Page 81

Ириной. Но гибель первенца, царевича Ивана, вспоминалась ему как кошмарный сон, и отец не решился обрушить грозу на голову убогого Федора. Он выразил свою волю насчет развода иным способом. Брат царицы Борис Годунов мог помешать исполнению царских планов, и Иван IV отказался назначить его душеприказчиком. Среди начавшихся династических распрей один Богдан Бельский, племянник Малюты Скуратова, сумел сохранить милость царя. Он-то и должен был стать главным опекуном Федора. Вместе с ним в регентский совет вошел дядя Федора боярин Никита Романович. Он пользовался популярностью в народе и был опытным правителем. Но старость и болезни сделали свое дело. Романову осталось недолго жить. Опекунами Федора Иван назначил также главу Боярской думы удельного князя Ивана Мстиславского, человека, удобного своей полной бесхарактерностью, и князя Ивана Петровича Шуйского — прославленного воеводу, ум и энергия которого были известны всем. Опекуны придерживались различных взглядов, что лишало жизнеспособности высшую боярскую комиссию, призванную править страной за Федора. Все ждали неизбежных перемен. Когда Ивану IV доложили о прибытии гонцов Ермака из Сибири, он оценил важность привезенных известий и отдал приказ о подготовке «зимнего похода» в Сибирь. После беседы с казаками царь убедился в том, что уральские перевалы непроходимы в зимнее время. Тогда он известил Строгановых об отмене зимнего похода. «Ныне, — писал он, — до нас слух дошел, что в Сибирь зимним путем на конех пройтить не мочно». Экспедиция была отложена на весну. К концу зимы царь сильно занемог и вскоре отстранился от дел. Ему докладывали лишь самые важные и неотложные государственные вопросы. После прекращения войны со Швецией в 1583 году русское командование высвободило значительные военные силы. Но использовать их пришлось для обороны южных границ от Крыма и для подавления восстания в Поволжье. Поглощенные своими распрями, советники царя не потрудились составить точное представление о положении дел в Сибири. Блестящие успехи пяти казачьих сотен внушили им уверенность в том, что «сибирское взятие» не потребует значительных военных усилий. Никто из них не понимал того, что лишь посылка крупных воинских сил может обеспечить присоединение Кучумова царства. После недолгого совета боярин и дьяки, сидевшие в Разрядном приказе, решили отправить в Сибирь князя Семена Болховского. Несмотря на свой княжеский титул, Болховские не принадлежали к знати. Выходцы из Литвы, они владели поместьями в Муроме и Ростове и служили царю по особому списку как «литва дворовая». Накануне сибирского похода князь Семен Болховский служил вторым воеводой в небольшом городке Курмыш на Волге. «Архив» Ермака сохранил подробную разрядную запись о посылке подкреплений Ермаку. Вместе с Болховским Разрядный приказ послал в поход голов Ивана Киреева и Ивана Васильева Глухова. Сборным пунктом войска стала Пермь. Сюда головы привели сто стрельцов из состава гарнизона Казани и Свияжска. Еще сто человек предполагалось набрать из стрелецких отрядов на Вятке и в самой Перми. Третью сотню ждали из других городов. Царь приказал Болховскому выступить в поход за Урал «по весне». Однако с наступлением весны Иван IV умер, и в Москве произошли крупные народные волнения. В общей сумятице о сибирской экспедиции на время забыли. Отряд Болховского был очень плохо подготовлен к выполнению порученной ему миссии. Запасы провианта, выделенные ему, оказались недостаточными. Стрельцы потратили на преодоление Уральских гор гораздо больше времени, чем вольные казаки. Они выбились из сил, пока добрались до перевалов. Неизвестно, какие суда выстроили им Строгановы. Казаки не раз перетаскивали суда на Переволоке с Волги на Дон. Когда надо, они смогли перенести струги через горы. Стрельцам все это оказалось не по плечу.

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  
Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...

Advertisement