Page 85

Когда вольные казаки собрались на Иргизе, Кольцо был главным соперником Ермака. Казаки, громившие ногайцев и объявленные вне закона, не прочь были сделать главным предводителем похода своего атамана. Но сотни Ермака оказались более многочисленными. Став «сверстником» Ермака, Иван Кольцо не потерял своего лица. Недаром с вестью о сибирском взятии в Москву выехали два сеунча: один, Черкас Александров, представлял Ермака Тимофеевича, другой, Савва Болдыря, — Ивана Кольцо. Больше двух лет после объединения на Иргизе ермаковцы сражались плечом к плечу с людьми Кольца. Теперь они расстались на берегах Иртыша. Время было трудное, и каждый из предводителей постарался удержать при себе своих испытанных соратников. После стрельцов осталось некоторое количество боеприпасов, так что при дележе свинца и пороха не возникло трудностей. С продовольствием было сложнее. Ермак не мог выделить Кольцу много продуктов. Но в том и не было нужды. Татарские гонцы заверили его, что в их кочевьях казакам не придется заботиться о пропитании. Переговоры вскоре завершились к обоюдному удовольствию. Приближенные Карачи не скупились на лесть, восхваляя казацких вождей. Казаки же, не искушенные в дипломатии, допустили роковой просчет. Они должны были затребовать у Карачи аманатов-заложников и лишь тогда отпустить к нему своих товарищей. Но никто не надоумил их. Доверчивость обернулась катастрофой. Карача не прочь был использовать помощь казаков для войны с казахами. Но его планы полностью переменились под влиянием всего, что рассказали ему гонцы. Поездка в Кашлык убедила советников Карачи в том, что победители Кучума и Маметкула сами стоят на краю гибели, что у Ермака осталась кучка людей, изможденных голодом, и справиться с ними не составит труда. Пока Ермак казался неодолимым противником, Карача мог рассчитывать на то, что с помощью казаков удастся отвоевать себе пастбища у Казахской орды. Когда же обнаружилась слабость русских, Карача решил обратить свое оружие против них. Иван Кольцо явился в татарский стан как союзник. Карача устроил пир в его честь и постарался усыпить бдительность русских. Выбрав подходящий момент, воины Карачи предательски напали на казаков и перебили их всех до единого. Весть о «победе» Карачи облетела сибирские улусы. Враждебное возбуждение против русских росло день ото дня. Муллы и шаманы были единодушны в том, что час мщения настал. Ордынцы выслеживали казаков и беспощадно убивали их, где бы они ни появлялись. Не получая подолгу вестей от сборщиков ясака, встревоженный Ермак выслал в «подсмотр» (на разведку) атамана Якова Михайлова с людьми. Но и разведка сгинула без следа. Известия, приходившие в казачий лагерь, были одно хуже другого. Сначала Ермак узнал о гибели Ивана Кольцо, а вслед за тем ему донесли о приближении воинов Карачи. Весна пришла, но реки еще не вскрылись. Казачьи струги по-прежнему лежали перевернутыми на берегу. Люди были настолько слабы после голода, что Ермаку нечего было и думать о наступлении. После обсуждения дел на круге атаман велел перенести больных и доставить припасы на вершину крутого яра в Кашлык. Для поредевшего отряда места в ханской столице оказалось достаточно. Настал великий пост, когда отряды Карачи окружили Кашлык плотным кольцом. Сам визирь, остерегаясь казаков, разбил свою ставку в трех верстах от столицы. Татары зорко следили за тем, чтобы никто из хантских и мансийских князьков, признавших власть Ермака, не проник в Кашлык и не привез туда продовольствие. Страшась казацких пуль, враги не пытались штурмовать неприступное городище. Они терпеливо ждали, когда у Ермака иссякнут собранные продукты и голод покончит с теми, кто еще держался на ногах. Весна окончательно вступила в свои права, Теплое апрельское солнце растопило снега. На проталинах зазеленела трава. Сквозь тонкий слой талого снега пробились первые цветы. Лесные рощи огласились птичьим гомоном. Река вздулась, приподняла рыхлый лед и принялась крушить его, точно яичную скорлупу.

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  
Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...

Advertisement