Page 1

ИЗБРАННОЕ

Р. В. Онищенко

Р. В. Онищенко

ИЗБРАННОЕ


Р.В. Онищенко

ИЗБРАННОЕ


НОВЫЕ ИМЕНА Сегодняшняя Российская поэзия переживает не лучшие времена. Но, несмотря на это, она окончательно не умерла. Более того, с начала 21 века в стране наблюдается интенсификация стихослагательной деятельности, а также повышение к ней читательского интереса. Пример тому - выход книги Романа Онищенко. Впервые чувство рифмы автор сборника познал еще во времена юности. Когда же в более зрелом возрасте им был накоплен фактический материал, устоялись взгляды, жизненная позиция и восприятие окружающего мира, стихи стали ложиться на бумажные листы. Я вижу автора сборника - как тонкого лирика, ощущающего природу и знающего ее («Луч», «Твоих снегов заманчивая свежесть») личность глубинно переживающую, столкнувшуюся с удивительным интимным чувством, название которому - Любовь («Венера», «Ревность»). Поэт с теплотой отзывается не только об истории родного края, но и о человечестве вообще, а также о древних преданиях, мифах и античных героях.(«Колизей», «Атилла», «Иерусалим1096») Стоит напомнить, что в 2004 году на кубанских театральных подмостках с успехом прошла постановка автора сборника под названием «Fuente». Сегодняшнего дебютанта, в некотором роде воодушевляли морально, поддерживали поэты, имена которых навсегда вошли в анналы отечественной и мировой классики(«Пушкину») Конечно, маловероятно, что во времена прагматизма, всеобщей коммерциализации и смене общественно экономической формации сегодняшние «бойцы рифмы» будут собирать полные стадионы, как это было при знаменитых «шестидесятниках». Но, именно поэтому, для нас так ценны новые имена. Так что, как говорится: «Лиха беда – начало», а в данном случае, мы подразумеваем, конечно - же не беду, как таковую, а, несомненно, интересный для читателя, качественный, эмоционально - воспринимаемый, достигший своей цели литературно-поэтический «выстрел». И пожелаем автору сборника новых творческих взлетов. Игорь Эдуардович Ясинский, заместитель Председателя Краснодарского краевого Отделения Союза писателей, член Союза Российских писателей, член союза журналистов России.


Предисловие автора

Писать стихи – это значит остро чувствовать каждый прожитый миг, каждый прожитый день - и затем, с осознанием происходящего, делиться своими мыслями с белым листом бумаги. Знать наперед, что когда - то родственная мне душа, сможет понять и разделить эти мысли и чувства. Поэзия сегодня, как и сто, и двести лет назад - признак развитого духа, признак способности отстаивать свои убеждения, отсутствие страха жестокой насмешки. Когда берешь томик стихов Есенина или Лермонтова, с трепетом открываешь страницы, впиваешься глазами в текст - внутренний мир автора раскрывается во всей своей наготе. Ни в коем случае, не посмел бы ставить себя в единый ряд с этими гениями поэзии. Поэт - это слишком громкое слово. Что бы называться поэтом, нужно созреть эмоционально, стать тонким созерцателем этого великолепного мира. Умение остро чувствовать реальность – дар, который дается человеку при рождении. И уже позднее, научившись писать, он опишет свои чувства на бумаге, став актером - будет «рвать свою душу» на театральных подмостках, научившись петь – сможет выразить свои переживания в песнях. Является ли поэтом автор представленных произведений? Можно ли называть их стихами? Это рассудит только время. Именно поэтому я не хотел бы себя называть поэтом - «дудкой Божьей» как говорил тот же Сергей Есенин. Богема – зачастую это слово произносится с сарказмом. Поэт - а

значит рядом женщины, вино, пустословное общество. Справедливо ли это? Вряд ли жизнь гениальных поэтов можно назвать пустой. Красивой, сложной, наполненной самыми чистыми смыслами, которые сегодня мы можем уловить между строк, написанной ими лирики конечно. Хотите откровенно? Когда мое сердце было спокойно, не было написано ни одной строчки. По - сему, в этих рифмах вся моя боль и любовь, обиды и счастье. Я решился говорить об этом, для того, чтобы читатель определился с отношением к поэзии. Не только той, которая отражена в этом издании, в принципе к поэзии. В стихах - то самое ценное в жизни для того человека, который их написал. Это его - Всё. Точнее это - он весь. Поэтому дамы и господа, я склонен считать, что поэтический дар это бесценный груз, который дается Небом, а автор в таком случае – всего лишь «священник» в вульгарном понимании, который трактует данное свыше, то, что он сумел почувствовать. Поэзия должна учить нас чувствовать. И чувствовать по-разному каждый пережитый этап в жизни. А эмоции и чувства – это и есть жизнь. Кто-то скажет, что чувствами жить нельзя. Правильно – в работе нужен холодный ум и логика. Но и без чувств жить нельзя. В противном случае человек превращается в вычислительную технику. А где тогда жизнь? Человек жив, пока он может чувствовать сердцем.

Роман Онищенко, 2013 2

3


Откровенье

Луч

И тополь гнется, листья отпуская, И всё пророчит осени тоску. Порой и вечности для нас бывает мало, Порой и нас для вечности бывает мало, Хватая на одну весну.

Заката луч на купол неба, Как солнца нежный взгляд упал. Казалось, будто он устал, Когда купался в злате хлеба, Когда всему он жизнь давал.

От осени мне веет запах страха, То чувство, что знакомо только мне. Опять один беспомощный у праха Святой мечты, затерянной в судьбе, В преддверье юности, смолкающей во мне.

И вот тихонько умирал, Что б завтра заново родиться, И чтобы снова закружиться Меж братьев. Новый день настал. Теперь же словно ускользал Затем, чтоб в лоно опуститься. И он успел со всем проститься, И место ночи уступал.

Я в это время и смеюсь и плачу, И осень я в стихах боготворю. Я осенью живу совсем иначе, Я осенью дышу совсем иначе, И это время чудом назову.

Краснодар, 29.08.2001 4

Краснодар, 20.09.2001 5


Венера

Я устал побираться на папертях славы, Я устал безнадежно мечтать И утратил я веру в свои идеалы, И тебя призываю опять.

И в жилище моём, укрываясь от Марса, Распаляема лавой страстей, Не смогла удержаться и ты от соблазна И уйти от природы своей.

Ты же вольно и плавно сошла с пьедестала, Освещая божественный стан, Оставляя от тоги, что тихо сползала, В моей памяти тысячи ран.

Всё в каморке моей наполнялось тобою, Свет ночной столь нескромно стянул Твои бёдра широкие мраморной кожей И к ногам твоим верно прильнул.

Ты спустилась ко мне в облачении Евы, Укрываема ветром весны, И движением рук над свечкою смелым Пролила млечный сумрак луны.

Лишь к расцвету затих пламень нашей стихии, Точно факел, погасший к утру, И тогда поняла ты, что стала богиней, А не мраморным сном наяву.

Краснодар, 27.11.2001 6

7


Кавказ

*** (По. С. Есенину) Что же, время, я тобой не понят, И в глаза боишься мне взглянуть? Будто я своей судьбою проклят, Серебром усыпавшей мой путь.

Твоих снегов заманчивая свежесть, Твоих лугов божественный простор Во мне рождают вдохновенья зрелость И красотой своей ласкают взор.

Где она, блистательная юность, Жизни прежней дымная фата, По дорогам, втоптанная в лунность, Отражаясь в прошлом навсегда.

Твоих пещер священные преданья, Бесценные дары твоих Богов Рождают лиры томное рыданье, И рвут ей струны музыкой ветров.

Но в груди России будет биться Вольный дух, бессмертье сохраня. Я с тобой теперь боюсь проститься, Дорогая Родина моя.

Ещё не все во мне остановилось, Источник жизни в сердце не иссяк. Моей судьбы звезда не закатилась. Я этой музы поднимаю стяг!

А тебе давно уже, приятель, Жизни подлой шелковая плеть. Поцелуи, жар твоих объятий Превращают нежный ситец в жесть.

Теперь совсем далёк я от Кавказа, Мне праздность дарит космогенный свет. Лишь уподобься чистоте алмаза Ты будешь прав: пути иного нет.

И всё больше хочешь ненавидеть, То, что искренне всегда любил. За какой же грех, хочу увидеть, Душу я тоскою отравил?

Краснодар, 04.12.2001 8

Краснодар, 14.12.2001 9


*** Бирюзою окрасилось небо На закате прошедшего дня, Золотыми колосьями хлеба, Снова поле ласкает меня.

*** Наклонилась под тяжестью снега Хрусталями укрытая ель. Этот купол, как краешек неба Ей дарили луна и метель.

Эти ласки и милы, и лестны, Но лишь ночь затуманит закат Всё, что было всегда неизвестным, Миллионом взорвётся цитат.

Что зимы бесполезной пороги, Кроме уз пустоты – ничего, Что завьюжила наши дороги И меня до весны заодно.

Я устал целоваться с луною На погасшем осколке пруда. Одинокую песню со мною Ветер - шельма свистит без труда.

Эта странная многим кокетка Обовьёт, приласкает мой слух, А весны золотая виньетка Поднимает лирический дух.

Выходи - ка ко мне, дорогая, На пропахший стернёю простор, Ты предстала прелестно другая, Выпив свежесть Кавказа и гор.

И от тяжести этого мира, Вдохновлённый весны красотой, Я пытаюсь высоты Памира Стихотворной смирить высотой.

Я бы счастлив вдыхать полной грудью Пьяный запах кудрявых волос… Подарить бы ночному запрудью Моей жизни чугунный колосс.

Краснодар, 2002 10

Краснодар, 2002 11


Колизей

*** В тех краях, где душистый хмель Укрывает от солнца дома, Там, где влаги хрустальная тень, Прислоняясь, сводит с ума.

Величаво сменилось светило, Над холмами возвысились тени, Твоё сердце теперь говорило После мрака и космоса лени.

В тех краях золотые поля Лёгкой дрожью горят на ветру. Это Родина дышит моя, Пьяной песней скрипя по - утру.

Тонкий луч умиравшего бога Воскресил Колизея трибуны, Из - под мрамора вырвалась тога, Не впервые взывая к Фортуне.

Там казаки хмельным вечерком, При сиянии медной луны, Поцелуев свой жар под окном Прочат дивчинам сладкие сны.

На арене, взметнувшейся пылью, Прогремели, сменяясь, эпохи, Укрывая встревоженной былью Уступавших предсмертные вздохи.

Там малиновки скрипка в лесах В светлой тонике топит весь мир. Откровение это в кострах Погибает под осени пир.

И отлившейся в мраморе болью, Сам народ заковал свою душу, Что б она не привиделась голью После шторма, сжигавшего сушу.

Там весною вздыхает земля, Скинув панцирь холодный зимы. И все это - родные края Под пологом седой пелены.

Краснодар, 27.01.2002 12

Краснодар, 06.02.2002 13


Афродита

Пушкину

Утопала в заводи желтая луна. Звёзды расплескала по воде она.

Алой крови пурпурная ложь, Смуглой кожи чуть видная дрожь Проступали под гнётом креста На крестовом распятье Христа.

Воздух не колышется, точно молоко, Песня где-то слышится нежно и легко.

Светлый гений, тёмная ночь Ускользали от времени прочь, Оставляя терновый венок Для того, кто теперь одинок.

Ты скрывала в заводи мрамор нежных рук, Жадно выпивала ночи каждый звук. Будто белой простынью припустил туман И укрыл заманчиво твой прекрасный стан.

Новый Рим, только старый народ, Новый век, только старая маска. Кто тебя теперь воспоёт, Ты сорвал искушения плод, Но для нас ты величье и сказка.

Воздух загорелся новою красой. Не хватает места на земле с тобой. И стянуло солнце небо кумачом, Став совсем невольно ночи палачом.

Краснодар, 17.02.2002 14

Краснодар, 01.03.2002 15


Незавершенье

Сонет II

Волненье муз и трепет предрассветный, Сорвав с ночи вуаль, исчезли до поры, И с кончика пера сорвался стих сонетный, Но не успел остыть до утренней жары.

Яркий свет сквозь оконную раму Ослепляет до боли глаза. Я другим со временем стану, Созревая, будто лоза.

Осенний блюз, исполненный неверно, Как новая реаль, под медный баритон Закрыл глаза на летнее «наверно», И золотое соло выпил саксофон.

И рубиновым цветом наполнит Солнца луч молодое вино. Нежный вкус его чем-то напомнит Вкус окрепшего очень давно.

И снова здесь всё дышит, как и прежде Слежалым сеном, ливнями, жнивьём. Хрустальный сон напуганной надежды Вознёсся к небу с чёрным вороньём.

Лишь вдохнёшь его хмельную сладость, Хрусталём разобьется слеза, И почувствуют светлую радость Опьянённые счастьем глаза.

Великий миг, дарующий прозренье, Явись в наш мир забвением людским…

Этот вздох не вернёшь никогда, Этих слёз не жалей никогда.

Краснодар, 15.09.2002 16

Краснодар, 29.09.2002 17


Атилла

Солдат Резким шумом от бутылки Разбудил сосед. Под кроватью где-то вилки, На столе кисет.

Золотыми слезами дождь Умывал осеннее утро. Как великий варварский вождь, Я вошел в твою тёплую юрту.

Выпьем по стакану горькой, Включим камелёк, И в глазах блестящей зорькой Проберёт хмелёк.

И за песней дыхание роз, Зыбких тоник любовные трели Увядания, запахи лоз, За поземкой, срываясь, воспели.

Не согреться нам с тобою, В комнате сквозняк, Во дворе следит за мною Кэгебист-поляк.

Тонкий пульс кумачового неба, Над костром перемешаны блики. Ты – прощенье, великая Гера И Афины взнесённые пики.

Ты же был вчера великим, А сегодня – грязь. Словно дьяволом безликим Жизнь вся пронеслась.

Задыхаюсь в твоих я взглядах, Утопаю в движении стана. И в любви твоей серенадах Я готов отказаться от клана.

Снова дёрнулась позёмка За оконной мглой, Протянулася тесёмка Крови под рукой.

Атилла - вождь гуннов с 434 по 453 год, объединивший под своей властью варварские племена от Рейна до Северного Причерноморья

Краснодар, 11.10.2002 18

Краснодар, 2002 19

Ты сердца не смеешь ранить, Ты не холостой. Обо мне украли память У земли родной.


Пушкину

Иерусалим 1096

Перо мыслителя тревожит Гордыни трепетной порок, И в ножны гений рифму вложит, Воскреснет заново пророк.

Холод. Застывшие вербы Будто чего-то ждали. Снова железные гербы Земли твои выжигали.

Хвалебных песен пусть не сложит Потомков дерзкая толпа. Одна лишь мысль сознанье гложет, Одна лишь речь тебе мила.

Стоны. Кровавые слёзы В лицах стальных героев. Бой барабанов грозный В рифмах военной прозы.

Здесь идеал твоей свободы, К нему протянуты персты, О нём слагаешь нынче оды, Открыв законы красоты

Тихо. Остывшие пеплы Мертвым камнем лежали, Словно забытые кем-то, Скорбь земли обнажали.

И ты, наследник вечной славы, Вознёс терновый свой венок. Смирить сегодняшние нравы Поможет пушкинский нам слог.

Боже! Во славу твою ли Гибнут твои святыни? Дети твои заснули Средь золотой пустыни.

В этом году начался первый Крестовый поход, который продолжился до 1099 года

Краснодар, 03.11.2002 20

Краснодар, 01.12.2002 21


Паспорт *** Пресных дней седая томность, Закалённая меж гор, Звёзд серебряных покорность, Солнца утренний кагор.

Августовским небом рухнуло всё, разбилось в осколки, Завившейся пылью ветры развеяли советские толки. Новой звездою взорвалась звезда на башне Кремлёвской, Золото партии вылилось в камень Софьи Перовской.

Всё исчезнет, всё поникнет, Лишь отступит темнота В этот мир опять проникнет Королева – красота.

Снова казнённых империй орлы на троне впечатаны И откровений хрустальные слёзы в короне запрятаны. Славой железной снова гремит заглавие паспорта, Гордые взгляды с фото бросают свидетели Карлхорста. Парадным шествием в паспортный стол направляются толпы, Российскому паспорту возводят помпезные столпы.

(Карлхорст - пригород Берлина, где в ночь с 8 на 9 мая 1945 г. был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. Великая Отечественная война закончилась.)

Краснодар, 04.12.2002 22

Джубга, 29.12.2002 23


Ревность

Кое-что Не всё ли равно парткомам да военкоматам Кого я счастлив крыть по утрам трехэтажным матом, Кого я счастлив любить до безобразия, Пока способна на что-то моя седая фантазия. Кто остановит этот поток неиссякаемый, Поток серебра с хрусталём кованого в одну скатерть материи? Кто остановит бешеный танец мистерии? Никто!

Сладкий яд – воскресшая ревность, Будто пепел от взрыва эмоций. Откровение счастья – неверность, Обновлённая жизнь, равномерность. Околевшая, ветхая жалость Между долгом, любовью и честью, Утонувшая в зеркале наглость Отразилась холодною местью.

Никто не в силах вырваться выше, Чем народ запрокинул голову! Я, как Феликс Дзержинский весною накрыше, Всех котов распугал железным грохотом. Я тебя любить не умею тише. Ты смеёшься жестоким хохотом. Ваша крыша пока ещё что-то вам пишет, У меня крыша едет покатом.

Ты простила, а я ненавидел. Ты ушла, я остался на месте. Ты сказала, а я не увидел Ничего, кроме пороха лести.

Пусть и грубый стиль выбирает поэт, Что бы вам заявить о главном, Хоть я мог написать, как Петрарка сонет… Если скажешь, моя Лаура, Я пойду за тобой в революции И в костры зеландских маори. Никаких резолюций! Джубга, 31.12.2002 24

25


Я готов, несомненно, Раствориться под Вашей лавою, И любовь эта, Вам я скажу откровенно, Уж гремит настоящей славою. Если близость Вас больше пугает идиллии, Прикажите уйти немедленно –уползу, подобно рептилии. Но мой взгляд прочитайте уверенно: Никогда не сменю своей масти, Никогда не открою пролетарско-дворянской пасти, И паду перед Вами, как зверь затравленный Ожидая божественной сласти… Ты немного меня полaсти…

*** Красные звезды на белой стене – Тусклые тени кровавых мечтаний. Феликс Дзержинский на белом коне – Все это только лишь быль оправданий. Белые сказки и красный террор – Черные точки на теле столетий, Кровью чужой закрепив уговор, Пели воззванья от дьявольских плетей. Черные крылья, белый орел Выкрашен снова красною болью… Новых хозяев он приобрел И возвратился обратно на волю.

Я люблю Вас каждым мгновением, Каждой клеткой чувствуя это, И живу только Вашим велением, Ибо счастлив иметь лишь такое вето…

Краснодар-Екатеринбург 13.02.2007 26

Краснодар, 21.04.2003 27


*** Увы, мне прочите презренье Святые боги, вечный Рим. Ужель рассудка помутненье? В моем лице распятый грим.

*** Жизнь, она, точь-в-точь ночное небо: Черный шелк заплаканных ресниц, Тень луны в простор земного хлеба, Вереницы звездных колесниц.

Я полон чувств, но это низость, Я весь горю, но это прах, В твоих устах нашел я близость, В глазах раздался звонно страх…

Счастье – бред, оно лишь блик от солнца, Как и свет потушенных сердец, Но горят ещё у нас оконца, Где любовь роняет свой венец.

Но этот страх – любви прощенье За первый грех – касанье губ… В тебе ласкаю возрожденье, Пускает корни ветхий дуб.

Я бы мог, не думая нисколько, За тебя в аду теперь гореть, Лишь бы ты сияла, да и только, Лишь бы не могла ты замереть.

В тебе священный дух богини. Я не кристалл, а ты - ручей, Но ты течешь в моей лощине, Во мне сердца твоих ключей.

И уже одна на вечной тризне… Вдруг шепнёт тебе пустая мгла: С тем, кого любила больше жизни, Так пожить почти и не смогла.

Краснодар, 15.06.2003 28

Краснодар, 14.07.2003 29


L’incanto della bellezza

*** Не пытайся учиться любить. Ты же знаешь, что это напрасно, Ты умеешь, и это прекрасно, Никогда не пытайся любить.

Пусть скажут Боги: «В этом нету смысла!» А я в ответ: «Весьсмысл там, где она…»

Все потеряло смысл в одно мгновенье: Небесный свет, земная красота… Меня переполняет вдохновенье И слога вновь коснулась простота.

Никогда не пытайся любить. Если любишь, то просто отдайся Этим чувствам, собой оставайся, И не бойся кого-то любить.

Святая муза, я твой вечный пленник, Но из оков не хочется бежать; Пускай хоть Пушкину я и не современник, Я всё-таки умею обожать.

Мне не страшно кого-то любить. Мы же знаем, что жизнь – лишь мгновенье. Этот кто-то – твоё отраженье. Потому мне не страшно любить.

И чувствуя немыслимую бренность От слов, повисших где-то за строкой, Я отдаю тебе свою неверность, Карай меня божественной рукой.

Потому мне не страшно любить, Что тобой наполняется сердце, Лишь тобой наполняется сердце. Я тебя не учился любить.

Готов я от покоя отказаться, И не страшит меня внезапный смех. Я лишь боюсь случайно оказаться Одним из тысячи и тысячным из всех. Боюсь, теперь придётся мне ответить За всё, чего уж сделать не успел. И тёплым вечером я вновь боюсь заметить Лишь призрак девушки, которую воспел.

Краснодар, 27.08.2003 30

Краснодар, 20.07.2005 31


*** Расскажи мне, милая моя, Отчего, спускаясь над горами, Ночь, укрыв небесные края На тебя похожа временами.

*** Пять шагов - и в сиреневый дым Одинокой холодной ночи. Всё когда-то было другим И каким-то понятным очень.

Отчего, когда смотрюсь в неё, Вспоминаю всё, что было прежде: Нежный миг, дыхание твоё, Чуткий сон, столь преданный надежде.

Призрак памяти дышит свечой На слегка запотевшие стены. Он хранит мой ночной покой, Парафином рисуя вены.

В сумраке нагие купола, Вышки гор, белеющие костью, Шепчут в ночь: «На сколько - ж ты была Хороша!» - случайно вспомнив гостью.

А когда закрываю глаза, Тонкий пульс твоего дыханья, Словно шепота полоса, Нарушает пустое молчание. И уже будто дрожью ресниц Ощущаю тебя я рядом… Я живу словно ворох страниц, Подожжённый пленительным взглядом.

А теперь в запрудье я гляжусь. Память – времени земное одеяло, Я тебе ни слова не скажу, Чтобы смысл она не потеряла.

Я живу, будто пламя костра, Чтоб однажды в порыве страсти Твоё тело сгорело дотла, Не сдержав над собою власти.

А когда за память встанет явь Вспомню жизнь, теперь уже былую, Подойду, и нежно приобняв, Я тебя тихонько поцелую.

Если сможешь, свети сильней Для меня одинокой ночью. Вновь свеча станет тенью твоей… За тебя! И в бумажные клочья… Голубая Бухта, сентябрь 2005 32

Екатеринбург, февраль 2007 33


Только помни…

*** Боль, такую ясную, русскую Узнаю под скрип карандаша. Я за жизнь пустую, захолустную Не отдал бы гнутого гроша.

Поплывём по бескрайним просторам заката Ты и я, да в розовый плен. Пусть грохочут под нами грома раскаты, Наша нежность поднялась с колен.

Не отдал бы, а всё сам туда же – Рвусь вперёд и остаюсь в конце, Словно тянется моя поклажа Мёртвым гримом на пустом лице.

Я с тобой, я к тебе, чтобы капельки счастья Как росу подобрать на милых губах, Чтоб в объятьях друг друга любое ненастье Пережить, не заметив безумия страх.

Было время, не жалея глотки, В звон ручья девчонкам пел стихи. И потом висели лишь колготки У кустов, где зрели лопухи.

Ты ко мне! И зачем расстояния вёрсты Обрывают покой опрокинутых душ?! Что ж так сильно порою сжимаются персты, И под кожей струится красная тушь.

А теперь всё хочется другого. Глянь, сынишка скоро подрастёт. Кажется чего-то дорогого Не сберёг, что нынче не придет.

Я с тобой, я в зените – весь мир под ногами, Но не нужен мне он, этот мир есть в тебе; Затеряться бы в поле между стогами, Чтоб его на двоих разделить при луне.

Не заглянет за мою калитку Юность бурная, весенняя пора. Каблуком об уличную плитку Время отбивает в полтора… А когда из дымного вагона Взглядом обнимаешь тополя, Хочется напиться самогона И нарезать пышные поля.

Краснодар, 04.03.2007 34

35


Хочется кричать стихи и песни, Хочется любить и танцевать, В тамбуре, где сумрачно и тесно Проводницы юность целовать.

*** Под ногами небо Амстердама, Душу бьёт холодный летний дождь. С бархатными струйками фонтана Он мешает молодую кровь.

Эта жизнь недорогого стоит, Но милей она мне и ценней… Зрелость лета судьбы не построит Без парада красок по весне.

Я смотрю на серую улыбку Каменных старинных площадей – Это всё – сегодня лишь ошибка Поколений гордых королей. Здесь России нет, моя родная, Здесь не знают, как прожить, любя, Все они от северного края, И страдают каждый за себя. Мои мысли далеки отсюда – В той стране, где горы и леса, Где вечерней дымкою повсюду Залилась заката полоса. Под ногами небом дышат лужи, Я стою один на мостовой, Этот мир в глазах остался стужей, Он не стоит нашего с тобой…

Краснодар, 05.03.2007 36

Амстердам, 29.06.2007 37


Прости!

Посмотри на меня! Ты вернулась! Дай скажу тебе, как скучал! Я хочу, чтобы ты улыбнулась, Как давно я об этом мечтал.

Больно! Кинув глазами в небо, Мнёшь дождей полевую грязь, Чтоб порвать с этим горьким бредом, Нарушая грешную связь.

Я мечтал взять руками плечи, И обнять твою вольную грудь, Чтоб сильнее мартеновской печи, Чувства жгли наш с тобой путь.

Только ты не серчай на больного: Болен я лишь одною тобой. Я себе не позволю ни слова, Что взорвёт наш уют и покой!

А потом ветерком да к морю, В южный плен черноморских гор, Там где пели нам песни зори… Сколько минуло с этих пор…

Лучше в роще, залитою песней, От зари до зари целовать Губы милой, что нету прелестней, Той, чьи чувства не могут соврать.

Время шло, а чувства крепчали, Стали зрелыми с новой весной. Нас с тобою звёзды венчали. Я не знаю теперь другой!

Пусть плывёт облаков усталость, Отражаясь в наших глазах, Ты со мной навсегда осталась – Так написано на образах…

А ещё расставаться – мука! Хоть на день, хоть на час, хоть на миг… От того я бываю – злюка, Это сердца беспомощный крик. Краснодар, 04.02.2008 38

39


*** Не бросай в меня свои взгляды, Я такой же простой как и был, Как и прежде, стою у ограды И совсем ничего не забыл.

Не могу я стоять на месте! Пусть мой разум рвется в зенит, А душе бы вернуться к песне, Что от сердца теперь звенит.

Только меньше теперь улыбаюсь, Меньше стал я смотреть на закат, Да и в церкви я больше не каюсь, Ночи лунной совсем не рад.

Я поэт, мне не нужно много, Чтобы чувствовать этот мир: Лишь бы падала в ноги дорога, И глазам был бы красок пир.

Ты прости, что я раньше не видел Яркий блеск изумрудных глаз. Ты прости, если словом обидел В сумасшедшем потоке фраз.

Не бросай в меня свои взгляды, Я теперь не такой как был… Нету больше той самой ограды, Только я ничего не забыл…

А теперь все во мне поостыло. Отлюбил, отписал, отыграл… Ты когда-то меня не спросила, Я когда-то тебе не сказал… Вам, родные южные степи, Вам, озера – очи земли, Поклонюсь головой на рассвете И уйду, где меня не найти. Я пойду вслед за алой зарею, Чтобы полдень не наступил, Чтобы не было рядом со мною Тех, кого я когда-то любил…

Москва, 29.01.2009 40

41


*** Как давно не ласкал я зеленое море, Что поля заливает ранней весной, Как давно не ходил я в желтом уборе Одуванчиков спелых, да в стельку босой…

И, уже изможденный неволей и бегом, Возвращаюсь к тебе, дорогая земля, Чтобы там, где родился, снова весь в белом, Прислониться к тени, что дают тополя.

Победим, несомненно, инфляцию, кризис, И поднимем на свет все, что сможет стоять. Все равно мы уйдем, даже вообщем не силясь Хоть чуть-чуть на земле свою ношу поднять. Я печалюсь, что нет мне простого покоя В суете этих серых, будничных дней. Ты прости меня, сочное русское поле, Что к тебе не хожу, как прежде, теперь. Вырвусь северным волком в собачьей упряжке, Потянув за собой вереницу саней, Только не оторваться от кожаной пряжки, Не сменить за собой никого из друзей. И не может, кто чувствовал в жизни свободу, Отказаться от мыслей мятежных о ней, Он не может спокойно пить мертвую воду, Что из общей кормушки пьют сотни людей. Но придет этот миг, когда с болью до крови Рвешь остатки своих металлических жил, Когда, сдвинув едва поседевшие брови, По дороге теряешь огненный пыл…

Озеры – Краснодар 01 – 09.02.2009 42

43


Помню я головою тяжелою Той весны васильковый плен, Где гулял под песню веселую, Не жалея протертых колен.

*** Теплый ветер погладил волосы И умчался в туманы гор. Я рисую ногами полосы Среди хлеба, будто бы вор.

Где ручьем умывался серебряным, Где зарею, укрывшись в овраг, Был с подругой отчаянно ветреным, Это все укрывает мрак.

Летним небом дурманит голову, Льется вниз то лазурь, то хмарь… Разбросал по дорогам олово Тонкий месяц – ночной фонарь.

Все прошло, точно первая изморозь – Я лишь гость этих далей теперь. Мое сердце на волю здесь вырвалось, За собою захлопнув дверь…

Тянет веки полночной прохладой, Все вокруг погрузилось в сон. Только в роще прощальной балладой Залились соловьи в унисон. Я люблю этот сумрак липовый, Что в ладони моей застыл. Мастью он был когда-то пиковой, А теперь поседел и остыл. Лягу на спину возле кустарника, Звезды в небе, что капли росы. Шепчут мне лепестки конопляника О могуществе этой красы. Здесь приют моей юности брошеной, Каждый миг здесь наполнен ей. Помнит все и бурьян непокошенный, И березки, что между полей.

Краснодар, 09.03.2009 44

45


Жар Никогда не смотри ей в глаза, Не рискуй потерять свободу; Не обманишь ты эту природу! Не смотри в голубые глаза.

*** В сумраке дымится сигарета, Дышит пепел, согревая ночь. В одинокой комнате поэта Все застыло, что бежало прочь.

Не коснись ее пепла волос, Ты не сможешь от них отказаться Ты не сможешь даже признаться, Что обжегся о пепел волос.

Ты меня не спрашивай о многом, Многого не знаю я, поверь. В мире этом, скучном и убогом, Я чужой, как будто дикий зверь.

Не желай ее бархат ресниц, Тонкой дрожью по телу прольется И дыханием кротким вернется Нежный бархат ее ресниц.

Приглядись к моим глазам печальным, Прикаснись рукой к моей груди, Звонким своим голосом хрустальным Мой покой вечерний укради.

Не мечтай целовать ее губ, Слиться кистью с изгибом бедер. Вылить душу, как воду из ведер. Не касайся ее алых губ.

Обними, чтоб сердцем я согрелся, И вдохнув твой аромат волос, На щеках румянец загорелся Свежим ветром полевых полос.

Ты в нее безнадежно влюблен, Словно лучики, ловишь мгновенья, Чтобы стать ее откровеньем, Ты в нее безответно влюблен.

А потом покинь меня на веки, Уходи, не повернувши взор, И не вспоминай о человеке, О котором слышала лишь вздор. Если б жил я может по-другому, Если б не писал стихов зазря, Стал бы я надежною опорой В жизни для кого-нибудь, друзья.

Краснодар, 26.01.2006 46

47


Fuente

Не курил бы в барах сигареты, Не свистел бы в след красивых дам, Не умел бы, как заблудшие поэты, Целоваться ночью по кустам.

(исп.) – источник, ключ, родник.

Многое могло бы поменяться, Стоит мне немного захотеть, Перестал бы скверно выражаться, Прекратил бы в рифму песни петь.

Мы с жизнью шутим до тех пор, Покуда не взялась она за нас… Действующие лица: Гарсиа Лопез – хозяин дома, глава семейства; Мария-Луиза – жена Гарсиа Лопеза; Филиппа – старшая дочь Гарсиа Лопеза; Франческа – младшая дочь Гарсиа Лопеза, сестра Филиппы; Леся Метла – кормилица Филиппы; Фредерика-Каролина – сестра Гарсиа Лопеза; Антуанетта– сестра Марии-Луизы, любовница Гарсиа Лопеза; Энрике-Рамирес Арагонский – богатый жених Филиппы; Педро и Хуан – привидения.

Все я понимаю головою, Только сердцем не могу простить себе, Что сырой промозглою порою В ночь уйти позволил я тебе. И опомнившись на каменных ступенях, По затихшим клеткам этажей, За тобою с холодом в коленях Я спешу по сгибам виражей. Приглядись к моим глазам печальным, Я скажу, догнав тебя в дверях, Этот миг не может быть прощальным, Все слова - теперь лишь только прах...

Испания. XIV в. Предместье Мадрида. Замок.

I (Гарсиа Лопез с Марией Луизой входит в залу)

Гарсиа Лопез:

Краснодар, 20.02.2011 г. 48

Ну что могу сказать, хороший дом. И в современном стиле, а не руины века, так, седьмого… Считаю я, что дочерям по вкусу онпридётся, 49


Которая уж в браке состояла с Хуаном, Братом подлеца, который сам был подлецом не меньшим… И вот в конюшне возле стойла…

А если нет, пускай уж лучше муж найдётся, Который без приданого готов Обеих к алтарю свести...

(заходит Энрике-Рамирес)

Мария-Луиза:

Да, этот дом хорош, и стоил слишкоммало, Хотя хозяин сразу нам сказал, что здесь нечисто…

Мария-Луиза (встревожено):

Гарсиа Лопез (перебивая):

Энрике-Рамирес:

Идёт наш зять, Энрике де Рамирес Арагонский…

Ты о приведеньях? Не приведи Господь…

Я вас приветствую, любезные синьоры! (оглядывается кругом)

Здесь не богато, как я погляжу…

(пауза, оба кивают головой)

(смотрит на пятно)

Лопез (продолжая):

Я эти пятна быстро вам сведу! Велите два ведра навоза смешать с водой Да растереть получше на месте неугодном Вам, синьор… Пусть двое суток это всё покиснет… И все проблемы ваши решены!

Не приведи, Господь Несчастным им наткнуться на нашустаршую В момент благого сна… и разбудить… Ей Богу, что она над ними сделает… (глядя в потолок крестится)

В аду им было б легче…

Гарсиа Лопез:

Мария-Луиза (глядя в сторону входа):

Ну а приведенья?

Мой муж, ты видел два пятна, Одно при входе, а другое в спальне?

Энрике-Рамирес (с усмешкой):

От запаха навоза улетят!

Гарсиа Лопез:

Увы, но их не два, а три…ещё одно вконюшне… Эрнан мне говорил, что это кровь Хозяев бывших этого именья. Дон Педро Мендес де Бабуадиа Убил жену свою, и только лишь за то, Что с братом собственным ему же изменяла, А он ей изменял с её сестрой,

Гарсиа Лопез (с сарказмом и возмущением):

Ты как обычно, дорогой наш, прав. Но лишь в одном смири, Рамирес, нрав, Мы не бедны! Энрике-Рамирес (в зал):

Да, как же, был бы я вам нужен! 50

51


II

(Гарсиа Лопезу)

Согласен, был не прав. Простите папа!

(пытается обнять и поцеловать Гарсиа Лопеза, но тот силой освобождается от его объятий)

(Башня. Хуан и Педро. Хуан лежит с гитарой на соломе)

Гарсиа Лопез (опомнившись, подходит сам к Рамиресу, обнимает по-отечески):

Хуан:

(целует Рамиреса по-родственному)

О, Педро, если бы ты видел, если бы ты видел, как она красива. Божественная красота!

(продолжает оживлённо)

(вскакивает)

Ну где же эта Леся?

Я сей час же пойдук ней и скажу, что …

Считай, что ты прощён!

(заходит Леся)

Педро (перебивает вдогонку) :

Леся:

Бабник! Ещё и Бога приплёл! Они только вчера приехали, а ты уже…

Ну, шо такэ? Чи ми не бачiлис’ так долго, що вы мэне вже гукаетэ?

(пауза)

Ты не мужчина! Приведенье! Вспомни свою ты участь… Будь реалистом! У тебянет пола!

Гарсиа Лопез: (помпезно)

Вели навоз собрать и замесить!

(подходит вплотную)

Леся:

На що сдалось тобi воно, Ты що собрался iсть …

(пауза, замерла с открытым ртом и пренебрежительным выражением лица)

Мария-Луиза:

Мы будем пятна выводить! Леся: (с пренебрежение) Що этим?..

Приведенье даже род средненький. Придёшь ты к ней и что дальше? Скажешь (кривляется): «Я стобой дружить хочу!» А она как закричит в ответ: «Приведение!» И что? А ты: «Я с тобой дружить хочу». Хуан: (с обидой) Знаешь что Педро… Возможно я и приведение, а ты … Педро:

Что?

(пауза)

Хуан:

Ну, добре, добре, я вже бегу… (выбегает)

А ты…

Гарсиа Лопез: А мы пойдём, обсудим наш контракт.

Педро:

Что?

(все выходят) 52

53


(с надеждой) Может быть она вспомнит о той розе, которую я оставил вчера вечером на её подушке…

Хуан:

Ты… (бьёт по струнам) Ты вообще хочешь умереть?

Педро:

Ладно, ладно. Твой верный ишак уже выполняет приказ.

Педро:

Вопрос не в тему. Я уже давно…

(выходит)

Хуан:

Хуан (вслед):

Да нет, навсегда.

Не обижайся, брат…

Педро:

Не-ет. Меня вчера, например, принимали в соседнем замке. У тамошних господ приведений днюха была! Повеселились… Кстати, среди нас после этого прибавилось…

III

Хуан (непонимая):

(Комната Филиппы. Входит Филиппа и Леся. Педро невидимый)

Почему?

Филиппа (смотрит в окно):

Педро (с намёком):

Вчера, когда пришла с прогулки я, И всё ко сну меня клонило, Я услыхала соловья…

Хозяева замка очень сильно испугались… Хуан:

Каким ты был, таким ты и остался. Ну а если просто: (пауза) паразит!

Леся:

Хуан продолжает о своём:

Ах если бы я мог хоть на мгновенье стать живым, тогда бы я…

Филиппа: (поворачиваясь к зеркалу. Педро опирается назеркало)

Педро (перебивая):

Паразит…

А после, лишь раскрыла одеяло, О чудо, дивный аромат… И сердце алое сияло. Я помню, я одна стояла,

Хуан:

(выглядывает в окно башни) Смотри, смотри к ней кто-то вошел. Педро, слетай посмотри кто это и послушай разговор. 54 *Днюха-сленговое, день рождение

То був не сохловей… Та тату твiй сестру Хранческу бранiв за тэ, що вона дивилась на мужiка сосiда як вiн купався… А в его жiнка е…

55


Но чувство было, точно нет…

Ах вiн кат перенейскiй, кухарь мадрiдский, блазень барселонский… Не бувать цему, мое дiтятко хочут змiю вiтдати…

Леся:

(заходит Гарсиа Лопез, Леся продолжает)

Що сердце? (смотрит на розу в вазе на зеркале) Та я кэ ж це сердце, це ж квiтка. Ось я давеча слихала, що тату твiй зробить хочет…

Паразiт який… (Гарсиа смотрит на Лесю, Леся замечает его, кланяется, выходит, но остаётся подслушивать)

(пауза. Филиппа и Педро посмотрели на Лесю сопасением)

Вiн казав, що ти вже готова як жiнка… Та женiх е…

Гарсиа Лопез:

Филиппа…

Филиппа:

О Бог мой! Кто?

Филиппа:

Леся:

Да папенька, я вся в вниманье…

Та обязяна Рогоньска…

Гарсиа Лопез:

Педро: (себе)

Наш долг велик пред государем… И чтоб его нам оплатить Про гордость мы должны забыть… Уверен, ты уже всё знаешь…

Кто? Филиппа:

Кто, кто?

Филиппа:

Леся:

Ну, донь Ремирос, чи кто вiн…

Я знаю много… Что конкретно?

Филиппа:

Гарсиа Лопез: (недовольно) К чему твой тон?

Рамирос! О Мария, нет! Я не люблю его совсем… И что отец, уж дал обет?

Леся (шепотом):

(вспомнив)

Пiшов бы вон!

Да и недавно я слыхала, Что бил он прежнюю жену…

Гарсиа Лопез (продолжая):

Рамирос сватался недавно… Он брат кузины короля… Все наши бытные проблемы

Леся (с недоверием):

Та нi… (опомнившись) 56

57


Решатся, если дочь моя…

Хуан:

(опешив) С кем?

Филиппа (перебивая):

Франческа?

Педро (глядя в зал):

С Рамиросом Арагонским!

Гарсиа Лопез: Нет (пауза, смотрит на дочь утвердительно)

Хуан (с пустым взглядом):

Филиппа, это ты…

Я этого не переживу…

Леся (шепотом, возмущённо):

Педро:

Нi, вы тiке подивитесь, яка… (пауза)

Считай ты уже всех пережил!

Филиппа:

Хуан:

Отец, оставте вы меня одну (пауза) На время… Я вас позову…

Ну и что делать?

Гарсиа Лопез (обрадовано):

А давай её просто до смерти напугаем…

Педро:

Так ты согласна?! Я обрадую маман… (уходя) Назначим свадьбу видно на субботу…

Хуан:

(У Филиппы на лице появляется выражение страха и непонимания)

IV

Как ты сказал? Ты с ума сошел?! (угрожая) Мы сей час с тобой опять поссоримся! Педро (с сарказмом):

Я уже дрожу!

(Башня. Хуан в ожидании. Появляется Педро)

Хуан (размышляя):

Хотя мы можем отпугнуть Рамироса.

Хуан:

Ну что? Что случилось? От чего был такой шум? 61

Педро:

О, да! На это ты только и способен! (пауза) Ну, допустим, он смотает удочки. А дальше что? Испортишь девушке жизнь…

Педро:

Забудь! (пауза) Забудь её, у неё через три дня свадьба… 58

59


Кто её после такого в жены возьмёт? (пауза) Да никто!

Я подивилась, а такi вже бiгають по Магрiдю…

Хуан: Пусть кто угодно, только не он. Ей с ним будет плохо. Я

Филиппа (глядя в одну точку):

(День свадьбы. Комната Филиппы. Леся делает причёску Филиппе, которая беседует с Франческой)

Ах, Леся, милая… Ну ничего привыкну… Я стану чёрствой к двадцати годам, И юность в жертву я отдам Долгам отца… (пауза) Как правы мудрецы! Свои долги, как правило, отцы На дочерей несчастных возлагают. За чей-то грех они страдают… (пауза) Вся жизнь по правилам чужой игры, Которую уже сыграли!

Франческа:

Франческа:

же знаю! Как ты не понимаешь? Он не достоин её!

Педро: Ладно, борец за справедливость, попробуем что-нибуть сделать. (Оба покидают башню)

V

Ах, если бы не возраст, была бы я готова В замен тебя, да к алтарю… Но нет…

Ах, я сей час расплачусь! Не нужно слёз! (убегая) Пойду к маман, скажу ей, что отец…

Филиппа(с пустым взглядом):

(Появляются приведения. Их никто не видит.)

Отец на днях сердился?

Хуан (восхищённо):

Посмотри на этот цветок! Она прекрасна!

Франческа (перебивает):

Да хоть бы бес ему явился! (пауза. Франческа берёт Филиппу за плечи, глядит на неё в зеркало)

Ведь ты его не любишь? (пауза)

Ничего. Пройдёт немного времени И скоро, маленькие ножки По замку нашему, глядишь, и побегут.

Педро (в зал):

Цветок обычно пахнет и цветёт, а это какой-то неправильный цветок… исходит росой и вянет… Леся:

Це твоi мрii. Тiльке звiтке вони беруться? Пiдемо пошукаемо тату, може вiн зо своей плешi якусь надiю видасть…

Леся (в зал):

Малесеньки ножки, та не по нашей стёжке… Чi наiкраще не тiльке по нашей…

Филиппа:

Подышем воздухом… 60

61


Фредерика-Каролина: Да, к счастью ты ошиблась!

Леся:

Бо тi вже зелена!

Антуанетта (возмущённо):

(Уводит её из комнаты. С другой стороны появляется Гарсиа Ло-

Что?!

пез. Следом заходит Фридерика-Каролина)

(Входит Леся с Филиппой)

Ко мне не обращайтесь боле, господин!

Гарсиа Лопез:

(Даёт Гарсиа пощёчину и выходит)

Ты дочь мою явилась навестить? Её здесь нет!

Гарсиа Лопез (вслед) :

Постой!

Фридерика-Каролина:

Леся:

Ну вот он и настал, Момент для нас столь долгожданный!

А що таке? Я шось пропустила? От стоiт тiльке на хвелиночку… вонi вжещось зробилi…

(Гарсиа Лопез смотрит на неё с непониманием)

(Позади Леси входит Мари-Луиза, которую замечают только Гарсиа Лопез и Фридерика-Каролина. Леся продолжает, увлёкшись.)

Я не сестра тебе увы, А может к счастью… (пауза) Я пока не знаю…

Давай разберемось…

(Фредерика-Каролина легко толкает Гарсиа Лопеза за плечи на стул, берёт его сзади за плечи, наклоняется к уху. Приведения переглянулись.)

(Лопез качает головой)

(С плечей сползает на грудь обеими руками одновременно. Гарсиа

Тiбиккастiльский тут кохал свою сестру и дверь вiдчiнилаАнтуанетта, с тей що тi був завжде…

Лопез в оцепенении)

(Гарсиа Лопез закрыл лицо рукой)

Приёмной дочерью была я… (пауза)

Ты мне не брат, я не сестра… И что с тобой мы потеряли? Да ничего! Мы можем лишь найти в друг друге нежность, которую давно искали…

Мария-Луиза (возмущённо):

Я… Ты… развод мой дорогой… Я уезжаю к маме в Лиссабон И дочерей с собою забираю! Не будет свадьбы!

(входит Антуанетта)

(выходя, даёт пощёчину)

Гарсиа Лопез:

Я…

Гарсиа Лопез:

Нет, постой…

Антуанетта:

Что эта женщина здесь делает, милорд? Она сестра вам кажется, ведь я не ошибаюсь?

(выходит следом) (Фридерика-Каролина покидает комнату спокойным шагом. Леся 62

63


мгновенье в недоумении. Опомнившись выскакивает из комнаты и тащит за собой Филиппу. Остаются одни приведения.)

Голос за кулисами:

Педро:

Чёрт возьми, ты сей час видел то же, что и я…

Когда ты видишь на лице Последних дней седые пятна, И мысли только о конце, Ты понимаешь как приятно Прикосновенье пряных губ, Глоток из чистого колодца И небо, старый, ветхий дуб… Простись, ведь боги не забыли, Когда забыл о них ты сам.

Хуан:

Кажется да. Педро:

Здесь уже лет двести такого не было! Хуан:

А где Рамирес? Педро:

Вот и он, смотри. (Входит Рамирес)

Энрике-Рамирес (возмущенно):

Не будет свадьбы? Хорошо не надо! Тогда не будет и других проблем, И разговоров о моих услугах!

Конец 2004г.

(Проходит комнату насквозь и выходит через заднюю дверь)

Я ухожу! Закройте сударь дверь! Педро: Да-а. (пауза) Ладно, пойдём Хуан. Сегодня начинается гон быков по улицам. Коррида. Посмотрим. Хуан:

Пойдём, Педро. (уходят) 64

65


Руководитель проекта Анастася Ней Арт-директор: Алексей Черепнин Дизайн: Андрей Карпов Издатель: ООО «Конти-Пресс», 350063 г. Краснодар, ул. Советская, д. 30, оф. 602 тел.: +7 (861) 269-02-13, 268-03-31, 268-10-74 e-mail: info@kontipress.ru www.kontipress.ru Тираж: 500 экз. Дата выхода: 10.04.2013 г. Тираж изготовлен в типографии ООО «Просвещение-Юг» с оригинал-макета заказчика 350059 г. Краснодар, ул. Селезнева, 2. Тел.: 239-68-31


Р.В. Онищенко "Избранное"  

сборник стихов

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you