Page 1


Альбом «Merriweather Post Pavilion» американских инди-рокеров Animal Collective возглавил рейтинг лучших пластинок 2009-го года, инициированный британской сетью магазинов HMV. Победитель определялся на основе списков лучших дисков, составленных критиками и журналистами авторитетных музыкальных изданий — таких как Mojo, Uncut и т. д. «Merriweather Post Pavilion» получил 13 номинаций из возможных 34-х. На втором месте в суммарном рейтинге HMV очутился альбом «Blitz» нью-йоркцев Yeah Yeahs Yeahs, «бронзовым призером» стал одноимённый дебютный лонгплей The XX. Далее разместились бруклинские рокеры-экспериментаторы Dirty Projectors с релизом «Bitte Orca», Grizzly Bear и их «Veckatimest» и Horrors с работой «Primary Colours». В десятке лучших также засветились пластинки Florence And The Machine, Bat For Lashes и Wild Beasts. Получивший звание лучшего релиза года от журнала Q «West Ryder Pauper Lunatic Asylum» Kasabian финишировал лишь на 29-м месте, а лауреат Mercury Music Prize этого года — «Speech Therapy» рэпперши Speech Debelle — и вовсе не вошёл в Топ-50 сводного «чарта». Рейтинг HMV–2009: 1. Animal Collective «Merriweather Post Pavilion» 2. Yeah Yeahs Yeahs «It’s Blitz» 3. The XX «The XX» 4. Dirty Projectors «Bitte Orca» 5. Grizzly Bear «Veckatimest» 6. Horrors «Primary Colours» 7. Fever Ray «Fever Ray» 8. Florence And The Machine «Lungs» 9. Bat For Lashes «Two Suns» 10. Wild Beasts «Two Dancers» 11. Fuck Buttons «Tarot Sport» 12. Girls «Album» 13. Mastodon «Crack The Skye» 14. Phoenix «Wolfgang Amadeus Phoenix» 15. Manic Street Preachers «Journal for Plague Lovers» 16. La Roux «La Roux» 17. Arctic Monkeys «Humbug» 18. Wilco «Wilco» 19. Pains of Being Pure at Heart «Pains of Being Pure at Heart» 20. Jamie T «Kings & Queens» 21. Doves «Kingdom Of Rust» 22. Bob Dylan «Together Through Life» 23. Sun O))) «Monoliths and Dimensions» 24. Mos Def «The Ecstatic» 25. Richard Hawley «Truelove’s Gutter»

4


26. Bruce Springsteen «Working On A Dream» 27. Future Of The Left «Travels With Myself And Another» 28. Low Anthem «Oh My God, Charlie Darwin» 29. Kasabian «West Ryder Pauper Lunatic Asylum» 30. Muse «The Resistance» 31. Martyn «Great Lengths» 32. Bombay Bicycle Club «I Had The Blues But I Shook Them Loose» 33. Big Pink «A Brief History Of Love» 34. White Denim «Fits» 35. U2 «No Line On The Horizon» 36. Passion Pit «Manners» 37. HEALTH «Get Colour» 38. Major Lazer «Guns Don’t Kill People Lazers Do» 39. Empire Of The Sun «Walking On A Dream» 40. Madness «The Liberty Of Norton Folgate» 41. Neko Case «Middle Cyclone» 42. Lily Allen «It’s Not Me, It’s You» 43. Noah And The Whale «The First Days Of Spring» 44. Telepathe «Dance Mother» 45. Micachu And The Shapes «Jewellery» 46. Dead Weather «Horehound» 47. Sonic Youth «The Eternal» 48. Japandroids «Post-Nothing» 49. Franz Ferdinand «Tonight: Franz Ferdinand» 50. Gallows «Grey Britain»

Ноэль Галлахер повременит с сольным альбомом Бывший рулевой Oasis Ноэль Галлахер опроверг слухи о том, что он якобы занят работой над своим сольным альбомом. По словам музыканта, такие планы у него действительно имеются, однако воплощать их в жизнь он не спешит – ибо в первую очередь желает отдохнуть. А работа, как известно, не волк – в лес не убежит. «Сейчас я если чем и занят, то абсолютным ничегонеделанием, - сообщает Ноэль Галлахер. – Я просто отдыхаю. Сижу и пялюсь в телевизор. Смотрю «Coronation Street» - этот сериал намного интереснее, чем «EastEnders», который буквально вгонят меня в тоску». Также экс-гитарист сознался, что после отсмотра полного сезона «Coronation Street» собирается покинуть Лондон и переехать жить в родной Манчестер. «Меня здесь ничего не держит. Я отправляюсь на север, - говорит 42-летний рокер. – Лондон потерял свой блеск. Этот город больше не вдохновляет меня».

5


Альбом The XX обретет трехмерную форму Дебютная пластинка теперь уже трио (напомним, что в ноябре ушла из группы гитариста Бария Куреши) The XX – XX, обретет трехмерную форму благодаря художнику и режиссеру Сааму Фарахманду (Saam Farahmand). Проект представят в Лондоне с 8 по 12 января. Это будет светозвуковая композиция, состоящая из трех визуальных единиц, которые символизируют каждого участника группы. «Музыкальное видео – это двухмерная интерпретация песен, — говорит Фарахманд. – Мне же интересно было создать объемное видение, это мы и сделали для альбома». Художник подчеркнул, что его работа показывает физическую форму музыки The XX. Дебютный альбом ХХ вышел вавгусте 2009 года. Объемная композиция, посвященная музыке группы, будет представлена в Лондоне.

Классическим альбомом от Interpol По словам вокалиста Пола Бенкса, новая запись Interpol будет оркестровой. «В нем будем несколько очень классических вещей, — сказал Пол Бенкс (Paul Banks) в интервью BBC 6 Music. – Наш бас-гитарист Карлос Денглер достиг новых высот изощренной оркестровки». При этом, музыкант не придерживается точки зрения своего коллеги Сэма Фогарино (Sam Fogarino), месяц назад заявившего, что звучание записи чем-то напомнит дебютный альбом Turn on the Bright Lights, вышедший в 2002-м году. «То, что мы делаем – настоящий шаг вперед, спокойный, но очень выразтельный, — объяснил Бенкс. – Как по мне, в нем нет ничего от того, что мы делали раньше». Пока не названный альбом должен выйти в начале 2010 года. Предыдущая запись Interpol — Our Love To Admire – появилась в продаже в 2007.

6


Инди-поп это не только инди, это еще и поп. Немногие это осознают или вообще задумываются об этом. Но можете быть уверены - поклонники жанра в курсе. У них есть специальные названия для себе подобных (popkids, popgeeks) и для музыки, которую они слушают (p!o!p, twee, anorak, C-86). У них есть свой собственный набор музыкальных легенд (Tiger Trap, Talulah Gosh, Rocketship) и легендарных лейблов (Sarah, Bus Stop, Summershine). У них есть собственные поп-звезды, которых называют, как правило, по именам: Стивен и Эгги, Кэти и Амелия, Йен и Роуз, Брет и Хизер и Кэлвин. У них есть собственные фэнзины (Chickfactor), веб-сайты (twee.net), почтовые рассылки (the Indie pop List), эстетика (например, быть офигительно милыми), фестивали (the International Pop Underground), иконография (рисунки котят), предпочтения в моде (береты, кардиганы, майки с нарисованными котятами и майки с надписью TWEE AS FUCK), свой специфический юмор (песни Tullycraft и упомянутое выражение TWEE AS FUCK) - короче говоря, своя собственная культура. Именно они - те немногие люди в мире, которые помнят что Керт Кобейн был когда-то одним из них, и они весьма благодарны судьбе за те моменты, когда кому-то из них - скажем, Belle and Sebastian - случается наделать шуму в большом мире инди-музыки. В середине 90-ых таких людей в Америке было пруд-пруди: счастливые фанатики попа, полные любви ко всему прекрасному, слушающие семидюймовки, вышедшие на крохотных лейблах, пишущие песни о любовных неудачах и гордо принимающие тот факт, что все остальные находят их музыку до отвращения сладкой, дилетантской и девчачьей. Это история о том, как до такого вообще дошло, это частичная история проекта под названием инди-поп и руководство для начинающих - как со всем этим обращаться. Великобритания, анораки и проблемы с чистым идеальным попом. Представим что сейчас 1977 год. Ты живешь в Лондоне. И панк идет по полной программе; эта новая музыка отвергла изысканность и профессионализм, эта музыка утверждает, что каждый может создать группу. Начинаешь думать - почему не я Вначале «инди» и «инди-поп» были практически одним и тем же. К 1978 году звучание панка было гораздо менее значимым чем его дух; для многих британских подростков изменилось само значение участия в группе.

8


Не нужно было хорошо играть на инструменте или иметь превосходный голос. Не нужно было ждать, пока крупная звукозаписывающая компания откроет тебя и заплатит за запись твоих песен, ты и твои друзья могли записывать их и выпускать сами. Музыка не должна была исходить от попзвезд из телевизора - она приходила от парней с городских улиц. Эти идеи в наши дни - очевидное клише, но в то время это было свежо, и по мере того как панк и новая волна потухали, расходясь в разных направлениях, возник целый легион гитарных групп, желающих все делать своими руками. В наши дни мы помним лишь немногих - поп-перебежчиков типа the Smiths, жемчужин «пост-панка» типа Josef K и Orange Juice, и всех остальных, которые вписываются в большую картину перехода от панка ко дню сегодняшнему. Для этих групп быть инди значило многое - это было средство делать и продавать записи самостоятельно. Для многих других инди был еще большим: это была их сцена, их откровение, их освобождение игра и одновременно способ отказаться от вещей, которые остальной мир уже несколько десятилетий принимал как само собой разумеющееся. Одной из этих вещей была идея что рок-музыке положено быть «крутой», в смысле сексуальной, резкой, вычурной, зажигательной или просто фантастической. В инди многие чуждые драматизации подростки видели возможность делать музыку такую же как и они сами для таких как они сами - обычных белых парней из среднего класса в обычной одежде, не слишком сексуальных, не слишком блестящих в музыкальном отношении и скорее грустных чем злых. Как только начались 80-ые, их музыка все более и более становилась прямым чествованием этих качеств, оставаясь крохотной частицей большого музыкального мира, который предпочел вещи более интересные, чем обычные белые подростки играющие простые поп-песни. Чарты были забиты крутыми вещами, а эти парни в подвалах и спальнях, пытались вручную создать их зеркальное отражение, поп-мир, где звездами были бы они сами. Первые группы инди-попа особенно серьезно взялись за воплощение этой идеи. Что касается их музыкальных истоков, то они обращались к самым странным и наименее крутым проявлениям молодежной культуры: женские группы, звенящие гитары 60-ых, бабблгам, баллады о дождливых днях. Их тексты балансировали между подростковой искренностью и сверхпростотой, которая хуже воровства. Их гитары кружили вокруг элементарных аккордов а их продюсерские традиции варьировались от упрощенчества до прямолинейного примитивизма. Их выступления были настолько любительскими, что слово «shambling» (спотыкающийся) стало названием этой разновидности музыки. Их чувство моды было совершено обыденным,

9


словно у детей одетых их матерями - полосатые рубашки, библиотекарские юбки и достаточно анораков (парок), чтобы это слово стало названием музыкального жанра. Их гендерная политика не была просто уравнительной; если они что-то прославляли так это девчоночность и мягкость, делая это так упорно, что слово «twee»- произносимое на манер детского варианта слова «sweet» - в значении пресыщенности или чрезмерно прекрасного стало наибольшим оскорблением применительно к ним. Сама эта идея, что довольно странно, была тогда привлекательной и идеологически радикальной одновременно. Поп был гламурен. Подпольный рок после лет панка и пост-панка был жесток и серьезен. Требовалось нечто иное, нечто вроде очарования наблюдать за детьми, ставящими пьесу в саду - где каждый может стать звездой, где бумажные декорации превращают широкие жесты во что-то маленькое и чистое, а все это предприятие в целом становится прекрасным и сугубо личным подарком. Так обстояли дела с the Pastels, шотландским ансамблем, который сформировал модное крыло «анорака». Их ленивые мелодии, вялое бренчание и наивный подход трансформировали идею рок-группы в нечто обыденное, интимное и свободное от крутизны. В далекой от лондоноцентричной поп-вселенной Шотландии эту эстетику просто-подростков-в-подвале усвоили как нигде. А потом были группы, вдохновленные the Pastels, например Talulah Gosh - две девчонки из Оксфорда, которые назвались в честь придуманной знаменитости, набрали братьев и бойфрендов в аккомпанирующий состав и понеслись вперед, соединяя девчачьи гармонии «ла-ла-ла» с любительским панком. Несколькими годами позднее возникли фавориты Керта Кобейна Vaselines, которые направили идеологию анорака в агрессивнолюбительскую сторону. Еще были the Marine Girls, которые произвели на свет два альбома примитивных поп-скетчей, вдохновленных безударным минимализмом Young Marble Giants. И конечно же the Television Personalities, которые замесили пестрый нео-психоделический поп, звуча слаще с каждой записью. Даже большой мир получил свою дозу twee-саунда, от белого и пушистого попа Aztec Camera до сильной подачи the Railway Children.

10

Но основа инди по-прежнему проистекала из гитарного звука 60-ых. И в 1986 году этот стиль получил свой момент славы, когда появился кассетный сборник NME C-86. Отслеживание путей тех музыкантов, что засветились на этом сборнике хороший способ увидеть, насколько важно было это ответвление инди, хотя бы в тот момент. Наряду с адептами анорака the Pastels и the Assistants, вы найдете там McCarthy (потрясающую марксистскую поп-группу, которая потом породила Stereolab), the Wedding Present (вскоре ставшие олицетворением превращения инди в массовый жанр) и даже Primal


Scream (милый маленький шотландский ансамбль, который потом превратился в, ну вы знаете, Primal Scream). И еще был лейбл Стивен Пэстела, который помог появиться the Jesus & Mary Chain, да вообще в следующие несколько лет даже My Bloody Valentine оставили свой след на этой сцене. И затем кое-что случилось: инди стали крутыми. Между похвалами и руганью в адрес C-86, между массовой популярностью the Smiths и симпатичным скоростным роком the Wedding Present, британские инди стали тем, кем американские инди являются теперь - модной музыкой по выбору для определенного рода преимущественно белых, преимущественно образованных, преимущественно из среднего класса молодых людей, того типа, который в Британии называют «студенческий тип». И если сам инди стал стильным, перспективным и амбициозным, то что же стало с его twee-стороной, которая восхваляла вещи прямо противоположные? На протяжении ранних 90-ых английский инди-поп породил несколько новых направлений. Группы типа the Jesus & Mary Chain и My Bloody Valentine провели конец 80-ых, смешивая поп-эстетику 60-ых с нойзом, и как только альбом Loveless воссиял шугейзерским светом, множество инди-групп последовали ему. На лейблах вроде Cherry Red, группы вроде the Charlottes и Blind Mr Jones стали столь мечтательными как это только можно было представить. Вокалист Secret Shine выступал на прощальной вечеринке Sarah Records в 1995 году в самодельной майке с надписью «My Bloody Secret Shine». The Field Mice занялись дэнс-музыкой и шугейзингом одновременно, переработав их в сахарную стену звука. Изящество и удобство «чистого идеального попа» вырвало свое собственное место и в мейнстриме инди, благодаря таким группам как the Sundays. Пик жанра twee пришел и ушел, и то, что было в основном потеряно в процессе - это чувство примитивизма. В то время как все старались быть мечтательноприятными, ценности хорошего продюсирования, хорошей игры на инструментах и явных амбиций вернулись назад. Дух примитивизма - бунтарская эстетика «я - twee, и пошли вы все!» обрел форму в другом месте, по мере того как концепция инди нашла свой особый путь в Америке. Америка, Олимпия и культура «Twee-as-Fuck» На протяжении большей части 80-ых у американцев не было много инди, по крайней мере, в британском смысле. Там были гитарные группы типа R.E.M., но их устремления были сугубо профессиональными. Там были независимые лейблы и независимые группы, большинство из которых было панк-переростками (как группы на SST) или рокерами-традиционалистами (как ранние Replacements) со всем присущим этим жанрам мачизмом и огнем. Помимо Джонатана Ричмэна, единственное заслуживающее внимание

11


исключение пришло с тихоокеанского побережья, которое географически является чем-то вроде американской Шотландии. В Олимпии, штат Вашингтон, и рядом с ней, инди обретал свою форму: подростки записывали примитивный поп и выпускали его на кассетах. Представьте себе изумление панков с западного побережья, когда они узнали о Beat Happening, самом большом прорыве в американском индипопе. Истоки Beat Happening были возмутительно примитивны, и некоторые из их записей начала 80-ых звучат - в прямом смысле слова - как опыты восьмилетнего ребенка с гитарой, горшками и кастрюлями, магнитолой, с песнями о том, как хорошо держаться за руки и ходить купаться. К тому времени, когда они выпустили альбом, за который их будут помнить - скажем, невероятный Jamboree (1988) - они доросли до более изысканного звука, не потеряв при этом чувственности; они заточили это свое качество до еще более абсурдного и трогательного. Участники группы называли себя просто Брет, Хизер и Кэлвин, и такое обращение вскоре станет стандартным на поп-сцене: только имена, как будто речь идет просто о парнях из соседнего квартала. Сама музыка была сведена к минимуму: Хизер с примитивным набором барабанов, по сравнению с которым Мэг Уайт выглядит как Кит Мун, Брет с повторяющимися снова и снова четырехнотными гитарными риффами и Кэлвин Джонсон, первая звезда американского twee, ревущий и воющий невозможно низким, грохочущим и почти лишенным мелодичности голосом. Когда они включали дисторшн и пускались во всю с go-go-ритмами, они звучали как the Cramps или the Fall. Когда они играли поп, они строго придерживались этого «дети-играют-с-бумбоксом» настроения: четырехаккордные пассажи и наивные напевы про собирание яблок и любовные неудачи. Большинство из написанного о группе написано об этом милом попе и этих детских аффектациях, но при этом теряется сущность: их музыка была мрачной, полной страха и секса и смерти и уязвимости - как любое другое детство. Противопоставленный маскулинности панка, этот материал звучал как абсолютный вызов, как призыв к оружию. Культура панка, в конце концов, была во многом подобна культуре вообще: её достоинства проистекали из крутизны, неуязвимости и искусности, из отказа от невинности и детской наивности. Beat Happening пробили дыры в жестокости панка, по сути превзойдя их - их детские истории производили более панковское впечатление чем все татуировки Black Flag, и их примитивная миловидность оказалось той вещью, которую эти предположительно вызывающие нон-конформистские панки не могли воспроизвести под страхом смерти.

12

Еще более важной была роль Кэлвина в создании инди-лейблов. Вдобавок


к K Records, лейблу, которым он управлял вместе с Кэндас Педерсон, он работал над фэнзином Sub Pop, который потом перерос в лейбл того же имени. Его первым девизом было «Децентрализовать поп-культуру», еще одна мечта о мире, в котором поп-музыка передается на кассетах от друга к другу. Еще один лейбл появился в городе - Kill Rock Stars, с той же повесткой дня. Одна из песен Beat Happening запечатлела метафору: «Пещерные тинейджеры / Танцуют кожей и костями» - так оно и будет. Музыка делалась даже не ради самой себя; настоящая радость состояла в создании попмира, который был децентрализован, локален, персонализирован и сделан вручную; мир где примитивной квартирной записью могут наслаждаться не только твои друзья, но все кто захочет. Когда K устроили фестиваль в свою честь, они назвали его International Pop Underground - как будто индисообщество со всего мира собралось на свою первую встречу. Реализуемость этих целей была сомнительной. В наши дни K списан со счетов как небольшой лейбл для поп-отверженных. Между тем если оглянуться назад, на его корни, то вы увидите, что как минимум половина нынешнего северо-западного инди-рока вышла именно оттуда. Именно в Олимпии возникло течение riot grrrl; именно на International Pop Underground заявили о себе Modest Mouse и Bratmobile. Один из других ансамблей Кэлвина, the Go Team, некоторое время включал в себя юного гитариста, который называл себя Кердт Кобейн - он так любил эти штуки, что вытатуировал лого K Records у себя на руке. Во всех США происходило одно и то же: инди-рок и инди-поп сосуществовали в пестром и сплоченном подполье. В Вашингтоне группа Unrest перешла от хардкор-панка к фетишизму на темы раннего британского инди. В то же время Дженни Туми совершила знаменательный поступок - основала лейбл Simple Machines и опубликовала руководство о том как любой человек может сделать то же самое. Когда этот лейбл затеял ультра-инди проект клуба синглов продолжительностью в один год (одна тематическая семидюймовка в месяц, распространяется по подписке), то в нем были задействованы группы от поп-путешественников (Лоис Маффео, Small Factory) до рокеров и панков (Superchunk, Jawbox). В новой Англии, в частности, звенящий инди-поп и рок были практически одним и тем же; the Blake Babies были долгожителями в колледжском роке конца 80-ых, а the Lemonheads, вдохновленные австралийским инди-попом, даже предприняли несколько милых шагов в мейнстрим. Наиболее удивительной вещью в этой музыке было ее обращение с гендерными ролями. Чистый американский панк никогда особенно не отличался от «членорока» на радио - в основном это были игры для мальчиков. Мир индипопа был другим. Подобно английскому twee, это была сцена, открытая для разного рода девушек, включая - а может быть для них это и было специально предназначено -

13


тех, кто не зацикливался на своей секс-привлекательности и кто не хотел играть в мальчишечьи рок-игры. Внезапно эти девушки получили возможность децентрализовать поп-культуру по собственному усмотрению, меняясь кассетами друг с другом, вне зависимости от того, подходили они для мальчишеского рок-клуба или нет. Для подруги Кэлвина Лоис Маффео это означало создать группу под названием Courtney Love (это целая история) и играть акустический инди-фолк. Для четырех женщин из сакраментской феноменальной группы Tiger Trap, это означало играть и издавать такую форму панка, которая была равно впечатляющей музыкально и в то же время насквозь девчачьей, была аудиоэквивалентом украшенной блестяшками записной книжки. С этим духом и непреходящим звуком панка, неудивительно что олимпийская сцена разродилась riot grrl. А когда пришли 90-ые, то как и в Англии инди и альтернатива стали популярными, особенно та жестко-роковая, маскулинная централизованная форма, которой инди-поп всегда старался избегать. Мейнстрим принял жестко-роковую сторону подполья, и тогда Superchunk и Modest Mouse стали Важными Группами; а группы типа Tiger Trap и Heavenly по разным причинам стали достоянием истории. Ирония состоит еще и в том, что по телевизору в это время показывали Кобейна с его татуировкой K, по-прежнему носящего кардиганы и исполняющего каверы песен the Vaselines. И вот теперь о важном - о том как инди-поп стал культурой. Альтернативный рок 90-ых все-таки был во многом возвращением к тем маскулинным ценностям, от которых инди отворачивались. И когда Sarah Records понесли свой факел инди-поп пуританства, некоторые американцы сделали даже лучше: они внесли в это дело страсть. С тем же самым вызовом, который питал Beat Happening, многие американские подростки решили послать к черту остальной мир и посвятить себя всему немодному, что было в эстетике инди-попа, всему, что может заставить зрелого поклонника Soundgarden бежать сломя голову - миловидности, девчоночности, своеволию, детской наивности, любительскому исполнению. Мэтт Хэйнс с Sarah защищал свои группы от навешивания ярлыка «twee»; оказавшись в подобной ситуации американцы нанесли ответный удар, выпустив майки с надписью TWEE AS FUCK. Наряду с подпольем альтернативного рока, они создали еще одно децентрализованное подполье - систему маленьких лейблов (March, Bus Stop и Slumberland) и семидюймовых синглов (усилиями таких групп как Rocketship и Honeybunch, Cub и the Softies), и международное подполье подростков, которые передавали попмузыку ручной выделки из квартиры в квартиру.

14

Это освобождение распространилось в нескольких направлениях, даже если группы не были такими уж симпатичными. Поп-сцена 90-ых развернулась во многих жанрах: от музыки для успокоения


до странностей ручной выделки, все от бурного рока хороших парней до шикарного синти-попа. Отчасти радость состояла в свободе и бросаемом вызове, чувстве сбрасывания кандалов «крутости» и перехода к чему-то прекрасному; чувстве, что каждый владелец кассетного магнитофона может сотворить нечто прекрасное. Это не было инди в качестве Серьезной Прогрессивной Музыки, это было инди в качестве жизненного стиля выдуманного мира, мира полного невероятного симпатичных людей, делающих невероятно прекрасную музыку, пересылающих друг другу кассетные сборники, выступающих с концертами в домах друг у друга. И зеркальное отражение этого музыкального мира вновь стало обретать форму: внезапно оказалась что есть сцена, которой не было особого дела то крутизны или сексуальности. Неожиданно оказалось что есть сцена, которая делает звезд из скромных мальчиков, которых скорее всего шпыняли в старших классах, и идолов из девочек, которые одевались как библиотекарши, сцена, где смыслом стиля было оставаться нормальным милым человеком, который сам по себе делает маленькие скромные милые вещи. Если бы это просто звучало как Лайза Лёб с плохим продюсированием, то еще ладно; многое в инди-попе было просто ужасным, абсолютно непотребным и разочаровывающим. Но многое было не таким. Сложно найти формулу, следуя которой ты обязательно преуспеешь, там более что частью общего замысла вообще-то была скромность результата, в той степени насколько это возможно у индивидуальностей, изготавливающих поп своими руками со всей присущей им идиосинкразией и личностной окрашенностью. Другой частью замысла была шкала ценностей, в которой артефакт ручной работы ставился выше чем карьера, но даже в этом жанре обожали поддерживать легенду о великом сингле, который однажды выпустила группа совершенно обычных парней. Так что на выходе все это имело значительный диапазон: много прекрасного и много дерьмового. К счастью, дух twee никогда не был весьма столь же врожденным и замкнутым, как это казалось. Его ядро возможно и придерживалось идеи TWEE AS FUCK со всей возможной страстью, но границы жанра оставались вполне проницаемыми. Группы типа Velocity Girl или the Magnetic Fields в конце концов стали просто индимейнстримом. Группы вроде Small Factory естественно переключились с поп-звучания на звучание в стиле Versus - старый индирок ансамбль, все еще любимый публикой. Даже самые идейные из twee-групп вполне допускали, чтобы их записи продавались людям, которые и понятия не имели о концепции попандеграунда, вполне допускали, что многие рокфэны случайно услышали где-то Softies и поместили их записи в нижних рядах

15


своей CD-коллекции. И если бы вы спросили этих музыкантов, думали они или нет о себе как о части «twee» сцены, подавляющее большинство ответило бы, что они просто делали свою музыку и они хотели быть оценены на тех же условиях что и все прочие. Почему именно сейчас? Две причины. Первая в том что сегодняшняя инди-аудитория сумела воспринять множество стилей инди-попа даже не думая о них в этих терминах. Вот есть Belle and Sebastian, которые в иную эпоху выпускали бы свои альбомы на Sarah Records, или на Postcard, или на 53rd and 3rd. Вот the Lucksmiths, австралийская группа, чьим поклонникам было бы очень-очень полезно послушать немного Honeybunch. Вот есть the Ladybug Transistor, играющие в стиле вроде психоделического twee, и есть the Clientele, чьи мягкие сонные мотивы обладают тем же личностным настроением что и староанглийский инди-поп. Есть the Magnetic Fields, с их корнями в поп-сцене, и есть the Postal Service, чей Джимми Тамборелло начинал в синти- twee группе Figurine. И отсюда вырастает вторая причина: инди-мир наших дней похоже вступает в ту же самую стадию распада, которая сделала столь значимым жанр twee. Сегодняшний инди-мир замечательно профессионален, его самые заметные артисты например the Arcade Fire, подходят для выпуска альбома на крупном лейбле. В то же время мы наблюдаем подъем чего-то аналогичного хардкор-группам 80-ых. Реальные вещи происходят именно в подпольном мире пост-нойза, и наряду с этим возвращается старая ересь: конфликт между крутыми панками и драматичными чудаками, и Том Брихэн из Pitchfork беспокоится в блоге на Village Voice, что the Decemberists - домашние мальчики-слабаки. Шансы, что появятся женщины, которые запишут серию странных девчачьих четырехтрековых песен в своей спальне и предложат их всему миру как прекрасный интимный подарок, как сделала однажды Лиз Фэйр - весьма малы. Если честно, то сейчас самое время чтобы помешанные на роке подростки получили свой момент: инди-мир последнего десятилетия был слишком доволен собой и шел в своем комфортном одиночестве, двигаясь в никуда. Но одна сторона заслуживает другую, и есть все шансы, что в следующие несколько лет нам понадобится больше домашнего попа - не профессиональных плакальщиков в подушку как the Decemberists, но гордого децентрализованного андерграунда. Если ты молод и твои глаза широко раскрыты, вот твой шанс вырваться вперед в этой игре: хватай дешевую гитару или дешевые клавиши, четырехдорожечный магнитофон или магнитолу и делай что сможешь. Кто-нибудь, где-нибудь полюбит тебя за это.

16


Сегодня мы поговорим с молодой и очень амбициозной группой из города Одесса Green fairies. -//- Добрый день Мария и Кирилл. Ваша группа называться Green fairies, что в переводе означает зеленые феи. Откуда родилось именно такое название? Под влиянием чего? Мария: И Ва добрый день. Значит, почему мы назвали группу Green fairies? В нашем название слово Зелёный больше ассоциируется с состоянием души, нежели с цветом. Зелёный, что-то вроде не опытный и малознающий. А феи как само название имеет ввиду человечков которые наделены волшебством, даром творить чудеса и т.д. Так вот мы считаем, что зелёный фей или фея это каждый из нас. И каждый из нас наделён волшебством в этом мире, но мало кто это осознаёт. Поэтому мы и называемся Зелёные феи (Green fairies). По крайней мере - это наше начальное название. То с чего мы начинаем. С чего начался наш первый альбом « как далеко можешь ты зайти». -//- Раз Вы ассоциируете себя с волшебными феями то, что волшебного приносите в свою музыку? Мария: Каждая песня несёт в себе волшебство обыденности. И если в начале мы это не осознаем, то творить что-то необычное дальше не может быть и речи. А ведь всё гениальное просто. Наши песни об простых жизненных ситуациях. Многие пережитые мною лично, а некоторые наблюдения со стороны. -//- Вы сказали, что Green fairies - это начальное Ваше название. Так зачем же менять его в дальнейшем? Или Вы собираетесь менять название каждый раз, когда у вас поменяется состояние вашей души и ваша музыка? Мария: Скорее всего, в дальнейшем менять названия пока не планируем. Возможно, будут меняться названия альбомов. Конечно, мы все меняемся и с нами меняется наше состояние души, и хочется, что бы и наша музыка менялась, и наши слушатели менялись вместе с ней. И каждый смог бы найти в ней, что-то новое для себя, пережить чужой опыт, научиться чему-то. Поэтому каждая наша песня уникальная в своем стиле исполнения и передает разный спектр эмоций при ее прослушивании.

19


-//- Практически каждая группа пишет про личные переживания, про свои проблемы и успе хи. Так что же Вы нового приносите в музыку, если все уже спето и сыграно до Вас. Мария: Я никогда не думала о том, что бы сотворить нечто такое что ещё никому не пришло в голову в музыкальном отношении. Я никогда не стремилась слушать музыку, ещё с детства я не понимала других, как можно было обклеивать стены постерами? Зачем? И день напролёт слушать какую-то любимую песню. Всё чего я любила так это её испускать из себя. Я сажусь за пиано и начинаю играть мотивы своей души. И порой слова вылетают о том, что заболит. И потом я исполняю эту песню и не осознано делюсь своими переживаниями. А другие неосознанно их разделяют. Но вернусь к тому, что я не фанат слушать музыку. Я когда дома, то у меня тишина. Когда еду, то одеваю наушники лишь скоротать время. углубиться в мысли. Иногда музыка очень мне мешает, что бы творить что то своё. Создавались стереотипы и это меня очень раздражало. И многие удивлялись и не понимали. Говорили, что нужно слушать музыку, что бы научиться её творить. Но я считаю, что это не так. Уровень твоего творения далеко не зависит от величины полок с музыкальными дисками. Согласна, что техника должна быть, ведь голос тоже инструмент, который постоянно требуется быть в настрое. Копируя других, можно научиться петь как они. Но что бы найти, что-то своё, нужно прислушаться к своему внутреннему миру и ощущениям. В жизни я никогда ни кем не фанатела и всегда затруднялась ответить на вопрос кто самый любимый исполнитель. А многие потом говорили, что наши песни похожи на какие то популярные которые, я ещё не успела услышать. Кирилл: Мои гитарные партии - это результат моих переживаний, музыкальных веяний, увлечений, моего взросления. Мы никогда намеренно не пытались принести что-то новое в музыку. Это происходит непроизвольно. Лично у нас первой причиной для этого послужили разные школы участников группы. Эстрадно-джазовое образование ударника и бас-гитариста, фолковая манера пения Марии и я гитарист-самоучка с амбициями на тяжёлую музыку. На мой взгляд глупо намеренно пытаться принести что-то новое в музыку. Каждый человек индивидуален и невозможно сыграть какое--либо произведение точно так же, как сделал это другой. Руки, уши, субъективное чувство течения времени, индивидуальное понимание эмоциональной нагрузки делают музыканта особенным (при достаточном уровне разумеется). -//- Вы сказали, что постепенно меняетесь и слушатели меняются вместе с Вами. Так Вы сейчас нацелены на взрослую аудиторию или Вы хотите пробудить чувства у подрастающего поколения, чему то научить его через свои песни?

20


Мария: Я лично не думаю, что мои песни будут учить чему либо. Мне больше кажется, что я делюсь со слушателями своим внутренним миром. Поэтому говорить, что наша музыка для определённой аудитории, нельзя. -//- Для какой прослойки населения вы сейчас делаете музыку и к чему стремитесь дальше поменяться? Кирилл: Основной возраст наших слушателей - это 20-25 лет, молодые альтруисты без радикальных музыкальных привязанностей. Но всегда приятно видеть на концертах адекватных красивых зрелых людей. А на счёт изменений в творчестве. Я давно вынашиваю идею добавить электронику на концертах. На данном этапе всё это не возможно из-за технической части вопроса, которая напрямую зависит от финансовой стороны. -//- Так все же, что в вашей музыке стоит на первом плане - философский смысл текстов или эмоциональная составляющая звука? Кирилл: Мы играем не ту музыку, где присутствует какой-то доминирующий акцент на какой-то части музыкального материала. Например, в бардовской песне важен текст, в даб-степе - синтезированный бас. А мы играем рок, где нельзя выделить что-то более важное. Но не скрою, что музыкальная составляющая меня интересует куда больше, чем смысловая нагрузка стихов. Мария: Я не стремлюсь писать умный текст. Для меня важно что бы песня в целом была приятно на слуху. Что даже тот кто не знает языка может услышать в звуке то что мы хотим передать. -//- Я с тобой не соглашусь. Например, посмотри на панк-рок группу Green Day с их альбомом American idiot. Они как раз в этом альбоме взяли и перенесли музыкальный акцент на задний план и вложили все силы в смысловую нагрузку композиций - в сатиру, в переживания, в проблемы войны и мира. Кирилл: И за то им огромный плюс! Музыка - это не то место, где применение клише и жестких правил является приемлемым. -//- Да, ты прав. Но во главе угла всегда должно что-то стоять. Чему то отдавать больший приоритет. чему то меньше уделять внимание. А то так и музыка и слова выйдут на среднем уровне. Кирилл: Безусловно. Но у нас эти приоритеты расставлены в более глубоких технических моментах, ориентированных на качественную живую работу. Я имею в виду не примочки и железки, а именно манеру подачи и исполнения музыки. -//- Это хорошо. Но если послушать Вас внимательнее, то мы не найдем в голосе Марии ничего нового. Да, он красив и с интересным фольк наклоном, но она еще не новая Бьёрк. Складывается такое впечатление, что у нее очень большой потенциал, но она еще чуть не нашла себя? Кирилл: У неё отличные вокальные данные, но, кажется, она ещё не пришла к тому СВОЕМУ голосу. И будет совершенно не удивительно, если это станет толчком к созданию нового проекта или кардинальному изменению данного. -//- Да ты прав. Я тоже считаю, что у нее очень хорошие данные и даже есть своя изюминка в голосе, но она еще в поиске себя. И Вы согласны поменять кардинально творчество группы, что бы выделить ее в лучшем амплуа? Что бы дать ей полностью раскрыться?

21


Кирилл: Я раньше не придавал этому большого значения. Для меня была более важно качество музыки, её подача, её грув. Но мы опять упираемся в стилистику. В каждом стиле важно своё. Эти мысли по поводу Марии мне навеяли мое плотное знакомство с творчеством проекта The Knife. С огромной радостью услышал бы Машу в каком-нибудь фирмовом европейском или заокеанском проекте. -//- У Вас в группе идет четкое разделение на вокал и звук? Мария пишет свои тексты сама, и Вы не участвуете в их создание? И такая же ситуация со звуковой составляющей? Вы пишете музыку и Мария не вклинивается в ваш творческий процесс? или у Вас все обоюдными усилиями? Кирилл: Мария - является автором стихов и, в большинстве своём, гармоний к песням. Мы ей в этом не мешаем, в силу своей некомпетентности в этой области. Мы пишем музыку, аранжировки, и она в это тоже не встревает, по причине той же некомпетентности в данных инструментах. -//- Почему именно большинство песен на английском языке? Ведь англоязычные группы довольно скромно принимают на Украине. Многие просто не понимают о чем песни. Мария:Потому что некоторые годы своего взросления я провела в Америке, и мне иногда легче выразиться на английском языке. -//- Но у вас есть замечательная композиция на русском языке. И она очень чувтвеная и близка многим людям. Вы не планируете в дальнейшем писать больше русскоязычных песен? Мария: Я думаю что в скором времени будут песни на русском языке. Действительно многие об этом спрашивают. Я как раз работаю над этим. -//- К какому направлению и стилю вы относите свою музыку? и что для Вас означает термин инди? Это просто стиль, термин или что то большее? Мария: Мне сложно сказать что наша музыка одного какого то направления, так как в каждой песни присутствуют разные элементы - где то больше фанка, где то босса новы. Какие то песни в более тяжёлой обработке. Для меня инди - это значит музыка, которая не придерживается каких либо рамок исполнения.

22


Кирилл: Если посветить вас в историю, то изначально мы собирались играть смесь фанка, диско и джаза. Но пришли в итоге к тому, что имеем сейчас. Трудно сказать, что это за стиль. Фанк-рок, поп-рок, ИНДИ. Хоть мы и не звучим характерно для инди музыки, но я вижу раскрытие термина «инди» в нашей музыке. Ведь все мы знаем, корнем какого слова является слово «инди»! -//- Вы за популяризацию инди направления музыки? Стоит ли его популяризировать в массах, или просто пусть остается в музыкальном андерграунде. Вы себя относите к инди коллективам? Мария: Я никогда не задумывалась об первом и втором вопросе. Я нейтрально отношусь, и думаю что нас возможно назвать инди коллективом. Кирилл: Я крайний сторонник популяризации инди! Я очень люблю эту музыку, этот стиль. Но я не уверен, что хотел бы, что б инди стало мейнстримом. Как обычно это всё испортит. И красивые идеи и формы этого культурного ответвления превратятся очередную социальную обузу. Инди должно быть популяризировано в кругах людей, которые готовы к адекватному восприятию этого, и которые могут адекватно это проявить. А в данных кругах, мне кажется, инди и так популярно.

Кирилл: И пользуясь случаем. хотелось бы поздравить всех читателей данного журнала, а так же его руководство, администрацию с наступившим новым 2010 годом! Пожелать, что бы на протяжении всего года вас не покидала надежда, любовь и энтузиазм! Ведь энтузиазм - это то, что и рождает новое! Мы все энтузиасты. Всех благ Вам! Мария: Хочу пожелать всем радости, счастья и благополучия. И непременно здоровья. Главное не отчаиваться, понимать, что позитив приносит удачу. И когда вы позитивны, то и мир вокруг вас начинает меняться к лучшему. И хочу пожелать всем творческим людям, чтобы ваши таланты расцвели в новом 20010 году, чтобы успех сел вам на хвост и преследовал вас по пятам, чтобы все удавалось, чтобы были только улыбки и радость! Денег вам, счастья, любви! Сладкого шампанского, больших надежд и сил на их реализацию!

23


Делать что-то вместе намного интереснее, чем по одиночке. Нести что-то новое, местами не самое уникальное, но свое... Невозможность терпеть это количество фейк музыки вокруг... Где The Clash, The Smiths, The Libertines?... Почему не попробовать прыгнуть выше головы ради идеи, ради светлого и доброго... Почему не поделиться этим с другими? Почему не попробовать объединить их вокруг чего-то? Все с чего-то начинали, но не все доходили до конца. Ясность и некоторая философия текстов, позитивность и местами небрежность музыки. Все так как оно есть, эмоции должны передаваться как можно естественнее. Невозможно скрыть все недостатки, но почему бы не развить достоинства. Пытаться делать несмотря ни на что, но главное делать свое, наполнить мир вокруг эмоциями, поделиться своими переживаниями. Вот как это может быть. Такими словами группа Driben характеризует свое творчество и, конечно же, доказывает эти слова своей виртуозной и чуточку философской музыкой. We are Driben. Genres : post-punk revival, garage rock revival, indie-rock Influences : the Libertines, the Clash, Madness, the Smiths Состав: Illia - guitar, vocal, Max - bass, Tilip - drum

25


POSTER - європейська музика українського походження. Вони - музиканти європейського класу! Вони - молоді українці….! Вони прагнуть довести всім, що українська сучасна музика може бути в світових чартах! Вони поєднали легку і невимушену традицію британського поп-року з чуттєвим надривом і мелодійністю українських текстів. Музика Posterів для талановитих, розумних, красивих людей з відмінним смаком, які знають, що таке життя і прагнуть отримати від нього максимум. Вони завжди на позитивній хвилі і з ними не може бути сумно. «Для нас головне, щоб ті, хто чують нашу музику, змогли відчути її в середині себе. Саме тому ми граємо нескладні чуттєві ритми, які живуть в серці кожного з нас. В музиці і текстах ми прагнемо бути такими, якими є – простими і справжніми, нічого не ускладнюючи, бо на справді все дуже просто». Не дивлячись на свій молодий вік, Poster вже зміг підкорити всі музичні площі та зали столиці. Це - Майдан Незалежності, Контрактова та Європейська площі, Хрещатик, Concert hall «Bingo», Concert hall «Президент Отель» та клуби міста. Україну ж вони підкорили ще в літку 2007 року, під час Всеукраїнського туру Djuice Music Drive 2007. Їх музику почули мільйони слухачів в 40 містах, в усіх областях нашої держави. «POSTER - це перш за все яскраво, актуально, легко і нікого не залишить байдужим». В 2009 році гурт Poster зняв кліп на свій хіт «Скажи мені», що наразі ротується на музичних телеканалах країни. А саму пісню кожен може почути на хвилях українських радіостанцій.

26


Обережно, «Robespierre Cardin» готує модні теракти! Коли вперше зайшов на їх сторінку на MySpace і прослухав декілька пісень, мене шокувало декілька фактів. По-перше, пісні записані у Львові; по-друге, ввівши в пошуку «Robespierre Cardin», я нічого не знайшов. Живучи у Львові, вперше чую про існування такого гурту, який вже навіть встиг записати повноцінний альбом! На кшталт якісній закордонній музиці, вона відразу зачепила своєю оригінальністю. Не довго думаючи, я вирішив зустрітися з учасниками групи, аби дізнатися про них більше. Двоє людей  записали альбом і  запланували знайти ще двох, які, поряд з ними, будуть виконавцями їхньої музики. Після знайомства з такими музикантами, яким до вподоби і музика, і концепція гурту, «Robespierre Cardin» посилено готується до перших живих виступів. Досі нікому не відомий гурт уже запрошують виступити у клубах Києва, хоча для самих учасників це далеко не самоціль. - Хто був  ініціатором  проекту і з чого усе розпочалось? Ігор:  У мене були певні напрацювання і своє бачення музики, а також назва і образ групи, в якій цю музику хотілось виконувати. Однак цього не вдавалось зробити ані самотужки, ані з гуртами, де я грав. Коли ж я познайомився з Іллею і розповів йому про свої плани, то, судячи з реакції, зрозумів, що знайшов однодумця, який цілком серйозно сприйняв те, у що інші або не вірили, або боялись реалізовувати. А з Іллею ми із самого початку окреслили, якою має бути музика, її звучання, концепцію групи і вирішили одразу почати із запису альбому, щоб люди, йдучи на концерт, вже мали певне уявлення про нас. У мене було кілька музичних заготовок, Ілля ж володів (і продовжує володіти:)) хорошим вокалом та цікавою манерою виконання - якостями, яких раніше не доводилося зустрічати серед знайомих мені вокалістів. Крім того, значну роль зіграли великий творчий потенціал і неабияке естетичне чуття. Я дозволив йому інтерпретувати мою музику на свій лад, змінювати її в місцях, де це вида-

27


валось йому необхідним, і результат не змусив себе чекати. Ілля: За два місяці ми вже мали готовий для альбому матеріал. А ще за півроку - записаний альбом «Foul Play». - Тобто вас було лише двоє? Невже цього достатньо для повноцінного запису? Ігор: Цілком. Ілля записав барабанні партії та вокал, мені, відповідно, залишились гітара та бас. - «Robespierre Cardin»… Який секрет тут захований? Ігор: «Robespierre Cardin» (Робесп'єр Карден) — це гра слів, поєднання прізвищ двох відомих постатей. Це — Максиміліан Робесп’єр (Maximilien Robespierre) - один з лідерів Великої Французької Революції XVIII століття. Він запам’ятався тим, що за час його правління запанував терор, метою якого було винищити середній клас, щоб залишити лише аристократів і бідноту. Наступна постать — легендарний модельєр-кутюр’є П’єр Карден  (Pierre Cardin), який, по суті, впровадив поняття модельного одягу для повсякденного носіння, тобто, дизайнерський одяг для середнього класу. От і вийшла назва — «Robespierre Cardin», яку дослівно можна трактувати як «терор модою». Ілля: З одного боку, бажання слідувати за модою позбавляє людину відчуття вищих цінностей, мутує думки, які стають нав’язаними і вторинними. Проте естетика, притаманна як цим двом особистостям, так і їхнім заняттям, викликає у нас повагу і бажання скласти їм гідну конкуренцію на музичному полі. - Тобто ви дуже тісно дружите із модою? Ігор: Почавши складати музику до альбому, ми спостерегли, що цей процес дещо схожий на пошиття одягу. Одразу вимальовувався образ кожної пісні, її структура, починаючи від музичних елементів і закінчуючи тематикою текстів. Тобто нам залишалось лише правильно усе позшивати. Відтак «Robespierre Cardin» — це модельєр, який шиє музику, а трек-лист альбому — це колекція суконь. Тема одягу і моди — одна з провідних в альбомі. У кожній пісні вам траплятиметься той чи інший різновид одягу або його деталі, часто - у найнесподіваніших місцях. Ілля: Як відомо, у світі моди колекції одягу поділяються на pret-a-porter («прет-а-порте») і haute couture («от кутюр»). «Прет-а-порте» — це одяг, розрахований на масове виробництво, відповідно, «от кутюр»

28


— це авангардні, ексклюзивні моделі. З нашими піснями те саме: частина їх написана в доступному для більшості поп-форматі, тобто є колекцією «прет-а-порте», які характерні нескладним для сприйняття розміром виконання, танцювальними ритмами і легкістю сприйняття. «От кутюр», в свою чергу, — це пісні з більш роковим звучанням, насичені різноплановими музичними ідеями. - А яка стилістика гурту? Ігор: Суто в музичному аспекті, «Robespierre Cardin» — це рок-версія, осучаснена ретроспектива гангстерської Америки 30-их років з її нічними джазовими клубами та зародками першого чорного рок-н-ролу. Проте, на наш погляд, «Foul Play» звучить доволі по-британськи. В результаті чого вийшов такий собі «амерікан-бріт». Можливо, саме тому протягом усього альбому відчувається внутрішня напруга. «Foul Play» звучить як конфлікт цих двох, часто ворогуючих між собою, музичних традицій. Ніякого примирення — лише постійний пошук шляхів для виживання. Сам конфлікт — це невід’ємна частина наших з Іллею взаємин під час написання альбому: конфлікт музичних смаків, поглядів на життя. Вони не миряться між собою — вони співіснують. Звучання нашої музики — живе звучання конфлікту. - Розкажіть трохи про сам альбом «Foul Play» … Ілля: «Foul Play» (нечесна гра) — одна з головних тем альбому, якщо не прямо висвітлена, то передана атмосферно. Вона виражає загальні настрої як пісень, так і зовнішнього середовища, яке, без сумніву, впливало на формування текстів і музики. Мова йде про слово-символ «гра» та про таку її характеристику, як «нечесність», які, на нашу думку, завжди існують в сукупності. Наша концепція передбачає таку основоположну тезу, що ніщо в житті не є в повній мірі добрим, злим чи справедливим, і до будь-чого, позитивного чи негативного, слід ставитись із здоровою мірою іронії, скептицизму та об’єктивності. Якщо ж брати до уваги, що гра, в яку усі ми з вами граємо, завжди є нечесною, адже ми завжди знаходимось в різних умовах і залежимо від когось чи від чогось, виникає цілком логічне запитання: «Для чого ж тоді грати у таку гру?». У прагненні знайти відповідь на це ми і творимо актуальне мистецтво.

(Михайло «epocalips» Козачок, a-music.com.ua, Львів)

29


6 декабря 2009 г. коллектив группы Green Fairies закончил работу над своим дебютным ЕР. Это стало своеобразным итогом деятельности последнего времени. Лучшее из накопленного материала представлено в этом ЕР. «How far can U go?» - это вопрос, толкающий на действия, проливающий свет на истинное положение дел. Именно этот вопрос поставил перед собой коллектив Green Fairies. Ответом на данный вопрос и является музыкальная составляющая ЕР. Запись происходила на одесской студии «Rehersal's Dot». Энтузиазм и навыки позволили весь процесс накопления и записи произвести своими силами. Всю инженерную часть записи и сведения ЕР взял на себя гитарист и молодой звукорежиссёр, участник группы Кривда Кирилл. В записи принимали участие: Алейникова Мария (вокал), Кривда Кирилл (гитара), Левянт Илья (ударные), а так же одесский сессионный музыкант Сергей Ивченко (бас). Сведение и мастеринг производились на домашних студиях Кривды Кирилла и Андрея Опри (aRose, KIWI project). Отдельное спасибо Алексею Педько за фотографию и дизайн обложки. Tracklist 1. How Far (can U go), 2. So Sad, 3. Она не знала, 4. Sur, 5. It Grows Inside Me, 6. Fine, 7. Climb

Данынй релиз Вы можете скачать на сайте http://indimuz.org.ua/

32


Недавно увидел свет новый семнадцатиминутный альбом группы Казусъ Белли под название Mamaxrapello. В альбоме представлены 4 композиции, каждая со своей философией, смыслом и характерным, только для нее, звучанием. 1.Зерно Первый трек из семнадцатиминутного альбома Mamaxrapello, включает в себя полутораминутное нойзвое интро, навеянное, наверно, соло, которое исполнил Брайан Мэй в сентябре 2008 года в Харькове, и, собственно, саму песню. В ней присутствуют альт-скрипка и флейта, неправильные размеры и нетривиальный текст. Последние штрихи в композицию вносил клавишник Not A Sound Дима Тесленко. Официально песня посвящена поисковой системе Yahoo!

2. Космическая Космическая - центральная композиция в мини альбоме. При сотрудничестве Казусов и Димы Тесленко последний сконцентрировал большую часть своего внимания на этой песне. Здесь интересно совмещаются ударные и перкуссия, электронная и живая басовые дорожки, живые и компьютерные духовые и смычковые партии. Благодаря тексту и обильным вкраплениям синтезированной музыки песня получила некую космическую сущность

3. Афиши Лирическая, проникновенная и атмосферная песня с живым скрипичным и тремолированным гитарным соло. В отступлении песни можно услышать джамбей и флейту. В развязке композиции, наверное, заключается логическая кульминация всего альбома. Эта песня всегда очень искренне звучит в живую и, как наиболее эмоционально опустошающая, занимает последние места в концертных сет-листах. Этот выплеск почти достоверно передан в студийной работе.

4. Китайский Переводчик

Песня посвящена Леониду Володарскому, известному ещё как «гнусавый переводчик». Композиция выполнена в рок-н-ролльнораздолбайском стиле, с нелепыми комментариями и звуками на заднем плане. В частности, во втором куплете звучит «от улыбки станет всем светлей» на немецком языке. В исполнении последнего припева совершенно случайно принял участие гитарист Трахомы Стас Ковалевич. Далее следует реминесценция на «Personal Jesus» Depeche mode с последующим переходом в маткоровую коду.

33


В записи принимали участие: Бамас (Денис Бельдей) - вокал (1-4), акустическая гитара (1-3); Спирт (Стас Королёв) - электрогитара (1-4), бек-вокал (1, 2, 4), бас-гитара (4), клавиши (1, 2); Пигмик (Виталик Корниенко) - бас-гитара (1-4), бек-вокал (4); Арсений Сильченко - ударные (1-4); Таня Гордеева - флейта (1-3); Наташа Кретова - альт-скрипка (1-3); Коля Прилипко - перкуссия (2, 3); Теслик (Дмитрий Тесленко) - клавиши (1, 2); Муха (Стас Ковалевич) - бек-вокал (4), бас-гитара (4) Запись проходила в четырёх студиях: студия ДК АКХЗ (вокал, бек-вокал, акустическая гитара, флейта, скрипка, перкуссия), Vel Records (ударные, электрогитара, мастеринг), Авдеевская Альтернативная Лабёжня (бас-гитара), Домашняя студия Теслика (клавиши). Группа выражает багодарность Толику Кинащуку, Велу Агапову, Виталику Корниенко, Диме Тесленко, Стасу Ковалевичу, Юре Недыбину, Анне Костомаровой, Диме Андрееву, Денису Самсонову, Паше Миронюку, Егору Ищенко и Диме Попову за помощь. Отдельное спасибо людям, которые посещали наши концерты весной-летом 2009-го года. Имено благодаря вам появление этого альбома стало возможным!

Данынй релиз Вы можете скачать на сайте http://indimuz.org.ua/

34


На дворе почти 2010 год и, появление такого коллектива на просторах украинской экспериментальной музыки было лишь делом времени. Просим любить и слушать – Jacuzzi Project, Днепропетровск! Проекту чуть больше года. Этот квартет, состоящий из двух басистов, барабанщика и электронщика делает музыку, аналогов которой в Украине вряд ли сыскать. Музыка Jacuzzi Project могла бы сойти как саундтрек к мультфильму про каких-нибудь добрых, но сумасшедших роботов. Грувовый диалог двух бас-гитар с барабанщиком на фоне электронных манипуляций с квадросовременным звукосинтезирующим оборудованием заставит навострить уши любого меломана, не потерявшего еще интереса к жизни. Коллектив привлекает к сотрудничеству самых разнообразных личностей, не боящихся экспериментов. Помимо неровных размеров, джазовых пассажей и электронных провокаций на альбоме звучит женский вокал, хип-хоп читка, саксофонные вставки, а восьмибитные сэмплы чередуются с веселой нойз-мешаниной, настриженной из японского аниме. Проекту присуща некая «джазанутость», возникающая то ли из-за неожиданного саксофона в аранжировках, то ли из-за пограничных полетов музыкального сознания коллектива. Проект открыт для всех - участвовать в создании джакузи-музыки может каждый, кто до мозга костей уверен, что не все ноты еще сыграны и не все еще стили придуманы. Tracklist: 1. Machine, 2. Lo Wei Motion, 3. Сhucky, 4. Variety of gull,, 5. Boroda, 6. A.A.G, 7. TLP Machine, 8. Variety of gull (Live). Jacuzzi Project это: Vladushko – drums, programming; Vitaly «Vincenzo» Bulychev – bass; Sanchez – electronica, voice; Rashid – other bass.

Featuring: Absurd Maers – bass guitar; Andrew JaZZ - sax, flute (exept 3,5); MC Lubezny – microphone (3,5); Valentina Levchenko – vocal (3,5); Triple Low Pass– mixing (7).

Dnepropetovsk, 2008 – 2009,Studio A, Evgeny Krivtsov Designed by Evgeny Vetrov Kuwshinka, all rights reserved

35


Фольклорний ансамбль «Божичі» у своєму новому альбомі презентує малознаний жанр народної музики «псальми». Псальма (не плутати із біблійним «псалмом») - це народна пісня релігійного змісту. Це – народна духовна музика. Хоча за мелосом псальми близькі до церковної музики, проте за образами, мовою тотожні народній пісні. Сюжети багатьох псальмів не мають безпосереднього зв’язку із Біблією. На диску представлені 8 псальмів, які походять зі Східної України – з Дніпропетровської, Донецької, Луганської та Харківської областей – і є перлинами української псальмотворчості з цих теренів. Зараз тут більшість псальмів становлять псальми російськомовного походження. Орієнтовний час виникнення псальмів, представлених на диску – 17-18 сторіччя. Диск має поліграфічний вкладиш із текстами всіх псальмів. Дизайн диску витриманий у строгості – тільки біле та чорне, як на Божому Суді. Авторка малюнків та дизайну – геніальна українська художниця Катерина Косьяненко, яка також оформлювала диск Божичів «Вік любиш – не налюбишся. Пісні про кохання». Враховуючи складність музики, «Божичі» працювали над кожною псальмою у студії по 2-3 години. Завдяки цьому виконавцям вдалося увійти у специфічний медитативний стан, який беззаперечно передасться слухачеві. «Божичі» виконують псальми без обробки та удосконалення, у притаманній народним співакам манері. Диск традиційно для 45в вийшов на рекордлейблі «Лавіна м’юзік». Тривалість музики на диску – 42 хв. 28 сек.

36


Один из наиболее изобретательных и эклектичных артистов, появившихся после так называемой «альтернативной революции» 90-х, Бек стал своего рода воплощением постмодернистского шика. Используя великое множество стилистических влияний - поп, фолк, психоделия, хип-хоп, кантри, блюз, r&b, фанк, инди-рок, джаз, лаундж, бразильская музыка - Бек создал свой собственный музыкальный стиль, которому свойственны высокая насыщенность всевозможными идеями и захватывающая дух непредсказуемость. Бек свободно заимствовал элементы различных стилей, совмещая и противопоставляя в одной и той же композиции такие звуки, которые никак не могли бы встретиться в природных условиях. Нацепить на его музыку какой бы то ни было простой ярлык было практически невозможно - Бек свято верил в полное отсутствие ограничений и устоев и все его творчество отражало это убеждение.

38

Бек Дэвид Кэмпбелл родился 8 июня 1970 года в Лос-Анджелесе. Родился он в довольно творческой среде - его отец, Дэвид Кэмпбелл, был дирижером и аранжировщиком, однако он ушел из семьи, когда Беку было совсем мало лет. В результате Бек взял фамилию матери, Бибби Хансен, завсегдатайши легендарной «Фабрики» Энди Уорхола. Более того, дедушка Бека Эл Хансен был важной фигурой в художественном движении «Флюксус», наиболее известном тем, что в нем начала свою карьеру Йоко Оно. Бек Хансен провел свои юные годы в основном в Лос-Анджелесе, периодически отправляясь на время то к одному, то к другому дедушке (Эл Хансен проживал в Европе, а его другой дедушка, пресвитерианский священник, в районе Канзас-Сити). В десятом классе он бросил школу и стал играть на улице акустический блюз и фолк; в 1988 году он самостоятельно подготовил собственную кассету домашних записей под названием «The Banjo Story». В 1989 он переехал в


Нью-Йорк и попытался пробиться на так называемую сцену «антифолка» - весьма недолговечного движения акустических авторов-исполнителей, находившихся под серьезным воздействием панкрока. Примерно через год он снова вернулся в Лос-Анджелес, где пытался пробиться к публике в рок-клубах, выступая с песенками в перерывах между концертами групп. Летом 1991 года Бека независимо друг от друга «открыли» совладельцы лейбла Bong Load Том Ротрок (на одном из его клубных выступлений) и Роб Шнапф (на уличной ярмарке). Они обратились к нему с предложением записать несколько фолк-песен, положенных на хип-хоповый бит, и он согласился. На кухне у набирающего обороты хип-хоп-продюсера Карла Стивенсона Бек записал «Loser» и еще несколько треков. С выходом этих вещей однако вышла некоторая заминка, и Бек принялся сотрудничать с другими независимыми лейблами. Его первый более или менее официальный сингл, получивший залихватское название «MTV Wants Me to Smoke Crack» («MTV хочет, чтобы я курил крэк»), вышел только в 1993 году на лейбле Flipside. Примерно тогда же Sonic Enemy выпустил и первый его полнометражный альбом «Golden Feelings» - правда, только на кассетах. В сентябре Bong Load, наконец, выпустили и «Loser» - и он моментально стал пользоваться огромной популярностью на независимых радиостанциях Лос-Анджелеса, настолько, что у Bong Load возникли проблемы с печатанием достаточного количества копий. Сочетая «качающую» драм-машину, блюзовую слайд-гитару и ленивый рэп Бека о всякой чепухе, «Loser» был не похож ни на что другое на этой планете. Слухи о Беке распространились довольно быстро не без помощи Терстона Мура из Sonic Youth, не упускавшего случая воспеть ему хвалу после увиденного у кого-то на заднем дворе выступления. Крупные лейблы проявили интерес, и Бек в конце концов подписал с Geffen довольно необычный контракт - компания позволяла ему в перерывах между альбомами продолжать выпускать некоммерческий материал на других, независимых лейблах. «Официальный» дебют Бека, альбом «Mellow Gold», увидел свет в марте 1994 года, и Geffen также переиздал сингл «Loser». Песня стала настоящей сенсацией национального масштаба - ее моментально окрестили гимном так называемого поколения Икс. Сам альбом забрался в Top 20 и в конце концов стал платиновым. Бек тут же воспользовался преимуществами своего инновационного контракта с Geffen и в том же 1994 году выпустил еще два альбома - «Stereopathetic Soul Manure», состоящего в основном из грязного нойзового инди-рока, и «One Foot in the Grave», представлявший из себя коллекцию минималистичного акустического фолка. Летом 1995 года Бек дал свой первый концертный тур, записавшись в участники передвижного фестиваля Lollapalooza. Для записи своего второго альбома Бек отправился в студию вместе с дуэтом продюсеров The Dust Brothers, стоявших за шедевром Beastie Boys «Paul's Boutique». Продукт их сотрудничества, альбом «Odelay», появился в июне 1996 и был встречен единодушным признанием; практически все музыкальные журналы и критики включили его в топ-лист по итогам года. Его также ждал и коммерческий успех - взобравшись в Top 20, альбом был продан тиражом более двух миллионов копий. Серия хитов - «Where It's At», «Devil's Haircut», «Jack-Ass», «The New Pollution», покорила MTV и радиостанции. За «Where It's At» Беку достался «Грэмми» в номинации «Лучший мужской рок-вокал», а сам альбом «Odelay» был отмечен этой же премией в номинации «Лучший альтернативный альбом». В 1997 году Бек выпустил новый сингл «Deadweight», который вошел в саундтрек фильма «A Life Less Ordinary» с участием Юэна Макгрегора и Кэмерон Диаз, а еще годом позже принялся работать над очередным фолк-альбомом в стиле «One Foot in the Grave». Изначально предполагалось, что Бек выпустит его на Bong Load, однако Geffen, приободренные результатами записи и участием в ней продюсера группы Radiohead Найджела Годрича, решили вступить в дело и выпустить альбом «Mutations» сами. Тихая и нежная акустическая пластинка казалась большой неожиданностью после шумного калейдоскопа стилей на «Odelay», поэтому и Бек и Geffen везде напирали

39


на то, что «Mutations» никогда не предполагался этаким последователем «Odelay». Тем не менее, альбом снова попал в Top 20. На работу над «официальным» последователем «Odelay» ушло целых 14 месяцев. «Midnite Vultures» вышел в ноябре 1999 года и был задуман в качестве пластинки для вечеринок. Здесь Бек выкладывал слушателям свои многочисленные вариации на тему фанка и прикидывался то томным любовником в стиле r&b, то сексуальным последователем Принца. Отзывы были самого разного толка, от восторженных до равнодушных, и «Midnite Vultures» продавался хуже своих предшественников. После того, как в начале 2000 года «Mutations» принес Беку очередную премию «Грэмми», Бек отправился в масштабное мировое турне. В 2001 году он записал кавер-версию песни Дэвида Боуи «Diamond Dogs» для саундтрека фильма «Мулен Руж», а также поучаствовал в записи нового альбома французских электронщиков Air «10000 Hz Legend» - его вокал можно услышать в двух композициях этого альбома. Новый альбом Бека “Sea Change”, появившийся на свет осенью 2002 года, оказался самым лиричным альбомом певца – на нем он пел сдержанные и печальные песни под аккомпанемент акустического бэнда и время от времени появляющегося симфонического оркестра, аранжировки для которого, кстати говоря, сочинил отец Бека Дэвид Кемпбэлл. После этакой неожиданно серьезной и эмоциональной работы Бек выкинул очередной хулиганский трюк – нанял для своего турне группу весельчаков-затейников The Flaming Lips, выступавших в качестве ансамбля сопровождения Бека. Когда слушатели узнали о том, что для работы над своим новым альбомом Бек снова объединился с дуэтом The Dust Brothers, новость была встречена всеобщим ажиотажем. Работа над новым альбомом, однако, затянулась – дата выхода, изначально определенная на август 2004 года, несколько раз переносилась. В конце концов, альбом “Guero” появился на мировых прилавках весной 2005 года. Публика была несказанно рада возвращению Бека к прежней, хулиганской стилистике смешения жанров. 9 фактов, которые необходимо знать, о Beck 1. Beck (Beck Hansen) родился 8 июля 1970 г. в семье, состоявшей из творческих людей: отец – канадский музыкант, мать – актриса. 2. После расставания родителей Beck остался жить с матерью и братом в бедном латиноамериканском квартале Лос-Анджелеса, пронизанном атмосферой различных музыкальных стилей, что повлияло на его широкий стилевой диапазон. 3. После окончания школы в середине 80-х он много путешествовал, в том числе по Европе, но в итоге вернулся в Нью-Йорк. 4. Он бедствовал, нанимался на разные работы и играл в различных коллективах. 5. Первые записи Beck сделаны Томом Гримли на Poop Alleý и WIN Records. 6. Первый сингл «Loser» (1993) был выпущен на виниле. Его первоначальный тираж составлял 500 копий. Запись стала сенсацией на альтернативных радиостанциях и привлекла известные звукозаписывающие лейблы. 7. Альбом «Odelay» (1996) стал дважды платиновым и получил две премии Грэмми. 8. Для альбома «Mutations» (1998) Beck записывал каждый день по одной песне, таким образом, за 14 дней получилось 14 песен. 9. У Beck в изобилии есть би-сайды и песни исключительно для саундтреков.

40


42


43


44


Indimusic #2  

Журнал про инди музыку

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you