят и слышат из СМИ, и пытаться все делать самим. Сами пишите, сами размещайте свои работы на бесплатных интернет-ресурсах, выходите на западные неза-

Медиалица! Вот настоящие герои нашего времени! Но все должны понимать, через что они прошли, проходят сейчас и что их ждет в будущем. Как правило, задача медиалица быстро и удачно найти богатого спонсора-мужа-любовника, который оплатит их жизнь в этом медиапространстве, а это в свою очередь принесет материальные дивиденды.

висимые лейблы и компании, занимающиеся размещением музыки на всевозможных платформах. Не верьте в добрых дядек из шоу-биза, которые, услышав ваши песни, впадут в культурный шок и тут же побегут делать из вас звезду. Этого не будет никогда. Но не забывайте также, что шоу-биз в том виде, в котором он существует сейчас, – это змея, кусающая себя за хвост. Рано или поздно деградация приведет-таки к кардинальным реформам. Очень надеюсь, что большинство настоящих артистов и музыкантов доживут до этих светлых дней. А пока пользуйтесь тем, что вам доступно для самореализации, и верьте в то, что талант все равно рано или поздно прорвется и будет замечен людьми, а не чиновниками из министерства шоу-биза. Как любил говорить мой отец: «пока мы недовольны жизнью, она потихоньку проходит». Не ждите, а то может стать слишком поздно. Если вы все же хотите попасть в мясорубку этой фабрики тщеславия, то будьте готовы к тому, что вам придется идти на сделки с совестью и честью, а может быть и продать душу для того, чтобы хоть на миг стать любимцами публики. И еще: мне очень хочется, чтобы те, кто будет читать эту статью, поняли, что все вышеописанное лично у меня не вызывает каких-то сильных эмоциональных потрясений. Это реалии, с которыми бороться можно только на уровне государства. Видимо, на данном этапе развития нашего общества государство устраивает то, что происходит у него за кулисами. Наше же дело не ждать милостей от природы, а заниматься тем, чем мы можем заниматься лучше или хотя бы не хуже других, и надеяться на то, что и наш черный рынок когда-то превратится в белый и цивилизованный. Надеюсь, вы нескучно провели время и все вышеизложенное помогло банальную процедуру посещения туалета превратить в забавное путешествие в мир разврата, чистогана и дешевых сенсаций. P. S. Пока писалась статья, А. Митрофанов внес в Думу предложение о лицензировании концертной деятельности. Лед тронулся?


10

Продюсер

ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ

Интервью провел Ильдар Нуриев

– Вячеслав, расскажите, над чем вы сейчас работаете? – Основной мой проект – Ирина Нельсон, солистка группы Reflex. Забегая вперед, скажу, что «вытащить» человека из бренда, в основе которого он находился все время, практически невозможно. Все последние годы я посвятил всего себя именно этому проекту – сделать сольную певицу, не убирая ее из популярной группы. Год назад вернулся из Америки. В период, когда Ирина выходила из Reflex, я попробовал создать в Штатах проект – певицу, поющую и играющую в стилистике softrock. И проект довольно быстро добился успеха. Ирина Нельсон появилась в чартах Billboard на 35-м месте уже через полгода после старта песни Sunrise в ЛосАнджелесе. Надо сказать, что успеху в Америке предшествовала работа с лондонскими музыкантами – получилось чтото очень близкое к Coldplay. Там же мы свели несколько треков, продюсером которых выступил Стив Орчард, работавший с Dido. Затем в США продолжили сотрудничество уже с Гарри Миллером – экс-продюсером Джорджа Майкла и Кайли Миноуг. Завершив сложный, но приятный процесс работы над альбомом, мы выпустили его на зарубежный рынок под названием SunGeneration, и вскоре получили много звонков и предложений о сотрудничестве, в результате чего подписали дистрибьюторский договор с компанией Universal. Более серьезных, «мейджорских» отношений и продюсерских контрактов с лейблом нам было не нужно, потому как люди мы зрелые, состоявшиеся, и мне, как создателю коллектива, хотелось оставить за собой решающую роль в проекте, а не спрашивать постоянно: можно ли это, можно ли то. Далее как по накатанной – мы заключили соглашение с компанией LCO, которая в свое вре-

мя занималась PR-кампаниями Майкла Джексона, Гвен Стефани и многих других. На тот момент у меня уже был вид на жительство в Америке. Казалось, что исход предприятия предрешен, но… Одновременно с этими достижениями я получал вести из России касательно того, что обновленный Reflex (без Ирины) не имеет здесь ожидаемого спроса. Фанаты заваливали мой e-mail с просьбами вернуть Нельсон в группу. И я встал перед серьезным выбором: оставить Ирину в США, работая в рамках этого нового успешного проекта, либо вернуться в Россию и продолжить историю с классическим составом Reflex. После долгих раздумий я пришел к выводу, что Ирина действительно очень любит нашу страну, ей здесь уютней, она – патриот, в самом настоящем смысле этого слова. Мы решили воссоздать Reflex в первоначальном виде, несмотря на колоссальные перспективы, которые открывались

у нас за рубежом. Сейчас мы продолжаем сотрудничество и с Universal, и с LCO, но им очень нелегко продвигать артиста на удалении. И вот уже целый год я решаю этот ребус – как сохранить то, что наработано нами за рубежом, но в то же время работать здесь. Все получается успешно! Так что, если обобщить все вышесказанное, с одной стороны, мы имеем дело с качественным продуктом, который продается по всему миру, а с другой стороны, есть певица Ирина Нельсон и любимая всеми группа Reflex, о популярности которой здесь говорить не приходится, в том составе, к которому люди привыкли и полюбили и в котором группа стала культовой. Возвращаясь к сольному альбому Ирины, надо сказать, что мы столкнулись с тем, что из-за некоторых технологических проблем, связанных с российским iTunes, скачать и послушать его именно в России было до последнего времени проблематично. В стране попросту не было iTunes. Радует то, что проблема

Фотографии из личного архива Вячеслава Тюрина.

Этой встречи мы ждали с особым трепетом, так как Вячеслав Тюрин уже был гостем ��ашего журнала в 2005 году, и тогда, в том числе, прозвучала серия прогнозов относительно развития российского музыкального рынка. Что ж, подведем итоги. Опытный продюсер, талантливый музыкант, создатель мегапопулярной группы Reflex, обладатель 17 национальных музыкальных премий плюс ко всему оказался еще и весьма прозорливым человеком – многое, о чем говорилось тогда, нашло свое отражение в реалиях нынешних дней. Но не будем заниматься цитированием и оборачиваться назад. Если кто-то вспомнит то интервью, сам поймет, о чем речь. В любом случае сегодняшняя беседа получилась весьма интересной, острой и обстоятельной.


11

На концертах Ирины Нельсон Вячеслав выступает как клавишник

решена, и к выходу этого номера журнала наши соотечественники уже легко смогут послушать этот альбом, который в России вышел под название «Теплое Солнце». iTunes Russia открыт, и это по-настоящему начало новой музыкальной эры у нас в стране. Все осознают это чуть позже, когда все это впишется в нашу жизнь столь же плотно, как компакт-диски. – За время работы с западными продюсерскими компаниями вам так или иначе наверняка приходилось сравнивать их музыкальную индустрию с нашей. Можете сказать об их преимуществах или, возможно, наоборот, о недостатках?

– Ну, начнем с того, что я был готов заплакать, когда узнал, что у нас закрывается Billboard, ведь это значит, что профессиональная музыкальная культура в стране просто умирает. У нас есть цивилизованный автобизнес, строительный бизнес, масса других. А вот шоубизнеса нет. Находясь в Америке, я был поражен, когда в американском книжном магазине увидел огромное количество литературы по… шоу-бизнесу! Ну, например, видя книгу, которая называется «Ваш первый контакт с радиопромоутером», ты понимаешь, что вот это и есть индустрия. У нас в стране тебя сочувственно хлопают по плечу, если ты или твой ребенок как-то связан с музыкой, когда как за рубежом наоборот – это интеллектуальная элита. У нас нет никаких способов самостоятельно повысить свою квалификацию в шоу-бизнесе, нет тематических изданий. Хорошо, что вы вот стараетесь, наконец, сделать что-то подобное. Человек-то может и листал бы чартовые журналы, если бы понимал, о чем там вообще пишут. Взять даже наших ближайших соседей – украинцев. Они не занимаются двурушничеством, мздоимством, не знаю, как еще точнее выразиться. Небольшая страна, небольшие бюджеты, но у них получается брать качеством, они более ориентированы и мотивированы на творчество. У нас же было слишком много движений «около музыки». Но тем не менее в связи с развитием технологий мы тоже все ближе и ближе к качеству. И хотя к Skrillex, например, нам пока не подобраться, повторюсь, дистанция все более сокращается. Парадокс в том, что индустрия продвижения этого качества от-

Российские «Грэмми» – «Золотой граммофон»: у Вячеслава их три

сутствует напрочь. А музыкальный формат огромной страны посредством радиостанций определяют четыре-пять человек. И никаких правил, никакой структуры этого бизнеса нет. – Скажите, запись на зарубежных студиях – это что? Погоня за качеством, имиджевый ход или что-то иное? – Ну вот, к примеру, альбом Kesha «Warrior». Когда я недавно послушал этот альбом, то пришел к выводу, что это квинтэссенция работы продюсера и автора. Разделение «творчество/бизнес» здесь представлено в идеальной пропорции. Весь альбом, от трека к треку, скомпонован настолько ровно, что понимаешь – это попмузыка 2013 года. При всей широте творческих решений – от гитары до дабстепа, совмещенных в одной песне, – материал звучит оправданно и нормально. И пусть радиостанции возьмут всего один трек, но возьмут! Отсюда аксиома: если твой труд чист и честен, его всегда услышат. – Вячеслав, давайте вернемся в день сегодняшний. Какова ваша стратегия в условиях российской стихийности и неразберихи? Каким образом вы выстраиваете линию общения с радиостанциями и телеканалами? Ведь ни для кого не секрет, что существует два аргумента. Первый – деньги. – До последнего буду отрицать. А второй?

С Ириной Нельсон в Лос-Анджелесе во время записи ее сольного альбома

– Второй – это убедить. – Ну, давайте все же не забывать еще и о том, что люди, формирующие музыкаль-


12

1/2013

В лондонской студии AIR

В знамениттом Capitol Records в Голливуде

ную политику радио и ТВ, – профессионалы в своем деле. Говоря простым языком, будь вы учеником, а они – школьными диджеями, вы бы с этой дискотеки не ушли. Как ни крути, они хорошо знают, что записать на свою «кассету». Основной вопрос – в качестве предлагаемого им продукта. Если ты убежден в своем качестве, будь уверен – тебя услышат. Вдобавок, надо понимать, что программный директор тоже зажат рамками формата вещания, которые не вправе раздвигать. Если хотя бы один человек уйдет с этой «дискотеки», то это минус балл в рейтинге. Проблема и в другом – у нашего слушателя устойчивые ассоциации. Допус-

C Ириной Нельсон на награждении орденом «Профессионал России»

тим, тот же рок – это «Чайф», «Алиса», Земфира, и все. К тому же в России не существует «форматного» деления рока, ну нет у нас в плотном радиоэфире понятия softrock, о котором я говорил выше. Нет у нас радиостанций, заточенных именно под это направление. Ключ – в поиске максимального компромисса. Песня жесткая – возьмите и сделайте мягче, на английском – постарайтесь перевести на русский, и так, буквально, до обоюдной заинтересованности. У нас только-только появляются рейтинги музыкальных продаж в Интернете благодаря тем же iTunes, а это уже способ аргументировать, дескать, посмотрите, у моего проекта такое-то количество скачиваний. И это будет самым хорошим козырем, поверьте, к вам прислушаются. Вспомним, как в прошлом году песня «Прованс» стала форматной для всех радиостанций! Что-то щелкнуло, и песню с аранжировкой, по сути, «из народной дискотеки» берет «Европа Плюс», а ведь Елка – артист совсем иной формации, остальной материал у нее совсем другой, взрослый, но тем не менее это произошло. Я действую так же – не играю в «угадай мелодию», я просто умею вычленять некий трек из общего багажа и умею найти компромисс. Хотя, пожалуйста, если ты совсем не желаешь корректировать свое творчество, если не хочешь ни с кем договариваться и искать обоюдовыгодное решение, у тебя есть Интернет, соцсети. Ты вправе абсолютно спокойно формировать свое маркетинговое пространство. Этого же никто не запрещает. Еще пять лет назад мы не могли и думать об этом, представить себе не могли, до чего дойдут технологии коммуникаций и обмена информацией. У нас уже есть много «аль-

тернативных» музыкантов, рожденных в Сети. Давайте вспомним того же Ивана Дорна, он отнюдь не абсолютный герой радиоэфиров: посмотрите чарты – его там много где нет. Об этом мы и говорим: качественный продукт не остался незамеченным. Отягощает именно отсутствие структуры шоу-бизнеса, неких утвержденных и всеми принятых правил его ведения, а не узкая проблема с эфирами. – С радио и телевидением все более-менее ясно, хотелось бы узнать, как вы выстраиваете отношения с музыкальными дистрибьюторами?

C Дэнни де Вито у него в доме

C продюсером Расселом Кастеллой


13

– Альбом Ирины Нельсон за рубежом продает лучший дистрибьютор в мире – Universal, чего же еще желать? Песни с этого альбома сейчас крутятся в шести странах. Это Аргентина, Корея, США, Япония, Мексика и Венесуэла. И, повторюсь, размах мог бы быть еще больше, если бы мы настойчиво занимались пиаром за рубежом, а не сделали ставку на российский рынок. Что же касается продажи нашей музыки здесь, то это, конечно же, iTunes, через First Music Publishing. – Вячеслав, а почему у вас нет новых музыкальных проектов? – Честно говоря, я загружен полностью. Я творческая единица, а не рекордлейбл, и у меня просто нет необходимой инфраструктуры для того, чтобы окружить себя массой исполнителей. Моя стезя несколько иная: я хитмейкер. Абсолютно все песни, которые я делал, входили во всевозможные чарты не ниже «Золотого граммофона». И люди идут ко мне за этим. А так как структурированной системы, повторюсь, нет ни у меня, ни в нашем шоу-бизнесе в целом, я не стремлюсь закрыть собой все щели. Нет продюсерского центра Вячеслава Тюрина, но есть ReflexMusic, куда можно обратиться и получить хит. Продвижением этого хита я не занимаюсь. – По какому принципу вы определяете, где хит, а где нет? – Дело в том, что определяю не я. Я просто знаю, что, если исполнитель придет на радио с песней, которую написал Вячеслав Тюрин, его оттуда не прогонят. Так или иначе этот трек вызовет интерес. Когда ко мне приходит новый артист, я использую свой собственный маркетинг –

C дочерью Алиной

спрашиваю, куда будем «рулить»? Если человек говорит, что тяготеет к року, мы садимся и выясняем, является ли он на самом деле рок-фигурой или все же нет. Что он, собственно, в роке будет делать? Если делать ему там нечего – подбираем что-то иное. К тому же есть хит-парады станций, мы можем послушать, какую музыку там любят, выяснить, какой продукт они ждут. И все – вперед! С состоявшимся исполнителем, конечно же, все гораздо проще. Просто делается вещь, соответствующая его стилистике, органичная ему. – Вячеслав, мне кажется, что вы не затронули главное, а именно: человек, даже имея на руках стопроцентный хит, но будучи артистом начинающим, все равно обречен на отказ у 99% радиостанций. – Нет, это неправда. А почему вы так думаете? Вы считаете, что все решают деньги? Но посмотрите, у меня карьера довольно долгая, будем считать с первого успешного сингла певицы Дианы. Это 1996 год. Так вот с 1996 года по день сегодняшний я ни разу не платил радиостанциям и телеканалам! Мало того, я даже и людей-то таких не знаю. Можете считать меня наивным. Если люди говорят о каких-то деньгах, которые они несли в коробках или в конвертах, то я не знаю, куда они несли, зачем несли и с кем договаривались. Такой путь мне неизвестен, я никогда никому не платил. – Но имеется в виду не авторитетный продюсер Вячеслав Тюрин, а некий начинающий исполнитель. – Дело в том, что и меня иногда просят что-то переделать, поменять, перепеть. Это как дресс-код – если мы хотим по-

В РИА «Новости», награждение орденом «Профессионал России»

пасть в определенное место, где нам советуют соблюсти определенные стилистические особенности, то мы или соглашаемся, или не идем туда. Ровно так же происходит и здесь, на мой взгляд, все логично. Я приводил пример с Дорном – он ничего не менял, не переделывал, но все равно добился успеха альтернативными путями. Например, Надя Новосадович (Guru Groove Foundation), в широких ротациях на радио не была. Очень просто: хочешь звучать на радио – идешь на радио и следуешь «дресс-коду». Не хочешь – не идешь. Все. – Вячеслав, спасибо, последний вопрос: есть еще какие-то интересные творческие ниши, в которых вы реализуетесь как музыкант? – За два с половиной года работы в Штатах я создал свою музыкальную студию в небольшом домике на побережье Малибу. Сейчас над саунд-треками к российским фильмам там работает мой партнер, о котором я упоминал, – Гарри Миллер, а заказчиков с нашей стороны ищу я. Мы уже довольно много сделали, например, в мультике «От винта» (ответ американским «Тачкам»), в фильме Веры Сторожевой «Мой парень ангел» звучит наша музыка. Сейчас Гарри заканчивает работу над музыкальным оформлением сериала «Шерлок Холмс». Таким образом: я умею писать попмузыку – занимаюсь группой Reflex, могу сочинять саунд-треки к кино – договариваюсь с кинопродюсерами, хочу делать рокмузыку – еду заниматься этим в Штаты. Я пробую себя в самых разных областях музыки и рад, что у меня все получается!


14

Радиоформат

АНДРЕЙ ЧИЖОВ: «МОСКВА ДАВНО ПОТЕРЯЛА СТАТУС ЗАКОНОДАТЕЛЯ МОДЫ» Интервью провел Ильдар Нуриев

– Андрей, сколько лет вы работаете в области радио? – C марта 1995 года. Точкой начала считаю прямой эфир на популярной в то время у москвичей радиостанции «Панорама» на 106,8 FM. Первый прямой эфир в утреннем шоу в субботу. Читал новости дня. Сам читал, сам готовил, сам дрожал от волнения как осиновый лист. Сейчас радиостанции уже нет, и даже частоту, на которой она вещала, поменяли и сдвинули. – Кому принадлежит идея «Пионер FM»? – Идея создания, концепция, как сейчас говорят, формат «Пионер FM» придумал сам, с Божьей помощью, конечно. Так должна была бы выглядеть пионерская

Фото из личного архива Андрея Чижова.

Фантазия Андрея Чижова, ветерана отечественного радиовещания, долгое время не дает покоя многим игрокам отечественного FM-диапазона. На его счету множество ярких проектов, в том числе и станция «Пионер FM», вырвавшаяся за короткий срок в лидеры рейтингов. Столь убедительного роста в этой области давно не было, тем удивительнее была остановка вещания радиостанции. О причинах ухода с кнопки приемников и о планах этого оглушительно успешного проекта мы поговорили с создателем «Пионер FM» – Андреем Чижовым.


15

радиостанция сейчас, если бы не распался СССР, пионеры ходили бы в школу по улицам наших городов, ездили в пионерские лагеря и на слеты. Если вы вспомните свое пионерское прошлое, были в пионерских лагерях, то помните вещание из лагерной радиорубки. Нечто подобное удалось воссоздать и сейчас. – Вы не единственные, кто вещает в формате «дискотека 90-х», в чем отличие от других? Как при схожем репертуаре удалось настолько очевидно уйти в отрыв? – В 2009-м нам удалось вывести в эфир часть наших программ в Москве на частоте 94 FM. На тот момент интереса к музыке 90-х и начала 2000-х годов у московских радиостанций практически не было. Более того, к этому пласту музыкальных воспоминаний музыкальные редакторы многих радиостанций относились с откровенным пренебрежением. Мы первые, кто вернул в эфир в большом объеме «Руки вверх!», «Дискотеку Авария», Сашу Айвазова, «Евро», Жукова и т. п. В тот момент не было возможности сорить деньгами, размещать рекламу в городе. Да и рекламировать было нечего, так как наши программы выходили по договоренности на частоте другой радиостанции и называться «Пионер FM» не могли. Ни о какой зарплате сотрудникам речь не шла. Спасибо бизнесмену и известному музыканту Андрею Ковалеву, который дал нам возможность

расположить эфирную студию в его офисном центре и долгое время ничего с нас не требовал. Денег не было до такой степени, что один наш сотрудник шесть месяцев жил в студии звукозаписи. Мы работали, когда не спали, то есть все время, и результат не заставил себя ждать. Людям так понравился наш радиопроект, что слушатели стали писать частоту 94 FM на своих автомобилях. Я сам не ожидал, что нас так поддержат. Рано утром ехал на эфир утреннего шоу и на светофоре увидел перед собой автомобиль, на котором пальцем старательно было написано «Брат, включи

94 FM». Наверное, это был успех. Такого в истории радиовещания России и СССР до этого не было. – За время работы над «Пионер FM» вам удалось наладить диалог с другими станциями или это в принципе невозможно? Я имею в виду модель отношений между полновесными конкурентами в одноформатном секторе вещания. Как можно эти отношения охарактеризовать – деликатные, дружественные, деловые или враждебные? – Московские радиостанции быстро поняли, что их сделали. Думаю, они

Биография: 1994. Андрей создает авторскую программу на кабельном телевидении. 1995. С марта работает на радио «Панорама» корреспондентом вне штата. 1996. Первое утреннее радиошоу («Корпорация Радио-Арт», 107,4 FM). 1997–1998. Создает несколько шоу на «Открытом радио». 1999. Заключает контракт с «Русским Радио». Создает шоу «Русские пряники», позже участвует в создании и других шоу. 2003. Летом покидает «Русское Радио» и создает проект «1-е популярное радио – попса». 2004. «Русское Радио» предлагает новый контракт. Ведущий «Подсолнух-шоу», генеральный продюсер холдинга «Русская Медиагруппа» по декабрь 2007 г. 2006. Создает телеканал RU.TV. Генеральный директор, продюсер, ведущий и голос канала. 2008. С 1 января 2008 г. главный продюсер дирекции молодежного радиовещания ВГТРК. 2009. Автор идеи и генеральный продюсер радиостанции «Пионер FM». Ведущий утреннего шоу и других программ. 2012. Создает медиапроект «Пионерия» (www.pionerfm.ru). Главный продюсер проекта. 2013. Главный продюсер радиостанции «Формат FM», Пермь, 91,8 FM.


16

1/2013

внимательно следили за небывалым ростом официальных рейтингов частоты 94 FM и думали, что им делать. Представители очень крупного московского холдинга предлагали крупную сумму денег за покупку проекта «Пионер FM» на взлете, но нам на тот момент это было неинтересно и мы вынуждены были отказать. Остальные просто стали копировать продукт. – Почему тогда «Пионер FM» прекратил вещание на кнопке в Москве? – Это было дважды. «Не очень взрослое радио», вещавшее на частоте 94 FM, любезно предоставило нам возможность транслировать наши программы, но под их брендом. В один прекрасный воскресный вечер тогдашний директор частоты выключил из эфира нашу студию и поставил в эфир свой компакт диск. Решил, что так будет лучше. Три месяца мы не транслировали свои программы в московском эфире, пока этого директора не уволили и не назначили нового. Мы вернулись в эфир почти на год. В апреле 2012 года владелец «Не очень взрослого радио» был вынужден перепродать его. Мы встречались, и я предлагал выкупить радиостанцию и право вещания на частоте 94 FM, но владелец продать мне актив не смог. В настоящий момент радио в Москве – это больше политика. Многие собственники радиостанций несут колоссальные убытки, но почемуто продолжают финансировать их. – Сколько на сегодняшний день региональных ретрансляторов вашей станции? – Наша программа выходит в эфир в шести городах. – Есть ли, на ваш взгляд, перспективы в области интернет-радио? – Перспективы были и есть. Россия, как обычно, опаздывает. В Великобритании и Канаде, например, FM-радиостанции уже не так актуальны, как в России. Более 60% слушателей получают информацию через мобильные приложения. Даже BBC выбрали основным направлением доставку радиои видеопотоков через Интернет. Мы, проект «Пионерия», активны в этом направлении. Несмотря на отсутствие

Старайтесь не быть частью мирской суеты. Не портьте нервы понапрасну. Не теряйте время зря, будьте там, где вам хорошо, где вы любите и вас любят.

трансляции в FM-диапазоне, московские слушатели остаются наиболее активными в голосованиях, опросах и программах по заявкам. Все это благодаря интернет-трансляции. – Можно ли выстроить стратегию развития радиостанции от обратного, не из Москвы в регионы, а наоборот, из регионов добиться успеха во всей стране? Или Москва по-прежнему является законодателем моды на музыкальные веяния? – К сожалению, Москва давно потеряла статус законодателя моды. Холдингами были сделаны серьезные ошибки. Радио в Москве находится в состоянии глубокого кризиса. На вещание сильное влияние оказывают политические интересы. – Сложно ли конкурировать с крупными радиохолдингами? – Диву даешься, когда видишь, как крупные холдинги тратят огромные деньги на ненужную рекламу и проекты. Менеджеры тратят средства не из своего кармана, а владельцы ничего не понимают в радиобизнесе. Знаю только одного владельца холдинга, который понимает в радио. Поэтому в Москве палец постоянно прыгает по кнопкам приемника в поисках найти что-то по душе и в итоге останавливается на собственной mp3-коллекции. Есть профессиональные редакции, но они работают в формате информационного радио. – Насколько радиобизнес в России сегодня цивилизован или, как и везде, есть место подковерным играм, коррупции? Чего, на ваш взгляд, не достает этому виду деятельности в музыке? – Творчество ушло на второй план. Настоящих специалистов выжили, ктото просто устал, у кого-то опустились руки. В радиохолдингах нет почвы для роста новых интересных проектов. Боль-

Мы работали, когда не спали, то есть все время, и результат не заставил себя ждать.

шинство сотрудников занимаются не творчеством, а борьбой за выживание, держатся за рабочие места. Поток дешевой рабочей силы из регионов не остановился, а рабочих мест на московском рынке давно нет. Конкуренция как таковая отсутствует, рейтингам давно никто не верит, рекламный рынок практически уничтожили многолетней неграмотной работой с клиентами. Жажда легких денег, поборы с музыкантов за трансляцию их музыкальных произведений в эфире стали нормой. Никто не работает с молодежью. Был гостем на курсах повышения квалификации. Грамотный сбор денег с региональных вещателей, и все. Существует «Российская академия радио». Академики даже друг друга награждают за успехи. Мы все ждем чуда, но его пока нет. – Можно ли с нуля создать радиостанцию, без нефтедолларов, и превратить ее в успешный процветающий бизнес-проект? Или по каким-то причинам это невозможно в нынешних условиях? – В Москве пока невозможно. Последняя сделка обошлась в семь миллионов долларов за право трансляции на московской частоте, и еще столько же ушло на «непредвиденные» расходы. Сейчас козыри в руках региональных вещателей и тех, кто идет в Интернет. Удачные старты уже есть. – Андрей, вопрос личного характера: у вас есть друзья в шоу-бизнесе или в вашей профессии это невозможно? – Есть хорошие знакомые. Думаю, каждый из читателей журнала в понятие «друг» вкладывает что-то большее, чем хороший знакомый. Есть люди, которых я знаю много лет. Специалисты в радиоделе тоже есть. – Что вы можете пожелать читателям журнала? – Старайтесь не быть частью мирской суеты. Не портьте нервы понапрасну. Не теряйте время зря, будьте там, где вам хорошо, где вы любите и вас любят. Желаю заниматься любимым делом. И самое главное – будьте здоровы физически и духовно. С уважением, Андрей Чижов.


18

АНДРЕЙ РАЗИН: «У МЕНЯ ПОЛУЧИЛСЯ САМЫЙ ГРАМОТНЫЙ ПРОЕКТ В ИСТОРИИ МИРОВОЙ ШОУ-ИНДУСТРИИ» Интервью провел Ильдар Нуриев

– Какую роль вы отводите себе в российском шоу-бизнесе? – Я его основатель. И не только я так считаю, так считают все. Сама Примадонна сказала, что шоу-бизнес в России начался, когда на перрон Казанского вокзала ступили ноги этого колхозника. Когда ее спросили, что за колхозник, она сказала, что у нас один колхозник – Разин. Если говорить откровенно, именно я придумал настоящее продюсирование. У меня был самый верный продюсерский подход, ведь я в первую очередь исходил не из творческих побуждений, а из рациональности. В 1987 году я создал некий комбинат с внутренней инфраструктурой и со своим положением,

Фотографии из личного архива Андрея Разина.

Появление в конце 80-х проекта под названием «Ласковый май» произвело эффект разорвавшейся бомбы. Никогда до этого на эстраду не выходил столь вызывающе спорный коллектив, ломающий все шаблоны и традиции советского шоу-бизнеса. И по сей день не утихают ожесточенные споры о вредоносном влиянии группы на российскую культуру. «Русский продюсер» встретился с создателем и продюсером самого успешного проекта в истории отечественной музыки Андреем Разиным и узнал, почему ему так выгодна была критика, зачем ему нужны были беспризорники и как Юра Шатунов превратился в сына Элвиса.


19

не входящим в противоречие с тогдашним законодательством. Я основал экспериментальную студию для одаренных детей-сирот, зарегистрировал ее, взял в соучредители министерство просвещения, выбрал специальный интернат и, используя связи с Горбачевым, выбил себе под это структурное подразделение дворец культуры на Открытом шоссе. Этот интернат был переименован в «Школу-студию для одаренных детей для круглогодичного проживания». После этого я проехался по Советскому Союзу и набрал ребят из детских домов, с которыми и сделал свою собственную «фабрику», продюсерский центр. Из него и вышел «Ласковый май».

Группа была создана за шесть месяцев. Именно столько времени понадобилось, чтобы подписать все 20 разрешений от всех инстанций: начиная с ЦК КПСС и заканчивая мэрией Москвы. Таким образом, я решил главную задачу – ушел от тарификации за выступления, от ограничений по их количеству, от образования, от сдачи и необходимости утверждения программы. Артист в Советском Союзе давал не больше 20 концертов и получал за каждый от пяти до десяти рублей, и этот тариф утверждался персонально министром культуры и квалификационной комиссией; при этом артист обязан был иметь музыкальное образование, таким образом подтверждая свою квалификацию, а в это время мои артисты в возрасте от 10 до 15 лет, не зная ни одной ноты, зарабатывали 10–15 тысяч рублей за одно выступление. Единственной просьбой со стороны руководства министерства культуры было никому не показывать полученное мной постановление, кроме компетентных органов. За восемь месяцев благодаря железной дороге мы раскрутили коллектив. На деньги, взятые в долг, я заказал вагон чистых кассет и записал на них песни «Ласкового мая». Снял небольшое помещение на Казанском вокзале, и три недели нанятые мной люди предлагали всем без исключения начальникам поездов за небольшое вознаграждение взять коробку кассет и крутить песни моей группы в поезде, а тем, кому песни нравились, бесплатно дарить эту кассету. Через три месяца мы начали гастролировать и зарабатывать деньги. Помню, первый звонок раздался из Казахстана: можете ли приехать к нам с концертом, я аккуратно уточнил по поводу гонорара – сошлись на 50% от кассы, а через три дня позвонили и сообщили, что все билеты проданы и, мол, «не могли бы вы задержаться и выступить на следующий день». Так началось наше триумфальное шествие по стране. В итоге у меня получился самый массовый, денежный, грамотный и интересный проект в истории мировой шоу-индустрии. Ни Майкл Джексон, ни The Beatles, ни Элвис Пресли не продали за пять лет 47 миллионов билетов. – Существует мнение, что с появлением «Ласкового мая» музыка погрязла в хаосе: фонограммы, непрофессиональные музыканты, бесконечные клоны. Как следствие, российский шоубизнес был отброшен на задворки мировой индустрии.

– Это мнение Артемия Троицкого и Юрия Филинова, которое они постоянно распространяли на протяжении тех шести лет, что «Ласковый май» гремел по стране. Никто из нормальных артистов не понимал, почему они выступают всего 20 раз в месяц, играют в филармонии и получают ежемесячно жалкие 300 рублей. В то время как я зарабатывал на одном концерте 10 тысяч, и при всем при этом мне удавалось действовать, минуя филармонию и ничего не выплачивая государству. Разумеется, это был шок. У всех был резонный вопрос, как группа «Ласковый май» и Андрей Разин могут действовать подобными методами, почему государство позволяло им это делать. Все они в своих критических статьях начали давить на низкий уровень «Ласкового мая». А между прочим, одним из моих самых удачных продюсерских ходов было эксплуатирование темы нашей непрофессиональности, для того чтобы критики и звезды погрязли и захлебнулись в обсуждении неграмотности и пошлости музыки коллектива. Я делал все, лишь бы группа как можно бездарнее вышла на сцену, как можно хуже спела, чтобы она самым вызывающим образом повлияла на публику, чтобы все газеты сконцентрировались именно на обсуждении моей творческой натуры, но ни в коем случае не пытались разобраться с нашими финансовыми делами, не выводили меня на разговоры об антизаконных действиях и антизаконные поборы. Таким образом, я обманул всех, включая Троицкого, Пугачеву и Ротару, погрузив их в страшнейшую творческую полемику о том, что такое хорошо и что такое плохо, тем самым не допустив их к теме обсуждения моих финансовых дел. В то же время, чем больше они критиковали нас, тем быстрее раскручивался «Ласковый май». После каждой публикации все хотели посмотреть на этих бездарных мальчиков. Для меня любое отрицательное мнение было дороже хвалебно-


20

1/2013

лику, которая их обожала, и знали только то, что доносили им я и учителя, которые занимались их образованием. Поэтому все пять лет они считали, что они самые гениальные, несмотря на то, что не знают ни одной ноты. Вот это мое самое главное продюсерское достижение.

го отзыва, которые вообще могли все испортить, ведь это критически могло сказаться на кассовых сборах. Поэтому я пригласил воспитанников детских домов, у которых нет ни отца, ни матери, ни, как я всегда считал, совести. Они не должны были быть подвержены никакому мнению, были изолированы от газет, телевидения и общества, никаких закулисных фуршетов и общения с другими артистами. Музыканты находились под постоянной охраной численностью около 15 человек, которые обеспечивали их безопасность. Они видели только визжащую пуб-

– Другими словами, вы подтверждаете, что в основу вашего проекта лег бизнес-замысел, а не творчество? – Я не считаю, что человек, получивший музыкальное образование, будет лучшим артистом, чем тот, кто пришел из художественной самодеятельности. Вы можете проверить: Юра Шатунов собрал 17 аншлагов в «Олимпийском», а Володя Пресняков – ни одного. При этом Володя был выходцем из талантливой семьи и у него было очень хорошее образование. Но это все не важно. Имеет значение лишь правильный продюсерский подход. Я никогда, повторюсь, никогда не искал артиста по вокальным данным, меня интересовала только внешность артиста. С тем же самым Юрием Шатуновым была такая история. Есть мнение, что меня переклинило от того, что я услышал, как он пел «Белые розы», но это не так. Меня переклинило от его внешности, от схожести с очень популярным в 1985 году Элвисом Пресли. Поэтому мне пришла в голову идея распространить историю о том, что он внебрачный сын Элвиса. Что его в 1973-м родила и бросила в роддоме русская девушка, которая училась в Америке и уехала обратно жить в Штаты. Об этом впервые написал журнал «Смена», которому я рассказал историю о том, что известный продюсер Борис Ле-

вин попросил меня найти сына Элвиса Пресли. Потом эта публикация позволила нам надавить на чиновников, отказывавшихся выдавать разрешение на выезд Юрия Шатунова в Америку. Эта легенда у меня срабатывала и дальше. Поэтому меня в первую очередь интересовала история артиста, а не его голос. Если продюсер ведется на голос или творчество, то это провальный проект. Если же придуман план захвата шоу-бизнеса, если продюсер ищет интересную, приключенческую, возможно, несуразную историю, и только потом добавляет творчество, то этот проект будет успешно существовать много лет. А сам талант никого не должен интересовать. Однажды мой директор Рашид Дайрабаев (Царствие ему Небесное) повелся на голос Баскова. Я ему сразу сказал: «Рашид, не связывайся с этим колхозником, пока не придумаешь ему какую-то жизнь. Нельзя выставлять просто голос, пусть даже если ты нашел продюсера с мешком денег». Но Рашид решил, что голоса и харизмы будет достаточно. В итоге он остался у разбитого корыта. Басков до сих пор не имеет жилья, концерты не собирает, из Большого театра его выгнали и сверхбогатым человеком он не является. А Рашид отдал ему десять лет жизни, и эта ошибка привела его к смерти. Это, между прочим, часто случается с нашими недальновидными продюсерами. Они должны быть комбинаторами, должны придумывать истории. Я горжусь тем, что никто из ныне существующих продюсеров не приблизился к объему моего успеха, включая Айзеншписа, Алибасова и всех остальных, потому что


21

вом концертов. Творчество занимало где-то 20% в моей жизни. Все это я придумал в 23 года, а осуществил в 24. Как можно себя после всего этого назвать? Конечно же, продюсер столетия. Мне важно было, чтобы все было сделано нестандартно. Я старался создать нечто такое, о чем будут говорить во всех подъездах, во всех автобусах, что-то, что отвлекало бы наш голодный советский народ от мыслей о выживании. Поэтому все мои усилия и организаторский талант были брошены на формирование образа «Ласкового мая», прежде всего морального. Этот образ я, к слову, никогда не «обелял», мне нужна была исключительно негативная слава: слухи, сплетни, скандалы, именно в этом залог успеха группы, у беспризорников не может быть положительного имиджа.

тот проект, который я делал тогда и делаю сейчас, занял всю мою жизнь, он будет жить еще долго, даже после моей смерти. Уже 25 лет достаточно большое количество людей живет на том, что когда-то придумал я. Этого хватит и нам до старости, и еще нашим детям останется. Вот так однажды придуманная гениальная идея может работать на тебя десятки лет. Вдохновение может прийти хоть во сне, хоть с бодуна, более того, именно с похмелья получаются самые интересные легенды (улыбается). – Что в вашей деятельности имело ключевое значение? Авантюризм? Ведь и тогда существовали устоявшие-

ся понятия и правила в индустрии, которым вы пошли наперекор? – Если разложить мое продюсерство по полочкам, то главное – это материально-техническая база, мой статус супербогатого и суперуспешного человека в обществе. Все это объясняли только одним – тем, что я племянник Горбачева, это обеспечивало мне неприкасаемое положение в среде артистов. На втором месте – правильно собранная документация, позволяющая обойти уголовный кодекс, по которому за мою деятельность тогда был предусмотрен срок от десяти лет тюрьмы, тарификацию и ограничения, связанные с количест-

– Стоит ли тогда оценивать ваш вклад именно в музыкальную культуру России? – Честно – нет. Зачем мне вам врать. Меня убивает, когда все наши продюсеры кричат, что они внесли вклад. А вот у меня нет никакого вклада в культуру. Я продюсер массового психоза и массовой любви. Называть «Белые розы» культурой нации точно не стоит. Но, знаете, однажды я видел репортаж о том, как Виктор Бут, будучи в тюрьме в Таиланде, встречался со своими родственниками. И через шум и гам я расслышал, что Витя просил принести ему в камеру. В этом крике, в кандалах, в алой рубашке, он сказал: «Принесите “Ласковый май”». В тот момент я впервые в жизни немножко загордился. Я понял, что я сделал что-то стоящее, раз человек, которому грозит пожизненное заключение или даже смертная казнь, в первую очередь просит «Ласковый май». Или, например, Михаил Ходорковский сказал как-то раз, что единственное, что ему нравится в тюрьме, это то, что там есть молельная комната, куда приходит батюшка, с которым можно поговорить и отвлечься. А еще ему нравилось, что семь раз в день по лагерному радио крутили «Ласковый май». Когда смотришь такие интервью, становится сложнее ответить на вопрос о моем взносе в русскую культуру, в русскую душу. Я знаю, что, когда я умру, обо мне буду снимать фильмы. Я создал психологическую помощь людям, которая возвращает их в молодость. Но это не культурное достояние, которое можно занести в учебники. В отличие, кстати, от The Beatles, которые хоть и были не такими


22

1/2013

популярными, как «Ласковый май», но являются культурным достоянием для всех без исключения государств, включая такие отсталые регионы, как, например, Республика Тува. Кстати, вспоминаю историю на эту же тему. Однажды я в передаче «К барьеру» встретился с Александром Градским. Владимир Соловьев меня тогда очень коротко представил: «Перед вами человек, придумавший фанеру». На что Градский сказал, что перед нами стоит не просто отец фанеры, а человек, которому все – профессионалы, артисты, достояние страны – должны поклониться в ноги и сказать: «Придите и помогите нам». Еще он признался, что если бы у него был такой администратор, то его знали бы во всем мире, а не только в Союзе. То же самое говорила Лолита, только матом. Вот о чем должен золотыми буквами писать ваш журнал – он должен кричать о том, что продюсер

должен быть талантливым организатором и никем больше. – Вы первый, кто показал, как нужно правильно монетизировать артиста, вы заработали огромные деньги, однако «Ласковый май» не отметился дорогими клипами и грандиозными шоу. Куда уходили эти деньги? – Мы действительно не делали больших вложений. Дело в том, что нам это было ненужно, само понятие «шоу» для нас притупилось, оно у нас было каждый день. В одном «Олимпийском» мы с Шатуновым давали по 17 концертов в год. Ни одна звезда к нам не приблизилась по количеству концертов. Алла Пугачева со всей обоймой советской эстрады собирала 13 аншлагов в год, а мы с Шатуновым – 17. Все продюсеры мира измеряют успех артиста деньгами – проданными дисками и сборами с концертов. Мне, например,

сложно представить, что группа The Beatles в городе Лондоне могла бы дать 49 аншлаговых концертов за пять лет в залах вместительностью 20 тысяч человек. Все мировые рекорды принадлежат «Ласковому маю»: и по количеству концертов, и по количеству коллективовдвойников (их у меня было 67 по всему Союзу). Я уверен, что ни тогда, ни сейчас, ни в ближайшем будущем ни одна русская группа даже близко не подберется к нашим рекордам. А что касается финансов, то артисты у меня получали по 50 рублей за выступление, и это были огромные деньги для них, остальное я тратил на себя. Деньги п��просту некуда и не на что было тратить, в те годы были жестокие ограничения по продаже жилья – не больше 60 квадратных метров. Машину можно было купить только с разрешения райкома партии. Но даже тогда, в 1988 году, я смог купить «Чайку», ЗИЛ правительственный, самолет ЯК-40, который до сих пор стоит в Минске. В те годы никто из артистов не летал на своем самолете и не ездил на собственной «Чайке» с номерами «м7777», а я уже в 24 года мог себе это свободно позволить. Тогда все сегодняшние миллионеры были бедняками, а у меня был реальный миллион, на котором я мог спать. Поэтому я к деньгам привык, их у меня очень много и расстаюсь я с ними очень легко. Мне вообще не на что жаловаться, у меня счастливая жизнь, я пережил четыре реформы, которые многих свели в могилу. Деньги должны существовать для того, чтобы доставлять удовольствие, а не чтобы их накапливать на счетах и получать инфаркты. Поэтому я всегда жил в роскоши, в праздниках, с огромным количеством друзей. Так никогда не будет жить ни один президент, ни один монарх. В то время, когда средняя зарплата советского человека


23

– Никогда у меня не было ни с кем проблем. Все знают, что со мной, юридически очень подкованным человеком, опасно связываться. Лера Кудрявцева чудом не села, на нее завели уголовное дело. Но ее бывший супруг, мой музыкант Сергей Ленюк, попросил не портить судьбу их сыну Жану, чтобы он мог не писать в анкете, что его мать судимая. Только это меня остановило, иначе она уже года три сидела бы в тюрьме.

составляла 120 рублей в месяц, я зарабатывал 100 тысяч рублей в день. И самое приятное, что моим артистам было от 12 до 15 лет и им деньги были просто не нужны, поэтому я все тратил на себя. – Возможны ли сейчас авантюры масштаба «Ласкового мая»? – Возможны, если ими будет заниматься такой же человек, как и я. Но таких людей нет, поэтому у нас все тихо и мирно. Весь шоу-бизнес сейчас держится на корпоративах, небольших концертах и бандитах, которые отмывают деньги и эксплуатируют в свое удовольствие шансон. В нашей стране шоу-бизнес закончился в 2000 году. – Почему именно в 2000-м? – До этого года еще можно было наблюдать за появлением интересных проектов, того же t. A.T. u. Но после все прекратилось. – А какую музыку вы сами слушаете? – Я предпочитаю музыку диско. Донну Саммер очень люблю. Люблю хиты 70-х, раннюю Пугачеву, Муслима Магомаева. Из современных никого не слушаю, мне не интересно. В последние десять лет не появилось ни одного артиста, кассету которого я бы слушал. А вот диско – это музыка, которую я всегда любил и которую я заложил в основу «Ласкового мая». – У вас есть друзья в шоу-бизнесе, которые с вами прошли сквозь время и не предали вас? – Есть. Это покойный Рашид Дайрабаев и Аркадий Кудряшов, директор Юры Шатунова. Они всегда были моим костя-

ком, теми ребятами, которые все 25 лет ни в одном вопросе меня не подставили и не обокрали, не кинули. Это очень важно, что я, имея всего двух заместителей, ни разу ими не был кинут, это тоже показатель правильно организованной работы. При этом они оба известные и успешные продюсеры. Рашид раскрутил Баскова, Аркадий – Юру Шатунова. Я их считаю величайшими продюсерами и горжусь тем, что они мои ученики. А с остальными я просто не знаком, только на уровне рукопожатий. Ведь мы не работали со звездами, потому что мы все делали самостоятельно, нам не нужны были никакие прицепы, никакие разогревы. – Вы никогда не стеснялись называть имен. Вы могли бы сказать, кто вам сейчас портит жизнь?

– Что в вашей жизни занимает наибольшее количество времени сейчас: шоу-бизнес, политика, семья? – Я равномерно все распределил. У меня на все находится время. Самое главное, что должен делать человек моего уровня, – раскладывать все по полочкам и обязательно рассчитывать все свое время. У меня, например, очень много домов. В течение года я распределяю поездки между ними так, чтобы все их посещать, чтобы жить на каждой своей собственности, а не просто держать ее. Я уже на автомате работаю, на автомате все охватываю – это уже в крови. А ведь я даю сто концертов в год: у меня вчера было выступление, сегодня, после интервью, буду играть в «Адмирале». Мой секрет прост: я никогда в жизни не курил ни одной сигареты, не пью и не пробовал спиртное до 28 лет. Здоровье у меня отличное, никогда ничем не болел, давление у меня 120 на 80, сахар – 4 и 3, в норме. Один день в неделю голодаю, вторник держусь только на воде, потеря веса – полтора килограмма в месяц, так предписали врачи. В течение нескольких лет я выйду на нормальный вес – 90 кг – и буду наслаждаться жизнью.


24

Авторская колонка Александра Гутина «Аптека»

Профайл: Александр Гутин Возраст: 43 года Профессия: писатель, поэт Хобби: литература, поэзия, история, путешествия

Во всем виновата мама, дружок. А еще бабушка. А еще учительница Марьиванна, соседка Галя и твой лучший друг Серега. Это они, подобно Адамову змею, нашептывали в твое розовое ушко о том, что ты гениален, что твой голос божественен, а на гитаре ты играешь, как гранадский кабальеро. Ну и ты тоже виноват немножко, чего уж там. Зачем ты им вот так взял и поверил? Хотя что тебе оставалось делать? Это же мама и бабушка… Собственно говоря, ты давно все для себя решил. Конечно, не в инженеры же идти такой творческой личности? Ты ложился спать с пюпитром, ты читал ноты во время обеда, как читают модный детектив, ты пел не только в ванной, но даже внутри нее, погружаясь в пенную воду с головой, – одним словом, ты бредил музыкой, ты был убежден, что станешь звездой. У тебя больше не оставалось другого выхода. Но, если разобраться, ты в чем-то был прав. Как и твоя бабушка с мамой, собственно. Но не учел самой малости. А ведь учесть ее было так просто, надо было всего лишь слушать не только себя. Ну хорошо, я научу тебя. Включи радио. Желательно русскоязычное, ты же не веришь всерьез, что готов штурмовать западную сцену? Что,

веришь? Серьезно? Ну ладно, но начатьто все равно надо с российской. Так вот, включи радио. Как писал Венечка Ерофеев, «у всех певцов одинаково противные голоса». Конечно, с классиком можно поспорить. Но у меня лично непроходящее ощущение того, что голоса эти одинаковые. Объясняю наглядно. Понимаешь, есть столовые, а есть рестораны. В ресторане все дорого, но меню разнообразнее. В столовых все намного дешевле, но есть ты будешь исключительно то, что дают. Наш шоу-биз, дружок, это по большей части столовая. Сказали, что жрать будешь биточки, значит, биточки. Ну, максимум, можешь вместо них выбрать куриную котлету. Нет, я не обобщаю, конечно же, и у нас есть гурманы, предпочитающие высокую кухню, для них есть даже специально приготовленные блюда, но тебе пока об этом рано думать, тебе бы попасть на эту кухню хотя бы в качестве бефстроганов. Но и это не просто. Любой администратор столовки знает, как закупаются продукты. Иногда по тендеру за счет низкой цены, иногда поставщики приносят откаты, иногда вообще покупают просрочку. Ты думаешь, в шоу-бизнесе по-другому? Ты думаешь, если твоя мама считает, что ты красиво поешь, этого достаточно? Ах, если бы это было так, мы бы не удивлялись всяким несмешным «ты кто такой, давай, до свидания» и верили бы «Русскому Радио», что все будет хорошо. Если бы ты был длинноногой блондинкой, твоя задача упростилась бы. У тебя появился бы теоретический шанс скривить носик, глядя на подаренную принцем в лакированных «тодсах» бранзулетку, и капризно заявить, что лучше бы он тебя устроил в «Блестящие». А там, может, конечно, и не «Блестящие», но какое-нибудь свое «Серебро» он тебе бы организовал. С ротациями, клубами, корпоративами и интервью «сильной женщины, сделавшей себя самой, без всякой помощи». Не расстраивайся, я знаю, что ты не блондинка, и ноги у тебя вполне обыкновенные, и вообще ты не девушка. Тогда нужно бабло. Тупо деньги. Сколько? Не знаю, чем больше, тем лучше. Кредит в банке брать не стоит, зачем тебе портить свою кредитную историю и рисковать «двушкой» в Бирюлево?

Деньги есть у продюсеров, вернее, они знают, как их найти. Но ты должен стать проектом. Есть человек-паук, есть человек дождя, а ты будешь человек-проект. С этого дня ты себе не принадлежишь. Ты одеваешься в то, что тебе скажут, ты говоришь то, что тебе скажут, ты делаешь то, что тебе скажут, ты поешь то, что тебе скажут, и так, как тебе скажут, ты спишь, ешь, моешься тогда, когда тебе скажут, ты даже сексом занимаешься с тем, с кем тебе скажут, причем не всегда это будет соответствовать твоей ориентации. Так надо. Ты человек-проект. Но и даже для того, чтобы таковым стать, надо, чтобы тебе повезло, мой мальчик. Выделись хоть чем-то, ну я не знаю, чем, спой матерную песенку в Интернете, приди на кастинг голый, предложи себя в качестве садовника, кухарки, раба, обольсти какуюнибудь стареющую звезду из советского прошлого, короче, будь мужиком, сделай хоть что-нибудь. Что, не получается? Ну что же, увы. Тогда для тебя, такого талантливого, есть стандартный ответ: неформат. Он не очень обидный, ты будешь думать, что ты, конечно, крутой парень и исполнитель, но просто то, что ты делаешь, пока недоступно массовому слушателю, твое творчество – не для всех, для избранных, для тех, кто рубит фишку. Ты будешь сокрушаться о том, что люди вокруг тебя ничего не понимают в настоящем искусстве, что придет когда-нибудь и твое время… И тебе будет невдомек, что слово «неформат» говорят тогда, когда тупо лень объяснять, что поешь ты хреново, что играешь еще хуже, что мама с бабушкой тебе все это время врали. Ну, или когда лень объяснять, что ты просто не занес денег. Это тоже ответ. Но ты старайся, работай, пой, стремись к славе и известности. Или все-таки подумай о карьере инженера, это как-то надежнее. Или, если не хочешь инженером, стань архитектором, летчиком, ресторатором, бизнесменом, да мало ли кем еще? Может быть, тебе повезет и ты сможешь заработать достаточно денег, чтобы вновь попытать счастья и принести их на радио (или кто там главный по раскрутке звезд?). И тогда, глядя на ровные ряды пачек ассигнаций в твоем кейсе, тебе скажут: «Поздравляем, ты в формате. Добро пожаловать в шоу-бизнес, сынок!»

Фото из личного архива Александра Гутина.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ШОУ-БИЗНЕС, СЫНОК


26

Интернет

ПОДЗОРНАЯ ТРУБА ПОЧЕМУ YOUTUBE ПРЕВРАТИЛСЯ В САМЫЙ ВАЖНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ МУЗЫКАЛЬНОГО БИЗНЕСА Текст: Владимир Юрченко

А это, откровенно говоря, революция в определении самых популярных композиций в данный момент. Теперь песня необязательно должна продаваться, чтобы стать официальным хитом. У нее должны быть миллионные просмотры на YouTube. Ситуацией воспользовался никому не известный до недавнего времени музыкант, диджей и продюсер Baauer. Его трек «Harlem Shake» вскочил на первую строчку Billboard Hot 100 (высшее достижение для любой композиции) только благодаря YouTube, точнее, даже тому, что его трек использовали японские шутники, снявшие под него забавный танец. Видео моментально набрало миллионы просмотров и породило тысячи роликов-двойников, среди которых можно найти пародию, например, от передачи «Вечерний Ургант». При этом почти каждая из таких пародий набирает не меньше миллиона просмотров. Понятное дело, что вся выгода от этого идет создателю трека. Истории с «Harlem Shake» и «Gangnam Style» доказывают, что для музыкантов сейчас началась эпоха глобальной видео-

трубы, которая не только помогает раскрутить артиста, но и приносит ему существенный доход. Вообще-то этот видеохостинг и раньше играл значимую роль в жизни музыкантов, а для кого-то и решающую. Достаточно вспомнить историю Джастина Бибера, которого в 2007-м нашли именно через YouTube. В итоге он стал олицетворением союза YouTube и музыки. Его видео «Baby» почти дотянуло до заветного миллиарда просмотров, однако так и не смогло установить вечный рекорд, что не помешало Биберу стать первым большим символом YouTube-эпохи. После его феномена продюсеры бросили все силы на поиски новых талантов. Как это часто бывает, они попытались повторить то же, что было у Джастина, забывая о том, что копия хуже оригинала. История с успехом клипа «Baby» изменила представление мэйнстрим-артистов о видеоиндустрии. Они окончательно забыли про MTV и начали снимать полноценные мини-фильмы с собственным звуковым сопровождением – то, что раньше смели де-

«Gangnam Style» корейца Psy установил рекорд YouTube, набрав 1 млрд просмотров

Фото – архивы пресс-служб.

В 2005 году кризис мировой музыкальной индустрии только начинал показывать себя. Продажи дисков еще не начали своего пикирующего падения, платиновые записи еще не стали редкостью, но пиратство уже обеспокоило профессионалов. Позади остались тяжбы музыкантов с сервисом Napster, а впереди маячила угроза широкополосного Интернета – лучшего друга пирата. Это был тревожный год, но по большому счету тогда еще никто не решался бить в барабаны и срочно искать новые способы заработать на музыке. И тогда, в 2005-м, мало кто мог заподозрить, что на свет появился будущий спаситель индустрии, перспективнейший источник дохода, главный инструмент продвижения артиста в 2013-м, а заодно и убийца музыкальных телеканалов – речь, как вы поняли, о YouTube. Это сейчас самый главный видеохостинг мира приносит гигантскую прибыль счастливчикам, которые нашли ему правильное применение. А в 2005-м он начинался с того, что на него загружали ролики с животными, пьяными друзьями, спортивными достижениями детей и так далее. Среднестатистическое видео на YouTube в те годы выглядело точь-в-точь как первое видео, загруженное на него: человек стоит у клетки со слонами и обсуждает, почему это такие интересные животные. Спустя семь лет, в конце 2012 года, был установлен рекорд: 21 декабря клип корейца Psy «Gangnam Style» стал первым роликом, набравшим 1 млрд просмотров на YouTube. То, что это сделало именно музыкальное видео, отлично демонстрирует ту значимость, которую этот сервис приобрел для музыки. Достаточно сказать, что главное музыкальное профессиональное издание, Billboard, изменило методику подсчета своих сингловых чартов Hot 100. На протяжении многих лет Billboard учитывал лишь продажи треков, однако теперь просмотры на YouTube тоже влияют на перемещения по этому чарту.


27

С этого странного ролика начался триумф трека «Harlem Shake» Джастин Бибер стал первым действительно серьезным открытием мейджор-лейблов с помощью YouTube

лать только экспериментаторы в духе Aphex Twin. Дальше всех в этом отношении пошла Леди Гага, которая штамповала клипы чуть ли не еженедельно, при этом каждый из них имел немалую художественную ценность. Во многом за счет своих видео (ну и костюмов, конечно) Гага забралась на вершину музыкального Олимпа. Что уж говорить про Лану Дель Рей – один из самых ярких проектов, целенаправленно раскрученных через YouTube. В России своя продолжительная история взаимоотношений с YouTube. И нужно сказать, что по этому параметру мы не уступаем мировому шоу-бизнесу. Масштаб, конечно, поменьше, до цифры в 100 млн никто не дошел, но примеров уйма, и они зачастую любопытнее, чем западные. Первые отечественные открытия из этой серии были скорее юмористическими, но многие из них оставили свой след в нашей индустрии. Самый яркий феномен – «Белая стрекоза любви» Николая Воронова, выступление, снятое на любительскую камеру в подмосковном ДК. Скромный житель спального московского района Воронов в итоге на пару лет стал молодежным кумиром: выступал на аншлаговых столичных вечеринках, снимался в новогодних передачах, записался вместе с Quest Pistols, а на последней церемонии «Муз-ТВ» легендарную «Стрекозу» спели ВИА Гра. Успехов было немало, и у каждого свои интересные особенности: Сява, Валентин Стрыкало, разумеется, Петр Налич и его «Guitar» – список можно продолжать, но все это персонажи первой отечественной YouTube-волны. Кто-то из них до сих пор ос-

тается в поле медийного зрения, кто-то – нет, но в любом случае они вышли за пределы YouTube. Гораздо интереснее, что происходит в российском сегменте сейчас. А у нас тоже есть свой «Gangnam Style». В прошлом году группа Serebro спонтанно решила снять клип в машине под песню «Мама Люба». Результат – 27 млн просмотров на YouTube и масса пародий, в том числе из Италии, Турции, Испании и других европейских стран. Клип был опубликован на YouTube-канале ELLO – первый отечественный пример грамотного создания подобной структуры в рамках видеохостинга. Сейчас у ELLO больше 850 млн суммарных просмотров, 823 тыс. подписчиков и больше 2 тыс. загруженных видео. Там транслируются видео всех ведущих отечественных поп-исполнителей: Дима Билан, «Банд’Эрос», Елка, МакSим, Валерий Меладзе и многие другие.

Однако не только в поп-сфере можно добиваться успехов на YouTube. Молодая московская инди-панк-группа Biting Elbows сняла клип, который уже замахивается на лавры самых популярных в истории видео последних лет. За одну неделю отлично снятый боевик «Bad Motherfucker» набрал 9,5 млн просмотров, даже Psy начинал скромнее. Про него написали в Твиттере Сэмуэль Л. Джексон и режиссер Даррен Аронофски, а журнал Billboard написал про Biting Elbows заметку. Для группы, которую еще вчера никто не знал, результат просто космический. Отношение к YouTube изменилось после того, как его приобрел Google. Именно благодаря крупнейшему поисковику в мире собственники контента начали получать отчисления за показ рекламы. Это оказалось поворотным моментом, стимулировавшим

Европейская карьера Serebro началась после успеха клипа «Мама Люба» на YouTube


28

1/2013

Лана Дель Рей начинала с того, что загрузила якобы любительский ролик в Интернет

более качественный подход к производству видео. Если раньше YouTube был всего лишь одной из площадок для промомузыкантов, у которого среди прочих конкурентами числились Vimeo, DailyMotion, да и, пожалуй, MySpace в его прежнем виде, то теперь он стал не только хорошим трамплином для молодых артистов, но и отличной возможностью заработать всем маломальски значимым артистам. Разумеется, получить доход могут не все. Чтобы сделать это, необходимо заключить с Google партнерские отношения – процедура довольно хлопотная и небыстрая, занимающая в среднем около двух месяцев. До поры до времени эта опция была недоступна отечественным пользователям YouTube, однако с конца 2010 года компания открыла дивный новый мир партнер-

ства и видеодоходов. Впрочем, нужно быть готовым к тому, что далеко не каждый сможет получить от Google хоть что-то: вступить в коммерческую связь может только канал, на котором содержатся оригинальные видео, у которого полностью очищены права на звуковые дорожки и у которого хорошая р��путация (а ее легко можно испортить, если не соблюдать основные правила). Кроме того, совершенно необходимо до начала работы по партнерской программе набрать немалое количество просмотров – в сумме не меньше 50–100 тыс. После того как вашу заявку рассматривают и подтверждают, вы получаете договор и обязаны подписать соглашение о неразглашении коммерческих секретов. Собственно, именно благодаря этому соглашению сказать, сколько точно можно получить за просмотр, довольно

Клип московской группы Biting Elbows «Bad Motherfucker» набрал 10 млн просмотров всего за одну неделю

сложно. Плюс ко всему эти выплаты варьируются в зависимости от страны, популярности аккаунта и вашей активности. Но, по некоторым источникам, речь можно вести приблизительно о $100–300 за 100 тыс. просмотров, а в самых удачных случаях может получиться и $500. При этом нужно учитывать, что оплата идет не за прямые просмотры, а за показ рекламы (тут вступает еще один сервис – Google AdSense), которая бывает нескольких видов: пре-роллы, то есть ролики, демонстрируемые до самого видео, и оверлеи – всплывающие во время просмотра объявления. О чем это все говорит? Ну, например, о том, что пресловутый «Gangnam Style» получил за 1,5 млрд просмотров (слегка округлим цифру) приблизительно от $5 до $7,5 млн. Сколько при этом он получил за продажи трека в iTunes, ссылка на который ведет с его YouTube-аккаунта, можно только догадываться. Примерно по такой же схеме можно посчитать и доходы за показы клипа Serebro «Мама Люба», который расположен на канале ELLO. За 27 млн просмотров доход мог составить приблизительно от $50 до $90 тыс. Это существенно больше, чем производство самого ролика, расходы на который равнялись расходу на бензин. Во всей YouTube-экономике есть много сложностей и нюансов. Ну вот, например, самая главная особенность для российских артистов: с конца прошлого года Google перестал учитывать просмотры роликов, если они осуществлялись «ВКонтакте». Это, с одной стороны, спасает от накрутки просмотров, которая всегда была головной болью компании, а с другой – лишает сотен тысяч просмотров отечественных артистов, у которых большая часть аудитории сидит именно в этой социальной сети. Очевидно, это временная мера, и, скорее всего, Павел Дуров и одна из самых крупных IT-компаний придут к согласию, либо будет найден какой-то обходной путь, но пока артистам приходится мириться с ситуацией. Однако этот факт меркнет перед осознанием того, насколько мощный инструмент появился у музыкального бизнеса. Теперь связка iTunes + YouTube при грамотной SMM-поддержке может творить чудеса. В итоге эпоха умирающего формата альбома превратилась в эпоху видеоклипов, в которой музыкальные каналы становятся интерактивными, подстраивающимися под вкусы и желания пользователей. Дело за малым: снять хороший вирусный ролик на запоминающийся трек и отправить их в совместное плавание по гигантской видеотрубе.


29

Самые популярные клипы на YouTube

Самые популярные российские клипы на YouTube

1. Psy — Gangnam Style 1 484 229 194*

1. Serebro — Мама Люба 27 914 894

2. Justin Bieber feat. Ludacris — Baby 844 567 538

2. Dan Balan и Вера Брежнева — Лепестками роз 19 765 966

3. Jennifer Lopez feat. Pitbull — On the Floor 660 551 519

3. Елка — Прованс 14 498 130

4. Eminem feat. Rihanna — Love The Way You Lie 550 585 874

4. Слава — Одиночество 13 560 048

5. LMFAO — Party Rock Anthem 530 492 101

5. Винтаж — Роман 12 830 857

* Количество просмотров на момент написания статьи.


30

Взгляд артиста

БАЙГАЛИ СЕРКЕБАЕВ: «РАДИОСТАНЦИИ ДОЛЖНЫ ВОСПИТЫВАТЬ ВКУСЫ ЛЮДЕЙ»

Вот уже четверть века A’Studio остается примером качества и профессионализма. Почему это происходит – становится понятно, когда видишь основателя, лидера и продюсера коллектива Байгали Серкебаева. Несколько минут перед нашим интервью он тратит на обязательные разговоры с собственным PR-менеджером, обсуждая стратегию продвижения новых треков на радио. Байгали владеет всей информацией о том, что происходит с его группой, и именно с этого факта мы начали наш разговор.

– Я обратил внимание, что вы только что очень активно обсуждали ротации на радио. Вам так важно все держать под контролем? – Естественно. Это же так важно для реализации всех творческих планов. Несмотря на большое наступление Интернета, соцсетей и новых вещательных сервисов, радио остается основным информационным рупором, который всегда доходит до слушателя.

Фотографии предоставлены пресс-службой.

Интервью провел Владимир Юрченко


31

При этом у нас с радиостанциями идет извечная борьба. В прошлом году группе A’Studio исполнилось 25 лет, выпущено много хитов, наши песни знает наизусть уже третье поколение, бабушки и их внуки слушают нас. Несмотря на все это, каждый раз ты приходишь на радио, как начинающий молодой артист, ты начинаешь доказывать, что ты не верблюд. Как будто вчера ничего не было: ни «Улетаю», ни «Fashion Girl», ни «Джулии», ни «Так же, как все». Вот и сейчас мы записали очень интересный трек с Игорем Крутым, который тоже приходится продавливать на радиостанции. Какой-то загадочный и замкнутый круг. Видимо, дело касается каких-то материальных моментов. Но мы ведь ни разу не платили ни за одну ротацию, ни за один эфир, и не собираемся этого делать. Я считаю, что наши песни и без этого намного лучше многих тех, которые сейчас ставят в эфир. Не должно все упираться в какие-то корыстные цели программных директоров. Радио и ТВ вообще должны взять на себя ответственность по воспитанию вкуса людей. Я говорю не только о нашей музыке, а о том, что многие талантливые ребята не имеют шансов попасть на наши радиостанции. В этом плане Россию сильно обгоняет Украина. Я недавно посмотрел их музыкальный телеканал. Там крутились очень модные и абсолютно свежие, если говорить о творчестве, клипы. – А какие аргументы находят программные директора? – Об этом можно целые книги писать. Самое классическое их выражение, против которого вообще возразить нечего, – «неформат». Это выглядит еще смешнее, когда понимаешь, что у радиостанции, от-

казавшей нам таким образом, никакого формата толком и нет. Один раз мне очень смешно сказали что-то вроде «Это не наши пассажиры». Еще одна радиостанция сказала: «Посмотрим, как этот трек пойдет на радио». А как он может пойти, если они его не берут? Опять же замкнутый круг. А раньше в первую очередь говорили так: «Если бы у вас был клип, мы бы поставили». А если клип есть, они начинают двигаться дальше и придумывают другие причины. Ну и бывает обратная ситуация на телевидении. Приносишь им клип, а они говорят, что нужны ротации на радио. Вот так многие артисты и мучаются. Бывает, конечно, что у песни мощный потенциал, начинают звонить люди и заказывать ее на радио. Но они же все равно не могут заказывать, если не слышали ее.

30. Мы, видимо, как девушка, уменьшили себе возраст. Однажды мы без Розы поехали на конкурс артистов эстрады, где стали лауреатами, поделили второе место с группой «Автограф». В жюри тогда были Лариса Долина, Анатолий Кролл. Этот успех дал нам понять, что мы готовы к самостоятельной деятельности. Через несколько лет, в 1987-м, мы сообщили Розе, что отправляемся в сольное плавание. Два года мы проработали в Казахстане, пока не встретили на гастролях Филиппа Киркорова, которому дали послушать песню «Джулия». Так про нас узнала Алла Пугачева, которая в 1989-м году пригласила нас работать к себе в театр. Именно с этого момента мы начали называться A’Studio. Потом от нас ушел Батыр, который решил заняться сольной карьерой, и мы приняли в состав Полину Гриффис. Мы специально решили взять в состав девушку, потому что знали, что любого другого вокалиста будут сравнивать с Батыром, а нам этого не хотелось. Кроме того, Полина очень хорошо знала танцевальную культуру, она жила в Нью-Йорке, и это помогло нашей музыке перейти от романтической лирики к зажигательным дэнс-ритмам. Ну а приход в группу Кэти помог нам вернуться к нашим корням, к рок-музыке, которой мы увлекались до того, как начали заниматься фанком и джазом. Благодаря ее мощному голосу я понял, что могу сделать в аранжировках более жесткий гитарный саунд. – Не было ли проблемы после смены направления с радио- и телеротация-

– В такой ситуации возрастает роль Интернета, с помощью которого вы можете донести песню до людей. – Да, поэтому за ним будущее. Все эти соцсети, музыкальные порталы – это действительно выход из ситуации. Хотя я не могу сказать, что мы его используем в полную силу. Вот сейчас нам с этим помогает компания «Кушнир Продакшн». Я как раз хочу их попросить отчитаться об успехах после нашего интервью (смеется).

Студийные альбомы A’Studio

– Вам в прошлом году исполнилось 25 лет, срок огромный. Можете ли вы сейчас понять, какие этапы и события в вашей карьере решающим образом повлияли на успех? – Самым важным было собраться вместе. Это было еще у Розы Рымбаевой в рамках проекта «Арай» в 1983-м году. То есть, получается, мы вместе уже не 25 лет, а все

1998. Грешная страсть («ОРТ-Рекордз»).

1988. Путь без остановок («Мелодия»). 1990. Джулия («Русский диск»). 1993. A`СТУДИО (Jeff Records). 1994. Солдат любви (Студия «Союз»). 1996. Нелюбимая (Студия «Союз»).

2001. Такие дела (NOX Music). 2005. Улетаю (Veter Entertainment). 2007. 905 (Veter Entertainment). 2010. Волны (Real Records).


32

1/2013

ми? Намекали ли вам когда-либо на то, что не нужно делать ничего нового? – Мне кажется, это как раз стало нашим ��люсом. Потому что я чувствовал, что в первом этапе с Батыром мы уже были близки к кризису. А Полина нас вытащила из него и освежила наше звучание, сделав его более современным. Да и на самом деле важно же не что ты делаешь, а как. Нужна искренность, профессиональность и качество, только тогда трек будет востребован. – Вы же сами продюсируете пластинки. Насколько тяжело абстрагироваться и посмотреть на свою музыку со стороны? – Полностью нам все-таки не удается абстрагироваться. Во время работы над треком он начинает приедаться, ты просто его слишком хорошо знаешь. У нас есть свой метод избавления от этого ощущения. Мы его придумали с Еркешем Шакеевым, автором, написавшим для нас массу треков. Однажды, когда только попали в театр к Пугачевой, мы писали новые песни – «Белая река» и «Сезон дождей». Секрет был в том, что мы писали эти песни одновременно, переключаясь с одной на другую. Такой подход не дает нам слишком сильно увязнуть в одной композиции. – Кстати, продолжу продюсерскую тему. Андрей Разин нам в интервью сказал, что творчество не имеет значения, а на первом месте стоит легенда артиста… – Позволю себе не согласиться с таким легендарным продюсером. Я думаю, что если бы у «Ласкового мая» не было харизматичного исполнителя и музыки, которая абсолютно попала в струю, полностью со-

ответствовала духу времени, то тогда никакая история не помогла. Для продвижения важна в первую очередь достойная песня и хороший продакшн. Никакие разговоры про татуировки или любовные дела в модных журналах тебе не принесут успеха, если нет качественных треков. – Лет пять назад вы сказали, что на сцене очень много фальшивых звезд. Вы готовы сейчас по-другому посмотреть на свои слова или они продолжают появляться? – К сожалению, продолжают. В этом роковую роль сыграло появление новых технологий. Они, с одной стороны, дали много возможностей талантливым музыкантам, но еще больше возможностей получили бездари, которые, сидя на кухне

за лэптопом, могут что-то записать, а потом легко это подрезать, подклеить и подправить, тем самым обманув людей. Другое дело, что, выйдя на сцену, такие артисты ничего не смогут сделать. А ведь сейчас появляется тенденция, согласно которой все артисты стремятся к живому звуку. Посмотрите на проект «Голос», там все было только вживую, даже оркестр был. Я знаю, что и премия «Муз-ТВ» сейчас будет полностью живой. И это правильно, ведь никто никогда не заменит энергетику живого исполнителя. Раньше ведь как было: призвания добивались только музыканты от Бога, которым это действительно было нужно. Запись на студии стоила гигантских, неподъемных денег. Сейчас же достаточно скачать на компьютер пиратские программы и музицировать дома. Слишком много появляется сорняков и мусора. Хотя есть шанс, что на этих удобрениях вырастут настоящие цветы. – Есть ли способ как-то отфильтровать эти сорняки? – Ну, это палка о двух концах. Раньше были худсоветы. Cидела кучка людей и решала, можно ли исполнять эту песню или нет. Мы сами через это проходили, и нас не принимали. Наши друзья из группы «Круиз», Стас Намин – все они проходили через страшные испытания худсоветом. Сейчас этого нет. Зато вся эта ассенизаторская труба направлена напрямую в Интернет. Дети слушают ненормативную лексику. Задача теле- и радиокомпаний сейчас как раз в том, чтобы не допустить этого хотя бы на своих ре-


33

шие финансовые возможности и связи, поэтому мы на время смирились и решили, что будем работать здесь. Все равно все поездки наших артистов за рубеж – это выступления для иммигрантов на Брайтон-Бич, в Израиле или Германии. Сами там бывали и выступали для наших бывших.

сурсах. Но опять же встает проблема – что за люди будут это контролировать: у них должно быть безупречное чувство вкуса и стиля. Это должна быть не партия, не госдума, а специальный авторитетный, а худсоветы мы уже проходили, круг замкнулся. – Их много, и они продолжают появляться, но массмедиа с завидным постоянством уходят в музыку прошлого, не замечая новых имен. Что это: кризис жанра, пресловутое кумовство, когда решающую роль в общении с радио и ТВ играет дружба, или тут какие-то коммерческие интересы? – Думаю, поиск коммерческой выгоды, в том числе личной, здесь, конечно, присутствует. Радио- и телеканалы должны быть от этого освобождены. Однако я считаю, что все равно все сорняки отпадут, а в истории останется только настоящее. До сих пор же живут песни Юрия Антонова, несмотря на то, ставят их или нет. – Я читал ваше старое интервью, которое вы давали, когда Кэти только пришла в группу. Вы там говорили, что планируете массированное наступление на Запад. Какие шаги предпринимались в этом направлении, были ли они успешными? – У нас еще во времена работы с Полиной был успешный шаг: наш британский продюсер Грэг Уолш сделал несколько ремиксов с известными британскими музыкантами. И эти ремиксы занимали верхние строчки в местных чартах. Но этот опыт дал нам понять, что туда очень сложно пробиться, нужны боль-

– Вы сейчас связаны контрактом с каким-то лейблом? – Мы заключаем контракты с компаниями только на выпуск конкретного альбома, постоянных соглашений не имеем. Прежде всего нам важно, чтобы лейбл помогал нам с продвижением пластинки. На Западе, например, сейчас главная задача звукозаписывающих компаний именно в этом. Там артисты не встречаются с программными директорами, а нам все приходится делать самим. Но, если честно, сейчас мы пишем новый альбом и даже пока не подозреваем, с кем и когда будем его выпускать. Мы вообще пришли к мнению, что не нужно часто выпускать пластинки. Достаточно раза два в год выпускать хорошие синглы. А диски больше нужны для презентаций, для того, чтобы был повод написать о группе, чтобы было что подарить. Продажи все равно сейчас находятся на очень низком уровне. Не знаю, правда, что там с российским iTunes получится. – Вы сейчас продолжаете инвестировать собственные средства в группу? Или отдача уже такая, что вам это не нужно? – Мы постоянно это делаем. Необходимо самостоятельно вкладывать средства в продакшн, запись, съемки клипов, концертная деятельность – все это мы делаем самостоятельно. – В таком случае вам очень важна монетизация для дальнейшего существования. Что вам приносит сейчас наибольшую отдачу? – Сейчас это в основном концертная деятельность. Самая приятная, но менее рентабельная часть – это кассовые концерты. Мы очень дорожим подобными выступлениями перед обычной публикой. Это все-таки ценнее, чем выход на закрытых мероприятиях и вечеринках. Только на концерте по билетам ты получаешь моральное и творческое удовлетворение. Потому что туда приходят только твои фанаты. – А вообще, как сказалось на вас развитие концертного рынка в России? Сейчас же к нам постоянно приезжают

топовые звезды, вам нужно выдерживать конкуренцию. – У нас много артистов пытаются сделать шоу, но такого уровня, как на Западе, пока достичь никому не удается. Все-таки наша концертная индустрия совсем не так сильно развита. Я вот был на концерте Бритни Спирс. Там все прекрасно, очень красочно, но впечатление было таким, будто ее звукачи купили диск на вокзале и просто включили его. Не было ощущения, что музыка рождается именно в этот момент на сцене. А многие рок-группы не пользуются излишними визуальными эффектами, а просто играют. Вы посмотрите на концерт Led Zeppelin! Я хоть и не фанат, но сидел ошарашенный после того, как увидел их последнее выступление. – Нет ли желания подхватить этих талантливых ребят и спродюсировать, поднять их? – Желание есть, но времени вообще не хватает. Я в позапрошлом году был продюсером «Фабрики звезд». Мы собрали там группу The Jigits, повезли ее в Юрмалу, они там отлично выступили, заняли четвертое место. У меня сейчас руки чешутся, хочется им что-то сделать, но очень тяжело. Во-первых, они находятся в Алма-Ате, во-вторых, очень много времени уходит на A’Studio. – Что из себя сегодня представляет казахстанский шоу-бизнес? Нередко приходится слышать, что там сейчас очень активно развивается музыкальный рынок. – Из азиатских стран бывшего Союза именно Казахстан наиболее развитое государство. Это, конечно, не может не сказываться и на местной индустрии. Именно поэтому там есть возможность приглашать зарубежных звезд, устраивать хорошие концерты. Есть какое-то количество богатых людей, вкладывающих свои средства в привозы артистов. Так что не удивляйтесь, если встретите на улицах Алматы Нелли Фуртадо, не говоря уже о русских исполнителях.


34

ОТ ШКОЛЫ ЖИЗНИ – К «РЕСПУБЛИКЕ KIDS» Интервью провел Сергей Головин «Русский продюсер» встретился с одним из самых известных и успешных музыкальных продюсеров прошлого десятилетия Евгением Орловым. «Отпетые мошенники», ВИА «Сливки», дуэт «Smash», «Гости из будущего» – эти коллективы знала вся страна. Но нашей целью не было выяснить все тонкости и нюансы продюсирования звезд крупного калибра. Гораздо больше нас заинтересовал его относительно новый глобальный проект – «Республика KIDS».

– Евгений, расскажите для начала, чем вы занимались последние пять лет? С какого момента состоялся новый Евгений Орлов? – Я прощался с прошл��м… Наверное, в 40 лет все поменялось. Я пришел к выводу, что российский шоу-бизнес довольно уродлив. Я пытался что-то поменять, но понял, что легче выстроить свою систему. И вот все как-то стало складываться одно к одному. Меня поддержали мои друзья, и мы открыли школу, стали отрабатывать новую уникальную методику, которая базируется на моем накопленном опыте. Приобретал я его, работая с «Отпетыми мошенниками», «Гостями из будущего», «Сливками», с дуэтом «Smash», «Мистером Малым» и, конечно, в рамках телевизионных проектов, таких как «Новая волна» и «Фабрика звезд – 4». – И в 2005 году вы решили со всем этим попрощаться? – Да. Так и было. Я постепенно со всеми попрощался и решил идти дальше.

– К вопросу интриг и разочарований: не расскажете ли вы, что произо-

шло на «Фабрике звезд – 4»? Была там какая-то история, связанная с вами… – Ну, там было все очень просто. У нас была договоренность о неком дальнейшем коммерческом развитии событий, а менеджеры, которые отвечали за финансовую составляющую, сплели некую интригу для того, чтобы моя, скажем так, обещанная доля мне не досталась. А цена вопроса была достаточно серьезная. Надо сказать, что это был очень неприятный, но одновременно и полезный опыт. Как раз в то время я сделал много поправок в голове, и, наверное, эта ситуация стала одним из ключевых моментов разочарования в отечественном шоу-бизе. Оправдываться мне тогда было не с руки, потому что я знал, что ни в чем не виноват. – Но ведь, чтобы так со всеми распрощаться и поставить на всем крест, должен быть и некий наработанный фи-

«C пяти лет отвели меня в музыкальную школу»

Фотографии из личного архива Александра Гутина.

Улыбка – это отличительная черта Евгения Орлова

– Все равно не укладывается в голове. Ведь все ваши проекты были на самом деле востребованные, успешные, яркие. Это же могло продолжаться еще долго? – На какой-то момент мне на самом деле было все интересно, мне было 25 лет, я что-то начал делать, может, надо было что-то доказать себе и другим. Сейчас мне ничего не надо никому доказывать, и прежде всего себе. Я опробовал все технологии, какие только мог, узнал, как и что я могу делать. Я вообще очень быстро загораюсь и влюбляюсь в проект, много работаю, но на каком-то этапе все это надоедает. Особенно если те артисты, с которыми ты работаешь, нацелены на гораздо меньший результат, чем ты бы сам этого хотел. Либо они сами становятся настолько самодостаточными, что мне начинает казаться, что я уже все сделал и неловко даже «за зарплатой» приходить. Постепенно ко мне пришло разочарование. Мне никогда, например, не нравились интриги, мне не нравятся дилетанты, количество которых в шоубизнесе превысило уже все пределы, не нравятся и те люди, для которых основной двигатель бизнеса – тщеславие. Плюс ко всему я еще и «жертва хорошего воспитания», я слушал качественную музыку с пяти лет, спасибо родителям. Ну а после того, как я с разовыми проектами поработал в Лондоне, Гамбурге, в Америке, я понял, что такого уровня, как за рубежом, шоу-бизнес в России вряд ли когда-нибудь достигнет. В общем, все эти факторы как-то постепенно сложились, и я создал «Республику KIDS», потому что здесь я могу реализоваться в полной мере.


35

и жизнерадостная. У нас преподают и бит-боксеры, и диджеи, и фокусники, и перформанс-модельеры, а на факультативах с детьми занимаются звезды кино и театра. Это полноценное дополнительное образование. Ребята приходят к нам три раза в неделю после основной, общеобразовательной, школы. Причем я настаиваю, чтобы занятия не пропускались. Ну а те, кто готовится к какому-то фестивалю или проекту, появляются здесь чаще. Бывает, что задерживаются до двух ночи.

«Я не тороплюсь взрослеть»

нансовый базис. На основе чего вы построили свое новое «королевство»? – Ну… (улыбается) я хоть иногда и выпиваю, но предпочитаю недорогие напитки, в казино играл всего пару раз в жизни, не «шмоточник»… Единственная слабость, которая до сих пор осталась, – хорошие автомобили, но я как-то спокойнее стал к этому относиться. В быту я скромный, проекты были успешные, и как-то получилось, что я заработал достаточно денег, чтобы вложить их в сегодняшний бизнес, чтобы заниматься тем, что мне на самом деле нравится. – Итак, что же это такое «Республика KIDS»? – Ну, если формально, то это объединение творческих, дерзких и современных подростков и детей, которые танцуют и поют при первой же возможности. Я стараюсь привить им хороший вкус. Пришел я к этому поступательно. Сначала я создал детский мюзикл «Цветные сны Эколь» с современной музыкой, современной хореографией, где дети говорят на современном языке и, собственно, играют все роли. А потом стало понятно, что все это – очень хорошая форма для обучения, потому что была заметна колоссальная разница между тем, каким ребенок пришел на этот проект и каким он стал, когда мюзикл вышел на большую сцену и начал гастролировать. Вдобавок у меня сейчас подрастает дочь, и я понимаю, что никаким из ныне существующих детских творческих коллективов я ее просто не доверю. Может, люди занимаются детьми и с любовью, но делают это как-то несовременно и самодеятельно. Плюс ко все-

му, когда родители приводят в нашу школу своих детей, я их сразу предупреждаю, что шоу-бизнесом в российском понимании мы не занимаемся. Для меня гораздо ценнее, если ребенок выступает на европейском фестивале с каким-то джазовым коллективом или, например, исполняет вживую какой-то мировой хит под аккомпанемент зарубежных звезд на шоу Ивана Урганта, нежели чем открывает рот под фонограмму в компании нашей «звезды» на каком-то пошлом концерте, посвященном Дню всех влюбленных. К нам – за комплексным развитием, за средой обитания. А у нас она очень творческая, свободная

Евгений Орлов – предводитель кидовцев

– Сколько детей у вас занимается? – Сейчас у нас около ста учеников, но для себя мы решили, что предел – это 150 человек, поскольку мы не занимаемся тиражированием и наши педагоги индивидуально подходят к каждому ребенку. Причем никакого отбора у нас нет. За все время нашего существования мы отказали только двоим. Я понаблюдал за детьми и понял, что занятия в нашей школе нужны, скорее, их родителям, но никак не им самим. Но, что интересно, у нас есть дети из Красноярска, Рязани, Челябинска, Перми, Казани, чьи родители поменяли свои планы и переехали в Москву только ради того, чтобы дать ребенку возможность у нас заниматься. Больше того, ждем сейчас ученика из Женевы. – И тем не менее это бизнес? – Честно говоря, я пока не научился все это монетизировать. Занятия у нас в школе стоят (я не делаю из этого секрета) 12–15 тысяч рублей в месяц. Плюс


36

1/2013

На репетиции проекта «Голос»

Самая знаменательная встреча со Стиви Уандером

у нас введена 20-процентная бесплатная квота для необеспеченных, но талантливых детей, или детей, которым требуется какое-либо дорогостоящее лечение и денег на творческое развитие не остается. А государство нам не помогает абсолютно, статус у нас негосударственный. Мы платим немалую аренду за наши помещения. Отбить всю нашу качественную аппаратуру, профессиональное оборудование вообще очень трудно. Своей команде я говорю – потерпите. Вот, например, сейчас мы двигаемся в сторону под-

C женой Верой, через год на свет появится Стефания Орлова

росткового телевидения, тогда это, может, и станет неким финансовым подспорьем. Например, недавно подписали контракт на 45 серий программы «Teentravel» – это программа про то, как подростки путешествуют по разным странам и обмениваются впечатлениями. С телеканалом «Ю», с Линой Арифуллиной сотрудничаем, так что спрос на детское телевидение есть и скоро он должен стать фантастическим. Кстати, дай Бог, если в 2014 году Первый канал запустит голландский проект «Голос. Дети» – аналог нашумевшего шоу, где я, кстати, был одним из музыкальных редакторов. А пока очень жаль, что если для детей от 4 до 8 лет на телевидении хоть что-то есть, то для ребят от 8 до 16 ниша практически пустует. – Евгений, пройдет время, и из вашей школы обязательно выйдет десяток-другой настоящих, талантливых артистов, которые захотят штурмовать просторы шоу-бизнеса. Не придется ли вам в таком случае опять заняться их продвижением? – Я буду этому очень рад и стану им всячески помогать. Советом, оценкой их музыкальных достижений, еще чем-либо. Например, уже есть некоторое количество таких ребят, которые вошли в музыкальную индустрию, и я ими очень горжусь. Думаю, это будет такой «клан Кидовцев», как, например, КВНовцы, которые разбросаны по всей стране, а «школа» у них одна. Но в любом случае мои выпускники будут в свободном творчес-

ком плавании. Я уверен, что привил им хороший вкус, раскрепостил и научил профессии. К примеру, у меня был серьезный соблазн заняться некоторыми ребятами после шоу «Голос». Но я буквально бил себя по рукам и говорил себе: «нет, я буду тут гораздо нужнее и полезнее». Да и вообще, сейчас я уже не очень представляю себе, как это все делается. Например, будучи в свое время, наверное, самым успешным продюсером, я не был знаком ни с одним музыкальным редактором какого-либо телеканала или программным директором радиостанции. Я не знал ��и-ко-го. А мои коллективы прекрасно работали на гастролях, мы были во всех хит-парадах и мы ни разу ни копейки не заплатили за эфиры. Но тем не менее моим PR-менеджерам постоянно приходилось сталкиваться с недалекостью и недальновидностью этих людей с радио или ТВ, которых просишь хотя бы подумать о чем-то, а они отвечают, образно говоря: «в очередь». И действуют нерешительно и с оглядкой друг на друга. Как было, например, с отличной песней «Сердцем к сердцу», которую мы сделали с «Отпетыми» и «A’Studio». И ведь песня-то потом зазвучала, стала хитом. Но только через полгода. Нет чутья у людей, и опять в эту реку входить абсолютно не хочется. – Ну и последний вопрос: в чем ключевая разница между нашими и зарубежными звездами? – Наши звезды думают в первую очередь о пиаре, о медийности, в то время как за рубежом музыкант по-прежнему занимается музыкой. А о том, как эту музыку продвинуть на рынок, думают уже менеджеры. У нас в шоу-бизнес, как и в политику, приходят прежде всего те люди, которые способны именно пройти этот сложнейший путь, а не те, кто наделен какими-то экстраординарными способностями. И еще. За рубежом прошла уже 56-я церемония награждения «Грэмми», а наш музыкальный рынок пока молод.


38

Телевидение

ПЕРВЫЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ Интервью провел Ильдар Нуриев

Профайл: Михаил Богомолов Возраст: 35 лет Профессия: главный редактор телеканала RU.TV Начало работы в должности – с 2008 года Хобби: рыбалка

До недавнего времени телевидение было мощнейшим инструментом в жизнедеятельности всех без исключения отраслей шоу-индустрии. Однако в последнее время музыкальные телеканалы уступили под напором Интернета и либо перепрофилировались, либо окончательно закрылись. На фоне всех потрясений стабильность RU.TV выглядит феноменом. «Русский продюсер» встретился с главным редактором RU.TV Михаилом Богомоловым и узнал, благодаря чему этот телеканал стал крупнейшим в своей сфере в России.

Фотографии предоставлены пресс-службой RU.TV.

– Телеканал RU.TV существует уже без малого шесть с половиной лет. Расскажите, что представляет собой канал на сегодняшний день? К каким результатам вам удалось прийти за этот немалый срок и какие цели ставите перед собой? – Задача у нас одна – она проста и банальна, но в то же время предельно понятна и объективна: быть номером один в России. Сегодня же мы подошли к тому, что наш технический объем вещания приближается к цифре 65 млн телезрителей, а это половина населения всей страны. Вдобавок задача быть первыми, о которой я сказал выше, тоже практически реализована: среди всех неэфирных музыкальных телеканалов мы уверенно держим первое место с большим отрывом от конкурентов. При этом за последний год мы набрали такое количество аудитории, которое позволило нам выйти в измерение «ТВ Индекс» вместо предыдущего, исключительно специализированного, «ТВ Индекс Плюс». – Когда ситуация изменилась и что для этого было сделано? Перелом произошел благодаря изменениям в контенте или правильному маркетингу? – Если говорить о форматной составляющей, то кардинальной смены контента не было – мы, как были, так и остаемся телеканалом со стопроцентным русскоязычным вещанием. У нас 24 часа в сутки ротируются исключительно отечественные клипы, и в ближайшее время мы ничего менять не собираемся. Другие музыкальные телеканалы, к сожалению, давно перепрофилировались, в их названиях и логотипах на музыку остался лишь маленький намек. А мы хотим доказать и доказываем, что при правильном программировании


39

на «кабель», на прежнем месте теперь работает развлекательный молодежный «Ю». Это еще раз доказывает, что выбранный нами формат вещания может быть коммерчески выгодным. Поначалу мы, признаться, почувствовали легкий дискомфорт от появления старого нового игрока на нашем поле. Однако при более тщательном исследовании выяснилось, что аудитория «Муз-ТВ» сильно отличается. В том числе и из-за того, что у них на 60% западный репертуар, а мы были и остаемся русским каналом.

и селекции музыкального продукта можно заниматься исключительно музыкальным вещанием и при этом иметь отличные рейтинги. – Но ведь телеканалы «Муз-ТВ» и MTV ушли от исключительно музыкальной составляющей в погоне именно за рейтингами. В то же время они попросту освободили для вас целую нишу. Стало ли это своеобразным подарком судьбы? – Для нас это не подарок, а, скорее, возможность доказать всему телевизионному рынку, что музыкальное телевидение, не меняя формата, способно достойно существовать, демонстрировать высокие рейтинги, приносить существенные доходы от продажи рекламы, тем самым конкурируя с развлекательными каналами в целом. И не могу сказать, что мы получили некий карт-бланш, потому что с момента перехода «МузТВ» и MTV в другие ниши появилась масса других музыкальных каналов: Europa Plus TV, RUSONG TV, O2, а также некоторые зарубежные, которые зашли в кабель. Их доля, конечно, не особо существенна, но свою часть пирога они, как говорится, отъедают. Поэтому нельзя говорить о том, что мы – единственные в своем роде. В любом случае приходится предпринимать какие-то правильные шаги, искать верные решения, чтобы оставаться лидерами. Кстати, как многие уже знают, канал «Муз-ТВ» ушел с «кнопки», перейдя

– Официально телеканал RU.ТV позиционируется как видеоверсия популярного «Русского Радио». Может быть, залог успеха и в этом тоже? – Честно говоря, я не являюсь сторонником такого позиционирования, потому что по основной составляющей, по наполнению нашего телеканала мы радикально отличаемся от контента «Русского Радио». У нас разные проекты, программы, разные ведущие. От «Русского Радио» у нас только Дмитрий Оленин. Для радио создается вообще намного больше материала, и, к сожалению, далеко не на все востребованные и раскрученные песни артисты снимают ролики. Мне кажется, что всем нам до сих пор аукается кризис конца «нулевых», когда клипов вообще почти не снимали. Да, бытует мнение, что, если песня стоит на «Русском Радио», она будет размещена и у нас, но это абсолютно не так, потому что для RU.TV кроме музыки очень важен сам видеоряд, и если известный артист приносит плохой клип на хорошую песню, то мы зачастую отказываем в эфирах. – И все же насколько в процентном соотношении синхронизирован плейлист «Русского Радио» и RU.TV? – Я скажу так… Есть некоторые песни, которые не дотягивают в музыкальном плане до эфира на радио, но в то же время нивелируют эти минусы хорошей картинкой и вытягивают песню до уровня качественного продукта. А если говорить о какой-то процентовке, то точно сказать не могу, потому что никогда не считал. Но, конечно, совпадения есть, ведь и на «Русском Радио», и на нашем канале играет исключительно качественная российская музыка от хорошо зарекомендовавших себя брендов, если мы можем так сказать о названиях коллективов. – Тандем самого рейтингового музыкального телеканала и радиостанции, имеющей в своем активе

почти тысячу городов вещания, не может не влиять на формирование музыкальной поп-культуры в нашей стране. Логично предположить, что это своеобразная монополия на рынке вещания русской музыки и, как следствие на все процессы, происходящие в профессиональной музыкальной среде. – Я бы не стал так говорить. Понятное дело, что мы показываем то, что на сегодняшний день максимально востребовано, но мне приходится общаться со многими программными директорами разных станций, и мы все знаем о том, что каждый слушатель имеет право выбирать. Никто никого не заставляет ничего смотреть и слушать, вдобавок выбор тех же радиостанций, например в Москве, огромен, и если «Русское Радио» остается на первом месте в городе, где вещают около 56 радиостанций, то это значит, что именно такая музыка на сегодняшний день нужна и интересна аудитории. Поэтому называть нас монополистами вряд ли справедливо. Нас можно назвать теми, кто дает слушателю то, что он хочет получить. – Существуют ли какие-то особенности программирования вашего телеканала и насколько этот процесс автоматизирован? – Наверное, мы потому и востребованы, что никому не стараемся ничего навязать и даем в эфир именно то, что реально нравится людям, учитывая при составлении плейлистов и хит-парадов проверенные данные, которые собираем из самых разных источников. Это и Интернет, и SMS-голосование, и количество просмотров того или иного исполнителя на наших сайтах, и социологические исследования различных групп и слоев населения. Если же говорить об особенностях, то в целом RU.TV – телеканал женский, ориентированный на средний возраст. Наша целевая аудитория – девушки от 18 лет. Поэтому вы не увидите в эфире, к примеру, альтернативных рэперов. Я нормально к ним отношусь, но вряд ли это тот продукт, который нужен нам и нашим зрителям. Хотя и здесь мы решили порадовать некоторое количество публики, создав интернет-телеканал «Хип Хоп Хит» на платформе «Русской Медиагруппы». – Существует ли некий рецепт «форматного» клипа? Что нужно учесть начинающему артисту или продюсеру, чтобы попасть в эфир RU.TV?


40

1/2013

– Во-первых, как бы негативно артисты и их менеджмент ни относились к слову «формат», все равно всем нам следует наконец понять, что Баста будет крайне нелепо выглядеть на «Радио Шансон», а Стас Михайлов – на DFM. Это не нужно ни самим артистам, ни их аудитории, ни аудитории названных радиостанций. Поэтому, рассчитывая попасть на ту или иную площадку, нужно обязательно учитывать этот пресловутый формат и не стучаться туда, где тебя не поймут те люди, на которых ты рассчитываешь сам, твоя целевая аудитория. Во-вторых, дорогой клип – это не аксиома. В моей практике встречались случаи, когда очень известные артисты, имен которых не хотелось бы упоминать, снимали очень дорогие клипы у очень раскрученных режиссеров, а на выходе получался очень, мягко говоря, некачественный продукт. Таким образом, нам совершенно неважно, сколько денег потрачено на съемки клипа. Бывает ведь и наоборот. Вспомним Ивана Дорна, Васю Обломова – это артисты, которые вначале получили признание зрителей в Интернете, а уже потом попали к нам в эфир. Самое главное – не бюджет клипа, а оригинальное и уникальное творчество. Но, увы, количество качественных клипов для русскоязычного телеканала по-прежнему невелико. У нас в ротации находятся около 500 клипов в день, но и они приедаются. В то же время, когда люди приносят вторичный продукт, «слизанный» один в один, например, с Мумий Тролля или Зверей, нам прихо-

дится отказывать, ведь бэк-каталог этих исполнителей и без двойников сам по себе довольно велик. – С подачи «Русского Радио» многие песни становятся шлягерами. То есть это такая радиостанция-хитмейкер. Был ли опыт у RU.TV, когда клип абсолютно неизвестного артиста, в которого вы поверили, стал народным шлягером, а сам артист – известным и коммерчески успешным? – С ходу трудно вспомнить, но мы, тем не менее, выступаем только за то, чтобы артисты добивались таких результатов. Но при этом и музыканту, и продюсеру следует обязательно отдавать себе отчет в том, что результат попадания в эфир может быть как позитивным, так и негативным. Если в 90-х годах практически любой, кто попадал в эфир, становился звездой, то сейчас ситуация совсем иная. Не стоит думать, что на следующий день после попадания в эфир ты отправишься на гастроли. У слушателя громадный выбор музыки, а создать качественный продукт стало на порядок легче. Поколение, которое сейчас подрастает, не в пример нашему, стало гораздо более разборчивым, ему есть с чем сравнивать, ему легко доступен и американский, и европейский рынок. Сейчас все зависит не от количества эфиров, а от расположения аудитории. Зритель настолько перенасыщен, что удивить его весьма трудно, поэтому помимо качественной картинки и звучания его нужно расположить к себе на некоем энергетическом уровне, на уровне душевном, если хотите. – А каков механизм взаимодействия артистов и RU.TV? Какова технология попадания клипа на канал? Через ресепшн, через ссылку на ролик по Интернету или, может быть, как-нибудь еще? – Абсолютно по-разному. И на дисках мне привозят, хотя я не всегда лично могу поговорить с артистом и оценить его работу, и посредством файлообмена через Интернет, а бывает, и наши менеджеры сами напрямую связываются с исполнителем, если вдруг обнаружат что-то неординарное и интересное в Сети. – С кем телеканалу удобней и продуктивней выстраивать отношения? С лейблами-правообладателями или же с физическими лицами? – Мы, если честно, никогда не оперируем вышеперечисленными категориями. Нам нужен грамотный и качественный продукт, которым мы сможем удер-

живать и наращивать свою аудиторию, повышать наш рейтинг и долю, быть интересными для максимального количества кабельных сетей. – Речь, скорее, о том, что клипы, присылаемые лейблом, уже прошли какой-то отбор и имеют некую гарантию качества, по сравнению с сотнями клипов от неподписанных проектов. – Если быть откровенным, то еженедельно мы отсматриваем десятки клипов. Смотрим всех без исключения: начиная с видео, снятых на домашней вечеринке, заканчивая работами известных и серьезных музыкантов. И нам регулярно попадаются весьма и весьма достойные работы. В этой связи хочется вспомнить наш конкурс, который мы объявили в поддержку «Бурановских бабушек», когда они штурмовали «Евровидение». Мы предложили нашим зрителям самостоятельно, в любых условиях, снять клип на одну из их песен, а за это победитель получал неплохой приз от Apple. Так вот из глубинки, недалеко от Бураново, откуда родом сами бабушки, нам прислали настолько хороший, крепкий ролик, что мы показали его не один раз, как это было предусмотрено правилами, а поставили его в эфир и вовсю крутили его в знак поддержки наших замечательных конкурсанток. Таким образом, хочется снова подчеркнуть, что неординарный креатив и искреннее творчество порой гораздо привлекательнее громких имен и серьезных бюджетов. Таким работам всегда найдется место на RU.TV.


42

Дмитрий Васильев: «Если люди хотят быть богатыми и знаменитыми, то шоу-бизнес – это последнее место, где этого можно добиться» Интервью провел Кирилл Новоселов. Фото: Максим Мармур

Творческий путь группы Couple длится уже более восьми лет, но последние два года стали для коллектива настоящим прорывом. «Оранжевое Солнце», «Постой, любовь», «Дым» – это песни, которые стали визитной карточкой Couple. В конце 2012 года группа получила премию «Золотой граммофон» за песню «Дым». В конце мая 2013 года состоится вручение премии RU.TV, где Couple участвует в номинации «Лучшая попрок-группа». В чем секрет череды успешных событий в жизни группы, разбирался наш корреспондент Кирилл Новоселов.

– Могли бы вы назвать себя некой современной моделью успешного продюсера? – Мне сложно назвать себя продюсером, потому что я не до конца понимаю самого термина. Это, наверное, какие-то иные люди, которые продюсируют проекты, коллективы, шоу. А я что спродюсировал, кроме самого себя? Мне при слове «продюсер» сразу представляется серьезный медийный человек, руководящий сотрудник телеканала или радиостанции, обладатель какого-то ресурса. А музыкального продюсера с западной точки зрения здесь почти не встретишь. Хотя есть несколько талантливых ребят, точ-

нее уже дяденек, которые с разным успехом выпускают новый материал. – Чем можно объяснить столь очевидный прорыв в творчестве группы? Удалось найти некий компромисс между собственным видением звучания и пресловутыми радиоформатом или, наоборот, удалось отстоять свою точку зрения? – С годами мы, вероятно, научились приходить к разумному компромиссу и с музыкальными телеканалами, и радиостанциями. Конечно, мы начали адаптировать наши произведения под реалии нашей жизни. С другой стороны, и это, по-

жалуй, даже более важно, отношение медиаресурсов к нашему коллективу заметно изменилось в лучшую сторону. Мы уже далеко не те «странные ребята с непонятным названием», которые при этом еще и играют что хотят. – В работе над новым альбомом вы собрали целую плеяду авторов мирового значения. Удалось ощутить разницу в подходе к работе российских и западных специалистов? – У Сouple есть несколько проблем, связанных с этим. Наше творчество и мировоззрение меняется. И хочется доносить до окружающего мира то, что беспокоит нас сейчас, рассказать о том, о чем мы просто обязаны поделиться с нашими слушателями. Поэтому большую часть работы над текстом я не могу поручить никому, кроме себя самого. Наши тексты отражают только мое ощущение, мою точку зрения. Но я не являюсь профессиональным поэтом и нередко обращаюсь к сторонним авторам, чтобы, как бы это сформулировать, улучшить литературные качества моего произведения, желательно без потери смысла. (Смеется.) Как раз в таких случаях я обращаюсь к русским авторам, которые, безусловно, лучше, чем западные, понимают, о чем идет речь. С другой стороны, я отчетливо вижу, что западные композиторы находятся в колоссальном отрыве от наших. Правда, есть определенные мастера, с которыми мы работаем в России, я имею в виду в первую очередь Владимира Матецкого и Леонида Гуткина. Мне очень нравится то, что они делают. Кстати, к вопросу о продюсере: скорее Матецкого и Гуткина можно назвать нашими продюсерами, а не меня. Западные авторы, которые с нами работают, пишут музыку просто другого уровня. То, что они могут, – это на голову выше всего того, что делается в России. Кроме того, есть очень большое отличие в подходе к работе, причем это касается не только написания музыки, но и съемок клипа или записи трека. В первую очередь разница в культуре работы. По какой-то


43

причине русский человек, как бы долго ты ни пытался объяснить ему, что ты хочешь, как бы ты ни старался донести до него какие-то важные аспекты, ключевые вещи, в итоге все равно сделает то, что хочет он. Для русского человека важнее, как он видит это произведение. Поэтому, если у тебя есть точные требования и точно знаешь, что ты хочешь, комфортнее работать с западными профессионалами. Они прикладывают максимум усилий, чтобы правильно понять задачу и сделать то, что нужно именно тебе. В ситуации, когда ты сам не знаешь, чего хочешь, и доверяешь мнению людей, вполне можно поработать и с русскими специалистами. Когданибудь эта ситуация может и изменится, но сейчас пока так. – Каким будет следующий альбом? Кто высту��ит в качестве авторов? Какова концепция? – Это будет альбом, в котором задействовано множество российских и западных специалистов. Музыкальными продюсерами альбома выступят, как и в прошлый раз, Владимир Матецкий и Леонид Гуткин. Как обычно, упор будет сделан на произведения в явно выраженной рокэстетике, преимущественно на мои стихи и музыку европейских специалистов. Запись и сведение будут сделаны опять в Стокгольме, хотя некоторые произведения уже записаны в Москве и Киеве. Однако во многие произведения добавятся этнические мотивы и инструменты тех стран, где данные произведения были написаны, причем особенно неожиданно, с моей точки зрения, будут звучать тибетские и индийские музыкальные инструменты. Кроме того, как и раньше, в альбоме будет несколько произведений, больше «заточенных» на радиоигру на российских радиостанциях. – Как вы считаете, готово ли наше общество принимать репертуар западного образца? – Мне сложно понять, к чему эта страна готова, а к чему нет. Если взглянуть на наших топовых артистов, то станет понятно, что страна в массе своей не готова потреблять иной продукт. Большинство произведений, звучащих в России, – это некая русская культура, которая сама собой сформировалась в нашей стране. Я очень хорошо помню реакцию американских и европейских участников конкурса «Новая волна» в Юрмале, когда они волей-неволей вынуждены были выслушать выступления русских звезд на гала-концерте. Реакция зарубежных конкурсантов была интересной: они

никак не могли понять, что они-то забыли на конкурсе русской фолк-музыки и как эти странные исполнители могут их судить? (Смеется.) То, что происходит у нас на эстраде, – это в некотором роде типичный русский фольклор. В этом нет ничего плохого, ведь в Индии есть свой фольклор, в Штатах есть, например, кантри – все это наш, русский, человек из Сибири в здравом уме слушать не будет. Можете себе представить, что в Новосибирской области проживает несколько тысяч фанатов кантри? У каждой страны есть свои традиции. Никакой проблемы в этом нет, кроме того, что мне совсем не хочется этим заниматься. Я пытаюсь сделать то, что мне интересно, а мне интересна чуть более сложная, более качественная музыка. Выпуская альбом «Апокалипсис любви», мы

включили в него несколько песен с абсолютно западным звучанием, хотя отчетливо понимали, что в России они не будут хитами и вряд ли кому-то понравятся, кроме достаточно узкой прослойки людей. У нас не было никаких иллюзий на этот счет, и мы спокойно включили в альбом несколько произведений, которые значительно проще с точки зрения музыки. Они же, собственно, и пользуются популярностью, находятся в радиоротации. – Что удалось привнести в творчество группы Владимиру Матецкому? – Матецкому удалось привнести очень многое, он все-таки автор большинства наших последних произведений. Мало того, именно благодаря сотрудничеству с Владимиром Леонардовичем мы и начали легкий разворот к Западу, ведь лучшего специалиста в этом деле найти сложно.


44

1/2013

Я не понимаю, как сам смог бы все реализовать, если бы решил записываться в Англии или Швеции. – Группе Couple уже более восьми лет. Были ли эпизоды, когда хотелось покончить с творчеством? – Это перманентное состояние артиста: плюнуть на все и заняться чем-нибудь более полезным. С другой стороны, человек, который начинает петь, обычно делает это не просто так. У него нет задачи красоваться на сцене, точнее, она вторична. Вот когда ты делаешь то, что люди искренне принимают и любят, – это и есть настоящий наркотик. Ты чувствуешь, что от тебя все время ждут чего-то нового, а это здорово тонизирует и подстегивает к дальнейшей работе. Желание бросить все возникает, когда что-то долго не получается или когда с тобой обошлись несправедливо, – в конце концов, многие люди подвержены сезонным обострениям, а артисты тем более. (Смеется.) Чтобы этого не случилось, нужно все время по-разному раздавать приоритеты своим видам деятельности. Были моменты, когда я попросту начинал уделять меньше времени шоу-бизнесу и музыке, а последние семь-восемь лет был, наоборот, акцент на творческие моменты моей жизни. Приоритеты могут меняться, но отказаться от процесса совсем, думаю, для меня невозможно. – Расскажите о взаимоотношениях внутри коллектива. Их можно назвать дружескими или они исключительно деловые? – У нас, безусловно, с участниками коллектива в разной степени дружеские отношения. С кем-то больше, с кем-то меньше. С Катей, к примеру, больше, дружим семьями. – Вы большой поклонник путешествий. Влияют ли они на ваше творчество? – Безусловно, влияют. У меня даже была идея сделать альбом, который мы назвали бы как-то вроде «Вокруг света», где каждая песня была бы о каком-то одном регионе, но мы в итоге не осмелились это сделать. Песни, которые были созданы в какой-то стране, все равно носят специфику этого места, и было бы несправедливо не включить в альбом произведения другого характера, о любви, например. Понятно, что сложно было бы написать песню «Эхо тишины», если бы я не побывал в Замбии, где на тот момент была нестабильная политическая ситуация, ведь эта песня именно об этом. Сейчас я, например, пишу


45

песню про Памир и гордый народ, населяющий эти места. Это произведение не появилось бы на свет, если бы этой зимой я не провел несколько недель в горах Афганистана и Таджикистана. Также в нашем новом альбоме будет несколько произведений, написанных в Тибете, Индии, Бутане, и, я надеюсь, это внесет в наше творчество некое новое звучание и новый смысл. – Каковы приоритеты в продвижении творчества группы? Интернет, радио, телевидение или все сразу? – Мы стараемся продвигать наше творчество любым комфортным для нас способом. «Комфортным» здесь является ключевым словом, поскольку сразу отбрасывает ТВ. Я не имею в виду ротацию наших клипов в эфире музыкальных каналов, этому я, наоборот, всеми силами способствую и очень рад, что в этом году мы номинированы на премию RU.TV в номинации «Лучшая поп-рок-группа». Однако я не могу себя заставить участвовать в разного рода ток-шоу или специальных проектах. У меня вообще сложилось впечатление, что задача редакций центральных каналов – заставить артистов выглядеть максимально глупо. Будучи все-таки прежде всего айтишником по образованию, наибольшее внимание в продвижении группы я уделяю Интернету, хотя радио остается по-прежнему одним из мощнейших на сегодняшний день медийных ресурсов. – Ну и напоследок: что бы вы хотели пожелать людям, которые только входят в мир под названием «шоу-бизнес»? – Честно говоря, мы собрали весь набор ошибок, который можно было собрать. Поэтому не мне давать советы. Единственное, что скажу: время дилетантов закончилось и, если ты хочешь заниматься музыкой, нужно быть профессионалом. При этом нужно очень ясно понимать, что ты хочешь заниматься именно этим. Если же люди просто хотят быть богатыми и знаменитыми, то шоу-бизнес – это последнее место, где этого можно добиться. Шансы стать знаменитым еще хоть какие-то есть, но богатым – призрачно малы. А одно без другого вызывает серьезное раздвоение сознания. Я видел очень много глубоко несчастных людей, которых знает вся страна, а они продолжают колотиться в стремлении заработать на достойную жизнь. Лично я никому из близких мне людей не пожелал бы положить всю свою жизнь на карьеру в шоу-бизнесе. Если вы хотите зарабатывать, есть тысячи способов, понятных, достойных и значительно более простых.

Наверное, когда-нибудь ситуация в шоу-бизнесе наладится, но пока дело обстоит так. Причем такая ситуация не только в музыке, но и в кино – я почти не знаю людей, снявших фильм и заработавших достаточно для съемок следующего. Поэтому и в киноиндуст-

рию стоит идти только, если вы действительно хотите заниматься исключительно кинематографом. Проблемы начинаются, когда у человека нет возможности выбирать. Если человек умеет только петь или играть – он обречен жить на этом непростом рынке.


46

Чарты

Чарты российского iTunes

Неделя: 4 марта – 10 марта 2013 г.

Неделя: 11 марта – 17 марта 2013 г.

Треки

Треки

1. Adele – «Skyfall»

1. Adele – «Skyfall»

2. Baauer – «Harlem Shake» 3. Rihanna – «Diamonds»

2. Тимати (feat. Григорий Лепс) – «Лондон»

4. Полина Гагарина – «Нет»

Неделя: 18 марта – 24 марта 2013 г. Треки

Неделя: 25 марта – 31 марта 2013 г. Треки

1. Тимати (feat. Григорий Лепс) – «Лондон»

1. Тимати (feat. Григорий Лепс) – «Лондон»

2. Depeche Mode – «Heaven»

2. Depeche Mode – «Heaven»

3. Baauer – «Harlem Shake»

3. Adele – «Skyfall»

3. Adele – «Skyfall»

5. Градусы – «Я всегда помню о главном»

4. Lenka – «Everything at Once»

4. Lenka – «Everything at Once»

5. Rihanna – «Diamonds»

4. Thirty Seconds to Mars – «Up in the Air»

6. Alex Clare – «Too Close»

6. Полина Гагарина – «Нет»

5. Lenka – «Everything at Once»

7. Pink – «Just Give Me a Reason»

6. Rihanna – «Diamonds»

6. Анжелика Варум – «Нарисуй любовь»

7. Lykke Li – «I Follow Rivers»

8. Justin Timberlake – «Mirrors»

8. Baauer – «Harlem Shake»

7. will. i.am – «Scream & Shout» (feat. Britney Spears)

9. Григорий Лепс – «Самый Лучший День»

9. Градусы – «Я всегда помню о главном»

9. Nelly Furtado – «Waiting for the Night»

8. Pink – «Just Give Me a Reason»

10 30.02 – «Звезды в лужах»

10. Nelly Furtado – «Waiting For the Night»

10. Pink – «Just Give Me a Reason»

9. Nelly Furtado – «Waiting for the Night»

8. Тимати (feat. Григорий Лепс) – «Лондон»

7. Полина Гагарина – «Нет»

5. Rihanna – «Diamonds»

10. Полина Гагарина – «Н��т» Альбомы

Альбомы

Альбомы

Альбомы

1. Земфира – «Жить в твоей голове»

1. Земфира – «Жить в твоей голове»

1. Justin Timberlake – «The 20/20 Experience»

1. Depeche Mode – «Delta Machine»

2. Би-2 – «Би-2 с симфоническим оркестром»

2. Сплин – «Обман зрения» 3. Би-2 – «Лучшее»

2. Земфира – «Жить в твоей голове»

2. Земфира – «Жить в твоей голове»

3. Adele – «21» 4. Dido – «Girl Who Got Away»

4. Вера Брежнева – «Любовь спасет мир»

3. Depeche Mode – «Delta Machine»

3. Justin Timberlake – «The 20/20 Experience»

5. Танцевальный рай (Disco Remix 2013 Top 50) – сборник

5. Григорий Лепс – «Полный вперед!»

4. Би-2 – «Би-2 с симфоническим оркестром»

4. Daft Punk – «Random Access Memories»

6. Григорий Лепс – «Избранное…10 лет»

6. Adele – «21»

5. Сплин – «Обман зрения»

7. Танцевальный рай (Disco Remix 2013 Top 50) – сборник

6. Григорий Лепс – «Полный вперед!»

5. Би-2 – «Би-2 с симфоническим оркестром»

8. Григорий Лепс – «Полный вперед!»

8. David Bowie – «The Next Day»

7. Adele – «21»

9. Иван Дорн – «Co'n'dorn»

9. Hurts – «Exile»

7. ST – «Пуленепробиваемый»

10. Мачете – «Мачете»

10. Иван Дорн – «Co'n'dorn»

8. Танцевальный рай (Disco Remix 2013 Top 50)– сборник 9. David Guetta – «Nothing but the Beat Ultimate» 10. Валерий Гергиев – «Величайшие произведения русской классики»

6. Adele – «21» 7. Танцевальный рай (Disco Remix 2013 Top 50) – сборник 8. David Guetta – «Nothing but the Beat Ultimate» 9. Григорий Лепс – «The Best» 10. Григорий Лепс – «Полный вперед!»


47

«Сводный национальный чарт» — это основной чарт компании «Красная звезда». В нем реализуется открытый системный подход, позволяющий учесть всю сложность организации сферы музыкального потребления в России. «Сводный национальный чарт» составляется на основе результатов других рейтингов «Красной звезды»: экспертного, народного, видео- и радиочартов, а также чарта физических и цифровых продаж. Таким образом, создается многофункциональная система выявления истинных музыкальных предпочтений аудитории.

1

Ева Польна

Весь мир на ладони моей

28

Вика Дайнеко, T-killah

Мира мало

2

Нюша

Воспоминание

29

L'One, Big Som, Карандаш

Ок

54

Банд'Эрос

Караоке

58 new

8

3

Тимати, Григорий Лепс

Лондон

3

29

4

5sta Family

Вместе мы

8

30

Земфира

Кувырок

5

Dan Balan

Люби

5

30

Денис Клявер

Ты не такая, как все

54

6

Полина Гагарина

Нет

2

30

Павел Воля

Новое

29

7

Иван Дорн

Стыцамен

-4

31

Валерий Меладзе, Вахтанг

Свет уходящего солнца

-13

8

Инфинити

Я так скучаю

8

32

Нюша

Больно

-10

9

Елка

Хочу

-5

33

Верка Сердючка

#switter

15

10

Градусы

Я всегда помню о главном

17

33

Elvira T

Одержима

-19

11

Franky

Hysteria (OST Закрытая школа)

new

34

Натали

О Боже, какой мужчина

-3

12

Иван Дорн

Бигуди

-5

35

Чаян Фамали

Когда я

64

13

30.02

Звезды в лужах

22

36

ST, Luina, Карандаш

Титаник

new

Потап и Настя

Если вдруг

57

13

Григорий Лепс

Водопадом

-5

37

14

Полина Гагарина

Спектакль окончен

26

38

IOWA

Улыбайся

43

15

Винтаж, ChinKong

Свежая вода

-10

38

Сплин

Страшная тайна

-9

16

Юлия Савичева

Юлия

-5

38

Вика Дайнеко

Дыши

17

Иван Дорн

Идолом

7

39

Dan Balan

Лишь до утра

-4

18

Джиган

Нас больше нет

24

40

Иракли

Все будет ОК

41

19

Elvira T

Море

new

41

Ани Лорак

Зажигай сердце

re

20

Сплин

Дочь самурая

48

42

Даша Суворова

Просто любить

re

21

Иван Дорн

Северное сияние (диск 1)

-8

43

Анжелика Варум

Нарисуй любовь

2

22

Филипп Киркоров

Снег

-7

44

Дмитрий Колдун

Облака-бродяги

-2

23

Земфира

Жить в твоей голове

new

45

Глюк’oza

Возьми меня за руку

20

24

Макс Корж

В темноте

1

46

Ночные снайперы

Поговори со мной, Ольга!

Доминик Джокер

Прощай

new

new

36

24

Елка

Около тебя

-15

47

25

Григорий Лепс

Я счастливый

38

47

Мачете

Папа

-27

25

Земфира

Кофевино

new

48

Tomas N'evergreen, Леонид Агутин

Ай-яй-яй

11

26

Катя Нова

Что такое любовь?

-1 49

Витас

Только ты

new

27

Танок на майданi Конго (ТНМК), Pianoбой, Бумбокс

Для тебя

6 49

Музыкальный коллектив Петра Налича

Золотая рыбка

33

27

Земфира

Похоронила

new 50

Джиган

Держи меня за руку

-8

27

МакSим

Небо-самолеты

new


48

Статистика

Недельная аудитория центральных телеканалов, 10+ 2012 Россия

Москва

Абс. знач., тыс. чел.

% от опрошенных

Абс. знач., тыс. чел.

% от опрошенных

ТВ в целом

57 977

93

9 049

94

Первый канал

46 484

74

7 406

77

Россия 1

38 003

61

6 406

67

НТВ

35 414

57

6 336

66

ТНТ

30 966

50

5 123

53

СТС

30 749

49

5 577

58

РЕН-ТВ

18 630

30

4 107

43

Перец (ДТВ)

11 805

19

2 993

31

Россия 2 (Спорт)

11 235

18

2 712

28

5 канал (Петербург)

10 904

17

1 783

19

Россия К (Культура)

10 552

17

2 751

29

Домашний

10 460

17

2 847

30

ТВ Центр

10 350

17

3 330

35

ТВ 3

9 074

15

2 423

25

МУЗ-ТВ

7 609

12

1 575

16

MTV

5 366

9

1 432

15

Дисней

3 895

6

951

10

РБК-ТВ

3 011

5

892

9

Источник: Российский индекс целевых групп, 2012, Total. Copyright: ООО "Синовейт Комкон", 2013.

Недельная аудитория сетевых радиостанций, 10+ 2012 Радио Вся Россия Недельная аудитория Абс. знач., тыс. чел.

% от опрошенных

Радио в целом

40 698

65,2

Европа Плюс

11 213

18,0

Авторадио

9 382

15,0

Русское Радио

8 454

13,5

Дорожное радио

7 015

11,2

Ретро FM

6 865

11,0

Радио России

6 623

10,6

Радио Шансон

6 587

10,5

Маяк

5 372

8,6

Юмор FM

4 246

6,8

Радио Дача

3 932

6,3

Love Radio

3 547

5,7

Хит FM

3 332

5,3

DFM (Динамит FM)

3 204

5,1

Эхо Москвы

2 453

3,9

Радио 7 / Радио 7 на семи холмах

1 695

2,7

Детское радио

901

1,4

Радио Романтика

856

1,4

Источник: Российский индекс целевых групп, 2012, Total. Copyright: ООО "Синовейт Комкон", 2013.


49

Объем аудитории радиослушателей в Москве, 12+ 2012 Ежедневная аудитория

Еженедельная аудитория

Абс. знач., тыс. чел.

% от опрошенных

Абс. знач., тыс. чел.

% от опрошенных

Радио в целом

6 515

69,1

8 486

89,9

Эфирное вещание

6 239

66,1

8 275

87,7

Трансляционная сеть

809

8,6

1 314

13,9

Эхо Москвы

996

10,6

1 649

17,5

Авторадио

928

9,8

2 267

24,0

Европа Плюс

834

8,8

2 027

21,5

Русское Радио

782

8,3

1 953

20,7

Ретро FM

766

8,1

1 903

20,2

Радио России (в целом)

750

8,0

1 381

14,6

Радио Шансон

746

7,9

1 745

18,5

Energy

666

7,1

1 430

15,2

Юмор FM

622

6,6

1 606

17,0

Маяк (в целом)

609

6,5

1 417

15,0

Радио Дача 92,4 FM

577

6,1

1 434

15,2

Вести FM

544

5,8

1 159

12,3

Русская служба новостей

542

5,7

1 159

12,3

Наше радио

537

5,7

1 227

13,0

Love Radio

488

5,2

1 228

13,0

Милицейская волна

487

5,2

1 221

12,9

Дорожное радио

487

5,2

1 264

13,4

Business FM

465

4,9

955

10,1

DFM

454

4,8

1 007

10,7

Радио Максимум

449

4,8

1 096

11,6

Relax FM

431

4,6

1 016

10,8

Радио Спорт

424

4,5

874

9,3

Rock FM 95,2

405

4,3

856

9,1

Хит FM

379

4,0

1 021

10,8

Радио 7 / Радио 7 на семи холмах

355

3,8

905

9,6

Радио Классик

336

3,6

905

9,6

Радио Джаз

333

3,5

834

8,8

Коммерсантъ FM

332

3,5

649

6,9

Сеpебpяный дождь

325

3,4

936

9,9 7,1

Радио Звезда

315

3,3

670

Сити FM

307

3,3

593

6,3

Радио Монте-Карло

296

3,1

689

7,3

Best FM

295

3,1

703

7,5

Детское радио

271

2,9

635

6,7

Говорит Москва (в целом)

240

2,5

628

6,7

Кекс FM

221

2,3

571

6,1

Радио Рекорд

217

2,3

369

3,9

Радио Мегаполис

204

2,2

455

4,8

Comedy Radio*

192

2,0

514

5,5

Такси FM

182

1,9

460

4,9

Радио Romantika

179

1,9

511

5,4

Радио Шоколад

177

1,9

471

5,0

Радио России. Культура

153

1,6

451

4,8

Радио Орфей

147

1,6

285

3,0

Финам FM

140

1,5

314

3,3

Радио Комсомольская Правда

105

1,1

271

2,9

RU.FM -– 94,8 FM

104

1,1

236

2,5

Moscow FM*

90

1,0

286

3,0

Радио Карнавал

81

0,9

228

2,4

Восток FM*

78

0,8

180

1,9

Весна FM*

72

0,8

130

1,4

ЮFM (Юность)

24

0,3

80

0,8

Источник: Мониторинг аудитории радиостанций – RadioWeek, 2012, Total. Copyright: ООО "Синовейт Комкон", 2013. * Радиостанции Весна FM и Comedy Radio замерялись в ноябре-декабре 2012 г., Moscow FM и Восток FM замерялись в декабре 2012 г.


50

Премии

Премия «Муз-ТВ – 2012». 1 июня 2012 г.

Лучшая исполнительница – Елка Лучший исполнитель – Дима Билан Лучшая песня – Нюша «Выше» Лучшее видео – Филипп Киркоров «Снег» Лучший альбом – группа «Градусы» «Голая» Прорыв года – Макс Барских Лучшая поп-группа – Винтаж Лучший хип-хоп-проект – Банд'Эрос Лучшая рок-группа – Звери Лучшее концертное шоу – «ДруGOY» Филиппа Киркорова Лучший дуэт – Дискотека Авария и Кристина Орбакайте с песней «Прогноз погоды» Артист десятилетия – Филипп Киркоров Артистка десятилетия – Земфира Специальный приз за вклад в развитие российской музыкальной культуры – Игорь Крутой

Премия RU.TV-2012. 29 сентября 2012 г.

Фото – пресс-служба RU.TV.

Лучший старт – Иван Дорн «Стыцамэн» Лучший дуэт – Чи-Ли и Гоша Куценко «Побить посуду» Лучшая группа – Потап и Настя Лучший рингтон – Полина Гагарина «Спектакль окончен» Лучший хип-хоп-хит – Каста «Сочиняй мечты» Лучший видеоклип – Винтаж «Деревья» Самое сексуальное видео – OKSI «Любовь за двоих» Лучший танцевальный трек – Serebro «Мама Люба» Лучшая песня – Елка «Около тебя» Лучший певец – Дима Билан Лучшая певица – Нюша Креатив года – пАющие трУсы «Василек» Концертный тур – Анита Цой Лучшая поп-рок-группа – Градусы

Песня года 2012. 1 декабря 2012 г.

Григорий Лепс и Тимати – «Лондон» Бурановские бабушки – «Party for Everybody» Кристина Орбакайте – «Ультрафиолет» Николай Басков – «Странник» Нюша – «Выше» Александр Серов – «Ты меня любишь» Елена Ваенга – «Где была» Дмитрий Маликов – «Прости любимая, прости» Алсу – «Я к тебе не подойду» Сергей Лазарев – «Take It Off» Таисия Повалий – «Я помолюсь за тебя» Иосиф Кобзон – «Ноктюрн» Ани Лорак – «Обними меня» Владимир Пресняков – «Никудышный ангел» Сябры и DJ Анатоль – «Завалинка» Лайма Вайкуле с участием Бориса Моисеева – «Старый друг» Стас Пьеха – «Старая история» Niloo – «Ола, ола» Александр Буйнов – «Две жизни» Потап и Настя – «Прилелето» Лара Фабиан и Игорь Крутой – «Karma» Александр Марцинкевич и «Кабриолет» – «Между небом и землей» Анжелика Варум – «Нарисуй любовь» Дискотека Авария, Джиган – «Карнавал» София Ротару – «Мы будем вместе» София Ротару и Николай Басков – «Я найду свою любовь» Все участники – «Песня остается с человеком» Валерий Меладзе – «Потерян и не найден» Ирина Аллегрова – «Наводнение» Стас Михайлов – «Джокер» Вера Брежнева – «Бессонница» Леонид Агутин и Томас Невергрин – «Ай-яй-яй» Валерия – «Я тебя отпустила» Игорь Николаев – «Мы совпали с тобой» Елка – «Около тебя» Дима Билан – «Так не бывает» Жасмин – «От любви до любви» Лев Лещенко – «Эхо любви» Полина Гагарина – «Спектакль окончен» Григорий Лепс – «Водопадом» Юлия Савичева – «Юлия» Борис Моисеев – «Лучший из мужчин» Аида – «Нежность» (из к/ф «Три тополя на Плющихе») Иван Дорн – «Стыцамен» Рада Рай – «Территория любви» Валерий Леонтьев – «Попурри» София Ротару – «Белая зима» Олег Газманов – «Домой» A’Studio – «Просто прощай» Лариса Долина – «Телефонная книжка» Сергей Лазарев, Валерий Меладзе, Лариса Долина, Лев Лещенко, Юлия Савичева – «Новогодняя» Приз «За вклад в развитие музыки» – Виктор Резников Приз «За вклад в песенную поэзию» – Симон Осиашвили Приз «Лучшая певица года» – Ирина Аллегрова Приз «Лучший певец года» – Григорий Лепс


51

Лауреаты премии «Золотой граммофон – 2012». 1 декабря 2012 г.

Победители «Чартовой дюжины – 2013». 24 февраля 2013 г.

Группа – Король и Шут Песня – Пилот «Осень» Альбом – Сплин «Обман зрения» Концерт – Кипелов «10 лет группе», Москва, «Крокус Сити Холл», 1 декабря 2012 г. Солист – Михаил Горшенев Солистка – Лусинэ «Лу» Геворкян Взлом (дебют) – АнимациЯ Лидер «Чартовой дюжины»: ДДТ Легенда: Борис Гребенщиков

Фото – пресс-служба «Золотого граммофона».

1. Вера Брежнева – «Реальная жизнь» 2. Валерий Сюткин – «Москва – Нева» 3. Дискотека Авария / Кристина Орбакайте – «Прогноз погоды» 4. Стас Пьеха – «Старая история» 5. Любэ/Корни/In2nation – «Просто любовь» 6. Таисия Повалий – «Верю тебе» 7. Дан Балан – «Лишь до утра» 8. Градусы – «Заметает» 9. Жасмин – «От любви до любви» 10. Доминик Джокер – «Если ты со мной» 11. Леонид Агутин / Анжелика Варум – «Как не думать о тебе» 12. Анита Цой – «Зима-лето» 13. Иракли / Даша Суворова – «Нелюбовь» 14. Филипп Киркоров – «Я отпускаю тебя» 15. Николай Басков – «Странник» 16. Елка – «Около тебя» 17. Зара / Александр Розенбаум – «Любовь на бис» 18. София Ротару – «Не зови печаль» 19. Елена Ваенга – «Где была» 20. Григорий Лепс – «Водопадом» 21. Нюша – «Воспоминание» 22. Потап / Настя Каменских – «Если вдруг» 23. Ани Лорак – «Обними меня крепче» 24. Стас Михайлов – «Я ждал» 25. Полина Гагарина – «Спектакль окончен» 26. Премия за вклад в историю отечественной музыки: Александр Серов – «Я люблю тебя до слез»

Grammy 2013. 10 февраля 2013 г.

Запись года – Gotye feat. Kimbra «Somebody That I Used to Know» Альбом года – Mumford & Sons «Babel» Песня года – Fun feat. Janelle Monae «We Are Young» Дебют года – Fun Лучшее сольное поп-исполнение – Adele «Set Fire to the Rain» Лучший поп-дуэт – Gotye feat. Kimbra «Somebody That I Used to Know» Лучший традиционный поп-альбом – Paul McCartney «Kisses on the Bottom» Лучший поп-альбом года – Kelly Clarkson «Stronger» Лучшая рок-песня – The Black Keys «Lonely Boy» Лучший рок-альбом – The Black Keys «El Camino» Лучший танцевальный альбом – Skrillex «Bangarang» Лучший рэп-альбом – Drake «Take Care» Лучшая рэп-песня – Jay-Z & Kanye West «Niggas in Paris»

MTV EMA 2012. 11 ноября 2012 г.

Песня года – Carly Rae Jepsen «Call Me Maybe» Видео года – PSY «Gangnam Style» Лучшая певица – Taylor Swift Лучший певец – Джастин Бибер Лучший дебют – One Direction Лучший поп-исполнитель – Джастин Бибер Лучший рок-исполнитель – Linkin Park Лучшая альтернатива – Lana Del Rey Лучший электронный проект – David Guetta Лучший хип-хоп-исполнитель – Nicki Minaj Лучший концертный исполнитель – Тэйлор Свифт Лучший международный исполнитель – Джастин Бибер Самые активные фанаты – One Direction Лучший внешний вид – Тэйлор Свифт Лучший российский исполнитель – Дима Билан


52

Концертная индустрия

Отношения превыше всего Интервью провел Владимир Юрченко

На отечественном концертном рынке компания Starmax Music занимает особое положение, и не только из-за своей успешности, но и из-за уникального бэкграунда. Идея основать отдельный бренд, занимающийся исключительно развлекательными мероприятиями, у его инвесторов появилась после того, как агентство недвижимости Starmax Group на протяжении нескольких лет участвовало в общественной жизни подмосковных городов. В первый же год своего существования Starmax Music провела конкурс «Мисс Истра», а впоследствии делала концерты артистам мирового уровня. В их каталоге можно найти такие имена, как Си Си Кетч, Дженнифер Пейдж, 2Unlimited, Дэнни Сауседо и многие другие. «Русский продюсер» встретился с генеральным продюсером компании Тимуром Казаковым и поговорил с ним о том, как взаимодействуют два столь разных бизнеса, об открытости отечественных промоутеров и о том, почему он предпочитает работать со шведскими артистами.

– В те годы закрывалось большое количество компаний-конкурентов. Вы не пытались у них переманить людей или подхватить какой-то опыт? – Нет. Я считаю, что нельзя ничего ни у кого перенимать, особенно у компаний, которые закрываются. Нельзя также научиться на чужих ошибках, ведь не существует единого сценария развития бизнеса. У каждого может не получиться, а ошибка другого может стать для тебя счастливой возможностью. Вместо того чтобы переманивать кого-то, мы начали нарабатывать прямые связи с западными артистами и их менеджментом, день за днем увеличивая клиентскую базу и постоянно подписывая договоры со шведскими, английскими, немецкими и другими компаниями. И благодаря сложившимся тогда личным отношениям

с западными партнерами мы сегодня предлагаем одни из лучших цен на букинг приезжающих артистов. – Как считаете, кризис в концертной индустрии уже полностью преодолен? – Мы изначально ставили задачу работать на общегородских праздниках, а эта работа вплотную связана с бюджетными средствами. Тут кризис не так остро заметен, потому что бюджетное финансирование всегда остается стабильным. Если говорить о корпоративных историях, то и здесь нас

не так уж сильно задел кризис. Ведь согласно нашей концепции, главной задачей было наработать контакты с Западом, чтобы можно было предлагать лучшие условия. Благодаря тому, что у нас есть другой бизнес, у нас нет необходимости заламывать агентские проценты, чтобы озолотиться на первом же концерте. Мы высоко ценим свое имя и долгосрочные отношения с клиентом. – Можете расписать несколько параметров, по которым вы заметно лучше конкурентов?

Фотографии из личного архива Тимура Казакова.

– Вы начинали в 2007 году, то есть всего за год до экономического кризиса. Как удалось с ним справиться? – В этом нам помогал наш основной на тот момент вид деятельности – недвижимость. Получилось так, что у нас один бизнес поддержал другой. Именно благодаря нашему основному бизнесу за очень короткий период времени удалось выйти на довольно сложный рынок общегородских праздников. Это, обратите внимание, не корпоративы на 200 человек, это выступления перед десятками тысяч человек.


53

явилась, с плеч упал большой груз. При этом мы приобрели только сцену, по сравнению с ней аренда грузовиков для ее перевозки и оплата гонорара шести технических специалистов – совсем пустяковое дело.

– Если мы делаем частные концерты, то мы полностью берем на себя букинг: это визовая поддержка, размещение, приглашения – в общем, все, что входит в понятие «букинг». Кроме того, комиссионные нам платит сам артист и за счет этого экономит заказчик. Другими словами, мы не добавляем свой «плюс» к цене артиста. Именно с той целью, чтобы наши западные партнеры выплачивали нам агентские, мы вели столь длительные переговоры. Эту схему работы мы выстроили по аналогии с нашими принципами работы на рынке недвижимости. Второй момент: мы не работаем по гарантийкам и распискам, как это принято во многих агентствах. У нас безналичный расчет, договорные отношения. Это пункт, который у всех вызывает доверие, на Западе любят безнал. – Что нужно сделать, чтобы все промоутеры начали работать в открытую? – Это личное дело каждой компании. Ведь заказчику все равно как платить. Он может перечислить по выписанному счету любую сумму, даже необязательно быть юридическим лицом, законодательство это позволяет. Максимум, что он заплатит, – две лишних тысячи рублей за перевод денег. Налогов ему за нал платить не нужно. Поэтому сейчас ответственность за «обеление» рынка лежит в первую очередь на плечах самих компаний. Но тут ведь какое дело, законодательство может поменяться и усложнить жизнь «серым» компаниям. Если они не хотят повторить судьбу тех, что закрылись в конце «нулевых», то им нужно пересмотреть свою схему работы. Пример Жерара Депардье показал, что у нас налоги не такие уж большие.

– За счет чего вам удалось так договориться с артистами? Вы же, наверное, не единственные, кто хотел это сделать. – Возможно, свою роль сыграл опыт работы с недвижимостью. Ведь рынок рублевского и новорижского направлений очень сложный, собственники жилья там люди серьезные и состоявшиеся. И если нам удалось удержаться на этом рынке, то, значит, мы можем в таком же ключе вести переговоры и договориться с артистами. В целом это же все товарные отношения, продажи, и подход здесь похожий. – Неужели концертный рынок – это только торговля? Есть какой-то элемент творчества? – Конечно, есть. Это очень творческая сфера. Нужно придумывать сценарии мероприятий, а здесь нет правильных стандартов или единственно возможных критериев. У нас работает команда сценаристов, которые тонко прочувствовав поставленные задачи, с блеском воплощают шоу-программу в жизнь. Нам важно предугадать, как можно оправдать ожидания зрителей, ведь самое главное на таких праздниках – это развлечение. Всегда необходимо учитывать массу факторов при просчитывании сценариев: возраст, статус посетителей, менталитет и так далее. Это и есть творчество. – Вы много работаете в провинции, а ведь это дополнительные расходы на логистику и возможные проблемы с оборудованием. Как вы их решаете? – В первые годы нашей работы мы арендовали оборудование, но потом поняли, что при таком количестве площадок и городов нам имеет смысл приобрести собственную сцену. Как только она у нас по-

– У вас везде отдельной строкой прописаны шведские артисты. Почему именно они? – Я большой поклонник шведской музыкальной индустрии: начиная с ABBA и Roxette и заканчивая местным евродэнсом, E-Type, Дэнни, September и многими другие. Вдобавок ко всему, шведы очень скромные, с ними очень удобно работать в том плане, что у них нет культа личности, нет мании величия. Но при этом песни шведских авторов постоянно побеждают в «Евровидении», с ними работают Бритни Спирс, Леди Гага, Кеша. Поэтому я решил донести до российской публики, что вся музыка, которая им нравится, именно шведского производства. – Насколько в финансовом плане отличается работа с ними от работы с нашими артистами? – Благодаря природной скромности шведов они нередко бывают дешевле российских артистов. Правда, когда они слышат, что заказ из Москвы, цена частенько автоматически повышается. С этой проблемой мы сейчас пытаемся бороться. – Много у вас артистов, которых вы здесь эксклюзивно представляете? – В случае с западными артистами говорить об эксклюзиве можно довольно условно. У них же у всех контракты с крупнейшими звукозаписывающими компаниями. Так что мы под словом «эксклюзив» понимаем особые договоренности с артистом и предложения для наших клиентов. Часто артист меняет свой гонорар в зави-


54

1/2013

симости от количества запланированных зрителей и от площадки, а у нас он, как правило, выступает по одной таксе. На самом деле условно можно говорить об эксклюзиве еще и потому, что чаще всего мы выступаем посредниками, а о мероприятии договаривается другое ивент-агентство. Мы делаем букинг, получаем свою комиссию, берем на себя всю головную боль, артист выходит на сцену вовремя, а славу получает ивент-агентство, которое общалось с клиентом. Это нормально, это рынок посредничества, который мы освоили тоже на примере все той же недвижимости. – Как часто вам попадаются неподъемные райдеры артистов? – Удивительное дело, но во многом именно поэтому мы завязаны на Швеции. Там просто не может быть неподъемного райдера, там все очень просто. У нас Дэнни жил в подмосковном санатории, и ему этот колорит настолько пришелся по вкусу, что он рвался в сельский клуб. Мы его не пустили, конечно, но факт показательный. Так что с неподъемными райдерами мы не сталкиваемся, мы сталкиваемся с их невыполнением со стороны площадок. Но, опять же, шведка Дженни Берггрен из Ace of Base с пониманием отнеслась, когда ей не предоставили клавиши, хотя могла не выходить на сцену. Именно из-за такого понимания я дорожу отношениями со шведами. Бывают райдеры удивительные, касающиеся, как правило, каких-то кулинарных дел. В таких случаях нередко бывает, что мы выполняем странную просьбу, а артист не пользуется ей. Мне кажется, музыканты иногда просто соревнуются в изобретении требований, играют. – А бывает такое, что требования артистов не соответствует вашим моральным и этическим принципам и вы отказываетесь их выполнять? – Мы никогда не отпускаем артистов на увеселительные мероприятия, не делаем ничего кроме культурной программы. Мы же, принимая артиста, несем за него ответственность, а если что-то случится, то это будет если и не международный скандал, то большой резонанс в шоу-бизнесе. Поэтому ограничиваемся матрешками и Арбатом. Экстра-требования мы оговариваем заранее с менеджментом. – Перекупают ли у вас артистов? – В случае с европейскими артистами это практически исключено. У тех же шведов весь шоу-бизнес – это примерно 20 человек. Если один себя поведет

неправильно, позволит себя перекупить, то все об этому узнают и больше не будут с ним работать. Поэтому опять же приходится повторять о том, что личные взаимоотношения важны. – Думаю, вы слышали об инициативе Алексея Митрофанова о введении лицензирования промоутеров. Как вы относитесь к этой инициативе? – С удовольствием поддержу ее. Правда, в ней не со всем можно согласиться, но это нормальная история для России, ведь многие законы здесь просто абсурдны. Думаю, ее доработают и сделают закон человеческим, ведь сам Алексей Митрофанов тоже отчасти промоутер, ему самому нужно будет как-то проходить лицензирование. Он, как опытный человек, надеюсь, поспособствует доведению этого закона до ума, иначе ничего хорошего не получится. Вы посмотрите на ситуацию в Беларуси, где Александр Лукашенко убивает местный шоу-бизнес обязательным наличием живой группы или оркестра на сцене. Это сразу поднимает ценник, там нельзя выйти с мини-диском и спеть под минус. Весь белорусский шоу-бизнес в шоке. Так что у нас будет похожая ситуация, если этот закон в таком виде дойдет до утверждения, это будем началом конца нашего шоу-бизнеса. Точнее, он продолжит свою жизнь после этого, но будет сильно хромать. – Жесткие условия лицензирования могут спровоцировать появление монополий. – Не думаю, что это произойдет. Если я, например, не стану лицензированным промоутером, я и без лицензии в частном порядке смогу договориться с артистом, и никто меня остановить не сможет.

– У вас же еще и продюсерский центр, не расскажете о нем? – Сейчас под наши крылом работает группа 3XL Band, которая записала саундтрек к фильмам «Елки» (с Митей Фоминым) и к «Бригаде-2» (с A’Studio). Замечательный коллектив. Все знают их песни, но самих их никто не знает. Одну их песню присваивают то Басте, то еще кому-то. Также мы занимаемся белорусской примой Инной Афанасьевой, которую мы выводим на русскую сцену. Ну и продолжаем искать новых артистов, ведь у нас есть еще много песен от шведских авторов. При этом мы не чувствуем необходимости работать с лейблами. Как сказал Бари Алибасов: «Сейчас не лейблы и не пластинки делают популярность. Сейчас популярность создается телевидением». Поэтому у нас своя концепция, и если у нас получится, то мы будем триумфаторами, а если нет – это только наш риск. – Положа руку на сердце, скажите, были ли в вашей деятельности неудачи? – Буквально вчера мы проводили концерт группы «Уч-Кудук» в честь праздника Навруз – праздник восточной Масленицы. Мы анонсировали мероприятие именно как праздник, и практика показала, что это была ошибка. Если бы мы анонсировали именно концерт «Уч-Кудука», то однозначно был бы аншлаг. В итоге процентов 20 зрителей не досчитались. В таких случаях мы просто делаем вывод и идем дальше. У нас же какая ситуация: мы делаем все мероприятия на собственные средства, и когда мы их вкладываем, то заранее просчитываем, что мы можем потерять в случае неудачи.


55

Техподдержка

АНДРЕЙ СУББОТИН: МАСТЕРИНГ – ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ Интервью провели Ильдар Нуриев, Сергей Головин Фото: Дина Елисеева

Мастеринг – технологический процесс, уловить суть которого человеку сугубо «творческому» и далекому от «инженерии» весьма трудно. И хотя специалисты оперируют вполне конкретными приборами, графиками, показателями, у продюсеров и музыкантов до сих пор остается масса вопросов, связанных, скорее, не с соотношением «сигнал/шум», а с «качает или нет». Поэтому мы решили встретиться с одним из лучших мастеринг-инженеров в России Андреем Субботиным и задать ему ряд наиболее часто встречающихся вопросов касательно его профессии.

– Андрей, давайте, как говорится, «с места в карьер»: можно ли вообще обойтись без мастеринга, «если и так классно звучит»? – Наверное, можно. Если вы не собираетесь тиражировать и издавать этот материал на каких-либо носителях, а вашей аудиторией являются друзья, доброжелательные соседи или знакомые девушки. Плюс ко всему надо понять, что мастеринг – это необязательно вмешательство в «идею», в «драматургию» песни или в какие-либо коллективные композиционные решения. Я уверен, что если «и так классно», то после него будет «еще лучше». И чем качественнее предоставленная исходная фонограмма, тем лучше будет результат. – В таком случае может ли процедура мастеринга помочь в случаях явных недоработок в записи? К примеру, в композиции, с которой приходится работать, очевиден дисбаланс: «много барабанов». – Вообще, проблемы аранжировки должны решаться во время аранжировки,

проблемы трекинга – во время трекинга, проблемы микса – во время микса. Относиться к мастерингу как к этапу, на котором могут быть устранены все ошибки, возникшие на более ранних этапах, – это тоже большая ошибка. Исправлено может быть далеко не все. И это очень важно знать, отдавая материал мастеринг-инженеру. Если говорить об ошибках баланса в миксе – это зависит от конкретного материала. Иногда можно, иногда нет. В конкретном случае с барабанами, если эта ошибка (преобладание ударных в миксе) невелика, то ответ – да – исправить можно, а если у вас «соло для барабанщика» – то, скорее всего, нет. – Очень уж хочется продолжить тему исправления ошибок. Допустим, с балансом все нормально, а вот «верхов» у малого барабана маловато. Можно ли это доработать? – Скорее всего, нет. Мы же имеем дело с уже сведенным материалом. На практике можно поднять общий верх у фонограммы и посмотреть, как это скажется на остальных элементах микса. Может

Профайл: Андрей Субботин – мастеринг-иженер, звукорежиссер, преподаватель кафедры звукорежиссуры Российской академии музыки им. Гнесиных, доцент кафедры звукорежиссуры Института современного искусства. Окончил ЛИКИ с дипломом инженера-звукотехника по специализации «звукорежиссура», так как в то время специальности «звукорежиссер» в ЛИКИ не было. Студийные работы конца 80-х – начала 90-х напрямую связаны со звездами тех лет: «Любэ», Олег Газманов, Сергей Крылов, Ирина Понаровская, Лариса Долина, Сергей Беликов, «Черный кофе», «Ногу свело», «На-на», Виктор Салтыков, Евгений Осин, Вячеслав Малежик. С весны 1994 года работает в студии Saturday Mastering Studio.


56

1/2013

быть, результат окажется приемлемым. Но исправление такого рода ошибок (ошибок частотного баланса отдельных составляющих микса) при мастеринге всегда является компромиссом: пытаясь исправить одно, мы обязательно изменяем и что-то другое. – Допустим, музыканты записывали альбом на разных студиях, с разными (безусловно, профессиональными) звукорежиссерами и звукоинженерами. Но в результате появилось ощущение, что некоторые песни звучат не так, как остальные, – хотя бы из-за разных уровней громкости, тембрального баланса и т. д. Может ли в этих случаях мастеринг исправить ситуацию? – Безусловно. Это одна из основных задач – чтобы альбом слушался как единое целое. Если это не удается (обычно при абсолютно разном характере материала на одном диске, например в случаях со сборниками), то минимальная задача сделать хотя бы так, чтобы слушатель не крутил ручки эквалайзера и громкости от трека к треку. В целом мастеринг не может исправить только грубые ошибки баланса инструментов, нелинейные искажения на отдельных элементах микса и миксе в целом, избыточную компрессию, избыточную реверберацию (в большинстве случаев), фальшивое исполнение в конце концов. Ну и конечно, нельзя сделать «драйвовой» разваливающуюся аранжировку. – Андрей, поют две девушки, поют не фальшиво, просто одна из двух вокальных партий имеет отличный от другой тембральный баланс. «Лечится» ли это мастерингом? – Это напрямую зависит от величины этой разницы, но здесь история попро-

ще. Как правило, в таких случаях звучание исполняемых партий удается приблизить друг к другу. – В целом я уже приближаюсь к пониманию этих сугубо технических процедур и сразу задаюсь вопросом: а можно ли сделать качественный мастеринг на компьютере в домашних условиях? – Вообще, нет закона природы, запрещающего делать мастеринг на кухне при помощи домашнего компьютера, а если серьезно… Студия мастеринга – это дорогостоящая аппаратная, предназначенная для прослушивания, это высокоточная система контроля, на которой специалисту реально слышны все ошибки, это отдельные приборы обработки, которые просто невозможно имитировать на процессоре компьютера (ни на одном из этапов мы не используем процессоры компьютеров для обработки звука), это оборудование для проверки качества поверхности записанного диска, это, наконец, опытный персонал, всей этой техникой управляющий. – А почему, кстати, нельзя сделать мастеринг на той же аппаратуре, которая была использована в момент записи? На том же «контроле»? – Как правило, в студиях нет достаточно качественных для мастеринга систем контроля. В любом случае идеальных мониторов не бывает, и, скорее всего, пытаясь делать мастеринг в той же студии, где сводили, вы просто не услышите ошибок микса, которых не услышали на сведении. В чем же тогда смысл операции? О случаях, когда мастеринг делает тот же инженер, который делал сведение: за время сведения он прослушал этот номер несколько сотен раз. Психологически понятно, что утрачивается объективность восприятия этого материала даже через некоторое время

после сведения. Мастеринг-инженер – это просто «свежий взгляд на майонез». Кроме того, мастеринг требует наличия специальных знаний и опыта, которыми звукорежиссер в студии, как правило, не обладает – другая у него работа. – Но зачастую как раз и бывает, что материал хорошо звучит в студии, где был записан, и как-то не так – «на стороне»: дома, в машине, у друзей. В чем парадокс? – А вот это и есть наша ключевая задача – по возможности обеспечить ТРАНСЛИРУЕМОСТЬ вашего материала на максимально широком спектре систем воспроизведения – от дешевых «мыльниц» до хай-энда. – Андрей, теперь давайте немного о цифрах, сокращениях и вообще об «инженерии». К примеру, у продюсера имеется 10–12 треков различной стилевой направленности. Как их «подогнать» по громкости и каким должен быть эталон этих параметров для дальнешего выпуска на CD? – Строго говоря, параметр громкости при выпуске компактов не нормируется. Предполагается, что все треки в альбоме или компиляции звучат с одинаковой громкостью, если другое не обусловлено драматургией альбома. Для уравнивания громкости отдельных треков между собой при сходности спектров эти треки должны иметь одинаковое среднеквадратичное значение уровня сигнала RMS. Величина этого уровня зависит от жанра музыки: в поп-музыке это от –12 до –8 dBfs, в танцевальной – несколько выше, в джазе – ниже. В любом случае мы не рекомендуем


57

делать разницу между пиковым и среднеквадратичным значениями (т. н. крестфактор) менее 7–8 dB, так как это приводит к явно слышимым нелинейным искажениям. Обычно для поп-музыки мы выбираем величину RMS в районе –10 dBfs, если другая величина специально не оговаривается клиентом. – Входит ли разметка CD в понятие «мастеринг»? – Безусловно. PQ-кодирование, порядок песен, паузы – мастер содержит абсолютно все, что будет на отпечатанном на заводе диске. Мы гарантируем прохождение ОТК наших мастеров на любом отечественном или зарубежном заводе. Это значит, что гласс-мастер на заводе может быть изготовлен непосредственно с нашего мастер-диска без промежуточных технологических этапов, повышающих вероятность внесения каких-либо изменений. – И накаком носителе выдается готовый материал? – Собственно, мастером для производства служит диск в формате Audio CD или Multisession CD (с мультимедийной частью, видеоклипом, например), со всей необходимой документацией – листом PQ-кодов и протоколами проверки поверхности на наличие ошибок разных типов. Но возможно отдать отмастеренный материал и в других форматах. – А если продюсеру не понравится результат мастеринга? – Вообще, мы рекомендуем еще до мастеринга альбома при наличии бюджета попробовать сделать одну и ту же песню на разных студиях и выбрать потом наиболее для вас подходящий вариант.Что же касается стандартных процедур, то после завершения мастеринга альбома до его последующего тиражирования клиенту выдается т. н. reference disc, чтобы, послушав, он мог внести предложения о каких-либо изменениях. – Ну и напоследок два-три сугубо технических вопроса, которые пришли к нам на почту. Разумеется, ответы на них можно найти в Интернете, но читатели хотят услышать именно вас. – «Какие рекомендации по применению приборов динамической обработки существуют для процесса сведения?» – С точки зрения последующего мастеринга: не используйте приборов динамической (или любой другой) обработки в мастер-секции. Никаких. Если уж очень хочется – сделайте еще один вариант сведения с «чистой» мастер-секцией. А ком-

прессия отдельных источников групп – ваш творческий выбор.

или

– «До каких пор нормализовывать?» – Параметр абсолютного уровня (в отличие от громкости) нормируется при производстве компакт-дисков. Перегрузкой (over) – считается последовательность более чем из 4 следующих друг за другом сэмплов с максимальным значением. На некоторых заводах перегрузкой могут посчитать и более короткую последовательность в 2 или 3 сэмпла. Если вы уверены в том, что в вашей фонограмме нет искажений («плоских» вершин в форме волны), вполне безопасна нормализация до 0 dBfs. Если вы не уверены – любая цифра меньше – скажем, –0.1 dBfs – будет абсолютно безопасна с точки зрения прохождения диском ОТК завода. Мы используем, как правило, на финальной стадии алгоритм NoOver от компании Apogee, не допускающий появления двух последовательных сэмплов с максимальным значением на выходе. – «Что такое транкейт и дизеринг и для чего их нужно использовать?» – Если коротко… Транкейт (truncate) – отбрасывание «лишних» разрядов в цифровом сигнале, происходящее при уменьшении разрядности этого сигнала. Приводит к появлению нелинейных искажений. Дитеринг (dithering) – (я настаиваю на именно таком русскоязычном произношении) – добавление низкоуровневого псевдослучайного сигнала к обрабатываемому перед транкейтом. Это позволяет избежать появления нелинейных следствий транкейта ценой незначительного ухудшения отношения «сигнал/шум». Дитеринг должен делаться каждый раз при уменьшении разрядности сигнала. – «Зачем мастеринг нужно делать в 24–32 битах?» – Любой цифровой процесс увеличивает разрядность сигнала – даже элементарное изменение уровня. При 16-битном исходнике после изменения уровня при, например, 10-битных коэффициентах, сигнал становится 16+10, то есть 26-битным, и т. д. Если в тракте и/или файловой структуре используются только 16 бит, то получаем транкейт с его нелинейными искажениями. Если перед транкейтом делается дитеринг после каждой операции, это позволяет избежать появления нелинейных искажений даже при 16-битном тракте, но многократный дитеринг аккумулирует шумы от каждой операции. Единственный выход – сохранять результаты промежуточных вычислений в макси-

мально возможной разрядности и понижать разрядность с дитером один раз на самом последнем этапе обработки звука перед нарезанием мастер-диска. Минимальный порог разрядности для профессионального цифрового оборудования – 24 бита, на практике же большинство современных устройств используют разрядность 32–48 бит. – Но компакт-диск как носитель заканчивает свое существование, что изменится в мастеринге с его уходом? – Просто изменяются технические требования к результату – для релизов в электронном виде они другие. Более того, они разные для разных файлов. Так, скажем, материал, предназначенный для размещения на iTunes (и вообще для форматов со сжатием), требует немного другого подхода – технические детали есть на сайте Apple, но о них почему-то мало кто читал. Там требуются дополнительные проверки программами от Apple, при простом переносе версий для компакт-диска мы получим рост нелинейных искажений. Отдельного внимания требуют релизы файлов высокого разрешения, которые имеют больший динамический диапазон и, предположительно, будут прослушиваться на более качественной аппаратуре. Интернет-размещение предполагает, что прослушиваться это будет на мобильных устройствах с ограниченным частотным и динамическим диапазоном. Ну и, как ни странно, мы сегодня наблюдаем возрождение винила, а издания на этом носителе требуют совсем других параметров. В общем, чаще всего нет необходимости делать целиком раздельные процедуры мастеринга для разных видов конечного релиза, но адаптация с учетом форматов необходима. – Большое вам спасибо за интервью. Мы понимаем, что в рамках журнала невозможно подробно остановиться на всех нюансах, но надеемся, что с вашей помощью смогли хотя бы немного рассказать об этом сложном и необходимом процессе. – Без проблем.


58

Архив MUSIC EXPRESS Мы вспоминаем самые яркие интервью, выходившие в журнале Music Express. Это поможет нам всем понять, насколько изменились порядки в отечественной музыкальной индустрии.

Music Express № 1 (октябрь’2004)

дится под воздействием той или иной компании. В результате общаться в шоу-бизнесе стало намного сложнее, чем это было лет семь-восемь назад. Я не знаю, хорошо это или плохо. Думаю, что скорее плохо, потому что новому артисту, если ему никто не помогает, пробиться сегодня очень трудно». Рафаэль Сабитов Директор дистрибьюторской компании «Гранд-мьюзик» «Задача “Некоммерческого партнерства дистрибьюторов” – борьба с пиратством. И это не означает, что компании, которые не входят в эту организацию, каким-то образом ущемляются. Скорее мы сами по себе, а они сами по себе. Но в любом случае на рынке есть некая единая цена, которой все придерживаются и которая всех устраивает. Всем интересно, чтобы цена была выше. И артистам, и лейблам, и дистрибьюциям. Допустим, есть цена полтора доллара за диск. И все компании придерживаются этой планки. Упомянутая вами компания (“Мегалайнер” – прим. редакции) продавала крупным фирмам диски по этой цене, а другим компаниям, предположим, за доллар. И когда это стало невыгодно нам и нашим партнерам, входящим в НПД, мы собрались и решили не покупать диски у “Мегалайнера”. Естественно, когда шесть компаний приняли такое решение, это вызвало существенный резонанс на рынке. Но мы цивилизованно и спокойно подошли к решению этого вопроса. Никакого давления, угроз и других мер, кроме экономических, мы не предпринимали. Просто при личной встрече взвешенно обсудили эту ситуацию и пришли к обоюдному согласию придерживаться единой установленной планки на ценообразование».

Music Express № 2 (ноябрь’2004)

Юрий Айзеншпис «Наш шоу-бизнес все больше становится похожим на мировой буржуазный шоу-бизнес, уже сегодня ситуация у нас сильно отличается от той, что была лет пять-семь назад. В шоу-бизнесе сегодня происходит процесс узурпации, корпоративности. Многие компании, задействованные в шоу-бизнесе, в первую очередь выставляют на рынке свои собственные интересы. И под это попадают не только какие-то, например концертные, компании, но и медиасредства. Музыкальные каналы телевидения, коммерческие радиостанции и даже газеты с журналами – все они сегодня преследуют корпоративные интересы, у каждого из них имеются свои цели и свои артисты. Поэтому сейчас каждый исполнитель нахо-

Вадим Ботнарюк «К сожалению, страна, которая большую часть времени проводила в войнах, революциях и перестройках, сейчас находится в начальной стадии капитализма, и чиновников приходится заставлять заниматься проблемами интеллектуальной собственности. До тех пор пока мы не осознаем, что же это такое, интеллектуальная собственность, любые другие сопутствующие вопросы решать будет очень трудно. Мы от животных отличаемся одним – способностью созидать. А созидать мы можем благодаря сознанию. Если защищать продукт созидания, то у страны есть возможность достичь прогресса. Если это игнорировать, прогресса не будет. Закон «Об авторских и смежных правах» существует у нас с 1993 года, и при этом все это время за смежные права никто ничего не платил. Например, общаешься с рестораторами, у которых играет музыка, и обращаешь внимание на то, что за это надо платить. Возникает недоумение: за воздух, что ли? Но почему-то за свет, за воду, за электричество люди платят. Никто не думает о том, сколько было потрачено труда, времени и интеллекта на то, чтобы фонограмма зазвучала. То же касается и радиостанций, которые зарабатывают деньги за счет раскрученного материала». Сергей Жуков «Не знаю, может, это сейчас ситуация такая. Раньше, например, популярные коллективы созванивались и обсуждали время выхода альбома таким образом, чтобы в один месяц не появля-


59

перенимаем, не хотим придумывать сами. Ценится только ярко выраженный, индивидуальный продукт. Да и артист должен не убегать от поклонников, а бегать за каждым, понимая, что не ты делаешь им одолжение, а они тебе дают возможность заработать. Вообще, шоу-бизнес можно сравнить с сахарницей, из которой достаешь соль. Такой грязи, как сейчас в шоу-бизнесе, пожалуй, нет нигде!» Александр Толмацкий «На сегодняшний день в клубной культуре направление R&B имеет однозначную востребованность у публики самого разного уровня подготовленности и достатка. Рэп, как еще один вектор хип-хоп-культуры, тоже вызывает стойкий интерес у молодежи, но в “дозированном” объеме. Что же касается очевидных проблем, то она одна – даже при желании того или иного артиста работать в этом жанре его энтузиазм упирается в убеждение ТВ-и радиомагнатов, что такой музыки в России нет вообще и она никому не нужна и не интересна. Мое поколение, мои ровесники, которые управляют сейчас многими объектами СМИ, к сожалению, очень консервативно мыслят и не развивают это направление, которое даже новым-то назвать, по сути, уже нельзя. Соответственно, эта яркая и современная культура у нас до сих пор почти в андеграунде. Хотя нетрудно заметить, что все европейские и американские чарты забиты рэпом и R&B-музыкой на 70 процентов. Что интересно, даже у нас рискнувший-таки артист моментально занимает верхние строчки хит-парадов, если исполнил что-то в духе направления, о котором мы говорим. Сейчас таких немного, но мы прекрасно их всех знаем и можем назвать успешными. Это Дима Билан, Иракли, Малинин-мл.».

лись одновременно релизы, скажем, у «Отпетых мошенников» и «Иванушек». Все было гораздо цивилизованнее, на человеческом уровне. А сейчас за последние полтора года выпущено около 40 альбомов «Фабрики звезд» – каждому исполнителю по одному альбому. И о каких продажах может идти речь, если человек приходит в ларек и видит это великолепие одинаково оформленных дисков с лицами Васи, Пети, Коли, Наташи и так далее. А на вопрос, допустим, «Есть ли “Руки вверх”?» продавец уныло отвечает: «Ну, есть». Уже нет такого, чтобы это становилось событием, никто уже не хочет делать нормальную пиар-кампанию, вкладываться в рекламу. Потому что все понимают: и так продастся, главное – выпустить и растиражировать. Меня лично такое положение дел не устраивает».

Music Express № 3 (декабрь’2004 – январь’2005) Иосиф Пригожин «Даже сегодня, когда я известен и имею серьезную репутацию, многие проблемы остаются. Любое «нет» сейчас воспринимается гораздо болезненнее, чем тогда, когда начинал и понимал, что такое к тебе и отношение. А иногда и сейчас общаются, как с начинающим. Довольно обидно. Хотя мне грех жаловаться. Это каждодневная рутинная работа – общение, убеждение, споры, продвижение. Но бывает и такое, что вращаешь педали велосипеда, прикруче��ного к бетонной плите, и думаешь: почему же он не едет? И еще очень жалко, что мы зачастую занимаемся внутренними разборками, а не развиваем шоу-индустрию и бизнес на рынке конструктивно. Мы не формируем его, но при этом завидуем успехам другого. Как что-то появляется, тут же


По горизонтали: 1. Закрытый концерт для одной группы людей. 2. Мужской певческий голос. 3. Единица измерения уровня громкости звука. 4. Бывшая солистка группы «Браво». 5. Композитор песен «Беловежская пуща» и «Как молоды мы были». 6. Вознаграждение артиста за концерт. 7. Последовательное извлечение звуков аккорда. 8. Имя одного из участников группы «Кар-Мэн». 9. Продюсер самого успешного на Западе российского проекта. 10. Одна из самых успешных певиц в истории поп-музыки. 11. Финальный процесс подготовки фонограммы. По вертикали: 1. Жанр музыкального искусства. 2. Российско-азербайджанский эстрадный певец и композитор, народный артист СССР. 3. Продюсер группы «На-на». 4. Выпуск альбома. 5. Российский певец, которого в начале карьеры продюсировал Игорь Матвиенко. 6. Одна из самых популярных отечественных групп 90-х. 7. Адаптация музыкального произведения. 8. Успешный российский продюсер, работавший с Вахтангом Кикабидзе, Николаем Носковым, Валерией. 9. Российская певица, дочка одного из участников «Ласкового мая». 10. Имя ведущего передачи «Угадай мелодию». 11. Российская эстрадно-джазовая певица.



Журнал Русский продюсер 1