Issuu on Google+

Александр Иванов

Мы строим деревню Опыт переезда одной семьи из города в экологическое поселение на Алтае

Москва - Алтай, 2013 1


Моему Папе, который всегда мечтал о жизни в деревне; Моей Маме, которая так и не понимает, что в этом такого; моей Жене и Дочери, которые живут со мной в деревне; нашей Деревне со всеми её жителями и сочувствующими и Бабушке Томе, с благодарностью.

2


ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 5 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ОДА ОТВЕТСТВЕННОСТИ

8

Корнями вниз, или немного истории 8 Зачем? 11 Вводная, условия 14 Про ответственность 16 Убеждения, или в чём моя вера? 19 Решение 27 Мужское и женское 30 Экология как бренд 34 Сообщество 36

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ПРАКТИКА ЖИЗНИ 39 Зима в поселении 39 Наша зима 44 Бумажные письма 45 Комфорт и энергетический баланс 46 Верх безответственности, или «роды в полевых условиях» 50 Детский вопрос 55 Медицинская помощь 57 Дикая природа 58 Куда делся мусор? 62 Про питание 65 Экономика: наша и поселения 67 Электричество 71 А у нас зазвонил телефон 74 Местные жители 75 Мы всё равно не деревенские 77 Сезоны: время по кругу 78 3


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ГОРОДИТЬ ОГОРОД 81 Победа агрономической мысли 81 Итоги огородного сезона 2011 года 85 Итоги огородного сезона 2012 года 86

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ: СТРОИТЬ - НЕ ПЕРЕСТРОИТЬ 91 Итоги строительных сезонов 2011 и 2012 годов 91 Наш дом: интуитивно-беспроектное строительство 92 Значимость ручного инструмента 96 Матчасть: Инструменты, которые мы используем на стройке и в быту 97 Инструменты, которые мы используем на огороде

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 100 Благодарности 101 Список рекомендуемой литературы 102 Контакты 104

4

97


ВВЕДЕНИЕ Я уезжаю в деревню, чтобы стать ближе к земле... Б. Гребенщиков По-разному я хотел писать на тему экологического поселения. И все получалось у меня как-то безлично, в третьем лице. С претензией на что-то обучающее и умное. А этот вид текстов у меня почему-то не складывается, может быть потому, что я не являюсь профессионалом ни в какой области, единственной областью, в которой я хоть немного компетентен - это моя собственная жизнь. О ней то и решил писать. Это будет честнее и более искренно. Сейчас я сижу у печки, через открытую дверцу видно как трепещет пламя. На плите булькает котелок с чаем. Рядом сидит моя любимая жена, Наташа, а на руках у нее покряхтывает наша дочь, которой сейчас чуть больше месяца. За окном белым-бело, февраль, снег. Серые контуры берез на склоне горы. Серое, свинцовое небо. Так вот. В такой день я начал писать про процесс создания экологического поселения на Алтае, в котором мы участвуем. Причем участвуем очень активно, с полным погружением. Потому, что на сегодняшний день мы единственная семья, которая постоянно проживает тут, вдали от цивилизации. Почему пишу? Во-первых, это наша история, которая, вероятно, поможет нам самим понять, что с нами происходит. Во-вторых, этот текст может оказаться кому-то полезным, поскольку я знаю, что очень много людей думают, как бы переехать в экологическое поселение и никак не могут решиться на это. Это действительно может оказаться не просто - оставить обычную жизнь в квартире, более-менее понятную, на абсолютно неясные перспективы деревенской жизни, о которых даже нет никакого представления. Так вот, описанный тут опыт может стать для кого-то ответом на многие вопросы, которые могут возникнуть в рамках этой темы. В-третьих, этот текст - задел на будущее. Вдруг наша дочь через много лет задумается о том, как так получилось, что её родители, городские в общем-то жители, живут в горах, без проводного электричества и тёплого туалета. И она сможет прочитать эту книгу, найти все ответы, которые к тому времени, может, и мы сами уже не будем помнить. Четвертое, это неофициальная история нашего поселения, которое рано или поздно превратится в живое и настоящее. Эта книга посвящена самому первому этапу организации и обустройства экологического поселения. Поэтому не ищите в ней практических советов как правильно построить дом, как «городить» огород... Потому что мы сами всего этого пока не знаем. Но на сегодняшний день мы можем поделиться тем, чем обладаем сами: опытом переезда на целину. Опытом начала обустройства, со всеми трудностями и ошибками. Прежде всего, я уделю внимание нашей «философии», образу мыслей, которые и 5


привели нас к этому, может быть странному, эксперименту, в результате которого мы, городские жители оказались в горах Алтая. Итак, с чего все началось?

6


Ручей Никогда не думал, что у ручья может быть столько голосов. Иногда занимаешься чем-нибудь по хозяйству, или просто гуляешь, вдруг, слышишь — голос чей-то, как будто кто-то окликнул. Прислушался, а это вода журчит. Потом опять отвлёкся, а он уже другим голосом тебе что-то говорит, бормочет. А отойдешь за холм — вообще тишина, как-будто совсем рядом и не шумело ничего.

7


Часть ПЕРВАЯ ОДА ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Корнями вниз, или немного истории Моя хорошая знакомая как-то сказала: «Знаешь, я тут подумала, что наша Земля — самое лучшее место в этой Вселенной. И нет ничего более чудесного... Нам нужно во что бы то ни стало закрепиться тут, на этой земле. Ну не нужно нам отсюда никуда улетать, лучше места не найдем, а это можем потерять. Среди моих знакомых очень многие хотят улететь отсюда. А это как будто деревья начали расти корнями кверху. Нам нужно перевернуться. И вновь начать расти корнями вниз. На этой планете. Самой лучшей во Вселенной». Ее слова очень мне понравились — именно эта метафора про корни деревьев выразила мое настроение последних нескольких лет — мне хочется расти корнями вниз, как деревьям. Желание переехать жить в экологическом поселении появилось у меня примерно около пяти лет назад. И с тех пор вялотекуще развивалось: я посетил несколько поселений, много читал на эту тему, искал единомышленников и землю... И географию экопоселений я тоже исследовал — место для жизни путешествовало от Европы до Дальнего Востока, потом сузилось до Сибири, а следом — локализовалось на Алтае. И уже около трех лет я знаю, что буду жить на Алтае. Весной 2011 года, до меня дошли слухи, что мои знакомые (с некоторыми я был знаком лично, а с кем-то лишь виртуально) начали-таки организовывать поселение и собирали участников этого проекта. Тогда я почувствовал - это то, что мне нужно, посмотрел немного фотографий, глянул карты и почитал описание, потом позвонил одному из организаторов и задал только один вопрос: есть ли в том районе комары? (У меня еще были свежи воспоминания об одной земле, которую мне предлагали в Тюменской области, где когда мы вышли их машины, комары нас чуть не съели живьем; мы сами остались живы, но желание экологической жизни сразу поостыло). Получив ответ, что комаров мало, я сказал, что участвую. Я поверил себе и своим ощущениям. И тем людям, которые стояли у истоков этой «авантюры». И вот в начале мая 2011 года наша делегация будущих поселенцев, с представителями из нескольких городов приехали в районный центр оформлять землю. Все это происходило долго. Неторопливо. Мы в очередной раз убедились, что бюрократия — величайшая из всех наук на Земле. Но все решилось в нашу пользу. Около 50 Га земли, первая часть нашего участка, было оформлено в общую коллективную собственность. С этого и начался наш эко-эксперимент. Уже официально. За период поиска места для жизни у меня многое поменялось, как говорится, на личном фронте. Были различные взаимоотношения, походы в ЗАГС для разных, порой противоположных, процессов. Но, как бы там ни было, к моменту, когда в поселении, про которое я сейчас пишу, появилась первая постройка более-менее пригодная для житья, мы были вместе с Натальей и уже думали о том, в какой части долины мы станем строить уже

8


свой совместный дом. Мне кажется это важный фактор, чтобы в вопросе переселения на «целину» в семье было единодушие. Но об этом, я напишу чуть позже, а пока ещё один важный вопрос: «Зачем?»

9


Зима Зимой идешь по сугробам — слышишь только себя: хруст снега под ногами, шуршание одежды, мысли внутри головы. Чтобы услышать что-то ещё, нужно остановиться. Прислушаться.

10


«Зачем?» Вопрос «зачем?» - сначала задала моя мама, а потом еще 1000 человек неравнодушных, включая местных жителей из всех окрестных деревень. И первый же ответ, который приходит в голову тем, кто этот вопрос задает, очень прост: «Секта!» Мол, только попав в секту можно пойти на такую глупость как начать строить свою деревню на целине, без какой либо инфраструктуры и без большого количества денег. Странно, наверное, но никакой идеологической привязки у нас нет. Мы даже к течению модных ныне «Анастасиевцев», у которых идея создания «родовых поместий» в поселениях в стороне от цивилизации вознесена на флаг как основополагающая, не относимся, и многие из нашего экопоселения даже и не читали книг Владимира Мегре про эту самую Анастасию. Религиозных фанатиков, которые тоже во все времена славились своим стремлением строить скиты для молитв и каких-нибудь медитаций поближе к природе, у нас вроде тоже нет... Второй ответ, который приходит у неравнодушных на ум — мы сошли с ума. И даже среди местного деревенского населения, которое сначала было несколько напугано, что у них в горах поселились сектанты (о, ужас!), постепенно сформировалось к нам отношение как к неопасным, но немного странным. Юродивым. Которые сейчас поиграются в экологическую жизнь, вкусят всех трудностей (а местные крестьяне знают про трудности деревенской жизни не понаслышке), а на следующий сезон свалят обратно в свой город и будут и дальше ходить в свой офис и жить в квартире, вспоминая, как было холодно, голодно и трудно жить в горах. После этих двух самых распространённых версий, которые должны бы объяснить нас — секта и сумасшествие — варианты ответов заканчиваются. Мы же просто строим деревню, свой ДОМ, в котором бы была тишина, чистый воздух, вкусные продукты, кристально чистая вода и удивительный вид из окна. Этого уже оказалось достаточно, чтобы принять решение. Возможно, это решение о переезде было принято под влиянием множества других более ранних факторов, например, каких-то детских фантазий, проснувшихся на плодородной почве всевозможных приключенческих романов авторов типа Даниеля Дефо, Джека Лондона, да Эрнеста Сетона-Томсона, ну, в общем, тех, кто писал о настоящей лесной жизни. Может быть, это решение было отголоском многих походов, которые были пройдены в жизни, множества путешествий, в которых я наблюдал за тем, как люди живут в разных, порой сложных условиях, и при этом умудряются быть даже более человечными, чем их «цивилизованные», городские собратья. Может, это реализация мечты наших родителей. Например, мой отец, всегда говорил о том, что выйдя на пенсию, он хочет жить в деревне и рисовать картины. На этой почве нашей семьей было куплено три дома в разных областях России, на том, правда, эко-эксперименты нашей семьи и 11


закончились. До сих пор у нас еще есть один дом, в одной из деревень средней полосы, в который уже много лет никто не заходил. Кто знает, что на самом деле нами движет? Но факт остается фактом - вот уже вторую зиму я сижу у печки, слушаю треск дров, да смотрю на серые контуры берез, которыми заросли все окрестные горы. На самом деле, это реальный эксперимент и никто из наших поселенцев не знает точно, чем он закончится. Так вышло, что мы все городские жители и деревенская жизнь для нас это загадка, решать которую и есть цель нашего исследования. Уравнение с множеством переменных. Но это интересно и этот процесс вдохновляет. Естественно, кто-то находит для себя ответ уже сейчас и выходит из проекта, кто-то приезжает и понимает, что для него такие упражнения «не по зубам». А мы еще решаем. И каждый со своей скоростью, получая свои и только свои личные ответы. Наверное, хорошо иметь идею, которая бы объединяла нас всех в едином пространстве — религиозную, идеологическую, еще какую-нибудь... но так получилось, что такой идеи мы найти толком не смогли. Единственное, о чем мы договорились, что нам интересен сам процесс создания экологического поселения, такого, в котором мы смогли бы реализовывать свои идеи, развиваться и заниматься творчеством. Нам интересен процесс создания нашего маленького общества. Такого, о котором мы бы могли рассказывать другим.

12


Принц Пришёл как то мальчик. Прямо как принц — в белой кепке, в белом костюме, 20 лет. Весь такой светлый-светлый. Откуда он такой взялся в горах? Спрашивает: «Вы тут занимаетесь духовным ростом?» Мы говорим: «Нет, что ты, мы тут живём, вот борщ едим!» «А, может быть, вы йогу практикуете?» спрашивает. Мы говорим: «Нет, дрова колем, воду носим, какая тут йога». Так и не нашёл у нас принц духовного роста.

13


Итак, что мы имеем: Вводная: условия Раз у этих мест нет хозяина и они принадлежат всем, значит, и мне тоже. Чтобы мне теперь такое предпринять? Туве Янссон Долина площадью около 100 Га, оформленных в частную долевую собственность. Алтайский край, предгорья Алтая. Климат резкоконтинентальный. Категория сельскохозяйственных земель - пахоты и покосы. В долине есть ручьи и родники. Сотовая связь не ловит, электричества нет. Последние 1,5 км до нашей территории — тракторная проселочная дорога, плохо проезжая в межсезонье. Ближайший посёлок — в 3 км, ближайший магазин — в 7 км. Около 15 семей участников поселения, из них пока более-менее постоянно проживает только 1 семья, это собственно мы втроем: я, жена и дочь.

14


Все уже сказано Тут пишу-пишу, а потом думаю: «Зачем?» Ничего нового всё равно не написал, и всё уже давно до меня написано. И все слова уже придуманы, а я лишь забочусь о том, чтобы просто переставлять их с места на место. И тогда, в новом порядке возникает мысль: «А вдруг, это что-то новенькое?» А потом откроешь какую-нибудь книгу, а там эта же самая мысль, и кажется, что даже более удачными словами... У меня был товарищ — странный такой скульптор, растрепанный, вечно в каких-то мечтаниях. Я зашёл к нему в мастерскую, а он сидит, читает Платона. Говорит: «Вот Платон - молодец. Всё сказал. И после него уже нечего добавить». Не стал я Платона читать, вдруг он и вправду всё сказал? Что тогда делать будет зимой?

15


Про ответственность Когда мы уехали жить на Алтай нас многие стали спрашивать о разных аспектах жизни: здоровье, образовании, питании... Все эти вопросы я бы объединил в одну тему: «Про ответственность». И на этом стоит остановиться подробнее. Это очень важная тема. Общество в том виде, которое сейчас нам привычно, зачастую подразумевает перенос ответственности с индивидуума на некие безличные государственные или коммерческие структуры. Например, когда человек собирается в путешествие, он может пойти в турагенство и за некоторую сумму денег ответственность за его дорогу переходит туда, человеку больше не нужно ни о чем заботиться. Когда женщина беременеет, то придя в женскую консультацию, она как будто передает ответственность за вынашивание ребенка в эту организацию, как потом в роддом «передает» свои роды. И так можно перечислять очень долго: о безопасности нашей должна заботится полиция, о старости — пенсионный фонд, о здоровье — система здравоохранения, об образовании детей — учебные заведения.... Свет и тепло нам дают через провода и трубы. Продукты поставляются в магазины... И таким образом можно сказать, что в сегодняшнем мире ответственность за все базовые потребности человека перенесены куда-то во вне, в специализированные учреждения. Такого в традиционном обществе никогда не было — многие сферы жизни, а особенно базовые, те, от которых зависит выживание и благополучие человека, всегда были под контролем самого человека. С одной стороны, это очень удобно. Общество наших городов специализировалось до самой крайней степени: можно заниматься чем-то очень специфичным и никогда не думать о том, откуда берется свет в лампочке, и тем более о технологии выращивания овощей, этим занимаются другие, специально обученные люди. С другой стороны, устройство общества такого типа крайне нестабильно: при любом сбое системы возникает откровенный бардак, и начинают страдать самые базовые потребности человечества. Причем интересно, что кризисы появляются очень быстро и без каких-то видимых предпосылок. Я не фанат каких-либо теорий заговора, но иногда начинаю думать о том, что многие процессы не могут происходить сами по себе, уж слишком они неестественны. И такое ощущение, что в действительности, появляющиеся раз от раза различные «кризисы» - дело вполне управляемое и просто выгодное каким-то людям. Мало того, эти самые кризисы являются очень удобной безвоенной формой управления населением. На своём небольшом веку я помню множество разных кризисов от маленьких, непонятно откуда появившихся дефицитов на какие-то группы товаров, до больших упадков, которые привели многих людей к изрядной нервотрепке, голоду и даже суициду. Так вот, когда мы говорим о поселении, то самым первым возникает 16


вопрос о том, на ком же будет лежать ответственность за моменты, необходимые нам для выживания и полноценной жизни? И не все люди готовы принять, что для успешной жизни в самостоятельном автономном поселении, эту ответственность им придётся взять на свои плечи. Но это так. Сегодня в моем окружении становится все больше и больше людей, которые становятся по-настоящему самостоятельными, они берут на себя ответственность за многие сферы своей жизни. Многие знакомые мне семьи рожают дома, без услуг роддомов, многие исследуют здоровый образ жизни и практически перестают обращаться в поликлиники и больницы. Уже сегодня я знаю несколько семей, в которых дети находятся на домашнем образовании, я уж и не говорю о том, что большинство моих друзей работают сами на себя, не берут кредитов, да еще и путешествуют самостоятельно. Есть подозрение, что люди с таким укладом жизни не очень удобны для «системы», а если думать о теории заговора, то эти люди вообще никак не удобны для «заговорщиков»... Говоря о переселении на землю и о переходе на натуральное хозяйство, это обозначает, что люди практически полностью начинают отделятся от современной жизни в обществе повышенного потребления, переходя на автономный и максимально независимый образ жизни. Это реально очень важный вопрос, который нужно задать себе: за какие сферы своей жизни я хочу отвечать сам, а какие я хочу вверить специальным структурам? За что я сейчас готов отвечать, а за что еще нет? Переезд в поселение - это, прежде всего, процесс поиска ответа на эти вопросы. Если ответственность за большинство жизненно важных сфер семья готова взять на свои плечи, то они переезжают, если не готовы, то - нет. Чем больше таких сфер семья может обеспечить сама - тем отдалённее от цивилизации она может поселиться. Арифметика очень проста. Если, например, семья решает взять на свои плечи только отопление - то она переезжает куда-нибудь в пригород, в свой дом, без централизованного отопления, всё остальное она продолжает получать из специальных структур. Если она может взять на себя ещё и ответственность за своё здоровье, то легко может поселиться в каком-нибудь месте, где нет больниц, поликлиник, «скорой помощи», фельдшерских пунктов. Если самостоятельно может обеспечить своих детей средним образованием, то легко может жить ещё дальше, вдали от школ и уж тем более детских садов. Это же касается и «работы на себя». Хорошо ругать начальника, что он платит маленькую зарплату, совсем другое дело понимать, что твоя зарплата зависит только от тебя. И её размер, и её наличие. Это совсем другой уровень ответственности и не все к этому готовы. Могу рассказать свою историю. Вообще-то, это был не простой путь. Особенно в первое время. Вначале, когда я понял, что не пойду работать в больницу доктором, на «нормальную работу», я сам в это не поверил. И по инерции ещё ходил устраиваться в разные структуры. А потом понимал, что 17


сейчас устроившись, я останусь без очередного путешествия, которое я запланировал на ближайшее время, так как отпуска сразу после устройства мне точно никто не даст. Это понимание тогда мне очень мешало начать «нормальную жизнь», и стабильная зарплата всегда проигрывала возможности в любое время поехать туда, куда я хочу. До отдела кадров я так и не доходил. Это было морально непростое время. На постоянную работу я не устраивался, а зарабатывать самостоятельно ещё не научился. В это время мои однокурсники уже становились заведующими отделениями. Я же, сохранял верность самому себе: как и в студенческие годы, продолжал путешествовать автостопом, фотографировать и писать об этом. Одновременно стал потихоньку консультировать и преподавать. У меня уже был сертификат психотерапевта, но не было практически никакого опыта. Вот я и начал этот опыт собирать. Сначала моими клиентами были знакомые, принимал я бесплатно, просто для учёбы, потом стал брать за свою работу небольшие деньги, потом - заниматься консультированием активнее и даже устроился-таки в одну частную клинику, правда, с очень свободным графиком. Параллельно с этим принялся преподавать сначала контактную импровизацию - то, что сам очень любил, затем стал вести прикладную психологию - курс «НЛП-Практик», в своём же «Тюменском центре НЛП». Тогда у меня появилась более-менее стабильная зарплата. И самое главное понимание того, что я сам могу себя обеспечить, при этом сохраняя полную свободу, не отчитываясь ни перед кем и никак не завися от каких-либо выходных дней или отпусков. Сейчас мы живём на Алтае. Я практически не консультирую - некого просто, преподаю очень редко, когда выезжаю в город. Но у меня есть уверенность в том, что при необходимости я всегда смогу добыть любые ресурсы, которые мне необходимы. Сейчас я не имею постоянного дохода, но я абсолютно и полностью несу ответственность за свою деятельность. Для меня это очень важно. Тут, конечно, возникнет вопрос про экономику: а на что жить? Об этом напишу больше - это важный вопрос, но чуть позже. А сейчас расскажу подробнее про свои убеждения.

18


Убеждения, или в чём моя вера? Ни кукушкам, ни ромашкам я не верю и к цыганкам, понимаешь, не хожу... Б. Окуджава Важным моментом, на котором основывается принятие любого решения, является определенный набор убеждений и ценностей. Другими словами, нужно ответить на вопрос, во что такое нужно верить человеку, чтобы решить переехать из города в горы? Я много об этом думал и сегодня понимаю, что процесс препарирования самого себя, своего ума достаточно непростой, ведь в результате нужно отобрать только то, что имеет отношение к исследуемой теме. Как говорил Роберт Дилтс, специалист по работе с убеждениями: «Работать с убеждениями человека - это как жарить жаркое из тигра. Самое сложное - это поймать!» Действительно, переезд в горы - это то, что достаточно сильно меняет образ жизни городского жителя и убеждения, которые заставляют пойти на это должны быть очень мощными, такими, что лежат в самой сердцевине личности, в глубине «Я», куда бывает не так-то просто пробраться «охотнику за тигром». Я решил пойти по хитрому пути, начать не с себя, а с тех людей, которые в своё время сильно повлияли на мое мировоззрение, стали источником убеждений для меня, в результате чего, как мне кажется, мы живём так, как живём. Я сначала написал имена людей, а потом понял, чему они меня научили. В этом списке есть те, с кем мне не довелось познакомиться и о ком я знаю по их книгам. А есть и те, кого знаю лично. Первое важное убеждение звучит примерно так: любой человек, не зависимо от опыта и финансового положения, может построить свой собственный красивый и комфортный дом. В этом доме можно будет жить, находясь в гармонии с окружающей природой. Об этом я прочитал у них: Генри Дэвид Торо, американский философ, известный тем, что в свое время два года прожил в одиночестве в построенной им самим хижине, на берегу Уолденского пруда. Результатом чего стала его книга «Уолден, или Жизнь в лесу». Торо был минималистом и противником, как бы сейчас сказали, «общества потребления». Он подробно описывает свой быт и мысли, которые его посещали во время этого двухгодичного эксперимента. Интересно, что многое из того, что он написал в 19-ом веке вполне актуально и сейчас, в 21-ом. Генри классик. Строчки из его книги использовали и используют до сих пор многие люди, которые интересуются «эко-темой». Даже Лев Николаевич Толстой цитировал Торо. Билл Моллисон. Австралийский отец «пермакультуры». Прикладной науки, любое упоминание о которой вызывает нервное возбуждение в «эко»-

19


тусовках. Моллисон хорош тем, что объединил много традиционных и современных знаний о сельском хозяйстве в одну стройную красивую систему, с помощью которой можно создать очень гармоничное хозяйствование, такое, которое бы было экологически грамотным. Пермакультура (перманентная агрокультура) - это система дизайна, прикладная наука о связях разных элементов, например, дома, теплицы, огорода, сада и какого-нибудь курятника для создания замкнутого, автономного цикла с максимально эффективным использованием энергии. Книга Билла «Введение в пермакультуру», хоть и изобилует информацией про всевозможные тропики и бананы, должна быть прочитана, как мне кажется, любым сельским жителем. Я прочитал эту книгу несколько раз, а потом её кто-то утащил, такая она интересная. Янто Эванс, Майкл Смит и Линда Смайли со своей книгой «Дом из Самана: философия и практика». Уникальная книга, которая вполне может стать настольной для всех, кто хочет построить свой дом. В свое время, после того как я прочитал эту книгу, я поверил, что сам смогу построить свой собственный дом для своей семьи. Она очень вдохновляющая и практичная, даже если вы не хотите строить свой дом из самана, а из какого-то другого материала. Много раз прочитанная, она вновь и вновь вспоминается мне. Саймон Дейл (Simon Dail), известный в интернете своим «домом хоббита». Сейчас он живет с семьёй в экопоселении Ламмас (Lammas), в Великобритании. Много его интересных мыслей относительно «Low impact» (низкое воздействие) - стиля жизни, который оказывает минимальное влияние на окружающую среду, можно почитать на его сайте. Про Саймона была статья в первом номере журнала «Экодом». Еще один персонаж - Это Тони Вренч (Tony Wrench), тоже англичанин. С ним мы даже иногда переписываемся. Он известен своим «Круглым домом», тоже в стиле «low impact». У него есть книга, правда на русский язык не переведенная, но весьма интересная: «Building a low impact roundhouse». Все эти персонажи и их опыт - это успешные истории о том, как можно жить ближе к природе, оказывая на нее минимум влияния. Самим строить свои собственные дома, недорогие и при этом красивые и уютные. Это рассказы о том, как можно так организовывать своё хозяйство, чтобы оно приносило радость. Это всё истории об обычных городских жителях, которые изменили свой образ жизни, успешно переселившись на природу. Если один человек сделал что-то, то это может быть повторено другим. Это не может не вдохновлять. Этих людей, прежде всего, считаю своими «эко»-учителями. Второе убеждение: Можно выращивать самостоятельно большинство необходимых продуктов для своей семьи. Это нормально для человека и не является чем-то сверхъестественным. Можно делать это натуральным путём, без использования техники и химии.

20


Есть «проповедники» вдумчивого и осторожного стиля жизни в природных условиях, их работы уже больше про непосредственно огороднофермерские дела. Их я тоже люблю и считаю своими вдохновителями. Тут можно опять вспомнить Билла Моллисона, про которого я уже писал, есть и другие. Зепп Хольцер (Zepp Holzer), австрийский фермер, который живет в своем поместье Краметерхоф, в Альпах и удивляет всех окружающих чудесами своих агрономических успехов. Почитать интересно и полезно. Но Зепп – это, прежде всего, успешный и богатый фермер, который очень хорошо разбирается в том, как заниматься сельским хозяйством в больших масштабах, да так, что природа вокруг только улучшается. Это редкий опыт, которым он активно делится на своих семинарах и в книгах. Зепп мне лично интересен, но он фермер. А мы все-таки не фермеры. Главное, чему, как мне кажется, у него стоит поучиться, так это глобальности и системности мышления. Он создает колоссальные проекты. Ознакомится стоит. Есть Николай Курдюмов, активно пишущий про «умное» огородничество и садоводство. Он хороший, но больше ориентирован на дачников. И ценен больше как вдохновитель и распространитель идей. А идеи у него хорошие. Более всего ценю его «трилогию»: «Мастерство плодородия», «Защита вместо борьбы» и «Мир вместо защиты». Эти книги описывают, как можно переориентироваться от захватнической идеи к идее сотрудничества и вдумчивого наблюдения природы в своей маленькой дачной экосистеме. Книга «Мастерство плодородия» - это сборник классических трудов о разных подходах к земле, в удобочитаемом пересказе Николая. Благодаря ему, я узнал об Овсинском, Фолкнере, Фукуока — классиках природного восстановительного земледелия. За это большое спасибо. Правда, «Революцию одной соломинки» книгу японского фермера Масанобу Фукуока я после Курдюмова с удовольствием прочитал отдельно, целиком, без пересказов, чтение весьма увлекательное. Масанобу очень мудр и у него стоит учиться. В своей книге он рассказывает не только про земледелие, а еще о человеке, о его мышлении и счастье, о естественном питании, экологии. Борис Бублик тоже молодец. Украинский проповедник «природосообразного» земледелия. Его «Меланжевый огород» и другие книги достаточно интересны. Это касается огородных дел. Но жизнь на природе - это не только жизнь на природе. Не только огород и дом. Если бы это было так, то мы бы искали не сообщество, а просто переехали бы в деревню. И в этой сфере я тоже могу назвать учителей. Людей, которые оказали на меня влияние. Третье убеждение звучит примерно так: Люди могут жить в здоровом сообществе, имея много общих дел, не основываясь на финансовых взаимоотношениях, обладать общей собственностью и вести совместную наполненную творческую жизнь. Тут хороша книга Нильса Кристи «По ту сторону одиночества», 21


в ней описывается общинная жизнь в интересных поселениях - так называемых «кэмп хилл»-сообществах (Camp Hill). Это существующая в Европе альтернативная форма содержания психически больных людей. Это такие деревни, которые живут по принципам самых настоящих коммун и на их примере интересно изучать саму суть коммунального сосуществования людей. В книге очень подробно описаны все аспекты жизни от рождения до смерти. Очень интересно, если хотите узнать про настоящий коммунизм в отдельно взятой деревне. Про жизнь в коммунах я знаю не только из книг, были у меня свои успешные эксперименты, и не очень. Например, мы несколько лет жили небольшой коммуной в Тюмени, жил я в коммунах в Питере и Москве, правда, недолго. До этого, около двух лет, жил в студенческой общаге. Опыт получил самый разнообразный, но большей частью достаточно приятный. Наверное, я в душе коммунист. Есть еще одно важное убеждение, четвертое: Вселенная добра и изобильна. В ней есть все ресурсы, необходимые для жизни. Источником этого убеждения точно является Антон Кротов, это важный для меня человек, который в свое время сильно повлиял на мое мировоззрение. С его подачи я также стал путешествовать автостопом. Среди его многочисленных книг очень рекомендую «Практику вольных путешествий». В ней, как и в других книгах Антона, очень много про взаимоотношения людей, свободу, любовь и доверие к окружающему миру, не только про то, как голосовать на трассе, найти себе пропитание и ночлег в разных местах Земли. Он был и одним из тех людей, которые показали мне своим примером, что можно жить «вне системы», работая на самого себя, делать то, что нравится, а не то, что «положено». Он же, помог мне издать мою первую книгу про путешествия - «Дромоманию». Благодаря чему, я стал еще больше писать. И сейчас пишу. Кстати, всплыло еще одно очень важное убеждение, пятое, что можно жить «работая на себя». Помимо упомянутого Антона Кротова, мне попадалось ещё много людей, тех, кто работает сам на себя: занимается творчеством, ремеслом. Тут же можно вспомнить всех моих учителей по психотерапии, которые вели частные приёмы, тренинги и обучающие семинары. И шестое, практически следующее из пятого убеждения: деньги это не цель, а всего лишь средство. Можно иметь всё, что тебе нужно, не имея денег. Здесь хочу упомянуть Хайдемари Швермер. Немка, известная тем, что уже около 15 лет живет, не используя денег. В своё время успешный человек, она решила поставить эксперимент: а можно ли вообще обходиться без денег в современном обществе? В итоге, Хайдемари стала самым большим специалистом по этому вопросу в Мире. Она проповедует, что деньги - это не цель, а всего лишь средство. Если тебе что-то нужно, то ты легко можешь получить это, например, обменяв по бартеру. Поработав в кафе, получить еду. Потрудившись в магазине одежды - получить одежду. Менять услугу на

22


услугу, заменив таким образом денежные безличные отношения на более ценные - человеческие. Хайдемари написала уже несколько книг про свой образ жизни, ведет семинары по всей Европе. И если раньше её считали сумасшедшей, то сейчас у неё уже есть ученики и последователи. Добавлю ещё одну формулировку, седьмую, многие перечисленные выше люди проповедуют именно это: Если мы будем жить в бездумном повышенном потреблении - мы просто уничтожим сами себя. Главное условие для сохранения нашей планеты - это разумная, осознанная Простота. Простая жизнь на природе. Простая еда. Простые человеческие отношения. Простота в потреблении. Во всех сферах. Повышенное потребление и нерациональное использование ресурсов - это то, о чём постоянно трезвонят всевозможные экологи. И это то, что уже можно видеть вокруг. Мы живем сейчас в мире, в котором работает множество заводов. Мы живем в обществе, которое потребляет невообразимое количество энергии. Мы уничтожаем уйму ресурсов... А в результате - 99% всего производимого за полгода оказывается на свалке. Свалки растут, ресурсы уничтожаются, природа гибнет, натуральные продукты становятся диковинкой, а в этот миг мы покупаем 3 машины в семью, потому, что не можем пройти 500 метров до своей работы пешком. Мы покупаем каждые пару месяцев себе новый сотовый телефон, потому, что прежний уже устарел... Ладно. Об этом можно говорить долго. Посмотрите, очень интересный короткий фильм «Story of Stuff» (История вещей). Он есть на русском языке и его легко найти в интернете (www.storyofstuff.com). А что касается экологии, то тут восьмое убеждение: надо начинать с себя. Уменьшать своё потребление, осознавать свои желания. Производить самому натуральную еду и поддерживать тех, кто это уже делает. И вообще задуматься о том, что каждый из нас влияет на планету. Если честно, дальше мне трудно выделить какие-то отдельные убеждения, но следующих людей не могу обойти вниманием, их я тоже считаю своими учителями: Стив Пэкстон (Steve Paxton) - человек, который стоял у истоков создания контактной импровизации, телесной практики, которую я практикую и преподаю уже более пяти лет. Контактная импровизация (КИ), это такой вид искусства, которое органично совмещает в себе красоту современного танца с пластикой и физичностью Айкидо. Стив для меня - это символ экспериментального подхода к жизни, смелости и умения задавать себе вопрос: «а что если?» В результате этого вопроса, уже почти 40 лет назад, появилось интересное направление, которое сейчас имеет своих последователей практически по всему Миру. Кстати, насколько мне известно, Стив сейчас тоже живет в экопоселении. Лев Николаевич Толстой - человек, который знаменит своими большими и достаточно занудными романами, например, «Войной и Миром». Но мало кто знает, что перу этого писателя принадлежит множество работ, 23


которые почему-то не вошли в школьную программу. Это его сочинения про вегетарианство, нравственность, религию, труд, педагогику. Одно только его «Соединение и перевод четырех Евангелий» чего стоит. Но особое внимание хочу обратить на его сказки, например на «Сказку о Иване Дураке и его двух братьях: Семёне Воине и Тарасе Брюхане», «Чем люди живы», «Три старика» и книгу, которую Толстой написал перед самой смертью - «Путь жизни». Очень рекомендую. Толстой был человеком удивительной силы, новатором и бунтарём (название этой главы «в чем моя вера?», кстати, взято у него), человеком, который отказался от своей богатой графской жизни в пользу простой жизни земледельца. Ещё один человек - Ричард Бэндлер. Основатель НЛП - одного из направлений современной психологии, которым я увлекался, а потом несколько лет даже преподавал. Этот человек для меня, прежде всего символ неудержимой энергии и вопроса «КАК?». КАК можно решить ту или иную задачу? КАК можно научиться чему-то новому? Если кто-то что-то умеет, то КАК это можно повторить? Сейчас написал этих трех людей, а потом понял, что их объединяет. СВОБОДА. У Бэндлера даже есть выражение: «Свобода - это всё. Любовь это всё остальное». А второе, что у всех них есть - это СТРАСТЬ. Страсть к жизни. Интерес, энергия, увлеченность, азарт... Много можно ещё придумать синонимов. И если теперь объединить всё, что я написал выше, и убрать всё лишнее, то останутся только эти два слова: СВОБОДА и СТРАСТЬ. СВОБОДА - от ЖКХ, от ипотечных кредитов, от работы, которую ты не любишь, от денег, страхов, что тебя уволят, что наступит кризис, что отключат за неуплату электричество, что не будет еды, что ... Свобода быть тем, кто ты есть. И СТРАСТЬ к жизни. Жизни, которая тебе нравится, которую ты сам выбираешь. Страсть делать то, что ты хочешь. Страсть быть тем, кто ты есть. Эти два главных убеждения, которые составляют суть моей жизни. И являются главной причиной, почему мы живем так, как живем. Сейчас тут, в экопоселении. Напоследок, перечислю ещё наших любимых писателей, которых не упомянул выше и которые напрямую не имеют отношения к жизни в экопоселении, но, тем не менее, составляют нам компанию долгими зимними вечерами и, безусловно, являются нашими важными учителями. Юрий Коваль Степан Писахов Борис Шергин Туве Янссон Сергей Довлатов

24


Владимир Маяковский

И серия стихов японского поэта Акэми Татибана «Мои маленькие радости», некоторыми из которых, я тут с вами поделюсь: *** Как хорошо, когда попадется заказчик, чтоб не скупясь за какое-нибудь письмишко предложил приличную цену. *** Как хорошо, когда после долгих трудов книгу захлопнешь и сидишь, любуясь громадой переписанного трактата. *** Как хорошо, когда беспокойные гости рано ушли, и никто тебе не мешает с головой погрузиться в книгу.

25


Запад и восток Тема экопоселений сейчас популярна. Много книг, фильмов, разговоров. Интересно сравнивать фильмы на эту тему российские и европейские. Из тех, что я видел - «Наши» какието причёсанные, на интервью все персонажи аккуратненькие, да ещё бывает в вышитых «русских» рубахах, в домах все прибрано, на столе цветочки. Идиллия, да и только. В раю народ живёт. А европейские поселенцы — в растянутых свитерах, дырявых джинсах, в домах «творческий» беспорядок... Но им я, почему-то, больше верю.

26


Решение Через неделю я уже складывал вещи. И, как выяснилось, мне хватило одного-единственного чемодана. С. Довлатов

Сейчас я хочу поразмышлять, о том, что может происходить в голове у человека, который решает примкнуть к общине и немного о том, как организуется поселение. Естественно, как я уже говорил, единственная сфера, в которой я компетентен - это моя собственная жизнь, поэтому описывать буду этот процесс, опираясь на свой личный опыт. Перед тем как принять решение о переезде, я прошёл несколько более мелких испытаний. 1) Первое, что я , генетический горожанин, решал для себя: «хочу ли я жить в городе?» Это, думаю, достаточно общо, так как большинство поселенцев — это всё-таки горожане. Я решил «нет» и с этого момента начинается поиск места: «а где бы собственно поселиться, если не в городе?» Был, правда, ещё один момент, на Курилах, лет так шесть назад, ко мне пришла мысль, что я хочу жить на природе. Это пришло ещё до того, когда мне надоело жить в городе. Это интересный момент, так как существует два способа мотивации: один из них это стремление к чему-то, а второй, это избегание. Некоторые люди так избегают, что забывают куда они хотят в итоге придти. А избегать без цели — это как покупать билет в кассе со словами: «А дайте-ка мне билет из этого города!» Могут и послать. Или выпишут куда-нибудь билет, что потом сам не обрадуешься. Поэтому хороший вариант - это четко понимать, что же мы оставляем, и что же мы хотим приобрести... 2) Потом всё как-то оформилось в идею про поселение. Просто жить в деревне мне не хотелось, хотя это было очень легко реализовать, даже дом был: заходи и живи. Тогда я стал решать ещё один вопрос: «Хочу ли я организовывать что-то своё «с нуля», или хочу присоединиться к чему-то уже действующему?» У меня была первое время идея найти землю под поселение и начать организацию, но, слава Богу, эти мысли быстро прошли. И я уже стал искать что-то готовое. Или хотя бы что-то на этапе формирования. Большинство людей, я думаю, тоже решает присоединиться, так как организовывать не все умеют и не всем это нужно. А то бы поселений было бы уже слишком много. 3) Третье, у меня начался поиск и оценка разных поселений и решение ещё одного важного вопроса: «Подходит ли мне это?» А это оказывается очень непросто. Я лично потратил на поиск около пяти лет. В течение этого времени я ездил по разным поселениям, отвечал себе на данный вопрос: «НЕТ!» и в итоге понял, что вообще в поселении жить не хочу. По крайней мере, в тех, в которых я побывал. Думаю, что на этом этапе ещё одна часть мечтателей отсеивается и возвращается к обычной жизни. Я бы тоже вернулся, но что-то 27


не отпускала мысль... 4) В-четвертых, я всё решил, перестал искать и просто стал ждать какого-то знака, который бы мне что-нибудь прояснил! В итоге, пришла информация, что организуется поселение. Туда-то я и поехал. Уже готовый ко всему. Интересно, какое влияние оказывают на сообщество люди, которые начинают всё организовывать, они в итоге задают тон и направление всему будущему коллективу. Они гласно или негласно являются носителями правил, культуры, они всем транслируют знание о том, каким в итоге должно получиться сообщество. Хотят они этого или не хотят, осознают они это или нет, но это очень важный момент, особенно на первых этапах. Поэтому хороший способ узнать о любом сообществе людей «правду» - это познакомиться с его основателем или основателями. Этого может оказаться достаточно, чтобы понять подходит ли данная компания лично вам или нет. Так часто и бывает: можно долго общаться с разными участниками, беседовать, а потом увидеть основателя всего этого и сразу всё понять. Со мной было именно так. В нашем случае основатели — это, прежде всего те, кто нашёл участок земли и решил, что «хорошо бы тут сделать поселение!» К ним то и потянулись все остальные. Потом, уже вокруг них, этих первых товарищей и собрался основной активный костяк. Мне почему-то хватило нескольких секунд, чтобы понять, что с этими людьми я готов делать что угодно. Например, строить деревню и жить.

28


Знание Чем больше я изучаю местность, чем больше я узнаю названий и свойств алтайских растений, чем больше я запоминаю местных названий и историй... Тем меньше я замечаю окружающую природу. Я уже перестаю «видеть и чувствовать», я начинаю «знать». Иногда хочется так просто смотреть на березы и не знать, что это березы. Слушать постукивания дятла и не знать, что это дятел. Просто слушать звук. Смотреть на зайца и не знать, что это заяц. Удивляться каждую секунду. Не замыливать свой взгляд, свои уши, свои ощущения. Местные говорят: «Мы то не замечаем, какая тут красота!» Я всегда хочу остаться приезжим, чтобы сохранить внимательность.

29


Мужское и женское Жёны поехали за декабристами в Сибирь... и испортили им всю каторгу. Фольклор Помните, я обещал подробнее рассказать про семейное единодушие, ну то есть про согласие мужского и женского в вопросе переезда из квартиры в горы? Вот сейчас самое время. Как то летом был у нас Тоби, австрийский студент, приехавший в Россию по программе обмена. Тоби столяр, очень работящий и приятный товарищ. Мы много вместе общались и работали - устанавливали лаги для пола. Я спросил тогда: «А почему тебе в России нравится?» Тоби сказал, что у нас «все на своих местах: женщины - это женщины, а мужчины - мужчины. Все заняты своим делом и все в своей роли». Я немного удивился: «А что в Австрии не так?» «Нет, что-ты, если бы я такое там сказал, то меня бы назвали сексистом и никто бы со мной не разговаривал. У нас, - говорит, нет сейчас никакого разделения труда: на стройке могут быть и мужчины и женщины, так же как и на кухне, например». Тогда мне почему-то было радостно за свою страну, в которой все на своих местах. И приходят мысли, что чем больше мы живем в традиционном обществе, тем более ясна такая половая ролевая дифференциация. Раньше, когда люди жили еще в пещерах, эти роли были еще более ясными, наверное. В деревнях и сейчас все понятно: мужчина - это дрова, вода, стройка, ремонт, защита, охота, рыбалка. Женщина - это дети, дом, еда, одежда, порядок, огород... Мужчина - добывает ресурсы, а женщина уже занимается их трансформацией, перераспределением, осваиванием. Мужчина приносит в ведрах воду, а женщина эту воду пускает на еду, стирку; мужчина приносит дрова, а женщина регулирует сколько ей надо тепла от печи, мужчина притаскивает мешок картошки, а женщина решает, что из нее приготовить. Одинокие люди или неполные семьи - там недостающие роли приходится принимать на себя тому, кто есть. Женщина и воду таскает, и дрова колет, или же мужчина всё делает сам. Конечно, это возможно, это сплошь и рядом, особенно в современном индустриальном обществе, в котором все ресурсы сводятся к деньгам: уже не нужно работать физически, можно работать так, как умеешь и не думать о том, что вырасте�� на огороде, кто принесет дрова и воду. Есть только один ресурс, который легко конвертируется во все: в тепло, кров, еду и т.п. В этой ситуации, конечно гендерная дифференциация уже не имеет такого значения, как в традиционном обществе. И чем индустриальнее, «деньгоориентированнее» общество, тем меньше в ней может быть мужско-женских ролей. Не важно как мы жили раньше, но приехав жить на природу мы волей неволей начинаем вновь выстраивать очень ясные роли в семье, это оказывается насущной необходимостью. Как будто у людей просыпаются инстинкты, которые в городе могли уснуть. И есть подозрение, что возвращение к таким природным ясным ролям очень важно для жизни семьи в природных условиях. И для выживания, и для нормальной комфортной 30


жизни. Что касается времен года в деревне, то лето – это, безусловно, больше женская пора (правда это не про период становления, когда много стройки, которая в основном происходит в летний период), зима же больше мужская. Летом мужчине не нужно столько таскать воды и дров. Зимой же большую часть работ по хозяйству традиционно берет на себя мужчина. Это тоже хорошо бы понимать. Что касается мужско-женских ролей в процессе переезда в поселение, и вообще принятия этого решения, то тут тоже есть закономерности. Либо это происходит по совместному желанию и по совместной готовности, либо вся затея проваливается. Женщине одной непросто выжить в поселении, так же как и мужчине непросто. Так же непросто найти себе «спутника» уже живя в поселении - ну как минимум изза того, что ограничивается круг общения и просто-напросто выбирать становится не из кого. И потом на просторах интернета, на разных тематических поселенческих форумах начинается активный и не очень перспективный поиск партнеров, организуются всевозможные «брачные слёты», на которых «половинки» должны встретиться. И не факт, что встретятся. Мне кажется наиболее правильным переезд уже готовой семейной пары. И если оба согласны и оба готовы. Тогда у них меньше возникнет вопросов. Бывает, что некоторые потенциальные поселенцы жалуются на то, что их супруги не разделяют их мечтаний про лесную жизнь. Вариант: «моя жена никогда не согласится жить в лесу, а я очень хочу». Или другой: «сейчас куплю себе пару Га целины, построю хижину втихаря, а жена осознает всю свою любовь к экологической жизни и сразу захочет переехать туда жить», а потом вдруг не переезжает. У меня вопрос: а кто эту жену (или этого мужа) выбирал? Надо разбираться в своих критериях, что важно в партнере, а то некоторые найдут себе супругу на дискотеке, в дорогом ресторане, а потом удивляются, что она не хочет жить в лесу и заниматься огородом. Тут точно как в медицине - на всех шкафах с лекарствами во всех больницах написана понятная и очень полезная фраза: «Смотри, что берёшь!» Эту фразу надо бы написать ещё и на всех ЗАГСах страны, крутить её по всем СМИ, и тогда вопросов у людей относительно семейной жизни возможно станет меньше. С другой стороны, это еще и вопрос неясной ролевой позиции в семье. Направление указывает мужчина, а женщина наполняет это направление энергией и поддерживает своего спутника, при условии того, что он хорошо выполняет свою роль - обеспечивает её ресурсами, дает ей ясное направление и безопасность. Если же женщина начинает сама выбирать направление, куда же семейному союзу двигаться, то это обозначает, что женщина начинает перетягивать на себя то, чего недостаточно выполняет её супруг, либо же она сама слишком «мужественна». Это опять же вопрос к половой дифференциации в семье. 31


Говоря другими словами, если все роли расставлены ясно: мужчина это мужчина, а женщина - это женщина, то в этих условиях главное решение принадлежит на мужчине. Если он готов, если он уверен в своих силах, то переезд состоится. Наверное, поэтому я веду это повествование в большей степени от себя. От мужчины, то есть. Итог: жизнь в традиционных, природных условиях - это большой вызов и проверка для мужско-женских отношений как внутри самого человека, так внутри его семьи. Написал и задумался. Спросил Наталью, что она думает про это. Она сказала, что: «Если бы ты не был так уверен в переезде, то я бы никуда не поехала». Так и думал.

32


Женский клуб Мужской клуб — это стройка. Собираемся, разговариваем, делаем что-то общее. Чувствуем, что мы что-то со-творяем. Творим совместно. Это придаёт силу. А женского клуба у нас ещё нет. Летом его роль выполнял предбанник — там стояла швейная машинка, и наши девушки собирались и делали что-то важное. Летом мы решили, что одной из первых общих построек у нас будет женская мастерская. Чтобы там это важное было делать удобнее.

33


Экология как бренд Мы говорим «экологическое» поселение, но я задумался о том, что это слово сейчас стало чересчур непонятным, слишком общим и изрядно потрёпанным. Изначально слово «экология» обозначало науку, которая изучает нашу среду обитания и взаимосвязи в ней. Постепенно слово стало приобретать популярность из-за того, что мы стали понимать, как деятельность человечества эти самые взаимосвязи нарушает. И экология была поднята на флаг в движении за защиту нашей планеты. Постепенно слово стало обозначать что-то, что естественно для человека. Экологический дом хороший, неэкологический - плохой. Экологически чистое питание хорошо, экологически грязное - нет. Так люди стали понимать, что всё, что содержит приставку «эко» для человека подходит больше, чем то, что этой приставки не содержит. Хотя это удивительно. Огурец, хороший натуральный огурец - это и так понятно. И по большому счету он не нуждается в дополнительном названии типа «экологически чистый огурец». А вот огурец «пластиковый», выращенный на какой-нибудь гидропонике, огурцом в природном смысле является гораздо меньше, к нему бы и приписывать специальные эпитеты: «огурец гидропонный, искусственный, гормональный, без запаха». Но получается наоборот: огурец обычный природный, выращенный под солнцем и в земле, самым примитивным образом по природным законам становится чем-то необычным со специальным названием и продается под особым брендом: «ЭКО», втридорога. То же самое и про место для жизни, воздух, воду. Вода - она и есть вода, по идее. Но нет же, нам предлагают питьевую, очищенную, экологически чистую... Которая стоит дорого. Так про всё. Этот процесс может обозначать лишь одно: сейчас этих самых простых огурцов в нашем обиходе гораздо меньше, чем огурцов искусственных, питьевую воду надо ещё поискать, воздух пригодный для дыхания - лишь в 100 км от города и т.д. Заходишь в магазин, а там продают дорогие экологически чистые продукты, в газетах про недвижимость риэлторы рассказывают об экологически чистых районах. Экологическими поселениями сейчас стали называть чуть ли не коттеджные посёлки с вертолётными площадками. Экология превратилась в бренд, который в сегодняшнем денежном мире зачастую сильно увеличивает цену на товары и услуги. Слова с приставкой «эко» поистрепались уже достаточно давно, смысл размылся и в нашей речи на замену стали появляться новые слова, уточняющие: например «органический». Органические продукты, органическая одежда, органическая ферма... Это стало обозначать уже что-то более конкретное, то, что данные продукты и одежда производятся без использования химии. Интересно получается, что все слова, которые используются в этой теме какие-то иностранные, и на русском языке популярных слов не так уж много, все веяния в основном идут с запада. Из русских деятелей, кто активно пропагандировал «экологические» идеи можно назвать Льва Николаевича

34


Толстого, и, наверное, после его очень точного слова «опрощение» (осознанное уменьшение потребления, стремление к простоте, если другими словами) в русском языке ничего нового на эту тему так и не появилось, да и это-то слово никто сейчас практически не использует. А за кордоном термины всё появляются. Вот, например, не так давно стали говорить «low impact» «низкое воздействие». Этот стиль жизни подразумевает, что на среду жизни человеком оказывается минимальное воздействие. Это может на сегодняшний день самое точное словосочетание, гораздо более внятное, чем экологическое, натуральное или органическое. Если у тебя нет машины - это «низкое воздействие». Если ты используешь ручной труд - это «низкое воздействие». Используя натуральное и органическое земледелие на своей ферме, ты оказываешь низкое воздействие на окружающую среду. Ещё один популярный термин на английском языке звучит как «sustainable» и переводится как «устойчивый», хотя более удачным является перевод «самоподдерживающийся». Эти слова мне тоже очень близки. Все перечисленные названия мне очень нравится, они очень, как мне кажется, близко стоят к основной сути экологических поселений. И эти слова пока, не просто сделать брендом. Потому что в этом случае, мы говорим не о среде («экологически чистый район»), а прежде всего о своих действиях. О своём способе жить. Хотя кто знает? Современные маркетологи уж слишком изобретательны. И, может быть, мы и это словосочетание скоро увидим на рынке: «Опрощенский самоподдерживающийся устойчивый огурец низкого воздействия». Поэтому, говоря про наше поселение «экологическое» — я, прежде всего, имею в виду именно эти значения. Поселение, в котором мы стараемся жить простой жизнью, такой, которое бы оказывало минимум воздействия на окружающую нас среду, и было бы максимально устойчивым и самоподдерживающимся. Это, естественно, не запрещает нам использовать машины при необходимости или электричество. Но имеет смысл всегда задумываться, как повлияет на Природу то, что я сейчас хочу сделать. Хорошо стремиться к внимательности, осознанности, простоте. Ведь для этого, впрочем, мы, наверное, и стали экспериментировать с деревенской жизнью.

35


Сообщество Я много раз упоминаю в этой книге слово «сообщество» и когда уже дописал все остальные главы, я понял, что эта тема нуждается в отдельном пояснении. Что это за сообщество такое? Что я имею в виду? Сейчас попробую поразмышлять на эту тему. Слова «сообщество» и «община» я в этом тексте употребляю как синонимы. Они оба происходят от слова «общий», что обозначает: «относящийся ко всем или ко всему, распространяющийся на всех, на всё», «коллективный». Согласно этимологическому словарю русского языка, это слово имеет происхождение от «обходить» и имело значение «то, что обошли вокруг», «земля, участок, границы которого устанавливались таким образом», и далее - «люди, совместно пользующиеся определённым участком земли». Есть ещё версии, что изначально слово «общий» могло обозначать поселение, «круглую деревню». Действительно, ведь сейчас нельзя сказать, что я пишу про поселение. Потому, что поселения-то как такового ещё нет. Но есть «люди, совместно пользующиеся участком земли». Есть баня, в которой зимует одна семья; есть палатки, в которых мы живём летом; есть разные недостроенные объекты; есть совместные мероприятия и совместный труд; есть постоянно приезжающие люди из разных городов; есть сайт в интернете и аккаунты в соцсетях, в которых появляются видео и фото; есть общая собственность. Другими словами, есть Сообщество, которое занимается строительством своей деревни... своего экопоселения. Итак, что у нас есть общее: Земля. Сельскохозяйственного назначения. Официально она оформлена в общую долевую собственность на 10 человек. Все остальные участники на сегодняшний день не имеют юридического подтверждения своей причастности. Но у нас есть в планах создать принятую в России форму «некоммерческого партнерства», которое позволяет всех уровнять в правах и при этом исключить возможность спекулирования землёй (этот вариант сейчас используется большинством поселений, как самый удобный, не буду вдаваться в юридические подробности). Имущество. У нас есть общие инструменты, общие постройки, постепенно пополняется общая библиотека, есть даже склад со всевозможной одеждой и обувью, которой могут пользоваться все желающие. Экономика. У нас есть общие деньги, которые мы используем нужды. Общие доходы и расходы.

на общие

События. Мы проводим мероприятия (например, фестивали, обучающие семинары), которые организуются совместно. Они могут приносить доход, дают нам возможность культурно обогащаться и обучаться чему-то. Также, если есть необходимость, мы решаем совместно личные задачи (например, постройка частного дома). Управление. У нас есть устоявшаяся форма самоуправления, которая помогает нам решать все текущие организационные вопросы. Основным органом управления мы считаем «совет поселения». Все решения 36


принимаются при условии 100% согласия участников совета. Есть «совет старейшин», который решает больше технические вопросы, в которых нет смысла участия всех поселенцев. Самосознание. Написал бы, конечно, что у нас есть «идея», но как вы помните, я уже жаловался, что никакой особой идеи у нас не оказалось. Поэтому слово «самосознание» тут подойдет. Я имею в виду, что мы осознаём свою причастность ко всему этому делу. Чувствуем, что делаем что-то общее. Не могу не заметить, что слово «община», мне кажется, сейчас имеет не очень хорошую репутацию. И вообще, всё, что касается разных идей про «общее» вызывает у многих людей нервный смешок, потому, что у нас в стране народ всё никак понять не может: что кому принадлежит и кто за что в ответе. То всё принадлежит богатым, а бедным ничего. То наоборот: все принадлежит бедным, а поскольку все бедные, то вроде — бы всё общее. Потом опять всё стало личным. Ничего общего. Брр! Как тут не запутаешься! Потом ещё всевозможные коммуны: религиозные, идейные, безыдейные... Разные. Тоже общины. То одно говорят, то другое. Короче, много поколений деятелей постаралось над тем, чтобы у людей пропало ясное понимание слова «община». Хотя, говорят, эта идея и способ жизни один из самых древних. Не буду много рассуждать на эту тему, лучше сразу заострю внимание на том, как с этой точки зрения сейчас устроено большинство экологических поселений. Мне кажется, что жить коммуной в чистом виде могут лишь абсолютно здоровые просветлённые люди, иначе будет бардак. Либо же необходим какой-нибудь тоталитарный лидер, который бы всем управлял, но тогда это уже не то, ради чего мы тут собрались. Как решение пришла форма, которая, сейчас в поселениях является самой распространенной: «родовое поместье» + «община». Это обозначает, что помимо уже упомянутой общинной жизни, есть ещё индивидуальная жизнь. Это дает возможность объединить сильные стороны обеих составляющих. В этом сочетании и есть суть современных экопоселений. Словосочетание «родовое поместье» мне не очень нравится, так как оно сразу напоминает о причастности к «Анастасиевскому» движению, к которому мы не принадлежим, хотя удачного синонима я пока не могу подобрать. Но главное это суть: у нас это слово обозначает, что согласно уставу, помимо общих территорий каждая поселенская семья имеет право на использование от 0,3 до 3 Га земли для своей жизни. Выращивать огород, строить дом, заводить животных, короче, делать то, что хочется (естественно в рамках устава поселения и никому не мешая). Родовое поместье обозначает как раз то индивидуальное пространство, которое необходимо большинству людей для счастливой жизни в общине. Человек уж так устроен, что иметь что-то своё ему нужно, есть даже специальный инстинкт, и у нас, советских людей, еще остались воспоминания о том, чем для наших дедов заканчивались попытки лишить человека частной собственности. Итак, что у нас есть индивидуального: Частная собственность. Если ты построил свой дом или ещё что-то, то это

37


твоё и твоих потомков, единственное ограничение - ты не можешь свободно продавать это. Имущество. У каждого поселенца есть свои личные вещи, естественно. Экономика. Каждая семья самостоятельно решает откуда ей брать деньги для своего обеспечения. События. Каждая семья может свободно перемещаться и решать чем ей заниматься. Управление. Каждая семья решает свои внутренние вопросы сама, если ей в этом не нужна помощь. Самосознание. Каждый сам выбирает себе во что верить. Ну, в общем, все естественно и разумно. Я это перечислил больше для того, чтобы акцентировать внимание на том, что по всем аспектам человеческой жизни можно обнаружить две точки зрения: общественную и частную. И очень хорошо, когда человек имеет доступ к ним обеим. В настоящее время с собственностью у народа стало всё более-менее в порядке, а вот общинная жизнь стала похрамывать, и возможно, сейчас у нас повысился интерес к «общине», потому что у людей есть еще один инстинкт — «общественный», который не менее важный, чем «собственнический» и его нельзя забывать. Я уже говорил, что сообщество — это необходимое условие для экопоселения, и это же важнейший отличительный признак. Например, в дачном поселке нет сообщества: все там живут обособленно. В деревне сейчас тоже сообщества как такового нет, народ обособился, хотя, конечно, все не так запущенно, как в городах, в которых люди даже не в курсе как зовут их соседей по подъезду. Если честно, то я заболтался так, что аж сам устал. Поиграл на окарине (это такая глиняная флейта), попил горячего чаю, прочитал Натке то, что написал, вышел из дома за дровами... А там такие звезды на небе! Глубокий-приглубокий купол. Много-много созвездий. Орион, кстати уже сильно сместился к западу. Это к весне. Морозов уже почти неделю нет. И сегодня целый день самая настоящая весенняя капель. А ведь это неспроста: март наступил. Мой учитель по психотерапии говорил, что терапевт должен быть слабо умный (два слова!), ну то есть умный, но слабо. Чуть-чуть. И сейчас я его вспомнил... И понял, что нельзя так много важничать. Сообщество — это когда ты тут, звонит телефон, и тебя спрашивают, что приготовить вкусного, когда ты приедешь в гости. Сообщество, это когда ты можешь поехать куда-нибудь попутешествовать, а при этом кто-нибудь вместо тебя поселяется в бане и читает книгу, которую ещё вчера читал ты. Сообщество, это когда друзья собираются приехать и спрашивают, что из продуктов привезти. Это когда неожиданно приходит письмо или посылка с чем-нибудь смешным. Когда ты знаешь, что если надо, то твою грядку ктонибудь польёт. Когда ты уверен, что несмотря на то, что сейчас ты один, летом всё вокруг будет залито детскими голосами и смехом. Как то так.

38


ЧАСТЬ ВТОРАЯ ПРАКТИКА ЖИЗНИ

Зима в поселении Как у нашем раю жить-то весело, жить-то весело, жить-то весело... только некому. духовный стих Сейчас февраль, это уже второй мой февраль тут. В прошлом году, мы ещё только экспериментировали с зимней жизнью, пробовали. Наташа приезжала лишь на пару недель. Я был наездами - несколько раз. В прошлом году под зимнюю жизнь был отведен чуть-чуть утеплённый предбанник, сама баня была вся в щелях. Короче, если в двух словах баня, пока единственное наше строение, к зимовке совсем не была готова. Но пару месяцев я в ней всё же прожил. Спал в теплом пуховом спальнике, очень активно топил печь, пил горячий чай. Грелся как мог. Комфортно не было. Интересно было. Сейчас февраль, за окном ниже двадцати градусов, а я сижу, облокотившись на подушку, по пояс голый, пишу этот текст, рядом спят Наталья с дочкой, укрытые легкой простыней. Это означает, что жизнь изрядно улучшилась. Стало комфортнее. Интересно так же. В этом году много улучшений: появилось электричество от солнечных батарей, уже не нужно спать в спальном мешке - у нас нормальный топчан с матрасом и бельём. Мы привезли много книг, разные штуки для творчества... Да ещё дочка родилась, а с ней точно не заскучаешь. Но суть осталась прежней: сейчас на дворе зима-матушка, большой вопрос для всех поселенцев. И еще это главный показатель жизни тут. Если в поселении есть круглогодичная жизнь - значит, что это уже жизнеспособная деревня, а не дачный поселок. Причем, конечно, хорошо, если живёт больше 2-3 семей, тогда это уже не отшельничий хутор и не заимка. Зима - это проверка всего: и строений, и людей, и одежды, и взаимоотношений, и твоих навыков, и моральной готовности. Всего-всего. Это проверка поселения как населенного пункта. Летом проще, как говорится: «где упал, там и уснул», легко восхищаться красотой природы, наблюдать за птицами и жучками, радоваться мышкам и дождю. Если же и восхищение, и радость сохраняется зимой, то это хороший знак: значит условия достаточно комфортны, тепло, есть запасы еды и дров, дом хорошо построен. Если же чего-то не хватает, то, скорее всего, радоваться и наблюдать за птичками будет сложнее. Зима это еще такое время, когда ты можешь встретиться сам с собой. По-настоящему и без прикрас. Потому, что никого кроме тебя зимой нет. Нет большого количества труда, нет людей, нет особенных развлечений, и «зимовщику» приходится столкнуться с тем, что он ничего не делает. Просто

39


ничего-ничего не делает, и вокруг ничего-ничего не происходит. А это оказывается часто непростым испытанием. Всё вокруг замирает, природа отдыхает, спит и вокруг реально ничего не происходит. А когда вокруг головы ничего не происходит, то многое начинает происходить внутри неё... Всплывают все страхи, все паранойи и долги, все внутренние диалоги и части личности, которые начинают вспоминать всё, что было в жизни, особенно всё, что еще на самом деле волнует и заботит, начинают тревожиться о том, что будет. Принимаются планировать и размышлять. Очень многое начинает происходить внутри зимующей головы, вокруг которой покой природы и всеобщее успокоение. Поэтому есть как всегда два противоположных пути: первый разобраться со своими делами, долгами, ожиданиями и страхами еще в городе, а потом ехать зимовать (но это бывает долго и непросто). Второй путь, это приехать в лес и там «дать жару» профессиональным пересмотром, самокопанием и самопсихологизированием. И выйти из этой войны победителем, или умереть (то есть завязать с экологической жизнью если не на всегда, то надолго). Но этот путь для «крутых». Конечно, в реальности получается что-то среднее - вроде бы со всем основным разобрался, а потом приехал зимовать, весь такой просветленный, расслабленный, и затем долгими зимними вечерами добиваешь выползающих из головы «тараканов», тех, что оказывается еще не «проработаны». А поработать будет над чем. Благо, что времени зимой на это много. Есть два главных вопроса любопытствующих относительно зимовки. Первый, «а опишите, пожалуйста, свой день?», ну, в смысле, а «что делать-то там?» А второй: «не холодно ли?» И все. В первом вопросе застыл как раз страх, что придется встретиться с самим собой, о котором я уже писал, а второй, мне кажется, задается больше по инерции, это вопрос-стереотип. Что касается первого вопроса, то если работа над собой и работа по обеспечению жизни (дрова, вода и т.д.), не съест весь короткий зимний день (да, кстати, света зимой гораздо меньше, вдруг кто забыл), то наверняка останется время на творческое самовыражение. Поэтому очень хорошо запастись причиндалами для этого: тут зависит от человека, кто во что горазд: это и инструменты, и краски, и нитки, и много-много всего, с помощью чего нравится творить. Благо выбор большой. Именно зимой, в период, когда ничего не отвлекает, нет телевизора и летней работы, в эти моменты и были открыты многие таланты. Это плюс зимовки. Для некоторых, это еще и источник доходов - зимой наработают творческих штук, а летом на фестивалях и тусовках продадут. Второй вопрос - про холод. Это вопрос-стереотип, а такженезнание того, что: во-первых, в деревне жизнь зимой более домашняя, 40


чем в городе - не надо особенно ходить куда-либо или на работу, всё дома или вокруг дома. А во-вторых, что в деревне ты сам контролируешь тепло в доме - топишь печь. И если дом хороший (а это, безусловно, главное для хорошей зимовки), то в нём гораздо более комфортно, чем во многих городских квартирах. Если зимовка происходит во временных, неготовых строениях - баня, балок, юрта какая-нибудь, то тут главная беда большой перепад температур: натопил буржуйку - жарко, печь остыла - холодно. Это конечно выматывает. Хотя решается несложно: ночью спишь под одеялом, а утром мужчина подскочил и затопил печь, сделал тепло. В этом случае есть две составляющие, которые сильно улучшают качество жизни: заснуть в тепле и проснуться в тепле. Еще один важный вопрос «про тепло» - это туалет. Летом-то ладно, а вот зимой? Это тоже один из основополагающих факторов, который в городе имеет большое значение. Мне как-то попалась книжонка про опыт одной украинской семьи, которая живет автономно в деревне недалеко от Киева, и там автор забавно пишет про туалет. Он говорит: что «не понимает, почему так много вопросов вокруг туалета». А потом пишет объяснение, которое я сейчас вольно перескажу и дополню от себя, так как полностью с мнением автора согласен. Возможно дело в том, что в городе туалет - это культовое сооружение, которое создано для того, чтобы человек мог быть самим собой с самим собой, хотя бы ненадолго. Это место, где можно совершенно законно уединиться, расслабить мышцы, покурить, почитать любимую книгу, подумать о том, что важно, сделать паузу, в конце концов. В деревне же нет необходимости делать все вышеперечисленное и туалет используется исключительно по прямому назначению. Раз в сутки, в норме, ходить по большому, и несколько раз по маленькому. Для здоровья это не только не опасно, но даже полезно. Не зависимо от погодных условий. Для ситуаций, когда сильно влом ходить на мороз многими поколениями деревенских жителей придуман удивительный по своей простоте и эффективности прибор ведро (горшок, ночная ваза ...), который утром выливается. В продаже сейчас есть модернизированный вариант ведра с сидушкой и крышкой, очень полезная в хозяйстве вещь, выполняет свою роль на 100%. Ещё есть один нюанс - про зимнюю альтернативную энергетику. Все её виды существенно снижают эффективность зимой по отношению к лету (разве что термоэлектрический генератор был бы скорее всего более продуктивный). Воды в ручье меньше...Солнца не хватает, да еще и панели снегом засыпает. Ветра (по крайней мере, в нашем районе) меньше. Это печально, потому что зимой как раз естественного освещения не хватает, а заниматься творчеством хочется больше. Это как в старой байке про Солнце: «Что полезнее: свет Солнца или свет Луны? Естественно Луны, так как Солнце светит тогда, когда и так светло». Ну, приходится как-то выкручиваться. Свечки жечь, экономить. Вот такие мысли относительно зимы. Наверное, если поселение уже активное и зимует хотя бы несколько семей, то зимовка протекает легче: можно больше общаться, кататься с 41


какой-нибудь горки, играть музыку... Заниматься чем-то совместно. Но пока ничего не могу про это написать. Лучше поделюсь мыслями про комфорт. А до этого ещё скажу вот что: несмотря на то, что мы зимуем в долине одной семьёй, мы можем тут находиться благодаря поддержке большого количества людей, всех наших поселенцев, друзей и сочувствующих. Без их физической и моральной помощи наша зимовка была бы не такой комфортной. Мы вместе заготавливали дрова, готовили зимовье, организовывали быт, после родов к нам приехали друзья, чтобы помочь нам по хозяйству... Это я опять о том, что экологическое поселение – это, прежде всего, сообщество, а уже потом жизнь на природе.

42


Сравнение Иногда, когда вдруг ко мне приходит мысль о том, что сейчас не очень хорошая погода, или о том, что сейчас трудно, холодно, сыро.... я вспоминаю первые дни, когда мы только начинали жить в своей долине, и сразу жизнь становится веселей. Тогда мы довольствовались минимумом: жили в палатках, мокли под дождем, иногда замерзали. А сейчас грех жаловаться: уже есть первые постройки, появилось первое электричество от солнечных батарей, есть баня и газовая плитка. Это совсем другое дело.

43


44


Об авторе: Александр Иванов путешественник писатель врач

Редактор: Светлана Никитина Дизайн обложки: Наталья Иванова и Алексей Тукачёв Фотографии: Александр и Наталья Ивановы Вёрстка: Александр Иванов

45


Связаться c нами можно так: e-mail: ivanovishe@gmail.com ЖЖ: masterukrop.livejournal.com ivanovishe.ru

46


Мы строим деревню