Page 11

Я – скульптор-оптимист. Нарисуйте два смайлика после слова «скульптор». Это буду я.

- вы закончили медицинский колледж, а стали… скульптором! как так? - Все очень просто. Я был на практике в роддоме и увидел из окна, как какой-то дядька что-то рубит топором из дерева. Меня это так заинтересовало. Я перелез через забор и спросил: «А что ты рубишь?». А он говорит: «Я –скульптор». Я ему в ответ: «И я хочу!». Вот так он и начал учить меня рисовать. - в вашей семье кто-нибудь занимался творчеством? - Да, дядя моего папы рисовал маслом. А у мамы тетя – актриса. Так что по линии обоих родителей мне передавалось творчество. - расскажите, кто вас учил? - У меня было много учителей. В Чернигове – Василий Дубовой. Именно он научил меня рисовать

и посоветовал продолжить учебу в Киеве. В столице меня учил Георгий Яковлевич Хусид – народный художник Украины. Он всех обучал бесплатно. Потом я поступал в институт, но провалился. Поступил только во Львов, в институт прикладного и декоративного искусства. Там я попал к художнику, которого очень любил и ценил – Мисько Иммануилу Петровичу. Это – шикарный портретист. Я попал к нему в группу и просто обалдел. Второй учитель, который был у меня во Львове, – это Анатолий Галян. Он не был членом Союза художников, но был козырнейшим мужиком! К нему бабы стояли в очереди «полепиться». Он учил меня работать с заказчиками. Я со своей активностью перенимал опыт. Поэтому мне было легко и просто на первом курсе, ведь я уже зарабатывал деньги. За лето я мог заработать больше, чем мой папа за год. Потом я перевелся в Киев, в художественную академию. Там моим преподавателем был Василий Захарович Бородай. Это известный скульптор в Украине и в мире. Он создал «Родину-мать» в Киеве и Памятник основателям Киева Кию, Щеку и Хориву. Потом закончился процес обучения, и я поступил в аспирантуру. Тогда как раз я сделал памятник чернобыльцам в Чернигове. - а кто из учителей был еще и наставником по жизни? - Могу сказать так: когда я женился во второй раз и приехал к Анатолию Галяну со своей новой женой, то он сказал: «О, я теперь вижу, что это жена скульптора!». - а чем жена скульптора отличается от обычной жены? - Жена скульптора – это статная, красивая женщина. Модель. Скульптор ведь оценивает фасад (улыбается). Мы уже 18 лет вместе прожили, значит, мой учитель был прав!

хуже. Но Мазепа – это мой герой. Однозначно! Там белая мраморная колона дорогая. Там красивые руки, булава-ребенок. Цензоров не было, никого не было. Это только моя идея. Лепил ее в аспирантуре, от души. - а долго длится процесс создания? - По-разному. Можно месяц лепить, а можно два года. В большинстве случав все зависит от финансов. Если идет денежная подача все время, то и лепишь быстрее. Если нет денег, то чего и лепить? Это же мой заработок. Другим бизнесом я не занимаюсь. - а есть что-то такое, чтобы вы ни за какие деньги не взялись лепить? - Да, конечно. Сталина, Ленина, Гитлера не лепил бы. Я считаю, что эти люди не достойны быть героями. - а что бы вам еще хотелось создать? - У меня нет несбыточной мечты. Все состоялось уже давно. Есть арсенал работ, благодаря которым меня знают в артистичном мире. Есть работы, которые дают финансовую свободу. Я с удовольствием могу лепить моделей, красивых девушек. - вы живете в Польше. Что вас связывает с Черниговом? - В Чернигове у меня есть мастерская. А вообще я живу в двух странах, на два дома. Я постоянко что-то создаю и для Чернигова, и для Польши. - а семья? - Семья там. Здесь модели (улыбается).

- у вас есть дети. Они пошли по вашим стопам? - У меня творческие дети. Дочь Ванда сочиняет музыку. Остап – самый младший, играет на фортепиано, контрабасе, гитаре. Собирается поступать в художественный лицей. Он лепит со мной, - а какая ваша любимая работа? делает формы, скульптуры, и у - В Чернигове – Мазепа возле Кол- него это получается даже лучше, легиума. А вообще много. Я все чем у меня. Со старшим сыном я работы делаю с душой. Поэтому не мало контактирую. Он занимается могу сказать, что эта лучше, а эта кикбоксингом.

11

BOOM! Октябрь  
BOOM! Октябрь  
Advertisement