Page 1


И ГО Р Ь

РАСТЕРЯЕВ: «Я ДОВОЛЬНО СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ»

ДОСЬЕ: ПЕВЕЦ, АВТОР ХИТОВ «КОМБАЙНЕРЫ», «РУССКАЯ ДОРОГА», «КАЗАЧЬЯ» И ДРУГИХ. ВЫПУСТИЛ ДВА СОЛЬНЫХ АЛЬБОМА. АКТЕР САНКТПЕТЕРБУРГСКОГО ТЕАТРА «БУФФ».

ТЕКСТ: ИРИНА ИСТРИНСКАЯ


Игорь, ваши родители – художники. Как их профессия на вас повлияла? Какая атмосфера была в вашем доме? Игорь Растеряев: По галереям мы особенно не ходили, зато по пятницам с папой посещали баню, потом были посиделки в его мастерской. Компания банная была очень большая и дружная, разные абсолютно люди в ней были: артисты, врачи, бизнесмены, художники. Мастерская у отца была на Фонтанке – большая такая, окна выходили прямо на набережную. Это очень яркие впечатления. И еще когда дядя Вася Мохов брал гитару и начинал петь свои песни. Половина из них посвящена

102

РА Д И УС

ГОРОДА

моему отцу. А половина – Раковке, они с отцом земляки. Я эти песни с детства играл на гитаре в питерских компаниях и в Раковке летом. Еще мне нравилось уклейку ловить у отца под окнами. У него в мастерской удочка моя стояла. Я приходил туда, пил у него чай, слушал игравший на пластинке Pink Floyd и шел на рыбалку. А не клюет – опять дорогу перешел, и уже у папаши, в мастерской художника. Родители относились ко мне очень либерально. Свободу никто не ограничивал. Мама считала, что я творческий мальчик и на меня нельзя давить. Поэтому потакала всем моим причудам. Помню, как-то я решил спать на шкафу. Думал: вот я живу в собственной квартире и недостаточно хорошо ее знаю – ну, например, каково это спать на родном шкафу. И тому подобные завихрения. Ко всему относились


снисходительно. Иногда даже слишком. Никогда не забуду, как они меня отпустили одного на Ладогу в 15 лет – на ночную рыбалку на налима. Был ноябрь, лед был тоненький и только у берегов намерз. Папа рюкзак надел мне на плечи и сказал: «Давай, сынок, только осторожно». А ночью льдину эту, где я сидел, отрывать стало – чудом только спасся. РГ: Какой вы человек? Что вам в себе нравится и не нравится? И.Р.: Нравятся мои легкость на подъем и веселость, а не нравится то, что легко раздражаюсь на досадные мелочи. РГ: Почему вы решили стать актером? И.Р.: Я ничего не решал. Я вообще в актеры не собирался, хотя и в школьных спектаклях, и в Театре юношеского творчества много играл. В Академию театрального искусства попал случайно: меня собирали на журфак, и я решил до журфака попробовать в Академию поступить. Очень нервное это занятие! Все растянуто на полтора месяца, можно с ума сойти, но меня взяли, несмотря на то, что у меня по первым двум турам тройки были. Я научился перед третьим туром на бутылках играть, и мастер подумал, что я толковый. Так и попал. РГ: Что самое важное в работе актера? Какая из ваших ролей в театре вам особенно по душе? И.Р.: Самое важное – не забывать слова. И по возможности привнести в роль что-то свое, чтобы и самому интересно было, и зрителю. Мне из своих ролей больше всего нравится Тишка в «Свадьбе Кречинского», потому что там я играю не сам себя и не непонятно кого, а конкретно Леню Макарочкина из Раковки. РГ: Расскажите про театр «Буфф». Какой он? Что за люди в нем работают? И.Р.: Театр «Буфф» – это театр радости и здоровья. Нам недавно построили новое здание, так что теперь живем широко. Обстановка там, скажем прямо, демократичная. Думаю, это один из самых легких и доброжелательных театров в Питере и по жанру, и по отношениям внутри коллектива. Почти все у нас работают ведущими или поют. То есть активно зарабатывают деньги, помимо театра. Постоянная работа на мероприятиях во многом и формирует легкость, находчивость и веселость людских характеров. Здесь нет такого, как в других театрах: «Корпорат?! Да вы что?! Я Гамлета играю!» Нет этого тяжелого комплекса служения Мельпомене. И это прекрасно. РГ: Что для вас свобода? И.Р.: Это способность идти своим путем вопреки мнениям извне.

РГ: Что вас сформировало в того человека, которым вы сейчас являетесь? И.Р.: Родители, родственники, банные посиделки, Раковка, Академия театрального искусства, рыбалки с Каючиной и Лехой Ляховым, книга Виктора Авдеева «Ленька Охнарь», Довлатов, Шукшин, Астафьев, Высоцкий, Шевчук и русский рок, дискотечная музыка 90-х, книга Савельева «Древняя история казачества», самостоятельные сильные поступки типа исправления зрения и отказа от крепких напитков, корюшиные хапки, поездки на товарных вагонах. РГ: Ваши самые яркие впечатления детства? И.Р.: В восемь лет увидел по телевизору, как один дяденька ударил другого в челюсть. Я был потрясен. Я не знал, что так можно делать. Это же лицо... РГ: Ваши самые яркие впечатления жизни? И.Р.: Как мы с Каючиной поймали на заливе 257 корюшек. Как с Лехой Ляховым взяли сома на 40 килограммов в Медведице. Как по радио Галича услыхал. Как вся эта концертная история закрутилась. РГ: Случались ли в вашей жизни какие-либо труднопреодолимые ситуации и как вы из них выходили? И.Р.: Как и у всех. В детстве подходил к решению ортодоксально – то пытался разобраться с проблемами с помощью крепких напитков, то, наоборот, начинал голодать по Полю Брэггу и бегать в 6 утра. Правда, к решению непосредственной проблемы это имело мало отношения. Самый лучший результат ухода от проблем – написанная мною книга «Волгоградские лица». Она создавалась на фоне жутчайшего внутреннего кризиса и диссонанса во время учебы в Академии. Потом я вырос, стал немного мудрее. Сейчас, если впереди маячит какая-нибудь труднопреодолимая ситуация, я занимаюсь своим любимым делом – все пускаю на самотек в надежде на чудесное саморазрешение. РГ: Что вас удивляет? И.Р.: Вот увидел тут недавно сериал про военных летчиц. Там такие худышки модельные играют – очень удивился. РГ: Вы верующий человек? И.Р.: Да, но я не серьезный воцерковленный прихожанин, который соблюдает все посты и обряды. Вот сестра у меня – это да, она и звонарем работает, и посты все соблюдает, она серьезная. А я человек очень это уважающий, но все равно больше мирской. РГ: Расскажите про Василия Мохова, автора многих ваших песен. И.Р.: Василий Мохов – автор все-таки своих песен. Он родился в Раковке в 1957 году, служил в Кремлевском полку, потом переехал в Ленинград. Много лет дружит с отцом, они кумовья, является президентом Банной Компании. Сейчас на концертах существует гитарный блок его песен, которые

РА Д И УС

ГОРОДА

103


многие полюбили. Под гармошку же пою свои. Исключение – песня «Раковка». Я ее тоже раньше играл на гитаре, а потом сделал ремикс на гармошке. Недавно, кстати, записал альбом дяди Васиных песен. Альбом полностью гитарный, он так и называется «Песни дяди Васи Мохова». Там 15 лирических композиций. Сам дядя Вася присутствовал при записи – поправлял слова, следил за интонациями. Вроде душевно получилось. Презентация будет 6 апреля в Питере в ДК Ленсовета. РГ: Какие места в России вам особенно дороги? И.Р.: Река Медведица с нашими хуторами, Питер, Выборг очень люблю. В Сибири очень понравилось, хоть и не успел ничего толком понять, просто энергетику земли почувствовал очень мощную. РГ: Расскажите про вашу книгу «Волгоградские лица». И.Р.: Это книга графики и коротеньких рассказов. Она написана про наши медведицкие места, про тех же комбайнеров, пастухов, про любимую природу. Впоследствии многие из этих книжных тем нашли отражение в песнях. Я рисовал эту книгу в 19 лет, вся она создана только гелевой ручкой.

104

РА Д И УС

ГОРОДА

РГ: Что у вас вызывает трепет? И.Р.: Всякие сентиментальности и то, что жалость вызывает. Думаю, я довольно сентиментальный. Помню, в детстве читал про беспризорников, как они в асфальтовых котлах спали, и когда кого-нибудь из них обижали, я всегда плакал. РГ: Что вас вдохновляет? И.Р.: Нет никакой прямой взаимосвязи типа: послушал Баха, написал песню. Это какой-то настрой постоянный, ходить напевать всякую ахинею – в общем, идиотничать, как говорит моя бабушка. И на таком вот аудионапевномозговом расслаблении и выскакивают порой мелодии, которые тянут за собой темы и впоследствии тексты песен. Кроме того, меня вдохновляет наличие большого количества материала, который должен быть раскрыт в различных формах. РГ: Над чем вы сейчас работаете? И.Р.: Сейчас мы сводим гитарный альбом, ну и думаю, конечно, над чем-то новым, прикидываю, что делать дальше, как развивать всю эту музыкальную историю. Три года всетаки срок немалый уже, надо понять дальнейший вектор. РГ: Что для вас главное в жизни? И.Р.: Здоровье и чувство пути.

Интервью с Игорем Растеряевым  

Interview with singer and actor.

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you