Page 91

Если предположить, что Ермак успел набросить на себя кольчугу, то все же это не был царский доспех, потому что Иван IV никогда не дарил ему панциря. Поколение Ермака явилось на свет лишь через полвека после того, как русский народ сбросил власть золотоордынских ханов. Для этого поколения борьба с Ордой не была далеким прошлым. Современники Ермака и он сам видели Москву, дотла сожженную ханами. Набеги ордынских феодалов, пленение тысяч мирных жителей были для казаков впечатлением повседневной жизни. В борьбе с ордынцами прошла вся жизнь Ермака. Заняв столицу Кучума, вольные казаки могли вернуться на Русь, обремененные богатой добычей. Но не такими были Ермак и его товарищи. Казачий круг постановил присоединить разгромленную Кучумову орду к России. Решение круга казаки осуществили ценой своей жизни. Семен Ремезов первым попытался нарисовать портрет удалого атамана: «Бе бо вельми мужествен и разумен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою и власами кудряв, возраст (рост. — Р. С.) средний и плоск, плечист». Три года малочисленная дружина не знала поражений перед лицом многочисленных неприятелей. Враги, наседавшие со всех сторон, суровые морозы, голод и невыносимые лишения — ничто не могло сломить волю казаков к победе. В последней ночной стычке поредевший отряд понес небольшие потери, но лишился испытанного вождя. Смерть Ермака означала конец экспедиции.

ВТОРОЕ «ВЗЯТИЕ» Казаки налегали на весла изо всех сил, чтобы поскорее покинуть злополучный остров. Одним кормчим удалось вывести суда на стремнину и вырваться вперед. Другие жались к берегу. Но там легко было посадить корабль на мель. Во тьме суда потеряли друг друга из вида. Лишь когда рассвело, струги стали собираться группами. Люди нуждались в отдыхе, и командиры выбирали для остановок острова, расположенные вдали от берега. На островах казаки разжигали костры, варили пищу, сушили промокшую до нитки одежду. Когда в гавани у Кашлыка бросил якорь последний струг, казаки убедились, что Ермака нет среди уцелевших. После небольшого отдыха атаман Матвей Мещеряк собрал круг и задал всему товариществу один-единственный вопрос: что делать дальше? Круг решил немедленно возвращаться на Русь. Голова Иван Глухов и немногие уцелевшие стрельцы присоединились к решению казаков. Более пятисот человек перевалили Уральский хребет вместе с Ермаком. Только девяносто вернулись на Русь с Мещеряком. Казачья флотилия проследовала из Кашлыка вниз по Иртышу на Обь, а оттуда древним Печорским путем через Собь на Пусто-озеро. Покидая Сибирь, казаки не знали того, что посланный им в помощь отряд правительственных войск преодолел уральские перевалы и стремительно приближался к брошенному Кашлыку. Военное ведомство извлекло уроки из катастрофы, постигшей воеводу Болховского. Бояре решили направить в Сибирь вдвое больше сил — «семьсот человек служилых людей из разных городов, казаков и стрельцов». Отряд имел при себе большие запасы продовольствия, а также все необходимое для строительства острога. Разрядный приказ поставил во главе отряда Ивана Алексеевича Мансурова. Род Мансуровых пользовался известностью при дворе. Двое Мансуровых служили постельничими в царской Думе. Но Иван Мансуров был им дальней родней и службу нес с небольшого поместья — как выборный дворянин из Мещевска. В конце войны его назначили «в дозор для стрельцов» при особе царя.

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  
Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...

Advertisement